«Это тотальная духовная анархия»: интервью с бывшим православным священником, который стал учителем индуистской традиции агхора (2/2)

(окончание, первая часть здесь)

«Это тотальная духовная анархия»: интервью с бывшим православным священником, который стал учителем индуистской традиции агхора (2/2) Религия, Индуизм, Интервью, Длиннопост

— Чем вас привлекла агхора?

— Своей свободой. Я с юности был человеком системы, а мне хотелось такой духовности, где есть полная свобода тела и духа, нет нравственных ограничений.

Долгие годы я жил в постах, в том числе в жестких, это был поиск моей личной свободы, которой у меня никогда не было, — физической, психической, интеллектуальной, сексуальной. Церковь была для меня другим миром, через участие в таинствах, через посты приходило осознание своей инаковости, отличия от своих родителей, это был путь свободы от социума. Кроме поиска физической и интеллектуальной свободы в религии и трудах философов, это также давало осознание своей сексуальности, хотя церковь ее отвергает. Когда в семинарии приходит пора жениться, ты находишь себе человека, близкого по духу, и твоя сексуальность носит сугубо духовный характер. Сексуальность пронизана энергией церкви, ритуалами, в ней очень много запретов, но они ведут к очень глубокому осознанию своей чувственности. Период в церкви не был для меня мученичеством, это было время определенных наслаждений, экстазов, но всё это было пронизано духовным сиянием, духовным восприятием женщины.

Я человек, воспитанный в Советском Союзе, в несвободном мире, да еще и в стенах церкви, у меня было много страхов перед миром и окружающими. У меня не было нормальной юности, детства, как у других, я не совершал глупостей, неправильных поступков, я всегда был только в храме. Когда я ушел из церкви, я не знал, как жить: меня с юности называли отцом, я не мог стать обычным человеком. Поэтому агхора меня сразу очень привлекла своей свободой, дала импульс к открытию себя заново.

Есть пути, которые идут к свету, — прекрасные, радостные пути. Например, поклонение Вишну: люди поют прекрасные бхаджаны, приносят ему цветы и фрукты. Агхора не такая, она темна по своей природе, таинственна, непредсказуема. Мне такой духовный опыт был близок с детства, но я боялся почувствовать его в себе. Наверное, поэтому у меня было увлечение старообрядчеством, то есть чем-то маргинальным.

Подсознательно я давно шел к этому, ярче всего это выразилось в 2007 году, я тогда организовал в Москве первую христианскую общину для геев и лесбиянок. Я понимал, что даже в очень реформированной апостольской церкви, если такое сделаю, меня всё равно все отвергнут — а мне это и было нужно. Это был мой бунт, я так искал выход, свободу. Но и, конечно, хотел донести до этих людей, что они любимы Богом, что они ценны и божественны, как и любой человек. Позже, в Индии, я понял, что тот мой поступок, стремление что-то сделать для этих людей — несчастных, забитых, брошенных, ненавидимых, — уже был предпосылкой к агхоре.

Агхора предполагает желание переступить через свои страхи, полную свободу творчества, категорически отрицает Веды, писания, традиции, и меня это притягивало. Учитель дает только импульс, а дальше, как говорил Алистер Кроули, творите всё, что пожелаете.

Агхора говорит человеку, что Бог — это не кто-то, кто живет на небе, бог — это ты. Нет проблемы в том, что ты гомосексуал, трансвестит, сумасшедший, авангардист, постмодернист, художник. Ты — бог.

Агхора не предполагает существования божественного где-то еще, оно предполагается в самом человеке. Здесь важно, насколько ты способен это постигнуть.

Это касается, конечно, и женщин, у них тот же статус, в отличие, например, от христианства, когда женщина не может проводить литургию, ее не пускают к алтарю. А если у нее месячные, то в эти дни она вообще является скверной, ей даже в храм нельзя заходить, она должна в притворе стоять и молиться там. У агхори женщина — это бхагаван (в Индии почтительное обращение к богам, полубожественным существам и особо почитаемым людям. — Прим. авт.), ее месячные — святое причастие. Все функции ее тела, от оргазма до транса, они все божественны и прекрасны. Для меня агхора — учение, которое делает человека богом, которое обычную домохозяйку превращает в живую богиню, творящую магию.

«Это тотальная духовная анархия»: интервью с бывшим православным священником, который стал учителем индуистской традиции агхора (2/2) Религия, Индуизм, Интервью, Длиннопост

— Расскажите, как это верование изменило вашу жизнь?

— Когда я познакомился с моим учителем, практика агхори полностью изменила и перезагрузила мою жизнь. После ухода из церкви я оставался человеком системы, и мне надо было от этого избавляться. Я деградировал: ушедшие из церкви не могут вернуться обратно, но и в социуме они тоже жить не могут. Благодаря агхоре я стал разрушать свои представления, нравственные ценности, духовные наработки, и это стало моим избавлением. Тогда у меня появилось ощущение, что всё, что было до этого, было иллюзией жизни, тюрьмой.

Все эти годы мы с семьей постоянно ездим в Варанаси, живем в ашраме нашего гуру, учимся, участвуем в ритуалах. У нас с ним постоянная энергетическая связь, по сути, это стало моей семьей. Я активно занимаюсь трансовой йогой, преподаю кундалини-йогу, мы часто устраиваем йога-туры. За это время я тоже стал учителем, много работаю с зависимыми людьми — алкоголиками, наркоманами, это мое служение.

За счет долгой работы с другими людьми и постоянных практик, направленных на развитие чувственного восприятия, я хорошо вижу людей, могу подсказывать им индивидуальный духовный путь, донести, куда человеку стоит двигаться дальше, открыть человеку его духовное предназначение. Я учу людей воспринимать реальность не через мозги, а через сердце, в йога-практиках мы уходим от рационального пути, стремимся воспринимать реальность с помощью чувств.

Для меня агхора — это в значительной мере психологическая практика, которую я использую, чтобы помогать людям терять свои оковы, освобождаться от комплексов, страхов, становиться красивее, динамичнее, здоровее.

Всеединство — это, наверное, самое главное, чему меня учит агхора. Например, когда мы жили в Египте, мои дети ходили в мечеть, хотя они принадлежат к нашей традиции, и я был только за и сам с радостью ходил с ними в мечеть. Для меня нет ограничений, в любом храме я чувствую себя как дома, абсолютно в любой традиции.

Агхора открыла для меня абсолютно новые перспективы познания себя и моей жены, потому что это абсолютно новый взгляд на женщину. Существует шиваистская агхора, где на первое место ставится Шива, и шактистская, где во главу ставится женское начало, Шакти. Мы относимся ко второй и поклоняемся матери-Кали в ее темных формах. Это иногда называют темным просветлением. То есть ты через тьму, через погружение в индуистскую магию идешь к сознанию божественного в себе. И этот путь в Индии никогда никем не осуждался. Это не значит, что тут есть какое-то подобие сатанизма, нет. Богиня страшна и темна, пока ты ее боишься, когда ты переступаешь через страхи, она становится источником красоты и любви. Она почитается как творец и источник всего сущего.

«Это тотальная духовная анархия»: интервью с бывшим православным священником, который стал учителем индуистской традиции агхора (2/2) Религия, Индуизм, Интервью, Длиннопост

— Объясните суть особого отношения к женщине?

— Я считаю свою жену воплощением богини Кали, поэтому у меня особое, мистическое отношение к ней. Агхора почитает абсолютно любых женщин — и девочку, и старуху, и блудницу, и мать, это всё проявления богини. Агхора покровительствует проституткам — в другие храмы их не пускают, а в агхори-ашрамах их кормят, относятся с огромным уважением, им даже поклоняются. Их считают страстным, сексуальным, неудержимым проявлением матери Кали.

Агхора также почитает трансвеститов (герой имеет в виду местную традиционную небинарную идентичность, считать ее представителей «трансвеститами» сложно, речь скорее о трансгендерных женщинах, но и это не вполне корректно, так как хиджра — сообщество, а не множество людей определенного гендера. Трансгендерные люди в западном понимании этого термина в Индии тоже есть, но они — не часть сообщества хиджра. — Прим. авт.). Я с большим уважением отношусь к таким людям — в Индии их называют хиджра. В индийском обществе нет отторжения по отношению к хиджра, потому что считается, что это мужчины, которых посетили богини, которые наделены душой богини, они — часть индийской духовной культуры. Хиджра очень много, и их можно встретить везде, никакого негативного отношения к ним нет, многие почитают их как великих магов. Милость, которую ты оказал такому человеку, воздастся многократно.

Основной контингент прихожан ашрамов агхоры — это проститутки, хиджра, маргиналы.

— Почему у агхори такое отношение именно к маргиналам?

— Индийское общество очень кастовое. В каждой касте еще тысяча подкаст, всё строжайше регламентировано — что ты ешь, как занимаешься сексом, что говоришь, когда молишься, когда ложишься спать, когда встаешь. Из-за этого людям, которые не вписывались в эту систему, долгое время было некуда податься. Представителей низших касты многие столетия в Индии не пускали в обычные храмы. Это во многом породило бунт внутри общества. Агхора же полностью рушит этот регламент, потому что она позволяет тебе всё. Ты можешь пить вино, употреблять наркотики, если у тебя есть такая необходимость, можешь заниматься сексом с проститутками. Даже гуру агхоры, которые принимают санньясу, то есть монашество, всё равно имеют сексуальные отношения с женщинами. Это тотальная духовная анархия, полное отвержение любой системы.

Когда я попал в ашрам моего гуру, меня потрясли человеческие черепа на алтаре. Это были череп брамина, проститутки, череп человека, который был душегубом и убийцей при жизни. Черепа используются для агхора-пудж — очень закрытых мистических ритуалов. Эти ритуалы очень мощные, они дают человеку очень многое — преодоление страхов, везение. Многие обращаются к агхоре, потому что хотят добиться успеха в бизнесе или профессии.

— В чем суть ваших отношений с гуру?

— Личность гуру, учителя очень важна в этой традиции. Он становится вашей матерью, отцом, женой — всем. Одного лишь мистического опыта недостаточно, человек не будет агхори только потому, что так чувствует, нужно быть включенным в систему взаимодействия с учителем, разделять с ним трапезы, совершать определенные ритуалы, принадлежать к ашраму.

Мой гуру — добрейший человек, он к каждому относится с любовью и пониманием, преподает йогу, помогает людям найти себя, в том числе западным людям. Он не ест мясо покойников, но у него есть человеческий череп, чтобы пить мед. Мой учитель не употребляет интоксиканты и не разрешает этого своим ученикам. Он никогда никого не отвергнет — ни проститутку, ни хиджра, никого, каждого примет и накормит. Иногда он может вести себя странно, как будто не совсем адекватно — ходить с палкой, изгонять духов умерших людей. Это потому, что наш ашрам находится на кремационной площадке, а как говорит учитель, очень много людей не переродились и приходят в ашрам, и он их разгоняет.

«Это тотальная духовная анархия»: интервью с бывшим православным священником, который стал учителем индуистской традиции агхора (2/2) Религия, Индуизм, Интервью, Длиннопост

Мой гуру говорит:

«Я могу дать всё, что человек хочет».

К нему приходят люди, и кто-то просит денег, кто-то хочет всех женщин на свете. Когда он спросил меня, я сказал, что хочу постигнуть недвойственность. Он ответил мне:

«Вы все русские сумасшедшие, вместо того чтобы просить что-то нормальное, что-то для себя, просите отвлеченное».

Но в итоге это случилось. Я медитировал ночью на берегу Ганга, и в какой-то момент у меня произошло растворение. Я понял, что я и фонарный столб напротив, и река, и лампочка, которая светит на другом берегу, и собаки, которые ходят рядом, и спящие коровы, и огонь погребальных костров. То есть я потерял себя и стал всем. После этого появилось новое чувство восприятия себя: я получил путь всеединства, когда нет понятия жизни, смерти, грязного, скверного, мерзкого, святого, порочного, нет нравственности и безнравственности, нет понятия мужского и женского. Для тебя всё становится одно. Ты и прекрасный храм, и самый опущенный, валяющийся на обочине бомж. Он также прекрасен и божественен, как любой святой. Агхора учит равностному отношению ко всему. Противоречий нет, потому что ты над противоречиями, ты не ограничен ничем — это путь агхоры. Человек не создает какую-то систему, не создает заповеди, ценности. У агхори закон в сердце, он живет спонтанно, как ведет его душа, и ведет себя соответственно. Радикальные агхори поедают мясо трупов, выловленных в Ганге, могут есть экскременты и не испытывать омерзения, использовать любые виды наркотиков и не пьянеть — это очень высокий уровень практики, высшая форма свободы. Это выход за ту грань, когда нет даже кармы, ты ее сжигаешь. В итоге ты становишься выше всего, становишься абсолютно свободен в своем самовыражении.

— В чем цель таких наиболее радикальных практик?

— Обретение свободы. Человек обусловлен системой определенных ценностей, агхора же говорит, что наш мир не таков, каким мы привыкли его представлять, и чтобы выйти из мира имен, чтобы достигнуть единства всего во всём, существуют подобные практики. Понятия добра и зла относительны. Когда человек ест мясо животного, это как бы культурно и красиво, но, по сути, это ничем не отличается от того, когда он ест любое другое мясо. Человек, занимающийся любовь с проституткой, ничем не отличается от человека, занимающегося любовью со своей женой. Но существуют определенные нравственные нормы, которые диктуют, что это хорошо, это правильно. Это воняет, а это нишевые духи, у которых самый дорогой аромат, они шикарны, прекрасны. Агхори отвергают социум во всех его проявлениях и качествах, во всех его именах. Для Бога, для Шивы, для Кали этого всего нет — понятия жизни и смерти, женского и мужского, гомо или обычного человека — для него это всё едино. Для него нет понятия трупа и смердящего, ароматно пахнущей пищи. Цель в том, чтобы добиться тотальной свободы.

— А если импульс агхори, допустим, убить другого человека, он также подчиняется ему?

— Да, подчиняется. В Варанаси был случай, когда агхори бросил тяжелым колокольчиком в голову проходящего мимо иностранца. Садху сказал, что увидел в этом человеке большие проблемы и решил так изменить его карму, через боль и кровь тот избежал более страшных вещей в своей жизни, больших потерь.

— Есть ли для агхори вообще какие-то ограничения? Звучит так, будто агхори могут делать вообще всё, что им угодно, — бросаться колокольчиками, убивать соседей, насиловать детей и что угодно еще. Есть какие-то буйки, за которые нельзя заплывать?

— Агхора — это всё-таки путь к Богу через преодоление условностей, заповедей, писаний, традиций, форм, правил. Мы не говорим о свободе Чикатило. Агхори не кинется кого-то убивать или насиловать, несомненно нет. Для него жизнь — это игра, он играет в отношения, играет с людьми, ко всему относится с улыбкой. Агхори никогда не причиняет зло, не причиняет боль, только если он понимает, что человек таким образом может освободиться от чего-то более страшного. Агхори может наказать человека, может ударить, но это для того, чтобы в будущем тот избежал каких-то серьезных жизненных проблем.

Людей, которые не предрасположены к такой свободе, не допускают к практике, опытные агхори это чувствуют, и никогда маньяка не примут. Кто угодно не может стать агхори, традиция достаточно закрытая. Иногда к моему гуру кто-то приходит в ашрам, и он просто выгоняет этого человека, причем — чтобы не навредить ему. А кто-то приходит и становится его любимым учеником. Агхори видят человека. У этих ашрамов не распахнуты двери, туда кто-то должен привести. Если человека привели туда, ему могут открыться очень большие знания.

Это прекрасные люди, добрейшие люди, иногда страшные и нелюдимые, грязные, но в каждом из них есть невероятное тепло, свой таинственный мистический свет. Шива — это бесформенный, безликий абсолют, который не обладает никакими качествами, и индусы стремятся к тому, чтобы стать такими же, сердцем и душой мира, его движущей силой, энергией.

— А откуда берется эта прививка от зла у агхори?

— Изначально — от учителя: на ритуале посвящения учитель передает ученику свою энергию, при этом произносятся мантры, которые нельзя разглашать, они вдуваются ученику в уши специальным образом. Так человек погружается в эту практику и становится энергетически связан с учителем, они как бы становятся родственниками, у них появляется глубинная связь, она может быть даже сильнее, чем связь с биологическими родителями. И, как любой родитель, учитель воспитывает ученика, говорит, что можно делать, а что нельзя, до каких поступков он уже дорос, а до каких нет и, может, никогда не дорастет. Он не только дает тебе свободу проказничать, свободу творить, создавать, но и контролирует тебя.

Нужно понимать, что, несмотря на темную форму, эта традиция дает людям благо, помогает. К нам обращаются люди с очень большими проблемами, в том числе мои ученики. Часто это люди, пережившие большие потрясения, я много занимался и продолжаю заниматься наркоманами. Моя цель и миссия — помогать каждому человеку найти себя, воскреснуть, выйти из забытья; так я вижу свою жизнь в агхоре. Да, мы используем магию, она не всегда понятна, иногда выглядит немного пугающе, но тем не менее это несет бесконечное благо для человека. Агхора говорит: нет никого и ничего ни сверху, ни снизу, ни сбоку от тебя, ты никому ничего не должен, ты и есть бог или богиня. Ты в центре колеса сансары. Ты сидишь на алмазных тронах будд и великих учителей. Это всё про тебя, научись быть таким и неси эту энергию людям. Вдохновляй их, учи быть не просто жертвами фатума, а богами. В этом суть учения.

Источник

Духовные практики Востока

2K поста1.6K подписчиков

Добавить пост

Правила сообщества

Говорим обо всем, что ведет к Просветлению.