9

Однажды с Тяпой: Протест

Предыдущая история: Разочарование


8. Протест


Однажды с Тяпой случился Протест. Нормальный такой подростковый Протест, когда-то и это случается. Тяпа специально протестовать не особо любила, оно как-то само получалось. Сначала книжки на уроках читала – потому что иначе скучно было, а не в знак протеста против урока, но не все верили. Или отказывалась учебники носить, аргументируя тем, что учебников соседа по парте ей вполне достаточно, а тяжести поднимать вредно. Сосед не возражал – он учебники таскал, а Тяпа ему на контрольных помогала и списывать давала. Сплошное разделение труда и взаимовыручка. Только Тяпе это с рук обычно сходило, а другим не всегда, вот злые языки и говаривали, что выпендривается много.

Иногда Тяпа и в самом деле была не прочь помочь сплетникам. Репутация эксцентричной особы ещё ни одной Творческой Личности не навредила, а к Тяпе период ощущения себя этой самой Личностью уже приближался. Однажды одна учительница возмутилась, что Тяпа желает отвечать за всех сразу и всегда, никому руку поднять не даёт. А если и даёт, то в это же время с соседом по парте болтает.


- Тебя бы, - сказала учительница, - под парту посадить, руки-ноги косичками связать, а рот очками заткнуть. Чтоб не мешала!


Тяпа и послушалась. Косичек на связывание, правда, не хватило, так что она учебник взяла и удалилась с ним под парту. Там до конца урока и работала. Учительница подумала, не предпринять ли какие-то дисциплинарные меры, но решила, что так даже спокойнее – болтать и руку тянуть из-под парты неудобно – и оставила всё, как есть.


Но всё-таки Тяпа понемногу росла, взрослела, и наступил момент, когда выделяться сидением под партой стало как-то несолидно. Всем известно, что пик внутренней взрослости приходится лет на четырнадцать. Потом, видимо, какой-то регресс начинается – никогда больше человек себя таким взрослым и самостоятельным не чувствует, а к сорока многие и вовсе начинают о постаревших мальчиках и девочках рассуждать. Тяпа над этой проблемой ещё не задумывалась, поскольку до сорока было слишком далеко, а вот мне не раз эти метаморфозы приходилось наблюдать.


Тяпа же чаще размышляла о главном почти для каждого тинейджера парадоксе: почему тебя, такого взрослого, мудрого и всё понимающего, «настоящие» взрослые считают несмышлёным сопляком?


Волновало это и окружающих взрослых. Учителей, например. Только они как-то совсем иначе на эту проблему смотрели. Так или иначе, тема подросткового Протеста почти на каждом уроке поднималась. Заметит русичка на уроке литературы двоечника Санька, удобно расположившегося на пустующих партах галёрки и начинает отчитывать:


- Некоторые протестуют словом, произведением, а ты, Василевский, протестуешь тем, что ноги задираешь, чтобы тебя не спрашивали!


А Саньку Василевскому, конечно, хочется, чтобы его не спросили, но ноги на стол он сложил совершенно не поэтому.


Тяпа ноги на стол не задирала. Она же культурный человек. Пирсингом или зелёными волосами ей тоже обзаводиться совершенно не хотелось. Демонстративным игнорированием учёбы в её школе и вовсе было сложно кого-то удивить. К отличным оценкам, книжкам на уроках и даже попыткам спеть все уже как-то попривыкли. Эпатировать стало практически нечем. И тут Тяпе подарили джинсы.


Джинсами тоже давно было никого не удивить. Но администрация Тяпиной школы упорно, хотя и с переменным успехом, боролась за сохранение приличного внешнего вида учащихся, поэтому джинсы на занятиях категорически не приветствовались. А Тяпины новые джинсы вдобавок ко всему оказались малиновыми – цвета пиджаков нуворишей из перестроечных анекдотов. В такой обновке просто нельзя было не прийти в школу. Тяпа и пришла.


…День выдался напряжённым – и для Тяпиного класса, и для их классного руководителя. Шесть уроков, две контрольных, один сдвоенный урок, зачёт по физкультуре, а в довершение ко всему – классный час, на котором классуха решила обсудить моральный облик вверенного ей коллектива.


Коллектив пребывал в унынии. Самые шустрые успели сбежать на перемене, однако Тяпа и большая часть класса остались за партами, положив головы на сумки и с надеждой поглядывая на часы. Выступление классухи энтузиазма не добавляло:


- Вы совсем распустились! Бурденко курит в туалете для учителей – позорит своего гениального однофамильца!


- А мож он тоже курил, откуда вы знаете? – лениво огрызнулся неудачливый тёзка великого хирурга.


- По крайней мере, истории неизвестно, чтобы его завхоз в учительской уборной ловил! Так, дальше. Василевский ноги на стол закидывает, у Ивановой три двойки за день, Пахомов физрука отправил туда, куда марафонцы не …


Классуха закашлялась и перевела дыхание, оглядывая класс в поисках ещё не названных, но достойных порицания нарушителей школьного спокойствия. Все притихли, надеясь, что до них не дойдёт очередь.


А нет, не все. Воспользовавшись моментом, Тяпа аккуратно подняла руку, поставив на локоток, как учили в далёком первом классе.


- А Михалёва в красных штанах.


- …добегают, - закончила фразу учительница и на автомате продолжила, - А Михалёва в красных шта… Что-о?!


Театральная пауза должна была красиво повиснуть в воздухе. Но не смогла. Класс заржал.


- Михалёва, встань! – велела классуха.


Тяпа встала. Нельзя было не согласиться с тем фактом, что её малиновые джинсы были достаточно красными и, безусловно, штанами. Классуха потеряла мысль и бессильно открывала и закрывала рот, напоминая выброшенную на берег рыбу. В конце концов она неразборчиво помянула Брута и грузно опустилась на стул, внутренне махнув рукой на продолжение обличительной речи.


- Марин Сергевна, это всё? Мы можем идти? – немедленно воспользовался моментом Василевский. Классуха обречённо кивнула. Василевский с радостным гиканьем перепрыгнул через парту и запустил рюкзаком в Бурденко. Следом, застревая в дверях и выдирая из толпы ремни застрявших сумок, плотным потоком понеслись и остальные его однокашники, включая Тяпу в малиновых штанах.


Воспитательные беседы в классе на какое-то время прекратились. Учителя негласно сошлись на том, что это возраст и «все мы такими были». А Тяпа в этих джинсах больше в школу не приходила – хорошая шутка, как и удачный Протест, должны случаться только однажды. Хотя, она ведь ничего такого и не сделала – это всё штаны…

Дубликаты не найдены

0
ДБъ
0
У меня сын сейчас как раз в этом возрасте и состоянии. И на каждом собрании классная то же самое рассказывает. Как им объяснить, что если сейчас учиться не будут, то в жизни ничего не добьются. Сейчас и хорошие оценки не гарантируют успеха в будущем, а с двойками и подавно.