grishmidr

На Пикабу
поставил 40493 плюса и 100758 минусов
отредактировал 3 поста
проголосовал за 4 редактирования
29К рейтинг 35 подписчиков 5166 комментариев 88 постов 14 в горячем
10

Мля, я ржал в голос

Все живы.

Встань, лейтенант!

С Днём Великой Победы!!!



РОБЕРТ РОЖДЕСТВЕНСКИЙ. Отрывок из поэмы "210 шагов"


"ВСТАНЬ, ЛЕЙТЕНАНТ!"


...Было училище. Форма - на вырост

Стрельбы с утра. Строевая – зазря.

Полугодичный ускоренный выпуск.

И на петлице два кубаря.


Шел эшелон по протяжной России,

Шел на войну сквозь мельканье берез

«Мы разобьем их!», Мы их осилим!»,

«Мы им докажем!» - гудел паровоз.


Станции – как новгородское вече.

Мир, где клокочет людская беда.

Шел эшелон. А навстречу, навстречу –

лишь санитарные поезда.


В глотку не лезла горячая каша.

Полночь была, как курок , взведена…

«Мы разобьем их!», «Мы им докажем!»,

«Мы их осилим!» – шептал лейтенант.


В тамбуре, маясь на стрелках гремящих,

весь продуваемый сквозняком,

он по дороге взрослел – этот мальчик –

тонкая шея, уши торчком…


Только во сне, оккупировав полку

в осатанелом табачном дыму,

Он забывал обо всем ненадолго.

И улыбался. Снилось ему

Что-то распахнутое и голубое

Небо, а может, морская волна…


“Танки!” И сразу истошное: «К бою-у!»

Так они встретились: Он и Война.

…Воздух наполнился громом, гуденьем.

Мир был изломан, был искажен.

Это казалось ошибкой, виденьем,

странным чудовищным миражом.


Только виденье не проходило:

следом за танками у моста

пыльные парни в серых мундирах

шли и стреляли от живота.


Дыбились шпалы! Насыпь качалась!

Кроме пожара, Не видно ни зги!

Будто бы это планета кончалась

там, где сейчас наступали враги.


Будто ее становилось все меньше!..

Ежась От близких разрывов гранат, -

черный, растерянный, онемевший –

в жестком кювете лежал лейтенант.


Мальчик лежал посредине России,

Всех ее пашен, дорог и осин…

Что же ты, взводный?! «Докажем!..», «Осилим!…»

Вот он - Фашист. Докажи И осиль.


Вот он – фашист! Оголтело и мощно

воет его знаменитая сталь.

Знаю, Что это почти невозможно.

Знаю, что страшно. И все-таки встань!


Встань, лейтенант! Слышишь, просят об этом,

вновь возникая из небытия

дом твой, завьюженный солнечным светом,

Город, Отечество, Мама твоя…


Встань, лейтенант! Заклинают просторы,

птицы и звери, снега и цветы.

Нежная просит девчонка, с которой

так и не смог познакомиться ты.


Просит далекая средняя школа,

ставшая госпиталем с сентября.

Встань! Чемпионы двора по футболу

просят тебя – своего вратаря.


Просит высокая звездная россыпь,

горы, излучина каждой реки.

Маршал приказывает и просит:

«Встань, лейтенант! Постарайся! Смоги…»


Глядя значительно и сурово,

Вместе с землею и морем скорбя

просит об этом крейсер «Аврора».

Тельман об этом просит тебя.


Просят деревни, пропахшие гарью.

Солнце как колокол в небе гудит!

Просит из будущего Гагарин.

Ты не поднимешься – он не взлетит.


Просят твои нерожденные дети.

Просит история!.. И тогда

встал лейтенант. И шагнул по планете,

выкрикнув не по уставу: “Айда!”


Встал и пошел на врага, как вслепую.

(Сразу же сделалась влажной спина)

Встал лейтенант!… И наткнулся на пулю

Тупую и твердую, словно стена


Вздрогнул он, будто от зимнего ветра.

Падал он медленно, как нараспев.

Падал он долго… Упал он мгновенно…

Он даже выстрелить не успел!


И для него наступила сплошная

и бесконечная тишина…

Чем этот бой завершился – не знаю.

Знаю, чем кончилась эта война!


Ждет он меня за чертой неизбежной

Он мне мерещится ночью и днем –

худенький мальчик, всего-то успевший

встать под огнем и шагнуть под огнем...

Показать полностью
3023

"Церкви нужно отдать все!"

"Церкви нужно отдать все!" Ветераны, РПЦ, Лента, Суд, Длиннопост, Негатив

Перед Днем Победы и традиционным чествованием участников Великой Отечественной войны 91-летняя ветеран из Ставрополя Раиса Фоменко с маленькими правнуками готовится к выселению из своего дома в никуда. Несмотря на общественный резонанс, Русской православной церкви удалось убедить суд признать заключенный Фоменко и районной администрацией договор социального найма недействительным, и в ближайшее время «реституция», начатая больше десяти лет назад, будет завершена. «Лента.ру» разбиралась в новых деталях старого сюжета и выясняла, как выглядит милосердие в исполнении религиозных служителей.


«Как будто в другом государстве живем»


«Ситуация у нас настолько патовая, что я от этой неизбежности и ужаса приехала в Москву. Рассчитывала, что, может быть, хотя бы обратят внимание, потому что — ну, забирает Церковь», — взволнованно начинает рассказ 60-летняя ставропольчанка Тамара Шимко. Последние десять лет она воевала с местной епархией за дом, который построила вместе с мужем, где родились ее внуки и живет 91-летняя мама, ветеран Великой Отечественной войны. Битва проиграна: дома у них больше нет. Летом семье предстоит выселение.


Когда-то, в 1992 году, из полуразвалившегося барака на Октябрьской улице было видно небо. Дожди и снег падали сквозь дырявую крышу бывшего швейного цеха, принадлежавшего в советские годы психиатрической больнице, прямо на дощатый пол. Руины были выставлены краевым комитетом по имуществу на Товарно-сырьевую биржу за 110 тысяч рублей (по тогдашнему курсу — около 100 долларов), но их никто не торопился покупать: два претендента, увидев лот, отказались от конкуренции. Врачам-микробиологам Тамаре и Игорю Шимко выбирать не приходилось — дешевле ничего не было. В Ставропольском противочумном институте, где они работали, перестали платить, а сына, дочь и пожилых родителей, с которыми они жили в маленькой 23-метровой квартире, нужно было кормить. Они купили барак, залатали крышу, провели канализацию, поставили отопительный котел и, используя свои знания, наладили производство популярных в то время шампуней от вшей.


Дом, куда они в итоге переехали с детьми, ожил, и к нему — увы, предсказуемо, из-за расположения в центре города — проявили интерес криминальные круги.


«Там у нас как: длинный коридор и комнаты. Приходили с пистолетами. "Да тут же можно дом свиданий организовать — давайте, ребята, подвиньтесь". Как только ни отбивались от них, — до сих пор с содроганием в голосе вспоминает Тамара Шимко. — Если бы бандюги отняли, Церкви пришлось бы сейчас забирать бордель».

"Церкви нужно отдать все!" Ветераны, РПЦ, Лента, Суд, Длиннопост, Негатив

Тогда дом отстояли. В 1996 году Шимко перевезли туда родителей и решили официально сделать его жилым. Администрация Октябрьского района утвердила акт приемки нового помещения по соседству с филиалом краевой психиатрической больницы. Жизнь шла своим чередом: дети росли, Шимко сменили профиль фирмы и начали оказывать услуги по дезинфекции, дезинсекции и дератизации, средства для которых закупали в Москве (дома их держали в упаковках и вели бухгалтерию), а деньги вкладывали в ремонт — и все было относительно благополучно, пока в 2006 году не пришел иск от митрополита Феофана с требованием освободить помещение. Оказалось, что до революции здесь был игуменский корпус Иоанно-Мариинского женского монастыря, в котором жили монахини.


«Видите широкий зеленый газон? Вот там ставьте палатки и живите», — посоветовал священнослужитель, вспоминает Тамара.


Начались долгие и утомительные тяжбы. В краевом суде, где у Феофана был знакомый судья, Церковь выиграла. Дом передали в федеральную собственность. Но, разобравшись, что это жилое помещение, вернули городу, а город, вопреки ожиданиям РПЦ, разрешил Шимко приватизировать их же собственное жилье. Пока врачи и их сын Дмитрий вновь получали свидетельства о праве собственности, а Раиса Фоменко как ветеран войны заключала договор социального найма, митрополита Феофана после нескольких скандалов перевели в Челябинск. Но Церковь не сдавалась, подавала на городскую администрацию иски и, наконец, уже при новом мэре, в феврале 2017 года добилась своего: районный суд признал ничтожными все права собственности и договоры, апелляционный краевой суд оставил решение в силе, а краевая прокуратура отказалась рассматривать жалобы.


Тамара Шимко поехала искать правды в Москву. Но в Генеральной прокуратуре на приеме у прокурора Зои Красовской ее ждал сюрприз.



«Захожу — все стены иконами обвешаны. Как только она услышала о Церкви, посмотрела на меня, как будто я детоубийца. "Вы знаете, в чем вы не правы? В том, что помещение сделали жилым", — отрезала она. Но нам это одобрило государство! "Ничего не знаю. Церкви нужно отдать, все", — сказала она. Я сидела так, как будто меня били плетью», — с трудом подбирая слова, пересказывает Шимко пятиминутный разговор.



Обращения в другие инстанции — Следственный комитет, Администрацию президента, Общественную палату и Верховный суд — также не увенчались успехом. В высоких кабинетах 60-летней ставропольчанке попеняли на то, что она наняла плохих юристов. «Да хоть золотых! Там все работает через администрацию. Все суды под ней. У нас два адвоката, такие доводы, но никто не слышит! Как будто в другом государстве живем», — устало возмущается она.

"Церкви нужно отдать все!" Ветераны, РПЦ, Лента, Суд, Длиннопост, Негатив

«Памятник Шредингера»

Схема, по которой государство отнимает собственность у россиян в пользу Церкви, довольно проста: достаточно признать нужный объект памятником (иногда — дополнительно лишить статуса жилого помещения) и зафиксировать нарушения эксплуатации этого памятника, после чего можно признать приватизацию незаконной «по вновь открывшимся обстоятельствам». Как правило, ответчиком выступает администрация города, которая фактически разделяет интересы истца. Единственный минус такого способа — долгая реализация: выселение людей из нужных истцу объектов длится годами.


Впервые массово этот прием был обкатан на Валааме больше десяти лет назад, еще до вступления в силу закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения». Правда, ситуация была немного проще: в 1992 году решением карельского правительства все имущество Валаамского государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника («обремененное» людьми) было передано Церкви, оставалось лишь избавиться от «обременения».



Тогда остров покинули сотни человек — по словам Филиппа Мускевича, бывшего сотрудника заповедника, который приехал на Валаам в конце 1980-х с женой и детьми, на них «начались гонения»: монастырь, получивший в собственность даже муниципальные хутора, последовательно закрывал музеи, клубы, школы, магазины, ларьки, где местные жители работали десятилетиями. В середине 90-х начались судебные иски о выселении работника музея Андрея Софрина — он умер после того, как в его жилье устроили погром; в начале нулевых — уже против семьи Мускевича. Он последовательно выигрывал иски от Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, но на очередной кассации, в 2007 году, судьи неожиданно приняли во внимание «нежилой» статус жилого по всем документам здания бывшего трапезного корпуса Воскресенского скита и решили защитить права собственника, выселив Мускевичей из их единственного жилья. Аналогичная участь позже постигла еще несколько семей.

"Церкви нужно отдать все!" Ветераны, РПЦ, Лента, Суд, Длиннопост, Негатив

Ставропольской и Невинномысской епархии пришлось труднее. Когда в 2006 году районный суд отклонил первый иск тогдашнего митрополита Феофана, неугодную семью обвинили в мошенничестве, вспоминает Тамара Шимко: «Игоря, моего мужа, обвинили в том, что он вступил в преступный сговор с главврачом больницы: что они купили швейный цех и клуб за небольшие деньги. "Афера" не подтвердилась: продавала же не больница, а краевой комитет по имуществу. Дело по результатам проверки не возбудили — не нашли оснований. Но, как говорится, осадочек остался: на рассмотрении повторного иска Феофана судья припомнил, как на нас подавали иск о мошенничестве».


Дело пошло в гору после того, как в 2007 году губернаторским постановлением № 62 барак неожиданно оказался в списке памятников истории культуры Ставропольского края. В документе говорилось, что дом по адресу улица Октябрьская, 233 в является игуменским корпусом Иоанно-Мариинского женского монастыря 1850 года постройки и подлежит государственной охране.


Именно к этому аргументу, а также к тому, что семья Шимко нарушала условия эксплуатации «памятника», апеллировали юристы монастыря. Как «Ленте.ру» сообщили в епархии, «Шимко не исполняют требования законодательства Российской Федерации по сохранению и охране объектов культурного наследия, а также не соблюдают и нарушают правовой режим использования земельного участка, осуществляя на его территории запрещенную режимом деятельность, нарушают и изменяют границы объекта культурного наследия, чем причиняют памятнику и земельному участку вред, который ухудшает их состояние». Что имеется в виду — они пояснить не смогли.


Более того, в администрации города «Ленте.ру» сообщили, что «документов и сведений о том, что данное имущество является памятником истории и культуры Ставропольского края, предоставлено не было». Однако аргумент оставался ключевым на всех последующих судебных заседаниях.



В краевом управлении по сохранению и государственной охране объектов культурного наследия вопрос «Ленты.ру», каким образом было принято решение о включении бывшего общежития для монахов, разрушенного практически до фундамента, в список памятников, был проигнорирован, хотя в прошлом году начальница управления Татьяна Гладикова утверждала, что претензий к владельцам дома нет и признаков незаконной хозяйственной деятельности, о которой говорили в епархии, ее подчиненные не фиксировали.


Странную ситуацию с домом без охранного ордера, который является памятником лишь формально, для церковных аргументов на судебных прениях, объясняет его бывшая собственница. Вникнуть в эту логику с ходу непросто: «На суде представительницу епархии спросили о планах на это здание. Она ответила: "Ну как же, построим гостиницу". Понимаете? Будет гостиница! Поэтому обременение как памятнику и не делают. Им потом барак нужно будет снести, иначе они смогут только ремонтировать его, не больше».


Ни в епархии, ни в администрации города эти сведения не опровергли и не подтвердили. «Пока здание монастырского комплекса не будет передано в собственность епархии, никаких планов на его использование у епархии нет и быть не может», — уклончиво сообщили представители РПЦ. В администрации Ставрополя лишь заметили, что спорный дом находится в «территориальной зоне Ж-3», в которой, по результатам публичных слушаний, можно разместить объект для гостиничного обслуживания не выше трех этажей.


Акт милосердия


Накопить на квартиру дочь Раисы Фоменко уже не сможет: несмотря на то, что их с мужем бизнес все еще держится на плаву и приносит около 50 тысяч рублей в месяц (после выдачи зарплат бухгалтеру, энтомологу и дезинфекторам), она выплачивает кредиты и фактически содержит внуков. «Сын у меня стоматолог, работает на государевой службе — с зарплатой в 10 тысяч. И невестка такая же, сейчас в декрете, — вздыхает она. — И потом, почему я должна это делать, когда столько денег и сил вложено в наш дом? Это наше, понимаете, наше! И мы должны это отдать и жить на улице!»


Почему — «Ленте.ру» пояснили в пресс-службе епархии: «Вопрос о передаче Ставропольской епархии помещений и территории Иоанно-Мариинского женского монастыря стоит на повестке дня более 20 лет. Все эти годы епархия неоднократно обращалась в соответствующие органы государственной власти с просьбами и официальными обращениями о передаче монастырского комплекса, в том числе Игуменского корпуса, который входит в состав объектов памятников, имеющих историко-культурное значение. В 2003 году решением Священного Синода статус Иоанно-Мариинского женского монастыря был восстановлен. В одном из корпусов началась богослужебная жизнь. Тогда же возобновились обращения о передаче Иоанно-Мариинского женского монастыря Ставропольской епархии. С администрацией города Ставрополя Ставропольскую епархию связывают доброжелательные рабочие отношения».


Еще год назад пресс-секретарь Ставропольской епархии Лолита Склярова заверяла корреспондента «Ленты.ру», что «если Раисе Ивановне негде жить, если ее кто-то выселяет, то Русская Православная церковь готова проявить самый большой акт милосердия — оставить ее в этом доме, если ей там нравится, (…) взять на себя попечительство за этой женщиной и обеспечить ей достойный уход».


Теперь на вопрос, является ли гуманным выселение семьи ветерана Раисы Фоменко с несовершеннолетними правнуками из их дома, представители РПЦ отвечают так: «Мы уважаем ее возраст и заслуги перед Отечеством, но она не воевала, как неоднократно указывают ее родственники и заголовки статей. Раиса Ивановна Фоменко является тружеником тыла Великой Отечественной войны. Много ли вы знаете работников тыла в России, которые бесплатно получили в собственность 500 квадратных метров жилья и 50 соток земли?»


В администрации города о перспективах ставропольчан, находящихся под угрозой выселения, тоже говорят туманно, ссылаясь на статью 105 Жилищного кодекса России, согласно которой «жилые помещения в общежитиях предоставляются из расчета не менее шести квадратных метров жилой площади на одного человека».


Тамара Шимко объясняет ситуацию проще: им предоставят договор на муниципальное жилье. «Это ночлежки, иначе говоря. С тараканами, клопами, обшарпанные. Мы там будем жить, пока не умрем. Приватизировать это будет нельзя. Но так, что вроде не под забором — "живите, пока не сдохнете"», — с горечью резюмирует женщина. И после паузы внезапно вспоминает: «Знаете, как церковники радовались, когда у нас были похороны! Они думали, что мама умерла. Так и сказали растерянно: "Ну надо же, умер Игорь Борисович". Думаете, принесли соболезнования?»


Туть

Показать полностью 3
-45

Сложнее чем кроссворд

убрано тихое вставило


Под Курдячным курсе Школы Милиции провели шоушоу курсантам предложили а потом нет, треугольник и квадрат в соответствующие отверстия на щите.

По ходу печали  тестомес испытуем разделили  две г..:

1. Предельно упс .

2. Офафа фафа

-36

Федор победил!!!

Первого. Раунда хватило!!!

-34

Ну вот и дождались))))

Ну вот и дождались)))) Джо Сатриани, Награда
Показать полностью 1

Новые методы расследования преступлений

Это шикарно)))

Новые методы расследования преступлений Уголовное дело, Преступление, Битва экстрасенсов
Показать полностью 1
9

Пушистая автостопщица

Без еды, воды и в закрытой фуре преодолел котёнок 8 тысяч км из Москвы на Дальний Восток

Теперь хозяева, которые узнали своего питомца по фотографиям, просят вернуть его обратно в столицу

Пушистая автостопщица Кот, Автостоп, Москва-благовещенск, Длиннопост

Котёнок, который один преодолел почти 8 тысяч километров из Москвы в Благовещенск в фургоне грузовика, обрёл дом в областном центре. Кошечку приютили спустя пару часов после размещения объявления в социальных сетях. Однако семья из Москвы узнала на фотографиях своего питомца, которого они искали уже несколько месяцев.

Кошечку обнаружили сотрудники транспортной компании Благовещенска: малышка оказалась в фуре, которая ехала из Москвы в Амурскую область 10 дней. Животное провело взаперти без еды и воды всё это время.

Пушистая автостопщица Кот, Автостоп, Москва-благовещенск, Длиннопост

— Котёнка обнаружили, когда стали разгружать фургон с грузом. Девочка была очень запугана, но не сопротивлялась — она была очень истощена. Я обратилась в амурскую группу помощи животным "нереклама", чтобы они разместили объявления в социальных сетях и нашли хозяина для кошечки. Сама взять её не смогла, так как дома две собаки, — рассказала сотрудница транспортной компании.


Спустя пару часов после публикации появилось несколько желающих забрать путешественницу себе домой. Кошечку отдали жительнице Благовещенска Наталье, которая назвала нового члена семьи Сабриной.


— Кошка очень худая, мы кормим её детским пюре. Съедает буквально по чайной ложке и засыпает. Очень она исхудала пока была в дороге, а ещё подморозила ушки. Она была сильно грязной после фуры, когда мы её помыли, выяснилось, что она не чёрная, а шоколадного окраса, — хозяйка Сабрины.

Пушистая автостопщица Кот, Автостоп, Москва-благовещенск, Длиннопост

По словам Натальи, кошечке на вид 5–6 месяцев. Все домочадцы заботятся о Сабрине и делают всё, чтобы она скорей пошла на поправку. В ближайшие дни её планируют показать ветеринару.


Объявление о находке в фургоне кошки, которая преодолела огромные расстояния, увидели не только жители Приамурья, но и семья Головановых из Москвы. Они практически уверены, что на фотографиях их кошка Лиза, которая потерялась летом.


— Мы искали нашу Лизу полгода. Размещали объявления и просматривали различные группы помощи животным. Кошечка, которая приехала в Благовещенск, на фотографиях очень похожа на нашу. Мы живём в 5 км от МКАДа в Нахабино, рядом с нами расположен большой трансферный центр, где собирается много машин дальнобойщиков. Возможно, она как-то там оказалось, не исключаем, что её могли отвезти недоброжелатели из нашего посёлка, — рассказала Анна Голованова.


Потерявшейся в Нахабино кошке было 4–5 лет, но она всегда была похожа на котёнка и весила не более 2,5 кг. Анна связалась с Натальей из Благовещенска, чтобы узнать подробности.


— По описанию кошка совпадает по всем параметрам. У неё есть белые волоски на хвосте и на грудке, как у Лизы. Лиза ещё была стерилизована. Найденную кошку в Благовещенске ветеринары ещё не смотрели, поэтому пока нельзя сказать точно, наша эта кошка или нет, — уточнила Анна.


Если ветеринар в Благовещенске подтвердит, что кошке около пяти лет и она стерилизована, то сомнений практически не останется. Анна с мужем уже обсуждают различные варианты, как можно транспортировать Лизу обратно в столицу.


— Мы посмотрели авиабилеты в Благовещенск, они, конечно, очень дорогие. Будем думать, кого можно попросить переправить: дальнобойщиков, проводников поезда или найдём специальные курьерские службы. Если она найдется это будет чудо, мы начнём верить в волшебство, — рассказала Анна.


Источник


Как думаете - та кошка или нет?))

Показать полностью 3
929

С пятницей)))

С пятницей))) Пятница, Алкоголь, Картинка с текстом, Длиннопост, Фотография
С пятницей))) Пятница, Алкоголь, Картинка с текстом, Длиннопост, Фотография
С пятницей))) Пятница, Алкоголь, Картинка с текстом, Длиннопост, Фотография
С пятницей))) Пятница, Алкоголь, Картинка с текстом, Длиннопост, Фотография
С пятницей))) Пятница, Алкоголь, Картинка с текстом, Длиннопост, Фотография
С пятницей))) Пятница, Алкоголь, Картинка с текстом, Длиннопост, Фотография

БМ выдавал какую-то дичь)) (особенно на эту фразу)))


прислал друг, где снимали - не в курсе.

Показать полностью 6
130

Весьма важное исследование

Весьма важное исследование Диссертация, Кот

Берегите котиков.

Показать полностью 1
Отличная работа, все прочитано!