12

Суд: день второй.

С началом публикаций можете ознакомиться здесь: Голуновщина по-деревенски

и здесь:

Голуновщина по-деревенски. Суд: день первый.


Второй день судебного заседания начался с допроса свидетеля Сариева.

Того самого, который ни разу не был допрошен в ходе следствия и, казалось бы, просто не интересовал следователя.

Буквально с первых слов стало понятно, по какой причине этот свидетель был следствием проигнорирован.


По словам Сариева, ночью его вместе с супругой позвал на улицу участковый.

Когда они подошли к месту задержания, сотрудники полиции сказали им, что будут изымать у Александра коноплю. После чего, откуда-то, на уровне талии задержанного, достали свернутый в «колбасу» пакет оранжевого цвета, из которого что-то сыпалось. Освещение было плохое, поэтому он ничего не разглядел. Содержимое пакета не видел.

Позже все проследовали в здание сельской администрации. Он и супруга не стали дожидаться, когда сотрудники составят все документы, просто расписались там, где им сказал сотрудник, и ушли домой.

В осмотре пустыря он не участвовал и не видел, чтобы Александр показывал место, где нарвал коноплю. Не слышал он и каких-либо пояснений от Александра по поводу изъятого пакета.

Знает Дингеса как соседа уже 30 лет и никогда не видел, чтобы он курил, и, тем более, употреблял наркотики.


Как мы видим, показания понятого Сариева создают еще большие сомнения в законности действий сотрудников полиции.

Во-первых, совсем не понятно, откуда сотрудники могли знать, что будут изымать именно коноплю, когда сообщали об этом Сариевым.

Во-вторых, получается, что протоколы осмотров дописывались уже без участия понятых. Сами понятые, фактически, в осмотре пустыря не участвовали.


Да и не было смысла в этом осмотре, потому как никакой конопли там в помине не было.

Это подтвердил в ходе допроса глава сельской администрации Авдеев.


По его словам, после возбуждения дела, к нему поступило требование следователя об уничтожении дикорастущей конопли в том месте, где её, якобы, собирал Александр.

Однако при обходе этого участка установлено наличие лишь крапивы и лопухов. Конопли не обнаружено.


Авдеев лично знает Александра и никогда не замечал последнего в чём-либо предосудительном. Уверен, что дело «шито белыми нитками».


Отсутствие у Дингеса склонности к дурманящим вещества подтвердили и другие свидетели: председатель совета ветеранов Федоренко, директор сельского дома культуры Ларина, а также художественный руководитель этого учреждения Андросова, каждая из которых знает Александра с детства и исключительно с положительной стороны.


Напомню, что по версии обвинения, ночью 13.03.2019 Дингес недалеко от своего дома на пустыре собрал коноплю, сложил её в найденный там же пакет, после чего отправился гулять по ул. Мира, где и был задержан стражами правопорядка.

Но, как мы видим, к настоящему моменту обвинение даже не удосужилось представить доказательств тому, что Александр вообще является потребителем наркотиков.


Вот еще несколько интересных нюансов этого дела:


- основанием для задержания Дингеса послужил анонимный звонок о том, что некто собирает коноплю на пустыре. Однако в суде один из сотрудников заявил, что ему по телефону всего лишь пожаловались на неизвестного, гуляющего за домом.

Достаточно странно, что целых три участковых на двух автомобилях поехали проверять эту информацию. Тем более, что один из свидетелей обвинения полностью опровергнул показания сотрудников об анонимном звонке;


- Дингес утверждал, что сотрудники его избили и подкинули наркотик.

Заведующая фельдшерским пунктом Сариева (участвовала в ходе досмотра Дингеса) отказалась освидетельствовать Дингеса на наличие повреждений, когда он к ней обратился после задержания. При этом Сариева подтвердила в суде, что видела у Дингеса телесные повреждения;


- полицейские сначала отрицали, что применяли к Дингесу насилие, но позже, в суде, сообщили, что в момент задержания Дингес упал вместе с одним из сотрудников на землю.

Один из свидетелей опроверг эти показания, сообщив, что на земле лежал только Дингес, а сотрудники стояли рядом;


- в суде было установлено, что сотрудники не стали делать смывы с рук Дингеса для исследования на предмет наличия следов наркотика, хотя такая возможность имелась.


Продолжение следует.

Аудиозаписи заседания будут опубликованы позже, в комментариях.

Найдены возможные дубликаты

0
В следующие минуты, Александр успел ощутить недоумение, боль, страх и безысходность.

Верю! Верю!