С тегами:

зависимость

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
62
Проблемы восприятия видеоигр. Часть 1.
22 Комментария в Лига Геймеров  
Проблемы восприятия видеоигр. Часть 1. Игры, зависимость, длиннопост
Проблемы восприятия видеоигр. Часть 1. Игры, зависимость, длиннопост
Показать полностью 2
323
Пьянству бой
133 Комментария  

Во вторник я пилил пост, как я спас из горла бутылки друга. Ну а сегодня пилю пост как сам в эту ловушку угодил. Запоями я страдаю уже лет 10. Пил пиво всегда, в 2013 году завязал с жэтим напитком. И стал возвращаться к нормальной жизни. До этого вторника. 4 дня это не полноценный запой но чую жопой что он продлится немало. Зачем пишу все это? Я расскажу чуть ниже как возникает зависимость, что чувствует зависимый человек. И если этим я предостерегу хоть 1 человека от вольного обращения с алкоголем, то пост написан не зря.

Лет мне было 18, я шел с работы погожим летним деньком, с бутылочкой пива в руке. Возле метро ко мне подошло вонючее, трясущееся тело со словами дай братан 5 рублей(или 5 тысяч, это было в 90-е тогда у нас все миллионеры были), а то сейчас сдохну. Я дал а сам подумал как это человек может быть от чего то зависим. И вот как то эта картинка врезалась в память.

Молодость моя проходила как и у многих. Куча друзей, куча праздников, где неотемлемй частью был алкоголь. И через некоторое время с стал пить как будто последний раз в жизни. А потом как то попил пивка наутро, на голодный желудок. 10 последующих лет были как один страшный сон. Пиво, пиво, пиво.Вместо воды. Сначала я пил 2-3 дня подряд. Потом неделю, 2 недели, а потом когда уже не лезло были 2 дня неимоверных страданий. Не оправдываю себя ничем. Была слабая сила воли видимо.А потом уже в организме произошли изменения, когда алкоголь стал действовать по другому. В 2013 очнулся. С подорванным здоровьем и зависимостью. Я не кодировался ни разу. Тогда сказал что брошу, и бросил.

Как проходит запой? Самым показательным является второй день после выпивки. Похмелился наутро, все встречайте потерянного человека. Как правило человек в запое перестает есть, только пьет. И режим таков: выпил, поспал 2 часа выпил. Кактолько алкоголя нет в организме начинает всего выкручивать. Но рано или поздно это состояние надо прекращать. И уж тут природа приготовила кучу сюрпризов для пьющих людей. Нет сил ни на что. Даже элементарные действия типа похода в туалет планируются заранаее, типа как пойдешь, как дойдешь. Организм слабый.Еда не лезет по определению, вылезает обратно.С водой тоже самое. Чуть позже, когда проходит первая стадия, начинается вторая. Начинает болеть печень, поджелудочная, пропадает сон. Начинаются панические атаки. Длится эта свистопляска 2-3 дня минимум. После этого даешь себе зарок что больше ни капли.

Для чего это все написано?Мораль истории есть как не странно. Да я знаю что будет куча людей в комментах, которые думают что уж со мной такого не будет никогда, поэтому ты сам дурак ты сам превратил в это свою жизнь. Согласен, но только отчасти.

Ребята, контролируйте прием алкоголя. Это тихий убийца. Нельзя выпить рюмку и стать зависимым, привычка возникает годами. Но если она появилась то Вы или будете бороться с ней, либо сдадитесь.Но в любом случае эта привычка уже будет контролировать вашу жизнь. И вашим предметом для гордости будет что вы не пьете скажем 3 года. В то время как у вашего скажем друга предмет для гордости это построенный за это время дом. Разница думаю велика.Один человек строит свою жизнь, чтобы и его запомнили и детям внукам что то осталось, другой же пытается не превратиться в животное

199
О сложности EVE Online из мануала по игре
53 Комментария в Лига Геймеров  

К посту об X3 http://pikabu.ru/story/tot_moment_kogda_igra_sama_znaet_chto...

О сложности EVE Online из мануала по игре EVE-Online, EVE, Игры, космос, сложность, зависимость
28
Пикабу вызывает зависимость
22 Комментария  

в недалеком будущем...

- встречайте нового члена нашей общины.... Расскажи о себе.

- меня зовут Никита и я -- Пикабушник.

///хором - привет Никита

- я познакомился с Пикабу, когда мне было 18 лет. Тогда я только баловался ГОРЯЧИМ и ЛУЧШИМ. Даже не регистрировался, а просто читал перед сном. Думал смогу остановиться в любой момент.... но.... Со временем мне стало этого мало и я перешел на более тяжелые посты - СВЕЖЕЕ, зарегался и начал оценивать, оцениванить, коментировать, тролить....
Боже, что со мной стало. ...
я даже не заметил как начал сидеть на пикабу постоянно: на работе, дома, с родными.... Я даже не заметил как написал 100500 коментов и поставил столько же оценок. И вот.... Я уже пишу свой пост и молю понимания... Как же я дошел до этого?.... я стал зависимым... За что мне это!!!!??

//слезы... уход в закат

212
Гормон стресса как маркер алкогольной зависимости
25 Комментариев в Наука | Science  
Гормон стресса как маркер алкогольной зависимости алкоголь, зависимость, тревожность, нейроны, амигдала, кортиколиберин

Амигдала (миндалина, миндалевидное тело) располагается в глубине височной доли мозга. Левая и правая миндалины выделены красным

Среди структур мозга, чья функция изменяется под действием алкоголя, – подкорковая структура, называемая амигдалой (она же миндалина или миндалевидное тело). Амигдала – часть лимбической системы головного мозга, одна из основных функций которой – регуляция эмоционально окрашенных поведенческих реакций. Центральная амигдала отвечает в основном за негативные эмоции и тревожность. Нарушение работы этой области мозга вносит свой вклад в развитие различных психических нарушений, в число которых входит алкоголизм

Сначала было обнаружено, что алкоголь увеличивает активность нейронов центральной амигдалы. Это явление наблюдалось и в мозге крыс, у которых исследователи сформировали зависимость от алкоголя, и крыс, у которых зависимости не было. Но в ходе дальнейших исследований этого феномена, ученые из научно-исследовательского института Скриппса (США) обнаружили, что механизмы, лежащие в основе повышенной активности амигдалы, различаются у здоровых крыс и крыс-алкоголиков.


У крыс без зависимости от спиртного, алкоголь активирует так называемые кальциевые каналы L-типа, в результате чего увеличивается активность нейронов амигдалы и происходит высвобождение гамма-аминомасляной кислоты – тормозного нейромедиатора центральной нервной системы, обладающего успокаивающим, снимающим тревожность эффектом. Если кальциевые каналы L-типа искусственно заблокировать, крысы пьют спиртного меньше.


Но у крыс, у которых уже развилась зависимость от алкоголя, количество кальциевых каналов L-типа на мембранах нейронов снижено, поэтому они не могут эффективно активировать нейроны амигдалы. Повышенная активность нейронов амигдалы у этих крыс обусловлена другим механизмом – влиянием гормона стресса кортиколиберина, и крысы-алкоголики «выпивают» меньше, если в их мозге заблокировать рецептор к кортиколиберину.


Алкоголь действует на мозг, в частности, на амигдалу, по-разному в зависимости от того, выработалась ли уже в организме зависимость от спиртного. Если научиться определять (по каким-то симптомам, генетическим или биохимическим маркерам), когда у пациента процесс выходит на уровень активации амигдалы гормоном стресса, то можно попробовать остановить эту патологическую активацию. Для этого необходимо разработать лекарственный препарат, который будет блокировать активацию амигдалы кортиколиберином. Ученые считают, что в таком случае лечение алкогольной зависимости может стать более персонализированным.


Фото: https://vimeo.com


«НАУКА из первых рук»

Показать полностью
1392
Такие разные общаги
94 Комментария  
Такие разные общаги
39
Он смог
32 Комментария  
Он смог
109
В Новокузнецке мать спаивала 7-летнего сына
6 Комментариев  

Мальчик госпитализирован с диагнозом «пагубное употребление алкоголя. Как сообщают в ГУВД по Кемеровской области, ребенок употреблял спиртное с пяти лет. Об этом стало известно, когда его задержали за попытку кражи телефона. В Центре временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей второклассник рассказал психологу, что пошёл на преступление по «просьбе» своей мамы. А также добавил, что испытывает зависимость от спиртного. 28-летняя мать школьника объяснила, что поила сына водкой в качестве лекарства от простуды. Сейчас мальчик направлен в наркологический диспансер для лечения. В отношении матери возбуждено уголовное дело. Ей грозит лишение свободы на срок до 4 лет.

46
Я хочу быть на его месте.
5 Комментариев  
Я хочу быть на его месте. енот, реклама, зависимость, Комиксы

Честно стырено с вк, баянометр молчал.

38
Зависимость
14 Комментариев  
Зависимость
645
Пончикозависимость
11 Комментариев в Хорьки  
Пончикозависимость
3543
Зависимость
68 Комментариев  
Зависимость
267
Как превращать людей в наркотики
51 Комментарий в Психология | Psychology  

или немного о психологической зависимости и созависимости.

заказной пост


Первый из цикла. На эту тему было больше всего запросов - около половины заказывали эту тему или что-то близкое к ней. На мой взгляд, тема очень интересная, одна из самых трудных. Начну я с истории.

Это была учебная работа, да и контактировали мы с этой девушкой очень мало, поэтому я могу ее приоткрыть чуть-чуть больше.


Сначала внешняя сторона: жила-была девушка, хотя уже, скорее, молодая женщина, очень привлекательная. И все у нее было хорошо: работа, квартира, интересы, хобби, друзья. На текущий момент ей не хватало только одного: партнера. И вот однажды, в путешествии, она познакомилась с ним. В нем не было ничего особенного - лет на десять старше нее, женат, руководит маленькой фирмочкой, не особенно красив. У них начался бурный роман в этом путешествии, потом они вернулись домой, и он исчез. Ну как - исчез - писать ему можно, звонить тоже, но он практически никогда не отвечает. Иногда - раз в несколько месяцев, если не реже, откликается, приглашает ее в почасовой отель, они занимаются сексом и расстаются на еще более неопределенное время. И так - внимание - уже три года.

Казалось бы, что может держать умную, красивую, интересную, заинтересованную в длительных отношениях женщину в этой ситуации?


Конечно, она видит эту историю не так. Изнутри все иначе. Во-первых, она не познакомилась с мужчиной. Они ВСТРЕТИЛИСЬ. И это было совершенно сказочно и прекрасно. И он был - как у Грина - совсем такой. Он дополнял ее каждым своим словом, каждым своим взглядом. В нем было столько глубины, вдумчивости, внутреннего света, что он захватил все ее существо. Каждый миг с ним был сказкой. И - конечно, он серьезный человек, он связан обязательствами, он ее предупредил, что очень мало может быть с ней - но ведь каждый миг с ним - жемчужина. Они созданы друг для друга, и это очевидно. И ему просто нужно время, чтобы закончить отношения с женой, чтобы окончательно разрешить все трудности, и он будет с ней. Он закрытый человек, а она - эмоциональный, они - две дополняющие друг друга половинки. Но он так внимательно слушает! И он очень старается найти время для нее. Он очень занят, у него проблемы с бизнесом, но когда он находит время - он стремится к ней, стремится провести с ней хотя бы два часа. И это самое прекрасное время в ее жизни. Конечно, ей больно и трудно, пока она ждет. Но ведь эти серые и унылые дни вознаграждаются счастьем с ним, которое однажды станет постоянным.


На этом я историю приостанавливаю. Если вы погуляете по женским, да даже и мужским журналам, то довольно часто сможете обнаружить контенты, практически полностью состоящие из подобных историй, где есть Он и Она.

Эта история - про зависимость. То есть мужчина в этом практически не участвует.

В истории про созависимость, скорее всего, были бы еще нотки с предательством-прощением-невероятной подлостью-и возвращением подлеца. Причем с обоих сторон.


Собственно, как это возникает и почему? Жванецкий мудро отметил, что рядом с по-настоящему великими людьми часто есть кто-то близкий, а вот у диктаторов с этим не складывается. Так как Жванецкий, невзирая на мудрость, - шовинист, он, конечно, говорил про женщин. Но на самом деле и рядом с великими женщинами обычно был кто-то, кому они доверяли, кого они любили. Потому что близость и доверие нужны людям больше денег и власти, хотя многие это и отрицают. Больших денег и власти обычно хотят, если с близостью и доверием не очень.

Но у многих, у очень многих людей эта часть очень травмирована, и они плохо понимают, что это. Так возникает жажда принца у женщин и поиск идеальной женщины (вот только на днях видела очередной бред про то, что мужчина любит не женщину, а свое рядом с ней состояние, и идеальная женщина умеет это состояние вызывать) у мужчин.

При этом, как правило, эта жажда комплектуется не со страхом даже, а с ужасом отвержения. И вот когда они вместе - человек формирует идеальный характер для эмоциональной зависимости или созависимости.


Так как потребность сильно фрустрирована, она создает очень сильное напряжение. А при сильном напряжении голода, например, нам кажется, что мы должны съесть ну не меньше ноги барана, чтобы наесться. То же самое возникает и у созависимых и зависимых: им кажется, что их партнер должен быть ну очень особенным. Самым особенным. Шутки шутками, а формулируют это люди действительно так: хочу принца, хочу дворянина, хочу миллионера, хочу непременно модель не ниже класса ангелов Виктория Сикрет, хочу девушку из очень приличной семьи, чтобы с образованием и воспитанием, хочу девственницу, хочу девственницу-ангела Виктория Сикрет из приличной семьи с образованием и воспитанием... Разумеется, формулировки могут быть любые - для кого-то и просто приличный молодой человек или умная женщина кажутся слишком высокой целью.

Но при этом человек, как правило, уверен, что именно его эта девственница отвергнет. И от этого напряжение становится все сильнее.


А потом он встречает кого-то - и этот кто-то внезапно "совсем такой" или, еще веселее, "совсем не такой, но вот притянуло". Так тоже бывает - когда напряжение уже невыносимо, человек срывается на совсем неподходящего человека. А отлепиться уже не может, - либо потому, что ему страшно потерять хоть какое-то удовлетворение потребности, либо потому, что он начинает вынуждено приписывать объекту своих чувств какие-то особые качества. Либо и то, и другое. Например, "она меня приворожила" - классика жанра. На самом деле "привораживается" человек всегда сам. Для этого его мама и папа могут приложить какие-то усилия, но это все-таки не про магию.


Но вот это сочетание очень сильного напряжения (из-за которого человека обходят нормальные партнеры, пугаясь интенсивности его чувств), готовности самообесцениться, а также невероятного страха отвержения и создает те самые эмоциональные качели, которые формируют чувство эйфории "ОН со мной", затем дисфории "ОН ушел" и затягивают человека в патологические отношения. Так как у нас в принципе сейчас "быть счастливым" и "не заморачиваться" в тренде, то людям начинает казаться, что вот за это состояние счастья и можно терпеть все остальное. Все остальное как бы не имеет значения.

К тому же, если страдаешь, всегда есть чем заняться вечером.


Как правило, все зависимые и созависимые очень страдают от одних и тех же вещей: ненасыщаемость (им всегда мало этого человека), потеря себя (когда этот человек уходит, они исчезают), страх потери (им страшно, что он не вернется, а это значит, что и их больше никогда не будет), низкая самоценность (вся их жизнь зависит только от этого человека), желание власти и почти полное ее отсутствие одновременно (будь их воля - они бы приковали этого человека у себя дома к батарее, но при этом они практически не могут управлять встречами с ним), исчезновение почти всех остальных потребностей (все становится неинтересным - друзья задалбываются повторением одной и той же ВЕЛИКОЙ ИСТОРИИ ЛЮБВИ, их проблемы практически не важны, работа становится местом, где я провожу время, пока он не звонит, родственники не понимают и пытаются отправить на свидание с непонятными людьми и так далее). При длительном пребывании личность человека становится почти прозрачной, он весь - это его ЛЮБОВЬ.

При этом его "любимый" человек может обращаться с ним, как угодно, более того, многие созависимые специально его провоцируют: так как им хочется выйти из зависимости, они пытаются заставить его сделать что-то, чтобы они могли уйти. Что-то ужасное, обычно. Но, увы, никакое ужасное не бывает достаточным, как правило, потому что тут же включается страх потери, а страх потери, как известно, формируется в очень раннем возрасте, еще до страха смерти - потому что ребенок не боится умереть - он еще не знает, что это такое. Он боится, что его бросят, потому что не представляет, как будет жить без близких.


Что вообще тут можно сделать? Как ни по-дурацки это звучит, заняться своими отношениями с родителями. Это первое. Второе - снизить градус пафоса. Я понимаю, что это близко к обесценить, но я не совсем про это. Мне это очень помогло в свое время: это просто какой-то чувак. Симпатичный, ок. Умеющий красиво говорить, ок. Да, но давай придерживаться фактов: что ты хочешь? - пару. Он тебе подходит? - ни фига. Почему он тебе не подходит? - Потому что вместо пары он обычно строит то, что у тебя вызывает ужас. Он красивый? - да, ок. Да, возможно, он самый красивый с твоей точки зрения. Ок. Но, по-чесноку, - ты хочешь всю жизнь провести так, как последний год? Нет? Ок, тогда его красота - технически - это минус. Потому что мешает его реально оценивать.

И вот в таком ключе я с собой разговаривала года два-три.

Третье, что помогает - самоподдержка. Я достаточно хорош, чтобы меня любить. Никакой мужчина, никакая женщина, сколь бы прекрасны они ни были, не должны меня мучить и унижать. Если самый лучший в мире мужчина не ценит меня, если самая светлая в мире женщина обращается со мной, как с мусором, то - сюрприз - они не самые лучшие. Потому что если человек обращается с кем-то, как с мусором, значит, они садисты.

И выйдя из этих отношений, конечно, имеет смысл разбираться, реально ли они со мной плохо обращались, и - если да - почему я это допустил, но сначала имеет смысл отойти от такого обращения на удаленную дистанцию.


Ну и еще одна вещь - она про здоровую критику - на этой планете семь миллиардов человек. Это очень, очень много. Это невероятно много. Если мне из них подходит только один, это либо большой косяк природы (исчезающе маленькая вероятность), либо какой-то мой чрезвычайно узкий фильтр. Если мне этот узкий фильтр еще и вредит - имеет смысл его расширять.


А вообще работа с эмоциональной зависимостью очень похожа на работу с любой другой зависимостью. Первый шаг - самый трудный. Для него нужно признать, что то, что есть у меня, это ни фига не ВЕЛИКАЯ (часто еще и НЕРАЗДЕЛЕННАЯ) любовь, не невероятные отношения, которых ни у кого до меня не было, не суперсчастье, не то, что случается только с избранными людьми и недоступно всей остальной серости, а тупо проблема, причем типовая номер три в списке основных тем для работы у терапевтов.

Это очччччень трудно. По себе знаю.


Источник

Показать полностью
4406
Всё нормально
81 Комментарий в Комиксы  
Всё нормально
515
Номофобия
37 Комментариев в Комиксы  
Номофобия
308
Первый раз я попробовал ПЛиО за гаражами..
51 Комментарий в Лига Престолов  
Первый раз я попробовал ПЛиО за гаражами.. Игра престолов, зависимость, юмор, плио, Песнь  льда и пламени, длиннопост
Первый раз я попробовал ПЛиО за гаражами.. Игра престолов, зависимость, юмор, плио, Песнь  льда и пламени, длиннопост
Показать полностью 8
103
Как я потеряла 1,5 года жизни ( часть 2)
29 Комментариев  

В первой части я описала как столкнулась с наркотической зависимостью близкого человека, собственной созависимостью от него и, как итог, с реабилитационным центром.

Так как разлюбезый мужчина наплевал на свои обещания поехать на лечение в назначенный день самостоятельно, было принято коллегиальное решение во главе с его родителями вызвать службу мотиваторов. Если быть честной, то к их приезду я попрятала дома все колюще-режущие предметы, опасаясь его реакции, собрала сумку вещей, которой бы мне хватило месяца на три комбинировать наряды и ни разу не повториться. Мотиваторы и родители были рядом, им пришлось разговаривать и общаться. Хоспадя!!! Какое же это было счастье, слышать как двум половозрелым людям предпенсионного возраста открывают глаза на проблему, о том что их 20летней давности развод сынуле не встрался никуда и он лишь имеет безотказный предмет манипуляции ими для откачки денег. Кстати, наркоманы охрененные психологи, они будут долго выжидать твое нестабильное эмоциональное состояние, как это действовало с его родителями: "Мамуль, ты ж знаешь, у меня сейчас не очень хорошо с работой, Тане я этого сказать не могу, надо б холодильник забить ну и мы линолеум хотели на кухне поменять...Я б тебя даже не тревожил, спросил у папы, но у него ж ЕЩЕ СЫНОЧКА ЕСТЬ" (у папы сын от второго брака есть, а для мамы он единственный).

Не буду на этом всем заострять внимание, прождали его возвращения домой всей честной компанией часа три, разговор с ним от начала до согласия лечиться продлился всего лишь один перекур, пара подписанных бумажек, клиент в машине, по коням и разьехались....Оставшись дома одной, в моей "героической" голове даже мысли не промелькнуло, что самый треш только начинается...По документам я являлась заказчиком услуг, так как мама живет не в РФ, а папа не имеет возможности ездить в центр, эта почетная функция легла на меня, т.е. заниматься вопросами оплаты (отдам должное, ни копейки своих денег я в это не вложила, родители тянули сами), возить передачи, ездить на "родительские собрания", они же собрания созависимых... Как он сам в пылу ссоры и заявил родителям, что я ему за маму, за папу, за друга, за жену, чему родители были рады, ведь вот оно, вот она нянька нашей мечты. Все это совмещалось с работой и подработкой, за первый месяц покатушек, контроля и отчетности перед его родными я похудела на 10 кг.

Теперь, по прошествии времени, минимальном вмешательстве психологов, видеолекциону Новиковой, до меня дошло, что я прям кайфовала от осознания своей значимости, своей "пиздатости", от своей жертвенности, мол, я все смогу, мне все по плечу. Мне как дочери алкоголика был нужен такой, ведь папе-то не получилось помочь, он мамин мужчина, но вот того я точно исправлю....ага, щаз....исправился...

Таким незамысловатым способом я провела полгода. Центр находился в 180 км от дома, весь курс лечения пришелся на холодное время года (с октября по апрель), так что накатала километража, научилась чинить мелкие поломки по своему ВАЗу.  К его выписке я была преисполнена надежд, голова ломилась от знаний, осталось только взяться за руки и шлепать в фееричное светлое будущее....Светлое будущее наступило через три часика в виде бутылочки пива, через пару месяцев срыв по лакосту, чуть позже я заметила и упала в режим "овчарки", вариться где-то или приходить домой с готовым раствором стало чревато, раза три прятала в соседний город в наркологию, но хватало недельки на три и все вставало на круги своя...А потом в его жизнь пришли соли, не кайф, а мечта, варить не надо, водой из под крана разводи да коли(как я поняла позже там еще сам факт прокола был важен) Ушло все мое золото, которое было успешно выкуплено его мамой, дабы он смог положить его на место и сохранить мужское достоинство, да что уж говорить, много чего ушло за месяц употребления солей и я вам скажу ого-го какая разница, я прям дезоморфиновые адекватные времена с грустью вспоминала. Месяц. Ровно месяц употребления этой херни убили и без того нестабильную личность. Ровно месяц я ждала, живя с ним, когда все вновь соберутся чтобы положить его обратно. Впервые в жизни я начала его бояться. Я засыпала с ужасом, но находилась там. Я полными пакетами выкидывала удавки. Я ждала родителей.

И вот он в центре, я выдохнула...поговорила с ними, мол, вместе нам не быть, лечите сына, чем смогу, я помогу. Какое-то время со мной общались как с помощницей, а не снохой. Осознание того, что нянька-то срывается с крючка, привело маман к тому что нужно гнуть свою линию, завязывать меня на сынульке, а во мне что-то сломалось, не знаю что именно: кончилась ли жалость к ним, хотя какая жалость, дожили ж они без меня почти до 60. Любовь к нему, да нет уже любви, она из любви к своему мужчине трансформировалась в любовь как к сыну. Жалость к себе, да, похоже она, отрезок жизни прошел мимо, а я нихрена доброго/хорошего и не видела.

Я благодарна лишь за опыт, теперь наркозависимых я вижу за версту, могу определить употреблен или перекумаривает, перекумаривает ли добровольно или просто не может найти средств, если употреблен, то примерно чем я тоже могу сказать. К вопросам в комментариях  к первой части: да, теперь я испытываю панику и непреодолимое желание свалить подальше лишь услышав запах варки.

Показать полностью
33
Пары, в которой оба партнера — зависимые
30 Комментариев в Психология | Psychology  
Пары, в которой оба партнера — зависимые Психотерапия, Зависимость, Гештальт, длиннотекст, Психология, длиннопост

Добрый вечер, Пикабу! Продолжаем про психологию.

Постараюсь сегодня, наконец-то "добить" третью часть повествования, про то, как учат на гештальт-терапевтов, а пока выкладываю хорошую статью про зависимость в отношениях.

Я уверен, это то, с чем сталкивался практически каждый из нас.


Автор - Татьяна Сидорова, психолог, гештальт-терапевт, основная тема ее работы, как раз - зависимое поведение, так что она знает, о чем пишет )))


Кстати, практически все попсовые песни о любви (и не только попсовые) - не столько про любовь, сколько про любовную зависимость.

И стихотворение Маяковского "Лиличка! Вместо письма", которое спел СПЛИН как песню Маяк - прямо изобилует маркерами эмоциональной зависимости.


Все равно

любовь моя -

тяжкая гиря ведь -

висит на тебе,

куда ни бежала б.

.....

Кроме любви твоей,

мне нету моря,

а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.

.....

Кроме любви твоей,

мне

нету солнца,

а я и не знаю, где ты и с кем...

......

Надо мною,

кроме твоего взгляда,

не властно лезвие ни одного ножа.


Ну и т.д. Будет интересно, если вы тоже вспомните примеры воспевания любовной зависимости в современной музыке )) Оставляйте свои варианты в комментах, обсудим!


Статья может быть немного сложной в плане терминологии - если что, спрашивайте, в комментах расскажу все что знаю )


Статья:


Формирование инфантильного невроза и судьба «вечной» любви в конечном человеческом мире


Сегодня я начинаю разговор о закономерностях существования пары, в которой оба партнера — зависимые. Напомню главное. В «обычной жизни» зависимостью называют поведение, которое субъективно переживается как вынужденное: человек чувствует, что не свободен остановиться или продолжить что-то делать.


Обращение за помощью происходит, когда становится очевидным вред повторяющихся действий, а их «отмена» вызывает очень неприятное состояние, от которого надо срочно избавиться. Человек хочет избавиться от «навязчивых действий», игнорируя (когда формулирует запрос к терапевту) невыносимость их «отмены». Получается, что зависимость — это нужда во внешнем объекте, присутствие которого позволяет вернуться в эмоционально стабильное состояние.


Многие не осознают и самого факта своей зависимости. Они жалуются на усталость от бесконечной работы, домашних дел, заботы о супруге или ребенке, считая свое поведение «единственно возможным», а свое состояние «естественным», и не понимая, что проблема в том, что у них просто нет выбора делать это или не делать.

Пары, в которой оба партнера — зависимые Психотерапия, Зависимость, Гештальт, длиннотекст, Психология, длиннопост

Примеры из практики: Олег рассказывает, как он начал употреблять химические вещества:


«Лет до 15 мне было все время плохо, я жил в тревоге, раздражении, конфликтах с родителями; однажды мне дали попробовать героин и я понял, что такое «хорошо»; вся моя дальнейшая жизнь — это поиск вещества, облегчение и страх, что я снова мог умереть, — и новый поиск, чтобы не чувствовать всего этого».


Марина:

«Я долго была одна и вот я встретила Его, это был момент счастья и надежды, который очень быстро сменился постоянной тревогой за наши отношения; пока я не встречусь с ним, я не верю, что мы вместе, я постоянно его дергаю в требованиях встреч, чем раздражаю и отпугиваю, и ничего не могу с собой поделать, я на все согласна, лишь бы иметь возможность видеться с ним так часто, как мне надо».


Андрей:

«Я давно понял, что выходные это ад, я предоставлен сам себе даже в семье; как будто что-то давит и скручивает изнутри, если я не в потоке дел; я очень устаю и мало времени провожу с семьей, что вызывает постоянные конфликты, но как будто это лучше, чем паузы и то, что у меня внутри».


Очевидно, что все эти люди обнаруживают какой-то дефицит внутри себя, оставаясь без «объекта зависимости», и пока этот дефицит сохраняется, нужда во внешнем объекте никуда не денется, а значит, и тревога, связанная с риском его утраты.


Эта тревога называется сепарационной, а внутренний дефицит — недостаточностью самоподдержки, уверенности в том, что «Я хороший, ценный, могу быть любим», и надежды, что «все будет хорошо».


Этот дефицит восполняется через контакт с партнером, который постоянно извне своими действиями, словами, уступками, поощрениями подпитывает недостаток самоуважения и самоприятия партнера.


И химическая зависимость, и эмоциональная «устроены» одинаково. Дальше я буду говорить об эмоциональной зависимости, где «объектом» является другой человек.


Взаимная нужда может быть очевидна для обоих партнеров, а может — только для одного. В первом случае их отношения могут быть более-менее гармоничны, каждый заботится об их сохранности, во втором случае — баланс в паре нарушается, один чувствует и ведет себя уверенно и свободно, другой — тревожно и подчиненно, первый приписывает партнеру власть над собой, а второй пользуется этой властью.

Пары, в которой оба партнера — зависимые Психотерапия, Зависимость, Гештальт, длиннотекст, Психология, длиннопост

Партнер — «хороший», когда он успешно справляется со своей «функцией»: дает нужное количество любви и признания, всегда оказывается рядом, способен вселить надежду и успокоить тревогу, но как только он оказывается непредсказуемым в своих оценках и поступках, отклоняется от «привычной схемы» — тут же становится «плохим».


Если человек в данный момент не состоит в партнерских отношениях, то это не значит, что у него нет объекта зависимости. В этом случае объектом зависимости можно назвать тот «свод правил» — интроектов, которым он привык следовать в жизни и которые его ограничивают изнутри, мешают жить в соответствии со своими потребностями, заставляют все время оглядываться на других, бояться их обидеть, разозлить, вызвать их негативную оценку и так далее.


Пока я один — я сам себя ограничиваю, «голосом» родной тети, например, а когда я вместе с кем-то, то я эту функцию «препоручаю» партнеру и думаю, что это он меня ограничивает…


Самая страшная угроза, которую осознают практически все зависимые люди, — это угроза утраты тех отношений, которые сложились, какими бы они ни были — благополучными или мучительными. В этом случае сепарационная тревога может иметь внутренний смысл угрозы физической утраты объекта привязанности, утраты его любви или уважения.


Для избегания этой угрозы у зависимых людей есть надежные способы: полностью удовлетворять партнера и стремиться к максимальной близости с ним во всем, или вообще не приближаться эмоционально, используя партнера только как внешний объект — сексуальный или «приз за достижение», и порывая с ним отношения, как только начнут возникать чувства нежности и привязанности.


Мечта зависимого человека — это возможность найти волшебный способ навсегда устранить сепарационную тревогу, то есть удержать партнера в его функции рядом с собой навеки.

Пары, в которой оба партнера — зависимые Психотерапия, Зависимость, Гештальт, длиннотекст, Психология, длиннопост

Формирование зависимого паттерна


Каждый из партнеров играет привычную ему роль в отношениях, и тревога в случае угрозы стабильности отношений у обоих одинаковая. Почему мы играем их будто бы против своей воли и одновременно отчаянно за них держимся?


Для поиска ответа я обращусь к тому периоду, когда зависимость естественна и неизбежна для человека — к детству.

В каждом «физически — психологическом» возрасте ребенок нуждается в особом сочетании объема и качества фрустрации и поддержки со стороны родителя для овладения новыми навыками владения своим телом и своей психикой.


Если этот баланс оптимален, то ребенок обучается новым действиям и новым переживаниям, у него формируется чувство уверенности в себе. Если же нет, то овладение навыком либо задерживается (родитель делает за ребенка больше, чем требуется, предоставляет ему меньше ответственности, чем он мог бы освоить), либо навыки формируются рывком («скорее бы ты вырос уже!»), без опоры на прочный фундамент повторения и тренировок. В обоих случаях у ребенка формируется неуверенность в своих силах.


В зависимости от того, что именно одобрял родитель, — покорность, покладистость, опору на родительскую поддержку при снижении собственной инициативы, или наоборот — самостоятельность, инициативность и эмоциональную отстраненность ребенка, он так и вел себя с ним и с окружающими.


Отклонение от этого стиля поведения наказывалось родителем эмоциональным отчуждением от ребенка. И для маленького человечка — это самое страшное, поскольку угрожает утратой связи с родителем, потерей его поддержки, а он еще не чувствует себя способным самостоятельно выживать в мире.


В результате ребенок так и не получил подтверждение, что его потребности имеют значение, и могут быть удовлетворены теми, от кого он зависим в силу своего возраста.


Если ребенок не может получить удовлетворения от родителя, обращаясь к нему прямо, то он начинает изучать, как этого удовлетворения можно добиться иначе. «Исследуя» мать, ребенок начинает использовать ее собственную потребность в контакте, откликаясь на нее так, как она хочет — цепляясь за нее или держась на дистанции.

Пары, в которой оба партнера — зависимые Психотерапия, Зависимость, Гештальт, длиннотекст, Психология, длиннопост

В результате интроецируются не столько нормы и правила, сколько целиком стиль поведения. Это и есть зависимое поведение, то есть зависящее от одобрения родителя и устраняющее тревогу. Такое поведение может быть как прилипающим, которое и принято называть зависимым, так и отчужденным, которое я буду называть контрзависимым.


К слову: внутри каждой тенденции мы тоже можем наблюдать два состояния — благополучия или компенсации и не благополучия, то есть фрустрации.


В состоянии компенсации зависимый человек будет выглядеть теплым, общительным, с разной степенью навязчивости в своей заботе и тревожно озабоченным мнением о себе окружающих, стремящимся предотвратить конфликт и любые проявления агрессии.


В состоянии декомпенсации этот же человек может быть агрессивно требовательным, обидчивым, крайне навязчивым и как будто лишенным всяких представлений о такте и личностных границах.


В состоянии компенсации контрзависимый человек будет выглядеть самодостаточным, отстаивающим свою позицию, смелым и независимым.


В состоянии декомпенсации он может обнаружить состояния беспомощности, парализованности инициативы, испуганным или агрессивным до жестокости. Этот феномен называется «внутриличностное расщепление», я буду говорить о нем позже.


Постепенно ребенок обучается такому поведению в отношении родителя, которое его минимально ранит, обеспечивает удовлетворение потребностей, предотвращает угрозу наказания, улучшает эмоциональное состояние.


Он добивается своего, заменяя прямое обращение к матери со своими чувствами и потребностями на действие в ее адрес, то есть обучается провоцировать в другом человеке эмоции, которые подталкивают мать на необходимые «провокатору» действия.


Можно вызывать в другом человеке такие эмоции, которые он захочет продлить, но также и те, от которых он захочет избавиться. Вместо обмена чувствами обучаются обмениваться действиями, которые «переводятся» как сигналы любви или отвержения.


Взаиморегуляция (узнавание и учет эмоциональных сигналов друг друга для поддержания отношений) уступает место взаимному контролю. Постепенно развивается система эмоционального воздействия друг на друга, принуждающая партнеров к взаимным действиям как к единственному средству избавиться от напряжения или продлить удовольствие. У ребенка нет альтернативы, как себя вести, чтобы выжить, ему приходится подчиняться сильному…


Зависимый человек научается распознавать только те чувства, которые ему назвали и помогли соотнести с телесными ощущениями. Вот это — «страх», это означает «опасность», а вот эти ощущения называются «усталость» и означают потребность в отдыхе.



Если ему твердили, что злиться и обижаться плохо, то высока вероятность, что он не будет распознавать в себе эти чувства или не будет знать, что с ними делать. Такой человек вырастает с «пустотами» в опыте, он умеет только то, что «было можно» в его семье.


Чем жестче были внутрисемейные требования, тем уже оказывается диапазон чувств и поведения человека в будущем. Кроме того, родитель, требуя от ребенка определенного поведения и наказывая за «отклонения», часто оставляет его один на один с тяжелыми переживаниями, которые «застревают» в нем болью, страхом, бессилием.


С ребенком не говорят о них или отвергают его страдание как малозначимое. Или вместо сочувствия и внимания он получает подарок — игрушку, конфету, вещь. Как будто этот предмет, каким бы ценным ни оказался, способен заменить живую любовь и отклик на чувства.


И человек оказывается неспособным иметь дело с собственными переживаниями, возникающими в результате фрустраций, иначе, чем избегать ситуаций, где они могли бы возникнуть. Или «утешаться» суррогатом любви — вещью, едой, химическим веществом.


А дальше психика стремиться «доразвиться», научиться тому, что не смогла — не захотела — не сумела развить в отношениях с родителем. Наши неуспехи требуют «нового завершения», компенсаций, они остаются в памяти бессознательного, сохраняя вызванное ими напряжение. Те из них, которые сопровождались переживанием бессилия и беспомощности, запоминаются особенно прочно, и эффект незавершенного действия «ответственен» за повторяющиеся попытки «переписать сюжет», устранить боль поражения.


В повторяющемся паттерне мы воспроизводим наш опыт бессилия в надежде но «новое решение», «восстановление справедливости», закрепившийся в отношениях с родителями нашего детства. Повторяется структура отношений, с их ожиданиями и фрустрациями, способы поведения, сформированные ребенком, на основании выводов (травматические решения), к которым пришло детское мышление с его наглядно-действенными и алогичными свойствами.


Травматический опыт пугает и останавливает возможность экспериментирования с ним, отсюда такая ригидность детских паттернов внутри взрослого. Вырастая, мы повторяем эти схемы с другими людьми и в отношениях совсем другого типа — любовных, дружеских.


С ними мы неосознанно оживляем и свои надежды (эти люди ассоциативно, своим поведением и манерами напоминают нам «главных фрустраторов» детства), и свои попытки удержать их в той функции, в какой они нужны были нам тогда, и те способы воздействия, которыми мы пользовались в детстве.


Однако приемы, которые позволяли нам в детстве «добыть» любовь или избежать наказания в отношениях со взрослыми, теперь могут оказаться весьма неудачными в отношениях с равными партнерами, которые либо не поддаются на наши манипуляции, либо умеют манипулировать еще более изысканно, и все время нас «переигрывают», лишая необходимого «объема» любви и признания. То, что в детстве было единственно успешным поведением в отношениях с родителем, во взрослой жизни становится ошибкой.



Но травматический опыт упрям: это «работало» тогда, а значит, может сработать и снова. Надо лишь сильно постараться, поискать кого-то более подходящего, легко откликающегося, то есть выросшего в похожих условиях и поддающегося на те же манипуляции. Это и есть «хороший партнер» для зависимого человека.


Так повторяется поведение, основанное на страхе потери и переживании нехватки собственных ресурсов. Это — «матрица» отношений привязанности из нашего прошлого.



Условия нового развития



Изменение возможно, если с каким-то человеком сложатся отношения, свободные от тех фрустраций, которые приостановили развитие нашей опоры на себя. Для этого необходимо, чтобы человек смог выполнить роль символического родителя: отказаться от собственного удовлетворения в контакте ради потребностей зависимого человека и развития его способности заботиться о себе. Чем «моложе» травма, тем больше потребуется самоотречений. Довольно сложная задача для отношений.



В обычной жизни зависимый находит «приблизительное» решение — он выбирает такого же травмированного человека, который будет выполнять эту роль ради «не расставания». Но здесь его ждет сильное разочарование: тот, другой, хотя и признал, что главная ценность — оставаться вместе, но тоже хочет восполнения своих дефицитов в области самоподдержки, и одних гарантий на «вечность связи» ему мало.


Зависимому человеку трудно быть «ресурсом любви и уважения» для партнера в силу своей собственной нуждаемости. Именно поэтому отношения двух зависимых людей всегда конфликтны, несмотря на «общий интерес» в главном — навсегда быть вместе.


Они не могут расстаться, но и не могут быть счастливы, поскольку их способность выполнять родительскую функцию друг для друга ограничена их хорошим состоянием, а в своей декомпенсации, в «трудную минуту», каждый из них может заботиться только о себе.


Партнер это переживает как — «он меня бросает». «Трудная минута» — это ситуация, где столкнулись интересы обоих, и у каждого актуализировалась сепарационная тревога. Поскольку избежать столкновения интересов в совместной жизни невозможно, то для каждого регулярно повторяются ситуации сепарационной тревоги, периоды надежды, когда партнер «правильно функционирует», сменяются периодами разочарования и отчаяния, когда партнер «бросает» (вечность «слияния» постоянно подвергается новым угрозам его разрыва, то есть происходит ретравматизация обоих).


Эти циклы бесконечны и причиняют страдания, поскольку отказаться от надежды невозможно, а сохранять ее постоянно не получается.

Пары, в которой оба партнера — зависимые Психотерапия, Зависимость, Гештальт, длиннотекст, Психология, длиннопост

Почему «это» не «лечится» жизнью?


Развитие происходит через повторение и боль, переход в новый возраст — это не только обретение новых ресурсов, большей ответственности, но и утрата прежних детских привилегий. Нормальное развитие сопровождает печаль утраты привилегий детства и тревога перед новой ответственностью.


Если мы говорим о невротическом развитии, то речь идет о признании невозможности прежней близости с родителем, прошлой безопасности, признание, что чего-то в жизни не случилось и не случится уже никогда, и чего-то ты оказался лишен в отличие от других.


Сначала столкновение с этими фактами переживается как насилие над собой, вызывая отчаяние и ярость, отрицание утраты и попытки найти компромиссное решение (чем и становятся зависимые отношения с их «вечностью» и слиянием).


Конечно, это непросто, вместе с потерей надежды на обретение «идеального родителя» человек утрачивает куда больше — мечту о чуде «вечного детства» с его «безнаказанными» удовольствиями и подарками…Решением здесь будет не осуществление мечтаний о слиянии или воспроизведение страданий отделения, а проживание чувств, которые были избегнуты в результате образования невротических схем.


Горевание — естественный процесс примирения с невозможным и принятием ограничений жизни. В этой своей функции оно становится доступным только в подростковом возрасте, когда личность уже достаточно прочна, чтобы опираться на внутренние ресурсы, поддерживающие ее психологическое существование, и утрата объекта любви детства или мечты о его обретении может быть осмыслена и принята как неизбежная для всех людей часть жизни.


Партнером, который будет заботиться о зависимом, отказываясь от собственного прямого удовлетворения, может быть тот, кто сам способен обеспечивать себе «контейнер» для тревоги, то есть функционально не нуждаться в другом.



При этом, чтобы он не истощался, удерживая свои границы от «манипулятивных вторжений», и сохранял расположение к зависимому, ему должна быть какая-то компенсация. Самым подходящим для этой роли оказывается… психотерапевт: человек внешний относительно обычной жизни зависимого, и, в силу своих профессиональных знаний, умеющий «правильно заботиться».


С одной стороны, терапевт стабильно присутствует, с другой — в контакте с зависимым он находится не всегда, а в строго отведенное время, а деньги, которые получает за свою работу, и есть необходимая компенсация за его усилия в отношении чужого для него человека.


Деньги — это посредник между клиентом и терапевтом, дающий последнему возможность удовлетворения в любой подходящей для него форме, не используя эмоциональный контакт с клиентом для удовлетворения своих потребностей в любви и уважении. А это и означает, что личной заинтересованностью терапевта будет развитие личности клиента, а не удерживание его в некой «роли» рядом с собой.



В регулярной терапии за счет устойчивого сеттинга удается воспроизвести ситуацию развития отношений привязанности, в которой присутствует и поддержка (надежное присутствие и эмпатическое понимание состояния зависимого и его конфликтов, что позволяет терапевту сохранять принимающую позицию и перед лицом агрессии, и перед лицом любви клиента, удерживаясь при этом от вовлеченности в жизнь и переживания зависимого, что ограждает терапевта от вторжений в обычную жизнь клиента и сохраняет границы отношений), и фрустрация для зависимого (ограниченное время присутствия терапевта, соблюдение дистанции в отношениях).


Это дает ему возможность снова актуализировать, пережить и завершить те травмирующие чувства, которые связаны с непостоянным присутствием объекта и его несовершенством, что и составляет суть фрустраций детства в области привязанности. В отличие от реального партнера, который не сможет обеспечить необходимые условия для развития, каким бы «хорошим» он ни был, в силу личной заинтересованности в удовлетворении своих потребностей именно в контакте с зависимым.

Пары, в которой оба партнера — зависимые Психотерапия, Зависимость, Гештальт, длиннотекст, Психология, длиннопост

Мы становимся людьми потому, что нас любят, то есть обеспечивают необходимым эмоциональным вниманием. Эмоциональная связь — это нить, которая соединяет нас с миром других людей. И прорастает она внутри человека только в ответ на существующую рядом такую же потребность в привязанности. Если она оказалась оборванной или недостаточно прочной, чтобы давать чувство причастности к другим людям, то восстановить ее можно только через новое обращение в эмоциональный контакт.


Если человек вырастает с «дефицитом любви», то есть с опытом невнимания к своей эмоциональной жизни, это приводит к формированию цепляющегося или отчужденного поведения в той или иной степени. Одни пытаются восполнить этот дефицит в любых более-менее подходящих отношениях, а другие и вовсе отказываются от эмоционально близких отношений.


И в обоих случаях люди очень чувствительны к угрозе нового невнимания, то есть остаются зависимыми. То, что рождается, существует и «повредилось» в контакте, может быть сформировано и восстановлено только в контакте, то есть в ситуации эмоциональной откликаемости одного человека на другого.


И этот отклик должен соответствовать «потребностям возраста повреждения». Это и есть «травма развития» — повреждение эмоциональной связи с человеком, от которого зависело выживание ребенка.


Для ее диагностики и использования в процессе установления новых эмоциональных связей требуются особые знания и навыки. Травму развития невозможно «вылечить» внутренними самоманипуляциями или только манипуляциями с внутренними объектами под чьим-то руководством, а уж тем более — технологиями, меняющими параметры восприятия.


Бессознательное можно пытаться обманывать, часто оно «радо обманываться», поскольку «хочет» гармоничной жизни. Но оно не настолько «глупо» или «маниакально-радостно», чтобы не распознать, что изменение параметров восприятия и «перекодировка сигналов» — это не любовь и не забота.


Травму развития, чувства, ее сопровождающие, повышенную чувствительность к факторам травмы можно подвергнуть десенсибилизации, снизить интенсивность ее переживания, но устранить переживание нехватки любви и признания, чувства собственной уязвимости без восстановления прочной и безопасной эмоциональной связи с другим человеком — невозможно.


И в этом смысле травма развития принципиально отличается от ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство) как от травмы взрослой личности, обладающей изначально необходимым потенциалом для жизни и развития.


Взрослый человек оказывается в плену детских ран и ограничений, которые стали самоограничениями, естественными настолько, что другая жизнь просто не мыслится, а способы их «залечивания» или избегания оказываются ригидными и неудобными… Такую фиксацию чувств и способов поведения, сформировавшихся в детстве и не получающих развития и во взрослой жизни, называют инфантильным неврозом. И эта «рана» не залечивается жизнью.


Инфантильный невроз может смягчить свои формы за счет приобретения человеком опыта и прироста мудрости (если последнее происходит). Но в жизни тех людей, у которых в прошлом было много насилия, особенно физического, он не может даже смягчаться.



Зависимый человек видит свое «счастье» как восстановление «хорошего слияния» с «добрым объектом», восполняющим все его дефициты и возмещающим все нанесенные ущербы. И это мечта имеет корни в очень раннем детстве, когда мама была еще так могущественна, что могла «собой закрыть» все фрустрации ребенка. Но чем он становился старше, тем сложнее одной маме было удовлетворять все его потребности, да еще так, чтобы избежать фрустраций.



Разочарование в мощи мамы и принятии на себя функций заботы все в большем объеме — естественный процесс развития человека. Если случилось так, что ребенок раньше времени узнал тяжесть фрустрации и боль одиночества, когда эмоционально еще не был готов с ними справиться — этот ущерб невосполним. Никто не «закроет собой» все «провалы» в жизни взрослого человека. И «лечение» заключается не в воспроизведении первичного симбиоза, а в переживании его утраты.


К сожалению, жизнь устроена так, что не дозирует нагрузки, и раненый взрослый получает в ней новые травмы.


Терапия становится ресурсом для «выздоровления» в том смысле, что внутри терапевтических отношений возможно как раз «дозированное» разочарование, такое, которое человек может «переварить» без ущерба своему самоуважению и чувству защищенности и постепенно наращивать внутреннюю устойчивость.

.......


БМ ругался на картинки

Показать полностью 6
55
О пиво!
17 Комментариев в Лига психотерапии  
О пиво! психология, алкоголизм, пивной алкоголизм, пиво, зависимость, длиннопост

Пост в Лигу психотерапии в продолжение "алко"тем - текст П. Бесчастнова


...пару слов "за пивной алкоголизм". Это мои личные наблюдения, вовсе не претендующие на объективность.


Во первых строках могу сказать следующее.


Совсем недавно считалось, что его не существует в природе. Причем совсем недавно -это действительно совсем недавно. Не в советские годы, а буквально лет 5 назад еще в пивной алкоголизм никто не верил, и я в том числе. Но примерно в 2002 году произошло одно знаковое событие. Потребление слабоалкогольных напитков, пива в первую очередь, в абсолютных единицах алкоголя превысило потребление крепких напитков, т.е. водки. Для понимающего человека это событие по значимости сопоставимо с петровскими реформами или с Великим Октябрьским Социалистическим переворотом. И на сегодня можно уже смело заявлять,- да, пивной алкоголизм отныне есть на Руси!


Но конечно, это все равно экзотика, и говорить о нем можно с большими-большими оговорками. Даже если и резонно уже говорить о пивном алкоголизме, следует иметь в виду, что это алкоголизм транзитный. Полновесной, развернутой, классической алкогольной болезни от пива не бывает. То есть пивной алкоголизм перешел из разряда «этого не может быть никогда» в разряд «это бывает очень редко».


В первую очередь, пивной алкоголизм – это алкоголизм детский и подростковый. В настоящее время уже никого особо не удивляет начало алкоголизации в 13, в 12, 11 лет. И реклама тут особенно не при чем, хотя лично я обеими руками поддерживаю идею насчет ограничений по рекламе пива. Но это так, эмоциональное.


Объективно же, я не думаю, что как-то значимо сказывались реклама пивоваров на динамику потребления среди подростков. Ну, разве что у клинского была очень удачная рекламная компания, очень она хорошо пришлась на психику старшеклассников. Но это, скорее, исключение. Так вот. Подростку 14-15 летнему, ему же много не надо. Им достаточно по бутылке клинского, продвинутого, в день выпивать,- и вот вам пожалуйста и зависимость за год, а то и быстрее, со всеми вытекающими.


У взрослых это протекает не так лихо, поскольку организм покрепче. Хотя встречаются уже пивные запои, когда человек выпивает по 3-4-5 литров пива каждый день, притом, что суточная потребность организма в жидкости 1,5 литра. Т.е. человек заливает двойную – тройную норму потребления в день, и пьет так неделями. Выглядит он конечно после этого мрачно - отекший, мутный и одышливый. То есть это уже полновесный истинный запой.


Тут хочу сделать небольшое отступление.


В народе у нас популярны размышления на тему,- «алкоголик ли я, или нет, тут сразу не скажешь, с одной стороны то, но с другой стороны се». Хочу заявить, это все лирика и разговоры в пользу бедный. Существуют внятно очерченные, четко верифицируемые признаки зависимости (любой, не только алкоголизма).


МКБ-10 на эту тему что говорит нам? Должно быть минимум 3 из следующих признаков:

О пиво! психология, алкоголизм, пивной алкоголизм, пиво, зависимость, длиннопост

И всех делов.

3 из 6 набрал - значит болен. Не набрал - погуляй пока. И никаких гвоздей. Все просто.


Возвращаясь к пиву.


Разворачивающаяся, прогрессирующая болезнь, со сформировавшейся физической зависимостью на одном пиве не потянет. Поэтому, в таких случаях, даже когда в конкретный данный момент алкоголик и пьет только пиво, это всегда транзитное явление.


Например, он так пытался завязать с крепкими напитками, совсем не пить не смог, решил что фигли ему будет от пива-то, и сам не заметил, как стал по ящику пива в день выдувать. Или наоборот, уже началась вторая стадия, но еще пытается себя как-то держать. В любом случае, рано или поздно, причем обычно рано, неизбежно человек в погоне за опьянением сползает в крепкие напитки.


Но это в клинических случаях, когда эти люди оказываются в поле зрения врачей. Гораздо большее число больных пивным алкоголизмом никогда за медпомошью не обращаются, и алкоголиками себя разумеется не считают. Поскольку на психическую зависимость человеку относительно несложно глаза закрывать.


А то, что человек ежедневно выпивает алкогольсодержащей жидкости больше, чем вообще нужно для организма воды, это как-то на мысли неприятные не наводит. А нужно, как я говорил, 1,5 литра. Три бутылки всего-то, ну что такое 3 бутылки пива для взрослого мужика? Тьфу! И растереть. Ерунда!

О пиво! психология, алкоголизм, пивной алкоголизм, пиво, зависимость, длиннопост

И что если не выпьешь хотя бы 0,5,- испытываешь явный дискомфорт, беспокойство, раздражительность, расстройства эмоционального фона, расстройства сна,- на это тоже всегда объяснения находятся. Объяснить-то всегда можно, ежели умеючи. А эти умеют, я вас уверяю. Ну там, - стрессы, гребаная жизнь, могу я раз в жизни спокойно после работы пива попить или где,- и проч., и проч., и проч.



Вот и живут в доклинической, первой стадии алкоголизма. Живут себе и живут, работу, семью, социальные связи не теряют. И никого их алкоголизм особо не напрягает и сложностей не создает.

Я имею в виду, никого помимо их самих и их родственников. Ну, алкоголик и алкоголик.

Фигли там. Делов-то.


Павел Бесчастнов (http://stelazin.livejournal.com), с сокр.

Показать полностью 2
691
Тайное горе
163 Комментария в Лига психотерапии  
Тайное горе психология, алкоголизм, семья, зависимость, длиннопост

Продолжая тему постов об алкоголизме в "Лиге психотерапии", пост на тему женского алкоголизма.


Одной из характерных особенностей сегодняшней ситуации, связанной с потреблением всех психоактивных веществ (ПАВ) и алкоголя, в частности, является стирание различий между мужчинами и женщинами за счет большего вовлечения последних в наркотизацию и алкоголизацию. Соотношение женщин и мужчин среди больных алкоголизмом в развитых странах Европы и США сейчас находится между 1:5 и 1:2, хотя в недавнем прошлом оно составляло 1:12 и менее. В нашей стране это соотношение находится находится на уровне 1:5, пишет А.Ю. Егоров.


Как выглядит женский алкоголизм? Как тайное горе семьи.


"Добрый день!

У меня огромная проблема с мамой. Ей сейчас 55 лет. Пьет она уже около 15 лет.

Сначала просто крепко выпивала, а сейчас не останавливается пока не закончатся все деньги. Пропал интерес ко всему. Элементарно даже не приобретает себе продукты.


Неоднократно лечилась в наркологических стационарах. Сначала анонимно, затем уже смысла не было скрывать фамилию. В результате накопилась огромная история посещений стационаров.


Кодировалась тоже не однократно. Пробовали разные методы. Последний раз был по методу Довженко. Результат - трезвость 10 дней и опять все вернулось на круги своя.


Также пробовали её помещать в реабилитационный центр. Тоже вместо рекомендованных 6 месяцев продержалась только 3. После запоев уже постоянно начинается белая горячка.


(пост о делирии был в Лиге здесь)


В последний выход из запоя в наркологичке сказали, что её больше брать не будут, т.к. это её по "нормальное" состояние. Не однократно в таком состоянии она обращалась в милицию с разными галюцинациями. Лечиться вообще отказывается. Желания завязать нет и никогда не было.


Очень нуждаюсь в помощи специалистов. Постоянно мучаюсь вопросом как поступить в данной ситуации. Усугубляется все тем, что живёт она отдельно от меня. О совместном проживании тоже не может быть и речи. Муж категорически против. Каждый запой приходится ездить и проверять её, т.к. уже были случаи когда она оставляла включённой газовую плиту без огня. Очень опасаюсь, что она может навредить не только себе, но и окружающим. Что можно предпринять в данной ситуации? Какие методы лечения можно попробовать с учетом, что у неё нет желания лечиться? Возможно ли в такой ситуации её признать ограниченно дееспособной, чтобы исключить возможность получения ею денежных средств? Как вообще можно проверить на сколько она в настоящий момент дееспособна?


Ещё меня беспокоит своё состояние. Я за неё переживаю и не знаю как правильно поступить. Муж настаивает, чтобы я прекратила своё общение с ней. У неё кончаются деньги - я везу ей продукты, ношусь везде с ней. Получается мне нужно чтобы она бросила пить и вернулась к нормальной жизни, а ей - нет. Нужно ли мне смириться с этой ситуацией и воспринимать её как выбор сделанный моей матерью? Или нужно до последнего пытаться её вытащить. Если честно, то у меня совсем опустились руки... Заранее признательна всем отозвавшимся на мой крик о помощи...." Текст взят отсюда


Родственникам больных алкоголизмом врачи рекомендуют прочесть хороший психообразовательный материал, книгу

Битти М. Алкоголик в семье, или Преодоление созависимости /Пер. с англ. — М: Физкультура и спорт, 1997.


Давно установлен факт, что у многих женщин, страдающих алкоголизмом, мужья также злоупотребляют алкоголем: так по данным разных авторов, процентное соотношение их колеблется от 10% до 70%, - анализирует А.Ю. Егоров. На уровень алкоголизации супругов влияет ряд факторов. Как показали социо-демографические исследования, увеличение употребления женщинами алкоголя после брака было напрямую связано с количеством алкоголя, которое потребляли до брака их мужья.


Ранее нами была предпринята попытка провести современную типологию супружеского (семейного) алкоголизма для жителей Санкт-Петербурга и других регионов Северо-запада России. В настоящей работе мы предлагаем последний вариант типологии, который был проведен на основании обследования 76 супружеских пар, где оба супруга страдали алкоголизмом, указывает автор.


По времени начала супружеский алкоголизм подразделяется на: 1) первичный супружеский алкоголизм, когда в брак вступают люди, изначально имеющие признаки алкогольной зависимости, которая, как правило, усиливается в результате совместных выпивок. Таких пар оказалось меньшинство – 13 (17%); 2) У большинства (63 пары – 83%) оказался истинный супружеский алкоголизм, когда алкогольная зависимость формируется в период пребывания в браке.


По механизмам формирования супружеского алкоголизма также были выявлены разные типы. При исследовании первичного супружеского алкоголизма не удалось выявить каких-либо различных типов – это была достаточно однородная группа. Как правило, это были лица с низким образовательным уровнем (неполное среднее образование, реже ПТУ и среднее образование) и социальным статусом. Практически во всех парах отмечалась отягощенная алкоголизмом наследственность, «богатые» алкогольные семейные традиции, раннее начало алкоголизации (до 15 лет). В целом, эта группа и по анамнезу, и по мотивации напоминала, описанный ранее Л.К. Шайдуковой алкогольно-олигофреноподобный тип супружеского алкоголизма. Алкоголизация рассматривалась ими как неотъемлемый атрибут повседневной жизни, без которого «никакой радости нет». Любопытно, что в этой группе не отмечалось выраженных внутрисемейных конфликтов, критика к алкоголизации у обоих супругов была резко снижена. За лечебной помощью такие супруги обращались под влиянием родственников, главным образом, детей.


При истинном супружеском алкоголизме оказалось возможным выделить различные варианты.


1. Депрессивный тип. Обычно толчком к массивной совместной алкоголизации супругов является возникновение фрустрирующей ситуации, обычно связанной с кем-либо из членов семьи, чаще всего с общим ребенком (смерть, болезнь и т.д.). В нашем исследовании таких пар было меньшинство – всего 5 человек (8%). Причем в 4-х случаях это было связано со смертью (у двоих) и длительным хроническим заболеванием (еще у двоих) детей. В одной семье фрустрирующая ситуация заключалась в приобщении единственного сына к наркотикам.


В случаях депрессивного варианта алкоголизма супруги прибегали к алкоголю для того, чтобы как-то улучшить настроение, снизить напряжение, облегчить душевную боль. Иногда сразу употребляются большие дозы, чтобы «хоть на какое-то время забыться, заснуть, на время уйти от проблем». Регулярное совместное употребление спиртного приводит к формированию супружеского алкоголизма. Кроме того, ранее выполненные работы показывают, что болезни детей могут вызвать усиление алкоголизации родителей, уже имеющих алкогольную зависимость.


2. Невротический тип. Совместная алкоголизация была вызвана в первую очередь проблемами в межличностных отношениях между супругами. Эта группа оказалась второй по численности - 18 пар (29%). Проблемы во взаимоотношениях между супругами имели разные причины: недостаточное взаимопонимание, разный социальный статус, сексуальная дисгамия, супружеская неверность при желании сохранить брак, бесплодие жены, разные стили жизни супругов, скука и однообразие жизни в браке и т.д. Постепенно прием алкоголя стал стереотипной реакцией супругов практически на любую психотравмирующую ситуацию.


Инициатором совместного распития спиртного чаще выступали мужья, чтобы «расслабиться, повысить настроение, пообщаться по-человечески, улучшить отношения» и т.д. Нередко в этих семьях алкоголизация сперва носила псевдокультуральный характер: все праздники, отпуск, значимые покупки, посещение гостей, примирение после внутрисемейных конфликтов сопровождалось приемом спиртного и т.д. Алкоголь служил средством для снятия постконфликтного напряжения и улучшения внутрисемейных отношений. Действительно, как уже упоминалось выше, исследования показали парадоксальную, на первый взгляд, ситуацию: внутрисемейные отношения были лучше там, где оба супруга злоупотребляли алкоголем, по сравнению с семьями, где только один супруг был алкоголиком.


Хотя в целом в этой группе преобладали лица с высшим образованием, по особенностям супружеского алкоголизма несколько выделялись семьи предпринимателей. Десять семей из восемнадцати могли быть отнесены к предпринимательскому классу, причем в 7 семьях бизнесменом был муж, а в трех – жена. В семьях предпринимателей начало внутрисемейных проблем, как правило, ретроспективно связывалось хотя бы одним из супругов именно с началом занятия бизнесом, изменением социального статуса одного из супругов.


Действительно, как показали недавние исследования, предпринимательская деятельность одного из супругов приводит к значительному повышению конфликтности, особенно в семьях, где предпринимательством занимались женщины. Более того, после того, как женщины начинали заниматься предпринимательством, в 9,5 раз возросло количество семей, в которых возникали конфликты из-за злоупотребления женами алкоголем, в то время как в семьях мужчин-предпринимателей аналогичные конфликты выросли в 2,5 раза.


3. Созависимый тип. Эту самую многочисленную группу составили 42 пары (67%). При созависимом типе супружеского алкоголизма происходит развитие алкогольной зависимости у жены уже сформировавшегося алкоголика. Известно, что при наличии химической зависимости у одного из членов семьи у других членов семь возникает состояние, которое в литературе было описано как созависимость. В.Д. Москаленко определяет созависимость как всепоглощающее стремление управлять поведением другого человека при отсутствии заботы об удовлетворении своих собственных жизненно важных потребностей. Созависимая жена стремится контролировать все и вся что касается мужа-алкоголика. Она скрывает проблему от окружающих, берет на себя обязанности мужа, стремится как можно больше «держать мужа в поле зрения». Созависимая жена постоянно испытывает фрустрацию, т.к. ее контроль все равно оказывается неэффективным. Данную группу, в основном, составили люди имеющие среднее или высшее образование, достаточно высокий социальный статус (по крайней мере в прошлом). Среди жен этой группы чаще, чем в других парах, отмечалась наследственная отягощенность алкоголизмом по линии родителей (в абсолютном большинстве у отца). Это согласуется с предыдущими данные о том, что дочери алкоголиков в два раза чаще выходят замуж за алкоголиков, чем дочери не алкоголиков [30; 31].


Ниже приведен типичный сценарий последовательного развития созависимого типа супружеского алкоголизма. Жена приобретает алкоголь для мужа, чтобы он не алкоголизировался «где попало и с кем попало», избежать неприятностей, а был дома «под контролем». Во время алкоголизации жена присутствует вместе с мужем, поддерживая беседу, сама может выпивать. В последующем для собственной алкоголизации у жены появляется мотив «чтобы ему меньше досталось». В дальнейшем присоединяются и другие мотивы: «залить тоску» при очередном срыве мужа, «напиться назло мужу, чтобы он понял как виноват», снять усталость, забыться от накопившихся домашних забот и т.д. Учитывая прогредиентное развитие алкоголизма у женщин, пристрастие к спиртному при таком жизненном сценарии формируется достаточно быстро, и в ряде случаев жена по тяжести развития заболевания «обгоняет» собственного мужа-алкоголика. В результате формируется алкогольная семья.


Автор текста Егоров Алексей Юрьевич, доктор медицинских наук

Показать полностью


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь