Polom

Polom

на Пикабу
21К рейтинг 137 подписчиков 3049 комментариев 56 постов 3 в горячем
-5

Как Никодим революцию устраивал

Жил был ангел. Звали его Никодим. Много про него слухов ходило-то раньше. Это счас все подзабывать все стали. А раньше более славного ангела то и сыскать нельзя было. Отмечен многочисленными правительственными наградами, о как! Добра людям сделал - уйму. И для всех такой приветливый да добрый, что прям жуть берет. Одно слово ангел. Сострадания был полон, што твоя банка селедками. Бывалыча, смотрит с небушка-от, видит - бабка какая старая-старая мучается, небо коптит. Да не одна мучается, еще и родственники с нею. Ну туды ее в качель, по кумполу-то палицей ее пригреет и на небо. Всем хорошо. О как! Потом люди добрые энтот прием на заметку взяли. Словом умным обозвали. Ихтананзией, о как! Каки только слова ни удумают, чудаки!


Никодим-от сызмальства изобретателем числился. То понимаешь, изобретет нефть. Это значится, чтоб факела горели ярче, то, понимаешь, митиориты всякие. Это оружие такое супротив драконов. Метательное. Драконы ж страсть как мешали. Гадили только што твои голуби. Только размером с корову или поболе. Никакого сладу с ними не было. И вот бывалыча один такой "голубок" мог эдакой вот ковровой бомбардировкой унавозить немелкую губернию. Оно конечно, земле-то полезно, но вот людям никакого житью не было. И придумал тогда Никодим митиориты. Сначала мелкие придумал. Стал кидаться ими в драконов. Честно сказать, сначала баловство это было, но это межну нами. Вот глядит он, Никодим, значит, летит дракоша. И камешком ему тюк, и за облачко спрячетя. Дракон-от башкой туда-сюда - никого. Ну и летит себе дальше. Потом подрос Никодимушка-то и камешки подросли. Череп -то можт и не кажный раз пробивал, но шишек-синяков там всяких, наставил пакостникам не мало. Но вот совсем повзрослел Никодим, совсем, и упонял, что бремя для людей эти драконы непосильное. Они ж ведь зажрались совсем, таку тушу прокормить - шутка ли? А ведь еще мода среди драконов пошла людей жрать. Первым, по-моему, был какой-то заморский дракон, не упомню имени его то ли Варфаламей, то ли Порфирий. Но факт, что мода эта расползлась по всем драконьим поселениям. Мол, мы тож не провинция - девушек жрем тоже на завтрак.


И тогда задумал Никодим истребить драконье племя. И саданул здоровенной каменюкой по Земле-матушке. Это потом он сообразил, что маху-то дал, потому как вместе в драконами было изведено почти всё. Травы-муравы еще кое-как перебивались, а людишки-то только в Африке и остались. Нагоняй-то Никодим конечно получил, да только вместе с благодарностью людской за избавление от супостатов.


Потом он еще много всяких подвигов насовершал. Даж на Марс слетал. Но там обмишурился чуток. Надо сказать, история та получила продолжение. Война Миров грят была, хотя то дела не райские, могли и приврать чего. Грят мол Тарасовы потомки долгось наблюдали за Землей-матушкой. Наблюдали, так, наблюдали, а потом, вжик! И прилетели. В гости, так сказать, с инспекцией дружеской. Ходить им былось тяжко, потому привезли с собою треножники ходильные. А посколь холодно им былось, то и обогреватели портативные. Но некоторые несознательные элементы забили тревогу и марсиан радешных попытались в капусту, значит, покрошить. Что из этого получилось - сами знаете. Померли не выдержав нашего сурового климату. Ну как преставились они, спор был даже между Господом и Люцием, мол куда пойдут в рай или в ад. Каждый хотел таку диковинку заиметь. Даже Никодима звали, посколь творение егоное. Но марсиане отчего-то домой просились, и Господь с Люцием решили, мол, не себе и не людям, и общими усилиями вернули их на историческую родину. Правда там, на Марсе все равно Никодиму то в заслугу поставили, потому как почитали его там сильно.


Ну так вот. Никодима за тот неудачный марсианский случай с гвардии-то поперли. И устроился он учителем в школу. А надоть сказать, что учителя в Раю на вес, понимаешь, золота. Вот сколько учитель весит, столько золота ему на оклад и ложили. Елита, назывались. И незнамо кого в учителя не брали. Было их, чтоб не соврать, душ 50 на всю Райскую Империю и прилегающие Зарайские Трущобы. Потому и впахивали они до седьмого поту. Без праздников и выходных. Адская, короче, прости Господи, работенка. Зато оклад. Ну так вот. Значится, устроился Никодим в школу, детишек учить. Для началу-то его к несмышленышам приставили. Ну там пеленки где поменять, да сказку рассказать. На сказки-то каков мастак Никодим был, а? Как расскажет про жизнь свою гвардейскую, то про драконов каких, то про принцесс, так несмышленыши так и сидят ему в рот глядят. Ждут, когда жахнет огнем Никодим-от. А тот все не жахал. Но ждали, да.


Через годик, как освоился, Никодима перевели в классы постарше. Грамоте, да арифметике детей учить. Никодим-то поперву сам многие буквы не читал, хотя раньше в книжках видел. Да не мог бравый гвардеец опростоволоситься пред чадами своими сердешными. Засел он за науку. Детям на дом задает прочесть столько, а сам вечерами в два раза больше читает. Потому как вопросы многокаверзные, имеют ответ на следующей странице. Вроде и усилий немного, а польза великая. Все-то думают, что ты раза в два больше них знаешь. Стал даже очки носить, для сурьезности да солидности. Хламиду новую справил черного цвета и волосы стал подкрашивать под седину. Сказок боле не рассказывал, дабы не потерять ореол учености, который на барахолке ангельской приобрел втридорога у какого-то заезжего беса.


Дорос он наконец, до обучения старших классов. А там, мама родная, пресвятая Богородица! И тебе интрегальное счисление имен божьих, и анатомия существ эфирных… Жуть, короче. Одних богословских предметов о пятнадцати штук! Тут уж Никодим и физподготовку забросил. Цельный вечер с ночью темной за учебниками корпел. Столь всего повычитывал, что в голове его путаться все началось. То у него самый быстрый зверь черепаха, то косинус – полуостров на юге Азии. А студентам то и надо. Смеются над Никодимом, развлекаются. Но уважали его. Потому как огрехи всё ж не так часто встречались, как у других.


А Никодим тем временем уже до философии добрался. Начитался книжек умных, и понял, что все, амба. Умнее его никого быть не может, потому как если ангел, между прочим бессмертное существо, прочтет еще одну книжоночку прочтет, то лопнет его голова от переизбытка мозгов. Это ж только у тех, кто книжек не читает, мозг – это кость. А по мере чтения мозги разжижаются, да кипеть начинают. Тут главное не переборщить, а то будет горе от ума, как у Грибокурова. Он там ревизора, государева человека, съел, о как!


Ну так вот, дошел Никодим до той самой стадии дальше которой некуда. Чувствует, еще одна книжечка, одна строчечка и катурадж будет ему полный. Это ж тебе не на дракона ходить с медной головой. И что самое интересное, мысли в голове у Никодима рождаться стали. Отчего непонятно, не было ведь мыслей-то. Но то, что рождаться стали – факт. С другой стороны вот людей тож не было, не было, а потом, бац, вдруг откуда ни возьмись, появился, все, спасибо.

И были б мысли, там, ну про пожрать, там, про всякое такое, нет же. Все про устройство мира и про глобальные изменения. Видеть стал Никодим, что тут вот устроено плохо, а тут хорошо. И что надо бы сделать, чтоб там где плохо, стало лучше. И поскольку рассказывать ученикам своим боле было нечего, то рассказывал мысли всякие свои. Мол, хорошо бы вот тут так, а тут эдак.

Зело нравились эти речи ученикам, потому как учить ничо не надо дома. Кто ж мысли ангельские завтрашние прочтет? И время свободное опять таки есть. С ангелицами там гулять, да с бесами на деньги в кости резаться. Случай даж произошел такой. Ангел один из класса Никодимова у беса выиграл душу его. Ну у беса какая ж душа? Нету ж, правильно? Бес позвал товарищей своих и грит, мол, так и так, души у меня нет, так что иди по добру по здорову. Но то уперся и ни в какую. Подай, мол, душу бесовскую, которую проиграл. Даж суд созвал по этому енциденту. Дел-то конечно неслыханное еще более, чем душа бесовская. Ну вернули ему ставочку его – шапочку рваную, да по шеям надавали, дабы не играл более с бесами. Давеча слыхал я про него, совсем опустился. Хламиду свою заложил и лиру райскую, совсем на беса мелкого похож стал. Ну да не о том речь.


Никодим-то продолжал деятельность свою просветительскую. Маркса декламировал студентам, Энгельса. Стал критиковать Райское устройство. Тиран, грит, Господь. Сатрап и иксплорер трудового народа. Секс, мол, запретил, то запретил, се запретил. Никакой понимаешь свободы нету. Брат уж брату не равен, а все люди, мол, братья в двенадцатом колене. А в тринадцатом вообще один человек, мол. Адам, о как! Я уж не говорю про четырнадцатое, в котором еще хвосты не поотпадывали. Даешь, грит свободу, равенство и братство. Потом как-то использовал ентот лозунх егоный ученик. Ро-Без-Перьев его звали. Во Хранции и применил. Народу погубил без счету, ну да не будем вперед бежать.


Так вот, грит Никодим, мол, Свободу мне, Равенство и Братство! И все за ним, мол и мне Свободу! А то понимаешь узурпировали девку совсем, поставили с факелом понимаешь посередь Моря-Окияна, за провинности неведомые. Тогда и придумал Никодим дерьмократию. Грит вот хочу я Свободу, к примеру. Вот ты хочешь Свободу? Ато нет? Кто ж ее не хочет? Деваха-то справная. Хочу, грю, конечно. Вот, грит Никодим, ты хочешь, я хочу, он хочет. Это и есть дерьмократия, а кто не хочет, тому пехотинцев морских авиасносец, чтоб ее установить. Зачем ему грят с носец? Уж если пехотинцев, то бравых, метра под два.


Долго ли коротко ли разговоры такие шли, но запаленные Никодимовыми словами школяры требовать начали от Никодима решительных действий по свержению Господа-Узурпатора Сатрапа Райского и прилегающих к нему Трущоб Тирана. Приходит значит как-то Ро-Без-Перьев к Никодиму с челобитной и грит, мол, так и так, Никодим Батькович. Надо бы к действиям решительным переходить. Мол, почитали мы книжек умных, скинулись тебе миром на броневичок с кепкой, веди же нас скорей Буденный в бой, мол, потому как первому всегда по шапке попадает, а потом его в мавзолей ложут. А что ж делать-то, спрашивает у него Никодим. Я ж знаю только как построить, а как разрушить не обучен. А ты, грит ему этот безперый, захвати телефон, Телеграфа, мосты всякие, раздай фабрики крестьянам, а земли рабочим, тут-то господь и сдастся.


Сказано сделано. У ангелов то слова с делом не больно расходится. Если сказал «Счас вмажу», так почитай вмажет раньше, чем договорит. Сел Никодим на броневичок, укрылся кепкой, и стал захватывать телефон. Захватывал он его захватывал, но смог. Захватил таки, наловчился. То ж самое и с Телеграфом сделал. Правда с этим повозиться пришлось, недаром его Дальним графом звали. Почти бензин кончился в броневичке.


И вот, значится уже и заводы раздали и земли. Кто был, понимаешь, никем, рабочим да крестьянином, тот стал всем. То есть крестьянином да рабочим. И такой кавардак получился, что ни Господь, ни Никодим, Ни Ро-Без-Перьев уже разобраться ни в чем не могут. Вроде вот тебе крестьянин, глядь, а он уже и рабочий. Вроде к нему как к рабочему, а он, бац, и уже снова крестьянин!


Про Свободу уж и не вспоминали. Так она до сих пор и стоит посередь Моря-Окияна, рядом с островом Буяном. Но, в общем и целом, ей в этой истории больше всех повезло.

Короче говоря, устал и господь и Никодим от ентой катавасии. Сели на завалинке и трубку семиноловскую курят. А Ро-Без-Перьев-то развлекается как может, то один указ от имени Никодимовского, то другой от Господнего учудит. То налог введет подоходный, то квоты повысит. Рынок грит. Смотрят на это дело Никодим с Господом и понимают в чем корень бед-то всех. Переглянулись меж собой тихонько, на цыпках зашли за спину к Ро и повязали. Повязав, ему все волосья повыдергивали и с неба скинули.


Приземлился Ро во Хранции, ввел моду на парики, чтоб лысину свою прикрыть да и устроил революцию еще раз. Посколь ни Никодима, ни Господа рядом-то не было, то и остановить его было некому. Как уже говорилось, народу погубил – тьму. Да сам пал жертвой ентой самой революции.


А Господь с Никодимом долго еще на небе порядок наводили, но навели все ж. Теперича у нас дерьмократии нет, спаси и сохрани. Теперича у нас пресвятая тирания в Раю. И никто не жалуется. Да и попробуй пожаловаться, если завсегда наготове пехотинцев морских авиасносец?


Катилось три яблока. Одно мне, второе Хфедору, а третье тому, кто сказку сказывал. А кто слушал, тот молодец. Только без яблок.

Показать полностью
-3

Как Никодим на Марсе побывал

Жил-был Ангел. Звали его Никодим. Долго он жил в Райском Чертоге. Так долго, что и забыл ужо когда на свет появился. И такой славой немеркнущей себя покрыл, что прямо амба.


Был он первейшем ангелом в свите Господа бога. Отца, разумеется. Сынок-то все больше по землям всяким шлялся. На кресты любил лазать, сорванец эдакий. Ну а Дух постоянно за ним присматривал. Кабы не случилось чего. Однажды, вона, умертвили сынка-то, как положено. С крестом, с ворами рядом. Да похоронили. И камешком не хилым привали выход-то. Кабы без камешка, так все б хорошо было. А каменюка-то знатный попался. Сынок и так не спортсмен был. Сачковал, надо сказать, физкультуру-то на Небе-то. Позволялось ему это. Как-никак Сын. А вот случилось приложить-то силушку богатырскую, ан нету ее. Тут-то Дух и помог. Всю ночь промучались с проклятым камнем, насилу открыли. Чуть было не опоздали к приходу аборигенов.


А Отец, все это время Раем заправлял, ведь негоже государство на произвол оставлять. Опять таки Армагеддон на носу. Случись чего и не поможет ведь никто. Ну сыновья-то, положим, завсегда такими были. Еще какой-то писатель роман про это написал. Не упомню как назывался, то ли «Отец с детьми», то ли «Идиот и бесы». Он еще про говорящую собаку написал. Ну да это к делу не относится.


Так вот, зело был перегружен Господь старший, в отсутствие Сына и Духа. А доблестных праведников с кажным годом все больше и больше становится. Сначала-то пытались с этим бороться. Ну там перенаправляли некоторую часть в дружественные области. Там к товарищу Аллаху, или к камараду Одину. По кулютурному обмену, мол. Но через некоторое время слились все границы всех раев, и стал один большой Рай. Типа, Евросоюза, только поболее. И случилось это так давно, что записи об этом остались только в Никодимовом Архиве. Никодим-то раньше архивариусом был. Ну да я про энто уже рассказывал.


Ну так вот. Никодим-то к этому времени расправился уже со всеми врагами своими, в том числе с командиром САББРа. Сослали того в пожизненную ссылку в Ад, но и там он не нашел судьбы своей. Поначалу-то стал он Демоном Четвертой категории, но после покушения на Люция I в Адских горах, был понижен до Мелкого Пакостника Третьего класса.


А Никодим был переведен в Личную Гвардейскую Стражу Господа бога. Работа не пыльная, сиди возле Господа (Старшего) и мух считай, дожидаясь конца света. И за два года насчитал 2745631 муху Никодим. Плесневеть стал. Вспомнились ему лета, когда он в Архиве прозябал. И сказал он тогда себе, мол, Ангел я или не Ангел? Чего ж мне в Божественных чертогах задницу просиживать да крылья отлеживать?


Тут, как на заказ, вломилась в чертог толпа дружинников с наружки. Ну тех, что снаружи чертога стояли. И один из пал на колени перед Господом-батюшкой и промычал, мол, не вели голову рубить, вели, мол, слово молвить, ну и все причитающиеся по этому поводу словеса вежливые. Грит, один малахольный до вас тут домогается, кличут его не то Галерой, не то Гоголем-моголем. Все время не по-нашему трындит и не остановишь его, заразу, никак. Крутится, мол. Как ни держали, а он все крутится и вертится. Атцкий рокенрол ему в печенки, мол.


Ну грит, Господь-батюшка, послушаем другую, мол, сторону. Грите, мол, мусье Гоголь. Тот и айда каркать на своем диком наречии. Ну в чертогах-то по этому поводу стоит специальный зарайский траслитор, который в сей же миг переводить это начинает на ангельский говор-то.

И грит, тот Гоголь, что, мол, вертится она. Вертится! Мол, сам до конца не верил, на костер даже не пошел, а вот сморика ж вертится! Мол, трубу он подзорную соорудил и в нее видел, как Земля вертится.


Ну у нас-то этим никого не удивишь. Мы тут с измальства знаем, что она вертится ж. У нас даже поговорка есть крутишься, мол, как Земля. Но тут он стал грить, что, мол, пока живой был, наблюдал другие планеты, которые тоже вертелись в свою подзорную трубу. Грит такие же шарики, и все вертятся. Бзик у него такой был. У него все вертелось видать перед глазами-то.


Но тут-то Никодим смекнул, где он может силы свои ангельские приложить. Дозволь, грит, Господь Всемогущий и Всеблагой, предложение выдвинуть от инициативной, так сказать группы товарищей. Токма, грит, тет на тет, а то всякие Галеры могут услыхать.


Господь всех тут же отпустил, под предлогом трапезы. Обед, мол, грит. Сколько можно работать? Ну и оставшись тет на тет, задвинул Никодимка идею свою Господу.


Мол, коли другие планеты, мол, существуют и их в трубу видно, то можно их обжить и некоторые Райские Кущи тудама переместить. Мол, и обстановка с жильем урегулируется. А что, грит Господь, это идея. Эврика, можно сказать. Токмо, грит, кто ж там править будет. Мне, мол, и здешними управлять – не сахар, сам, мол, видел, два года как-никак при мне. На Сынка надёжи никакой, ему лишь бы с мужиками целоваться, да на кресты лазить. Нет, грит, плохая идея.


Никодим, не будь дураком и грит, мол, ты меня пошли. А чо? Ангел из лучших, не подведу. Да и тебе подчиняться буду, ты мне только вотум доверия выскажи, а там разберемся. А вотум это как, господь ему. Ну вполне достаточно, не растерямшись грит Никодим, толком-то не знал, подслушал у кого-то из праведников. Согласился Господь бог, и ударили они по рукам.


Сказано-сделано. Через время малое вылетел на одну из этих планет Никодим со свитой из трех херувимов-помощников и Галилерой Гоголем, как главным спецом по иным планетам, в сторону Марса в чине Представителя ГБ (Старшего) на Марсе.


Сценарий-то, конечно, заготовлен был. По первости решил создать он свет и тьму. Но потом посмотрел – сделано ведь уже. И пошли они всей компанией отдыхать. Так закончился день первый. И настал день второй. И решил Никодим разделить сушу и воды. Весь день мотался, херувимов загнал в разные углы, но воды не нашел. Нашел зато лед, и решил, что этого достаточно. А чо? Разделены ведь, песок-то со льдом хрен смешаешь. Так закончился день второй. На третий день решил Никодим заняться растениями. Тужился он, тужился, но все у него плесень какая-то получалась. Так закончился день третий. На четвертый день решил Никодим заняться животными. Вспомнил он, как Господь его наставлял в креативном искусстве. Пробовал и так и так, ничего лучше хвостатого зайца у него не получилось. Плюнул в сердцах Никодим, разорвал весь сценарий, разогнал херувимов, играющих в преферанс, вытащил ацкой воды из запасников секретных и напился с горя вместе с Галилерой.


На утро, проснувшись, обнаружил Никодим, что голова его страшно раскалывается. Повесил он табличку «Не кантовать» на полог своей походной палатки и лег спать. Так прошел день пятый.

На шестой день Никодим с горечью подвел итоги. Из графика выбился, создать-то Марс надо было за шесть дней, ТЗ практически не выполнено, да и к тому же уничтожено в порыве гнева, что тоже грех. Стал он вспоминать чего еще надо было сделать. И вспомнил таки. Не зря видать в Архиве книжки умные читал. Надо было сделать человека по образу и подобию своему.


Взял Никодим глины марсианской и слепил из нее фигуру свою. Позвал херувимов заценить. Херувимы долго спорили, но в конце концов пришли к выводу, что креативщик из Никодима никакой. Его, мол, хвостатый заяц кровопийцей оказался и запарил уже. И материал, мол, на гавно похоже. Негоже человека из говна лепить. Из теста, мол, можно. А из говна – никак. Рифма хоть и не была произнесена, угадывалась сразу.


Осерчал Никодим на херувимов и разогнал их опять воду искать, а сам позвал Гоголя и стали они с ним править фигуру. Крылья убрали сразу. Уж больно сложно было кажное перышко вылепливать. Наконец фигура была готова, и вдохнул Ангел в нее жизнь. Открыл первый марсианин глаза и грит, мол, как меня звать величать? Гоголь тут и грит, Тарасом будешь. Никодим на него глазами-то зырк! но дело сделано. И стал первый марсианин именовать Тарасом.


На сем создание райской колонии на Марсе закончилось. Отправил Никодим одного херувима к Господу богу с докладом, а сам с Галилерой и Тарасом сели допивать ацкую воду.


Через некоторое время прибыли первые поселенцы. Стали они обживать Марсианский Рай, и стал Никодим над ними главный. Хорошее было время, места всем хватало, обживались и нарадоваться не могли. Никодим кажную неделю рапортовал о новых трудовых победах Господу, и все было замечательно.


Один Тарас грустил. Это ведь на небе Марсианском весело было да людно, а внизу ведь один он был, да заяц-кровопийца. Ну иногда Никодим с Галилерой спускались с небес ацкую воду попить. Заведено у них было кажный четвертый день седьмицы выпивать. И грит, как-то Тарас, мол, мочи моей никакой нет. Не хватает нам, то есть, мне, общества женского. Хоть режь меня, Никодим, ты мужик хороший, за Бога тебя почитаю, однако ж бабу бы мне. Хоть какое-то занятие у меня будет. Воспитывать там. Да учить от зайца-кровососа ховаться.


А Никодиму-то что? Легко, грит, ложись, мол, мы тебе сейчас ребро вынем и бабу из него сделаем. Читал я, что так бабы-то и делаются. Не, грит Тарас, ты перед сложной хирургической операцией-то протрезвей. А то еще чего-нибудь не того отрежешь. Давай говорит, завтра, а лучше послезавтра.


Что у Ангела в уме, то и на языке, а слово ангельское с делом не расходится. На день после завтрашнего вынули Тарасу запасное ребро и сделали ему женщину. Сделали ее тоже по образу и подобию. Тарас притащил все контрабандные ацкие журналы и тыкал Никодиму их под нос, поэтому образ и подобие было похоже то ли Памелу Андерсон, то ли на Холи Бери, то ли на Машу Малиновскую.


В итоге довольные друг другом друзья расстались. Никодим сказав напоследок сакраментальное «плодитесь и размножайтесь» улетел на Марсианское небо дела делать, а Тарас, нервно хихикая и подозрительно поблескивая глазами, повел вновь созданную женщину показывать свои владения.


Долго ли коротко ли, время прошло немало, умер Тарас. И вознесся естественно. Встречал его сам Никодим, с Гоголем, пир был в Марсорае. Три дня гудели Тараса почетным жителем выбирали, да и вообще веселились на славу. Потом умерла жена Тараса. Тоже ее с почестями приняли. Потом стали появляться другие умершие марсиане. Никодим стал выяснять, мол, кто такие, да откуда. Оказалось дети Тарасовы. Делать нечего, и их приютил.


К тому времени и марсианские Небеса стали если уж не переполнены, то простора на них значительно поубавилось. И иммигранты с Рая земного все еще шли. Подумал тогда Никодим, что где-то он зихер допустил, да отмахнулся от мысли сей. Поскольку четвертый день седмицы был.


А поток возносимых отпрысков Тараса все рос. Поскольку Ада на Марсе предусмотрено не было, то все они возносились прямиком на небо. Никодим все мрачнел. Начались склоки между марсианами и земными праведниками. Бились уже не на шутку. Цепи ковали, да и голыми руками помахать были горазды.


А в один прекрасный день, пришел к Никодиму Тарас, грустный такой и грит, Никодим, мол, я тебя конечно уважаю, ты конечно мне друг и все такое, но истина она дороже. Мы то, марсиане, мол, здесь вроде как коренные жители. А вы, мол, народ пришлый. Нам тута места самим надобно. Поэтому грит давай-ка, собирайте манатки и валите взад на Землю.


Опешил Никодим от наглости такой, кинулся он к Тарасу с криком, мол, я тебя породил, я тебя, мол, и убью. Но сдержался. Умел проигрывать. Понял он, что ни мордобоем, ни криками тут ничего не сделаешь. Делать нечего, выпросил он у Тараса неделю на сборы, отослал херувима с докладом к Господу и стал потихоньку собираться.


Господь конечно не в восторге был, прямо скажу. В гневе просто был, не смотря на всю свою божественность. Громы метал, честно говоря, и обещал в порошок стереть. Но утих. Отошел. Велел возвращаться, так как делать неча.


По возвращении Никодима-то конечно с Гвардии поперли. Да и не сопротивлялся он особо-то. Право слово и самому надоело в Гвардии-то. Вернулся он в Архив. Поправил хозяйство, пыль где надо протер. И открыл публичную библиотеку. И класс при ней для ангелят младшего возраста. Доброе дело сделал.


А на Марсе его до сих пор чтят сильнее Господа бога. Даже лик его там в какой-то пустыни соорудили, чтоб с Земли его видно было. Никодим иногда по четвергам смотрит на него, когда с Галилерой выпивает.

Показать полностью
2

Как дьявол Никодима искушал

Жил-был ангел. Звали его Никодим.


Где он жил, наверное, не столь важно. Хотя отчего же не сказать? На небе он жил, чего уж там. На самом, что ни наесть настоящем, небе. С облачками такими. Ну, оно конечно, и тучки попадались. Надо сказать, что даже мы те тучки за вредных держим. Ну там, слякоть, грязь, опять же. Но это все у нас на земле. А на небе они сто крат вреднее. Предположим тут на земле, молниями-то, ну одного человечка прибьет, ну двоих в месяц. Это уж совсем неудачный месяц, чтоб больше двух-то. Хотя вона намедни одна молниюка как зафитилила в Егоров-то дом, так пожгла почитай человек пять зараз. Но это уж они сам виноваты. Нечего былоть-то Ломоносовых из себя строить.


А на небе-то гораздо все страшней. У нас-то молнии бьют сверху вниз. То исть, хто заметит, тот вооще-то, может и уклониться в сторонку. Опять же молниеводы всякие. А тамыча-то молниюки прям из-под земли вверх бьють. И в сто крат чаще и сильнее. Потому в грозу у них там, в Ангельском Чертоге по домам сидят. А уж гулять под дождем в голову могёт прийти только совсем юродивому.


Ну да Никодим-то не такой был. Надо сказать, Никодим был всем ангелам ангел. Прям таки с большой буквы А. Он и на зайцев хаживал, и в армию, и надо сказать даже жениться пробовал. Так что боевой вполне ангел был.


Люто ненавидел Никодима за стать его и рвение в ратных делах Командир САББРа (Специального Ангельского Батальона Быстрого Реагирования). И решил, как уж водится, со свету сжить. И всяческие ему невозможные задания придумывал. Но стоек был Никодим в правде своей ангельской. И все лютые планы злобного Командира рушились. Даже женить Никодима Командир не смог.


Долго Командир САББРа копил злость свою. Не пил, не ел. Даже иногда не спал. Всё думал о том, как Никодима со свету сжить, и прибыль на этом заработать. Раз за разом придумывал в голове своей планы один кровожаднее другого. У него и рожки уже на голове стали пробиваться, и крылья стали отмирать. И через три года и три месяца он превратился в злобного демона четвертой категории и был сослан в Ад. На пожизненное, так сказать поселение. Ну или хотя бы до того, как рожки сойдут. Этож где видано-то чтобы в Ангельском Чертоге, да с рожками? Это прям сказать никуда не годится. Всю пиарную ситуацию, прям сказать, можна порушить.

Там ведь какая обстановка-то? Там ведь нужно, чтоб чаянья верующих совпадали с текущей оперативной обстановкой, так сказать. Мол, типа, получайте, товарищи верущие, Рай. Думали что здесь кисельные берега и молочные реки? Вот пожалуста, вам молочную речку. Что? Мелковата? Простите, вы что в ней топиться собираетесь? И потом у нас дефицит молочной продукции. А это открытый трубопровод на молокозавод. Что простите? Зачем берега из киселя? А чтоб никто подойти не смог, подсыпать там чего. Увязнет в киселе-то небось. А то вот лет так эдак тыщ пять назад один шутник сыпанул туда слабительного, так во всём раю произошло одновременное засорение канализации.


Так и отдали бы Аду, потому как починить никто не решался. Да одна умная голова подсказала Геракла туда направить. Представили дело так, что это, мол, не Рай (ну в самом деле, какой в Раю понос?), а конюшня. Даже младшего серафима нарядили царем Авгием. Ну и что вы думаете? Ведь справился, чертяка! За что в последствии и был причислен к лику святых. Это ведь только у нас на Земле думают, что его на небушко забрали за какие-то 12 подвигов. Ничего подобного. За освобождение Рая от…ну… от нечистого, скажем так. Медаль даже выпустили. Долго думали как назвать и назвали «За освобождение Рая». Поначалу-то ее давали за подвиги, а потом когда уже демографический взрыв произошел, начали ею награждать грешников. За то, что, мол, жилплощадь в раю не требуют.


С этой демографией, будь она не ладна, в настоящий момент оперативная обстановка в Раю, мягко говоря напряженная. Ни к черту, прости Господи, обстановка, если говорить честно. Это ведь не в сказке говорить, и не пером описывать, чего хотят иные верующие. А сейчас еще пошла большая партия мусульманских товарищей мучеников. А по ихним представлениям в Раю вокруг них должны круглосуточно танцевать гурии. И это еще пол беды, что гурии берут за один танец тыщ по пять. Можно было бы воззвать к их совести, объявить аврал, заплатить сверхурочные или как-нить простимулировать душевный подъем товарищей гурий. Но ведь за прошедшие века, не пользовались они большим спросом, и потому поддерживалась лишь немногочисленная популяция. А тут их потребовалось не две-три тысячи. Каждый шахид, вознесшийся на небо требует себе никак не менее дюжины гурий. Поэтому приходится выходить из положенья подручными средствами. Ну самодеятельность там, художественная. Везде кружки пооткрывали. Танцу живота все танцеспособное население учим. Пропагандируем, мол, типа и красиво и полезно для здоровья. Из-за этих танцев даже появилась отдельная статья в бюджете. Мол, сколько население внесло платы и сколько на эти деньги новых кружков можно открыть.


А по-моему почему такая ситуация случилась-то? А все берется из основы, с корня, так сказать, внутреннего обустройства Рая и Ада. Рай то он ведь построен на основе плановой экономики, безусловно, более прогрессивной. Но, тем не менее, приводящей к некоторым нежелательным аспектам. Господу-то нашему, Всемогущему цифирь подавай. Столько-то человек принято в Рай, столько-то в Ад. Вот и наблюдает он за балансом. К Армагеддону готовится. И следит за тем, чтобы численный перевес был так сказать на его стороне. А возникающие проблемы, как и всегда при плановой экономике, имеют свойство не решаться. Поскольку не предусмотрены Планом Интеграции и Аффлюенсации Рая (сократщенно ПИАР, придумал один умный человек, не помню, как его зовут, то ли Сокрал, то ли Со-крот). Поитому и говорят в Раю, мол, ПИАРная обстановка.


Ад же в противоположность Раю, был построен гением продажи неким Люцифером Вааловичем Асмодеевым, он же Люцифер I Лютый, он же Люций. Понимая, что выиграть гонку вооружений у блестящего администратора и плановика всеми известного Господа, не представляется возможным, решил он взять не количеством, а качеством. И ведь получилось ведь у него! С давних пор известно, что в Раю приятнее, однако компания интереснее в Аду. Подкупая, уговаривая и суля собрал поименованный Люцифер Ваалович весьма интересную компанию. Возвел он этот принцип в, так сказать государственную политику типа: «Не принуждай, а заинтересуй! А потом властвуй». Демократическое общество в отдельно взятом Аду, так сказать. Он даже выборы устраивал, представляете? И что вы думаете? Единогласно его выбрали президентом на пожизненный срок.


Ну ладно, хватит присказки, надо и сказку уже рассказывать. Итак, вновь испеченный демон четвертой категории явился пред очи вышеуказанного Люцифера. И стал докладывать, мол так и так, жил не тужил. Был на хорошем счету, процветал, можно сказать. Имел все и еще немножко приворовывал. Как на духу все рассказал про себя. На исповеди перед Господом столько бы не рассказал. Наболело потому что. И рассказал он про свою самую большую проблему-то. Про Никодима то бишь. Грит, мочи моей никакой не стало. Три года, грит, пытался извести эту сволочь и толку никакого. Прям заговоренный этот Никодим. Ни огонь его, мол типа, не берет, ни вода ни медные трубы. Сам черт ему не страшен.


И на этих словах замолчал, испуганный своими словами. Потому как сам понял, что сказал. Посмотрел на Люцифера, а тот сидит черный от злости. Черт, грит, не страшен, значит? Это значит, ничтожная твоя душонка, мол, никто в Аду не страшен? Я, мол, по твоему, задарма свою пайку ем? А вот не быть этому! Быть Никодиму демоном в Аду или я лично пойду исповедоваться к Господу богу! А сему не бывать никогда, потому что не бывать никогда! Показывай, мол, дорогу.


Задело Люция, что какой-то ангелок такие возможности со способностями имеет. И хоть и разгорячился он, но понимал, что такая сущность в Аду совсем не лишняя будет, и наскоком здесь дела не решишь.


Через некоторое время отдыхал Никодим на завалинке после трудов праведных. То ли чудище какое своевал, то ли несправедливость исправил. Подустал несколько, вот и сидел на завалинке и трубку курил. Недавно привычку эту приобрел. Друг его Оцеола научил. Грит нагуаль можно увидеть. Предлагал и пейота попить. Но тут уж Никодим отказался. Еще, грит, я ежей не ел. А кактус, он почитай тот же еж.


Ну так вот, сидит значит Никодим, колечки ноздрями пускает. Развлекается. И идет мимо старичок. Ну старичок и старичок. Идет и пусть себе идет. И надо ж такому случиться, что, проходя мимо Никодима, ножку-то свою и подворачивает. И орёт благим матом, мол типа, хана моей ноженьке, мол кормилец из него теперича никакой, и пропадет его семья в составе жены-инвалидки, и семерых детей несмышленышей. И внучков несколько. От этих самых несмышленышей. Долго вопил-то.


Никодим поначалу-то думал, что мол, дедок сам справится. Но так дед развопился, что никакой возможности не стало ни нормально отдохнуть, ни покурить. Короче вынужден был Никодим помочь старику. Иначе в кошмарах стал бы тот преследовать ангела.


Подошел к нему так тихонечко и грит ласково пошто, мол, ты старичок пархатый так орешь, коли ногу всего лишь подвернул. Грит, Если ты, старпер чахоточный, хочешь узнать, как нога ломается, я могу, мол, это тебе в айн момент организовать. И хруст будет и болевой шок, и кости сахарны наружу вылезут. А ты со своим, туда тебя в качель, вывихом взбаламутил всю улицу, и в том числе уважаемых граждан, отдыхающих на завалинке и пытающихся предаться курению трубки, каковую подарил их лучший друг Оцеола Чингачкукович Семинол. Весьма, кстати, уважаемый индеец, который, даже сломав ногу, не стал бы кричать, а просто тут же ампутировал бы себе ногу, дабы не мешала. А вот Дзюрютэн Ямомотович Такага, тоже всеми уважаемый самурай вообще бы сеппуку сделал. А ты вот сидишь и орешь.


Старичок, а это был как вы уже догадались Люций, слегка обалдел, скажем прямо. Он то, наслушавшись рассказов про Никодима, думал, что его под белы рученьки и прямо во дворец к лучшим врачам, выхаживать будут. И нежным куриным бульоном выпаивать с серебряной ложки. А тут чуть ли не пинками гонют. Крепко он обиделся. Грит, ты, мол, не ангел Никодим, а торговка уличная. А я, мол, не старичок, а сам правитель Ада Люций I Лютый, и вывиха у меня никакого нет, мол, а хотел я привлечь твое внимание. К тебе, серафим ощипанный, в гости шел. А ты вона как гостей встречаешь. И еще ангел! В тимуровцы тебе надо идти, а не в ангелы. И вообще, разговор есть, а ты тут разорался как сержант перед новичками. Если хочешь, конечно, можем и дальше тут стоять, но, в бога мать и душу ее за ногу, да за угол, серьезный разговор есть и на улице его обсуждать нет никакого удобства. А ногу я тебе и сам могу тебе сломать. И безо всякой анестезии.


Долго ли коротко, но раз такой базар, то разбор лепить на улице нет никакой мазы. И, соответственно Никодим и Люций склеили ласты до хазы. Чифирнули для порядку, потому как сразу о делах только фраера бакланят. И после чефиру говорит Люций, мол, Никодим, а айда ко мне.

- Куда? - Никодим его спрашивает.

- Да хоть куда, - Люций ему.- Хошь в Дозор, хошь в Рыбнадзор.

- Не, - грит Никодим. – Не канает. Мне и тут не хило.

- Ну что ты здесь забыл?

- Ну не могу я в Ад, Люций. Ты мировой мужик, но там климат не подходящий.

- Да ладно климат. Пару веков и всё. Акклиматизируешься.

- Ну как же я отсюда уйду? Предателем же назовут.

- Да кому ты здесь нужен? Господу нужна цифирь, а близких да родных у тебя тут нету. Айда ко мне, Никодим, а?

- Я ж ангел.

-Ну и чё? Я тож вона ангелом был и ничё.

Твердо стоял на своем Никодим. Но и Люций не зря свою пайку жрал. Сговорились, что завершит Никодим некоторые неотложные дела и свяжется с Люцием для переброски через границу. Оно ж, как нельзя демону в Раю, так и ангел в Аду – дело немыслимое. Ему, ангелу то есть, надо сначала пасть. Это, типа, из Библии.


Месяц потребовалось Никодиму для завершения всяческих дел, уволился с работы и звонит Люцию, мол, я готов. Ну Люций тут как тут. Сивка-бурка прям. Давай грит, падать. Ну Никодим-то и упал. Как стоял, так бревном и повалился. Люций даже испугался. Ну еще бы, туша така, как грянется оземь. Пара домиков даже разрушилось. Люди из домов с добром повыскакивали. Раетрясение подумали, значится. Так вот Люций тоже струхнул и грит, что с тобой, друг милый. А Никодим снизу-то и грит, мол, ты ж сказал падать, вот я и упал. Люций тут захихикал и грит, змей подколодный, мол, не в прямом смысле падать будем, а моральном.


Поднял он Никодима, отряхнул и поведал ему план. Мол, надо заповеди понарушать, и тут же падёшь. Безобразия там потворить и все такое. Никодим грит ему, только, чур, заповедь про возжелание нарушать не будем, потому как, во-первых, уже пробовали – не получилось, а во-вторых, нечем, ангел же, как никак, аппарата Господь бог не предусмотрел. А может, как раз на такой случай предохранялся. Тож ведь не лыком шит, не палкой делан. А чё, грит ему Люций, правда, что Он из Непала? Никодим только рукой махнул. И перешли они к делу.


Самое простое, грит Люций, надо убить кого-то. Никодим ему, ну это, мол, самое простое дело. Это нас хлебом не корми, дай кого-нить замочить. Хошь, грит, тебя Люций грохну? По всем правилам, с превеликим к тебе уважением. Не, Люций ему, меня нельзя. Никак, мол, Никодимушка, меня нельзя грохнуть, потому как кто ж тебя тогда в Аду приголубит, и вообще я жить хочу. Но Никодиму уж больно понравилась идея-то. Грохнуть владыку Ада! Нехило, да? И стал он посматривать на Люция, да придумывать, как его половчее довести до смертоубийства. Картинки стал разные смотреть. Люций видит, что Никодим на него косится, и стал отходить подальше, черт его знает, что ему в голову взбредет. Вернее, черт-то как раз и не знает.

И грит, давай, мол, вон того человечка грохнем? Но Никодим тут заупрямился, ты грит Люций меня под статью подвести хочешь, так давай уж по-серьезному делать. Если кого убивать, так только тебя. Как самого большого злыдня. В других убийствах, грит смысла я теперь не вижу. Мелко слишком. Поэтому либо убиваем тебя, либо ну его на фиг.


Ну на фиг, так ну на фиг, грит Люций, утирая холодную испарину со лба. В конце концов, убийство не такой уж и грех. Да и опять-таки кровь, насилие. Все это, грит, как-то неизящно. Давай лучше кого-нибудь обкрадем? Давай, грит ему Никодим, давно хотел кого-нибудь обокрасть, только вот случая не была. А теперь, мол, осуществлю, можно сказать, мечту детства. Люций расчувствовался и грит, я вот как-то Шамаханскую царицу украл. Сидит она теперича у меня в башне. О, грит Никодим, я тоже хочу Шамаханскую царицу украсть! Люций ему и грит, не получится, потому как царица одна, и я ее уже украл. Отчего же, грит ему Никодим, а я ее у тебя украду. Нет, Люций опять занервничал, зачем же сразу у меня? Давай лучше не царицу украдем, а скажем коня? Да на фига мне конь, удивился Никодим, мне конь без надобности, а вот царица в хозяйстве пригодилась бы. Так что, либо я краду царицу, либо ну его на фиг!


Ну на фиг, так на фиг, грит Люций, облегченно вздыхая. И вообще воровство это как-то мелко и неблагородно. Как будто конфету у ребенка отбираешь. Никакого тебе морального удовлетворения. Давай-ка лучше…


Так сидели Никодим и Люций и перебрали все заповеди. И все сводилось к тому, что либо Люцию крышка, либо его имуществу. И никакого тебе просвета. Измучался Люций. Мозги кипят, да еще и призрачная угроза висит над головой дамокловым мечом. Проклял он уже тот день, когда увидел новоиспеченного демона четвертой категории, поставил жирный крест на его карьере и уже мысленно четвертовал его, и каждый кусочек тела его насадил на кол.

Никодиму тож это все надоело и грит он, мол, Люций, ты мне помочь хочешь или как? Сидим уже битый час, а я все еще не упал. Может ну его к лешему?


Ну к лешему, так к лешему, по привычке сказал Люций и исчез. Наверное туда. А Никодим почесал в затылке, и решил вернуть все как было. Устроился по-новой на работу и зажил спокойной размеренной жизнью. Ну в самом деле, какое тут беспокойство, ежели раз в месяц завалить какого-нить дракона? Тишь да гладь, да божья благодать.


Но с тех самых пор задумчивым стал Никодим. Уж больно по вкусу пришлась ему мысль об изничтожении Князя Тьмы. Кстати, что ж я пришел к вам? У вас костюмчика асбестового с прорезями под крылья нету? Никодим в отпуск собрался. На Адские горы полазить. Ну вы знаете, рядом с дворцом Люцифера.

Показать полностью
10

Особенности ведения бизнеса

Третьего дня решил супружнице подарок сделать. Купить воду заграничную купить пахучую. Ходил, выбирал... Решил купить. Говорят по акции! Закачаешься!

Особенности ведения бизнеса Магазин, Рив гош, Длиннопост

Пришел довольный домой, показываю довольнющий. Супружница в ответ показывает то же на сайте.

Особенности ведения бизнеса Магазин, Рив гош, Длиннопост

Абидна. Звоню на горячую линию, дева горячая и говорит мне голосом человеческим, мол все, милок, парфюм обмену возврату не подлежит. Сижу, обтекаю.

Особенности ведения бизнеса Магазин, Рив гош, Длиннопост

Не будьте как я. Выбирайте в магазине, заказывайте в интернете. Рив Гош наверное буду обходить третьей дорогой. Кот насрал - какашки его сложил в пакетик Рив Гоша.

УПД. Цена с сайта самого Рив Гош.

Показать полностью 2
3

Как Никодим в архив попал

Пожалуй, настала пора рассказать о том, как Никодим попал в архивариусы. Ить не всегда же он работал в архиве и метлой маялся. Раньше был он ангелом-хранителем. Это счас в ангелы хранители берут всякую мелочевку, которая и петлю Нестерова толком-то сделать не может. А раньше это была отборнейшая гвардия самого Господа Бога. Все статные, сильные выносливые и бесконечно преданные Единственному и Неповторимому. Ну Боженьке, кому еще? И работы у них было невпроворот.


Ведь каждому человеку, с рождения до смерти, сажаются на плечи ангел хранитель и демон искуситель. Раньше-то, когда и в Аду и в Раю местов хватало, боролись они за душу человеческую. Никодим-то, поди, из лучших был, ежели не самым лучшим. Бывало таку трепку бесам задаст, что те и не рады, что с ним связались. Души в Рай приносил пачками. Да и то, сам-то силушкой не обижен, бесу рога пообломать, что конфетку у ребенка отобрать. Короче, в передовиках ходил Никодим. Это сейчас, и ангелы, и демоны хранят и искушают спустя рукава, чтоб побольше народу в Чистилище ушло. В Аду-то, как и в Раю местов почитай совсем не осталося. Ну да Бог с ним.


Так вот. Слава-то Никодимовская гремела по всем чертогам. Бесы, ежели узнавали, что им в паре с Никодимом работать придется, от ужаса белели и почти не сопротивлялись. Что опять-таки влияло на Никодимовские показатели. Росли они то бишь. Считай, сколько раз ни посылай, столько душ и принесет. Да еще и соседям поможет. Но был один гад, демон то бишь, который совсем Никодима не боялся. Далигуем его звали. Сам он из китайских бесов был переманенный, но уж больно, гаденыш, старался. Тоже приводов у него было не счесть. Грешников на судилище таскал снопами почем зря. Мечтал все в единоборстве с Никодимом помериться.


Ну ежели сильно захотеть, как говорится, можно и в космос полететь, были бы деньги. А тут даже денег не понадобилось. Люцифер как-то в баньке с Иеговой, да под хорошую закусочку, да с нимфами древнегреческими и уговорился свести их. Предлагал даже пари, но Иегова, хоть и был навеселе, отказался, мол, от Лукавого это. На том и порешили, мол, кто победит, тот и первейший богатырь Рая и Ада. Чемпионом того мол, звать будут. Это вона сейчас всяких чемпионов развелося. И по таким правилам и по сяким. И в таком весе и в таком. А раньше-то все проще было. Смог побить – чемпион. Не смог – так, сявка безродная. А какой там вес, или какими правилами ты там пользуешься – это без разницы.


Ну, Иегова на следующий день указ настрочил архангелу Метатрону, начальнику тогдашнему Никодима, мол, Никодиму след взять под охрану такого и такого человека, да предупреждаю мол, что со стороны Ада играть будет Далигуй. Дабы не расслаблялся, а подготовился. Ну, Метатрон, стало быть, Никодима вызвал, брифинг ему вводный дал, и дисмиснул до 6 часов вечера, по-ихнему до 18:00 по Гринвичу. Никодим-то сразу в штабной архив сунулся.


А надо сказать, что заведовал тем архивом перевербованный из Ада Вергилий. Это во времена Данте он экскурсоводом работал. Но и уже тогда в разведке райской числился информатором. Да в адской контрразведке тоже не зря серу жуют. Засветился Вергилий, ну они его, естественно, персоной нон грата и объявили. Потом, правда, локти кусали, потому как ниточку оборвали, поторопились. А в Раю Вергилию сначала несладко пришлось, ведь чем может себе на амброзию язычник, пусть и бывший, зарабатывать? Поэтов полно, в ангелы не годится. Но не бросать же его, принесшего пользу стране и отечеству? Вот и пристроили писарем в штабной архив. Ведь многих, на кого тама досье было заведено, он знал не понаслышке. Но тут была одна заковыка. Вергилий же поэтом был. Поэтому дела все перекроил на свой лад. Поэтому вместо описания типа «рост 1 метр 95 см, размах крыльев 2,5 метра» в досье значилось например:


Ростом подобный богам, в облака упираясь башкою,

Мог он крылами пол-мира обнять, была б его воля…

(перевод с лат. С.Маршака)

Соответственно Никодим, пять минут почитав такое «досье» на Далигуя, бросил это безнадежное дело к райской бабушке и отправился спать, дабы набраться сил.


Проснулся он рано, сделал зарядку, перекусил йогуртами всякими, потом на тренировку по легкой, потом тяжелой атлетике, потом немного в бассейне поплавал, и собрался собственно на Землю. Человечек, на Земле уже родился, и ему должны были вот-вот дать имя Сумоко Шигава.


Вы никогда не задумывались, как ангелы попадают на Землю? Ведь Рай не просто на небе, раз – спикировал вниз и все, так не получится. Рай он скорее вот немножко под небом и налево. Причем выныриваешь совсем в другом пространстве-времени. Это мне тут один шизик рассказал. Однокамушкин его фамилие. Свистел, что он, мол, придумал какую-то теорию там. Говорит ее уже в институтах более полувека преподают, но до сих пор он один только ее понимает. Вот. Уж не знаю, какой там фокус ангелы проделывают, но они тут единственные кто туда спуститься может.


Так вот Никодим значит так и сделал, только наоборот разумеется, сначала направо, потом вниз. И тут же на Земле оказался на правом плече этого Сумоко. А на левом появился Далигуй. Это для паритету значится. Увидели они значится друг друга и …


Вообще-то сразу тузить друг друга запрещается. Вернее не совсем запрещается, просто ну, человек должен сначала вырасти, делать поступки разные, демон должен настраивать его на плохой лад, ангел на хороший. А вот когда помрет, тут они обычно и тузятся. Но не долго иначе душа ускользнет.


А тут они друг друга увидели и прям как мозги поотключалися у них. Со звериным рыком сцепилися. И то сказать, сколько готовились к противоборству, что ждать уже было невмоготу. Сначала-то только честные приемы применяли. Там выворачивание крыльев, обломание рогов, залом хвоста, перелом нимба. Потом видят – силой равны, стали использовать запрещенные приемы. Никодим энергетическим хлыстом хлещет, Далигуй поток нейтрино из глотки выпускает. Ну про газовое облако, и световую вспышку я уж не говорю. Короче полное мракобесие и Армагеддон учинили. Да вы слышали небось. Хиросима тот город назывался. Это потом уж придумали, что, мол, бомбу туда сбросили. Потому как объяснить не могли, как цельный город так раздербанило. Ну понятно, что людёв там поумирало – тьма. Души как рванут, значится, вверх и налево. Ангелы-то с демонами, которые других людишек сторожили сначала было замешкались, право слово, ведь не ожидал никто, потом стали хватать и своих и чужих. Ну драки там мордобой, глядя на Никодима и Далигуя кое-кто тоже стал применять запрещенное оружие. Их потом объединенные Адско-Райские силы полиции в Нагасаки прищучили. Ну да про ту свару я рассказывать не буду.


Так вот а эти-то значится ни на что внимания не обращают, месят друг друга. И опять-таки замесить не могут. Уж и дышат тяжело. Тут-то их и повязали. И право слово – переполоху наделали – жуть. Обычно ж как? Ежедневно порциями принимают в Рай и в Ад. Ну, тыщ сто в день. А тут разом дневную норму как жахнут! И все в Рай, стервецы, метят. Естественно все затрещало. Кто раньше жил в двух комнатных хоромах – на кухню переехал, ко всем жильцов-то подселили почитай. И так строить не успевали вследствие войны, а тут такое. Последний раз такой переполох был, помнится, на Бородинском сражении. Отчего, думаешь, сейчас все строятся кому не лень? Да субсидии всякие на строительство выдают? К войне готовятся, как пить дать к Армагеддону и готовятся.


И вот значится уж чего тама в Аду с Далигуем сделали не знаю, не слышал я с тех пор про него, а Никодима-то крепко взгрели. А после того в ссылку отправили. На Землю значится. Только перед тем обыскали всего, всякие финтифлюшки у него забрали секретные и засадили в тело, значится, какое у нашего с вами брата. А ангелу в теле человеческом не сладко приходится, уж поверьте мне. Сами то они меньше, чем 2 метра не бывают, плюс крылья. О как! Попробуй-ка все это размести в тельце метр с кепкой. Потому и был Никодим в том теле скрюченный донельзя. Потому и не мог проявить себя, как ангел. И силушкой не мог похвастать и ловкости тоже никакой. Ладно ум тот же остался.


Только вот ведь у Никодима-то молодого, не то что счас, соображение было-то того. Ну подраться, стать показать, повеселиться. Таки в человеческом теле не забалуешь. Видать для того и направили, чтобы ума поднабрался.


Уж где он там бродил, того не знаю. Сам Никодим не рассказывал, а я особо-то и не спрашивал. Однако по истечению положенного срока вернули его в Рай. Никодим-то вернулся конечно, только стал он какой-то не такой. Все говорил, что Бога нет. Что это все сплошь суеверия и бабушкины сказки. Чисто с ума сошел. Если говорил, Бог есть, пусть он меня за богохульство покарает. Молнией, али еще как. Мол, если он есть, то отчего он такое непотребство на Земле допускает, что хорошие люди страдают, а плохие живут припеваючи? Мол, если он есть, то почему его священники развратничают, пьянствуют и даже гомосексуалистов венчают церковным обрядом? Если он всемогущ, почему ничего не делает?


Слушали, его слушали, да и доложили куда след. Опять его под белы рученьки и на судилище. Народу в тот день собралась – тьма. Интересно же, елы-палы.


И вот значится, сидит Иегова, по левую руку от него сидит Люцифер значится, как почетный гость, тоже же интересно. Там серафимов, ангелов, сил и престолов не меряно. Все архангелы. Никодим значится напротив. Далее привожу, чтобы не быть голословным стенографию сего судилища. Только никому не показывайте, копия эта не лицензионная, так для домашнего пользования. Ежели что, я вам ее не давал.


«Иегова (И): Имя твое, ангел.
Никодим (Н): Никодимом был всегда.
И: Утверждал ли ты Никодим, что меня нет?
Н: А ты кто?
И: Аз есмь Бог.
Н: Бога нет. Есть неизученные явления, которые порождают суеверия. Только непроходимые дикари верят в богов.
И: Не в богов, в Бога, потому как аз есмь один.
Люцифер (Л): Бога нет. А Дьявол есть?
Н: Дьвола тоже нет, потому как Бога нет.
Л: (обиженно) Одно совсем не вытекает из другого.
И: (сердитоЛюциферу): Цыц, я здесь главный! (Никодиму) Видишь ли ты меня?
Н: Вижу.
И: Аз есьм Господь. Ты меня видишь и говоришь что меня нет?
Н: А откуда я знаю, что ты Господь? У тебя документ есть?
И: (ошеломленно) Какой документ?
Н: Как какой? Что ты Господь?
И: Погоди (пауза) Давай-ка начнем с другого. Ты ведь ангел?
Н: Ну (задумчиво) не знаю, раньше-то считал себя ангелом, но потом узнал, что ангелов нету. Ну может ангелы и есть. (решительно) А вот богов нету!
И: (задумчиво Люциверу) Ну и субъект. Что делать будем?
Л: (Никодиму) А по-твоему ты сейчас где?
Н: Как где? Здесь...»

Дальнейшую запись приводить не имеет смысла, поскольку вопросы чередовались, однако ж Никодим стоял на своем. Мол, нет богов и все, баста! Существование Ада тоже отрицал, как такового. Мол, не был там, значит нету его. Мол, свозите, покажите. А как ему покажешь, ежели ни один ангел в Ад попасть не может, ежели он не павший? Это в Рай, кто хотит шастает. Все потому… ладно в другой раз расскажу.


Так вот. Судилище шло аж трое суток. Задолбались все. И зрители, и Иегова с Люцифером. Под конец устал и Никодим. И то, твердить одно и то же три дня кряду. А тут выяснилось на третий день, что некоторые в раю стали тоже задумываться, есть ли Бог на самом деле? И то, ежели за три дня не доказали обратное. Да вы в учебниках небось читали про то. Так и называется: «Никодимова ересь». Решено было кончать с Никодимом и кончать быстро. Убить ангела нельзя, в Ад его не отправишь, да и не взял бы его Люцифер. Уж больно обидел его Никодим, прямо в глаза сказав, что его нету. Самое дальнее место в то время был архив Небесной канцелярии, тогда еще только созданной службы, ведущей учет и перепись населения Рая. Туда Никодима по быстрому и отправили. Там он и чах, и совсем бы зачах, ежели не призвали его на действительную службу в Специальный Ангельский Батальон Быстрого Реагирования. Ну да ту историю вы знаете.


Тут и сказке конец, а кто до конца дослушал и не заснул – молодец.


Показать полностью
8223

Рабочее

Вчера решил самостоятельно произвести инвентаризацию магазина. Раньше это делали продавцы и замдиректора. Надо отметить, что жалоб клиентов не было, по документам все сходится. Складской учёт тоже в порядке.

В итоге в торговом зале нашёл два холодильника, две поверхности и три духовки оплаченные и доставленные клиентам год назад. На вопрос: "Как так?" никто не смог дать вразумительный ответ.

Они клиентов после покупки убивают что ли?))

4

Как Никодим жениться ходил

Никодим в сидел в архиве и чинил свою метлу.

«Почему, скажи на милость, неженат я не пойму?»

Дело сделано, и вот Никодим в поход идет.

Где найдет свою невесту? Где покой он обретет?

Жил-был ангел. Звали его Никодимом. Служил он в Архиве Небесной Канцелярии. А в свободное от основной работы время проходил службу в Специальном Ангельском Батальоне Быстрого Реагирования. Реагировал, значит. Это сейчас вона нечисти почти не осталося, а тогда почти под каждой кочкой бес сидел.

И вот, значится, жил он себе жил, да чего-то как-то ему было не того. Скучно было, одним словом. Изредка, правда, развлекался он, было дело. За зайцами любил ходить. Но все равно, тоскливо как-то было и одиноко. И надумал он тогда жениться. А чего? Мужик справный, достаток есть, на двух работах как никак. Сам не дурак и не урод. И решил он отправиться на поиски жены, значит. Собрал котомочку, рапорт написал, мол, так и так, отпустите в административный отпуск на неустановленный срок по семейным обстоятельствам. Ну или почти семейным. Закрыл архив и отправился на все четыре стороны.

Рапорт евоный попал Самому Главному Командиру САББРа. А тот в прошлом, надо сказать, имел некие трения с Никодимом. Тогда пришлось ему отступиться, но обиду он затаил. И не упускал случая напакостить. Сначала-то он возмутился. Как так, какой отпуск, к такой-то, извиняюсь за выражение, матери. А потом сообразил, что может ситуёвину повернуть в другую сторону, чтобы Никодиму она дышлом вышла. И рапорт Никодимовский «потерял». К Никодиму же приставил шпика, чтобы не потерять из виду. Никодим-то конечно шпика приметил, да и как не приметишь в чистом поле то. Но от себя не гнал, все тварь живая. Авось пригодится.

В дальний ящик сунул рапорт. Шпика свистнул, наказал

Присмотреть за Никодимом, чтоб нигде тот не пропал.

Сам замыслил злую шутку, и пустил везде волну:

«Никодим идет по весям, выбирать себе жену».

Задумал командир не доброе. Знал, поганец, что хуже бабы – зверя нет. На себе знал. Это он сейчас такой, а раньше знаешь, какой был? Орел! Красив и строен был, отважен и умен. Да на беду женился. Через некоторое время у него живот появился, оттого, что ел всухомятку, жена ему плешь проела, а уж про характер, ни в сказке сказать… впрочем, сказал уже. Так вот, бывалыча, придет командир домой, а жена его уже ждет. И начинается! Ты, мол, такой-сякой, и зарплата у тебя такая же, и ничего по дому сделать не можешь, даже гвоздя ржавого в стенку забить, только, мол, и знаешь, что на диване валяться, да газеты читать. Брюхо вона какое отрастил, а ум весь пропил. Я тут, мол, для него и готовлю и стираю, и убираюсь. Чисто рабыня, загубил ты мою душеньку.

И все в том же духе. Иной раз командиру и ответить есть чего, да он молчит, потому как знает, что жена запомнит, а потом отыграется вдвое.

И вот придя к такому решению, устроил он конкурс, мол, кто из девок сможет влюбить в себя больше мужиков, да потом скорее всех тех мужиков изведет, та, мол, получит последню модель райского наслаждения и муженька в придачу.

Девок собралось немеряно. И всем того наслаждения хотца. Мужичок-то, конечно, особливо не нужон. У кажной по дюжине кавалеров, но лишний мужик таки не помешает. Шо уж там был за конкурс рассказывать не буду, потому как к нашей истории никакого отношения не имеет, а во вторых, срамно это. Скажу только что мужиков было загублено много. Потом даже реабилитационные курсы открыли. «Как избавиться от стервы за 10 дней» назывались.

Победила в том конкурсе Юлька-стерва. Стервозина была еще та. Сама рыжая в кудрях, голос такой мягкий грудной. Ей бы певицей стать, про айсберги всякие там петь, али про розы, цены бы девке не было. Да честно говоря, и в девках-то она засиделась порядком.

Сначала-то, когда победила, вой подняла, мол, подавай наслаждение, а мужичок потом приложится. Но командир в арьергарде жену держал. И Юлька, оценив Командиршу, решила не связываться, мол, себе дороже. А командир, чтоб как-то ее уговорить поясной портрет Никодима ей показал. Понравился Никодим Юльке. И согласилася она подождать, когда он в городе появится. Тут же шпику указание дали – вести Никодима под белы рученьки, ноженьками перебирая часто-часто, в стольный град, где ему жену подыскали. Никодим обрадовался и быстрым способом, лётом тоисть рванул в столицу.

По столице слух ползет: «Никодим к жене идет».

Все готовятся к попойке, в нумерах латают койки,

Бочки браги и винца всё привозят без конца.

Юлька платье дошивает - Никодима поджидает.

И вот наконец Никодим вошел в город. Встретили его прямо у ворот. Встречающих было много. Юлька, Командир с Командиршей, всякий люд городской, любопытствующий. Хорошо встретили. Хлебом солью. Хлеб в глотку засунули, чтобы пикнуть не мог, а солью глаза закидали, чтобы Юльку то разглядеть толком не смог. И тут люд-то городской заорал, закричал, и Юлька с ними, кричит Командиру подавай, мол, теперича мое райское наслаждение последней модели, мол, мужик вот он у меня в руках и никуда не денется. Командир вздохнул, вытащил самый большой кокос, который смог найти, и запустил его в Юльку. Та, конечно, в отруб райский, кокос пополам – все честь по чести. Тут Никодима и Юльку под белы рученьки, и на площадь, где столы накрыты. И давай гулять! Хорошо гуляли. Славно так. Это не как сейчас гуляют. Только опохмелялись потом неделю. Маха то вот губу аж прокусила, а король заморский англицкий Эдуард, все жалился, что вот мол, зарекался не пить, а все не получается, мол, перед мамой срамно как-то. Да и как тут бросишь пить в раю-то, здесь же всего навалом?

Сам я, признаюсь, тоже лишку дал. Тут помню, тут не помню. Помню приставал к кому-то, а зачем, и чем все закончилось – черт, прости господи, его знает. Одно помню справно – танцевал гопака с Командиршей. Бр-р-р-р, до сих пор мураши по коже бегают. Но вообше-то ничо. Ничо она в смысле гопака пляшет. С чуйством так. Заводно. Ну да ладно, отвлекся я.

Самое интересное первой ночью-то и произошло. Юлька-то опомнившись от наслаждения потянула Никодима в нумера, и оттуда сначала раздавалися крики дикие какие-то, а потом и вовсе вопли нечеловеческие. Чуть погодя и сама Юлька-то выбегла и из виду скрылася. Знающие люди говорят, что Юлька ундиною какой-то оказалась. Кикиморой по-нашему-то. И придя в тесный контакт второго рода с ангельской сутью Никодима, получила ожог срамного места. Сам поручиться за то не могу, однако Никодим у нас ангел справный. Не четвертинка кака-нибудь и не половинка, а чистых кровей ангел. Род свой ведет аж от Архангела Михаила, которому приходится троюродным внучатым племянником его падчерицы. Короче, почти внук. Были правда и другие разговоры, но этих говорунов быстро заткнули, и повторять я за ними не буду.

Никодим-то сначала расстроился, что, мол, женат-то толком не был, а потом ничё, втянулси, и свадьба у нас плавно перешла в развод, а потом, как я уже говорил в похмелье. Так что к концу праздника уже все про Юльку и позабыли, как не было ее.

Убегла жена. Один, неженатый Никодим.

Все грустнее с каждым часом, бьет сильнее по мордасам.

Пьяный ангел зело крут. Да какой же здесь уют?

Может если бы женился, хоть тогда б угомонился?

Командир-то как очнулся, не сразу в себя пришел. И право сказать, раздулся весь и не узнать. Выйти даже хотел, да вовремя одумался. Вспомнил в кого пришел. Жена помогла, иди, говорит, Игнат Федорович макароны жрать, пожалуйста. Тут всё к Командиру-то и вернулось. Вспомнил он про Никодима, про Юльку вспомнил. И тошно ему стало. Но не таков был наш бывший орел, а теперь мелкий пакостник, чтобы сдаваться. Не таков. Пожрал он макаронов, и сел писать записку в Небесную Канцелярию. Мол, так и так, служащий Никодим самовольно оставил вверенный ему архив, и направился к продажным девкам, где учинил массовые беспорядки. Мол, ввиду выше изложенного прошу применить меры (см. приложение №1). И приложил манускрипт о пятнадцати листах, на которых красочно, в подробности, изложил, чего он именно предлагает применить к Никодиму. Начал с дыбы и испанского сапога, а уж чем закончил язык не поворачивается сказать.

Тут же гонец из Канцелярии был направлен к Никодиму с требованием немедленно явиться пред светлые очи Архангела Уриэля, дабы понести наказание. Никодим ни секунды не медля, направился в Небесную Канцелярию получать люлей. Пришел он, а там дворец. О ста маковках, все золотом горят, из белого камня сложены. Красотища! Внутри горницы светлые, просторные. не одна семья могла бы укрыться в таких хоромах.

И вот идет он по коридору. А навстречу ему девица-красавица. Глаза карие, брови черные, и тихонько так, про себя, улыбается. К груди чего-то прижимает, как дите малое. У Никодима тут-то дыхание и сперло. Правда потом вернуло, быстро вернуло, пока не опомнился. Ангел то наш и говорит, мол, ты кто девица красавица, глаза карие, брови черные? Чему улыбаешься и что несешь, будто младенца к груди прижимая. А девица ему в ответ я, мол, Дина из миссии татарской, а несу я жизнеописание артистки известной, Ториамосом которую кличут. Только ее у меня не хватало. Потому и улыбаюсь.

Приглянулась она Никодиму. Да торопиться надо, нельзя начальство задерживать. Приглянулась ты мне, говорит, девица, да только тороплюсь я. Может смогу еще разочек тебя увидеть? Та ему в ответ сегодня, мол, тридцатое сентября. Жди меня на этом месте ровно тридцать дней. Если по ту пору не приду я – значит, не приду вовсе. И убежала. А Никодим направился дальше.

Ну как Никодим по начальствам ходит не мне вам рассказывать… а, тоже рассказывал? Проще сразу сказать, что была у него копия рапорта, и все он прояснил. Уриэль его наказывать не стал, и даже отпускные выписал, только не выдал. Сказал, что деньги пойдут на возмещение ущерба после свадьбы. Да Никодим и не сильно переживал по этому поводу. Перед глазами стояло лицо девушки с карими глазами и черными бровями, тихонько улыбающейся про себя. Представлял он как она разговаривает по мобильнику с мамой, как приходят сантехники к ней домой трубы менять, как … много чего успел Никодим представить пока ждал Дину. Спросите дождался ли? Не знаю, пока семнадцатый день пошел его ожидания. Ежели дождется, я вам первый расскажу.

На холме, что у дорог Никодим застыл и ждет.

Летят самолеты – Салют, Никодим!

Плывут пароходы - Салют, Никодим!

А Никодим все один…

Показать полностью
7

Как Никодим за зайцами гонялся

С тех пор, как Никодим пришел из армии, жизнь совсем другая пошла. Ранее бывало, что ангел-то наш и к бутылочке с адской водой прикладывался, и чертей поминал. А теперь совсем другой стал. Утром-то крыла расправит - и на круг. Крылья тренировать, дабы не уставали. Петли всякие делает, затейник, неча сказать. И потом в архиве у него всегда порядок. Он ведь каждый божий день шкафы с книгами переставляет по-новому - руки тренирует. И пыль всегда своей боевой шваброй вытирает. Перевелись в архиве и жучки, и паучки. И моль всю Никодим повывел. Посветлело сразу в архиве. А поскольку всегда порядок и Никодим все знает где лежит, стало у него время появляться.


И стал он книжки-то архивные почитывать. Мол чтобы порядок-то был. Чтоб знать, что где лежит. И, понятно, в глазах свет стал появляться просвященный. Это раньше Никодим-то не особо охоч был до чтения. Забитый, в общем-то, ангел был. Все имена Бога толком не знал. А сейчас и не подходи, и ни спрашивай ничего. Про все на свете знает. И сколько колен потомков Иосиф воспитал, и кого заклали в жертву на горе Сион в таком-то году незапамятном. И стали к нему за советом приходить. Сначала молодежь ангельская приходила с расспросами, мол, как там в столице. Потом и старички приходили узнать, как да чего. А потом уж и ангелицы потянулись. В книгах ведь и рецепты всякие были. И для каждого находилось у Никодима и слово ласковое, и совет добрый. Уважать стали Никодима. Факт.


Но со службы в Специальном Ангельском Батальоне Быстрого Реагирования (САББР) его, понятное дело, никто не освобождал. Да и кто ж его, родимого, освободит, коли назначен он был самим Главнокомандующим Всего Рая и Окресностей архангелом Гавриилом? И получал потому Никодим двойное ангельское жалование. А за порядок в архиве еще и премию. Хорошо жил, проще говоря. Что принесло ему еще большее уважение. Ему бы пора уже и о женитьбе задуматься. Но понимал Никодим, что двойной его жизни тогда придет конец. Потому и не женился.


Через некоторое время Никодим уж грешным делом думал, что забыли про него в столице. Но не тут-то было. "Ишь," - думал Самый Главный Командир САББР, - "накричал, страху навел, и в кусты. Непорядок, не по-ангельски это." Не думал он, что Никодим не со зла это все делал-то. Наоборот, думал, что Никодим все это нарочно устроил, чтобы его напугать.


А Командир, надо сказать, с демонами якшался. На крючке у них был. Не устоял перед искусом. Ну то, что ангелы нет нет да испробуют адской воды - то не секрет. Сделана-то она демонами. Да демоны-то ангелам родней приходятся. И ничто демонское ангелу не чуждо. Разницы-то меж ними только во взглядах, да и то только меж верховными вождями. Ну Иегова-то главнее, положим, будет. Но вот Светлоликий Князь Михаил-то приходится злоумному Люциферу чуть ли не братом родным. Ну так вот, однажды наш бравый Командир-то перебрал водички адской, и проснулся с утра с большой головной болью. А рядом - суккуб. Демоница ему улыбается, значит, и говорит, мол, попал ты командир. Мы все на пленочку записали, и если ты на нашу разведку работать не будешь, то стукнем куда надо. А суккуб эта оказалась сама Лилит. И согласился наш Командир. Это ведь не просто грех был, а политический акт, так сказать. Предательство всех интересов Рая. Сослали бы его прямиком в Ад. Это ведь на экскурсию в ад ездить весело огни там, казино всякие. А ты попробуй там поживи-ка. Атмосфера опять-таки никакая. Загазованость по всему аду такая, что мама не горюй. Экология тама хромает на всю голову. И не только. Короче жить там резона никакого.


И стал Командир, орел наш, работать на демоническую разведку. Секретаршу себе взял из вампирш. Только замаскировал ее под ангелицу. Верочка-то как раз и оказалась той вампиршей. И только он, значит, во вкус своего нового положения вошел, тянул и адскую и райскую мошну потихоньку и жил себе спокойно, как появился Никодим и напугал его до смерти. Показалось ему, что по его душу пришел Никодим-то. Что прислали его с целью вывести его, демонического пособника, на чистую воду. Потому и отослал Никодима подальше. Отослать то отослал, да не забыл. Посоветовался с Верочкой, и решил избавиться совсем от Никодима.


Злое дело затеял. И потихоньку у него рожки стали расти и хвост. Ну хвост-то он сразу купировал. Хоть и больно было. А вот рожки стал подпиливать по утрам. В демона стал превращаться командир-то. И замыслил, следовательно, дьявольское злодейство. Отослать Никодима туда, откуда тот вернуться не сможет. И подвернулась ему под руку книжка умная. Всякие там рецепты были: и пойди туда не знаю куда и принеси мне то не знаю что, и про Кудыкину Гору. Но в книжке и на Кудыкину Гору доходили, и приносили это самое не знаю что. Один лишь рецепт ему понравился. И так он его повертел и так. И по всякому получается, что вариант беспроигрышный. Но Командир, сокол-то наш сероводородный, был умен ангельским умом и должен был убедиться во всем наверняка. Потому собрал весь вычислительный и аналитический центр САББР и дал им императив расчитать, мол, шансы на успех в поимке двух зайцев одновременно. И цельную неделю программисты составляли программы, потом еще неделю все серверы вычислительного центра работали в авральном режиме. Аналитики вычерчивали графики воздействия геополитических событий на результат погони и влияние оного результата на курс доллара и цены на нефть. И так прикидывали, и так. И оказалось, что никак одному ангелу, будь он даже Архангел Магической Сущности не поймать двух зайцев одновременно. Потому как все равно бесконечно малый отрезок времени должен быть между поимкой первого зайца и второго.


Обрадовался командир, жук навозный, такой растакой кобель, и повелел набрать Верочке на печатной машинке, да на фирменном бланке, следующий приказ за исходящим номером 666:


"Рабу Божьему ангелу Никодиму для служебного исполнения.

Строго секретно и не подлежит разглашению.

А коли разгласишь, то предам тебя Анафеме и отлучению от Лика Божьего.


Пойди, Никодим, туда-то туда-то, и в там поймай мне двух зайцев во Славу Божью. Ибо слух пошел на Земле, что никому невозможно это сделать даже Господу Богу. А поскольку мы должны реагировать быстро, на происки Диавола, то пойди и соверши это. Поймай одновременно двух зайцев, да смотри одновременно, не то будешь препровожден в узилища адские, где сера кипит и экологии никакой. И зачахнешь тогда ты там, и бесом мелким станешь.


дата

Самый Главный Командир

Специального Ангельского Батальона Быстрого Реагирования."


Верочка пока печатала сей приказ, сломала два ногтя и испортила пять бланков, поскольку непривычна была к этой работе. Она вообще к работе не была привыкшая. Она цельный день собирала с кавалеров вино и шоколадки, а ночами вместе с Самым Главным Командиром предавалась чревоугодию и прелюбодеянию. А тут понимаешь работать пришлось. Нелегко ей было, но Верочка была опытной шпионкой, и справилась с этими трудностями. И потирая руки от удовольствия, Командир, козел наш с рогами-то подпилеными, отправил сей приказ Никодиму.

А Никодим-то сперва, как получил приказ расстроился сначала. А потом подумал, чего это я расстраиваюсь? Я ж присягал Трону Райскому на верную службу, да и опять же развеяться все не мешает. И решивши так, повеселел. Взял к себе в архив ангелёнка посмышленей, рассказал что да как. Наказал строго настрого пыль везде вытирать, и порядок поддерживать. Собрался и вылетел в путь.


А путь его лежал через горы. Летит, значит, Никодим, силушкой играет, петли свои в небе выписывает. И тут на верхушке горы замечает какой-то мужик сидит. В белом весь, и волосы у него белые и бородка такая же. Ну вылитый Сарумян или Гендальф. Только подстриженный аккуратно и бородка не в пример короче. Подлетает Никодимушка к нему дорогу спросить, и за жизнь потрепаться. Долго летел ведь, соскучился по слову человечьему. А тот ему и говорит:

- Здравствуй, Никодим.

Тот ему, мол кто ты такой, и откуда ты меня знаешь-то? А старик и говорит:

- Меня зовут Архитектор, и я давно за тобой наблюдаю. Раньше я сидел в черном-пречерном городе, в черном-пречерном здании, и мониторов у меня было видимо-невидимо... и пять раз я перезагружал все, а потом пришел один мудак, который шуток не понимает, и взорвал мое здание. Так что я сюда перебрался. А про двух твоих зайцев я знаю - это глюк программы. Подвисает программа-то. Пора переустановить ее, и реестр почистить. А то, понимаешь, временные файлы никто не стирает и память...


Дальше старик понес такую ахинею, что у Никодима голова разболелась. И про то, что нахрена делать сетку из четвертых пней, если сервак трехсотая целка, и про то что мастдай с двумя сиськами линуксу не конкурент, и все в таком духе... А потом внезапно остановился, и говорит:

- Вот ты-то, Никодим, мне и нужен. Сейчас я дам тебе диск с дистрибутивом, и будешь ты инсталятором.


И понял Никодим, что еще немного, и пропадет он без вести и славы. Но на его удачу на горизонте появилась точка, которая быстро увеличивалась в размерах, пока не превратилась в мужика-доходягу в кожаном плаще, который летел по небу совсем не по-ангельски. Ангелы они ведь крыльями машут. А этот без крыльев летел. И скорость у него была, что у твоего СУ-27. А за ним по пятам летела цельная эскадрилья Агентов Смитов. Этих-то Никодим знал. Потому что про них еще архиеписком Гоблин писал, в своем богоугодном труде "Братва и кольцо". А за ними еле поспевая, летел вертолет с братьями Вачковскими, которые снимали всю эту фантасмагорию. И понял тогда Никодим, что попал в Матрицу. И что если по быстрому не свалит, то конец настанет его бессмертной душе не смотря на то, что она у него анегльская. И точно, только он взлетел началась такая революция... Никодим дыхание перевел только когда крики Нио, Агентов Смитов, Архитектора и твинсов Вачковских затихли вдали.


А вокруг была неописуемая красота. Только видно ничего не было. Поскольку темень была кругом. В чащу Вековечного Леса попал Никодим. И тут надлежало ему поймать обоих зайцев. И только про них подумал, как на него выскакивает заяц. Кинулся было к нему Никодим, а тот и говорит человеческим голосом:

- Не бей меня, Иван-ца... блин, Никодим! Я не заяц, я - кролик. Но где зайцы - покажу.


И привел, Братец Кролик, Никодима на поляну. Смотрит Никодим, действительно два зайца на поляне трын-траву косят. Один на одном конце поляны, а второй на другом. И никак их одновременно не поймать. Как ни крутись. Далеко больно. Закручинился тогда Никодим, и пошел прочь от поляны.


А надо сказать, что в тех лесах обитало чудо-юдо инопланетное, терроризировавшее всех окресных эльфов. Да так затерроризировало оно их, что загнало эльфов в гномьи норы. А те страсть как не любили друг друга. Но пришлось уживаться. Все таки плох сосед, да свой, земной. Вот так, удивительны дела Господни. Впрочем, не зря гномы эльфов не любили. Смиты-то тоже из эльфов были, если послушать преподобного Гоблина. Впрочем не о том речь.


Идет, значит, Никодим, кручинится, ангельские слезы проливает. Клянет на чем свет стоит вампиршу Верочку и сожителя еёного матом трехэтажным. И тут на него выпрыгивает чудище инопланетное. Ликом страшным о четырех жвалах. Хищником его кличили. Выпрыгивает весь в броне незаметной глазу, и смотрит прямо на Никодима. Ну, понятное дело, Никодиму доспех тот обманчивый все по боку. "Уйди,"- говорит, - "чудище, с моих очей долой, а то зело я опечален". Удивилось чудище, что видит его Никодим, но виду не подало, потому как тренированое было на всякие неожиданности. Если надо было бы оно и руку себе отрезало, и глазом бы не моргнуло. Так вот не дрогнуло чудище, и запустило в Никодима копье свое телескопическое. Но взмахнул крылами Никодим, и перехватил то копье на лету. И огрел им Хищника, дабы неповадно было. Охнуло, крякнуло чудище, и вошло в землю по самые колени. Но не растерялось. Выхватило откуда ни возьмись бумеранг молекулярно обточеный, разрезающий даже камни ако масло, и кидануло его в Никодима. Понятное дело, пришлось тому наклониться, и бумеранг улетел вверх. Так сильно его чудище запустило, что долетел бумеранг до самых Райских Врат, куда вонзилось и оставило глубокую зарубку. Три дня все райские серафимы его выковыривали. Пальцев поотрезали - страсть сколько много. Но вытащили и в музей ангельской славы сволокли, где он и до сих пор находится.


Так вот пригнувшись-то осерчал Никодим, и вторым ударом загнал чудище по самую шейку в сыру землю. И взмолилось тут чудище человечьим голосом:

- Никодимушка, не губи мою душу, пожалей Соловушку!


Удивился Никодим, и не стал добивать контрольным ударом в голову чудище. И вот что оно ему рассказало. Что раньше Хищник был нашим земным вполне чудищем - Соловьем-разбойником, и пробавлялся случайными путниками под Чернигов-градом. Даже честным был разбойником. Поставил камень дорожный с предупреждением, мол, типа живу я здесь, и нефиг сюда соваться. Но все всё равно лезли, как будто медом намазано. Потом, вроде даже, комедию сняли про эту историю. "Шрек" называется. Ну имена естественно изменили. Принцессу какую-то дурацкую придумали, осла говорящего, слюнявый хеппи-энд нарисовали. Но фильмец ничего так получился, ребятенки с удовольствием смотрели. Так вот, на самом деле, настолько все эти калики перехожие и богатыри скудоумные достали Соловья-разбойника, что решил он податься куда подальше. И привела его кривая дорожка прямо в логово Хищников. Ну, естественно, драка была. Много Хищников положил Соловушка, но и его самого скрутили, и проводили над ним всякие генные эксперименты в результате которых потерял он свою человеческую сущность. Ну и деваться уже было некуда. Согласился Соловей работать охотником у Хищников. Обучили его штукам всяким новомодным, одарили обмундированием заморским, и отправили в Лес Вековечный страх наводить на местных жителей.


Послушал Никодим Соловья, и пожалел его. Достал его из сырой земли, и сказал, мол, если искренне раскаешься в грехах своих, то попробую я чудо сотворить. Ангел я все-таки какой никакой. И тогда раскаялся Соловей, и сотворил Никодим чудо, и стал Соловей опять человеческого виду. И вся генная дрянь, закачанная в него Хищниками испарилась. Возликовал тогда Соловей и трижды облобызал Никодима, как тот ни сопротивлялся. И сказал тогда Соловей:

- Никодим, спаситель ты мой! Что я могу сделать для тебя? Все сделаю, друг ты мой верный!


И рассказал ему Никодим тогда про задачу невыполнимую. Рассмеялся Соловей, и сказал, что это службишка - не служба. Показал он Никодиму скафандр свой боевой с компьютером встроенным и пушкой самонаводящейся. Все предусмотрели аналитики и программисты САББР, но не могли они учесть того, чего не знали.


Дальше дело простое. Пришли Никодим и Соловей на полянку, навели на зайцев пушечку. Компьютер все быстренько прицелился, выстрелил две сеточки с таким расчетом, чтобы в одно и то же мгновение словить тех зайцев. И Никодим торжественно поднял длинноухих за уши, и потряс ими над головой в знак победы. Зайцы-то конечно не так чтобы уж очень рады были. Однако и испугались не сильно. Ибо закаленные зайцы-то были. Они ж в даже в полночь пятницы тринадцатого трын-траву эту косили. И все им было, собственно, трын-трава. Укуренные эти зайцы были. Они даже толком и не сообразили, что происходит. Один только сказал:

- Хе хе-хе хе, баклан, тебя, слыш, типа поймали!

- Ха ха-ха cool,- добавил второй.


Простился Никодим сердечно с Соловьем-разбойником, и с зайцами под мышкой отправился в обратный путь. Никаких препятствий он на своем пути боле не встречал, и спустя некоторое время вошел он в здание штаб-квартиры САББР. И прямиком к Самому Главному Командиру.


А тому уже доложили с вахты: "К вам опять этот псих, который в прошлый раз бучу устроил приперся. И зайцев обкуренных приволок". Дюже испугался Командир, ангел недоделаный, предупредил Верочку, что типа он на совещании, поручил ей зайцев забрать и передать Никодиму, мол, типа пусть убирается ко всем чертям, то есть ангелам, в свой архив и никому ничего не рассказывает. А сам в кабинете заперся. Верочке, конечно, тоже страшно было, но ей-то некому было поручить это дело, и пришлось ей встречать Никодима, и делать как все сказал Командир.


А Никодим и рад. Сдал зайцев под расписку, и отправился восвояси, мечтая как награждают его орденом Божественного Облика. Лишь одно подпортило ему настроение. В коридоре встретил он хмыря одного. Такого в черном плаще с красным подбоем и с бородкой типа "эспаньолка".

- Странные вы ангелы создания. Если все получается - "Хвала Господу!", если нет - "Неисповедимы пути Господни!" А есть он или нет, его рука или Его Величество Случай, управляет вашими поступками, вы не задумываетесь. Верите в него и все. Странный вы народ - ангелы.

И сказав это, растворился. Никодим почувствовал острый запах серы и нахмурился. Но делать нечего, Нечистый уже ретировался обратно в преисподнюю. Потому Никодиму ничего не оставалось, кроме как направиться домой, где он оставил за себя ангелёнка. Ангелёнок, естественно, пыль не вытирал и порядок не поддерживал. Наоборот, натащил в дом адской воды, наприглашал знакомых ангелёнков и ангелиц, и устроил мегапати. Никодим оттаскал мальца за уши, оторвал кое-чаго, и сослал на землю. Там бывшего ангелёнка, за то что осталось после расправы Никодима назвали Децл, то есть "маленький".


А Никодим навел порядок, и зажил в свое удовольствие. Вот и сказке конец, кто прочел - тот молодец.

Показать полностью
-1

Как Никодим в армию ходил

Жил был ангел. Служил он ангелом-архивариусом. То есть конечно он не был по сути своей архивариусом. Он по сути был ангелом-хранителем. Но как-то проштрафился, и Метатрон сослал его в архив - с глаз долой. И забыл про него. А может и забил. Но суть не в этом. И вот служил этот ангел, назовем его Никодимом, архивариусом полторы тыщи лет. Покрылся весь пылью и паутиной. Зачах можно сказать. Ранее белый цвет перьев на его крылах стал скорее серым. Да и сами перья были поедены всякими жучками-паучками и молью. И решил он, что так больше жить нельзя. И написал он служебную записку Метатрону, главному ангелу-хранителю, и копию направил Гавриилу. Что мол так и так, зачах я за полторы тыщи-то лет. Искупил мол. Хвати, мол. Сколько, мол, можно? Прошу направить меня для прохождения дальнейшей службы в Специальный Ангельский Батальон Быстрого Реагирования (САББР). Что, мол, обязуюсь больше проступков не совершать, поскольку осознал и покаялся. И стал ждать, когда сужебка эта свой эффект поимеет.

А пока суть да дело, решил он готовиться к службе в САББРе. Летал каждое утро на работу круговым путем, используя Предельные Ангельские Нагрузки. В архиве отрабатывал специальные удары крылом в кадык бесам, но поскольку в архиве было довольно пыльно, пришлось ему навести сначала чистоту и порядок. Но и тут он не упустил момента потренироваться. Поначалу перекладывал по две-три книги, потом больше и больше, и к концу недели стал поднимать шкаф одним взглядом и фиксировать его в этом положении, пока под ним пыль протирал. Шваброй научился управляться виртуозно. Одним сложным движением "выпад вперед-верхний блок-смена позиции-выпад влево-блок в четвертой четверти-захват оружия-оглушающий удар" собирал пыль и паутину со стен и потолка.

В итоге спустя некоторое время возмужал наш Никодим, крылья его опять налились силой и радужным сиянием, полет его стал отличаться уверенностью и грациозностью, и даже новое облачение пришлось заказывать. А когда он его надел, молоденькие ангельшы смущенно оотворачивались и краснели в ответ на его взгляд, так он был красив, могуч и хорошо сложен. Некоторые старые знакомые его даже не узнавали и принимали за какого-то боевого ангела, изучающего историю божественной тактики в архиве. А ангелята старались подражать его манерам и полету.

И даже нравиться стала ему такая жизнь. Спокойная работа, уважение со стороны старших ангелов, внимание ангельш. И тут пришел ответ на его служебную записку за подписью Главного Военначальника Рая и Окружающих Окресностей Архангела Гавриила, в котором предписывалось в такой-то срок прибыть на базу САББРа. А поскольку бюрократов на пути ответа было много, то от срока оставалось совсем ничего. И вот Никодим быстренько собрал вещи, рыльно-мыльные принадлежности и отправился на эту самую базу.

Встретил его на базе пьяненький ангел-заморыш в звании обер-прапорщика Божественной Инфантерии. И заявил, что поскольку инфантерия - есть пехота, то первым делом с ангелом, вступающим в доблестные ряды Божественной Инфантерии, производится операция по ампутации рудиментов. То бишь крыльев. Поскольку в сражении пешим строем мешают. И чтобы строй держать, мол, крылья не нужны. И продемонстрировал две маленькие культяпки на месте своих крыльев. Никодим стал объяснять ему, что он не вступает в пехоту, а вступает в САББР, а там клылья нужны, чтобы быстро реагировать. Но обер-прапорщик ничего не хотел слышать и уже достал большой, как показалось Никодиму, топор с пятнами крови на топорище. Пришлось Никодиму привести самый самый убедительный аргумент в виде хука в ангельскую морду пьяного прапора, после чего тот мирно стал спать. Или по крайней мере делать вид, что занимается этим.

Отвязавшись от прапора пошел Никодим в Небесный Кадровый Отдел, куда и должен был явиться. Но только он подошел к стойке ресепшена, как на него налетели пятеро здоровенных ангелов в брониках и заломив крылья, руки и другие конечности, стали его бить бейсбольными битами и кричать: "Лежать! Лежать, сука люциферова! Кому сказал лежать!" Никодим хотел им возразить, мол и так лежу, вы же сами меня держите, и даже, мол, если я захочу, то ничего кроме как лежать делать не могу. Но то ли говорить ему было лень, то ли растерялся он, да только расправил он сначала одно крыло, потом другое, развернулся, и полетели голубчики в разные стороны. "Извините,"-пробормотал Никодим. И хотел было помочь подняться одному из них. Но так неудачно, что поставил его не на ноги, а на голову, да и тряхнул сильнее нужного, что душа того еле в теле осталась. И отползать стали бравые ангелы от Никодима. Тогда улыбнулся ободряюще им Никодим и протянул руки им навстречу демонстрируя, что нет в них оружия. Почему-то побледнели ангелы и ретировались. Только плечами пожал Никодим.

Узнал он где сидит Самый Главный Командир САББРа и пошел значится туда. Приходит, а в приемной куча народу, все солидные такие ангелы с животиками и специальными поясами с реактивными двигателями облегчающими полет. Легко ли маленьким крыльям поднять килограм 100-150? Но росту они все были какого-то мелкого. И Никодим среди них совсем не терялся. Он как бы даже возвышался над ними некоторым образом. Головой, собственно и возвышался. И была еще там симпатичная ангельша, выполняющая по идее роль секретаря при Самом Главном Командире. Тоже не просто ангельша, а в чине подполковника САББРа. Видимо, полковником был сам Самый Главный Командир.

И вот подошел к ней Никодим и, вспомнив уроки батюшки, служившего одно время в Карающем Господнем Десанте, представился, мол новобранец Никодим прибыл для прохождения службы в САББРе, о чем и пришел доложить Самому Главному Командиру. Девица на него взглянула как на полного беса и сказала: "Ждите!"

Никодим, как правильный солдат стал ждать. А поскольку просто ждать было скучно, стал наблюдать за теми кто был в приемной. Ангелы в приемной делились на три категории. Те которые пришли к Главному Командиру. Эти были в основ пожилые ангелы, очень озабоченного вида. Они не подходили к секретарю, они сразу шли в кабинет и с таким же озабоченным видом выходили оттуда. Исчезали и снова появлялись.

Вторую категорию, можно было наблюдать около стола секретаря, которую кстати звали Верочкой. Эти не рвались в кабинет, они пришли к Верочке собственно. Чаще всего они приносили освященные шоколодки и вино, которое Верочка складывала в ящик под столом. Судя по всему, в этом ящике вина и шоколада хватило бы на среднего размера Ангельский буфет, но место, видимо еще оставалось. Эти ангелы в основном были подтянутыми молодыми ангелами. Они долго разговаривали с Верочкой, улыбаясь ей и она улыбалась им в ответ, демонстрируя белоснежные зубы с ярко выраженными клыками, совсем не ангельской конфигурации.

Третья категория вообще ни к кому не приходила. Эти ангелы сидели тесным кружком, пили воду, от которой резко пахло ацетоном и розами, и играли в домино. Судя по всему, это были завсегдатаи приемной, и пришли сюда ради друг друга пообщаться и поиграть в домино.

Сидел так, значит Никодим час, сидел два. Устал сидеть и подошел еще раз к Верочке аккуратно раздвигая ее кавалеров крылом, стараясь не сильно ударить их головой об стенку, и тихо напомнил о своем желании видеть Самого Главного Командира. Верочка отреагировала как-то странно. Она вся сжалась, и ее стало ощутимо трясти. Вокруг почему-то сразу все замолчали и замерли.

-П-п-п-про-ходите,- наконец выдавила из себя Верочка. И Никодим ослепительно улыбнувшись на прощание скрылся за высокой дверью кабинета Командира.

Он прошел строевым шагом на середину большого зала и как и учил его старик-отец, во всю мощь своих натренированных легких рявкнул:

- Новобранец Никодим для дальнейшего продолжения службы прибыл!!!

Поскольку никакой реакции не последовало, Никодим, подумал, что он слишком тихо крикнул и напрягшись из последних сил выплеснул из себя:

- НОВОБРАНЕЦ НИКОДИМ ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО ПРОХОЖДЕНИЯ СЛУЖБЫ ПРИБЫЛ!!!

Тут повылетали некоторые стекла, посыпалась штукатурка, и внезапно Никодим осознал, что никого в зале нет. Тогда развернувшись направился он обратно в приемную, уточнить, куда отбыл Самый Главный Начальник и что ему делать дальше.

В приемной он увидел удивительную картину. Он была пуста, ни первой, ни второй, ни третьей категории в приемной не было. Зато была Верочка, почему-то наполовину залезшая в ящик с шоколадом и вином. Глаза ее были полны ужаса и вся она тряслась. Никодим подумал, что скорее всего это происки Нечистого и грозно осмотрелся вокруг. Но никаких следов пребывания в приемной Люцифера не обнаружил. Серой не пахло, следов адского огня тоже не наблюдалось. Тогда он спросил Верочку:

- Где он? - имея ввиду Повелителя Мух.

Но Верочка закатила глаза и окончательно потеряла все Ангельское сознание. Пока он приводил в сознание, из кабинета выполз дрожащий старичок и на последнем издыхании протянул листок. Никодим взял его и вот что он прочел:

"Новобранцу Никодиму,

Вследствии укомплектования Специального Ангельского Батальона Быстрого Реагирования по самые помидоры, новобранцу Никодиму, предписывается предписывается убираться домой с глаз моих в свой сраный архив, до особого распоряжения.

Дата, подпись Самого Главного Командира."

Ничего не сказал Никодим. Развернулся он, и отправился в свой архив. С тех пор он там и работает. Но числится в САБРе. Поскольку никто его из Сил Специального Назначения не изгонял. Поэтому он продолжает тренироваться и поддерживает Боевую Ангельскую Форму на самом высшем уровне. И ждет он когда придет к нему Особое Распоряжение, и пойдет он выполнять свой Ангельский Долг.Жалеет об одном только. Что так и не был представлен Самому Главному Командиру САББРа лично.

Показать полностью
5

Топ 10 холодильников по моему скромному мнению. Часть последняя

Часть I

Часть II

Топ 10 холодильников по моему скромному мнению. Часть последняя Бытовая техника, Холодильник
Топ 10 холодильников по моему скромному мнению. Часть последняя Бытовая техника, Холодильник

3 Место. Самсунг. 2 место LG.

Выбрать 2 и 3 места очень сложно. Эти холодильники, как близнецы братья. Различия весь призрачны, но они есть. Холодильники Самсунг производятся в Польше. Поэтому они чуть дороже. Холодильники Самсунг в 90% случаев комплектуются нулевой зоной. У LG шире модельный ряд. У LG есть очень неприятная складная полка, у Самсунга она так же присутствует, но не складывается полностью, только наполовину. Раньше Самсунги были тише, но теперь компрессоры LG их обошли. Мне в комментариях напомнили случай, когда производитель пошел навстречу покупателю.

Раньше у холодильников LG трубки системы охлаждения были заведены вовнутрь корпуса. Это позволяло установить холодильник в меньший габарит по ширине, но в случае поломки система была почти не ремонтопригодна. Глядя на отклики на свои холодильники, производитель в новых моделях вывел систему охлаждения обратно наружу, чем улучшил ремонтопригодность своих холодильников. Так же дверцы у старых LG выходили за габарит холодильника. что так же было исправлено в новой серии. В итоге с минимальным перевесом второе место занимает все-таки LG, Самсунгу уходит бронза.

Стоимость

LG от 35 тысяч рублей.

Samsung от 40 тысяч рублей.

Срок гарантии 1 год.

Топ 10 холодильников по моему скромному мнению. Часть последняя Бытовая техника, Холодильник

Топ 1. Либхер.

Эти холодильники не имеют систему Total No Frost. Автоматическая разморозка только в морозилке. Либхер не выпускает ничего из бытовой техники, кроме холодильников. Но холодильники которые он делает - это топчик. Правда с оговоркой. Только немецкой сборки. Есть завод в Болгарии и вот эти холодильники - не оч. Стоит такой холодильник  от 60 тысяч, но топ и не может стоить дешево. Надежность, практичность и прочее у Либхера на высоте. Если бы меня спросили, что я купил бы без стеснения в средствах, я бы взял Либхер. А так у меня Позис, ага.

Цена не ниже 60 тысяч рублей.

Срок гарантии 2 года.

Теперь немного о надежности холодильников и Законе о защите прав потребителей.Я не буду пересказывать ЗоПП, скажу своими словами. На каждый холодильник есть срок эксплуатации. от 7 до 10 лет. Если в этот срок холодильник ломается вы должны обратиться в авторизированный сервисный центр и вам должны его починить. Если починить его не могут, затягивают сроки или еще каким-то образом препятствуют ремонту, то вы должны настоять, чтобы вам выдали акт о не ремонтопригодности. С этой бумагой обратиться к производителю (чаще всего там же в АСЦ) и производитель должен будет вам либо заменить холодильник либо (что чаще всего) вернуть деньги за него. Это не байка, я лично помогал двум своим покупателям вернуть деньги и купить новый холодильник.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!