63

Как мы встретились с журналистикой. Часть 4. Первый штраф, личный стол и разборки.

Предыдущая часть тут: http://pikabu.ru/story/kak_myi_vstretilis_s_zhurnalistikoy_c...


Тайфун бушевал в городе два дня. Сказать, что я вымокла и замёрзла за эти 48 часов - всё равно, что промолчать. Впрочем, мои новые коллеги выглядели и ощущали себя не лучше.


Мы вскрыли запечатанную коробку с корпоративными футболками и натягивали их на себя по две-три сразу, не заботясь о видневшемся снизу белье, пока наши вещи сохли под кондиционерами, включёнными в режиме обогрева. Хлюпающую обувь мы оставляли у порога офиса и передвигались между кабинетами босиком. Кипяток из поттера исчезал со скоростью света. Примерно с таким же темпом на новостную ленту выходили сообщения об очередном упавшем дереве, ещё одном обесточенном доме, новом плане технических работ у того или иного оператора сотовой связи...


Всё это время Алина сидела дома. Каждые 5-10 минут она звонила либо Вове, либо на общий редакционный телефон, требовала включить громкую связь и поливала нас потоком матерных слов, смысл которых сводился к тому, что весь коллектив - тупые ленивые придурки, которым сложно выйти на крыльцо здания, где они работают, и сфотографировать на телефон рухнувший тополь.


Это сумасшествие продолжалось два дня. А на третий день я получила свой первый (но далеко не последний на этой работе) штраф.


- Ань, Алина сказала поставить тебе минус в зарплатную таблицу, - голос Вовы уже почти привычно разбудил меня в шесть утра.

- Э... привет. А что такое минус и за что?

- Минус - это штраф. Один минус стоит 100 рублей. Ну, грубо говоря, это какой-то твой косяк, за который у тебя вычитают деньги из зарплаты. Я тебе не успел рассказать просто, у нас есть система штрафов. За ошибки, за недоработки, за плохую редактуру.

- А... и за что мне минус?

- Ты вчера в последней новости забыла подпись автора поставить. У нас так нельзя, все тексты нужно маркировать. Алина увидела, потому и минус.

- А редактор не проверяет?

- Ну она в запаре была. ТЫ же помнишь, какой вчера был день? да и позавчера тоже... Ой, я тебя не разбудил?


Я вздохнула, пожелала ему доброго утра и потащилась в душ. На работе я должна была появиться только к девяти, но спать уже не хотелось совсем. К утренней планёрке нужно было подготовить несколько тем для работы, поэтому оставшиеся пару часов я "шерстила" Интернет и набрасывала список в блокнот.


"Летучка" в этот день началась на полчаса раньше обычного, но для моих коллег, как и для меня, это было сюрпризом.


- Аня, минус в табличку за опоздание! - из офиса мне навстречу вылетела Алина. - Мне что, каждое утро стоять у порога и вас всех отмечать, макаки тупоголовые? Чтобы вы на работу начали приходить вовремя?

- Алина, рабочий день начинается с девяти утра, сейчас только 8:30, - за ней вылетел Вова.

- Да плевать мне, во сколько он начинается! У журналиста нет нормированного дня, он всё время должен быть готов к действию, сколько раз вам объяснять?


Как вы уже поняли, Алина не уехала. По каким-то причинам (нам о них не было известно) её очередное путешествие к дикой природе сорвалось. Начальница была расстроена, зла, обижена и сливала эти эмоции на нас - своих подчинённых.


Она критиковала каждую из предложенных на планёрке тем. Жалоба старушки, которой выставляют гигантские суммы к оплате коммунальных услуг, казалась Алине не стоящим внимание "мусором". Двухэтажный деревянный барак, жильцы которого два года обходятся без туалета, воды и электричества, её не привлекал. Зато сорванный ветром рекламный баннер становился темой дня только потому, что висел напротив здания городской мэрии, и его сдуло на машину какого-то клерка.


- Хороший журналист сделает новость даже из ямы на дороге!

- Если нет темы, придумай её сам и напиши!

- Нахрена вам имена и фамилии спикеров? Назовите дворником, алкоголиком, да хоть бомжа возьмите - и пусть радуются, что к нам в новости попали!


Мы слышали это каждый день. ребята, которые отработали в редакции хотя бы месяц, по-видимому, уже ничему не удивлялись. А вот мне многое до сих пор было в новинку. Даже сейчас, спустя больше года с момента моего ухода, я вспоминаю один из диалогов Алины и внештатного фотографа - профессионала, который, кроме нашей редакции, работал ещё на половину изданий города и на парочку федеральных агентств.


- Саша, ты принёс не фотки, а говно! Переделывай, переснимай, как хочешь выкручивайся, но сделай мне нормальные фото!

- Алина, я никуда уже не поеду - концерт прошёл вчера, сегодня артист уже улетел.

- Меня не ебёт, что ты будешь делать, достань нормальные фото!

- Алина, а что не так с моими?

- Всё не так!

- А конкретней?

- Я не знаю, что не так, но не так!


И так продолжалось бесконечно. Как и звонки посреди ночи, и постоянные вопли о бездарных придурках, которые её окружают.


Через две недели этого нескончаемого сумасшедшего дома у меня, наконец, появилось своё рабочее место: стол, тумбочка, компьютер. Возможно, я бы ещё месяц приходила в офис со своими ноутбуком и планшетом и строчила новости, скрючившись в кресле-мешке. Но в редакцию приехал один из учредителей и увидел, как я обрабатываю фотографии, сидя на нашей грязной кухне.


- Ты на внештате, что ли? - спросил он.

- Нет, я штатный сотрудник. А вы к кому? - я тогда ещё не знала, кто это.

- А почему тут сидишь? Места, что ли нет? Сколько тут работаешь?

- Третью неделю, - я немного растерялась. - А вы кто?

- Хозяин этого бедлама. И твой работодатель заодно, - мужчина достал из кармана мешковатых брюк телефон, набрал номер и поднёс к уху. - Алина, а ты где? Едешь? Отлично.


Когда моя непосредственная начальница появилась в офисе, учредитель увёл её в кабинет бухгалтера. О чём они там разговаривали, я до сих пор не знаю: за матерными криками, грохотом и хлопаньем дверью никто ничего не разобрал. Но на следующий день мне привезли мебель и рабочую машину. Правда, собирать её и настраивать пришлось самостоятельно, но это были уже мелочи.


Ещё через две недели мне дали первое задание, на которое нужно было ехать за пределы города - в малоэтажный жилой комплекс. Во время тайфуна, о котором я уже писала в начале этой главы, там залило водой несколько домов - в буквальном смысле, затопило от чердака до подвала. Собственники обвиняли в своих бедах застройщика, который возвёл некачественное жильё. Застройщик откусывался как мог и заявлял, что люди сами довели свои квартиры до такого состояния. В конфликт влезла и местная управляющая компания, которая должна была отремонтировать дырявые крыши - гендиректор коммунальной организации заявил, что ничего не будет делать, потому что местные жители вяло сдают ежемесячные взносы. В общем, вводная была очень интересной.


Я съездила в этот пригородный микрорайон и познакомилась с его жильцами. Сфотографировала сквозные - через всю стену - трещины в зданиях, которые протянулись от фундамента до чердака, и это при том, что дома сдали в эксплуатацию меньше года назад. Поднялась на крышу одного из зданий и увидела, как между стыковыми швами в плитах зияют дыры. А ещё я познакомилась с дворниками, которые рассказали, что живут в одном из подвалов на положении почти рабов: все документы - в сейфе у директора "управляйки", зарплату выдают продуктами, которые привозят раз в неделю, а из микрорайона не выпускает охрана.


Пресловутый генеральный директор, как и представители компании застройщика, отказался со мной разговаривать. Если точнее, и тот, и другие заявили: "Никаких комментариев мы вам давать не будем".


Я долго думала, что делать с этим ворохом сведений, пока Алина не заявила мне:


- Пиши как есть. Новостройки разваливаются, дворники живут в рабстве.

- Но у нас эта ситуация озвучена только с одной стороны!

- Так и пиши: вторая сторона отказалась от комментариев. Отказ от комментария - это комментарий, неужели неясно?


Я написала две статьи. Но всё же не рискнула делать в точности так, как сказала начальница. И вместо "отказались от комментариев" использовала формулировку "получить разъяснения у компании-застройщика/руководства управляющей компании пока не удалось. Редакция направила в оба ведомства официальные запросы". Кстати, я их действительно отправила, перелопатив перед этим закон "О СМИ".


Оба материала читала лично Алина. Я не видела, когда она выставила их на ленту - мне пришлось ехать на вечерний концерт, и на наш сайт я зашла уже поздно вечером, загружая фотографии к отчёту. Сначала я подумала, что мне показалось. Но нет.


"Управляющая компания категорично отказалась комментировать происходящий в посёлке беспредел" - в статье о дворниках.


"Представитель компании-застройщика назвал заявления местных жильцов клеветой и сообщил, что не несёт ответственности за ненадлежащую эксплуатацию жилых помещений" - в тексте о затопленных квартирах.


У меня глаза полезли на лоб. Я позвонила Алине. Но её телефон был отключён. На следующее утро её не было в редакции - как рассказал Вова, начальница решила слетать в столицу, на какой-то семинар по управлению персоналом. Коллеги радовались, смеялись и даже, казалось, работали более воодушевлённо, чем обычно. А я не находила себе места из-за этих правок. И, как потом выяснилось, не зря. В обеденное время мне позвонили на мобильный. Номер не определился.


- Алло, я слушаю.

*** молчание ***

- Алло!

- Здравствуйте, я директор управляющей компании ***. Это ваша статья висит на сайте ***?

- Да, моя.

- Вы там написали про дворников на положении рабов, было такое?

- Да, действительно. А в чём дело?

- Слышь ты, писака хренова, снимай свою статью нахрен, а то ноги переломаю и пальцы отрублю!


Я ощущала себя персонажем какого-то очень бездарного русского боевика про братков.


- Вы мне угрожаете?

- Да как хочешь понимай, снимай статью, курица!


Он сбросил звонок. Я не знала, что делать, и решила посоветоваться с Вовой.


- Ой, да не обращай внимания, Ань! Нам таких звонков по пять в неделю поступает! Никто ничего тебе не сделает, просто за живое задела, вот и дёргаются, - он отмахнулся от меня и уткнулся в какие-то свои бумаги.


Вечером за мной на работу зашёл друг - мы собирались сходить на премьеру фильма. Как назло, выбрали сеанс в кинотеатре, который находился довольно далеко от моего офиса. Дима предложил срезать путь через дворы, и я согласилась. Как выяснилось, зря.


Двоих парней лет семнадцати, весьма напоминавших гопников с картинок, мы заметили примерно на полпути к нашему пункту назначения. Сомнений в том, что они идут за нами не было - ребята не особенно и скрывались, ускоряя шаг, пока не догнали нас в полутёмном скверике.


- Эй, ребята, куда бежим? - окликнул нас один из них, тот, что повыше.

- Ты смотри, Серый, бегуны! - ухмыльнулся второй, коренастый краснолицый парень с шрамом через левую бровь.


Я молчала. А вот Дима сориентировался быстро.


- Парни, мы вас не трогали, и вы нас тоже не трогайте, давайте разойдё... - он не успел договорить - в него полетел кусок кирпича. Ещё один бросили в меня. Как обломки оказались в руках у парней, ни я, ни Дима не успели заметить.


Ещё секунда - и они подошли вплотную к нам. Бежать было некуда.


- Ты журналистка? Пальчики шустрые? А давай поправим? - высокий протянул ко мне грязную руку.

- Не лезьте к девушке, трусы! - Дима загородил меня собой.

- Ты, пацанчик, скипни отсюда быстро, у нас к девочке разговор, - коренастый оттолкнул его.


Мой спутник, естественно, никуда "скипывать" (как это слово правильно писать?) не собирался. Обмен "любезностями" с матами и толчками быстро перерос в потасовку. Я пыталась вырваться, убежать и позвать на помощь - долговязый удерживал меня одной рукой, а второй пытался вывернуть руку. Я отбрыкивалась как могла и кричала, он пытался меня успокоить, пиная по ногам. Крепыш катался по земле вместе с Димой, кто из них кого лупил, заметить было трудно.


Не помню, сколько это продолжалось. Но на мой крик из гаража всё же выглянул какой-то мужик. С ломом в руках.


- Э, вы, там! Ща в полицию позвоню! - заорал он.


Мальчишки, увидев его, тут же сбежали. А мы с Димой, распрощавшись на этот вечер с кино, сели подсчитывать наши потери. У моего друга был разбит нос, нижняя губа была похожа на вареник, а костяшки пальцев содраны в лохмотья. А я... я пришла домой с вот такими ногами.

Как мы встретились с журналистикой. Часть 4. Первый штраф, личный стол и разборки. Тру стори, Lensjz, Работа, Карьера, Журналистика, Редакция, Журналисты, Начальник, Длиннопост

Анонсы новых глав и немного журналистских будней, а также размышления о всяком - в моём Телеграм-канале: https://t.me/lensjz

Найдены возможные дубликаты

+5

Нихрена себе, жду продолжения и сочувствую тебе!

раскрыть ветку 1
+4

Спасибо. Продолжение - будет. А эта драка была ещё в 2015 году.

+2

В ситуациях с такими отморозками нужно постараться выйти на любую освещенную местность, чтобы проходящие люди увидели и бить первым, если уж с самого начала такие разговоры пошли.

А результаты побитых ног - просто ужас...

+2
Чет вся история прям тигром с прожектором отдает. Начальница - тупорылое непрофессиональное исчадие ада, которое почему то держат там вполне адекватные учредители (мазохисты наверное).
Имбицилы-бизнесмены, которые видимо на машине времени из 90х вернулись.
Журналистка, не читающая свои тексты перед публикацией.
Прям все прекрасно, по заветам Киселева прям.
+1
Если поначалу Алина-блядина меня подбешивала, то сейчас хочется ее подвесить вверх тормашками и оставить так подыхать. Мразота тупорылая.
И на всякий случай лучше научиться драться. Точнее бить жестко, жестоко и внезапно. Жизнь то еще приключение.
раскрыть ветку 2
+2

Поэтому я хожу по улицам в берцах, с рюкзаком (его проще скинуть и им можно бить, если что) и кастет в кармане.

раскрыть ветку 1
+1
Вот это уже лучше :)
И бежать при первой возможности.
Бежать быстро и долго.
0

надеюсь, вы живы.

0
жду продолжения, а его все нет и нет. Анют, как Вы? Где пропали? Не забывайте о нас 👯
0

@lensjz, вы здесь? Сколько у вас подписчиков? Вопрос невероятной важности - статистика по пользователям

0

Где продолжение?? обычно читаю пикабу не заходя на свой акк, а тут зашла просто чтобы написать, что я жду продолженияяяяя. Пысы: сама начинающий журналист, пока занималась только информационками, хочу перейти на социалку и освещение актуальных новостей с авторской позиции)))  

0
Очень интересно. Сейчас журналистика в моде, многие подростки мечтают об этой профессии и думают, что они будут писать только о том, что им нравится, и тогда, когда придёт вдохновение. Вот им бы полезно было почитать такую статью, чтобы понять, как выглядят трудовые будни журналиста на самом деле.
раскрыть ветку 1
+4

Когда я вела МК для школьников на смене, посвящённой журналистике, я честно сказала, что это едва ли не самая скотская профессия. Пятеро из 16 человек передумали. :)

0

Что за город?

раскрыть ветку 1
0

Это Хабаровск. Портал DVhab.ru. Весь город наслышан об этой ебанутой...

-1
"Мальчишки, увидев его, тут же сбежали" ты спалилась на этой фразе. Если бы тебя реально отпиздили, то ты бы написала - мерзавцы, подонки, гопники, ублюдки и т.п. Написать "мальчишки" рука бы не поднялась.
раскрыть ветку 6
+2
Дайте миелофон подержать?
раскрыть ветку 5
0
Двух семнадцатилетних гопарей, которых легко найдет полиция и они размазывая сопли сдадут заказчика ни один бизнесмен сейчас нанимать не будет. Им вообще насрать на то, что пишут журналисты. Сломать тебе руку стоит 40000 руб, хотели бы сделали "без шуму и пыли".
раскрыть ветку 4
-1
Не порть уважаемым людям наебизнес и ноги будут естественного цвета - вроде понятный урок
раскрыть ветку 1
+1

А лучше вообще сменить профессию.

Похожие посты
Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: