8

Эй, толстый! Пятый сезон. 54 серия

Эй, толстый! Пятый сезон. 54 серия Эй толстый, Олигархи, Ходорковский, Сделка с дьяволом, Ритуал, Триллер, Мистика, Рассказ, Мат, Длиннопост

Олигархов было семеро. Это включая Семена Аркадьевича, который, скорее всего, тоже был из них, хотя в беседах никогда себя так не называл. Ну, и Гавриил Глебович был восьмым. При пузах, как заметил Гавриил Глебович, были не все. Березовский был чем-то истощен, нервно дергал уголком злого рта. А молодой Ходорковский был вообще спортивен и подтянут.

Семен Аркадьевич оглядел собравшихся, иронично посмотрел на публику: блядей, артистов, журналистов, молодых карьеристов, обслугу.


– Мы вас покидаем, – сказал наставник в микрофон. – Сейчас, когда мы все в сборе…

– Могучая кучка! – хохотнул кто-то из публики.

– Именно. Сейчас мы пойдем за кулисы. Решать судьбы мира.

Публика зааплодировала.

– А пока мы принимаем судьбоносные решения, выступит следующий наш музыкальный гость.


На сцену запрыгнул напомаженный качок, стал по-молодежному хлопать олигархов ладонь о ладонь. Ходорковский стукнулся с качком ладонями без проблем. Березовский страдальчески скривился и отдернул руку до того, как артист попал по ней.


Гавриил Глебович, когда очередь дошла до него, не очень ловко вскинул руку, и качок так врезал по ней, что рука мгновенно заболела.

– Пойдемте! – торопил Семен Аркадьевич. – Полночь близится.

– А что будет в полночь? – спросил Гавриил Глебович.

Неопознанный пузатый олигарх надменно хмыкнул.

– Полночь – время ритуала, милый друг, – сказал Семен Аркадьевич. – Время, когда для вас решится все. Испытание, если хотите.

Олигархи уходили по лужайке в сторону дальнего парка.


«Bad Russian! А я все пою! Bad Russian! Я снова с тобой!» – пел артист.

На подсвеченной прожекторами лужайке угловато прыгала его тень.

«Bad Russian! Я не потерплю усмешек за моей спиной!»


В парке было темно и тихо. Путь олигархов лежал к дальнему флигелю.

Строение сияло огнями. При появлении олигархов двери распахнулись словно сами собой. Семеро богатеев и Гавриил Глебович пошли коридором, стены которого украшали гобелены и картины в золоченых (или золотых) узорчатых рамах.


Коридор вывел олигархов в большой круглый зал, в центре которого стоял круглый же стол. Чуть в стороне поднималась к потолку винтовая лестница.


Стол был сервирован шампанским, закусками. Рядом с пепельницами лежали толстенные сигары и маслянистые папиросы.


Ходорковский тут же закурил такую папиросину. Запах Гавриил Глебович узнал. Примерно такую же штуку он курил меньше года назад в подъезде с гопниками. Как давно это было. Действительно, в другой жизни.


– Израильская сенсимилья, – объяснил Ходорковский. – Рекомендую.

– Нет-нет, – сказал Гавриил Глебович. – Я плохо переношу.


Семен Аркадьевич что-то шепнул официанту. Тот кивнул и вскоре вернулся с блюдом, на которой было зеркальце, дорожки порошка и стодолларовая купюра. С поклоном официант поднес блюдо Гавриилу Глебовичу.


Тот сначала хотел возмутиться. Но олигархам, похоже, было все равно.

– Челаэк, мне того же, – махнул пухлым пальчиком один из толстяков.

Гавриил Глебович успокоился и втянул порошок. Тот был прекрасен. Мир похолодел и словно морозными узорами расцвел красотой.

– А ведь еще год назад вы и не представляете, что будете сидеть в этом месте, с самыми могущественными людьми страны, – сказал Семен Аркадьевич, пристраиваясь на соседнем кресле. – Не могли ведь?

– Даже не пытался, – ответил Гавриил Глебович.

– Причудливо тасуется колода, – закивал Семен Аркадьевич. – А расскажите, каковы ваши впечатления от этого первого года с баблом?

– Я устал, – сказал Гавриил Глебович. – Это если одним словом. Ну, а так – все пытаются наебать.

Олигархи закивали. Оказывается, они внимательно слушали.

– А еще? Что еще?

– Голова пухнет от всего.

Олигархи продолжали кивать.

– Нервы. Времени не стало. И вот еще – количество идиотов вокруг стремительно выросло. Я не знал, что их так много.

– Да-да! – соглашались Авен и Потанин.

– Человеческая порода как-то погнуснела, – делился Гавриил Глебович. – Я пока бедным был, как-то лучше о людях думал. А они в большинстве – корыстны и предсказуемы.

– Именно! – воздел палец Березовский.

– Ну, а так, по жизни, все ли вам в новом бытии нравится? – хитро спросил Семен Аркадьевич.

– Да нет, конечно же!

– А что вам не нравится?

– А то вы не знаете, Семен Аркадьевич.

– Да вы скажите, скажите! Все свои! – настаивал хитрый собеседник.

– Государство, – выдохнул Гавриил Глебович, словно раздувая костер под последним мостом. – Перед ним я чувствую себя ребенком, у которого отбирают игрушки старшие ребята.

– Вот-вот! – кивали богатеи. – Алчное, гнусное, кидающее своих подданных! Это очень цинично – вклады граждан из сберкасс спиздить.

Хитро кивал Березовский, прикрыв глаза складчатыми, как у рептилии, веками.

– Мне сказали, – осмелел Гавриил Глебович, – что я могу что-то сделать. Что у вас – та же проблема. Я готов помочь вам ее разрешить.

– А насколько вы готовы помочь? – впился взглядом Семен Аркадьевич. – Чем вы готовы пожертвовать?

– Ну, как чем? – Гавриил Глебович как-то излишне простодушно положил на край стола доставший чемоданчик с полумиллионом долларов. – Вот деньги! Пятьсот тысяч, как договаривались.

Березовский отчего-то скривился. У остальных хозяев жизни тоже лица были нерадостные.

– Да-да, – сказал Семен Аркадьевич. – Это взнос, вступительный, сумма была оговорена заранее.

Ходорковский чему-то усмехался, отводя взгляд.


Гавриил Глебович вдруг понял, что этот разговор имеет невероятно важное значение. Он был чем-то вроде экзамена – этот разговор. Гавриила Глебовича определенно проверяли на вшивость – как новичка в тюремной камере.


– Что-то вам не нравится? – спросил олигарх-новичок.

Кокаин придал ему смелости.

– Да как вам сказать, – усмехнулся Семен Аркадьевич.

– Скажите, как есть.

– Ну, так и быть. Вот дали вы нам чемоданчик с баблом. А толку?

– Но подождите, мы же все обговорили…

– Да-да! И вы все выполнили, вы молодец. Но цель, милый друг! Великая цель перед нами! Безвозратное изменение констант бытия. Вы нам чем понравились, Гавриил Глебович? Вы везучий. Вы разом смогли изменить свою жизнь. На самом деле, это идет за вами…

– Это – что?

– Назовем это ветром перемен. Он овевает вас дуновением удачи. С вами у нас может все получиться. Вы ломаете матрицы. Вы уникум.

– Я не до конца вас понимаю, – вздохнул Гавриил Глебович.

– Конечно! Потому что я еще ничего не объяснил! Вот мы видим великую цель!

Семен Аркадьевич указал на бокал с шампанским. Потом схватил с ближайшего блюда красного вареного краба и стал вести его к шампанскому.

– Мы идем к ней, к этой цели. А путь сложен. Непрост!

Наставник повел краба через гору винограда. Одна из тонких лапок отломилась и осталась среди наливных ягод.

– Видите? Видите? В пути приходится приносить жертвы. Иначе никак. Вот и наш путник, – Семен Аркадьевич потряс искалеченным крабом, – лишился конечности.

Гавриил Глебович не знал, как ему реагировать.

– Ну, а от меня-то вы что хотите?

– Что мы хотим? Ну, смотрите. Вы отстегнули нам пол-лимона. Вы можете себе это позволить. Миллион, я уверен, тоже. Вы отдали его безболезненно. Вы не оторвали его от души, от себя, с мясом, как этот крабик! А цель, Гавриил Глебович, такова, что надо жертвовать! Надо! От души надо отрывать с болью. И тогда – сбудется. А так, на отцепись – ну, не ценная это жертва.

– Так а сколько вам дать?

– Тут дело не в деньгах, Гавриил Глебович.

– Руку, что ли, отрубить хотите?


Семен Аркадьевич захохотал. Смеялся громко и раздражающе долго. Заразил смехом всех олигархов. Все они теперь смеялись над Гавриилом Глебовичем. Новоявленный богач снова чувствовал себя малолетним гопником, которого высмеивают старшие пацаны. «Иди домой, Хрюшу-Степашку смотреть! Нечего делать тебе с серьезными людьми!» – вот что говорил их смех.


– Нет, Гавриил Глебович, рука ваша нам без надобности.

– А что тогда?

– Душа, – сказал Семен Аркадьевич, отпивая из бокала. – Сейчас, здесь, вы должны будете вырвать с мясом клок вашей души. Будет очень больно. Вы, может быть, потеряете сон. Это – цена нашего с вами общего желания.

– И что я должен буду сделать?

– Убить, – прошептал Семен Аркадьевич.

– То есть, вы меня кровью хотите повязать?

– Именно, Гавриил Глебович. Такая вот инициация.

– Кого надо убить? – спросил Гавриил Глебович.

– Ребенка. Точнее, двух детей. Но после первого будет легче.

– Вы это серьезно? Тут скрытых камер нет? Это не телерозыгрыш?

Семен Аркадьевич лишь качал головой.

– Но зачем их убивать? Детей?

– Это старый ритуал, – ответил Семен Аркадьевич. – Знаете, есть такое свойство в крови детей. Когда она проливается на землю, гневается Б-г. Он приходит в ярость, он поражает нечестивую землю, где пролилась невинная кровь.

– То есть, я должен рассердить Бога? – спросил Гавриил Глебович.

– Именно. Вы должны привести Его в страшную ярость. Чтобы Он принялся разить, чтобы разбил на мелкие кусочки это несчастное государство со всеми ворами, дегенератами, предателями. Чтобы Он нанес удар страшнейшей силы. Чтобы в мелкую пыль обратилась Россия!

– Убить детей, значит?

– Да.

– Об этом кто-то узнает?

– Эта тайна не выйдет за пределы нашего клуба.

– А как убить-то?

– По горлу – чик! Но важно собрать кровь в кувшин. Потом мы выльем кровь на русскую землю. И наступит великое возмездие!

– Вы это все сейчас серьезно? – спросил Гавриил Глебович.

– Более чем. Но есть еще один нюанс. Те два ребенка, чью кровь вам предстоит пролить, беременны.

Гавриила Глебовича затошнило.

– Вы уверены, что это надо?

– Это цена.

«С чем не справился джинн – справлюсь я!» – самонадеянно подумал Гавриил Глебович.

– Вам должно быть больно, терпите, – словно бы сочувственно сказал Семен Аркадьевич. – Самое худшее я еще не сказал.

– Говорите.

– Это девственницы.

– Что?! – Гавриил Глебович был настолько потрясен, что выронил чемоданчик с деньгами, забыв о нем еще до того, как тот долетел до пола. – Вы это серьезно?

– Вы уже спрашивали об этом, милый друг.

– Но это же… Это получается, что Бог – есть?

– Несомненно. И вы его разъярите.

– Но… как же мне быть потом, когда я умру?

– А думаете, вам там простят два убийства? Лоботомию? Вы ангелочек?

– Ну, нет.

– Вот видите.

– Но это же пиздец навечно!

– Зато в этом мире вы вкусите всемогущества. Это цена.

– А Россия точно обрушится? – спросил Гавриил Глебович.

– Смотря как разозлите. Убивайте на всякий случай сразу, мучиться не давайте.

– Я подумаю?

– Не советую. Действуйте сразу. Вот ваше оружие.

Семен Аркадьевич протягивал Гавриилу Глебовичу продолговатый бархатный футляр. Чем-то этот футляр был новоявленному олигарху знаком. Семен Аркадьевич раскрыл его. На атласной подкладке лежал слегка изогнутый нож для колки льда.

– Тот самый? – спросил Гавриил Глебович.

– Конечно!

– Но почему все-таки именно я?

– Потому что вам выпало, милый друг. Имейте мужество.

– Хорошо, хорошо! Точно никто об этом не узнает?

– Даже если и узнают, всем уже будет все равно.

– Хорошо, хорошо! – сказал Гавриил Глебович. – Ведите! Пока я не передумал.

Семен Аркадьевич хлопнул в ладоши.


По винтовой лестнице стали спускаться какие-то девочки в сопровождении охранников. Гавриил Глебович не мог найти в себе сил, чтобы хотя бы взглянуть на них. Как же их убивать?


«Я должен это сделать!» – сказал сам себе Гавриил Глебович.

Он поднял взгляд. И не поверил тому, что увидел.

В белых балахонах у стола стояли жалкие, дрожащие, испуганные…

– Оксана? Оля? Дочки? – хрипло сказал Гавриил Глебович.

– Папка живой! – радостно закричала младшая, Оля. – Тебя не съели!

– Дочки! Доченьки! Вы живые?

– Начинайте, – раздраженно бросил Семен Аркадьевич.



Продолжение следует...

Найдены возможные дубликаты

Похожие посты
36

Инстиргер (2 серия)

Первая серия:

Инстиргер



Евгений пялился в стену, держа в руке скальпель. Он уже давно не понимал, что он делает на ненавистной работе. Друзья предлагали ему уволиться и помогать на мясном производстве, но что-то держало его на этом насиженном месте, будто стоял психологический блок на увольнение.

Он уныло поглядел на труп, лежащий перед ним на столе, раздумывая о том, есть ли вообще работа неприятнее, чем патологоанатом.

Успокоив себя тем, что кто-то чистит канализацию, он, от досады, с размаху вонзил скальпель в причудливый труп.

Труп внезапно дернулся и резко сел на столе. Евгений вскрикнул, отшатнулся, споткнулся о свой же стул и отлетел, впечатываясь затылком прямо в стену.

Восстановив ориентацию, он осторожно встал. Труп, тем временем, просто сидел на столе, глядя в пространство черными провалами. Зрелище было жутковатое и Евгений нервно сглотнул, на цыпочках приближаясь к трупу.

Он пытался осознать, что же случилось. Остаточная мышечная память, опять шутят студенты? они любили подключить к трупу батарею, чтобы сотрудники морга померли со страху от того, что труп шевелится, но обычно это происходило в их присутствии.

подойдя к столу вплотную, Евгений внимательно осмотрел его. Не обнаружив ничего, что могло поспособствовать такому движению, он озадаченно пожал плечами и попытался опустить труп на стол.

В этот момент, труп поднял руку, на которой блеснули короткие когти, и резко вонзил их в горло Евгению.

Захлебываясь собственной кровью, Евгений успел лишь подумать о том, что стоило все-таки уволиться.

______________________________________________________________________________________________________


- Вот это бардак, - пробормотал Николай Варов, заходя в помещение морга.

Он нетерпеливо подозвал к себе одного из экспертов в спецодежде.

- Что у нас?

Эксперт вздохнул.

- Ну что тут сказать... мертвый патологоанатом и двое из медперсонала. Один выживший, молодой парень, сидит в соседней комнате, одурел от страха.

- Камеры смотрели?

- В момент инцидента пошли жуткие помехи, на камерах ничего нет.

Николай хмыкнул.

- Хоть что-то можете сказать?

- А что вы хотите услышать? - всплеснул руками эксперт, - тут была бойня, похожая на ту, что была в лесу. Ничего нового - опять никаких толковых следов и зацепок, только много крови.

- Где тот парень?

Эксперт показал пальцем себе за спину.

- Там, ждет.

Николай, досадливо пнув хирургический стол, зашел в комнату. Парень действительно был в шоке, дрожал и нервно глядел в никуда. Когда Николай окликнул его, он испуганно поднял глаза.

- Ну, что скажешь? - устало проговорил Николай, усаживаясь напротив парня.

- Я ничего не знаю! - дрожащим голосом пролепетал парень, - последнее, что помню - меня располосовало в лесу какое-то чудище. Дальше - провал. И вдруг, я прихожу в себя в морге, вокруг трупы и кровь! Я ничего не делал!

Николай барабанил пальцами по столу.

- Давай-ка представим картину: мы приходим, видим гору трупов, следы насилия и тебя, живого и здорового. Что мы должны подумать?

- А ничего, что меня вчера в живых не было?! - с надрывом воскликнул парень, - прошу вас... Посадите меня под самую надежную охрану! Я не знаю, что происходит, но, если это я... - он громко зарыдал.

Николай закатил глаза и откинулся на спинку.

Дверь открылась и зашел эксперт.

- Мы нашли странное сходство с инцидентом в лесу, - сказал он, - тело... - он поглядел на парня, - ну... одной из жертв, было изуродовано абсолютно идентичным способом, как и тело одного из погибших сегодня.

Николай обеспокоено посмотрел на эксперта.

- Отдайте распоряжение транспортировать труп в штаб ЧВС, - проговорил он, - попробуем понаблюдать за этим трупом.

______________________________________________________________________________________________________


В очередной раз чуть не уснув, Николай злобно выдохнул и продолжил смотреть на монитор.

- Привет, Коль, - послышался голос из-за спины.

Николай на мгновение обернулся, чтобы посмотреть, кто его окликнул, и сразу же снова стал смотреть в монитор.

- И тебе здоровья, Тихон.

Тихон присел рядом.

- Что это у вас тут делается?

- Наблюдаем за объектом, - вздохнул Николай, - седьмой час уже.

Тихон внимательно смотрел на монитор.

- А зачем вы наблюдаете за этой кучей мяса? - недоумевал он.

- История получается несуразная и специфичная.

Тихон усмехнулся.

- А когда а отделе было иначе, а?

- Сначала произошел инцидент в лесу: группу молодых ребят вырезали весьма зверским способом. На месте происшествия был обнаружен живым человек, которому должно быть уже лет сто. В морге, куда доставили трупы, вновь произошла резня, и, один из молодых парней, убитых в лесу, был обнаружен живым. Эта куча мяса - единственное, что пришло мне в голову, так как в каждом инциденте одного человека убивали именно таким способом, других просто рвали на части.

- Спасибо Станиславу Петровичу, что отделу можно принимать несуразные решения, - протянул Тихон.

- Верно говоришь. Иначе, кто бы мне одобрил заключение в камеру изувеченного трупа...

- Ты говоришь о мистике, Коль, - заметил Тихон.

- Мне кажется, тут дело не в мистике, что-то скорее биологическое... Но наши спецы уже ничего толкового не нашли. Если с ним ничего не случится в течение двух суток, будем прессовать выживших.

- Разве не стоило начать с этого?

Николай поморщился.

- Тихон, они допрошены уже раз по двадцать - толку ноль. Ошарашенно мотают головами и все отрицают.

В этот момент, монитор камеры наблюдения начал исходить помехами, свет в комнате замерцал.

- Опа! - воскликнул Николай, - там что-то происходит!

- На камере ты это уже не увидишь, - озабоченно протянул Тихон.

- Есть окошко наблюдения, пойдем!

Николай сорвался с места и подбежал к двери камеры, заглянув в окошко. К Тихону он повернулся уже с круглыми глазами.

- Тихон, - сдавленным голосом проговорил Николай, - ты должен это увидеть...

Тихон подошел к двери и заглянул в камеру.

- Эта камера надежна? - вдруг обеспокоено спросил он.

- Самая надежная в мире, - кивнул Николай, - выдержит и удары носорога.

- Главное, чтобы выдержало это...

- Как думаешь, что это вообще такое?

- Что бы ни было - это не человек, но оно на него похоже.

Вдруг, существо разогналось и врезалось в дверь камеры, оставив на ней внушительную вмятину. Тихон отскочил на пару шагов, его лицо выражало крайнюю обеспокоенность.

- Оно сильное...

Николай подошел к пульту управления и включил громкоговоритель.

- Ты что делаешь? - спросил Тихон.

- Быть может, нам удастся с ним пообщаться? - пожал плечами Николай и заговорил в микрофон, - здравствуйте! Вы нас слышите?

Николай услышал громкий скрежет.

- Оно резко прыгнуло на стену и разбило громкоговорители, - пояснил Тихон, осторожно заглядывающий в окошко.

- Отойди оттуда, Тихон! - сказал Николай, - камера почти уже работает.

Тихон, с большим облегчением, подошел к пульту.

- И что оно делает? - недоумевал Николай.

- Да просто стоит на месте... - удивленно сказал Тихон.

- С этим нужно что-то делать, - задумался Николай, - кто у нас специализируется на усмирении непонятных существ?

Тихон укоризненно посмотрел на Николая.

- Нет. И еще трижды нет. Не связывайся с ними ни в коем случае!

Николай заглянул Тихону в глаза.

- А у нас есть выбор? Или нам вечно держать его здесь?

- Коля, эти ребята намного опаснее любого монстра!

- Знаю, - задумчиво согласился Николай, - но я не вижу другого выхода. Я останусь тут до утра, а завтра мы свяжемся с Легионом.


Продолжение следует... или нет. Увидим, конкретно эту часть захотелось сделать, несмотря на то, что история уже древняя.



https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
282

"Страшные истории для рассказа в темноте": мистический хоррор от Гильермо дель Торо.

"Страшные истории для рассказа в темноте": мистический хоррор от Гильермо дель Торо. Советую посмотреть, Страшные истории для рассказа, Триллер, Мистика, Ужасы, Видео, Длиннопост

Советую посмотреть!

«Страшные истории для рассказа в темноте» - очередной мистический хоррор с участием юных подростков и атмосферой прошлых лет в очередной раз доказывает, что популярный на сегодняшний день тренд на подобные истории весьма востребован, желаем и интересен современной публике. Но в отличие от тех же «Очень странных дел» и «Оно» в данной истории зрителя ждет противостояние не с одним антагонистом, как это обычно бывает, а с целой группой довольно ярких, запоминающихся и пугающих злодеев, которые, безусловно, достойны собственных больших фильмов (отдельных спин-оффов).


Всем известный кинодеятель Гильермо дель Торо выступил в этой картине в качестве сценариста и продюсера, что уже дает определённую гарантию качества того, что фильм будет зрелищным, атмосферным и с художественной точки зрения визуально эстетичным. Но многие киноманы знают, хоть дель Торо и большой мастер создать красивую картинку, но вот со сценариями у него почти всегда выходит одна и та же проблема, а именно чрезмерная простота, предсказуемость и банальная прямолинейность. И этот фильм не исключение. Конечно, данный факт может некоторых заметно разочаровать с итоговыми выводами, но благодаря прекрасной авторской подаче общие впечатления все же остаются довольно на высоком уровне.


Для начала необходимо понимать, что вся история посвящена ночным страшилкам, небольшим рассказам о том или ином ужасном монстре, который охотится за определённой жертвой. И вся фишка в том, что проект сделан в рамках стороннего рассказа, словно эту историю нам поведал сам автор у ночного костра среди друзей и знакомых. Поэтому фильм не стремится залезть в душу и не пытается запугать до потери пульса, как это, например, делает Джеймс Ван в своих «Заклятиях». Это вполне обычная и простая история о детских страхах, где даже ночные чудовища выглядят с одной стороны ужасно и противно, а с другой весьма карикатурно и смешно, словно из серии про черную руку из черного гроба в черном городе и так далее. Так что не следует воспринимать данный фильм со всей серьезностью. Это самая настоящая, но при этом качественно сделанная классическая страшилка, и к данному проекту так и нужно относиться. Если этого не принять, то скорее всего вы будете разочарованы, но если поймете авторский замысел, то получите массу приятных удовольствий и приличную порцию различных скримеров, джамперов, бу-эффектов и других разновидностей пугающих элементов современного хоррора.


Если говорить о героях картины, то они по причине недоработанного сценария выглядят немного неубедительно, но сами актеры сделали все возможное, чтобы их персонажи запомнились в первую очередь своей индивидуальностью. Благодаря хорошему кастингу в каждом из героев есть что-то особенное, притягательное и в то же время волнующее, что приводит к положительным результатам в оценке актерских работ.


Авторы картины не скрывают своей уверенности положительного результата в широком прокате, так как в конце фильма дают конкретный намек на продолжение, явно рассчитывая сделать из этой концепции целую франшизу. Если честно, то почему бы и нет, ведь фильм смотрится хорошо, история понятная и картинка отличная, так что надеемся на лучшее и ждем очередную порцию страшных историй для рассказа в темноте. Приятного просмотра.

P.S. Стоит добавить, если кто не знал, данный фильм является экранизацией страшных рассказов Элвина Шварца, вдохновленных городскими легендами и фольклором 80-ых годов.


Оригинальное название: Scary Stories to Tell in the Dark

Производство: США

Жанр: ужасы, триллер

Режиссер: Андре Овредал («Демон внутри»)

В ролях: Зои Маргарет Коллетти, Майкл Гарза, Остин Зажур, Гэбриел Раш, Дин Норрис, Джил Беллоуз, Лоррейн Туссен, Натали Гэнзхорн, Остин Абрамс, Кэтлин Поллард и другие.

Сюжет: Компании подростков предстоит разгадать тайну зловещих смертей, которые наводят ужас на всю округу. Они должны преодолеть страх, чтобы спасти свой город.

Показать полностью 1
196

Как стать рок-звездой. Часть 1.

- Эй! Кто здесь?! – Серега светил фонарем в спину замершего от страха на земле человека. – Давай вставай, и без резких движений.


- Я… я хотел… - глотая слезы начал объясняться обнаруженный ребятами нарушитель.


Он присел, но не торопился подниматься, сжавшись в комок под лучом фонаря, направленного в лицо. Это был местный дурачок по имени Дима – здоровый мужик, которому было немного за тридцать с интеллектом восьмилетнего ребенка. Он жил с матерью на окраине села, давно присоединенного к городу. Его не боялись и практически перестали дразнить, даже часто брали в подсобники, благодаря его большой силе, но увидеть его здесь ребята никак не ожидали.


- Димасик, ты что ли? – спросил стоявший рядом с Серегой Степа. – Ты что ночью на кладбище забыл? Ну-ка, дуй домой! Найдешь дорогу?


- Да, - промямли Дима.


Он немного успокоился, поняв, что это не сторож, а знакомые ребята, которые не станут его бить. Но резкий тон Николая, подошедшего к друзьям, снова вывел его из равновесия.


- Дебил, ты что тут делаешь? Что у тебя в руках, а ну, показывай!

- Я… я… - слезы снова покатились по щекам Димы, - мама болеет, хотел ее порадовать…


- Ты что на кладбище цветы воруешь? – рассмеялся Николая. – Чтобы маме подарить? Давай-давай, хороший мальчик…


- Погоди, - перебил его Степа и подойдя к отсталому мужчине сказал, забирая у того кривой букет. – Димасик, отдай это мне. Не надо так делать – нельзя живым людям цветы с кладбища дарить.


- Я не воровал, честно! – начал оправдываться Дима, обращаясь к Степе, с которым ему было приятнее разговаривать, чем с Николаем. – Они тут никому не нужны.


- Ты же понимаешь разницу между хорошо и плохо? – Степа, наконец, вырвал букет у собеседника, под громкое чмокание Николая, который всем своим видом показывал, что эти уговоры его уже утомили. – Вот. Брать цветы с могил – плохо, а дарить их кому-то еще хуже. Понял? – Димасик кивнул. – Ты же не хочешь расстраивать маму, а она очень расстроится, когда узнает, откуда эти цветы.


Мужчина с разумом ребенка снова скуксился, готовый расплакаться, но вмешался Серега, обеспокоенный совсем другим вопросом, которому вся эта сцена тоже надоела:


- Мы ей не скажем! И вообще никому не скажем, что ты был ночью на кладбище. Только одно условие: ты прямо сейчас уходишь отсюда.


- Да-да, - закивал Дима и начал пятиться.


- И слышь, дебил, давай поаккуратнее, не попадись охраннику, а если поймает – про нас ни слова, или все твоей мамке расскажем, - напутствовал Николай, в спину удаляющейся крупной фигуре.


- Ник, ну зачем ты так? – спросил Степа.


Коля внимательно на него посмотрел и перевел взгляд на Серого. Прочитав на его лице такое же осуждение, он не стал объясняться и перевел разговор в другое русло:


- Тебе не обо мне нужно беспокоиться, я-то здесь, а где наша принцесса?


- Лера придет, я уверен, и ты не сомневайся. Обещала, значит придет.


- Ну, посмотрим. Уж полночь близится, а Лерочки все нет. К тому же она должна принести свечи. Ты курицу-то взял?


Степа вернулся к друзьям и продемонстрировал мешок, в котором билось что-то живое и раздавалось характерное квохтанье.


- Ладно, время еще есть, пойдемте к большому памятнику, как договаривались. Подготовим все, пока ждем Леру, - поддержал Степу Серега.


- Я очень надеюсь, что она нас не разочарует, - вздохнул Коля, двинувшись за друзьями. – Без свечей вся затея насмарку. Ты-то хоть пепел не забыл?


- Не забыл, - огрызнулся Серега, который сам был обеспокоен отсутствием подруги.


Выпускники местного колледжа давно готовились провести этот ритуал, и отсутствие четвертого участника беспокоило не только Колю, нашедшего заклинание, но и его одногруппников. Все срывалось уже не раз, и, когда в назначенное время Лера не появилась у дыры в заборе, все очень напряглись. Ее телефон не отвечал и, если Николай психовал, то Серега со Степой не могли поверить, что их подруга все-таки струсила. Валерия всегда была боевой девчонкой, и раз уж Степан, считавшийся слабым звеном в их компании, был на месте, то отсутствие подруги заставляло всерьез о ней беспокоиться.


Посоветовавшись, ребята решили все подготовить, так как до полуночи оставалось уже совсем немного времени и надеяться, что Лера их не подведет. На тему того, что делать, если она так и не появится, мнения разделились: Коля считал это бесполезной затеей, так как условия призыва не выполнены полностью, а Серый настаивал, что больше откладывать нельзя – лучших условий им уже не создать. Степа предпочел воздержаться от горячих споров, все еще надеясь, что Валерия появится.


Девушка пришла к большому памятнику за пять минут до полуночи, отмахнувшись от всех вопросов. Напряжение нарастало, но времени на выяснение отношений уже не оставалось. Степа помог Лере расставить и зажечь свечи, и все заняли места на вершинах четырехконечной звезды, очерченной пеплом, который Серый собрал в бане.


Ровно в полночь Николай трижды пропел заклинание, повторенное остальными:


- Бахунды тере бум мехе кум анна амерве кум мата ха кум! Арх! Краштэ! Мха!


Коля кивнул Степе, сжимавшему в руках курицу. Степан тяжело дышал, смотрел то на живое существо, которое должен был лишить жизни, то на товарищей. В конце концов, он покачал головой и опустил взгляд.


- Блин, - прошептал Серый и протянул руку, забирая у друга жертву. Секунда, и птица замолчала после характерного хруста свернутой шеи.


- Доброй ночи, молодые люди, - раздался голос с дороги, у которой находился большой памятник, - могу я поинтересоваться, чем вы таким интересным занимаетесь? Кого вызываете?


Ребята вздрогнули и, покинув свои места, выстроились в линию напротив ночного гостя. Перед ними стоял мужчина средних лет в строгом черном костюме с белой рубашкой и черным тонким галстуком. Ни дать ни взять – ритуальный агент.


- Соломона, - тяжело сглотнув, ответил Степа, после чего получил презрительный взгляд в свою сторону от Николая.


- Серьезно?! – рассмеялся мужчина и закурил сигарету. – Тогда вам не курицу стоила взять, а, как минимум, быка. Пепел должен использоваться человеческий, и воск свечей нужно было смешать с вашей кровью. Пентаграмма тоже нужна другая, но тут, как я погляжу, вы решили вообще не париться, даже символы не отрисовали. Кстати, делать ее нужно раза в два, а то и в три больше, ибо, тот, кого вы называете Соломоном крупнее, чем вам кажется. Через эту звездочку у него только рука пройдет, хотя, тому, до кого бы она дотянулась, и этого оказалось достаточно. И последнее: что это за язык, на котором вы читали заклинание?


Всех четверых била мелкая дрожь, ноги налились свинцом и каждый чувствовал пульсацию в висках. Первым в себя пришел Коля:


- Это древне арамейский! – с вызовом бросил он.


- Не хочу расстраивать тебя парень, но так уж вышло, что я знаю арамейский и это не он, даже с натяжкой. Ну, да ладно, - махнул рукой незнакомец и выбросил сигарету, - ставлю вам за старания три с минусом. Вызывали? – он подошел, забрал из рук Серого мертвую курицу и бросил в огонь свечей. Пламя принялось за перья и до ребят, неспособных пошевелиться донесся неприятный запах. – Будем считать, что у вас получилось. Правда, не Соломон, но, может, и я на что сгожусь? – он весело рассмеялся. – Оценили шутку? Вас четверо – три мальчика и одна девочка, как неуловимые мстители…


Ребята переглянулись и Коля спросил:


- Слышь, гробовщик, ты кто такой вообще?


- Да, какая разница? Вы зачем духа вызывали? Хотели желание загадать, так я здесь как раз для этого, - человек в черном костюме начал расхаживать из стороны в сторону, словно вдоль строя солдат. – Забавно получается: каждый из вас надеялся, что из этого ничего не выйдет, и теперь вы не готовы озвучивать свои желания при других, но, как говориться, за что боролись – на то и напоролись. Теперь придется. С кого начнем? – он сделал паузу и прикурил очередную сигарету.


– Раз рыцарей нет, уступим, как положено, очередь даме.


- Я не хочу, - прошептала девушка.


- А это, Валерия, уже не важно: курица мертва – цена уплачена, - он зло рассмеялся, заставив молодых людей вздрогнуть, по большей части из-за того, что он знал имя, которое в разговоре не звучало. – Ты, наверное, часто слышишь, что очень похожа на маму? Она в твоем возрасте была такой же красоткой, - незнакомец крепко затянулся и остановился напротив Леры, пристально глядя ей в глаза. Голова девушки опустилась, глаза наполнились слезами, и, играя желваками, она с ненавистью посмотрела на собеседника, выпускающего дым. – Неприятно это слышать, да? Она так неумело распорядилась приданым, полученным от природы, что больше всего на свете ты боишься повторить ее судьбу. Еще бы! – воскликнул он и, выбросив сигарету, продолжил ходить туда-сюда. – Череда ошибок молодости, результатом одной из которых стала ты, ни к чему не привели: она так и не научилась выбирать себе мужчин. Но ты не она! Не она. Ты умнее и разборчивее и, конечно, не наделаешь таких глупостей. Хотя… Мальчики, а вы знали, что ваша подруга собирается уехать, как только вы окончите колледж? – глаза ребят расширились, и они вопросительно посмотрели на свою товарку, которая не делилась с ними планами на жизнь. Девушка едва сдерживалась, чтобы не расплакаться. – Да-да, не удивляйтесь. Она поедет в большой город, может, даже в Москву, и будет искать себе принца. Не обязательно, чтобы он был благородным, смелым или красивым. Мы не гордые, да Валерия? Нас устроит и тот, которому достанется хотя бы полцарства. Ведь продавать такую красоту за меньшее, значит, повторить ошибки мамаши.


Молодые люди молчали. У лериной мамы была не самая лучшая репутация, что с детства отражалось и на девочке. У нее не было подруг, так как родители запрещали дочкам общаться с Валерией из-за похождений ее мамы, которая внесла разброд в не одну семью их поселка, пытаясь построить свое женское счастье. Когда дети подросли, и родители утратили контроль над ними, передав его гормонам, у Леры появилось много друзей-мальчиков. Кто-то просто находил приятным ее общество, другие рассчитывали на большее, но девушка, имевшая перед глазами яркий пример, как делать не надо, всегда держалась отстраненно, пресекая любые попытки сближения. Ее мальчишечий характер и приобретенные в детстве навыки рассчитывать только на себя, помогали давать отпор чересчур настойчивым ухажерам. Подруг у нее так и не появилось. Одни завидовали ее популярности у противоположного пола и осуждали ее свойское поведение с молодыми людьми. Другие так и оставались во власти родительских нравоучений, заложенных еще в детстве, веря всем грязным слухам, что распускали злые языки про Леру, опираясь на истории о ее маме. В конце концов, сформировавшаяся компания ее полностью устраивала. Если кто-то из парней испытывал к ней нечто большее, чем дружеские чувства, то держал это при себе. О многом она догадывалась, но пресекала любые намеки на особое отношение со стороны товарищей. Благо терпеть оставалось недолго и, закончив обучение, она смогла бы раскрыться полностью в новом месте. Ни Серый, ни Степа никогда не заводили разговор о том, что рассказывали про маму подруги, и за это Валерия была им благодарна. Даже Коля, славившийся тем, что мог сказать кому угодно, что угодно, не переживая о чувствах собеседника, никогда не поднимал эту тему.


- Заткнись, - расплакавшись, прошептала девушка. – Что ты знаешь об унижении, о боли, о ненависти? Ты когда-нибудь голодал неделю, потому что, будучи ребенком, остался один, а мама уехала, чтобы наладить свою личную жизнь? Из еды у тебя только вода и полпакета муки, и если хочешь выжить ты должен печь хлеб?! А тебя даже не научили духовку включать перед отъездом – не было времени! – Лера начала кричать и, задыхаясь, глотала слезы. – Ты знаешь, что такое, когда совсем нет денег, потому что очередной хахаль матери вынес из дома все, что можно продать?! Ты представляешь, что такое носить одну и ту же одежду годами, не имея подменной, когда постирался?! А по ночам штопать то, что есть, потому что ничего нового не предвидится?! У меня никогда не было игрушек, кроме одного мишки, которого мне подарил мужик, чтобы получить расположение матери! Я кукол видела только в магазине, а деревянные брусочки разрисовывала сама обычной краской, нашедшейся дома, чтобы у меня были кубики, как у других детей! Я сраное шоколадное яйцо попробовала только в четырнадцать лет и пластиковая хрень, которая оказалась внутри стала моей второй игрушкой, сделанной не собственными руками! Я с пятнадцати лет донашиваю одежду и обувь мамы и молюсь, чтобы у меня размер не увеличился, иначе придется ходить босиком! Ты знаешь, что такое быть ребенком, которого все ненавидят, лишь узнав, чей он?! А каково при всем этом слушать, что сломала жизнь матери жизнь, что была ошибкой?! Кто ты такой, чтобы меня судить?


Лера выговорилась и начала успокаиваться. Степа взял ее за руку и ободряюще погладил по плечу, но девушка привычно дернула рукой, давая понять, что не хочет, чтобы ее трогали.


- О ненависти и муках я знаю побольше твоего, - очень серьезно сказал мужчина в черном костюме и, закурив, продолжил в прежней манере. – Однако, я здесь не для того, чтобы судить, а чтобы помочь. Где гарантии, что у тебя все получится, тем более что все получится с первого раза? Их нет! Перед сколькими прынцами тебе придется раздвинуть ноги прежде, чем охмуришь того, кто поведет тебя под венец, наконец, взяв на полное содержание? Чем твой метод отличается от безуспешных попыток матери? Ты думаешь, что лучше разбираешься в мужчинах – возможно. Только опыта отношений у тебя нет, а в предстоящей работе по поиску богатого мужа, он необходим. Все нормально, ведь все девочки проходят этот путь, взрослея. Кому-то везет с первого раза, кому-то с десятого, кто-то и с пятидесятого, как твоя мамка, остается у разбитого корыта. Я могу помочь тебе попасть в цель с первой попытки. Гарантирую успех и золотую клетку, инкрустированную драгоценными камнями. Могу пообещать, что муж не станет тебя обижать, - он замолчал на пару секунд и характерным движением стряхнул пепел с сигареты. – Черт с ним! Даю слово, что он даже будет тебя любить, но есть одно условие: ты его не полюбишь никогда. Каждый раз оставаясь с ним наедине, ты будешь испытывать отвращение, и ты не сможешь уйти, ведь тогда золото клетки превратится в прах. Ты на собственном примере убедишься в ошибочности тезиса «стерпится – слюбится». Ты получишь все, о чем мечтаешь, кроме удовольствия, - гордый собой он рассмеялся. – Ну, что согласна? Достаточно просто сказать «да».


Лера уже успокоилась и тихо хныкала, слушая слова незнакомца. Когда он закончил, она подняла голову и собиралась что-то сказать, но Серый перебил ее:


- Не отвечай! – он перевел взгляд на того, чье внимание они привлекли своим нехитрым ритуалом. Тот молча курил, ожидая ответа девушки. – Отстань от нее!


- О! Вот и рыцарь проснулся! Долго же ты собирался с силами, Сергей. Такой грозный опытный боец. Чемпион области по самбо среди юниоров. Сейчас бы, наверно, уже мастером спорта был, если бы не бросил. Никто не знает в чем секрет твоего успеха, а я знаю. Давай и твоим друзьям расскажем, больше двух – говори вслух. Сережу в детстве так сильно бил отец, что встреча с противником под присмотром судьи для него просто игра. Им с матерью так доставалось, что до сих пор он просыпается от ночных кошмаров. Зато как эффективно можно настроиться на бой, представив напротив папашку-алкоголика. А знаете, почему ваш друг ушел из большого спорта? Может, сам поделишься, а то как-то невежливо получается: твои друзья ничего о тебе не знают.


- Пошел в жопу, урод, - зашипел Серый, не размыкая зубов.


- Если хочешь сделать что-нибудь хорошо – сделай это сам, - улыбнулся мужчина в черном костюме и запустил пальцами бычок в сторону. – Вернувшись однажды с соревнований, Сергей решил сделать сюрприз своей девушке. И сюрприз удался, только не тот на который он рассчитывал: Сережа застал подружку в объятьях другого молодого человека. Вот тут-то кровь отцовская, которую ваш друг держал под контролем, выпуская только во время спарринга, и проснулась.


Ребята молча смотрели на Серого, пытаясь переварить полученную информацию. Они знали, что их товарищ расстался с Дашей несколько месяцев назад, но обстоятельства разрыва им были не известны. Им казалось, что девушка его бросила, и он, тяжело переживая разрыв, оставил спорт. Теперь все становилось на свои места: понятно, почему Даша пару недель не посещала занятия, а потом перевелась в другой колледж с потерей года.


Серый пытался вырваться из невидимых клещей, не дающих ребятам сдвинуться с места. Его лицо стало красным от злобы, зубы сжаты, все тело наклонилось вперед, в попытке дотянуться до расхаживающего взад-вперед незнакомца. Серега не видел ничего, кроме врага, не обращал внимания на друзей и не реагировал на их вопросы и неловкие попытки успокоить.


- Закрой рот, сука, замолчи! – рычал он, не прекращая бесполезных попыток сорваться с места.


- Потом, когда кровавая пелена развеялась, - спокойно продолжал мужчина в черном костюме, как будто не замечая состояния молодого человека, - Сергей увидел, что не только избил нерадивого любовничка до полусмерти, но и девушку отблагодарил за верность, как следует. Теперь ты боишься, что гены отца возьмут над тобой верх, и чтобы не подкармливать потенциального садиста, завязал со спортом.


Серый выдохся, потратив все силы и эмоции. Теперь он просто тяжело дышал и смотрел на оппонента исподлобья. «Ритуальный агент» подошел к нему вплотную, посмотрел в глаза и перевел взгляд на стоявшую рядом Леру, которая всего несколько минут назад думала, что больше слез у нее не осталась, и тихо плакала, сочувствуя Сереге.


- Смотрю вот на вас и думаю, - продолжал незнакомец, - а ведь психологи правы: все человеческие проблемы и комплексы тянутся из детства. Узнав о родителях пациента, можно спокойно ставить диагноз и не ошибешься, - он снова закурил и сделал шаг назад, словно из вежливости, чтобы не дымить на ребят. – Я могу забрать эту злость, ненависть, импульсивность и неспособность себя контролировать, но тебе придется отдать и все остальные эмоции. Избирательность – не мой конек. Способность любить, сопереживать, грустить, радоваться, испытывать чувство вины, стыда и страха. Ты станешь его ухудшенной версией, - человек в черном костюме ткнул пальцем в Николая, который до сих пор не произнес ни слова, ловя каждое слово «гробовщика». – Знаешь, что такое психопатия? Так вот, тебе нужно только согласиться, и все, что тебя гложет, уйдет навсегда.


- Не слушай его, – вмешался Степа, - стать психопатом – это значит творить всякую дичь и не испытывать угрызений совести. Ты выше этого!


- Вот и толстый рыцарь вышел из анабиоза, - хохотнув, переключился на Степана незнакомец. – А у тебя, как я погляжу, нет проблем с родителями. Полная семья, никто не пьет, все друг друга любят. Никто тебя не третировал и не унижал, хотя кормить могли бы и поменьше, может тогда бы ты не стал таким жирным, - мужчина в черном костюме рассмеялся, но улыбка быстро пропала с его лица, как только он понял, что не пронял Степу, привыкшего к шуткам на тему избыточного веса, своими насмешками.


- А я вообще не понимаю, чего ты добиваешься? – нахмурился Степа. – Рассорить нас – глупая затея. Лично я только что узнал о своих друзьях больше, чем за все годы общения, но понимаю, почему они это скрывали, и только больше стал их уважать. Я догадываюсь, кто ты, и у тебя нет власти над нами, пока мы не согласимся на сделку, - он рассмеялся. – Ты можешь продержать нас здесь всю ночь, но затекшие ноги – это максимум тех неудобств, что ты, со всей своей силой, можешь нам причинить. Раз уж ты такой любитель цитат, объясню на доступном тебе языке: «так что нет у вас методов против Кости Сапрыкина».


«Гробовщик» зло посмотрел на Степу, перекатил языком сигарету из одного уголка губ в другой и хищно улыбнулся:


- Ой ли! Я все же попробую, ведь, как ты верно заметил, бежать вам некуда.


Степан нервно сглотнул. Он, как мог сдерживал дрожь в голосе, когда насмехался над тем, с кем лучше не шутить, но теперь его смелость закончилась. Если бы он был сейчас один, то наверняка бы расплакался от страха. Как будто почувствовав, что ему нужна поддержка, Валерия взяла друга за руку. Вторую руку она вложила в ладонь Сереги, стоявшего с другой стороны. И только Коля отстраненно ожидал своей сделки.


- Забавный у нас тут любовный многоугольник получается, - продолжил мужчина в черном костюме, затянувшись сигаретой, - Степа любит Леру, и Сережа тоже, - гоготнул он. – Да, не напрягайтесь вы так, мальчики, это же секрет Полишинеля. Открою вам тайну: девочки в этих вопросах гораздо проницательнее, и ваша подруга давно уже в курсе того, что вы так настойчиво скрываете. Теперь откроем секрет Валерии, чтобы было честно. Она считает, что вы лучшие представители сильной половины человечества, что встречались ей в жизни, но волевым усилием, которое мне, как давнишнему поклоннику похоти, кажется невероятным, она запретила себе не то что чувствовать, а даже мечтать о любви. Особняком в этом хитросплетении стоит Николай, который любит только себя и… - он сделал глубокую затяжку, - несчастен. Однако вернемся к Степе. Толстячок, а приятно. Помимо того, что он любит Леру, он так же неравнодушен и к Сереже – лучший друг, все-таки. И вот он мечется в хитросплетениях своих чувств, не зная, как поступить и кого выбрать. Но я и тут могу помочь, - ритуальный агент выбросил бычок и принялся пританцовывать. – Как? Достал я тебя, Костя Сапрыкин? Скажи только слово, и я сделаю этот выбор за тебя. Никакой платы. Как говорится, за мой счет. Единственное условие – тебе придется жить с тем, что кто-то решил за тебя. Но тебе же не привыкать: родители решили, где тебе учиться, друзья без спроса вовлекли в этот ритуал, который тебе даром не сдался, а я решу кого тебе выб…


- Хватит, Андрей, оставьте их, - раздался голос откуда-то сбоку. – Это я звонил и просил о встрече, ребята здесь ни при чем, отпустите их. Если хотите на ком-то отыграться, то сделайте это на мне.


На дороге стоял охранник кладбища с фонарем в руках. Мужчина, названный Андреем, повернулся в его сторону, и луч света направленный в его лицо несколько раз мигнул и исчез. Охранник постучал по фонарю, но вернуть его работоспособность не смог.


- Ну, я же должен себя как-то развлекать, пока ты опаздываешь, - Андрей развел руки в стороны и пожал плечами. – Ты мне объясни, что стало с людьми: назначают мне встречу и задерживаются на полтора часа. Раньше они такого себе не позволяли!


- У меня напарник вышел на пенсию, приходится справляться одному… - начал оправдываться молодой человек, работавший охранником на кладбище.


- Взял бы пример, хотя бы с этих ребят, - не обращая внимания на его слова, продолжал Андрей, - да, они накосячили со всеми составляющими, их заклинание – это какая-то абракадабра, но они провели ритуал ровно в полночь, как и положено, - охранник опустил глаза, как провинившийся ребенок. – И не надо их защищать, им и так повезло: вызови они Соломона и сейчас ты бы смотрел не на четырех трясущихся от страха придурков, а думал бы, что делать с кусками мяса, разбросанными по всей вверенной тебе территории. Прецеденты были, ведь заклинание призыва – ничто, без заклинания сдерживания. Так что по сравнению с тем, кого они называют Соломоном, я еще с ними по-доброму обошелся – будет наука, чтобы не лезли в то, в чем не понимают, - мужчина в черном костюме снова закурил и продолжил: - Однако, это все лирика, а у нас с тобой, Илюша, есть дела. Пойдем прогуляемся, а то здесь опаленными перьями воняет, - он махнул рукой в сторону ребят, и державшая их сила отступила. – Молодежь, свободны! Подумайте над моими предложениями, надумаете согласиться – позвоните, телефон есть у Ильи, двадцать первый век все-таки, - он рассмеялся. – И не мучайте больше куриц, играть с едой – это грех.


Степа, Лера и Сережа, почувствовав долгожданную свободу, тут же припустили по дороге в противоположную от охранника и Андрея сторону. Коля же, не обращая внимания на призывы друзей, решительно двинулся в сторону того, кого называл гробовщиком.


- Погоди, Лагерфельд, - ухмыльнувшись, сказал он, - ты всем сделку предложил, я тоже хочу!


- Ник, ты чего сдурел?! Иди к нам! – прокричал Серый, остановившись вместе с остальными в стороне.


Андрей повернулся к подошедшему молодому человеку и, склонив голову, ответил:


- А для тебя у меня предложений нет. Тебе же ничего в этой жизни не интересно, ко всему холодеешь через пару-тройку дней. С девками спишь не для удовольствия, а только чтобы заработать авторитет среди сверстников.


- А еще, говорят, полезно для кровообращения в малом тазу, - хохотнул Николай.


- Вот, я и говорю: ни хрена не чувствуешь. Твои друзья эту ночь всю жизнь с дрожью вспоминать будут, а ты уже не боишься – надоело, скучно. Но это мы исправим.


Андрей резким рывком схватил собеседника за шею и притянул к себе, выдохнув сигаретный дым тому в лицо. Глаза Коли расширились, а колени подкосились. Он не ожидал такого поведения со стороны любителя сделок и сейчас испугался даже больше, чем когда Андрей появился. Серега дернулся в сторону попавшего в цепкие лапы зла товарища, но Степа с Лерой удержали его от опрометчивого поступка. Илья один раз уже вмешался, переключив внимание с ребят на себя, и мог только догадываться, чего теперь это будет ему стоить. Второй раз впрягаться за идиота, решившего поиграть с абсолютным злом, у него не было ни малейшего желания.


- Отпусти-и, - прошипел Коля, обхватив двумя ладонями державшую его мертвой хваткой руку. – Пож… пожалуйста.


Как только он произнес волшебное слово, пальцы Андрея разжались и молодой человек плюхнулся пятой точкой на землю. Он не решался встать и, откашливаясь, потирал шею.


- Вот видишь, - Андрей улыбнулся, как будто ничего не случилось, - и твое желание я выполнил. А интерес к жизни я не возвращаю – не моя специфика, но могу дать бесплатный совет, - он сделал очередную затяжку и тихо произнес, ни к кому не обращаясь, - что-то я сегодня расщедрился. У тебя от природы неплохие умственные способности, ну, а как иначе, тупые несчастными не бывают, во всяком случае, подолгу – пользуйся этим. Можешь относиться к этому, как к проклятью, ведь мог бы сочинять стихи или писать картины, но неинтересно. А, может, это благословение – ни спиться, ни сторчаться, ни стать заложником азартных игр у тебя не получится по той же причине – скучно. Хочешь, ищи себя всю жизнь, меняя работу и прыгая с места на место в призрачной надежде, обрести то, что сможет тебя увлечь, а можешь двигаться в одном направлении, строя карьеру, все задатки у тебя есть, и, ненавидя то, чем занимаешься. Какую бы дорогу ты не выбрал, в конце тебя буду ждать я, с этим ничего не поделать, а вот как тяжело и больно тебе будет после нашей встречи, зависит только от тебя, - Андрей опять затянулся и бросил окурок под ноги. Он повернулся к Николаю спиной и пошел в сторону Ильи. Не оборачиваясь, мужчина в черном костюме помахал рукой и тихо, но отчетливо произнес: - Приятной жизни!


Коля тяжело сглотнул, поднялся на ноги и посмотрел вслед двум удаляющимся в темноту фигурам, пытаясь осознать услышанное. Подойдя к друзьям, которые не сбежали, как бы страшно и неприятно им не было, он сказал охрипшим голосом:


- Простите. Простите за все это. Идея с ритуалом оказалась не такой блестящей, как было задумано.


- Прекращай, - хлопнул его по плечу Серега, - это не твоя вина. Ты же нас не заставлял участвовать.


- А я рада, что ты не нашел правильного заклинания, - поддержала его Лера. – Уж лучше вы узнали обо мне то, что узнали, чем быть разорванной каким-то злым духом.


- Думаю, хватит с нас мистики, - попытался улыбнуться Коля. – Степ, а ты чего молчишь?


- П-птичку жалко, - сказал он, и все рассмеялись, отгоняя негативные эмоции. – Нет, я серьезно! Ну, обгорела чуть-чуть, но ее общипать, обрезать лишнее и можно пустить в дело…


- Кто о чем, а Степа о еде, - ожидаемо пошутил Коля. – Пойдем, я тебя вместо курицы крепленым вином угощу, у меня припрятана бутылка. Это всех касается.


Продолжение следует

Показать полностью
59

Торговое_Предложение_1 (часть девятая)

Ссылка на первую часть https://pikabu.ru/story/torgovoe_predlozhenie_1_chast_pervay...

Ссылка на вторую часть https://pikabu.ru/story/torgovoe_predlozhenie_1_chast_vtoray...

Ссылка на третью часть https://pikabu.ru/story/torgovoe_predlozhenie_1_chast_tretya...

Ссылка на четвертую часть https://pikabu.ru/story/torgovoe_predlozhenie_1_chast_chetve...

Ссылка на пятую часть https://pikabu.ru/story/torgovoe_predlozhenie_1_chast_pyatay...

Ссылка на шестую часть https://pikabu.ru/story/luchshaya_zhizn_chast_shestaya_57935...

Ссылка на седьмую часть https://pikabu.ru/story/torgovoe_predlozhenie_1_chast_sedmay...

Ссылка на восьмую часть - https://pikabu.ru/story/torgovoe_predlozhenie_1_chast_vosmay...



+++Дисклеймер+++


+++Аннотация: Эта мистическая история о горе и безумии в декорациях современной Праги является приквелом к истории "Торговое_Предложение_2" - https://pikabu.ru/story/torgovoe_predlozhenie_2_chast_pervay...


+++Данная история содержит описания кошмарнейшей жести, в связи с чем, рекомендую к прочтению только людям с крепкой психикой. К сожалению, не все можно завуалировать и передать намеками+++



С той беседы психиатра и бывшего циркача прошло несколько недель. Казалось, толстяк обиделся после их последнего разговора, и Андрей ощущал странную смесь вины и облегчения оттого, что клоун больше не объявлялся на пороге приемной со странными идеями, бередящими покой пожилого психиатра. Скупое новогоднее поздравление Андрей получил в виде сообщения на телефон. И вот, когда январские вьюги покрывали замшелые стены древнего города белым налетом, Вулко позвонил. Голос был его тревожен а фразы отрывисты, Андрей сразу смекнул, что происходит что-то нехорошее:


-С прошедшим, Андрюш.


-И тебя, мой друг. Куда ты пропал – как же наши вечерние беседы?


-У меня нет времени перед тобой объясняться. Если тебе интересно – приезжай и ты все увидишь сам.


Назвав адрес, Вулко прервал связь, даже не попрощавшись. Что-то зловещее было в этом звонке. Снова вспомнился бред про Алую Династию и кровавую луну. Андрей Ааронович также отметил про себя, что Вулко позвонил как раз в конце января, когда, согласно рассчетам должна была подняться красная луна – в предпоследний раз в текущей тетраде.


Райончик у Вулко был гадкий – об этом любезно сообщил таксист высокому мужчине с дипломатом и в кожаном пальто, подвозя Андрея к громадной яме, окруженной пятиэтажками. В самой же яме как раз и находился старый пятиэтажный барак Вулко. У мусорных контейнеров была свалена целая гора старой мебели, а у подъезда крутились бездомные собаки, явно в ожидании, что кто-то откроет дверь и впустит их внутрь, спастись от беспощадного ледяного ветра. Черные окна и занесенные снегом подъездные дорожки придавали месту ощущение заброшенности. Справившись с внезапным наваждением, психиатр зашел в подъезд и без труда взбежал на последний этаж – к утренним пробежкам Андрей относился серьезно. Звонка у двери Вулко не было и Андрей постучал. Сначала ничего не происходило, секунд тридцать Андрей прождал у двери, собираясь уже постучать еще раз, как услышал, что кто-то тяжело шаркает через квартиру, безуспешно пытаясь не шуметь. В центре полотна из оборванного дермантина потемнел дверной глазок, залязгал старый замок и дверь приоткрылась ровно настолько, чтобы явить на свет красный, воспаленный глаз хозяина квартиры. Глаз внимательно осмотрел темноту подъезда, и только тогда дверь отворилась. Без приветствий, толстяк схватил психиатра за плащ и грубо втолкнул его в темноту прихожей, после чего спешно запер дверь.


-Я гляжу, мой друг, ты последнее время плохо спишь. С тобой все в порядке?


Даже в полумраке было заметно, как осунулось лицо Вулко. Воспаленные глаза бегали из стороны в сторону, руки постоянно что-то трогали, перебирали или просто судорожно подергивались. Скорбный ужас охватил психиатра при виде своего друга – все-таки безумие взяло вверх и он, уважаемый в своих кругах врач не смог ни предвидеть, ни предотвратить болезнь своего пациента.


-Пойдем, покажу кое-что.


Вулко жестом пригласил следовать за ним и начал возиться с ключами, отпирая дверь уже внутри квартиры. Дверь была обита поролонам, а замок был в нее врезан совершенно точно непрофессионалом. Какие-то металлические полоски и листы фанеры должны были, похоже, добавить двери прочности.


Дверь открылась, и Андрей обнаружил себя на пороге неприятно пустой комнаты, стены которой были обиты желтым поролоном. Окна не было – его также закрывали толстые листы фанеры с металлическими нашлепками. У подоконника на штативе была установлена камера, а когда гость сделал первый шаг за порог, то понял, что в комнате они не одни. На стуле, туго зафиксированная ремнями, как-то покосившись, сидела голая девушка. Тело ее было покрыто порезами и синяками, отличалось невероятной бледностью, а на внутренней стороне бедра психиатр с ужасом узнал яркое пятно цветной татуировки в виде бабочки. Холодея от осознания увиденного, доктор, словно сомнамбула подошел к девушке и совершенно автоматически положил ей два пальца на шею, прекрасно видя, что эта диагностика совершенно напрасна – глаза девушки были высохшими с характерными пятнами Лярше, а шея изогнута под неестественным углом. По спине мерзкой плесенью ползли трупные пятна.


-Вулко, что же ты натворил? Что ты наделал?- в ужасе прошептал психиатр, уже нащупывая в кармане мобильник. Только бы успеть.


-Не ловит здесь, Аароныч. Я стены не только поролоном обшил. А трезвонить не торопись. Я ее не убивал.


-А кто тогда? – Как-то растерянно спросил психиатр. Давно ему не приходилось оказываться в таких ситуациях, все самообладание смыло ледяной волной страха, сердце билось невпопад, пропуская удары.


-Да сама она, похоже. Лукаш, осветитель наш рассказал, что Каролина решила себе новую трапецию у начальства стребовать. Не разобралась, в первый же день вышла на арену. Ну и вот – зацепилась за какие-то тросы под куполом – то ли с предыдущего номера не убрали, то ли трапецию неправильно установили – повисла на них. Психанула, попыталась вырваться и через всю эту конструкцию полетела вниз. Без страховки, дура, работала, вот и…


Верить Вулко было сложно, но слезы в голосе и желание верить другу заставили Андрея унять панику.


-Ладно, пусть так, но зачем ты притащил ее сюда? Зачем ты вообще устроил эти пыточные застенки?


-Ты забыл, Андрей, о чем мы с тобой в последний раз говорили? Я должен тебе, и я хочу вернуть этот долг. Мы вернем твою дочь, где бы она ни была. Я верну. А ты смотри и помогай по мере сил.


Вулко вынул откуда-то из-под штатива камеры стопку распечаток и сунул их под нос другу. Пока тот листал странные записи, Вулко разглагольствовал:


-Ты думаешь, я совсем псих, раз здесь все это устроил? Может и так. Однако, нас, психов таких, оказывается, вагон и маленькая тележка. И у некоторых, подчеркну, у очень немногих получалось провести ритуал верно. Я прочел только об одном случае успешного исхода. Произошло это, правда, после целых десяти лет попыток, но…В общем, я вышел на описание ритуала. Знаешь, что за эту распечатку я отдал больше, чем стоит эта квартира?


-Откуда, Вулко? – Изумился Андрей, даже оторвавшись от листков.


-Так я ее ж и заложил! Не боись, на улице не останусь. Мне от мамки вот, доля в квартире под нами досталась. Переехать мне туда, конечно, никто не даст, но когда дом расселят – буду иметь право на квартиру в новом жилье. Не ссы, у меня времени до осени. А до осени-то мы точно это дело добьем. Мы же все-таки друзья, а квартира – тьфу – обои да кирпичи.


-А откуда ты взял тело?


-Тоже пришлось вложиться. Но ты подумай только, какая удача, прости Господи, но это же судьба! Накануне красной луны умирает девушка, в которую я был…да я до сих пор в нее влюблен! Подумай только – это одно из основных условий для ритуала. Как Орфей вывел Эвридику из Аида, так мы сможем вернуть тех, кого любим к нам, в мир живых.


-Вулко, Эвридика не вернулась.


-Да, я помню, читал. Орфей совершил ошибку в ритуале, если можно так сказать. Я же тренировался почти неделю – мы не ошибемся.


Андрею хотелось прилечь. Прилечь, принять спокойное положение и подумать обо всем, что он видел и слышал. Как ответственному врачу, гражданину и даже как другу ему все еще стоило вызвать полицию и настоять на психологической экспертизе, доказать, что Вулко совершал все эти бессмысленные действия, находясь в кризисной фазе заболевания. Но как любящему отцу ему невероятно хотелось предпринять еще одну попытку. Как только Вулко заговорил о любви к ушедшим, Андрей понял, что вернуть удастся только дочь. Жену он сначала просто не понимал, потом ушла любовь и вскоре ее место заменила ненависть. Ненависть за гадкое предательство его, их семьи и, за то что эта сука отобрала его малышку. Его маленькое двухлетнее солнышко, которая так любила воздушные шары, кашу с арахисовым маслом и играть в прятки с папой. Постаравшись незаметно утереть слезы, Андрей мысленно сжег очередной мост и спросил:


-Каков твой план?


-Вот это дело, - обрадованно прогрохотал Вулко и начал приготовления. Мечась по комнате, он продолжал непрерывно болтать, посвящая Андрея в детали ритуала.


-В общем-то никакой хитрой затеи. Ритуал этот, как мне объяснили, появился как часть дочеловеческих религий. Не смотри на меня так! За что купил, за то и продаю. В общем-то смысл в том, что ритуал должен открывать некий «архив душ», где находятся все те, кто когда-либо умирал, когда-либо будет жить. Открытие этого архива, по сути, лишь полдела. Самое сложное – это приманить нужную тебе душу. И вот как раз здесь и вступает в игру личность «открывающего» - душа или сущность человека будет ориентироваться на твою любовь, как на маяк. Такая вот поэзия, блядь! – неожиданно резко закончил Вулко.


Будто находясь в каком-то трансе, Андрей поймал себя на мысли, что ему интересно проследить логику бреда друга чуть дольше. Просто узнать, что у того на уме, потом сразу позвать полицию.


-И что же нам потребуется? Лягушачья кожа, кровь девственницы, рука висельника? У меня, кстати, одна лежит в приемной, - Скептическое веселье позволяло психиатру самому не тронуться умом от осознания того, во что превратился его несчастный пациент.


-Ну, с этой частью я уже справился без тебя. Больше месяца я питаюсь бездрожжевым хлебом и дождевой водой и ни крупинки соли. Так что засунь свой сарказм куда поглубже, будь добр.


-Дождевой? Так ведь зима…


-Снег растапливал, - отрезал Вулко, и Андрей понял, что клоун вошел в ту фазу, когда нужно позволить ему закончить начатое. В конце концов, что можно сделать с трупом? Хотя…


-Друг мой, скажи мне, как своему терапевту, эта девушка, она ведь тебе нравилась…


-Ритуалу должно предшествовать полное воздержание в течение минимум одного лунного цикла, в том числе от мастурбации и, соответственно, некрофилии, раз уж ты спрашиваешь, друг. – Невесело осклабился Вулко.


- Ага, вот уже месяц. У меня уже от вида манекенов слюнки текут. Я когда труп привез, думал вообще себе глаза завязать. Ну, видишь, справился.


Мрачный фанатизм, блестевший в глазах пациента будил в сердце доктора давно забытый ужас – такой же взгляд был у его жены, когда та оглушила его ударом пресс-папье по голове, и он мог только бессильно валяться на полу и наблюдать, как сектантка уносит их общее дитя в ночь.


-Я ценю твою жертву, но не расскажешь ли ты мне, в чем суть самого ритуала? – Уже с опаской спрашивал Андрей, ожидая, что Вулко сейчас притащит в комнату какую-нибудь курицу или щенка…Или младенца?


Вулко же лишь грохнул на пол явно тяжелую сумку.


-Это, так сказать, на сдачу приобрел.


Совершенно без присущей ему театральности, Вулко извлек из сумки пакет с гнойно-желтыми свечами, маленький кассетный магнитофон, пакет углей для рисования и громадный трафарет, сделанный будто из куска линолеума. Под конец, уже куда более бережно, Вулко вынул два шприца, оба наполненные жидкостью, и Андрей готов был поклясться, что это не аскорбинки.


-Сейчас я еще немножко тебе расскажу, а ты постараешься не перебивать. То, что мы собираемся делать – всего лишь эксперимент. Тебе ничего не угрожает. Мне просто нужна твоя помощь. Как ты сам понимаешь – с твоей дочерью будет сложнее, ты говорил, ее кремировали, но схема та же. В общем, ритуал «Milango Ya Shimoni» или «Врата в Бездну» по сути, штука одноразовая – один человек может выполнить ритуал лишь один раз. Если после точки «невозврата» ошибиться хоть на йоту, иметь нечистые намерения или любить эту душу недостаточно сильно…В общем, как мне объяснили, в лучшем случае ничего не получится. Самое страшное – это мелкие ошибки – они не испортят, но извратят ритуал и, соответственно, его результаты. Так что, Андрюш, мне потребуется твое живое участие и твоя педантичность – точность нужна во всем невероятная. И еще – ты же проходил медицинскую практику?


-Да, но, прости, сколько лет прошло!


-Недостаточно, чтобы разучиться делать инъекции и проверять пульс. Большего мне не нужно.


Вот так, подначиваемый Вулко, Андрей помогал поднять стул, расстелить трафарет, ползал по полу и закрашивал углем пол в пространстве трафарета, расставлял свечи и выполнял прочие указания Вулко, который и сам времени не терял, с небывалой прытью делая половину работы. Подсвечников не было, пришлось ставить свечи прямо на пол, предварительно приплавляя их. Пахли свечи омерзительно – будто полежавшее на солнце топленое сало. Андрей еле сдерживал приступы тошноты, капая странно густым воском прямо на нанесенный углями узор. Психиатр не решался нарушать странный рисунок, состоящий из символов, слов, написанных на неизвестном ему языке, неряшливой клинописи и при этом сложными геометрическими конструкциями, в которые толстяк, тяжело пыхтя, смешным жуком свернувшись над полом, вписывал с распечаток какие-то слова уже от руки. Вулко разуверил его, что все в порядке и свечи можно ставить, убежденно заявив, что «структура уже оформлена». Когда все было готово, оставалось лишь дождаться, пока в небе появится красная луна.


Продолжение следует...


+++German Shenderov+++


+++Если Вы прочитали написанное до конца, и вам понравилось написанное, предлагаю Вам активно поучаствовать в создании нового "мерзкого" шедевра. Ваши комментарии, идеи и догадки о том, что произойдет дальше вполне могут повлиять не только на сюжетные решение, но и на характер произведения, а также на еще не придуманную мной концовку. Ссылки на следующие части будут появляться в комментариях, также я обязательно сообщу, когда данный постскриптум потеряет актуальность и история будет дописана+++

Торговое_Предложение_1 (часть девятая) Ужасы, Мистика, Рассказ, Крипота, Ужас, Длиннопост, Текст, Ритуал
Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: