8
Уголок страшных историй на Пикабу №11
184 Комментария  
В общем bYJKEe куда-то пропал, и я решил создать новый уголок :D

Начнём :)

Какое-то время в моей жизни был период "ужастиков" - каждый день я смотрела фильмы ужасов и триллеры. Поскольку тот месяц дома я жила одна, никто от этого не отвлекал. Ну и спать ложилась около 3х часов ночи.

И вот однажды я легла как обычно, погасив свет в квартире. И вдруг посреди ночи меня разбудил какой-то странный звук - как будто кто-то скрёбся по гладкой поверхности. Сначала я подумала, что это коты, но они оба лежали у меня в ногах. Я прислушалась - звуки вроде прекратились...

На следующий день я воздержалась от просмотра ужастиков. Но ночью, ложась спать, всё равно чувствовала себя некомфортно. Примерно в то же время, что и предыдущей ночью меня снова разбудил странный звук из коридора - встать было страшно, но я была уверена, что он раздаётся со стороны зеркала. Как будто чьи-то ногти неторопливо чертили дорожки по стеклу. Через некоторое время вновь всё прекратилось.

С утра я не пошла на работу, сослалась на плохое самочувствие. За день я отметила странное поведение одного из котов - он сидел на призеркальной тумбочке и не отрывал глаз от отражения. Это продлилось около двух часов.

В ванной тоже висело зеркало. Честное слово, раньше я никогда не боялась жить одна, но видно ужастики стали сказываться на психике - я даже в душе постоянно выглядывала из-за занавески на зеркало. И всё равно было навязчивое ощущение, что за мной кто-то следит.

Ложась спать, я была очень испугана и заснуть удалось не сразу. И проснулась посреди ночи, но теперь уже от другого звука - как будто от какого-то монотонного голоса. Сначала я подумала, что это соседи - всё-таки слышимость хорошая, но через некоторое время поняла, что звук идёт со стороны коридора. Я попыталась вслушаться, но всё прекратилось. Мне было очень страшно, я лежала с закрытыми глазами и пыталась уснуть. В конце-концов пришлось включить свет, чтобы немного успокоится. И где-то в пятом часу, уже почти во сне, мне послышался тихий смешок.

На следующее утро я решила, что позову подругу с ночёвкой. Но когда я пошла в ванную, снова отметила, что кот сидит перед зеркалом. Он не откликался ни на зов, ни на прикосновение - как завороженный смотрел на что-то в отражении.

Задёрнув занавеску в душе, я встала под струи и закрыла глаза на секунду. И в то же мгновение я увидела - не знаю, как выразится, в голове что ли... - картинку: в зеркале как будто отражается пустая ванная, занавеска, за которой я стою, а затем рядом с ванной начинает вырисовываться чьё-то лицо - и резко я увидела как линии сложились в грубую страшную гримасу на зелёном лице какого-то существа. Я прямо ощутила как оно ухмыляется и с криком отдёрнула занавеску.

Там никого не было. Но меня била дрожь - такое не могло привидится, я чувствовала, что в зеркале что-то есть. Не помню как оделась и выбежала оттуда, но помню жуткое ощущение - как будто за тобой следят, ожидая чего-то...

До приезда мамы я старалась не оставаться дома одной.
Но и сейчас, проходя мимо зеркала, я могу поклясться, что слышу иногда лёгкие смешки.
А кот всё так же часами просиживает на тумбочке, что-то вдумчиво рассматривая в зеркальной глубине...

И по традиции концовка от bYJKEe:

Как всегда, тема будет пополняться, так что оставляем комментарий, чтобы не потерять.
Предыдущие темы:
1- http://pikabu.ru/story/_441435
2- http://pikabu.ru/story/_465559
3- http://pikabu.ru/story/_473629
4- http://pikabu.ru/story/_486636
5- http://pikabu.ru/story/_500811
6- http://pikabu.ru/story/_521821
7- http://pikabu.ru/story/_573691
8- http://pikabu.ru/story/_622325
9- http://pikabu.ru/story/_721257
+5
 Dirago отправлено
Одной из самых известных "проклятых” полотен является "Плачущий мальчик” — репродукция картины испанского художника Джованни Браголина. История создания ее такова: художник хотел написать портрет плачущего ребенка и в качестве натурщика взял своего маленького сына. Но, поскольку малыш не мог плакать на заказ, то отец специально доводил его до слез, зажигая перед его лицом спички.

Художник знал, что его сын панически боялся огня, но искусство было ему дороже, чем нервы собственного ребенка, и он продолжал над ним издеваться. Однажды доведенный до истерики малыш не выдержал и крикнул, обливаясь слезами: "Гори ты сам!” Это проклятие не замедлило сбыться — через две недели от пневмонии умер мальчик, а вскоре заживо сгорел в собственном доме и его отец… Это предыстория. Свою зловещую славу картина, точнее — ее репродукция, обрела в 1985 году, в Англии.
Произошло это благодаря серии странных совпадений — в Северной Англии одно за другим начали происходить возгорания жилых домов. Были человеческие жертвы. Некоторые пострадавшие упоминали, что из всего имущества чудесным образом уцелела только дешевая репродукция с изображением плачущего ребенка. И таких сообщений становилось все больше, пока, наконец, один из пожарных инспекторов во всеуслышание не заявил, что во всех без исключения сгоревших домах был найден нетронутым "Плачущий мальчик”.
Тут же газеты захлестнула волна писем, где сообщалось о различных несчастных случаях, смертях и пожарах, которые происходили после того, как хозяева покупали эту картину. Разумеется, "Плачущий мальчик” тут же стал считаться проклятым, всплыла история его создания, обросла слухами и выдумками… В итоге одна из газет опубликовала официальное заявление о том, что все, у кого есть эта репродукция, должны немедленно от нее избавиться, и властями впредь запрещено приобретать и держать ее дома.
До сих пор "Плачущего мальчика” преследует дурная слава, особенно в Северной Англии. Кстати, оригинал до сих пор не найден. Правда, некоторые сомневающиеся (особенно у нас в России) намеренно вешали у себя на стену этот портрет, и, вроде бы, никто не сгорел. Но все же желающих проверить легенду на практике очень немного.
+4
 Dirago отправлено
Мои родители купили эту дачу за довольно приличную сумму. Отжили в ней два сезона, благоустроили по мере возможностей, разбили садик и даже вкопали небольшой бассейн под яблонями. Но потом мать умерла, и дача была заброшена не пару лет. Со временем отец оправился и снова вернулся на дачу. Однако через четыре года умер и он. Нашли его в дачном домике с остановившимся сердцем. Сердечный приступ – так сказали медики.

Я особо не интересовался дачей, но иногда наезжал туда, по мере возможности не давая ей приходить в запустение, и несколько раз проводил там ночь либо один, либо с друзьями. Никогда и ничего такого я за этой дачей и окрестностями не замечал.
Однажды после тяжелой рабочей недели я решил провести выходные на природе и уехал на дачу. Субботу я провел валяясь на траве под яблонями и читая книги, а вечером устроил себе скромный ужин и просмотр трех с половиной каналов старенького телевизора. К моменту начала описываемого ниже кошмара стояла безветренная, но уже прохладная августовская ночь. Я выключил телевизор и раздумывал, лечь ли спать или еще немного почитать.
И вот тут посреди вселенской тишины, которую никогда не услышишь в городе, в дверь моего домика кто-то постучал. Вам станет понятен мой ужас, который скрутил мне живот и заставил похолодеть так, как никогда в жизни, когда я поясню следующее. Дверь домика выходила не в переулок, а в сад. Чтобы добраться до крылечка, нужно было войти на участок через калитку, проследовать по тропинке, окруженной сливовыми деревьями и шиповником, и при этом обойти дом почти по всему периметру. Иного способа попасть к двери не имелось. Участок был окружен высокой сеткой, которую перелезть было невозможно, разве что перелететь.
Я бы мог предположить, что стучатся соседи. Но вряд ли это были они, так как, во-первых, ближайшие соседи ночевали через два дома от меня, во-вторых, нормальные соседи все-таки постучат в освещенное окошко, выходящее в переулок, или покричат с улицы, а в-третьих, калитку я собственноручно закрывал на ночь на внушительный висячий замок с внутренней стороны.
Так что, услышав стук в дверь, я испытал невыразимые ощущения, и, наверное, чуть не потерял сознание от нахлынувшего чувства страха. Пока я обо всем этом размышлял, стук настойчиво повторился. Я пересек комнату, где смотрел телевизор, зашел в комнатку, служившую прихожей, и замер у двери. На крылечке молчали - ни слова ни шороха.
Я собрал всю силу воли и дрожащим голосом спросил «кто там»?
В ответ я услышал слабое неразборчивое бормотание и какое-то хихиканье. Было невыносимо страшно. Я подумал, что сплю, и мне снится кошмар, в голове от страха все помутилось, в глазах стоял туман, а в ушах звенело. Через секунд десять бормотание прекратилось, и я услышал чмоканье – такой звук обычно производят при озвучке поцелуев в мультфильмах или в карикатурном кино.
Я понял, что дело нечисто и надо как-то обороняться. Не знаю, какими доселе незамеченными у себя силами я оттащил от стены тумбочку и приставил ее к двери. На крыльце закопошились и стали непрерывно стучать в дверь вперемешку с более громким бормотанием и чмоканьем.

Я выскочил из комнатки и понял, что в общем-то влезть в дом через два широких окна невероятно просто – достаточно только разбить стекло. Единственным решением для меня оказалось забраться на чердак и втащить за собой лестницу, которая тоже была не легкой, и которую я тоже неожиданно для себя поднял наверх за пару мгновений. Люк на второй этаж я прикрыл и ловко придавил лестницей и какими-то мешками с хламом.
Оказавшись на чердаке и переведя дух, я осмотрелся, отчаянно думая, что делать дальше. Стук в дверь не прекращался. Остальные звуки также были прекрасно слышны – летний домик строился из легких материалов с целью проведения досуга, но не обороны.
В чердачном окошке, выходящем в сад, я увидел бледный свет и понял, что на крыльце у меня все еще включено освещение. Искушение было невыносимым. Я подпрыгнул к этому окошку, прислонился лицом к пыльному стеклу и попытался разглядеть, что происходит у порога.
Саму дверь я не видел, но того, что я разглядел, мне хватило на всю жизнь. Я стоял на коленях, но мои ноги подкосились так, что я упал на пол и заплакал. На той части крыльца, что мне удалось рассмотреть, я увидел бесформенную темную массу, отливающую черной синевой в свете фонаря. Она словно клубилась и пузырилась, из нее постоянно тянулись какие-то отростки и снова исчезали внутри. Она пульсировала и волновалась, причем казалось, что эти волны не заканчиваются на объеме, а идут дальше по воздуху, отравляя ужасом все вокруг.
Но это еще не все. Рядом с крыльцом в тени я увидел две замершие фигуры. Нечеловеческие фигуры. Длинные, тонкие, без рук, похожие на гигантские спички, они слегка качались как будто на ветру. Я не видел их глаз, но знал, что они смотрят на меня.

Я отскочил от окна, упал на доски и заплакал. Я слышал, как стук прекратился, а дверь отчаянно заскрипела. Слышал, как что-то треснуло – видимо, сломался дверной замок – и как тумбочка загремела по полу, когда ее двигали. Бормотание раздалось прямо подо мной. Через щели в неплотно пригнанных досках пола я увидел, что в домике погас свет. Деваться было некуда.
И тут во мне появилась обреченная решимость. В два прыжка я достиг окошка напротив, которое выходило в переулок. К счастью оно открывалось. Я плохо помню, как вылез из него, спрыгнув на землю в кусты жасмина и, вероятно, сильно поцарапался. Плохо помню, как перелез через калитку – скорее всего перепрыгнул. Помню, что я бежал по переулку к дому соседей, в котором горел свет, и чего-то орал, ломился в калитку и боялся обернуться.

На мои вопли вышел сосед, молча без слов, втащил меня за забор, а потом в моей памяти случился провал. По-видимому, я впал в шоковое состояние, и обрывки воспоминаний довольно трудно уложить в нормальное повествование. Проснулся, вернее сказать, очнулся я у соседа на веранде. Сосед стоял и внимательно рассматривал меня. Я вспомнил весь кошмар, и меня начало подтряхивать.
Сосед приказал мне встать и идти с ним. Вместе мы отправились к моей даче. Калитка была распахнута настежь, дверь в дом выломана, распотрошенная тумбочка плавала в бассейне в саду. В комнатах были разбиты все лампочки и электрические устройства. Люк на чердак был закрыт, но заляпан чем-то вроде высохшей слизи.

Сосед опять ничего не сказал, а достал моток медной проволоки. Эту проволоку мы стали натягивать на уровне трех сантиметров над землей по периметру участка вдоль забора. Под калиткой сосед приказал мне вырыть яму глубиной около полутора метров. Он сходил к себе домой и принес что-то в мешке. Содержимое мешка он закопал под калиткой, что именно - я так и не смог разглядеть. Я потихоньку приходил в себя и попытался получить от соседа объяснения. Тот меня оборвал: - Лучше тебе не знать. Больше такого не случится. Но попросил меня не выходить в полнолуние за пределы участка… Можно подумать, что у меня вообще возникнет желание провести здесь не то, что ночь, а даже день.

Кстати, проходя позже мимо дачи соседа, я разглядел потускневшую проволоку, бегущую вдоль его забора. Под воротами ничего необычного я не заметил…

С тех пор я не ночую на той даче и безуспешно пытаюсь ее продать. Несколько раз из другого города приезжал мой двоюродный брат, и с моего неохотного разрешения ночевал на даче со своими друзьями. Над предупреждениями о чертовщине он только посмеялся и сказал, что я переутомился на работе. Ни о чем странном во время этих кутежей брат не упоминал. А я начинаю думать, что инфаркт отца произошел отнюдь не по естественным причинам.
Кто были эти существа, чего они хотели – чем больше я думаю об этом, тем хуже сплю по ночам.

Впрочем, по прошествии трех лет я уже начинаю сомневаться в том, что это произошло со мной. Мне кажется, что я все это выдумал – таким образом мой организм пытается защититься от шокирующих воспоминаний. Проволока в заборе в нескольких местах порвалась, и надо бы ее заменить. Только мне это кажется какой-то нелепой шуткой, и я оставляю все как есть. Мне очень хочется поверить, что ничего этого не было…
+3
 Dirago отправлено
В моей жизни много чего мистического происходило, но, несмотря на регулярный контакт со сверхъестественными силами, никто из них ничего плохого мне не делал. Беда пришла, как говорится, откуда не ждали.

Дед мой при жизни человеком был весьма деспотичным, и к концу его жизни рядом с ним остались только я и мама. Умирал он долго и мучительно, долго лежал, все тело сводило судорогой. Кормили его через силу, а еще он все это время практически молчал. В последний вечер его жизни я сидела с ним в комнате, пытаясь накормить его кашей, он же отворачивался и смотрел в стену. Вдруг резко выгнулся, выдохнул: «Пришел!» — и стал резко бледнеть.

Врачи приехали на удивление быстро. Осмотрев тело, они сказали странную вещь: «А чего только сейчас позвонили? По виду он уже несколько дней мертв». Списали в итоге на то, что он полтора года был практически бездвижен.

Через три дня в доме начались непонятные шорохи и скрипы. Я по привычке «цикала» на домового, чтобы потише был, но настораживало поведение кошек, которые начали забираться под одеяло, как будто от чего-то прятались.

Через четыре дня «поминальная» водка, поставленная кем-то из родни, покрылась плесенью. «Ого, даже в Навь не приняли!» — с неким злорадством отметила мать.

Серьезная же неприятность случилась где-то через месяц. Я спала одна. Муж был на смене, а мать уехала к подруге на выходные. Проснулась я оттого, что кошки начали тихо подвывать. Мутным спросонья взглядом я провела по комнате, зацепившись за силуэт в двери. Я даже не испугалась сначала, не понимая, кто это стоит. И тут он довольно резко приблизился ко мне. В перекошенном от злобы лице я узнала своего деда. Помню, тогда я сказала или подумала (точно вспомнить не могу): «Уйди, ты же мертв!». В ответ на это дед отчетливо прохрипел: «Я тебя убью».

Я не могла оторвать взгляд от него. Его глаза казались слишком большими и полными ненависти. Я чувствовала его холодные пальцы, сжимающие мое горло, но при этом сама не могла поднять даже руки. Последнее, что запомнила, прежде чем я потеряла сознание — громкий вой кошек, какая-то серая тень и включившийся сам собой в кладовке свет...

Проснувшись утром, обнаружила в комнате некоторые странности: дверь в кладовку была приоткрыта, стулья лежали на полу, а при осмотре котов оказалось, что у одного из них не хватает клыка. Ко всему прочему, на моей шее и груди обнаружились пятна синяков.

Я позвонила маме. Днем мы вместе провели все рекомендуемые в подобных случаях обряды. Больше мертвый дедушка не появлялся у нас. Надеюсь, и впредь не появится.
+2
 Dirago отправлено
Описываю реальную историю из прошлой ночи. История не страшная, я бы сказал, что не сверхъестественная даже, но пока логического объяснения я не нашел.

Итак, вчерашняя ночь. Я решил лечь пораньше. Но нет же, в полтретьего ночи позвонил друг — напился и хотел предложить и мне выпить. Я сквозь сон еще подумал, что это не телефон вовсе, а будильник. Послав друга по известному адресу, я решил спать дальше, но сон не приходил. Я долго ворочался, считал овец по головам, но уснуть мне не удавалось еще, наверное, с час. А потом я услышал звук в моей комнате. Это было тихое поскребывание — обычно такой возникает, когда мой кот пытается проникнуть ко мне в комнату и начинает скрестись своими когтями по двери в мою комнату. Но вот в чем проблема: кота я выгнал на вольный выпас, выкорм и размножение на улицу еще перед сном. А кроме него и меня, в квартире нет никого, у кого были бы когти и кто мог ими где-либо скрести. Никаких мышей, даже тараканов отродясь не было.

Я приподнялся и оглядел комнату. Было тихо, если не считать поскребывания, который всё звучал, словно записанный на пленку и перематывающийся снова и снова. Темно тоже не было благодаря индикаторам монитора и сабвуфера. В комнате было пусто. Без особого страха я принялся думать: если не кот, то что? Телевизоры и другие твердые предметы при перемене температуры обычно трещат, а не скребутся по полироли моей мебели. Может, упала плохо повешенная одежда — ну, не совсем упала, а чуть съехала? Но нет — все было на местах. Окно было тоже закрыто, так как ночью был холод жуткий — значит, не сквозняк. Тогда, может быть, соседи? Такой отчетливый звук могли издавать только соседи сверху (ибо от соседей сбоку все звуки были сильно приглушенными). Но сверху соседей не было уже полгода — там жила одна женщина, которая уехала за границу к сыну, что-то там себе лечить. Я даже встал и все перепроверил (как только я поднялся, звуки тут же прекратились). Даже азарт какой-то возник. Но нет — все в порядке. К этому времени я из-за того, что напряг свой мозг бесполезными раздумьями, окончательно потерял сон. Я оделся и вышел на улицу, чтобы покурить. Кот вился у дома, он вместе со мной пулей влетел в подъезд. Я вернулся с ним в квартиру, покормил скотинку и отправился спать. Больше никаких странных звуков не было.

Если уж совсем хотите раздутую паранормальность, то в аквариуме у меня пропала рыбка, довольно крупный сом. Причем ни останков от него, ни его самого вне аквариума я не нашел. Просто испарился (перед этим в течение нескольких месяцев точно так же «испарились» из аквариума пятеро гуппи). Кот слопать не мог: аквариум сверху накрыт крышкой — это раз, он никогда не интересовался аквариумом вообще — это два. Я сначала думал — может, рыбу затянуло в фильтр? Но извините — там в фильтре сетка стоит, туда даже мальков не затянет! Ну, как-то так...
+2
 Dirago отправлено
Недавно я встретила подругу детства и в честь встречи мы зашли в кафе. Зашли, сели за столик и моё внимание привлекла татуировка на плече подруги. Я стала расспрашивать её. Она доверилась мне рассказать такую историю. Дальше от первого лица.

Я жила со своим парнем Денисом. Однажды ему приспичило сделать татуировку, по его просьбе я пошла с ним. Пришли мы в тату салон, я села на диван, а он пошёл делать тату. Просто так мне сидеть надоело и я решила посмотреть альбом с татуировками. Смотрю и тут мне на глаза попалась красивая тату в виде розы. Она мне так понравилась что я загорелись желанием сделать её. Но не решилась. Просидев некоторое время, мы с Денисом пошли домой. Но все-таки я решилась сделать розу у себя на плече. Даже Денис не был против.

Скажу что наложение татуировки - дело не из неприятных, но я смогла вытерпеть. Когда тату было закончено, татуировщик сказал, что к тату можно прибавить ещё роз. Я сказала, что подумаю и пошла домой. Дома меня ждал довольный Денис. Я показала ему тату и сказала, что предложил татуировшик. Денис стал уговаривать меня на коррекцию татуировки, я согласилась и на следующих выходных я пошла на коррекцию.

Я пошла в салон уже с Денисом. В салоне мы договорились, что мне прибавят ещё три розы. После коррекции тату стало ещё красивее, вместо одной розы было четыре в виде букета. Мы заплатили нужную сумму денег и поехали домой. На следующий день я собиралась на работу, как только я собиралась выйти из дома, как сломала каблук, я не обратила внимание, поменяла туфли и пошла на работу. Через два дня меня уволили, пришлось собираться и идти домой.

Домой я должна была прийти в 20:30, но так как я была уволена, я пришла раньше. Захожу домой, слышу в душе кто-то есть, я естественно подумала, что это Денис, пока тот не вышел из комнаты. На вопрос "кто в душе", он ответил что никто. Я зашла в душ... Думаю, не нужно описывать о том как я подралась с любовницей Дениса и как я тащила её за волосы к выходу, выкинув её в подъезд прямо голышом. Денис побежал к ней, а я закрыла дверь на ключ и впала в истерику.

Через неделю я поехала в больницу. Там мне поставили страшный диагноз: опухоль головного мозга и что жить мне осталось три или четыре месяца. Я приехала домой и стала смотреть семейный альбом и вспоминала лучшие моменты своей жизни. Я впала депрессию, ни с кем не общалась и не выходила на улицу. До этого дня.

Было пасмурное утро. Я стояла у окна и смотрела на улицу, как вдруг в дверь постучали. Я пошла открывать, на пороге стоял контролер. Пока он проверял счетчик, я заметила в почтовом ящике несколько газет, не знаю зачем я их взяла и занесла в дом. Контролер ушел. Я стала смотреть газеты, остановилась на объявлениях и стала их просматривать. И тут я наткнулась на объявление о некой целительницы, которая обещает избавить от порчи, болезни, сглаза и призвать удачу, эта женщина жила в деревне недалеко от города. Я решила поехать, ведь уже ничего терять. Я вышла из подъезда и села в свою машину. Ехала часов, пока не добралась до деревни. Приехала по нужному адресу и постучала в дверь.

Из дома вышла старушка, окинув меня взглядом, пригласила в дом. Дом был обычный, да и старушка была не похожа на ведьму. Мы зашли на кухню, старушка налила чай и попросила рассказать о своих проблемах. Она выслушала меня и сказала чтобы я показала ей руку. Когда она увидела татуировку, то рассудительно покачала головой и сказала мне, что от этой татуировки все беды, ведь четыре цветка - это для покойников и чтобы я немедленно прибавила пятый цветок. Я отблагодарила старушку и хотела дать ей денег.

Увидев деньги, старушка улыбнулась и сказала что деньги ей не нужны. Поздно ночью я уже была дома. Впервые я почувствовала надежду и легла спать. Утром я пулей вылетела из дома и пошла в тату салон, там татуировщик кое-как дорисовал мне пятую розу. Через несколько дней я устроилась на хорошую работу, а опухоль исчезла. Позже я встретила парня и теперь мы готовимся к свадьбе.
+1
 Dirago отправлено
Есть у меня подруга ещё со школы. Прошли вместе огонь и воду среднего образования, так сказать. Видимся мы с ней не то, чтобы часто, но общение каждый раз выходит крайне доверительным. Вот и прошлым летом она вдруг приехала и огорошила меня новостью — рассталась со своим бойфрендом, который, надо сказать, был человеком довольно вспыльчивым и подозрительным, так что никакого горя по этому поводу я не испытала.

Причина расставания тоже была какая-то прозаическая, ушли былые чувства, да и в быту он себя показал не с лучшей стороны. А поскольку проживали они последние несколько лет в подругиной квартире, эта самая подруга решила поступить как «настоящий джентльмен» и не выставлять теперь уже экс-бойфренда на улицу в ночь глухую. Вместо этого она взяла отпуск и уехала на две недели к родственникам, чтобы парень её смог спокойно собрать вещи и найти новое жильё, без скандалов и обоюдных истерик.

Подруга вернулась в дом родной, нашла в почтовом ящике ключи и рассчитывала обнаружить пустую квартиру. В каком-то смысле так и было, только вот её встретил жуткий разгром. Все зеркала были разбиты, вещи вывалены из шкафов и раскиданы по полу, у многочисленных плюшевых пылесборников то ли оторваны, то ли отрезаны головы, а на кухне в столешницу с силой воткнуты все ножи и вилки. Да ещё окна открыты настежь, причем явно не один день, потому что в комнаты налетела куча всякой пыли и листьев.

Когда подруга показывала фотографии этого бардака, мы были в шоке и ужасе. И, конечно же, сразу подумали, что бывший парень просто напился в один прекрасный вечер и учинил весь этот беспредел, потому что заводился он с полоборота и в более мирных обстоятельствах.

Подруга сначала хотела заявить на него в полицию, предъявив фото, но после того, как гнев поостыл, стало понятно, что никто с такой с такой ерундой связываться не будет, обычная бытовуха же. Тем более, в подруге проснулась совесть, мол, я же была инициатором расставания, так что он имел полное право психовать, хотя, конечно, не до такой степени.

В общем, надежда на мирное расставание потерпела сокрушительное фиаско, но жизнь продолжалась. Осколки были убраны, вещи сложены на место, и всё вроде как потекло своим чередом. Вот только через несколько дней подруга нарисовалась у меня на пороге и попросилась переночевать. И вид у неё был хуже некуда.

Через несколько часов мне удалось её разговорить и выспросить, почему ей вдруг дома не сидится. Оказывается, после всего произошедшего в квартире стали происходить очень странные вещи. Лампочки либо перегорали, либо начинали странно мерцать, то и дело пропадало электричество, телевизор показывал сплошные помехи, а Интернет, если и появлялся, то только с утра и буквально на пару часов. Службы поддержки только разводили руками и уверяли, что с их стороны всё в порядке. И если всё это можно было с натяжкой списать на проблемы с проводкой, то остальное не лезло ни в какие ворота.

Поминутно оглядываясь, как затравленная зверушка, подруга рассказала, что начала видеть краем глаза какие-то тёмные силуэты, причем с каждым днём всё чаще и чаще, а ночи превратились в одну сплошную пытку — стоило выключить свет, как темнота буквально обрушивалась на квартиру, не было видно ни бликов от проезжающих машин, ни света фонаря за окном. Вообще ничего. И тишина. Эта темнота, казалось, впитывала в себя все звуки, которые могли и должны были проникнуть с улицы.

Темнота обступала со всех сторон и как будто смотрела. И шептала, десятками разных голосов бормотала что-то неразборчивое прямо ей на ухо. Иногда она даже чувствовала на щеке чужое ледяное дыхание. От такого у меня мурашки побежали по коже.

Не похоже было, что подруга врёт или страдает излишней мнительностью. Хотя этот разгром вполне мог спровоцировать нервный срыв... Но я ей почему-то поверила. И про живую, плотную темноту, и про скрипы и шорохи, которых раньше никогда не было, и про лампочку ночника, моментально перегорающую при любых попытках спать при свете...

В конце концов, я, как могла, успокоила подругу, мы немного выпили и кое-как уснули. Но посреди ночи нас разбудил её телефон. Нет, это были не таинственные призраки, а всего лишь её соседи снизу, которые без лишних слов устроили ей жуткий разнос за шумную гулянку со швырянием мебели и пообещали вызвать полицию, если это не прекратится. Естественно, они не поверили, что в квартире сейчас никого нет. Остаток ночи мы просидели как на иголках и на первом же автобусе отправились в злосчастную квартиру, ожидая увидеть у подъезда вызванную соседями полицию.

Полиции, к счастью не было. Но в квартире снова был бардак — все стулья валяются перевёрнутые, причем одна табуретка была даже сломана, как будто её с силой швыряли об пол, вещи снова выброшены из шкафов. Подруга схватила телефон и стала звонить бывшему, потому что первая мысль, посетившая нас обоих, была проста, как мычание — он заказал дубликат ключей и, чтобы сделать свою месть ещё более красочной, дождался, когда она уйдёт, и повторил подвиг.

Однако бывший клялся и божился, что ничего не делал — более того, он был в другом городе у друзей. И никаких разгромов он не учинял; вернее, хотел выкинуть парочку подругиных вещей, даже окна с этой целью пооткрывал, но потом просто плюнул и ушел. Так что всё, в чем он повинен — это распахнутые окна.

Мы не знали, верить ему или нет, и, начали наводить порядок в квартире. Когда я складывала вещи в шкаф, то заметила одну странность — верхняя петля на дверце была сломана и болталась на честном слове. Вернее, сначала-то мне это странным не показалось, но в следующем шкафу обнаружилась та же самая поломка. И ещё в одном... В итоге я начала проверять всё, даже дверь кладовки. И везде одно и то же. Из-за этих сломанных петель дверцы не закрывались плотно, и между ними оставались небольшие, буквально в полсантиметра, зазоры.

Когда мы устранили все последствия разгрома и сели пить чай, я буквально кожей почувствовала, как из этих щелей, из узких полос кромешной темноты, на меня кто-то смотрит. Подруга поймала мой взгляд и побледнела, но ничего не сказала.

А потом у меня жутко разболелась голова. Вообще, ощущение было такое, как будто я как минимум в одиночку вскопала целое картофельное поле. Хотелось упасть и уснуть. Но спать в этом месте совершенно не хотелось, поэтому я поспешила уехать домой, заверив на прощание подругу, что в случае чего она всегда может приехать спать ко мне. Что она, кстати, и сделала буквально через день. Но поспать нам снова не дали, всё те же соседи с жалобами на шумную гулянку. Почему-то когда подруга оставалась на ночь дома, ничего не происходило. Ну то есть как ничего — она всего лишь лежала ни жива ни мертва от страха до самого утра.

Всё это продолжалось до тех пор, пока к подруге не нагрянула с визитом её тётка. После ночи, проведённой в гостях у племянницы, она молча собралась и уехала, а на следующий день вернулась в сопровождении какой-то странной старушонки. Что эта бабка делала и говорила, мне неизвестно, подруга напрочь отказывается об этом говорить, но после её визита все странности в квартире прекратились.

С подругой мы продолжаем видеться, но стараемся не вспоминать эту историю, тем более, что всё обошлось без последствий. Разве что она теперь очень редко проветривает квартиру и бдительно следит за тем, чтобы все окна были плотно закрыты после наступления темноты.

И знаете, я теперь понимаю, что бывший тут совсем ни при чем — просто в какой-то момент в распахнутые несколько ночей подряд окна надуло не только листья. Вместе с ветром туда просочилось что-то злое. Что-то, что, возможно, давно блуждало по округе в поисках убежища. Убежища и пищи.

Поэтому я тоже больше не проветриваю перед сном. Просто на всякий случай.
0
Vytik отправлено
Ужас
0
Maryyan2003 отправлено
Мне нравится5+
+1
 Dirago отправлено
По долгу службы мне частенько приходилось вести переписку с различными инстанциями: органами внутренних дел, прокуратурами, судами, различными конторами, из которых я получала сведения о гражданах, чьи судьбы, надо сказать, сложились не так, чтобы обыденно. Как правило, это бывшие заключенные, обездоленные старики и просто несчастные, которых общество оставило за чертой, и на которых ровным счетом всем наплевать.

Контингент, с которым мне лично приходилось общаться, в основном состоял из людей, ранее судимых, не имеющих ни крова, ни семьи. Для того, чтобы хоть как-то облегчить их существование в нашем бюрократическом обществе, наша организация помогала им восстанавливать документы, начислять пенсии и получать пособия, пусть и минимальные, но достаточные для того, чтобы не умереть с голоду в наше смутное время.

Собирая очередной пакет документов на одного дедушку, я сделала запрос на копию приговора суда; дедуля очень чудил по молодости и успел «посидеть» почти во всех колониях и тюрьмах Республики Мордовия. Последний раз он отбывал наказание за тяжкое преступление — убийство двоих своих «корешей», таких же, как он, алкоголиков и бывших сидельцев.

И вот в один прекрасный день мне на стол положили копию приговора суда, где главным действующим лицом был тот самый старик. Скажу, что почитать приговор на восьми листах, прошитых и скрепленных печатью, собрался весь наш отдел, уж больно занятной личностью был тот дедушка — судьба его, богатая на приключения, многим из нас была очень интересна.

Не буду приводить весь текст приговора — язык, сплошь и рядом усеянный юридической терминологией, покажется вам скучным и сухим. Расскажу вкратце историю одного отдельно взятого преступления. Может, как и я, вы найдете в ней некоторые странности.

После очередного возвращения из «мест не столь отдаленных» Михалыч (будем называть его так) решил отметить сие событие распитием крепких напитков. Осев в маленьком городке у старой знакомой, он продал ее фамильные часы, пока та была на работе, и прикупил четыре бутылки не совсем качественного алкоголя. В городе распивать не решился по причине вполне объяснимой, а ушел в лесополосу на окраине городка. По дороге встретил таких же «барыг», как и он сам, зацепились языками, решили пить вместе за жизнь и свободу.

Отмечали втроем недолго: где-то после второй бутылки к ним присоединился четвертый. Этим четвертым оказался местный работяга, рабочий с местного кирпичного завода, который трудился в цеху с 9.00 до 18.00 и любил, так же, как и многие, после трудового дня отдохнуть от тягот житейских за рюмочкой водки. Выдался день зарплаты, и улучив минутку, пока жена была в магазине, он свинтил в лесок выпить пару-другую стаканчиков горячительного, а тут уже и компания подходящая подвернулась.

Из показаний Михалыча: «Одет новый знакомый был вполне прилично, на алкоголика похож не был: на руке кольцо-печатка с драгоценным камнем, часы на кожаном ремешке, хороший пиджак и начищенные до блеска ботинки».

Мужики с радостью приняли его в свою компанию, учитывая тот факт, что пришел он не с пустыми руками; в газетку были завернуты домашние котлеты по-киевски, ломоть черного хлеба и запотевшая, видимо, только что вынутая из морозилки, бутылочка «беленькой».

Подсудимый признался, что приняли они в свою компанию местного лишь с одной целью — целью легкой наживы. План был прост, а оттого всегда срабатывал: напоить и обокрасть. Но что-то пошло не так...

Работяга пил мало, все больше беседовал, много расспрашивал о жизни, кто где сидел и за что, как до такой жизни докатились и что собираются делать дальше. Странно улыбался и совсем не закусывал. Бывшие заключенные, напротив, на радостях пили много и уже в уме делили добычу.

То, что было дальше, обвиняемый рассказывал сумбурно, явно нервничая: выкинув последнюю бутылку в кусты, гость вдруг поднялся и, указывая на одного из «барыг», сказал: «Ты — иди со мной!». После чего развернулся и пошел в сторону леса. Тот, на кого указал местный, и правда поднялся и шатающейся походкой молча направился следом. Через минуту они вернулись, и работяга так же потащил следующего собутыльника в лес «поговорить».

Глядя на вернувшихся «корешей», Михалыч не мог их узнать: в лес они уходили пьяными, еле передвигая ноги, а возвращались абсолютно трезвыми на вид, садились к костру и угрюмо сидели молча, смотря на языки пламени. Наш герой протрезвел скорее от изумления, не понимая, что происходит. Недолго думая, он подскочил и уже хотел было напасть на странного гостя, когда сзади ему по почкам со всей силы ударил один из собутыльников. Дальше началась потасовка; те двое, что вернулись из леса, со свирепыми лицами наносили удар за ударом, а гость сидел у самого огня и молча исподлобья наблюдал за происходящим, смотрел и улыбался.

Подсудимый описывал, как его избивают, довольно красочно, чтобы пояснить суду причину своего поступка: в момент, когда его знакомые уже сидели на нем верхом и рвали его в клочья, он выхватил припрятанную в штанах заточку и ударил сначала одного, а потом и другого. Удары оказались смертельными, оба рухнули на землю. Убийца огляделся по сторонам в поисках рабочего, но, никого не найдя, быстро собрал свои вещи и скрылся с места происшествия. Куда исчез четвертый собутыльник, подсудимый затруднялся ответить и просил принять во внимание, что злого умысла в его поступке не было, а была самооборона, так как его новоиспеченные знакомые вдруг без видимых причин набросились на него и чуть не убили.

Так бы история рядового пьянства и закончилась, но дальше в приговоре шли показания эксперта и сотрудника оперативной группы, из которых следует, что никакого четвертого в компании пьяных уголовников не было. Никаких следов, отпечатков ног или оставленных им вещей — не была найдена даже газета, в которую были завернуты котлеты по-киевски. Более того, медэксперты утверждают, что при проведении вскрытия в желудках погибших не было обнаружено никаких остатков еды. Также на месте преступления были найдены только четыре пустые бутылки водки, а не пять, как утверждает подсудимый. А что касается личности четвертого, то по описанию подсудимого был составлен фоторобот, но никто из сотрудников кирпичного завода не смог опознать разыскиваемого.

Версия о наличии в компании странного субъекта развалилась и не была принята к рассмотрению: следы побоев на теле подсудимого имелись, но, как утверждали медики, нанес он их себе сам. А двое несчастных были жестоко убиты в пьяной драке без видимых причин. Итого — одиннадцать лет лишения свободы и никаких тебе поблажек.

Что это был за странный тип и был ли он вообще, остается только гадать. На следующий день после прочтения приговора я вызвала к себе Михалыча и, конечно, расспросила о случившемся. Тот отвечал неохотно, ссылаясь на забывчивость и давность лет. Толком разъяснить он ничего не мог, попросил побыстрее передать его документы в паспортный стол и пенсионный фонд.

Это была наша с ним последняя встреча. Через пару недель к нам в контору заявился сотрудник прокуратуры и районный участковый. Оказалось, что труп Михалыча был обнаружен недалеко от нас возле мусорных баков рядом с таким же несчастным. Пьяная драка, окончившаяся поножовщиной — банальщина. Если бы не одно «но». Задержанный на месте происшествия убийца уверял, что распивали спиртное четверо, а не трое, и что четвертый скрылся в неизвестном направлении, не оставив следов. По описанию, это был прилично одетый мужчина с кольцом-печаткой на пальце, в начищенных до блеска ботинках...
+1
 Dirago отправлено
Не буду тянуть, я живу с родителями. И вот как то в этот момент, они поехали в другой город на свадьбу наших родственников. А я осталась дома одна, так как у меня поднялась температура, я честно говорю и не хотела туда ехать.
Ну вот вечером мне стало получше. Я села за комп. И провела в социальных сетях часа 2. Время было где то 23.00 тут собака начала лаять, я подумала что может ко мне пришла подруга. Я сбежала вниз (у нас большой 2х этажный дом). Вышла и не кого не было, подумала может кто то прошел и наш глупый пес начал лаять. Я решила запустить его домой, на улице было где то -38. Он хотя и замерз но все равно бродил по ограде охраняя наш дом.
Ну вот запустила закрыла дверь, захотелось спать, я поднялась наверх, пес опять начал лаять, я его отругала. Я хочу спать и он мне мешает. Зашла в комнату, выключила свет дверь в комнату была открыта я легла на кровать мне показалось что у меня кружится голова. Я открыла глаза и дверь в комнату резко захлопнулась. Я резко вскочила и побежала к выключателю, сердце заколотилось, дыхание перехватило. Открыла дверь и пошла к лестнице там стояло что то отдаленном напоминающее человека и вдруг это что то повернулось и я увидела красное лицо но в потемках не были видны черты.
Побежала в комнату и оно побежало за мной вдруг я увидела моего пса который бежал сзади этого нечто Я услышала стук и мой пес повалил этого монстра. Включила свет и увидела такое лицо оно было все в трещинах это просто неописуемо! Я так испугалась он просто лежал и смотрел на меня. Побежала к лестнице и услышала как он обращается ко мне он сказал что убьет меня. Его голос был такой могильный мне показалось что это дьявол.
Побежала вниз одела тапки на ходу и выбежала прочь из дома к дороге было безумно страшно и холодно. Я оглядывалась назад, когда увидела знакомый дом моей подруги, успокоилась. Разбудила ее она дала мне куртку и какие то сапоги. Я ей все объяснила она не поверила и потащила меня к дому, хотя я не хотела туда идти, мы зашли: я стояла на пороге и наотрез отказывалась идти дальше, а Катя прошла весь дом и не чего не обнаружила.
Конечно она сказала что это сон, взяла ключи закрыла дом и потащила ночевать к ней. Утром мы пошли ко мне домой. Родители уже приехали. Я им все рассказала, мама сказала что это температура, глюки.
Собаки не где не было родители сказали что она убежала когда я открыла ворота, но это не так, она умерла за меня.
0
valentina.AV отправлено

как же так вы смогли бросить собачку....друг же, бежать,так вместе....

+1
 Dirago отправлено
Я сидела дома за компом. Муж на работе, сынишка уже спит. Как вдруг на кухне я услышала грохот, я было подумала, что это опять этот несносный кошан, но нет. Я пошла посмотреть и увидела на полу друшлак. Я подумала, что опять полочка сломалась (в последнее время муж часто на работе и починить её некому). Я подняла его и водрузила его на место, но только я отошла от двери, как он опять упал. Я не придала этому особого значения, положила друшлак на стол и пошла опять за комп.

Я сидела и смотрела кино, как вдруг дверь резко распахнулась. Я подумала, что это сквозняк. Я открыла её и пошла посмотреть как там Мишка (это мой сын). Я подошла к нему, он спал мирно посапывая, иногда улыбаясь во сне. Поцеловав его в лобик, я пошла доглядывать кино и хотела ложиться спать. Но как только я отошла от него, дверь передо мной резко захлопнулась и я очень испугалась. Мишка проснулся от такого грохота и лежал плакал. Я подошла к нему и взяла на руки (ему 4 месяца). Мишка всё не успокаивался и смотрел в одну сторону, как будто видел кого-то. Говорят, что дети видят всё сверхъестественное. Он смотрел в этот угол и не успокаивался. Я пыталась выйти с ним в зал, но дверь не открывалась. я схватила телефон домашний и хотела позвонить мужу, но телефон как будто выбили из рук. И пыталась не закричать. что бы не напугать Мишку, но сдерживать крик у меня с трудом получалось. Я сильнее прижала Мишку к себе, а он все плакал не останавливаясь, тут двери шкафа начали ходить ходуном. Вот я тогда страху-то хапанула.

Я подбежала к окну и попыталась его открыть, чтобы позвать на помощь, но оно не поддавалось. разбить его было нечем, я нашла телефон и пыталась позвонить ещё раз, тут меня как будто токам ударили, ноги подкосились и я упала на колени. И тут я услышала, как будто человек с охрипшим голосом смеялся. Я забилась в угол и прижала к себе сына, накрыв его предварительно одеялом. Я попыталась кричать но не могла, я просто не слышала свой голос, я долбилась в стенки в надежде, что соседи меня услышат и придут или хотя бы вызовут полицию. Но меня никто не слышал.

Тут все резко прекратилось и дверь, которая захлопнулась, резко открылась. Я быстро встала и побежала ко входной двери, которая тоже почему-то была открыта. Я постучалась к соседям напротив, мне открыла Марина. Спросила, что случилось и, прочитав на моём лице ужас, тут же пустила к себе. Я ей всё рассказала, она правда с трудом мне поверила, но, видя в каком я состоянии, решила мне не перечить. Я позвонила мужу и все рассказала. Он приехал минут через 20 и мы поехали ночевать к свекрови.

После этого я к квартире близко не подходила. Муж её продал и мы переехали в новостройку, а в том районе больше не появлялись. Вот такой был у меня вечерок.
+1
 Dirago отправлено
Два года назад со мной произошла просто невероятная история. До сих пор воспоминания вызывают настоящую панику. Расскажу по порядку. Под утро, когда я уже начала просыпаться, вдруг увидела себя как бы со стороны. То есть, вижу позу, в которой лежу, обстановку квартиры вокруг. Случайно повернула голову и обомлела. К моему телу приближается белая фигура. Неестественно длинные руки, жуткое тёмное лицо. И вдруг она тянется к моему телу. Мне стало очень страшно, я попыталась что то сказать, существо услышало и пошло на меня...
Вот тут страх перерос в настоящую панику. Чувствую, что снова оказалась в своём теле. Состояние было ужасное - сердце колотится, ноги ватные, горло пересохло. Помогла молитва, я стала читать про себя "Отче наш". Страх понемногу стал отступать, а вот чувствовала, что существо ещё в комнате. И снова начала читать молитву. Как только я смогла подняться с постели, я вскочила и выбежала из квартиры. Я и не предполагала, что самое страшное ещё впереди. Существо никуда не ушло, я чувствовала его присутствие постоянно, даже один раз видела его в зеркале. После этой истории я начала изучать это явление. Училась видеть астральным и эфирным зрением, медитировала. Однажды приснился мне сон. Будто в комнате все стены из чёрной материи, сквозь неё в квартиру хотят забраться существа. И я всё это вижу, но мне не страшно. Меня обволакивает что то неприятное, липкое на ощупь. И вдруг пол становится воронкой, внизу пламя и те же мерзкие существа. После этого сна я не жила в своей квартире целую неделю. Мне пришлось уехать из родного города, бросить квартиру. всё это было просто невыносимо. На новом месте меня ничего не беспокоит. Я занимаюсь саморазвитием, даже практикую спиритические сеансы. Пару дней назад мне по делам пришлось вернуться в родной город, ночевать, естественно, решила в своей квартире. И всё повторилось! Опять отчётливые шаги, в комнате чужое присутствие. Существо подходит к окну, смотрит на меня и уходит. На дрожащих ногах я пытаюсь подняться с кровати, но навалилась вдруг такая тяжесть, что я упала обратно и потеряла сознание. Всё ощущалось так реально, что невозможно поверить, что это был просто страшный сон.
+1
 Dirago отправлено
Решил поделиться историей — не то чтобы страшной, скорее странной и непонятной. Живу я в трехкомнатной квартире. В последнее время я стал замечать странные скрипы и шорохи в доме, но, как бы ни пытался найти источник звуков, у меня это не получалось. В конце концов, пришёл к выводу, что это домовой. Прочитав в Интернете, что в таких случаях надо оставлять блюдце с молоком и печеньем, я на ночь оставил на кухонном столе такую еду. Шорохов той ночью не было, а вот на следующий день (молоко и печенье всё ещё стояли на кухне) я проснулся, услышав на кухне привычную возню. Я решил проверить, что происходит. Включил свет в кухне и обомлел: молока уже не было, как и печенья. Я включил свет во всех комнатах и не спал до утра.

Через несколько дней, приходя в себя, я всё же решил посмотреть, кто или что всё это ест — любопытство взяло верх. И вот представьте — мужчина тридцати лет от роду садится ночью в кладовку и ждёт «гостя». Свет луны освещал кухню, и с моей «позиции» были хорошо видны стакан молока и блюдце с печеньем.

Сижу второй час, думаю уже вылезти, и тут слышу, как на кухне завозились. Всматриваюсь и замираю от страха: что-то ростом с ребёнка стоит у стола и ест! Деталей внешности не разглядел — в свете луны оно выглядело просто как тёмный силуэт. С испугу я вздрогнул, и дверь кладовки ударилась о косяк. Ночной гость резко повернулся в мою сторону, и тут я не выдержал — вылетел пулей из кладовки и, как трусливый подросток, убежал в комнату и накрылся там одеялом с головой, не вылезал из-под него до самого рассвета. А утром, зайдя на кухню, я увидел недоеденное печенье — на нём остались следы маленьких зубов.

Я и по сей день иногда оставляю еду на ночь на столе, но, увы, ничего не происходит.
+2
 Dirago отправлено
+1
 Dirago отправлено
Думаю многие игроки игры Minecraft слышали про Хиробрина, призрака мертвого шахтера. Так вот его история словами одного из игроков, который его видел:

"Недавно я создал новый мир в сингле майнкрафта. Всё было нормально поначалу, когда я начал рубить деревья и крафтить верстак. Я заметил, как что-то движется в плотном тумане (у меня слабый комп и мне приходится играть с низкой дальностью рендера). Я подумал, что это корова, и погнался за ней в надежде собрать немного шкур для брони.

Но это оказалась не корова. На меня смотрел другой персонаж с стандартным скином, но пустыми глазами. Имени не появилось, я дважды перепроверил чтобы убедиться, что я не в мультиплеере. Он не стал долго ждать, посмотрел на меня и быстро убежал в туман. Из любопытства я погнался за ним, но он исчез.

Я продолжил играть, не зная что думать. По мере того, как я расширял мир, мне встречались вещи, необычные для генератора карт: тунели 2х2 в скалах, маленькие идеальные пирамиды из песка в океане и рощи, где на деревьях была срезана вся листва. Мне постоянно казалось, что я вижу другого «игрока» в глубине тумана, но я никогда не мог разглядеть. Я пробовал увеличить дальность изображения на Far (предельная дальность) каждый раз, когда мне казалось, что я его видел, но тщетно.

Я сохранил карту и двинул на форумы узнать не находил ли кто-то ещё псевдо-игрока. Таких не было. Я создал свою тему, рассказывая об увиденном и спрашивая, не случалось ли подобного с кем-либо ещё. Через пять минут пост был стёрт. Я пересоздал, но теперь тему удалили еще раньше. Я получил в приват письмо от пользователя «Herobrine», состоящего из одного слова: «Стой». Когда я пошёл посмотреть на профиль Хиробрина, страница 404-нулась.

Я получал письмо от другого форумного пользователя. Он сказал, что модераторы могут читать приват на форуме, так что мы будем в большей безопасности, используя почту. Он утверждал, что он тоже видел таинственного игрока, и имел небольшую «директорию» других пользователей, которые его тоже видели. По их мирам также были разбросаны фишки, определенно сделанные человеком, и они описывали, что у их таинственного игрока нет зрачков.

Почти месяц прошёл до следующего разговора с информатором. Некоторые люди, повстречавшие таинственного человека, интересовались именем Хиробрин и обнаружили, что это имя часто используется шведским игроком. После некоторого дальнейшего сбора информации, оказалось, что это брат Нотча, разработчика игрока. Я лично написал Нотчу и спросил, не было ли у него брата. Он ответил с задержкой и очень коротко: «Был, но его больше нет с нами». - Нотч

После нашей первой встречи я больше не встречал таинственного игрока и не замечал каких-либо изменений в мире, кроме своих собственных. Я был в состоянии нажать принт скрин когда впервые увидел его. Вот моё единственное свидетельство о его существовании."
0
 Dirago отправлено
Вы никогда не задумывались, почему люди сходят с ума? Кто-то медленно, постепенно приходит к тому, что перестает отличать реальность от фантазий, а кто-то перегорает мгновенно, как спичка... Вот и я никогда не думал об этом. Никогда. Пока не стал одним из этих несчастных.

Все случилось до жути банально: стрессы на работе, проблемы с родителями, ссоры с девушкой... Все это напоминало древнюю китайскую пытку, когда вода медленно, монотонно капала на макушку. Как говорится — накопилось. Я стал слышать Голос. А как иначе, классика. Знаете, он не говорил жутких вещей, не отдавал жестоких приказов, он просто мыслил. Да, мыслил. Как я или вы. Я бы и не понял, что в моей голове появился кто-то «лишний», да только Голос был непохож на мой.

Что бы сделал на моем месте любой нормальный человек? Конечно, бежать к психиатру, немедленно. Но я от природы труслив... А что подумают люди? На работе и так все неважно, а из-за этого меня однозначно уволят. Вот так я и остался наедине со своим Голосом.

Сначала, впервые услышав его, я был в панике. Вы представляете каково это — проснувшись утром, понять, что в вашей голове кто-то есть и, что еще хуже, он живет своей жизнью? Нет, я не слышал его постоянно; Голос появлялся иногда, тихо рассказывал всякое... Но не мне, он будто говорил с кем-то — знаете, это как слушать телефонный разговор другого человека: слышишь только ту часть, которую произносит он.

Так продолжалось примерно месяц. Смешно, я даже привык к нему. Привык слушать эту его болтовню. Смирился. Но Голос мириться не желал.

* * *

ВТОРНИК, 3 МАЯ 2011 ГОДА

В моей голове огромным колоколом зазвучал телефон. Я не сразу понял, что происходит. Сквозь сон протянул руку к мобильнику.

— Кому не спится? — со злостью прохрипел я.

Обычный номер, местный оператор связи...

— Алло!

По ту сторону телефона кто-то вел диалог, но опять-таки не со мной.

— Кто это? Говорите!

Что-то было совсем не так… я не сразу смог понять, что же именно. Но тут до меня дошло. Я узнал. Я узнал этот голос! Да, это был он, Голос из моей головы.

Я испугался. Не просто струхнул, а был в ужасе. Как? Это невозможно! В панике я бросил трубку.

Знаете, обычно пишут: «Я всю ночь не мог уснуть», «Я тут же ушел из этого дома», но это не мой случай. Я вырубился. Просто, как маленький ребенок после бурного дня, вырубился, едва коснувшись головой подушки.

* * *

Утро. Проснулся. Голова гудела, подташнивало… Вспомнил ночное «приключение», кинулся к телефону. Да, так и есть — входящий вызов в 5:12 утра. Не приснилось.

— Что за фигня здесь творится? — вырвалось у меня.

До вечера было тихо. Начал забывать. Как обычно, лег спать.

* * *

СРЕДА, 22 ИЮНЯ 2011 ГОДА

Обычный день. Голос снова бормочет… Отгул взял на сегодня, приболел. С утра шум в голове, тошнота… Странно все это.

* * *

Проспал весь день. Что ночью делать буду? Так, один пропущенный звонок. Незнакомый номер. Хотя, стоп! Где-то я видел этот номер… Вот черт! Опять! Только не это…

— Я перезвоню, — Голос говорил тихо, но мне заложило уши.

Странно, ведь он внутри меня. От этой мысли я захихикал. Мерзко так захихикал. Голос впервые обратился ко мне. «Все, дальше тянуть нельзя», — появилась в голове мысль.

— Кто ты?

Он снова бормотал о своем.

— Кто ты?! — я перешёл на крик.

Ноль реакции.

— Кто?! Ответь мне! КТО ТЫ?! — я действительно был похож на психа. Свалился с дивана, из глаз ручьем текли слезы, кричал во все горло и резко, громко начал смеяться до хрипа. Пугающее зрелище было, наверное.

* * *

Черт! Опять провалился в сон. Да уж, ну и истерика была. Теперь немного спокойнее. Тихо. Слишком тихо. Я отвык от такой тишины. Последнее время Голос был в голове постоянно, но сейчас его нет. Может это из-за встряски, произошедшей вечером? Боже, как хочется спать…

* * *

Телефон. Снова этот чертов телефон!

— Говори, мразь! — буквально выплюнул я слова в трубку.

— Здравствуй, Игнат. Знаешь, в твоей ситуации стоит быть повежливее.

— Кто ты? Как тебя зовут?

— Мой дорогой друг, ты прекрасно знаешь ответ, — он говорил спокойно, даже ласково. Это бесило меня, просто выводило из себя. Я был готов разорвать его на части.

— Я найду тебя, сволочь! Найду! И тогда знай, тебе мало не покажется! Да я…

— Тихо, тихо, мой мальчик. Скоро. Мы скоро встретимся, — он рассмеялся и положил трубку.

— Мразь!!!

Моей ярости не было предела. Я был готов… На что готов? Убить? Да. Именно так. Разорвать. Уничтожить.

— Что за мысли? Выкинь из головы немедленно! — одернул сам себя я. Так, все. Спокойно. Вдох-выдох. Всё будет хорошо.

* * *

СРЕДА, 6 ИЮЛЯ 2011 ГОДА

Две недели! Две долбаных недели! Эта тварь повсюду. Я слышу его. Он смеется, он говорит, что я слабак, что я не смогу ЭТО сделать. Что за ЭТО, он не уточняет. Он издевается надо мной.

Никто, никто не слышит его, кроме меня. Я не могу так. Я заперся дома. Три дня. Я не хочу выходить на улицу. Голос. Он рядом. Он повсюду. Я знаю, я не сумасшедший. Он реален. Он звонил мне, говорил со мной по телефону. В журнале вызовов есть его номер. Он существует! Я не сошел с ума, я не сошел с ума, я не сошел с ума, Я НЕ СОШЕЛ С УМА!!!

* * *

ЧЕТВЕРГ, 7 ИЮЛЯ 2011 ГОДА

Я смогу. Я понял, чего он хочет. Я сделаю это. Только вот я не стану убивать невинных. Он реален, а значит, материален, а значит, смертен. Снова меня пробирает этот нервный смех. Он перерастает в хохот, как у мультяшных злодеев. Смешно. Комично. Вы не находите?

* * *

ПЯТНИЦА, 8 ИЮЛЯ 2011 ГОДА

Я знаю, где он! Я видел его! Своими глазами! Это точно он! Я знаю! Это не бред! Я не сумасшедший! Снова хихикаю. Это ведь так радостно. Скоро я буду свободен!

Это мужчина. Черт, да это мой коллега! Я знал его пять лет! Он скрывался, но выдал себя. Сегодня я встретил его. Случайно. Улыбался мне, спрашивал, как дела… Мразь! Он раскрылся! Он заговорил тем самым Голосом! На полслова. Но я узнал. Узнал! Я знаю, где он. Я приду.

* * *

ВОСКРЕСЕНЬЕ, 10 ИЮЛЯ 2011 ГОДА

Что-то пошло не так. Черт! Я убил его! Я видел, как он захлебывался собственной кровью, я слышал предсмертный хрип, чувствовал его теплую кровь на своих руках! Он мертв!

— Это невозможно, это невозможно, это невозможно… — я раскачивался, сидя на полу, руки по локоть в чужой крови.

— Ты мертв! — хохотал я.

— Мертв! — всхлипывал я.

— Ты должен был умереть… — рыдал я.

* * *

ПОНЕДЕЛЬНИК, 11 ИЮЛЯ 2011 ГОДА

Он не ушел. Он приходит ко мне. Я слышу Голос. Он говорит, что я достоин, что я не трус. Я должен идти, он зовет меня. Теперь я точно знаю, что он реален. Я приду. Я готов. Беру нож. Я не сумасшедший. Я не боюсь. Я не сумасшедший! Смех. Я счастлив. Мне не больно. Это не кровь. Я НЕ СУМАСШЕДШИЙ!!!
0
 Dirago отправлено
Как-то раз на летних каникулах, когда я днями сидела дома и скучала, мне позвонила подруга Маша и пригласила погостить в домике её бабушки. Маша была глупенькой девочкой — иногда, когда мы находились вместе в большой компании, я буквально закрывала лицо руками. Но время с ней проводить было весело и беззаботно. Домик её бабушки стоял в глухом лесу — ветхий, старый, но уютный. Я уже была в этом доме пару раз по приглашению Маши.

Дорога была длинная — мы ехали почти пять часов. Место, где жила бабушка Маши, деревней или дачей нельзя было назвать — так, пара домов в нескольких десятках метров друг от друга.

Меня разместили на втором этаже в отдельной комнате, хотя я предпочла бы жить в одной комнате с подругой. Комната была темноватая и не очень уютная. Когда я разбирала вещи, подруга стояла рядом и ворчала:

— Нет, ну что это за дела? Я что, одна буду страшилки всю ночь смотреть?

— Да ладно, ничего страшного, — ответила я. — Когда бабушка уснёт, я прибегу к тебе. Договорились?

— Ладно, — с облегчением сказала Маша.

В половине одиннадцатого я собралась в комнату подруги, хотя предпочла бы поспать — очень уж устала на дороге. Тихонько открыла дверь и вышла в коридор. Лестницы были очень крутые и громко скрипели, но бабушка Маши уже спала и вряд ли проснулась бы до утра.

Зайдя в комнату подруги, я пришла в ужас: она лежала на полу, её глаза были открыты и совершенно черны. Казалось, в её теле совсем не осталось жира: Маша была полненькая, а сейчас она выглядела так, будто умерла от анорексии. Белая вся, худая, со вздутыми венами... Окно в комнате было разбито и всё заляпано в какой-то жёлтой жидкости. Я стояла без движения секунд десять, даже не в силах закричать, а потом заметила, как за разбитым окном мелькнула какая-то чёрная морда. Я закричала так, что чуть не порвала себе все голосовые связки.

Буквально сразу я чуть не ослепла от яркого света. Оказалось, в комнату вошла Маша и включила свет.

— Ты чего орёшь? — испуганно спросила она. — А я тебя тут везде ищу...

— Как так? — я была в потрясении. — Но ты же...

Я указала на место, где она только что лежала, но там был только пустой ковёр.

— А зачем ты окно разбила? — продолжала удивляться Маша.

Тут в комнату вошла её бабушка, разбуженная моим криком. Мы вместе спустились вниз на кухню, и я им рассказала обо всём, что видела. Они обе были напуганы. Потом бабушка рассказала, что это уже пятый случай, когда в этой комнате безо всяких причин разбивается окно.

Мы просидели в кухне до утра. Утром Маша переехала в мою комнату. Мы провели в доме у её бабушки пару недель, но больше таких ужасных видений ни у меня, ни у кого-либо другого не было.

Через месяц Маша попала в больницу с сильной болью в животе — обнаружились проблемы с печенью. Её выписали только через полгода, бледненькую и сильно исхудавшую — одна кожа да кости. Слава богу, она выжила.
0
 Dirago отправлено
Я парень 26 лет, живу в Москве, работаю юристом в частной компании. У моих бабушки с дедушкой была квартира, но вначале умер дед, затем бабушка, и в квартиру заселился я с женой. Дом был обычной пятиэтажной «хрущевкой». Во дворе стояли какие-то руины из красного кирпича — то ли склад какой-то раньше был, то ли трансформаторная будка, трудно сказать. У этих руин была дурная слава, нередко там находили шприцы или наркотики, было дело, насиловали кого-то, а один раз даже труп нашли. В основном руины использовали как место, куда можно сходить в туалет.

В одну летнюю пятницу мы с другом решили выпить на скамейке, стоявший рядом с руинами. Взяли пластиковые стаканчики, закуски, бутылку водки и пошли. Начали пить вечером; когда дошли до середины бутылки, уже стемнело. Сидим, болтаем... Друг зашел с телефона в Интернет, посмотрел что-то и говорит:

— О, маньяк еще одного человека убил в нашем районе.

— А сколько лет той женщине было, там не написано? — спросил я.

— А с чего ты взял, что это женщина?

— Ну так серийные убийца обычно на мужиков не лезут, только женщин, детей, стариков убивают. Это тебе не фильм ужасов.

— Да нет, тут мужчина, и из трех прошлых жертв двое мужчины.

— Ничего себе... Больной придурок. Давай, наливай следующую, скоро пора идти вторую покупать, если продадут, конечно...

Мы выпили еще по одному стакану, и тут неожиданно сзади раздалось:

— Доброй ночи, мужики! Не спится?

К нам подошел мужчина на вид лет тридцати пяти.

— Да нет, не особо, — ответил мой друг.

— Можно, я присяду? — спросил мужик.

— Да конечно, — сказал мой друг и пододвинулся.

Мы поговорили с новоприбывшим. Его звали Витей, оказался он нормальным мужиком с чувством юмора. Предложил выпить за его счет, мы не отказались. Витя договорился с продавщицей в магазине, и нам продали бутылку водки. Сидели и выпивали уже втроем.

— Блин, мужики, я отойду отлить, не могу больше, — произнес в какой-то момент Витя.

— Да не вопрос, пока ты будешь отливать, мы разольем, — пошутил я и обратился к другу. — Сколько времени?

— Час ночи, — ответил друг.

Витя ушёл. Мы просидели вдвоем минут пятнадцать в ожидании.

— Что он там так долго? — наконец, не выдержал я.

— Да чёрт его знает, до магазина, наверное, сбегать решил.

Витя вскоре подошел:

— Простите, ребята, заблудился в темноте.

— Да ничего, Витек, давай, тост говори.

Спустя двадцать минут Витя ушел, мы тоже уже допивали. Под два часа ночи мы разошлись. Утром, естественно, побаливала голова. Я сидел в интернете, в комнате был включен телевизор. Вдруг в новостях я услышал заинтересовавшее меня сообщение:

— Сегодня ночью произошло очередное убийство в N-ском районе. Жертвами оказалась молодая семейная пара, гулявшая ночью возле своего дома. В полиции заявили, что это преступление, скорее всего, дело рук серийного убийцы, на чьем счету до этого момента было четыре убийства. По показаниям свидетелей, убийство произошло примерно в час ночи. Следователям удалось по горячим следам установить личность убийцы — им оказался Виктор Соколов 1974-го года рождения, уроженец Москвы. Преступник объявлен в федеральный розыск. Если вы имеете информацию о местонахождении преступника, просьба позвонить по указанным ниже телефонам...

На экране высветилась фотография, и я узнал Витю.

— Ничего себе! — у меня бешено заколотилось сердце.

— Что такое? — спросила жена с кухни. Я ей не ответил — взял мобильник и выскочил на лестничную площадку. Я позвонил другу — он тоже только что видел новости и сам порядочно ошалел: это же надо, бухать с маньяком, да еще и в то время, как он совершил убийство! Друг обещал позвонить и сообщить полиции об этом.

Посреди ночи нас разбудил звонок в дверь. Зевая, я встал с постели. После такого неожиданного пробуждения делаешь все на автомате, плохо осознаешь свои действия: я сам не заметил, как прошёл в прихожую и открыл дверь.

— Здорово... — силуэт за порогом явно был мне знаком. — Слушай, прости, пожалуйста, что так поздно, ты не мог бы мне тысячу занять, я отдам в ближайшие дни, очень надо...

— Да не вопрос, — ответил я и так же на автомате дошел до джинс, вытащил из кармана кошелек, а оттуда извлек тысячу рублей и вернулся. — На, держи.

— Спасибо, выручил. Давай, спокойной ночи...

Я поковылял до кровати и улегся. Жена обняла меня и спросила:

— А кто это так поздно?

И вот тут я содрогнулся. До этого все было, как в продолжении сна. Я даже не осознавал, что только что ко мне заходил Виктор. Тот самый. Маньяк-убийца.

— Да не важно, — ответил я жене. А сам ещё полночи не мог заснуть. Откуда он узнал, где я живу? Я же вроде не говорил ему! Хотя во время пьяного разговора всё не упомнишь...

В понедельник днём я зашел домой пообедать. Заканчивая трапезу, спросил у жены:

— Все, я пошел, сегодня поужинаю в кафе, работаю допоздна. Тебе, кстати, денег дать не надо?

— Нет, у меня пока есть. Да, и чуть не забыла — заходил твой знакомый, Виктор, кажется, вернул тысячу рублей, которые ты занял. Я их себе взяла, ничего? Виктор еще сказал, что зайдет как-нибудь.

После этих слов я немедленно сменил квартиру.
0
 Dirago отправлено
История произошла на самом деле 2 года назад с одной моей знакомой, имя которой я не хочу озвучивать. Она покажется вам нереальной, я тоже сначала думала, что это выдумка — но я видела дверь, которую испортил ночной гость, и полные страха глаза этой девушки.

Она проснулась ночью. Мужа не было дома, он уехал в командировку, дети спали в другой комнате. Она лежала на кровати и не могла понять, почему проснулась. На часах был час ночи. Она встала и прошла на кухню. Налив себе стакан воды, она села на кресло, открыла форточку и закурила. Ей стало холодно и тоскливо без причины. За этой грустью она сначала не услышала мелодию, доносившуюся с улицы. Но мелодия приближалась и была совсем близко — казалось, что её источник сейчас влетит в открытую форточку. Девушка понимала, что этой мелодии в принципе не должно быть: на улице ночь, все спят, во двор никто не может зайти, так как дом защищен большим забором, и ворота закрываются на ночь. Но эта музыка была такой успокаивающей, она была похожа на детскую колыбельную, и очень хотелось раствориться в ней. И, несмотря на встревоженность разума, душа рвалась к этой мелодии; казалось, стоит только выйти на улицу, как все проблемы и невзгоды уйдут навсегда.

Девушка встала, зашла в детскую комнату, чтобы проверить, все ли в порядке с детьми, и пошла к выходу, завороженная мелодией. Она накинула на себя плед и уже хотела открыть дверь дома, но тут решила все-таки посмотреть в окно. Подойдя к окну, она вскрикнула от ужаса. На улице стоял ее сын трёх лет, он был весь в белой одежде, но она была грязна и заляпана кровавыми пятнами. Ребенок стоял и смотрел в окно, в руках он держал музыкальную шкатулку, которая и источала эту мелодию. Девушка понимала, что это не ее сын, так как всего минуту назад она видела его, безмятежно спящего в своей кроватке. Страх охватил её. Она проверила, закрыта ли дверь, потом сползла на пол. Ей было страшно пошевелиться, в свою комнату или в спальню детей она не могла пройти, так как боялась, что «это» ее увидит в окне. Музыка приближалась, и девушка уже слышала ее около входной двери. Раздался стук в дверь. Сердце девушки бешено стучалось, страх парализовал всё её тело, она не могла даже пошевелиться... Последовал второй, третий, четвертый стук в дверь, потом существо стало бешено ломиться и кричать: «Мамочка, открой, я замерз, впусти меня домой! МАМОЧКА!!!». Голос, сначала детский, превратился в грубый мужской. Оно стучало, кричало, а музыка играла без остановки. Девушка, поняв в какой-то момент, что сейчас сойдет с ума, вскочила и побежала в детскую комнату. Убедившись, что дети все так же безмятежно спят, она села на пол возле детской кроватки сына, укуталась в плед и стала ждать, сама не зная чего, просто ждать...

Стуки и проклятия продолжались еще некоторое время, а потом все стихло. Девушка понимала, что если бы она не посмотрела в окно и вышла во двор, то могло случиться непоправимое. Уснуть она так и не смогла, а наутро, всё ещё в страхе, она открыла входную дверь и поняла, что ночные события не были страшным сном, так как вся дверь была изуродована снаружи сильными ударами...
0
 Dirago отправлено
Летним вечером, часов в одиннадцать, я торопился домой, чтобы поговорить со старой знакомой. Это была странная, но интересная девушка из другого города, с которой я иногда коротал вечерние часы. Я никогда не видел её фото, и сегодня мы впервые должны были говорить в «скайпе». Надо заметить, что с ней я не мог общаться, как с остальными: я будто терял над собой контроль и говорил с ней искренне, будучи закрытым человеком.

Когда я вернулся домой, на меня налетела моя кошка. Она громко мяукнула, застыла на мгновение и тут же понеслась с диким воплем в другой угол комнаты. Мои попытки взять ее на руки не увенчались успехом: она вырывалась, кусалась... Это не было на нее похоже. Но, поглощенный мыслями о предстоящем разговоре, я не придал этому значения.

Я присел за ноутбук, включил «скайп» и стал ей звонить, но связь оборвалась. Я подождал несколько минут и позвонил снова. Она приняла звонок. Веб-камера у неё оказалась не подключена. Первое, что заставило меня встревожиться — проблемы со звуком. Белый шум, сквозь него — её прерывистый голос, который менял тембр и срывался. Я пытался спросить у неё что-то, но ничего не смог расслышать из-за фонового шума.

Наконец, она подключила веб-камеру. Я увидел фон из обоев и настенных рисунков. И тут в кадре появилась её голова. Темно-серая, глазные впадины черные, рот колеблется у своего положения. Я машинально вскрикнул и ткнул на клавишу «Print Screen». Её голос стал звучать отчетливее, и я мог слышать, как она сказала, что это просто проблемы со связью. Я немного успокоился, но руки у меня тряслись, я нервничал. Решил сохранить скриншот. «Paint» не открылся с первого раза, и я в ярости кликал по ярлыку до тех пор, пока не открылось окно, затем второе, третье... Так открылось шесть копий программы, в одной из которых я сохранил скриншот.

За время моего кликанья по графическому редактору «скайп» стал показывать картину менее пугающую, но также малоприятную. Теперь её лицо было просто черным, но фон оставался тем же.

Она какое-то время говорила со мной приятным голосом, и я расслабился, но тут снова началось: фон начал плыть, менять цвет, а её лицо стало снова серым, чернели глазные впадины, волосы и приоткрытый рот. Я снова ткнул на «Print Screen», испугавшись. Её голос вновь исказился до неузнаваемости, белый шум усилился. В одно из открытых окон «Paint» я скопировал скриншот...

И так случилось ещё два раза. В четвертый раз изображение стало просто невыносимым для моих глаз, а звук резал уши. Её голос был похож на крик, а её голова скакала из одного места экрана в другое. Вскоре связь пропала совсем.

Звонок длился 38 минут и завершился в 00:01. Я вышел из «скайпа». Сердце колотилось, руки дрожали, а перед глазами стояла её странная голова. Лишь позже, успокоившись, я решил, что проблемы были вызваны плохой связью и «заглючившей» оперативной памятью.

Но во время следующего разговора моя подруга мне сказала, что в тот вечер она уехала в другой город на похороны родственника, а предупредить меня вовремя не смогла. Дом оставался пустым...
0
 Dirago отправлено
Мне было около 12 лет. На дворе стояли зимние морозы. Я легла спать в своей комнате, дверь никогда не закрывала, т.к. боялась оставаться одной ночью в замкнутом пространстве; в зале спали родители. Пытаясь заснуть, я постоянно ворочалась, о чем-то думала и в какой-то момент открыла глаза. Но лучше бы я этого не делала: около двери стояла мама. Я удивилась: че она стоит-то здесь в темноте? Я практически шепотом обратилась к ней: "Мам?"- она молчит. Мне стало не по себе от весьма странной ситуации, я снова – "Мам?"- она молчит. Тогда я практически завопила "Мам!!!"- и наконец-то услышала "Что?"- но, к моему ужасу, это «что» донеслось из зала. И только тогда до меня дошло, что около двери вовсе не мама!!! Такой жути я не испытывала никогда: сердце заколотилось, я залезла под одеяло и, боясь зашевелиться, быстро заснула.
Читая страшные рассказы, я уже заметила, что люди в подобных ситуациях быстро засыпают; наверное, это что-то типа защитной реакции организма: если нет возможности физически удалиться от объекта страха, отключается сознание.
Но это еще не все. Неимоверно перепугавшись увиденным, следующие несколько дней я спала в зале вместе с мамой (отцу пришлось ютиться в коридоре), я до жути боялась открывать глаза, хотя иногда почему-то очень хотелось. Однажды под утро, когда начинало уже светлеть, я все-таки открыла глаза и увидела следующее: на краю разложенного дивана, на котором мы спали, сидит какой-то мужик с взъерошенными волосами (очертание было довольно четкое), медленно встает и как бы плывет, не передвигая ног. Переместившись к проёму прохода, он плавно развернулся ко мне лицом: у него были закрыты глаза и он был похож на моего отца. Мужик взмыл вверх к проему и замер как повешенный, слегка опустив голову набок. Я смотрела на все это вытаращенными глазами где-то 15 секунд.
С тех пор я реально несколько лет боялась открывать глаза ночью, и только относительно недавно я стала открывать глаза специально, чтобы убедиться, что все нормально, т.к. считаю, что для моей психики полезнее думать, что все это мне просто привиделось.
0
 Dirago отправлено
Эта история началась тогда, когда ещё были в моде видеомагнитофоны. Потом мода постепенно сошла на нет, а «видики», особенно пишущие, у многих стали необходимым бытовым предметом. На видеокассеты обычно скидывали недосмотренные интересные передачи, серии мыльных опер, фильмы с телевизора. Ещё на этих кассетах можно было увидеть самодельные фильмы, снятые на видеокамеру. Некоторые баловались самодеятельной порнографией в стиле «а вы знаете, что я и моя подружка вытворяли в постели этим летом?». Да не суть важно. Всё это записывалось и перезаписывалось до тех пор, пока кассета не начинала барахлить.

Однажды такая кассета попала в руки мне. Обещали самопальное порно, но, включив магнитофон, я с разочарованием увидел очередной компот из полустёртых передач, сериалов, фильмов. Кассета была в ужасном состоянии. Изображение постоянно дёргалось, прерывалось помехами — «снегом» или цветными рваными полосами. Я честно досмотрел этот «компот» до конца, перематывая. Хорошо, что кассета была полуторачасовой, я, пока смотрел, иззевался весь. Никакого порно там, конечно, не оказалось. Зато там был эпизод, наверное, из какой-то передачи, который привлёк моё внимание.

Это была статичная картинка среди общей мешанины. Показывали обычную комнату в «советском» стиле. Диван, ковры на заднем плане, какая-то старая мебель. Ничего странного. Кроме того, кто сидел на диване. Необычное существо. Белокожее, бесполое, никакой одежды на нём не было. А ещё у существа был широко открыт рот, будто оно кричит. Эта картинка застывала на экране всего несколько секунд, потом на неё наползали другие кадры из уже знакомого фильма.

Я попробовал отмотать момент назад, чтобы лучше рассмотреть, но мне не удавалось ухватить — даже на покадровом просмотре всё ускользало. Когда нажимал паузу, картинка уже исчезала, и на стоп-кадре был эпизод фильма или просто чёрный экран — пустота между записями.

Измученный любопытством, я позвонил другу и сказал, что никакого порно на кассете нет, зато есть что-то странное. Так что пусть оторвёт зад от стула и бегом ко мне.

Но где не получилось у одного, не получилось и у двоих. Когда ко мне пришла одногруппница, мы всё ещё пытались уловить кадр, но всё никак.

Не рассказывать же ей о неудачном просмотре «клубнички»? И мой друг честно сказал, что на кассете мы случайно обнаружили какой-то ужасный кадр, теперь пытаемся его поймать. Сначала девушка испугалась и захотела уйти, но любопытство оказалось сильнее. И мы уже втроём занялись «отловом пришельца». Веселились на всю катушку, помнится. Неожиданно мне удалось чётко зафиксировать кадр с существом. Мы все уставились на него.

Почти белая, с едва серым оттенком, тварь пялилась на нас с экрана. Без сомнения, она была живая: дышала и изредка моргала. Её беззубый рот, который, в общем, и привлёк внимание, был открыт. Длинные пальцы судорожно стиснули плед на диване.

Изображение подрагивало, мерцало, отчего казалось, что существо шевелится и пытается нам что-то сказать.

— Может, это какая-то секс-кукла? — неуверенно предположил друг.

— А ты бы стал с этим развлекаться? — парировал я.

Друг передёрнул плечами. И мы снова уткнулись в экран, пытаясь понять, что же это такое, чёрт возьми. Самое жуткое было в том, что необычная тварь сидела на диване с пледом в совершенно обычной квартире с коврами. Существо контрастировало с общей остановкой так сильно, что этот контраст заставил нас занервничать ещё больше.

— Господи! — заорала одногруппница. — Да оно же на нас смотрит!

Тварь действительно на нас смотрела в упор тёмными мутными глазами. Рот искривился, будто она хотело что-то нам сказать, но не могла, потому что не было языка, и зубов тоже не было. Тёмный провал рта был словно вход в ад.

— Да выключите вы это! — снова закричала одногруппница, сорвалась и убежала, оставив нас наедине с молча кричащей тварью.

Трясущимися руками я потянулся к пульту и выключил магнитофон.

— Кто тебе это дал? — я чуть с кулаками на друга не накинулся. — Клубничка, блин! Какие-то извращенцы!

Он пожал плечами.

— Давно было. В киоске дали. Я брал последнюю серию «Чужого», а эта как-то случайно в пакете оказалась. Там наклейка, ты же видел — «любительское видео». Я решил, что мне сунули порнуху, хотел посмотреть, отвлёкся, забыл и в киоск обратно не отнёс. Тебе вот потом отдал. Слушай, я был уверен, что это клубничка! Да выбрось ты её!

Мы сломали кассету, даже плёнку порвали, выбросили всё на помойку и забыли на время об этом случае.

* * *

На смену пишущим видеомагнитофонам пришли пишущие DVD-плееры. Не нужны уже были громоздкие кассеты, на диски ведь можно больше записать. Диск вообще можно было воспроизвести на компьютере, и телевизор не нужен.

Менялось время, менялись и мы. Друг увлёкся наркотиками и скончался от передозировки. На бывшую одногруппницу внезапно свалилось огромное наследство, буквально из ниоткуда, от дядюшки, которого она никогда не знала и никогда раньше о нём не слышала. Ей было всё равно на покойного, она забрала причитающееся и уехала из страны. Моя жизнь после университета постепенно превратилась в скучное болото: работа — дом, дом — работа. Ни настоящих друзей и любви, ни больших денег, ни великих свершений. В общем, так живёт много людей сейчас, и я особо не переживал. Жил себе да жил.

Компакт-диски тоже уходили в прошлое. И я решил выбросить накопленную коллекцию. Зачем-то взялся перебирать диски. Наткнулся на один — «Verbatim», на котором была полустёртая надпись чёрным маркером — «любительское видео». Я такого не помнил. Поставил диск в дисковод, стал проигрывать. И обомлел.

Сначала были куски старых телевизионных передач и ушедших в прошлое сериалов, а потом с экрана на меня уставилось бледное существо с открытым ртом. Сидящее на пледе. В квартире с коврами. Изображение дёргалось и покрывалось помехами, будто я смотрел старую видеокассету.

В панике я вытащил диск, выбросил его с балкона.

Я смотрел, как сверкает блестящая поверхность на солнце. Диск мирно покоился на зелёной травке. Всё казалось таким мирным и спокойным. Солнце светит, птички чирикают, дети смеются, а тварь осталась замурованной в диске, туда ей и дорога. Хотя за бортом было не меньше плюс тридцати, я ощущал лютый мороз. Руки дрожали, я покрылся холодной испариной, пришлось отпаивать себя горячим кофе.

Я тогда ещё подумал, что неправ — диск надо было сломать и выбросить подальше, вдруг кто подберёт… Но мне, честное слово, не хватило смелости. Да и кассету мы в тот раз уничтожили, а запись почему-то цела и невредима.

Через неделю мне пришло сообщение в «Моём мире» на Mail.Ru. Знаете, в этих социальных сетях спам иногда получаешь от друзей. И зачастую спам называется «Письмо счастья». Далёкие виртуальные друзья хотят поделиться с тобой счастьем хоть так. Мол, ты им не безразличен, вот, прочитай и разошли письмо, вдруг поможет. Алла Пугачёва прочитала это письмо, и теперь у неё Максим Галкин. А мог бы и Боря Моисеев.

«Друга» я не помнил. Просто ради игр в «Мире» френдил тех, кто стучится. Вот такая социальная сеть игроманов.

Письмо состояло из одного слова: «Благодарю» — и ссылки ниже. До сих пор не могу понять, зачем я по ней кликнул. Может, попутало любопытство — за что же меня благодарят? Я никому таких писем не высылал.

По ссылке открылся сайт с видеороликом. Над роликом написали предупреждение.

«ВНИМАНИЕ!

СЧИТАЕМ НЕОБХОДИМЫМ ВАС ПРЕДУПРЕДИТЬ. ПРЕЖДЕ ЧЕМ ВЫ ПОСМОТРИТЕ ЗАПИСЬ НИЖЕ, ВЫ ДОЛЖНЫ ПОМНИТЬ, ЧТО ПОСЛЕ ПРОСМОТРА ВАША ЖИЗНЬ ИЗМЕНИТСЯ НАВСЕГДА. ИЗМЕНЕНИЯ БУДУТ ПОСТЕПЕННЫМИ, НО ВЫ ИХ ПОЧУВСТВУЕТЕ. ВОЗМОЖНО, ВАС ОЖИДАЕТ НЕВЕРОЯТНАЯ УДАЧА. А, ВОЗМОЖНО, ВАША ЖИЗНЬ ПРЕВРАТИТСЯ В АД. НИКТО ИЗ ПРОСМОТРЕВШИХ ЭТОТ РОЛИК НЕ УМЕР, НЕ ИСЧЕЗ, НЕ ЛИШИЛ СЕБЯ ЗРЕНИЯ, НО ЖИЗНЬ ДЕВЯНОСТА ДЕВЯТИ ЧЕЛОВЕК ИЗ СТА ИЗМЕНИЛАСЬ НЕ В ЛУЧШУЮ СТОРОНУ. И ТОЛЬКО У ОДНОГО СЛУЧИЛОСЬ КРУПНОЕ ВЕЗЕНИЕ.

НИКТО НЕ ЗНАЕТ, В КАКУЮ ГРУППУ ЛЮДЕЙ ВЫ ВХОДИТЕ. МОЖЕТ, ВЫ ОДИН ИЗ ДЕВЯНОСТА ДЕВЯТИ НЕСЧАСТНЫХ, А, МОЖЕТ, И ЕСТЬ ТОТ САМЫЙ СЧАСТЛИВЧИК».

Никогда не считал себя везунчиком, но тут рука будто сама собой потянулась к застывшей на мониторе огромной кнопке «PLAY».

Замелькали знакомые обрывки старых передач и сериалов, на экране возникла белокожая кричащая тварь на диване с пледом. Ролик замер. Появилась надпись: «Продолжить? Да/Нет».

Я
0
Vytik отправлено
Страхово стало
-2
 Dirago отправлено
0
 Dirago отправлено
Тот, кто приходит из темноты. Часть 2
ПЯТНИЦА

Я проснулась в своей комнате на полу. Видимо, ночью я заснула в той же позе, что и сидела, поэтому не заметила, как соскользнула со стула. Шторы в комнате были задёрнуты, поэтому казалось, что ещё темно. Странно, но мне совсем не хотелось в тот момент видеть солнечный свет. Ощущение страха прошло, я села и, обхватив руками голову, стала думать, что делать дальше. Во-первых, рассказать о происходящем родителям я всё-таки не могла. Даже если меня сочтут сумасшедшей, направят к психотерапевту, а там, в свою очередь, оставят на лечение в больнице, ситуация только ухудшится. Темнота всё равно наступит, только встречать её с завязанными руками и ощущением полной беспомощности куда страшнее… Во-вторых, мне пришла в голову идея посмотреть подобные случаи в Интернете. Что бы это ни было, наверняка подобное случалось ранее и с другими. Быть может, кто-то знает, как с этим можно бороться.

Результаты поиска меня напугали сильнее, чем я могла себе представить. Во всех статьях, где описывались схожие с моей ситуации, говорилось, что это явление называется «одержимостью» и что в конечном итоге бороться с этим невозможно. Были также известны случаи, когда в дело вмешивались экзорцисты с целью изгнать «дьявола из тела одержимого», но в обоих случаях исход оказался смертельным. Хотя в моём случае расхождений с этими описаниями было много — я не чувствовала чьего-то постоянного присутствия, разве что только в темноте, не теряла аппетита, не падала в обмороки — всё равно это произвело на меня гнетущее впечатление. Кроме того, с самого пробуждения меня не оставляло странное чувство, что всё скоро должно кончиться. Мысль эта особого успокоения не приносила, скорее, мирила с какой-то обречённостью. Всё равно, рано или поздно что-то должно случиться, потому что, сколько бы это ни продолжалось, я уверена, что никогда бы не смогла привыкнуть к постоянному страху.

Весь остаток дня прошёл в каких-то мрачных раздумьях. Иногда я ловила себя на мысли, что сознательно обхожу стороной неосвещённые углы в квартире. И что оттуда за мной кто-то пристально наблюдает. Даже возвращение родителей не избавило меня от этого ощущения. В их присутствии было спокойнее, но я знала, что стоит мне вернуться в свою комнату и лечь спать, как снова начнётся это…

Когда на часах было 23.15, родители пожелали мне спокойной ночи и ушли в свою спальню. Я оставила включенной настольную лампу в зале и села на диван с книгой. Сосредоточиться на чтении не получалось, каждый нерв в теле был напряжён, а слух помимо воли стал остро реагировать на каждый звук. В конце концов, я захлопнула книгу и отправилась к себе в комнату. Погасив свет, я быстро забралась с головой под одеяло и закрыла глаза, надеясь, что мне удастся заснуть до наступления полуночи. Может, потому, что за последнюю неделю я толком не спала, а может, потому, что до наступления «опасного времени», как я стала называть его про себя, я чувствовала себя в относительной безопасности, но только сон не заставил себя долго ждать.

И вдруг как будто прямо над моей головой раздался громкий свистящий шёпот. Мгновенно проснувшись, я вынырнула из-под одеяла и осмотрелась по сторонам. От того короткого звука у меня мурашки побежали по коже… потому что ни одна человеческая глотка не смогла бы его повторить. Я попробовала произнести его, но не вышло даже хоть сколько-нибудь похоже, хотя он чётко звучал в моей памяти. Сказать, что произошедшее меня испугало — это ничего не сказать. Одно дело, когда ты чувствуешь что-то рядом, другое — когда «оно» само выдаёт своё присутствие. И это по-настоящему страшно. Я лежала с открытыми глазами и смотрела на потолок, считая минуты. Так как шторы на ночь были не задёрнуты, свет луны падал через окна комнаты и создавал причудливую игру теней на потолке. Я боялась пошевелиться, боялась даже повернуть голову… единственное, что я могла делать — повторять про себя слова всех любимых песен. Почему-то это занятие всегда успокаивало меня и возвращало способность мыслить. Так и в этот раз, я почти смогла убедить себя, что тот шёпот был лишь в моём воображении, как вдруг свет луны странным образом преломился, и на потолке вырисовались искажённые черты лица какого-то существа. Я настолько чётко увидела его, что закричала, не помня себя от ужаса. Даже когда я моргнула в следующую секунду и видение растворилось, я продолжала кричать, пока на мой крик не прибежали перепуганные родители.

Долгие пять минут я пыталась прийти в себя. Уже сидя под ярким светом, чувствуя успокаивающее поглаживание маминой руки и сжимая другой рукой папину ладонь, я едва не рассказала им о произошедшем. Но их забота и переживания заставили меня прикусить язык. Что бы это ни было, оно преследовало меня, и я не хотела, чтобы родители также стали для него уязвимы. Объяснив, что мне приснился кошмар и кивнув в ответ на их успокоительные доводы, я ещё раз вспомнила то лицо и невольно задрожала. Картинка так сильно врезалась в мою память, что, даже закрыв глаза и снова засыпая в маминых объятиях, я не могла прогнать видение того страшного изображения.

СУББОТА

Вот, собственно, почти и всё. На часах 2.55. У меня осталось чуть больше четырёх минут. Меня саму пугает та странная уверенность в том, что сегодня всё кончится, но я больше не в силах даже думать о том, что происходит. Только что в соседней комнате что-то треснуло. Судя по тёмной полоске внизу двери в мою комнату, это взорвалась последняя лампочка. С уходом родителей на ночное дежурство я включила свет во всей квартире. В полночь погасла лампа в коридоре, теперь вот это. Я просто сижу и пишу об этом, потому что у меня нет другого выхода. Ещё вечером я сняла единственное зеркало в своей комнате и поставила его в шкаф. Задёрнула шторы, включила большой свет и настольную лампу. Час назад люстра начала мигать, затем погасла. Сейчас начинает колебаться свет настольной лампы. Уверена, что через минуту погаснет и она. Я плотно заперла дверь в комнату, но уже чувствую, что это не имеет ровно никакого значения. Оно здесь.

2.58. Звук, приближающийся. Господи, я чувствую, что оно стоит сзади меня. Я не могу обернуться. Лампа погасла окончательно, остался всего лишь слабый свет от монитора.

2.59. Я не могу писать. Сейчас что-то случится.

Мне страшно.
0
 prodigman отправил

.

0
 Assyl отправлено
Без картинок лучше.
Историю читаешь-читаешь, потихоньку мурашками покрываешься.
А когда есть картинка, сразу получаешь нужную порцию мурашек и кирпичик в придачу, и не хочется ничего читать.
+1
 Dirago отправлено
Окей :)
+1
 Assyl отправлено
От же ж зараза =D
раскрыть ветвь 2
0
 Dirago отправлено
Случилась эта история с одним диггером из провинциального российского города. Для тех, кто ничего не знает про диггеров, поясним, что это довольно рисковые и ловкие ребята, увлекающиеся исследованием различных подземных сооружений. Городские подземелья, поражающие своей масштабностью и запутанностью, уже давно являются благодатным местом для современных диггеров. Наш герой, среди своих носивший кличку Крот, отправился в тот день путешествовать по заброшенным коммуникациям в поисках золотого браслета. Ходили слухи, что безделушку обронила в «ливневку» одна беспечная студентка, отец которой был крупным бизнесменом. Этот браслет долгое время никому не удавалось найти, но юные диггеры не теряли надежды.

Помимо дорогой побрякушки, данное подземелье таило в себе смертельную опасность. Когда-то в нем без вести пропал молодой диггер. Его предупреждали, что отправляться на подземную прогулку без должного опыта и хорошего проводника — это самоубийство, но он никого не слушал. Долго у ржавой двери, прикрывавшей вход в бесконечные тоннели городских коммуникаций, плакали его родители и девушка… Но он так и не вернулся оттуда. С тех пор прошло много лет.

Крот облазил довольно большую площадь, но кроме изъеденной коррозией мелочи и мусора ничего не смог найти. Он уже собирался возвращаться на поверхность, как почувствовал в тоннеле чье-то постороннее присутствие. Где-то неподалеку послышался тихий шорох. Диггер подсветил фонарем пространство перед собой и огляделся. По полу бегали редкие крысы и мыши, а чуть поодаль вырисовывался силуэт какого-то странного существа. Крот попробовал его разглядеть. В расплывчатом силуэте можно было различить человеческие черты. Существо сидело, сгорбившись, и обсасывало пойманную крысу. Содрав зубами шкурку с мертвого грызуна, оно принялось обнюхивать пространство перед собой, будто учуяло добычу покрупней. На свет существо не обращало совершенно никакого внимания. Могло показаться, что отсутствие реакции происходило из-за длинных косматых волос, обильно покрывавших лицо и голову существа. Но при ближайшем рассмотрении выяснилось, что оно вообще не могло видеть. На месте его глаз зияли две изуродованные глазницы…

Диггер почувствовал, что к нему в душу закрадывается животный страх. Кричать было бесполезно, поэтому Крот принял единственно верное, как ему тогда казалось, решение — бросился наутек. Просторный тоннель скоро закончился, и диггеру пришлось забраться в узкую трубу, ведущую к вентиляционным шахтам, через которые можно было выбраться к поверхности, а, следовательно, к спасению. Из-за тесноты и гладких стенок карабкаться получалось медленно, хотя Крот старался шевелить руками и ногами изо всех сил.

Существо не отставало. Оно передвигалось исключительно на ощупь и по своему чутью, однако обладало приличной сноровкой, что позволяло ему быстро карабкаться по скользкой поверхности. Крот почувствовал, как что-то зацепило его ногу, однако боли — видимо, из-за сковывающего ужаса — он тогда не ощутил. Выбравшись из трубы, диггер дождался, пока из нее покажется голова преследователя, и со всей силы оглушил его тяжелым навесным люком.

На поверхности Крот первым делом решил добраться до медпункта. Поврежденная нога дико ныла, проглядывающая из разорванной штанины рана обильно кровоточила. В медпункте установили, что диггер был укушен, при этом зубы нападающего зверя, как решили местные врачи, прокусили плоть чуть ли не до кости.

Оправившись, Крот решился рассказать близким и друзьям о случившемся нападении. В окружении диггера это вызвало бурную реакцию. Вскоре в известность были поставлены все службы города, от милиции до МЧС. Спустившиеся под землю спасатели нашли существо мертвым, с проломленным черепом.

Исследуя труп, медицинские эксперты пришли к шокирующему выводу — найденное существо было человеком. Еще более шокирующим оказалось то, что вызванные милицией родственники давным-давно пропавшего диггера с трудом, но все же опознали его… Опознание в основном, конечно, происходило по лохмотьям, некогда являвшимся обычной мужской одеждой.

После этого под землю пришлось спуститься следственной группе. Исследовав тоннели коммуникаций, вентиляционные шахты, штольни, трубы, сыщики нашли даже запрятанную «нору» таинственного подземного жителя, в которой стоял невыносимый запах и валялись ошметки изуродованных мышей и крыс, а также кости мелких домашних животных.

Ключевой версией следствия стало следующее. Молодой, неопытный диггер забрел слишком далеко в городские подземелья и попросту заблудился. Он тщетно пытался выбраться, но удача оказалась неблагосклонна к нему, и диггер столкнулся с еще большей бедой. То ли из-за неудачного падения, то ли из-за обвала потерявшийся диггер лишился зрения (у него были выбиты оба глаза). Потеряв мало-мальские шансы на спасение, заползши в заброшенные коммуникации, пролегающие слишком далеко от обычных маршрутов подземных туристов, диггер был поставлен перед проблемой выживания… Власть над молодым человеком, оказавшимся в безвыходном положении, взял первобытный инстинкт — инстинкт выживания. Бывший диггер стал вырабатывать чутье и прислушиваться к звукам. Он научился охотиться на мелкое подземное зверье. В основном его добычей были крысы, но иногда попадались и домашние животные. За много лет страданий и лишений парень потерял человеческий облик и сознание, став диким, безумным подземным хищником.

И вот волей случая одичавший диггер вышел к одному из центральных коммуникационных тоннелей, где впервые за много лет ему удалось повстречать человека. Но он воспринял встретившегося незнакомца лишь как очередную крупную добычу. Спасшемуся диггеру Кроту тогда действительно сильно повезло.

Крот после этого забросил свое занятие и нашел для себя другое, менее опасное хобби. Диггеры из его окружения какое-то время не путешествовали под городом, однако в итоге снова возобновили свои глубинные прогулки. Историю еще долго пересказывали обыватели города и области, добавляя к ней различные кошмарные небылицы.
0
 Dirago отправлено
В моем родном городе есть одно странное место. Назовём его Вороновка. Странность его заключается в том, что, несмотря на большую площадь и относительную известность в городе, найти дорогу туда с первого раза без проводника удавалось единицам. Мало того, ни я, ни кто-либо из бывавших там знакомых, не знает никого, кто сам вышел бы с Вороновки после захода солнца. Я сам пытался — пробродил часа два и, в конце концов, вышел назад к лагерю, где меня встретили удивленные взгляды друзей. Мобильные телефоны часто теряют сеть, а иногда попросту отключаются. Несмотря на репутацию мистического, да и попросту опасного места (кругом висят фанерки с надписью «Опасно! Зона обрушения!»), молодёжь любит выбираться «на Вороновку» на пикники. Но история не об этом.

Немного расскажу о Вороновке. Когда-то, ещё до революции, на этом месте был посёлочек с усадьбой, несколькими дворами и маленьким кладбищем. За посёлочком этим стоял лес. В начале двадцатого века на этом месте разведали железорудную жилу, выкупили у местного помещика землю, начали разработку месторождения. Кладбище при этом перенесли — от него теперь остался только древний пустующий кирпичный склеп, да несколько неглубоких ямок в человеческий рост — могилы давным-давно перенесли, а ямы засыпать не стали, вот они сами и зарастают медленно, будто мелкие, но глубокие порезы на коже.

После революции разработка месторождения расширилась. Добывали, говорят, даже в Великую Отечественную, хотя я не особо верю. Факт в том, что добыча прекратилась где-то в 70-е годы. По официальным данным, из-за истощения запасов руды и уменьшения содержания в ней железа. Копать продолжили в другом направлении, а шахты под Вороновкой пришли в запустение.

Через некоторое время земля на месте бывшего посёлка стала проседать. За одну ночь ландшафт Вороновки мог поменяться до неузнаваемости. Появлялись провалы и трещины в земле, уходящие на глубину в несколько десятков метров. Провалы расширялись, стенки кратеров были настолько крутыми, что если свалиться вниз, самостоятельно выбраться будет невозможно. Некоторые были похожи на марсианские пейзажи: из-за присутствующей в земле гематитовой пыли они были коричневато-красного цвета. Лично мне такие провалы всегда напоминали разорвавшийся гнойник.

Тогда на Вороновке оставалось немного строений и ориентиров. По большей части, они находились с самого краю этого странного места. Самых заметных было три: упомянутый выше склеп, какая-то железобетонная шахтная постройка с лестницей, наполовину уходящая под землю под углом (завсегдатаи Вороновки называли его «барский дом»), и лежащая на боку громадная железобетонная башня (некоторые называют её «пушка»).

В тот день моя тогда еще будущая девушка (назовем её Марта) вытащила меня побродить по Вороновке и там же заночевать. Я не сопротивлялся — дело привычное, место знакомое. Мы общались, она рассказывала мне, как они с друзьями в свое время здесь на велосипедах гоняли. Нашли дождевое соленое озерцо на дне неглубокого кратера, искупались, прошли к барскому дому. Там же решили разбить лагерь. Отойдя от строения метров на 20-30 ниже по склону, поставили палатку. Солнце уже заползло за ближайший отвал. Мы перекусили, разговорились, поцеловались…

Во время поцелуя я открыл глаза и увидел, что выше по склону, у самого здания, на фоне тёмного ночного неба виднеется ещё более тёмное аморфное пятно. Как будто широкий куст. Я не придал этому значения, у меня ведь были более интересные и перспективные занятия на вечер. Подумаешь, куст днем не заметил, всего-то! Но я снова покосился, между делом, в ту сторону. Куст вроде бы сдвинулся метра на два влево и ниже по склону. Меня слегка перемкнуло, но я отогнал дурные мысли, чувствуя рядом тепло девичьего тела. Мы решили пойти в палатку, и я напоследок оглянулся в сторону здания. На холме не было никакого куста! Ничего! Только трава и перекошенная конструкция, уходящая куда-то под землю. Захотелось тут же сняться с места, сбежать, но я понимал, что без Марты не уйду, да и Вороновка меня не отпустит, как не отпускала никого после захода солнца. К тому же я всегда относился к жизни философски и заключил, что пускай уж лучше мучительная смерть застигнет меня в объятиях красивой девушки, чем бегущим со всех ног, куда глаза глядят. Я забрался в палатку и застегнул вход…

Наутро мне было плохо. Органы внутри будто бы местами поменяли. Нет, ничего не болело — просто казалось, что вот-вот упадешь без сознания, растечёшься подобно сливочному маслу на сковородке, и тебя впитает Вороновка. Очень похожее ощущение меня посещает, только когда цыгане пытаются повлиять на меня при помощи своего «гипноза» — мозг будто перезапускает системы, не давая чужой воле проникнуть в мою. Мы засобирались домой, сложили палатку и выдвинулись к тропке, ведущей к выходу с Вороновки. Светило солнышко, пели птицы, стрекотали насекомые. Но меня не покидало ощущение, что кто-то знает о нашем присутствии, словно провожает нас взглядом.

Я оглянулся и увидел барский дом. Мне почему-то тогда показалось, что это не здание, медленно поглощаемое оседающим грунтом, а какое-то бледно-серое чудище, гигантский угловатый червь, выползающий из подземелья. Внезапно на лестнице внутри дома я заметил движение — что-то чёрное очень осторожно сдвинулось совсем чуть-чуть на фоне отбрасываемой стеной тени, но я точно был уверен, что вижу это. Оно было размером с человека, или чуть больше, с длинными, тонкими, бесформенными конечностями и без головы. По крайней мере, головы я не заметил. Одной «рукой» оно держалось за стену, а другую чуть отвело в сторону.

Марта что-то сказала, и я обернулся на её голос, как будто вырвавшись из липкой паутины, которая охватывает человека в момент его контакта с непознанным. Она улыбалась, и её улыбка была как всегда прекрасна. Я обнял её за талию, и мы зашагали к остановке.

Только через пару месяцев я смог поговорить с Мартой о том случае. Рассказал ей об увиденном ночью пятне на холме, о своем плохом самочувствии, о существе на лестнице. Марта как-то загадочно улыбнулась и тихо проговорила:

— Не переживай, они к людям близко не подходят. Они как люди, но не люди… Я, когда жила на Вороновке (такое действительно было, как мне потом рассказала её мама), каждую ночь их видела. Выйдут, посмотрят, и домой возвращаются…

На этом её рассказ прервался. Мы ещё минут пять молчали, и только потом я спросил:

— Так они люди или неведомая хрень какая-то?

— Нет, — ответила моя Марта. — Они не люди. Они КАК люди.

Больше мы к этому разговору не возвращались, а я не остаюсь на Вороновке после захода солнца.
0
 Dirago отправлено
Историю эту мне поведал мой дед. Он у меня человек, не склонный к мистификациям. В войну пацаном оккупацию пережил, голод послевоенный, потом на заводе трудился, начальником прокатного стана ушел на пенсию. Шутки такого рода он шутить не любит, да и когда эту историю рассказывает, она ни новыми деталями не обрастает, ни старых не теряет, так что я ему верю.

Случилось это зимой, в начале 90-х. Я тогда ещё совсем мелкий был, года четыре. Дед мой, тогда ещё мужичок лет пятидесяти, увлекался рыбалкой, и запросто мог зимой сняться с места и поехать на водохранилище удить рыбу. Вот как-то раз рано утром он на машине поехал на то самое водохранилище. Надо сказать, водохранилище у нас крупное, с несколькими мелкими островками, да и с крупными прибрежными ориентирами проблем нет.

Приехал, значит, дед, вещи достал, машину закрыл, недалеко от берега в сосенках оставил, и на лёд вышел. Отошёл метров 50 от берега, лунку пробурил, сел и давай удить. Большую часть дня клёв был посредственный. Раз в час дед вылавливал небольшую рыбёшку, и уж было собрался домой, как вдруг началось…

Дед не успевал таскать из лунки карасиков. Клёв для зимнего лова был феноменальный. Азарт взял верх над здравым смыслом, и когда клёв ушел, дед понял, что уже темно. Шёл снег, стоял мороз, и дед потерял чувство направления. Фонаря с собой не было — ну кто ж знал, что засидится до ночи! Кое-как взяв себя в руки, дедушка мой выбрал направление и побрёл по льду в ту сторону, где, как ему казалось, он оставил машину.

Долго ли, коротко ли, вышел дед на бережок. Кругом камыши сухие, ветки голые. Сразу видно, что лес лиственный, а машина-то в сосняке стоит. Пригорюнился пенсионер, да делать нечего — пошёл вдоль берега место для ночлега искать. Вдруг видит, вроде как огонек среди деревьев трепещет, да дымок над землей стелется. Обрадовался он, припустил туда со всех ног. Смотрит — стоит земляночка, а из щели у двери свет льётся. Подумал дед, помешкал, да и постучал. Услышал возню какую-то за дверью, вроде кто-то то-ли хрюкнул, то-ли прокашлялся, и дверь приоткрылась.

За порогом, загораживая от деда внутреннее убранство землянки, стоял мужичок в майке. Волосы и борода у него были седые и спутанные, на худом лице горели глазки маленькие тёмные глаза.

— Чего надо? — грубо поинтересовался хозяин землянки.

— Да я вот заблудился… Извините… В какой стороне город, не подскажете? — сбивчиво затараторил дедушка.

— Иди назад как пришел, только чтоб ветер тебе всё время в правую щеку дул. К машине своей и выйдешь, — выпалил мужичок и исчез за дверью. Щёлкнул замок. Дед постоял с открытым ртом ещё с минуту, пожал плечами и обреченно двинулся назад, не забывая подставлять пронизывающему зимнему ветру правую щеку.

Через несколько минут он вышел прямо к своей машине, и дома был уже за полночь.

Позже, уже летом, когда дед выбрался на водохранилище снова, он решил взять с собой лодку и найти своего спасителя. Нагнал самогона пузырь — мужичку в подарок. Ехал с полной уверенностью, что найдет тот самый бережок, ведь место, где он тогда машину оставил, было ему хорошо знакомо, а оттуда по льду он шел относительно недолго. Да вот странность — ни островка, ни бережка в непосредственной близости от места зимней рыбалки деда не было. Только сосняк, где он машину оставил.

Кем был тот мужичок, и что в своей землянке он так старательно пытался скрыть от деда той холодной зимней ночью, дед гадать не берется. Помнит только, что в землянке очень ярко огонь горел, и будто бы кто-то тоненько и жалобно всхлипывал.
0
 Dirago отправлено
Начну с того, что я ненавижу лифты. Вот просто патологически. Поэтому НИКОГДА на них не езжу, а поднимаюсь (если требуется, сам я живу в пятиэтажке без лифта) по лестнице.

Эта история случилась почти полгода назад, в начале января 2013 года. Январь, праздники, все гуляют, пьют… Ну и за мной водится такой грешок, что тут поделать. Не считаю чем-то страшным выпить с друзьями, тем более это фактически было празднование Нового года (2 или 3 января, точно дату не помню).

Мы с моим хорошим другом отправились на другой конец города к его знакомому, который снимал двухкомнатную квартиру в 14-этажном доме. Отправились сравнительно поздно (праздники же), поэтому от остановки до его дома шли довольно долго. По пути зашли в магазин и купили еще выпивки, после чего отправились к дому, благо от магазина до дома нужно было идти по прямой дороге (объясняю все тщательно, потому что некоторые любят прикапываться к каким-то мелочам, самим, видимо, не хватает ума додуматься).

Тот знакомый живет на 8-м этаже, и мой друг поехал на лифте, а я поднимался пешком. Примерно на 6-м этаже я начал улавливать какой-то странный запах, как будто сладковатая гниль — не знаю, как передать. Чем выше я поднимался, тем сильнее чувствовал этот запах, поэтому почувствовал неслыханное облегчение, когда открыл дверь на площадку с квартирами. Друг уже давно доехал и ждал меня возле нужной нам квартиры.

Про запах я очень быстро забыл — у меня на тот момент были совсем другие желания.

Так как ехали мы в гости всего на пару часов, то с алкоголем не рассчитали и только теперь осознали его нехватку. Было принято решение о покупке еще нескольких бутылок пива и, возможно, чего-то более крепкого, так как решили остаться там на ночь (благо, переночевать было где).

Сходить в магазин вызвался я (меня «пробивает» на прогулки после того, как выпью). Уже не помню, как я вышел и сходил в магазин, но когда я подходил обратно к дому, то меня, что называется, «отпустило», поэтому с этого момента я все помню отчетливо.

На этот раз запах на лестнице был еще сильнее, чем в прошлый раз (хотя бы потому он казался сильнее, что почувствовал я его на этот раз этаже на третьем). Дальше я старался подниматься как можно тише, пытаясь понять, откуда эта вонь.

На 8-м этаже вонь стала почти невыносимой, и я остановился, чтобы подумать, стоит мне подниматься выше, чтобы узнать источник вони, или нет. Я стоял перед дверью в коридор с квартирами неподвижно минуты две, поэтому привык к окружающим немногочисленным звукам, и вдруг уловил нечто, от чего мое сердце забилось гораздо быстрее.

Кто-то что-то жевал! Причем всего на пару этажей выше меня. Не понимаю, как кто-то что-то мог есть при такой вони, мне уже становилось дурно и от выпитого алкоголя, и от запаха, и от чувства отвращения (признаюсь, дурацкие мысли о мистических тварях тоже промелькнули).

Решив, что лучше все-таки не проверять, мало ли что там может быть, я через минуту был уже в квартире знакомого, где мы продолжили пить.

Проснулись мы уже после обеда. В голове была каша, сидели с минералкой и старались выжить. Слово за слово, и я рассказал о вони и о том, что на лестнице кто-то что-то ел. Ребята посмеялись, а потом было принято решение сходить на лестницу всем месте и посмотреть, кто и что там ел.

Мы обследовали все верхние этажи, но источника неприятного запаха найти не могли.

Так бы и была это недоистория забыта, если бы через месяц я не узнал, что в том доме пропал человек (старик со второго этажа вышел куда-то по своим делам и не вернулся). Вроде сравнительно обычное дело, люди часто пропадают, но в период с января по май 2013 года в том доме пропадали по человеку в месяц.

Знакомый моего друга (тот, кто снимал квартиру в том доме — теперь он уже переехал) рассказывал, что жильцы дома часто слышали, как кто-то бегает по коридорам (на каждом этаже по две площадки, на каждой площадке около 10 квартир), стучит по всем дверям подряд, воет, но в глазок ничего не видно, а выйти страшно…

На данный момент, насколько я знаю, дом практически пустует.

Сейчас я регулярно просматриваю местные новости, но о том доме никто и строчки не написал, никто ничего не говорит.

Сегодня утром я случайно встретился с тем самым знакомым друга, но я его еле узнал: он сильно похудел, взгляд стал отрешенным, разговаривает кратко.

Мы поговорили минуты две, после чего он уже пошел было по своим делам. Но вдруг остановился, обернулся и сказал полушепотом:

— Я его видел, чувак…
0
 Dirago отправлено
Так уж получилось, что я хожу в походы. Когда-то, году в 2004, вступил в ролевое движение, и понеслась. Однажды летом, лет пять-шесть назад, мне позвонил мой старый знакомый, назовём его Валерой. Валера расспросил о моих планах, и я ответил, что их у меня попросту нет — девушка ушла к другому, мать в отпуск к морю укатила, дед проживал на даче. Я мог располагать своим временем, как заблагорассудится. Валерий после сказанного заметно оживился:

— Слушай, — сказал Валера. — Тут тема про тебя есть, короче. Тоха (ещё один наш общий товарищ-турист), помнишь, рассказывал под газом, что у него прадеда НКВДшники из села вывезли ночью? Ну, помнишь, он еще говорил, что приехало дохолеры машин, всех погрузили?.. Помнишь? Так вот, я эту деревню в «Google Maps» нашел! Ага. Со спутника. И Тоху уже уговорил, так что вещи пакуй. С меня экипаж. И это… Виталю тащи с собой. Ну, всё, бывай!

Стоит сказать, ремарка про Виталия меня насторожила. Дело в том, что Виталька — мой хороший товарищ, с которым мы знакомы много лет. Он прошёл службу в воздушно-десантных, имел даже какие-то там грамоты и значки за отличную службу. В общем, парень был подготовленный. Если его звали, значит, намечался мордобой с пристрастием. Но я быстро отмел беспокойство — мало ли, может, в этой деревушке бомжи расселились или наркоманы. Тем более, раньше частенько приходилось сталкиваться с неадекватными «мЭстными», которых хлебом не корми, только дай городских погонять.

В общем, сделав необходимые звонки, затарившись продуктами на себя и вверив заботу о квартире и собаке закадычной подружке, я быстро собрал необходимые вещи. Выезжать решили наутро после Валериного звонка, и в 5:15 под моим подъездом уже пыхтела и чадила его оранжевая «Нива».

Нас тогда выезжало пятеро. Я, Виталик, Антоха, одетый в до боли знакомое старое камуфло, Валера и его барышня, которую звали Женя. Женя и Валера были одеты не для похода: на нем была майка-сеточка, шорты, вьетнамки и пижонские водительские перчатки без пальцев, а на ней — короткая джинсовая юбочка, сандалики и абсолютно вырвиглазный топ с губкой Бобом. Погрузили вещи, расселись кое-как, включили музыку, тронулись.

Стоит сказать, что я плохо помнил историю с деревней, где проживали Тохины прадед и дед, тогда ещё двенадцатилетний пацан. К алкоголю, а тем более пьяным россказням, я всегда относился скептически. Разговорив по дороге Антона (не без помощи авторитетного Виталика), разузнал подробности выселения. Со слов его деда, деревенька, куда мы направлялись, находилась в соседней Кировоградской области. Жили там несколько семей — по большей части люди, приехавшие на строительство железнодорожной ветки вроде как промышленного назначения, да ещё старики, жившие тут еще с царских времен. По железной дороге должны были то ли руду возить, то ли уголь из строящейся за десяток километров шахты. Жили себе люди, никого не трогали, честно работали, по вечерам лучину жгли да песни пели — благодать, одним словом. Однажды ночью по просёлочной дороге загромыхали автомобили, из них выгрузилось много вооруженных людей, жителям деревни объявили, что у них 10 минут на сборы и, затолкав в машины, увезли в какой-то райцентр, откуда уже сами выбирались кто куда. На дворе заканчивался 1938 год.

В машине повисло молчание, нарушаемое только рекламой по радио. Антон заметно нервничал — было видно, что Валерка его заманил скорее собственным энтузиазмом и врожденной лихостью, чем обещанием показать родину предков. Первым молчание нарушил Виталик, похлопав Антона по плечу своей лапищей, пророкотав привычное: «Не ссы, братуха!». После чего обстановка несколько разрядилась.

Карта (а ехали мы по карте — навигатор тогда был роскошью) утверждала, что мы почти на месте. На дорогу ушло часа три — и это без учета того, что нам теперь надо было искать грунтовку, которой не пользовались с 40-х годов, расчищать её, чтобы проехать, а то и вообще пешком идти. Мне оба варианта не нравились.

В конце концов, пропетляв по местным дорогам ещё с полчаса, мы встретили аборигенов. Ну как аборигенов — бабку. Древняя такая старушка, сгорбленная, идет сама вдоль поля, в руке бидончик такой, желтовато-белого цвета, тряпицей накрыт. На переговоры отправили Антона — он и название деревни знал, и вроде как корни у него общие с местными. Из машины было видно, что бабушка что-то переспрашивает, а Тоха сильно волнуется, жестикулирует. Бабуся улыбнулась, закивала, махнула пару раз свободной рукой, указывая направление. Антоха вынул что-то из кармана, протянул старушке, но та поглядела, головой помотала, и дальше пошла — обиделась, видно.

— Милая бабка, даже денег не взяла, — сказал, вернувшись, Тоха. — Всё путём — за полем налево и до бурелома. Там пешком километра два-три.

Всё было именно так, как сказала старушка — и поворот был на месте, и бурелом. От бурелома шла просека, которую мы определили как старую дорогу. Вскинули на плечи рюкзаки, Валера взял спортивную сумку, а Женя — свою маленькую лакированную сумочку. Я ещё подумал, что она уж больно на заплутавшую в лесу путану похожа. Ну да ладно — дело не моё.

Пробирались мы, нещадно ломая подлесок, около часа-двух. Уже было около полудня, и цель была близка. Все как-то даже радовались. Скоро нам предстоит встреча с неизведанным, путешествие в прошлое, загадки в духе Индианы Джонса.

Первым труп деревни заметил я, потому как шёл первым. Почему-то именно с трупом у меня ассоциировалась эта картина. Среди деревьев явно выделялись рукотворные формы домов. Я предложил оставить вещи и пойти осмотреться. На том и порешили.

Рассыпавшись веером, стали рассматривать дома, которых здесь было, по моей прикидке, десятка два. Во дворах росли одичавшие плодовые деревья с мелкой завязью. Деревянные постройки время не пощадило — крыши рухнули внутрь, открыв доступ семенам деревьев, и теперь внутри рос такой же подлесок, как и снаружи. С кирпичными домами дела обстояли получше. Таких домов в деревне было пять, как сейчас помню. Кое-где поросшие мхом и лишайником низкие, угрюмые строения с маленькими окнами походили на недовольных жаб. Окна были, по большей части, выбиты, но в одном домике пару стёкол было на месте. Да и выглядел он получше и почище, чем другие, хотя, судя по высокой траве и сгнившему деревянному крыльцу, и нем ноги человека не было уже лет 50 как минимум.

Решили группой обойти все кирпичные дома по очереди, оставив самый целый напоследок. Первый же дом встретил нас очередной чудесной картиной победы природы над человеком: прямо посреди большой комнаты с остатками печи сквозь половицы пророс ясень. Дерево росло прямо сквозь крышу, его крона укрывала дом от дождя. Внутри обнаружилось несколько свидетельств прошлой эпохи: тяжелая керамическая чернильница, чугунная дверца от печки с немецким клеймом, а также перламутровая овальная пластина, которую я определил как оклад рукояти ножа, хотя это могла быть просто декоративная накладка.

Второй и третий дома мало отличались от первого. Те же ветхие полы, тот же антикварный хлам в паршивом состоянии. Хочу заметить, что в этих домах мебель, какая была, уже давно развалилась. Всё увиденное вызывало уныние и ощущение тленности бытия.

В районе трёх часов дня решено было окончить осмотр домов. Было интересно, но солнце уже медленно клонилось к закату, а лагерь мы ещё не поставили. Даже место не выбрали. Валера нехотя согласился — ему очень уж хотелось всё обсмотреть, всё обследовать. Женя во всём поддерживала Валеру, и мы с Виталей и Антоном тогда даже всерьёз задумались, не надувная ли она.

Выбрали место для стоянки в пятнадцати минутах ходу от деревни. Разбили лагерь: выкопали костровую яму, вокруг неё расставили палатки, развели костёр. Стояли тремя палатками — в одной я и Виталий, во второй — Антон, а третью, принадлежавшую всё тому же Антону, отвели Валерке и его барышне.

За ужином, уже когда порядком смерклось, неугомонный Валера достал из спортивной сумки двухлитрушку пива и предложил нам. Я в походах не пью, равно как и Антоха, а Виталя отказался из солидарности. Поэтому всю «торпеду» приговорил один Валера. Набравшись храбрости, он стал подзуживать нас пойти в деревню ночью, «пофотографировать упырей». Мы потратили почти весь вечер, успокаивая разгулявшегося приятеля, и только когда десан
0
 Arika отправлено
продолжение?
0
 Staffenberg отправлено
Мы потратили почти весь вечер, успокаивая разгулявшегося приятеля, и только когда десантник Виталька пообещал его к дереву привязать, если он не угомонится, Валера затих. Ближе к полуночи все разлеглись по спальникам, а Виталька закемарил прямо у костра. Я тоже уснул, и мне даже чего-то там снилось.

Нас разбудил крик. Даже не крик, а вой какой-то. Будто человеку работающая болгарка на ногу упала. За этим воплем последовал ещё один, потоньше — кричала явно девушка. Затрещали, ломаясь, ветки. Я аж похолодел и сел в спальнике, вытянувшись по струнке. Вход моей палатки расстегнулся, и в проёме я увидел очертания головы Виталика.
— Братуха, не спи! — хрипло шепнул здоровяк, вытащил из палатки своё мачете, и, оставив вход открытым, пригнувшись, исчез за кругом света, излучаемого всё еще горящим костром. Я наспех нацепил ботинки и прихватил топор — Виталька стоял за палаткой и прислушивался. Потом он резко метнулся к костру и начал набрасывать в огонь заготовленные ветки, пока пламя не поднялось на высоту около метра. Я достал из кармана фонарь (а надо сказать, что в походе сплю я всегда одетым хотя бы в брюки) и переключил его в режим стробоскопа, направив в сторону развалин деревни. Антон так и не вышел из палатки, хотя я абсолютно точно был уверен, что он там. Я и сам порядком струхнул тогда, так что не осуждаю его.

Спустя минуту или две из леса на нашу поляну выбежало нечто, от чего я чуть не напрудил в штаны. С трудом мы узнали Валерку. За ним, сотрясаясь и падая с ног, приковыляла Женя. Мы с Виталей усадили ребят на бревно, служившее нам скамьей, начали успокаивать. Женя плакала, обхватив голову руками. Валера бормотал что-то нечленораздельное, постоянно вскакивал и оглядывался в сторону деревни. Десантник достал из палатки алюминиевую флягу с коньяком, а я — аптечку, чтобы оказать друзьям помощь.

Валерка где-то посеял вьетнамки, он был без майки и одной перчатки, его тело покрывали многочисленные ссадины, синяки и царапины. Ширинка на шортах была расстегнута, от парня пахло свежей мочой. Женя выглядела похуже. Она была без топика, в одной юбочке и сандаликах. Все ветки, которые Валера отгибал, пока бежал сквозь лес, рикошетили в девчонку. У неё было несколько глубоких царапин на груди, руках и ногах, волосы спутались, а нижняя губа была прокушена. Оба они были бледными, как магазинное молоко. Как мы с Виталей не старались их разговорить, ничего не получалось. Только прикончив Виталькину флягу, ребята отключились. До самого рассвета мы с приятелем-десантником просидели у костра, поддерживая максимально яркое пламя — он с мачете, я с топором.

Утром в палатке Антона что-то завозилось. Виталя подошел ко входу и за ногу выволок сонного приятеля на свет Божий. Здоровяк наказал Антону следить за Валеркой и его Женечкой, велел приготовить завтрак и сварить кофе, и буркнул в мою сторону, сунув Антону в руки своё мачете:
— Погнали, братуха, в село мотнёмся.

Отказывать товарищу было чревато. К тому же, не хотелось потом, как в плохом ужастике, топать в злосчастную деревню по одному, чтобы неведомому существу, напугавшему наших ребят, было легче питаться.

Деревня ничуть не изменилась. Мы шли по видимому следу ребят — поломанные ветки и смятая трава говорили сами за себя. След вёл к тому самому домику с уцелевшими оконными стеклами. Виталька предложил обойти домик по периметру, широким кругом. Мы пошли. Надо сказать, что домик этот был на видимой окраине села — за ним виднелось какое-то более-менее свободное от деревьев пространство…

И тут Виталька заметил то, что до сих пор мне иногда чудится во сне. Когда-то это была небольшая кирпичная постройка. Может, сарай, может, домик. Он стоял на границе леса и того самого свободного пространства. Мы, не сговариваясь, стали подходить ближе, забыв о домике, к которому вели следы наших друзей.

Это кирпичное строеньице стояло под небольшим углом, и половина его уходила под землю. Над этой превратившейся в груду красной кирпичной крошки частью была часть земли, удерживаемая корнями дерева. Корни эти были отчётливо видны, и походили на огромные кривые зубы. Это было похоже на то, как если бы у леса была пасть, и он пожирал этот домик, будто вафлю. Нам, двум двадцатилетним лбам, стало не по себе, аж до рвоты. Мы развернулись и быстрым шагом направились к домику.

Виталька выматерился — он обо что-то споткнулся. Я раздвинул траву, и волосы на моём затылке зашевелились. Это было литое чугунное надгробие. Такие ставили в 30-е годы. К нему была привинчена табличка с рельефными буквами и звёздочками по бокам: «Томский Николай Игнатьевич. 1876 — 1933». Мы огляделись. То тут, то там из земли торчали небольшие деревянные столбики. Мы стояли посреди кладбища. Было уже не страшно, скорее, преобладало ощущение, что мы поступаем неправильно, находясь здесь. Мы переглянулись и отправились поскорее изучить домик с окнами и, наконец, покинуть эту проклятущую деревню. Я даже буркнул что-то вроде «Извините!», и мне чуток полегчало.

Я запомню этот домик надолго. Домик был поделен на три комнаты — две маленькие, и одну большую. В углу большой комнаты была прибита полочка, на которой стояла покореженная и усохшая деревянная рамка. Либо портрет Вождя, либо икона — других вариантов быть не могло. Была тут и мебель. Всё было ветхое, покрытое толстым слоем пыли, но узнавалось: чугунная кровать с остатками гнилых железных пружин, трухлявый сервант с пожелтевшей посудой, тумбочка с деревянной ручкой на резной дверце, стол… на столе, в пыли, я увидел чёткий отпечаток задницы. На полу к столу вели две цепочки следов — вьетнамки и сандалики. Вокруг стола, особенно возле отпечатка задницы, было сильно натоптано вьетнамками. Валера-Валера! Острых ощущений захотелось. Я улыбнулся сам себе и обернулся к Витале, чтобы едко пошутить по этому поводу. Виталька был серьёзен и бледен. Он кивнул куда-то в угол комнаты, и я посмотрел туда. Лучше б не смотрел! В уголке, аккуратно сложенные, лежали вещи Валерки — вьетнамки, майка-сеточка, а сверху, словно дохлый скворец — перчатка без пальцев. В пыли вокруг не было следов. Ни Валеркиных, ни Женькиных — вообще никаких! Виталька как-то машинально схватил Валерины вещи, толкнул меня локтем под бок и буркнул: «Закрой коробочку и пошли. Зае**ли, полтергейсты х**вы!».

Мы уже вышли из большой комнаты и собирались выходить из дома, как чёрт меня дернул заглянуть в одну из маленьких комнатушек, ту, что ближе к выходу. На полу посреди комнаты стоял бидончик желтовато-белого цвета. Через минуту я был уже в лагере.
* * *
Антон вел машину не так уверенно, как Валерка. Начал накрапывать дождь, в машине пахло перегаром, валидолом и немного мочой. Валера и Женя неспокойно спали на заднем сидении, между ними угрюмой громадой восседал Виталик, потягивавший водку из бутылки, купленной в первом придорожном ларьке. Большую часть дороги мы молчали. Первым заговорил Тоха:
— Вы, ребят, извините, что так вышло. Мне Валерка как-то по пьяному делу обещал ко дню рождения ту самую деревню найти. Вот и нашел. Не отказывать же ему, он же старался, искал. Ну правда, а, ребят? Извините.
— Да иди ты!.. — процедил сквозь зубы Виталька. Он смотрел куда-то в одну точку за окном.
— Слушай, Антоха, — сказал я. — А чего деревню-то выселили, дед не говорил? Ну скажи, уже как бы все равно туда вряд ли вернемся.
Антон помолчал минуту, затем вздохнул и впервые за наше путешествие достал сигарету и закурил. Его голос казался каким-то уж совсем далеким и лишенным окраски:
— Да не знаю я. Дед говорил только, что когда солдаты людей в машины грузили, одна бабулька-старожилка всё отказывалась ехать. Упиралась, руки заламывала, на колени падала. Всё говорила, что не может она уехать, что муж у нее, герой-красноармеец, там похоронен, что без нее там всё хозяйство погибнет. Так и уехали без неё, никто её и не нашел в райцентре после выселения, хотя искали. И прадед мой с прабабкой и дедушкой маленьким искали. Дед ещё говорил, что бабулька хорошая была, приветливая, детей любила. Свои-то после революции поумирали — кто от тифа, кто от голода, в тридцать третьем. Каждое утро в соседнее село ходила к подруге, с которой в воскресной школе училась — поболтать, молочка набрать. Вот возьмёт с утра бидончик, и пойдёт…

Очнулся я уже в городе.

P.S.
раскрыть ветвь 1
0
 Staffenberg отправлено
P.S. Почти сразу прервался контакт с Валеркой. Он сначала лечился, говорят, а потом просто нас всех сторониться начал. У него же остался и плёночный фотоаппарат с фотографиями того села. Потом Антон, уверенный в том, что все ролевики — всенепременнейше гнусные сектанты, прекратил общаться со мной, а после укатил в другой город. Пару лет назад уехал на поиски работы Виталька-десантник. Сначала созванивались, да потом он то ли номер сменил, то ли за границу уехал — старый номер его вне зоны действия постоянно...
0
 Dirago отправлено
В середине восьмидесятых мой папа, тогда еще парень лет шестнадцати-семнадцати, часто ходил в походы со своим старшим братом и его друзьями, в Карелию. Походы у них были длинные, основательные, на плотах и байдарках, с кучей снаряжения, так что забирались временами очень далеко и глубоко в глушь. Разумеется, частенько натыкались на заброшенные деревни у берегов рек. Полазить-посмотреть на них любили, но никогда там не ночевали, даже если дома были хорошо сохранившимися. Во-первых, в современной палатке всяко удобнее, а во-вторых, попросту неуютно. Никакой мистики, но все равно есть ощущение, что из пустых домов за тобой наблюдают.

Обычно, когда разбивали лагерь, папа со своим другом-ровесником, сделав все, что от них требуется, шли гулять по окрестностям — ягод пособирать, грибов, если сезон. Ягоды мой папа и сейчас обожает до умопомрачения. Ну и просто посмотреть, что да как. Тогда в тех местах было еще более-менее спокойно, это потом, в бурные девяностые, походы пришлось прекратить: местное население совсем одурело, отбирало у туристов еду, а то и что похуже делало. Но тогда можно было еще гулять вволю, не опасаясь наткнуться на что-то опасное.

Итак, папа с другом гуляли по лесу, продираясь, как придется, потому что тропинок там не было никаких — в ближайшей деревне явно уже давным-давно никто не жил, или, по крайней мере, в этой части леса не гулял. Деревья вокруг были высокие, стояли плотно. И вдруг, обогнув очередное дерево, папа... практически уперся в деревянную стену. Верится с трудом, но он утверждает до сих пор, что вообще ее не видел ни между деревьями, ни над верхушками. При ближайшем рассмотрении оказалось, что они с другом вышли к заброшенной церквушке. Или даже просто часовенке, потому что состояла вся конструкция из одной-единственной башенки с остроконечным (так называемым шатровым) сводом и крестом на его верхушке.

Папа сразу отметил целый ряд странностей. Во-первых, почему часовня так далеко от ближайшей деревни? Пешком на такое расстояние сельские жители вряд ли стали бы ходить, к тому же, напомню, не сохранилось никаких тропинок, не говоря уж о какой-либо дороги для телег и прочего транспорта. Ни малейшего следа, ни, к примеру, более молодых деревьев и кустиков там, где могла бы быть когда-то проторенная, но теперь заросшая дорога. Старые высокие деревья окружали часовню практически вплотную. Как будто она просто взяла и выросла так вместе с ними. Во-вторых, все окна и дверь были очень плотно заколочены крепкими большими досками, надежно так, а не как обычно делают с заброшенными зданиями, тяп-ляп, крест-накрест. Даже самые высокие и маленькие окошки были заделаны таким образом. Подойдя поближе, папа увидел, что на них что-то аккуратно нацарапано. Было похоже на старославянскую вязь. Он уже и в шестнадцать лет весьма серьезно интересовался историей, но не смог разобрать ни одной буквы, не то что слова. И, в-третьих, самое тревожное; папа заметил это, когда они с другом обошли церковь по кругу и снова посмотрели вверх. Креста теперь стало не видно под сидящими на нем птицами. В видах пернатых папа не особенно разбирался, да и не стал всматриваться, потому что слишком испугался. Он не слышал, как столько птиц вдруг разом прилетело. И птицы молчали. Не щебетали, не шуршали перьями, не кричали — не издавали никаких звуков.

Тут надо сделать ремарку. Мой папа никогда не был религиозным человеком, христианство он скорее не любит. Но в то время он уже серьезно занимался восточными боевыми искусствами и всегда воспринимал это не только как спорт, но и как философию, как нечто эзотерическое. У него всегда получалось чувствовать энергетику мест и людей (я лично в подобные вещи тоже верю), в будущем он стал очень хорошим массажистом, например. В тот момент он, правда, еще не так много в этом понимал, но просто осознал: нехорошее это место, ОЧЕНЬ нехорошее. И оно их с другом заметило. Тогда папа загородил другу дорогу, как бы оказываясь на линии между другом и птицами, которые, казалось, все пристально смотрели на них, и сказал, что лучше уйти отсюда. Друг не сопротивлялся — ему место тоже не понравилось. Папа долго пятился спиной, но в конце концов все-таки отвернулся. Когда они отошли от жутковатой часовни на несколько метров — папа до сих пор готов поклясться в этом, — он увидел какое-то движение слева от себя. Как будто какая-то темная рука тянется к его плечу. Он резко обернулся и отскочил, но за спиной ничего не было, только лес. И часовни снова было не видать, как будто ее там и не стояло никогда. Папа почему-то был уверен, что, если они сейчас вздумают вернуться, ничего на этом месте не найдут.

До лагеря они вернулись без приключений, и поход завершился вполне удачно. Только с тех пор папа иногда видит краем левого глаза то, что людям видеть, наверное, не положено. Я унаследовал от него эту способность, а мой младший брат — даже в большей степени. Они иногда приходят и стоят у него в ногах, когда он ночью лежит в постели.
0
 Dirago отправлено
Думаю, сейчас я могу об этом рассказать. Прошло много лет с моего первого опыта общения с потусторонним, и я свыкся с мыслью, что никто и никогда, как бы сильно он ни старался, не будет по-настоящему одинок. В любой момент рядом с тобой может быть кто-то, кто услышит тебя, когда, казалось бы, ты разговариваешь только с самим собой. Не важно, плачешь ли ты в темноте, причитая о своей горькой судьбе, или смеешься собственной же шутке. Никто никогда не одинок. Поэтому прошу вас — думайте прежде, чем что-либо сказать просто так, в полной уверенности, что вас никто не слышит. И уж точно не стоит просить о помощи, когда тебя окружает лишь тьма.

Все началось, когда мне было 15 лет. Отец пил. Он был неплохим человеком, но когда доходило до больших количеств алкоголя, а тем более бесплатного, он не мог остановиться. Частенько устраивал «разгон» мне и матери. Я злился. Пару раз даже дрался с ним — я, малолетка в 55 килограммов весу, и он — ростом под два метра, весом в два с половиной раза больше моего.

В один из таких вот паршивых дней отец вернулся поздно и в подпитии. Начал орать, грозиться, что сначала мать убьёт, потом меня. С кулаками лез, я стал отпор давать, получил оплеуху, а отец, кажется, успокоился. Испугался, что ли.

Стоя с распухшим синим ухом в своей тёмной комнате, я дрожащей рукой кое-как вынул учебники из серванта, положил их в портфель, бормоча себе под нос, как бы я расправился с собственным отцом, если бы был чуточку сильнее, если бы у меня была хоть какая-то помощь... Голова загудела, мысли спутались... Я отчётливо помню, что тьма, заполнявшая углы комнаты, будто бы угрюмо кивнула. Не было никакого чувства всепоглощающего ужаса, оно пришло гораздо позже. Я медленно отступил на шаг от серванта, как вдруг его стеклянная дверца рассыпалась на тысячи осколков размером с гречневое зернышко. Что-то как будто рвалось из моей спины наружу, и тут понял, что стою спиной к старому дореволюционному зеркалу, висящему на противоположной стене. Кожа будто натягивалась до предела чуть выше поясницы, я понимал, что что-то теряю, теряю навсегда, и никогда не смогу вернуть. Но мне почему-то было всё равно. Комната закружилась — я обернулся. Из зеркала на меня смотрело бледное, лишенное глаз лицо. У него был рот, из-под тончайших губ выпирали тонкие, похожие на иглы зубы. Оно знало, что я здесь, и оно было будто чем-то опечалено. С той стороны зеркала показалась длинная ладонь такого же бледного цвета, как и лицо, и прикоснулась к зеркалу с той стороны. Так обычно прощаются люди на вокзалах — один кладет ладонь с одной стороны стекла купе, другой — с другой, с перрона. Наваждение медленно исчезло. Я упал на ковер.

Меньше чем через полгода отец умер. Он мучился. Выгнивал изнутри. Из здорового, крепкого мужчины он превратился в бледный, дурно пахнущий комок кожи и костей. Мне было искренне жаль его, я хотел помочь, но не знал, как. Мать ночами просиживала в больнице, а я был предоставлен сам себе — стирал отцовские вещи, перемазанные несворачивающейся кровью, похожей на желе, смотрел телевизор, выключал свет и молил кого-нибудь — кого угодно — чтобы спасли отца.

В начале марта в один из таких моментов в соседней комнате завыл мой пёс. Протяжно так, заунывно. Я вошел в родительскую спальню, откуда слышался вой, и попытался успокоить питомца. Пёс не унимался. Он выл, глядя в родительское зеркало…

Я обернулся — мой бледный безглазый «гость» стоял в тени в отражении. Он печально покачал похожей на яйцо головой, и его плечи опустились. Затем он медленно, очень медленно кивнул и исчез. Через минут двадцать пришла заплаканная мать. Отец умер. Услуга была оказана.

В следующий раз это случилось, когда мне тогда было 20 лет. История с отцом забылась и теперь казалась просто страшным совпадением. Я был гуманитарием, что называется, до мозга костей — ещё в школе не успевал по точным наукам просто катастрофически. Но в то странное для меня время я заканчивал институт, писал дипломную работу по истории английского языка, где-то подрабатывал, хотел после защиты диплома организовать семью. Не сложилось.

Всё началось с того, что однажды я заподозрил, что моя девушка мне изменяет. И всё бы ничего, но так оно и было. Опущу подробности того, как мы расстались. Я остро переживал этот момент. Гуманитарий, он и в Африке гуманитарий. В бессильной злобе уничтожил все её подарки, которые можно было уничтожить, сжёг совместные фото, а сочиненные когда-то в мальчишеском порыве стихотворения забросил в дальний угол. Пропал сон, аппетит — ну, в общем, как это обычно бывает.

Я жаловался друзьям, заводил случайные знакомства с девушками, начал прикладываться к бутылке. Ничего не помогало. Ложась в постель, я не мог уснуть. Смотрел в потолок, бывало, даже плакал от досады, разговаривал сам с собой. Доведенный до отчаяния, я в истерике шептал: «Помоги мне».

И он вернулся, чтобы помочь. Я снова стоял спиной к зеркалу и почувствовал то же ощущение натянутой чуть повыше поясницы кожи. Обернувшись, я снова увидел безглазого: он протягивал ко мне руки, будто пытаясь выдернуть меня из этого мира в свой, где всё в разы спокойней. Я невольно положил руку на зеркало и почувствовал, как будто не меня тащат куда-то, а я тащу кого-то на свою сторону. Я потерял сознание. Он сожрал мои чувства. Жизнь изменилась.

С того дня он иногда говорит со мной. На моей спине появились шрамы, как будто её каждую ночь прокалывают десятками иголок. Я стал чаще говорить в темноте, стал флегматичнее. Краем глаза я часто замечаю, что моё отражение будто смотрит на меня, когда я отвожу глаза, и улыбается как-то неуловимо отвратительно — словно сбежавший из тюрьмы заключенный, который наслаждается свободой, но осознаёт, что его скоро поймают и непременно казнят.

Почему я всё это пишу? Сегодня я заметил, что когда в моих зрачках отражается зеркало, именно в этом отражении я вижу всё то же безглазое лицо. Маленькое белесое пятнышко в отражении отражения. Я почему-то знаю, что он хочет покоя, но понимаю, что не может успокоиться, пока я жив. У нас с ним договор, который я скрепил тогда, перед смертью отца, и я обязан чтить его условия, которых не знаю. Мне не страшно, в том смысле, что за себя я спокоен. Он не тронет меня. Но те, кто рано или поздно придут за ним — другой вопрос. Их я боюсь. И он боится.

Не проси о помощи в пустой, тёмной комнате. Никогда.
0
 Dirago отправлено
Я семнадцатилетняя девушка, бросившая школу в девятом классе и переехавшая жить отдельно. Лично я считаю, что в таком возрасте сидеть на шее у родителей унизительно, пора начинать строить себе жизнь самой. Снимаю квартиру у маминой знакомой. Квартирка так себе, но из-за той смешной цены, что запросила хозяйка, я согласилась не раздумывая. А зря.

Квартира однокомнатная, небольшая. А из-за огромного шкафа со стеклянными дверцами, стоящего в комнате, она вообще кажется крохотной, развернуться негде. Но я не жалуюсь, дома вообще редко бываю. Либо в колледже, либо на работе, ведь оплачивать проживание как-то нужно. Просыпаюсь — с собакой гуляю, затем в колледж, либо на подработку, либо домой, гуляю с собакой, и спать. И так ежедневно.

Хозяйка квартиры еще с того момента, как я переехала, попросила шкаф не трогать, вещи туда не класть, якобы скоро она его увезет, он здесь временно. Живу я в этой квартире уже три месяца, все эти три месяца шкаф она не вывозила. Хотя он мне не мешал — место, куда вещи складывать, есть; стоит и стоит, пусть. Мне вообще грех жаловаться, за такую-то смехотворную цену.

Так я думала раньше. Пока Хати (так зовут моего пса) не стал странно смотреть на этот шкаф. Однажды даже смотрел, смотрел, а потом отскочил, как ошпаренный, при этом гавкнув. Я посмеялась только, внимания не обратила.

Однажды я так вымоталась за день, что пришла и сразу легла спать. Проснулась я часа в три ночи от странного шума. Квартирка находится на втором этаже, потому в голову взбрела мысль о воре. Маловероятная, но вполне реальная, тем более что другого достойного объяснения тогда я найти не могла. Я уже хотела подняться с кровати, как мой взгляд упал на шкаф, который стоял как раз-таки напротив меня. Боже мой... я до сих пор отчетливо помню, как по моей спине пробежал холод, а на лице, наверное, была гримаса ужаса. На дверцах шкафа были два отпечатка кровавых ладоней, и прямо на меня смотрело ужасное, ужаснейшее лицо, абсолютно белое, без волос, словно гладко выбритое, с красными глазницами без зрачков и широко раскрытым беззубым ртом. При этом оно «шлепало» кровавыми ладонями по стеклу, оставляя на нем следы.

Я вскочила с кровати, а в следующую секунду уже оказалась на улице. Как есть, в ночнушке. Что это было?! Где найти этому объяснение?! Я пишу это, детально вспоминая события, и мои руки при этом невольно дрожат. Мне страшно до сих пор.

В квартиру я вернулась только на следующий день, когда уже было светло, а на улице были люди. Я позвонила хозяйке, умоляя забрать ее этот шкаф, что я сама доплачу, лишь бы его забрали отсюда. Обеспокоенным голосом она спросила, что случилось, но чтобы не показаться больной на голову, я пробубнила какую-то ерунду. Кажется, она что-то заподозрила, так как выяснять ничего не стала, хоть ничего внятного я не ответила. В этот же день, вечером, этот шкаф увезли.

Странные взгляды Хати на место, где стоял шкаф, прекратились. Прекратился его лай в пустоту и его странное поведение. Что это было, я до сих пор не могу понять, но часто вспоминать о произошедшем я не хочу.
0
 Dirago отправлено
Работаю я в обычном московском автосалоне, каких в столице больше двухсот. Ничего особо примечательного в нем нет, салон как салон — двухэтажная «стекляшка» с подсветкой да вывесками. Правда, находится он не где-то в центре, а как-то на отшибе, на выезде из города. С одной стороны завод нефтепродуктов, с другой — тюрьма, и мимо идёт одна-единственная дорога. Салон работает с полгода, днем всегда много народу — персонал суетится, клиенты расхаживают. После 8 часов вечера салон резко пустеет, правда, иногда бывает, что клиенты и до полуночи задерживаются, когда документы на машину долго оформляют, но такое случается редко.

Пару недель назад я сильно припозднилась. Пока делала квартальный отчет, не заметила, как ночь наступила. Глянула на часы — а время уже за полночь. Неудивительно, что охрана меня не заметила: кабинет у нас на втором этаже в самом дальнем углу, на магнитном ключе. Охранники при обходе к нему даже не подходят, а свет в кабинете мы никогда не выключаем. Так вот, увидела я время и засобиралась домой, решив, что перед выходом надо все-таки в туалет забежать, потому что домой не меньше часа добираться... Спустилась я, сделала все свои дела, выхожу из туалета, тут соседняя дверь открывается и выходит мужчина. Я на него мельком взгляд бросила, а про себя подумала, что, видимо, оформление припозднилось. А он мне радостно так заявляет: «О, а я уж думал, меня никто не заметит и не выпустит отсюда! Девушка, вы меня не проводите?». Я через силу улыбнулась, сказала что-то вроде: «Ну да, конечно» — и иду, вся в своем отчете мыслями, мужик рядом бредет.

Прошли через весь салон, подходим к охраннику, я ему: «Ну что, вы нам дверь откроете?». Он подскочил, дверь открыл, мужик мне буркнул: «Спасибо!» — и вышел впереди меня. Охранник, мальчик молодой, смотрит на меня, улыбается и спрашивает: «А вы к себе тоже на вы?». Я внимания на это замечание не обратила. Выхожу за забор, стою на остановке, в одну сторону глянула — ни души, в другую — ни души... Удивилась, думаю, на чем этот мужик так быстро уехал? Минут через десять такси поймала и уехала.

Ничего в этой истории удивительного не было бы, если бы ни одно «но».

С тем парнем-охранником через пару дней я сцепилась языками, и он мне выпалил что-то вроде: «Да у тебя самомнение с лихвой, к самой себе на вы!». Я не поняла, попросила пояснить, а он мне и сказал: «Ну, ты когда с работы задержалась, то просила вам (то есть «нам») дверь открыть». Я объясняю, что, мол, мне и мужику-клиенту, а он только пальцем у виска покрутил…

Еще через пару дней оказалось, что в тот день кто-то машину поцарапал в зале. Сели мы с начальником охраны видео смотреть со всех камер, кто когда ушел, кто где ходил… Какой же ужас меня охватил, когда я увидела себя, уходящую в гордом одиночестве из салона в ту ночь! Меня прошиб холодный пот. Начальник охраны как увидел, давай расспрашивать, что да как. Я под впечатлением и рассказала, как все было, а он мне ответил: «Ну, теперь я понимаю, о чем мне пацаны трещали. Все говорят, по ночам кто-то как будто по салону ходит, ногами шлепает, подходит к первому посту (выход из салона), постоит-постоит, и опять в сторону туалетов уходит. Ты думаешь, с чего у нас текучка такая была? Все, кто посопливее, быстро уходили, живых гостей не было, а этот постоянно по ночам шастал. А с неделю, говорят, как все прекратилось, как будто выпустил его кто-то...».
0
 Dirago отправлено
Случилось это, когда мне было лет 8, наверное. Я росла обычным ребенком в обычной советской семье. Каждое лето меня, бледного городского заморыша, отправляли к бабушке отца в деревню. Я не очень любила туда ездить, для меня там не было компании — все деревенские ребята были значительно старше, а со сверстниками мне самой было неинтересно. В итоге я просто все лето слонялась по двору, помогала прабабушке — крепкой жилистой старухе, пила парное молоко и считала дни до приезда родителей.

В начале августа на нашем участке появился монстр. Его притащил дядя Сережа, сосед справа и поставил недалеко от забора. Монстром я называю старый советский холодильник «ЗиЛ», такой огромный, с защелкивающейся дверцей. Был он в довольно приличном состоянии, правда, защелка на двери была сломана. Зачем он понадобился бабушке — ума не приложу, может, она рассаду в нем собиралась выращивать, кто знает? Я с опаской обходила холодильник, потому что бабушка строго-настрого приказала мне не залезать и не прятаться в нем, да и вообще держаться от него подальше. Через два дня я перестала обращать на эту бандуру внимание, ведь она была совсем неинтересной, а у меня как раз появилась подружка.

Ее звали Анечкой — симпатичная девчушка со светлыми косичками, одетая в клетчатый сарафанчик. Я заметила ее из окна, когда она стояла у забора и смотрела на наш участок. Естественно, я сразу вышла знакомиться, надеясь, что девочку, как и меня, привезли сюда на лето и ей скучно одной. Так и было. Анечку привезли из города родители, она здесь никого не знала и ей было одиноко. Я была счастлива, позвала ее в дом, но Аня отказалась, сказав, что бабушка не разрешает ей заходить к чужим и предложила играть около забора. Я вынесла своих кукол, чашечки-тарелочки, и мы стали играть. Несколько раз бабушка выглядывала из окна, но увидев нас у забора, снова скрывалась в доме. Анечка мне очень понравилась; я надеялась, что она подружится со мной и оставшееся лето мы проведем вместе. Когда стемнело, Аня резко встала и сказала, что ей пора домой, и она завтра снова ко мне зайдет.

В ту ночь я плохо спала, мне почему-то было тяжело дышать, я вертелась и стягивала с себя одеяло. Утром я встала вялая, сонная, но мысль об Анечке заставила меня оживиться. Я выбежала во двор. Она уже ждала меня у забора, опять одетая в клетчатый сарафанчик. Мы играли до обеда, потом бабушка позвала меня есть. Я удивилась, почему она не приглашает Анечку — в деревне было принято звать гостей за один стол с хозяевами, но Анечка отмахнулась и сказала, что придет завтра.

На следующий день мы снова играли, я рассказывала Анечке о своих родителях, школьных подружках, а она сидела грустная и подавленная. Я спросила, в чем дело, и она рассказала, что ее родители все время ссорятся, папа обижает маму, а сама Анечка во время их ссор всегда прячется. Подружек у нее нет, и ей очень тоскливо и страшно. Я была маленькая, и от ее рассказа чуть не разревелась, обняла ее и сказала, что всегда буду с ней дружить, и если разрешат мама с папой, мы заберем ее к себе домой и будем жить, как сестры.

Анечка как-то странно на меня посмотрела и спросила — правда ли я хочу с ней дружить всегда? Я с жаром стала убеждать, что она моя самая лучшая подружка, я всегда-всегда буду рядом с ней. Она улыбнулась и предложила поиграть в прятки. Водить выпало мне. Я стала считать до десяти, закрыв глаза. Послышался какой-то шум, что-то глухо стукнуло, и наступила тишина. Я открыла глаза и пошла искать Анечку. Прятаться у нас на участке особо негде, только если в кустах или возле курятника. Там Анечки не было. Я в растерянности бродила по участку, и тут мой взгляд упал на холодильник. «Ага!» — подумала я. Вот почему я слышала шум — это открывалась дверца холодильника, а глухой удар — дверца захлопнулась. Я поспешила к «ЗИЛу», но внезапно в памяти всплыли бабушкины предостережения: не лезть внутрь! Я потопталась возле дверцы и несмело потянула ручку на себя. Холодильник открывался с трудом. Я потянула сильнее, распахнула его и увидела Анечку. Я протянула руку, чтобы выманить ее, когда она схватила меня и дернула на себя. Дверца холодильника захлопнулась, и я оказалась в темноте. Я закричала, стала биться о дверцу, но она не открывалась. Я стала громко плакать, потом почувствовала возле себя движение и обернулась...

Меня нашла бабушка. Она вышла позвать меня обедать и увидела, что двор пуст. Зная, что без разрешения я не уйду, она обыскала все дворовые постройки и похолодела, поняв, что я могу быть только в одном месте. Меня вытащили почти задохнувшуюся, без сознания, ведь те старые холодильники невозможно было открыть изнутри, и они не пропускали воздух. Выйди бабушка на полчаса позже, меня уже не спасли бы...

В больнице, когда я пошла на поправку, то рассказала, как было дело. Рассказала про Анечку, как она меня затащила внутрь холодильника. Бабушка только недоуменно качала головой и сказала родителям, что никакой девочки у нас на участке не было, все эти дни я играла возле забора одна. Родители решили, что все мои рассказы — лишь галлюцинации от кислородного голодания.

Но это не галлюцинации. Я помню Анечку, несмотря на то, что прошло почти 20 лет. Я помню ее лицо там, в темноте холодильника, ее вытаращенные глаза, широко раскрытый рот, посиневшее от удушья лицо. Я помню, что обещала всегда дружить с ней и быть рядом. Я помню.
0
 Dirago отправлено
Эту историю долго не могли забыть в нашем городе...
Произошло это с девочкой, насколько я помню ее звали Настя,так вот эта девочка много времени проводила в "Skype" ,я думаю многие там зарегистрированы. Как и в обычный из своих дней, она была погружена в мир общение со своими друзьями и знакомыми,но внезапно она услышала сзади шаги... Не придав этому никакого значения она надела наушники и продолжила общаться. На экране появился входящий звонок,с незнакомого ей номера, что-то вроде "ho43&STer43"не было не фото не каких-то записей... Так как Насте было любопытно, она приняла звонок, а зря....На экране появилось страшное, сморщенное,темное лицо,которое, что -то говорило на непонятном языке...
Мертвую девочку нашла соседка, по предварительной версии она сбросилась из окна своей квартиры...
0
 Dirago отправлено
Не умею я страшные истории рассказывать, расскажу просто как было, с папиных слов.
Пару лет назад у папы брат двоюродный умер, мы с отцом на похороны съездили, обратно на автобусе возвращаемся, а папа на поминках, как водится, подвыпил, да намёрзлись - промокли еще на кладбище, и в тепле автобуса его, видимо, развезло слегка - он и разговорился. Папа у меня человек суровый, немногословный, а тут...

- Батя мой в тридцать лет помер. Он летчиком был. После полета, как обычно, домой пришел, спирта выпил – им спирт после полета выдавали. Выпил и уснул. И больше так и не проснулся. Маме тогда всего двадцать восемь было, и нам с Галькой (сестрой-близнецом папы) по четыре года. А еще через год и мамы не стало. Рак. Вот откуда, скажи, рак в двадцать девять лет?
Я слушаю вполуха. Не то чтобы я эту историю миллион раз слышала, но слышала уже. А папа продолжает:
- Нас с Галькой баба Маша вырастила, мамина мама. Хорошая бабушка была, Царствие ей небесное. А папина мать – баба Фая – на Урале жила, далеко...

Про бабу Фаю я тоже слышала. Один раз. Когда папа сказал, что где-то на Урале померла его бабка Фая, ста пяти лет отроду. Плясала на свадьбе, упала, и шейку бедра сломала. Оттого и померла. А так, поди, еще триста лет проскрипела бы, что та Тортила.
Помню еще, я тогда удивилась, что про ту свою прабабку я никогда раньше не слышала. Папа к ней не ездил, и даже не писал ей писем. Да и про смерть ее сказал как-то вскользь, без сожаления. Но сейчас папа явно хотел выговориться.

- …а потом уж и мы с матерью твоей поженились, и ты родилась. Я бабе Фае письма писал часто, фотографии присылал. А она отвечала: «Что мне твои писульки, Славик? Ну, фотки прислал – а что мне с них толку-то? Лучше б сами в гости ко мне приезжали. А то ведь ни обнять, ни выпить"
Ты маленькая была, годика еще не было. Куда вас с собой в такую даль тащить? Поехал один. Бабка уже тогда старая была, а я ее в глаза только один раз и видел, в детстве…

Папа замолчал, и прикрыл глаза. А мне уже интересно стало: а дальше-то что? Пихаю папу в бок:
- Ну и что дальше?
Папа сунул руку в карман мокрой куртки, достал оттуда карамельку, повертел в пальцах и убрал обратно.
- Приехал я к Фае. Побухать бабка была ой как недурна. Три дня мы с ней встречу отмечали. На что уж я – молодой парень, двадцать пять лет, и то не выдержал. На третий день проснулся и чую – всё, больше не могу. Домой надо выбираться, пока мне бабка печень не угробила. А она причитает: «Вот чёрт: водка кончилась! Ты тут полежи пока, я к соседке Вале сбегаю. У нее бутылку займу.» Я аж застонал. Какая бутылка? Какая Валя? Домой бы ноги унести. Бабка ушла, а я опять уснул…
Просыпаюсь, а надо мной два лица: одно бабкино, второе – бабы какой-то незнакомой. Она смотрит на меня, и плачет. Плачет и причитает: «Боренька, тёть Фай! Вылитый Боренька!», а бабка ей: «Ну! А я что тебе говорила? Одно лицо!»
И ОНИ ПРОТЯГИВАЮТ СВОИ ХОЛОДНЫЕ РУКИ ПРЯМО К МОЕМУ ЛИЦУ. Неприятно. Я на кровати сел и говорю: «Баб Фай, я утром домой поеду», а она мне: «Ну здрасьте! Двадцать лет бабку не видел – и уже домой собрался. Никуда ты не поедешь, пока с Валечкой не выпьешь.» А какая мне Валечка, если я уже пить не могу? Но что-то как-то рюмку выпить заставили, а дальше само все полилось. Тетка та уж ушла, мы вдвоем с бабкой остались. Бабка уж пьяная изрядно. И вдруг ее прорвало: «А ты знаешь, кто эта Валечка? Это ж сноха моя должна была быть. Невеста твоего бати-покойника. Она ж его из армии ждала, мать ей приданое приготовила, я деньги на свадьбу откладывала, дед дом молодым строить начал. А из армии твой отец с лярвой какой-то приперся – мамашкой твоей, чтоб ей на том свете еще раз сдохнуть, курве. Женился, паскудник! Чем она его только взяла-то? Ни рожи, ни кожи! Поди, в постели хороша была – вот он и не устоял. Враз забыл, что у него тут невеста, что мать с отцом на всю деревню ославит – не постеснялся сюда ее притащить. Я как увидела ее – сразу сказала: сведет она Борю в могилу, помяните мое слово. И как в воду глядела. Она ж, скотина, еще родить пять лет не могла, тварь бесплодная. Я Боре говорила: бросай ты эту пустобрюхую, на что тебе с ней мучиться? Сейчас бы Валюшка тебе уж десяток нарожала. Так нет же, не бросил, дурачина. Ну, слава Богу, матушка Богородица смилостивилась – вы с Галькой родились. Я аж специально к ним ездила на младенцев посмотреть – а вдруг не мои? Но вы оба на Борю похожи были. Хоть тут не обманула, гадина… А потом Боря умер. Звонит она мне: «Мама, Боречка умер!» Какая я тебе мама? Мама, ишь ты! Помню, закричала я тогда: «Это ты, это ты, паскуда, Борю уморила! Богом клянусь – и ты на этом свете долго не задержишься!»

Папа судорожно закашлял в платок. Странно так закашлял. Мне даже послышалось, что он прокашлял: «Ссссука». Откашлявшись, развернул карамельку, сунул в рот, похрустел. Я не выдержала:
- А дальше?
- Дальше? А дальше бабка рассказала, что перед свидетелями поклялась: «Весь Урал на коленях исползаю, но найду человека, который эту суку в гроб заколотит. И года не пройдет». Нашла она где-то бабку какую-то. Ведьму, не ведьму – я в них не разбираюсь. Денег той ведьме Фае заплатила много. Но результат того стоил: за месяц до годовщины папиной смерти мама умерла. Верю ли я в эту чернуху? Верю. Сам многие вещи своими глазами видел. Всякое видел, Лида… Конечно, люди потом говорили, что это мама от тоски по отцу заболела да иссохлась. Может, оно и так, кто ж знает? Хочешь конфетку?
- Не хочу. А что потом было?
- Потом… - папа развернул третью конфетку. – Точно не хочешь? У меня целый карман. Нинка на поминках отсыпала от щедрот. А потом я Фае врезал. Нет, не ударил, не пощечину отвесил – я ей врезал. Врезал от души, как здоровенному мужику. И по сей день об этом жалею. Мало врезал. Убить надо было сволочь старую. Я, Лида, и мамку-то почти не помню, представляешь? Запах её помню, голос и глаза - у тебя её глаза... А больше ничего не помню... Зато Фая больше ста лет проскрипела, гадина старая.

Папа отвернулся и замолчал.
Я ждала, что он еще что-то скажет, но папа, что называется, захлопнулся. Такое бывает с неразговорчивыми людьми - раз в десять лет их прорвёт, а потом снова молчат.
Больше мы к той теме не возвращались, но я часто думаю: а как бы я поступила на месте папы? И знаете что? Бить бы старуху не стала. И не потому что жалко её - вовсе нет, а потому что это слишком легко. Я бы тоже нашла ведьму. И тоже заплатила бы. Столько, сколько сказали бы. Потому что в таких вещах как-то не срабатывает фишка с христианской добродетелью и так далее. Я многое могу простить, но такое - нет.

Наверное, из меня бы вышла достойная правнучка бабы Фаи...
0
 Dirago отправлено
Хочу рассказать об одной истории, которая случилось со мной несколько лет назад, когда я в топтал плац в одной из военных частей острова Сахалин.

Часть, в которой я служил, была примечательна тем, что занималась прослушкой переговоров японских летчиков и капитанов кораблей. Одна из позиций, занимавшихся прослушкой, находилась за пределами части, в лесу на небольшом холме. До неё было от силы минут пятнадцать ходьбы. Сама позиция представляла из себя ЗИЛ, напичканный прослушивающим оборудованием, и одного солдата. К слову сказать, попасть на дежурство туда было мечтой каждого «срочника», так как особых знаний для несения дежурства не требовалось (впрочем, умение разбирать корявый английский, на котором японцы называли свои позывные, приветствовался), да и плюс к этому ты двенадцать часов не попадаешься на глаза офицерам, которые только и думают, чем можно озадачить солдата.

В общем, я оказался тем самым счастливчиком, которого направили на дежурство в этот кусочек рая на земле. Радости моей не было предела, когда я узнал, что попал в лучшие смены, коими были ночные. Ночью сидишь один на дежурстве, днем спишь. Да что уж там, и ночью на дежурстве спишь, так как по ночам японцы не вели полеты. Сплошное удовольствие!

Дорога до позиции проходила мимо небольшого сельского кладбища. Тем, кто дежурил в ночную смену, в дорогу выдавался фонарик. Проходя мимо кладбища, можно было наблюдать интересный эффект — если просветить фонариком воздух над могилами и потом быстро убрать оттуда луч, воздух еще какое-то время флюоресцировал. Но это к истории отношения не имеет.

Сам случай произошел со мной уже на позиции. Как обычно, запершись в ЗИЛе и откинувшись на стуле, я принял позу спящего солдата. Каждые полчаса я должен был делать доклад в дежурку по ГГС, что у меня все нормально и я не сплю. Ближе к трем часам утра после очередного доклада я услышал звук ударов чего-то твердого по кузову машины, где я сидел. Звук был, как от костяшек пальцев, но немного не такой. Бывали случаи, когда пьяный ответственный по части для собственного развлечения приезжал на позицию с целью поймать незадачливого бойца за поглощением пищи на посту или мирно спящего. За этим следовали строгие выговоры и прочие наказания.

Но тут я понял, что что-то не так. А именно, офицеры сразу же заглядывали в смотровое окно во входной двери, а стучались уже тогда, когда солдат пойман с поличным. Да и стук на этот раз раздавался не со стороны двери, а с боковой стороны, где смотровые окна были, но практически под самой крышей, на высоте около 3 метров. Оставался вариант, что это кто-то из местных забулдыг из близлежащего поселка. Но с чего бы в три часа ночи кому-то что-то делать в лесу? Попросить закурить? Так все местные знают, что солдат ночью минимум не откроет, а максимум — вызовет из части наряд дежурного подразделения, который прилетит в течение пяти минут и устроит весёлую жизнь незадачливому прохожему.

Пока эти мысли неслись в моей голове, стук прекратился. Все затихло. Выждав секунд десять, я, наконец, догадался проорать: «Кто там?». И тут снаружи по кузову провели когтями. Один раз. Сверху вниз. Почему я решил, что когтями, сам не знаю. Я чуть успокоился, ибо знал, что в этом районе есть медведи. Но никогда они не подходили так близко к части и соседствующему поселку. Я должен был сразу же доложить об этом дежурному, но решил сначала поглазеть на косолапого, тем более, что до этого вживую видел такое только в зоопарке. Я подошел к маленькому окошку, находящемуся под потолком кунга, и начал всматриваться в темноту. Темно было — хоть глаз выколи. И тут внезапно, как голова на пружине из коробки, прямо перед окошком появилась огромная морда бурого цвета. Огромная, шерстяная, круглая, как шарик, морда! И она улыбалась! Это было совсем неестественно. Внутри меня что-то ухнуло, волна прошла по телу от затылка до пяток. Я в ужасе отлетел от окна и упал спиной на смонтированное в кунге оборудование.

Дальше все помню, как в тумане. Помню, схватил ГГС, проорал туда что-то про нападение животного. В это время эта морда исчезла из смотрового окна. За перемещением существа на слух я следить не мог — техника, постоянно обдуваемая мощными вентиляторами, и звуки атмосферных помех, доносящиеся из динамиков, сильно шумели. Я стоял посреди кунга, вцепившись в спинку стула, пытаясь следить за всеми окнами сразу. Меня трясло. Из оружия с собой у меня был только фонарик и бравое армейское: «Ура!». Оптимизм вселяла лишь толщина железных стен кунга.

Где-то минуты две не происходило ровным счетом ничего. Потом кунг качнулся от сокрушительной силы удара. Я не знаю, сколько весит ЗИЛ, под завязку забитый всякой техникой, но уверен, что даже самому большому медведю не удалось бы симулировать даже однобалльное землетрясение. А тут машину не просто качнуло, а КАЧНУЛО! И опять наступила тишина — до того момента, пока на позицию не прибежало дежурное подразделение с дежурившим в ту ночь капитаном. Я не помню, как отрыл им дверь. В себя более-менее пришел через пять минут на свежем ночном воздухе после пары пощечин. Кое-как бессвязно объяснил, что тут только что происходило. На боку кунга красовалась огромная вмятина и параллельные царапины от когтей. Дежурные для порядка оглядели кусты вокруг, поорали в голос (чтобы спугнуть «косолапого», естественно) и закурили, изучая повреждения машины. Из казармы вызвали моего сменщика, так как я уже в таком состоянии продолжать дежурство не мог. Да и не хотел.

Итог: начальством было решено, что меня посетил медведь, мной была написана объяснительная, в которой не было ни слова про невиданное существо (опять же, по настоянию начальства), и больше в ночные смены я не ходил. Я даже для себя не решил, что это могло быть — снежный человек, медведь или шутка от сослуживцев? Но одно могу сказать точно — смотровое окно находилось на высоте три метра, а вмятина была глубиной сантиметров двадцать. Это был точно не медведь, да и сослуживцы вряд ли ночью сбежали бы из части (довольно режимной), чтобы напугать нелюдимого солдата.
0
 Dirago отправлено
В то время я была студенткой одного из московских университетов, и, естественно, как и многим учащимся, мне пришлось устраиваться на работу с целью дополнительного заработка. Недели три я искала работу по объявлениям и постоянно замечала, что в один престижный салон сотовой связи требуются девушки. Тогда я подумала, что наверняка там очень высокие критерии отбора, раз они не смогли никого подобрать почти за месяц. В конце июля 2007 года я все-таки решилась сходить туда на собеседование. Каково же было мое удивление, когда в отделе кадров мне сразу же предложили работу с недельным испытательным сроком. При этом начальница отдела сразу сказала: «Не пугайтесь, что бы ни произошло». Тогда я не придала этим словам значения, считала, что это моральная поддержка волнующемуся стажеру. Но как я ошибалась…

В первый же день меня ознакомили с режимом работы и моим рабочим местом. Работа была непыльная — я должна была приходить после обеда на подмену старшему оператору салона, оформлять номера, присматривать за витринами с сотовыми телефонами, принимать заявки от абонентов на решение технических вопросов. Сам салон был небольшим, всего три комнаты. Самая дальняя комната была складским помещением с единственной дверью и без окон. Вторая комната — основной операционный зал и третья комната — охранная.

Первую пару недель я работала вполне старательно и слаженно, думая, что мне повезло, как никому другому. Однако вскоре в здании начали происходить необъяснимые вещи. Приходя как-то на работу ранним утром (был выходной, и я не училась), я начала включать во всех комнатах свет и была немного удивлена тем, что дверь на склад была настежь открыта, в то время как я отчетливо помнила, что в предыдущий день перед уходом все закрыла.

Вскоре в салон повалили клиенты, и я думать забыла об этом инциденте. К обеду пришел абонент, которому требовалась замена сим-карты. Я сразу же отправилась на склад, чтобы взять дубликат пластика… и впала в ступор, когда увидела, что дверь сама передо мной захлопнулась. Сквозняк? Такого не могло быть. Я была напугана, но, преодолевая страх, всё-таки зачем-то вошла в комнату. И тут всё началось. Висящие на стенах баннеры с логотипом компаний начали раскачиваться, а рекламные листовки — вылетать из коробок, как под давлением гейзера. Я с криком выбежала в зал. Холод и ужас сковали тело. Вернувшись в помещение с охранником, я выглядела, как полная дура — в складской комнате стоял идеальный порядок, как ни в чем не бывало.

Прошла неделя, в течение которой мне пришлось испытать все издевки полтергейста. В последний день моей стажировки я протирала витрины перед уходом, когда на протертом стекле на глазах появился отпечаток ладони маленького ребенка. Я все быстро закрыла и ушла домой. Наутро потребовала объяснений от начальника, который прибыл сообщить о том, что по итогам испытательного срока они принимают меня на работу.

История, рассказанная им, меня очень удивила. Дело в том, что четыре года назад в здании салона связи находился салон игровых автоматов. В один из вечеров сюда пришел игрок со своим сыном — пропустить, так сказать, монетку. Фортуна улыбнулась ему, и он выиграл огромное количество обменных жетонов. Их было так много, что один из них выпал из подставки и закатился под игровой автомат. Восьмилетний сынишка полез доставать монетку и, видимо, нечаянно задел поддонные оголенные провода. Ребенок погиб.

Оставаться на рабочем месте мне уже не хотелось, и я отказалась от предложения начальства. Сегодня я работаю в другой компании, но каждое утро прохожу мимо этого салона. За три года в этом здании поменялось, на моей памяти, шесть организаций. Как там обстоят дела сейчас, я не знаю. Но то, что довелось испытать мне, я не забуду никогда.
0
 Dirago отправлено
Эту историю мне рассказал мой тесть. Он однажды задержался у друзей по какому-то поводу. Дело было к ночи, но метро ещё работало. Тесть находился недалеко от станции «Белорусская» и решил спуститься в метро, чтобы быстрее домой попасть (хотя там всего-то до проспекта и ехать было). Спустившись, удивился тому, что станция была вообще пустая. Обычно кто-то на станции есть всегда, хотя бы пьянь какая-нибудь, а тут было пусто вообще. Стоял в одиночестве, вскоре прибыл поезд. Тесть только захотел в войти, как почувствовал — что-то не то. Говорит, будто холодом изнутри веяло. Пригляделся — а пассажиры, оказалось, все на него смотрят. Лица застывшие, будто в гримасах, глаза стеклянные. Тесть совсем перепугался, когда увидел своего умершего друга внутри, а тот приветственно кивнул ему — мол, заходи. Он пригляделся ещё и заметил в толпе жену-покойницу, та ему рукой замахала. Тесть говорит, что со станции бежал с визгом. Я ему верю, потому что сам видел, как у него волосы на теле дыбом встали, когда он рассказывал мне это.
0
 Dirago отправлено
Один мужчина очень любил розыгрыши. Каждый раз, когда он кого-то разыгрывал, он испытывал наслаждение, наблюдая за выражением лица разыгранного им человека. Он любил пугать людей так, чтобы они начинали кричать от страха, чтобы от неожиданности у них душа уходила в пятки.

Жена постоянно ругала его. Она устала от его детских шалостей и считала, что ему пора вырасти и начать вести себя более ответственно. Ничего из её слов не возымело ни малейшего воздействия на мужчину — и жена, в конце концов, просто смирилась с его дурацкими шутками. Шло время, мужчине надоедали его старые розыгрыши. Его шутки становились всё боле сложными и изощрёнными. Он постоянно искал идеи, как можно кого-то оригинально разыграть.

Однажды, когда он ехал на работу, он проезжал рядом с большим универмагом. Что-то привлекло его внимание, и он остановил машину. В мусорном баке возле универмага лежал женский манекен. Он был разобран, руки и ноги у него торчали в разные стороны. Мужчине вдруг пришла в голову отличная идея для розыгрыша. Он вышел из машины, подошел к мусорному баку и вытащил голову манекена. Она была в хорошем состоянии: исключая царапину на носу и несколько вмятин, манекен выглядел почти как живой человек.

Быстро, пока его никто не заметил, мужчина достал руки, ноги и туловище манекена и загрузил их в багажник автомобиля. Остаток дня он провёл в своём кабинете, готовя следующий большой розыгрыш. Он был так взволнован, что не мог дождаться, когда сможет осуществить свою шутку. В тот же вечер он приехал домой, поужинал с женой и сыном, а затем извинился и пошёл спать, чтобы раньше встать утром.

На следующее утро в 6:00 его разбудил будильник. Он быстро отключил его, чтобы не разбудить жену и сына. В доме было абсолютно тихо. Стараясь не шуметь, он тихо вышел из дома и прошёл в гараж. Открыв багажник своей машины, он выгрузил части манекен и поставил их к стене. Потом мужчина порылся в старых коробках и достал чёрный плащ с капюшоном и маску демона.

Мужчина положил части манекена на пол и аккуратно собрал их, закрепив руки и ноги на туловище. Наконец, он закрутил голову и нацепил на манекен плащ и маску. Потом он поднял его и отнёс в дом. Стараясь двигаться как можно тише, он прошёл наверх и открыл дверь в спальню сына.

В тусклом свете он увидел, что мальчик лежит в постели и крепко спит. Мужчина осторожно поставил манекен возле кровати сына. Он сделал несколько шагов назад, чтобы полюбоваться на своё творение. Он был доволен — но манекену, казалось, чего-то не хватало. Он был не так страшен, как того ему хотелось бы. В этот момент к шутнику пришла очередная идея.

Он спустился вниз на кухню и схватил большой нож для разделки мяса. Вернувшись наверх, он вложил острый нож в руку манекена и поднял её так, словно он застыл с ножом в руке перед ударом.

Он еще раз посмотрел на свое произведение. Ему пришлось закрыть рот руками, чтобы сдержать смех. Он представил себе реакцию сына, когда тот проснётся и увидит страшного монстра, стоящего над ним и готового нанести удар. Это будет очень страшно! Довольный собой, в ожидании веселья он на цыпочках спустился вниз и сделал себе чашку кофе.

Когда мужчина сидел за кухонным столом и завтракал, к нему спустилась жена. Она сделала себе чашку кофе и тоже села за стол. Мужчина с нетерпением ждал момента пробуждения сына.

Вдруг громкий крик нарушил тишину. Жена уронила чашку кофе на пол. Она уже собиралась бежать наверх, но остановилась, когда услышала смех мужа.

— Что смешного? — спросила она сердито.

— Похоже, наш сын стал жертвой моего последнего розыгрыша, — удовлетворённо усмехнулся мужчина.

Жена устало закатила глаза и вернулась на место.

Они сидели на кухне, ожидая, когда их сын спустится вниз, но после пяти минут молчания им обоим стало не по себе.

— Не мог бы ты сходить проверить его? — спросила жена. — Он может опоздать в школу.

Мужчина пошел наверх. Он открыл дверь в спальню сына и заглянул внутрь. Самодовольная улыбка медленно сползла с его лица.

Его сын лежал на своей кровати. Кровь залила всю кровать. Горло мальчика было перерезано от уха до уха.

Окно было распахнуто, занавески развевались на ветру, а плащ и маска лежали на полу. Манекена нигде не было видно.
0
 Dirago отправлено
Рассказала эту историю мне моя сестра. Дело было довольно давно, в 2007 году. Она тогда зимним вечером сидела с подругой в доме, когда у той зазвонил мобильный телефон. Она взяла трубку, стала слушать, потом спросила, кто это звонит. Побледнев, она сбросила звонок и стала что-то искать в телефоне. Сестра удивилась и стала спрашивать её, кто звонил и что случилось. Подруга невнятно отвечала: «Сейчас-сейчас», — и что-то усердно искала в телефоне. А когда нашла, побледнела ещё сильнее.

Сестра стала выпытывать у подруги, что её напугало, и та рассказала: когда она взяла трубку, услышала сильные помехи, причём они сопровождались каким-то потрескиванием, напоминающим звуки электрического разряда. Послышался далекий женский голос, который сказал, чтобы она ни в коем случае не садилась в автобус жёлтого цвета, с изображённым на нём феном. На вопрос девушки, кто это звонит, голос ответил, что это она сама и есть. Когда девушка стала смотреть в списке входящий звонков номер звонившего человека, то обнаружила, что это её же номер.

Объяснить, что случилось, никто не смог. Сестра и подруга, конечно, были напуганы, но со временем история позабылась.

Спустя год с подругой сестры случился ещё более странный случай. Ей нужно было по делам ехать в какой-то старый район, находящийся на другом конце города. На том маршруте было мало автобусов. Первый, который подошёл, был жёлтого цвета, и на его боку была нарисована реклама фена. Подруга сразу вспомнила давешний звонок и садиться в автобус не стала — дождалась следующего.

Через какое-то время в газете появилась заметка о загадочном исчезновении маршрутки вместе с водителем и несколькими пассажирами. Это был тот самый автобус. Он так и не доехал до конечной остановки. Расследование проводилось, но результатов не дало.

С тех пор прошло довольно много времени — насколько я знаю, автобус и его пассажиров так и не нашли. Сестра сама с трудом верит в то, что произошло, но она своими глазами видела тот номер в списке входящих...
0
 Dirago отправлено
Лия была первой женщиной, с которой я не мог расстаться уже полтора года. Нет, это была не любовь, а ненасытное безумие. Покойная бабушка говорила мне: это половой подбор, то, что в сказках называют второй половиной яблока. Самое, самое. Не оторвешься.

Лия, наверное, на самом деле была для меня этим половым подбором. Я дурел от нее, сильней чем от водки. Как пламенный латиноамериканец хотел ее в любое время дня и ночи. И это несмотря на то, что ей было уже за тридцать и она имела двух детей от разных мужей. Последнее, я имею в виду детей, на Лие почти не отразилось.

Как с ней было хорошо… И как стало страшно в конце.

В тот памятный день я сидел за письменным столом и вымучивал абзац за абзацем очередной кусок своей научной поденщины. Стояло лето, за окном мальчишки играли в футбол. Павлик с Вадимом — Лиины сыновья — ушли купаться да Москва реку. Лия жила на Ленинградском проспекте возле метро «Водный стадион».

Сидел я, мучился, писал рывками какие то фразы, а настоящие мысли были далеко о. То вздохну, то о чем то задумаюсь, а о чем, бог его знает. Очнусь, оказывается гляжу на диван и перед глазами мелькает еще, тая, ее тело. Хлопнет дверь лифта, прислушиваюсь. Томлюсь…

Наконец она пришла. Услышав, как поворачивается ключ в замке, я кинулся к двери. Подхватил ее на руки и понес на диван. Она смеялась. Но недолго. Я успел лишь расстегнуть блузку, как в дверь затрезвонили, заколотили так, что сразу стало ясно — случилась беда.

Я отворил дверь: за ней стоял усатый парень в желтой майке и держал на руках Вадима — младшего Лииного сына. Вадим обвис на его руках, как мокрая тряпка, запрокинув мертвенно белое лицо.

Лия вскрикнула, зажала рукой рот, ее качнуло к стене.

Парень шагнул через порог и сказал тихо:

— Мальчик ваш утонул. Качали ему искусственное, ничего не помогает… Мужики хотели бежать — скорую вызывать, да брат говорит: тут рядом… Звоните.

И понес Вадима в комнату.

Это уже было странно: почему не вызвали скорую на место?

Парень положил Вадима на пол. Рядом Павлик скулит. Они очень разные были: Павлик — черноволосый, плечистый, а Вадим — светлый, щуплый.

Все перед глазами стоит, словно сейчас только случилось.

Павлик всхлипывает:

— Дяденька, дяденька, сделайте ему еще. Он оживет.

А Вадим лежит мертвый, в серой майке почему-то, рот разинул.

Парень зыркнул на меня, на Лию — она кинулась к телефону, трясется вся, пальцем в дырки не попадает.

Парень ни слова не возразил, опустился на колени и начал делать Вадиму искусственное дыхание. Только что толку: видно — мертвее не бывает.

А Лия никак не может дозвониться — на грани истерики. Я ее оттолкнул, сам начал набирать — занято!

Павлик на колени встал возле брата, бормочет что-то сквозь слезы, не разобрать ничего. Слышу краем уха только:

— Миленький, миленький, оживи…

Миленький взял да ожил. Глаза открыл, рот захлопнул, смотрит в потолок.

И настала тишина, как в немом кино.

Меня холодной волной с макушки до пят окатило. Мертвые не оживают! Да и глаза у него были не живые, хоть и глядели.

Так мне стало жутко, что имей я силы, убежал бы, сломя голову. Но меня словно гвоздями к месту прибило. Стою и повторяю про себя: «Быть не может, быть не может…». И так это необычно и страшно: как собака, чую мертвеца, а разум поверить отказывается.

Лия с Павликом бросились Вадима обнимать, а я не смог себя пересилить. Слава богу, они обо мне и не вспомнили. Зато он вспомнил: глянул на меня своими тусклыми стекляшками, словно кобра, и отвернулся.

Лия увела Вадима в детскую, я проводил парня. И сел за стол. Взял ручку, чиркнул какую то загогулину и застыл над листом. Сидел, разбирался в своих ощущениях. Ну вот, как собака чую! Но Господи, разве можно разумом поверить в такое! При нашей жизни, имея пять лет института за плечами. Бред! Бред! Поверить в это — значит признать, что мне пора идти сдаваться в «Кащенко».

«Бежать отсюда надо», — подумал я, и в этот миг вошла Лия.

— Спят, — шепнула она и прижалась ко мне.

Я дернулся.

— Ты что?!

— Перенервничал, — я покосился на ее руки, и мне померещился на ладонях неосязаемый, мне одному заметный след мертвечины.

Лия опустилась в кресло, бессильно откинула голову.

— Господи! Господи! — зашептала она. — За что мне такие муки! Ну что, мне его теперь всю жизнь за руку водить. Ведь он теперь уйдет куда-нибудь, а я с ума буду сходить…

— Тебе надо выпить, — сказал я, быстро вставая. — А то начнется истерика. Травмировать детей после такого ни к чему.

Я достал из бара бутылку коньяку и налил полфужера Лие и целый себе.

И с этого дня началась у нас какая то призрачная жизнь. За день накопится, и совсем уже было решусь — уйду завтра, соберу манатки и тихо смоюсь. А за ночь в Лииных объятьях вся решимость растает. Не могу! Не могу-у!

И остаться не могу. Ночью сквозь закрытые двери, в самый безумный момент страсти, чувствую его змеиный взгляд. И что ужасно: под взглядом мертвеца наслаждение мое возрастало! Я вонзался в Лиино тело, насиловал яростно, душил ее в объятьях, и все время при этом думал: она мать этого мертвеца, оборотня. А-а! А-а-а! А-а…

А чего он выжидает, стал думать я. Я один знаю о нем, значит, выжидание его касается меня. Раз ждет и следит, значит, у меня есть какая-то сила, которую ему пока не одолеть. ПОКА. Потому что уж больно спокоен. Словно знает, стервец, что и когда я сделаю, как подпаду под его власть.

Надо бежать! Бежать. Надо бежать!

НЕ МОГУ!

Прошли дни, неделя. И впечатался навечно в память его образ тех последних дней — мертвенно-бледного с тусклыми глазами, всегда в серой майке, в которой его принесли, словно она приросла к телу. А что под ней?

Как только я задал себе этот вопрос, так стал замечать: его фигура меняется. День ото дня, но замечаю это лишь я один. Плоть стекала с плеч, со спины к пояснице, собираясь в жирную рыхлую складку. Дрожала при ходьбе, как студень. Это при его-то худобе! Казалось… нет! Так и было на самом деле — он разлагался заживо. Позвоночник его проступал сквозь майку, как обглоданный хребет падали. Но никто не замечал этого, кроме меня.

По ночам я обнюхивал Лию, прежде чем взять ее. Но она пахла обычно — духами, телом.

Как же мне узнать? Как же мне узнать точно? Если я буду знать точно, я разорву эти сети.

И тогда мне пришла в голову мысль: если Вадим мертвец, значит, он не должен дышать! Нужно только подкрасться к нему ночью и послушать.

Паркет тихо поскрипывал под босыми ногами, сердце колотилось в горле, пот струйками тек по бокам от страха, но не было сил более жить в неизвестности. Не убьет же он меня в конце концов. При брате, при матери. Кругом люди, тысячи людей, тысячи квартир. Крикни — сбегутся сразу.

Вадим лежал на левом боку лицом к стене. Луна освещала его тощее плечо, руку, лежавшую поверх одеяла.

Я остановился в двух шагах от постели, прислушался. Не слышно! Очень уж громко сопит Павлик. Еще шаг, ноги отказываются идти.

Склоняюсь над ним. Затаиваю дыхание…

И вдруг его руки капканом сжимаются на моем затылке. Рот оскаливается страшно — зубы, ослепительно белые в лунном свете, неестественно большие, растут на глазах, вытягиваясь кривыми клыками.

Я дико закричал. Вырвался. Одним безумным прыжком проскочил комнату и через мгновенье уже сидел на постели. Лия, часто моргая спросонок, спросила испуганно:

— Что случилось?

— Кошмар, — говорю, — приснился. — А сам слышу тихий злорадный смешок в спину. И соображаю: это он смеялся мне в спину, когда я вырвался из его рук. ГАДЕНЫШ! И тотчас мерзкий смрад бьет мне в лицо. Спазма перехватывает горло. Запах лезет в ноздри, забивает легкие, и я бегу в туалет. Меня рвет.

Умывшись и прополоскав рот, возвращаюсь и без сил падаю на постель.

Павлик заглядывает к нам. В первый миг я напрягаюсь, думая, что гаденыш пришел насладиться эффектом. Но нет, у того, что стоит в дверях, волосы темные. Лия встает, машет на сына рукой:

— Иди, иди. Ничего интересного. Спать надо. А то завтра вас в школу не добудишься.

Захлопывает дверь и ластится ко мне. Я лежу безучастный, с похолодевшими руками и ногами, только тело дрожит не переставая.

Впервые я не ответил на ее ласки, впервые не захотел. И наконец решился: завтра же уйду.

Но с утра уйти не удалось. Утром ребята не пошли в школу. Павлик закашлял, зачихал, у него поднялась температу
0
 Arika отправлено
где продолжение?
0
 Dirago отправлено
Есть под Тулой областной центр Киреевск. И там куча деревень заброшенных. Был я там проездом и услышал историю про Пегасово. Оттуда, мол, все разъехались из-за вурдалаков. Вообще, район этот богат на подобные истории. Побывав в местном городе Болохово, я услышал кучу «совершенно достоверных» историй про местную нечисть — и это в 2010 году! Да и объектов для исследователя тут много: заброшенные деревни, шахты, заводы... Настоящее раздолье.

Вернувшись летом в Болохово, я снял у одной бабульки комнату, а сам пошёл осматривать окрестности. Для начала проверил местную полузаброшенную деревню Улановка. Дома были побитые, но обжитые. Я до края деревни дошёл, зная, что дальше поля, а за ними и первая цель моего путешествия — Пегасово. Стою, всматривась вперёд — деревни не видно. Судя по карте, до неё километров семь.

И тут из ближайшего дома вышел мужчина и спросил меня:

— Ты кто такой?

Обычный мужик лет под сорок. Комбинезон, кепка. Крепкий, видимо, работящий.

Я спросил:

— Простите, а Пегасово в ту сторону?

Он глянул на меня:

— А чего тебе там надо?

Я ответил, что, мол, давным-давно там бабка с дедом познакомились, и я хочу посмотреть, где семья начало взяла:

— Только я не знаю, чего дед с бабкой переехали, дом же был свой, а они отмалчиваются. Хоть гляну, схожу...

— А дед не рассказывал, что случилось там, почему уехали?

Я изобразил милейшего дурачка:

— Отец вроде говорил про какие-то страсти, но я не верю, а дед молчит...

Мужчина подошёл ко мне. И выдал... нет, не шикарную страшилку, не сочную легенду. Какое там!

— Волки там в соседнем лесу поселились! Не ходи туда, загрызут.

С тем он и вернулся в свой дом. Я был жутко разочарован. Но всё равно вернулся в съёмную квартиру и собрал рюкзак. А утром выдвинулся в сторону Улановки. В полседьмого я стоял на том же месте, что вчера, с полной экипировкой. Пошёл прямо по полю. Через час уже стало светло. Вскоре начал видеть вдалеке хуторок. Не развалины, но явно заброшенное место. В бинокль посмотрел — никого. Гляжу, дорога в поле разбирается, возле неё ржавый знак: «Пегасово». Вспомнив слова мужчины, я нож к ремню прицепил и травматический пистолет в рюкзаке ближе подложил, да и пошёл знакомиться с деревней.

Честно говоря, я был разочарован. Все просто взяли и уехали. Но потом начал приглядываться к погоревшим домам, коих было восемь из примерно двадцати. Останки почти всех дверей были покрыты царапинами, и нехилыми такими, будто какой-то оборотень ломился внутрь. Уцелевшие двери и ставни были покрыты глубокими разрезами.

В бурьяне одного из зданий я нашёл разорванный дверной замок. Именно разорванный — вдоль висячего замка шла длинная полоса, как от топора. Механизм был повреждён.

Сделав несколько фотографий, я благополучно удалился. Не чувствовал никаких взглядов в затылок, не видел теней в заколоченных домах — ничего. Только царапины. Я не знаю, как высоко может прыгнуть волк и как глубоко он может полоснуть своими когтями дерево, но некая таинственность действительно была во всём этом местечке. Мало ли...
0
 Dirago отправлено
Это произошло совсем недавно — примерно года три назад. Я тогда жила с родителями в трехкомнатной квартире. Моя собака постоянно на что-то смотрела, словно видела то, чего не видели мы. Лаяла на что-то в дверях и рычала.

Спустя какое-то время я ночевала дома одна. Посмотрела фильм и легла спать. Не успела я выключить везде свет и устроиться под одеялом, как кто-то три раза постучал по двери ванной (наверное, любой человек знает, как именно звучит стук в каждую дверь в его квартире). Я притихла — наступила гробовая тишина. Я начала себя успокаивать тем, что это мне показалось, но тут последовало еще три стука во входную дверь. Я вскочила с кровати, взяла телефон, позвонила своему парню и начала объяснять ему, что случилось. Он мне сказал, чтобы я не паниковала и успокоилась, напомнил, что дверь я точно заперла, когда он уходил от меня этим вечером. Он посоветовал мне пойти и посмотреть в глазок. Я так и сделала — пошла по коридору ко входной двери, попутно включая везде свет. Когда я подошла к двери, свет во всей квартире погас. Я просто остолбенела от шока. В глазке было видно, что на нижнем этаже горит свет. Я начала плакать в трубку и умолять парня прийти ко мне. Он сказал, что уже выходит, но не успел он договорить последнюю фразу, как у меня отключился телефон. Разрядиться он никак не мог, так как он весь день стоял на зарядке. Я взяла себя в руки и решительным шагом пошла в кладовую за свечами.

Зажгла свечу, взяла в руку и пошла к себе в комнату и начала молиться, чтобы всё прекратилось. И тут я услышала шаги В КВАРТИРЕ ПРЯМО ПО КОРИДОРУ — сначала медленные, а потом некто как будто прибежал в мою комнату и остановился около меня. И тут у меня просто начались рвотные позывы от страха — я побежала в туалет, и меня вырвало. Тут я услышала звонок. Не успела я подбежать к двери, как вдруг опять раздался СИЛЬНЫЙ СТУК ВО ВХОДНУЮ ДВЕРЬ! Я замерла, но тут же услышала за дверью голос своего парня. Вздохнув с облегчением, я открыла дверь. В этот же момент во всей квартире включился свет, и я услышал в комнате звуковой сигнал включившегося телефона. Парень тоже видел, как включался свет по всей квартире, и смотрел на моё бледное, как побелка, лицо. Всю ночь мы просидели на кухне.

После этого случая все домашние постоянно стали слышать, как кто-то ходит по квартире. Билась посуда, провода летали по воздуху сами по себе... Отношения в семье стали напряженными — мы вечно ругались. Вскоре мы приняли решение съехать из этой квартиры. Продали её, туда переехали новые жильцы.

Буквально через месяц нам позвонили жильцы рано утром и с насмешкой спросили, не замечали ли мы что-то необычное в квартире. Мы с содроганием ответили отрицательно, и они сказали нам, что ночью услышали крик и плач своей дочери-младенца. Забежали в комнату — а там ребенок висит в воздухе, будто кто-то невидимый держит её за горло. Когда вошли взрослые, «рука» резко отпустила захват, и девочка упала на пол и заработала сотрясение мозга...

Что это было, и как эти люди сейчас, я не знаю. Но я очень рада, что мы уехали из этой квартиры своевременно.
0
 Dirago отправлено
Еду в Псков забирать машину с таможни. Солнечный летний день, на небе ни облачка, в багажнике – еда, напитки, спальник. Вполне возможно, придется переночевать в дороге. Останавливаюсь на перекур, сон минут на тридцать, бутерброды, и снова за руль. Стабильно 150 км/ч. Ровная прямая автострада.

К вечеру приехал на таможню. Оформление бумаг. Скучные лица. Ксерокс. Оплата пошлины. Водители огромных фур. Перекуры, очереди, часы ожидания. Только за полночь – в обратный путь. Дорога в это время почти свободна. Встречные водители вежливо переключают дальний свет на ближний. Вдруг свет фар выхватывает на обочине сидящего деда с ведрами, видимо, что-то продает. Останавливаю машину, выхожу. В ведрах ничего нет. Дед сидит на стульчике, хихикает и смотрит куда-то в лес, на вопросы не отвечает. Кидаю в ведро, двадцать рублей, сажусь за руль, еду дальше.

Сказывается усталость, сон берет свое, знаю, что в этом случае продолжать движение нельзя. Спустя пару километров осторожно сворачиваю с трассы. Грунтовая дорога приводит на какой-то странный пустырь. По краям лес, площадка покрыта асфальтом с глубокими ухабами. Ставлю машину в центре, раскладываю сиденья, расстилаю спальник. Вокруг тишина. Почему-то не хочется выключать освещение в машине. Докуриваю сигарету, ложусь, выключаю лампу и фары. Несколько минут ворочаюсь, но потом проваливаюсь в забытье, сон темный как лес вокруг.

Просыпаюсь оттого, что машина раскачивается и слышен смех. Детский смех, веселый и зловещий одновременно. Стекла к тому времени запотели, изнутри ничего не видно. Прислоняюсь к окну, пытаюсь что-нибудь разглядеть. Вдруг с противоположной стороны по стеклу бьет детская ладошка и сползает вниз, оставляя за собой чистый след. Закричал что есть силы и, не переставая кричать, сажусь за руль. Судорожно ищу ключи, хлопаю себя по карманам – нигде нет. Смех не прекращается, машина раскачивается все сильнее, откуда-то начало пахнуть гарью. Оказывается, ключ был в замке зажигания. Поворачиваю ключ. Ревет мотор. Машинально включаю фары. Перед капотом плотным рядом стоят дети. Их человек пятнадцать. Одетые в старые, еще советского образца, казенные пижамы. На их лицах и одежде черные пятна. Включаю заднюю передачу. Лечу по ухабам, завывая движком. Детские фигуры удаляются, одна из них помахала рукой.

Выезжаю на трассу, газ до упора, несусь как сумасшедший. И только сейчас обращаю внимание, что льет сильный дождь. Впереди показался пост ДПС. Подъезжаю к нему, чуть не врезаюсь в стену, выскакиваю из машины, бросаюсь к удивленному постовому, сбивчиво рассказываю, что случилось. Он смеется и не верит. Проводит проверку на алкоголь. После уводит меня к себе, предлагает отдохнуть. Наливает чаю, закуривает, спрашивает, где это произошло. Я рассказываю. Он внимательно слушает, потом мрачнеет, переглядывается с напарником. Потом они рассказывают мне такую историю, что в том месте был детский интернат, в конце восьмидесятых там случился пожар, и он сгорел, почти все воспитанники погибли. Несмотря на это, милиционеры меня уверяют, что мне просто приснился кошмар. Я соглашаюсь. Здесь, в тепле, в компании вооруженных гаишников все кажется действительно сном. Через некоторое время я благодарю их, собираюсь и выхожу к машине. На капоте, почти уже смытые дождем, видны отпечатки перепачканных сажей маленьких детских ладошек.
0
 Dirago отправлено
Один палач, исполнявший смертные приговоры в отношении французских дворян в конце XVIII века, рассказывал: «Все палачи отлично знают, что головы после отсечения живут еще с полчаса: они так изгрызают дно корзины, в которую мы их бросаем, что корзину эту приходится менять по меньшей мере раз в месяц».

В известном сборнике начала нынешнего века «Из области таинственного», составленном Григорием Дьяченко, есть небольшая глава: «Жизнь по отсечении головы». Среди прочего в ней отмечается следующее: «Уже несколько раз было говорено о том, что человек, когда ему отрубают голову, не сразу прекращает жить, а что его мозг продолжает соображать и мускулы двигаться, пока, наконец, кровообращение совсем не остановится и он не умрет окончательно». Действительно, отрезанная от туловища голова способна еще какое-то время жить. Мышцы ее лица подергиваются, она гримасничает в ответ на уколы острыми предметами или подсоединение к ней проводов с электротоком.

25 февраля 1803 года в Бреславле был казнен убийца по фамилии Троэр. Молодой врач Вендт, позднее ставший известным профессором, выпросил голову казненного для проведения с ней научных опытов. Тотчас после казни, получив голову из рук палача, он приложил цинковую пластинку гальванического аппарата к одному из передних перерезанных мускулов шеи. Последовало сильное сокращение мускульных волокон. Затем Вендт стал раздражать перерезанный спинной мозг - на лице казненного появилось выражение страдания. Тогда доктор Вендт сделал жест, как бы желая ткнуть пальцами в глаза казненного, - они тут же закрылись, словно заметив грозившую опасность. Затем он повернул отрубленную голову лицом к солнцу - и глаза снова закрылись. После этого было сделано испытание слуха. Вендт дважды громко крикнул в уши: «Троэр!» - и при каждом зове голова открывала глаза и направляла их в ту сторону, откуда исходил звук, причем она несколько раз открывала рот, будто желала что-то сказать. Наконец, ей клали в рот палец, и голова стискивала зубы так сильно, что клавший палец чувствовал боль. И только через две минуты сорок секунд глаза закрылись и жизнь окончательно угасла в голове.

После казни жизнь некоторое время теплится не только в отсеченной голове, но и в самом теле. Как свидетельствуют исторические хроники, порой обезглавленные трупы при большом скоплении народа проявляли настоящие чудеса эквилибристики!

В 1336 году король Людовик Баварский приговорил к смертной казни дворянина Дина фон Шаунбурга и четырех его ландскнехтов за то, что они посмели восстать против него и тем самым, как гласит летопись: «Нарушили спокойствие страны». Смутьянам, по обычаю того времени, должны были отрубить головы.

Перед казнью, согласно рыцарской традиции, Людовик Баварский спросил у Дина фон Шаунбурга, каково будет его последнее желание. Желание государственного преступника оказалось несколько необычным. Дин не потребовал, как это «практиковалось», ни вина, ни женщины, а попросил короля помиловать приговоренных ландскнехтов в случае, если он пробежит мимо них после... собственной казни. Причем, чтобы король нс заподозрил какой-либо подвох, фон Шаунбург уточнил, что приговоренные, в том числе и он сам, будут стоять в ряд на расстоянии восьми шагов друг от друга, помилованию же подлежат лишь те, мимо кого он, лишившись головы, сможет пробежать. Монарх громко рассмеялся, выслушав этот бред, но пообещал исполнить желание обреченного.

Опустился меч палача. Голова фон Шаунбурга скатилась с плеч, а тело... вскочило на ноги на глазах у онемевших от ужаса короля и придворных, присутствующих на казни, орошая землю потоком бешено хлещущей из обрубка шеи крови, стремительно помчалось мимо ландскнехтов. Миновав последнего, то есть сделав более сорока (!) шагов, оно остановилось, конвульсивно дернулось и рухнуло наземь.

Ошарашенный король немедленно сделал заключение, что здесь не обошлось без дьявола. Однако слово свое сдержал: ландскнехты были помилованы.

Почти двести лет спустя, в 1528 году, нечто подобное произошло в другом германском городе - Родштадте. Здесь приговорили к отсечению головы и сожжению тела на костре некоего монаха-смутьяна, который своими якобы богомерзкими проповедями смущал законопослушное население. Монах отрицал свою виновность и после своей смерти обещал тут же предоставить тому неопровержимые доказательства. И действительно, после того как палач отрубил проповеднику голову, тело его упало грудью на деревянный помост и пролежало так без движения минуты три. А затем... затем произошло невероятное: обезглавленное тело перевернулось на спину, положило правую ногу на левую, скрестило руки на груди и лишь после этого замерло уже окончательно. Естественно, что после такого чуда суд инквизиции вынес оправдательный приговор и монаха подобающим образом похоронили на городском кладбище...

Однако оставим в покое обезглавленные тела. Зададимся вопросом: происходят ли какие-либо мыслительные процессы в отрубленной человеческой голове? На этот довольно сложный вопрос пытался ответить в конце прошлого века журналист французской, газеты «Фигаро» Мишель Делин. Вот как он описывает интересный гипнотический эксперимент, проведенный знаменитым бельгийским художником Вирцем над головой одного гильотинированного разбойника.

«Давно уже художника занимал вопрос: как долго длится процедура казни для самого преступника и какое чувство испытывает подсудимый в последние минуты жизни, что именно думает и чувствует голова, отделенная от туловища, и вообще, может ли она думать и чувствовать. Вирц был хорошо знаком с доктором брюссельской тюрьмы, друг которого, доктор Д., занимался гипнотизмом уже в течение тридцати лет. Художник сообщил ему свое сильное желание получить внушение, что он преступник, присужденный к гильотине. В день казни, за десять минут до того, как привели преступника, Вирц, доктор Д. и двое свидетелей поместились внизу эшафота так, чтобы их не было заметно публике и в виду корзины, в которую должна была упасть голова казненного. Доктор Д. усыпил своего медиума, внушив ему отождествиться с преступником, следить за всеми его мыслями и чувствами и громко высказывать размышления осужденного в ту минуту, когда топор коснется его шеи. Наконец, он приказал ему проникнуть в мозг казненного, как только голова отделится от туловища, и анализировать последние мысли умершего. Вирц тотчас же уснул. Минуту спустя раздались шаги: это палач вел преступника. Его положили на эшафот под топор гильотины. Тут Вирц, содрогаясь, начал умолять, чтобы его разбудили, так как испытываемый им ужас невыносим. Но уже поздно. Топор падает.

- Что вы чувствуете, что вы видите? - спрашивает доктор.
Вирц корчится в конвульсиях и отвечает со стоном:
- Удар молнии! Ах, ужасно! Она думает, она видит...
- Кто думает, кто видит?
- Голова... Она страшно страдает... Она чувствует, думает, она не понимает, что случилось... Она ищет свое туловище... ей кажется, что туловище за нею придет... Она ждет последнего удара - смерти, но смерть не приходит...

В то время как Вирц произносил эти страшные слова, свидетели описываемой сцены смотрели на голову казненного, с повисшими волосами, стиснутыми глазами и ртом. Артерии еще пульсировали в том месте, где их перерезал топор. Кровь заливала лицо...

Доктор продолжал спрашивать:
- Что вы видите, где вы?
- Я улетаю в неизмеримое пространство... Неужели я умер? Неужели все кончено? О, если бы я мог соединиться со своим телом! Люди, сжальтесь над моим телом! Люди, сжальтесь надо мною, отдайте мне мое тело! Тогда я буду жить... Я еще думаю, чувствую, я все помню... Вот стоят мои судьи в красных мантиях... Моя несчастная жена, бедный мой ребенок! Нет, нет, вы меня больше не любите, вы покидаете меня... Если б вы захотели соединить меня с туловищем, я мог бы еще жить среди вас... Нет, вы не хотите... Когда же это все кончится? Разве грешник осужден на вечную муку?

При этих словах Вирца присутствовавшим показалось, что глаза казненного широко раскрылись и взглянули на них с выражением невыразимой муки и мольбы. Художник продолжал:
- Нет, нет! Страдание не может продолжаться вечно. Господь милосерден... Все земное уходит из моих глаз... Вдали я вижу звездочку, блестящую, как алмаз... Ах, как хорошо, должно быть, там, вверху! Какая-то волна охват
0
 Ivvaa отправлено
где 10-й уголок??
0
 Vulturyol отправлено
Пока читал думал, что щас повернусь а там чья-нибудь рожа :(
-1
 Dirago отправлено
Мы с Олькой со школы дружили. Потом поступили в ВУЗ, замуж повыскакивали. У Оли родители богатые — когда она забеременела, они подарили ей квартиру трехкомнатную, так сказать, для пинка в будущее. Родился чудный мальчишка, назвали Виталей в честь деда Ольги, мы ласково звали его Витькой. Когда малышу исполнился годик, Оля с мужем въехали в отремонтированную новую квартиру, чтобы начать счастливую жизнь молодой семьи. Но малыш сразу же стал там часто болеть, капризничать, плакать. Позже истерики доходили до такого, что ребёнок как-то перебирался через свою кроватку и прибегал к родителям в спальню. Оля жаловалась, что покоя теперь им нет от сына. Тот ни в какую не хотел оставаться в комнате. У бабушек и дедушек Витька был вполне нормальным ребёнком, а у себя дома его будто подменяли.

Однажды мать дала малышу фломастеры и бумагу, пока готовила обед. Когда пришла посмотреть — ужаснулась: сын нарисовал совершенно чётко страшного чёрта, сидящего рядом с кроватью, весь лист был изрисован чёрными линиями с жёлтыми и красными вперемешку. Витька толком объяснить не мог, что нарисовал, говорил слово «чёрт» и показывал под кровать.

Так прошёл год. Мальчик был по-прежнему беспокойным. По ночам он стабильно бежал к родителям и ложился между ними. Он начал уже разговаривать довольно неплохо и постоянно жаловался на какого-то чёрта в тёмных углах. Психологи и психиатры в один голос утверждали, что мальчик видит негатив в телевизоре и проецирует это в реальность. Естественно, ни специалисты, ни родители в мистику верить не желали. Матери наказали любыми силами отучать ребёнка от родительской постели.

И вот Ольга пошла на крайний шаг. Вычитала где-то в Интернете, что ребёнка уложили и закрыли, он плакал, а потом устал и уснул. Поговорив с ребёнком, что никакого чёрта нету, что он всё придумал, она вышла за дверь, не выключая ночника, и заперла мальчонку.

Минут 20 было тихо, но потом мальчик начал плакать. Ольга мучилась, но отучать ребёнка как-то надо. Со слезами на глазах Ольга сидела и ждала, когда малыш успокоится и уснёт. Но Витька перешёл на крик. Подумав, что сейчас прибегут ругаться соседи, мать открыла комнату. Сын сидел на подоконнике, вжавшись в стекло, глазки его были мокрыми, и он нервно всхлипывал. На руках и ногах сына были свежие синяки. Заикаясь, ребёнок продолжал говорить, что из-под кровати вылезает страшный чёрт, который хочет его укусить и потащить с собой. Мать, измученная фобиями сына, на завтра с утра снова побежала с мальчиком по врачам. Ничего, кроме мультиков, которые отобрали сыну родители, Витька не видел. Не смотрел он также и на страшные картинки. Откуда в голове ребёнка поселился этот жуткий страх? Врачи уже разводили руками. Одни полагали, что родители бьют малыша, но он говорил, что мама и папа никогда его не били, соседи характеризовали семью как положительная — в общем, не было никаких доказательств, кроме синяков. Мама с малышом поехала на неделю отдохнуть в санаторий. Там мальчишка был спокоен и спал самостоятельно без криков и скандалов.

По приезду всё возобновилось снова. И тут Ольга не выдержала. Она по совету пожилой соседки решила освятить квартиру. Пришедший батюшка сразу сказал, что живут они в нечистом месте, и что мальчишку надо беречь.

После его ухода был спокойный вечер, и ничто не предвещало беды. Ольга готовилась встречать мужа из командировки, сына положила у себя в спальне, а сама готовила еду. Время было позднее, когда она обнаружила, что не хватает муки. Она вышла к соседям. Когда они разговаривали, вдруг нечеловеческий страшный крик, и сразу настала тишина. Оля с соседями быстро вернулась к себе в квартиру. То, что увидела мать, оставило глубочайший отпечаток на всю её жизнь. Её мертвый маленький сын лежал на кровати, раскинув руки в стороны, всё его тело покрывали укусы, глаза закатились в ужасе. Подбежав к ребёнку, мать обнаружила, что мальчик не дышит.

Экспертиза обнаружила множественные человеческие укусы на теле малыша. Следствие заключило, что родители невиновны в его смерти, да и алиби у женщины было — мальчонка ведь кричал именно тогда, когда она разговаривала с соседями сверху.

Потом Оля с мужем рассказали мне по большому секрету, что потом узнали о квартире. В ней лет десять назад застрелился мужчина, который тоже страдал от ночных встреч с чертом. Оля сейчас верит в мистику, она не нашла других объяснений смерти своего ребёнка. Не нашли таковых и в милиции.

Моя подруга говорит, что до сих пор часто плачет по малышу. Зловещую квартиру они продали, причём продавали людям, у которых не было детей.
-1
 Dirago отправлено
У нас в подъезде всегда было уютно, но вот после переезда семьи Тихоновых, квартира долго пустовала, я не знаю, продавали ли её вообще. Может быть и нет? Но не буду вдаваться в этот вопрос, скажу одно: квартира долго ждала хозяина и пустовала, квартира с номером... 33. Я всегда обхожу эту квартиру стороной, дверь поцарапана, словно кто-то настырно драл её. Я думала, что никто и никогда не купит эту квартиру, ну, трёшку.

Однако примерно через месяц стали раздаваться звуки из той квартиры, необычные, хотя, мне ли вообще критиковать их. Но спустя день все узнали, что квартиру снял мужчина, лет 45, ну, не знаю точно, я не спрашивала. Так вот. Он был на удивление добрым, приветливым, мне было приятно заводить с ним разговор и квартиру я совершенно перестала опасаться. Ну, мне казалось, что этот мужчина был достойным её хозяином. Мы с ним стали хорошо общаться, он медленно, но сильно и ясно втирался ко мне в доверие.

Какая я была дура! Да, я скажу это, хотя... уже поздно что-то менять, так как я еле осталась жива, а Юлька... она погибла... от чего? Сначала прошу почитать мою историю, потом вы сами поймёте почему я называю себя наивной дурой. У всех людей есть минусы, у всех! Я почему-то думала что у этого мужчины их не было...

Был обычный день и мы с Юлей гуляли во дворе. Делать было особо не чего, качели были заняты маленькими детьми, а лавочки старенькими бабушками, которые обсуждали, что на рынке сахар подорожал. Даааа, для меня вполне знакомая ситуация, но... так как нам было крайне нечем себя занять я предложила погулять по подъездам и звонить в двери, а потом убегать. Однако, нам помешал добрый сосед.

Проходя мимо его квартиры мы услышали еле слышные вопли, Юлю это смутило и она остановилась около двери доброго дяди. Я сказала, что нам надо идти, но Юлю было не остановить, она уставилась на дверь. Тут эта поцарапанная дверь и стала открываться со скрипом, я-то знала, что это сосед.

- Здравствуйте. - начал этот мужчина свой разговор, выйдя из квартиры. - Зайдите ко мне на чашечку кофе? - с его лица не сходила улыбка.
- Но... у нас дела... - начала я, но мою реплику перебила Юля:
- Мы согласны!
В тот момент я разозлилась на Юльку, но отказать соседу было нереально, он и так был сегодня весёлым. Мы вошли в комнату, сняли обувь и учуяли сильный запах жареного мяса с кухни. Да, именно мяса, но я не ем мясо, не люблю есть животных.

Сосед показал нам кухню и мы сели на стульчики, как я потом заметила, добрый сосед жарит мясо.
Я удивилась, тому что он всегда только и ест мясо, ведь этот запах я чую за километр.
- Вы, наверное, устали, хотите поесть? - он говорил довольно добродушно, меня это немного смутило.
- Да, а что вы можете нам предложить? - Юля была с ним очень добра, не то что я.
- Мясо, его у меня завалом...

Он сунул нам под нос стейк, меня чуть не вырвало, так как я не ем это мясо. Юля улыбаясь, глотнула чай и улыбнулась, меня это бесило! А так же меня смущал пристальный взгляд соседа.
- Тебе не нравится этот стейк? - спросил меня мужчина.
- Я вегетарианка, простите, я не ем мясо.
Я удивилась его реакции, он отвернул голову и продолжил:
- Ох, как жаль, что ты не попробуешь этот шедевр, я готовил его долго, как ты думаешь, его отдать твоей подружке? На ужин я хочу приготовить новую порцию.

Я была удивлена его мнению к мясу, он мог бы есть его вечно, а я не могу и кусочка проглотить. Я чувствовала, что он был опечален, но мне было противно вообще это есть. Я хотела быстрее выйти из этого цеха по приготовлению мяса, ну просто не описать словами это чувство.

Он повернулся и смотрел на нас, мне стало не по себе. Спустя минуту он предложил пойти в зал, Юля согласилась и я...
Дуры! мы сели на удобный диван и я чуть ли не убила Юлю:
- Ты совсем?! Нам надо отсюда смываться, он странно смотрел на нас!
- Ты... - Юлю перебил звон ножей на кухне, этот сосед их точил. - Ты просто не хочешь ответить любезностью этого милому человеку. - Договорила Юля и снова зазвенели ножи.

Потом наконец появилась тень мужчины из кухни, Юля села поудобнее, но я отшатнулась увидев его и ножи в руках.
Он смотрел на нас с Юлькой с чувством голода и тихо договорил:
- А вы аппетитные...
Юля закричала, её крик был ужасен и звучал очень громко. Стены были бетонные, никто бы и не услышал её крика...
- Вы каннибал? - спросила я дрожащим голосом.
- А ты думала иначе? - он снова стал улыбаться...
А Юля не проронила ни слова, она плакала в ладоши. прикрывшись. Я услышала слова из уст людоеда:
- Она первая, мне будет приятно оставить тебя на потом.

О нет! Я прижалась в угол этого дома и видела как он приближается к Юле, он, он... с ножами, один нож он припас для меня, отбросив его в угол... Я пыталась дотянуться до него, но не могла оторвать глаз от его расправы с Юлей... "Он предварительно наточил ножи, значит убивать будет быстро" - подумала я про себя. И тут снова услышала крик, крик Юльки... о нет! Он нанёс ей удар в живот, ножом, как больно это, наверное... Но я не хотела смотреть на эту ужасную картину. Я слышала только крики и, открыв глаза, увидела лишь его взгляд на мне, я ужасно испугалась и тут вспомнила про нож, который он отбросил.

Собрав силы в кулак, я решила его взять, о да! я Смогла! С ножом я пошла на него, дальше... ну что могло быть дальше? Я ударила его в спину... он... он... упал. Тогда я нанесла ещё одно и кинулась на Юлю, она была еле живая, тогда я побежала за помощью...

Вот моя история, вот, она прямо у вас на ладони, смотрите! Вы спросите, кем он был? оказалось, уже процветающий каннибал. У него в подвале нашли кучу останков от тел, в основном девушек от 17 лет, как и мы с Юлькой... Его уже давно ловила полиция, но он менял место жительства и фамилию, он менял все данные о себе! И я не знаю, какого чуда я ожидала тогда, взяв нож, но я убила его и наверное, это было прекрасным моментом...

Знаете, у него и в холодильнике были тела, а Юлю... Юльку спасти не удалось! Вот я дура! зачем вообще я тогда подумала об этом увлечении ходить по квартирам? да только чёрт знает, о чём я тогда думала...

Он специально притворялся добрым, чтобы подозрений не было и очки носил часто... парики надевал..
-1
 Dirago отправлено
Я хочу рассказать эту историю, дабы уберечь души тех смельчаков, которые желают играть с непознанным и необъяснимым. Мою душу уже не спасти. Я могу лишь предупредить, чтобы вы не повторяли моей участи.
Все началось с вечеринки у друга. Один из моих друзей рассказал об интересных данных статистических исследований суицидов в Америке, якобы 72% самоубийц звонили по телефонному номеру 666.
-Фуфло, америкосы вечно фигней маятся. Спорим на бутылку виски, что я позвоню, и ни о каком суициде и речи не будет!
Таковой была моя реплика. Как же глуп я был тогда.
Я набрал с мобильного этот номер. Не было ни гудков, ни бесстрастного голоса автоответчика, лишь тишина с редким потрескиванием. Я с возгласом:
«Я же говорил туфта это все» окончил вызов. Мы продолжили веселье, на следующий день я уже и забыл о своем поступке и сидя вечером в интернете на спортивном сайте ждал звонка от девушки, и поэтому не глядя на экран взял зазвонивший телефон, лежащий возле системного блока. Принял вызов. Из поднесенной к уху трубки доносилось далекое шипение и вдруг раздался ровный женский голос:
-Ты превратил свою жизнь в ад.

Я взглянул на дисплей, входящий вызов от номера 666. От страха у меня встали дыбом волосы. Боковым зрением я заметил некое движение, повернув голову я впервые увидел ЕГО. Рыжий высокий мужчина без носа и с вырезанными глазами, он ходил по моей комнате и, остановившись возле книжного шкафа, начал выкидывать из него книги и топтать их ногами. Выкинув все книги, он залез на подоконник, выбил стекло и спрыгнул вниз. Я сидел в оцепенении, такого ужаса я не испытывал никогда. Кое-как успокоившись и прибравшись дома, я принял снотворное и лег спать. Проснувшись утром, я едва не потерял сознание - вся моя постель была усеяна безголовыми крысами. Отойдя от первого шока, я поехал к своему другу, дома оставаться мне было страшно. В маршрутке напротив меня уселся мой рыжий знакомец.

Внезапно он встал и пройдя по салону, наклонился над водителем и стал его душить, маршрутка упала с моста на нижний уровень объездной дороги, где в нее врезался длинномер, все, кроме меня, погибли. Продержали, на всякий случай, два дня в больнице, хотя со мной было все в порядке. Эти две ночи Рыжий неизменно сидел на мой кровати, изредка наклоняясь над моим ухом и шептал: "Это из-за тебя все они погибли, что ты чувствуешь, убийца?".

У меня текли слезы. Рыжий растворялся в первых лучах солнца. Никто, кроме меня, его не видел, так как лежавшие со мной в одной палате больные, не обращали внимания на его посиделки, я же молчал, перспектива оказаться в психушке меня не прельщала. Наконец-то выписали, придя домой я впал в ступор, все стены были измазаны чем-то бурым, позже до меня дошло что это кровь. Я хотел сразу же выбежать обратно, но монстр не пустил, толкнул в спину и захлопнул дверь. Теперь Рыжий все реже исчезал и часто заявлялся даже в обед. Царапал обои ногтями, ломал мебель, притаскивал домой всевозможное зверье, ел его, размазывая кровь по обезображенному лицо и бесновался, если я отворачивался, в гневе кидая в меня останки животных и угрожающе рыча. Он не давал мне выйти из квартиры, загораживая проход и безумно хохоча, разбил мобильный и оборвал провода телефона, окна тщательно замазал кровью, так что даже свет пробивался с трудом. Почему-то меня никто не искал.

Я старался не спать, а когда не выдержав уснул, проснувшись увидел нож, воткнутый в подушку, рядом с моей головой. Я перестал удивляться, и лишь закрыл вентиль крана когда из него вместо воды, полилась мерзкая зеленая слизь. Меня накрыла жесточайшая депрессия. Рыжий уже не исчезал, а постоянно находился рядом. На 6-ой день я попытался прыгнуть из окна, но Рыжий схватил за плечо и втащил обратно в комнату, потом толкнул в грудь не дав вскрыть себе вены. А на 7-ой день протянул бумагу, которая предлагала разрешение совершить суицид в обмен на мою душу. Я подписал, попросив лишь разрешение написать последнее сообщение. Не звоните на этот номер! НИКОГДА!
-1
 Dirago отправлено
Три года назад мы с друзьями пошли в тот роковой поход. Шли с палатками и большими рюкзаками. Конечным пунктом была небольшая гора, находящаяся в 25 километрах от нашего города. Добрались мы до него часов за девять. Разбив лагерь у подножия этой самой горы, мы стали отдыхать. Место было очень красивое, и мы наслаждались покоем после долгой дороги под палящим солнцем.

Утром, проснувшись, мы выяснили, что Алёша, наш главный, потерял свой GPS-навигатор, ибо он имел идиотскую привычку носить его в сеточном кармане без молнии.

— Не боись, народ! — сказал он весело. — Обратно ведь пойдём, дорогу-то помним!

Пошли обратно, злые на Алёшу. А он невозмутимо делал вид, что помнит каждый куст.

Часа через три мы подошли к озеру, которого никто из нас раньше не видел. Но Алёша сказал, что мы просто сделали небольшой крюк от прежнего маршрута, всего-то. Вода была чистой-чистой — грех не искупаться. Мы положили свои вещи, разделись и залезли в воду.

Алёша решил поиграть и начал «топить» меня. Я ушла с головой под воду, оттолкнулась от дна и вынырнула. Меня при этом удивило, что дно озера было песчаное, но поверхность, от которой я оттолкнулась, было явно железное и ржавое.

Я выскочила на берег с воплями: «Фу, я на что-то наступила!». Все начали смеяться, Алёша нырнул туда, чтобы проверить, и раздался резкий скрип, как будто открылась старая заржавевшая дверь. Внезапно вода начала проваливаться под землю, причём не одним водоворотом, а частями — тот тут, то там. Все рванули из воды — благо были недалеко от берега. Только Алёши не было...

Не успели мы осознать, что произошло, как берег тоже резко начал оседать. Мы побежали прочь от проклятого озера, на месте которого сейчас осталась только большая яма. Детская игра в догонялки не на жизнь, а на смерть... Одна из нас, Даша, споткнулась, но у нас не было ни секунды, чтобы помочь ей. Я слышала рядом крики своих друзей. Упал и мой лучший друг Антон. Я бросилась к нему, хотя дыры становились всё глубже и всё кругом проваливалось вниз, но земля между нами осела, и я не смогла до него добраться. Я видела его глаза, когда он скрывался под песком.

Я побежала дальше, слёзы застилали мне глаза. Не знаю, как долго я бежала, не помню, когда именно земля подо мной перестала проваливаться. Очнулась, когда впереди серой полосой мелькнуло шоссе. Я стала голосовать, и вскоре поймала машину. Я упросила людей из машины помочь моим друзьям. Мы вместе пошли назад к озеру, хотя я чувствовала себя паршиво и боялась сделать очередной шаг.

Никакого озера мы не нашли, как и моих друзей. Земля была гладкой — песок, трава... Провал поглотил людей и исчез без следа.
-1
 Dirago отправлено
Наташа не могла поверить случившемуся, её ребёнок не выжил после родов. Все были в шоке, ведь беременность проходила нормально, врачи даже не могли этого ожидать. Прошла неделя с того момента как Наташа попала в больницу, а уже завтра родители заберут её домой.

Началась чёрная полоса. Наталья всегда была в депрессии, из-за чего её уволили с работы. Подруги пытались вывести ее из депрессии, но со временем Наташа выключила телефон, перестала выходить на улицу. Молодую девушку стали мучить кошмары. Она почти каждую ночь видела тот самый маленький гробик и ту маленькую могилку. Появилась бессонница, Наташа просто боялась засыпать, ведь тогда она опять могла увидеть кошмар.

Спустя месяца такой жизни Наташа перестала отличать сон от реальности. Иногда сред бела дня она могла увидеть маленькие ручки, которые были полностью покрыты грязью, которые вылезали из-под кровати и хватали Наташу за ноги. Родители Наташи видели происходящее, но ничего не могли поделать, ведь ни один человек не сдаст своего ребёнка в психушку. В конце концов, нервы не выдержали, Наташа свихнулась.

Ночью на городское кладбище проникла молодая девушка. Она остановилась у небольшой могилки. Наташа выкопала гробик, достала из него маленькое тело и отправилась домой. Юная девушка сидела перед окном на кресле-качалке. В руках у девушки был свёрток, Наташа напевала колыбельную, а сверточек незаметно шевелился.

С утра родители придут навестить Наташу, но живой они её не застанут. По всей квартире и даже в подъезде обнаружат маленькие следы, а сторож кладбища будет уверять, что видел маленькую тень, которая проскочила на кладбище.
-1
 Dirago отправлено
Макс и Алина - мои хорошие друзья, и серьезности им не занимать. Сейчас они женаты и живут в собственной квартире. А я поведаю вам историю, произошедшую с ними еще в то время, как они искали квартиру, чтобы свить там свое "семейное гнездышко". Искали они долго, и вот, наша молодая пара нашла свою идеальную квартиру - двухкомнатную, в спальном районе недалеко от центра города, супермаркет рядом, до работы обоим ребятам недалеко. Да и цена вполне средняя для этого района. В общем, одни плюсы. На радостях даже не спросили, кому квартира принадлежала, почему продают и остальные тонкости. Решили заключить договор - пожить в квартире пару месяцев, и если не всплывут какие-нибудь "подводные камни", то покупают не глядя. На том и порешили. Надо сказать, что странностей никаких поначалу не было. Только когда дезинфицировали квартиру, мыли-убирали, Алина заметила, что в ванной комнате на верхнем дверном косяке небольшие крестики нарисованы, аж три штуки. Она их стирать не стала, подумала, что прошлые жильцы верующими были, а это оберег такой. А на самой ванне обнаружились полосы и небольшие бороздки, едва заметные. Будто скребли и стучали по ванне чем-то металлическим. Сказала Максу, тот осмотрел царапины и пожал плечами: "Да ничего, эмаль попозже поменяем." Через пару дней въехали в свое новое жилище, все как надо - кошку через порог первой пустили, углы перекрестили, новоселье справили. Только со временем стали замечать, что в ванной комнате неуютно находиться. В зеркало неприятно смотреть, будто оттуда не свое отражение, а чужой человек наблюдает. Такое же ощущение возникало и от вентиляционного отверстия (думаю, в детстве это ощущение многим было знакомо - будто там сидит какой-то шушик и тебя палит). Максим, жутко смущаясь, даже признался, что завешивал это отверстие полотенцем, когда мылся, чтобы не так страшно было. Когда Алина однажды заметила это, то посмеялась над Максом: "Эх, ты! Здоровенный мужик, а боишься? Что за глупости! Нет ничего такого. Бредни всё это." Сказала так, а у самой мурашки по коже. Вот после этого-то заявления и случилось с ней то, что заставило поверить "во все эти бредни". Через пару дней, когда Алинка принимала душ (уж извините за такие пикантные подробности), она выключила воду и начала намыливать шампунем голову, при этом зажмурив глаза, чтоб мыльная пена в глаза не попала. И вот, слышит, что по ванне какой-то скрежет идет. Не звонкий и металлический, а мягкий, едва слышимый. Шик-шик, шик-шик... "Может, соседи кран чинят. А акустика тут хорошая" - размышляла Алинка. А звук все не прекращался. "Или Макс напугать хочет, вот в дверь и скребется" Но ведь звук-то из самой ванны доносится, прямо из-под Алинкиных ног. Любопытство взяло верх, и она чуть приоткрыла один глаз. Тут-то ее и охватил ужас. Из сливного отверстия торчали два тонких, судя по всему женских пальца. Изогнувшись, они синхронно скребли по поверхности ванны у самого слива. Глаза Алинки просто на лоб полезли. С жутким нечеловеческим криком она вылетела из ванной, забежала в комнату, где смотрел телевизор Макс, и забилась в самый дальний угол кровати, до подбородка натянув одеяло. Ошарашенный Макс заглянул в ванную, но ничего странного, конечно же, не увидел. Стуча зубами, перепуганная Алинка рассказала ему все как было. И наотрез отказалась заходить в ванную, даже чтобы смыть шампунь с головы. Пришлось потом на кухне с тазиком и чайником возиться. В тот же день ребята "сделали ноги" оттуда. Временно переселились к родителям, все вещи из квартиры за несколько дней вывез Макс со своими друзьями, так как Алинка наотрез отказалась переступать порог этой славной квартиры. Ребята потом пытались выяснить, что могло там произойти - может, убийство какое, или еще чего. Так и не нашли ничего; в милиции эта квартира в сводках не проходила. У самого Макса есть одна догадка, мол, вполне возможно, что в ванне расчленили кого-то (или просто убили), оттого и зарубки на поверхности эмали, будто чем-то острым били. Версию эту Макс Алинке не рассказывает. Говорит, ей итак до сих пор эти пальцы снятся в не очень приятных снах.
-1
 Dirago отправлено
Я с сестрой ехали домой. Мы с ней три недели были в лагере и сегодня отправляется наш поезд. Она купила заранее билеты и поэтому мы сразу заскочили в вагон, как только поезд приехал. Странно, но людей на этот поезд было мало и все они заходили в последний вагон. Как и мы с сестрой. Вагон был новый, с плацкартными полками. Я поудобнее устроилась на боковой нижней полке. О, как же я долго ждала этого момента! Всё это время я только и мечтала оказаться в поезде, идущем домой. Лагерь был ужасен. Старое здание, в котором стоило бы снимать фильм ужасов.

И эти дети... я не говорила сестре о том, что мне не нравится. Мы убирали сумки на специальные полки, когда тронулся поезд. Я даже не заметила этого. Я просто мельком взглянула в окно и увидела, как движется перрон. Стоп. Не перрон, а мы. По громкой связи не было сказано, что наш поезд отправляется. Я ткнула сестру:
- Смотри! - поезд медленно отъезжал. Медленно и очень тихо.

Мы достали еду на столик. Пока с ней возилась сестра, я смотрела в окно. Туман. Сплошной туман. С утра было пасмурно. А тут ещё и туман не понять откуда взялся. Обстановка угнетала. Сестра попросила меня сходить к проводнику за кипятком. Мы были в конце вагона. Я пошла к его началу. По дороге я решила сосчитать, сколько кроме нас едет людей. Хм... всего лишь 10 человек. Маловато. Тем более, люди заходили только в этот вагон. Но ещё сильнее я удивилась, когда на месте не было проводника! Я вернулась к сестре.

- Там нет никого.
- Как нет? - она сильно удивилась.
- Точно никого? - да точно.

Мы с сестрой поели и я решила почитать. Достала книгу. Краем уха я услышала разговор двух попутчиц. Они говорили о том, как им хотелось спать. Ну, так ложитесь. Я выглянула в проход. Спал почти весь вагон! Две попутчицы тоже. Я посмотрела на сестру. Она положила голову на руки и спала на столике. Незаметно для себя, я почувствовала усталость. Мои веки смыкались. Я поняла, что сейчас усну, как и все в вагоне.

Я не помню, через сколько я проснулась, но когда я проснулась, не спал уже весь вагон. Что это было? И почему уснули все? В вагоне стоял хаос. Все наперебой возмущались и что-то говорили. Сестра сказала, что наши сумки пропали. Как? Куда? Что здесь было, пока мы спали? Один из парней, ехавших с нами, решил сходить в другие вагоны, но он не смог: двери были закрыты. После его неудачной попытки, началась настоящая паника. Многие женщины наперебой что-то говорили...

Первая: Я везла редкую вазу! А той сумки нет!
Вторая: Я звоню мужу. Он в полиции работает. О, чёрт, тут не ловит!
Третья: Какой номер поезда?
Четвёртая: Где мы, блин?!

И тут мы остановились. Все сразу умолкли. Я глянула в окно. Туман опустился и я увидела станцию. Просто станция. Она выглядела заброшенной. На ней не было написано названия населённого пункта, да и пункта самого тоже не было. Просто надпись: "станция". Туман почти скрылся за близ растущими соснами. Всё прильнули к окнам. Тут послышался звук открывающихся дверей. В тишине это звучало жутковато. На меня находили странные мысли. Все попутчики начали уходить на улицу. Я одна не хотела уходить. Видимо, у меня у одной возникло странное чувство.

Но, моя сестра заставила меня выйти со всеми. Мы вышли. Пейзаж был скуден: выжженная жёлтая трава, сосны вдалеке... вдруг вернулся туман. Он стелился, как одеяло. Мне он был по колено. В толпе послышалось шептание. Люди волновались. Кто-то из толпы предложил вернуться в вагон. О, первая здравая мысль. Но вдруг в тумане показалось какое-то движение.
- Эй, что это? - спросила я у сестры. Опять что-то мелькнуло. Теперь это заметила не только я, а все.

Началась настоящая паника. В какой-то момент мне стало страшно. И не зря.
Из стелющегося тумана стали появляться руки! Бледные и худые. Кто-то закричал. Все начали лезть в двери.
Парень вдруг крикнул:
- Они закрыты!

Двери были закрыты?! И мы не заметили, как они закрылись! Но за руками из тумана последовали тела.
Из тумана выходили люди. Их было много. Но были ли это люди? У них не было лиц.
Они поднимались, отрывисто двигаясь. Существа тянулись к нам.
- Мне страшно! - шепнула я сестре.

Все люди боялись и были ошарашены. "Люди" медленно встали и подошли к нам. Они выглядели ужасно. Мы смотрели в их лица не в силах ни шевельнуться, ни произнести чего-нибудь. Всё это продолжалось бы долго, но вдруг существо, стоящее напротив меня, вцепилось в мою руку. От неожиданности я издала пронзительный крик. Странные уроды начали хватать остальных. Женщины кричали, мужчины пытались отбиться. Но существа были сильнее. Они медленно утаскивали нас в сосны, в туман... я посмотрела на сестру наполненными слезами глазами. Она сказала:
- Всё будет хорошо. - Но это не так.

Мы приближались к соснам, когда я решила последний раз посмотреть на поезд. В вагоне многие спрашивали, какой у поезда номер. Но
номера не было. На месте номера, на электронной полосе было написано:
- Поезд в никуда
-1
 Dirago отправлено
Детство. Вы любите воспоминания о нем, не так ли?
Милое...
Беззаботное...
Наивное...
Детство.

Чего только стоят эти чудные игры под открытым небом, эти веселые мгновенья, когда весь мир для тебя - сказка. В детстве всегда много друзей, можно делать глупости, ведь ты - ребенок. И как же прекрасно вспоминать эти мгновения, сидя за чашечкой чая и блаженно улыбаться, наслаждаясь этой ностальгией.

Но я не люблю эти воспоминания. Не потому, что оно было без этих счастливых мгновений, нет. И друзья были и родители и игрушки. Всё было. Только моя память сыграла со мной злую шутку.

Для вас уже не новость, что дети видят мир иначе. Да, они видят то, что не видим мы, взрослые. Но со временем эти воспоминания уходят глубоко-глубоко, в самый дальний угол нашего подсознания. Нам смешно от рассказов про монстра, который живет в шкафу иль под кроватью, мы не верим в вызывания гномиков и фей, глумимся над сказками о русалках и леших. Но стоит воспоминаниям из "коморки" всплыть наружу, вы почувствуете то, что чувствую я. У каждого из нас найдется странное воспоминания с того "милого" времени, от которого по телу пройдет сотни мурашек.

Я помню этот день так, словно произошло всё вчера.

Массивный свитер брата, юбка до колен и какие-то шлепанцы... да, мама с братом ушли в универмаг и одеться мне пришлось самой. Тогда мне было плевать на внешний вид, хотелось поскорее выйти во двор. Меня не остановила мрачная осенняя погода, хотя было начало сентября, но на улице было довольно таки прохладно. Небо стало бледно белым, знаете, смотря на такое небо всегда хочется поскорее прийти домой и сесть у телевизора, укутавшись в теплый плед.
А мне было восемь.
А мне было все ровно.
Я хотела веселья, хотела гулять.

Несмотря на столь юный возраст, мама мне доверяла. Она много работала, поэтому я часто приходила со школы в пустой дом (брат обычно приходил позже, он был в выпускном классе), подогревала себе еду, делала уроки, убирала в комнате. Я была весьма самостоятельна и в свои года имела ключи с забавным брелком в виде звезды. Внутри этой звезды была блестящая жижа, которую я любила разглядывать, перед этим хорошо протряся эту штуковину, дабы блестяшки хаотично "танцевали" и вновь опускались вниз. Забавно, правда?

Закрыв дверь, три раза дернув ее, проверяя, закрылась ли она, я быстро спустилась по лестнице и, перейдя небольшую тропу, оказалась в своем родном дворике.
Да, двор был весьма скуден.
Одна ржавая горка, с которой мы побаивались кататься, а вот прятаться под ней было в самый раз. Непонятное плиточное сооружение, с долей песка внутри, служило нам песочницей. А вот под большим кленом мы любили делать секретки с стеклышек от пивных бутылок.
В этот раз двор был совершенно пуст.
Совершенно.
Даже не было собаки по имени Шницель, который почти всегда лежал около забора.
Но я не хотела домой. Я надеялась, что вот-вот и двор наполнится моими друзьями, которым так же, как и мне, не сидится дома.
Но двор был пуст.
Я встала около горки, стала смотреть себе под ноги, на песок, вглядываясь в него внимательно, словно зная, что там, под ним, что-то ценное.

- П... п... фф... п... ф... п. ф. ф... фп...
Что за странные звуки я слышу? Это звуки, которые не может издавать любое существо, живущее на этой земле. Это не просто фырканье, чавканье, бормотание... Не знаю, как объяснить... просто такого нет. Нет и все. Даже я тогда это знала. Нет и все. Абсурд, да и только.
Я посмотрела прямо перед собой.
Их было пятеро.
Я не знаю, как их описать. Монстры? Ожившие игрушки? Духи? Галлюцинации?
Нет, не то.
Это просто они. Они просто есть.
Они тут.

Оно, с огромным ртом и глазами, похожее на рыбу - улыбалось мне...
Огромная толстая кукла, с тремя руками и четырьмя ногами - улыбалась мне...
Оно, с огромной мотней вместо рта и человечьими руками - улыбалось мне...
Огромный круг, с конечностями как у тряпичной марионетки - улыбалось мне...
Даже маленькое, темненькое и глазастое оно без рта, так же улыбалось мне...
Они улыбались мне.
Улыбались.
Все.

Я улыбнулась в ответ. Мне было не страшно. Наоборот, мне стало так легко, так просто, так хорошо. Подойдя к сооружению- песочнице, я небрежно села в её центр, смотря на своих "гостей". Они, не издавая ни единого звука, прошли следом.

- Меня зовут Милана, а вас?
Они улыбались. Все до единого. Мне должно быть неприятно от их пристального наблюдения, но этого не стало. Я тоже улыбалась. Мне было весело, чертовски весело! А ведь я просто сидела на холодном песке и смотрела на пять улыбающихся существ.

- Я буду копать!
Сказав это, я действительно стала интенсивно копать яму, грубо откидывая песок в сторону "гостей".
А они улыбались.
А мне было весело, чертовски весело!
Показалась лапа.
Следом ещё одна лапа.
Шея.
Зубы.
Нос.
Глаза.
Привет, Шницель!

Шницель...
И тут я поняла, что это вовсе не улыбки.
И тут я поняла, что мне не весело.

Я вскочила и мигом побежала в свой подъезд. Оглядываться было нельзя, да и не хотелось. Будучи шустрой малой, за считанные секунды оказалась уже дома. Взглянув в окно, я видела лишь пустой двор, яму, которую выкопала вместе с Шницелем, да старушку с красным пакетом, которая не спеша проходила мимо. А куда делись они я не знала. Да и знать не хотела.

Сегодня, впрочем как всегда, я сидела на кухне и наслаждалась мрачным, холодным, осенним утром. Мой стол находится рядом с окном. Поэтому, люблю сидеть за ним, поедая сушки, смотреть на двор, где играют дети. Но сегодня случилось то, что заставило меня вздрогнуть. В совершенно пустом дворе играла девочка. Она громко смеялась и что-то бурно обсуждала, смотря в пустоту. А потом подошла к песочнице и начала копать. Нет, "гостей" я там не увидела, а девочка не вытащила с песка мертвого пса. Она просто повернулась в мою сторону (а живу я на 3-ем этаже), посмотрела прямиком на меня и поманила рукой к себе, мол, присоединяйся.
И да, она улыбалась.
А эту улыбку я уже знаю.
-1
 Dirago отправлено
Произошла эта история около недели назад. Начались летние каникулы. Папа у меня работал в ночную смену, а мама спокойно спала у себя в комнате. Я же как обычно сидел в контакте и слушал музыку. В ногах у меня спала кошка, но громкий стук в дверь заставил ее подскочить и побежать в коридор. Я взглянул на время, было 2:15 ( плюс, минус 5 минут) Я не долго думая, поднялся и пошел к входной двери. За ней все вроде стихло, но я все равно подошел и настойчиво спросил: "КТО?" - но никто мне не ответил..я пожал плечами и пошел обратно в свою комнату. Я увалился на кровать, взял ноут и продолжил сидеть ВК.

Как только я снова включил музыку, стук повторился, в этот момент я не на шутку перепугался..Я плотно закрыл дверь в комнату, чтобы не слышать стуков. Но звуки все нарастали и нарастали, и скоро стук стал на столько громким, что я не вытерпел, захлопнул ноут и направился в прихожую. Я включил свет и медленными шагами подошел к двери..Я хотел было посмотреть в глазок, но не решился. Еще раз на повышенных тонах я произнес: "КТО?!" - но в ответ, мне снова никто не ответил. Я тихонько прикрыл вторую дверь и скатился по стене на пол..Обхватив свои колени руками я уткнулся лицом в них. Некоторое время я сидел молча не замечая ничего, но содрагнуться меня заставил ужасный чавкающий звук, который доносился с кухни.

Я попытался встать, но ноги мои подкосились и я рухнул на пол..Чавканье продолжаю, сердце мое сжалось до невероятных размеров, я пополз в свою комнату, но боковым зрением я заметил на кухне какое то существо..Я повернул голову и закричал от ужасной картины..На полу сидело какое то уродливое создание, лицо у него было, как будто сожжено, кости сильно выпирали, а изо рта текла красная жидкость, очень похожая на кровь...Я закрыл свой рот рукой и зарыдал. Я сидел, закрывая себе рот, и расскачивался в разные стороны.

Я не помню что было дальше, но помню, что утром меня разбудила мама, я лежал на полу в прихожей. Она спросила что я тут делаю и где наша кошка. Я испуганно посмотрел на кухню и ничего ей не ответил. Все было чисто.. Я встал и поплелся в свою комнату, упал на кровать и громко зарыдал..

Маньку (кошку) с тех пор я больше не видел..А это существо больше никогда не появлялось.
-1
 Dirago отправлено
История произошла в 1997 году. Я работала в кафе. Разная публика посещала его. Среди всех выделялась одна женщина — она приходила всегда со своей водкой, закуску не клянчила, а покупала на свои деньги. Бомжи вились вокруг нее, словно мухи, и называли Мамочкой.

Выпив, Мамочка всегда громко ругалась, и нам порой приходилось силой выдворять ее на улицу. Приходила она в кафе почти каждый день. А потом мы стали замечать рядом с ней собаку. Куда бы Мамочка ни направлялась, собака шла за ней по пятам.

Однажды в кафе зашла старушка. Для нас это было в диковинку: почтенного вида старушка в нашей забегаловке. Она присела погреться и попить чайку. Увидев, как Мамочка пытается огреть палкой надоедливую собаку, она сказала ей:

— Брось, не трать понапрасну силы, лучше сходи в церковь и помолись, чтобы Господь отвел от тебя беду. Эта собака пришла предупредить тебя. Накорми и приласкай ее.

— Еще чего! — заорала Мамочка. — Самой жрать нечего! А ну, пошла! — и она грязно выругалась в сторону собаки.

— Ну, как знаешь, — разочарованно сказала старушка.

Беда не заставила себя долго ждать. Прошло меньше месяца с тех пор, как собака увязалась за Мамочкой, и однажды женщина, как всегда, осушив бутылку водки, с громкими ругательствами пошла на улицу. Собака вдруг залаяла, стала смотреть на нас прямо умоляющими глазами, скулить, потом побежала за Мамочкой и залаяла, но та не обращала на нее никакого внимания. Она шла на автобусную остановку. Дошла до остановки, на которой больше никого не было. По привычке замахнулась на собаку. Та, не переставая лаять, отскочила... В эту минуту из-за поворота на большой скорости вылетела машина и с ходу врезалась в остановку, на которой стояла Мамочка. Она погибла мгновенно.

За рулем сидела женщина. Как потом выяснилось, машина была неисправна — у неё отказал руль. Началась суматоха, мы выскочили из кафе. И тут раздался вой собаки. Мы все вздрогнули. Я даже не думала, что собака может так выть. Ее вой перемежался с какими-то непонятными звуками, похожими на человеческий крик. Потом она убежала, и больше мы ее никогда не видели.
-1
 Dirago отправлено
В 2003 года на сайт правоохранительных органов одного из городов Украины (адрес не афишируется) каждый день приходили сообщения от якобы молодой девушки по имени Диана. По ее словам, она находилась в плену и злоумышленник заставлял ее писать эти сообщения. Последним было сообщение, изложенное ниже. Множество опечаток и ошибок исправлено для удобства чтения.

Меня зовут Диана. Мне 19 лет. Сейчас я прикована к стене своей собственной комнаты. Я практически не могу пошевелиться, свободна лишь кисть правой руки, которой я пишу. Он заставляет меня делать это, но всегда пристально следит за тем, чтобы я не написала лишнего. Я пыталась позвать на помощь, но он заметил это и сделал мне очень больно. Мне страшно. Сейчас он стоит и смотрит на меня, он хочет, чтобы я рассказала все с самого начала.

Месяц назад я, с мамой и папой, поехали на выходные в деревню. У нас большой двухэтажный дом, находящийся в часе езды от города. Приехали вечером, разобрали вещи, посидели за столом, попарились в бане. Затем я отправилась спать в свою комнату. Ночью я проснулась от скрипа собственной двери. Открыв глаза, увидела силуэт человека в дверном проходе. Подумав, что это отец я позвала его, но он стоял неподвижно. Тогда я встала с кровати, чтобы включить свет, но он ударил меня в голову чем-то тяжёлым и я потеряла сознание.

Придя в себя, взвыла от боли в голове. Я была прикована к деревянной стене своей комнаты так, что не могла пошевелить ни руками, ни ногами. Все волосы и одежда были в крови. Он вошел в комнату, этот человек и вволок моих родителей, которые были без сознания. У него не настоящее лицо, это кожа... человеческая кожа, натянутая на голову и сшитая на затылке. Сначала он долго смотрел мне в глаза. Потом ушел и вернулся с топором в руках.

Первого он расчленил папу, тот так и не пришел в себя. И заставлял меня смотреть. Я несколько раз теряла сознание, но он приводил меня в чувства нашатырем. Закончив с отцом, он положил его голову рядом с мамой. Привел ее в чувства. Как же мне было жаль ее. Потом от взял маму за волосы и оттащил в другую комнату. Я была прикована к стене и слышала ее крики. Я не знала, что он делает с ней, но вскоре крики прекратились. Я снова отключилась. Придя в сознание, обнаружила, что на улице уже светло. Весь день его не было. Я постоянно плакала, фарш из моего отца был разбросан по всей комнате.

Ночь. Пришел он. Я начала умолять его отпустить, но, подойдя ко мне вплотную, прошептал мне на ухо: «Кушать подано» и снова ушел. Через 5 минут вернулся с большой кастрюлей в руках. От запаха и дикого безумия в голове я проблевалась. Сняв крышку, он зачерпнул содержимое рукой и попытался заставить меня съесть. Я не размыкала губ. Тогда он сделал мне очень больно. У меня больше нет мизинца. Я потеряла сознание.

Открыла глаза, на улице был день. Обрубок пальца был зашит. Боли не чувствовала. Было странное состояние, не чувствовала страха, не горечи. Очень хотелось спать.

На следующую у меня ужасно болел живот, я не пила и не ела два дня. Он подошел ко мне все с той же кастрюлей. Сквозь слезы я начала есть, я знала, что меня ждет в случае моего отказа. Это какое-то сваренное горькое мясо. Накормив меня, он ушел. Я была вынуждена ходить в туалет под себя. У меня отекли ноги и руки. Эта жуткая боль, я не могла терпеть. Периодически теряла сознание. Он не появлялся, я не заметила как настал день.

Все мои попытки вырваться сводились на нет. Так продолжалось несколько дней. В один из разов, когда он пришел кормить меня, я обнаружила человеческий палец в кастрюле. На нем было мамино обручальное кольцо. Я поняла, что съела свою мать. Жуткая истерика. Попытка вырваться. Он ударил кастрюлей по голове. Темнота...

Вновь открываю глаза. Языком ощупываю челюсть. Трех зубов не хватает. Лужа крови, рядом валяются пассатижи, тоже все в крови. Ублюдок издевался, когда я была без сознания.

Подкатывает адская боль. Он, услышав крик, подошел, сделал мне какой-то укол. Снова странное ощущение, боли нет, никаких эмоций. Он поставил рядом со мной столик, на него мой компьютер. «Расскажи им», - прошептал мне и освободил правую руку. Выбора не было, я начала писать.

Так происходит каждый день. Он кормит меня, делает какой-то укол, чтобы я не чувствовала адскую боль в костях и от язв на ногах, и заставляет писать. Мне не выбраться, даже если я освобожусь от оков, я не смогу бежать, я нахожусь в одном положении уже почти два месяца. Однажды я попыталась написать письмо помощи, но он заметил. Было ужасно смотреть как заколачивается гвоздь в ноготь большого пальца правой ноги. Но после каждого увечья он обрабатывает рану. После он стал пристально смотреть и следить, чтобы я не написала лишнего.

Сейчас он вышел из комнаты, его нет! ПОЖАЛУЙСТА, ПОМОГИТЕ МНЕ! Я нахожусь в доме №2 в облассссрлдии 8нп0э ипш лщми97 пм7гт иршм шогитлдти лзтщмо9г...

Это было последнее сообщение, поступившее на сайт. Месторасположение отправителя вычислить так и не удалось.
-1
 Dirago отправлено
Этот случай мне рассказала моя мать. В деревне, где прошло ее детство, жил один очень видный мужик Тимофей со своей женой красавицей Татьяной. Детей у них почему-то не было, но любили они друг друга на зависть крепко.

Как-то зимой Татьяна простудилась, заболела и умерла. Похоронил ее Тимофей, и с тех пор неладно с ним стало: не выходит из дома, не работает толком, только водку хлещет да слезы льет по Татьяне. И уж предупреждали его старые люди, что не следует так убиваться по покойнице, не к добру это. Не слушал их мужик.

И вот как-то вечером в крещенские морозы сидел Тимофей дома и горе свое водкой заливал, как вдруг открылась дверь и вошла в избу его Татьяна. А Тимофей уж пьяненький был, поэтому не больно-то и удивился. Обрадовался, бросился к жене, обнимает ее, целует... А она ему и говорит — пошли, мол, со мной, только не бери ни тулуп, ни шапку. Тимофей-то, как вышел из дому, и сам понял, что теплая одежда ни к чему: на улице — лето!.. А тут и тройка вороных лошадей подкатила. Татьяна поднялась в карету, а Тимофей ногу на ступеньку поставил, да тут, как водится, и перекрестился.

В тот же миг все пропало — ни тройки, ни Татьяны, а видит Тимофей, что стоит он возле кладбищенских ворот. Раздетый, а кругом метель, мороз, и до дома не меньше трех километров будет. Хорошо, что догадался в ближайшую деревню, к знакомому добежать. Тем и спасся.
-1
 Dirago отправлено
Это произошло в 1989 году в одном из самых глухих и труднопроходимых районов сибирской тайги. Наша геологоразведочная партия вела изыскательские работы на юге Якутии.

Якутское лето быстротечно, поэтому мы работали по двенадцать часов в сутки, чтобы уложиться в сезон. Тем не менее, через две недели усталость заставила группу сделать выходной. Каждый проводил его по-своему: кто рыбачил на ручьях, кто занялся стиркой, кто играл в шахматы, а я взял карабин и поутру ушел поохотиться на склонах хребта.

Я продвигался по склону, обходя стороной сплошные леса-завалы и глубокие овраги ручьев с надеждой на встречу с горной козой: за две недели всем нам изрядно надоела консервированная пища, и свежее десятикилограммовое филе пришлось бы очень кстати.

Часа через полтора моих блужданий я вышел на почти ровное пространство, поросшее густо стоящими молодыми даурскими лиственницами. Вот тогда и произошла эта встреча.

Я уже углубился в лесок, когда в тишине раздался едва слышный треск ветки — как раз впереди меня, шагах в тридцати. Я замер и стал как можно тише взводить затвор карабина. Нечто, скрытое от взора за пологом веток, двигалось мне навстречу. Судя по шуму, это было достаточно крупное животное, перемещавшееся по лесу без особой осторожности. На кабаргу или росомаху было явно не похоже. Те идут иначе.

Я уже слышал дыхание этого существа. А через минуту впереди дрогнули ветки, и показалось оно. От первого же взгляда на него у меня зашевелились волосы на голове и кровь застыла в жилах.

А что чувствовали бы вы, если бы перед вами, в двух-трех шагах, в глухом лесу, от которого до ближайшего населенного пункта тысяча километров, вдруг предстал воплотившийся в реальность монстр из фильма ужасов, жуткий упырь — желтокожий, с коричневыми трупными пятнами на лице?..

Но это был не бред, не страшный сон: я видел его голый череп, глаза, руки, одежду — серую куртку и черные брюки, чувствовал, что существо тоже настороженно разглядывает меня… Это длилось несколько мгновений. Потом оно утробно застонало и метнулось в чащу.

Опомнившись от страха и призвав на помощь весь свой здравый смысл, я стал думать: начать преследование, чтобы раскрыть эту потрясающую тайну, или рвануть назад без оглядки? Мои ноги настойчиво требовали второго. И все же победила душа геолога — я отправился по следу умчавшегося существа. Конечно, теперь я двигался крайне осторожно, останавливаясь и прислушиваясь, не спуская пальца с взведенного курка.

Примерно часа через два я увидел, что лес впереди меня обрывается обширной поляной, расположенной как бы в огромной чаше. На поляне стояли в хаотичном порядке десять — двенадцать срубов под плоскими, поросшими травой и мхом крышами. Некоторые строения напоминали бараки, другие — обычные деревенские дома.

Странный это был поселок, скажу я вам. Часть крыш и дворов были накрыты… камуфляжными сетками, а сама поляна обнесена забором из колючей проволоки…

И тут я увидел людей. Они были одеты, как и встреченное мною существо, в серые робы. Один за другим эти люди медленно выходили из большого барака и как-то сонно, опустив головы, брели в сторону строения, стоящего на другой стороне поляны. Потом они остановились у дверей, где их ждал человек в военной форме, но без погон. На поясе висела кобура.

От этой процессии меня отвлекла другая группа в робах, которая, выйдя из барака, направилась к «избе», стоявшей в двадцати шагах от моего наблюдательного пункта. Когда я посмотрел на них в бинокль, меня с головы до пят вновь окатила ледяная волна ужаса: передо мной находилась компания монстров, еще более страшных, нежели встреченный мною в лесу.

Это были ожившие творения чудовищных фантазий. Я категорически утверждаю, что это не были жертвы безжалостной проказы или физических травм. Кожа монстров была разных оттенков, но все цвета были какими-то неестественными. Таких не встретишь ни у одного из существующих на Земле народов.

Представьте себе, например, оттенок сплошного, во все тело, пятидневного синяка, с желтизной, пробивающейся сквозь побледневшую синеву. Или розовый, словно с головы до пят существо обварили кипятком. Или зеленый, будто и не кровь у монстра в жилах, а хлорофилл…

Но еще чудовищней были их тела. Повторяю, я уверен, что их уродство не является следствием травм или лепры, изгрызающей человека заживо — здесь было что-то другое. Судите сами: у одного существа, например, на обеих верхних конечностях (язык не поворачивается сказать — руках) было по три пальца. Подозреваю, что то же самое у него и на нижних — так естественно и легко они ими управлялись. Это, очевидно, были не приобретенные, а врожденные уродства.

У других существ вместо ушей были видны небольшие отверстия в туго обтягивающей череп коже, у третьих не было носов, по крайней мере, в нашем, общепринятом представлении. На месте носа лишь чуть-чуть выпирала переносица. И в подтверждение моей мысли о врожденном характере уродств навстречу этой группе из дверей «избы» вышла другая; было совершенно очевидно, что передо мной потомство. Они были субтильней и куда меньше ростом. Но их чудовищные черты и цвет кожи являлись копиями взрослых особей.

Это было страшно: монстры воспроизводили себя. Из дверей третьего барака потянулась еще одна группа в робах. Они двигались чуть дальше от меня, но рассмотреть их не составляло особого труда. Эта группа удивила меня иным: безусловно, передо мной были люди. Без каких-либо внешних уродств, глаза осмыслены, нормальный цвет кожи. Но важно было другое: их руки оказались скованы тонкими, но, видимо, крепкими цепочками, а охрана, окружившая людей в робах, была многочисленной. Похоже, подумал я, эти скованные ребята куда опасней стоящих свободно и без особого наблюдения страшных вурдалаков…

Как я понял, всех их вели на некий «медосмотр»: сначала вышедший из избы «врач» без халата, но в той же военной форме без погон, сделал каждому монстру укол, у некоторых небольшими шприцами взял кровь (или что там текло в их жилах), слил содержимое в пробирки, затем после визуального осмотра отобрал трех монстров — взрослого и двух «детей» — и завел их в избу. Да, и еще одно весьма любопытное наблюдение: «врач» обследовал каждого с помощью дозиметра. То, что это был именно дозиметр, я не сомневаюсь: геологи постоянно работают с самыми различными приборами, определяющими уровень радиоактивности.

Показательный факт, не находите? Что еще рассказать? Вокруг поселка я не заметил просек и тем более дороги. Это говорит прежде всего о том, что попадают сюда только по воздуху. Кстати, большая круглая площадка в центре поселка вполне могла служить для приема вертолета...

Я хотел подкрасться ближе, но тут меня заметили. Не люди и не монстры. Обыкновенные собаки. Такие черные, большие. Видимо, я неосторожно произвел шум, а может, ветер изменился и потянул в их сторону. Так или иначе, но до того поразительно безмолвный поселок (за все время я не услышал ни одного человеческого слова — лишь шарканье ног) вдруг огласился яростным лаем, и из-за дальнего барака выскочили собаки.

Я, не раздумывая ни мгновения, выскочил из своей засады и бросился наутек. Дорогу назад я помнил хорошо, поэтому не было необходимости размышлять о маршруте: ноги несли сами. Мне пришлось продираться через густой подлесок, перепрыгивать ручьи, нагромождения валунов и упавших деревьев. И все это сбивало дыхание, отнимало силы. Настал миг, когда мне пришлось остановиться. Я замер, стараясь дышать как можно спокойней, хотя это вряд ли получалось. Сердце с безумной частотой, как колокол, стучало, казалось, прямо в мозгу.

Я ждал собак. Но мне было уготовано куда более жуткое испытание: вместо черных теней среди деревьев на меня надвигались человеческие фигуры. Но это не были охранники — меня преследовали существа в серых робах, освобожденные от своих цепочек, и несколько желто-лиловых и розовых монстров…

Они бежали организованной цепью, почти прогулочной трусцой, не издавая ни одного звука и не глядя себе под ноги — и это было особенно страшно. Оружия при них я не заметил, но то, что намерения этих существ были для меня фатальными — это было очевидно. Жуткая тайна поселка требовала от его хозяев самых радикальных мер.

Я вновь что есть силы припустил вверх по склону, крепко держа в руках свой караб
-1
 Dirago отправлено
Когда мы с Юрием поженились, решили на подаренные деньги сделать ремонт, купили новую мебель. Квартира ему досталась от бабушки с дедом, которых уже несколько лет нету в живых. И вот, разбирая тонны хлама и всякого старья, я наткнулась на шикарный шелковый халат. Очень эротичный, с чёрным кружевом. Поинтересовалась у мужа, сказал бабушка носила. Я сначала удивилась, но потом поверила, ведь он был зарыт глубоко на антресолях, а его бывшая кроме спортивных костюмов ничего не носила. Но мне так понравился этот халатик, что я решила оставить его себе. Муж сказал "Да носи ради бога, если тебя не пугает, что он бабушкин.” И вот выстирала я его, надела, стою на кухне, готовлю. Муж лежит в спальне с ноутбуком. Вдруг слышу за спиной дыхание и пол скрипит, ну думаю, мужа совесть замучила, помогать пришёл. Оборачиваюсь - никого! У меня душа в пятки ушла! Я бегом в спальню, рассказываю в ужасе, он молчит…
Дальше - хуже. Ночью стал включаться свет в коридоре, я думала, что с ума схожу, но муж тоже это видел. Ещё с таким щелчком, аж жутко… Там же, в коридоре, стоял шкаф с дедушкиными инструментами, который на замок закрывался. На замок! Как приходим домой откуда-нибудь - дверь на распашку…. Сколько его не закрывали, а он всё равно всегда открыт. Отвезли шкаф на дачу. Стали образы и тени появляться в дверных проёмах. В общем стали какие-то вещи немыслимые происходить, что стало страшно в темноте спать, купили ночник. Причём, (может, у меня паранойя, конечно), но я заметила, что как халат этот надеваю, так и начинает всё ходуном ходить….
Купила в церкви свечи, зажгла, стала по квартире ходить, смотрю, в одной из комнат в углу дым чёрный повалил… И свеча моментально сгорела… Тут-то муж и раскололся, говорит, давно здесь такое происходит, ещё до нашего с ним знакомства батюшку два раза вызывали, чтоб порядок навёл. А там, где дым был, бабушкина кровать стояла, где она в страшных муках умерла… А перед смертью она просила с ней халат её в гроб положить. Но не выполнили её просьбы… Так или иначе, что бы это ни было, зла оно нам не желает. Просто жутковато порой…
-1
 Dirago отправлено
Случилась эта история в 77-м году. Историю рассказал весьма солидный и серьёзный человек 54 лет, который являлся одним из участников тех странных событий.

В небольшом городке жизнь бурлила активно и весело и лишь за шумом суеты городской, за фасадами тогда ещё современных зданий, скрывал свои тайны старый деревянный двухэтажный домик с заколоченными ставнями и дверями. Про строение это давно забыли, да оно и не мешало никому, находясь в глухом дворике, окружённое двумя стенами домов и забором. Изредка местные алкаши захаживали в закуток справить нужду, и лишь люди старшего поколения побаивались этого места, зная об одной малоприятной истории, когда в доме том при реконструкции и ремонте погибли сразу четыре человека от разрыва сердца, а остальные рабочие категорически отказались там работать и заколотили ставни досками, чтобы неповадно было другим туда попасть. Так и оставили, забыли.

Итак, однажды, возвращаясь из других городов на летние каникулы, собралась весёлая компания, дружившая ещё со школы: четыре парня и три девчонки. Бойкая Сонька была душой компании, играла на гитаре, ходила в походы, ничего не боялась и всюду старалась быть первой.

Однажды, возвращаясь с танцев, компания шла как раз мимо тех мест, где находился деревянный дом. Молодые люди захотели справить нужду и зашли за угол. Вернувшись к ожидающим их подругам, они рассказали, что все совсем забыли про заколоченный домик. Начались обсуждения, почему он заколочен, что там есть, и вообще, а вдруг там можно погулять?..

И тут один из мальчишек спросил:

— А слабо кому-нибудь провести целую ночь в этом домике?

На что Сонька ответила:

— А что ж в этом страшного? Все взрослые люди давно знают, что привидения — это детские выдумки, и в этом доме боятся надо только крыс! Давайте завтра попробуем пробраться в него!

Весёлая компашка без раздумий согласилась, и все разошлись по домам.

Назавтра, вооружившись фонарями, молодые люди собрались в этой подворотне и стали искать малейшую возможность попасть вовнутрь. Один из парней обнаружил, что дверь в погреб закрыта непрочно. С небольшим усилием мальчишки оторвали доски и распахнули двери. Вниз вела лестница, покрытая мхом, а из чернеющего проёма повеяло сыростью и холодом.

— Прям как в склепе фараона! — радостно подметила Сонька и зашагала первая.

Осветив жёлтым лучом света сырой пол и стены, компания нашла лестницу наверх. Поднявшись, они оказались на первом этаже забытого дома. Через просохшие щели забитых ставней еле-еле проникали лучи солнца, освещая оставленные некогда предметы — малярные кисти, вёдра с засохшими растворами, сгнившие по краям приплюснутые рулоны старых обоев, лежащих на столе, закрытую старыми газетами мебель.

— Ничего себе! Газеты за 58-й год! — воскликнул один из парней.

— Пойдём наверх! — позвала с лестницы всех Соня.

Компания дружной толпой затопала по скрипучей гнилой лестнице. Наверху было шесть комнат, все остались с кое-какой мебелью, а в одной был замшелый диван. Пока компания разглядывала содержимое шуфлядок шкафа, вдруг послышался топот на первом этаже, будто бегает ребёнок.

— Не иначе как кто-то пришёл сразу за нами! — задорно заметила Сонька.

Всем ребятам начало становиться не по себе. Вдруг на чердаке раздался оглушительный удар.

— Пойдём отсюда! — шёпотом сказал один из парней.

Но Сонька была как одержимая:

— Да что вы такие трусливые! Хотите, я сама вам докажу, что мне не слабо тут даже переночевать одной!

Настороженно оглядываясь, компания уже спускалась в подвал и шла к выходу, как вдруг прямо над их головами перекатилось что-то тяжёлое и с грохотом врезалось в стену. Молодые люди высыпали на улицу. Ярко светило солнце, глазам было больно от резкого перехода с темноты на свет.

Оглянувшись, все поняли, что не хватало Соньки.

— Ну, и где она? — спросил один из мальчиков.

— Сонь! Ну хватит шутить! — закричали в темноту девчонки.

Послышались шаги из темноты, радостно щурясь, из подвала вышла девушка, в руках неся красивую брошь с переливающимися камнями.

— Видали что нашла? — с гордостью спросила Соня. — Когда вы спешили на улицу, я зацепилась кофтой за дверцу одного из шкафов, и она открылась. Там на старом тряпье висела она! Правда, красивая?

— Ты что, правда решила заночевать в этом доме? — настороженно спросили у неё друзья.

— Я же сказала вам, что мне не слабо, а вот вы все суеверные трусишки. Ничего в этом доме нет, кроме крыс и старых тряпок, вот сегодня соберусь и пойду.

— Ну, тогда мы будем тебя ждать снаружи.

Вечером компания встретилась около заброшенного дома. Сонька с рюкзаком за спиной была настроена решительно. Парни притащили откуда-то из дворов целую скамейку и начали устраиваться ждать.

— Ну ты, если что, кричи, ладно?

— А что ж это такое «если что»? Всё будет нормально! Вот увидите, ровно в шесть утра я выйду к вам весёлая и даже выспавшаяся.

С этими словами Сонька скрылась в темноте подвала. Ребята сели ждать на лавке. Ночи были жаркими, разговоров хватало, мальчики ещё и вина притащили — в общем ожидание было не таким и нудным.

К часам трём ночи их разговоры вдруг прервал громкий грохот, будто бы в доме упал не иначе как шкаф. Но сонькиного крика не было.

— Наверное, от крыс отбивается, — пошутила одна из девчонок.

Разговоры потекли дальше.

Стало светать. Компания уже притомилась, между разговорами возникали длинные паузы тишины в попытке уловить хоть какой-то шум изнутри дома.

6:00. 6:10. 6:15. Спит, наверное?..

— Давайте сами войдём, — робко предложила одна из девчонок. — А вдруг...

Скучковавшись поближе друг к другу, они пошли в дом. Тишина стояла такая, что, казалось, можно было услышать полёт бабочки.

Поднявшись из подвала на первый этаж, ребята сначала ничего не заметили, и лишь потом один из мальчиков осветил в углу свернувшуюся калачиком Соньку, всю растрёпанную, трясущуюся и заплаканную. Когда ребята подошли к ней, она не могла даже выпрямиться — тело её пробирала крупная дрожь, одежда была изорвана, из-под неё проступала кровь, лицо девушки тоже было в крови...

Сонька после этих событий год пролежала в психиатрической лечебнице. После выписки она ни с кем не разговаривала, только писала на листочках короткие ответы. Что с ней случилось в том доме, никто из компании не знает. Знают лишь то, что врачи насчитали на теле Соньки около пятидесяти человеческих укусов, множество царапин и два выбитых зуба. После выписки из лечебницы девушка прожила два месяца, после чего покончила собой.

Что могло случится в доме, где не было ни единой человеческой, да и вообще живой души, компания друзей до сих пор не знает. Когда Соньку вывели на улицу, парни побежали вызывать милицию и скорую. Милиция обыскала весь дом и никого, даже крыс, в нём не обнаружила, никто незамеченным выбежать не мог, выход там был один, остальные окна и щели остались заколоченными и нетронутыми.
-1
 Dirago отправлено
Возвращаясь домой из школы, девочка обнаружила стопку полароидных снимков, лежащих в сточной канаве. Она из любопытства подняла их и начала просматривать снимки на ходу. На первом фото был запечатлен силуэт человека, стоящего вдалеке на каком-то однородном сером фоне, так что даже нельзя было различить его черт.

Девочка сунула фото вниз стопки и начала изучать следующую. На нём был тот же человек, но стоящий чуть ближе.

Девочка быстро пролистала несколько фотографий. На каждом следующем снимке человек стоял чуть ближе, а его внешность была видна все яснее.

К десятой фотографии стало проступать выражение лица человека — он явно был безумен, и лицо было искажено в жуткой гримасе. Рот его был открыт, и в нём виделись клыки, как у зверя. Это напугало девочку, но она продолжала просматривать фотографии.

К девятнадцатой фотографии человек уже стоял так близко к объективу, что его лицо заслонило собой весь кадр. Поднимаясь по подъездной дорожке, девочка посмотрела на последнее фото.

На нём вместо изображения была только надпись: «Теперь достаточно близко».

Услышав крик снаружи, брат девочки бросился к входной двери. Но там он нашёл лишь стопку фотографий на ступеньках. На фотографии была вроде изображена его сестра, но она стояла слишком далеко от объектива, чтобы он мог быть в этом уверен.
-1
 Dirago отправлено
Начну с небольшого вступения. Живу в Санкт-Петербурге, и три года назад окончил горный институт по специальности «инженер-геолог». Поступил на работу в группу компаний «ТОМС» в качестве стажера, и вскоре отправили меня на Камчатку — там как раз начали разрабатывать золотоносную руду. Меня отправили в командировку на оценку местности. Там я быстро закончил задание и отправился погулять по лесу, прихватив с собой навигатор. Положившись на него, ушел довольно далеко от участка разработки — леса там еще неизведанные, нехоженые. Благодать. Через часок шляния набрел на избу. Что-то удивило меня, и лишь потом я увидел, что на крыльце висит электрический фонарь. Посреди леса не то что электричества, даже дороги не было, потому выглядел он попросту нелепо. Я зашел внутрь. Осмотревшись, заметил на столе компьютер — старый, весь в пыли. Лет ему, наверное, уже с десяток — питания не было, что вполне логично. На столе лежала дискета — я их уж года с 2003-го не видел. Прихватив ее с собой и осмотрев остальное — небольшая кровать, стул, холодильник, генератор, — я ушёл из дома.

Вернувшись на базу разработки, я выяснил, что дискетный привод есть на одном компьютере в архиве. Выпросив у Сергеича, тамошнего работника, разрешения поработать, я вставил дискету в привод. Там был один-единственный файл документа Word. Названия не было — просто «Новый документ». Открыв его, я нашел текст, который привожу ниже.

* * *

ДНЕВНИК

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ, 15.06.1999

Наконец-то. Я готовил это место уже три месяца — сначала нашел рабочих, которые построили избу (пришлось водить их по запутанному пути, чтобы мое нынешнее убежище никто не раскрыл). Потом дотащил по частям генератор и собрал его, разместил небольшой ветряк на крыше. Технику пришлось разобрать на детали, дабы принести сюда — дороги нет, даже тропинки. Но зато теперь мои труды окупятся. За всю свою жизнь в цивилизованном мире на меня сыпались только проблемы — но теперь, когда я продал все имущество и перебрался сюда, все будет спокойно и хорошо. Дневник решил вести, дабы не было ощущения одиночества. Знакомый психолог посоветовал. Но пока нет никаких проблем.

ДЕНЬ ТРЕТИЙ, 17.06.1999

Втягиваюсь в сельскую жизнь отшельника. Хм... немного сложно. Но скучать времени нет — то дров нарубить, то печь растопить, то грядку прополоть... Топлива хоть и много, но экономить надо. Уже жалею, что привез холодильник — погреба хватает. Но вот что заметил — сплю я здесь похуже. Ночью порой просыпаюсь, заснуть не могу.

ДЕНЬ СЕДЬМОЙ, 21.06.1999

Впервые решил сходить по ягоды. Набрал черники ведро — а ее все равно пруд пруди. Заготовлю, наверное, на зиму. Сходить, что ли, на охоту?

ДЕНЬ ВОСЬМОЙ, 22.06.1999

Видимо, галлюцинации начались. Был на охоте. Выследил оленя на водопое, тот, услышав щелчок затвора, ломанулся в кусты — подстрелил его. Копыта торчали. Точно помню. А пока с дерева спускался и до зарослей шел, тело куда-то делось. Лишь кровавая лужица осталась. Да мох примятый — сначала подумал на волка или медведя, но потом... не могли ни волк, ни медведь так быстро утащить труп взрослого оленя. Да и не таскают они трупы. Если и едят падаль, то на месте. Сейчас вообще сомневаюсь, был ли олень, или причудилось мне все это?

ДЕНЬ ПЯТНАДЦАТЫЙ, 07.07.1999

Давно не писал... целую неделю. Но теперь обязан. Три дня после той охоты все было тихо. Все текло своим чередом — никаких проблем. На четвертый день заметил, что грядку вытоптали. Забор не сломан, не обвален. Калитка не сорвана. Тем не менее, грядка стоптана. Не сороки же ее умяли. Решил ночью не спать, посмотреть, кто топтать мог. В руках ружье сжал, на крышу залез и ждал. И уж в сон клонить начало, но никого, хоть убей. Уже слезать собрался, как прямо за спиной как хлопнет — я с испугу дернулся да с крыши упал. Все, что заметить успел — темный силуэт на крыше. Очнулся наутро — нога распухла, вывих. Вправил кое-как, перевязал, теперь хромаю. Шестой день тихо прошел. А сегодня ночью проснулся от стука. В окно. Сунулся глянуть — никого. Зажег свет. Спал при нем.

ДЕНЬ СЕМНАДЦАТЫЙ, 09.07.1999

Последние две ночи слышу поскребывания по стене. Из окон ничего не видно, выходить боюсь. Может, воспользоваться рацией?

ДЕНЬ ДВАДЦАТЫЙ, 12.07.1999

Черт. Антенну на крыше сломали. Точнее, он сломал. Я уже точно уверен — кто-то разумный шляется вокруг. И чего-то от меня хочет. Пытался оставлять еду — без толку, не берет. Сплю теперь с ружьем под рукой.

ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ, 13.07.1999

Тварь. Иначе назвать не могу. Сегодня ночью забросила мне в окно разодранную в клочья тушку зайца. Намек? Преупреждение? Кто его знает. Заколотил окна. Надо завтра с утра направиться в деревню и дождаться, пока эта тварь уйдет.

ВЕЧЕР ДВАДЦАТЬ ПЕРВОГО ДНЯ

Теперь еще и днем. Что от меня нужно?! Я ничего плохого не сделал... Я ничего ему не сделал. Боюсь выходить, завалил вход. Существо ходит снаружи, слышу тихое шуршание листьев.

ДВАДЦАТЬ ВТОРОЙ ДЕНЬ

Все. Мне все стало понятно.

Прощай, дневник. Я уверен: это последняя запись.

* * *

Когда я закончил читать, чувство легкого смятения осталось в душе. Розыгрыш? Хм... непохоже. Когда я в доме был, дверь не была завалена. Насчет окон — не посмотрел. А возвращаться туда ради того, чтобы посмотреть, не хотелось: ведь если и вправду там такая тварь ходит, могу и не вернуться.

Еще пару дней я мучал себя подобными мыслями, но потом новая работа отвлекла от этого и всё как-то забылось. Еще две недели я работал в составе группы, а перед отъездом попойку устроили. И рассказал геолог местный, что уже лет сорок тут лешего примечали — краем глаза, ибо двигался он слишком быстро. С людьми не контактировал. Периодически находили изъеденных животных. И с тех пор геологи, если ночью остаются в лесу, обязательно тушку животного кладут. Как правило, наутро она исчезает. Но лет десять-двенадцать назад стали поговаривать, что второй леший появился. Вроде как парой ходят. Кто-то даже говорил, что семья у них. И с тех пор геологи уже по две тушки оставляют. И обе исчезают. Но тем, кто леших угостил, и волки, и медведи не встречаются. Да и прочие твари не тревожат.
-1
 Dirago отправлено
Сидел я, наворачивал тушёнку прямо из банки вилкой. Холостяк, что с меня взять. Открыл шкафчик под раковиной, где у меня располагается мусорка, чтобы выкинуть банку, и обнаружил, что ведро переполнено. Со вздохом решился пойти выбросить мусор.

Погружённый в философские размышления, почему такое высокоразвитое существо, как человек, обязано выполнять такие низменные обязательства, как таскание вонючего ведра, я добрался до помойки. Из за стенок П-образного бетонного ограждения ещё не было видно, что происходит на территории помойки, но я услышал, что там кто-то копошится. «Бомжи», — подумал я.

Когда я обошёл ограждение, выяснилось, что ворошилось в мусоре некое карликовое существо. Высотой существо было не больше 130 сантиметров, одето в поношенные грязные детские одеяния. Тщедушное тело было повёрнуто ко мне спиной. На душе мне вдруг стало невыносимо мерзко, что в нашем мире происходят такие вещи. Я огляделся, но взрослых вокруг не обнаружил. По отчаянным копаниям в мусоре и дико изношенной одежде было понятно, что ребёнок находится в крайней нужде.

Зрелище копошащегося в мусоре ребёнка одновременно разрывало сердце и при этом завораживало. Я застыл в оцепенении. Я не знал, что делать. Вызвать органы опеки?.. Да, определённо — нужно вернуться домой и позвонить в органы опеки...

Тут копошащийся ребёнок прекратил свою деятельность и замер — он понял, что за ним наблюдают. Мне отчего-то стало страшно. Мне представилось, что сейчас ребёнок обернётся абсолютным злом и набросится на меня, как хищник. Моё сердце заколотилось в бешеном ритме, дыхание стало горячим и частым.

И тут это существо обернулось.

Это действительно был ребёнок. Но лицо его было столь безобразным, что, казалось, человек в принципе не может быть таким безобразным. Асимметричное лицо с абсолютно нелепыми чертами. Одно веко было приопущено. Ребёнок был жутко истощён, на лице были следы сильных побоев. Он посмотрел на меня с таким жалостливым выражением, что я увидел в его глазах только один вопрос: «За что? За что мир так жестоко со мной обошёлся?».

На меня накатила тошнота. Ведро выпало у меня из рук, и я в спешке удалился домой. Дома мне стало невыносимо мерзко, в памяти постоянно всплывал образ безобразного детского лица с нескончаемой тоской и отчаянием в глазах.

Мне стало жутко стыдно и плохо на душе. Я тогда напился, пытаясь выкинуть из головы этот образ. Вспоминал доброту собственной матери, уют и заботу, которыми я был окружён в детстве — но тут же лишь ещё ярче представлял, каково это быть обездоленным жалким уродцем без единого шанса на нормальную жизнь. Без малейшей надежды.

Я смотрю в окно — на серое, уродливое, заполоненное людьми здание. На изгаженную, грязную холодную улицу. И мне страшно.

Просто страшно.
-1
 Dirago отправлено
Было это в 2009 году. Осенним днём я сидел дома, читал сайты в Интернете. Тут мне позвонил мой друг Антон и предложил мне пойти с ним на заброшенную девятиэтажку на окраине города, полазить, как мы это любим делать. Договорившись в семь часов вечера встретиться на месте, я продолжил сидеть за компьютером.

Вечером в назначенное время я пришёл к тому зданию и встретился там с Антоном. Здание, кстати, было построено давно и выглядит довольно угнетающе хоть снаружи, хоть изнутри. Мы немного поболтали, прошлись по коридорам девятиэтажки, потом забрались на крышу. Когда нам там надоело, стали спускаться вниз. К тому времени я заметил, что мой друг ведёт себя как-то странно — обычно он энергичный и весёлый, а в тот вечер он был необычно тих, как будто постоянно о чём-то думал.

Когда мы спускались, у меня зазвонил телефон.

— Алло?

— Алло! — раздался в динамике голос Антона. — Извини, Серёга, я с мамкой по делам мотался, опоздал жутко, так что не пойду...

Я повернулся к своему другу в полной растерянности. Антон, который стоял рядом со мной, посмотрел на меня и ухмыльнулся. Ухмылка на его лице (кем бы он ни был) была настолько страшной, что я буквально впал в ступор.

То, что было после этого, моя память не сохранила. Единственное, что я помню — это как то существо сказало мне одно слово тонким писклявым голосом:

— Беги!

Я не помню, как добежал до дома. Там я закрылся в своей комнате и плакал.

До сегодняшнего дня я не могу понять, что это было.
-1
 Dirago отправлено
Я и мой друг сидели в моей комнате и о чем-то разговаривали, отец уже пришел с работы и чем-то занимался, моя младшая сестра гуляла с подругами на улице, а мать после работы, видимо, зашла в магазин и поэтому задержалась. На тот момент время было примерно семь-восемь часов вечера.
Вдруг распахнулась входная дверь, забежала моя мама и закричала: «Саша, Саша! (так зовут моего отца) Где Лена?! (это моя сестра) Бегом, её надо увести с улицы!».
От этого крика я и мой товарищ вышли из комнаты. Отец спокойно спросил ее, что случилось, а она не могла прийти в себя и все время кричала, что Лену нужно привести домой. А потом сказала: «Там смерть стоит».
Я был спортсменом, как мой отец и мой друг, и вот мы выходим на улицу. Возле каждого подъезда на лавочках сидят бабушки — замечу, было еще светло. Мы в то время жили в третьем подъезде и видим, что возле первого подъезда стоит старушка. Она была одета в белый халатик, на ногах были белые кожаные тапочки, на голове белый платок.
Мы подошли ближе. Она стояла лицом к окну (первый подъезд дома расположен очень низко относительно земли), ее ноги были абсолютно прямыми в коленях, она раскачивалась в разные стороны, не сгибая колен. Я не сразу обратил внимания на ее кожу, потому что внимание было устремлено на нее в целом. Возле этого подъезда в тот момент не было ни одной бабки, хотя возле остальных их было полно и они сидели, мирно ворковали. Отец позвал эту женщину, и она (замечу — по-прежнему не сгибая ноги в коленях, а раскачиваясь) повернулась к нам лицом, если это можно так назвать. Когда я увидел это, мои волосы встали дыбом. Она потихоньку, раскачиваясь, начала приближаться к нам. Отец сказал нам с другом отходить, и мы беспрекословно начали пятиться спиной назад.
Я несколько раз пытался посмотреть на ее лицо, но более пары секунд не мог зафиксировать свой взгляд на ее лице. Что четко было видно, так это то, что глазные яблоки полностью провалены в череп (как у трупа через долгое время после смерти). Кожа ее имела бронзовый цвет, череп полностью обтянут высохшей кожей, но это не мешало ей постоянно и очень проворно поправлять платок. Ее одежда была совершенно новой, будто только что из магазина, и она потихоньку приближалась к отцу. Как я уже говорил, мы с другом отошли назад, а отец стоял, она же приближалась. И вот, когда она уже была от него примерно на расстоянии двух метров, я увидел, что отца охватила жуть, и он ее перекрестил и громко произнес молитву.
Чудовище останавливается как вкопанное, но все равно раскачивается с ноги на ногу, и вдруг начинает издавать звуки, напоминающие стон. Так продолжалось долгое время, потом отец развернулся, встал на бордюр и пошёл к нам. Это дряхлое нечто тоже встало на бордюр и, раскачиваясь, уверенно пошло за ним. Так они шли несколько метров. Происходящее видели все бабки, о которых я уже упоминал. Мы медленно шли вдоль домов и, как только мы приближались к очередному подъезду, старухи с воплями разбегались по домам. Так прошло несколько часов: мы шли всё дальше и дальше, а «бабка» следовала за нами. Я обратил внимание на то, что она ступала точно на наши следы, но при этом не смотрела на дорогу, и голова ее была всегда в одном положении.
Скоро стемнело (было, наверное, часов 11-12), а эта тварь все шла за нами. И вдруг в один момент всеми нами троими овладел животный ужас, и мы, не сговариваясь, начали быстро бежать. Я обернулся — а тварь не отстает и ноги по-прежнему в коленях не cгибает. Выдыхаемся полностью, переходим на медленный шаг. Смотрю на нее, а она по-прежнему аккуратно ступает на наши следы.
Мы шли дальше, и тут навстречу нам попалась компания из нескольких человек. Эти люди, увидев ее, разбежались в разные стороны от испуга. Она же резко развернулась в сторону, куда они убежали, а мы, пользуясь моментом, побежали в другую сторону — в кусты. Тут она начала на месте крутиться, и уже явно было видно, что она ногами следы ищет. Так она вертелась несколько минут — голова всегда в одном положении у нее была — и вскоре медленно пошла в другую сторону, пока не скрылась в ночной тьме.
-1
 Dirago отправлено
В возрасте шести лет со мной произошла жуткая и неприятная история, в прямом смысле сломавшая мне жизнь, но, тем не менее, я вырос таким, какой я есть, и не собираюсь о чем-то жалеть. Однако дело не во мне.

В тот день мы с отцом играли в прятки в двухкомнатной квартире — обычной «хрущёвке» новой планировки. Мы были дома одни — мать задерживалась на работе, как обычно, а отец забрал меня из садика пораньше и с удовольствием развлекал меня. Прятки были нашей любимой игрой. Он всегда прятался очень умело и изобретательно, и я, глупый недалекий карапуз, иной раз действительно не мог его найти. Тогда отец начинал тихонько покашливать, а когда я шел на звук, он выпрыгивал из укрытия. Я делал вид, что пугаюсь, и дико хохотал от восторга и счастья.

Так вот — наступали вечерние сумерки, свет мы еще не зажигали, и вот пришла моя очередь искать. Отец сказал, что сейчас он спрячется так, что найти его будет непросто даже самым опытным искателям.

Больше я никогда его не видел.

Он не мог никуда деться из квартиры на восьмом этаже. Окна и единственная дверь были закрыты на шпингалеты изнутри.

Когда с работы вернулась подвыпившая мать, я с ревом и соплями открыл дверь и закатил истерику.

С того дня моя жизнь полностью изменилась. Мать решила, что отец ее всё-таки бросил. В итоге она спилась, и ее лишили родительских прав. Я переехал жить к тетке, сестре матери. Спасибо ей большое за сохранение недвижимости, так как мать во время первых запоев пыталась продать квартиру каким-то сомнительным типам, спаивающим ее до потери чувства реальности. Тетка заставила мать переписать квартиру на меня, и до совершеннолетия я жил у нее, еще и получая доход с квартиры.

Между делом, я сейчас припоминаю: тетка частенько жаловалась кому-то, что квартиросъемщики почему-то надолго в квартире не задерживались, а порой и вовсе исчезали бесследно, не заплатив, или наоборот — оплатив аренду наперед, бежали из квартиры сломя голову.

Так или иначе, но недавно, после своего 18-летия, я переехал в свою унаследованную квартиру.

К чему я вообще все это пишу? Дело в том, что за 12 лет меня вполне убедили, что отец действительно ушел от нас с матерью оригинальным и подлым способом, и в его исчезновении не было никакой мистики. И мне бы радоваться началу самостоятельной жизни, но уже третий день, когда начинает вечереть, но свет зажигать еще рановато, я слышу странное покашливание, напоминающее мне что-то из раннего детства. И каждый раз я уверен, что вот-вот откуда-то из укромного местечка — из-за стула или из шкафа — выпрыгнет отец.

Я не знаю, что я буду делать, если это в самом деле произойдет.
-1
 Dirago отправлено
В прошлом году я шесть месяцев участвовал, как мне сказали, в психологическом эксперименте. Я нашел объявление в местной газете о поиске творческих людей, желающих хорошо заработать, и так как это было единственное объявление, которое подходило под мою квалификацию, я позвонил им, и мне назначили собеседование.

Мне сказали, что всё, что мне нужно делать — это сидеть одному в комнате с прикреплёнными к голове датчиками, которые будут фиксировать работу моего головного мозга. Находясь в комнате, я должен был мысленно представлять своего двойника. Они называли этот проект «Тульпа».

Мне показалось, что это достаточно легко, и я согласился, как только узнал, сколько мне за это заплатят. На следующий день я приступил к работе. Они отвели меня в комнату, где была кровать, и прикрепили сенсоры к моей голове и подключили их к небольшой чёрной коробке на столе рядом с кроватью. Мне было сказано, что я должен представлять визуальный образ своего двойника, и объяснили, что, если я устану, или мне станет скучно, вместо того, чтобы двигаться, я должен представить, как мой двойник ходит по комнате, попытаться поговорить с ним, и всё в этом роде. Идея заключалась в том, чтобы он постоянно был со мной в комнате.

Первые несколько дней у меня были проблемы. Это требовало больших усилий, чем простые мечтания, которым я предавался раньше. Я представлял своего двойника несколько минут, но потом начинал отвлекаться. Однако на четвёртый день я смог представлять его «присутствие» все шесть часов. Мне сказали, что я всё делаю очень хорошо.

Через неделю меня перевели в другую комнату, с настенными колонками. Мне сказали, что хотят увидеть, смогу ли я представлять тульпу, несмотря на отвлекающие раздражители. Музыка, которую они пускали, была неприятной, отвратительной и тревожной, и представлять свой визуальный образ стало немного сложнее, тем не менее, я справился. На следующей неделе они запустили ещё более тревожную музыку со скрипами, задний фон этой музыки напоминал звук набора номера старым модемом, и гортанный голос говорил что-то на каком-то иностранном языке. Я лишь посмеялся над этим — к тому времени я уже был профессионалом.

Примерно через месяц я начал скучать. Чтобы хоть как-то развлечься, я начал общаться со своим двойником. Мы стали разговаривать или играть в «камень-ножницы-бумагу», или я представлял, как он жонглировал, или танцевал брейк-данс, или делал что-то другое, что приходило мне на ум. Я спросил исследователей, не помешает ли им моё ребячество, но они одобрили мои действия.

Мы продолжили играть и общаться, какое-то время было весело. А потом началось что-то странное. Однажды я рассказывал ему о моём первом свидании, и он поправил меня. Я сказал, что моя подружка была одета в жёлтый топ, а он сказал, что он был зелёным. Я задумался об этом на секунду и понял, что он был прав. Мне стало жутко, и после моей смены я поговорил об этом с исследователями. «Вы используете мыслеобраз, чтобы получить доступ к своему подсознанию, — объяснили они мне. — На каком-то уровне подсознания вы поняли, что не правы, и ваше подсознание поправило вас».

То, что показалось мне жутким, вдруг оказалось прикольным. Я разговаривал со своим подсознанием! Это потребовало некоторой практики, но я обнаружил, что могу задавать вопросы своему тульпе и получать доступ к любым глубинам моей памяти. Я мог цитировать целые страницы из книг, которые читал когда-то много лет назад, вспоминать вещи, которым меня учили и о которых я тут же забывал в школе. Это было потрясающе.

Примерно в это время я стал «вызывать» своего двойника за пределами исследовательского центра. Поначалу нечасто, но я так привык представлять его, что теперь мне было не по себе, когда его не было рядом. Поэтому, как только мне становилось скучно, я представлял своего двойника. В конце концов, я стал делать это практически постоянно. Было забавно держать его рядом, как невидимого друга. Я представлял его, когда тусовался с друзьями, брал его на встречу с мамой, и один раз даже взял его с собой на свидание.

Я знаю, это звучит странно, но было весело. Он был не только хранилищем всей информации, которую я знал когда-то и забыл, он порой, казалось, больше заинтересован во мне, чем я в нём. Он также обладал сверхъестественной способностью распознавать язык тела, о котором я даже не подозревал. Например, я подумал, что свидание, на которое я его взял, прошло плохо, но он отметил, что девушка слишком сильно смеялась над моими шутками, тянулась ко мне, когда я говорил, и ещё кучу мелочей, которых я не заметил. Я слушал и убедился, что свидание прошло очень даже здорово.

Я провёл к тому времени в исследовательском центре четыре месяца, он был со мной постоянно. Однажды после моей смены исследователи подошли ко мне и спросили: не прекратил ли я представлять его. Я сказал, что нет, и они, кажется, остались довольны. Я тихо спросил своего двойника, не знает ли он, что бы это значило, но он только пожал плечами. Я тоже ничего не понял.

Я немного выпал из мира в этот момент. Мне стало трудно общаться с людьми. Они казались мне такими глупыми и неуверенными в себе, в то время как я всегда мог посоветоваться с самим собой. От этого я стал чувствовать себя неловко. Никто, похоже, совершенно не знал, почему он совершает те или иные поступки, что движет их действиями, почему какие-то вещи сводят из с ума, а другие заставляют просто посмеяться. Они не знали, что ими движет. Но я знал — по крайней мере, я мог спросить у себя и получить ответ.

Однажды вечером ко мне ворвался друг. Он вломился в дверь ещё до того, как я полностью открыл её, он был в ярости. «Ты, чёрт возьми, не отвечал на мои звонки несколько недель, ты, говнюк! — закричал он. — Что за проблемы у тебя, чёрт бы тебя побрал?».

Я собирался извиниться перед ним, и, возможно, мы бы тот вечер продолжили, выпивая вместе в баре, но мой тульпа вдруг впал в неописуемую ярость. «Бей его», — сказал он, и не успел я осознать, что творю, как нанёс своему другу удар. Я услышал, как ломается его нос. Он упал, а потом вскочил, накинувшись на меня с кулаками, мы стали драться, избивая друг друга и переворачивая вверх дном всю квартиру.

Никогда ещё я не впадал в такое бешенство, и я был безжалостен. Я сбил его и нанёс два удара ногами по рёбрам. Он сбежал, согнувшись и рыдая.

Полиция прибыла через несколько минут, но я сказал им, что зачинщиком драки был он, и поскольку его рядом не было, чтобы опровергнуть мои слова, мне просто вынесли предупреждение. Мой тульпа улыбался всё это время. Мы провели ночь, обсуждая мою победу, и смеясь, как хорошо я отделал друга.

Следующим утром, когда я увидел в зеркале мой подбитый глаз и рассечённую губу, я понял, что стало причиной драки. В ярость пришёл мой двойник, не я. Я чувствовал себя виноватым, мне даже было немного стыдно, но он заставил меня начать драку со старым другом. Он был рядом, и, конечно же, услышал мои мысли. «Он тебе больше не нужен. Тебе больше никто не нужен», — сказал он мне, и я почувствовал, как мурашки побежали у меня по коже.

Я рассказал об этом исследователям, которые работали со мной, но они просто высмеяли меня. «Нельзя бояться того, что воображаешь»,— сказал один из них. Мой двойник стоял рядом с ним и кивнул головой, а потом усмехнулся мне.

Я попытался следовать их совету, но следующие несколько дней мне становилось всё более и более тревожно из-за моего тульпы. Он, казалось, стал меняться. Он стал выше и выглядел более угрожающе. В его глазах блестело озорство, в постоянной улыбке скрывался злой умысел. Я решил, что никакая работа не стоит того, чтобы сойти с ума. Если я не могу его контролировать, я должен от него избавиться. К тому времени я так к нему привык, что процесс визуализации происходил автоматически, и я стал из всех своих сил не представлять его. Это заняло несколько дней, но начало работать. Я мог избавиться от него на несколько часов в день. Но каждый раз, когда он возвращался, он становился хуже. Его кожа, казалось, становилась мертвенно-бледной, а зубы — острее. Он шипел, угрожал и ругался. Тревожная музыка, которую я слушал несколько месяцев, теперь сопровождала его повсюду. Даже дома, когда я расслаблялся и забывался, не концентрируясь на том, чтобы не видеть его, он появлялся
0
 prodigman отправил

.

-1
 Dirago отправлено
Хочу рассказать вам историю о девочке с куклой, вы, наверное, уже успели подумать "А-а-а, опять история, где девочка захотела куклу и кто-то ее ей купил и она всех убила!" - так вот, вы ошибаетесь, это совсем иная история. Начинается довольно банально, так как мне рассказал ее мой дедушка. Он очень старенький, но много повидал в жизни, но эту девочку он запомнил навсегда. Начнем с того, когда и как он мне это рассказал.

Дело близилось к ночи, была глубокая зима, поэтому темнело рано, часы показывали 21:17, я с дедушкой смотрела фильм и нам отключили свет на самом интересном моменте и дедушка сказал:
- Ну вот, не могли отключить после фильма? Ладно, потом посмотрим, а пока что свечи неси, чего в темноте сидеть?
- Ладно... - я встал и пошел за свечками, а когда вернулся, спросил. - Дед, а с тобой случались странности?
- Конечно, вон с девочкой и куклой дело было... - он не договорил, как я его перебил и попросил рассказать мне эту историю и он начал свой рассказ (дальше от лица моего дедушки).

Дело было в далеком 1939 году, мне было 16 лет, ну я, как и все в то время был придурком, так сказать, и меня, как и всех остальных в этом возрасте тянуло на приключения, так вот, шел я домой из школы и заметил, как какая-то семья заселилась в доме рядом. Это были взрослые мужчина с женщиной, лет 38-40 на вид. И у них была маленькая доченька, лет 6, на ней было кремовое платье, белые носочки и черные туфельки, волосы длинные и черные как смола, у нее в руках была кукла, средних размеров, у куклы были белокурые волосы, со свадебной прической и белое, пышное свадебное платье. Я постоял еще пару минут и, пожавши плечами, пошел домой.

Каждый день я видел эту девочку, она всегда провожала меня взглядом. Как-то ко мне зашли друзья, я вышел к ним, мы долго, что-то осуждали и я снова заметил ту девочку: "неужели она все это время стояла там и следила за мной?!", не отрывая взгляда от девочки, думал я и когда мои друзья это заметили, то шутливо сказали:
- А у Кольки-то, новая подружка появилась, а если серьезно, то это кто?
- Это моя новая соседка, она всё время за мной следит...
Мои друзья лишь пожали плечами и ушли.

Этой ночью я не смог уснуть, только часов в 7 уснул. Но и то не надолго, мне приснился очень странный сон, его содержимое это та девочка с куклой, но другие, они что-то говорили и были как будто злы, обе, а хочу заметить, что одна из них не живая. Это продолжалось несколько ночей, мне это не надоело и я пошел к одной из местных старушек, которые знают всех и всё. И она мне сказала:
- Ой, сыночка, не связывайся ты с ними, не хорошие они люди, я вот слышала, что они очень часто переезжают, нигде надолго не задерживаются, говорят, что дочь их, с демоном-то обручена. А кукла-то ее, это не кукла то вовсе, а демон в ее облике.

Я лишь отмахнулся и ушел. Ой, глупый я был, глупый, зря старушку то не послушал, а я же смелый такой, пошел домой к той девочке, чтобы доказать, что все с ней и ее куклой нормально.

Во дворе, где обычно сидела та девочка, ее не оказалось и я решил постучать в двери, открыла мне мама этой девочки и тогда я начал разговор:
- Здравствуйте, я ваш сосед и хотел бы с Вами познакомиться.
- Конечно, проходите - дружелюбно ответила женщина.
- Спасибо, меня зовет Николай, а Вас?
- А меня Зинаида Львовна.
- Приятно познакомиться, Зинаида Львовна, знаете, я часто видел девочку у Вас во дворе и я так понял, это Ваша дочь, Вы не будете против представить мне эту малютку?
- Конечно, ее зовут Лиза, я ее сейчас приведу.

Когда Зинаида Львовна привела Лизу, то у девочки были полностью черные глаза, даже белки и те черные. И снова эта кукла в руках девочки, а кукла то жуткая, нет, не думай что потрескавшаяся или с лицом что-то не то, нет, она просто сама по себе жуткая, из размышлений меня вывела холодная как лед рука Лизы, которая взяла меня за руку и попросила поиграть с ней, я согласился. Когда мы зашли в ее комнату, мне стало плохо, начало тошнить, запах специфический. Я поиграл с ней минут 20 и сказал, что мне пора, а она как закричала:
- Нет!!! Ты теперь навсегда останешься со мной!!! И мы будем играть все время!!!

Я испугался и хотел, было выйти из комнаты, но не тут-то было, я пытался крутить ручку от двери, но она не поддавалась, я начал кричать, звать на помощь, но все без толку. Я побежал к окну, чтобы выбить его, а потом спрыгнуть и никогда больше не возвращаться сюда. Но и окно не поддавалось, не открывалось и не выбивалось.

И тут я вспомнил слова той старушки и начал ненавидеть себя за то, что не послушал ее. А так как демоны и тому подобная нечисть не переносит Бога, я решил прочесть "Отче наш". Когда я начал, девочка закричала настолько громко, что я думал что оглохну и закрыл уши руками, но читать молитву не прекращал. Девочка выпустила из рук куклу, эта кукла ожила и пошла на меня, я откинул ее ногой от себя, она ударилась об стену настолько сильно, что там осталась вмятина, а на ее щеке пошла трещина (мой дед был футболистом, нападающим и удар у него был мощный). Потом кукла начала дымиться, когда я дочитал, то куклы не было, а Лиза лежала посередине комнаты без сознания. Вбежала ее мама и подбежала к Лизе, а когда девочка пришла в себя, то сказала, что ничего не помнит, совсем ничего не помнит, а глаза у нее были уже ярко-ярко голубые.

Через три года, когда Лизоньке было 9 лет, а мне 19. И я даже брал ее с собой гулять, считал ее своей младшей сестричкой и любил ее. Но она умерла, а на зеркале в ее комнате была приклеена фотография ее и куклы, а на обратной стороне написано "Я вернулся ней и кто нас позовет, будет проклят навечно!". Эта семья переехала сразу через неделю после смерти Лизы. И больше я их не видел и о них никогда не слышал... вот и все.

Дедушка немного нахмурился, а через пару минут дали свет, он сразу взбодрился и сказал:
- Ну что? Что смотреть-то будем? - он улыбался, но в глазах было видно, что очень скучает за этой девочкой, я включил ему комедию, а сам написал эту историю сюда. Может она и не такая страшная, как бы вам хотелось или нет столько мистики и всякой такой хрени, но она реальна и это чисто ваше право - верить в нее или нет.
-1
 Dirago отправлено
Эту историю мне поведала моя школьная учительница по алгебре. Рассказать так, как рассказала это моя учительница, я не смогу. Но хотя бы постараюсь.

Дело было во времена блокады Ленинграда. Моя учительница со своей бабушкой, мамой и двумя сестренками жила в Ленинграде во времена блокады. Ей на то время было 6 лет. Жили они в квартирном доме ближе к центру города. Поначалу было не так трудно, и еды хватало. Однако с каждым днем становилось все сложнее и сложнее, еды уже на всех не хватало, в день удавалось съесть лишь корку хлеба, и то не всегда. В городе воцарился хаос. Сначала были съедены все животные, кошки, собаки и т. д. Когда животных не осталось, начались случаи каннибализма.

На лестничной клетке, где жила моя учительница, было четыре квартиры. Все они были заселены. Однажды ночью из соседней квартиры послышались жуткие крики и мольбы о помощи, которые разбудили все семейство. Мать моей учительницы (впредь я буду назвать ее Зинаидой Васильевной) решила проверить, что там происходит, и, несмотря на все уговоры детей и бабушки, все же вышла из квартиры, предварительно велев запереть дверь и не открывать никому. Дверь соседней квартиры была слегка приоткрыта. В этой квартире жила женщина с двумя сыновьями. Зинаида Васильевна, напуганная услышанными криками, медленно подошла к двери и осторожно заглянула. Увиденное она запомнила на всю свою жизнь.

На полу лежала оторванная рука. По всему дому чувствовался запах крови. Из глубины квартиры слышались отвратительные звуки чавканья. До смерти испугавшись, женщина побежала обратно в свою квартиру. Рассказав своей матери о случившемся, она забаррикадировала дверь. На следующий день Зинаида Васильевна увидела, что соседняя дверь плотно закрыта.

Прошло несколько недель. Ситуация в городе не улучшалась. Еды становилось все меньше и меньше. Одна из сестер моей учительницы умерла от голода. Все сильно ослабли. Однажды утром Зинаида Васильевна отправилась за едой и увидела, что дверь четвертой квартиры сильно покорежена и висит на одной петле. Догадываясь, что там произошло, Зинаида Васильевна вернулась в квартиру. Она поняла, что они следующие. Из четырех квартир в двух уже никого нет. В третьей живут они сами, а это значит, что убийцы находятся в последней квартире. Там жили две сестры. Сил на то, чтобы отправится в комендатуру, уже не оставалось. Оставалось только забаррикадироваться. Но долго это продолжаться не могло — скудные запасы еды быстро закончились. Зинаиде Васильевне пришлось собраться с последними силами и выйти из квартиры.

Не успела она сделать и пару шагов, как увидела, что впереди стоит одна из сестер. Выглядела та очень даже неплохо. Все жители города очень сильно исхудали. А эта женщина была полной. Увидев Зинаиду Васильевну, женщина улыбнулась и сказала: «Добрый день». Зинаида Васильевна начала медленно пятиться. Оглянувшись, она увидела вторую сестру, у которой в руках был здоровенный топор, который та уже заносила над Зинаидой Васильевной. Из последних сил испуганная женщина рванула в сторону квартиры. Однако вторая сестра уже побежала наперерез...

Спасение пришло совершенно неожиданно. Как оказалось, мать Зинаиды Васильевны увидела в окне проходящий мимо отряд солдат и позвала тех на помощь. Солдаты, недолго думая, побежали в подъезд. Забежав на лестничную клетку, они увидели, как две женщины тащат третью в квартиру. Обезвредив их, солдаты выяснили, что эти две сестры съели обитателей двух квартир и собирались уже съесть жильцов третьей. Таким образом, солдаты спасли Зинаиду Васильевну и ее семью. А двух сестер расстреляли.
-1
 Dirago отправлено
Это произошло ночью, в марте месяце. Да, живу я один. И, как обычно, почитал вечером книжку, примерно часам к одиннадцати закончил и собирался завалиться на боковую. Ну, решил налить водички перед сном, а то мало ли, чтоб ночью не ходить. Квартира у меня достаточно большая и чтобы попасть на кухню, надо идти через гостиную, а выключатель находится на другом конце комнаты. Ну, я и двинул вслепую, ориентируясь по памяти. Добрался до кухни, включил маленькую подсветку, налил воды.

Оборачиваюсь - в окне отражается девочка, стоящая прямо передо мной, хотя никого там нет. Думаю - показалось, протер глаза, девчонка не пропала... Я начал пугаться... решил потихоньку возвращаться в свою комнату. Иду, естественно смотря в отражение в окне, а она за мной. Начинаю постепенно ускоряться, из кухни почти выбегаю. Слышу шаги... Забегаю в свою комнату, захлопываю дверь, подпираю ее, бегу и прыгаю в кровать, прям как в детстве.

Дверная ручка немного дергается буквально пару секунд, не знаю почему я не включил свет, но выключатель остался рядом с дверью, а возвращаться страшно. Тут ручка перестала двигаться, наступило затишье, длилось оно не больше 5 секунд, потом резкий удар чем-то острым в дверь, причем нереальной силы.

Я залез под одеяло и отрубился, не знаю как так получилось. Утром просыпаюсь. Встаю около кровати поближе и замечаю - под кроватью лежит ножик, причем у меня такого никогда не было. Ну, я серьезно испугался, рванул какую-то одежду, выбежал из квартиры и побежал к другу. Как всегда бывает, он мне не поверил, однако ночевать со мной отказался. Я и сам к себе в квартиру не спешил возвращаться...
-1
 Dirago отправлено
В любую ночь полнолуния откройте Винамп, Айтюнс, в общем, любую мультимедийную программу, у которой есть функция перемешки. Не думайте ни о чём, просто продолжайте кликать на кнопку "Вперёд". Если вы достаточно невезучий, то в вашем проигрывателе через какое-то время начнёт играть композиция I'm your problem now.mp3. Первую минуту она будет абсолютно беззвучна.
Закройте глаза, когда начнутся крики, НИ ЗА ЧТО НА СВЕТЕ НЕ ОТКРЫВАЙТЕ ИХ. Вашему воображению откроются ужасные видения расчленёнки и невообразимого зла и ужаса . Так будет продолжаться целых семь минут, пока будет длиться зловещее заклинание, симфония из криков и какофония в ваших колонках.
Если же вам удастся пройти через эти кошмарные семь минут, то вы очнётесь на лавочке, на заброшенной железнодорожной станции. Безликий мужчина, стоящий на другом краю станции предложит вам сигарету. Если вы откажетесь, то откроете глаза, песня кончится, и вы просто вернётесь к своим делам. Если же примите, то мужчина проведёт вас по тайнам бытия.
После того, как закончите курить, возьмите у него из кармана билет, и садитесь на поезд, который будет подходить к станции. Вы очнётесь через 12 минут после того, как начали слушать запись. Проблема в том, что все, кто переживал прослушку записи сходили с ума через некоторое время от того, что они узнали. Предупреждаю, если у вас получится, то в любой отражающей поверхности, будь то зеркало или стекло, ваше отражение будет наблюдать за вами...
-1
 Dirago отправлено
История, как ни странно, началась задолго до происшествий. Тогда я очень сильно поссорился со своей девушкой, после чего у неё начался приступ. Казалось бы, ничего такого, просто нервный срыв. Но во время срыва она вдруг закатила глаза, схватила меня за плечи и сказала: «Я вижу два дверных проёма, в них пустота, не ходи туда!». После этого она потеряла сознание. Тогда я не придал этому особого значения — она у меня девушка нервная, часто впадает в истерику. Но потом началось...

Стоял весенний день. На улице было достаточно тепло, дождя не было недели две. Мы с другом и той самой девушкой решили поехать на дачу, которая находится рядом со Звенигородом. Приехали, пожарили шашлычки, всё как надо. Друг немного подвыпил, а я тогда алкоголь не употреблял из-за проблем с сердцем. И тут друг предложил: «Слушай, а пойдём погуляем! Тут заброшенный военный санаторий недалеко, а напротив недостроенная котельная». Я с удовольствием согласился, так как давно хотел посетить это место. Надел резиновые сапоги, старые джинсы и куртку хаки. Взял с собой топорик, а друг захватил перцовку и пневматический пистолет на случай бродячих собак.

Тут моя девушка подошла к нам и сказала каким-то странным голосом:

— Можно с вами поговорить?

Я посмотрел на неё — а она опять закатила глаза, хотя по виду вроде спокойна, да и поводов для истерики в тот вечер не было. Она взяла меня за руку и, чуть не плача, начала говорить:

— Ребятушки, прошу вас, остерегайтесь воды! И, дорогой, пожалуйста, не надевай эти сапоги...

Мы с другом были, мягко говоря, удивлены. Девушка после этого ушла в дом и оттуда не выходила. Я на всякий случай сменил сапоги на кроссовки, и мы выдвинулись.

Погода была прекрасная. Ни единого облачка, тепло, гуляй — не хочу. Друг сказал:

— Слушай, тут две дороги до заброшек. Одна через болото, другая по деревне, но крюком, как пойдём?

Вспомнив наставления моей девушки, мы решили всё-таки идти через деревню. Проходя там, мы услышали со стороны болот вой большой стаи собак...

До санатория дошли спокойно. Походили, полазили. Длинные узкие коридоры, конечно, создавали гнетущую атмосферу, но не более. Вдоволь нагулявшись, мы вышли из санатория и направились в котельную. При подходе к ней стояла будка охраны, которая была заброшена очень давно. Она находилась примерно в 50 метрах от нас, но была заметна. И мы увидели в ней свет — тусклый, будто свеча горит в окошке. Нам стало не по себе. Я на всякий случай достал топор. Он был очень крепок, до этого мы рубили им дрова для костра. При подходе к котельной я случайно выронил топор на землю, и он... разломался пополам. Мы с другом переглянулись, потом снова глянули на будку — света там уже не было.

— А может, ну его к чёрту, эту котельную? — пробормотал я.

— Да ладно, — ответил друг, — я здесь уже был, ничего такого тут нет. Один бетон, да и всё... Пойдём.

Описать моё состояние, когда мы шли в котельную, тяжело. Я чувствовал страх — необъяснимый, животный. Мы подошли к котельной. Вокруг стояли чёрные, старые, мёртвые деревья. Кругом были ямы, и в них плескалась вода. Откуда она могла взяться? Ведь три недели дождя не было!

Подойдя к котельной, мы оба отчётливо услышали скрип двери, и это при том, что ни одной двери в котельной не было. Казалось бы, надо бежать из этого богом проклятого места и сидеть спокойно на даче, кушать шашлыки и пить чай. Но нет — мы пошли дальше. Я уже почти ничего не чувствовал, моё сознание находилось в полном тумане, а тело было настолько «ватное», что я еле передвигался. Мы зашли внутрь, и я увидел их — два дверных проёма. За ними была темнота. Я отчётливо слышал какие-то голоса у себя в голове — что-то манило меня зайти туда. Я сделал шаг вперёд...

С этого момента я ничего не помню. Очнулся, когда бежал на всех парах к даче. Рядом бежал мой друг. Находились мы уже за километр от котельной.

Друг до сих пор не рассказывает мне, что произошло там, да я и сам не особо хочу знать. Но по сей день мне по ночам снятся эти два дверных проёма.
-1
 Dirago отправлено
Было мне лет 12, на дворе стояла суровая зима. Жил тогда в панельном старом доме, на 4 этаже. Всё случилось за несколько дней перед рождеством. Я остался дома один под вечер, темнело... Сначала нудную книгу читал, а потом заснул, на кресле в зале.
Проснулся от звуков и очень странных ощущений. Такие бывают когда на улице сильный снегопад, и прямо "оглушительная" тишина, звенящая. Я посмотрел в окно - и вижу, на фоне света фонаря действительно снег кружится, хлопьями падает. Метель. Не знаю сколько так сидел, "наслаждался" новогодней погодой...

И тут звук похожий на щелчок, очнулся я из забытья и вижу - на улице темно... Не по зимнему как-то. Но вся соль в другом. Из мрака смотрят два красных глаза! Не кошачьих, не человеческих... (4 этаж) У меня началась паника, заорал как резанный. Не знаю, что случилось на улице с фонарём, но там уже была настоящая ТЬМА. И два красных глаза, причём не так далеко от оконного стекла, высоко над землёй... Резкость этого момента тоже не могла не впечатлить. Я в панике врубил по всему дому свет, думал примерещилось - а вот нет! Эти два глаза следили за каждым движением в квартире. Причём обладателю ясных очей наверняка не хотелось, чтобы стало чуть светлее. Я весь трясусь, руки не слушаются, бью по выключателям несколько раз.

Наконец, свет горел даже в толчке, глаза начали уходить словно в другую сторону, к другим окнам наших соседей. При этом возникла вибрация. Когда Нечто уходило, стёкла в окнах словно "рычали", дико трясясь.

Вывод: не смотреть в окна ночью! Этот случай запомнил на всю жизнь. Родителям не рассказывал, рассказал только своей старой бабке. Она объяснила: "Черти просились в дом".
-1
 Dirago отправлено
Коричневая дверь. Часть 1
После окончания института решил я съехать от матери на съёмную квартиру. Работа тогда позволяла (а работал я «сторожем-консультантом» в организации, занимающейся всякими каменными штуковинами, о чём будет отдельная история). Поискал варианты, посмотрел квартирки и остановил свой выбор на однокомнатной «хрущёвке» в центре города, в получасе ходьбы от моей старой квартиры. Во-первых, цена меня устраивала, во-вторых, квартира была в достаточно хорошем состоянии, и бабуся-хозяйка догадалась провести туда кабельное телевидение и интернет. Компьютера и телевизора, естественно, не было, но я прихватил из дома свои.

Жизнь, казалось, налаживалась. Забрал из дома собаку свою, Макса, приводил подругу Дашку в гости, обеды ей и себе готовил. Потом мы с ней окончательно съехались. Странностей никаких не замечал. Разве что пёс мой скулил по вечерам и места себе не находил. Я до сих пор списываю это на то, что он просто по мамке скучал — любит ведь зверушка хозяйку. Побегает-побегает, да после полуночи успокоится, спать в ногах ложится.

Началось всё именно с того дня, когда мама попросила вернуть Макса домой. Дескать, скучно ей самой дома, да и пёс, как я уже упоминал, по маме скучал. Ну, вернул и вернул. После работы заезжал, выгуливал его, а потом брёл неспешно на квартиру. Дорога мимо парка, утренняя прохлада, на квартире барышня в халатике с завтраком дожидается — красота!

Придя на квартиру, обнаружил свою даму заплаканной и бледной. Она, как увидела, что на пороге я стою, сразу обнимать меня кинулась. Целует, плачет. Я насторожился.

— Что случилось, солнышко? — спрашиваю.

— Миленький, они там так кричат, так кричат! Дерутся, ссорятся, по лестничной клетке бегают! А он в дверь нам колотит, кричит: «Открывай, сука, а то двери вынесу!» — девушка зашлась в рыданиях.

— Подожди, не понял. Кто кричит, кто бегает? — в недоумении переспросил я.

— Сосе-е-еди-и-и!.. — сквозь рыдания протянула Даша.

Недолго думая, я вооружился выстроганной из дуба дубинкой, которую до сих пор держу у двери на всякий случай, и пошёл к соседям. На лестничной клетке было четыре квартиры. Общие стены были только с одной, и Дашка утверждала, что именно за стенкой ссорились и дрались люди, и именно их деревянная дверь хлопала, когда они бегали по лестницам. Деревянные двери были только в нашей квартире и в соседней — остальные две были железные.

И вот я стою под соседской дверью, сжимая в руке дубинку. Дверь не обита, покрыта облупившейся коричневой краской. В дверь врезаны два старых замка под большой «бородатый» ключ, прибита потёртая железная ручка-скоба. «Привет от алкоголиков 90-х!» — подумал я. Невесело улыбнувшись, я нажал кнопку звонка. Не услышав никаких звуков за дверью, постучал по ней кулаком. Из-за нашей двери слышались Дашкины всхлипы и шмыганье носом, и моё нутро наполнилось ещё большей ненавистью к нерадивым соседям. Я постучал в дверь ещё настойчивей, теперь уже ногой. Нет ответа.

Обматерив злосчастную квартиру, на чём свет стоит, я позвонил в дверь следующей квартиры. Дверь отворила молодая женщина лет тридцати, которую звали Алёна. Алёна была разведена и жила с маленьким сыном одна, когда мы въехали, она к нам в гости стабильно раз в неделю заходила. Она открыла рот, чтобы что-то сказать, но увидев меня, улыбнулась:

— Ой, это вы. А я думала, к этим, — женщина опасливо кивнула в сторону коричневой двери, — кто-то в гости ломится. Проходите, чего на пороге стоять! И Дарью свою зовите, я вам чаю налью.

Устроившись на кухне у Алёны, мы разговорились, проклиная нехорошую квартирку и её обитателей. Алёна рассказывала, что тоже иногда слышит, как за стеной идёт какая-то возня, слышатся крики и мат, а по утрам в окнах горит свет. Кстати, грязные побитые окна той квартирки выходили во двор, и одно из них, совсем разбитое, было завешено изнутри запачканным детским одеяльцем. В общем, картина нелицеприятная.

Проговорив так около двух часов, мы немного сбросили накопившийся негатив. Единственное, что настораживало: ни мы, ни Алёна не могли вспомнить внешности жильцов квартирки за коричневой дверью. Алёна говорила, что там живёт супружеская чета, запойные алкоголики. Когда всё тихо, они, значит, либо выезжают из квартиры, либо запой кончается. А вот когда они в развязку выходят, вот тогда песец всему! Мужика, по словам соседки, видел только её сынишка Костик, да и то в окне, когда во дворе играл. Сказал, что «дядя страшный» за ними наблюдал, а потом «спрятался». На том с Алёной мы распрощались.

Стали жить дальше. Стабильно раз или два в месяц балаган со стуком в нашу дверь повторялся, но только когда меня дома не было. Прихожу, Дарья вся в соплях, рыдает, трясётся. Каждый раз пытался достучаться до соседей — результата ноль.

Однажды меня посетила идейка. Взял на работе отгул, но вечером всё равно вышел — как бы на работу. Затем прокрался в нашу квартиру, сел у двери и давай ждать. Сидел-сидел, но так ничего и не произошло. Ну, думаю, пойду ко сну. Лежим с Дашкой, болтаем, обсуждаем общественные нравы, и как только таких алкашей земля носит.

И вот, часов в 11 вечера, за стеной начинают слышаться голоса — мужской и женский. Слышно-то в «хрущах» всегда отлично, но хозяйка как раз на той стене ковёр повесила (и, кстати, крест деревянный), так что слов не разобрать, но явно скандал назревает. Он орёт что-то, матом бабу кроет. Она огрызается, начинает пускать в ход тяжёлые предметы — слышно, как что-то падает со стуком на пол и катится. Ну, кастрюлей запустила в алконавта, ну, бывает. У меня детство с похожими соседями прошло — сверху училка-шизофреничка, справа самогонщица, слева через одну квартиру — наркоманы. Прям ностальгией повеяло.

Лежим с Дарьей, слушаем, она в плечо мне вжалась — боится. Слышно, как замок открывается в соседней квартире, а потом шаги по бетонным ступенькам — шлёп-шлёп. Будто босыми ногами кто-то бежит. Потом другие шаги — кого-то побольше и потяжелее. Значит, баба от мужика сбежала, а он догоняет. Грузные шаги удалились куда-то вверх по лестнице, потом вниз. Затем я отчётливо ощутил, что он под нашей дверью остановился. Как будто дыхание его слышу. Тишина такая повисла тягучая, и тут Дашка шепчет: «Мне страшно…» — но звучит этот шёпот как-то невыносимо громко в окружающем нас безмолвии.

Коричневая дверь. Часть 2
И началось. В дверь почти сразу стали колотить кулаками и ногами — да мужик всем телом, наверно, напрыгивал!

— Выходи, — кричит, — сука! Зашибу к херам! Спряталась у Надьки своей?! Да я вас к херам там сожгу заживо, слышь?!!

Сердце бешено заколотилось, но я встал и натянул брюки. Страх перед придурком за дверью мерк по сравнению с желанием защитить свою, ставшую привычной, жизнь. Я прихватил верную дубинку и сунул босые ноги в кроссовки. Моя рука потянулась к замку, но тут я услышал, как захлопнулась дверь соседней квартиры. Посмотрев глазок, никого за дверью не увидел. Решил не снимать кроссовки и брюки, позвал Дашку, и мы сели за стол в кухне, поставив на огонь чайник.

За стеной билась посуда, что-то тяжёлое падало. Мужик сгонял злость на мебели и других предметах, попадавшихся под руку. Мы с Дашей нервно пили чай и молча слушали творившийся балаган.

Соседская дверь ещё раз хлопнула, но уже потише. Видимо, вернулась супруга алкаша. Ну, думаю, сейчас начнётся. И началось такое, от чего у меня кровь в жилах до сих пор стынет, когда вспоминаю. Почти сразу тишину пронзил женский вопль, в котором сквозили такие боль и ужас, что, казалось, барабанные перепонки готовы лопнуть добровольно, лишь бы не слышать этих звуков. Будто не женщина кричала, а работала циркулярная пила, разрезавшая живых свиней. Крик затихал лишь на секунду, чтобы вернуться ещё большим количеством жутких липких ноток.

Дашка выронила чашку, и та со звоном разлетелась на десятки осколков, обдав мои обутые в кроссовки ноги горячим чаем. Я поставил свою чашку на стол, иначе она непременно повторила бы судьбу Дашиной, потому что руки у меня тряслись так, как никогда в жизни не тряслись. Было ну очень уж не по себе. Я взял мобильный и набрал милицию. Вялый голос дежурного прозвучал в трубке, словно ангельское пение среди всего того звукового кошмара, который нас окружал:

— Дежурный, старшина Липченко, слушаю Вас.

— Приезжайте скор
-2
 Dirago отправлено
Дашка выронила чашку, и та со звоном разлетелась на десятки осколков, обдав мои обутые в кроссовки ноги горячим чаем. Я поставил свою чашку на стол, иначе она непременно повторила бы судьбу Дашиной, потому что руки у меня тряслись так, как никогда в жизни не тряслись. Было ну очень уж не по себе. Я взял мобильный и набрал милицию. Вялый голос дежурного прозвучал в трубке, словно ангельское пение среди всего того звукового кошмара, который нас окружал:

— Дежурный, старшина Липченко, слушаю Вас.

— Приезжайте скорее, тут человека убивают! Адрес: проспект Металлургов, дом такой-то.

— Уже выехала машина десять минут назад, прекратите звонить! — раздраженно выпалил дежурный и повесил трубку.

Крики постепенно стихли, перейдя в прерывистые всхлипы. Дашка, забравшись в постель и накрыв голову подушкой, вторила звукам из соседской квартиры. В дверь позвонили. Не постучали, а именно позвонили. Я услышал звонок Алёниной квартиры и лязг железной двери. Приехала милиция. С облегчением я вышел на лестничную клетку, где толпились люди в форме. Тут был наряд обычных ППС-ников в синих рубашках и с папкой, а также трое дюжих ребят из «Беркута» (такое у нас спецподразделение милиции, улицы по ночам дополнительно патрулируют) с автоматами и кувалдой. Алёна вызвала милицию на наш адрес раньше меня.

Усатый ППСник в чине лейтенанта расспросил нас о соседях из этой квартиры, о том, кто из нас вызвал милицию, чего-то черканул в блокноте и постучал в злосчастную коричневую дверь. Как я и ожидал, ответа не последовало. Милиционер громко предупредил, что сейчас будут ломать дверь, если хозяева не откроют. Ноль реакции. «Ломайте!» — бросил усатый, и один из «беркутовцев» с силой вмазал кувалдой по двери. Замок разлетелся, и дверь, медленно открываясь, поползла на нас. Парень с кувалдой рывком открыл дверь и встал за ней, озадаченно взглянув на коллег, которые, вместо того, чтобы вломиться в квартиру, стояли на месте как вкопанные…

Я ущипнул себя за бок. Нет, это явно был не сон. За дверью проход был заложен кирпичом. Плотно так заложен, только вверху чернела щель сантиметра три шириной. Стражи порядка переглянулись, а потом зло уставились на нас: кто на меня, кто на Алёну. Мы только развели руками, и лейтенант, покрутив пальцем у виска, уже было развернулся и зашагал вниз по лестнице, как из квартиры послышался отчётливый сдавленный всхлип.

Все мы разом повернулись к кирпичной кладке. Лейтенант побелел и отдал распоряжение разбить кладку. Парень с кувалдой настойчиво колотил кирпичи минут десять, на звук сбежались заспанные, сердитые соседи, требуя немедленно прекратить шум. Большинство присутствующих в подъезде жильцов были моего возраста или чуть старше, и на расспросы лейтенанта ничего об обитателях квартиры сказать не могли. Лейтенант быстренько записал меня, Алёну, наваждением выплывшую из нашей квартирки Дашку и ещё троих ребят в понятые, и беркутовцы, направив в царящий за дверью мрак фонарики, исчезли в дверном проёме, со скрипом сдвигая берцами битый кирпич.

За ними, сжимая в руке табельного «макарыча», во тьму шагнул лейтенант. С нами остались двое угрюмых ППС-ников. Из квартиры слышались звуки шагов, клацанье снаряжения спецназовцев, в проёме мелькали лучи фонарей, выхватывая из темноты причудливые силуэты. Послышалось тихое «Всё, отбой» — и из проёма один за одним вышли рослые спцназовцы, а потом и усатый лейтенант. Его рубашка была перемазана чем-то чёрным.

— Фонарь есть? — спросил у меня усатый милиционер. Я кивнул и принёс свой мощный походный фонарь, а ещё прихватил большой фонарь кругового освещения с вмонтированным радиоприёмником. Мы с ППС-никами, понятыми и одним беркутовцем вошли в дверной проём.

— Аккуратно тут. Под ноги светите, — предупредил лейтенант, и я последовал его совету. Под ногами были обгоревшие половицы, какие-то осколки и обломки, кривые ржавые гвозди. Я огляделся по сторонам. Стены были все в саже, только под потолком остались фрагменты допотопных обоев с дурацкими цветочками. Сердце тревожно колотилось, и я обнял свободной рукой ковыляющую рядом Дашку, которая нервно грызла ноготь, озираясь широко раскрытыми глазами.

— А теперь объясните мне кто-нибудь, — начал лейтенант, повернувшись лицом к нам, — что за херня здесь происходит?

Естественно, объяснить мы ничего не могли. ППС-ники отпустили нас по квартирам, предварительно собрав данные и опечатав квартирку с коричневой дверью. Наутро я позвонил бабушке, у которой снимал квартиру. Она согласилась приехать и рассказать всё, что знает.

Мы собрались у нас на кухне: я, Даша, Алёна с сыном Костиком, ребята, которых в понятые записывали, наш участковый и долговязый следователь, которому поручили вести дело. Все ждали бабу Надю, хозяйку нашей квартиры. Она приехала гораздо позже, чем обещала. Села за стол, накапала капель себе, выпила. Милиционеры нервно перебирали бумажки, Алёна с Костиком ушли к нам в зал поиграть. Баба Надя начала свой рассказ.

Опущу ненужные детали семейного быта и происхождения семьи Надежды Павловны, оставлю только то, что связано с квартирой. В общем, жили в той квартире её сестра с мужем. Муж на заводе трудился, а она трамвай водила. Как-то раз муж в литейном цехе травму получил — обожгло ему лицо и руку, да так, что кожа на лице сильно обгорела, и остался только один глаз. Руку вообще ампутировали. Медицина сделала всё, что могла на тот момент, но молодой мужчина был искалечен на всю жизнь, и, как говорится, «крыша уехала». Он стал пить, жену побивал, ведь она у него симпатичная была, а он в чудовище превратился. Любила его, не смотря ни на что, жалела. Когда бил, бывало, из квартиры в чём была выбегала, но возвращалась всегда.

И вот однажды, когда уж очень он разбушевался, несчастная девушка сбежала из дома и скрывалась до утра у сестры, Надежды Павловны, то есть в нашей квартире. До рассвета муж бил тарелки, ломал мебель, стучался в дверь квартиры Надежды, но та не открывала, и сестре наказала, чтоб та сидела тихо. Утром баба Надя ушла на работу, а сестра её вернулась в свой дом, к мужу. Когда Надежда пришла домой обедать, увидела возле подъезда пожарную машину, скорую и милицейский «бобик». Оказалось, что зять сначала истязал жену, резал ей ножом лицо и грудь, а потом привязал к батарее и поджёг квартиру. Оба супруга погибли.

После того случая на квартиру поставили старую коричневую дверь, пожертвованную кем-то из соседей, но вскоре жильцы на лестничной клетке стали жаловаться, что, мол, ночью она тарахтит и хлопает от сквозняка, и в разбитые окна поставили стёкла, а где не хватило стёкол — прибили к раме то самое детское одеяльце. Проход, чтоб не дуло и гарью не воняло, заложили кирпичом. В квартиру не входили уже лет двадцать.

Дослушав рассказ бабушки, молодой участковый хохотнул, а следователь с нарочито серьёзным видом сказал: «Разберёмся». Я проводил служителей правопорядка до двери, ушли и все наши гости, кроме бабы Нади. Я закрыл дверь и краем глаза увидел в кухне хозяйку квартиры, услышал, как она тихо-тихо говорит кому-то: «Ну что ты… тише, тише... Всё кончилось. Скоро и я к тебе приду…». Надежда Павловна заметила меня и грустно улыбнулась, засобиравшись домой (жила она где-то в частном секторе).

— Вы если съезжать будете в этом месяце, я платы не возьму, — сказала нам на прощанье баба Надя и поковыляла на остановку. Вернувшись в квартиру, я заметил на коврике в коридоре продолговатые черные пятна. Я присмотрелся, и понял, что это следы босых ног где-то 36го размера. Мне стало дурно.

На следующий день мы съехали с той квартиры, а в неё почти сразу же въехал мой сотоварищ по старой работе. Потом он рассказывал, что тоже слышал за дверью на лестничной клетке всхлипы, а за стеной шорохи, удары и недовольное гулкое ворчание. Только когда ему сообщили о смерти бабы Нади, всхлипы прекратились, равно как и посторонние звуки за стеной. А ту квартиру с коричневой дверью выкупили под какой-то офис…
-1
 Dirago отправлено
Как где-то уже обещал, история из моей жизни, случившаяся в бытность мою «сторожем-консультантом» в организации, занимающейся обработкой камня. Под обработкой камня подразумевается создание ваз, чаш, несложных скульптур, заборов, плитки и, помимо всего вышеуказанного, надгробий. Пошёл я туда работать незадолго до окончания института (меня вообще по жизни тянет на приключения), так как место тихое, в частном секторе, недалеко от дома моего. Рядом трамвайные пути проходят, а за ними парк со ставком. Дежурил я там с 21:00 до 8:00, через ночь. Охранять продукцию было особо нечего — даже если подымешь плиту, далеко с ней не убежишь. Охраняли оборудование и инструмент, да ещё раз в год пьяниц и подростков гоняли.

Контора эта называется «Каменный цветок», и, к слову, существует до сих пор, представляет собой будку для охраны, будку для собаки, вагончик, где работают художники, и двор, в котором расставлены заготовки, образцы продукции попроще и готовые заказы, в основном надгробные плиты. В самые напряженные месяцы, которые летом случались чаще, чем когда-либо ещё, двор походил на кладбище: надгробия с портретами и без, вазы из чёрного гранита и мрамора ровными рядами были расставлены перед будкой охраны. Окно сторожки, внутри освещаемой только настольной лампой и монитором видеонаблюдения, выходило как раз на эту идиллию, и созерцать её всю ночь напролёт вскоре надоело. Я стал, по совету сменщика, проводить ночь в вагончике художников, где было много света и часто было с кем пообщаться.

Почти каждую ночь кто-нибудь из художников оставался работать до утра. Дело в том, что люди, как известно, имеют свойство умирать без остановки, а контора наша находилась в 300 метрах от одного из крупнейших городских моргов, да и визитки там наши лежали в регистратуре, так что недостатка в работе у художников не было. Бывало, по 3-4 надгробия за ночь выстукивали. Вечером грузчики привезут полированную плиту, сгрузят, а девочки всю ночь её обрабатывают.

В ту ночь я заступил на дежурство, как обычно. Отзвонился начальству, назвался, сказал, что смену принял. Понаблюдал в камеру закрытую калитку, совершил обход, повозился с овчаркой Джимом, своим бессменным коллегой, и пошёл в вагончик к художникам. На часах было 22:40.

В вагончике сидела Оксанка, девушка года на 4 старше меня. Обычно на ночь она не оставалась, так как у неё дома был маленький ребенок, которого она сама воспитывала. Порасспросив её, вызнал, что сынок поехал с бабушкой к морю, вот и пытается Оксана немного лишних денег заработать. Сидели мы, болтали. Она бабулю какую-то в граните запечатлевает, время от времени сверяясь с фотографией, а я в окно поглядываю, к Джиму прислушиваюсь. Оксана какой-то большой этап бабулиного портрета закончила, и мы сели чай с печеньем попить. Говорим о том, о сём, анекдоты травим.

В полночь я, как обычно, решился на обход территории. Дело в том, что до полуночи ещё случались заказчики: то заплаканные родственники окончания вскрытия ждали да засиделись, то дядька какой на дорогой машине по дороге с работы заглянет. После полуночи, как правило, забредали только пьяные и хулиганы из парка, поэтому мы всегда спускали в это время Джима с цепи. Этого хватало, чтобы остудить пыл всяких там полуночных искателей приключений.

Спустив Джима, я вернулся в вагончик. Оксана продолжала работать над портретом бабушки, а я уселся на стул у открытой двери вагончика и стал наблюдать за улицей, между делом общаясь с художницей и слушая мерное постукивание её молоточка, иногда перемежающееся с жужжанием дреммеля.

Сначала моё внимание привлёк Джим. Собака просто бегала кругами по двору, но я, не помнивший такого времени, когда у меня в доме не было собаки, знал, что здоровые, и главное, спокойные псы так себя не ведут. Джим описывал круг за кругом, и я подозвал его. Собака подошла, прижав уши и виляя хвостом, и я услышал, что наш храбрый сторожевой пёс тоненько поскуливает.

Я погладил Джима, сказал ему что-то успокаивающее, достал из кармана леденец «Дюшес» с мягкой начинкой, которые он очень любил, развернул обёртку и протянул ему. Джим понюхал конфету, открыл пасть, чтобы взять её, но внезапно, навострив уши, посмотрел в сторону тёмной громады парка через дорогу. Собака заскулила ещё громче, и, снова прижав уши, спряталась в будку.

Поднявшись со стула и пробормотав Оксане что-то вроде «я на обход», я вышел во двор, освещённый единственным фонарем, висящим на стене сторожки. Моё внимание привлекло движение в парке. Из тёмной аллеи вышел прилично одетый парень, посмотрел влево и вправо и трусцой перебежал проезжую часть. Молодой человек направлялся к нашим воротам, а я стоял посреди двора как вкопанный. Только когда он отворил нашу калитку и с приветливой улыбкой зашагал по направлению ко мне, я понял, что и дубинка, и перцовый баллончик остались в вагончике у художников.

— Здравствуйте, — протянул мне руку парень. — Это же у вас тут каменные изделия делают?

— У нас, — только и смог ответить я. Его руку я, опешив, не пожал.

— А можно, я пока посмотрю? — спросил ночной гость, и я заметил в его взгляде какую-то едва уловимую «остекленелость», которую тут же отнёс на счёт выпитого им алкоголя или употребленных веществ.

— Смотрите, пожалуйста, — ответил я. — Только руками не трогайте.

Молодой человек поднял руки ладонями ко мне в защитном, почти комичном жесте. Джим так и не высунулся из будки, и о том, что у нас собака во дворе, я парня предупреждать не стал. Странный он был какой-то, как мне показалось. И, как говорят в народе, «оказалось, не казалось».

Я осторожно прошел в вагончик, стараясь не терять этого парня из виду. Он ходил между рядами продукции, осматривая камни, надгробные плиты и вазы. Один раз даже потянулся, чтобы потрогать, но с улыбкой одёрнул руку, будто вспомнил, что я его просил не трогать ничего. Я взял дубинку и перцовку, подвесив их к поясу. В руку взял тяжёлый мощный фонарь, которым можно было и ослепить, и «приголубить», в случае чего. Оксанка была увлечена работой, и я хотел было предупредить её, чтоб милицию вызывала, если я не вернусь, но в последний момент понадеялся на свои собственные силы и вышел в ночь.

Парень сидел на корточках у двух полированных плит из красного и чёрного гранита. Услышав меня, он обернулся и, одарив меня улыбкой, спросил:

— А как вы лично думаете, какой памятник лучше? Чёрный или красный?

Вопрос застал меня врасплох. Чего-чего, а такого вопроса от молодого парня едва ли старше меня я не ожидал.

— Мне всегда нравился чёрный цвет, — наконец ответил я. — И портрет на нём чётче видно, и изображение дольше продержится. Но чёрные дороже.

При этих словах парень отмахнулся:

— Да что вы! Мне лишь бы качество было. Чтобы помнили. Чтоб как живое лицо было.

— Будет! — говорил будто бы не я. Как-то неосмысленно вырвалось.

Парень засмеялся, встал с корточек, и, достав из нагрудного кармана визитку и ручку, попросил написать на ней наш телефон. Я ответил, что сейчас нашу визитку ему принесу, но парень, взглянув на свои недешёвые часы, сказал, что времени у него мало, поэтому попросил продиктовать. Я продиктовал, он записал и сунул визитку обратно в карман. Я успел разобрать имя, напечатанное на визитке: Парамонов В. В.

Молодой человек попрощался со мной и развернулся, ещё раз взглянув на часы. Залаял Джим, да так громко, что я повернулся к его будке и прикрикнул на пса, чтоб тот не пугал клиента. Когда я повернулся снова, чтобы попрощаться с ночным гостем, его уже не было.

Я вернулся в вагончик, вскипятил чайник и налил кипятка в чашку, отправив туда же три пакетика чаю.

— Ты с кем там болтал целых три часа? Я уже думала, ты меня бросил тут совсем, — голос Оксаны звучал нарочито обиженно. — Девушка одна среди ночи сидит, а вокруг и поговорить не с кем.

Я как-то отшутился, удивившись, что отсутствовал так долго. Оксана давно закончила портрет бабульки и уже набила большую часть изображения какого-то бритоголового пухлого мужчины. Значит, я действительно долговато был в отлучке. За окном начинало светать…

Утром мы со сменщиком посмотрели запись с камеры наблюдения. Вот я выхожу из вагончика и угощаю Джима конфетой. Вот пёс убегает в будку, а я, повернувшись спиной к камере, смотрю в сторону калитки. Вот я показываю рукой на
0
 Staffenberg отправлено
Вот я показываю рукой на продукцию и ухожу в вагончик… С часу ночи до четырёх утра я хожу по двору один с фонарём в руке, задерживаюсь у двух пустых плит — из красного и чёрного гранита. Мои губы шевелятся, будто я с кем-то общаюсь, но никого рядом нет.

Домой я вернулся в подавленном состоянии и провалился в сон. Потом взял два отгула и всю неделю ходил как сомнамбула. В конце концов, списав всё на переутомление, вернулся на работу, заступил в смену.

Вечерний обход прошел как обычно. В вагончике трудился Дима, ещё один наш художник. Я с ним особо не общался, он был замкнутым, дотошным и неинтересным собеседником. Все темы сводились к тому, как ему плохо живется на белом свете. В общем, до утра я просидел в сторожке, а в 6:40, как обычно, заглянул в вагончик, где сидел и дремал Димон. Растолкав Дмитрия и перекинувшись с ним парой слов, я вышел во двор и пробежался взглядом по готовым плитам и вдруг обомлел: с надгробного камня на меня смотрел тот самый парень, а под его улыбчивым лицом ровными буквами была высечена надпись, гласившая: «Парамонов Вячеслав Викторович, /какое-то число, не помню уже/ 1985 — 14.07.2009».

Ноги подкосились, и я еле дошел до сторожки, тупо уставившись в настенный календарь. Ночь с 13 на 14 июля наступила как раз тогда, когда он пришёл к нам во двор. Я закатил глаза и вылил на голову полбутылки холодной минералки…

Уже позже, где-то в следующую смену, я узнал, что Парамонов этот был каким-то то ли бизнесменом, то ли кандидатом в депутаты, а в ту ночь он погиб в драке в том самом парке через дорогу. Парня ударили ножом в шею, и он перед смертью успел пробежать метров 40 дальше по аллее. Когда его жена вся в слезах пришла заказывать памятник, она спросила у наших сотрудников, какой лучше — красный или чёрный. Не дождавшись ответа, выбрала чёрный. Как он и хотел.
0
 prodigman отправил

.

-1
 Dirago отправлено
Маленький Вася лежал в своей тёплой уютной кроватке. Было уже поздно, но Вася ещё не спал, но вовсе не потому, что он один из тех непослушных детей, которые притворяются спящими перед родителями, а когда те уходят, играют в игрушки. Нет, Вася очень хороший и послушный мальчик, и по ночам он никогда не играет в игрушки, потому что знает, что за нехорошими детьми приходит высокий безликий человек в чёрном костюме и уносит их с собой, а куда — никто не знает.

Вася не мог уснуть в эту ночь, потому что за стенкой, в комнате его родителей, опять было шумно.

— Ненавижу тебя! — кричала Васина мама. — Надеюсь, ты сдохнешь и избавишь нас от себя!

— Дрянь!

— Молчи!

Затем послышался грохот. Что-то разбилось.

— Умри! Слышишь, подохни, мерзавец! Будь хоть раз в своей жизни мужчиной и сделай что-нибудь стоящее! Если ты сдохнешь, то счастья только прибавиться!

Папа громко закричал. Затем не было слышно никаких криков. Только страшный грохот и звук ломающейся мебели. Вася знал — мама и папа опять ссорятся. Он уже давно привык к этому, но всё равно, громкие звуки мешали ему спать.

Вдруг всё затихло. Мама и папа больше не дрались. Только тихий плач и сопение слышались из-за стены. Дверь в Васину комнату отворилась.

— Васенька, ты спишь? — спросила мама.

— Нет, мамочка.

Мама Васи села на краешек его кровати и ласково погладила его по головке.

— Мы с папой тебя разбудили?

Вася робко покачал головой, выражая согласие.

— Ути, бедненький! — сказала мама и обняла Васю.

— Прости нас, мой маленький. И не бойся, ни я, ни папа не будем на тебя кричать. Мы это только друг с другом. А тебя мы очень любим.

Она мягко поцеловала Васю в лоб.

— Спокойной ночи, — сказала мама и вышла из комнаты.

Затем Вася вновь услышал её голос через стенку:

— Я пойду, погуляю, отдохну от твоего мерзкого вида. А ты, ничтожество, убери здесь всё! Да Васечку не разбуди, он из-за тебя, мерзкий ты человек, проснулся!

Мама ушла.

Вася выбрался из кроватки, и прошёл в комнату родителей. Там царила полная разруха — журнальный столик был перевёрнут, стул сломан, а постельное бельё изорвано. Папа сидел на краю кровати, весь в синяках, с кровью, текущей из носа и со лба. Вася подошёл к папе и обнял его:

— Не плачь, папа. Мама любит тебя. Почему вы с ней ссоритесь?

— Так получается, — сквозь слёзы проговорил папа.

— Всё будет хорошо, — сказал Васенька и поцеловал папу в щёчку.

* * *

Подушка уже совсем измокла от слёз, а Васенька всё плакал. Он плакал уже давно, и мог плакать ещё долго, но неспособен маленький человечек выплакать столько слёз, чтобы выразить всю ту печаль, что лежала на Васином сердце. Мамочка, его любимая мамочка, умерла. Теперь она больше не придёт к нему ночью, не поцелует в лобик и не пожелает спокойной ночи. Мамочка умерла. И они с папой больше не смогут помириться. А ведь Васенька так об этом мечтал! Ему так хотелось, чтобы папа и мама обнялись и сказали, как они любят друг друга. Но этого уже никогда не будет.

Вася долго не мог поверить, что мама умерла. Да разве и может ребёнок понять, что такое смерть? «Умерла? Нет, неправда! Мама, где ты? Где моя мама? Пустите меня к маме! Я хочу к маме! Пусть она придёт ко мне!» — кричал Вася, когда ему сказали страшную новость.

«Папа, верни нам нашу маму!» — плакал маленький Вася, не понимая, что папа не в силах этого сделать. Тогда Вася вновь утыкался личиком в подушку и продолжал плакать, а папа нежно гладил его, и Вася слышал, как плачет его отец — он слышал его короткие, резкие вздохи и думал, что папе жаль маму. Но бедный наивный ребёнок не знал истины — то, что он слышал, был, вовсе не плач. На самом деле его отец тихонько посмеивался, растянув губы в злорадной ухмылке.

* * *

Вася уже давно спал, когда в его комнату вдруг отворилась дверь.

— Вася, ты спишь?

Ребёнок с трудом сумел открыть глаза.

— Папа?

— Сыночек, хочешь сходить к мамочке?

— Но ведь сейчас так поздно!

— А она ждёт.

— Тогда хочу!

Обрадованный Вася начал одеваться, но папа не дал ему этого сделать. Он резко схватил его за руку и повёл за собой.

— Папа, но я ведь не оделся! — кричал Вася, но отец не обращал внимания.

Был октябрь, и ночью на улице было очень холодно, а Вася был одет только в лёгкую пижаму.

— Папа, мне холодно!

Но отец даже не посмотрел на мёрзнущего Васю. Он только ускорил шаг, и ребёнок уже с трудом поспевал за отцом.

— А куда мы пришли? — спросил Вася, осматривая кресты и ограды.

— К мамочке, — сказал папа, да таким страшным и злым голосом, что Вася испугался.

Отец остановился напротив могилы своей жены.

— Вот твоя… мамочка, — ехидно произнёс он.

— Где? — удивился Вася.

— Да вот тут же! Лежит там, в земле. Мёртвая и гниющая. Да, милая, теперь ты мне ничего не сделаешь! Ох, сколько я от тебя натерпелся! Но теперь и ты у меня получишь! Теперь я тебе отомщу за всё! А ты полежи тут, посмотри, что я сейчас сделаю. Ты же сыночка нашего любила очень, да? Прямо-таки обожествляла! А вот гляди, что я с твоим любименьким Васенькой сотворю!

Начался холодный осенний дождь, и тяжёлые капли били по нежной Васиной коже. Обезумевший отец толкнул Васю ногой в спину, и тот упал животом на могилу матери. Только он хотел подняться, как вдруг что-то тяжёлое навалилось сзади.

— Папа, что ты делаешь?! — кричал Вася.

Вдруг рука отца сорвала с бедного ребёнка его штанишки. И без того заледеневшим ногам стало ещё холоднее. Вдруг он почувствовал острую боль где-то внизу спины. Она пронзила его всего, пройдя от низа до самой головы, и отдавшись адским звоном в висках. Тяжёлое тело отца не давало ему подняться. Сквозь звон в ушах Вася слышал, как падают капли дождя, и как его отец напряжённо и тяжело дышит прямо над его головой.

— Мама, защити! — закричал Вася, но мёртвая мама не могла подняться из могилы и спасти сына от обезумевшего отца.

Вдруг звуки начали становиться всё тише и дальше, а мир вокруг словно поглотила пелена, и маленький Вася потерял сознание.

* * *

Что может знать шестилетний ребёнок об ужасах взрослого мира? Даже когда они касаются его, то воспринимаются им не более как страшный сон или что-то совершенно непонятное и неправильное, что больше уже никогда не повторится и чего не должно быть. Так и маленький Вася не понял, что его собственный отец изнасиловал его на могиле родной матери. После той роковой ночи безумный вдовец принёс своего полуживого сына домой и уложил в кровать, а на следующий день вёл себя с ним так, словно ничего и не было.

После этой ночи Вася заболел и две недели не мог подняться с кровати. Отец, несмотря на свой грех, обеспечил сыну необходимую заботу и занимался им, пока тот не выздоровел.

После Васи болезнь пришла к отцу, но уже совершенно иного характера. Вдовец стал запираться в комнате, иногда на несколько дней. Ночью перестал выключать свет, и часто маленький Вася слышал, как через стенку доносятся папины крики:

— Нет! Тебя нет! Ты мертва! Убирайся!

Но неужели ребёнок способен заметить безумие отца?

* * *

Пётр Михайлович был соседом Васиных родителей. Часто, когда Васины мама и папа уж совсем громко ссорились, Пётр Михайлович вызывал полицию, чтобы она навела порядок. Смерть мамы Васи значила для Петра Михайловича приход времени сладостного сна, когда ничьи крики не будут его будить. Но вот одной страшной ночью старик был разбужен страшными воплями, доносившимися из-за стены. «Господи, неужели этот изверг на сына руку поднял?» — подумал Пётр Михайлович. Только он поднялся, и хотел уже было вызвать полицию, как в его дверь забарабанили.

— Помогите! Помогите! — кричал высокий детский голосок.

Пётр Михайлович бросил телефон и сразу побежал к двери. На пороге стоял Вася, заплаканный и испуганный.

— Что случилось, Васенька? — спросил, удивлённый Пётр Михайлович, закрывая за ребёнком дверь.

— С папой плохо. Он кричит, а мне страшно!

— Нинка, — крикнул старик своей жене, — вызывай полицию, а я, схожу, посмотрю!

* * *

Пётр Михайлович никогда не забудет той ночи. Войдя в коридор соседской квартиры, он включил свет и увидел в самом конце рядом с отворённой нараспашку дверью какой-то странный предмет в луже тёмной жидкости. Только он пригляделся, как тут же в отвращении отпрянул — перед его взором лежала человеческая рука. Переборов отвращение, испуганный старичок двинулся дальше
-1
 Dirago отправлено
Это произошло где-то год назад. Мы с родителями переехали в новый дом. Он был очень большой и очень нравился нам. Разложив вещи по местам и осмотрев дом, мы легли спать, т.к. было довольно поздно... Я легла в небольшой комнате, по-моему, она была детской.
Заснув как убитая я уже смотрела пятый сон. Как вдруг... Зазвонил телефон. Я сначала подумала, что это мне звонят, но окончательно проснувшись, поняла, что это не мой телефон и не телефон моих родителей. Я встала с кровати и включила свет. Пытаясь понять откуда издается звук, в комнату прибежала мама. Мы вместе с ней стали искать этот телефон. Но в конце концов он затих... Я вздохнула, легла на кровать и мгновенно заснула.
На следующий день я решила найти тот телефон, но всё было напрасно. Мама сказала, что это возможно старые хозяева забыли его и скоро приедут за ним. Прошёл день, но хозяева не приехали. Мы пробовали дозвониться до них, но напрасно. Эту ночь я спала спокойно, как и остальные 5.
Но стоило наступить пятнице (в этот день мы переехали) как ровно в полночь начинал звонить телефон. Мы две недели подряд искали телефон и ждали полуночи, чтобы услышать его и найти, но всё было бесполезно.
- Но как может работать телефон столько дней? И почему он именно в полночь в пятницу звонит? - спрашивала я у мамы.
- Может это будильник или кто-нибудь издевается... - отвечала она.
И только спустя полгода мы нашли этот телефон. Он был спрятан на верхней полке шкафа со стороны стены. Где когда-то был тайник. Достав телефон в нём мы не обнаружили ни сим карты, ни батарейки... А экран вообще не работал.
Наступила следующая пятница... И снова звонок... Это было невыносимо и по-своему нагоняло страх.
В субботу я опросила всех соседей, на что они все ответили одинаково...
- Да в этом доме постоянно дети умирают. По ночам, говорят, слышно будто кто-то звонит... Но мы считаем это бредом, посоветуем вам лишь вызвать полицию и убираться из этого дома.
Мы вызвали полицию. Они обследовали весь дом! И металлоискатель стал зашкаливать на потолке моей комнаты. Полицейские разгромили его и там была замурованная девочка, обвёрнутая в железные листы! А в руке у неё был телефон поднесённый к уху... Казалось, будто она звонила кому-то или ей звонили...
Мы сбежали из этого дома... И с тех пор я вздрагиваю, услыхав звонок и увидев там неизвестный номер...
-1
 Dirago отправлено
Эта история случилась в Ленинграде в 1981 году. В аптеке на Васильевском острове много лет работала женщина, Нина Павловна, к моменту событий уже пожилая. У нее была семья: муж — инвалид войны и двое взрослых сыновей. Жила она благополучно по советским меркам, имела легкий, смешливый характер, но к работе относилась очень ответственно.

В один летний день, заканчивая обеденное чаепитие, Нина Павловна вдруг переменилась в лице. Подруга ее, кассирша, испугалась: «Инсульт?». По лицу Нины Павловны пробегала рябь, она подергивалась, а глаза округлились. Женщина крутила головой, как будто не узнавая ничего вокруг. «Нин, Нин, что с тобой?!» — кассирша схватила ее за рукав. «А-а-а!» — низким трубным голосом прокричала Нина Павловна по нарастающей. Вдруг с прытью, небывалой для пожилого грузного тела, она отскочила и подпрыгнула на стол, подтянув к к груди ноги: «Жжжется, жжется, жжется, ой, мамочки, огонь кругом!». Так и сидела она, покачиваясь из стороны в сторону, обхватив колени руками и подвывая. Из побелевших губ текла слюна.

Санитары приехали быстро. Когда старший сын добрался, наконец, до главного врача психиатрической больницы №2, врач коротко сказал ему, что это шизофрения — пациентке кажется, будто она попала в ад и вокруг нее гудит адское пламя, сознание сумеречное и вряд ли она его, сына, узнает. От еды отказывается, кормят насильственно. Сын долго смотрел сквозь зарешеченное окно палаты на свою похудевшую безумную мать, сидевшую на кровати в больничном халате, все так же поджав под себя ноги, и мерно качавшуюся из стороны в сторону. Волосы ее были всклокочены, а лицо белым-бело — на нем застыло выражение ужаса.

Шли месяцы, но ничего не менялось. Прожив в доме скорби несколько лет, Нина Павловна в одну из ночей скончалась. И дело пациентки бы закрылось, как это обычно и бывает с делами душевнобольных, если бы не одно «но». Санитар, утром пришедший кормить Нину Павловну и обнаруживший ее неживой, закричал дурным голосом — ее ноги были опущены на пол, пятки были обугленными и слегка дымились. После экстренного совещания было принято решение не указывать этот факт в отчете патологоанатома.
-1
 Dirago отправлено
Тот, кто приходит из темноты. Часть 1
ПОНЕДЕЛЬНИК

Мне приснился кошмар. В преддверии учёбы я легла спать пораньше, но посреди ночи проснулась от странного ощущения. Мне снилось, что я нахожусь под водой и мне трудно дышать, потому что на меня что-то давит. Постепенно я поняла, что просыпаюсь, но ощущение тяжести не прошло. Было такое чувство, что на груди что-то лежит. Я резко села на кровати и только тогда смогла свободно вздохнуть. Когда я снова легла, ощущение тяжести не возвратилось.

ВТОРНИК

Вечером я осталась дома одна и делала записи в своём дневнике, слушая, как всегда наушники. Громкость была достаточная, чтобы заглушить наружные шумы, но минуты через две я поняла, что меня что-то отвлекает. Шаги, лёгкий скрип досок. Вынув наушники, я прислушалась — последний тихий скрип и тишина. Я бы предположила, что это был звук из соседних квартир, но акустика дома мне давно хорошо известна — шум от соседей доносится до нашей квартиры, только когда они разговаривают на повышенных тонах (или метаются сковородками, что реже). Значит, шаги мне послышались в пустой соседней комнате...

СРЕДА

Сейчас я думаю, что стоило этому раньше придать значение. С головой уйдя в повседневные заботы, не замечала нечто странное, что творилось вокруг меня. А стоило заметить, ещё как стоило...

Ночью мне снова приснился кошмар — на этот раз со мной в главной роли. Будто меня прокляли, и теперь я повсюду чувствую уничтожающий огонь, в конце концов сгорая в нём. Когда я подскочила, то долго не могла ещё унять дрожь в теле. Родители уже ушли на работу, поэтому я постепенно успокоилась и направилась в ванную. Я встала под душ и включила холодную воду. Через секунду меня бы ошпарило, не успей я отскочить в сторону. Из холодного крана валили клубы пара, и тёк самый настоящий кипяток. Я покрутила кран горячей воды — то же самое. Холодной воды как будто вообще не существовало. Мне припомнился сон, и зубы, помимо воли, начали отбивать нервную чечётку. Через час оба крана продолжали бить кипятком. Когда пришла мама, я рассказала ей о странном поведении воды. Она, естественно, решила проверить, отрыла холодный кран и... из крана действительно потекла холодная вода. Не просто холодная — ледяная. Я сама ещё раз закрыла и открыла оба крана — всё вернулось в норму. Решив, что во всём виновата смена труб, я снова отправилась в душ. Но стоило мне опять включить холодную воду, как из крана снова забил кипяток. Злая и испуганная, я выбежала из ванной, чтобы проверить кран на кухне. Холодная. Ледяная. Мама странно посмотрела на меня и спросила, всё ли в порядке.

Это происшествие совершенно выбило меня из колеи. Я дождалась, когда родители лягут спать, и закрылась в своей комнате, надев наушники. Ближе к часу ночи из соседней комнаты снова донёсся звук шагов. Сначала я подумала, что это кто-то из родителей пошёл в ванную, но скрип становился всё явственней ближе по направлению к моей комнате. Как будто кто-то стоял у двери. Нервы не выдержали, я быстро встала и открыла дверь. Никого. В спальне родителей было тихо, следовательно, они оба спали. Вновь закрывшись, я села за компьютер и продолжила чтение по учёбе. Однако странное ощущение дискомфорта не давало мне сосредоточиться на занятии. Я выключила нетбук, погасила свет и легла спать.

Примерно около трёх ночи я проснулась от собственного крика. Мне приснился сон, такой страшный, что я на ощупь добралась до выключателя и, лишь включив свет, смогла начать соображать. Как ни странно, самого сна я никак не могла вспомнить, но, когда снова ложилась, не смогла заставить себя выключить светильник. В первый раз за всю жизнь.

ЧЕТВЕРГ

Я не пошла на учёбу, сославшись на плохое самочувствие. Когда родители ушли на работу, я отправилась в ванную и встала под душ. Опасения по поводу поведения водопровода рассеялись, когда тёплые струи ровными потоками побежали по моей коже. Минуту-другую я стояла, расслабляясь после полубессонной ночи. С утра всё происходившее вообще показалось дурным сном. Неожиданно яркий свет от лампочки начал мигать — сначала незаметно, потом всё явственнее угасая. Я ощутила прилив леденящего страха и как можно скорее выбралась из душа, обернувшись полотенцем. В тот момент, когда я почти бегом выбежала из ванной, лампочка погасла окончательно.

День прошёл, как в тумане. Даже в свете солнечных лучей я вздрагивала от любого шороха и звука. А один раз едва не вскрикнула от неожиданности, когда под окном резко завёлся грузовик. Звуки музыки, всегда успокаивающие меня, раздражали, от еды мутило, и вообще состояние моё было близко к истерическому. В конце концов, измотанная и перенервничавшая, я прилегла на минуту на диван и сразу же уснула. Когда я открыла глаза, в комнате было уже темно. Почти бессознательно я встала и подошла к выключателю, и лишь когда жёлтый электрический свет наполнил комнату, смогла вздохнуть спокойно.

Ночью я села и попыталась проанализировать все случившееся за это время. Большая часть происходивших странностей приходилась на отрезок от полуночи до трёх часов ночи, причём ближе к трём «оно» — что бы это ни было — становилось активнее.

Я стала отсчитывать минуты, боясь того, что могу услышать или… нет, эту мысль даже додумывать было страшно. Родители спали в соседней комнате, и я решила, что завтра непременно расскажу, что со мной происходит. Если раньше перспектива оказаться на приёме у психотерапевта пугала, то в свете последних событий она казалась единственным возможным спасением. Около половины третьего, несмотря на громкую музыку в наушниках, я стала засыпать, сидя за столом. Положив голову на руки и закрыв глаза, я незаметно провалилась в сон. Когда я проснулась, часы на мониторе нетбука показывали три часа ночи. И тут лампочка светильника, стоявшего на столе, взорвалась с громким треском. Я вскрикнула от испуга и почувствовала, как часто забилось сердце. Почти на грани панического ужаса, я твердила себе только одно: «Возьми себя в руки. Ты рациональный человек и можешь справиться со своим страхом». Я закрыла глаза, сжала кулаки и стала вслух как можно медленней считать до пяти. Паника постепенно отступала, но ощущение, что я не одна в комнате, только усилилось. Я закрыла уши руками, боясь, что сойду с ума, если услышу какой-либо звук рядом с собой. Так я и просидела не знаю сколько времени, подтянув колени к груди и тихо раскачиваясь вперёд-назад на стуле.
-1
 Dirago отправлено
Дело было вечером. Я приехал погостить у своей бабушки в деревню. Бабушка попросила меня закрыть в сарае все двери и защёлкнуть маленькие воротца от живности, чтобы та не выбежала посреди ночи на улицу.

Войдя в сарай мне сразу стало не по себе, на опорном столбике который придерживал крышу сарая висела лампочка... Вдруг она начала мигать и светиться то сильнее то слабее иногда даже полностью тухла на несколько секунд. Разглядеть то, что происходило вокрут было не возможно, так как на улице было давольно темно! Я заметил, что на улице стал подниматься ветер, немного крапил дождь и ветер в прямом смысле начал «играть» дверью, она то открывалась, то застывала в полу раскрытом состоянии, то закрывалась и открыть было сложновато так как ветер на неё давил очень сильно... Рядом с дверью стояла лопата, ветер её повалил и дверь подпёрлась лопатой.

Стала жутко, на улице дико лил дождь словно «из ведра» вдруг резко и внезапно вся живность замолчала, курицы не кудахтали, коровы не мычали... На улице, буквально в нескольких метрах появился силуэт, он целенаправлено шел к дому, свет который от него отходил был ярко белым, удивлённо я стал смотреть в шелку но видел лишь свет и силуэт. Я стал волноваться, ведь это «приведение» приближалось к дому, а там бабушка... Став пытаться открыть дверь у меня ничего не вышло, черенок на лопате был «ядрённым» из берёзы и сломать мне его не удалось... Пришлось разбить окно в которое на взгляд я бы не влез, но мне это удалось. Бежа к дому в окне я увидел, что света в доме небыло а по комнатам ходил этот силуэт. Буквально оказавшись на пороге дома я услышал крик бабушки, пытаясь помочь ей я ринулся на кухню где она должна была находиться, но её там небыло. Я включил во всех комнатах свет, звал бабушку но она так и не откликнулась, а на улице продолжался дикий ливень, сильный ветер, и тёмная ночь пугала меня. Я выбежал на улицу позвав бабушку я не смог её найти, очень сильно сверкнула молния и я побежал в дом.

Просидел я в нём не ложившись спать всю ночь, на утро я услышал стук в дверь, ринувшись к ней я открыл, а там стояла бабушка целая и не вридимая. Конечноже я спрашивал где она была, что случилось и почему она кричала, но ответила она мне так : «Была я у соседки буквально 2 часа, вчера я не кричала, и в доме у нас никто не ходил» . Я успокоился но минут через 10-15 бабушка стала меня обо всём расспрашивать.
-1
 Dirago отправлено
-1
 Dirago отправлено
На сегодня всё :) Завтра будут ещё истории :D
-1
 Dirago отправлено
Я психиатр, работаю в центре адаптации и социализации детей, переживших насилие в семье. Мои случаи — это не просто забитые дети алкашей и наркоманов. Это дети и подростки, так или иначе вовлеченные в насилие, совершаемое их родственниками, в качестве соучастников или безмолвных свидетелей. Вернуть к нормальной жизни ребенка, который несколько лет наблюдал, как его отец насилует и душит молодых девушек, или ребенка, который знает, где во дворе закопан труп его матери, ничуть не легче, чем если бы он сам был жертвой преступления.

Хотите статистику? Пожалуйста: из 100 таких детей примерно 45 совершают тяжкие преступления еще до своего тридцатилетия. И это с учетом проводимого лечения.

Мальчика, о котором я хочу написать, зовут Пашка. Или Генка. Или Женька. Свидетельства о его рождении мы не нашли, записей о нем в ЗАГСе нет. Кто его мать — неизвестно. Известно только, что он действительно является биологическим сыном людоеда Н. Виртоносова. Публикаций в СМИ о его задержании и суде вы не найдете, потому что не было ни задержания, ни суда. Милиционеры, выследившие его «пряничный домик», забили его до смерти, и дело разбирали в строго закрытом порядке. Мальчика передали нам.

Ели они только женщин. Женщина, оказавшаяся в сумерках одна на улице, встречала на своем пути не незнакомого мужчину, от которого следовало бы бежать и кричать, а красивого пятилетнего ребенка, испуганного и заплаканного. Мальчик представлялся Пашкой (или любым другим именем на выбор), жался к женщине и просил отвести его домой. Редкие свидетели видели женщину, шедшую куда-то со светловолосым мальчиком, без конца благодарившим добрую тетю Надю, Свету, Таню (как потом выяснилось, он всегда спрашивал их имена, интуитивно чувствуя, что так еще больше расположит их к себе). Встретившийся им взволнованный отец потерявшегося ребенка также вызывал у женщины только положительные чувства. Вскоре после этой встречи отец с сыном грузили труп в багажник и возвращались домой — готовить еду. Ни один гаишник ни разу не осмотрел автомобиль — ведь в салоне был ребенок, у которого «сильно болели зубы».

Мальчик присутствовал при всем процессе «готовки», при разделке, консервации. И все это время продолжал называть то, что разделывал на куски его отец, тетей Надей, Светой и так далее. Более того — так же он называл замороженные брикеты и банки с консервированным человеческим мясом. Следователь (мужчина) упал в обморок, когда ребенок начал перечислять, указывая на стеклянные банки — «это тетя Василина, она хромала, а это тетя Оля, она все время спрашивала, не хочу ли я есть». Возможно этой тетей Олей была пропавшая за семь месяцев до того Оля Бычаренко, старшеклассница.

Когда ребенка определили к нам, ему было примерно 8 лет. Он был худым и мелким для своего возраста. Отзывался сразу на десяток имен, не отдавая предпочтение ни одному из них. Умел читать и писать, не отставал от сверстников по всем школьным предметам — с ним занимался отец. Одно его умение особо бросалась в глаза — он умел расположить к себе людей. Вызывал симпатию, бил на жалость, давал почувствовать твою значимость в его судьбе. Сперва был признан «перспективным». Уже через десять дней работать с ним отказались все женщины центра, от психологов до санитарок. Женщин он воспринимал исключительно как еду. Осматривал. Прижимался. Нюхал. Ничего конкретного, но во всем поведении проскальзывало такое, что находиться рядом было невозможно. Вскоре он это понял сам, понял, чем это ему грозит, и изменил свое поведение. О, не сразу. Постепенно он начал «плакать по ночам», «метаться в кошмарах», звать маму и закатывать истерики. Только знаете что? Его пульс при этом практически не учащался.

Но на пульс обращал внимание только я. Как и на то, что он не ел мяса. Напротив, консилиум врачей счел последнее признаком глубокого подсознательного раскаяния. И бесполезно было говорить, что предложенное ему мясо он обнюхивал и пробовал на вкус, прежде чем с негодованием отвергнуть.

А потом меня начали неявно, но ощутимо отстранять от работы с ним. В его карте появлялись справки других врачей (хотя он был моим «пациентом») — куда более оптимистичные, чем мои. В итоге состоялся скандал с директором центра. Я повел себя неправильно, я решил, что дело лишь во внутренней кадровой политике. Я повелся на подначку директора и отказался от пациента.

Через три месяца приглашенный со стороны психиатр засвидетельствовал, что отклонений в психике нет. Рекомендация психологов центра звучала странно и нелепо: «вовлечение в физический труд на свежем воздухе, традиционные семейные отношения». А еще через месяц после помещения мальчика в специнтернат нашлась семья фермеров, пожелавшая его усыновить. Людей этих подыскал по программе усыновления проблемных детей сам мэр нашего города. Павел (так назвали) стал их третьим усыновленным «проблемным» ребенком.

Уже три года я тайком собираю информацию об этой семье. Фермерское хозяйство все время растет. Если три года назад они поставляли мясо только в дома самых богатых жителей города (включая директора нашего центра и мэра), то теперь отправляют мясо и в Москву. В розницу приобрести его нельзя — только эксклюзивные поставки избранным клиентам. Все дети, включая Павла, активно трудятся на ферме. Семья дружная. Я сам неоднократно видел в бинокль, как они жарят шашлыки у себя во дворе. И Павел их ест — видимо, ЭТО мясо его вполне устраивает.

Стоит ли говорить, что из всех коров и свиней в их хозяйстве за эти три года не было забито ни одной?
-1
 Dirago отправлено
Эта история произошла не со мной, но, тем не менее, когда мне её рассказывали, я не усомнился в её достоверности. Дело было так: летом 2009 года я отправился отдыхать к своей бабушке в украинскую деревню. И там благодаря удачному стечению обстоятельств я познакомился с отличной девушкой Мариной. Она жила в соседнем селе, и мне постоянно приходилось туда ходить. Ещё у Марины был брат размером со шкаф — поначалу он волком на меня смотрел, были даже какие-то угрозы, но в итоге я нашёл с ним общий язык. Алексей — так его звали — оказался нормальным парнем. И в один прекрасный день мы договорились пойти вдвоём порыбачить.

В назначенное утро мы с ним пришли на озеро и закинули удочки. В этот день рыба клевала неохотно, комары съедали заживо. Слава богу, Лёха захватил с собой лекарство от скуки — бутылку перцовки, которую мы тут же и приговорили. После этого на рыбу стало как-то наплевать, и мы с ним начали болтать о том о сём. Внезапно Лёха стал очень серьёзным и поведал мне историю, которая произошла с ним ещё до знакомства со мной.

У Лёхи был друг детства — Толик, они с ним иногда наведывались в заброшенные дома в поисках ценных артефактов. Однажды ночью они решили обледовать нежилой дом, который находился на другом конце деревни.

Они подошли к дому, дёрнули дверь — она была закрыта. Обошли вокруг дома и увидели вынесенное вместе с рамой окно, пролезли внутрь через него. В доме всё лежало вверх дном: какие-то раскиданные простыни, перевёрнутая кровать и сломанный стол. Вдруг они начали слышать какой-то шум с улицы. Подумали, что это собака, но всё-таки решили затаиться. Лёха говорит, что почему-то в тот момент его пробрал леденящий душу страх. А шум всё не утихал, было слышно, как сухие ветки трещат под чьими-то ногами. И вдруг Лёху осенило, что собака не может быть настолько огромной, чтобы под её весом трещали опавшие ветки, и в этот момент ему стало действительно страшно.

Тут Лёха обратил внимание, что Толик смотрит в одну точку, а его лицо перекошено от ужаса. Он посмотрел в то же место и обомлел: в окошко на них смотрела козья морда. Из дома бежать было страшно, потому что на улице было ЭТО. Они стояли и не знали, что делать. Вдруг козья морда куда-то пропала и наступила тишина, но Толик и Лёха продолжали стоять истуканами. Прошло минут пять, ничего не происходило. Они уже начали думать, что всё обошлось. Но вдруг снаружи возле двери кто-то крикнул загробным голосом: «Открывайте дверь, а то хуже будет!». После этого в дверь кто-то начал бить с нечеловеческой силой. У Толика началась истерика. Примерно после третьего удара замок не выдержал, и дверка распахнулась. Лёха не стал ждать, пока ЭТО войдёт в дом. Не помня себя, он выскочил в окно без рамы, приземлился на корточки и тут же услышал доносящийся из хаты душераздирающий крик Толика (в этот момент голос Лёхи дрогнул, и мне показалось, что на глазах у него выступили слёзы). Как добрался домой, он сам не помнил. Всю ночь пролежал, не сомкнув глаз.

Наступило утро. К Лёхе кто-то постучал в дверь — это была мама Толика. Она сказала, что её сын пришёл наутро ни жив ни мёртв, на вопрос, что случилось, мычит что-то нечленораздельное. И тут же задала вопрос: «А ты не знаешь, что случилось?». Лёха соврал, что не знает, да и вообще, он якобы всю ночь дома сидел.

С этого самого дня Толик полностью ушёл в себя и перестал с кем-либо общаться, в том числе и с матерью. Через неделю его забрали в психбольницу и держат там до сих пор.

Единственным человеком, кроме меня, кому Лёха осмелился рассказать эту историю, была его сестра Марина, и слава богу, она была из тех редких девушек, которые умеют держать язык за зубами. Я был второй и, скорее всего, последний, кому Лёха поведал эту историю, так как через две недели он разбился на мотоцикле. Почему именно мне он поведал сей рассказ — парню, с которым был знаком всего две недели, — не знаю. Наверное, накипело, хотелось с кем-то поделиться, да и скорее всего, расскажи он это своим друзьям, они бы от него и мокрого места не оставили (за то, что он бросил Толика), а о том, что случилось в заброшенном доме, тут же бы узнала вся деревня. Лёха знал, что я ни с кем не общался из его села, и поэтому вряд ли бы кому-нибудь сообщил об этом. Верить или не верить — личное дело каждого, но я верю.
-1
 Dirago отправлено
Разбудил меня ночью звонок в дверь. Думаю: кому это не спится в 3 часа. Пошел открывать. Это оказалась моя знакомая, которая живет в соседнем доме. Она была вся в слезах, босая, в одной пижаме и что-то невнятно тараторила. Наверное, случилось что. Я налил ей горячего чая, дал успокоительного, теплый плед и стал расспрашивать. Надя немного успокоилась и могла нормально говорить.

- Я пришла поздно вечером от сестры, муж уже спит на кровати, отвернувшись к стенке, в одеяле с головой. Думаю: будить не буду, лягу тихонько. Потом проснулась, звонил мобильный, подумала, что мама, она как раз в больнице лежит, может, плохо ей стало и попрощаться хочет.

Телефон мобильный в коридоре на тумбочке лежал, пришлось встать. Беру трубку, а это муж мой. Говорит что у друга остался, завтра приедет. Меня окатило жаром с головы до ног. Слышу кровать заскрипела, будто встает кто-то. Я быстро дверь открыла и к тебе рванула в чем была – она опять начала плакать, а я не на шутку испугался.

- Может, показалось тебе? Уставшая домой пришла все-таки.
- Нет! Я даже обняла его когда ложилась!
- Хочешь, я пойду к тебе и проверю?
- Нет, не надо! Можно я останусь у тебя?
- Конечно, я постелю тебе на диване.

Я долго не мог уснуть, размышлял: кто же это мог быть? Но все же мне казалось, что это муж ее прикалывается.

Утром у Нади зазвонил телефон. Звонил муж, спрашивал, где она шлялась пока его не было. Я пошел с Надей. Когда мы зашли в ее квартиру, там было все перевернуто вверх тормашками. Вещи разбросаны по квартире. Еще и муж пристал с расспросами о том, что Надя делала у меня ночью в одной пижаме и чем мы там занималась. Сказали, что я устроил вечеринку и ее тоже пригласил, он бы не поверил в ту мутотень про неизвестное в кровати. Он еще возмущался, почему Надя бросила трубку. А потом сама набрала его, смеялась и шипела в трубку. Сегодня ночью муж никуда не уходил, а Надя сама первая легла спать, чтобы поскорее заснуть.

Прошла неделя и тут утром появляется Надя на моем пороге.

- Убили...
- Кого убили?
- Мужа...
- Так, рассказывай.
- Сегодня ночью меня разбудил крик мужа из кухни. Он кричал: "Не надо, уйди! Господи помоги!" - я не решилась пойти к нему, мне страшно было. Я спряталась в другой комнате. Слышу бьется посуда, рычание, муж кричит, звоню в полицию. Потом все стихло. Я на колени опустилась и в щель под дверью смотрю, она у нас не маленькая с два см где-то.

Вижу: ноги черные, но человеческие, по полу тянется тело моего мужа, оставляя кровавый след. Видно, что кишки вытянули наружу. Тащит его в спальню, она как раз напротив комнаты. Потом опять рычание и шаги в комнату там, где я сижу. Я двери закрыла на ключ, на диван запрыгнула, сижу не шевелюсь. А это двери выбивает.

Звонок в дверь, полиция приехала. Оно слышу к двери пошло и рычит. Я кричу, зову на помощь. В итоге, они двери выбили. Я из комнаты вышла в ужасе от произошедшего. Милиционеры меня в участок забрали и там допрашивали, я им до утра объясняла. Они на вора подумали, а я то знаю, что это не воры!

- Давай священника вызовем.
- Так квартира освящена. Кресты, иконы везде.
- Давай камеру установим. Как я понимаю, оно днем не появляется.

Я пошел к ней домой, установил камеру в виде игрушки медведя, друзья подарили чтоб за девчонками подглядывать. На утро камеру я забрал и мы сели с Надеждой смотреть.

Сначала все спокойно часа 2 было. Затем начало из-под кровати вылазить что-то. Черное, непонятное, глаза светятся, лицо белое, клыков полон рот и когти на руках, короче, как в ужастиках прям. Мне страшновато стало и Наде тоже походу. Подошло оно к камере и улыбнулось, видимо, знало про нее, а затем съемка оборвалась.

У Нади истерика, пришлось коньяком успокаивать, пока не заснула. Решили заново видео просмотреть. Пленка оборвалась на самом интересном, но возобновилась через пять секунд. Я выключить не успел. Вижу: оно по комнате туда-сюда ходит, останавливается, смотрит в камеру, страшно улыбается и головой вертит.

Страшно мне было безумно. У меня в голове промелькнула подлая мысль. Уехать к брату в другой город, а Наде оставить записку: типа, срочная командировка. Очень нехорошее предчувствие было у меня. Собрал вещи быстро. Перед уходом установил камеру, на всякий случай, затем поехал на вокзал и купил ближайший билет на поезд к брату.

Сидим, пьем за встречу у брата, тут мне Надя звонит. Так тихо!
- Алло. Ты где? Что за командировка?
- Срочная, извини, что оставил одну, но меня уволили бы, если бы я не поехал. Ты успокойся, поживи у меня пока, ладно?
- Ты знаешь, как мне страшно? Как ты мог оставить меня одну?
- Ну, знаешь, я тебе не нянька, у меня своя жизнь есть! Меня достала твоя истерика, может, ты сама мужа грохнула, а потом всю эту ересь придумала! Ложись спать! Тупая неврастеничка, бухать надо меньше! - Меня разозлила Надя. Я ей никто, учились вместе когда-то и толком даже не общались. Я даже в видео не верил! Думал, что это монтаж. А что? Ночью, пока я спал, вернулась к себе и смонтировала. В общем, позвонил на работу и взял отпуск на две недели.

Когда домой приехал, смотрю: полиция, труп выносят.
- Что здесь произошло?
- Вы хозяин квартиры номер 17?
- Да.
- Найдена женщина у вас в квартире. Повешенная. Соседи на запах стали жаловаться: воняет две недели. А там труп. Самоубийство скорее всего.

Что же я наделал? Я чувствовал себя виноватым. Вспомнил про камеру, зашел домой, забрал ее и пошел в кафе. Одному оставаться не хотелось. Начал смотреть.

На записи видеообращение Нади.
- Я так больше не могу! Я слышу, как оно идет за мной! Оно убьет меня! А во всем виноват тот случай со спиритическим сеансом. Я не хотела говорить тебе. Но мы священника вызвали сразу же после сеанса. По пьяни хотели духов вызвать. Навызывались. Моя последняя просьба: съезди к маме в больницу номер 48. Прощай...

Я поехал в тот же день к ее матери; говорить ничего не стал, соврал, что она работает. Попозже я съехал с той квартиры, а запись удалил. Возможно, если бы я остался тогда, оно бы и меня убило.
-1
 Dirago отправлено
Как то раз, когда я осталась дома одна я решила пригласить подружку на ночь. Позвонила ей и договорилась что она сейчас приедет ко мне. Через полчаса я услышала стук в дверь и голос подруги "открывай, я замерзла." Голос дрожал и я сразу поняла что это Настя, так как она долго отнекивалась приезжать ко мне из-за холода на улице. Я сказала ей подождать (руки были мокрые). В ответ голос из за двери повторял одно и тоже "..Я замерзла!!!" и с каждым разом все громче и громче. Я решила что она издевается и специально к двери шла медленно. Вдруг мне звонит та же подруга. я беру трубку и говорю, что уже иду! Но подруга с телефона спрашивает куда это я иду и извиняется, за то что не приедет.. в это время я уже стояла у входной двери и почти открыла ее. Я сказала дуре что перезвоню (она бы все равно не поверила и поржала с меня). Я осталась ОДНА.
В то время я очень хотела посмотреть в глазок, но никак не решалась..а голос этого существа все повторял и повторял "я замерзла.." И он уже почти перешел в рассерженный крик.. Когда я посмотрела в глазок....то что я там увидела было просто не описать..ТАКОЕ существо просто физически не может изобразить голос моей подруги!!! ОНО НАЧАЛО ВЫЛАМЫВАТЬ ДВЕРЬ! Я прыгнула от двери и прижалась к стенке..вдруг в какой то миг ОНО замолчало..никаких звуков не было около минуты (может чуть меньше). Я постепенно начала успокаивать сама себя, как раздалось чуть слышное поскрябивание по двери.. этот звук усиливался моей слабой психикой и отдавался в моей голове криком..Я была в такой панике, что даже не могла кричать, горло онемело, я чуть не упала в обморок! Мне стало плохо , я упала и прижалась к стене, в то время как из-за двери доносился уже более подходящий этому существу грубый голос "Мне холодно! Впусти меня!" скрежет сменился стуком, причем таким что в тот момент я думала ОНО выломает дверь! Я сидела у стены, прижимаясь к ней как к спасительному кругу и тихонько плакала....
Все прекратилось в один момент. Дверь перестала трястись под ЕГО стуками и голос тоже замолк.. Я просидела у стены как мне казалось очень долго,периодически плача. После я вспомнила про телефон (ведь он все время был у меня в руке) и увидела одно пустое сообщение от скрытого номера. Я смотрела на пустой экран и миллионы мыслей проходили в моей голове. Позвонила подруга, я вздрогнула но все же взяла трубку. И оказалось что я все таки могу говорить!! Настя непринужденным голосом спросила как у меня дела и начала что то рассказывать."ты меня слушаешь?!"возмущенным голосом спросила она. Естественно в данный момент я ее не слушала. Я попросила ее все таки ко мне приехать и тихо заплакала в трубку. Она успокоила меня и сказала что сейчас приедет. Мы разговаривали с ней всю дорогу что она ко мне шла и я немного успокоилась и даже смогла встать. Мы с ней попрощались по телефону когда она уже зашла ко мне в подъезд. Через минуту я услышала звонок в дверь (слава богу не стук). Побежала к двери со всех ног кинуться на родное плечо и наконец разрыдаться..но когда я открыла дверь за ней стояло то самое существо держа на руках мою мертвую подругу...
-1
 Dirago отправлено
Было этой прошлой осенью. Стояла ненастная ночь. Ветер выл, дождь хлестал, бесновалась молния. Я возвращался с поминок родственника (естественно, поддатый). Разошелся с другом у поворота и завернул в круглосуточный магазин, поскольку собирался «догнаться»: было рано возвращаться домой, малолетняя дочь еще не легла спать, а я не хотел красоваться перед ней пьяным.

Купив 0,25 литра водки и залив её в упаковку сока, я сел переждать на лавочку у «хрущёвки». Настроение было паршивое — погибший родственник был мне очень близок, к тому же он был не первым дорогим мне человеком, умершим за последнее время. Вот и завёл пьяный монолог, точнее, «разговор» с Богом, суть которого сводилась к вопросу: «Тебе чего от меня надо, зачем меня так испытывать? Скажи прямо, чего хочешь, или хотя бы подай знак!».

В конце моего пространного монолога в закрытый двор ворвался сильный порыв ветра и опрокинул мой пакет с «водочным» соком. Мне в пьяном бреду показалось, что порывы ветра толкают меня в определенном направлении — мол, иди туда, вот тебе твой знак. Уже часов десять было, но погода сделала город мертвым. Я прошёл примерно километр по пустым улицам, пока не вышел к республиканской детской больнице. Охраны почему-то не было видно, и я перелез через шутовской (всего до шеи) забор.

Длинное здание обдувалось ветром так, что трещали деревянные рамы. Я подошёл к ближайшей двери (который оказался входом в подвал). Стал ковыряться в замке связкой своих ключей. Работал слесарем, так что вскрыл плоский замок за две минуты, просто расшатав цилиндрик. Открыв дверь, вошёл внутрь здания и стал спускаться (чуть ли скатываться) по ступенькам. Коридор был полутемный, освещаемый одной лампочкой. Тюки матрацов, каталки в грязи... Тут я немного протрезвел и стал догадываться, что меня за такой подвиг «закроют» за проникновение со взломом. Но тут из открытой двери за спиной налетел очередной порыв ветра, и одновременно мне в темном конце коридора послышался детский плач.

Я вмиг пробежал всю лестницу вниз и за углом столкнулся с двумя силуэтами. Один маленький, плачет, а другой огромный, под два метра, в сером, похожем на плащ, балахоне. Увидев меня, он протянул свои неестественно длинные, с изогнутями когтями руки ко мне. Я сделал хук справа, потом слева. Тело под кулаком показалось каким-то неестественно мягким, как студень. Противник отшатнулся. Я ударил это чёрт-знает-что ногой в колено, и оно упало навзничь. Но успело вцепиться руками мне в ботинок, прорезав его своими острыми когтищами так, что у меня пошла кровь. Локтем ударил сверху вниз, оно отлетело влево в угол. Тем временем ребенок прошмыгнул между мной и стеной и побежал вверх по лестнице. В смутном свете я увидел, что это девочка лет десяти.

Отвлекшись на девочку, я упустил из внимания ту гадость. Существо, подобравшись, прыгнуло на меня из угла. По-звериному, отталкиваясь всеми конечностями. Я еле увернулся, и оно шмякнулось об стенку, немного пропоров мне куртку (а её даже нож не резал!). Я неэлегантно пнул дрянь под задницу и стал мутузить со всей пролетарской ненависти. Знакомый тяжеловес после таких ударов лежал в нокауте. А этот вскочил и побежал к лестнице. Я погнался за ним — а ну как опять девочку сграбастает? Но нет — оно рванулось к забору и прытко перемахнуло через него, любой легкоатлет позавидует. Девочки нигде видно не было. Я, постояв в одиночестве, закрыл дверь и, хромая, пошёл домой.

Дома предъявил жене разодранную куртку, разодранные берцы и разбитые руки, покрытые какой-то черной коростой (предполагаю, что это была кровь той дряни). Той ночью мне снилось кладбище. Я увидел могилу с фотографией той девочки и имя: «Марьянова И. М.». Год смерти — 2009-й. Могила, как в кино, раскрывалась, гроб вытаскивали рабочие, открывали, пошли похороны — всё в обратном порядке, в общем...

На следующий день видел наряд милиции возле больницы. Подойти ближе побоялся.
-1
 Dirago отправлено
История была рассказана мне одним знакомым дальнобойщиком.

Ходят между дальнобойщиками история о машине-призраке, мол, может обратится в любую машину на трассе, делов наделать и пропасть. Мой друг только посмеивался над такими байками, думая про себя, что только не напридумывают, чтобы молодняк попугать. Друг не был суеверным, но только до определенного момента...

Вот и его рассказ, от первого лица.

Задали нам с напарником доставить груз из Санкт-Петербурга до Архангельска. До Вельска добрались поздно ночью, там и сменил своего напарника, а тот полез в люльку отдыхать. Сел за руль довольный, от Вельска до Березника можно ехать свободно, дорога пустынная, только деревеньки мертвые попадаются, ни гаишников, никого целых 400 км, топи да топи, благо, дорога отремонтирована.

Проехал я километров 150 от Вельска, пару раз фуры по встречке попались, все, больше никого. Еду, наслаждаюсь радио, напарник спит как убитый и тут началось такое, что я до сих пор удивлен, почему не поседел.

Глянул на часы, время половина 3 ночи, начался проливной дождь, вдруг слышу по рации помехи начались, будто кто-то что-то сказать хочет, но не может, минут 5 продолжалось это, выключил рацию, все сослав на проливной дождь и на вдалеке идущую грозу.

Дальше еще более веселая чертовщина начинается, радио начинает то включаться, то выключаться, это меня уже начало потихоньку пугать, машина новая, все с электрикой должно быть хорошо, напарника будить не стал, пусть спит и так намаялся, выключил радио, проехал километров 20, дальше тут просто какой-то неописываемый страх начал накрывать, мурашки забегали по спине и так неуютно стало...

И вдруг в кромешной тьме фары буквально перед носом осветили машину, черный внедорожник, едущий в 3 ночи без фар, можно сказать, он просто появился из ниоткуда, я только на секунду отвел глаза от дороги, чтобы глянуть на время, охватил страх, я резко по тормозам, нажал на клаксон, еле справился с управлением, но все-таки удержал машину на дороге, на секунду от моих дальних фар, которые просветили тонировку внедорожника, показалось, что за рулем никого нет, тут этот внедорожник резко ускорился, я никогда не видел, чтобы машины так могли разгоняться, причем он ехал без фар - и это в 3 часа ночи.

Внедорожник скрылся за поворотом, а спустя пару километров мне предстало ужасное зрелище, авария, лобовое столкновение, стоял именно тот внедорожник, который появился на дороге как из воздуха, его остатки намного метров были разбросаны по дороге.

Я по тормозам, остановился, растолкал напарника и мы бегом побежали к разбитой машине, нам предстало жуткое зрелище, машина была разбита в хлам и 2 труппа, изуродованные до не возможности, молодая семейная пара, меня удивило, что внедорожник стоял этот на встречной полосе, а не на той, по которой ехали мы. Самое главное, не было второй машины, так как было это лобовое столкновение, 100 процентов, были изуродованные останки только этого черного джипа и никакая машина не смогла бы уехать после такой аварии.

И тут меня пробил холодный пот, я увидел номера разбитого джипа на мокром асфальте и вспомнил тот джип, появившийся из ниоткуда, имел всего лишь одно отличие, на нем не было номеров. И вдруг откуда-то из глубин леса послышался вой двигателя и спустя пару секунд стих.
-1
 Dirago отправлено
Я вышла замуж и из уютной родительской квартиры переехала жить к мужу, в его двушку. Квартира ему досталась от бабушки с дедушкой, я их никогда не видела, они умерли задолго до того, как я познакомилась с Женей. Жили мы нормально, конечно, как и у всякой молодой семьи, у нас были и радости и трудности. Мы сделали косметический ремонт в квартире, поменяли окна, двери, сантехнику.

И вот когда мы меняли трубы в туалете, я это и услышала. Детский плач, такой жалобный, что у меня тоже слезы на глаза навернулись. Ребенок явно находился этажом выше и плакал в туалете, захлебываясь и икая... Пожалела я тогда бедолагу, рассказала мужу, да и забыла на некоторое время. Прошло несколько дней, посреди ночи я проснулась и пошла в туалет.

Полусонная, вдруг услышала звуки скандала наверху. Слышно было два голоса – грубый мужской и снова детский плач. Явно ругались дочь с отцом, причем отец орал довольно громко и в выражениях не стеснялся. А девочка только всхлипывала. Папаша распинался долго, называя дочку то шалавой, то дрянью малолетней, то тварью неблагодарной. В общем, полный набор. Я даже проснулась от таких событий, думаю, бедное дите, что же она такого сделала, что папаша так орет?

Выползла из туалета, посмотрела на часы – мать моя женщина, полтретьего ночи, ребенку спать надо, а не нотации слушать. Стоит отметить, что как только я вышла из туалета, звуки ссоры стали намного тише, а потом и вовсе прекратились.

Около двух недель все было спокойно, пока я снова не услышала крики, доносящиеся из туалета. На этот раз орала женщина. Знаете, за такие адские звуки надо убивать. Она визжала как циркулярная пила: громко, пронзительно, с истерическим надрывом. И опять на несчастную девчушку. Добрая маменька явно была солидарна с папашей – ее дочь последняя хамка, змеюка подколодная и шалава, на которой пробу ставить негде. Малышка только плакала, так жалобно, тихий беспомощный плач – вот и весь ее ответ на эти визги.

Я вообще ждала, что дите ответит мамаше что-то типа «Отвали, дура», подростки нынче тоже не лыком шиты. Но явно не эта бедолага, она только плакала. Ни разу я не слышала, чтобы девочка что-то сказала, повысила голос или нагрубила родителям.

С тех пор скандалы стали почти регулярными. Орали попеременно то отец, то мать, обзывая и унижая ребенка, иногда были слышны звуки ударов и девочка плакала громче. Я разговаривала с мужем, предлагала вместе сходить и выяснить, что происходит, вдруг ребенку нужна помощь. Муж все бубнил, что это дело семейное, влезем – так еще и виноватыми окажемся. Я, при встрече с соседями по подъезду, рассматривала их, пыталась понять, кто эти люди, там наверху, как они выглядят и как выглядит их дочь. Но встречала в основном пенсионеров, которые явно не могли быть этими скандалистами.

Терпение мое лопнуло поздно ночью в воскресенье. На следующий день мне надо было вставать раньше обычного, я хотела выспаться, а соседи как назло закатили концерт по заявкам. Отец семейства буянил, матерился громче обычного, мать тоже не отставала, потом стали раздаваться звуки ударов, причем глухие, как будто кто-то с силой швырял что-то на пол. Девочка плакала, потом стала вскрикивать, все громче и громче. Я плюнула на все, растолкала мужа и заявила, что или мы идем наверх или я звоню в полицию. Муж поворчал и пошел одеваться.

Мы вышли из квартиры, в подъезде было на удивление тихо. Я и раньше удивлялась, почему никто не обращает внимание на эти скандалы, может, уже привыкли? Хотя бабули-пенсионерки всегда все знают, везде лезут – а тут тишь да гладь, хоть бы одна усовестила этих извергов.

Мы поднялись на третий этаж и я стала барабанить в дверь. В квартире было тихо, скандала не было слышно. Я перепугалась, стала стучать и орать, что если нам не откроют, я вызову полицию и пересажаю всех на фиг. Орала я недолго, из соседней двери вышла соседка, из 15 квартиры тоже выполз полупьяненький сосед и стал интересоваться, чего это я среди ночи ломлюсь в закрытую квартиру. Я объяснила, что в этой квартире регулярно избивают ребенка, я все прекрасно слышу, готова немедленно вызвать полицию и свидетельствовать в суде против родителей. Стала ругаться, почему всем наплевать на девочку, почему никто не обращает внимание на скандалы и плач.

Гляжу, а соседка хватается за сердце и сползает по косяку. Сосед тоже вдруг как протрезвел, креститься пытается и говорит, что квартира стоит запертая уже лет пять! В ней никто не живет давным-давно. Я ничего не понимаю, а соседка мне и объяснила, что раньше тут действительно жила семья с девочкой лет 13-ти, только девочка-то уже давно на том свете. Она из окна выпрыгнула после ссоры с родителями, а ссоры и скандалы у них были постоянно. Я и сама стала понимать, что что-то не так, в квартире тишина гробовая, как и во всем подъезде.

Муж потом мне сказал, что ничего не знает об этой семье и никогда не слышал никаких скандалов в туалете. Выходит, их слышала только я? И что это было вообще?
-1
 Dirago отправлено
В этой милой сказке фигурирует маленькая златовласая девочка, которая заблудилась в лесу и попала в дом трёх медведей. Ребёнок ест их еду, сидит на их стульях, и засыпает на постели медвежонка. Когда медведи возвращаются, девочка просыпается и от страха сбегает в окно.

У этой сказки (опубликованной впервые в 1837 году) целых два оригинала. В первом медведи находят девочку, разрывают её на куски и съедают. Во втором – вместо девочки фигурирует старая ведьма, которая, после того, как её будят медведи, превращается в монстра и отрезает головы медведям.
-1
 Dirago отправлено
Где-то с третьего класса у меня стало ухудшаться зрение. В моей семье проблемы с ним у всех, поэтому к своему четырехглазию я привыкла без особого труда. Но, вследствие ли потери зрения, либо просто из ниоткуда, у меня появилась особенность — у меня очень обострились слух и обоняние.

Я живу в маленьком городе, тогда училась в самой обычной школе. Собственно, школу посещала не очень часто, ибо росла болезненной — постоянно то простуды, то мигрени, то еще что-то. Бывало, неделями сиживала дома в кровати, теряя счет времени. В один из таких дней я заметила, что мне тяжело спать на спине. Было такое ощущение, что, как только я закрывала глаза, на них наваливалась какая-то тень, и я чувствовала (как мне казалось) легкий запах сырости. Знаете, как пахнет в укрытом от ветра и солнца переулке после недельных ливней. Насчет запаха я все сваливала на отсутствие свежего воздуха в комнате — мало ли что померещится с моим-то обонянием. А вот тень беспокоила. Когда болела голова, а заодно и глаза из-за внутричерепного давления, это становилось почти невыносимо. Поначалу меня спасало переворачивание набок — тень вроде как исчезала, удавалось уснуть. Потом постепенно и это стало даваться с трудом. Теперь я щекой и ухом улавливала какое-то движение воздуха, скорее интуитивно, чем на физическом уровне. И все бы ничего, но движению воздуха было просто неоткуда взяться — сквозняков нет, форточка закрыта. Единственным вариантом было присутствие чего-то в комнате, но при моем врожденном скептицизме я вариант такой даже рассматривать не хотела.

Когда мне вконец надоела эта проблема со сном, я обратилась к маме. Она врач, потому для нее есть таблетки от всех проблем. Меня напичкали валерьянкой и какими-то стимуляторами обмена веществ и отправили в школу. Там я ожила и развеялась, даже как-то позабыла о моей «теневой» проблеме. Но ненадолго.

В тот день было семь уроков, потом классный час, домой я приползла уже никакая, и, оставив уроки на вечер, рухнула спать. Однако спала недолго — вскоре проснулась и опять почувствовала ту необъяснимую ерунду, которая беспокоила меня ранее. Я лежала на спине, в носу стоял запах сырости, причем явно усилившийся, а на глаза опять давила тень. Впервые мне было страшно открывать глаза. Очки лежали рядом на тумбочке, без них при моих минус пяти я была почти абсолютно незряча. Кроме того, меньше всего хотелось бы видеть то, что, возможно, было прямо надо мной. Лежа там, я прокручивала в голове кучу сценариев, даже уже почти убедила себя, что у меня рак мозга, вот и мерещатся запахи и тени. Но потом произошло кое-что, что поставило все на свои места.

В замке повернулся ключ — пришла домой мама. Судя по звукам, она разделась в коридоре, скинула пальто и пошла заглянуть ко мне в комнату. Вот тут (я все еще лежала с закрытыми глазами на спине) тень надо мной как будто метнулась в сторону, вся тяжесть исчезла, запах тоже. Я даже почувствовала колебание воздуха, куда более осязаемое, чем раньше, и порадовалась, что не открыла глаза. В этот момент я осознала, что столкнулась с чем-то если не потусторонним, то, по крайней мере, просто необъяснимым, и это что-то «прилипло» именно ко мне и оно боится (или не хочет) столкнуться с другими. Мама заглянула в комнату, я открыла глаза, схватила очки и первым делом оглянулась по сторонам. Мама посмеялась, видимо, решив, что я оглядываюсь спросонья, и пошла разгружать сумки на кухню.

С тех пор я стала бояться спать одна. Я ходила в школу, потом гуляла, в общем, делала все, только бы не быть дома одной (мы с мамой живем вдвоем). Спала с мамой. Та удивлялась, но я отшучивалась, мол, мне так спокойнее (о своих домыслах я пока не говорила). Каждый раз, когда мама выходила на кухню попить воды, я неизменно хоть на минуту ощущала ту тяжесть, ту тень, тот запах сырости. Что примечательно, запах исчезал так быстро, что мама, возвращаясь, даже не успевала его почувствовать. Тем временем визиты «тени» стали утомлять меня все больше. Она будто крепла, или вроде того. Если кто-то смотрел фильм ужасов «Астрал», тот поймет. Там в астрале к людям цеплялись паразиты и с каждым разом были все ближе к ним, пока не вселялись в них совсем. У меня было примерно так же, только ни по каким астралам я не летала, просто чувствовала растущую силу этого существа, которое, похоже, нашло свое пристанище вблизи меня.

Я стала быстро уставать, спать нормально не удавалось, сны стали отрывистые, беспокойные. В один прекрасный день у меня случилась истерика, первая на моей памяти. Все началось на пустом месте — мама спросила, как дела, ну и пошло-поехало. Меня как будто прорвало, я рассказала обо всем, об этой тени, точнее, существе, о запахе сырости, о том, что это существо посещает меня, только когда я сплю и только когда я одна. Вначале я говорила, потом перешла на крик, потом зарыдала. Мама была ошарашена, я кричала что-то невнятное, потом заперлась в ванной и рыдала там, наверное, с час. Мама ждала под дверью, стучала, требовала поговорить. Когда я вышла, мы поговорили уже спокойно, мне до того уже не хотелось обсуждать все это, что я смиренно признала, что переутомилась и мне нужно закидываться успокоительным, и пообещала, что больше истерик не будет. Обещание я не сдержала. Вскоре нам оказались нужны срочно деньги. Занять было не у кого, и мама взяла ночное дежурство (платят не ахти, но какие-никакие деньги). Мне было смертельно страшно оставаться одной, но виду я не подала — решила позвать на ночь подругу, чтобы одной не так страшно было сидеть. Подруга пришла часов в 7 вечера. Мы хорошо просидели до 11 часов, потом она стала жаловаться на головную боль. Странное дело — обычно у нее голова не болит никогда. Ну, я таблетку дала, и мы спать легли. Часа в два ночи она просыпается, бежит в туалет и ее тошнит там, наверное, минут пятнадцать. Я, глядя на нее, напрочь позабыла о своей проблеме. Позвонили ее матери, и та забрала ее на машине. Мне было стыдно напрашиваться с ними, и я осталась одна. Опять.

Сказать, что в миг закрытия входной двери на меня накатил дикий ужас, значит, ничего не сказать. Я решила напиться кофе и не спать до утра, а там уже и в школу пора... Выпила около трех кружек, села за кухонный стол, включила телевизор на кухне. Шел какой-то фильм, но мне было наплевать на сюжет — я просто старалась сосредоточиться на картинке. Звук на канале был слишком тихим, и я добавила громкости. Вдруг сигнал прервался и зашипели громкие помехи, и это было последней отчетливой вещью, что я помню. Потом я была как в тумане — почему-то лежу на кухонном столе, прямо над головой горит лампа, вдруг что-то трещит, становится темно. В следующую секунду ноздри накрывает запах сырости, тело будто в параличе, двинуться не могу, пытаюсь дернуться. Чувствую удар и падаю со стола. Слышу дыхание. Тихое, тишайшее, но оно было надо мной, почти в моем сознании. Дальше помню только, как рванула на себя дверь балкона, потом — как я, цепляясь за прутья на балконе, пыталась дотянуться до пожарной лестницы, потом — сирену, рыдающую мать и белые стены.

Из травматологии через месяц меня перекинули в больничку для блаженных. У меня вновь начались истерики. Я пыталась бить врачей и кричала, что я здорова, и что оно придет все равно. Я сильно похудела, килогаммов на пятнадцать где-то. Мне становилось хуже, я видела тень, ползающую по стенам моей палаты днем. Я почти не спала, просыпалась с криком. Сейчас меня пичкают таблетками до такой степени, что я не слышу и не вижу почти. Мое восприятие заторможено донельзя. Но тень здесь, она почти во мне, я чувствую это. Стоит мне остановиться на месте, лечь, сесть, встать, и сознание как будто наполняется чем-то черным, почти осязаемым. Еще немного — и оно будет во мне, и тогда я не знаю, кем я стану. Мне так страшно...

Я пишу это ночью — убежала из палаты и пробралась к компьютеру дежурного, пока он спит. Я чувствую, что должна рассказать это. Может быть, я сошла с ума — а может, эта дрянь реально существует...
-1
 Dirago отправлено
Несколько лет назад в городе начался тайфун. Дождь лил не сильно, но ветер был такой, что срывал черепицу с домов. Вместе с его особенно сильным порывом в окно на балкон ударился подхваченный тайфуном камешек и разбил его. Пока я пыталась хоть что-то предпринять, чтобы защитить комнату от гуляющего по ней ветра, успела изрезать об осколки ноги и руки. Погром был не сильный, если не считать разбитого стекла окна. Перепугалась я тогда не на шутку, но странности начались позже.

На следующий день я вызвала бригаду рабочих, чтобы поменять разбитое окно на новое пластиковое. Живу я на восьмом этаже, поэтому парням пришлось работать на высоте — впрочем, они были к этому делу привыкши. Чтобы не путаться под ногами, я решила уйти в магазин. Вернулась я через пятнадцать минут. На этаже была настоящая паника, а ее очагом была моя квартира. Забежав внутрь, я узнала, что один из установщиков окон сорвался и разбился насмерть. Что произошло на самом деле, никто толком не смог объяснить. Он просто выпал.

Не буду вдаваться в подробности о последующих разбирательствах. Этот инцидент я постаралась забыть как можно скорее.

На днях, в первый выходной день после рабочей недели, я была дома. Приготовив обед и прибравшись, я решила пойти понежиться в ванной. Не успела я расслабиться, как меня привлек звук разбивающегося стекла. Завернувшись в полотенце и забежав в зал, я уставилась в телевизор — он был включен, хотя я не подходила к нему уже несколько дней. Наклонившись, чтобы выдернуть провод, краем глаза я заметила какое-то движение. Резко развернувшись, я увидела черного котенка. Как животное попало в квартиру, меня тогда не волновало, но избавиться от него нужно было. Гоняясь за ним, я не сразу заметила, как изрезала ноги об осколки стекла, лежащие у окна. Но откуда они взялись, если окно стояло целехонькое? Изучая окно, я зацепилась взглядом за человека, который стоял внизу прямо под моим окном. Вглядевшись в него, я узнала того смуглого лохматого мужчину в спецодежде, который выпал из моего окна. Он, в свою очередь, пристально глядел на меня, находящуюся на высоте восьмого этажа...

Что это было, я не знаю, да и знать не хочу. Но с того дня мне бывает вечерами страшновато находиться одной в своей квартире.
-1
 Dirago отправлено
Сидел на дежурстве, когда раздался звонок на мобильный. Звонила жена. Странно — в такое время она обычно уже давно спит с детьми (время было близко к двум часам ночи).

В трубке испуганная Наташка шёпотом, сквозь всхлипы, попросила срочно приехать домой, так как близнецы ведут себя, мягко говоря, неадекватно (малышам по 6 лет). Объяснить ничего толком не смогла, только плакать сильнее начала. Пришлось сорваться с работы, упросить сменщика прикрыть перед начальством и гнать посреди ночи в другой конец города.

Наташа встретила в подъезде в одном халате и босиком. С рыданиями бросилась на шею, на предложения зайти в квартиру еле согласилась. На требование объяснить, что же все-таки происходит, разрыдалась и начала показывать пальцем на детскую комнату.

Я пошёл к малышам, она за мной не пошла. Дети были в комнате, они обрадовались моему приходу, но на вопрос, что случилось, тоже ничего вразумительного не ответили, только сказали, что маму напугала бабка, которая вылезла из окна. Я спросил, что за бабка и почему мать испугалась её. Сын ответил — мол, мама зашла и с бабкой не поздоровалась, а мы их познакомить хотели; бабка маме руку протянула, а та убежала...

— И где сейчас эта старушка? — в недоумении спросил я.

— Да вон, прямо над тобой. Пап, какой ты смешной, подними голову — она с тобой поздоровается!

Я поднял голову, сам не понимая, что делаю. На потолке была видна тень. Я быстро сообразил, что ей там просто взяться неоткуда. Схватил детей и уже сам на грани истерики выбежал из квартиры. Жена выскочила за мной, и мы поехали посреди ночи к родителям.

Что произошло тем вечером, Наташа до сих пор мне не рассказала. Но домой, пока батюшку не привели, ехать отказывалась. Дети нам до сих пор припоминают, что мы бабку обидели — а она, мол, была забавная, даже по стенкам бегать умела.
-1
 Dirago отправлено
Макс и Алина — мои хорошие друзья, и серьезности им не занимать. Сейчас они женаты и живут в собственной квартире. А я поведаю вам историю, произошедшую с ними еще в то время, как они искали квартиру, чтобы свить там свое «семейное гнездышко».

Искали они долго. И вот наша молодая пара нашла свою идеальную квартиру — двухкомнатную, в спальном районе недалеко от центра города, супермаркет рядом, до работы обоим ребятам недалеко. Да и цена вполне средняя для этого района. В общем, одни плюсы. На радостях даже не спросили, кому квартира принадлежала, почему продают и остальные тонкости. Решили заключить договор — пожить в квартире пару месяцев, и если не всплывут какие-нибудь «подводные камни», то купить.

Надо сказать, что странностей никаких поначалу не было. Только когда дезинфицировали квартиру, мыли-убирали, Алина заметила, что в ванной комнате на верхнем дверном косяке небольшие крестики нарисованы, аж три штуки. Она их стирать не стала, подумала, что прошлые жильцы верующими были, а это оберег такой. А на самой ванне обнаружились полосы и небольшие бороздки, едва заметные. Будто скребли и стучали по ванне чем-то металлическим. Сказала Максу, тот осмотрел царапины и пожал плечами: «Да ничего, эмаль попозже поменяем».

Через пару дней въехали в свое новое жилище, все сделали, как надо — кошку через порог первой пустили, углы перекрестили, новоселье справили... Только со временем стали замечать, что в ванной комнате неуютно находиться. В зеркало неприятно смотреть, будто оттуда не свое отражение, а чужой человек наблюдает. Такое же ощущение возникало и от вентиляционного отверстия (думаю, в детстве это ощущение многим было знакомо — будто там сидит какой-то шушик и тебя палит). Максим, жутко смущаясь, даже признался, что завешивал это отверстие полотенцем, когда мылся, чтобы не так страшно было. Когда Алина однажды заметила это, то посмеялась над Максом: «Эх, ты! Здоровенный мужик, а боишься? Что за глупости! Нет ничего такого. Бредни всё это». Сказала так, а у самой мурашки по коже. Вот после этого-то заявления и случилось с ней то, что заставило поверить во «все эти бредни».

Через пару дней, когда Алинка принимала душ, она выключила воду и начала намыливать шампунем голову, при этом зажмурив глаза, чтобы мыльная пена в глаза не попала. И вот слышит, что по ванне какой-то скрежет идет. Не звонкий и металлический, а мягкий, едва слышимый.

«Может, соседи кран чинят. А акустика тут хорошая», — размышляла Алинка. А звук все не прекращался. «Или Макс напугать хочет, вот в дверь и скребется?». Но ведь звук-то из самой ванны доносится, прямо из-под Алинкиных ног. Любопытство взяло верх, и она чуть приоткрыла один глаз. Тут-то ее и охватил ужас. Из сливного отверстия торчали два тонких, судя по всему, женских пальца. Изогнувшись, они синхронно скребли по поверхности ванны у самого слива.

Глаза Алинки просто на лоб полезли. С нечеловеческим криком она вылетела из ванной, забежала в комнату, где смотрел телевизор Макс, и забилась в самый дальний угол кровати, до подбородка натянув одеяло. Ошарашенный Макс заглянул в ванную, но ничего странного, конечно же, не увидел. Стуча зубами, перепуганная Алинка рассказала ему все как было. И наотрез отказалась заходить в ванную, даже чтобы смыть шампунь с головы. Пришлось потом на кухне с тазиком и чайником возиться.

В тот же день ребята «сделали ноги» оттуда. Временно переселились к родителям, все вещи из квартиры за несколько дней вывез Макс со своими друзьями, так как Алинка наотрез отказалась переступать порог этой славной квартиры. Ребята потом пытались выяснить, что могло там произойти — может, убийство какое или еще чего... Так и не нашли ничего; в милиции эта квартира в сводках не проходила. У самого Макса есть одна догадка: мол, вполне возможно, что в ванне расчленили кого-то (или просто убили), оттого и зарубки на поверхности эмали, будто чем-то острым били. Версию эту Макс Алинке не рассказывает. Говорит, ей итак до сих пор эти пальцы снятся в не очень приятных снах.
-1
 Dirago отправлено
Два года назад моя бабушка сдавала комнату в своей квартире. Первой и последней квартиранткой была молодая девушка 22 лет, которая училась в университете. Бабушка быстро нашла общий язык с квартиранткой и старалась ей помогать, как родной внучке. Внешность квартирантке была очень яркая — длинные чёрные волосы, чёрные глаза (как говорится, угольного цвета), чёрные брови и ресницы. Лицо на таком контрасте казалось необычайно бледным.

Первая неделя у них прошла в дружбе и согласии. Через неделю ночью бабушка услышала, как из комнаты квартирантки доносятся необычные звуки (сильный храп, свист, причмокивания) — так обычно молодые девушки не спят. Сначала ей показалось, что в комнате кроме девушки есть мужчина. Решила она это проверить и подошла к двери комнаты с желанием разбудить квартирантку и сделать выговор относительно присутствия посторонних в комнате. Когда бабушка дёрнула за ручку, дверь оказалась незапертой, и она заглянула в комнату. На кровати лежала старуха с седыми волосами и морщинистым лицом. Бабушка решила не будить пожилую женщину и закрыла дверь.

Утром бабушка, как обычно, встала очень рано. Пока она готовила себе завтрак, из комнаты вышла сама квартирантка и пожелала доброго утра. На вопрос бабушки, почему квартирантка не предупредила, что к ней приедет её бабушка, квартирантка удивилась и ответила, что никакая бабушка к ней не приезжала. Тогда бабушка рассказала всё, что она видела ночью. Квартирантка лишь улыбнулась и сказала, что ночью в темноте ещё и не такое покажется. Бабушку такое заявление немного шокировало — ведь она действительно видела старуху! Но поверив словам квартирантки, она ничего не сказала.

Когда квартирантка начала жить, они с бабушкой договорились, что за отдельную плату бабушка будет убирать комнату квартирантки. Когда через несколько дней бабушка хотела зайти в комнату, она обнаружила, что дверь заперта. Когда квартирантка вернулась домой, бабушка спросила, почему её комната была заперта, на что та ответила, что теперь сама будет убираться в комнате. Такая скрытность обеспокоила бабушку. Ночью следующего дня квартирантка ушла и вернулась только на рассвете. Так продолжалось три ночи, потом девушка снова начала жить в обычном ритме.

На день рождения бабушки подруга подарила ей котёнка, но животное, как только его принесли в квартиру, словно взбесилось и, вырвавшись из рук, убежало из квартиры. Что-то таинственное происходило и с самой квартиранткой, но бабушка старалась не обращать на это внимания. По ночам из комнаты доносились странные звуки, квартирантка стала замкнутой и не пускала бабушку в комнату ни на минуту, вдобавок с каждым днём бабушка чувствовала в себе всё меньше сил.

Ещё один факт удивлял бабушку — квартирантка ни разу не переступала порог комнаты бабушки; даже когда она её приглашала, она всегда отказывалась. Бабушка только намного позже обратила внимание, что у неё в комнате над дверью висит крестик и несколько икон.

Последний случай шокировал бабушку окончательно. Дом, где живёт бабушка, старый, и лифт там тоже старый (с решёткой и окном). Как-то раз, когда бабушка ехала в лифте, она увидела, как что-то чёрное с сильным свистом летит наверх между лестничных пролётов. Когда она поднялась, возле квартиры стояла квартирантка и открывала ключом дверь. Волосы у неё были растрёпаны, одежда помялась. После этого бабушка решила выгнать квартирантку и объяснила ей, что она решила поселить в комнате свою родственницу, которая приезжает из другого города. В ответ на это квартирантка засмеялась и сказала, что всё поняла. Когда она съехала, бабушка каждый день слышала в опустевшей комнате чей-то смех, а по ночам из комнаты доносились стуки и скрипы половиц. Бабушка пригласила священника и освятила квартиру. Это пришлось делать несколько раз, прежде чем звуки прекратились.

После всех обрядов всё успокоилось и больше не повторялось. Священник предположил, что в квартире находилась ведьма и что бабушка правильно сделала, что выгнала её, иначе она могла бы даже умереть.
-1
 Dirago отправлено
Володя был из железнодорожников; его дед был путевым обходчиком, а отец и дядька поднялись уже до машинистов; такая же судьба уготована была и парню — если только не закончит, по выражению родственников, какой-нибудь институт. Но и в этом случае родственники хотели, чтобы Володя работал на железной дороге; похоже, дело тут было не только в выгодности работы или в наметившейся семейной традиции, сколько в понятности для них самих того, чем будет заниматься сын и племянник.

Семья считала себя весьма обеспеченной и занимающей неплохое положение по понятиям станции Глушь. Володе светило будущее уж вовсе лучезарное — работать на железной дороге, и притом с высшим образованием. И когда Володя стал дружить с хакасской девушкой из сильно пьющей семьи, родственники горели одним желанием: как бы все это побыстрее прекратить.

Для родственников Марины, скотников из захолустного колхоза, вообще было не очень важно, за кого выйдет замуж Марина и выйдет ли она вообще. Их как-то больше интересовало, сколько водки они выпьют сегодня и будет ли на что им выпить завтра. Они пасли скот, потому что не умели делать совершенно ничего другого. Пасти скот было для них таким же естественным, само собой разумеющимся занятием, как для русского сельского жителя — сажать картошку весной и квасить капусту по осени. Но и этого дела они по-настоящему не любили, и вообще, похоже, не любили ничего на свете, в том числе и собственных детей, может быть, кроме водки. Жизнь была устроена, и не ими устроена так, что надо пасти скот и заводить детей… Но ведь из этого не следует, что скот и детей надо любить.

А Марина, неизвестно почему, совсем не любила водки, хорошо училась и оканчивать последние два класса школы должна была в Глуши (там, где училась она до сих пор, была открыта только восьмилетка). Они и познакомились в девятом классе, сведенном из нескольких восьмых (большая часть жителей Глуши, хоть и считает себя куда чище родни Марины, окончив восьмой класс, идет или работать, или в ПТУ).

Марина поразила воображение Володи, рассказав о прелестях жизни на хуторах, — то есть на уединенных, заброшенных в степи станках, — длинные, как сроки, овчарни, один-два домика для пастухов и ни одного двуногого разумного существа на двадцать, тридцать километров окрест.

— Можно весь день как встать, так и ходить в одних трусах, никого нет! — радовалась Марина. — Только коршуны в небе парят, да хрустит трава — едят бараны.

— А зимой?

— А зимой еще тише! Встанешь, дашь баранам комбикорма и опять можно спать хоть весь день. А из тайги волки приходят; они по снегу бегут. Как скользят, совершенно бесшумно…

Отец Марины, когда был трезв, стрелял волков, гонялся за ними на снегоходе, но волки сумели удрать, а через три дня все равно залезли в овчарню и утащили трех баранов прямо из стойла.

— И тишина… В деревне то люди говорят, то мотоцикл проедет, а тут — по три дня не слышно и не видно ничего.

Володе и станция Глушь казалась местом скучным, чересчур уединенным, и хотелось переехать если и не в Красноярск, то хотя бы в Шарыпово или Назарове, где живут десятки тысяч людей, где жизнь интереснее и ярче, чем в поселках.

Так что и женись Володя на Марине, совершенно неизвестно, что бы из этого получилось, — очень уж разными были их жизненные интересы, бытовой опыт, желания. Но пока Володя вовсю ухаживал за девушкой, и после школы все это вовсе не прекратилось, хотя Володя в ожидании призыва в армию работал временно обходчиком, а Марина уехала на станок пасти скот — дальше ее претензии к жизни как-то не шли.

Володя, конечно, мог бы и сразу поступать в институт и тогда бы получил отсрочку, но тогда бы он мог и вообще не попасть в армию, а родственники считали это совершенно недопустимым. По их понятиям, парень должен был сначала отслужить в армии, а потом уже поступать в институт, заводить семью и думать, как ему заработать побольше денег. Так что он работал себе и работал, просто ожидая, когда ему исполнится 18 лет и он сможет выполнить священный долг перед Родиной. Тут имеет смысл добавить, что Володя пошел в школу поздно. 18 ему исполнялось в октябре, так что ждать призыва оставалось недолго — несколько месяцев.

А Марина жила на хуторе километрах в тридцати от Глуши, совсем одна, или с родителями, или со старшим братом, который приезжал время от времени с такого же уединенного, затерянного в снегах хуторка. Володя приезжал к ней несколько раз на мотоцикле и, не дорожа работой, порой оставался и в будни. Я не тянул его за язык, он сам проговорился насчет того, что у них с Мариной уже все было, и как раз во время его визитов к ней на хутор.

По молодости лет Володе было трудно понять, как относится к нему девушка, он привел только слова матери. Уговаривая его оставить Марину, мама много раз повторяла насчет того, что вот найдет он подходящую девушку, и она его любить будет не меньше, чем «эта Марина». Родители, как видно, зрили в корень и понимали больше, чем сам парень.

А для самого Володи запретная любовь к Марине стала способом впервые делать не так, как хотели от него родственники, быть самим собой, а не младшим представителем клана. То всегда и все решали за него, и даже если он вроде бы сам решал какие-то важные вещи, то все равно после совета со старшими (и поступал так, как советовали, конечно). А тут он и решал сам, и решал вопреки мнению семьи! Самостоятельность кружила голову, Володя пил ее, как пьют хорошее вино или выдержанный коньяк. Наверное, он мог и жениться на девушке, особенно если родственники продолжали бы их разлучать. И, конечно же, Марина была для Володи частью предармейского загула, пьяного буйства и куража, которым тешится рекрут перед тем, как уйти на два года.

Ну, и еще одно… Марина обещала его ждать; Володя знал очень хорошо — ждут далеко не всегда, а Марине он почему-то верил очень сильно. Была ли и впрямь Марина из тех, кто ждет, судить мне трудно — я ведь никогда ее не видел. Получалось, что в жизни Володи есть какая-то область, не только независимая от воли и желаний родителей, но и область, в которой он — взрослый человек, на которого полагаются, к которому относятся серьезно, кого выбирают из множества других людей.

Обещания и клятвы 17-летних — не самая серьезная реалия, и старшие глубоко правы, считая не очень серьезными отношения столь молодых людей. Но сами-то молодые люди оставались настроены крайне серьезно, по крайней мере пока.

Володю призвали неожиданно. Сам он подозревал, что это тоже способ разлучить его с Мариной, чтобы они не успели встретиться еще раз, перед самой дорогой дальней! А ведь военкома всегда можно попросить о том, чтобы повестка была сегодня, а забирали — уже завтра. Это просьбу об отсрочке военком вполне может и не выполнить, а уж об ускорении призыва — это всегда с удовольствием!

Впрочем, и теперь у молодых людей сохранялась возможность увидеться. Сам Володя никуда уже уйти не мог, но ведь его роману с Мариной очень сочувствовали девушки, учившиеся в том же классе. И соседка Володи, Лена, со своим парнем («правильным», надо полагать) ринулась к Марине, предупредить.

Тут надо сказать, что на призывном пункте царил обычный советский бардак, и призывники сначала собирались в Шарыпово, в получасе езды от Глуши. А потом уже призывников везли в Красноярск, проезжая станцию Глушь… Станция Глушь и поселок Глушь располагаются на некотором расстоянии друг от друга, и на полустанке поезд всегда стоит минут сорок — тут к нему прицепляют тепловоз, составом маневрируют…

Успеть в Шарыпово Марина вряд ли смогла, а вот на станцию — шанс был реальный. Володя потом удивлялся, какая хандра навалилась на него, как только он оказался на призывном пункте, как бы уже не дома, а в армии, или, скорее, по дороге в это приятное заведение. Наверное, все тоскуют, кто больше, кто меньше, но тут уж на Володю навалилась такая страшная тоска, словно жизнь кончилась в его восемнадцать лет, и все осталось за дверями, закрывшимися за спиной.

А тут еще выпал снег, продолжал падать всю ночь, закрыл землю, дома и деревья везде одинаковым саваном, будто отсек Володю от всего его прошлого и от всего, что еще могло быть в его жизни. В среде, где воспитывался Володя, служба в армии считалась обычным возрастным этапом, а он почему-то остро чувствовал, что снег
-1
 Dirago отправлено
Мой приятель Вадим живёт в нашем городе не так давно — лет пять. Родом он из нашей области, раньше жил в городе поменьше. Работаем мы вместе, собственно, так и познакомились.

Около года назад пошли мы с Вадимом после работы в один бар выпить по пиву. Бар находится в полуподвальном помещении, в зале полумрак. Посидели мы с час, и вот Вадим ни с того ни с сего рассказал мне эту жуть — видимо, место вызвало такие ассоциации, воспоминания нахлынули.

В пятиэтажке, где Вадим жил с самого рождения, как и в других домах, был подвал. На нём, как водится, висел замок, но его периодически срывали какие-то хулиганы, и ребятня, играющая во дворе, туда иногда заглядывала. Подвал, как известно, место страшное, а потому цель у детишек была одна — напугаться. Кто-то из ребят (кто — Вадим точно не знал) пустил слух, что там, в подвале, живёт маньяк. Ну, мало ли — выдумка бурной детской фантазии. И всё же — видимо, потому что пугаться было интереснее — ребята в это поверили. Было известно даже место его обитания — комнатушка с постоянно закрытой ржавой железной дверью. Высшим проявлением героизма для мальчишек считалось добраться в полутьме до этой двери и постучать туда, ну а потом, естественно, с криком кинуться обратно к выходу.

Как-то вечером Вадим и ещё трое храбрецов спустились в это «подземелье маньяка». Один из ребят постучал в дверь, и тут случилось то, чего никто из них не ожидал. Ребята уже двинулись к выходу, как дверь со скрежетом отворилась, и оттуда, хромая, вышел какой-то мужчина. Времени разглядывать его у ребят не было. Бежали они так, что пятки сверкали. Запомнил Вадим только, что мужик тот был страшный, лицо у него было нечеловеческое, как у какого-то монстра или зомби (возможно, на нём была страшная маска). Напугались ребята не на шутку и к подвалу не подходили ещё долго.

Молва о том, что они видели маньяка, вышедшего из-за железной двери, облетела всю округу. На том бы всё и забылось, если бы не одно обстоятельство. Однажды, возвращаясь, домой, Вадим увидел во дворе толпу людей из его дома. Там же стояло две пожарные машины, а из подъезда валили клубы чёрного дыма. Оказалось, там был пожар. Его удалось потушить. К счастью, ничего не взорвалось, но подвал выгорел полностью. Самое жуткое Вадим узнал позже из разговора родителей. Оказывается, из подвала вытащили несколько обгоревших тел. Их руки и ноги были связаны колючей проволокой. Поскольку никто этих людей не опознал, и о пропаже людей никто так и не заявил, погибшие были признаны бездомными. Поджигателя милиция так и не нашла. Когда вся эта история получила огласку, несколько семей из этого дома, включая и семью Вадима, переехали, что называется, от греха подальше. Вот такая жуть случилась в обычном подвале обычного многоквартирного дома.
-1
 Dirago отправлено
Мама долго копила на квартиру, и мы наконец переехали. Сначала все было хорошо, но потом началось все самое интересное! Сначала у нас то открывались, то закрывались окна, но мы не реагировали, думали, ветер. Позже у нас произвольно начал включаться выключатель в коридоре (особенно часто ночью), и стали пропадать ножи и вилки. По-настоящему жутко стало тогда, когда я осталась дома одна и была в ванной: естественно, выключился свет, я выключила воду, хотела выйти и тут услышала шаркающие шаги. От страха я оцепенела и начала плакать. Шаги прекратились, и тут включилась вода!

Оцепенение спало, и я пулей выскочила из ванной! Так продолжалось месяца 4. Мама тоже это слышала, но старалась не обращать внимания. Но даже она сдалась, когда случилось следующее: к ночи мне опять стало страшно, и я ушла спать к маме. Почему-то никто не мог уснуть, и мы услышали шаркающие шаги, сразу же после начал бешено включаться-выключаться свет, и вдруг гробовая тишина… Мы услышали металлический скрип, будто что-то катилось. Сначала я подумала – велик, но вспомнила, что он на улице. Мы с мамой включили свет и смотрели друг на друга. В ту ночь мы еле уснули.

В общем, это «каталось» у нас по квартире еще неделю, мы не выдержали и съехали обратно к бабушке. Квартиру мы покупали через агентство, и нам сказали, что хозяева уехали заграницу. Когда мы съезжали, то спросили у соседей, почему хозяева уехали. Соседи так удивились и рассказали, что никто никуда не уезжал, а было все так: здесь жила старая женщина и ее сын-инвалид, который ездил на инвалидной коляске (вот что каталось). Этот мужчина отравился, а мать умерла от горя. Но самое главное когда мы съезжали, то нашли наши личные ножи и вилки – они были за холодильником в сырой земле, завернутые в пакет. Мама говорит, таким образом они хотели навести на нас порчу и изжить нас из этой квартиры.
-1
 Dirago отправлено
Мать была несчастна.

Она похоронила Мужа и Сына, и Внуков, и Правнуков.

Она помнила их маленькими и толстощекими и седыми и сгорбленными.

Мать ощущала себя одинокой березкой среди выжженного Временем леса.

Мать молила даровать ей Смерть: любую, самую мучительную.

Ибо она устала жить.

Но приходилось жить дальше...

И единственной отрадой для Матери были Внуки ее Внуков, такие же глазастые и пухлощекие. И она нянчилась с ними и рассказывала им всю Жизнь, и Жизнь своих детей и своих внуков...

Но однажды Гигантские Слепящие Столбы выросли вокруг Матери, и она видела, как сгорали заживо ее праправнуки, и сама кричала от боли плавящейся кожи и тянула к Небу иссохшие желтые руки и проклинала его за свою Судьбу.

Но Небо ответило новым свистом разрезаемого воздуха и новыми вспышками Огненной Смерти.

И в судорогах, заволновалась Земля, и миллионы душ вспорхнули в Космос.

А Планета напряглась в ядерной апоплексии и разорвалась вдрызг...

* * *

Маленькая розовая Фея, покачиваясь на янтарной веточке, уже в который раз щебетала своим подружкам о том, как много лет назад, пролетая на другой конец Вселенной, она заметила голубовато-зеленую, сверкающую в лучах Космоса небольшую Планету.

— Ах, она так чудесна! Ах! Она так прекрасна! — ворковала Фея. — Я весь день летала над изумрудными полями! Лазурными озерами! Серебристыми реками! Мне было так хорошо, что я решила совершить какое-нибудь Доброе Дело! И я увидела Мальчика, одиноко сидящего на берегу усталого пруда, и я подлетела к нему и прошептала: «Я хочу выполнить твое Заветное Желание! Скажи мне его!» И Мальчик поднял на меня прекрасные темные глаза: «У моей Мамы сегодня день рождения. Я хочу, чтобы Она, несмотря ни на что, жила вечно!».

— Ах, какое благородное желание! Ах, какое оно искреннее! АХ, какое оно возвышенное! — пели маленькие Феи. — Ах, как счастлива эта Женщина, имеющая такого благородного сына!

* * *

В оранжевом от звезд и комет Космосе мчались раскаленные куски разорвавшейся Планеты.

И на одном из черных обломков сидела Мать, застывшая в Отчаянии и Бессмертии...
-1
 Dirago отправлено
Мы с матерью живем в разных городах: я в Москве, она в Курске. Звонить дороговато, в гости тоже не особо часто ездим друг к другу, так что переписываемся с ней по электронной почте. А других родственников у меня и нет почти, только старый дедушка в Украине. Отчим мой спился пять лет назад и умер. Не скажу, что мы тогда обрадовались, но вздохнули с облегчением, потому что в конце жизни он начал поколачивать мать (а мне, соответственно, приходилось с ним из-за этого драться), выносить из дома вещи и терроризировать весь дом. Незадолго до смерти он и вовсе стал нам угрожать, иногда впадал в ярость, проклинал, грозился, что с того света достанет. В общем, когда его нашли за гаражами зимой, замерзшего, никто сильно не расстроился. Погоревали и забыли о нем все плохое, а, так как хорошего он особо и не делал никогда, получается, что забыли совсем.

В начале этого года мать, как обычно, засобиралась к деду. Я ей звонил перед этим вечером. На следующий день открываю почту — там письмо от мамы. Пишет, что никуда не поехала, так как на работе напрягли, и отложила поездку на пару недель. И в гости позвала, помочь ей с дачей, а то она накупила рассады, а самой тяжело справиться. Я подумал и решил съездить, как-никак, давно мать не видел, а помочь надо, больше некому.

Взял отпускных на недельку, купил билет, звоню — трубку взяли, а ничего практически не слышно. Написал ей, мама ответила, что мобильный упал, теперь плохо работает. В итоге договорились, что я приеду, а ключ возьму за батареей в подъезде.

Приехал в Курск, добрался до дома. Нашел ключи в жуткой грязи за батареей, там не убирались, наверное, со дня постройки дома. Попытался открыть квартиру — ключ не подходит. Позвонил на мобильник мамы и услышал, как за дверью звонит телефон. Это меня, мягко говоря, смутило. Позвонил матери на работу — там мне сказали, что она позавчера укатила в Украину. Позвонил на мамин номер еще раз (думаю, может, показалось), услышал, как за дверью опять звонит телефон, а потом звук исчез: трубку кто-то поднял, пошуршал, но не подал голоса. Тут уж я основательно забеспокоился. Сбросил, позвонил еще раз — то же самое. За дверью кто-то был.

Зашел к соседке, объяснил ситуацию. Она дала мне номер деда (мать оставила на всякий случай), я набрал его. Трубку взяла мама. Очень удивилась, испугалась моему рассказу.

Вызвал милицию. Пока ждал их, пошел смотреть в окна. Даже на дерево залез — благо, второй этаж. Стал звонить еще на мамин телефон — кто-то зашевелился у двери. И тут я чуть с дерева не упал, потому что увидел сквозь тюль, что этот «кто-то» одет в коричневый свитер с белыми полосками и светлые штаны. Сразу вспомнил тот морозный зимний день — нас с мамой разбудили утром милиционеры. Напуганная женщина из соседнего дома рассказывала, что вышла с собакой перед работой и увидела его. Отчим лежал в снегу, скрюченный; видимо, пошел ночью за водкой, пока мы спали, а выпить решил на улице. Был он в коричневом свитере с белыми полосками и в белых летних штанах. Я его сначала по ним только и узнал, потому что лицо было все залеплено снегом.

Наконец, приехала милиция, постучали в квартиру. Потом долго разбирались, брали мой компьютер и ноутбук мамы, искали отпечатки пальцев, опрашивали соседей. Ничего не нашли. Списали на дурацкую шутку кого-нибудь из знакомых, да и не пропало ведь ничего, так что дело быстро закрыли...
-1
 Dirago отправлено
Я хочу начать с того, что если вы ждете ответа в конце, вы будете разочарованны. Его просто не существует. Я весь 2005 год проработал стажером на Nickelodeon Studios, чтобы повысить свой уровень в мультипликации. Естественно, бо?льшую часть практики мне не оплачивали, но я получал льготы в образовании. Для взрослых это может и не значить ничего особенного, но любой подросток того времени наизнанку вывернулся бы ради такого.

С тех пор, как я начал работать непосредственно с редакторами и аниматорами, я получил прямой доступ к еще не вышедшим эпизодам. В это время как раз был закончен полнометражный фильм по Спанчбобу. На него ушла вся креативность, поэтому новый сезон вышел позже, чем планировалось. В действительности же задержка произошла по более печальным причинам. Была проблема с первыми сериями, и она затормозила всё и вся на несколько месяцев. Я и два других стажера были в редакторской студии вместе с ведущими аниматорами и звуковыми редакторами и собирались работать над последней редакцией серии. Мы получили, как нам казалось, копию эпизода «Боязнь крабсбургера» ("Fear of a Krabby Patty") и собрались вокруг экрана, чтобы посмотреть его. Пока серия не приняла окончательный вид, аниматоры часто вставляют в неё забавные надписи, что-то вроде профессиональной шутки. Например, обычные надписи заменяются на непристойные, вроде «Как секс не работает» ("How sex doesn't work") вместо «Рок двустворчатых» («Rock-a-by-Bivalve») в серии, где Спачнбоб и Патрик усыновляют морской гребешок. Ничего особо смешного, просто приколы на работе. Поэтому, когда мы увидели название «Самоубийство Сквидварда», мы решили, что это не более чем подобная шутка. Один из стажеров издал смешок. Как всегда, играла веселая музыка. Сюжет начинался с упражнений Сквидварда на кларнете, как обычно, со множеством фальшивых нот. Снаружи слышится смех Спанчбоба, Сквидвард перестает упражняться и вопит ему, чтобы тот вёл себя потише, потому что этой ночью концерт и ему нужно тренироваться. Спанчбоб соглашается и вместе с Патриком идет проведать Сэнди.

Появляется экран с пузырьками, и мы видим окончание концерта Сквидварда. С этого момента начинается что-то подозрительное. Пока Сквидвард играет, некоторые кадры повторяются, в отличие от звука (в этом месте звук синхронизирован с анимацией, так что это необычно), но когда он перестает играть, звук заканчивается так, будто скачков и не было. Слышен легкий гул публики, затем она начинает освистывать его. Не так как обычно в мультиках, в освистывании можно ясно различить ненависть (? malace). Мы видим Сквидварда крупным планом, он явно боится. Кадр переключается на публику со Спанчбобом в центре, он тоже освистывает Сквидварда, что на него не похоже. Хотя это не самое странное. Странно то, что у всех слишком реалистичные глаза. Очень детально вырисованные. Не фото настоящих человеческих глаз, но нечто более реальное, чем компьютерное изображение (CGI). Зрачки были красными. Мы озадаченно посмотрели друг на друга, но, так как мы не сценаристы, то не задавались вопросом о том, можно ли это смотреть детям. Кадр переключается на Сквидварда, который сидит на краю кровати и выглядит очень несчастным. Из окна-иллюминатора видно ночное небо, так что после концерта прошло немного времени.

Тревожит в этом месте отсутствие звука. Его буквально нет. Не слышно даже фонового шума динамиков, будто они выключены, хотя индикатор показывал, что они исправно работают. Сквидвард просто сидел там, моргая, в тишине примерно полминуты, потом начал тихо всхлипывать. Он закрыл руками (щупальцами) глаза и тихо плакал еще целую минуту, и в это время фоновый звук очень медленно нарастал от неслышного до едва слышного. Звук напоминал лёгкий лесной ветерок. Картинка стала медленно приближаться к лицу Сквидварда. Говоря «медленно», я имею в виду, что кадры с разницей появления меньше чем в 10 секунд были неотличимы друг от друга. Всхлипы становятся громче, в них слышно больше боли и злости. Экран на пару секунд немного вздрагивает, будто закручивается вокруг центра, потом возвращается в нормальное состояние. Звук лесного ветерка медленно становится громче и настойчивее, как если бы где-то вот-вот разразится шторм. Он становится жутким, а всхлипы Сквидварда звучат так реально, что кажется, что они доносятся не из динамиков, а так, будто вместо динамиков дыры, и звук доносится с другой стороны.

Какого бы хорошего качества звук ни производился в студии, для создания звука такого качества в ней просто не было оборудования. За звуками ветра всхлипов было очень слабо слышно что-то похожее на смех. Он появлялся странными отрывками и ни разу не длился больше секунды, так что было сложно уловить его (мы просмотрели этот эпизод дважды, так что простите, если всё это звучит слишком странно, но у меня было время поразмыслить над этим). Через 30 секунд экран затемнился, сильно вздрогнул, что-то вспыхнуло, как если бы один кадр был удален. Ведущий мультипликационный редактор нажал паузу и прокрутил покадрово. То, что ты увидели, было ужасно. Это было фото ребёнка не старше 6 лет. Его лицо было в крови и синяках, один глаз лопнул и свисал с запрокинутого лица. Мальчик был раздет до нижнего белья, его живот был грубо разрезан, и внутренности лежали рядом с ним. Он сам лежал на каком-то тротуаре, скорее всего, на улице. Самым жутким было то, что на фото была видна тень фотографа. Не было пометок криминалистов, по ракурсу съемки было понятно, что снимок был сделан не простым очевидцем. Похоже, фотограф был причастен к смерти ребёнка. Конечно, мы были шокированы, но не прекратили просмотр, надеясь, что это была просто жестокая шутка. Экран показал Сквидварда вполовину роста, всхлипывающего громче, чем раньше. Из его глаз по лицу текла кровь. Она тоже была сделана слишком реалистично, казалось, до нее можно дотронуться и почувствовать на пальцах.

Ветер превратился в лесной ураган, слышен был даже треск веток. Смех, глубоким баритоном, длился дольше и появлялся чаще. Примерно через 20 секунд экран опять дернулся, проскочил один кадр. Редактору не хотелось перематывать назад, как и всем нам, но он знал, что должен был это сделать. На этот раз появилось фото маленькой девочки, не старше первого ребёнка. Она лежала на животе, рядом в луже крови лежали её заколки. Её левый глаз тоже лопнул и вывалился, на ней не было ничего, кроме трусиков. Её внутренности были вынуты через грубый разрез на спине и лежали на ней. Тело опять было на улице, была видна тень фотографа, по форме и размеру очень похожая на предыдущую. Я подавил рвотный позыв, один стажер, единственная девушка в комнате, выбежала. Серия продолжилась. Примерно через пять секунд после фото Сквидвард замолчал, затихли все звуки, как это было в начале этой части серии. Он опустил щупальца, его глаза сейчас были слишком реалистичными, как у других персонажей в начале серии. Они были налиты кровью, пульсировали и кровоточили. Он просто смотрел на экран, будто наблюдал за зрителем. Где-то через 10 секунд он начал всхлипывать, уже не закрывая глаза щупальцами. Звук был пронзительным и громким, самым страшным в нем были всхлипы, смешанные с криками.

Слезы и кровь ручьем лились по его лицу. Вернулся звук ветра и глубокий смех,появилось еще одно фото и в этот раз оно показывалось добрых пять кадров. Редактор остановил на четвертом и прокрутил назад. Сейчас на снимке был мальчик, примерно того же возраста, но сама сцена была другой. Внутренности были вынуты из живота и накручены на большую ладонь, правый глаз лопнул и свисал вниз, по нему тонкой струйкой текла кровь. Мультипликатор переключил на следующий кадр. Сложно поверить, но он отличался от предыдущего, хотя мы не могли понять, чем. То же самое и со следующим. Мультипликатор переключил на первый кадр и прокрутил все 5 быстрее, и я не выдержал. Меня стошнило на пол, у мультипликационного и звукового редакторов перехватило дыхание. Пять кадров не были пятью разными фотографиями, похоже, это были кадры из видео. Мы видели, как рука медленно поднимает внутренности, как глаза ребёнка фокусируются на них, на последних двух кадрах мальчик даже начинает моргать. Ведущий звуковой редактор сказал нам остановить видео, потому что ему нужно позвонить разработчику, чтобы тот
-2
 Dirago отправлено
Ведущий звуковой редактор сказал нам остановить видео, потому что ему нужно позвонить разработчику, чтобы тот приехал и посмотрел на это.

Мистер Хилленбург (mr. Hillenburg) приехал примерно через 15 минут. Он был озадачен тем, что его вызвали сюда, так что редактор просто снял видео с паузы. Когда эти несколько кадров закончились, все крики и звуки опять прекратились. Лицо Сквидварда было взято крупным планом, он просто смотрел на зрителя примерно три секунды. Кадр быстро исчез, тот же глубокий голос произнес «СДЕЛАЙ ЭТО», и мы увидели в руках Сквидварда дробовик. Он немедленно вложил ружье себе в рот и спустил курок. Реалистичная кровь и мозги разбрызгиваются по стене и кровати за ним, и он с силой летит назад. Последние 5 секунд эпизода его тело лежит на своей стороне кровати (в оригинале bod, видимо, опечатка), один глаз свисает с того, что осталось от головы, на пол и безучастно смотрит вниз. Эпизод заканчивается. Мистер Хилленбург, само собой, срывается на нас. Он требует объяснить, что за чертовщина происходит. Большинство людей к этому моменту уже покинули комнату, так что только немногие из нас остались посмотреть эпизод во второй раз. После повторного просмотра весь эпизод в точности запечатлелся в моей памяти и послужил причиной моих страшных ночных кошмаров. Я жалею о том, что остался.

Единственное предположение, которое мы могли выдвинуть, заключалось в том, что кто-то отредактировал файл на пути от художественной студии до этого помещения. Мы вызвали технического редактора, чтобы он выяснил, когда это произошло. Анализ файла показал, что был отредактирован новый материал. Тем не менее временная отметка показывала время всего на 24 секунды раньше, чем то, когда мы начали смотреть видео. Всё использовавшееся оборудование, включая технику и программное обеспечение, было иностранным, возможно, временная отметка сбилась и показывала неправильное время, но все остальное было исправно. До сих пор ни мы, ни кто-либо другой не знает, что произошло. Было проведено расследование касательно природы фотографий, но оно ни к чему не привело. Дети не были опознаны, в данных и на фото не было ни косвенных, ни прямых улик. До этого я никогда не верил в необъяснимые явления, но сейчас, если случится что, чего я не смогу объяснить, я подумаю дважды, прежде чем списать всё на случайность.

Само видео вы можете посмотреть здесь:
http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=hJ2oq...
-1
 Dirago отправлено
К моему отцу вчера приехал один старый друг — они познакомились, когда отец ездил на командировку. И вот они что-то вечером сидели, выпивали, разговаривали, а стены у нас в доме тонкие...

Рассказывал этот знакомый про случай в своей деревне. Деревня у них небольшая, и сотни домов не наберется, ну и магазинчик сельский. Так что все друг друга знают, здороваются. Последнее происшествие у них — сторож пропал. Одинокий мужчина был, участка своего не имел, жил в домике неподалеку от единственной дороги, которая в поселок ведет. Все знали, что домик вроде не его, и что заработка у него нет — кормится только своими силами, ну и там соседи помогают, люди с магазинчика, опять же...

Ну и пропал он. Никто особо не переживал, в город (а до него двести километров) не звонил, да и что сказать — у нас тут сторож-бомж второй день отсутствует, приезжайте, поищите?.. Все как-то свыклись с тем, что ушел он, наверное, в лес за грибами и не вернулся. Заблудился, в болоте утонул или судьбу свою искать пошел. Домик его проверили, вещи собрали аккуратно по коробкам и оставили внутри на случай, если он вернется вдруг. Заколотили окна, на дверь замок повесили и табличку прибили — мол, ключи в магазине есть.

Никто так и не объявился, про ключи уже все забыли, повесили их на гвоздик. Неделя прошла, а ключи как талисман стали — для виду.

Через две недели у кого-то дочки пропали. Две сестренки десяти лет. Всех на уши поставили, всей деревней искали, лес обошли, милицию вызвали, но так все и замялось. Семья была с ветром в голове — не то, чтобы пьющая, простые такие люди, могли девочек и вечером, не подумав, в магазин отправить. А у них там что? Деревня. Естественно милиционеры пришли к выводу, что заблудились девочки в лесу, и все. Выслали поисковой отряд, но не нашли ничего, естественно: деревенский народ лес куда лучше знает — все обошли сами давно. Родители горем убивались, пить начали по-черному.

Все начало успокаиваться, и тут произошла еще одна пропажа — очередная девчонка после гулянки не вернулась домой. Тут уже про «заблудился» речи быть не могло: современная она была очень, телефон есть, ловит везде, развлекались только на дому у кого-нибудь, да и лет ей было уже четырнадцать.

В итоге за неделю было уже две пропажи, милиционеры дело завели, опрашивать народ стали. Про сторожа этого никто тогда и не вспомнил.

Затем случилась еще одна пропажа — третья и последняя. Прямо из песочницы, как старики рассказывали, пропала девчонка совсем маленькая — восемь лет. Милиционеры опять начали поиски, а старики возьми да и спроси: а со сторожем-то что?.. Следователи, естественно ухватились за это и стали расспрашивать. В магазин пришли, ключи эти взяли и пошли домик осматривать.

Там они все находились — все четыре девчонки. Две первые были изнасилованы и убиты. Скончались от побоев и кровотечений. Та, который четырнадцать, была живая, но пришлось её поместить в психиатрическую больницу. Он их собачками и кошками кормил. Ловил животных, прямо при детях шкуру сдирал и сырое заставлял есть. Печку ведь не затопишь — заметят. И сам тоже ел. Еще грибы у него нашли какие-то — экспертов по ним не было, но врачи сказали, что он и так нездоров был, а грибы свое дело сделали. Что с восьмилетней девчонкой стало — страшно было смотреть. Изуродовал он ее совсем. Руки-ноги переломал, изнасиловал, опять же. Глаза выколол вилкой грязной, язык отрезал, скормил его старшей девочке вместе с глазами. Когда милиционеры его брать пришли, он деру дал и ушел лесами. Малютка без глаз и языка живая еще была, но не успели спасти ее. Да и вряд ли она рада такой жизни была бы...

Оказалось, у сторожа был потайной лаз в домик свой, ему ключи и не нужны были. По этому же лазу он и сбежал. Его весь день искали, не нашли. Жители собрались, весь лес прочесали — тоже не нашли. Полсела разъехалось, боятся — вдруг вернётся он за новыми жертвами. И друг отцовский этот тоже приехал в город — комнату здесь снимает, пока новое место ищет себе.

Я лично думаю, что всё это правда. Иначе с чего бы ему так внезапно приезжать к нам, да еще и комнату снимать, новое жилье искать...
-1
 Dirago отправлено
Зимой 2013 я попала в самый настоящий ад, имя которому — болезнь ребенка. Меня и мою двухгодовалую дочь увезли на «скорой» в детскую больницу с предварительным диагнозом ОРВИ. Какое, к такой-то матери, ОРВИ, если моему ребенку было плохо так, как никогда не бывает при обычных заболеваниях такого рода! Врачи, чтоб им на том свете икалось, не стали меня слушать, заявляя, что им виднее, как лечить, и неуравновешенным мамашкам не следует вмешиваться.

Да, это был ад, без сомнений. Три дня моя дочь спала, практически не просыпаясь, только для того, чтоб выпить лекарство или сходить на укол. Она медленно впадала в кому. Три дня я не могла ни спать, ни есть. Я только сидела, прижимая к себе ребенка, плакала и молилась. За это время я похудела на 8 килограммов, у меня поседели оба виска; я стала похожа на не очень свежий труп. Потом случилось то, из-за чего я ворвалась в ординаторскую, отматерила всех там находящихся врачей и потребовала немедленно отвести мою дочь на рентген и наконец начать лечить ее нормально. Диагноз был неутешительным: пневмония справа в нижней доле. Самая подлая разновидность этой болезни — не прослушивается стетоскопом и практически не определяется анализом крови. Слава Богу, все обошлось — капельницы и антибиотики сделали свое дело, моя дочка пошла на поправку и через неделю уже играла в больничных коридорах с другими детьми, с аппетитом ела и неохотно шла спать.

То, что случилось тогда, на третий день нашего пребывания в больнице, стало самым страшным моим воспоминанием. Не спавшая более двух суток, я впала тогда в какое-то странное оцепенение, полусон-полуявь. В этом состоянии, лежа на краю кровати и привычно обнимая дочь, я увидела, как около нас колышется темная, уходящая под потолок тень. Странно, ведь я оставляла ночник включенным, а сейчас в палате было сумрачно. Меня пробил озноб от страха, я не могла шевельнуться, глядя на темную антропоморфную фигуру. Кажется, на ней был капюшон, по которому постоянно менялись, перетекая одно в другое, лица. Многоликая дрянь протягивала свои лапы к моей дочери! Темные, похожие на щупальца отростки шевелились в полуметре от кровати когда на смену страху пришла ярость. «Не отдам!Не трогай!» — прохрипела я, с усилием переворачиваясь и закрывая собой малышку. В голове билось только одно: укрыть, спрятать, не дать демону, пришедшему из тьмы, забрать ее у меня. Моей спины коснулось что-то холодное и жгучее, прочерчивая дорожки на лопатке. Невыносимая боль скрутила тело, я вскрикнула и дернулась...

Палату заливал мягкий свет ночника. Темная сущность ушла, растворилась. Я победила.

Через две недели нас выписали домой. Дочка полностью поправилась, а мое состояние лишь ухудшалось. Меня мучил постоянный изматывающий кашель, не помогали никакие лекарства. Я сдала кучу анализов, прошлась по всем врачам — все без толку. Осталось только одно: я отправилась к онкологу сдавать кровь на онкомаркеры. Результат должен прийти на днях, хотя я, пожалуй, и так знаю, каким он будет...

Во мне нет страха за будущее. В последнее время я все чаще разглядываю в зеркале тонкие, еле заметные полоски шрамов на лопатке, и думаю. Думаю, что в ту роковую ночь я заслонила собой моего ребенка от неведомой темной твари, спасла самого дорого для меня человека. Наверное, это стоит моей жизни.
-1
 Dirago отправлено
Ценность этой истории заключается в том, что в ней нет ни одной капли лжи. Всё это произошло и до сих пор происходит в нашей реальности — да-да, в той самой, в которой мы живём. Сам факт обращения внимания на эту историю уже ставит под удар того, кто эту историю рассказывает, и тех, кого она заинтересует, если они будут заняты поиском этого видео в сети Интернет. Итак, к делу.

Ещё в году 2011 в Сети появилось одно из так называемых «видео с непонятным существом». Называлось видео «Station 922.mkv». Сам видеоролик по продолжительсти был меньше минуты и в нём было заснято неизвестное науке существо, спускающееся с крыши московской многоэтажки на длинных, вытягивающихся конечностях. Качество видео не позволяет разглядеть существо, но сам характер его перемещений, чуждого земной биологии движения, и неестественно вытягивающиеся конечности дают основание предположить, что видео не сфабриковано (не «фейк», как говорят в Интернете). За несколько плавных движений на вытянутых конечностях существо попадает с крыши дома на асфальт перед ним. Потом слышится крик оператора: «Оно видело меня!» — и видео прерывается. Согласно новой городской легенде, в районе, где было заснято это видео, пропадали люди.

Существо, не имеющее ярко выраженной стабильной формы, в народе получило название «палочник» или «Буратино» (за его тонкие конечности и схожесть с насекомым-палочником). Также оно было похоже чем-то и на американского «Слендермена». Люди, посмотревшие видеоролик, высказывали предположение о том, что это «нечто» реально существует. Находились даже очевидцы его появления.

Со временем волнения по поводу непонятного видеоролика, одного из многих в Интернете, поутихли. Была создана соответствующая статья на сайте «Lurkmore». Существо вошло в список городских легенд и казалось уже, что о нём все забыли.

Но не тут-то было. Однажды во время просмотра какого-то ужастика со своей женой я вспомнил про этот «страшный ролик» и захотел показать его ей. Мол, смотри, какие страхи в реальной жизни встречаются. А ролика не было в Сети. Совсем. Осталось только несколько видеоколлажей, составленных из четырёх-пяти кадров, в которых совсем невозможно разобрать ни фигуру существа, ни движения, которыми оно перемещается по стене дома, ни его странным образом отрастающие конечности. На сайтах, где раньше в свободном доступе лежало это видео, оно отсутствует. «YouTube» молчит. Кажется, будто оно было удалено из всех мест, где находилось. Удалено спецслужбами либо по их указаниям. Удалено навсегда. А это может означать только одно — существо на видеозаписи было реальным. Ведь лежат себе в Сети спокойно ролики про пришельцев, про чупакабру, про подводных монстров... И никто их не трогает. Многие из них — явная подделка, причём дешёвая. И «Station922.mkv» вполне мог быть в их числе. Но что-то ему не лежалось...

Вот и остаётся открытым вопрос — что это было за непонятное существо, откуда оно взялось и куда исчезло? Очень много вопросов и совсем нет ответов. Попробуйте найти в Интернете этот ролик — Вы найдёте только обрывки, из которых можно себе представить, как оно выглядело.

Удачи, и да хранит Вас здравый смысл.
-1
 Dirago отправлено
История реальная, мне потом еще газету показывали. Но впервые я услышала её от моей подруги детства, которая лично общалась с одним из «действующих лиц» этой истории. Сама она из Первомайки, живет там давно и всех знает не понаслышке…

Десять лет назал жил в городе один мужчина с дочерью. Мать девочки умерла очень рано, и отец воспитывал дочь одну, любил всем сердцем свою «кровинушку». Однажды пошла эта девочка в лес возле железной дороги и пропала. Вечером отец стал переживать — он не знал, куда делся ребенок, и названивал ее подружкам. Подружки не знали, где она. Сказали, что, возможно, задержалась где-то допоздна, может, с парнем загуляла...

Утром отец начал уже серьезно волноваться. Пошел в милицию, там сказали, что нужно трое суток ждать (как обычно бывает). Через трое суток начались масштабные поиски по всему поселку: милиционеры прочесывали всю местность с собаками, добрались и до леса, но там ничего не нашли, однако примерно через неделю позвонил диспетчер с железной дороги и сказал, что на путях что-то лежит и мешает движению, создает аварийную ситуацию. На место приехала милиция. В проеме между рельсами был обнаружен труп обезглавленной девочки, опознать ее смог только отец по особым приметам на запястье… Голову искали, но так и не нашли.

На похоронах отец плакал навзрыд, потом полгода беспробудно пил. За полгода он превратился из здорового мужчины в дряхлого старика, однако добило его не это. Как он сам потом рассказал (со слов подруги), тянуло его к тому лесу, возле которого дочь пропала. Пришел он туда как-то раз пьяным, хотел под рельсы броситься, потом успокоился. Бродил долго по лесу и вдруг увидел, что неподалеку что-то в кустах чернеет. Он кусты раздвинул, а оттуда голова его покойной дочери и выкатилась… Уже наполовину разложившаяся, на лице ужасная гримаса, глаза выедены червями, рот скривился в крике ужаса. Мужчина обомлел от увиденного. Говорят, к вечеру он пришел в первый попавшийся магазин с этой головой в руке, бормоча что-то невнятное…

После этого отец надолго попал в психиатрическую больницу. Дело же так и не раскрыли.
-1
 Dirago отправлено
Молодая , психически здоровая женщина, с мужем и четырёхлетней дочкой переехали в новую квартиру. Женщина была счастлива, что смогла перебраться из общежития, к тому же, прежние хозяева привели жилище в надлежащий вид, и ремонт ему не требовался. Даже мебель была в таком состоянии, будто её только купили. Женщина решила поделиться своей радостью с подругами и пофотографировать квартиру, планируя потом выложить фотографии в соцсети. Когда она снимала оставшиеся от предыдущих хозяев предметы мебели, дочка сначала ходила за ней, но быстро потеряла интерес и пошла смотреть телевизор. Оставив девочку наедине с мультфильмами, женщина закрыла дверь и сфотографировала старинный комод, стоявший слева от входа в комнату.
Женщина выложила фотографии, как и хотела. Проверяя реакцию друзей по сети, она увидела странный комментарий подруги под одной из фотографий:
- Чьи это ноги под дверью?
Ответ ей женщина написала уже в ЛС:
- На фотографии с ногами – моя дочурка) Она тогда в комнате сидела. Я даже не думала, что она в кадр попадёт, но получилось забавно))
Ответ, пришедший незамедлительно, женщина перечитывала несколько раз. Она долго пыталась вникнуть в смысл короткого сообщения, от которого по её спине забегали мурашки:
- А РАЗВЕ У ТВОЕЙ ДОЧКИ КОПЫТА?
Женщина не могла понять, что имеет в виду её подруга. Она увеличила участок фото и увидела, что та права: из-под двери виднелись волосатые копытца.
В тот момент женщине показалось, что в квартире стало холоднее. Она уставилась в монитор, боясь даже посмотреть в сторону двери. Ей казалось, что оттуда прямо сейчас кто-то смотрит на неё. Тут она вспомнила, что именно в той комнате играет сейчас её дочь. Иррациональное чувство страха никуда не делось, но к нему прибавилось желание защитить своего ребёнка. В конце концов, материнский инстинкт взял верх, и женщина медленно пошла в сторону двери. По мере её приближения к цели страх всё усиливался. Подойдя к двери вплотную, женщина поняла, что если не закроет глаза, увидит нечто ужасное. Затем она зажала уши, боясь что-то услышать.
Вернувшийся через пятнадцать минут муж обнаружил жену в странном положении. Она лежала, свернувшись на полу возле двери в комнату, где мирно спала их дочка. Женщина зажимала уши и глаза пальцами и тихонько плакала, что-то бормоча. Озадаченный супруг пытался узнать, в чём дело, но жена вела себя неадекватно и едва ли реагировала на его вопросы. Мужчина вызвал скорую.
Врачи определили у его жены серьёзное психическое расстройство, и та остаток жизни повела в лечебнице. Там её навещал только муж, так как на дочь женщина реагировала неадекватно. О том фото все забыли, да и зачем вспоминать обычный бред сумасшедшей?..
Девочка же выросла здоровой и психически уравновешенной, за одним исключением: она больше никогда не фотографировалась.
-1
 Dirago отправлено
Поздним вечером некий мужчина возвращался с работы домой на автобусе. Кроме него, в салоне были только ещё двое мальчишек на заднем ряду. Мужчина прислушался к их разговору. Дети, судя по всему, разговаривали о привидениях.

— … и если, оставшись в одиночестве, обернуться на призрака, он схватит тебя и утащит в загробный мир! — увлечённо рассказывал один из мальчишек.

Мужчина узнал этот голос. Он уже видел этих детей на этом маршруте. Они иногда ездили на этом автобусе в школу, расположенную неподалёку.

Второй мальчик сказал:

— Ха! Ну, тогда всё просто. Всё, что нужно — это не оборачиваться.

— Да. Но дело в том, что ты не сможешь не обернуться. Они придумывают всевозможные ухищрения, чтобы заставить тебя это сделать.

Тем временем автобус прибыл на остановку, на которой мальчики обычно выходили. Но увлекшиеся спором дети не собирались выходить — видимо, они не заметили, что их остановка уже подошла. Мужчина решил сказать мальчикам, что они пропустят свою остановку. Он обернулся.

И закричал в ужасе.

Больше его никто никогда не видел.
-1
 Dirago отправлено
Было это давно, лет 14-15 назад. Лежала я тогда в больнице с какой-то простудной ерундой, мне было 18 лет. Привезли как-то вечером девушку в тяжелом состоянии с перитонитом, прооперировали и положили в послеоперационную палату. Мы, ходячие и от безделья любопытные, ходили ее проведывать. Звали ее Ира, ей было лет 28-30. Несмотря на удачную операцию, выглядела она как-то плохо: бледная, молчаливая, неохотно шла на контакт. Ну да ладно, люди ведь разные бывают...

Когда ей стало получше, она стала общаться с одной девушкой из нашего отделения: они были приблизительно одного возраста, вот и подружились — вместе ходили в столовую, на прогулки. Иногда и меня с собой звали, хотя интересов у нас общих не было: я для них была малолеткой, но чтобы не оставаться с нудными женщинами в палате, я как хвостик ходила с ними. Вторая девушка была с западной Украины — звали ее Марьяна, она работала помощником прокурора. Но это к слову, чтобы было понятно, что речь идёт не о «забитых» труженицах села.

Как-то Ира рассказала, что она живет с мужем и маленьким сынишкой в коммуналке, и соседкой ее была старуха вредная, как сам черт, молодую семью просто со свету сживала. Не буду вдаваться в подробности коммунального быта, но все это было настоящим кошмаром. Когда родился у Иры сын, они стали думать о расширении жилья. Тут умерла эта бабка, и ее комната досталась Ире. Счастью ее не было предела. Тут все и началось. В одно утро, умываясь в ванной, подняв лицо к зеркалу, Ира закричала от ужаса — на нее из зеркала смотрела старуха с растрепанными седыми волосами, сморщенным лицом и беззубым ртом.

Не буду описывать весь ужас происходящего, но, закончив рассказ, Ира сказала: «Девочки, я уже забыла, как я выгляжу — в любом зеркале не я, а страшная старуха. Уже около месяца не смотрюсь ни в одно зеркало, домашним не говорю — не хочу пугать, да и за сумасшедшую могут принять, а ведь мне так жить хочется!». Ну, мы поохали и разошлись.

Прошла пара дней, заглянула ко мне в палату Марьяна и сказала: «Оль, можно мы тут у тебя посидим? Ко мне родственница из села приехала, а у нас в палате шумно, не поговоришь толком». И зашла с какой-то женщиной лет сорока. Сели на кровать, и тут Марьяна сказала мне: «Пойдем, выйдем». Я ответила, что читаю книгу и никуда не пойду. Она тогда сказала: «Ну, как хочешь, только тогда ничему не удивляйся и не выходи из палаты». Я подумала, пусть болтают — мы друг другу же не мешаем.

Через несколько минут я поняла: происходит что-то не то. Ира сидела, склонив голову, а эта женщина шептала какие-то заклинания и зевала, из ее глаз начали течь слезы. Я, бросив чтение, сидела, как мышка, боясь пошевелиться. Женщина, видимо, снимала порчу. Но то, что случилось потом, повергло меня в шок. Они подошли к умывальнику, открыли воду, женщина взяла Иру за волосы и стала ее умывать, дергая за волосы и шлепая по щекам, приговаривая: «Старая ведьма, оставь ее в покое, уйди в царство мертвых, тебе не место среди живых!». Время от времени она за волосы поднимала плачущую Иру к зеркалу и говорила: «Кого ты видишь?». Ира плакала и говорила — старуху. Тогда женщина опять наклоняла ее к воде, умывала, била и поднимала за волосы к зеркалу. Сколько этот кошмар продолжался, я не помню: просто была ни жива ни мертва от страха. Но когда Ира потеряла сознание, эта женщина крикнула мне: «Иди помоги, что смотришь?!».

Мы уложили ее на кровать. Через пару минут, приходя в себя, Ира подошла к зеркалу и заплакала: «Оль, там я! Я, понимаешь, я вижу свои волосы, а не седые космы и беззубый рот!». Я была в таком шоке, что не удивилась бы, если бы обнаружила поседевшие волосы на своей голове. Когда все разошлись, я больше не осталась в этой палате ни на минутку и попросилась в эту ночь на другое место. На следующий день меня выписали. Больше я не знаю ничего о судьбе этой девушки.

Со временем история забылась, но иногда я вспоминаю о ней и думаю, как же много еще в мире неопознанного и необъяснимого. И очень страшного.
-1
 Dirago отправлено
Началось все это с декабря 2008 года. Мне позвонил мой лучший друг и сказал, что у него для меня есть сюрприз. Приехав к нему, в его комнате я увидела девушку и замерла, впав в ступор. Девушка была вылитая я — не призрак, не привидение, а живой человек. Её звали так же, как и меня, ей тоже на тот момент было 23 года. Те же глаза, те же волосы, нос, губы, телосложение... Ощущение было такое, как будто я смотрю в зеркало. После друг объяснил, что ехал в метро, увидел её, подумал, что это я, догнал и стал разговаривать. Узнав, что эта девушка не имеет ко мне никакого отношения, он заинтересовался и притащил её к себе домой.

Прошло несколько месяцев. Настя (та девушка) усердно набивалась ко мне в подруги и общалась только со мной. Меня это сильно беспокоило. Я обратилась к родителям — мол, нет ли у меня сестренки-близнеца, потом познакомила их с Настей. Родители были в шоке оттого, что мы так похожи. Они попросили Настю познакомить их с ее родителями. Встреча состоялась, и оказалось, что между нами нет ничего общего — мы просто до ужаса похожи, и всё.

Спустя полгода все уже привыкли. Настя свободно общалась со мной и моими друзьями, только вот я, увидев ее, все еще пугалась. В январе 2010 года меня сбила машина. Ничего серьезного — сотрясение мозга и перелом руки. В этот же день друзья сообщили, что Настю тоже сбила машина, и у нее такие же травмы, как у меня. В марте этого же года я попала в больницу с отравлением — и как вы думаете, что было дальше? Правильно, Настя тоже в этот же день попадала в больницу с тем же диагнозом. В общем, таких совпадений было много. Меня всё это начало тревожить, и я избегала общения с Настей.

В октябре этого года она умерла — её сбила электричка. В голове, естественно, сразу появилась мысль — не произойдет ли это и со мной? Как только мы узнали о её смерти, сразу побежали к ее родителям, чтобы помощь предложить. Двери нам никто не открыл. Прошло пять дней. С родителями Насти я так и не смогла связаться — ходили к ней в квартиру каждый день, а дверь никто не открывал. Потом старушка из соседней квартиры сообщила, что здесь никто уже три года не живет: хозяин квартиры умер, а дети за границей. Мы подумали, что у бабульки просто склероз.

Спустя 40 дней после ее смерти на поминках решили достать ее фото. Оказалось, что на всех фотографиях ее лицо как будто замазано белой краской. Побежали в контору, где фотографии проявляли, а они нам в лицо бумажками стали тыкать: «Сами же все фотографии проверяли, росписи ваши есть, деньги сами оплатили, какие к ним претензии?». Родителей ее мы так и не нашли. Ходили в ЖЭК, в паспортный стол — все безрезультатно: квартира принадлежит умершему деду, и больше в ней никто не прописывался и не проживал.

Я всё ещё очень напугана, не ожидает ли меня такая же участь, как и ее. Страх перерастает в панику, я электрички и железнодорожные пути обхожу за километр...
-1
 Dirago отправлено
Для начала стоит упомянуть, что живу я в доме рядом с небольшим лесом. Живности в этом лесу как-то особенно не наблюдалось никогда — так, галки какие-то, может, зайцы пробегали, но никто там особенно не задерживался никогда.

И вот однажды, когда я днём гулял, зашёл я в этот лесок. И нашёл посреди полянки маленького ёжика. Ёжик лежал на боку и тяжело дышал. Мне показалось, что одна лапка у него сломана.

Я взял его домой, отпоил молоком. Лапка оказалась не сломана, а подвёрнута. Ёжик жил у меня под кроватью и ночью смешно топал. Ёжик нравился всем, только моя собака его не любила, рычала не него, пыталась покусать. Через неделю или две я собирался уезжать в командировку на длительное время и решил отнести ежа, к которому уже почти успел привязаться, назад в лес.

Ночью я проснулся оттого, что под моей кроватью кто-то не просто топотал, а возился и утробно урчал. Судя по размерам, это точно был не ёжик. С каплями холодного пота на спине я встал перед кроватью и посмотрел под неё. Я увидел моего лесного гостя с мордочкой, перемазанной в чём-то красном. И тут он, оскалившись, бросился на меня. Он не кусал, но его иголки оказались необычайно острыми, как медицинские иглы.

Истекая кровью из многочисленных ранок, я добрался до ухвата, стоявшего у печки. Отмахиваясь от монстра, я распахнул дверь и увидел во дворе мою собаку на цепи, исколотую и мёртвую. У неё были отгрызены уши и выедены глаза.

«Ёжик» бросился в лес через дырку в заборе, оставив такие следы от огромных когтей, что до сих пор страшно на них смотреть.

Собаку я похоронил. До сих пор боюсь заходить в тот лес, а вечером запираю все двери и окна. Вдруг вернётся?

Ночью кстати, кто-то регулярно скрёб дверь, пока я не стал оставлять у порога литр молока.
0
 prodigman отправил

.

-1
 Dirago отправлено
С детства привык к походам. Неважно, выбираешься ли на пикник на пару часов или идешь на несколько дней в вольный маршрут с серьезной экипировкой — мне всегда казалось, что это лучшее времяпровождение. Скучать не приходится, все время что-то делается, не сидишь на месте — вот самое приятное в таких походах. Да и учишься понемногу разбираться совершенно в разных вещах — и как костер разжечь, и как палатку поставить, и как ходить правильно, чтобы не изматывать себя, да не кружить по лесу, а выходить обратно к своему старту. В общем, сплошные плюсы и чувство приятной усталости в конце похода, благодаря которой плюхнуться на диван после ванны превращается в неземное наслаждение и служит чуть ли не высшей наградой. Каждый год, начиная с момента оттепели и до поздней осени, выбираюсь на природу, как могу — один ли, или с друзьями, но в лес я отправляюсь обязательно.

Было это в 2007 году, в начале июля. Договорились собраться на нашем любимом месте — небольшой поляне с дубами, благо ехать на электричке всего минут сорок, да и идти близко — километров семь-восемь. Приурочено сборище было к Ивану Купала, все один к одному — и повод встретиться посидеть за костром, и праздник встретить и отгулять, и выдвинуться на маршрут практически любой можно — кому что по душе больше.

Чтобы не терять время, определились: кто свободен был — выехать заранее, поляну в порядок привести, подготовиться к приезду остального народа, дров заготовить, палатки поставить. Вроде времени немного надо, но одно к одному — вот день незаметно и пролетел. Вечерело. Решили устроить последний заход по лесу, вокруг лагеря — и сушняка набрать для костра и из-под ног поубирать коряги заодно. К слову сказать, ждали мы тогда и иногородних ребят знакомых, рассчитывали человек 40 собрать тогда, но вот кто, когда и и откуда добираться до лагеря будет — специально не обговаривали: что-то вроде соревнования — кто лучше подойдет незаметно, или на подходах еще приветствовать будут. Высшим шиком считался один случай — егерь по прозвищу Леший посреди лагеря палатку умудрился поставить, пока его не заметили и опознали; вот и старались теперь повторить сей «подвиг» все подряд...

Сознаюсь честно — очень я чернику люблю, а тут как на заказ — то один кустик с налитыми соком ягодами, то сразу несколько цепочкой тянутся... Так и брел, обирая кустики, жизни радовался. Все внутри меня аж звенело от счастья — ни мысли о работе, никаких забот — лепота! Правда, длилось это недолго — пока окончательно не стемнело. Вот только тогда обнаружил отсутствие фонарика в карманах, как и мобильного. Не смертельно, но с моей «куриной слепотой» очень неприятно и раздражительно — тыкаться по смутным очертаниям деревьев, кустов и тропинок... Тыкался вроде недолго, но по проседанию мха догадался, что уже не в лесу, а в заболоченной его части круги наворачиваю. Попытался найти хоть какой-то позитивный момент в этой идиотской ситуации — нашел! Порадовался своей экипировке и предусмотрительности, но тут же сбился на черную меланхолию о все той же предусмотрительности — фонарик взял, но оставил в рюкзаке — ЗАЧЕМ тогда его брал?!

По отблеску огоньков я понял, куда идти, и пошел. Недалеко ушёл, так как почти сразу провалился в какую-то нору затопленную почти по пояс, что настроение мне абсолютно не приподняло. Выругавшись и кое-как стряхнув с себя перемешанные не пойми с чем опавшие листья, двинулся дальше. Ровно до следующей ямы! Природа окончательно утратила в моих глазах все свое очарование, а я утратил чувство сухости и тепла, ибо сумел практически «нырнуть» в сию застоявшуюся «купель». Минут через двадцать у меня из горла уже был готов вырваться рык озверевшего «хомо сапиенса», я просто жаждал что-нибудь сломать, а лучше — кого-нибудь убить! Ноги как будто сами «находили» корни и скользкие корявые палки, посошок-палка как живая утыкалась в «крепкие» кочки и выдерживала только нажатие, но никак не мой вес, а отблески-огоньки, на которые я и ориентировался, как будто начали хоровод вокруг меня водить — так часто я терял их из виду... Молчал только от резкого чувства стыда и боязни «прославиться» — столько лет по-походному прошел, а тут — на тебе! — возле лагеря в болотнике заплутал!

Стиснув зубы, сквозь которые все же звучало раздраженное рычание, я двинулся дальше, и тут... Чудо! Свершилось чудо! Друг спас друга! Передо мной стоял кто-то из иногородних ребят. Они вроде на природу обычно кто в доспехах, кто в костюмах своих выбираются — ролевики. Вот и сейчас какой-то ролевик в виде монаха — ряса в воду уходит и посох в руках держит. Попытался превратить свой оскал хоть в какое-то подобие улыбки — темно же, вдруг нестрашно выглядит? И с видом «хитрого партизана» спросил:

— Что, тоже решил срезать?

Ответ меня просто «убил»:

— Нет, на твой плеск вышел, за мной иди — выведу.

И пошел, добрый мой гид-гад, даже не обернулся! А у меня уже от злости чуть пар из ушей не валит. Ну, думаю, ничего тебе, мы и сами не лыком шиты!

— Ты иди, а я сам дойду, чай не малец уже, не потеряюсь!

Проняло, вижу, аж развернулся.

— Ты не гонорись, а давай за мной иди, я-то вижу тропку, а вот ты, судя по твоему виду, ее ныряя ищещь!

Стало стыдно — человек балбеса выручает, а тот ему в руку помощи плюет.

— Ты извини, я просто в темноте вижу очень плохо, почти на ощупь иду...

— Я-то вижу... Пошли уже.

Двинулись. Только как-то странно мы двинулись — «монах» легко идет, как по тротуару, а не по болотнику, а у меня ноги по щиколотку уходят! Хотя, может, он и не в берцах, как я, а в мокасинах каких ходит? Да и по виду его не скажешь, может, просто ряса его таким мешком-балахоном на нем висит, а сам он худой как вобла?

— Слушай, — говорю. — У меня к тебе просьба есть: не говори нашим, что я на болоте заплутал, ладно?

— Не волнуйся, никому не скажу.

А потом я просто провалился. Да так внезапно вышло, как будто я с вышки в прямо в топь эту сиганул! Пытаюсь выплыть, а меня за ноги вниз так и тянет. Запаниковал, конечно, попробовал крикнуть, а в рот затхлая вода и ряска лезут, не вижу ничего, не понимаю уже, ни где я, ни куда мне нужно двигаться, и сердце как сумасшедший чеканщик такой ритм отбивает — как только из груди не выскочило! Я барахтаюсь, руками во все стороны машу, ногами дергаю как сумасшедший — а надо мною голос такой спокойный звучит:

— Мухоморов объелся, что ли?

Глядь — а не в бочаге я каком, да не в топи тону, а сижу в глубокой луже и руками по ней шлепаю, а ноги в яму с листьями прелыми сунул. А на меня стоит и смотрит «монах» этак характерно, с прищуром.

— Тебе здесь больше нравиться или все же дальше пойдем?

Чувствую, как приливает к лицу кровь — мне казалось, я в темноте светиться начал.

— Давай дальше...

Идем... Опять «монах» как по тротуару, а я — с заплывами. И вот тут я понимаю, что совершенно не узнаю своего «проводника». Нету у нас таких ребят. И идем мы, как замечаю, не на огоньки костров, а куда-то вбок... Кукиш в кармане скрутил и в спину парню тычу:

— Тебя как зовут-то хоть, Сусанин-герой?

— Болотником кличут...

И вот тут мне стало по-настоящему страшно. Вместо парня перед мною идет мужик, заросший, как партизан, и одутлый, как бомж-алкоголик. А тот поворачивается и на меня пялится:

— Ты чего это, — говорит, — аж позеленел весь?

— На себя глянь, — бормочу. — Аж борода тиной заросла...

И смотреть боязно, и не смотреть невозможно, сам пятюсь, как рак, даже про топь не думаю... И тут Болотник резко выдохнул... и лопнул! Да так выдохнул, как будто все болото разом всколыхнулось — вонь удушающая, глаза слезятся, не видно ничегошеньки, да от нехватки воздуха голова аж гудит, как при сотрясении... А у самого в животе кусок льда просто образовался, да ноги, чую, подкашиваться стали... Вот тут я и закричал. Припустил так, что уже и не важно мне было — болото, лес, тротуар или вообще абстрактное ничто — так я не бегал никогда ни до этого, ни после...

До лагеря я добежал в невменяемом состоянии, где меня еще пару часов отпаивали чаем с настойкой... На Купалье я уехал домой, сил и желания оставаться у меня не было совершенно... Ребята поначалу думали, что я пытаюсь их запугать перед ночными гуляньями, но когда я просто собрал свои вещи и пошел по тропинке к деревеньке, а не напрямую через лес на станцию,
-2
 Dirago отправлено
Ребята поначалу думали, что я пытаюсь их запугать перед ночными гуляньями, но когда я просто собрал свои вещи и пошел по тропинке к деревеньке, а не напрямую через лес на станцию, попытались удержать, но я не мог остаться — такой тревоги у меня не было никогда, я чувствовал, что просто могу сорваться в любой миг, если задержусь еще немного здесь.

По приезду домой начал искать информацию по Болотнику и вот что нашел:

«Болотник — один из нетипичных представителей нечисти, обитающей на болоте. В описании внешнего облика болотника наблюдаются некоторые разногласия, что главным образом связано с малоподвижным образом жизни этого существа в крайне малодоступных местах. По одним данным, это малоподвижное придонное существо, угрюмый и безглазый толстяк со слипшимися волосами, телом, покрытым толстым слоем грязи, рыбьей чешуи, улиток и тому подобного. По другим описаниям — это старик с серой шерстью, длинными руками и не менее длинным закрученным хвостом с широким желтоватым лицом (под цвет болотной жижи) и гусиными (по другим описаниям — жабьими) лапами вместо ног. У болотника всегда большие выпученные глаза, такой же большой живот и огромная, спутанная, сбившаяся в колтун борода.

Важным фактом является то, что в отличие от большинства других представителей нечисти, болотник НЕ умеет менять внешность, однако он умеет наводить великолепные мороки, и часто незадачливый любитель болотных прогулок видит то монаха, то одинокого путника. Однако чаще всего это черный человек с фонарем в руках, двигающийся по краю болота».

... Уже в августе я опять выбирался в походы, как продолжил делать это и впредь, но теперь перед тем, как зайти в лес или на болото, я молюсь и проверяю, на месте ли ладанка-оберег и крестик.
-1
 Dirago отправлено
Расскажу вам историю, которая приключилась со мной в прошлом году. Всё началось в конце весны. У меня совершенно разладились дела во всем. Я сильно болела, и муж, и родная сестра загремели в больницу, а летом умер брат от кровоизлияния. Ко всему прочему, мы страдали от катастрофического безденежья и еще многих других неприятностей. К лету вообще начались совершенно абсурдные явления: утром суп сварю — вечером протух, вечером сварю — утром в помойку. Молоко скисало за полдня. А однажды я сварила пару яиц вкрутую — думала, салат сделаю, но отложила готовку на сутки. Яйца закинула в холодильник. Так вот, друзья, когда через день я посмотрела на яйца, я увидела, что они ШЕВЕЛЯТСЯ! Я их тронула, и меня чуть не вырвало — там кишели огромные жирные опарыши. Известно, что для того, чтобы появились черви, муха должна отложить яйца. Допустим, муха все же залетела в холодильник, но как за такой малый срок мог произойти весь процесс?.. В общем, мне сказали, что сильный сглаз или порча на мне. И подсказали способ, как снять.

Забегая вперед, скажу — никогда не влезайте туда, где ничего не понимаете, тем более в дела оккультные. Мне, если коротко, надо было топать на кладбище и найти безымянную могилу. На любом кладбище есть такие — без креста, без памятника, заросшие и позабытые всеми. От меня требовалось прочесть жутковатое заклинание, встав возле могилы, и положить некое подношение. Я, как дура, пошлп на наше небольшое кладбище уже с десяток лет как закрытое, все сделала, как учили, что-то положила. Начался дождь, я вся вымокла и, проклиная все на свете, поперлась домой. К слову, дома я была одна, муж уехал на рыбалку в Карелию, даже соседей не было.

У нас с соседями общий предбанник на две квартиры — мы вставили общую дверь, чтобы посторонние не бродили. Соседи были на море, я заходила к ним поливать цветы и кормить рыб. Легла спать. И снится мне до жути реалистичный сон: пришел ко мне незнакомый дед, за что-то благодарит, благодарит, потом улыбается так ехидно и говорит: «Еле тебя нашел! Но теперь буду заходить…». Я проснулась в ужасе, не знаю, почему — ведь сон был совсем не страшный...

Днем я пошла в магазин. Когда открыла первую дверь, вот тут-то и ахнула! Весь предбанник был в грязи. Грязь была и на полу, и на стенах. Но ведь никто не мог зайти!

Потом мне еще снился этот дед, но продукты перестали портиться, и дела пошли на лад. Значит, и вправду, забрал мертвец мой сглаз. Но и его посещения меня не устраивали; правда, больше он не «наследил». Позже я ходила в церковь, читала молитвы, какие надо, и все вроде прекратилось.
-1
 Dirago отправлено
Как-то раз случилась со мной странная история. Ко мне в гости пришла подруга и задержалась допоздна. В половине одиннадцатого она пошла домой. Когда она уходила, мы с ней разговаривали по телефону, и она мне сказала, что видит меня в кухонном окне. Я ей ответила, что хватит прикалываться — в тот момент я находилась на балконе. А она мне опять талдычит, что видит меня на кухне. Потом подошла поближе к окну и сказала: «А это ведь не ты!». Вот тут-то я перепугалась, ибо знала, что в тот момент была одна дома.

Когда я вышла с балкона, то услышала звон на кухне. Войдя туда, я увидела, что все тарелки, чашки и кружки лежат на полу — всё разбито, а на некоторых осколках видны какие-то красные капли. Я, конечно же, подумала, что это кровь (хотя до сих пор точно не знаю, что это было). Мне стало плохо, и я побежала в другую комнату.

Позже в дом вернулась бабушка и вбежала в мою комнату в ужасе: «Ты зачем кухню разгромила?!». А я не могла ответить ничего вразумительного — у меня ещё не прошёл шок...
-1
 Dirago отправлено
В одной деревне жила семья. Мама, папа и дочка. Все было хорошо, семья была довольно таки хорошо материально обеспечена, жила в двух этажном доме, на берегу озера. Вот только одна проблема. Дочь постоянно плакала по ночам. Не просто плакала, даже не устраивала истерики, а орала. Сначала, пока Маша ( так звали дочку ) была маленькой, была еще не страшно, все говорят, мол ребенок, все дети кричат по ночам в этом возрасте. Но ребенок рос, а орать не переставал. Водили к врачу, к бабкам-гадалкам, и так далее, но все безуспешно! Вот Маше уже в садик идти, а ребенок не высыпается, ходит бледный и со здоровенными мешками под глазами, днём спать не хочет, лежит в кровати и смотрит в потолок. Родители спрашивают дочку: "В чем дело? Почему ? Может помощь нужна?” Но в ответ дочь лишь качала головой и говорила что если расскажет плохо станет всем.

Решили завести собаку. Дога. Привязали на ночь к кровати, пусть охраняет. Но не тут-то было. На утро собака пропала. Пропала и все. Все думают, как так? Собака не маленькая, под шкафом не поместиться, но все поиски были напрасны. Спросили у соседей, у детей на площадке, не видали ли они собачку (все-таки собачка не из дешевых, да еще и дочке нравилась..) но так и не нашли. Но проблемы со сном у дочки не пропали, а стали еще ужасней. Она начала не просто кричать, но еще и кидаться предметами! Решили родители что дочка будет спать с ними в комнате. Но посредине ночи Маша упала с кровати, и побежала к себе в комнату. Раздался крик. Прибежали родители.. На полу детской сидела Муся. (так звали того самого дога, что мистически исчез прошлой ночью)а в зубах она держала клок черной толи шерсти, толи кожи.. Разбираться не стали. Все обрадовались что собака нашлась.

Решили установить камеры в комнате ребёнка. Так и сделали. На следующею ночь крики и все такое прочее повторились . Утром вся семья смотрела запись. Все кроме Маши, та была в садике. На записи не было ничего такого. Вот Маша лежит в кровати, пытается заснуть… И тут око открывается. Окно евро, а их попробуй специально открыть, а чтоб сквозняком… В окно влетает тень, куда-то в верх, видимо на потолок (камера снимала лишь перед собой, потолок был не в поле зрения) и тут дочка начинает орать, кидает куда-то наверх тапкам, светильником, всем, что было под рукой, и тут на кровать падает нечто. Описать это сложно. Как будто кто то видел человека только в кино, сшил костюм по памяти и натянул его на паука. Голова узкая, с треугольным подбородком, куски толи кожи толь шерсти свисают лохмотьями , когти, длинные тонкие пальцы..

И тут ЭТО повернулось лицом к камере. Это было просто ужасно.. Глаза- большие, и черные как бусины, без зрачка, дырка (на месте рта) вмещает в себя несколько рядов острых зубов, точнее сказать клыков и самое ужасное- полное отсутствие носа. Оно ползло к Маше. Та орала все громче и громче, в ход пошли подушки и остальное содержимое кровати… И тут оно повернуло голову. На все 360 градусов, спрыгнуло и вылетело в окно. Родители были в шоке! Договорились что папа ляжет сегодня спать в комнате дочери. Так и сделали. На утро папы нигде не было. А все окно было заляпано..

Правильно. Кровью. Мама посмотрела запись. Посреди ночи опять все повторилось. Только на этот раз с папой. Дочь крепко спала. Папу швыряло по всей комнате, после чего утащило в окно. Причем все это под звуки речи этого существа. Но не просто говорило, а пело что-то вроде колыбельной, но тремя голосами вместе. Мимика у него была неподражаема. Он шевелил всеми мышцами лица сразу. После этого мама вызвала милицию.. Но все было зря. Его так и не нашли, а мама с дочерью и собакой переехали в город.

Сначала я посчитала все это глупой страшилкой, пока не прочитала еще пять историй, где под описание твари подходит одна и таже безносая тварь…
-1
 Dirago отправлено
Было ли это на самом деле или приснилось мне? Хочу ли я знать ответ...

Мне тогда исполнилось семь, как раз началась школа. Отец от нас ушёл, и мы с мамой перебрались в другой город к бабушке. Я очень боялся темноты, и мама спала в одной комнате со мной. Но мне всё равно было страшно, поэтому на ночь мама оставляла включенной маленькую лампу. В комнате создавался уютный полумрак. А мои страхи так и не уходили. Мучили кошмары, было жутко спать одному, и я посреди ночи прибегал к маме.

Я спал на детском уголке. Это такая штука — внизу рабочий стол и шкаф для одежды, над ними кровать с бортиком. Сбоку лесенка, чтобы забираться наверх. Конструкция получалась высокой, почти двухметровой. Такой, что мама даже дотянуться не могла до спящего меня. И по утрам будила меня, вставая на табурет, или просто ласково звала снизу.

Была поздняя осень — время самых тёмных ночей. Ранним утром казалось, что ещё можно спать да спать. Проснувшись ночью, я подумал, что пора вставать в школу. Я был уверен, что слышал мамин голос. И точно — мама снова тихонько позвала меня: «Котька, солнышко, вставай! Слезай, будем кушать — и в школу».

Сонный, я приподнялся в кровати и глянул вниз, ожидая увидеть улыбку на лице мамы. Но мамы там не было. Я посмотрел через бортик кровати. Мама спокойно спала.

Первым моим побуждением было слезть вниз и забраться под одеяло к ней, уснуть рядышком с ней в тепле её тела. Я уже открыл рот, чтобы спросить: «Мам, можно к тебе?» — как снизу снова послышался мамин голос: «Пушистик, иди сюда».

Но я видел, что мама этого не говорила. Её глаза были закрыты, губы не шевелились. Кожа покрылась мурашками, но со сна я испугался не так сильно. Было скорее недоумение.

Я пристальнее вгляделся в тень у изголовья маминой кровати. Там что-то было не так... Лампочка-ночник стояла на полке над кроватью мамы, в ногах. Так что сбоку от кровати была густая тень. И в этой тени я с ужасом увидел ещё более тёмное пятно. Оно походило на кляксу с размытыми краями. От пятна отходили шнуры, как щупальца. И некоторые из них тянулись к моей маме, исчезали в её волосах. По этим шнурам от головы мамы к центру кляксы бежали крохотные золотые искорки.

Когда я посмотрел вниз, моя голова оказалась над краем кровати. И клякса будто «увидела» меня. Она поползла ближе к лестнице, ведущей ко мне. Несколько щупалец потянулись в мою сторону. Меня затопил ужас, сердце словно перестало биться...

Мама застонала во сне, повернула голову. Щупальца, присосавшиеся к ней, натянулись. Клякса отодвинулась от лесенки, свободные щупальца наклонились к маме.

Я зажал рот, чтобы не кричать, и забился в угол кровати подальше от лестницы, натягивая одеяло. Я хотел броситься к маме, оторвать от неё эти жуткие щупальца, но страх сковал меня. Я плакал, затолкав в рот угол одеяла, стараясь не выдать себя всхлипами. Мне было страшно, так страшно...

Снизу не доносилось ни звука; я не знал, где эта тварь. Оно по-прежнему возле мамы или ползёт ко мне, цепляясь щупальцами за ступеньки? Чего я хотел тогда — чтобы оно забыло про меня, или, наоборот, чтобы эта штука переключилась на меня, оставив мою маму в покое? Не знаю. Я умирал от ужаса. Я боялся за маму — и боялся той твари. Меня била дрожь, я сжался под ненадёжной защитой одеяла, стремясь стать как можно незаметнее.

Ничего не происходило, и я, наверное, потерял сознание от напряжения. Когда я проснулся, уже рассвело. Полоски света пробивались сквозь бамбуковую штору. Ужас пережитого обрушился на меня с новой силой. Но я очень хотел пить, и постель была мокрой — я обмочился во сне.

При утреннем свете мне было уже не так страшно, и я решился выглянуть. Комната смотрелась привычно, никаких тёмных клякс не было, мама спала. Стакан с водой стоял на комоде, жажда стала нестерпимой — и я рискнул спуститься.

Напившись, я подумал — лечь досыпать с мамой или будить её? Ведь мы явно проспали. Школу я не очень-то любил, поэтому осторожно полез к маме — хотел лечь к стенке.

Сначала меня смутила странная неподвижность мамы — обычно она чувствовала, что я крадусь к ней, и обнимала меня, укутывала одеялом. Теперь она будто крепко спала... Прижавшись к маме, я испугался снова — она не была такой тёплой, как всегда. В страхе я стал трясти маму, звать её — без толку. Я с рёвом бросился к бабушке и деду, разбудил их.

Приехала «скорая», маму увезли. Я всё спрашивал, что с моей мамой, бабушка плакала. Потом мне сказали, что мама умерла ночью во сне.

Мне не дают покоя вопросы: что произошло тогда? Может, я почувствовал во сне смерть мамы и увидел чересчур яркий кошмар? Или что-то напало на нас — и мама удерживала «это», не давая ему добраться до меня? Не знаю.

Но я всё равно не засыпаю на низких кроватях.
-1
 Dirago отправлено
Летом 1937 года я совсем молодым парнем работал на Кировском заводе. Как-то загорелся там склад с краской. Меня и близко не было — в этот день я должен был выйти в ночную смену. Но выйти не пришлось — взяли меня почти у самой проходной и посадили в «черную марусю». Привезли куда-то и посадили без всяких обьяснений в камеру. Утром вызвали на допрос.

По вопросам следователя я понял, что против меня есть донос, будто я замышлял этот поджог, а чей — я уже догадался. Был там у нас один тип, который все приставал к моей девушке, и я однажды после работы его немножко побил. Теперь он и решил отыграться.

Я все отрицаю, следователь злится, тем более, что фактов против меня у него нет. Вдруг у него зазвонил телефон — судя по всему, его вызвало куда-то начальство. Он говорит охраннику:

— Отведи этого сукиного сына в пустую камеру, мы с ним через час разговор продолжим. Может, за это время к нему память вернется.

Охранник молча провел меня по коридору, потом по лестнице, открыл своим ключом дверь и втолкнул в камеру. Там на нарах сидел какой-то мужик и что-то писал. Зарешеченное окно в камере было замазано белой краской, я не видел, куда оно выходит, но за окном вдруг раздался протяжный пароходный гудок, а затем и музыка с проплывавшего по реке парохода. Тогда я сообразил, что нахожусь, скорее всего, в «Крестах», что как раз на берегу Невы. И до того мне стало тошно... Всего пару дней назад я с девушкой был на экскурсии и плыл мимо этого места на таком же пароходе (может, на том же самом), чей гудок я услышал. А теперь — кто знает, когда я отсюда выйду... Такая меня взяла тоска, что сжалось сердце, и в ту же секунду я почувствовал, что теряю сознание. В глазах потемнело; пошатнувшись, я инстинктивно вскинул руки, чтобы за что-нибудь ухватиться и, когда в глазах снова посветлело, обнаружил, что стою на берегу Невы и держусь за парапет. А по Неве плывет тот самый пароходик в сторону Литейного моста.

Стою, как дурак, и ничего понять не могу. Ощущение такое, как будто кто-то дал мне сильнейший пинок и выкинул из камеры. Долго я так стоял, не веря ни своим глазам, ни собственным ощущениям. Потом, когда огляделся, обнаружил, что действительно стою неподалеку от «Крестов» ближе к центру города. Вокруг пусто, в эти ранние утренние часы почти не было и прохожих. Я пожал плечами и медленно побрел к центру. Меня никто не остановил и не окликнул. Так я дошел почти до Петропавловской крепости и решил вернуться домой. Денег у меня не было — все содержимое карманов забрали в тюрьме. Пришлось часть дороги ехать на «колбасе», пока не сжалилась молоденькая кондукторша и не разрешила проехать бесплатно.

Дома я долго размышлял над тем, что произошло и что делать дальше. Паспорт тоже остался у следователя, и тут я вспомнил, что совершенно машинально запомнил номер его телефона, когда в ответ на чей-то звонок он сказал, чтобы ему звонили по этому номеру.

Тогда дома у нас, естественно, телефона не было, и я поднялся к своей соседке — матери одного из ведущих инженеров нашего завода. У них такая же квартира была отдельной, и был телефон.

Когда ответил уже знакомый голос, я назвал себя и спросил, когда мне вернут документы. Следователь спросил:

— Ты откуда звонишь?

Я объяснил.

— Стихи знаешь? Пушкина там, Некрасова... В общем, читай что угодно и ни в коем случае не вешай трубку. И не вздумай убегать, все равно найдем.

На этот раз приехала легковая машина вроде «эмки», но иностранного производства. Кроме шофера и следователя, в ней сидел еще какой-то парень в штатском. Когда следователь зашел за мной, он оставался в машине.

— Как же ты убежал? — спросил он.

Я сказал, что никуда не убегал, и рассказал, как все было.

— Знаю, — сказал следователь. — Твой сокамерник подтвердил, что ты вошел к нему в камеру и сразу же куда-то исчез.

Уже на лестнице он задержал меня и сказал:

— Вот что, парень, похоже, ты в этом деле чист, раз сам мне позвонил, а не рванул когти. Посадить я тебя не могу — вдруг ты снова такой финт выкинешь, отпустить просто так тоже не могу, поскольку ты проходишь по делу. Твое счастье, что я тебя оприходовать не успел. Так что пусть тобой ученые мужи занимаются. Только запомни — о случившемся никому ни слова, ни полслова. Отвечай только на то, что будут спрашивать, скорее на воле будешь.

И прямо из дома меня отвезли... в «психушку». Действительно, об этом случае вопросы никто не задавал, но все равно продержали меня почти неделю, а за это время нашли и поджигателя — того самого мужика, который на меня написал донос: следователь решил им заинтересоваться и выяснил, что он продавал эту краску налево, а на завод привозил бочки с водой.

Подобный случай был единственным в моей жизни, больше никогда ничего подобного со мной не происходило. Но я слышал во время войны очень похожий случай, когда молодой новобранец во время артобстрела на глазах товарищей исчез из землянки, а потом, как выяснилось, оказался в этот же день дома в Ташкенте.

Я рассказывал об этом случае нескольким ученым, но, кажется, никто не поверил. Хочется знать, есть ли еще достоверные подобные случаи, и как их можно объяснить...
-2
 Dirago отправлено
Два года назад мой приятель предложил мне общий бизнес. Он сказал, что у него не хватает денег на покупку автобуса-маршрутки, и убедил меня в том, что это выгодное дело. Всей суммы моей денежной доли у меня не было, и тогда я занял деньги у тещи и у старшего брата. В нашем городе купить то, что нам нужно, было невозможно, и Павел поехал за покупкой в другой город. Наконец он вернулся, и я, осмотрев купленный автобус, остался доволен. Мы быстро оформили необходимые документы, и работа началась.

Сами мы не водители, так что взяли водителей со стороны. И с первого же дня работы на нас посыпались беды. Чтобы вы не подумали, что я преувеличиваю, приведу примеры.

Первым несчастьем была смерть отца. Он утонул. Буквально через два дня после похорон отца с мамой случился инсульт, а через неделю она умерла от второго инсульта. Потом наступил черед бед у Павла. Сломала руку его жена, затем у тестя сгорела дача. Чуть позже нас обворовали — точнее, наш гараж. Вынесли все подчистую: колеса, запчасти, даже домкрат.

Потом наш водитель сбил человека, и мы взяли нового водителя — Николая. Через три дня работы у Николая умерла теща, а ей было всего 42. А дальше наш автобус врезался в дорогую иномарку. Николай пустился в бега, а на нас с Пашкой, как на хозяев автобуса, «наехала» местная «братва». Короче, мы продали гараж и рассчитались за иномарку.

Беды сыпались на нас, как из рога изобилия. Во время рейса умерла пассажирка. Только вошла в салон, охнула и упала. Ей было 80 лет. Могла умереть дома или на остановке, так нет, умерла именно в нашем салоне. Автобус ломался каждые три дня. Прибыли никакой не было.

Вот тут Павел и рассказал мне, что купил этот автобус у ритуального агентства. На этом автобусе возили мертвецов. Но почему это происходило с нами? Ведь мало того, что мы несли огромные убытки, так еще и стали болеть, как дряхлые старики...

Мы приняли решение продать автобус. Нашли покупателя в другом городе. Пашка погнал автобус покупателю. Перед поездкой я видел его в последний раз — на мосту случилась авария, и автобус слетел в реку. Павел погиб. У меня же до сих пор в жизни одни несчастья. Недавно у меня обнаружили рак. Я не знаю, сколько еще проживу.
-2
 Dirago отправлено
Как-то раз я позвонила подруге. Поговорили где-то полчаса. Она первая положила трубку, а я задумалась о чем-то и продолжала сидеть, слушать короткие гудки. Когда я пришла в себя, гудки уже закончились, а из трубки было слышно только тихое потрескивание. Только хотела положить трубку, как из нее начал доносится чей-то голос. Сначала подумала, что это ошибочное соединение, но тут отчетливо услышала свое имя и узнала голос — это был голос моего дедушки, который умер лет пять назад. В страхе я быстро повесила трубку и отключила телефон. Теперь всегда сразу после разговора быстро кладу трубку.
-2
 Dirago отправлено
Вечером четверга я сидел в кресле и смотрел телевизор, когда зазвонил мой телефон. Это был мой друг, с которым мы занимаемся «фотосталкеризмом» — фотографируем разные страшные места и публикуем снимки на сайте. Я взял трубку:

— Алло?

— Миха, это Лёха. Я нашел прекрасное место для нашей фотоохоты!

— Что за место?

— Это старый, давно заброшенный морг. Я нашёл информацию о нём в газете 35-летней давности. Он расположен как раз недалеко от нас.

— Позвони остальным, завтра сходим...

Я взял фотоаппарат, положил его в свой старый рюкзак и лёг спать. В пять часов вечера следующего дня мы отправились к этому моргу. Нас было четверо — Лёха, Вано, я и Серёга.

Мы пришли на место (морг находился в лесу за городом) и увидели старое полуразрушенное здание. Мы начали обследовать руины в поисках новых страшных кадров для своего сайта. В какой-то момент я наступил на ржавую цепь и позвал ребят. Мы расчистили кучку мусора, которая лежала на цепях, и увидели проход в подвал. Входная дверь была обмотана ржавыми цепями. Серёга схватил арматуру, лежавшую неподалёку, и с нашей помощью вырвал крепления, на которых держалась цепь.

Перед нами открылась дверь в тёмный подвал. Был бы я один — ни за что бы не пошел дальше, но вместе с друзьями было не так страшно. Мы включили фонарики и по двое спустились вниз. Увидели старые, вспухшие от влаги стены, вдыхали тяжелый воздух, ощущали липкое давящее чувство, но в тоже время чувствовали возбуждение и азарт.

Первой нашей жуткой находкой стала висящая на проволоке старая инвалидная коляска с каплями свернувшейся крови на сиденье. Вокруг валялись железные подносы, грязные бинты, шприцы и другой медицинский хлам.

Мы уже четверть часа неспешно осматривали помещение заброшенного морга, как вдруг раздался жуткий душераздирающий вой из глубин подвала. От него на нас напал такой ужас, что мы немедленно побежали к выходу, сломя голову. Человек так кричать не мог — встречаться с существом, издающим такие звуки, нам совсем не хотелось. Убегая, мы слышали тяжелые приближающиеся шаги существа, которое мы потревожили. Добежав до выхода, мы забаррикадировали дверь в подвал и долго заваливали ее кирпичами и прочим хламом. Нам очень не хотелось, чтобы то, что мы слышали, выбралось наружу.

Уставшие, грязные и перепуганные, мы вернулись в город, так толком и не сделав фотоотчёт. Но это страшное приключение навсегда останется в нашей памяти. Наверное, нам повезло, что мы смогли выбраться из того страшного подвала и не успели зайти в него слишком далеко...
-2
 Dirago отправлено
В Якутии есть деревня, называет Усь-Хатын. Рядом с этой деревней, примерно в километре 60 или 70 поодаль, в лесу, находится дом, по слухам там живет "Абаахы" с перевода с якутского как Нечисть, Дух, Привидение. Все люди, которые живут в этой деревне обходят этот дом. Как все вы знаете, во времена Советского Союза людям внушали, что нет ничего паранормального. Решили в Совете деревни, поехать в тот дом и разоблачить всё! Доказать людям что нет никаких привидений и духов. Взяли человек десять. Все почти солдаты, только пара гражданских, туда входил Главный секретарь, который не хотел ехать. Он вырос в этих окраинах и давно знал про этот дом, но ему придется ехать, как-никак главный секретарь, а не то снимут с должности.
Поехали они на грузовике взяли ящик спирта, для храбрости наверно, все почти солдаты с автоматами, мужики крепкие ого - го. Ну, приехали они в то место, выгрузились. Приготовившись, заходят в избу. Одна большая комната (в старину так строили). Внутри всё убрано, есть печка, стоит стол, а на нём посуда: ложки, вилки, чайник за печкой. Наши герои сперва рассмотрели дом, все дыры, все углы, ничего нету, нет никого. Что делать, нужно переночевать здесь, чтобы народ поверил. Притащили они в дом ящик спирта, начали, пить, разговаривать, шутки рассказывать, веселиться. Наступило ночь, застелили они на полу свои спальные мешки. Все уже уснули, кто храпит, кто слюни пускает.
И вот лежит второй от крайнего, не может уснуть, и чувствует, как кто-то стягивает его одеяло, тот обратно потянул к себе, лежит, лежит и тут резко с него кто-то стянул одеяло. Он быстро встал с кровати, посмотрел вокруг все спят. "Всё хватит, перестаньте, не смешно!" - думал он, что это его парни балуются. Потом с другого края встает парень: "Что такое? Не шуми - спать мешаешь". И тут на этого парня чайник из печки, на голову полетел. "Айй!! Кто кидается?!" - парень берет чайник и кидает обратно в сторону печки. И через секунд пять, чайник обратно прилетел на голову парня. Все проснулись, начался переполох. Включили фонари. Успокоились, нет никого чужого вокруг. И вдруг за входной дверью слышать тяжелые шаги, оттуда издается громкий страшный голос "УХОДИТЕ ОТСЮДА!" , открывается входная дверь, а там фигура ростом два метра в белом одеянии, нагнувшись, заходит в избу, все очень испугались.
Открывают глаза. Идут они всё по дороге, босиком, легко одетые, уже почти утро, ничего не помнят, как они здесь оказались?! ОНИ ПРОШАГАЛИ КИЛОМЕТРОМ 50 БОСИКОМ, и они ничего не помнят. Все еще сильней испугались он такого. Они что, как зомби шли по дороге?
Пришли они в деревню, всё рассказали. А вещи и оружия то там осталось. Начали просить людей вернутся туда и принести всё, за ящики спирта. Никто не соглашался. Но потом всё-таки нашли трех охотников, обещали на каждого ящик спирта.
Поехали они туда, взяли собой карабины, патроны. Приехали, встали спина к спине. Первый заходит самый старший охотник. Приготовил винтовку. Открывает дверь. Никого нет. Быстро заходят, и, не смотря, чьи это вещи, всё в охапку взяли и оттуда пулей вышли, закрыв за собой дверь.Это история самая настоящая. Дядя слышал эту историю от участника этой истории, у которого руки тряслись, и глаза от страха бегали при рассказе.
Мне даже точные координаты сказали, где это изба находиться.
-2
 Dirago отправлено
Этот кошмар случился несколько дней назад. Мой друг позвал меня в кино. Я в тот день работала до позднего вечера, поэтому билеты мы взяли на 00:20. Пошли на экшн. Наши места были в центре последнего ряда. Я знала - это места для поцелуев и была готова, друг давно на меня глаз положил.
Мы удобно устроились взявшись за руки. Впереди, через 4 ряда от нас, сидела еще одна молодая пара. Больше в зале никого не было.
Запустили рекламу, я положила сумку и куртку на сидение справа.
И тут же вздрогнула. Мне показалось, что кто то локтем толкнул меня в ребро. Друг смеялся, мол, ты чего трясешься, это же еще только реклама! Я отшутилась и он приобнял меня, поцеловав в щеку. Я вновь вздрогнула. Мне показалось, что к нам с правого входа идут люди. Я поспешила убрать вещи и сумку со своего сидения. Мой друг посмотрел в ту же, что и я, сторону, и уже с раздражением сказал:"Там никого нет! Хватит оглядываться! Успокойся!" Никаких людей там и впрямь не было, но тревога не отпускала меня.
Начался-таки фильм. Да и мы сюда не для этого пришли - не даром он выбрал последний ряд. Развернул меня к себе и стал целовать. Нам было хорошо в этом поцелуе, как вдруг я отчетливо услышала кашель прямо за спиной. Я была ошарашена, т.к. взади никого не было! Пусто.
- Ты слышал?
- Нет, прекрати, - он снова стал целовать меня, не давая сказать ни слова.
Мы отвлеклись друг от друга и продолжили смотреть фильм.
Что-то меня насторожило. Я не могла понять что. В зале стало как-то пусто, чего-то не хватало. Ну конечно - парочки сидящей перед нами.
Странно, и когда они успели выйти. Я улыбнулась - это было вполне нормально - не заметить их уход в момент такого поцелуя.
Вдруг картинка на экране замигала и потухла. В зале стало совсем темно и я почувствовала, как крепкие объятья друга буквально тают.
Я позвала его - тишина. Мой голос эхом прокатился по залу.
На экране появилось изображение. Многолюдный незнакомый мне переулок, суета, как перед рождеством, много спешащих людей, снег, фонари и одиноко стоящий мужчина в черном плаще и шляпе посередине дороги. Люди двигались в убыстренной съемке, а он просто стоял на месте.
Я от страха не чувствовала ног. Мне сейчас просто не передать те ощущения.
И тут мне снова показалось, что справа по направлению ко мне идут люди. Тут я не ошиблась. Ко мне действительно направлялись двое - девушка и парень. Я схватила сумку и куртку и положила к себе на колени. Снова вздрогнула, увидев, что на месте, где пару минут назад сидел мой друг, сейчас сидит этот человек из экрана в чёрном плаще и в чёрной шляпе . Я не могла пошевелится и как будто оцепенела, во рту был ком, и я начала задыхаться ! Через мгновенье человек в шляпе исчез. Я сидела одна в пустом зале. Я просто сидела и тихо плакала. Я не понимала что происходит, придумала кучу вариантов, от того, что это розыгрыш, до того, что это сон.
Мужчина на экране снял шляпу и, бросив ее прямо в зал, улыбнулся.
Снова стало темно.
А потом меня ослепила какая-то вспышка.
Я очнулась дома, утром. Позвонила другу и он сказал, что ни в какое кино он меня не звал! Неужели это был сон?!
Я перекрестилась и пошла на кухню попить воды.
Проходя мимо вешалки в коридоре, я увидела лежащую на полке черную шляпу.
-2
 Dirago отправлено
Время уже перевалило за полночь, когда вдруг я услышал стук во входную дверь. Это событие уже само по себе необычное: во-первых, друзей у меня нет, а родственники живут в другом городе, а во-вторых, зачем стучать в дверь, если есть звонок?.. Подумав, я решил не открывать дверь.

Тем временем стук повторился (и, как мне показалось, он был громче предыдущего). Я надел наушники и стал слушать музыку, чтобы не слышать его. Где-то минут через 15 стук стал таким громким, что стал пробиваться через музыку. К нему теперь добавился скрежет, будто кто-то КОГТЯМИ скреб о мою металлическую дверь. Покрывшись холодным потом, я пошёл к двери, успокаивая себя тем, что это просто какой-то пьяница перепутал двери и хочет вломиться в квартиру. Я был очень напуган. Голова кружилась, в глазах помутнело. По дороге я включил везде свет и прихватил биту, которая стояла в прихожей как раз для таких случаев. Подойдя к двери, я выкрикнул что-то нецензурное, советуя ночному посетителю убраться. В ответ раздалось невнятное мычание и бормотание.

Я не стал смотреть в глазок и тем более открывать дверь — вместо этого пошёл к телефону и вызвал милицию, сказав им, что кто-то пытается высадить мою дверь. К тому времени, как они приехали, шум за дверью уже стих, но я всё равно боялся открыть дверь. Они зашли, составили протокол, потом вышли, что бы ещё раз посмотреть на дверь. Одного взгляда хватило, чтобы понять — дверь придётся менять: вмятины размером с кулак и длинные глубокие царапины были весьма красноречивы.

Сделав пару снимков, милиционеры уехали, оставив меня наедине с испорченной дверью. Спать в ту ночь я не ложился. Вспоминая тот случай, я сейчас радуюсь, что не посмотрел тогда в глазок.
-2
 Dirago отправлено
После летних каникул мы с группой всегда собирались 30 августа, чтобы заранее нагуляться перед учебным годом.

Травим байки про летние каникулы, где кто был и что кто делал. И вот наша староста как заплачет навзрыд. "Что с тобой?"- спрашиваем. И она рассказала нам...

В июне у нее умерла лучшая подруга, попала под машину, за рулем которой был пьяный водитель. Хоронили в "закрытом" гробу. Саша (староста группы) была на похоронах. Много плакала, и, когда пришло время в крышку вбить гвозди, не выдержала мама погибшей, подбежала к гробу, крышку отодвинула и положила дочке ее сотовый телефон со словами: "Звони, доченька, звони..." Маму успокоили, похороны завершились.
Через несколько ночей в квартире Саши раздался телефонный звонок, сквозь сон, еле открыв глаза, она увидела на телефонном определителе номер погибшей подруги, их веселое фото в обнимку, которое Саша поставила ровно за день до гибели подруги! Сон как рукой сняло, о том, чтобы ответить, и речи не было... А на часах 3 ночи! Все время Саша плакала, стала нервной и раздражительной, ночами не спала... Но телефон молчал... Через недельку-другую все стало казаться бредом, и что, скорей всего, ей просто померещилось. Как снова ночью растревожил звук сотового телефона... И снова этот номер! Снова страх. Саша пошла к маме покойной и рассказала о случившемся. Та, как ни странно, обрадовалась, расплылась в улыбке и предложила оставить сотовый у нее хотя бы на одну ночь. Саша так и поступила. А на следующий день, тетку уже забирала скорая с сердечным приступом! Мама подруги ничего не говорила, только странно улыбалась на носилках скорой. Сашка посмотрела в журнал принятых вызовов и ужаснулась! 3 минуты - было время разговора по тому номеру... Саша решила срочно сменить номер. Пошла в сотовую компанию. Спросила, через какое время номера, которыми не пользуются, блокируются и перепродаются. Ей сказали, что только через год минимум, политика компании. Тогда бедняга сделала распечатку вызовов на свой номер... и действительно, на телефон 3 раза поступал входящий вызов с того самого номера, который был похоронен!
-2
 Dirago отправлено
Наша деревня находилась в паре километров от города, да и сами мы тогда жили в малонаселенном поселке, а в Старую речку ездили к бабке Стасе, завести кое-какие продукты, да и справиться о ее здоровье в целом. В тот вечер наш старая волга глохла раза три, и отец все время причитал о том, что в пятницу 13 всякое может случиться. Мы с мамой хихикали, а младшая сесренка все время смотрела на дорогу с какой-то взрослой тоской в глазах. Я никогда еще не видел Анжелку в таком состоянии, но приставать к ней не стал, пусть смотрит себе, что там впереди - темень кромешная, ни одного фонаря. Проехав еще пару минут, мы снова встали, на сей раз по весьма объяснимой причине, заднее колесо зарылось с головой в глину и бурчало из последних сил, выплевывая из-под себя комки грязи. Пока отец пытался вытолкнуть машину, мне было велено сторожить мать и сестру, и не смотреть, чтобы дальний свет не мерк, что часто случалось. Я пересел на отцовское сидение, понимая, что такими темпами мы вообще никуда не уедем, и следил за бездвижной дорогой, как вдруг ни с того ни с сего, впереди, появилась освещенная фигура человека. Точнее, женщины, преклонных лет. Подойдя ближе к нам, нам стало отчетливо ясно, что это наша бабка Стася, вся лохматая, сухая, бледная, ноги у нее были босые, но на удивление не грязные. Она смотрела на нас своими блеклыми серыми глазами, а потом начала плакать. Мы секунды две сидели в оцепенении, ну а потом естественно, попытались выбраться из машины, чтобы усадить бедную старуху к нам, какого черта она делала в лесу на пол пути от деревни, не ясно. Но факт в том, что двери как по злой шутке заклинило, и как бы мы не кричали, отец нас словно не слышал. Так прошла мучительная минута, а она все стояла и смотрела на нас. После чего, фары мигнув пару раз выключились, и в этой кромешной тьме было сложно что-либо различить. Когда отец уселся в машину, нас било мелкой дрожью, потому что после того, как мы двинулись с места, никого на дороге уже не было. Но мы все втроем знали точно, это была наша бабка. В деревню мы торопились как могли, вдруг старуха потерялась и бедная не может сейчас найти дорогу. Но самое страшное было впереди. По приезду, местные жители сообщили нам, что наша бабка, вот уже как три дня мертва. Она умерла в своей постели, и последнее, что она хотела, это увидеть свою семью. В пятницу 13-е может произойти всякое, и теперь я точно в этом уверен. Приходила ли она попрощаться с нами, или же это был немой укор, что мы не успели. Я не знаю. Но осадок от той ночи не покидает меня и по сей день. Не забывайте своих стариков, быть может мертвые, скучают по нам больше, чем мы по ним.
-2
 Dirago отправлено
Моя дочь умирала долго, мучительно. Болела она больше года, денег на дорогие лекарства и хороших врачей нам было неоткуда взять. Отец Ванечки давно бросил мою дочь и где сейчас находился, мы не знали.
Утром Полина стала тяжело и шумно дышать. Я вызвала скорую в надежде, что они что-то ей вколют, чтобы прекратить её страдания, но увы, врачи дали неутешительный вывод: дочь умирала. Всё, что они могли сделать в этом случае – вколоть наркотический препарат, чтоб ей стало легче. Но она сама отказалась. Бригада так и уехала, сказав у двери, чтобы в следующий раз вызвали зафиксировать смерть. И я осталась одна с моим внучком, которому было 4 года, и моей умирающей дочерью. Один на один с горем и безысходностью.
Поля была в сознании и на какое-то время теряла его. Но она хотела находиться в ясном уме и быть с нами. В тот день она тихонько, слабым голосом благодарила меня за всё. Нет, она не боялась смерти, она боялась оставить своего сына одного без матери.
Поля неистово боролась за каждую минуту своей жизни. И тут она позвала меня. Еле улыбнувшись бледными губами и посмотрев над собой, она поставила меня перед фактом, что за ней уже пришли. Мои ладони похолодели, по спине покатилась струйка холодного пота, а Поля улыбалась кому-то незримому в пустоту, тяжело вздохнула и её впалая грудь перестала вздыматься от ударов сердца. Я склонилась над дочерью, сотрясаемая рыданиями, и даже не заметила, как в квартиру вошла соседка с моим внуком. Ванюша ошарашенно смотрел на эту жуткую картину и вдруг, ткнув пальчиком в воздух, изрёк: «Бабушка, чего ты плачешь, мама вон там, над тобой стоит!» Я постаралась собой заслонить бездыханное тело дочери от взгляда Ванюши, но поняла, что не получилось: шустрый внук уже успел разглядеть, что на кровати лежит тело его матери. Удивлённо глядя то на постель, то в воздух, Ваня совсем ничего не понимал и залился слезами, соседка охая и крестясь увела ребёнка из комнаты. Тогда я почувствовала некое дуновение, пронёсшееся мимо меня, и по затылку поползли мурашки.
На услуги морга у нас не было денег, и гроб стоял дома. Полину мы одели в её некогда свадебное платье. На себя при жизни моя дочь совсем похожа не была – в гробу лежала какая то остроносая кукла серо-жёлтого цвета с впалыми щеками и резкими чертами лица. Болезнь сильно изменила её за год, а смерть и вовсе до неузнаваемости исказила её образ.
В первую ночь мы с Ванюшей и соседкой решили прилечь у нас в комнате, надо было выспаться, завтра предстояло решать много дел. Я быстро уснула. Но ближе к утру меня разбудили какие то неясные звуки, похожие на пение. Ванюши рядом со мной не было, я испугалась, разбудила соседку. Она также услышала звук голоса, и похоже, что доносился он из комнаты, где стоял гроб. Набравшись мужества и включив свет, мы вышли и позвали Ваню. А когда открыли дверь комнаты с гробом, то похолодели от жути: Ванюша в обнимку с мёртвым телом матери спал в её гробу. Сердце моё кольнуло, соседка закричала, Ваня проснулся и, вопросительно посмотрев на нас, спокойно произнёс: «И что вы тут раскричались? Мне мама колыбельную пела, я уснуть без неё не мог. Это она меня позвала в свою кроватку.» …
Прошло уже 10 лет после той страшной ночи, мы с соседкой не раз обсуждали увиденное нами, списывали на усталость, на фантазию, на горе. Но Ванюша смутно, но вспоминает, как ночью слышал его любимую колыбельную и как мама нежно обнимала его, когда он заплакал. По сей день моему внуку, когда ему страшно или грустно, снится его мама, которая с нежностью утешает его.
-2
 Dirago отправлено
Буквально вчера Артур мне рассказал занятную историю. Вроде бы ничего такого, но как представлю себя на их месте, жуть берет. Все таки этот случай мог и по другому закончиться.

С его слов.

У меня есть друг - Зяблик, добрейшей души человек. Поможет всегда и во всем, если только в его силах. Дружим много лет. Знаем друг друга хорошо. Бывает, продолжаем мысли друг друга или говорим их подряд. В итоге может получится несуразная чушь, а может и что-то страшнее. О втором расскажу.

Мы ехали на его машине домой. А ехать около часа. Ну что копеечку не заработать, подобрали двух женщин, на вид которым было лет по 45. Сели они на заднее сидение и мы поехали. В машине негромко играла музыка. Тут я слышу, что эти две женщины что-то говорят, смеются, обсуждают. Я делаю звук тише и начал диалог, который не предполагался ни мной, ни моим другом. Мы разговариваем, но не смотрим друг на друга. Точнее, я-то на него бросаю мимолетные взгляды, а он едет, уставившись в тьму дороги.

- Ну че, брат, нужно что-то решать, так просто не оставишь...
- Думаешь, нужно?
- Конечно. В прошлый раз мы медлили.
- Да, вот это и есть главная ошибка.
- Я думаю, лучше в степь.
- В степь?
- Ну да. Подальше заедем, да и закопаем.
- Почему бы не в реку?
- В реку палево, нужно тихо.
- А ты лопаты взял?
- Ну да, в багажник же положил.
- Ну, хорошо.

Я чуть прибавил музыку. А женщины сразу притихли и до самой остановки я не слышал ни звука от них...
-2
 Dirago отправлено
Помнится, в далеком детстве я до смерти боялась "чудовища", который приходил ко мне во сне. Я не видела его лица, оно было скрыто большим черным капюшоном. А вот остальное я разглядела, к несчастью, у меня было на это время целых пять лет. Он всегда был в черном плаще до пола, руки протянутые немного вперед, пальцы длинные, на них такие же длинные острые, загнутые к низу, пальцы. Я не знаю, почему он внушал мне такой панический страх, ведь он просто стоял, не шевелился, не произносил звуков. Но один его вид заставлял меня просыпаться по ночам от собственного крика.

Но со временем он оживал и в течении пяти лет он уже в совершенстве овладел свои телом. Да, это звучит странно, но поверьте только так можно описать эти происшествия. Он сначала не шевелился, был немым изображением, но потом стал двигать руками, сначала пальцами, потом делал шаги. Он попытался снять капюшон, но мама меня разбудила. После неудачной попытки показать мне свой лик, он исчез из моих кошмаров.

Прошло более 15 лет. Я уже и забыла о его существовании, но на прошлой неделе он снова потревожил мой ночной покой. Он так же стоял, не двигаясь, беззвучно протягивал ко мне свои отвратительные руки. И тут он пошевелил пальцами руки. Я вскрикнула и проснулась.

Всё утро в универе я была сама не своя. Он приходил ко мне во сне только ночью, пока. Мало ли что может выкинуть это чучело? Я боязливо озиралась по всем темным закоулкам и коридорам. Страх снова сковывал мои движения, как когда-то в далёком детстве.

Вечером перед сном я решила выпить снотворного, авось поможет. Ну выпила, как полагается по рецептику и заснула как младенец. Я спала спокойно до самого утра. Но на следующую ночь лекарство уже не помогло, он снова не дал мне уснуть.

Я подумала увеличить дозу, но боялась переборщить. Тогда я решила не спать вовсе, но во всех темных углах мне мерещилась его фигура. Я как полоумная носилась по квартире, включая везде свет. Я даже в кладовке на каждую полочку поставила зажженную свечу. Но за окном стояла ночь и в каждой тени дерева я видела его. Я наглухо задернула шторы, закрылась на все ключи, закуталась в одеяло с головой, держа в руках мобильник, чтобы и под одеялом было светло и ждала рассвета.

Но через три дня таких мучений он стал являться ко мне и при свете ламп и свечей. Я кричала на весь дом, просила со слезами на глазах, чтобы он оставил меня в покое и ушел, но тщетно. Он стоял в метре от меня и протягивал руки, из-под его капюшона лился серый, холодный, безжизненный свет.

Он не уходил часами, стоял с протянутыми руками и сводил меня с ума. Он с каждым разом как будто оживал, то рукой шевельнёт, то опустит их, чтобы через несколько мгновений снова их поднять. Так проходила каждая ночь. Я уже две недели не ходила в универ, сидела дома и с ужасом ждала наступления темноты.

Но вот однажды я как всегда умывалась в ванной и услышала скрежет, будто по стеклу ногтями скребут. Я замерла на месте, боясь поднять голову, потому что зеркало находилось прямо перед раковиной. Но я всё таки пересилила себя и, медленно поднимая глаза, взглянула в зеркало. Мои зрачки стали шире глазниц - на зеркале было выцарапано послание: "ПОСМОТРИ МНЕ В ГЛАЗА". Я с криком унеслась в свою комнату и спряталась под одеяло. Не знаю, почему я решила, что оно меня спасет. Просто с детства я считала одеяло своим убежищем от злых существ.

Я просидела наверное часа два. Потом я вылезла из одеяла и на подкашивающихся ногах поплелась на кухню попить воды, в горле стоял ком. На кухне было тихо и спокойно, я налила себе в стакан воды из-под крана и вернулась в комнату.

Я пыталась найти в интернете что-то похожее на мою историю, но как только я доходила до места, где указывалось как от этого спастись в комнате гас свет и я с криками залезала снова под одеяло.

Вот уже вечер. На часах 21:46. Я трясусь от страха, жду его. Вот он пришел. Я снова плачу, но уже не от страха, а от того что всё повторяется как в детстве. Только теперь нет мамы, которая меня разбудит. Он снимет капюшон и мне придется посмотреть.

Я крепко зажмурила глаза и закрыла их ладонями. Но тут я почувствовала ледяное прикосновение к моим рукам. Оно не было грубым, но оно было настойчивым. Мне не хватало сил ему сопротивляться. Он убрал мои руки и я ощутила его холодное дыхание на моих щеках, он заглядывал в мои закрытые глаза. Я знала, что долго так не протяну. Когда-то мышцы не выдержат и я увижу его лицо.

Я тихо, очень тихо прошептала: "Я не хочу открывать глаза..."
-2
 Dirago отправлено
Катя была странной девочкой. Не то чтобы совсем ненормальной, но что-то странное в ней точно было. Катя обожала прогулки по кладбищу, ночью она не спала, а открывала окно и смотрела туда очень долго, днём не играла с девочками из двора, а со своей любимой игрушкой - маленькой куклой "Брац". Ей было 14. Забыла сказать - Катя была приёмным ребёнком. Приёмные родители были не злые, а наоборот - любили Катю, но среди них она чувствовала себя одинокой. Она совсем не знала свою маму, а мачеха говорила, что когда они с её отчимом ходила по кладбищу, около одной из могил они нашли новорождённого ребёнка с куклой "Брац".

Сама кукла была очень странная. Не думаю, что Вы когда-нибудь видели её в магазинах. Она была в 2 раза больше простой куклы, из одежды у неё было только белое платье с длинными широкими рукавами, без воротничка, само оно было длинное и просторное. Волосы были светло-золотистыми длинными и распущенными. Губы почти белые, глаза зелёные. Катя была очень похожа на куклу, только губы у неё были розовыми. Родители водили Катю по психологам, но все говорили, что девочка абсолютно нормальная.

Катя не играла во дворе не только из-за своих "странностей". Дети думали, что она ведьма или оживший мертвец и побаивались её, а если находились смельчаки, они гнали Катю прочь. Однажды начали происходить странные случаи. Один мальчишка во дворе, увидел, что Катя сидит на скамейке и играет с куклой. Он решил, что она призывает какого-то духа, чтобы уничтожить город и начал кидать в неё камнями. В результате он попал девочке в висок и оттуда начала течь кровь, а мальчишка подбежал к Кате и начал бить её огромным камнем по животу. Катя умерла бы, если бы её мама не выглянула в окно, чтоб позвать дочку обедать.

- Он побил Катю! Как он посмел?! - призрак витал взад-вперёд по кладбищу, - Как он посмел прикоснуться к ней?! Но он поплатится! - призрак резко остановился и глаза его загорелись, - Поплатится! - над кладбищем стояла ночь и призрак вылетел оттуда и полетел по ночным улицам.

Вот его дом. Она влетела в окно. Вот он, лежит на кровати. У неё скользнула мысль. Тогда вылетела во двор и набрала камней. Снова в его квартире. Будет нехорошо, если он закричит. Она оторвала от своего длинного платья кусок и завязала мальчишке рот. Призрачная девушка (ну или чуть старше) отлетела на несколько метров и бросила первый камень. Она попала ему в живот - он проснулся. Она улыбнулась и продолжала кидать в него камнями. Он корчился и стонал. Какое удовольствие! Наконец всё его тело было в синяках и кровоподтёках. Наконец она кинула большой камень ему в голову. Он пробил её. Он больше не шевелился. Она улыбнулась и уплыла обратно на кладбище. "Больше он не тронет Катеньку" - думала она, садясь на свою могилу.

Катя проснулась. Вчера ночью она гораздо дольше обычного вглядывалась в окно. Тело болело, а голова просто разрывалась от боли. Она вышла из комнаты, достала из маленькой кроватки куклу и пошла на кухню.

Тут она услышала голоса родителей. Тогда она прижалась к стенке и подслушала разговор:
- Помнишь того дрянного мальчишку?
- Того, что обидел Катю? Чтоб чёрт его забрал!
- А ведь забрал.
- О чём ты, дорогая?
- Сегодня его нашли мёртвым в постели.
- Неужели?
- Да. Его забросали камнями. Никаких улик. Только одна.
- Какая же?
- У него рот был завязан кусочком белой материи. У куклы Кати такое же платье. Ну, такое случилось, ты не представляешь!
- И что же случилось?
- Та ткань была необычной. Лёгкой, тягучей, почти прозрачной. Когда милицейский взял эту ткань - она обратилась в дым!
- Ух, ты!
- Да, знаю.

Тут Катя вошла в кухню, родители разом замолчали. Катя позавтракала и вышла во двор. Все дети шарахнулись от неё. Дело в том, что они думали, что это Катя убила того мальчика. И была в той компании одна девочка - Даша. Она очень сильно дружила с тем мальчикам и по слухам даже была в него влюблена. И она собрала 2-3 девочек вокруг себя и решили они вместе отомстить Кате.

Вечером мачеха попросила Катю вынести мусор. Катя взяла пакет и пошла к помойке. А между помойкой и домом, в котором жила Катя был ещё один маленький заброшенный сарайчик. Прошла Катя мимо него выкинула мусор и обратно домой пришла. А тем временем у сарайчика...

Даша и её подружки решили, что на Катю лучше напасть ночью. Они встретились около сарайчика и спрятались за ним. Компания взяла с собой спички, верёвку, иголки и скотч. Они решили затащить Катю внутрь и там издеваться над ней. Вот и она. Катя выбросила мусор и как раз проходила мимо сарайчика. Они уже хотели наброситься не неё, но тут дорогу им преградил призрак!..

Она сидела на могиле и вспоминала, как расправилась с тем мальчишкой. Тут она что-то почувствовала! Страх! "Катя" - взорвалось это имя в голове призрака. Тогда она пулей вылетела с кладбища! Она не знала, что её ведёт, однако знала, что это правильный путь. Да, она была права. Вон компания каких-то девчонок. И предметы у них в руках не сулят Кате ничего хорошего. А вот и Катя! Она уже почти подошла к сарайчику! Призрак ринулся вниз. Они не посмеют сделать этого! Она уже почти спустилась на землю и преградила девчонкам путь. Все рухнули в обморок. Тогда она затащила их в подвал. На минутку она выглянула наружу. Катя зашла в дом. Вот и хорошо. Тогда она нырнула обратно. Сначала связала пленниц, потом заклеила всем скотчем рот. Затем она начала втыкать в них иголки. Они очнулись, попытались закричать, однако всё без толку. Им было больно, они стонали. Затем призрак зажёг спички и кинул в девчонок. Они горели так красиво! Просто прелесть. Вот, наконец они умерли. Будут знать! Она просочилась сквозь стенку сарая и полетела назад, к кладбищу.

Катю никто не обижал. Все боялись. А Кате было всё ровно. Она понимала, что её кто-то оберегает, кто-то родной и ей становилось легче на сердце. И ещё она заметила кое-что. Ей казалась, что её кукла начала оживать! Часто, когда даже у Кати были холодные руки - кукла была тёплой, иногда кукла слегка качала или мотала головой, а глаза были живые. Однажды кое-что случилось.

- Я так скучаю по Кате. - сказало само себе приведение. - Мне так одиноко без неё. Она живая, а я мёртвая. Но она будет со мной! - идея просочилась в голову призрака. - Она умрёт. Быстро и безболезненно. Она и не заметит, как умрёт. И она будет со мной. - призрак вылетел с кладбища.

Вот окно в Катину комнату. И кукла спит в кроватке. Улыбка скользнула по прозрачному лицу. "Она до сих пор хранит мой подарок", - подумала она и снова улыбнулась. Она влетела в окно и подошла к кукольной кроватке. Наклонилась и что-то прошептала кукле. Та едва заметно кивнула. Призрак улетел обратно.

Кате снился сон, будто она проснулась. Всё в комнате как обычно, но её любимой куклы нет в кроватке. Катя оглядела комнату. И увидела, что её кукла сидит на столе. Тут её ротик открылся и она сказала:
- Скоро твоя мама заберёт тебя. Ты ведь хочешь к своей настоящей маме?
- Конечно! Я так хочу этого! - воскликнула Катя.
- Скоро твоя мама придёт и заберет тебя. Ты ведь знаешь, как она это сделает?
- Да.
- Ты не боишься смерти?
- Нет.
- Тогда жди... - после этого Катя проснулась.

Гребнёва начала беспокоиться за свою приёмную дочку. Она стала какой-то бледной неразговорчивой и всё время странно улыбалась. Она стала чаще обычного таскать с собой ту странную куклу.

На следующий день всё стало хуже. Теперь Катя не только повсюду носила эту "странную куклу", но и шепталась с ней! Родители водили её к психиатру, но это не дало результатов.

Катя легла в кровать. Кукла незаметно шепнула ей: "Сегодня ночью". Катя ждала эту ночь с нетерпением и со страхом. Но вот, наконец, то пришла ночь. В 03.03 в отрытое окно задул ветер. Прохладный и таинственный. А вместе с ним, что прозрачное и лёгкое! Катя вгляделась и поняла, что это призрачная девушка лет 20.

Она улыбнулась и сказала:
- Привет, Катенька.
- Мама?
- Да, это я. Я так соскучилась! - призрак подлетел ближе,
- Я тоже скучала, мама!
- Сегодня ты станешь такой же, как я. - в руке призрака блеснул нож.
- Хорошо. - Катя взяла нож и воткнул его себе в грудь.

Гребнёва услышала какой-то разговор из комнаты Кати. "С кем Катя может разговаривать?" - подумала Гребнёва и пошла в комнату приёмной дочки. О, ужас!
-2
 Dirago отправлено
Хочу поделится с вами историей ,которая произошла со мной.Обычно я частенько остаюсь дома одна т.к мои родители работают в ночную смену. Сделав все уроки,посмотрев телевизор я решила посидеть в ВК…Прошел час,два. Смотрю на часах 00:32..Пора спать,ведь завтра рано в школу. Легла и снится мне сон будто я моя подруга и два моих друга возвращаемся домой с кино,мы вчетвером ходим частенько в кино…И где-ночь на дворе.. И снится дальше два друга мои пошли в одну сторону, а я и моя подруга в другую. Навстречу вышел горбатый дед,и дальше моя подруга толкает меня на него и я падаю.. Вообщем проснулась от ужаса..На часах 2 часа ночи…Я в ужасе..Слышится по дому шорохи…На улице ветер сильный,мне стало тоскливо и страшно.Тут внезапно загорелся телефон,пришла смс пополните счет и т д. Телефон светится и видны силуэты.В горле ком.Решила попить водички,кое-как встала пошла на кухню.А у нас окно на кухне очень большое и жалюзи.В этот день я их не закрывала. Видны были деревья и ветер сильный. Попила водички и бац посмотрела в окно,а там этот горбатый дед стоит. Минуты 2 я не смогла пошевелится,дверь в кухню медленно стала закрываться. Стою блин и смотрю на него. Выбежала в спальню включила свет и сижу,не знаю,что делать. Звоню лучшей подруги,она мне какого черта 2 часа ночи и выключила. Посмотрела в окно и опять он стоит, дед горбатый. Кое-как уснула. 6 часов утра выскакиваю во двор,а там моя собака лежит мертвая с перерезанным горлом…..До сих пор не могу забыть эту историю…
-2