40

Ревюэль Арвида, Последний сын Просперо

Нам ничего не известно о происхождении Арвиды. Судя по всему, он был просперианцем. Ревюэль обладал сильным даром предвидения, этот дар закономерно сделал его членом Культа Корвидов.

Азек Ариман видел в Арвиде исключительный потенциал, однако его продвижению по служебной лестнице мешало отсутствие всякого почтения к старшим товарищам и привычка все, абсолютно все подвергать сомнению, включая слова наставников. Единственным, кто терпел Арвиду и продолжал наставлять его, был капитан Четвертого братства Менес Каллистон. Вплоть до Сожжения Просперо Арвида так и оставался в звании сержанта.

По воле Магнуса часть Четвертого братства, включая Ревюэля и капитана Каллистона, была выслана с Просперо на корабле «Геометрик» перед самым приходом Обвинительного Воинства. Арвида протестовал, но подчинился Каллистону, который считал, что у примарха на все есть план. Через несколько недель «Геометрик» попытался связаться с родным миром, но не смог этого сделать. Каллистон почуял неладное и приказал возвращаться. Однако на пути корабля встали варп-штормы, также он был без предупреждения атакован имперскими силами, хотя никто на борту не понимал причины агрессии.

Спустя шесть месяцев «Геометрику» все же удалось добраться до Просперо. Сканирование показало, что планета мертва, но Менес Каллистон решил лично спуститься на поверхность. Арвида чувствовал, что события, произошедшие здесь, имеют глубокую подоплеку и окутаны множеством тайн. Он не хотел возвращаться на Просперо, но согласился пойти со своим капитаном. На поверхности Ревюэль обнаружил фрагменты доспехов Космических Волков и в его голове начал складываться паззл. Он попытался предупредить капитана, что здесь еще могут быть Сыны Русса, но отряд внезапно был атакован легионерами, геральдику которых им не удалось рассмотреть.

Ревюэль Арвида, Последний сын Просперо Warhammer, Thousand Sons, Видео, YouTube, Длиннопост

Большая часть воинов, высадившихся на планете, была убита в первые минуты боя. Арвида отделился от Каллистона и остальных выживших. Предвидение корвидов показало Ревиюэлю, что группа Каллистона в опасности, однако легионер не смог связаться со своими братьями. Также предвиденье указало ему, что он сам вот-вот погибнет.

Арвида скрылся в тот момент, когда мимо прошли два вражеских легионера. Он выстрелил туда, где они должны были оказаться в следующее мгновение. Первый был убит выстрелом в голову, но шлем второго болт лишь оцарапал. Через несколько мгновений Ревюэль сразил и этого воина, хотя мысленно признал, что тот был сильнее и быстрее его, и если бы не дар предвиденья, поединок закончился бы иначе. Рассмотрев символику убитых им космодесантников, Арвида был шокирован. Перед ним лежали Пожиратели Миров.

После этого Арвида вернулся к месту высадки, которое уже было захвачено воинами Ангрона. Дисплей шлема сказал Ревюэлю, что все члены его отряда убиты, соответственно «Геометрик» скорее всего захвачен или будет захвачен в ближайшее время. Единственным вариантом было отступить обратно в руины Тизки, но прежде Арвида, используя свой дар, определил нить судьбы командира Пожирателей Миров и убил его метким выстрелом. После этого легионер Тысячи Сынов скрылся на ппелище Города Света, по которому бродило множество отрядов Двенадцатого легиона.

Ревюэль понял, что его предчувствие было верным – им не стоило возвращаться на Просперо. Арвида мысленно назвал Каллистона дураком за то, что капитан слишком сильно верил в примарха. Сам Арвида преклонялся перед силой и мудростью своего отца, но никогда не идеализировал его. Корвид прозрел, что умрет не на Просперо и решил продолжить скрываться в Тизке, ожидая встречи со своей судьбой. Сказав «Знание – сила», он растворился в тенях…


Ревюэль Арвида быстро осознал, что произошло на его родном мире. Но он никак не мог понять, что здесь делали Пожиратели Миров. Это так и осталось для него загадкой, но благодаря «Перерождению» Криса Райта нам известна правда.

На втором стриме про Тысячу Сынов я говорил о том, что Хорус и Магнус уважали друг друга, а после кампании на Бакхенду Луперкаль подарил брату фигурку лунного волка со своих доспехов, сказав: «Он послужит тебе путеводным маяком в трудные времена».

Так и произошло – Алый Король использовал фигурку, чтобы попасть в сознание Хоруса, которого в тот момент совращали Бога Хаоса на Давине. Луперкаль знал, что фигурку можно таким же образом использовать снова. Также он знал, что Магнус переместился на Планету Чернокнижников не физически, поэтому фигурка должна остаться на Просперо. Он приказал Кхарну взять отряд и найти ее, что Кхарн и сделал. Также Пожирателю Миров удалось захватить капитана Менеса Каллистона, которому он рассказал правду о Сожжении Просперо.


Каллистон отказался в это поверить. Менес был атенейцем и чувствовал, что Кхарн на грани безумия. Менес вполне искренне предложил Пожирателю Миров помощь и он действительно был уверен, что сможет нейтрализовать действие Гвоздей Мясника. Правда это или нет – мы никогда не узнаем, потому что в приступе ярости Кхарн забил своего пленника до смерти.

Так закончилась история Менеса Каллистона, но не Ревюэля Арвиды. Через некоторое время к Просперо прибыл флот Джагатай Хана, который, вырвавшись из Чондакса, не знал, кому верить в этой войне, поэтому решил лично посетить родной мир брата, которого он всегда уважал. На Просперо Хан намеревался узнать правду, и он ее узнал, пообщавшись с одним из осколков Магнуса, а затем уничтожив его.

Группа Джагатая подверглась нападению психонойенов, что стало серьезной проблемой даже для примарха. Руины Города Света больше не были прикрыты психическими щитам и паразиты не преминули этим воспользоваться, заполонив пространство, в которое не могли проникнуть веками. Хан отделился от своего кешика и Белые Шрамы никак не могли отыскать примарха. Арвида связался с Цинь Са, другом и советникам Хана, который возглавлял кешик, и сказал, что может помочь найти Джагатая и одолеть психонойенов.

Позже, когда на Просперо прибыл Мортарион, Арвида вместе с кешиком сражался против Савана Смерти, пока Хан бился с Бледным Королем. Затем Ревюэль, используя свой дар, создал телепортационный маяк, гарантируя Белым Шрамам, что они в любой момент могут вернуться на корабли.

После Второй Битвы за Просперо корвид был принят Пятым легионом как гость на борту их флагмана «Буря Мечей». Он был сильно измотан во время скитаний в руинах Тизки и почти потерял свой дар.

На «Буре Мечей» за Арвидой присматривал Таргутай Есугей, главный Провидец Бури Белых Шрамов. Есугей следил за тем, чтобы Ревюэль достаточно отдыхал и восстанавливался. Также он постоянно спарринговался с корвидом и давал ему советы, как вернуть свой психический потенциал. Это помогло и вскоре Арвида вновь начал предвидеть. В частности, он стал побеждать Таргутая в поединках, потому что предвосхищал его действия.


Это путешествие создало между Арвидой и Есугеем сильную связь. Впоследствии мы узнаем, что Провидец Бури за всю свою жизнь считал друзьями только троих – своего примарха, Илью Раваллион и Арвиду из Тысячи Сынов.


Ревюэль был благодарен Таргутаю за помощь, однако он сомневался в том, что его путь един с путем Белых Шрамов. Есугей даже заказал взамен поврежденного наплечника Арвиды новый, с гибридной символикой – Звезда Просперо поверх молнии Пятого легиона. Провидец Бури был уверен, что Сыну Магнуса необходимо стать Белым Шрамом, это позволит ему символически переродиться. Но Арвида не спешил соглашаться, он даже попытался сбежать с «Бури Мечей», но в последний момент вернулся. Однако экзистенциальный кризис был не главной проблемой корвида. Он начал страдать от Перерождения Плоти.

Ревюэль Арвида, Последний сын Просперо Warhammer, Thousand Sons, Видео, YouTube, Длиннопост

В следующие четыре года Арвида путешествует вместе с Белыми Шрамами. За это время он находит новых друзей, включая Цинь Са, которому корвид рассказал о своей беде. Во время Битвы у Каллиумских Врат, когда отвлекающая группа Белых Шрамов сразилась с Детьми Императора под командованием Эйдолона, Цинь Са бился в доспехах Хана и был смертельно ранен. Умирая, он сказал Арвиде, чтобы тот ни перед чем не останавливался в поисках избавления от Перерождения Плоти.

Ревюэль принимает участие в Битве при Каталле, когда Шрамы сражаются одновременно с Третьим и Четырнадцатым легионом. Таргутай Есугей активирует Темное Стекло (предтеча Золотого Трона) и ценой своей жизни открывает флоту Шрамов путь через Паутину. Перед смертью он успевает ментально связаться с Арвидой и просит Сына Магнуса помочь Хану добраться до Терры. Пока корабли Пятого легиона атакуют демоны, Ревюэль выходит на пик своей психической мощи и направляет флот к Тронному миру. Ему удается проложить верный маршрут, а затем он теряет сознание, остановившись в шаге от того, чтобы поддаться проклятью.

Халид Хасан, агент Малкадора, пребывавший на «Буре Мечей», говорит Хану, что Арвиду нужно доставить к Сигиллиту, чтобы Регент помог ему. Прибыв на Терру, Джагатай передает Ревюэля Малкадору. Примарх искренне переживает за воина, он в долгу перед Сыном Магнуса и считает его братом. Поэтому относится с подозрением к тому, что собирается делать Регент.

Малкадор идет на рискованный шаг – он пытается связать душу Арвиды с осколком Магнуса, который остался на Терре (условно называемый «осколок верного сына»). Однако тут нужно правильно трактовать мотивы Сигиллита – он делал это вовсе не ради легионера. Регент предполагал, что таким образом может получить существо, у которого будет достаточно психического потенциала, чтобы заменить Императора на Золотом Троне. Хан воспротивился этому решению, но не успел помешать.

Когда душа Арвиды и осколок Магнуса начали сливаться воедино, Регент увидел, что его эксперимент не сработал. Он испугался, что верх возьмет Ревюэль, подвергшийся Перерождению Плоти, и попытался убить существо. Но Джагатай не позволил этого, сказав, что верит в Арвиду и ему нужно дать шанс. Примарх уничтожил оборудование, которое психически подавляло Арвиду и осколок Магнуса. Когда трансформация завершилась, на теле легионера не осталось ни следа проклятья, а на месте правого глаза зарубцевался шрам.

Перерожденный Арвида сказал Малкадору, что не сможет стать заменой Магнусу и сожалеет об этом. Когда же Сигиллит спросил, как его зовут, легионер ответил:

Зови меня так, как меня звали всегда. Яниус.

Дело в том, что Яниус – это имя тутелария Арвиды, который не взбунтовался на Просперо, как некоторые хранители. В лоре нет точных сведений о том, что же произошло с Ревюэлем. По всей видимости, в момент Перерождения в нем слились сразу три сущности – он сам, осколок Магнуса и Яниус, который был демоном. Странно, почему новая сущность решила взять имя тутелария, сказав, что ее так звали всегда. Ведь Сигиллит при взгляде на нового Арвиду точно узнал в нем частицу Алого Короля, как и Хан увидел наполовину своего боевого брата (Ревюэля), наполовину – генетического (Магнуса).

Мы ничего не знаем о том, что стало с перерожденным Арвидой. Согласно доминирующей версии, Яниус – это Янус, один из восьми космодесантников, которых Малкадор переправил на Титан перед Осадой Терры, легендарный основатель Серых Рыцарей и первый Великий Магистр Ордена. Однако нужно понимать, что это лишь версия, которой нет четкого подтверждения. Она основана на схожести имен (Ianius и Janus), а также на том, что все основатели Серых Рыцарей были сильными псайкерами.

Лично для меня это не слишком важно. Я вижу в Арвиде все лучшее, что было в Тысяче Сынов до Ереси Хоруса. Верность изначальному легиону, воинскую честь, искреннюю отвагу и самопожертвование, понимание ценности знаний, но отнюдь не фанатичную преданность им. А еще, конечно, поразительную стойкость перед ударами судьбы и непревзойденный психический потенциал. Жаль только, что Империум никогда не узнает правды о том, кем на самом деле был Последний сын Просперо…


Ютуб-канал

Группа ВК

Телега с анонсами и чатом