-9

Квартирное (набросок)

-я - твоё дитя! ты дал мне тело!

я с ужасом открываю глаза и дико озираюсь. истово пытаюсь вспомнить, наяву или во сне тест дал отрицательный результат. вроде бы наяву. чуть подрагивающими руками хватаю телефон, нахожу в списке контактов единственное незавуалированное имя, вызываю.


трубка перешёптывается с ночью отсутствием гудков и каким-то шумом.


в приближении иррациональной паники включаю свет и пытаюсь разглядеть, что вообще отображает экран. может, просто нет сигнала, может, симка накрылась желтым тазом, может телефон сел. а вдруг я вообще спросонок схватился за что-то другое.


тускло, лампа заряжается слишком долго, приходится щурить глаза в попытке разглядеть сигнал. всё в порядке. симка на месте, почти все кружки заполнены. снова пытаюсь дозвониться. трубка молчит. только обессиленно опустив телефон, понимаю, что помехи раздаются не снаружи черепной коробки, а внутри.


снаружи по стенам словно бы раздаётся стук. мысленно сплёвываю и сам барабаню по дереву. между мной и внешним миром - балкон, я зимний салют-то едва-едва слышал. какие могут быть стуки. как какие. ритмичные, причем меняющие скорость подачи сигнала. жаль, что не учил азбуку морзе. или слава богу.


встаю, потому что нельзя просто так лежать, когда тебе не пятнадцать. поправляю рубашку, в которой задремал, выхожу в коридор. пол подозрительно холодный. из темноты медленно надвигаются страхи детства. длинные, серые крючкообразные пальцы задерживаются на косяке кухонной двери, словно раздумывают, уползти в темноту, маня меня, обреченного на этот поход, или вытянуть гостя ко мне.


в тишине открытого шкафа с распахнутой ещё днем дверцей едва заметно, плавно покачивается что-то, завёрнутое в пальто. серое, колючее, прячущее светящиеся чёрными огоньками глаза, за воротником. потому что не бывает у мирно висящего пальто сведенного ворота.


в спину упирается дверца платяного шкафа. единственная надежная опора. мне кажется, ни одно физическое тело не может пройти сквозь подобную преграду бесследно. а нематериальное меня сейчас занимает куда меньше.


шум в ушах не усиливается и не стихает, он словно становится фоном, на который накладываются все остальные звуки: осторожное постукивание по окнам, застенчивый скрип вешалки, моё прерывистое дыхание и сопение из ванной.


ванная.


мне уже никуда не хочется идти. замерев на своем безопасном клочке, я прекрасно осознаю, что любое последующее движение станет для них сигналом. в горле что-то ведёт наждаком, сердце поддакивает бою в ушах. мне остаётся переминаться с ноги на ногу.


на уровне затылка раздаётся щелчок.вставшие на загривке волосы осторожно трогает поток воздуха. кажется, я выбиваю плечом дверь. мне плевать, сколько придется переплатить за остаток ночи со светом. но сон всё же находит меня, привалившегося к спинке дивана, с резиновой дубинкой в руках.


не знаю, почему меня не сожрали, не утащили, не подменили. хотя насчет последнего не уверен. иногда мне кажется, что отражение в зеркале как-то осуждающе качает головой, глядя на меня.

Дубликаты не найдены

0

А всего-то вовремя не вытащил

0

Походу тарена перебрал

раскрыть ветку 1
0

:D

0

ну, в принципе, не плохо. только почему так не уважительно с заглавными? типа - такой свой почерк? или клавиша shift выпала, в смысле обе? оно, конечно, не укажешь, но как-то непонятненько...

раскрыть ветку 3
+1

привычка, я практически всегда так пишу в рассказах и стихах

раскрыть ветку 2
0

Не сочти за зануду, но такой "стиль" характерен для малограмотных. Или, как крайне редкий, для особого кратковременного писательского выебона. Малограмотным тебя не назовёшь, и "практически всегда так пишу" исключает второй посыл. Дело, разумеется авторское, но ... Впрочем, я не претендую на истину в конечной инстанции, пеши истчо! )

раскрыть ветку 1
0

"Еб твою мать! Страшно-то как!!!" (Баш)

раскрыть ветку 1
0

спасибо:DDD

Похожие посты
31

Завет

Снег хрустел под ногами. Местами из-под него уже показалась прошлогодняя растительность. Она тянулась вверх, к солнцу, которое пока не спешило дарить тепло. Ветер нёс запах костров и тревогу. Там, за крепостной стеной, куда ушёл отец с другими воинами, происходило что-то странное. Мальчик в последний раз посмотрел на мир через узкое окно крепости и побрёл назад.


Ещё недавно на улицах его родного города было людно, бегали дети, суетились торговцы, женщины развешивали бельё на верёвках, садовники поливали цветы. Сейчас же стало тихо, мрачно. Словно старый Квейрин охватила страшная болезнь, и горожане боятся выходить из домов.


Тоби слышал краем уха что-то о странных событиях там на первом рубеже, где сейчас отец. Мать всё чаще плакала, молилась, и просила сына не ходить больше к стене. Кажется, она не верила, что укрепления помогут.

Вот и сегодня, когда парнишка открыл дверь, то увидел, как мама, сгорбившись, и сложив ладони перед собой, читает вечернюю молитву.


Она и раньше была набожной женщиной, но сейчас, когда в городе всё изменилось, не пропускала проповеди, а дома часами стояла перед иконой святой покровительницы Квейрина. Образ девушки, окруженный золотым сиянием, напоминал Тоби соседку — Агату. Она была старше на три года, и казалась мальчику божественно прекрасной. Иногда он украдкой подглядывал, как девушка расчёсывает волосы во дворе. Они доходили ей до поясницы, и она заплетала тугую косу, которой завидовали многие местные девицы.


Агата иногда пела по вечерам старинные песни, и Тоби слушал её чарующий голос. Но в последние несколько дней соседка не показывалась на улице. Как-то мальчик спросил её бабушку, куда делась красавица с длинной косой. Пожилая женщина расплакалась, и сказала, что Господь послал семье испытание. Агата заболела, и врачи не знают, как ей помочь.


***

Отец вернулся рано утром. Мать бросилась к нему на шею, целовала, что-то шептала, а тот лишь ласково гладил её пепельные с проседью волосы, говоря, что всё будет хорошо. Тоби терпеливо ждал, когда отец разденется, помоется после тяжёлого дня и поест. Наконец, когда тот уселся за письменный стол, сын набрался смелости и обратился к папе:

— Расскажешь, что случилось? Я ведь уже совсем взрослый… Если ты уйдёшь и маме нужна будет защита…

— Тоби… ты прав. Когда я ухожу из дома, ты — единственный мужчина и защитник. Но здесь вряд ли сможешь помочь. Да и никто не сможет. Потому, слушай меня внимательно. Однажды, если мы не справимся на рубеже, и враги придут к стенам города, бери мать и уходите как можно дальше. Вы не сможете сражаться, да и не должны. Понимаешь?


Папа схватил Тоби за руку, и тот ощутил, что отцу страшно. Его отцу — сильному, мужественному воину, прошедшему две войны…

— Па… кто они? Кто наш враг? Почему мы можем не справиться?

— Господь послал нам самое большое испытание после чумы. Испытание нашей веры, нашей способности стоять до конца, защищая всё, что дорого и свято. Они…

— Они мёртвые, Тоби, — мать незаметно вошла в комнату и обняла сына за плечи. — Мёртвые…


Слова отозвались звоном в голове. Перед глазами пронеслись лица всех, кого хоронили. Почему-то среди них он увидел ещё одного человека… То самое лицо, которым так часто тайком любовался. Тоби на миг замер, вглядываясь в полные слёз материнские глаза, и спросил:

— Но разве мёртвецы могут…

Мальчик не понимал, как это возможно. Он всегда верил в то, что после смерти тело человека разрушается, а его душа попадает в рай или в ад.

— Мы не знаем, почему это происходит, сынок. Учёные, священники, лучшие умы не нашли ответа. А я — простой солдат. Всё, что могу — защищать город, пока жив.


***

Возле ратуши собрались горожане. Они кричали, что нужно перестать хоронить людей в черте города. Что нужно сжигать тела. Священник отвечал, что не подобает предавать тела огню, ибо это обычай языческий, а всё, что они говорят — суеверие и грех.

— А кто умер? — тихо спросил Тоби у кого-то и горожан.

— Агата, дочь лавочника Бранда… Хорошая девочка была. Так жаль, — незнакомец смахнул слезу.


Внутри что-то остановилось. Словно часть мира разрушилась и никогда уже не станет прежней. Слёзы подступали к глазам.

Пока мальчик пытался взять себя в руки, мимо пронесли гроб. Она лежала, прикрытая белой тканью. Бледная, как всегда. Но теперь — бездыханная.


Тоби хотел подбежать, взять её за руку, кричать, чтобы она не уходила. Но понимал, что нельзя. Нужно просто молча принять неизбежное.

Лавочник, идущий во главе процессии, посмотрел на собравшихся:

— Я похороню её, как подобает… Пусть и за стеной, но по обряду. Отец Андрес, вы прочитаете молитву?

Священник молча кивнул и пошёл вслед за небольшой процессией.


***

С каждым днём отец становился всё мрачнее. Он редко делился вестями с кордона. Но по его лицу было понятно — мёртвые всё ближе. Горожане готовились к худшему. У ратуши собирались знатные жители, требующие начинать эвакуацию. Они не верили в победу живых. Почти никто не верил.


Потому, когда однажды зазвонил колокол, народ испугался, но совсем не удивился. Отряды воинов из тыла стягивались к крепостной стене. Зажигали факелы, носили бочки со смолой. Люди понимали, что могут не справиться.


Бургомистр отдал приказ уводить женщин и детей на север, в горные селения. Хотя знал, что вряд ли это спасёт… скорее — отсрочит неминуемое.


**Голос тишины**


Тоби понимал, что убежать из дома ближе к стене, нарушить обещание, данное отцу — непростительная ошибка. Что мать будет волноваться. Но что-то раз за разом влекло его сюда. Он спрятался под перевёрнутой повозкой, и наблюдал, как огромная толпа истлевших мертвецов, волной накатившая на каменный бастион, поднимается, создавая живую лестницу.


Тех, кто уже оказался на стене, рубили и жгли. Но они, словно не замечая сопротивления защитников крепости, шли напролом. Тоби с удивлением заметил, что мертвецы не нападают. Просто идут вперёд, словно подчиняясь зову, не слышимому простыми людьми.


— Они прорвались! — закричал мужчина в чёрной одежде. В одной руке он сжимал горящий факел, а другой держал короткий меч. Он ринулся вперёд.

Мальчик понял, что пока обороняющиеся отбивались от тех, кто лез на стену, часть покойников откопала старый подземный ход, который давно завалили. И сейчас страже пришлось разделиться.


В глазах мальчика смешалось всё — живые, мёртвые, отблески факельных огней, блеск мечей и алебард. Под тусклым светом луны люди пытались сделать невозможное — убить то, что давно мертво. И понимали — силы не равны.


Пусть ни один боец не пал от рук мертвой армии, но орда нежити продолжала движение вперёд. Кто знал, какую цель преследуют восставшие из могил?


Тоби увидел, как в толпе покойников рвущихся от стены к городским улицам, расталкивая стражу, медленно идёт мёртвая девушка. Мальчик на мгновение застыл. Остатки истлевшего платья, длинные волосы, изрядно поредевшие за время, проведенное в могиле… Но он всё ещё мог её узнать.


Тоби выбрался из-под воза, и рванул туда, где сейчас городские защитники пытались сдержать живых мертвецов. Один из стражников уже занёс алебарду над головой бывшей соседки, и парнишка прыгнул вперёд, сам не понимая, что делает. Его неловкого кульбита хватило для того, чтобы выиграть несколько секунд. Воин промахнулся, и тут же отвлёкся на других мёртвых.


Тоби схватил Агату за иссохшую руку, и потянул за собой подальше от стен и стражников. Она не могла бежать так же быстро, как живой и здоровый мальчик, и ему приходилось почти волочь за собой бывшую соседку.

Когда они оказались в одном из двориков старого города, он увидел открытую дверь в подвал.

— Спрячемся там!


Закрыв за собой дверь, мальчик наконец набрался смелости посмотреть на девушку. Совсем недавно она была красивой, юной, полной сил. Сейчас же от былой красоты не осталось ничего. Часть прекрасных волос выпала, на месте правого глаза чернела пустота. Зубы проглядывали через изъеденную плоть. Тоби не без труда подавил рвотный рефлекс. Он осознавал, что всё происходящее сейчас просто невозможно. Но не мог понять, почему она, умершая и похороненная, как подобает, сейчас стоит перед ним, явно осознавая происходящее…


— Агата, ты меня узнаёшь?

Мёртвая девушка еле заметно кивнула.

— Ты не можешь говорить, да? Я хочу понять, почему это произошло с тобой и другими. Подожди здесь, я найду бумагу, перо и чернила! Пожалуйста, не уходи никуда! Если стражники тебя увидят, то сожгут!

Тоби помчался узкими двориками в сторону дома. По пути он несколько раз падал, спотыкаясь о брошенные в спешке вещи, корзины. Перед самой оградой под ноги бросился индюк, жутко напугав мальчика.


Матери дома не было, а отцовские письменные принадлежности стояли на столе. Парнишка схватил пару гусиных перьев, пузырёк чернил и несколько чистых листов. Он ужасно боялся, что не успеет. Что Агата выйдет на улицу и погибнет. Снова… Только уже не от неведомой хвори, а от рук палачей, не понимающих, что проблема не в ней…


Когда он влетел в подвал, и увидел, что девушка сидит неподвижно на лавке, то облегчённо выдохнул.

— Вот, я принёс! — он протянул ей лист, открыл чернила и обмакнул в них свежее пёрышко. — Пиши. Расскажи всё, что знаешь!


Агата взяла иссохшими пальцами перо, и стала медленно выводить слова, буква за буквой перед изумлённым Тоби давно знакомые строки, которые так часто повторяла мама.

— Верую, — прошептал он.

Она остановилась, и посмотрела на Тоби единственным уцелевшим глазом.

«Во единую Святую, Соборную и Апостольскую Церковь» — писала Агата, — «Исповедую едино крещение во оставление грехов. Чаю воскресения мертвых, и жизни будущего века. Аминь».


**Жизнь нового века **


Люди ушли. Ушли далеко, считая, что город пал под натиском войска мёртвых. Тоби не знал, что с отцом и матерью. Боялся, что никогда их не увидит. Он жил в подвале со своей странной спутницей. Иногда выбирался наружу, чтобы добыть немного воды и еды. Предлагал Агате, но она молчаливо качала головой, объясняя, что не нуждается в пище и жажды не испытывает.


Однажды он зажёг свечу в полутьме подвала и едва не уронил её.

— Агата…

Девушка повернулась к нему, не понимая, чему так удивился мальчик.

— Твоё лицо!


***

Рассвет. Такой прекрасный сейчас. Солнце над старым Квейрином отражалось в её прекрасных глазах. Агата пока не могла говорить. Но она была жива. Её сердце вновь билось, грудь вздымалась от дыхания. Волосы Агаты развевались на ветру. Её лицо, что так пугало Тобиаса всё это время, пусть и оставалось немного бледным, больше не несло на себе печати смерти. Мальчик провёл рукой по густым тёмным волосам. Девушка повернулась к нему и улыбнулась.


— Ты это сделал! — голос прозвучал со стороны городских ворот.

Парочка обернулась, пытаясь понять, кому он мог принадлежать.

— Отец Андрес? — мальчик не ожидал увидеть здесь живого человека.

Старый священник опустился на колени.

— Завет исполнен, малыш. Исполнен Волею Божьей и любовью человечьей. Ибо так сказано было в Писании «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершенен в любви». Ты не убоялся, и любовь твоя оказалась смерти сильнее.

Завет Фэнтези, Мистика, Авторский рассказ, Длинное, Рассказ, Фантастический рассказ, Длиннопост
Показать полностью 1
64

Распутье

Доброго вечер Всем (на моих часах 01:41).

Давно я не писал ничего нового, да и старого тоже, хотя обещал.

Что-то меня накрыло сегодня, просто открыл ноут и начал писать (кто знаком с моим творчеством знает, я так и пишу).

В общем вот, решил тряхнуть стариной и написать мистику. Печатал-печатал и пришел в тупик, скорее всего из-за того, что мозг хочет спать. Но, так или иначе, так как идей у меня полная голова (кто сичтает мои рассказы говном, то идей полна жопа), то я рад, что хоть эта идея появилась в тексте.

В независимости от того, как рассказ воспримут читатели, завтра в 7:00 - 5:00 (МСК) я его допишу, уж больно понравилась мне самому (готов он будет примерно к 9:00 МСК).


Подписчикам:

Те, кто подписался на продолжение рассказа "Холод", отправьте мне письмо  с соответствующей темой volkov.script@mail.ru

Те, кто подписался на продолжение рассказа "Обреченные", сделайте тоже самое.

Если кто-то вдруг подписывался на серию рассказов "Тайные папки" то для Вас вообще бонус.


А теперь, сам рассказ(ик).


Распутье


Автомобиль ехал медленно. Нет, не потому, что человек за рулем был неопытным водителем, он даже наслаждался ночными поездками. Еще бы, после городских дорог, после часовых пробок, после вечной спешки города – ехать по загородной трассе – это одно удовольствие, а ведь по ней он ездил не так часто, а лишь в те недели, когда не работал, ведь в те моменты он жил за городом, в небольшом поселке. Но в эту ночь ехать было не так комфортно, огромные капли дождя, с огромной силой, молотили по всему автомобилю. Дворники бегали по лобовому стеклу словно сумасшедшие, но это не сильно помогало. Конечно, встретить попутный автомобиль, а уж тем более человека, в такое время, на дороге, которая соединяла небольшой поселок с маленькой деревней, было невозможно. Но лось, который вряд ли думает о последствиях столкновения с машиной, вполне мог бы выпрыгнуть на трассу, а это, если не гибель, то в любом случае, малоприятное событие.


Иван, мужчина чуть старше сорока лет, не переживал о том, как долго ему предстоит ехать, если придерживаться низкой скорости, напротив, торопиться ему было некуда. Мать Ивана, которая живет в той самой деревушке, попросила сына приехать к ней и на утро отвезти её в городскую больницу. Вот и пришлось выезжать из своего поселка в четыре часа ночи, чтобы забрать маму, которая непременно решит его накормить, а потом, им еще два часа ехать до города.


С Иваном поехал его сын – Дмитрий, который, пока хозяйки не будет дома, должен будет накормить скотину, открыть теплицы, и наконец-то доделать полки в бане, что уже давно обещал сделать. В этом Ивану повезло, есть с кем поговорить в дороге, и он точно не уснет.


- Не понимаю, почему мы до сих пор не можем перевезти бабушку к нам? Все ближе, если ехать в город. А так, пока до нее, в обратную сторону доедем, - Дима зевнул.


- Ты же знаешь её, пока может стоять на ногах, будет держать скотину, а уж про огород – я вообще молчу, - Иван похлопал сына по плечу.


- Тоже верно, может машину ей купим? Она же на тракторе ездила, правда в прошлом веке, - Дмитрий усмехнулся.


- Точно, тогда придется ездить к ней, чтобы потом, нам же, но на её машине, ехать в город.


- Все-таки рановато мы выехали, час могли еще спокойно спать, - Дима вновь зевнул, но в этот раз уже продолжительнее, потягиваясь.


- Не дразнись. Знаешь ведь, пока пирогами нас накормит, квасом напоит, не удивлюсь, если она всю ночь не спала и стояла у плиты, да и я не тороплюсь, глянь на дорогу.


- Папа, осторожно!


Иван в последнее мгновение заметил человека, который стоял на дороге. Мужчина резко вывернул руль и ударил по тормозам. Машину занесло, едва не выкинуло в кювет и развернуло.


- Ты как? В порядке? – Иван потряс рукой сына.


- Да, пап, все хорошо, - с дрожью в голосе ответил Дима.


Секунд десять отец и сын смотрели на человека, из-за которого только что чуть не попали в аварию. На дороге стоял мужчина, в одних трусах и что-то держал в правой руке.


- Какого черта? – Иван отстегнул ремень. – Звони участковому, я пойду посмотрю, что это за кадр, - мужчина потянулся к ручке двери.


- Может не надо? Может наркоман какой?


- И что? Теперь тут его бросать? Да его либо звери пожрут, либо собьёт кто, ладно он, дак ведь другие погибнуть могут, - Иван накинул капюшон и вышел из машины.


Дмитрий достал телефон, по дороге до деревни связь ловила. Молодой человек набрал номер участкового, им был старый друг Ивана, пошли гудки, вскоре участковый ответил.


Тем временем Иван все ближе подходил к мужчине. Оказалось, что в руке он держал видеокамеру, что сильно удивило Ивана, ведь пока он шел, то думал всякое. А кто его знает, может у мужика в руке нож, пистолет, бутылка стеклянная. Может это новый вид угона автомобиля – вот так вот остановить машину в лесу, ударить ломиком по голове и все, тело в кусты, а машину на разборку.


- Эй, мужик, ты чего тут делаешь? – все что придумал спросить Иван, ответа не последовало.


Иван уже в плотную подошел к столь неожиданному путнику. Им оказался молодой человек, на вид не старше двадцати пяти лет. Его всего трясло от холода, на улице лето, но сегодня явно не самая жаркая ночь, плюс дождь, плюс тот всего в одних трусах.


Молодой человек, как оказалось, не стоял на дороге, он медленно, маленькими шагами, двигался в сторону поселка, и постоянно что-то бубнил себе под нос.


- Эй, парень, что с тобой? Давай подвезу? – Иван аккуратно взял его за плечи, развернул, и повел в сторону своего автомобиля.


Его усадили на заднее сидение. Молодой человек не переставал шептать, его продолжало трясти, несмотря на то, что в салоне было тепло.


За поворотом появился полицейский автомобиль, он медленно подъехал к машине Ивана и остановился.


- Что у вас стряслось, Иван Викторович? – участковый вышел из своей машины, и в этот же момент перестал лить дождь.


- Коля, привет, да тут такое дело, - Иван замялся, - Сам посмотри, - Иван пальцем указал на заднее сидение.


Полицейский подошел к окну и заглянул в салон.


- Это вы где его нашли? Валялся что ли? Пьяный?


- Не валялся, по дороге шел, а вот пьяный или нет – не знаю, вроде не пахло от него.


- Что сказал?


- Молчит, бубнит что-то и трясется.


- Ну дела, - полицейский открыл дверь и обратился к молодому человеку. – Николай Михайлович, старший участковый, как вас зовут? – на этот раз незнакомец повернулся в сторону полицейского.


- Я… нннне пппомнню, - стуча зубами и дрожа прошептал незнакомец, - Гггдде я? – после этой короткой фразы он вновь уставился вперед перед собой.


- Да уж, подкинул ты мне работенку. Что делать, помоги пересадить его в мою машину, повезу в участок, может белочка? Глядишь на утро вспомнит кто он. Он что, так и шел в трусах? - Николай вновь выпрямился и посмотрел на Ивана.


- Да, прямо так, раздетый.


- С ним ничего не было? Может вещи какие нес?


- Да нет же, говорю тебе, в трусах одних, - соврал Иван.


- Ладно, помоги мне.


Через некоторое время, мужчины перенесли незнакомца в полицейскую машину. Тот сразу же лег на заднем сидении и уснул.


- Завтра, жду тебя в участке, напишешь мне объяснительную, что и как было, - в свойственном, приказном, для полицейского тоне, приказал Николай.


- Хорошо, только не с самого утра, я за мамой, и в больницу её повезу, в город, - наверно только в этот момент Иван подумал, что на утро незнакомец может вспомнить про свою камеру. Да и черт с ней, может выронил где-то, пока шел в беспамятстве.


Мужчины пожали друг другу руки. Николай сел в машину, развернулся, и тут же поехал обратно. А вот Ивану потребовалось время, чтобы вернуться в свой автомобиль. Мужчина достал сигарету и прикурил.


- Ну что? Что сказал дядя Коля? – Дима вышел из машины и подошел к отцу.


- Что сказал, сказал, чтобы я завтра к нему приехал, написал объяснительную, сам же знаешь, без бумажки ты какашка, а с бумажкой человек, - Иван посмотрел на сына и попытался улыбнуться, но пережитое и скрытое не дало ему это сделать.


- Мы то едем? Светает, - Дима посмотрел на небо, которое стало немного розовее.


- Да, конечно, поехали, - Иван еще раз проверил украденную камеру в своем кармане – вдруг выпала, но та была на месте.


Остаток дороги Иван молчал. Он все думал над тем, как тот парень оказался в лесу. Он явно не из деревенских, Иван всех там знает, да и деревня то – пять дворов. Но тогда откуда он? А может его похитили и держали в лесу? На кой черт он кому-то сдался? Да и откуда тогда у него камера? Да и что там, на камере? Сам то аппарат явно сдох, еще бы, столько воды. А вот флешка, она явно работает. Да, бывшего полицейского вновь распирало от любопытства, ему не терпелось поскорее просмотреть файлы на флешке.

***

Николай насвистывал какую-то приставучую мелодию. Да, дождь кончился, но дорога то все равно сырая, поэтому автомобиль ехал медленно. Хотя, зачем скрывать, Николай просто не торопился обратно в участок. Ему никогда не нравились эти ночные смены. Ну а что? Поселок маленький, все друг друга знают, какой там криминал? Так только, максимум соседи чего повздорят, из-за козы подерутся, или бабу не поделят, но только так, по пьяни, утром сами друг перед другом извиняются. Так что ехать в участок, в котором одно дело – это спать (телевизор упал с тумбочки, когда отмечали повышение Николая), было не сильно то охота.


- Спишь? – Николай задал вопрос незнакомцу, не отрываясь от руля. – Интересно, кто же ты, как занесло то тебя в наши края? Хотя, спасибо, а то уж совсем скучно было, а сейчас, хоть тобой займусь. Узнаем откуда ты, кто ты такой, как звать тебя.


Николай посмотрел в зеркало заднего вида, хотя и понимал, что ни черта он там ночью не увидит. Он вновь посмотрел на дорогу, снова в зеркало, и что-то заставило его притормозить.


Полицейский автомобиль остановился на обочине, заморгала аварийка.


Николай повернулся назад, в салоне никого не было.


- Какого хрена? – Николай отстегнулся и вышел из машины.


Он открыл заднюю дверь, проверяя, не показалось ли ему. Но нет, в салоне пусто.


Полицейский выпрямился, огляделся по сторонам и почесал висок.


- Так, стоп… Ничего не понимаю, - мужчина задал этот вопрос сам себе и вновь посмотрел по сторонам, - Ну был же парень, и сплыл что ли…?


Из динамиков автомобиля громко заиграла песня. На удивление, но в базовой «Гранте», которая еще и покупалась для нужд «МВД» (а это самый дешевый вариант), были установлены динамики в передних дверях. Но в машине отродясь не было магнитолы.


Николай от испуга отскочил от машины, поскользнулся и упал на пятую точку.


- Да чтоб меня! – громко прокричал полицейский.


Он попытался встать, но этого у него не получилось. Николай лежал на дороге один, но словно кто-то невидимый сидел на нем и сильными руками прижимал его к земле. Вскоре полицейский почувствовал на себе третью невидимую руку, она начала сжимать его горло.


Дышать становилось все труднее, полицейский начал всхлипывать, в глазах начало темнеть, хотя, казалось бы, и так ночь, но теперь и звезды на небе становились менее заметны, а они ведь совсем недавно появились из-за туч. Николай потерял сознание.


Невидимая сила, которая отключила полицейского, явно не хотела его убивать, лишь обезвредить. К Николаю, который лежал на дороге, подошел тот самый незнакомец. Он склонился над полицейским, поднял его словно соломинку и уложил на заднем сидении автомобиля.


Незнакомец сел за руль, теперь его уже не трясло.


Полицейский автомобиль медленно тронулся, и поехал дальше. На заднем сидении, без сознания, лежал Николай, музыка еще некоторое время играла, но вскоре стихла.

***

Все дела были сделаны. Сначала Иван и Дмитрий приехали в деревню, конечно, как они и ожидали, там их ждала тарелка пирогов и большая кастрюля окрошки. Как оказалось, бабушка не успела собраться, потому как была занята готовкой. Иван, сгорая от нетерпения, пытался не нервничать и, как любящий сын, дождался свою маму. Потом долгая дорога до больницы, за которой последовала очередь к врачу, непонятно, откуда столько народу в семь утра?! Но и это Иван стерпел. Потом его ждала обратная дорога до деревни, рассказы о том, как в этом году плохо растет урожай, и что корова опять сломала ограду и вышла за территорию пастбища. Но и тут мужчина был терпелив.


По приезду в деревню, ему пришлось еще около часа ждать сына, который никак не мог доделать свою работу. И вот, он подъезжает к своему дому, наконец-то он сможет взять ноутбук и узнать все секреты, которые хранит флешка, если они конечно там есть. Вдруг карта не считается? А вдруг на ней и вовсе пусто? Нет, конечно он еще по приезду в деревню вытащил флешку из камеры и бережно завернул её в платок, но вдруг она все же сильно намокла…?


Спать не хотелось, от слова – совсем. Бывший полицейский был в адреналиновом состоянии. И вот он – долгожданный момент. Иван закрылся в своей комнате, сел за стол, включил старенький ноутбук и вставил в него флешку. Но тут произошла новая напасть – звонок на сотовый, звонили из участка, со стационарного номера.


- Вань, привет, - раздался женский голос в трубке.


- Катя, не ожидал, думал опять Коля звонит. Слушаю тебя, - скрывая раздражённость ответил Иван.


- Вот поэтому я тебе и звоню. Он же утром уезжал, сказал, что поехал к тебе, сказал, что у тебя что-то случилось.


- Да, было такое, а что? Почему он не звонит? Вы узнали что-то про парнишку?


- Какого парнишку? – после этих слов сердце Ивана на мгновение замерло, а потом продолжило работать в три раза быстрее обычного.


- Что ты говоришь, он просил передать? – Иван давно знал этот прием, который обычно помогал перевести тему разговора.


- А, точно, он ведь так и не вернулся, и дома его нет, он что-то сказал тебе? Может он куда-то собирался? Что там у вас с тряслось?


- Разве он не связывался с тобой? – в этот момент Иван надеялся лишь на один ответ.


- Нет, уехал утром к тебе, ну как утром, ночью. И все, я ждала его, да и до сих пор жду, дак что ты говоришь он тебе сказал? – именно Иван научил Катю этому приему.


Иван опустил руку с телефоном, мужчина начал сосредоточенно думать, он знал, что времени у него – две секунды, он понимал, что врать дальше – это тупик.


- Я сейчас к тебе заеду, - Иван знал, если это прокатит, то у него будет пол часа.


- Хорошо, жду тебя, - возможно Екатерина ждала какого-то прощания, но вместо этого услышала лишь короткие гудки.


В дверь постучали (и Дима и жена Ивана знали, если он закрыл дверь в эту маленькую комнату, то без стука лучше не входить).


- Да что там еще? – злостно прокричал Иван.


- Папа, тут тебя, звонит дядя Коля, - ответил из-за двери Дима.


Десятки вопросов тут же пронеслись в голове мужчины. Почему он звонит сыну? Почему он не приехал в участок? Может по поводу камеры? Может он приехал, и все знает, а Катя ему подыгрывает? А может Дима видел камеру? Что теперь будет? А может я просто забыл сказать о ней? Что сказать? Спрятать? А если Катя не врала?


- Зайди, - сухо ответил Иван, после этого Дима вошел внутрь.


- Вот, держи, - Дима передал отцу телефон.


- Выйди, это не для твоих ушей, - сухо приказал Иван и тут же обратил внимание на свою куртку, которую бросил на комод, из правого кармана торчал ремешок камеры. – Выйди я сказал! – Иван встал и вытолкал сына из комнаты, он сделал это так, чтобы Дима не увидел комод.


- Пожалуйста, - обиженно фыркнул Дима, стоя уже за дверью. Дмитрий приложил ухо к двери.


- Алло, - как-то сдавленно, можно сказать прошептал Иван.


- Ты друга не потерял? – без каких-либо эмоций спросил звонящий. Иван узнал этот голос, звонил тот самый незнакомец.


- Где он? И где ты?


- Мне нужная моя камера. Ты смотрел видео?


- Нет, но хотел.


- Не нужно этого делать. Привези камеру в то место, где ты отобрал её, и я отдам тебе друга. Жду тебя в то же время. Советую не опаздывать, иначе цена за камеру возрастет, - послышались короткие гудки.


Иван опустил телефон на стол. Он посмотрел на ноутбук, на экране висело окно автозапуска флешки. Скрипнув зубами Иван закрыл крышку ноутбука. Дверь в комнату медленно открылась.


- Что-то не так? Что сказал дядя Коля? – спросил Дима.


- Дим, я замарался как никогда, - сказав это Иван тяжело вздохнул, взял свой сотовый и набрал телефон полицейского участка.

***

- Нет, мы с этим, конечно, разберемся! Но ты, с твоими то медалями, додумался своровать вещь у человека! Просто так! – Екатерина, которая была младше Ивана всего на пару месяцев, ходила по кабинету, громко кричала и постоянно жестикулировала.


- Да не серчай ты! Ну любопытство верх взяло, приеду туда и отдам ему камеру, заодно пистолет с собой возьму, буду стрелять по ногам, - Иван виновато смотрел в пол.


- Не поняла! – Екатерина остановилась и посмотрела на Ивана, - Какой пистолет? Ты же его сдал?


- Ну… Тот сдал, другой нет.


- Ладно, об этом потом расскажешь, не до этого сейчас, - Екатерина вся покраснела от злости. – Ты флешку с камеры смотрел? Что там? Что там может быть такое, из-за чего почти голый человек похитил полицейского?


- Нет, не смотрел. Как только он позвонил, я сразу с тобой связался и приехал, - Иван решил поднять голову и посмотреть на бывшую коллегу.


- Ну дак давай, включай. Откуда он узнает, смотрели мы или нет? – Катя села за свой стол и пальцем указала на компьютер.


- Да, пап, включай, вдруг там, что-то такое… - Дима не успел договорить.


- Будешь встревать, отправлю тебя домой! Сиди молча!


Иван встал со стула и передал Кате флешку, после чего обошел её стол и встал позади бывшей коллеги. Дима, сначала медленно, а потом, поняв, что его не гонят, быстрее, встал рядом с отцом.


Открылась папка, в которой был лишь один видеофайл. Екатерина дважды кликнула по файлу, запустилось видео.

***

### - Этими символами будут обозначены моменты, когда видео прерывается и начинается следующая часть видео, так как на флешке все одним файлом. Камера все снимает от первого лица, но снимающий все время меняется, так что буду все описывать в прозе, не объясняя кто в данный момент держит камеру (прим. автора).

***

Солнечное летнее утро. Электричка только что отъехала от перрона, оставив на нем троих своих пассажиров – Никиту, Стаса и Андрея.


- Ну что? Приключение начинается! – прокричал Андрей, высоко подняв руки вверх.


- Да ладно тебе, какое приключение, так, поход, - Стас закинул на плечи большой рюкзак.


- Но, но, но! Ты вообще понимаешь, что это твои последние дни на свободе? Что скоро таким дням конец? – Никита по-дружески толкнул Стаса в плечо.


- Да ладно вам, я просто женюсь, а не в тюрьму сажусь, - попытался отшутиться Станислав.


- Это одно и тоже братаааан, - проорал Андрей, ткнув камерой в лицо Стаса.


- Ну хватит, давайте на пару дней забудем об этом и просто отдохнем, - Стас тяжело вздохнул, ибо друзья и так час с лишним, все то время, что они ехали в электричке, напоминали ему о том, что он подписал контракт с дьяволом (Заявление в ЗАГС).


- Ладно, пошли, я тут уже бывал, сейчас покажу вам такое место, охренеете, - Никита накинул рюкзак и спрыгнул с перрона на тропинку, которая уходила в лес.

###

- Твою мать! – проорал Андрей, бросил рюкзак и сильно разбежался. Спустя мгновение он уже был по пояс в воде.


- Идиот! Ты бы хоть одежду снял! – громко смеясь прокричал Никита.


- Вот это да, и что, никто не знает об этом месте? – Стас удивленно посмотрел на друга.


- Сам в шоке, третий раз сюда приезжаю, а вокруг никого, Никита скинул рюкзак и начал раздеваться. – Ну что? Прыгаем?


- Точно, а вещи просто бросим, нет уж, я сначала вещи разложу и палатку поставлю.


- Тогда держи камеру.


Трое молодых людей расположились на берегу небольшого озера. Хотя, озером это было не назвать, скорее всего лужа двадцать на двадцать метров, но при этом со своим пирсом, песчаным пляжиком и чистой водой. Со всех сторон озерце окружали высокие деревья, а само озеро, словно зеркало, отражало небо.

###

Ночью, когда все уже изрядно накупались, наелись шашлыка и уничтожили почти шесть бутылок коньяка, все спали в палатке. О, этот непередаваемый аромат перегара, курева, мокрых трусов, кетчупа, которым так славятся многие походы. Храп, пинание одного человека другим, пищание комара, который единственный залетел в палатку, да, это не передать.


Снаружи раздался хруст сломанной ветки, на которую кто-то наступил. Выпивших и уставших людей такой шум точно не разбудит, но в лесу, где никого нет, где тихо как в гробу, этот хруст прозвучал словно гром средь ясного неба.


- Эй, слышали? – Никита, который лежал по середине, и уже включил камеру, толкнул обоих друзей.


- Да слышали, ты тоже слышал? – Андрей посмотрел на Стаса.


- Тут точно никого нет? – вопрос был адресован Никите.


- Да никого тут ни разу не видел. Сами же видели, тропа, как свернула в эту сторону, почти вся заросла.


- А если не вся? – прошептал Андрей. – Вдруг тут местные ходят?


- Да какие местные? До деревни пять километров, - тоже шепотом ответил Никита.


- Надо выйти, посмотреть, вдруг медведь, - прошептал Стас.


- Ага, точно, или тюлень! Тут медведей отродясь не было, - возмутился Никита, но также шепотом.


Звездное небо, при огромной луне, позволяло видеть то, что происходило вокруг. Да даже само озеро, словно подсветка экрана телефона, слегка святилось в темноте.


Словно огромная рука, что-то невидимое сорвало, откусило, как-то отделило, верхнюю часть палатки и выбросило в лес. Троица заорала от испуга, в этот момент невидимая угроза сделала следующий шаг. Палатка взлетела вверх, метра на три и начала трястись из стороны в сторону.


Первым на землю упал Никита. Держа камеру, он заснял немыслимое – Станислав завис над озером, резко, с огромной силой, он упал низ, ушел под воду, снова поднялся и опять упал.


Словно огромная рука опускала и поднимала чайный пакетик над кружкой. Стас в последний раз взлетел над водой и упал вниз.


Никита встал и побежал прочь от того места, где недавно стояла палатка. Камера в руках молодого человека тряслась, но продолжала снимать видео. Как вдруг, Никита замер и поднял камеру перед собой. Перед ним стоял Андрей, который слегка пошатывался из стороны в сторону.


- Ник, что случилось? Как это все… - он не успел договорить.


Резко, с огромной силой, как будто на него упал многотонный контейнер, Андрей впечатался в землю, обрызгав Никиту кровью, которая брызнула из него в момент перелома позвоночника.

###

Камера снимает мокрый асфальт, слегка пошатываясь вперед-назад. Слышен визг тормозов. На видео помехи, много воды, камера вот-вот перестанет работать, обрыв видео.

###

Черный экран. Но аудио записывается.


- Да, прямо так, ночью, раздетый.


- С ним ничего не было? Может вещи какие нес?


- Да нет же, говорю тебе, в трусах одних.


- Ладно, помоги мне.


Видео закончилось.

***

- Ну, все ведь понятно! – молчавший до этого, как и все, воскликнул Иван. – Дебилы, шутники, малолетки, монтаж! Поедем и задницы им надерем!


- Ну и кто, ради шутки, будет похищать полицейского? – возразила Екатерина, которая была поражена увиденным.


- А мало ли дебилов? Вон один в метро про вирус пошутил, ради лайков, дак осудили! – уверенно парировал Иван.


- Пап, а что если это правда? Мы ведь этого Никиту и подвозили, - прошептал Дмитрий.


- Да хорош вам! Бредятина! Поехали на то место, только заранее. Там либо розыгрыш, а ведь я повелся, либо…


- Либо что? – Екатерина повернулась и посмотрела на Ивана, лицо которого вдруг стало глубоко задумчивым, словно тот пытался что-то вспомнить.


- Отмотай назад, на самое начало, - Иван пристально посмотрел на монитор, чтобы не пропустить интересующий его момент.


Екатерина воспроизвела видео с самого начала.


- Вот тут, стой. Что там написано? – на месте, где видео поставили на паузу, можно было разглядеть название станции, на перроне которой и началась съемка.


- Станция Юлино, - прочитал вслух Дима.


- Юлино? Дак это же в Приморском крае, - удивился Иван.


- А ты на дату видео смотрел? Вот же, внизу тайм-код, двадцать третье июля две тысячи двадцать первого года, - посмотрела на Ивана Екатерина.


- Может не настроили? – Иван посмотрел на сына, потом на Екатерину.


- Может быть. Только ты забрал камеру у человека в трусах, в лесу Пермского края, ночью, двадцатого июня две тысячи двадцатого года, который шел по дороге, которого потом ты передал полицейскому, который пропал, а тебе позвонили. Не слишком ли замороченный розыгрыш? – констатировал Дима.


- Дак это что? Запись из будущего, или кому-то делать не х… не фиг? – вспылила Екатерина.


- Поехали на то место, узнаем, - вдумчиво сказал Иван.


***

Огромная просьба к Вам, прочитавшим до конца. Если Вам этот рассказ не понравился, поставьте минус, а если понравился, не забудьте поставить плюс. Это не ради плюсиков, а ради понимания таких вещей как - Прикольно пиши/Удали все это, чувак.


Показать полностью
240

Васильевна

Когда у меня спрашивают, что случилось с моей правой рукой, я каждый раз отвечаю одно и то же: в детстве меня покусала собака, злая и кровожадная. После многих лет повторения этой «липы» я и сам хотел бы верить, что так оно и было, но никакая собака меня не кусала.


Моя рука, от запястья и почти до плеча, покрыта хаотичным узором из отвратительных шрамов и рубцов, поэтому я не ношу обычные футболки, даже в жару предпочитаю длинные рукава. Пострадали сухожилия, связки и суставы, но руку каким-то чудом врачи спасли. Двигательная функция так и не восстановилась: рука почти не сгибается в локте, а пальцы не сжимаются в кулак. Со временем я привык использовать левую руку при выполнении повседневных задач, с которыми правая не могла справиться, но к чему я так и не смог привыкнуть, так это к тому, что рука болит и ноет в сырую и холодную погоду, перед снегом или дождём. А ещё боль приносит с собой воспоминания о том, что произошло на самом деле.


Васильевна выглядела лет на сто, и её боялись все – как дети, так и взрослые. Никто точно не знал, когда она поселилась в нашем городе, откуда приехала и чем занималась в молодости. Но откуда-то приехать она должна была, потому что город образовался вокруг крупного месторождения медной руды намного позже её появления на свет.


Обычно старушки в столь преклонном воздухе маленькие, хрупкие и невесомые, уже готовые проститься с долгой жизнью, но Васильевна была другой. Под два метра ростом, с костлявыми, но широкими плечами, массивной грудной клеткой и длинными руками. Носила она всегда одно и то же, чередуя засаленный домашний халат с синей юбкой и кофтой на пуговицах, а седые волосы, похожие на жёсткую проволоку, прятала под белой косынкой.


Халат и юбка хоть и доходили старухе почти до пят, но иногда её икры оголялись, и от вида серой, морщинистой кожи, оплетённой набухшими синими и фиолетовыми венами, мне становилось дурно. Такими же были её руки, но, несмотря на дряблость и атрофировавшиеся мышечные ткани, в них ощущалась скрытая сила. Лицо Васильевны, исчерченное множественными морщинами, походило скорее на топографическую карту местности или на причудливый ледяной рисунок на замёрзшем стекле. Из-под складчатых, опухших век, с ненавистью и презрением ко всему живому смотрели её выцветшие глаза. Под мясистым носом с багровыми прожилками, шевелились, постоянно что-то нашёптывая, синюшные губы.


Но самое жуткое в образе старухи – железные блестящие зубы, из-за искривлённой формы похожие не на простые металлические протезы, а на «родные», естественным образом выросшие резцы, клыки и моляры. В моём присутствии она любила прищёлкивать зубами и с отвратительной ухмылкой наслаждаться моим ужасом.


Кем она мне приходилась? Никем. На выходные родители частенько отправляли меня в гости к бабушке – она жила на другом конце города в двухэтажном деревянном бараке из тех, что наскоро строились для жителей рабочего посёлка, чтобы обеспечить кровом прибывающих со всего Союза людей. Рассчитанные на несколько лет и построенные руками «зэков», многие из них до сих пор являются жилыми; в таких домах два подъезда по три квартиры на этаж, плюс два нулевых этажа по четыре или пять квартир – самые настоящие трущобы. Бабушка жила на первом этаже, соседствуя с инвалидом, почти не выходившим на улицу, и алкоголиком, выходившим в магазин и обратно. Наверху квартировала одна из многочисленных местных сумасшедших (говорили, что она сошла с ума после смерти единственного сына), а также средних лет женщина, зарабатывавшая на том, что гнала и по-дешёвке продавала самогон. В квартире номер шесть, прямо над жильём бабушки, обитала Васильевна.


Но картина, на которой прилежный внук с удовольствием навещает любимую бабушку на выходных, не соответствует реальности – родители просто-напросто сбывали меня с рук на два дня или даже на целые школьные каникулы, не обращая внимание на мои протесты. Бабушку я не любил, и она отвечала взаимностью, но на глазах у родителей непременно делала вид, что души во мне не чает. Домой я возвращался в одежде, насквозь провонявшей дымом папирос «Прима», которые она безостановочно курила прямо в квартире.


Бабушка дружила с Васильевной, они проводили вместе много времени, но мне всегда казалось, что это не обычная человеческая дружба, основанная на симпатии, общности взглядов на жизнь и так далее, а нечто другое, будто Васильевна имела над моей бабушкой существенную, гипнотическую власть. Когда та говорила, она всегда соглашалась и поддакивала, и вообще, всячески прислуживала и заискивала.


Любили они и выпить вместе, точнее, напиться соседкиной самогонки, и чаще всего делали это в квартире Васильевны. Если моя бабка после такого застолья едва могла добраться до квартиры, опираясь на стены, чтобы не упасть, то подруга её совершенно спокойно спускалась по лестнице и садилась на лавочку, не выказывая ни малейших признаков опьянения. Или, оставив мою бабушку за столом, бодрым шагом уходила и поднималась к себе.


Васильевна словно чувствовала моё приближение к дому и каждый раз поджидала меня на крыльце, встречая фразами вроде таких:


– Явился! Как мать-отец, не подохли ещё? Ну погоди, первым подохнешь…


Или:


– Милок, давеча бабке-то твоей, Игнатьевне, голову отрезала. Зайди, погляди…


Ещё я считал, что проклятая старуха никогда не спала, потому что днём она, по обыкновению, сидела у подъезда, а ночью туда-сюда расхаживала по квартире так, что половицы под ней отчаянно скрипели, а люстра на белёном потолке качалась точно маятник. Васильевна знала, где я сплю, и не раз и не два я слышал, как она ложилась на пол прямо надо мной и клацала железными зубами.


И всё-таки она умерла первой, среди бела дня околев на лавочке. Я обрадовался, как никогда в жизни: небо, затянутое чёрными тучами, вмиг прояснилось, и вышло солнце, а каменная глыба сошла с души и обернулась в пыль.


Самое интересное началось после её смерти. Выяснилось, что по бумагам в квартире номер шесть проживал совершенно другой человек, давным-давно пропавший без вести. Жил он «бобылём», родственников и друзей не имел, и после исчезновения про него благополучно забыли все ответственные лица. Кто такая Васильевна, когда именно и откуда взялась, никто точно сказать не мог. Никаких сведений о ней в органах государственной власти не обнаружилось, пенсию она не получала, документов в квартире не оказалось. Да что уж тут, даже имени-фамилии её никто не знал – Васильевна да Васильевна.


Бабушке явно было известно больше, чем остальным, но она предпочитала молчать. Но вот что она сделала: сняла со сберкнижки свои скудные сбережения, выгребла наличность из-под матраса и пришла с этим в морг – просить, чтобы её подругу кремировали, а прах выдали ей на руки, и она, якобы повинуясь последней воле усопшей, развеяла бы прах над рекой. То ли денег она предложила мало, то ли работники оказались принципиальными, но ей отказали. Мол, закон запрещает сжигать неопознанные тела, а она покойнице никем не приходится, поэтому не положено.


Родители посчитали, что кремация – это ещё и не по-христиански, и предложили не ждать, когда государство раскошелится и похоронит Васильевну, а сделать это самостоятельно. Тут-то и пригодились бабушкины деньги. Отец за копейки купил место на старом кладбище, где уже почти никого и не хоронили, собственноручно сколотил гроб и деревянный крест, втихомолку взял на работе УАЗ «буханку» для перевозки трупа.


Конечно же им понадобилось тащить на похороны и меня: мама почему-то решила, что старая карга ко мне относилась хорошо, как к «родному внуку». И вообще, было сказано мне, ты уже не маленький, привыкай к взрослой жизни, а во взрослой жизни люди умирают.


Когда за мной заехали в школу, открытый гроб с телом старухи уже находился в машине. Отец сидел за рулём, мать справа, а бабушка в кузове, рядом с гробом и прислонённым к сидению деревянным крестом, на котором отец паяльником выжег следующее: раба божия, Васильевна, вопросительный знак вместо даты рождения и дата смерти. Отец и сам боялся старуху, и, видимо, в отместку решил проводить её в последний путь с издевательским юморком.


Тело одели в ужасающий чёрный балахон, и в нём она выглядела ещё страшнее, чем в своей привычной надежде. Сморщенное лицо Васильевны имело вид безмятежный и спокойный, а губы почему-то без конца расползались, обнажая кривые железные зубы, которые ещё и клацали, стукаясь друг об друга. Бабушка то и дело прикрывала их и плотнее смыкала челюсть, да без толку.


Я сидел ни жив ни мёртв от страха, готовый к тому, что тело, подпрыгивающее на очередной кочке, выскочит из гроба и вцепится в моё горло холодными пальцами покойницы. В какой-то миг мне почудилось, что один глаз её открылся и посмотрел на меня бесцветным зрачком.


На кладбище нас встретили два пьяных мужичка, вытащили гроб из кузова и понесли к подготовленной могиле; отец закинул крест на плечо, и мы пошли вслед за ними. Вопреки моим опасениям, всё прошло довольно быстро: мы кинули по горсти земли на гроб, отец сказал несколько ничего не значащих фраз о покойнице, и работники взялись за лопаты. Скоро проклятая бабка оказалась засыпана землёй, и над ней вознёсся самодельный отцовский крест.


Дома мама и бабушка накрыли стол на четверых, и о том, что это не просто торжественный обед, а именно поминки, указывало лишь наличие кутьи, блинов и киселя. Меня это совершенно не интересовало, и я просто ел в своё удовольствие, как и отец, который воспользовался обоснованным поводом хорошенько выпить.


Спустя три дня, глубоким вечером, в нашей квартире зазвонил телефон, мать сняла трубку и позвала отца, он немного поговорил, пообещав кому-то на том конце провода приехать завтра. На следующий день я подслушал разговор родителей, из которого следовало, что свежую могилу Васильевны учуял медведь и вышел из леса, чтобы разрыть её и сожрать труп. Вообще-то такое случалось нередко, и никого в наших краях это не удивляло. Но отец, понизив голос почти до шёпота, сказал, что никаких следов тела Васильевны нет, – ни частиц плоти или платья, – зато у могилы нашли разорванную в клочья тушу медведя, да переломанный в несколько раз крест. Мать предположила, что медведь мог прийти не один, и убить другого, чтобы не делиться добычей, но всё же согласилась, что это довольно необычно.


Как же я хотел верить, что труп старухи действительно уволок медведь! Вот только всем известно, что медведи, в отличие, например, от волков, склонных сбиваться в стаи, животные одиночные. Поэтому очень сложно представить, что два медведя или, тем более, несколько, разрыли могилу, а потом ещё и не смогли поделить её содержимое.


В ожидании и страхе прошла неделя, затем ещё одна, и я стал понемногу успокаиваться. Однажды вечером родители отправились праздновать день рождения кого-то из друзей, наказав не смотреть допоздна телевизор, а лечь спать как положено. Проверить бы они не смогли всё равно, так что я не собирался упускать такую возможность.


Часов в десять кто-то постучал в дверь, явно не родители, потому что они бы просто открыли ключом, да и не должны были вернуться так рано. Я на цыпочках подошёл к двери, заглянул в глазок, но лестничная площадка была пуста. Пожав плечами, я вернулся к просмотру кровавого боевика, смотреть который мама ни за что бы не позволила, будь она рядом.


Несколько минут спустя стук повторился, на этот раз продолжительнее и настойчивее. Я снова отключил звук телевизора и тихонько направился к двери, но в глазок опять никого не увидел.


«Да что же такое», – подумал я.


Немного поколебавшись, я накинул нашу довольно крепкую металлическую цыпочку на крючок и открыл дверь. Я поднёс голову к дверному проёму, чтобы убедиться, что никого тут нет, но в то же мгновение передо мной возникла рожа Васильевны, нисколько не изменившаяся после смерти. Блеснули в хищном оскале железные зубы, и я инстинктивно поднял перед собой правую руку, защищаясь. Тут же старуха схватила меня за эту руку, потянула к себе и вгрызлась в неё острыми резцами. Кровь брызгала в разные стороны, точно из маленького фонтанчика, а старая карга продолжала грызть, будто бы обгладывая куриную кость.


Не знаю, сколько это продолжалось, но, видимо, недолго, потому что на мои истошные вопли сбежались соседи и застали меня с раскромсанной рукой в полном одиночестве. С трудом сняв цепочку, я впустил их в квартиру и потерял сознание. Операция продолжалась несколько часов и, как я писал ранее, руку по удачному стечению обстоятельств врачи сумели спасти. Но в прежнее состояние она, конечно, никогда не вернётся.


До и после наркоза я кричал, что на меня напала выбравшаяся из могилы старуха, а, когда пришёл в себя, решил сказать всем, что это была собака. В эту версию все охотно поверили, однако, естественно, никакой собаки не нашли.


Через полтора месяца меня выписали из больницы на амбулаторное лечение. Дома выяснилось, что бабушка без вести пропала спустя два дня после нападения – просто мама не хотела меня расстраивать и беспокоить. Но я и не думал расстраиваться.


Вот так я и получил свои жуткие шрамы и рубцы, вот почему я стараюсь лишний раз никому не показывать свою руку, потому что выдумка с кровожадной собакой заставляет невольно вспомнить случившееся – следы и без того навсегда со мной. Васильевну с тех пор я вижу лишь в ночных кошмарах и воспоминаниях, а ноющая боль в руке делает их настолько реальными и осязаемыми, что порой я слышу, как где-то рядом клацают её железные зубы…

Показать полностью
93

Рутина - это жизнь

***

Утро у него совсем не задалось – выйдя из душа, Влад поскользнулся и упал, больно ударившись головой о холодный кафель. «Ну, замечательно, отличное начало недели» - хмуро подумал он. Часы уже показывали половину 8го, а это значит, он уже опаздывал на работу.

10 минут быстрым шагом до метро, попытки попасть хотя бы во второй проходящий поезд, хмурые лица москвичей. Все как обычно – буднично и серо.

Мышиная возня на работе – дорога домой – магазин – пиво и сериал – сон. На следующий день повторить. И ждать выходных как чудо и хоть какую-то передышку от вечного бега по уже осточертевшему колесу.

***

Любил ли он свою работу? Честно сказать – нет. Но эта работа давала ему постоянный, хоть и небольшой заработок. Явных талантов и предпочтений у него не было. Бросать вызов судьбе и что-то менять было не в его стиле. И вот, придя 10 лет назад после института в эту компанию, Влад так там и остался.

***

Был вечер среды. По обыкновению, Влад решил зайти в бар. Завел он эту привычку пару лет назад. Все его друзья к тому времени постепенно отдалились от него – у всех свои дела, заботы, семьи. У Влада же никого не было. А приходить каждый день в пустую квартиру мероприятие не очень радостное. Поэтому, дабы хоть как-то разнообразить свою жизнь, по средам и пятницам он ходил в любимый пивной бар у себя на районе.

Его, как постоянного посетителя давно уже знал весь персонал. Перебросившись с ними парой фраз, Влад брал пиво и садился в углу. Доставал телефон и начинал «виртуальную охоту» - заходил в тиндер и залипал в нем на пару часов.

Парень он был симпатичный и милый, поэтому довольно часто ходил на свидания с девушками с просторов интернета. Но ничего серьёзного из этого не выходило. Иногда, Влада это даже немного расстраивало – все-таки хотелось уже найти близкого человека. Но он так привык к своей жизни, настолько все было предсказуемо и комфортно, что каких-то решительных действий ему предпринимать не хотелось, да и лень было, если уж честно.

Зайдя в бар, Влад пошел к стойке. Последний месяц он как-то странно себя чувствовал, поэтому просто брал пиво из холодильника и оплачивал его через приложение. Слава техническому прогрессу, сейчас, при желании и наличии телефона ты можешь вообще ни с кем не общаться!

Он задумался и постарался вспомнить, когда вообще последний раз хоть с кем-то разговаривал..

В офисе все общение через сообщения, на которые почему-то ему совсем перестали отвечать. «Вот ослы, им бы только в столовой бухать, работать вообще не хотят»-подумал он с раздражением. «Бойкот что ли мне объявили? Ладно в жизни не здороваются и проходят мимо (что тоже, конечно, странно). Но по делу-то можно ответить!»

В тиндере последнее время переписка тоже как-то особо не шла.

С друзьями они теперь переписывались только по праздникам.

И на этом все.

«Мдааа, широкий у меня круг общения» - горько усмехнулся он.

С этими грустными мыслями он подошел к стойке.

- Привет, Жека! – поздоровался он с барменом.

Бармен с озадаченным видом повернулся в сторону Влада, но посмотрел будто сквозь него, и, передернув плечами, пошел обслуживать другого клиента.

«Ну это слишком, мне что, весь мир объявил бойкот??» - Влад был взбешен. Но, скандалить и вообще что-либо говорить бармену не стал. Не в его это было правилах, по натуре спокойный и мягкий он старался не вступать в конфликты. Да и самочувствие у него было неважное - шишка у виска, которую он получил, упав в понедельник в душе, нестерпимо болела.

«Пойду домой. Хотя бы интернет меня не игнорирует»

***

По пути мысли у него крутились довольно мрачные. «Как это произошло? Почему в свои всего 32 года я остался абсолютно один в этом огромном городе? Столько людей. А я один. Совсем один. Да мне даже пива выпить не с кем!».

Перед глазами у него пронеслась лента последних нескольких лет:

Вот он не едет к друзьям, потому что в понедельник сдавать отчет.

Вот бросает вроде понравившуюся ему девушку, потому что пока не готов к серьезным отношениям и хочет погулять.

Отклоняет приглашение на другую работу, потому что и на этой неплохо – платят своевременно, да и привык уже тут.

Берет ипотеку и подработку, чтобы оплатить эту ипотеку – времени вообще ни на что не остается.

Каждый день приходя с работы, открывает бутылку пива и идет смотреть сериал. Потому что устал.

Не идет на свадьбу друга – денег нет, да и не любит он мероприятия со множеством незнакомых людей.

Бросает зал. Опять же времени на него нет.

Так, всего за несколько лет он сам посадил себя в тюрьму рутины и предрассудков. А потом и вовсе заточил себя в одиночную камеру.

«Даже если я вдруг умру, никто ведь не заметит» - горько усмехнулся он.

От этой мысли по коже пробежал холодок. «Нет. Нет. Этого не может быть!!»

Какое-то нечеткое видение, словно кадр из старого, давно посмотренного фильма появился перед глазами. Понедельник. Утро. Душ. Он падает. Кровь течет из виска. Он не двигается.

«Воу!» - Влад потряс головой и видение исчезло. «Мда, нужно меньше работать, а то и не такое померещится».

Поглощённый своими печальными мыслями, Влад и не заметил, как оказался у своего дома. Обычная съемная однушка в панельном доме спального района Москвы. Подъезд чистый, люди в нем живут приличные. Ну, это если приличность заключается в том, что в подъезде они не мусорят и пьянки не устраивают.

А вот что творится за закрытыми дверьми никто не знает – в таких домах не только соседа с 1 этажа, но и кто с тобой на одной клетке живет понятия не имеешь. Все деловые, занятые, вечно бегущие в колесе. Тут не до разговоров с какими-то соседями!

Влад от коллектива не отставал и тоже ни с кем не общался. Знал только пару старичков из соседней квартиры, и то, только потому, что кошка Влада по имени Мышка очень любила забираться на балкон к соседям. Соседи ее любовь к своему балкону не разделяли и каждый раз с недовольным видом приносили ее обратно к Владу.

А вот сам Влад кошку свою просто обожал. Он любил гладить ее, кормить вкусняшками, да и что скрывать, Мышка была благодарным слушателем, и Влад частенько изливал ей свои мысли. Обычно, вставляя замок в дверь Влад уже слышал, как совсем рядом мурлыкает Мышка. «Хоть кто-то меня дома ждет» - горько ухмылялся Влад.

Вот только последние пару дней что-то с кошкой странное творилось – она пряталась под диваном и вообще не выходила к хозяину. Влад подумывал уже отвезти ее к ветеринару на выходных.

Открыл дверь. Сегодня Мышка тоже не встретила его у порога. Влад, уже порядком встревоженный, пошел ее искать. Кошка сидела у входа ванну. Вся ее мордочка была в крови!

Влада передернуло. «Мышка, что за хрень, ты что, воробья съела?». Кошка зашипела и убежала под диван. «Да что за чертовщина??» - выругался Влад.

***

«Что-то запах ужасный из квартиры Влада, не кажется тебе? Да и кошка его давно у нас на балконе не появлялась. Сучилось может что?» - спросила обеспокоенном бабка у деда. «Ой, старая, да не нагнетай ты. Молодой парень, может уехал куда, а холодильник открытым оставил. Вот и стухло что-то, наверное». Но Галину Павловну ответ мужа не успокоил. Слишком уж неприятный запах шел. Не может так испорченная еда пахнуть, уж она-то знала. И решилась все-таки вызвать полицию.

***

Влад услышал, что его дверь пытаются взломать. «Да это еще что за черт??». Подбежал к двери – в глазке увидел несколько людей в форме и свою соседку Галину. «Совсем что ли старые головой поехали? Чего им от меня нужно?». В бешенстве он распахнул дверь.

«Ого, сама открылась, и возиться не пришлось – радостно сказал полицейский своему напарнику. А запах и правда ужасный. Ну, пошлите, посмотрим, что тут у нас».

- Куда вы идете? Эй! Что за произвол? – Влад просто не верил своим глазам – посторонние люди просто вошли в его квартиру, да еще и игнорируют его!

- Олег, это из ванны по ходу таращит. Пошли сюда.

Полицейские открыли дверь в ванну. На полу, возле душа, лежал голый мужчина. Лужица крови стекала из его головы. Часть щеки была отгрызена.

«Батюшки, свят свят!» - запричитала Галина и поспешила выйти из квартиры.

- Ну что, оформляем свежий труп? Тут все понятно. Мужчина поскользнулся, упал, расшиб голову и встать не смог. А любимая киса от голода полакомилась хозяином. Вызывай жмуровозку и пиши заключение. Надеюсь быстро приедут, и мы уйти сможем – у меня у жены день рождения, не хочу сегодня задерживаться.

Влад слушал разговор полицейских и не верил в происходящие. Да, это он, его тело лежит в ванной. Почему же он раньше не видел его? И если он умер и его тело там, что что же здесь? Он что, призрак? Дикое предположение, но объясняет многие вещи – игнор коллег и знакомых, странное поведение кошки, его непонятное самочувствие.

Влад настолько привык к бегу в своем колесе, что даже умерев, не смог остановиться. Смерть еще не повод пропускать работу, так ведь?

А если он выйдет из этого колеса, то что будет? Рай, ад или может вообще пустота? Слишком страшно что-то менять. Рутина безопаснее.

«Тяжелый день. Завтра рано вставать.» - подумал Влад и пошел в кровать. Чтобы завтра встать и в переполненном метро ехать на работу. Потом зайти в магазин и вернуться домой. Повторить на следующий день. И еще на следующий. Рутина — это жизнь.

Показать полностью
55

Они снова здесь!

Прильнув к входной двери, я вслушался в тихие шаркающие шаги, которые поднялись на мой этаж, а после принялись методично нарезать круги по лестничной клетке.


Посмотрев в глазок я, разумеется, никого там не увидел. Заметить их теперь не так просто, но можно услышать и достаточно легко почувствовать. Сначала я думал, что это какие-то психи неустанно следят за мной, но со временем понял, что это нечто иное... Нечто уродливое и жуткое… Почему они преследуют меня? Вопрос, увы, без ответа...


Первая встреча с одним из них надолго врезалась в мою память, ровно как и его внешний вид. Бррр… Неудачная пародия на человека! Вначале ты даже не осознаёшь, почему его вид настолько неприятен тебе: маленькие глаза, находящиеся слишком далеко друг от друга, кривая пасть на уровне подбородка, огромный нос, расположенный гораздо выше обычного, и полностью лысая голова… Как ни странно, первое время разум не выделяет ничего особенного, ты видишь просто отталкивающую внешность человека, не придавая значения странностям. Будто смотришь на инвалида, от коих люди привыкли отводить свой взгляд. Однако, когда приходит осознание увиденного и ты понимаешь насколько неправильные черты лица у этого создания, становится жутко... И его взгляд - одновременно пустой и безумный, он словно проникает внутрь тебя, будто это существо пытается узреть что-то, что сокрыто от всего мира за оболочкой твоего тела.


Мне вовек не забыть, как внимательно оно изучало меня из окна давно заброшенного здания, чуть склонив голову на бок и мерзко ухмыляясь. Эта тварь провожала меня своим пристальным взглядом до тех пор, пока я не скрылся за поворотом жилого дома. Но уход от заброшенного здания не подарил мне спокойствия — ещё долгое время я чувствовал на себе его безумный взгляд, будто оно продолжало откуда-то наблюдать за каждым моим шагом.


После этого события, я некоторое время ходил сам не свой, пытаясь убедить себя в том, что мой уставший рассудок просто сыграл со мной злую шутку и не более того. Мне почти удалось это сделать, но тут произошла новая встреча с этим существом. Этим или очень похожим на него.


На этот раз оно жадно вперилось в меня взглядом из окна соседнего подъезда, прислонившись лбом к стеклу и скривив пасть в гримасе отвращения. Это создание слабо отличалось от того уродца, что следил за мной из заброшки: те же неправильные черты лица, тот же пристальный и безумный взгляд, однако оно не было лысым, от чего я и понял, что на самом деле их было несколько...


Да, их было несколько, и все они пристально следили за мной: из окон домов, подъездов, из глухих уличных закоулков... С момента первой встречи я периодически ощущал на себе безумные взгляды этих существ, однако ни одного из них мне так и не удалось рассмотреть вблизи. Пару раз я пытался подойти к наблюдавшему за мной созданию и спросить - какого чёрта им нужно от меня, но стоило лишь мне немного приблизиться, как оно с мерзким хихиканьем исчезало прямо на моих глазах. Вроде только что стояло тут, и вот уже никого нет. Так что заметить их удавалось лишь издали, однако и этого расстояния хватало, чтобы содрогнуться от их внимательного взгляда, направленного прямо на меня.


Всё происходящее начинало напоминать дурной сон. Я уже подумывал обратиться к врачу, как вдруг они исчезли с улиц, от чего я вздохнул свободно... Но как оказалось зря. Спустя некоторое время эти сволочи начали появляться уже у меня в подъезде. И вот сейчас, они снова здесь!


Резко отворив дверь, я увидел пустую лестничную клетку и ощутил привычное чувство паники. Вначале я списывал панику на переутомление и банальное чувство страха перед этими существами. Однако, вскоре стало очевидно, что мой разум всегда бьётся в ужасе там, где ещё недавно находились эти твари, даже если мне не удавалось их заметить. Это чувство, словно мерзкий запах, всегда тянулось вслед за ними. И чем ближе они подбирались, тем сильнее паника охватывала моё сознание.


Бам! Бам! Бам!


Удары в дверь раздались сразу же после того, как я её запер. Прильнув к глазку, я никого не увидел, однако они...


Бам! Бам! Бам!


Ваша дверь когда-нибудь содрогалась от ударов, пока Вы, смотря в глазок, осознаёте, что за ней никого нет?


Бам! Бам! Бам!


И снова звук шагов, шаркающих по кругу на пустой лестничной клетке.


Зажмурившись, я рывком выскочил из квартиры, тяжело дыша от волнения и стараясь не сойти с ума от страха, который практически сразу же овладел моим рассудком, стоило лишь мне пересечь порог. Как и ожидалось, подъезд был пуст. Некоторое время ушло на то, чтобы унять бешеное сердцебиение и убедить вопящий от ужаса разум в том, что на данный момент никакой прямой опасности нет. Спустя несколько минут, мне удалось это сделать. Дыхание моё выровнялось, а паника нехотя отступила. Я осознавал, что будет ожидать меня, едва я покину квартиру. Осознавал и был готов к этому... На этот раз...


Все мои прошлые попытки выбраться наружу в аналогичной ситуации заканчивались крахом. Едва я пытался сделать шаг за порог, как тут же захлопывал дверь, запирая её изнутри на все замки и дрожа как перепуганный заяц. С тех пор сама мысль о том, чтобы покинуть квартиру когда по лестничной клетке бродят эти существа, приносила столько ужаса, что идея подобного поступка казалась мне полнейшим бредом. Уверен, именно этого они и добивались, но не тут то было!


На этот раз, у меня получилось обставить их!


- Шах и мат, сволочи! - Осознавая свой небольшой триумф, я опустился на пол и слегка улыбнулся. - Что вы теперь будете делать? Придётся вам оставить меня в покое, хотя бы до утра...


Бам! Бам! Бам!


Подскочив от неожиданности, я уставился на входную дверь. Дверь в мою собственную квартиру из которой и доносился этот чёртов стук. Какое-то время я просто сверлил её взглядом, чётко осознавая, что меньше всего на свете мне сейчас хочется пересекать порог собственного жилища. Нужно было бежать... Куда угодно... На улицу! Там они меня точно не достанут!


Пока я обдумывал происходящее, этажом ниже раздались до ужаса знакомые шаги, а этажом выше тихое и очень мерзкое хихиканье. Одного шага к лестнице хватило, чтобы понять - на улицу мне ход заказан. Если всего один шаг поселил в моей душе столько страха, то преодолеть хотя бы один лестничный пролёт я просто не смогу.


Выход был один, вернуться в квартиру, однако, мой разум упорно протестовал против этого, помня какой шлейф ужаса тянется за тем существом, что находилось сейчас прямо у меня дома.


Бам! Бам! Бам!


Не до конца отдавая себе отчёт в том, что делаю, я пулей залетел в квартиру и, пролетев коридор, практически запрыгнул в ванную комнату, захлопнув за собой дверь и прижав её дрожащими от страха руками. В квартире царила тишина...


Когда паника окончательно улетучилась, я отпустил дверь и, развернувшись, встретился взглядом с уродливой мордой, которая в свою очередь уставилась на меня, высунувшись из вентиляционного отверстия. Голова этого создания была человеческой, хотя ни одному человеку ни за что не уместиться в вентиляционной шахте обычной многоэтажки.


Осознание того, на что я смотрю, медленно но верно пробивалось в мой измученный страхом рассудок: лохматые спутанные волосы, огромные глаза навыкат, приплюснутый нос и искорёженная диким оскалом пасть... Существо не отрывало от меня своего безумного взгляда, капая слюной из пасти прямо на пол ванной комнаты.


Обхватив голову руками, я опустился на пол и тихо выругался. Не хотелось ничего, ни бороться, ни убегать. За дверью они — вселяющие ужас одним своим присутствием. Здесь это существо, пожирающее меня безумный взглядом... Мне уже было всё равно, я просто ждал когда всё закончится, и я либо умру от остановки сердца, либо очнусь в палате психиатрической лечебницы, с облегчением осознав, что давно сошёл с ума, и происходящее вокруг - лишь результат моего бреда.


Время шло, но ничего не менялось. Более того, всё затихло: ни стуков в дверь, ни шаркающих шагов... Неужели всё закончилось?


Подняв голову, я вновь встретился взглядом с мордой, которая продолжала пялиться на меня из вентиляционного отверстия, всё также оскалив свою пасть. Значит...


Бам! Бам! Бам!


Дверь в ванную комнату содрогнулась под ударами, и когда я уже готов был закричать от отчаяния, за дверью раздался до боли знакомый голос моего друга.


- Эй, чувак! Ты тут? Твоя дверь была открыта...


Не веря своему счастью, я спешно распахнул дверь и упёрся взглядом в существо, которое никак не желало оставлять меня в покое. Оно было один в один как та тварь с заброшки, вот только сейчас это создание стояло прямо передом мной и, склонив голову на бок, жадно пожирало меня своим пустым взглядом.


- Ты тут, чувак? - Открывая свою кривую пасть, оно говорило голосом моего друга, глядя прямо на меня. - Твоя дверь была открыта... Твоя дверь открыта! Была открыта!!! Ты тут?!


Захлопнув дверь, я подпёр её спиной, чувствуя как она сотрясается под ударами существа, которое продолжало истошно вопить с другой стороны.


- Твоя дверь была открыта! Твоя дверь! - Голос моего друга начал перерастать в истеричный вопль. - Твоя дверь была открыта!!! Чувак?! Ты тут?!


- Что тебе надо от меня, сволочь?! - Мой крик практически полностью растворялся в громком стуке и воплях этой твари.


Однако, сразу же после моего вопроса, стук резко прекратился и на какое-то время наступила тишина.


- Ты тут, чувак? - Голос за дверью снова был спокоен и бесстрастен. - Была открыта... Она была открыта...


После чего оно замолчало, вместо этого, в квартире начали раздаваться уже хорошо знакомые мне шаркающие шаги.


Обернувшись к вентиляционному отверстию я убедился, что тот уродец никуда не делся. Его слюна уже сделала на полу изрядную лужу, а он по прежнему внимательно изучал меня своим безумным взглядом.


- А тебе то, что надо от меня, тварь? - Я посмотрел в безумные глаза существа, которые неотрывно следили за каждым моим действием.


Рот этого создания растянулся в некое подобие ухмылки, после чего оно мерзко захихикало.


Схватив первое что попалось под руку, я кинул в эту морду флакончик с шампунем, но он лишь ударился о стену. Существо проворно скрылось в вентиляции из которой ещё какое-то время раздавалось его мерзкое хихиканье.


Ситуация всё больше и больше напоминала мне кошмарный сон, и выхода из неё я не видел. Когда голос моего друга вновь позвал меня, я сделал то, что первым пришло мне в голову. Я постучал в дверь три раза, на манер этого уродца. На какое-то время, все звуки пропали из квартиры, лишь бешеный стук моего сердца нарушал гробовую тишину. Подождав минуты полторы, я снова три раза постучал в дверь, но уже сильнее.


- Ты тут, чувак. - Это был уже не вопрос, а утверждение. Оно словно доказывало мне очевидный факт. - Ты тут. Твоя дверь. Открыта. Дверь была открыта...


Снова три громких стука с моей стороны.


- Ты... - На этот раз голос замолчал. Насовсем.


Подождав какое-то время, я резким движением открыл дверь, зажмурившись и готовый к ужасу, что ожидал меня за ней... Но не почувствовал ничего. Ни страха, ни паники... Меня встретила моя квартира, в которой ничего не напоминало о недавних событиях. Сделав несколько неуверенных шагов, я открыл входную дверь, и равнодушно уставился на пустой подъезд. Кем бы ни были эти создания, сейчас их рядом не было, и мой спокойный разум был тому явным подтверждением.


Счастливо выдохнув, я вышел на лестничную клетку и сделал по ней пару шагов, не веря тому, что всё закончилось, и что чувства страха больше нет. Это было так приятно, что я сделал ещё несколько шагов... А после ещё несколько... И ещё...


Снова и снова я нарезал круги по своей лестничной клетке, тихо и размеренно, чуть шаркая своими тапочками, пока не почувствовал как кто-то пристально наблюдает за мной. Посмотрев на дверь своего соседа, к глазку которой он сейчас прильнул, я подошёл поближе...


Бам... Бам... Бам...

Показать полностью
207

Поджигатели (часть 2 из 2)

Поджигатели (часть 1 из 2)


Живой и подвижный мальчонка притих, стал мало разговаривать и как-то замкнулся в себе. Я надеялся, что это временно и скоро пройдёт, но в голове крепко засел страх, что изменения связаны с кислородным голоданием, и в мозге его погибли важные клетки, а последствия этой гибели необратимы.


– А если с его мозгом всё нормально, просто он увидел там призрака? – предположил мой лучший друг, когда я облегчил душу, рассказав ему про нашу прогулку.


– Призрака? – скривился я, – Какого ещё призрака?


– Солдата-поджигателя. Или любого другого. Мало ли призраков может шляться по заброшенным казармам?


– Ты веришь в них?


– Ну да! Я же тебе тысячу раз рассказывал, как видел привидение двоюродной бабушки после её похорон.


– Да помню.


– К тому же, вы оба слышали, как в подвале кто-то ходил. А дверь-то замотана проволокой.


Я задумался: если он действительно увидел там что-то потустороннее, а не упал в обморок от недостатка кислорода, то, стало быть, никакие клетки в его голове не погибли. И со временем он станет таким, как прежде. На мгновение мне даже захотелось в это поверить.


В четверг я прогулял уроки и вместо школы отправился в «Немезиду» – по утрам в будний день там почти никого (если, конечно, вообще открыт), и поэтому за час просили в два раза меньшую цену, чем обычно. Время с девяти до одиннадцати пролетело незаметно, растворившись в виртуальной реальности сказочного Майами, с его вечнозелёными пальмами, аккуратно подстриженными клумбами, восходящим над лазурным океаном солнцем и солёным ветром, треплющим гавайскую рубаху Томми.


Постепенно стали подтягиваться другие ребята, занимать компьютеры и очереди к ним, так что мне пришлось продлить время ещё на два часа, чтобы гарантированно застолбить за собой место. Я вышел на улицу подышать свежим воздухом и увидел шагающих по тропинке младшеклассников с ранцами на перевес – тропа вела к той самой заброшенной части. Мальцы казались знакомыми, но со спины я не мог их хорошенько рассмотреть до тех пор, пока один из них, тот, что шёл первым, не обернулся, осматриваясь по сторонам, – вот тогда я и узнал в нём сводного брата, а в остальных троих – его дворовых друзей. Не знаю, заметил ли он меня, но виду не подал и продолжил путь.


Какого он там забыл? Мало ему, захотел ещё попробовать? К тому же они явно сбежали с уроков, что для них не по годам дерзко. Я колебался, размышляя, стоит ли догнать их и забрать Виталика домой – вот только сам-то туда не собирался. Так что я вернулся в клуб, решив, что, как только кончится время, отправлюсь в часть и заберу искателя приключений. Но затем подошли мои друзья, я забыл про сводного брата и ушёл гулять до самого вечера.


Вернулся я в половину девятого и застал мальчишку за уроками. Когда спросил его, что он вместе с друзьями делал в заброшенной части, он, смотря мне в глаза, совершенно спокойно ответил:


– Я не ходил туда. Ты что-то путаешь. Уверен, что это был я?


– Конечно, уверен! Я дурак по-твоему?


– Нет, я не считаю тебя дураком. Но и в часть я не ходил. А сейчас извини, мне надо делать уроки.


Ясно, что сводный брат врал самым наглым образом, и, поскольку он не спросил, откуда мне известно о его посещении части, стало быть он заметил меня, когда оборачивался. Но его абсолютное хладнокровие и уверенность сбили меня с толку и, растерявшись, я оставил его в покое.


За ужином родители рассказывали, что в городе резко участились случаи поджогов. Ничего серьёзного, горели в основном мусорные контейнеры во дворах, несколько брошенных дачных избушек на окраине, пара сторожек. Но власти всё равно обеспокоены, они считают, что это дело рук шайки подростков, ведь, кто знает, что они подожгут в следующий раз? Это особенно опасно, учитывая, что до трети всех многоквартирных домов в городе – деревянные (как и наш), и спалить такой ничего не стоит. Поэтому мы с Виталиком должны проявлять бдительность и, если перед нашим домом ошиваются подозрительные люди, сообщить об этом кому-нибудь из взрослых.


Я внимательно наблюдал за реакцией сводного брата на то, что говорили родители, рассчитывая, что он как-нибудь выдаст себя. Но нет, ни один мускул не дрогнул на его лице, мальчик со всем соглашался и поддакивал родителям, но, делая это, как мне показалось, картинно и наиграно.


С мальчишкой мы перестали разговаривать, и я совсем наплевал на то, где он и чем занимается, ходит ли в школу или дни напролёт торчит в подвале заброшенной казармы, – главное, что он возвращался до прихода родителей.


«Почему я должен с ним возиться, он мне даже не родня, – размышлял я, – Пусть делает, что хочет. Моей вины в том, что он изменился, нет. С головой у него тоже всё в порядке, кислородное голодание тут не при чём. У него есть родная мать, она пускай и беспокоится».


Дальше события развивались стремительно, и про шайку подростков-поджигателей заговорил весь город. Как и предполагалось, им довольно быстро надоело поджигать заброшенные, никому не нужные избушки. Они, как самые настоящие живодёры, ловили бездомных или просто выпущенных погулять домашних животных, обливали горючим веществом и поджигали. Их обгорелые тушки находили по всему городу, но ни у одного чудовищного акта не нашлось свидетелей, никто не видел, как подростки измывались и поджигали несчастных питомцев. Рассказывали, что одна девочка вышла искать запропастившуюся во дворе кошку, но искать не пришлось: кошка, вся в огне, прибежала к подъезду и, побившись в агонии, умерла на глазах у своей хозяйки.


Существовала версия, что никакой шайки поджигателей нет, а поджоги – дело рук одного взрослого человека, недавно выпущенного из психбольницы. Кто-то говорил про вернувшегося в город солдата-поджигателя, что пропал после поджога ныне заброшенной части, чтобы за что-то отомстить.


Я не был уверен, что сводный брат замешан в поджогах, но имел основания его подозревать. Набравшись смелости, я решился всё обсудить с отцом, возможно, даже рассказать про случай в подвале. Но отец не воспринял мои слова всерьёз и лишь отмахивался, а, когда я вскользь упомянул про слухи о солдате-поджигателе, так вообще взбесился. Я понял, что зря затеял беседу, и быстренько её закончил.


Глубокой ночью, сквозь сон, я слышал, как Виталик возился в комнате, будто бы сперва одеваясь, а потом, чуть позже, раздеваясь и укладываясь в постель. Затем я проснулся, не сразу осознав, почему. Мальчишка лежал ко мне спиной, с головой укрывшись одеялом. И тут я понял, что не так: комнату осветило ярко-оранжевое зарево, которое могло означать только одно – горит дом напротив. И действительно, деревянный двухэтажный дом горел, с каждым мгновением всё сильнее поддаваясь пламени. Лопались стёкла, хрустела крыша, обитая шифером, люди выбегали в ночных рубашках и ночнушках, а затем возвращались, чтобы вынести что-то из имущества.


Я разбудил отца, и он бросился помогать соседям. Заверещали сирены пожарных машин, но все понимали, что шансов потушить огонь, пока он не уничтожит весь дом, нет. С рассветом от него остались лишь кучи пепла и сажи, погоревшей домашней утвари, да огрызки оштукатуренных стен. Погибли в пожаре два человека: старушка, не сумевшая выбраться и задохнувшаяся в дыму, и мужик, который старался спасти побольше вещей из своей квартиры, но был прибит горящей балкой.


Погорельцев разместили в общежитиях, кто мог – поселился у родственников. В городе ввели комендантский час для несовершеннолетних. Жильцы всех деревянных домов города организовали еженощный посменный караул. В первую ночь после поджога заступил мой отец вместе с парнем из соседнего подъезда, и эту ночь ничего не произошло ни в нашем доме, ни вообще в городе.


Теперь я не сомневался, что этот поганец Виталя если и не сам поджог соседский дом, то уж точно этому так или иначе поспособствовал. Я попытался поговорить с ним об этом, но хитрец и на этот раз прикинулся, что ничего не понимает, и вообще пригрозил, что пожалуется на меня матери.


Я решил, что не спущу с него глаз, и ночью буду чуток к каждому скрипу его кровати. На вторую ночь тоже всё обошлось без происшествий, и малец спокойно спал. А вот третьей ночью он ускользнул из дома, собравшись без единого шума; когда я проснулся, в постели его уже не было. Не знаю, почему, но я точно знал, где искать – в подвале заброшенной части, куда я в одиночестве и отправился.


Я, как и Виталик, спокойно прошёл мимо единственного часового, который дрых, развалившись на лавочке у подъезда. Мной двигала исключительно злоба, и я собирался хорошенько навалять гадёнышу. Я должен его остановить и, желательно, найти доказательства его причастности.


Пробираясь по опустевшему ночному городу, я два раза едва не попался на глаза милиционерам, патрулировавшим улицы на УАЗе. Также пришлось убегать от мужика, который сперва шёл за мной две улицы подряд, а потом стал что-то орать и бросился в погоню. Благо, он довольно быстро перестал меня преследовать.


И вот я добрался до заброшенной части. Конец октября, уже довольно холодно, но я, разгорячённый бегом и возбуждённый опасностью, не чувствовал его. Я осторожно шагал по плацу, залитому лунным светом, и в реальность происходящего верилось с трудом.


Из подвала доносился слабый, дрожащий свет – фонарика или свечи. Я, стараясь не наступить на хрустящее стекло, аккуратно спустился по лестнице. На трубах, на полу стояли маленькие свечки, противоестественно освещая грязный, прелый подвал. Я двинулся направо и скоро услышал голос брата, но не смог разобрать слов. Он исходил из просторного помещения, в центре которого, облизывая потолок, полыхал огромный костёр. Вокруг него, как ученики вокруг учителя, на коленях расселись мальчишки. Ближе всех к пламени сидел Виталик и с закрытыми глазами вещал, точно дельфийский оракул.


Вместе со сводным братом я насчитал двадцать человек. Неразумно было выдавать своё присутствие, но я это сделал, убеждённый, что десятилетки они и есть десятилетки, пусть их и целая толпа.


– Вы чего тут собрались, уроды? – крикнул я и вошёл в комнату.


Двадцать пар глаз тупо смотрели на меня, не моргая. Я растолкал всех марионеток на своём пути, поднял с пола палку, чтобы вытолкнуть из костра горящие поленья и по отдельности затушить. Но марионетки тут же набросились на меня. Первые двое отлетели, как сбитые кегли, а у третьего что-то хрустнуло. Один прыгнул на меня сзади и вцепился в волосы; другие схватили за ноги и пытались повалить. Боковым зрением я увидел, как Виталик схватил кусок трубы и замахнулся, но, обвешанный мелкими гадёнышами как елочными игрушками, я не смог уклониться. Первый удар меня слегка оглушил и вызвал вспышку ярости; тут прилетело с другой стороны, снова Виталик, ещё и ещё… и комната поплыла. Я упал перед костром и, теряя сознание, смотрел на извивающиеся в диком танце лоскуты огня.


Язычок пламени задрожал, сжался и возник на коричневой спичечной головке; я почувствовал запах серы и прогорающей древесины. «Где я? Это сон? Или я мёртв?» – эти вопросы копошились в голове, пока солдат сидел на подоконнике перед открытым окном, курил и чиркал спичками, позволяя каждой догореть и обжечь пальцы. Докурив, он выбросил «бычок» в окно с решетками и вышел из умывальника. Из тёмного кубрика раздавался храп и редкое поскрипывание шконок – рота спала. В кабинете сидели три офицера и пили водку, закусывая чёрным хлебом, луком и шпротами. Одного из них, окосевшего, с красным лицом и с такой же красной повязкой «Дежурный по полку» на руке, я сразу же узнал. Сложно не узнать родного отца.


Солдат ходил в парк, в вёдра сливал «солярку» из КАМАЗа и тащил их на этаж. Я видел это отстранённо, со стороны. Нечто среднее между сном и просмотром телевизора в тёмных очках. Он спустился в подвал, чтобы перекрыть воду, а затем занёс на этаж последнее, пятое ведро, и изнутри запер дверь на ключ. Офицеры, тем временем, совершенно пьяные, дремали за столом. Солдат стулом подпёр дверь их кабинета и принялся расхаживать по кубрику, разливая топливо и растирая его шваброй по полу. Остатки «солярки» он выливал на стены, шкафы, деревянные двери, стенды, информационные щиты. Затем он натянул на себя ОЗК, противогаз, поджёг бутылку наподобие коктейля Молотова и забросил её в кубрик.


Пламя распространилось мгновенно, и началась паника. Кто-то из солдат пытался тушить пожар, сбивая огонь простынями, кто-то открывал окна, но запоры на металлических решётках не поддавались. Звали дневального, чтобы он достал шланг, надел его на кран и, открыв воду, тушил пожар. Но дневального не дозвались, и несколько солдат пробрались через пламя к умывальнику, где увидели, что воды нет. Офицеры выбрались из кабинета и, почти протрезвевшие, стали раздавать приказы, но их никто не слушал. Солдаты стихийно разделились на группы, и каждая из них пыталась выбраться из горящего здания по-своему. К моменту, когда одновременно удалось выбить дверь и выдавить одну из решёток на окне, многие потеряли сознание, надышавшись дымом.


В числе тех, кто прошёл через дверь, оказался и поджигатель, только он вышел не на улицу, а юркнул в подвал. Дежурный по полку, мой отец, заметил его, спустился за ним и нашёл в одной из захламлённых кладовок. Поджигатель выхватил штык-нож и бросился на него. Завязалась борьба, которая закончилась тем, что солдат напоролся на свой же нож. Дежурный проверил пульс, но не нащупал его: солдат был мёртв. Тогда он отнёс тело к разводке водоснабжения, пролез под толстыми трубами и втащил за собой труп, засунув его в щель между полом и стеной…


Я очнулся от острой боли в шее: проклятая крыса вгрызлась в неё длинными, кривыми резцами. Отцепив тварь, я со всей силы швырнул её в стену; с мерзким писком и хлюпающим звуком она врезалась в бетонную поверхность и медленно сползла вниз. В пустой комнате догорел костёр, лишь головешки пульсировали красноватым цветом. Укушенное место болело, из него немного подтекала кровь, и я хотел прижечь рану раскалённым углём, но одумался. Я уже собирался выбираться, как вспомнил про тело солдата, якобы спрятанное отцом. Вооружившись фонариком, я стал искать это место и довольно быстро нашёл. Забравшись под трубы, я дополз до той самой щели и застыл, увидев мумифицированный труп солдата в истлевшей военной форме.


Я поскорее выбрался из подвала и, оказавшись на улице, поразился очередному зрелищу: над городом вознеслось оранжевое зарево и огромное облако дыма. Город горел.


Ревели сирены пожарных, полицейских машин, машин скорой помощи; к тушению привлекли всех, кого только можно. По всему городу, словно факелы или спички, полыхали деревянные дома, без шансов на спасение. Полуголые люди стояли перед кострищем, наблюдая, как жадная, беспощадная стихия пожирает их жильё и имущество; кругом плакали, кричали, ругались, плач переходил в истерику и пронзительный вой.


Слабо помню, как встретил перед нашим догорающим домом отца и обезумевшую от беспокойства за Виталика приёмную мать, как пытался что-то им объяснить, рассказать. Наутро город превратился в задымлённую вонючую клоаку с тлеющими развалинами сгоревших домов, но этого я не увидел: в бреду и лихорадке, с температурой под сорок, я попал в больницу.


Крыса заразила меня острым инфекционным заболеванием, а за этой инфекцией последовало воспаление лёгких, так что я провёл на больничной койке полтора месяца. На всю жизнь я запомнил одну из многих галлюцинаций, что посещали меня во время болезни: я качаюсь по небу на огромных качелях, а под ногами разгорается пламя, и чем сильнее оно горит, тем ниже опускаются качели, и как только я ощущаю прикосновение огня, качели взмывают вверх, и всё начинается заново.


Всего в ту ночь сгорело двадцать три дома. Всех, участвовавших в поджогах, поймали либо на месте, либо позже, после того, как те сдали своих товарищей. Главарь шайки, Виталик, на глазах у жильцов, выбежавших из загоревшегося дома, бросился в самое пекло и больше не выходил, сгорев заживо.


Отношения отца со своей новой женой разладились и завершились разводом. Она считала, что я должен был лучше следить за её сыном и потому виновен в его гибели. После выздоровления я вернулся в нашу квартиру в панельном каменном доме, правда, ненадолго: отцу предложили повышение в другом городе, и он согласился.


Я много думал о том, что мне привиделось в подвале, о трупе солдата; в итоге я рассказал отцу всё как есть. Он немало удивился, но не стал отнекиваться и подтвердил всё, что я видел. Про существование щели в подвале он знал давно, и сразу же решил спрятать в ней тело. Он посчитал, что его могли обвинить в убийстве солдата; тем более, что после пожара в казарме во время его дежурства, ему сулило увольнение в лучшем случае. Так и получилось. Из армии его уволили, а гибель солдата осталась тайной, поэтому он до сих пор считался дезертиром, пропавшим без вести.


За день до отъезда я отправился к руинам дома, где погиб мой несостоявшийся сводный брат. Обгоревшие останки дома покрывал слой нетронутого белоснежного снега; из-под него выглядывали ритуальные венки с искусственными цветами. Помимо Виталика, свою смерть при пожаре здесь нашёл ещё один человек.


Я вспоминал тот злосчастный поход в заброшенную часть; то, каким Виталик был до и каким стал после. Определённо, отчасти во всём виноват и я. Чем дольше я стоял перед сгоревшим домом, тем сильнее ощущал себя непрошенным гостем. Я нащупал во внутреннем кармане зажигалку – ту самую, которую купил для мальца, достал и, пару раз чиркнув, бросил к одному из венков.


– Она твоя, – произнёс я и побрёл домой.

Показать полностью
289

Поджигатели (часть 1 из 2)

Когда мне было четырнадцать, отец, вдовый отставной офицер, решился на новый брак. Казалось, всё складывалось идеально, как в доброй семейной комедии: я получаю хоть и приёмную, но мать, а её десятилетний сын – крепкую отцовскую руку и старшего брата в придачу. Вот только киношного сюжета, где герои вместе проходят через весёлые приключения, сплачиваются и становятся полноценной семьёй, не получилось. Получился другой.


Торопиться и сразу покупать общее жильё мы не стали, план был прост и разумен: мы переезжаем из своей «однушки» в их «двушку», спокойно живём, привыкаем друг к другу, а затем продаём обе квартиры и приобретаем общую трёхкомнатную.


Нельзя сказать, что после того, как мы стали жить вместе, для меня очень уж многое изменилось. Мачеха не вмешивалась в мои дела, не навязывалась и вообще мало мной интересовалась – меня это вполне устраивало. Отец же, видимо, не собирался сразу «строить» мальчишку, а думал дать ему время привыкнуть и принять новый уклад жизни, после чего аккуратно принимать в нём участие. Поэтому, а ещё по причине того, что родители до позднего вечера пропадали на работе, на меня возложили обязанности и старшего брата, и няньки.


С мальчишкой Виталиком мы учились в одной школе, и покровительству старшеклассника он только порадовался. Мне не хотелось возиться со шкетом целый день, поэтому я ограничил круг своих обязанностей: если у нас совпадает время, забираю его после уроков, если нет, он идёт сам, отмечается передо мной, что пришёл, и может быть свободен до девяти вечера. Родители, вернувшиеся домой после тяжёлого рабочего дня, должны увидеть его за выполнением «домашки» – сытого, причёсанного, желательно не пропахшего дымом, и всем довольного.


Виталику такой распорядок хоть и пришёлся по душе, но он всё равно умудрялся нет-нет да и нарушать договорённости, не являясь к условленному времени. Тогда я искал его во дворе и чаще всего находил в небольшом леске неподалёку в компании друзей. Они любили жечь костры всегда и везде, особенно по вечерам, перед тем, как наставало время расходиться по домам. Садились вокруг него и сидели, как заворожённые таращась на пламя. Каждый раз мальчишка оправдывался тем, что залюбовался огнём и потерял счёт времени. Хорошо, что под вечер они возвращались ближе к дому, иначе я бы ни за что не нашёл сводного брата, пока он сам не соизволил бы вернуться. Днём, после школы, они лазили по всякого рода «заброшкам», которых в городе хватало, по паркам, каким-то промзонам, недостроенным гаражам, по ближайшей лесополосе и ещё не пойми где.


Однажды, промозглым субботним утром, после семейного завтрака, нас с Виталиком отправили «погулять часов до шести». В выходной день бродить под дождём с пятиклашкой – последнее, чем мне хотелось бы тогда заниматься, но я изменил мнение после того, как отец полез за бумажником и протянул мне тысячную купюру.


– В кино там сходите, я не знаю.


Отец, наверное, забыл, что кинотеатр сгорел год назад, а даже если бы и не сгорел, то в него бы мы точно не пошли: там показывали никому не интересную ерунду, непонятно откуда они вообще брали эти фильмы. Ну да бог с ним с кинотеатром, ведь у меня на руках целая тысяча рублей! Для школьника огромные деньги по тем временам.


И вот мы с Виталиком отправились в мой любимый компьютерный клуб, один из двух в городе. Пока парнишка о чём-то болтал, я прикидывал, во что бы поиграть: ГТА Вайс Сити, Селебрити Дэдматч или, может быть, Нид фор Спид: Андеграунд? Или Кол оф Дьюти? И оплатить ли компьютер для братца или пусть посмотрит, как я играю? Денег прорва, пусть и малец развлечётся.


Когда я заметил толпу возле входа в подвальное помещение клуба, восторженное настроение моё немного помрачнело. Совсем вылетело из головы, что по выходным народу бывает много, пусть и большинство из тех, кто околачивается рядом, приходят без гроша – просто поглазеть, напроситься кому-нибудь из игроков в помощники и советчики. Я велел Виталику ждать у входа, а сам полез в душное, битком набитое помещение. Встретив по пути нескольких знакомых ребят, я добрался до столика администратора – вечно усталой и злой девицы лет двадцати. Она носила одни и те же мешковатые светло-синие джинсы, кофту-балахон, редко мыла русые волосы, до мяса обкусывала ногти на руках и отчаянно ненавидела посетителей.


– Какой ближайший? Плачу сразу за три часа! – уверенно отчеканил я.


Девушка выдержала паузу, подняла на меня полные презрения глаза и фыркнула.


– Какой деловой! Ближайший освободится через час, на него есть бронь на два как минимум.


– А остальные?


– А что остальные? Кто через полтора, кто через два, за ними тоже занято.


– Ясно, – с горечью ответил я и стал выбираться из душного клуба.


Вот чёрт! В кои-то веки появились деньги, трать – не хочу, а тут такая неудача.


– Ничего нам тут не светит, Виталька! Пошли дальше.


Дальше – это компьютерный клуб со странным названием Немезида, среди завсегдатаев просто Зина, – заведение сомнительной репутации, но пользовавшееся, тем не менее, определённым спросом. Никто не знал график работы клуба – он открывался и закрывался, когда того хотел администратор; компьютеры вечно тормозили, перегревались – рассказывали, что один раз даже горбатый монитор взорвался, словно его начинили взрывчаткой; запросто могло отключиться электричество, а резервного источника питания не было; в помещении по углам шуршали мыши, и постоянно чем-то воняло.


Мы прошли через весь город под противным моросящим дождём лишь для того, чтобы увидеть: клуб закрыт. Я отчаянно подёргал за ручку и остервенело попинал ногой в металлическую дверь, оставив на ней следы грязных подошв.


– Куда теперь? – спросил сводный брат.


– Не знаю. Пошли в магазин что ли, купим поесть.


В ларьке мы взяли по чебуреку и беляшу, несколько пачек чипсов, сухарики и шоколадки, лимонад. Рядом с Виталькой я чувствовал себя увереннее, почти что взрослым. И потребовал пива. Продавщица посмотрела на меня исподлобья, но всё же открыла холодильник и достала бутылку после того, как я невозмутимо уточнил:


– Для отца! Просил холодное.


– И зажигалка у него закончилась, тоже просил взять!


Я удивлённо поглядел на мальчишку. Ну ладно, зажигалка так зажигалка.


– Да, точно. Чуть не забыл. Дайте, пожалуйста.


За время, что мы пробыли в магазине, проклятый дождь лишь усилился.


– Надо бы место найти сухое, чтобы спокойно посидеть, – сказал я, накидывая на голову капюшон и осматриваясь по сторонам.


– А пошли на заброшки, здесь рядом! Места там полно.


– Воинская часть?


– Ну да!


– Ну пошли, давно там не был.


На самом деле я ни разу там не бывал, но не признался. Отец когда-то служил в этой части, хоть и почти ничего не рассказывал про неё, как и про свою службу в принципе. Друзья пару раз звали меня побродить, но я отказывался: не видел ничего притягательного в шатании по покинутым зданиям, грязным и опасным. Можно проткнуть ногу ржавым гвоздём и заработать заражение крови, оступиться или провалиться в какую-нибудь яму, порезаться о стекло – мало ли чего ещё.

Но желание укрыться от дождя, отдохнуть и, не спеша, попить пиво, позволило мне отступиться от своих принципов. Ну и ещё стало немного любопытно.


Будка КПП пустыми окнами и выщербленным под ними участком бетонной стены, в виде полукруглого рта, напоминало живую печь из мультфильма. В одном из окон виднелся прислонённый к подоконнику лист шифера, закрывавший две трети оконной рамы, – из-за него издалека казалось, что будка пропускного пункта подмигивает посетителям. Между зданием КПП и забором когда-то находился шлагбаум, но его утащили, и теперь кривые столбики-опоры бесцельно стояли друг напротив друга, будто пригибаясь от ветра.


Ближайшей постройкой оказалось плоское одноэтажное здание столовой. Ступеньки, ведущие ко входу, раскрошились и проросли травой, прутья ржавой арматуры торчали из них в разные стороны, как порванные гитарные струны. Двустворчатые двери в столовую, видимо, давно уже сняли с петель и вывезли, и на их месте зиял тёмный проём.


– Сюда, может? – спросил я с сомнением.


– Да не, тут крыша течёт. Давай вон в тот дом.


И Виталик указал на стоявшее в отдалении здание в три этажа со следами пожара.


– Это не дом, а казарма. Ладно, хрен с ним. Догоняй!


Мы бежали, с размаха шлёпая ботинками по грязи: она брызгала на штаны, на куртку, но это нас нисколько не волновало. Оказавшись на заросшем плацу, мы перешли на шаг, чтобы восстановить дыхание. Под ногами приминалась пожухлая растительность, которая, как казалось, произрастала не только из почвы на стыке бетонных плит, но даже из самого бетона.


Копоть на стенах казармы поднималась от первого этажа, где её больше всего, ко второму, которого пламя и дым коснулись вскользь. Оконные рамы в большинстве своём пустые и обгоревшие, но на двух из них сохранились железные решётки.


– А пожар случился уже после того, как часть закрыли, или до?


– Так ты что, не знаешь эту историю? – удивился мальчишка.


Я и бровью не повёл и ответил:


– Конечно, знаю. Просто интересно услышать её от тебя.


Мы вошли внутрь, перебрались через горы всевозможного хлама и мусора и очутились на первом этаже. Напротив входа стояла обуглившаяся тумбочка дневального, на стене висел закопчённый информационный щит с растёкшимися пластиковыми рамками. В комнате для хранения оружия ни решетчатой двери, ни тяжеленных пирамид, ни сейфов и шкафов – лишь голые стены с описью имущества на одной из них.


В сыром кубрике с обгоревшими стенами, потолком и полом, пахло плесенью и чем-то кислым, туда-сюда слонялся холодный осенний сквозняк. Кругом валялись каркасы и дужки от шконок, вещмешки, шапки и кирзовые сапоги, бляхи и ремни, прогнившие бушлаты и кителя – чего только не валялось.


Пока я осматривался, малец набрал где-то сухих дров для костра – то, что нужно для того, чтобы высушить промокшие ноги и согреться. Мы выбрали место для привала, устроились на жестяных вёдрах, перевернув их дном вверх, и Виталик стал разводить огонь. Он достал из внутреннего кармана куртки аккуратно сложенную газету, в руках его появился коробок спичек – и вот уже кучу дров осторожно облизывал бледный язычок пламени.


– Ты ведь не читать газету носишь, да?


– Мало ли где придётся костёр разжигать, – ответил он, пожав плечами.


Мы взяли по тёплому чебуреку и принялись есть. Я открыл бутылку пива, сделал несколько глотков, но вкуса не понял и подумал, что он есть, просто нужно к нему привыкнуть. Вытянул ноги поближе к разгорающемуся огню и почувствовал, как легонько загудела голова.


– Рассказывай свою историю, – велел я.


Сводный брат с большим удовольствием её пересказал – то ли потому, что она ему нравилась, то ли ему просто льстило, что я хотел его выслушать. Вся история заключалась в том, что когда-то в части служил солдат и жил в этой самой казарме. Парень испытывал многолетнее и болезненное пристрастие к поджигательству, и пару раз его ловили на попытке поджога армейского имущества. Когда часть решили передислоцировать, рота, в которой он служил, выдвигалась по плану последней: две другие казармы в полном составе уже покинули территорию, как и подразделения, занимавшие второй и третий этажи последней казармы. В ночь перед отъездом он заступил дневальным, а после отбоя сразу отправил напарника спать. Дождавшись наступления глубокой ночи, он запер двери, полил этаж керосином и поджёг. Почти все солдаты сумели покинуть горящее здание, кроме нескольких человек – они задохнулись в дыму. Поджигателя же и след простыл – его объявили в розыск, но так и не нашли.


– Ты веришь в это?


– Не знаю, – ответил Виталик, – Но пожар-то был, посмотри вокруг!


– Ну, могло быть и так, что пожар устроили какие-нибудь алкаши уже после того, как часть забросили.


Виталик покосился на мою бутылку и сказал:


– Дыма без огня не бывает. Так мама говорит.


– Может она и права, – согласился я и глотнул ещё.


Я уже ощущал себя пьяным: в голове шумело, а пол качался, словно морская волна. Тут мне захотелось немного подшутить над мальцом – он сидел серьёзный, напряжённый, как будто к прислушиваясь к чему-то.


– Внизу кто-то ходит… – прошептал я испуганно.


– Ты тоже слышишь? – так же шёпотом отозвался он.


– Ну да. Как думаешь, это призрак солдата-поджигателя?


Что же это он, раскусил мою задумку и сам решил меня разыграть? А по лицу и не скажешь.


– Давай проверим! – предложил Виталя.


– Звуки из подвала…


И тут мне действительно стало казаться, что под нами действительно кто-то ходит. Правильно было бы пойти домой, но алкоголь придал мне уверенности, и мы с мальцом отправились навстречу приключениям. Он хоть и сам предложил спуститься, но шёл позади, вцепившись в рукав моей куртки. Мы вернулись на лестницу и нашли дверь, ведущую в подвал, с накрученной вместо замка алюминиевой проволокой.


– Может не пойдём? – дрогнувшим голосом предложил Виталик.


– Струсил?


– Нет, конечно.


И, размотав проволоку и открыв дверь, мы шагнули в темноту. Только я подумал, что у мальчишки и фонарик наверняка припасён, как он вынул его из кармана куртки и щёлкнул включателем.


– Всегда ношу с собой, – пояснил он.


– Разумно.


В душном подвале стоял спёртый, приторно-сладкий запах. Под подошвами хрустели осколки стекла и комья засохшей земли, лопались рассыпанные по ступенькам ампулы с бесцветной жидкостью. Фонарик почти не справлялся с наступавшей отовсюду невероятно густой и плотной темнотой, что висела в воздухе как столп чёрного дыма. Из неё можно было запросто лепить шарообразные комья, и играть в снежки.


Лестница закончилась, мы ступили на утоптанную грунтовую поверхность. По потолку, стенам и углам змеились трубы разного диаметра, скрываясь в тёмных поворотах направо и налево. Странно, что их до сих пор не срезали и не сдали на металл.


– Есть тут кто! Ау! – крикнул я и приложил палец к губам.


Искажённый голос отразился от стен, заметался по подвалу и сгинул. Мы замерли, напряжённо прислушиваясь к смыкающейся вокруг тишине, но смогли различить лишь наши сердцебиения, капающую вдалеке воду и слабое попискивание грызунов.


Я двинулся направо, и мальчишка последовал за мной, освещая путь тщедушным лучиком света. По углам стояли тёмно-зелёные деревянные ящики; в одном из них мы нашли неплохо сохранившиеся плакаты по тактической подготовке. На стенах попадались надписи вроде таких: «ДМБ 68», «деды Нижневартовск», «скоро домой».


Мы заглянули в первый дверной проём, попавшийся на пути: помещение оказалось подтоплено, и, среди мелкого мусора, в зеленовато-коричневой воде, плавала дохлая крыса. Полки выставленных буквой «П» шкафов ломились от ветхих, разбухших от сырости книг; наверху громоздились свёрнутые в трубочку плакаты, атласы, стопки журналов, тряпьё и даже гипсовый бюст вождя мирового пролетариата.


Следующая комната была полностью завалена мётлами и уборочными лопатами всех возможных размеров, скребками для снега, граблями, кирками, шанцевым инструментом, носилками и дачными тачками. Я немного поворошил кучу хлама, чтобы убедиться, что ничего полезного здесь не завалялось, и уже собрался вернуться к ожидавшему у двери мальчишке, как свет от его фонарика погас.


– Ты зачем фонарик выключил, балда! Быстро зажигай!


Но Виталик не ответил и никак не выдал своего присутствия.


– Что за шутки!


Снова тишина. Я нащупал острые углы дверного проёма и осторожно выбрался из комнаты.


– Виталик! Ты где! Виталик!


Хмель, если он и оставался, тут же выветрился, и вся моя бравада исчезла вместе с ним: стало по-настоящему страшно. Темнота наступала со всех сторон, обволакивала и окутывала отвратительной чёрной материей. Под ногами прошуршала какая-то тварь, стукнулась об ботинок и убежала. Я звал сводного брата и прислушивался к эху; пытался таращить глаза, чтобы увидеть отблеск фонарика вдалеке, вспышку света – что угодно. Но всё без толку. Стало тяжело дышать, к горлу подступила тошнота, я ощутил слабость в ногах и едва не упал в обморок.


Но всё же я устоял на ногах и вспомнил, что наверху, в пакете, осталась зажигалка, которую малец забыл забрать. Не бог весть какой источник света, но хоть что-то: при полном его отсутствии, я абсолютно бесполезен.


Хоть мы и ушли недалеко от лестницы – метров на двадцать – расстояние это, когда я возвращался назад, показалось бесконечным. Я медленно переставлял ноги, вытянув руки перед собой, и прислушивался – вдруг пропажа даст о себе знать. На лестнице я оступился, упал вперёд ладонями и порезал их битым стеклом, но тут же поднялся и продолжил подъём.


Выбравшись из подвала на лестницу, сразу рванул за зажигалкой. Глаза успели отвыкнуть от белого света, а лёгкие не могли надышаться почти свежим воздухом. Мозг ощутил прилив кислорода и придумал кое-что получше, чем чиркать зажигалкой в кромешной тьме. Я подобрал сапёрную лопатку, нашёл промасленное, но сухое тряпьё, намотал на ржавое металлическое полотно и крепко затянул вытянутым полиэтиленовым пакетом из магазина, оставив болтаться длинный лоскут – от него огонь должен был распространиться на основной моток ткани.


В подвал я вернулся, победоносно размахивая пылающим факелом и что было сил выкрикивая имя брата. Я смотрел в каждом углу, заглядывал во все комнаты, но нашёл его почти случайно, решив обернуться и посмотреть, не упустил ли чего сзади. Он спокойно стоял под массивной трубой, метрах в десяти от меня.


– Ты где был? – заорал я и бросился к нему.


– Не помню, – ответил Виталик, чем сильнее меня разозлил.


И тут до меня дошло, что, очевидно, он упал в обморок из-за нехватки воздуха. Лицо бледное, вид отстранённый, отсутствующий – как будто только проснулся после долгого сна. Я взял его за руку и поспешил вывести из подвала, пока догорающий тряпичный факел окончательно не погас.


На улице, к моему удивлению, стемнело; наручные часы показывали восемнадцать тридцать. Над казармой навис огромный лунный диск и мертвенно-бледным светом придавал окружающему пейзажу вид особенно зловещий. Покинутые здания, в которых когда-то кипела, бурлила солдатская жизнь, провожали нас сотнями пустых глазниц. Ледяной ветер колыхал деревья, и они заговорщически шелестели безжизненной, отцветшей листвой.


Домой мы возвращались молча, и мне не давали покоя мысли о том, чем всё могло закончиться. Я корил себя за то, что подверг мальца такой опасности, едва не погубил – и виной тому моё самодовольное бахвальство, глупость и алкоголь, ударивший в голову. Ведь в последний момент Виталик хотел меня отговорить, но я лишь подначил его.


Родителям мы условились ничего не рассказывать ни про посещение заброшенной части, ни, тем более, про наши приключения в подвале. Мы «скормили» им историю о том, как замечательно побродили по торговому центру, а потом засели в компьютерном клубе. Ладони я порезал об стекло, навернувшись на улице.


Следующие несколько дней я наблюдал за поведением парня и не мог отделаться от ощущения, что после случая в подвале он изменился. Родители, ясное дело, никаких перемен не видели. Работа настолько поглотила их, так что, если бы им подсунули вместо Виталика говорящую куклу, то они бы не заметили подмены.



Конец 1 части.

Показать полностью
27

Истории с заправки. Часть 7. Финал

Истории с заправки. Часть 1

Истории с заправки. Часть 2

Истории с заправки. Часть 3

Истории с заправки. Часть 5

Истории с заправки. Часть 6

Восстанавливаться после ранения – отстой.


Восстанавливаться после ранения, без возможности уснуть – отстой похлеще.


Восстанавливаться после ранения, без возможности уснуть, когда на тебя охотится антисоциальный лакей темного божества, с личными счетами к тебе – совсем уж отстой.


Но всем отстоям отстой – это все вышесказанное плюс вызов на работу, так как подменяющий продавец, со слов владельца: «полный и абсолютнейший кретин, страдающий от сознательного деструктивного идиотизма, граничащего с преступными намерениями»


И вот я снова здесь, не смотря на все рекомендации врача, на этой чертовой заправке на окраине города, хоть и слегка потрепанный. А что совсем невероятно – я первый день как вернулся, а уже есть трупы. (об этом позже)


Моя правая нога в гипсе от голени до бедра, и я решил использовать костыли, так как, сюрприз сюрприз – заправка вообще не приспособлена для инвалидных колясок. На гипсе есть надписи и росписи, что довольно странно, так как я не помню, чтобы кто то что-то на нем вообще писал. Но это вполне может быть результатом приема обезболивающих. Вот тут, я вижу, Карлос нацарапал послание «Постарайся не попадать в передряги. К» А вот надпись красным карандашом «Здесь был Джерри» Несколько росписей маркерами, а немного выше по ноге, пришлось неплохо так задрать штанину, чтобы прочитать – надпись «РтРАтК!». Это пугающе загадочно.


Я бы проверил видеозаписи, чтобы узнать кого я подпустил так близко к интимным местам, но владельцы сняли все камеры. Я так понимаю обнаружение той секретной комнаты, полной мониторов слежения, могло вывести вопрос неприкосновенности личной жизни на очень публичный уровень.


Я все же думаю, что убирать вообще все камеры – было поспешным решением. Особенно если учитывать, что Спенсер все еще на свободе. Полиция приняла заявление и конфисковала остатки бомбы. Они к этому делу отнеслись серьезно, и если Спенсер Миддлтон решит объявиться, то его ждет ордер на арест. С Киффером дела обстоят веселее. Полиция не смогла обнаружить даже подтверждения его существования. На его имени нет имущества, нет водительского удостоверения, нет записей в соц архивах. С этим городом его связывала разве, что мутная фотография в старом ежегоднике. Киффер как будто вообще нигде не светился с момента окончания школы, а после провальной попытки Спенсера взорвать заправку он просто свернул предвыборную кампанию и исчез. По указанию шерифа, новый помощник - Арнольд, заезжал ко мне дважды в день. Арнольд не местный, это, наверное, и есть причина, по которой он легко согласился приглядывать за заправкой. У этого темнокожего мужика, почти в два метра ростом, очень густые усы, в них можно посадить садового фламинго. Его глаза постоянно телеграфируют всем сообщение - «перестаньте пороть горячку» и я пока не видел его улыбающимся. Я не знаю по какому пути пойдет Арнольд, он может стать новым Томом, а может и новым Спенсером…. Сегодня на работу меня отвез Арнольд. Мне за руль садиться строго не рекомендуется, что в общем не проблема. Мне дальние поездки в ближайшее время не светят. По пути на работу мы видели внедорожник того бородатого мужика. Внедорожник, зафиксированный на обочине проросшим через него деревом. Я спросил, что Арнольд думает об этом, но он соскочил с темы посоветовав мне не лезть в чужие дела. Я поинтересовался у него о владельце машины, и Арнольд сказал, что скорее всего он заблудился в лесу, как и те туристы прошлой осенью. Поисково-спасательные мероприятия проводились и «так или иначе» его найдут.


По прибытии на работу я принялся за рутину перед началом смены. Я снял кассу после Мальборо и совсем не удивился лишним 150 $, и тому, что это были 150 однодолларовых монет.


Я принял все накладные, накопившиеся за мое отсутствие, и опустошил мусорные корзины. Я надеялся столкнуться с ковбоем, но в туалете был только толстый латинос дальнобойщик, жестоко и с безбожным неистовством карающий толчок и окружающую атмосферу, что заслуживало свою отдельную историю.


Солнце уже клонилось к закату, когда я выковылял, к мусорным контейнерам, балансируя мусорными мешками и костылями и, наверное, выглядя как олененок учащийся ходить. Ну знаете, пьяный двуногий олененок, несущий несколько мешков мусора. Земля за контейнерами все еще была выжжена до грунта. Если отсюда немного углубиться в лес, то можно найти еще участок с выжженными останками, о которых я не упомянул для полицейского отчета и которые обычному наблюдателю напомнили бы остатки человеческого тела.


Прежде чем вернуться, я заметил кое-что странное на боку контейнера. Я сначала принял это за детскую игрушку, влипшую в грязь на внешней стенке. Оно выглядело как огромная гусеница, сантиметров 20 в длину, а когда солнце уже село, я могу поклясться, это начало испускать свой собственный свет. Мягкую "типа-гусеницу" мое присутствие не тревожило, и оно даже не отказалось от Старберста завалявшегося у меня в кармане. Желтый Старберст, ненавижу желтый Старберст, впрочем, все его ненавидят. Тварюжка выдала чуть больше своего органического света пока ела ирис, и я ее слегка погладил. Она только на вид была влажной, а по факту вроде как покрыта маленькими прозрачными волосками. “А ты не так плох”, сказал я пока оно жевало конфету. “Хорошо, что тут есть хоть что-то не пугающее” Оно начало извиваться и уползло к задней стенке контейнера, где было больше грязи, а я пошел к зданию заправки.


Мальборо опять начал курить. Он вроде бросил ненадолго, но потом решил, что страдания, которые он доставляет себе не курением, куда больше страданий причиняемых нам курением пассивным, так что, говоря Математически – ему и бросать то смысла не было. Я надеялся, что после исчезновения лагеря культистов он начнет отходить от всей этой философии, но теперь мне кажется он уже неизлечим.


Ну чтож.


Сегодня был нормальный (ну не то, чтобы нормальный, скорее обычный) день на заправке. Приходили странные люди. Приходили и обычные люди. Ну и я как то потерял счет времени, дочитал книгу, внес кое-какие скучные записи в дневник, и даже в интернете немного посидел. Под прилавком лежит еще одна посылка, предназначенная для меня, но с незнакомого мне адреса. Я пошел на риск открыв предыдущую посылку, и это было круто. Но потом Спенсер меня пытался убить, а мои инстинкты опять не хотят, чтобы я открывал посылку. В какой-то момент ночью раздался телефонный звонок. Точно не смогу сказать, когда именно. Мальборо спал в своем гамаке на сухом складе, а я даже последнего клиента не мог вспомнить. В общем звонок имел место быть в пустыне времени, раскинувшейся от заката до рассвета. «Алло?» «Джек, слушай очень внимательно. Ты меня не знаешь. То, что я хочу тебе рассказать спасет твою жизнь, но только если ты будешь следовать моим инструкциям и делать именно то, что я скажу.

В ящике справа есть бумага и карандаш. Бери их и пиши. Это правила твоего выживания.»


«Первое. Не покидай заправку. Не выходи наружу во что бы то ни стало.


Второе. Не пей воду из-под крана. И не трогай ее. Да даже не нюхай. Теперь пьешь только бутилированную.


Третье. Не верь своим глазам.


Четвертое. Забаррикадируй э….»


«Погоди погоди, где говоришь ручка?»


Он вздохнул, «В ящике, справа»


«Мое право или твое право?» спросил я


«Справа от тебя – как блин оно может быть справа от меня? Я же на телефоне»


И тут я услышал автомобильный гудок.


Это была старая вдова миссис Систранк. Еще одна из местных. это старушка лет этак ста по моим прикидкам, представляющая из себя скелет в плохо сидящем костюме из кожи, у которого примерная область рта вымазана яркой губной помадой.


После смерти мужа миссис Агата Систранк увлеклась коллекционированием спортивных автомобилей и крупногабаритных пикапов, и разъездами на них по окрестностям города в любое время дня и ночи.


Её недавнее приобретение, новехонький Ford F-550 с аэрографией Халка, во всем его разрушительном великолепии, вдоль бортов. Это была миленькая маленькая старушка, не выше 140 см. Ей требовалась специальная обувь, чтобы дотягиваться до педали газа, и она всегда приезжала именно на эту заправку, потому что знала, что я ей обязательно помогу накачать топлива, так как сама она этого не умела и учиться особо не планировала.


«Секундочку» сказал я голосу на том конце линии, «Сечас вернусь. Миссис Систранк надо чтобы я ее заправил.»


«Да послушай же!» прогремел голос, «Не выходи наружу! Выйдешь наружу и ты покойник! Ты меня слышишь!?»


«Конечно слышу» сказал я, подхватывая свои костыли и собираясь выходить, «но я же не на тебя работаю.»


Тут я кладу трубку и выхожу на улицу, чтобы помочь миссис Систранк. Старушка Агата была очень рада, что я вернулся к работе. Очевидно, Мальборо ее нервировал. Она сказала, что он с ней флиртовал и курил даже когда накачивал топливо. Прежде чем уехать она дала мне коробку пустых пивных банок и попросила быть котиком и выбросить их. Не могу отказать Агате.


Принеся мусор к контейнерам, я увидел кое-что невероятное. Светящийся червяк, о котором я ранее упоминал, образовал огромный кокон на стенке контейнера. Не могу объяснить почему, но меня это наполняло чем-то типа…. Как бы описать – что является противоположностью экзистенциальному ужасу? Эйфория? Экзистенциальная надежда? Это вот так ощущается оптимизм?


Опять же, это может и бессмыслица, но вид этой мусоропоедающей гусеницы начинающей отважное путешествие превращения наполнило мою душу трепетом. Как будто это был некий знак. Вот гусеница думает, что мир подошел к концу, а вместо этого становится бабочкой. Мой мир тоже некоторое время как будто идет к концу, дружок. Может и я тоже на грани превращения. Может миру не обязательно быть странным и страшным, он может быть необычным и клевым. Я решил, что назову существо из кокона Старберст, вне зависимости от того будет оно монстром или бабочкой.


Я проковылял обратно к заправке и мельком через плечо посмотрел на мусорку только чтобы увидеть, как один из енотов запихивает кокон себе в рот. Всего несколько мгновений ему понадобилось чтобы полностью съесть кокон, после чего он посмотрел мне в глаза и сгинул в лесу.


Карлос пришел на свою вечернюю смену и спросил меня о самочувствии. Я сказал, что боль терпима. Он кивнул, так как будто этого ответа и ожидал, а я вернулся к чтению книги. Через несколько минут в магазин вошёл бородатый мужчина. Я с трудом узнал в нем того мужика, который ушел в лес за существом, как он его назвал, «удильщиком». Он сильно похудел, борода была растрепана, и он пах так как будто купался в ванне мочи с пердежом.


«Привет!» сказал я когда он вошел. «Ты еще живой! Круто.»


А я упомянул что у него в руках был пистолет? Буквально на мгновение меня посетила мысль – а куда делась его большая пушка? Но спросить я не успел. Он быстро нашел замки на дверях, запер их, а потом быстро подошёл к моей кассе, с пистолетом, направленным на меня.


«Я ж тебе говорил не выходить! Тебе повезло все еще быть живым!» прокричал он, прежде чем схватить телефон и выдернуть его из розетки. После отправки телефона с размаху на пол, он спросил: «Есть еще кто в здании?»


«Ну, дай-ка подумать» сказал я «Ты, я и скорее всего еще один кассир если он просто не свалил в город опять.»


«Я видел снаружи другую машину. Тойота. Твоя?»


«Нет, вероятно - Карлоса»


И как по заказу входит Карлос и замирает при виде бородатого мужика, который все еще держит меня на прицеле. Карлос может даже и подумал бы о том, чтобы что-нибудь предпринять, но вот 20ти килограммовый мешок на плече слегка мешал. Он просто поднял свою свободную руку и спокойно сказал:


«Чувак, нам не нужны неприятности. Если ты за деньгами, ну так забирай. Здесь никто геройствовать не будет.»


Бородач довольно обидно посмеялся и сказал,


«Кое кто будет. Меня зовут Бенджамин и я здесь чтобы спасти ваши жалкие задницы.»


Мы с Карлосом переглянулись. Такой обмен взглядами многое может передать если люди хорошо знакомы. Я пытался сказать ему чтобы он расслабился. Это не самое странное и не самое плохое что когда-либо здесь случалось.


«Ладно» сказал я «Что мы должны делать Бенджамин?»


«Под этой заправкой есть некое зло, и пока я не разберусь что это такое, никто отсюда не уйдет. Потому что я знаю, что кто-то тут заодно со злом. Я это видел. В своих снах. А еще я знаю, что и ты видел»


Ну кое в чем он был не прав. В этот момент из помещения сухого склада выходит Мальборо потягиваясь и зевая. Бенджамин берет его в удушающий захват и приставляет пистолет к голове быстрее чем тот понимает хоть что-то.


«Вы меня слушаете вообще?» прокричал Бенджамин «Я вам говорю, что окружающий вас мир это просто видимость! Тут обитает дьявол и один из вас на него работает!»


Вот тут Мальборо всех очень здорово удивил. Одновременно смеясь и крича


«Давай же сделаем это! Я не боюсь умереть!» он схватил приставленный к голове пистолет и нажал на курок.


Я много хрени повидал пока работал на этой чертовой заправке. Я несколько раз чуть не помер тут. Здесь на моих глазах один и тот же человек многократно умирал. Я видел вещи, которые, возможно, даже не были реальными, я же не могу спать и видеть сны, и не удивлюсь если мой мозг как-то по-своему компенсирует это. Я видел шаровые молнии, людей с голубой кожей, двухголового человека, говорящую собаку, подражателя Элвиса, который был как-то чересчур хорош. Я столько странной хрени видел в этом зале. Но такое удивленное выражение лица я никогда ни у кого не видел. И оно было абсолютно бесценно.


«Да что….. что нахрен не так с вами люди?» спросил Бенджамин отступая от нас.


«С нами все так» сказал Мальборо, с облегчением освобождаясь из захвата. «Что не так с твоим пистолетом?»


«Откуда ты знал, что он не заряжен?»


«Я не знал»


Карлос с шумом уронил мешок кукурузы. Теперь и ему было, что сказать:


«Тебе приятель, пожалуй надо бы идти, пока еще можешь»


«Боюсь не могу» ответил Бенджамин «Не могу пока это здесь и живо. И пока я -»


Сначала я услышал странный шлепок, а потом увидел, как Бенджамин отключился и осел. И только к этому моменту я стал осознавать происходящее и молиться о том, чтобы это было галлюцинацией, но страх на лице Карлоса не давал мне шансов. Тот, кто стоял за Бенджамином, держа окровавленную лопату, тот кто сейчас спас наши шкуры улыбался той восторженной широкой улыбкой которой он улыбается только когда причиняет боль подобную той которую он сейчас причинил.


«Привет Джек» сказал Спенсер Миддлтон. «Скучал?»


Он загнал Карлоса и Мальборо в холодный склад. Мальборо всегда был человеком готовым плыть по течению, так что зашел в холодильник добровольно. Карлос же сопротивлялся, поэтому и оказался весь в синяках, в крови и еле-еле в сознании. На мой взгляд Бенджамин вполне мог бы быть уже мертвым. В лучшем случае он в полном отрубе в увеличивающейся луже своей собственной крови. Спенсер вытащил пару стульев из хранилища и поставил их перед кассой друг напротив друга. Меня он заставил доковылять и сесть на один из них. Потом он развернул один и сел на него лицом к спинке, как типа клевый препод из 90ых.


«Просто хочу, чтобы ты знал,» сказал он, «Я на тебя не злюсь. И он не злится. Он хотел, чтобы я донес до тебя эту мысль»


На лице Спенсера все еще были маленькие капельки крови, которыми его забрызгал избитый Карлос


«Твой босс чтоли?» спросил я


«Ага. Он был расстроен тем, что ты сделал с Киффером, и послал меня показать, что случается с непослушными детьми. Ты уже должен был отправиться на встречу с ним, но тут то все и пошло не по плану»


«Ну наверное не настало еще тогда мое время умирать» ответил я


Вот тут улыбка с лица Спенсера слезла. Он помотал головой и сказал:


«Умирать? Нет… нет нет нет, ты не должен был умереть. Тебе нельзя умирать! Ты нам нужен.»


Я заметил движение за спиной Спенсера, но постарался не сводить глаз с него. Это был Бенджамин. Он был жив и был моим единственным шансом выпутаться из ситуации. Сознание возвращалось к нему и медленно, и слава богу тихо, он начинал подниматься. Я продолжил отвлекать Спенсера


«Кстати о боссе. Расскажи-ка мне о нем. Как он тебя нашел? Кто он вообще?»


Спенсер усмехнулся, «ооооо, у него много имен. Но ты его довольно скоро встретишь. И на этот раз нам никто не помешает.»


«А что будет с моими друзьями?»


«Мне дела нет. Могут с нами пойти. Могут сдохнуть. Это и не важно. Кстати, Джек. А вы выяснили кто бомбу то оставил тут?»


Тут посмеялся я. «Ну, полиция ее забрала. Они знают, что это твоих рук дело. Они все знают. Ну, почти все.


Хотя, в самом широком смысле – они очень мало знают, но знают, что ты пытался меня убить и что заложил тут бомбу.» Спенсер опять помотал головой.


«Ложь во все поля. Хотел бы я тебя убить, убил бы уже. А бомба? Серьезно? Не в моем стиле.»

Он вроде хотел что-то еще сказать, но что, уже не узнать, так как в этот момент Бенджамин дернул его голову сзади на себя и провел ему по горлу ножом размером с крупную чихуахуа, мягко войдя в шею почти на половину. Кровь брызнула из раны несколькими струями, потом остановилась и Спенсера Миддлтона не стало. «Вот тебе» насмешливо сказал Бенджамин толкая безжизненное тело Спенсера на пол, где он продолжил истекать кровью, которая смешивалась с той, что уже была на полу. Не весело будет кому-то здесь все убирать. Когда мы открыли холодильник, то обнаружили что Мальборо маниакально выхаживал Карлоса, полностью залепив его лицо кусками мороженного мяса. «От опухания ж» Я сварил полный кофейник, и мы все расселись вокруг стола у окна. На случай если случайный прохожий, случайно будет проходить мимо, мы накрыли Спенсера куском брезента и поставили табличку «Мокрый пол» рядом. Примерно полчаса мы просто сидели и пили кофе в многозначительном молчании. Когда каждый из нас выпил как минимум по три чашки, Карлос наконец заговорил. Его челюсть дичайше опухла, но произносить слова он вроде мог не сильно напрягаясь.


«Итак. Почему мы до сих пор не вызвали полицию? Тут очевидная самооборона. У меня полное лицо доказательств.»


«Да» сказал Бенджамин после некоторого обдумывания. «Да, давайте позвоним. Это будет правильно. Но завтра Джек нам с тобой предстоит серьезный разговор.»


Я позвонил Арнольду с единственного телефона который здесь ловил сигнал – мобилы Спенсера. Помощник шерифа выслушал то, что я ему рассказал (очень краткая и упрощенная версия событий тут произошедших) и ответил, что он уже одевается и выезжает. Потом я позвонил владельцам заправки. Они были не очень довольны. Сказали, чтобы в следующий раз в первую очередь звонил им.


Ээээ... В следующий раз?


Все остальные все еще сидят за столиком и смотрят в окно. А я взял ноутбук и документирую события пока они свежи в памяти. Я понимаю, что это не конец.


Думаю, заправку придется закрыть на пару дней. Но когда она снова откроется, я буду тут чтобы вести свой дневник и игнорировать все что сюда заходит по мере своих сил.


И, наверное, это значит – продолжение следует….

Автор: Jack Townsend


Переводчики:

1—5 часть Totenkopf, 6, 7 части molas

Показать полностью
37

Истории с заправки. Часть 3

Истории с заправки. Часть 1

Истории с заправки. Часть 2

Бывают моменты, когда наш мир дрейфует так близко к ткани реальности, что я могу услышать нечто, зовущее меня из-за завесы. Иногда, когда я слишком приближаюсь, я могу почувствовать, как это нечто с другой стороны тянется к самым потаённым углам моего сознания.

Я беспокоюсь по поводу Карлоса. Похоже, он не очень хорошо это переносит.

∗ ∗ ∗

Когда я вернулся на работу после вчерашней смены, я был рад обнаружить стопку лежащих на кассовом столе квитанционных бумаг с заметками, выполненными моим корявым почерком. Я не помню, как писал все эти заметки, но я, если честно, много чего не помню. Возможно, я просто слишком усердно работаю. Или, быть может, испарения, выделяющиеся из-под заправки, сыграли со мной злую шутку. Ну или это просто ещё один побочный эффект моего состояния. В любом случае, дарёному коню в зубы не смотрят. Или любому другому подаренному животному в любые другие места, если уж на то пошло.

Честно сказать, мой почерк оставляет желать лучшего. И порой царапины на квитанционной бумаге становятся почти неразличимыми. Поэтому если что-либо ниже покажется вам невероятным, то это скорее всего просто потому, что я неправильно что-то перенёс. С учётом этого - вот моя лучшая попытка транскрипции этих записей:

7:00 - Начинает раньше темнеть.

7:30 – Фермер Младший сегодня ночью приходил на заправку, спрашивал про руки-растения. Я сказал, что их больше нет. Он оставил свой номер на пятнадцатицентовом скидочном купоне для комбикорма из онлайн магазина. Мне кажется, он хочет мне что-то сказать.

9:00 – По-моему, какие-то дети пытаются меня разыграть. Я нашёл садового гнома прямо за рядами свиных шкварок (обжаренные в свином жире кусочки свиной шкуры. Это популярный снек в Америке и Азии – прим. пер.) Не придав этому значения, я положил его в коробку за кассой. Затем я нашел еще одного похожего садового гнома в ящике с газировкой. Его я тоже положил в коробку. У меня не было подозрений ровно до момента обнаружения третьего и четвёртого гномов. Я выносил мусор и обнаружил двух стоящих на ветке дерева гномов, которые смотрели на меня, как горгульи. С помощью стула и метлы мне удалось их сбить и я положил их в коробку к двум другим. Вернувшись к своему столу, я увидел лежащую на моём стуле, написанную красными чернилами записку. Там было написано только «Я в стенах». Не знаю, кто это написал, но бумага пахла апельсинами и плюмерией.

10:00 – Из плитки над кассой слышен какой-то скрежет. Боюсь, что Рокко и его выводок могли снова проникнуть в здание.

11:00 – Фермер Младший звонил в магазин. Спрашивал про руки-растения. Я заверил его, что их больше нет, и что если они появятся, я обязательно ему позвоню. Мне кажется, он начинает подозревать, что я вру.

12:00 – Один из культистов-рекрутов пришел из их лесной общины (их бесит, когда я называю их культистами). Мне известно, что рекрутам нельзя взаимодействовать с внешним миром, но время от времени они пробираются в город, никогда не заходят дальше этой заправки, и покупают сигареты. Им нельзя пытаться вербовать новых членов, пока они не получат почётный статус старшего культиста, но этот культист оказался не очень хорошим. Я знаю, что у них не должно быть имён, но этого я буду называть Мальборо. Думаю, вы догадаетесь почему.

Мальборо находился в магазине минимум полчаса, пытаясь убедить меня пойти в их лагерь вместе с ним (их бесит, когда я называю их дом лагерем). Он пытался воззвать к моей логике, но я твёрдо и вежливо объяснил ему, что логика меня не интересует. Не могу вспомнить, когда он ушёл.

2:00 – Я снова обнаружил себя копающим. Иногда, в самые длинные ночи, я позволяю себе задремать. Мой разум понемногу отключается, и когда я прихожу в себя, я задаюсь вопросом: "Где я только что был? Кто контролировал мои движения, когда меня не было?" Моё тело выполняло эти действия так много раз, что, похоже, оно научилось выполнять их и без меня. Оно пополняло полки с сигаретами, поворачивало автомат для холодных напитков, соскребало плесень со дна вёдер для льда, опустошало ловушки для крыс, и где-то по дороге моё тело нашло лопату, вышло на улицу и начало рыть яму.

На самом деле неправильно говорить, что моё тело «начало» копать. Я, или скорее «моё тело», продолжало копать эту яму снова и снова на протяжении нескольких месяцев. Обычно я прихожу в себя после нескольких движений лопатой. В этот раз я прибавил ещё один фут глубины прежде, чем очнулся и спросил себя: «Чем я, чёрт возьми, занимаюсь?»

3:30 – Я только что заметил дверь в конце коридора, прямо за морозильной камерой. Как долго я работал здесь и не замечал эту дверь? Она выглядит удручающе обычной, насколько обычной может быть дверь, за исключением того факта, что на ощупь она тёплая и вибрирует. Я попытался открыть, но дверь была закрыта.

Вернувшись на рабочее место, я заметил мужчину в пальто, стоящего за бензоколонками, недалеко от наших фонарей, в опасной близости с дорогой. Не могу точно сказать, смотрит ли он на меня или на здание в лесу на другой стороне. Мне бы хотелось, чтобы он не стоял там вот так, спокойно и непоколебимо, с руками, достающими гораздо ниже колен.

Скрежет из плитки над кассой становится всё громче.

3:45 – В магазин зашёл мужчина, тянувший за собой большой, наполненный льдом, чемодан. У него были впалые голубые глаза, прямые волосы в носу и ушах, длинные костлявые пальцы и бумажно-тонкая кожа, обнажающая каждую сине-зелёную вену под полупрозрачной дермой. Он носил котелок и пах молоком. Я определённо не видел его здесь раньше. Мужчина спросил, не заинтересованы ли мы в партнёрстве с ним. Он предлагал фарш по очень низким ценам, но я сказал ему, что наш магазин не очень преуспевает в категории «свежих продуктов» и порекомендовал попробовать себя в производстве вяленого мяса. Перед уходом он зачерпнул около фунта сырого фарша из своего чемодана, положил его на кусок пергамента и дал мне его как «пробник». После того как мужчина ушёл, я отнёс мясо в холодильник, где меня ожидал очередной садовый гном. Я положил гнома в коробку к остальным семи.

4:00 – Карлос рассказал мне кое-что очень странное о Киффере.

4:30 – В нашем городе был парень по имени Спенсер Миддлтон, который ходил в ту же среднюю школу, что и мы с Киффером. Спенсер был только на год впереди меня, но я выглядел гораздо старше и вёл себя гораздо младше, чем он. Я живу в маленьком городке, и в маленьких городках иногда бывает скучно. Для развлечения кто-то распространяет слухи, кто-то занимается ещё более неблаговидным времяпровождением. Последние часто подпитывают первых. По городу ходили слухи, что Спенсер любил пытать и убивать животных. Слухи о том, что родители, братья и сестры Спенсера закрывали двери своих спален по ночам. Слухов не поубавилось даже после пожара в доме Спенсера, откуда невредимым выбраться удалось только ему.

Однажды я увидел, как Спенсер радостно наступает на ящерицу, откидывает назад её голову и смеётся.

Спустя некоторое время, после того как в его доме произошел пожар, Спенсер уехал из города. По общепринятому мнению он уехал, чтобы пойти в армию. Я не знал, что об этом думать, так что я просто об этом не думал. И я бы и дальше не думал об этом, но после всех этих лет мне приходится. Потому что Спенсер Миддлтон только что зашёл к нам в магазин и купил чашку кофе. Он сидит за одним из прилавков и разговаривает с Киффером.

Мальборо вернулся. Он спросил, не могу ли я уделить ему немного времени, чтобы поговорить о его лживой религии (их бесит, когда я называю их религию лживой). Я сказал, что ему нужно уйти. Он выглядел расстроенным.

4:45 – Спенсер и Киффер посидели немного и не купили ничего, кроме двух чашек кофе. Когда они, наконец, ушли, я сообщил обо всём этом Карлосу. Он прятался под одеялом в морозильной камере, хотя я не совсем понимаю почему.

Карлос объяснил мне, что именно произошло. Он закончил свою смену пару ночей назад и собирался уже покинуть заправку, как вдруг увидел, что внедорожник Киффера остановился в канаве у подножья холма. Карлос, будучи хорошим парнем, решил пойти и узнать, не нужна ли Кифферу какая-нибудь помощь. Он сказал, что когда он поднялся и вышел из машины, он услышал звук, похожий на громкий хруст, исходящий из-за границы леса.

Карлос пошёл проверить. Именно тогда он и увидел что-то. Когда я спросил Карлоса, что он увидел, он просто начал паникующе-быстро говорить по-испански. Я не знаю испанского, но я вежливо покивал. Единственным словом, которое мне удалось запомнить, было «Strega», так назывался ликёр, который мы продавали.

Чем бы ни являлось то, что увидел Карлос, оно заставило его рвануть к своей машине настолько быстро, насколько он мог, и быстро уезжать. Вот тогда он и переехал Киффера.

Карлос хороший парень. Но он попал в плохую ситуацию. Он остановился на достаточно долгое время, чтобы выйти, проверить Киффера и убедиться в том, что он определённо мёртв. Карлос не мог ничего с этим сделать. Это был несчастный случай. Карлос был на условно-досрочном. В лесу была эта штука, и Карлосу нужно было принять решение. Так что он погрузил тело в багажник своей машины и уехал.

Он отвёл меня к своей машине, чтобы показать труп. Я могу подтвердить, на сто процентов, что это был Киффер в его багажнике. Не только из-за его легко узнаваемого лица, но и из-за телефона и кошелька, которые были в его карманах.

5:00 – Я наконец устал от скрежета и достал из хранилища лестницу, чтобы посмотреть, что там делают еноты над потолком, но когда я снял плитку, единственное что там было это очередной гном. Их набралась уже дюжина.

6:00 – Мужчина в пальто всё ещё стоит снаружи.

Культист вернулся, потребовав разговора со мной и настаивая на том, что если я просто послушаю его я пойму, что его объяснения превосходны и безупречны, и что я просто буду дураком, если не соглашусь с ним в совершенстве логики и нирваны, которое представляет собой структура его убеждений. Я согласился выслушать его презентацию, если он попросит мужчину в пальто уйти. После заключения поспешного вербального контракта я заставил себя его выслушать. Если честно, он сказал несколько правильных вещей, но я полагаю, что этого и следовало ожидать от вирусного мысленного эксперимента достаточно сильного, чтобы убедить совершенно нормальных людей оставить свою обычную жизнь и жить в коммуне в лесу недалеко от задрыпанной заправки на краю города.

Они называют себя «матеметистами». Они верят, что человечество существует для того, чтобы выполнять всего две задачи: уменьшать количество страданий и увеличивать количество счастья. Правильная жизнь увеличивает количество счастья в мире больше, чем она увеличивает количество страданий. Порядочная жизнь уменьшает количество страданий сильнее, чем она уменьшает количество счастья. Насколько хорош тот или иной человек определяется разницей в увеличении счастья и уменьшении страдания. Очевидно, что если у индивида проявляется негативная разница, то есть если человек увеличил больше страданий, чем счастья, или если он уменьшил больше счастья, чем страданий, то это говорит о том, что данный индивид является попросту плохим. Поэтому, если человек причиняет значительное количество счастья и страданий, он может просто определить чего больше и использовать эту незамысловатую систему, чтобы определить плохой он или хороший. Просто, не так ли?

Матеметисты верят, что наш мир всегда воспринимал плохое и хорошее в неправильном ключе. На протяжении эонов мы пытались увеличить количество счастья, когда вместо этого нам стоило сфокусироваться на уменьшении количества страданий. Поскольку счастье это изменчивый концепт, и чем больше счастья вы создаете, тем труднее его поддерживать, так как счастье имеет чёткий набор убывающих отдач. Страдание, однако, неизменчиво. Страдание является результатом окончания счастья. Страдание чисто и вечно. Для того, чтобы матеметисты были в высшей степени хорошими, они должны положить конец всем страданиям. Поэтому матеметисты работают над бомбой для уничтожения всей планеты.

С уничтожением жизни на земле, они предотвратят бесконечное количество страдания в будущем. С каждой отобранной ими жизнью, целой родословной людей, которые родились бы, чтобы прожить полную страданий жизнь, никогда не будет. Каждое убийство это убийство из милосердия. Каждый счастливый момент больше не будет бледным пятном на лице всех печальных моментов, которые также предотвращены.

Итак, по объяснению Мальборо, их культ смерти верит в то, что убийство есть доброта.

Я сказал ему, что его идеи тупые, что он тупой, и что теперь ему нужно пойти и сказать человеку в пальто, чтобы он убирался.

6:30 – Зазвонил телефон.

Это странно по двум причинам. Во-первых, потому что это был не стационарный телефон. Это был мобильный телефон, несмотря на то, что у нас здесь не ловит мобильная связь. И, во-вторых, потому что это был не просто мобильный телефон. Это был телефон, который я забрал с трупа Киффера.

Признаюсь, я был в затруднительном положении с тех пор, как Карлос во всём сознался. С одной стороны Карлос кого-то убил. С другой стороны это был несчастный случай, но инспектор по УДО мог этого и не понять. Мне казалось, что у меня будет больше времени на раздумья, но когда зазвонил телефон, стало необходимым принять решение.

Я взял трубку.

Я не говорил первым. Голос с другого конца был мне хорошо знаком:

- У тебя есть кое-что, что принадлежит моему боссу.

Это был Спенсер Миддлтон.

- Его телефон и бумажник, - ответил я.

- Что? Нет! Нас не интересует это дерьмо! Мы можем купить еще телефонов и еще бумажников. Ты знаешь, чего мы хотим.

Он был прав. Я знал.

- Это был несчастный случай, - объяснил я.

- Мы знаем. Мы хотим заключить сделку. Ты вернёшь нам его, и мы сделаем вид, что ничего не было.

- Так можно?

- Разумеется.

7:30 – Карлос пришёл на свою смену полчаса назад, и я изложил ему суть сделки. Он был не в восторге, но я чётко объяснил, что выбора у него нет.

Мы припарковали Камри Карлоса прямо за заправкой недалеко от грядки рук-растений и встали достаточно далеко, чтобы нас не схватили за лодыжки. Внедорожник Киффера показался спустя пару минут. За рулём был Спенсер. Он и Киффер вышли без единого слова, прошли с нами и открыли заднюю часть своего автомобиля.

Карлос открыл багажник.

Мы с Киффером смотрели друг другу в глаза на протяжении всего времени, пока Карлос и Спенсер переносили тело из одной машины в другую. У Спенсера были брезент и одеяло для того, чтобы всё обернуть. Когда это закончилось, Киффер положил руку мне на грудь и прошептал мне на ухо: «Ты молодец».

Затем они уехали. Карлос начал плакать, я пошёл обратно в магазин. Был уже почти день, и скоро должен был прийти новый временный работник, чтобы меня подменить.

8:00 – Новый временный работник опаздывал, и я задержался на обеденный перерыв. Сверхурочное время я потратил на расклеивание ценников на всех садовых гномов. Я поместил их в раздел «прочих товаров» по $9.99 каждого и уже продал пару. Я очень хороший работник.

8:30 - Я отошёл в уборную и увидел там человека в джинсах, спущенных до щиколоток. Он носил красно-белые клетчатые семейные трусы и ковбойскую шляпу. Ковбой улыбнулся, когда увидел меня и сказал только:

- Ну, давай, что там у тебя.

Я воспользовался возможностью, чтобы спросить его о том, что подсознательно меня беспокоило.

- Как ты думаешь, всё будет нормально?

Ковбой из уборной секунду подумал, затем подтянул свои штаны, застегнул огромную пряжку ремня и прошёл мимо меня, звеня шпорами о туалетную плитку. Он остановился на секунду, когда был прямо рядом со мной, и чётко произнёс: «Я ценю это». Затем он ушёл.

Понятия не имею, что это значит.

Это все заметки с квитанционных бумаг, но я настроен продолжить вести этот дневник. Думаю, это будет отличным способом создать хронику всех странностей на заправке. Возможно, это поможет улучшить моё состояние, но я не уверен. В следующий раз, когда что-то странное произойдёт, я, возможно, вернусь и напишу ещё. Полагаю, что продолжение следует…

Поправка: Прошу прощения, после дальнейшего осмотра я понял, что некоторые из записей на квитанционных бумагах могли быть перенесены неправильно. Я также внёс пару коррективов в орфографию и исправил некоторые опечатки. В процессе я добавил ещё одну опечатку, для наблюдательного читателя. Наконец, по совету некоторых моих читателей, я удалил ту часть, где я написал номер и адрес социального страхования Фермера Младшего. Кроме того особая благодарность читателю, который отметил, что «Strega» это на самом деле не испанское слово. Я спросил у Карлоса об этом, когда он пришел на свою четвертую смену сегодня, но Карлос просто бессмысленно посмотрел на меня и сказал, что он не говорит по-испански.

Показать полностью
86

Бабушкина мята. Алексей Толкачёв.

Кружку Никита нашел прямо на столе. Это удачно вышло. Стояла там, посудинка кособокая, словно прямо с этим столом и выросла. А впрочем, как же иначе? И еще повезло: в печке котелок чугунный оказался. Дров, правда, у бабушки не нашлось, но это не беда. Вокруг со всех сторон лес. Далеко от избушки не отойдешь, да далеко и не требуется. Всего-то надо хворосту немного набрать, чтобы воду в котелке вскипятить. А зато какие заросли мяты у бабушки на заднем дворе! Да какая душистая! Нигде Никита не встречал такой мяты, как тут, у бабушки. Очень Никита уважал чаек с мятой. Но чая у бабушки, разумеется, не было. Кабы знал Никита, что здесь окажется, непременно захватил бы с собой узелочек с заваркой. Но кто ж мог знать! Впрочем, из одной только мяты тоже очень даже неплохой горячий напиток получился. Никита потягивал его мелкими глоточками и глядел в окно. Ни стульев, ни лавок в избушке не было, но тут как раз кстати пришелся ящик, который Никита притащил с собой. Он послужил вполне сносной заменой стулу, так что чаепитие, можно сказать, проходило с комфортом.

За окном темнел синий лес. В вечерних сумерках он выглядел таким таинственным, таким волшебным! Казалось, стоит лишь войти в этот лес — и тут же попадешь в сказку. Встретишь говорящих зверей, лешего, увидишь ходячие деревья, найдешь цветок папоротника и разрыв-траву… Наверху чем-то гремела бабушка, но Никита весь унесся мечтами в сказку и ни на что внимания не обращал. Представлялось ему, что где-то в лесной чаще он встретит бродячих скоморохов. А может, и разбойников. Может, даже не благородных (сказке ведь никак не обойтись без опасных приключений). Но все же разбойники будут не очень уж злые, и он с ними подружится. От них он узнает какую-нибудь жутко интересную тайну… И конечно, окажется, что лесная птица, живущая в ветвях над разбойничьим шалашом, — это на самом деле заколдованная красавица. И он найдет способ ее расколдовать, и у них будет любовь…

Эх, до чего же жаль, что сказки — это только сказки! А реальность прозаична и сурова… Грохот на крыше стал еще громче. А потом наступила тишина, и за оконным стеклом стала появляться бабушка. Она стекала с крыши вниз по окну и по стене тремя густыми ручейками. Это была еще очень молодая бабушка, скорее всего она еще даже не умела летать. А уж напасть на человека она не могла однозначно. Но она уже понимала, что в ее ловушку попался человек и что ей нужны его кости. А барьер создавать эти твари способны, похоже, с самого рождения. Во всяком случае, эта бабушка барьер поставила, будьте благонадежны! Никита уже трижды обходил вокруг избушки, пробовал в разных местах — никаких шансов. По всему кругу примерно по кромке леса проходит упругая прозрачная стена. Глаза ее не видят, а пройти невозможно. То есть наружу, в лес, невозможно. А из леса сюда — милости просим. Вот Никита, дурень, и прошел. И сидит теперь тут. Так и кормятся молодые бабушки, которые еще без костей. То зверь какой забредет, то птица залетит. Обратно в лес выбраться не может, умирает от голода и становится бабушкиной добычей. Правда, говорят, птицы и звери редко приближаются к бабушкиным избушкам. Чутье у них какое-то есть природное. Людей же бог таким чутьем не наградил. А именно людские кости и нужны бабушкам больше всего.

Нет, Никита все по правилам делал, технику безопасности соблюдал. Выйдя к избушке, сразу не полез, обошел сзади, сказал, как положено: «Избушка, избушка, встань к лесу задом, ко мне передом». Никакой реакции. Стало быть, это не избушка на курьих ножках, а нормальный домик лесника. Тогда Никита и вошел. Да не из пустого любопытства, а просто ночь надвигалась. В доме-то куда лучше ночевать, чем в лесу под открытым небом. А вдруг дождь? У него, конечно, был с собой ящик, но в ящике спать тоже как-то неуютно. Как покойник во гробе… А лишь вошел Никита в дом, так сразу все и понял, да путь назад уже был отрезан. И ведь что оказалось: избушка яйца высиживает! А они, когда наседки, с места не встают и передом-задом не крутят. Вот так и обманулся Никита…

Нет, ну надо же какое злосчастье! Ведь уже, считай, полвека никто избушек с бабушками в здешних лесах не видел! Считалось, что все они уничтожены. Да и откуда бы им взяться, если ящеров и подавно всех давным-давно перебили. Оно ведь как в природе устроено: избушка время от времени сносит яйца, но яйца эти — диетические, из них никто не вылупляется, хоть избушка их и высиживает по велению инстинкта. А вот если эту избушку ящер потоптал — тогда из яиц появятся детеныши. Которые мужского полу — ящеры, которые женского — избушки. Сначала маленькие, потом постепенно вырастают, внутри у каждой какая-то утварь формируется: печка, мебель, посуда. Генетический интерьер. И обязательно — ступа, а в ступе, в свою очередь, зарождается бабушка. Они, бабушки эти, когда покрепче становятся и обретают возможность подниматься в воздух, часто прямо в этих ступах и летают. Говорят, старые избушки вообще практически невозможно отличить от нормального человеческого жилья: у них и занавески на окнах вырастают, и картинки на стенах, и даже, бывает, игрушки детские на полу возникают. А бабушка, пока костей не нахватала, пребывает в состоянии студня. И может так жить очень-очень долго. Ставит вокруг избушки невидимый барьер, поджидает добычу. И когда рано или поздно удается ей поживиться костями, она из них начинает строить свой скелет. Вот тогда она уже превращается в реально опасного хищника. Костяные бабушки уже не в избушках добычу ждут — они ночами над лесом рыщут и нападают на все живое. С матерой костяной бабушкой ни орел справиться не может, ни медведь. Прилетают и к человеческому жилью, люди для них — добыча самая лакомая.

Полвека назад страшные дела творились! Чуть ли не каждую ночь все окрестные деревни бабушки штурмовали. Сколько народу похватали — вспомнить страшно! А уж о домашнем скоте и говорить нечего. Что делать? Мобилизовались мужики, стали днями лес прочесывать. В дневное время бабушки слабее, летать почти не могут, и с ними справиться можно, если вчетвером-впятером навалиться с вилами да с дубинами и все кости переломать. Только потом обязательно останки сжечь надо, а то через несколько дней снова все срастется и тварь оживет. Ради той карательной операции мужики даже прикупили на городской ярмарке двойе-изларца — штуку редкую и очень дорогую. Денег немалых это дело стоило, всем миром скидывались, кому, чтобы взнос сделать, пришлось корову свою продать, кому коня. Жаль до слез, но тоже и понимали люди: если с бабушками не покончить, все одно — скотину утащат рано или поздно. А двойе-изларца — это создание непобедимое! Ему что ни прикажешь — все сделает. Работу ли какую исполнить, поколотить ли кого, разыскать ли что-нибудь — всегда пожалуйста. Любой приказ выполнит, потом говорит: «Албибек!» — и в ящик ложится. И после того ему необходимо несколько часов в темном ящике полежать, отдохнуть, подзарядиться — это непременное условие. Что за создание это двойе-изларца — загадка природы. Вроде выглядит как человек, но не человек. И вообще скорее всего не живое существо. На ощупь — холодное. Но и не машина, потому как слова понимает и само разговаривает. (Да что там, мало ль у природы чудес! Двойе-изларца — это еще что, а вот, говорят, на крайнем юге, там, где только песок и никакой растительности, живут звери типа лошадей, только с двумя горбами, и могут эти звери месяц не есть и не пить. Вот это уж чудо так чудо, хотя, конечно, скорее всего неправда.) А этих двойе-изларца в здешних местах всех уже почти переловили и на службу людям определили. Дикие еще встречаются, но крайне редко. Вот удача-то тому, кто ничейного двойе-изларца встретит! Поймать его, как рассказывают, не сложно. Надо лишь ящик иметь достаточного размера. Показываешь ему ящик и даешь какой-нибудь приказ, не важно, абы какой. Двойе-изларца приказ исполняет, произносит: «Албибек!» — и ложится в ящик. Все, он твой!

Так вот, значит, купили мужики двойе-изларца. Ему бабушку убить — раз плюнуть. В одиночку, безо всякой помощи. Недели две мужицкое воинство прочесывало леса. А избушек с бабушками нигде нет! Что за чертовщина? Откуда ж они каждую ночь к деревням слетаются в таких количествах?! Но однажды наткнулся один из крестьянских карательных отрядов на такое… Волосы дыбом встали у мужиков! Это было целое бабушкино гнездо! Не избушка, а дом каменный! О пяти этажах! И на каждом этаже по двадцать комнат! И почти в каждой — бабушка! От совсем юных, медузообразных, до самых матерых, твердых, таких, что костей больше, чем у ерша! Разве спасет тут дело двойе-изларца? Куда там! Ему ж после ликвидации каждой бабушки в ящике отдыхать надо. Максимум двоих за день успеет ликвидировать, а там и стемнеет… Пришлось народному ополчению своими силами за бабушек приниматься. Несколько дней бойня продолжалась. Да и ночей тоже: бабушки ответные визиты в деревни совершали! Немало народу полегло. Но справились. Победили. Извели тварей. Здание потом подожгли. Там внутри было чему гореть: занавески, полы паркетные, тряпки всякие. Деревянные перекрытия. А потом развалили, разнесли по кирпичикам. Что называется, камня на камне не оставили. Так и лежат сейчас на той поляне эти черные обгорелые кирпичи. Долгие годы после того регулярно туда с проверкой являлись: не зарождается ли проклятая жизнь на этих кирпичах? Не зарождалась… А про дом этот каких только баек старики-очевидцы не рассказывают! Говорят, куриные его ноги уходили глубоко в землю, и когда эта каменная пятиэтажная избушка хотя бы чуть-чуть шевелилась, все вокруг тряслось и лес ходил ходуном! А в комнатах — каких только не было диковинных и непонятных вещей! А над входом, говорят, вывеска красовалась: «Общежитие ткацкой фабрики имени Калинина». Из какого яйца вылупилась этакая громадина? Какая мать-несушка снесла его? И что за исполинский ящер послужил отцом? Вроде в этих-то лесах таких гигантских чудовищ не водится…

Так вот, с тех самых пор никто больше не видел бабушек в здешних краях. Люди стали ходить в лес без опаски. По грибы, по ягоды, на охоту. Ну а Никита в этот раз пошел ловить двойе-изларца. Над такими ловцами в народе смеялись еще больше, чем над кладоискателями, — настолько редкое это явление, дикие двойе-изларца. Никита и сам мало верил в успех своей вылазки. Однако ж на прошлой неделе, когда он тут неподалеку ставил силки на зайцев, попался ему на глаза след… Отпечатки ботинок изрядного размера с характерным рисунком на подошве… Оно, конечно, мало ли что. Может, богач какой-нибудь ходил тут по каким-то неведомым делам со своим двойе-изларца. Только второго, человеческого, следа рядом не просматривалось. Да и владельцев двойе-изларца среди местного населения не было. Ну, в конце концов, кто-то мог просто где-то раздобыть или сделать себе ботинки с такой подошвой… Да все что угодно могло быть. Однако, однако… В общем, сколотил Никита ящик надлежащего размера и поперся с ним в лес. Ходил, бродил, замучился таскать этот чертов ящик, никаких таких следов нигде не встретил, проклял уже свою идиотскую идею, понял, что надо домой возвращаться, да далеко ушел. Солнце начало клониться к закату, и по всему выходило, что лучше заночевать в лесу, а уж завтра с утра — домой. И тут эта избушка!

Сзади послышался скрип дверных петель. Никита обернулся. Слегка приоткрыв дверь, через образовавшуюся щель в комнату вползала бабушка. Вот мерзкое существо! И ведь не убьешь ее никак, пока она в таком состоянии, без костей! Хоть ты ножом ее раздели на части — они снова вместе сползутся и сольются, как ни в чем не бывало. И в огне она не горит, пока живая и бескостная. Не берет ее, такую, огонь. Студенистое тело потихоньку направилось в сторону своей ступы. Ей торопиться некуда. Полежит, отдохнет, подождет несколько дней, а когда Никита от голода сознание потеряет, тут она на него и налезет… В комнате стоял душистый аромат мяты. В котелке была вода, в печке тлели угольки, на полу лежало еще достаточно хвороста. Но пить варево из мяты без чая больше не хотелось. И как Никита ни бодрился, в душу медленно, но верно вползал липкий ужас.

И тут за окном произошло какое-то движение. Что это там? Шевельнулся куст малины, росший неподалеку от избушки, но уже за пределами зоны, опоясанной бабушкиным барьером. Медведь, что ли, лакомится? Шел бы ты, Михайло Потапыч, подальше отсюда. А то не ровен час и тобой кое-кто тут полакомится. Но что это?! Не может быть… Никита боялся поверить своим глазам, но меж малиновых веток в лучах заходящего солнца явно блеснули темные очки! Никита вскочил и поволок ящик во двор. У двери чуть не упал, поскользнувшись на «хвосте» бабушки, еще не успевшем заползти в ступу. Во дворе поставил ящик на попа, замахал руками, закричал… Ветви раздвинулись, и во всей своей красе перед Никитой предстал двойе-изларца! От волнения Никита на какие-то мгновения лишился дара речи. Он постучал рукой по ящику… Перевел дыхание… И наконец выкрикнул кодовую фразу:

Сзади послышался скрип дверных петель. Никита обернулся. Слегка приоткрыв дверь, через образовавшуюся щель в комнату вползала бабушка. Вот мерзкое существо! И ведь не убьешь ее никак, пока она в таком состоянии, без костей! Хоть ты ножом ее раздели на части — они снова вместе сползутся и сольются, как ни в чем не бывало. И в огне она не горит, пока живая и бескостная. Не берет ее, такую, огонь. Студенистое тело потихоньку направилось в сторону своей ступы. Ей торопиться некуда. Полежит, отдохнет, подождет несколько дней, а когда Никита от голода сознание потеряет, тут она на него и налезет… В комнате стоял душистый аромат мяты. В котелке была вода, в печке тлели угольки, на полу лежало еще достаточно хвороста. Но пить варево из мяты без чая больше не хотелось. И как Никита ни бодрился, в душу медленно, но верно вползал липкий ужас.

И тут за окном произошло какое-то движение. Что это там? Шевельнулся куст малины, росший неподалеку от избушки, но уже за пределами зоны, опоясанной бабушкиным барьером. Медведь, что ли, лакомится? Шел бы ты, Михайло Потапыч, подальше отсюда. А то не ровен час и тобой кое-кто тут полакомится. Но что это?! Не может быть… Никита боялся поверить своим глазам, но меж малиновых веток в лучах заходящего солнца явно блеснули темные очки! Никита вскочил и поволок ящик во двор. У двери чуть не упал, поскользнувшись на «хвосте» бабушки, еще не успевшем заползти в ступу. Во дворе поставил ящик на попа, замахал руками, закричал… Ветви раздвинулись, и во всей своей красе перед Никитой предстал двойе-изларца! От волнения Никита на какие-то мгновения лишился дара речи. Он постучал рукой по ящику… Перевел дыхание… И наконец выкрикнул кодовую фразу:

— Эй, двойе-изларца! Оди-на! Ковых-слица!

У двойе-изларца своя особая манера двигаться, странная, на первый взгляд, неуклюжая пластика. Когда двойе-изларца поворачивается, голова его совсем не движется вокруг шеи, и поворот он делает всем своим могучим корпусом. Мужественное лицо, словно высеченное из камня. Непроницаемые черные очки.

— Убей бабушку! — крикнул Никита. Двойе-изларца медленно двинулся в сторону избушки.

Приблизившись к ступе, он вытянул вперед правую руку. Кисть руки словно расплавилась, превратившись в жидкий металл, который, казалось, вот-вот закапает на пол. Но вместо этого рука стала постепенно принимать форму штыка, длинного и острого. Штык все вытягивался, вытягивался вперед и наконец вонзился в студенистое тело бабушки, плескавшееся в ступе. Послышалось пронзительное шипение, повалил едкий фиолетовый дым. Через несколько минут все было кончено. Бабушка просто испарилась.

— Албибек! — сказал двойе-изларца и направился к ящику.

А Никита на дрожащих ногах пошел от избушки к лесу.

Сзади послышался грохот падающего ящика. Двойе-изларца укладывался на заслуженный отдых.

Невидимый барьер вокруг избушки исчез! Свобода!

И тут только Никита позволил себе осознать, как ему было все это время страшно!


Позже, лежа на спине прямо на дворе избушки и глядя в ночное небо, он прикидывал планы на ближайшее будущее. Завтра с утра двойе-изларца отнесет его (и ящик свой тоже, разумеется) в деревню. Там у него будет очередной «албибек». А Никита тем временем расскажет мужикам о своих находках. Потом они снарядят экспедицию, вернутся к этой избушке, сожгут ее и выкопают из земли все избушечьи яйца. За эти яйца они выручат кучу денег! Ведь известно, что их скорлупа надежно защищает от радиации, поэтому из них делают доспехи, в которых можно ходить в Пораженные земли.

А еще надо будет нарвать побольше этой мяты. Чай с мятой Никита о-о-очень уважает, а такой душистой мяты, как у этой бабушки, он нигде не встречал!


Чай с мятой, а может, и не с мятой


Дача. Ночь. Хочется выпить чайку, причем с мятой. А мята в огороде растет.

И не только мята, там и мелисса лимонная, и котовник. А еще рядом — смородина, ее тоже в чай хорошо.

Только темно на улице. Не видно, где что растет. Ну так что же!

Ведь замечательная игра — пойти сорвать что-нибудь в темноте, а там уж как повезет.

Может, это мята окажется, а может, и не мята.

Только надо сорванные листики в чай не глядя кидать, чтобы все по-честному. Игра так игра!

Это как в «Гарри Поттере» конфетки такие были — никогда не знаешь, с каким вкусом попадется. Бывает, что и с каким-нибудь гадким.

Вот и тут: завариваешь листья кипяточком, думаешь, мята, а оказывается — просто какой-то сорняк! Хотя, если подумать, мята — это тоже сорняк.

Показать полностью
35

По дороге в прошлое. Часть IV

Добрый день все.

Подписчики - это, в первую очередь, для Вас. Но и конечно же всем читателям Пикабу.

Это четвертая часть рассказа "По дороге в прошлое", как заметил один из пользователей, рассказ пишется "на коленке", и да, я сам не знаю что будет дальше. И да, советую, даже нет, рекомендую и настаиваю, перед прочтением четвертой части, прочитать мой рассказ "Поезд призрак" https://pikabu.ru/story/poezd_prizrak_6674972, сами потом поймете почему.

Вот предыдущие части:


Часть первая https://pikabu.ru/story/po_doroge_v_proshloe_6661326

Часть вторая https://pikabu.ru/story/po_doroge_v_proshloe_chast_ii_666300...

Часть третья https://pikabu.ru/story/po_doroge_v_proshloe_chast_iii_66671...


Приятного чтения.

По дороге в прошлое. Часть IV Фантастический рассказ, Мистика, Авторский рассказ, Фантастика, Длиннопост

Казалось, что этому кабинету уже очень много лет, уж точно более шестидесяти. Кабинет был оформлен в старом советском стиле, коричневые деревянные панели на стенах, такой же коричневый ламинат елочкой, красный длинный ковер от входной двери до стола, и люстра со стеклянными «висючками». У дальней стены стоял массивный деревянный стол. На столе лежали книги, какие-то записи, стоял красный телефонный аппарат с дисковым набором. Рядом стоял ещё один стол, но тот был уже и пустой, с обеих сторон маленького стола стояли стулья, было очевидно, что это был стол для подчиненных, которые то и время приходили в этот кабинет с отчетами.

За окнами, которые были расположены по одной из стен кабинета, светила неподвижная луна. Звуков тишины слышно не было, напротив, за окном раздавались крики птиц, шум какой-то техники, а иногда и разговоры людей.

У окна стоял мужчина в милицейской форме, руки его были сложены за спиной. Мужчина о чем-то размышлял, и было видно, что он не может найти ответ на вопрос, который в данный момент занимал все его внимание. В кабинет постучали.

- Войдите, - спокойно, с некой добротой в голосе сказал мужчина.

- Добрый день Владимир Петрович. Вызывали? – в кабинет вошел мужчина, лет тридцати, который так же был одет в милицейскую форму.

- Да Андрюша, вызывал. Дак что ты говоришь? Они здесь? Они приехали? Как-то смогли пройти через нашу защиту? – с каждым словом голос мужчины становился все строже.

- Так точно, товарищ полковник. Как проникли не известно, скорее всего у кого-то из них был наш пропуск, с той картой через защиту пройти не проблема.

- То есть ты считаешь, что это сделал кто-то из наших сотрудников? – только сейчас мужчина обернулся и посмотрел на собеседника.

- Ни как нет. Считаю, что к нам проникли воры, которые украли пропуск у одного из наших сотрудников. Но не переживайте, товарищ полковник, я разобрался с незваными гостями и отправил к ним Столбняков. Столбняки не вернулись, так что, смею предположить, что задание выполнено и Столбняки вернулись в свое время.

- Ты отправил к ним убийц из прошлого? – полковник вздернул одну бровь. Было видно, что Владимир Петрович не доволен и вот-вот сорвется. – А как же мой ребенок?

***

- Ну давай же, заводись, кусок машины! Чтоб тебя, - Дима со всей силы ударил по баранке «Буханки». Машина уже как час не заводилась, в итоге, Дмитрий полностью посадил аккумулятор.

Как оказалось, Юля не так уж и хорошо подготовилась к путешествию. Нет, не так, подготовилась то она хорошо, но не тщательно. Дима перерыл весь салон автомобиля в поисках «Кривого», но так его и не нашел.

Юля, после краткосрочного пробуждения Александра, все время провела на улице. Девушка развела небольшой костер, поэтому вовсе не чувствовала холода. Девушка пыталась собрать куски своей памяти воедино, но чем сильнее она напрягала свое сознание, тем дальше уплывали воспоминания по тоннелям мысли.

Теперь, воспоминания многолетней давности, казались не настоящими. Чем дольше девушка проводит время в дали от станции, тем более нереальными становятся воспоминания. Все чаще Юля ловит себя на мысли, какая станция? Что за бред? Какое путешествие во времени? Я же просто работница автосалона, может я из психушки сбежала? А может просто головой ударилась и позабыла все к чертям собачим? Но ведь как-то я тут оказалась! Привела ребят, да и вообще, все что тут происходит не поддается логическому объяснению. Значит есть не только Юлино, но и сама «Спутница» …

В этот момент глаза Юлии расширились, девушка вспомнила название научной станции, на которой она проживала много лет, и которая находится в Юлино, «Спутница», да, так и есть, станция называется именно так, или называлась, или будет называться? Мозг опять поплыл, девушка, которая хотя и так сидела на снегу, чуть не упала в обморок.

Тем временем, в машине, Саша пришел в себя. К другу сразу же подбежал Дима и подал Саше бутылку с водой, помог привстать и попить воды.

- Как давно я валяюсь без сознания, словно бомж нашедший сотку? – Саша попытался улыбнуться, но височная боль не позволила ему это сделать.

- Как только стемнело, я наехал на Юлю, потом голос из динамиков, потом свет опять включился и тебя не было. Кстати, где, черт тебя дери, ты был?

- Я не знаю… В тот момент, когда все это началось, кто-то схватил меня за ногу, и потащил в сторону леса. А потом… Ты не поверишь, но мне кажется, что я был в прошлом… В своем прошлом. Садик, школа, больница, отрывками… Бред да? – лицо Саши вновь скорчилось от боли.

- Не думаю, я уже не знаю, во что верить, а во что нет. Когда свет погас, со всех сторон начали доноситься странные звуки, рычание, крики, смех, плач… Все слилось в унисон. Я попытался шагнуть к тебе, чтобы забрать пистолет, но сзади тебя уже не было, а вот пистолет валялся на снегу… Потом звуки прекратились, так же неожиданно, как и начались. Тебя ни где не было, мы с этой, - Дима кивнул в сторону Юлии, которая была на улице, - Вернулись в машину, она рассказала мне очередную порцию фантастики, а потом появился ты.

- Появился?

- Именно, просто спальник с сумками начал шевелится, я сначала то испугался, но потом твой стон услышал, вещи раздвинул, смотрю ты лежишь.

- Вообще ничего не помню, - Саша взялся за голову.

- Еще это, ты указал на Юльку пальцем, и сказал, что она нас убьет, завтра.

- Вот это поворот, не помню… Да и с чего бы… - Сашу перебили стуки женских кулаков по стеклу «Буханки». Юля колотила по машине, улыбалась и что-то кричала.

Дима открыл дверь, и впустил девушку внутрь.

- «Спутница»! – девушка прокричала это слово с нескрываемой радостью и обняла Диму.

- Что еще за спутница? – Дима отодвинул Юлю от себя.

- Так называется станция! Та, куда я еду! Именно там я провела много лет, вроде бы, но это точно «Спутница», а значит, вы понимаете, значит я не спятила, и я не сумасшедшая. И я вспомнила еще кое-что, - Юля осмотрелась, увидела пистолет и схватила его.

- Нет, не дай ей выстрелить, - заорал Александр.

- Да не парься ты, там патронов нет, - спокойно ответил Дмитрий.

- Да, верно, тут нет, а там есть, - девушка пальцем показывала на свой портфель.

- Нет, я же достал оттуда пистолет, - успокоившись, и вновь включив больного, пробормотал Саша.

Дима взял портфель, заглянул внутрь и не поверил своим глазам, на дне портфеля лежал точно такой же пистолет, который сейчас держала в руках Юлия, а также пара обойм.

- Ну вот, теперь мистика началась, - простонал Саша и всем телом рухнул на сумки и спальник.

- Да нет, же, нет никакой мистики, вернее, в общем, слушайте.

***

- И так, Юлия, - Владимир Петрович посмотрел на девушку суровым взглядом. – Я ничего не могу поделать, это не мое решение, но тебе придётся покинуть проект.

- Но дядя Вова… то есть, Владимир Петрович, я не понимаю, я же делала все, что Вы мне говорили…

- Молчи, никто не должен знать, что это придумал я, иначе, ты сама понимаешь, что со мной сделают. Все, это больше не обсуждается! Единственное, вот, возьми, - Владимир протянул девушке кусок пластика.

- Это же, - Юля не могла насмотреться на ценный подарок, - Это же пропуск, но ведь если кто-то узнает, что Ваш пропуск у меня…

- Это не мой, - Владимир перебил девушку. – И вот ещё, возьми портфель. Он так же был в руках Столбняка, так что его свойства идентичны свойствам станции.

- Но это только здесь, а там, за полем, это будет обычный портфель.

- Вот именно, поэтому, не доставай оттуда пистолет, а деньги трать, чтобы ни в чем не нуждаться, пока не вернешься вновь.

- Как долго мне жить за полем? Я ведь могу вернуться сразу же, как пожелаю, кто меня остановит?

- Ты права, остановить тебя никто не сможет, однако, я прошу тебя, устройся на работу и жди, вскоре к тебе прибудут двое, в общем, все инструкции ты найдешь там же в портфеле.

- Да, я поняла вас, - Юля еле сдерживала слёзы.

- Не переживай, ещё свидимся, - грозный полковник милиции вдруг стал обычным человеком. Владимир улыбнулся и обнял Юлию. Через пару минут придут люди и увезут девушку за пределы поля.

***

- А нам сказала, что ствол нашла, а деньги вообще копила, - не поднимая головы и не открывая глаз, пробормотал, с какой-то обидой в голосе, Саша.

- Мне так было велено, простите, вы должны были мне поверить и пойти за мной. А остального я не помнила, я так часто перечитывала инструкции, что начала верить в свою легенду. А сегодня вот вспомнила, но и то не все.

- Дак что же не так с портфелем? – после неких раздумий поинтересовался Дмитрий.

- Он тоже в петле. Ну, все то, что лежало в нем вчера, так же появится и в новой петле, так же, как и все в этом месте. А то, что в нем лежало исчезнет. Ну, если бы я положила туда, к примеру, сборник рассказов Владимира Волкова, то сейчас бы он исчез, тут, в петле. А так как я приехала с деньгами, то их больше в два раза не станет, ну, понятно? – Юля сама не понимал, что говорила. Но вроде как её объяснения показались внятными для ребят.

Тихо! – скомандовал Дмитрий. – Слышите? Это похоже на…

- Вертушку, - прошептал Саша, поднимаясь с пола «Буханки».

Ребята выглянули прислонились к окнам по левой стороне. Огромные по размерам вертолеты, в количестве пяти штук, летели над полем. Вертолеты летели прямо, но удивительным было не их появление, в столь странном месте, а то, что к каждому из них был прикреплен железнодорожный пассажирский вагон.

Видимо, пилот одного из вертолетов отвлекся, но на секунду он нарушил строй, а потом, резким маневром, вернулся обратно в строй.

Спустя пару минут, вертолеты скрылись в дали, а спустя ещё пару, скрылся и их шум, вновь погрузив окружающую «Буханку» местность, в полную тишину.

- Вы заметили? – прошептал Саша.

- Что? Вертолеты? – попытался пошутить Дима.

- Нет, из того вагона, что качнулся в стороны, что-то выпало.

Свет лампочки включился, двигатель буханки ожил.

Показать полностью
45

По дороге в прошлое. Часть III

По дороге в прошлое. Часть III Мистика, Фантастика, Авторский рассказ, Фантастический рассказ, Длиннопост

Часть первая: https://pikabu.ru/story/po_doroge_v_proshloe_6661326

Часть вторая: https://pikabu.ru/story/po_doroge_v_proshloe_chast_ii_666300...


Добрый день. Прошу прощения, что вчера ни чего не публиковал, не был в городе. Эта часть короткая, но в ней в принципе сама идея, следующая будет длиннее.



Конечно, детей любят все, но своих. Нет, чужие дети, они тоже дети. Можно быть крёстными, или тётей, дядей, и любить детей друзей, родственников. Но когда вокруг тебя двадцать чужих детей… Видимо в воспитатели идут только те люди, для которых действительно чужих детей не бывает.

«Тихий час прошел, скоро идти на прогулку, а потом ужин. Так, а вот уже и ужин. Фу, опять эта каша. Так, стоп, какая каша? И чего этот мальчик лезет в мою тарелку? Дать ему ложкой что ли, нет, нельзя, он же ребенок. Так, а кто я? Какие у меня маленькие руки. Черт, каша упала, опять шорты испачкал, опять маме стирать руками. Так, а зачем руками, есть ведь стиральная машина, или нету? Или её нет ещё? Да отвянь ты от моей тарелки! Что-то мне не хорошо, почему так кружится голова? Ничего не вижу, где я?»

- И именно в этот день, в день знаний, наша школа приглашает вас в первый класс. Давайте родители поддержим наших детей, возьмем их за руки и поведем их в новую, не совсем, но взрослую жизнь.

«Какая страшная тётя, и микрофон у неё такой смешной, с проводами, давно таких не видел, или только их видел? А как же мой микрофон, дома, беспроводной? Или у меня ещё нет микрофона. Так, ну вот я сел, парта, цветы. Почему ко мне никто не садиться, а нет, мальчик какой-то, что там у него написано, Дима, будем знакомы. Опять голова кружится, ничего не вижу.»

- Саша, Саша, как –ты? – Юля стояла над молодым человеком и пыталась привести его в чувства, рядом, где-то неподалёку кричал Дима.

- Они повсюду, Юля, патроны есть ещё, Юля! Как Саня?

- Где мы? Что случилось, давно я валяюсь?

- Свет погас, ты сзади стоял, и эти повсюду набежали, Дима стреляет… Саша, Саша, говори со мной, не отключайся.

Я помню, что сейчас будет. Это же все из-за Катюхи, да, точно. Вот брат её, с друзьями, они же старше нас на пару классов. Сейчас бить будут. Вот, первый удар, как же больно челюсть, странно, я же вроде должен был зуб потерять, а вот, второй удар, вот и зуба нет. Так, я уже валяюсь, пинают, вот ведь черти, втроем. Так, а этот чего упал? Точно, Димон, и где он эту трубу только найти успел? Двое убегают, улыбаюсь. Как же я смешно выгляжу, зуба нет, кровь изо рта идёт. Димон, спасибо дружище.

***

- Юля, где ты? – Дима стоял в полной темноте, фонари «Буханки» погасли, видимо сел аккумулятор.

- Да тут я, вот только Саши нигде нет, - Юля водила руками в темноте в том месте, где только что был Александр.

Дима руками схватился за голову в одной руке держа пистолет.

- САША!!! – что было сил закричал Дмитрий, - САНЯ!!!

- Саша, - изо всех сил, но все равно по девичьи прокричала Юля.

Где-то по ту сторону леса послышалось шуршание, рычание, стон, крик, смех. Как будто все звуки смешались в унисон. Дима взял Юлю за руку и потащил в фургон, оставаться на улице было опасно.

Юлия и Дмитрий не обратили бы на это внимания, слишком много они пережили за короткое время, но луна, как и ранее солнце, была неподвижна и находилась в одном положении. Как и днём, сейчас на улице не было ни звука. Звук был только тогда, перед нападением. А было ли нападение? Ведь ребята никого не видели. Но с другой стороны, в те моменты, когда Дима стрелял в сторону жуткого рычания, звуки с той стороны прекращались. Но куда же делся Саша? Люди просто так не пропадают, значит кто-то или что-то утащило Сашу. Может это нападение было запланированным, чтобы отвлечь ребят и похитить одного из них.

- А теперь рассказывай, - сухо, твердо и властно произнес Дима, - Только не смей врать. Рассказывай все, что ты ищешь, зачем тебе в Юлино, кто ты такая?

- Да я сама хотела бы разобраться. Давно, лет двадцать назад, я работала медсестрой в детской больнице, в Перми. Однажды к нам привезли мальчика, ну как привезли, родители его. Подрался он после школы. Да даже не подрался, а избили его, трое били. Ни чего серьезного, лёгкое сотрясение, зуба нет, улыбался как придурок, - Юля улыбнулась. – А вот дальше, вся моя жизнь изменилась после встречи с тем мальчиком.

***

«Мама вызывает скорую, да помню. Дима главное, что до дома довел, но сам не пошел, побоялся видимо, что и ему влетит. Лежу в машине скорой, укачивает. Какой холодный стол. Как же не приятно, какая холодная игла, что там у меня на голове. Ну вот, швы будут. Так, кровать, видимо можно поспать.

Какая симпатичная медсестра. Так, а мне сколько, точно, мне же двенадцать. Стоп. Я её знаю, это же, черт, не может быть…»

- Здравствуй Саша, ну что, девушку не поделили? Или защищал от хулиганов? Или за косичку дернул? – медсестра улыбалась и что-то читала в бумагах, но тут же посмотрела на Сашу, когда тот схватил её за руку.

- Юля, ты должна меня выслушать…

***

- Что было потом? Что тебе сказал тот мальчик?

- Дело в том, что он не успел ни чего сказать, я потеряла сознание. А когда я очнулась, я лежала на кровати, вокруг все было белым, руки ноги были привязаны к кровати, - по щеке девушки скатилась слеза, - Ко мне приходили люди в халатах, таких же белых, как и все вокруг. Они спрашивали кто я, откуда я, как меня зовут, как я к ним попала. А я же ведь и не понимала, куда я попала. Я рассказала все что знаю, сказала, что последнее, что я помню, как меня зовут. На меня смотрели как на сумасшедшую. Потом уколы, какие-то провода на голове, на теле. Последнее, что у меня спросили, перед тем как отправить в Юлино, это какой сегодня год.

- Это то тут при чем? – удивился Дима.

- Я так же подумала и ничего не понимая ответила, что сейчас две тысячи третий год, люди в халатах что-то записали, посовещались и все. Меня поместили в автомобиль и увезли в Юлино, там я пробыла пятьдесят два года…

- Более бредовой чуши я не слышал… - Дима не видел Юлю, но смотрел в ту сторону откуда доносился её голос, - Хотя, с учетом того, чего я тут насмотрелся, я уже не знаю во что верить, а во что нет.

- Зря ты так, - обижено произнесла Юля, - Ты не представляешь, что это за место. Время там работает иначе, вернее оно там вообще не существует. Люди не стареют, но за это надо платить, надо работать. А в остальном там ты ни в чем не нуждаешься.

- Что же ты тогда сбежала оттуда?

- Меня выгнали.

- Кто же?

- Вот он, - Юля пальцем указала в конец салона «Буханки».

В этот момент габариты фургона вновь засветили, а в салоне включилась лампочка. Под спальным мешком, где-то в конце салона, что-то начало шевелится. Дима направил пистолет в сторону спальника, но тут же смог разглядеть то, что шевелилось, это был Саша.

- Саня! – вскричал Дмитрий и подбежал к другу, - Саша как ты?

Александр с трудом открыл глаза, посмотрел на друга, а потом повернулся к Юле и указал на неё пальцем.

- Она убьет нас, завтра… - сказав это, молодой человек потерял сознание.

Показать полностью
40

По дороге в прошлое. Часть II

По дороге в прошлое. Часть II Мистика, Авторский рассказ, Рассказ, Фантастический рассказ, Длиннопост

Первая часть https://pikabu.ru/story/po_doroge_v_proshloe_6661326



Кругом было много снега. На улице было спокойно, ветер не качал кроны деревьев и не вьюжил снег. Асфальтированная дорога была еле заметна, было очевидно, что по ней давно никто не ездил. По одну сторону дороги стеной расположился лес. Огромные деревья, словно стражники, скрывали от взора то, что скрывалось за ними. По левую же сторону были поля, поля, которые, как казалось, не имели границ. Однако, в те моменты, когда облака не закрывали горизонт, было видно, что там, далеко, в конце огромных полей стояли высокие горы. А самым удивительным было то, что не было слышно ни единого звука. Время в этом месте как будто остановилось, но ведь облака то движутся…

- К-к-куда они делись? – заикаясь, указывая пальцем в ту сторону, откуда они только что приехали, бормотал Саша. – Вы же видели? Они просто испарились. Дим, Юля, аууу, чего молчите? – Александр обернулся к друзьям, но было понятно, что они в таком же шоке, как и сам Саша.

И действительно, как только «Буханка» пересекла ту странную черту между асфальтом и снегом, две полицейские машины, которые пару минут оставались на месте, попросту растворились в воздухе.

- Да тут не только это должно волновать. Мы то с вами выезжали, ещё темно было, а сейчас, вон посмотри, солнце высоко, как будто полдень, - Юлия прикрывала глаза рукой и смотрела в небо.

- И часы остановились, - добавил ещё одну странность Дима. – Ладно, надо ремонтироваться и ехать дальше, - молодой человек оглядел сдутое колесо. – Юля, есть запаска?

- Да, на крыше, два колеса, - не отрывая взгляда от неба крикнула девушка.

Друзья провозились с «Буханкой» около часа, а может и больше, точно сказать было сложно, вернее невозможно, ведь часы у всей троицы не работали. Но тут всех удивила Юлия.

- Ребята, подойдете сюда, - прокричала девушка откуда-то слева, - Смотрите, вот эту ветку, именно под этим углом, я воткнула в снег, - ребята смотрели на Юлю и ничего не понимали. – Вот же глупые. Видите, там, где тень, я провела пальцем по снегу?

- Ну, начал что-то понимать Дима, - А времени то сколько прошло? Если ты хочешь, чтобы тень сдвинулась, то надо ждать очень долго, - молодой человек улыбнулся и зашагал прочь к «Буханке».

- Дим, вы колесо поменяли? – спросила вслед Юлия.

- Да, давно уже, - не оборачиваясь ответил Дима.

- Дима, я ветку воткнула, когда вы колесо менять начали.

Теперь это было не предположением, а доказанным фактом, время в этом месте остановилось. Но в каком месте? Где они сейчас находятся и как из этого места выбраться? Пару раз Саша уходил назад, в то место, в котором растворились полицейские автомобили, но каждый раз он уходил всё дальше по дороге. Договорившись, что мальчики на право, а девочки налево, Дима и Саша заметили, что они не могут пройти через деревья и даже десяти метров. Сначала деревья расположены на расстоянии в метр друг от друга, потом в пол метра, а потом и вовсе не протиснуться. Идти же налево – в поля, было так же нелогичным, так как у этих полей не было видно конца. А горы, а что горы, может они огромные, и находятся в сотнях километрах от «Буханки».

Оставалось одно, ехать дальше по дороге.

Вся троица, позавтракав или пообедав, или, в общем не важно, как сказал Саша, уселась на свои места в «Буханке». Дима вновь сел за руль, Юля в этот раз села на пассажирское сидение, ну а Саша, так и остался в салоне. Фургон медленно тронулся вперед.

- Юля, поищи радио, может что поймаем, или хотя бы узнаем где мы.

Ручка приемника сбегала в одну сторону и вернулась в другую. Ни чего, только помехи по всем частотам. Хотя нет, в одном месте, на одной из частот, не было ни чего. Вроде не удивительно, но там не было помех.

- Оставьте тут, - попросил Саша из салона, - Раз везде помехи, то там и искать нечего, а тут, может быть просто, ну не знаю, перерыв что ли.

Посчитав эту версию самой логичной, Юля прекратила поиски хоть каких-то звуков из динамиков автомобиля.

Дима вел машину по заснеженной дороге. Юля дремала в пассажирском сидении, то и дело поднимая голову, а затем резко роняя её обратно в сон. А вот Саша был занят куда более странным делом. После того, как они оказались в этом странном месте, в котором время остановилось, а полицейские машины растворились в воздухе, Саша стал подозревать, что Юля знает куда больше, чем говорит. Ведь смотрите как странно, никто в городе не хотел им помогать, а она вот, появилась как из-под земли, да и уже со всем наготове, и сразу скомандовала в путь. Да и не казалась она такой удивленной от происходящего, как два друга. В общем, пока Юля спит, а Дима ведет машину, Саша решил порыться в салоне «Буханки».

Консервы, бутыли с питьевой водой, при чем запечатанные, вермишель быстрого приготовления, кастрюля, тарелки, кружки, чай, печенье и прочие припасы. Канистры с бензином, веревка, фонари, батарейки, топор, палатка в мешке, спальные мешки и прочее снаряжение. Сказать, что Саша был раздосадован – это ничего не сказать.

Но тут на глаза Александра попался портфель, который лежал за канистрами с бензином. Саша, аккуратно, чтобы не разбудить Юлю и не привлечь внимание Дмитрия, вытащил портфель из-за канистр. Портфель оказался тяжелым. Молодой человек заглянул внутрь и чуть не присвистнул от удивления. Портфель был наполнен деньгами, при чем не просто деньгами, а исключительно купюрами с изображением Хабаровска.

Но портфель всё равно не мог столько весить. Саша опустил руку ко дну портфеля, и тут же замер от того, что он нащупал на дне. Раздвинув купюры и заглянув в рюкзак, Саша подтвердил свою догадку, на дне рюкзака лежал пистолет.

Саша резко закрыл рюкзак и отодвинул его от себя. В голове крутились всевозможные мысли и версии, но не одна из них не могла быть реальной, ведь уж слишком в нереальном месте они оказались. Откинув свои размышления, Саша вновь взял портфель. Теперь молодого человека интересовал задний карман портфеля. Саша открыл карман и обнаружил в нем старую фотографию. Глаза молодого человека округлились, голова закружилась. Он вновь отодвинул портфель, но на этот раз портфель был куда легче.

- Дима, как думаешь, может это, мальчики направо, а девочка, девочки, черт! А она налево? – голос Саши дрожал, молодой человек сильно нервничал.

- Да, я не против, - первой ответила Юля, - которая проснулась от Сашиных слов.

«Буханка» остановилась на обочине. Солнце по-прежнему было высоко, ни ветра, ни звука по-прежнему не было. Саша первый вышел из машины, сильно хлопнув дверью. Юля, которая вышла второй, сильно удивилась такому поступку и ещё некоторое время смотрела Саше вслед.

Дима подошел к дереву и уже хотел было расстегнуть ширинку, как в этот же момент Саша отдернул его за плечо и повел дальше в глубь леса.

- Да ты спятил что ли? – удивился такому поведению друга Дима.

- Смотри! – Саша достал из кармана пистолет.

- Это то у тебя откуда, - Дима невольно отошел от друга.

- Это, это я нашел в её портфеле. А ещё, я нашел там деньги, много денег, исключительно оранжевые купюры, просто пачками! – Саша был на взводе.

- Ну и? Она же сказала, что готовилась к поездке, вот и взяла с собой на всякий случай. Да убери ты пистолет то!

А что ты скажешь вот на это? – Саша протянул Диме фотографию.

Дима долго смотрел на старый снимок. Глаза молодого человека бегали по фотографии, но Дима по-прежнему не мог понять, как, почему и откуда. Дима резко зашагал в сторону «Буханки», у которой уже стояла Юля.

- Откуда это у тебя? – проорал Дмитрий, толкнул Юлю к машине и поднял фото прямо перед глазами девушки.

- Где ты это взял? Отдай! Это моя фотография! – так же яростно прокричала девушка.

- Я ещё раз спрашиваю, откуда она у тебя? – как будто не услышав Юлю, проорал Дима.

Сзади Юли и Димы уже стоял Саша, который не стал прятать пистолет, всем своим видом показывая, что он не побоится им воспользоваться.

- Понятно, значит ты рылся в моих вещах! Да отойди ты от меня, - Юля толкнула Диму и отошла в сторону. – На этой фотографии мои бабушка и дедушка, это единственная фотография, которая у меня есть. А пистолет, его я нашла, когда прибиралась в одном из автомобилей автосалона.

- Чушь! – проорал Дима и ударил кулаком по кузову «Буханки». – Этого не может быть! На фото, это мои родители, которых я ищу, - голос Димы стал спокойнее, но и более слабым. Силы начали покидать молодого человека, и он опустился на колени. – Кто ты такая? Рассказывай.

Саша смотрел то на Юлю, то на Диму. Александр понял, что пистолет лучше убрать. Он вроде бы и хотел вставить слово, чтобы разрядить обстановку, но тут из динамиков донесся женский, приветливый голос.

«Уважаемые сотрудники и гости нашей станции, желаем всем доброй ночи, завтра, как и вчера, нас ждет день, нас ждут открытия. Следующая петля начнется через двенадцать часов, пожалуйста, отдохните и наберитесь сил».

Медленно, как будто лампочки в кинотеатре, перед показом очередного фильма, солнце, что не меняло своего положения, начало гаснуть. И вот, лишь габаритные фонари «Буханки» освещали двоих путников.

Показать полностью
57

По дороге в прошлое

По дороге в прошлое Мистика, Авторский рассказ, Фантастический рассказ, Рассказ, Длиннопост

В дверь били так сильно, что казалось, в металлическом листе вот-вот появиться вмятина. Саша встал с кровати и посмотрел на часы, семь утра. «Кто же может явиться ко мне так рано, в воскресение» - подумал молодой человек, надел очки и направился в коридор, в сторону не прекращающегося шума.

Саша заглянул в глазок, конечно он тут же узнал своего лучшего друга Диму, и сразу же отворил дверь. Дима вбежал в квартиру и остановился напротив Александра. Саша никогда не видел друга в таком состоянии. Глаза Димы были сильно выпучены, каждая мышца на лице была напряжена, зубы скрежетали друг об друга. Но спустя пару мгновений, лицо Димы расслабилось, а за ним и обмякло все тело, молодой человек упал на пол.

Когда Дима открыл глаза, он уже лежал на Сашиной кровати, его друг сидел в кресле напротив.

- Ну, рассказывай, - почти что потребовал Александр.

- Долго я тут лежу уже?

- Ну минут тридцать точно, я уже думал скорую вызывать.

- Да уж, прости, пожалуйста, не знал к кому ещё пойти. Мама моя, и папа, короче, умерли они… - последние слова Дмитрий произнёс на вздохе, но смог сдержать слёзы.

- Не понял, - Александр не находил слов. Саша давно знал Диму, так же и его родителей. – Прости, Дим, я не знаю что в таких случая говорят, я просто, я… Что случилось? Может принести что-то выпить?

Оставшийся после дня рождения Самогон пришелся кстати. Билеты на самолёт были заказаны, но до вылета было ещё долго. Саша прекрасно понимал, если он не нальёт Диме, тот обязательно найдет где выпить, и велика вероятность того, что он попросту не попадёт на самолет, чтобы лететь во Владивосток. Именно там, где-то в шестистах километрах от города, в небольшом селе и работали в больнице родители Дмитрия. Родители Дмитрия услышали про программу «Земский доктор», ну это когда врачей привлекают в отдалённые регионы России, там им дают жилье, хорошую зарплату и все условия для работы. Родители Дмитрия подумали, что сына они уже вырастили, в деньгах они не нуждались, а вот помогать людям всегда хотели. Так они и переехали, из Перми в Приморский край.

- Ну и вот, у них же там на пять часов больше, - рассказывал Дмитрий, - И говорит, что родители мои не вышли на работу, оба. Сначала то никто не паниковал, ну мало ли, проспали, заболели, замок от двери сломался. Подождали час, давай звонить, никто трубку не берет, вот и пошли проверять их, село то маленькое, от больницы до дома десять минут быстрым шагом, - Дмитрий сделал глоток самогона прямо из бутылки. – Заходит в подъезд санитарка, её отправили проверить всё ли в порядке, видит, в квартиру родителей бабка какая-то ломиться. Оказалось, это соседка с первого этажа, мои то на втором жили. Выяснилось, что топят они её с утра. Вызвали полицию ну и… - Дмитрий вновь сделал глоток, - Мёртвые они там, короче.

- Да не, не верю, как так то, сколько им, сорок девять или пятьдесят? – удивился Александр.

- При чем тут возраст, суицид.

- Вот щас вообще не понял, - Саша застыл от шокирующей новости.

- Да вот так. Говорят, мать пошла в ванную, включила воду, намотала петлю и повесилась, а потом, когда отец увидел, не смог мол пережить, взял нож, да и там же, вены то и порезал. Вот так мне следователь и сказал.

- Что за бред то? – Александр вскинул руки вверх. – Что бы твоя то мама, да сама с собой, да ещё и в петлю полезла! Вовсе что ли?

- Вот и я так же сказал, дак вот только кто меня слушать то будет, по крайней мере сейчас. Прилечу туда, и начну разузнавать все, сейчас то что толку версии строить. Одно ясно, не сами они, не могла мать так поступить, а если бы и поступила, уж отец то точно бы за ней не отправился, обо мне бы хоть подумал, или записку бы какую мне написал, если бы и решился на суицид. Но что бы вот так…

- Короче, дружище, ты как хочешь, а я с тобой полечу, давай, заказывай ещё один билет!

***

Пермяков Владивосток удивил очень сильно, даже не то что бы удивил, а озадачил. Первая мысль друзей была одна – Где снег? На улице февраль, температура минус десять, а снега нет.

Сразу же из аэропорта Дима и Саша направились на автовокзал, хотя сразу же все равно не получилось, от аэропорта до города, было ещё около сорока километров.

По прибытию на автовокзал, Дима пошел за билетами, а Саша остался на улице, решив подышать свежим воздухом, а заодно и перекурить сигаретку. Через десять минут к нему подошёл Дима, лицо его было озадачено.

- Что-то не так? - Поинтересовался Александр.

- Вообще ничего не понимаю. Нам надо в посёлок Юлино, что в пятистах восьмидесяти километрах отсюда, так? Вот на карте, - Дима достал телефон, - Вот это село или посёлок.

- Ну и? – не понимал Саша.

- Дак эта, - Дима махнул рукой в сторону автовокзала, - говорит дурак я. Не ездят говорит туда автобусы. Мол посёлок уже как пятьдесят лет пустует, что не живёт там никто, уехали все.

- Гонишь!?

- Иди сам спроси, - Дима отобрал у Александра сигарету.

Спустя пять минут из-за дверей автовокзала послышался крик Саши.

- Да руки то ты убери свои! Я же нормально спрашиваю, вообще что ли тут больные все на востоке то? Я турист, понятно вам, - возмущался Саша, пока его из здания выталкивали охранники. Через минуту он подошел к Диме и прикурил сигарету.

- Ну что? Я гоню? – съязвил Дмитрий. – Пошли в полицию, что ещё тут поделаешь.

***

Через час друзья стояли возле здания полиции, что на улице Овчинникова. Разговор с полицейскими не заладился, и прошел довольно быстро. Было сказано много, что мол заняться не чем, зачем от работы отвлекаете, мы вас сейчас на пару суток закроем и так далее.

- Ну что Димон, я хрен знает что делать, я конечно тебе соболезную, но что-то дичь какая-то творится. Куда же твои родители то уехали месяц назад? Нет такого посёлка то, ты с ними вообще связывался?

- Ну да, вернее, я звонил им, но там связи нет, они мне как-то письмо отправили, почтой. Там и написали, что всё хорошо, до поселка доехали, квартиру им выдали, ну и что связи нет в посёлке, сказали писать будут.

- Ну а мент то тебе как дозвонился? Ну тот, что следак, не по почте же он тебе сказал о случившемся. Значит так, пошли гостинку снимем, не на улице же решать и думать, как дальше быть.

- Девушка, да нет же, ну как так-то? И что мне делать…алло…алло, вот дрянь, трубку бросила, - Дима уже пол часа звонил в такси. Сначала в одно, потом в другое, третье… Везде где слышали словосочетание Юлино и срочно нужно ехать к родителям, либо бросали трубку, либо некультурно выражались в адрес Дмитрия.

- Хрень какая-то.

- А я тебе о чем, ты тоже молодец, родителей отправил работать, а куда даже не проверил. Дай телефон.

Александр быстро нашел интересующий его номер телефона: - Алло, прокат автомобилей? Мне нужна машинка на завтра, да конечно, да всё есть, хорошо, спасибо.

- Всё, завтра с утра берем машину, и едем в твоё это Юлино, разберемся что к чему, а пока давай это, поспим, устал я.

***

Так как водительское удостоверение имел только Дима, то именно и он стоял у стойки оформления автомобиля. Приятная девушка задала Дмитрию несколько вопросов, взяла его документы и начала заполнять договор.

Так как молодые люди пришли к самому открытию, в автосалоне никого не было, кроме их самих, девушки за стойкой, и молодой девчонки уборщицы, которая именно в этот момент мыла пол рядом с пустыми столами сотрудников. Саша никак не мог оторвать взгляд от этой уборщицы. Она была такой простой, такой естественной, что не могла не привлекать к себе внимания. Отсутствие макияжа, длинный хвост нижи поясницы, стройное тело, большие, нет, просто огромные глаза. Наверно Саша так бы и пялился на девушку, если бы краем уха не услышал разговор Димы с сотрудницей салона.

- Ну что же, вот, поставьте подпись тут, и машина ваша, но всего на пару дней, - сотрудница салона льстиво улыбнулась. – Куда собираетесь поехать, если не секрет, или так, покатаетесь по городу?

- Нет, мы за город, в Юлино… - Дима интуитивно поднял голову и посмотрел на сотрудницу салона.

- Вот дебил… - еле слышно прошептал Александр.

- А знаете, совсем забыла, именно этот автомобиль не прошел у нас ТО, да, именно он, а ещё на нём резина летняя. И вообще, у нас сегодня нет ключей от автомобилей, в общем, мы не можем дать вам автомобиль, - девушка можно сказать вырвала договор из рук Дмитрия, и взглядом указала на выход.

Возможно Дмитрий и хотел что-то возразить, но Александр взял его под руку и вывел из автосалона.

- Что это было? Нет, ну ты слышал? – возмущался Дима.

- Ну а ты сам то ещё не понял, что можно говорить, а что нельзя? У них тут какие-то проблемы с этим Юлино. Никто не признается, что оно есть, или что там кто-то живет. И уж тем более, все как будто бы в курсе, что туда нельзя никого пускать, тем более приезжих.

- Ну не подумал, прости, в следующий раз буду знать, не последний ведь авто прокат в городе!

- Да не будет следующего раза, посмотри, - Саша схватил Диму за плечо и повернул в сторону салона. Сотрудница, которая отшила молодых людей, кому-то звонила, постоянно смотрела на ребят и на тот самый договор, в котором Дмитрий указал все свои данные.

- Твою мать, - Дмитрий опустился на корточки и взялся за голову.

- Ладно, может попутку поймаем…

- Нет, не надо попутку, - голос был настолько добрым, чистым, приятным и просто волшебным, что ребята сразу же обернулись, а Дмитрий, забыв, что сидит на корточках, ещё и умудрился упасть.

В нескольких метрах от ребят стояла та самая уборщица. Дима и Саша молчали, молодые люди не заметили, как к ним подкралась эта милая незнакомка, молчание перебила она.

- Я могу вас туда отвезти, мне самой туда надо, одна ехать боюсь, а из местных никто ехать не хочет. То ли бояться, то ли ещё что.

- Машина то у тебя есть? – первым из ступора вышел Дима.

- Да, но нам нужно поторопиться, пока она, - незнакомка посмотрела на сотрудницу автосалона, - не сообщила куда следует, что мы туда собираемся. Идите за мной, кстати, я Юля, - девушка улыбнулась.

- Я уже очень давно планирую эту поездку, специально устроилась на работу, чтобы накопить деньги и поехать, - Юля завела друзей на стоянку, которая располагалась за автосалоном. – Вот, вот наша машина.

Дима и Саша стояли в полном ступоре. Перед ними стояла старенькая «Буханка». Колеса на автомобиле были большие, такие специально ставят для путешествий по бездорожью, спереди на бампере располагалась лебедка, на крыше стоял ряд дополнительных фар.

- Ну же, скорее, поехали, - взволновано прошептала Юля.

- Подожди, а как же еда, хотя бы чуть, чуть? Вода, бензин? Ехать то весь день, а на этом, и того дольше, - видя волнение девушки, Дмитрий невольно занервничал.

- Там все есть, я долго готовилась, там консервы, вода, теплые вещи, скорее.

- Ну ладно, поехали, а…

- Карта тоже там, - перебила Сашу Юля. – Только есть проблема, я ездить не умею.

Несколько мгновений ступора, и Дима уже сидел за рулем «Буханки». Машина не спеша покинула территорию парковки и двинулась в направлении, которое указала Юлия. Проехав примерно километр, путники услышали вой полицейских сирен.

- Не хотят нас пускать туда, - со злобой прошипел Саша.

- Прорвемся, - Дима сильнее надавил на педаль газа.

Погоня продолжалась около двадцати минут. «Буханка» уже не ехала по городским улочкам. Видимо Юля заранее знала, в каком именно месте ей надо работать, так как автосалон был расположен на краю города.

Полицейский автомобиль то догонял «Буханку», то замедлялся. Экипаж по громкоговорителю приказывал «Буханке» остановиться, но на обгон не шел. Спустя ещё какое-то время, полицейских машин стало три.

Юля перебралась назад салона, что-то поискала в сумках, и кажется нашла то, что искала.

- Ты что, спятила? – прокричал Саша.

- Что там такое, - не отвлекаясь от дороги спросил Дмитрий.

- Да она чёкнутая, тормози, надо сваливать!

- Нет, не смей, едем, - прокричала Юлия.

В тот момент, когда один из полицейских автомобилей решился на обгон, боковая форточка буханки открылась. Полицейский, что сидел в автомобиле ДПС, широко раскрыл глаза от испуга, прямо на него смотрел ствол сигнальной ракетницы. Снаряд вылетел из ствола, пробил стекло машины ДПС и начал скакать в салоне «десятки». Водитель автомобиля не справился с управлением, машину занесло и выкинуло на обочину.

- Дура!!! Нас же посадят за такое!!! – прокричал Саша.

- Не успеют, - Юля пробралась ближе к Дмитрию, - Видишь, снег видишь? Гони туда, быстрее.

И в самом деле. Перед ребятами, прямо на дороге, примерно в трёхстах метрах, начиналась настоящая зима. Сугробы вдоль дороги, заснеженные ветви деревьев, да и сама дорога, была покрыта снегом, как будто по ней давно никто не ездил, одна проехать было можно.

Пуля из табельного оружия попала прямо в колесо «Буханки». Машину закружило на дороге, но, благодаря Диминому мастерству, «Буханка» не перевернулась. Машина ещё некоторое время проехала по снегу, после чего остановилась.

- Ну всё, привет тюрьмам Владивостока, - смирившись прошептал Саша.

- Нет, смотри, - Дима повернулся и посмотрел назад. – Они не преследуют нас.

Два автомобиля ДПС остановились на границе асфальта и снега. Полицейские вышли из автомобилей, и растерянно смотрели на «Буханку».

- Что с ними? Почему не догоняют? – озадачено прошептал Саша.

- Они нас не видят, - так же тихо прошептал Дмитрий.

Показать полностью
135

Проклятые места. Часть 4.

- Куда ты сейчас пойдешь, два часа ночи? Останься хотя бы до утра, - предложил он, когда я собирал вещи уже в квартире.


Я не хотел извиняться за сказанное и не ждал извинений от него. Было очень обидно услышать в свой адрес обвинения в трусости и бездействии, но еще неприятнее было то, что в них я видел толику истины. Слова Марка я передал, пусть и в не очень корректной форме, и теперь решил последовать его совету: забыть о проклятых местах и уделить внимание более важным вещам.


- Забей на всю эту мистическую муть и приведи в порядок жизнь. Если не веришь мне, напиши Марку, он расскажет, как спустил в канализацию свою, - сказал я на прощание и вышел из квартиры.


В этот момент меня совершенно не беспокоила арка, и я спокойно прошел через нее, не думая о проклятии. В эту ночь она уже получила достаточное количество негативных эмоций, чтобы затаиться на некоторое время. Я доехал до окраины города и провел остаток ночи в машине.


Уснуть сразу не получилось, в крови все еще кипел адреналин. Судьба сама расставила все на свои места, и теперь у меня не было оправданий, чтобы не ехать к подруге на дачу. Обвинение в трусости подстегнуло во мне желание встретиться с Ингой лицом к лицу и навсегда закрыть гештальт. Придя к этому решению, я, наконец, отключился.


Обратную дорогу в Москву я почти не помню. Пробок не было, зато было много размышлений и громкой музыки, чтобы как-то их прогнать. Я дважды останавливался, чтобы перекусить, заправить машину и размять ноги. В итоге, дома я был поздним вечером. Сил хватило только на то, чтобы раздеться и доползти до кровати.


День рождения подруги прошел спокойно. Я вручил букет, подарок и отправился к мужской половине компании, расположившейся у мангала. Мне удавалось избегать общества Инги, которая пришла одна, что не могло не радовать. Ночью, когда почти все оставшиеся на ночь гости уже спали, мы с именинницей и еще одним парнем сидели у костра и вспоминали былые времена. Инга появилась неожиданно, присев рядом со мной с бокалом вина в руке. Я пытался ее игнорировать, но когда остальные ушли, это оказалось невозможно.


Мы начали обсуждать какие-то мелочи, потом я рассказал о своем отпуске в Питере, опуская истинную причину моего визита туда. Она что-то спрашивала, я уточнял. Я шутил – она смеялась. Нам было так хорошо вдвоем, что не хотелось уходить. Мы просидели вместе всю ночь до рассвета, а после нескольких часов сна поехали ко мне. В общем, через неделю мы снова жили вместе. Она так и не объяснила, почему ушла тогда, а я и не спрашивал. Достаточно было того, что моя девушка признавала, что совершила ошибку. Она была рядом, а о большем я и мечтать не мог.


Выйдя на работу, я принял предложение начальника, о котором практически забыл во время отпуска. Слишком насыщенными на события и впечатления получились эти пару недель. Работы заметно прибавилось. Шеф разрешил взять с собой только пару коллег, а остальных сотрудников отдела пришлось обучать с нуля. Первые пару месяцев приходилось торчать в офисе допоздна, чтобы наладить работу в привычном ритме. Все свободное время я посвящал Инге. О форуме и проклятых местах я даже не вспоминал. Петя звонил пару раз, но всегда очень не вовремя, я сбрасывал и честно собирался перезвонить, но, замотавшись, забывал.


Уважаемый читатель, если ты поклонник хэппи эндов в стиле "Жили они долго и счастливо" - остановись сейчас.


В начале августа выдался свободный выходной. Подчиненные более-менее начали справляться с работой без моего участия, а Инга уехала проведать родителей. Я набрался смелости позвонить Пете и извиниться за то, что тогда наговорил. Да, и вообще, хотелось узнать, как у него дела. Абонент был недоступен и я, чтобы хоть как-то скоротать время, зашел на наш форум. Надпись «Страница не найдена» вызвала у меня плохое предчувствие. Кроме посетителей темы «Проклятые места» форум едва ли насчитывал больше двух с половиной калек постоянных посетителей. Но то, что он закрылся, я поверить не мог. Еще раз набрав номер Пети, я услышал тот же ответ робота.


Если вдруг форум переехал, то они должны были прислать уведомление на почту. Я не заходил в этот ящик с начала мая, и мне потребовалось минут десять, чтобы вспомнить пароль. Сообщений с форума не было, но было несколько непрочитанных писем от Пети. Холодок пробежал по моей спине, вызывая неприятные чувства. Я оборвал все связи, а он писал мне, писал все это время. Я открыл первое письмо:


«Привет, Макс!


В первую очередь, я хотел бы извиниться. Прости, что наговорил тебе тогда, я не считаю тебя трусом или равнодушным человеком. Думаю, ты уже понял, что это все арка. Она боялась нас и решила рассорить, тем более что мы вырвали из ее мертвой хватки Эльвиру Алексеевну. Кстати, мы продолжаем общаться со старушкой, помогаю ей, чем могу.


Еще хочу сказать, что уважаю твое решение не лезть в эти дела. Я продолжаю общаться с Марком. Он подтвердил твой рассказ, и я хотел сказать, что ты был прав, поэтому решил уделить внимание своей жизни.


Последнее, что я собираюсь сделать в борьбе с аркой – это повесить лампу с датчиком движения, как ты советовал тогда в машине.


Надеюсь у тебя все хорошо.

Твой друг, Петя_из_Питера».


Чувство тревоги затаилось внутри, и я, тяжело сглотнув, открыл следующее письмо.


«Привет, Макс!


Идея с датчиком движения в арке оказалась неудачной. Купил, закрепил, прокинул провод, дворник помог подключить. Смотрел, правда, на меня, как на идиота. Но на следующий день лампочка оказалась разбита. Поменял, но через день снова кто-то разбил.


Аварии на выезде из двора все еще случаются. Вроде, ничего страшнее пока не произошло. У меня опускаются руки. Еще раз поменяю лампочку и, если опять не сработает, забью на это дело.


Твой друг, Петя_из_Питера».


Я выбрал следующее сообщение.


«Привет, Макс!

Сегодня звонил тебе, но ты сбросил. Наверное, много работы. А у меня хорошая новость – прошел собеседование, взяли на испытательный срок.


Стоило только забыть об этой проклятой арке и сосредоточиться на поиске работы, и все получилось. Спасибо тебе за совет, надеюсь, ты уже не обижаешься, а действительно занят.


P.S.

Форум наш закрыли. Я там сам давно не был, мне Марк написал. Пытался найти какие-то остатки, но не получилось. А говорят, из интернета ничего не исчезает бесследно)


Твой друг, Петя_из_Питера».


Я обрадовался, зная, как он переживает из-за отсутствия работы, но плохое предчувствие не покидало меня.


«Максим, привет.


Вчера снова пытался с тобой связаться, но ты не взял трубку. Я же уже извинился, не хочешь общаться – твое право, но, думаю, ты должен знать – Марк погиб вчера ночью. Ему все же удалось сжечь квартиру. Он открыл газ и не покидал ее до самого взрыва. Видимо теория о том, что для того, чтобы уничтожить проклятое место нужно быть готовым привести себя в жертву, работает.


Он написал мне накануне. У него тупо кончились деньги, и ему пришлось съехать с комнаты, которую он снимал. Переехав в проклятую квартиру, он бы долго не протянул, вот и решил, по-видимому, совместить.


Вчера в арке ограбили и сильно порезали мужика, может, у меня получилось бы это предотвратить, но я, по твоему совету, забил на проклятые места. Странное ощущение: я одновременно и сожалею о том, что ничего не сделал и не хочу повторить судьбу Марка.

Забавно получается: он напугал тебя, поспособствовал тому, чтобы отговорить меня, а сам, понимая больше нас, довел задуманное до конца и не смог спастись. Мне кажется, он даже не пытался.


Не знаю, удалось ли ему снять проклятье с квартиры, но в ближайшее время в ней точно никто не будет жить. Пока хозяин найдет деньги на ремонт, если вообще найдет, а после взрыва он там предстоит приличный; пока этот ремонт сделают, строители начнут сбегать один за другим, если квартира проявит себя; пока найдутся новые арендаторы. В общем, годик-полтора люди в безопасности. Только… только цена этой самой безопасности оказалась непомерно высока.


Не хочешь звонить, напиши хотя бы. Буду рад любой весточке от тебя.

Петя_из_Питера».


Я ужасно почувствовал себя, узнав о смерти Марка. Пусть мы виделись всего один раз в жизни, и он вызвал у меня подозрения в использовании форума для собственной выгоды, но такого итога я никак не ожидал, даже, когда поверил его словам. Все это было как-то неправильно и сводилось только к одному: проклятые места рано или поздно убивали своих хранителей. Хорошо, что я переключился с этого увлечения на насущные проблемы. Здоровье, Инга, работа, друзья, родители – все основные аспекты моей жизни были, если не великолепны, то, по крайней мере, в порядке. Как же я был счастлив от того, что любимая девушка снова вернулась в мою жизнь, а как бы могло все обернуться, если бы мы с Петей не поссорились тогда в арке? Получается, что проклятая подворотня, сама того не понимая, сыграла в моей жизни положительную роль и, судя по письмам моего друга, ему это тоже пошло на пользу. Главное, чтобы смерть Марка не заставила его чувствовать себя виноватым, и он не вернулся к теме, на которую, как он сам утверждал, забил.


Судя по датам в почтовом ящике, Петр сделал большой перерыв и не писал мне до конца июля. Я открыл предпоследнее письмо.


«Здорово, Макс!


Как я понимаю, отвечать ты не собираешься. Походу ты мои письма вообще не читаешь. Странно такое говорить, но я надеюсь, что ты все еще обижен, или просто занят, или потерял пароль от этого ящика. Ведь, в противном случае, с тобой что-то случилось, а этого мне бы совершенно не хотелось.


В общем, я решил использовать письма тебе, как дневник. Они сохранятся в отправленных, а, если ты когда-нибудь это прочтешь, то я против ничего не имею)))


Странно, подумаешь ты, так как не нанимался ко мне в исповедники. Ха-ха, а я и не собираюсь рассказывать здесь о своих сексуальных приключениях. А о чем же тогда? А вот это – самое интересное! На следующей неделе я отправляюсь в командировку, и ты ни за что не угадаешь куда – в Воронеж! Причем не в сам город, а в область, там у нашей компании производство. Это шанс найти Чертову лавку, как ее называл муж Эльвиры Алексеевны. Я довольно много общался с ней в последнее время и аккуратно, как ты учил, выведал некоторые подробности. Теперь мне даже известно где ее примерно искать, так что в следующие выходные жди подробный отчет, может даже с видео.


Отвечая на твой не заданный вопрос, сразу скажу: я не сдурел. Чертова лавка – это не проклятое место, во всяком случае, работает она совсем не так, как другие. Это нечто совсем иное. Она не пытается скрыться и не привлекать внимание и не будит в людях все плохое, как это делает арка, например. Понимаешь, она не убивает людей и других живых существ, Михаил, как и вся научная группа, считал, что она их телепортирует, но вот куда неизвестно. Там целая теория, не буду сейчас расписывать, надо сначала найти и убедиться.


Вот бы сейчас поговорить с профессором Кохом, но он умер( Я пытался связаться с его внуком в Москве, благо фамилия не очень распространенная, но он игнорирует мои сообщения в сети. Может, позже, когда у меня будут доказательства.


Засим прощаюсь, жди через неделю первый отчет.


С наилучшими пожеланиями, Петр».


- Ой, дура-а-а-ак! – громко протянул я, хлопнув себя ладонью по лбу.


Зачем? Зачем он Петя снова лезет в это болото, после того, как только выбрался из такого же? А, если вспомнить о том, что месяц назад трясина засола Марка окончательно, то это никак не хотело укладываться у меня в голове. Единственное объяснение, которое я смог найти – мой друг был наркоманом. Адреналиновым или, не знаю, как это еще назвать, но его нездоровый интерес к проклятым местам можно было сравнить с зависимостью.


Я одновременно боялся открывать последнее письмо, пришедшее в прошлое воскресенье, и надеялся, что ему не удалось найти Чертову лавку, хотя, зная Петю, не было сомнений в том, что для него это окажется лишь временными трудностями. Но это давало мне возможность связаться с ним и образумить. Сделав глубокий вздох, я нажал на кнопку мышки.


«Это просто ЧУМА, Макс!!!

Не буду расписывать, сам все увидишь».


Дальше была прикреплена видеозапись. Я нажал «пуск» и откинулся в кресле, ожидая чего угодно, после такого резкого несвойственного моему другу приветствия.


На экране появился Петр, снимавший себя на камеру мобильного телефона. Он перевел камеру на другой объект, и я увидел обычную деревянную лавку с массивными опорами, вкопанными в землю и парой неровных досок, закрепленных на них.


- Вот она! – сообщил Петин голос за кадром. – Если Михаил с коллегами и сжег ее, то она восстановилась, - он сделал паузу, - или кто-то восстановил. Казалось бы, она ничем не отличается от других, вот от этой, например.


Камера развернулась, и оператор сделал несколько быстрых шагов, подойдя к другой лавке, которая ничем на первой взгляд не отличалась от первой.


- Однако, - продолжал Петя, приближая камеру к обычной лавке, - если посмотреть внимательно, на ней видны следы времени. Вот помет птиц, вот какие-то щербины. Здесь, как будто, кто-то что-то ковырял ножом. Посмотри сюда, вокруг гвоздей, которыми она прикреплена к пенькам, дерево прогнило и рассыпается. Да, и вообще, даже цвет отличается. Чертова лавка мимикрирует под эти, обычные, но делает это как бы с ленцой, сейчас я все покажу. С другой стороны, кто в здравом уме будет искать эти различия между стоящими практически напротив друг друга скамейками. Никто. Только тому, кто выберет это место для отдыха, ничего не грозит, а выбравшему то, светит, по теории Коха, далекое путешествие, и это как минимум! Зацени!


Петя уселся на лавку, которую называл обычной.


- Видишь, все в порядке. Сейчас я выключу камеру, чтобы не было свидетелей исчезновения и вернусь через минуту. Или не вернусь, - он рассмеялся.


Изображение дрогнуло, и появилась новая картинка, снятая из другого положения.


- Я все еще здесь! – радостно воскликнул Петя и встал с лавки. – Теперь, смотри. – Камера затряслась, и что он делает, было непонятно, но потом изображение стабилизировалось. – Вот булка. Кинем несколько кусков сюда. Ждем едаков.


Оператор отошел подальше от лавки и замолчал. Через полминуты на нее сел воробушек и начал клевать хлеб. К нему присоединился второй, скинувший свой кусок хлеба на землю и продолживший трапезу там. Потом лавку оккупировали несколько голубей, но ушлые воробьи, подбегая, успевали оторвать себе кусочек, прямо под носом у менее расторопных птиц.


- А теперь зацени это, - сказал Петр и направился к Чертовой лавке.


Он бросал кусочки хлеба на дорогу, и почти сразу находились желающие отведать это угощение. Но те куски, что он разбросал по проклятой лавке, оказались невостребованными. Птицы с удовольствие лопали хлеб, упавший под лавку и рядом с ней, но не решались сесть на нее, чтобы полакомиться кусочками, лежащими на ней. Петр даже отошел, чтобы не смущать птиц своим присутствием, показал соседнюю лавку, на которой все еще продолжалась трапеза, но на Чертовой лавке ничего не происходило.


- Они что-то чувствуют, - тихо сказал он. – Помнишь, я говорил про гвозди и цвет, теперь посмотри сюда.


Он подошел к Чертовой лавке, и я смог убедиться, что цвет ее отличался. Она выглядела новее. Сколов и щербин не было вообще. Помет так же отсутствовал, но вот, главное – это гвозди. Их не было.


- Ты, наверное, и сам заметил: гвоздей нет, - продолжал Петя. – Как будто доски просто лежат на опорах, никак не фиксируясь, но это не так. Я сейчас покажу.


Он закрепил камеру и, подойдя к лавке, взял довольно увесистую палку, упер ее в землю и попытался с помощью этого импровизированного рычага оторвать доски от основ. Ничего не вышло, ни доски, ни опоры даже не колыхнулись, несмотря на то, что Петя давил всем весом, и палка основательно гнулась под его тяжестью.


- Снизу никакого крепежа тоже нет, - сказал он, подойдя к камере. – Я не плотник и секретов их не знаю, они наверняка умеют делать скрытые крепления, но зачем? Почему именно на этой лавке? Остальные просто прибиты гвоздями. И что это за технология соединения деревянных деталей, что взрослый мужик с помощью рычага не способен ее разомкнуть или хотя бы прогнуть? У меня нет ответов, но есть теория: доски не просто лежат на пеньках, они являются их частью. Растут из них. Чертова лавка – это единая конструкция, единый организм, способный изменяться, подстраиваться под окружающую обстановку и регенерировать в случае повреждения. Как-то так. А сейчас я сяду на эту лавку…


- Чего?! – я был так возмущен его безрассудством, что даже подпрыгнул на кресле.


- …Шучу. Я не такой псих, каким ты меня считаешь. Сейчас ты увидишь ролик, который я снял чуть раньше, и у тебя не останется сомнений, что это реально лавка-телепортатор.


Кадр снова сменился, и я увидел крупный план белой крысы с красными глазами, которая сидела в маленькой клетке. Камера подалась назад, и стало понятно, что клетка стоит на Чертовой лавке. Петя зафиксировал телефон и сам появился в кадре:


- Макс, познакомься, это Джерри. Джерри уже час находится на лавке и не исчезает. Я пробовал, и отворачиваться, и выключать запись – ничего не происходит. Сейчас я немного ускорю видео, чтобы ты убедился.


Голова Пети начала быстро качаться из стороны в сторону, демонстрируя, что скорость записи увеличена. Он закрывал глаза, отворачивался и поворачивался, выходил из кадра, но крыса оставалась на месте и никуда телепортироваться не собиралась. Когда обычный режим был восстановлен, экспериментатор-самоучка продолжил:


- Я сделал вывод, что Джерри ничего не угрожает, пока он не касается лавки. Дно клетушки как бы служит преградой между эффектом скамьи и объектом исследования. Не думаю, что одежда обладает такой же способностью, и что угроза человеку отсутствует, если он не будет касаться лавки оголенными частями тела. Сейчас я выпущу Джерри на свободу, и мы вместе посмотрим, что произойдет, - Петя потер руки и добавил. – Я весь в предвкушении, а ты?


Я приблизился к экрану и затаил дыхание.


Мой друг подошел к лавке, положил рядом с клеткой кусочек хлеба и открыл дверцу.


- Надеюсь, ты проголодался, малыш, - сказал Петя и начал отходить назад, не сводя взгляда с Джерри.


Крыса медленно выбралась из клетки, осмотрелась, принюхалась и, почуяв, хлеб быстро подбежала к нему. Она активно приступила к трапезе, иногда замирая и, как будто прислушиваясь к окружающей обстановке.


- Пока я на него смотрю, - продолжал Петр, находясь в кадре, - ему ничего не угрожает, но стоит мне отвернуться… - Петя резко крутанулся и посмотрел в камеру. – Та-а-а-к, Джерри все еще на месте. А если я закрою глаза? Сто двадцать один, сто двадцать два, сто двадцать три… - едва слышно отсчитывал он время, проведенное с закрытыми глазами.


Я смотрел на увлеченную куском хлеба крысу и начинал терять интерес к происходящему, когда на числе сто тридцать четыре изображение дрогнуло. Не знаю, что это было – электромагнитные помехи, вызванные активацией лавки-телепортатора или какой-то хитрый монтаж, но Джерри исчез.


- ..тридцать пять, сто тридцать шесть… - продолжал считать Петя, не открывая глазами.


Я вскочил и прошелся по комнате, пытаясь унять дрожь в руках. Вернулся к компьютеру, отмотал запись немного назад и посмотрел момент исчезновения еще раз. Потом еще и еще. Вот Джерри сидит на лавке, полностью поглощенный обедом, мгновение и его уже нет. Я поймал помехи в стоп-кадр, но разобрать ничего не смог. Изображение было расплывчатым, а все объекты троились и четверились. Белое пятно, в которое превратилась крыса, было вообще не различить на фоне остальных элементов на картинке. Я тяжело сглотнул и продолжил просмотр.

Петя досчитал до ста пятидесяти, открыл глаза и обернулся. Джерри уже давно не было. Мой друг снова посмотрел в камеру, вытаращил глаза и хриплым голосом произнес:


- Сработало, что ли?


Он вскочил и подбежал к лавке, осмотрел все вокруг, чтобы убедиться, что объект его сумасшедшего эксперимента не просто спрыгнул и убежал, а действительно исчез. Я понимал его состояние, так как несколько минут назад испытал то же самое. У него еще оставались сомнения, ведь запись он, в отличие от меня, пока не видел, но выражение его лица растерянное и триумфальное говорило о том, что в ее содержании он не сомневается.


- Ты видел?! Видел?! – он снова вернулся к закрепленному телефону. – Чертова лавка работает! Это не просто какое-то проклятое место, где случается что-то плохое. Она реально куда-то перемещает живых существ. Глупо я сейчас выгляжу, если крыс просто сбежал, пока я закрывал глаза, но ведь тогда ты просто не получишь эту запись, - Петр расплылся в улыбке. – А сейчас, Макс, извини, мне надо убедиться, увидимся позже.


Изображение снова сменилось. Теперь Петя сидел в какой-то комнате. Видимо это был гостиничный номер, в котором он жил в командировке.


- Сейчас вечер воскресенья, - начал он без приветствия, - завтра не работу. Видишь, я стал серьезнее, ты должен быть мною доволен. Придется забыть о лавке до следующих выходных. Я все смонтировал и собираюсь отправить тебе, но решил записать это видео для полноты картины. Ты уже видел своими глазами, что телепортатор работает. Клянусь тебе, что это не спецэффекты или постанова какая-нибудь. Я такое делать не умею, да, и не стал бы. Что я пробовал: хлеб, кефир и вода с Чертовой лавки не исчезают. Видимо только живые объекты. Птицы избегают лавку даже, если на ней лежит еда. Повредить, ее не получается. Я долбил по ней палкой битый час, надеясь, оставить какой-нибудь след, чтобы проверить, исчезнет ли он в следующий раз. Ничего не вышло: ни царапин, ни сколов, ни вмятин. Существо исчезает, если контактирует с лавкой напрямую. Крыса в клетке защищена дном. То есть теоретически, если поверх сидения положить простую доску, то телепорт не сработает – не дотянется до тебя. Попробовать бы на человеке, но, скажу честно – стремно. В следующие выходные поймаю кошку и попробую такой вариант на ней. Может, обмотав доски чем-нибудь, получится деактивировать, хотя бы на время. Тут главное, в процессе экспериментов не коснуться лавки самому. Куплю перчатки в аптеке на всякий случай, но не думаю, что они защитят. Учитывая, что несколько исследователей из экспедиции исчезло, одежда не спасает. Ладно, пожелай мне удачи и жди следующий отчет через неделю.


Продолжение следует...

Я серьезно про остановиться, пока я не испортил счастливую концовку. Хотя, кого я обманываю - сам бы не остановился.

Показать полностью
45

Найденные аудиозаписи.

ПРОТОКОЛ.

Осмотра предметов.

Следователь следственного отдела, в присутствии понятых: [данные скрыты];

В соответствии со ст. УПК РФ по уголовному делу № N, произвел в рабочем кабинете следователя № 1, расположенном по адресу: [данные скрыты], осмотр предметов, а именно сотового телефона с сохраненными аудиозаписями, обнаруженного в ходе осмотра места происшествия по адресу: [данные скрыты].

Перед началом осмотра понятым разъяснены их права, обязанности

и ответственность, а также порядок производства осмотра предметов, кроме того, до начала осмотра разъяснены цель следственного действия, их права и ответственность, предусмотренные статьями УПК РФ.

Лица, участвующие в осмотре предметов, были заранее предупреждены о применении при производстве следственного действия технических средств.

Осмотр производился в условиях смешанного освещения, в закрытом помещении, в дневное время суток.


Объектом осмотра является файл № 1.

Стенограмма аудиозаписи.

Мужской голос произносит: сейчас 18:47. Я уже пару часов хожу и не могу выбраться. Я даже не знаю зачем это записываю, видимо паника, хотя я никогда ей не поддавался. Я очень устал и мне хочется поговорить, хотя бы с самим собой. Связаться с кем-либо я не могу, так как рация не ловит, а о телефоне я вообще молчу - сигнала просто нет, как будто включен авиарежим. Мои глаза уже устали от темноты, я брожу уже около 4 часов, не считая тех 3, когда я шел и думал, что знаю куда иду. Вчера утром я выехал из дома в полной экипировке, а друзьям сказал, что поеду отвлечься на природу. После нашего скандала, не думаю, что они кинутся меня искать раньше пары дней, плюс они и не знают, что я поехал именно сюда. Честно говоря, я думал, что на такое способны только герои фильмов, а иначе этих фильмов не было бы, ведь логичные действия героев на корню обрубали бы сюжет, но осознал я это, когда уже не смог найти выход. И если я тут умру с голода, то я точно стану лауреатом премии Дарвина - Александр [данные скрыты] - бесстрашный диггер, неуловимый руфер, ходящий возле смерти везунчик, отправившийся в подземелье заброшенного [данные скрыты], никому ничего не сказав, и заблудившись, записывающий странный монолог на диктофон телефона. Надеюсь, сейчас мы слушаем эту запись и мне жутко стыдно за все сказанное, и я даже пытаюсь это выключить, но вы не даёте мне этого сделать, от чего я, как обычно, хочу провалиться на месте. Все именно так? Ладно, хотя бы зарядки достаточно, благодаря моему зарядному портативному устройству. [Смеётся]. Если бы я был диггером-ютубером и на моем канале было пару сотен тысяч подписчиков, то тут хорошо зашла бы реклама этой портативной зарядки, и я уверенно положил бы пару купюр в свой карман за неё. Но всего этого нет, и я один в темноте и сырости этой дебильной подземки.


Файл № 2. Стенограмма аудиозаписи.

Сейчас 22:12. Все время с предыдущей записи я бродил по туннелям и знаете что нашёл в одном из коридоров? Я нашёл комнату, забитую одеждой, реально, ни разу такого не видел. Она была небольшая, видимо, бывшая раздевалка рабочих, потому что по всему периметру стояли шкафчики для одежды. Самое главное то, что одежда была самая разная: начиная от одежды советского времени и заканчивая современной. Также я нашел полку, где лежали различного рода украшения: сережки, цепочки, крестики, кольца - все это было очень аккуратно сложено, не знаю, как эту полку не обнаружили диггеры, бывавшие здесь до меня, но лично я ничего брать не стал, а только сфотографировал. Вы же знаете мои принципы. Больше сказать особо нечего, рация не ловит, еды и воды в достатке, заряда достаточно. Хочется домой.


Файл № 3. Стенограмма аудиозаписи.

Сейчас 02:03. Я расположился в одной из комнат и решил поспать. И вот буквально пол часа назад проснулся от стука. Стук шёл из глубины туннеля. Мне показалось, что это спасатели или, возможно, ещё кто-то. Сразу начал кричать вдаль: «я здесь, помогите», и стал собирать свои вещи, но стук прекратился. Еще пару раз крикнув, я пошёл в сторону звука, но больше его не слышал. Мне кажется, этот звук доносился через отверстия и трубопроводную сеть и это стучали где-то на поверхности. Самое неприятное то, что из-за колоссальных размеров трубопроводной сети нельзя точно понять откуда идёт звук. Радует, что меня хотя бы начали искать, так как какие-то случайные диггеры ночью бы не пришли сюда. Сейчас, когда я вспоминаю этот стук, то понимаю, что он похож на звук падающего камня, я даже проверил: взял и бросил в даль камень, и звук был очень похож. Слушайте [слышны механические звуки и помехи, после чего слышен приглушенный механический стук]. Вот видите, это камень так падает.


Файл № 4. Стенограмма аудиозаписи.

Поспать мне так и не удалось. Как только я пытался выключить фонарь и поспать, на меня обрушивались панические атаки безосновательного страха. Сейчас мне постоянно кажется, что там в дали туннеля кто-то есть, звучит смешно и глупо. Уверен, вы скажете, что это страхи новичка, но видимо сейчас я перечеркнул свой многолетний опыт и стал новичком потому что я реально ощущаю чье-то присутствие. На часах 05:00. До рассвета ещё рано, но мне особо нет до него дела - в подземке не бывает солнца.


Файл № 5. Стенограмма аудиозаписи.

Сейчас 7 часов 17 минут. Я уже вторые сутки без сна – нервы на пределе, сознание и восприятие заторможено. Нужно подождать максимум ещё сутки и меня спасут. В понедельник я не выйду на работу, а значит мне позвонят домой, начнут искать меня. Я думаю тогда и выяснится, что я не просто уехал на природу. Тем более, в магазине у Жоры, я затачивался для ходки, и он знает, что я собирался в новое место. Уже скоро меня найдут.


Файл № 6. Стенограмма аудиозаписи.

На часах 13:00. Я вышел к месту своего ночлега. Я хожу кругами. Эти многокилометровые туннели сведут в могилу кого хочешь. Радует одно - если я пришёл к старому месту, то значит я не спустился глубже, а ведь эти спиральные катакомбы затягивают так, что и не замечаешь, как опускаешься все глубже. Мне почему-то очень одиноко и реально хочется домой, на душе какой-то ком. Правду говорят: «Хочешь сделать человеку хорошо - сделай плохо, а затем сделай как было». Пожалуйста, сделайте как было.


Файл № 7. Стенограмма аудиозаписи.

Я стою у огромной металлической двери. Такие двери используют для опечатывания туннелей, а судя по сырости вокруг и струйкам воды на стенах, за этой дверью опечатаны затопленные туннели. На самой двери есть рисунок, возможно, оставленный предыдущими диггерами. Я бы не придал этому значения, но сейчас он нагоняет на меня жуть. Неужели кто-то в здравом рассудке, на двери, расположенной в туннеле [данные скрыты], нарисует знак бесконечности с какими-то крестами. В общем, я его сфотографировал и он жесть какой жуткий.


Файл № 8. Стенограмма аудиозаписи.

Сейчас 16:00. Уже толком не соображаю. Хочу спать. Мне постоянно слышится стук как тогда, как будто камни падают и бьются об пол туннеля. Сначала думал, что мне кажется, но сейчас я решил записать и прослушать. [Механические звуки, помехи, далее тишина]. Слушайте. Слышите? Вот опять, камень упал.


Файл № 9. Стенограмма аудиозаписи.

Я только что прослушал свою запись и понял, что эти звуки мне не кажутся, ведь на записи они тоже есть, возможно это сквозняк сбивает мелкий щебень или что-то вроде того.


Файл № 10. Стенограмма аудиозаписи.

Только что нашёл комнату, в которой лежат несколько сотовых телефонов, мне не понятно, зачем их кто-то оставил здесь, но помимо старых Nokia и Siemens, здесь лежит iphone 3. Телефоны просто лежали в коробочке из под обуви на столе. Еще здесь есть необычный телефон, такие телефоны мы называли «тапик», когда я служил в армии, и мать его, он подключён - я слышу помехи. Провода от него уходят в стену под самым полом. Честное слово, не могу понять что происходит, мне кажется, что все это просто галлюцинации от недосыпа и стресса.


Файл № 11. Стенограмма аудиозаписи.

Я все ещё в комнате с телефоном, постоянно слушаю это потрескивание в трубке и не знаю, что делать. Фонарь уже не выключаю, как это делал ещё вчера, в темноте я не чувствую себя в безопасности. Клянусь, я слышал звуки из туннеля. Не знаю, что это было, но звуки механические как будто работает завод или что-то такое, но очень далеко отсюда, а сами звуки доходят только по трубам. В комнате я нашёл советские фотографии - все они черно-белые с желтоватым оттенком, на каждой из фотографий разные люди, по одному человеку на фото, они либо сидят на стуле в центре кадра, либо стоят на том же месте. Фотографии мужчин и женщин - все они одеты в одежду советского времени и смотрят не в кадр, а куда-то в даль, все стоят на фоне стены. А на нескольких фотографиях парни в форме советского образца. Я решил уходить из этой комнаты и идти дальше, потому что так у меня есть шанс выйти.


Файл № 12. Стенограмма аудиозаписи.

Только что видел кого-то. Клянусь, там был человек. Он стоял вдали туннеля, а потом ушел в одну из комнат. Я сразу же побежал в его сторону и начал звать на помощь, но добежав, примерно, до того места, где он стоял, я увидел металлическую дверь, она была заперта. Все попытки открыть ее были тщетны, и вот тогда на меня нахлынул настолько безумный страх, что я просто бросился бежать. Не знаю, сколько я бежал, но теперь я вообще потерял хоть какие-то ориентиры. Иногда я все так же начинаю слышать тихие механические звуки, доносящиеся откуда-то из глубины катакомб. Просто уже не понимаю, был ли тот человек на самом деле или мне просто показалось, а может схожу с ума от недостатка сна.


Файл № 13. Стенограмма аудиозаписи.

Я точно сошел с ума, потому что уже неоднократно в дали замечал не только какие-то движения, но и даже очертания человека. Кто может ходить за мной по пятам здесь, я не знаю, но сил у меня больше нет. Понятия не имею сколько времени прошло, и сколько я нахожусь здесь, но это невыносимо. Мне нужно домой. [на фоне слышно шипение и помехи] Господи, я вижу его, прямо сейчас! Он стоит в дали! Кто ты!? Что тебе нужно!?. [Звуки дыхания] Отвечай мне! Я прошу, ответь! [механические помехи, звуки шагов и дыхания при беге] Господи, господи. Помогите! Кто-нибудь! [Звуки бега и механические помехи длятся на протяжении нескольких минут, после следует глухой тяжелый удар и тяжелое дыхание]. Он там не один! Я, как только увидел, что их несколько, сразу бросился на утек. Сейчас я закрылся в одной из комнат и сел на пол подперев дверь, не знаю кто они, на них странная одежда — какие-то лохмотья. Я слышу, как они шумят за дверью и не знаю, чего они хотят. Их движения не нормальны, не знаю, что в них не так, но даже с такого расстояния я увидел, что они двигаются нереально.


Файл № 14. Стенограмма аудиозаписи.

Это моя последняя запись, времени у меня немного. Выйти из комнаты я не могу, так как за дверью находятся они. Они ничего не говорят, но пару раз пытались попасть в комнату. Их попытки были не очень решительны, и я смог удержать дверь, а после заблокировал ее мебелью, которая была в комнате. В комнате я нашел трубу, в которой бежит вода, эта труба уходит куда то в стену. После того, как я запишу свое послание, я помещу телефон в вакуумный контейнер, сломаю трубу и засуну его туда, в надежде, что телефон вынесет куда-нибудь на поверхность, и его кто-нибудь найдет. Я говорю это, а на глазах у меня проклятые слезы, потому что я сам в это не верю. Каковы шансы, что этот телефон вынесет на поверхность, и после этого его найдут в глухом лесу, а затем отправятся на мои поиски. Лена, прости меня за то, что я был таким братом, прости, что эта делёжка, после смерти отца, отдалила нас на столько, что мы стали чужими друг другу. Я прошу прощения у тебя за все, что я совершил, может быть ты и была права. Прощай.

Протокол предъявлен для ознакомления всем лицам, участвовавшим в осмотре.

P.S. Телефон был обнаружен через 11 месяцев, после пропажи Александра [данные скрыты].

Показать полностью
53

Лабиринт 221 (Где-то рядом)

Предыдущая часть - https://pikabu.ru/story/labirint_221__dvizhenie__zhiznegor_5...

-----------------------------------------------

Где-то в десятке километров от объекта 221.


Пикник на берегу речки, что может быть лучше? Только пикник в хорошей компании. Вадим и Денис, действующие капитаны внутренних войск МВД, одной из его спецчастей, решили провести свои заслуженные выходные в приятной компании. Военные опять, как, наверное, пятьдесят лет назад, в почете среди девушек. Так что проблем с кем поехать у ребят не было, выбирать можно было из большого списка. Остановить свой выбор, в этот раз, друзья решили на медичках, Дашке и Насте, которые отличались веселым характером и не грузили ребят своими планами на них.


Старенькая ауди а80 загружена продуктами – шашлыки, овощи и фрукты, ну и конечно же вино и коньяк. Девчонок подобрали на автобусной остановке, возле общежития. Солнце светит, на небе ни облачка. Веселая мелодия Шнура из динамиков заставляет танцевать прямо в машине. Всего сорок минут на дорогу и ребята добрались до места. Какая-то компания расположилась на другом берегу речки, но там куча детей и скорее всего все семейные, так что конфликтов от них ждать не приходится, сразу прокачал ситуацию Денис.


Выгрузились, поставили палатки, застолбив тем самым место возле самой речки на удаленной от общепринятых мест полянке. Мангал загружен углем, девочки лихо режут овощи под красное полусладкое местное вино, разлитое по пластиковым стаканчикам. Ребята уже накатили по паре рюмок коньячка за приезд и обустраивают лагерь.


Ближе к вечеру веселье начало перерастать в стадию обжималок и обнимашек. Шашлыки съедены, остатки овощей и салатов украшают стол. Одна пустая бутылка коньяка и несколько из- под вина стоят под столом. Ополовиненная вторая бутылка конька занимает центральное место на столе. Девочки дошли до стадии, что надо сходить в кустики. Мальчики на стадии душевных разговоров и обсуждения женских прелестей. Прошло около 10 минут с момента ухода девчонок.


- Ден, что-то девчонки наши долго сикают, может уже увел кто? – слегка заплетающимся языком озвучил свои опасения Вадим.


- Ты не чувствуешь ничего? – спокойный, ровный голос Дена, в котором не чувствовалось ни грама выпитого.


- Такое чувство, что кт- то спину взглядом буравит. Глянь туда. – шепотом добавил он, слегка кивнув в сторону куда ушли девчонки.


- Тропинка, кусты, движения нет. – на автомате отвечает Вадим. – Девчата!


- Девочки, вы где? – крикнул Ден.


Тишина. Темнота. Ветки кустов раскачиваются в такт ветру. Шелест листьев.

- Пойду ка я ружье расчехлю. Табельное возьми тоже. – Вадим пошел к багажнику автомобиля, где под коврикам лежит сайга тюнингованная подствольным фонариком. Вставил магазин на 10 патронов, передернул затвор, опять вытащил магазин и добавил один патрон. Еще два полных магазина распихал по карманам.


Ден взял с заднего сидения кобуру со служебным пистолетом, девятимиллиметровым ПМ, с запасной обоймой и фонарик, нож.


- Пойдем. – Денис чувствовал беду, так было еще со времен срочной службы.


Вадим пошел вперед, Ден страховал его сзади метров с трех и правее. Быстро прошли по тропинке через кусты, подсвечивая себе фонариками. За кустами, метрах в тридцати виднелся вход в пещеру или какое-то полуразрушенное строение.


-Туда. – показал на вход стволом Вадим.


- Блин да тут походу сортир общественный. – Дойдя до входа сказал Вадим. – Всяко они не сюда пошли.


- Смотри. – Ден подсветил полоски на земле, ведущие ко входу в здание. – Ничего не напоминает.


Было видно, как побели костяшки пальцев на руках у Вадима. Лицо приобрело сосредоточенное выражение, и без того узкие губы сжались в тонкие полосочки. Денис знал это выражение лица друга.


- Идем. – уже тихо сказал Денис.


Они осторожно зашли внутрь. Помещение оказалось небольшое – метров десять в длину и пять в ширину. Второго выхода из него не было. Подсвечивая следы волочения и внимательно прислушиваясь они продвигались к дальней стене помещения.


Денис осторожно потрогал стену, в которую упирались следы. Обычная кладка из камней разного размера и формы, популярная в данных местах. Следы, уходящие в стену, однозначно говорили о том, что это дверь. Ребята молча переглянулись и начали прощупывать стену слева и справа от входа. Вадим не сильно удивился наличию скрытой двери, огромное количество военных объектов в округе еще с советских времен все объясняло. Вот один из камней, под рукой слегка шевельнулся. Денис слегка свистнул, сообщая о находке и давая другу возможность приготовиться. Надавил сильнее и слегка повернул.


Кусок стены, метр длиной беззвучно отошел в сторону. Длинный коридор с бетонными стенами и без намека на освещение открылся в ярком свете фонарей. Следы, едва видимые на бетонном полу, вели вглубь объекта.


Парни продолжили движение в том же порядке. Метров через сто у туннеля появилось ответвление – пролом в бетонной стене. Узкий, сантиметров пятьдесят в ширине с неровными краями. Вадим подсветил края лаза, огрызок платья и следы крови на острых камнях.


- Плохо дело, вырубили и тащат, кто хз. Погнали, и так отстаем. – одними губами прошептал Ден.


С трудом протиснувшись в узкий проход друзья оказались в естественной подземной пещере. В дальней стене виднелся проход дальше, следу, судя по направлению, вели именно туда. Войдя в следующую пещеру, Вадим начал двигаться вдоль стены к ближайшему проходу. Почти достигнув его, он замер и поднял руку, со сжатым кулаком. Вадим замер в трех метрах от него. Из пещеры доносился шаркающий звук и цокот когтей по каменному полу.


Вадим продолжил движение, подав знак Дену оставаться на месте. Он скрылся из вида. Денис ждал. Хлесткие звуки выстрелов разорвали тишину. Соседняя пещера будто ожила, визги и гам доносились от туда. Денис одним рывком влетел в пещеру. Метрах в десяти от себя он увидел клубок из перемешанных тел непонятных существ. Из клубка периодически раздавались выстрелы и слышался мат. После сдвоенного выстрела клубок распался, и Ден увидел своего друга. Он лежал на теле непонятного существа с кучей щупалец, как у гигантского осьминога, нижняя же часть вполне антропоморфная. Вокруг валяется порядка пяти тварей больше похожих на шестиногих крыс. На руках и ногах Вадима видны следы укусов, из правой части груди торчит конец щупальце этого осьминога, по краям раны пузырится кровь.


Одной рукой Вадим достал магазин из кармана и поменял использованный. На животе расползалась кровавое пятно от еще одной раны, нанесенной тварью.


- Ден, бери ружье и вали. Походу эти твари яд впрыскивают, девчонок уже нет. Оставь мне пистолет, я не жилец. – Он знал о чем говорит, курс о действии различных ядов мы слушали, и как они действуют прекрасно знаем.


Денис молча подошел к другу, взял ружье и последний магазин. Протянул другу пистолет, тот отрицательно покачал головой и показал на лимонку, зажатую в руке.


- Вот ты псих, даже на шашлык без артиллерии не ездишь. – слегка улыбнулся Ден, мысленно прощаясь с другом.


Он опустился на корточки и приобнял друга. Вадим отвернул голову в сторону, его вырвало. Он слегка ударил Дена по спине и оттолкнул от себя. Из соседней пещеры послышался шорох и звук перемещающихся существ. Резко вскочив на ноги, Денис выбежал из пещеры. Вся боль и эмоции от потери друга будут потом, сейчас он обязан вырваться отсюда и вернуться уже не один, а с отрядом. Он бежал, сзади раздавался уже визг тварей, почувствовавших добычу. Ружье закинуто за спину, в одной руке ПМ в другой фонарь. Твари близко. Проход еще ближе.


Денис влетает в узкий пролом, ружье за спиной мешает и цепляется за камни и куски арматуры. Рывок, еще один, ремень трескается.


- А, бля. – резкая боль чуть выше ахиллесова сухожилия.


Он поворачивается и светит фонариком в ту сторону. В ногу впилась эта мразотная тварь. Выстрел, черепушка твари разлетается брызгами мозгов или, что там у них вместо этого. Еще рывок, ремень рвется. Он подхватывает падающее ружье и вырывается из дыры в коридор.

Разочарование, боль и стыд. Вот, что чувствовал он, когда посветил в сторону выхода. Штук десять крысоподобных тварей и осьминог перекрывали выход. Они стояли молча, метрах в десяти от него и ждали. Денис оттолкнулся от пола и отполз немного в сторону. Быстро достал нож и сделал надрез от одной ранки до другой, снял футболку и перемотал ногу ниже колена. Он посветил фонариком в сторону тварей и направил в их сторону ружье. Они начали убегать в ближе к выходу, пытаясь вырваться из освещенной зоны. Со стороны пролома доносились звуки все новых и новых тварей.


Денис прекрасно понимал, что даже если он перебьет всех тварей, преграждающих выход, он все равно не успеет выбраться. Подойдут новые из пролома или из глубины объекта. А как открывается дверь с этой стороны он не знает. Значит надо двигаться вглубь. Подействует ли яд, успел он выйти или нет, тоже неизвестно. Существенно хуже он пока себя не чувствовал.

Он встал и слегка похрамывая направился по туннелю вглубь объекта. Твари не преследовали его. Туннель казался бесконечным. Денис понял, что все же немного не успел с ядом. Ему становилось хуже, хотелось сесть, начало подташнивать. Туннель уходил все дальше и дальше. В глазах все плыло, свет фонарика казался тусклым. Земля резко ушла из-под ног, недолгое падение и удар. Резкая боль в ноге. Ден посветил фонариком на ногу, кость пробила кожу и торчит наружу.


-Ну вот и все. – подумал Денис.


Он кое-как добрался до стены и прислонился к ней. Под руками что-то лопнуло. Он поднял руки к лицу и, сильно щурясь, борясь с тошнотой, рассмотрел синюю краску на руках. Тихий шорох раздался из дальнего угла помещения. Денис не удержался, завалился на бок и его стошнило. Глаза уже ничего не видели, руки отказывались подниматься. Тварь приближалась. Он попытался поднять пистолет, но не смог. Тварь была рядом, стояла и смотрела.


- Хреновый конец. – прошептал он, скорее для себя.


- Ты как сюда попал, мужик? – очень тихо проговорила тварь, или человек.


Мозг затопила тьма, сознание погасло.


P.S. Вид на вход днем, для антуража:

Не вычитывал совсем, очень много работы на работе:)

Лабиринт 221 (Где-то рядом) Фантастический рассказ, Рассказ, Крипота, Ужасы, Монстр, CreepyStory, Длиннопост
Показать полностью 1
48

Лабиринт 221 - Движение – жизнь.Егор.

Предыдущие части:

https://pikabu.ru/story/labirint_221_5893267  -  первая часть

https://pikabu.ru/story/labirint_221_maks_5909135 - вторая часть

----------------------------------------------------------------------------------------


- Как же так получилось? Откуда здесь эти твари и что они такое?


Эти вопросы всплывали в моей голове один за одним. Я оглядел ребят. Кристина с Леной плакали, слезы бежали по перепачканным щекам, оставляя мокрые дорожки на чумазых лицах. Макс с решительным выражением лица шарил по карманам мертвых Саши и Ани. Вот он забирает ключи от мотоциклов, как ему хватает выдержки.


Макс подошел к мертвой твари и вырвал из нее нож. Я подошел ближе и стал разглядывать тварь. Таких созданий точно не может быть на земле. Какая-то дикая смесь собаки, крысы и хрен пойми еще кого. Шесть конечностей, четыре из которых используются для передвижения. Две явно хватательные, но на каждой конечности всего по три пальца, причем на верхних они заканчиваются острыми когтями. Вытянутая морда, как у собаки, переходящая в головогрудь как у паука или муравья. Тело, покрытое гладкой кожей, больше всего похожей на змеиную, заканчивается длинным хвостом, как у крысы. Макс вставил нож между зубов твари и открыл ей рот. Я подсветил фонариком.


- Смотрите, и нее зубы как у змеи, вот мешочки для токсина или яда. – говорит Макс. - Интересно, как она ест, ведь зубов других нет. Какая-то трубка непонятная еще у нее вот.


Он перехватил нож поудобнее и плавным движением, с трудом преодолевая сопротивление кожи, разрезал тварь от подбородка до задницы. Внутренности сизым комком вывались на грязный пол. Я услышал, как за спиной кого-то вырвало.


- Саня прямо в сердце попал ей. Видите. Бить, если что, нужно либо между средних конечностей, либо в голову. Так ладно, урок анатомии пора заканчивать. Давайте думать куда двигаться. – продолжил Макс.


- Саня сказал, что выход завален. Я думаю, он имел ввиду тот, через который мы сюда попали. Давайте попробуем пройти насквозь бункер и подняться на другой уровень. Там должен быть выход, через который зашел Макс, и еще один выход, как раз с нашей стороны. – предложил я.


- Марат тоже где-то здесь, если еще жив. – подала голос Кристина, – может стоит попытаться его найти?


- Ребят, вот вы как здраво думаете? Он один на один с тварями долго продержался? Если они на толпу нападать не бояться, и мы уже потеряли пять человек. Как это не печально, но надо смотреть правде в глаза, начнем искать Марата потеряем время и скорее всего кого-то из нас. Давайте пытаться выбраться, а там уже звонить во все службы. – взял на себя ответственность Максим.


- Мы должны выбраться, все остальные цели побочные. Максим прав. – поддержал его Никита.

Мы забрали оставшиеся у Саши и Ани маркеры и запас патронов. Все снова перезарядились. Помимо фонариков удалось еще найти тряпки для факела.


- Все двигаем ко второму выходу. – дал команду Макс и пошел, держа в руке факел.


Ребята потянулись за ним, я пошел последним, пропустив вперед жену с факелом в руке. Казалось, катакомбы ожили, как только мы начали движение. Из темноты доносились звуки бегающих тварей. Мы не стали снимать с друзей фонарики, о чем уже пожалели. Отойдя от них метров на пятьдесят, я оглянулся назад. Видно было, что лучики их фонариков дергаются в темноте, видимо твари потащили их тела в свое логово.


Я окрикнул Макса, идущего в трех метрах впереди и показал назад. Он отрицательно помотал головой и показал рукой вперед. Я услышал, как всхлипнули Лена и Кристина. Но ели мы хотим жить, надо двигаться.


Зал закончился неожиданно. Впереди был лабиринт мелких комнат с кучей боковых проходов.


- Сбились в плотную группу, смотрим во все стороны, если что, сразу стреляйте. И не давайте себя укусить. – командует Макс.


Группа сбилась еще плотнее. Я повернулся спиной к ребятам и начал осторожно пятиться, прикрывая всех сзади. Макс двигался из комнатушки в комнатушку не по прямой, мы то заходили в боковые комнаты продвигаясь по ним до конца и ища проход в следующую, то опять выбирались в центральный коридор. В одной из таких комнат наткнулись на заначку сталкеров с тремя бутылками самогона, спрятанных в куче тряпья в углу. Макс искал тряпки на новые факелы.


- Так стоим, - он открыл одну из бутылок вылил из нее пару капель на тряпку и поджег.


Тряпка вспыхнула чуть ли не от искры.


- Отлично, у нас появилось нормальное оружие. – сказал Макс и начал пропитывать другие тряпки самогоном и плотно запихивать их в горлышко бутылок. – теперь у нас есть шанс отбиться от серьезной стаи.


Накаркал. Мы услышали, как со стороны откуда мы пришли, доносятся звуки передвижения большого количества существ. Шарканья, потявкивания и шлепки. Кристину, стоящую ко мне вплотную, затрясло.


- Успокойся, родная, мы выберемся. Я тебе обещаю, —тихонько сказал я и почувствовал прикосновение ее руки к своей.


- Быстро выходим отсюда – крикнул Макс и первым побежал на выход с горящей тряпкой, торчащей из бутылки с самогоном.


Он выбежал в коридор и кинул бутылку в направлении тварей. Звук бьющегося стекла и хлопок от загоревшегося самогона, следом дикие визги и панический скулеж тварей. Я выбежал из комнаты последним и посветил в том направлении. Горели пол и стены, за стеной огня метались мелкие тени. Но было там и другое существо, оно стояло среди тварей, возвышаясь над ними. В отблесках огня оно больше походило на вставшего на ноги и вышедшего на сушу осьминога. Я со страху выпустил в коридор порцию шариков и побежал догонять ребят, спины которых были уже метрах в двадцати от меня.


Вы бегали когда-нибудь по подвалу дома, например, с тусклым налобным фонариком со скоростью спринтера. Тогда вы должны знать, что ничем хорошим это не заканчивается. Я успел увидеть, как друзья свернули из основного коридора в боковой, а потом резкая боль в голове и темнота.


Макс


Это мы удачно зашли, подумал я, пнув кучу тряпья и увидев полные бутылки с мутной жидкостью. Я уже точно знал, что это самогон. Многочисленные смытые пластиковые стаканчики и стол посреди комнаты говорили об этом однозначно.


- Так стоим, - скомандовал я ребятам и проверил как горит самогон.


- Отлично, у нас появилось нормальное оружие. – сказал я и начал пропитывать тряпки, плотно запихивая их в горлышко бутылок. – теперь у нас есть шанс отбиться от серьезной стаи.

Оружие пролетариата нам поможет выбраться.


Визг и шорох из коридора заставили меня спешить. Одна бутылка была готова. Остальные быстро запихиваю в рюкзак вместе с ворохом тряпок и пластикового лома. Поджигаю конец тряпки и выбегаю из комнаты, надо спешить, пока нас тут не зажали.

- Быстро выходим отсюда, - кричу я.


Выпрыгиваю в коридор, в свете налобного фонарика вижу быстро приближающиеся мелкие тени и один здоровый силуэт, который с трудом помещается в проходе. Замах, бросок. Бутылка пролетает от силы пять метров, и с хлопком и вспышкой пламени разбивается об пол. Парочка барбосиков загорелась. Буду их так называть, а то твари страшно звучит, а барбосики нет. Надо перестать их боятся.


Я побежал в сторону выхода в туннель. Топот ног за спиной говорил, что ребята не отстают. Сзади раздались хлопки маркера, наверное, Егор решил пострелять, когда лучшим выходом было бежать без задержек. Так поворот направо и потом налево и вот он выход в туннель. Выбегаю и начинаю оглядываться. О, поддоны, мешки с песком отлично.


- Ребята хватаем мешки тащим сюда, попробуем заделать выход. – кричу я.


Суматоха, тусклый свет фонариков все бегаю туда, сюда. Я закрыл проход поддоном и какой-то старой столешницей, подпер это дело длинной толстой палкой, а ребята тем временем таскали мешки, которыми мы укрепляли баррикаду. Впереди тварей не было, но могли появиться в любую минуту. Я быстро превратил оставшиеся две бутылки с самогонкой в оружие пролетариата. Надо отдохнуть и проверить выход с этой стороны.


- Егор, Егор, Егор! – сначала тихо, а потом все громче начала кричать Кристина.


- Тихо. – шикнул я и достал тактический фонарик.


Я обвел его лучом пространства по кругу, осветив уходящий во тьму туннель с надписью “Эта дорога ведет в АД”, уже не казавшейся смешной. В большом тупиковом помещении, прилегающем к туннелю, тоже никого не оказалось. Лица ребят были растеряны и испуганы, они не знали, что делать. За нашей баррикадой слышно было движение тварей, видимо искали, где еще можно было к нам пройти. Кристина кинулось была к ней, чтоб начать разбирать, но была мягко остановлена Данилой.


- Кристин, мы не сможем ему помочь, если он остался там. А ты должна выжить, хотя бы ради него. – спокойно сказал он.


Она уткнулась ему в плечо и тихонько заплакала.


- Ребята надо двигаться. Может тот вход еще не завален.


Мы встали и плотной группой двинулись по туннелю на выход. Впереди развилка – налево подъем на верхний уровень, прямо второй выход из объекта. Уже на подходе к развилке, я понял, что уйти нам не дадут. Судя по шуму, со стороны выхода медленно двигалась большая группа тварей. Визги, тявканья, скрежет когтей по бетону. Они явно выдавливали нас обратно в лабиринт.


- Мы не прорвемся, надо отходить на верхний уровень и искать там выход, или комнату, где мы сможем обороняться. Ребята, оставшиеся на улице уже должны были понять, что что-то случилось. Назад нельзя – там нас зажмут. – предложил я запасной план. Как будто в поддержку моего плана, мы услышали как с грохотом обрушилась наша баррикада.

Лабиринт 221 - Движение – жизнь.Егор. Рассказ, Фантастический рассказ, Ужасы, Монстр, Крипота, Длиннопост, CreepyStory
Показать полностью 1
66

Лабиринт 221 (Макс)

Предыдущая часть:

https://pikabu.ru/story/labirint_221_5893267

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Я ждал второго раунда игры, первый меня не впечатлил. Уж больно легко получилось разгромить команду Егора. Видно было, что ребята, в большинстве своем, приехали поесть шашлык, да пообщаться друг с другом. На наших страйкбольных тусовках, сражения были на порядок интереснее, надо бы как-нибудь вытянуть туда Егора, показать класс.

- Друзья готовимся. – крикнул я ребятам, взглянув на секундомер. Оставалось около двух минут до старта.

Сашка с Аней начали заводить мотоциклы и выдвигаться ко входу в туннель. Вот не любят они пешком ходить. Марат примеривался к роли нажопника на мотоцикл Сани, он должен был поехать с ребятами. В принципе, команда у меня подобралась отличная, все спортивные, выносливые. Быстро найдем этих ленивых жоп, которые, по любому, не будут далеко лезть в лабиринт.

Мы стоим сзади мотоциклов и готовимся слегка пробежаться.

- Ир, справишься? – спрашивает свою очередную модель Тимур.

- Да легко, зря я что ли из зала не вылезаю. – дерзко отвечает Ира, слегка оттопырив задницу, по которой ее сразу шлепает Тимур.

Да, умеет Тимур телок выбирать, даже завидую ему слегка. Хотя с его-то внешностью сам бог велел быть мачо. Еще этот его мужественный шрам под нижней губой, про который он телкам говорит, что получил в драке, а на самом деле, пьяный в общаге об шкафчик в ванной ударился.

У меня с женой не так все гладко. Это на людях мы идеальная пара, а дома практически не разговариваем. Да и я стараюсь на работе как можно дольше задерживаться. Съела нас бытовуха. Я перевел взгляд на Олю, с выделяющимся животиком и сиськами четвертого размера, вот кто точно отстанет при пробежке. Ни в какое сравнение не идет с Ирой. Если б не ребенок, бросил бы ее к чертям уже.

- Все погнали. – кричу я.

Рык мотоциклов и испуганный возглас Марата, когда Саня сделал вилли на старте. Бежим следом за ними, ребята должны ехать прямо и заходить с первого уровня, мы же побежим сразу на второй уровень и попробуем атаковать с двух сторон. Если Егор засядет на третьем уровне – то поднимемся туда уже всей толпой. Так, вот туннель налево, нам туда. Мотоциклы уже заглохли, значит добрались до входа в сам бункер.

Лучи налобных фонариков с трудом разгоняют непроницаемую темноту. Впереди уже видно мешки с песком, которые кто-то заботливо положил для замены ступенек. Заходим на объект и сразу попадаем в большущий зал. Я включаю тактический фонарик, его луч насквозь пронзает весь зал. В тонком луче света в конце зала замечаю непонятное движение.

- Там в конце зала вроде собака, осторожно. Если бросится стреляйте из маркеров, это ее отпугнет. – тихонько говорю я.

- Да уж разберемся, - цедит сквозь зубы Тимур и сплевывает слюну, видно не настолько в хорошей форме наш мачо.

Я оглядываю ребят, ну как я и думал, Ольга отстала. Подсвечиваю вход в катакомбы, из него тяжело дыша вываливается Ольга.

- Мне кажется, за нами … фу .. кто-то еще шел или бежал. – тяжело дыша говорит она.

- Тебе показалось, или кто-то из наших друзей пошел сюрприз нам готовить на выходе. – отвечаю я. - Ну что, погнали.

Мы двинулись к середине зала.

- Идем осторожно, метр друг от друга, держимся правой стены. – выдал я ценные указания.

Дойдя до середины зала я резко остановился и поднял вверх руку. И сразу же получил тычок в спину, Ольга, как обычно, ничего не замечает, наткнулась на меня. Ребята тоже остановились. Из-за стены, вдоль которой мы шли, доносился какой-то шорох и звуки как будто там, что-то роет собака. Сделав еще пару шагов, я услышал отзвуки выстрелов из маркера и отдаленные крики.

- Так, походу Саня их уже нашел. Двигаем за мной, судя по звукам до них метров двести.

И тут началось. Резкий звук за спиной и захлопал маркер Тимура, идущего последним.

- ААА, меня эта сука укусила за ногу. – заорал Тимур, стреляя в темноту.

Я включил нормальный фонарь, и тут испугались уже все. Существа выглядывали из прохода впереди нас и из дырки в противоположной стене. И уже стало понятно, что это далеко не собаки. Лысые головы, больше всего похожие на крысиные, переходящие в головогрудь, как у пауков, из которых вперед торчат короткие лапы, заканчивающиеся, мать его, тремя пальцами с когтями, задние конечности четыре штуки, похожие на обычные собачьи лапы, только со здоровыми черными когтями. В холке они могли бы достать мне до пояса. Не бывает таких тварей, что за херня.

- Стреляйте, какого хера стоим и отходим к выходу. – закричал я.

Раздались хлопки – твари, которые уже вышли из укрытий получили первую порцию шариков. Особого вреда они им принести не могли, но били видать чувствительно. Те, по кому попало шариком, начинали пятиться и прятаться за других.

- Стреляйте по башке, может краской глаза зальет, либо выбьем его к херам. – кричу я и отступаю.

Натыкаюсь на что-то спиной. Блин, Оля стоит в ступоре с открытым ртом.

- Оль! -кричу я. Она как будто не слышит меня. Видно, что у нее начинается истерика. Тут поможет только хорошая пощечина. Вроде помогло, взгляд стал на осмысленным.

- Макс, у меня нога онемела. – услышал я испуганный голос Тимура.

- Оля, Ира стреляйте по ним, не давайте высовываться. Шарики экономьте. Видимо, не зря мы взяли запас по тысяче шариков на человека. По большому счету это всего лишь, пол часа плотной перестрелки, но в данной ситуации – это единственное оружие дальнего боя.

Я подбежал к Тимуру. Слегка разрезал штанину в месте укуса, и, вертя башкой во все стороны, начал осматривать рану. Странно, две дырки, как от укуса змеи, только расставлены шире.

-Так, держись за меня. Отходим к выходу. – Я повернулся в нужную сторону и офигел.

В луче тактического фонаря было видно с десяток тварей, собравшихся на дороге к выходу. Они медленно приближались, видно такая охота для них не в новинку. Еще штук пять тварей было за противоположной стеной и две если двигаться вперед. Куда бежать становится очевидным.

- Так, я сейчас бросаю фаейр в толпу тварей, Оля и Ира стреляйте в тех, что сбоку. Мы с тобой Тим стреляем вперед, нам надо добраться до Егора. Если увидите по дороге арматуру – хватайте пригодится.

Я посмотрел на свою жену, видно было, что ее трясет от страха. Еще немного и паника захватит ее. Ира же наоборот держалась нормально. Четко выполняла команды, стреляет по два три шарика.

- Поехали – командую начало операции.

Файер зажегся и полетел в сторону толпы тварей. Видно, красноватый свет слепил или пугал их, они стали разбегаться, натыкаясь друг на друга. Добавил пару десятков выстрелов из маркера, паника усилилась. Ира стреляла в боковой коридор аккуратными очередями, не давая тварям высунуться. Мы пошли в сторону, где должен быть отряд Егора. Тимур с каждым шагом все сильнее опирался на меня, тут его еще и вырвало. Дело плохо.

- Оль, помоги мне. Хватай его под вторую руку. – Мы уже добрались до бокового коридора. – Ир, иди вперед, если что кричи.

Через двадцать шагов Тимур потерял сознание. Пришлось остановится. Мы были в небольшой комнате с тремя входами, один - из которого мы пришли, второй с высоким бетонным порогом в еще одну комнату, и нужный нам выход в коридор. Я прислонил Тимура к стене и перезаряжал маркер. Ольга просто стояла и смотрела в темноту второй комнаты, слегка разгоняемую светом ее налобного фонарика. С момента входа в катакомбы прошло минут пятнадцать, с первой атаки тварей прошло минуты три, судя по часам. А ощущение такое, что мы здесь уже пару часов.

То, что произошло дальше, я никогда не смогу забыть. Из нужного нам коридора донесся звук взрыва. Видно, у Егора все же было, чем меня удивить. Следом, из темной комнаты, вылетело что-то похожее на щупальце и схватило Ольгу за ногу. Резкий рывок, ее ноги перелетают через препятствие, а голова с резким хрустом бьется о бетонный угол порога. Следующим рывком ее тело исчезает в темноте, на полу остается выпавший маркер и слетевший при ударе с головы фонарик. Я побежал ко входу, стреляя в темноту непрекращающейся очередью. Оказавшись в комнате, я догадался включить тактический фонарь, но увидел только обрывки одежды и следы крови на краях вентиляционной трубы, уходящей вниз.

Я почувствовал прикосновение к плечу, резко разворачиваюсь, поднимая маркер.

- Тимур не дышит, пульса нет. – Бледная и испуганная Ира, напомнила мне о том, что я тут не один. – надо уходить.

Мы побежали, я лишь подхватил маркер Ольги, а Ира сняла рюкзак и фонарик с бледного как бумага Тимура и забрала его маркер. Световые круги прыгали в темноте по стенам. Я слышал сзади шум мелких шагов. Впереди раздавались крики и шум выстрелов. Что за тварь убила мою жену, сколько их тут вообще, почему напали на нас – все эти вопросы проносились в голове. Моей жены больше нет, я так хотел уйти от нее, а теперь ее просто нет. И не известно, выберусь ли я отсюда.

Сильные тычки в грудь остановили мой бег, бегущая следом за мной Ира не успела отреагировать и врезалась в меня. Я упал прямо на битый кирпич и мусор. Теперь шарики летели уже и в лежащую на мне Иру. Сзади доносился топот маленьких ног. Я извернулся, зажег один из оставшихся файеров и кинул его в темноту. Твари с визгом отшатнулись от него и опять заметались в туннеле.

- Егор, не стреляйте. – закричал я, хотя выстрелы уже прекратились.

- Макс, быстрей к нам. – услышал я голос Егора.

Пробирались боком, через узкое отверстие, оставленные кем-то в толстой стене. Преодолев это препятствие, я увидел ребят. Они испуганно смотрели на нас.

- А где остальные? – спросил меня Егор.

- Оля и Тимур мертвы. Остальные не знаю, они пошли к вам через первый уровень.

- Надира что-то утащило вниз, под воду. – тихо сказал Никита.

- Друзья, надо выбираться. С одним травматом и кучей шариков с желе мы не сможем ничего сделать. Надо вызывать армию, спасателей, милицию. Если мы попробуем спасать Надира, я боюсь все погибнем. – озвучил общие мысли Егор.

Я попытался абстрагироваться от смертей друзей и жены.

- Все, кто не занят наблюдением ищем арматуру, тряпки, все что горит. Никита, смотри за большим проходом откуда ваши твари появились. Егор, поглядывай в дырку, из которой мы появились. Дань, контролируй дырку в полу. Предлагаю пройти через низ, может по дороге встретим ребят, если еще живы. Хотя, зная этого татарина Марата, может они не только живы, но уже и командуют этими тварями, или шашлык из них маринуют. – слегка разрядил я обстановку.

Конкретная цель заставила людей шевелиться, вывела из ступора. Девчонки забегали по комнате, которая спустя минуту исследований оказалась имела выход в еще одну комнату, без дверей. Хитрая извилистая форма помещения, которое, по сути, было неким тамбуром, скрывало ее от нас.

- Я пойду проверю что там за поворотом, Никита прикрой. – сказал я и приготовил предпоследний файер на случай атаки. – Егор у тебя еще есть гранаты?

- Да, две.

- Ок.

Коридор был пуст. Добравшись до поворота, я прислушался, вдалеке раздавался шум двигающихся тварей. Выглянув из-за угла, я увидел в стене три отверстия, диаметром тридцать сантиметров каждое. Посветив в одно из них, увидел кучи мусора, несколько тварей, все измазанные краской, бегали по нему туда, сюда. Выстрелив по ним несколько раз, я добился лишь скулежа и ускорения бега. Подобрал с пола несколько кирпичей, засунул их в дырки, если твари полезут – мы услышим.

Все восприняли мое командование, как очевидный факт. В такой ситуации кто-то должен быть главным, иначе не выберется никто. Вернувшись к ребятам, я рассказал, что там увидел.

- Друзья, если вас укусят, следует немедленно отсосать яд. Если этого не сделать сразу – умрете. Не заглядывайте во всякие дырки и проходы, двигаемся строго к выходу, друг за другом, плотной группой. Есть у кого с собой бухлишко? – спросил я.

- Коньячка фляжечка - подал голос Даня.

- Давай сюда, я все таки врач, хоть и херовый, но врач. – командую я.

Даня отхлебывает из фляжки глоточек, а стоить отметить, что фляжку Даня выбирал под себя. Сам он не маленький такой парень, ростом под метр девяносто, но уже с заметным животом. Сильный от природы, мне кажется, он и спортом специально никогда не занимался, его и так все стороной обходили. Все по кругу приложились к фляжке, стресс снять было необходимо. Я убрал фляжку к себе в рюкзак.

- Так, перезаряжаем маркеры полностью и до упора. Готовим факелы, арматуру не забываем. По команде кидаю вниз файер и спускаюсь первым. Остальные за мной. Последним Егор, если что кидаешь гранату. Из остатков мусора и досок разводим костер и погнали. За мной спускается Никита и идет первым к выходу, я прикрываю. Всем все понятно?

- Да, шеф. – хором отвечаем мы, окончательно разрядив обстановку.

Когда небольшой костерок разгорелся, а дым потянуло в сторону комнаты с мусором, мы начали свое спасение.

- Ну, погнали! – я откидываю деревянный поддон с дырки в полу и кидаю файер вниз. Снизу раздается шум улепетывающих тварей и плеск воды.

- Осторожно там их много. – быстро спускаюсь и занимаю позицию в углу, чтоб было видно и воду, и дверь. Небольшая комната ярко освещается красным светом. По воде идет мелкая рябь. Выпускаю несколько шариков, они разбиваются о воду и красят ее в синий цвет. Выпускаю еще очередь в воду.

Никита проносится мимо меня с факелом и сразу кидает его в темноту коридора. Доносится визг тварей и хлопки маркера. Мимо пробегают Лена и Кристина и встают за спиной Никиты, тоже начинают стрелять. Ира, следом за ней Даня, ломает нижнюю ступеньку на лестнице и с матами падает на пол. Из воды возле его ноги появляется конец щупальца.

- Даня, осторожно! – кричу я, но он и так все видит.

Он бьет по нему арматуриной, а я выпускаю по воде еще с десяток другой шариков. Щупальце скрывается под водой. Сверху раздается взрыв гранаты и с лестницы спрыгивает Егор. Красавчик, даже успел за собой поддон задвинуть.

- Двигаем, там их дохера. – кричит он мне, пробегая мимо.

Файер все еще горит, давая нам минуты две форы. Двигаемся за ребятами, через метров двести движения по коридорам вываливаемся в большой зал и останавливаемся. В зале на полу, прислонившись к стене лежат Аня и Саша. Оба бледные как смерть, рядом валяется тело одной из тварей, с торчащим из груди ножом.

- Вы почти вовремя, – хрипит Саша. – выхода нет, он завален.

Аня мертва, было видно, что ее вырвало перед смертью. На ногах и руках у Сани видны многочисленные укусы, как он еще жив, не понятно. Спустя пару секунд его тоже стошнило. Он обнял Аню и закрыл глаза. Пустые маркеры валялись рядом, фонарики тускло светили у них на головах, отправляя лучи света в темноту. Мы стояли полукругом вокруг ребят, даже твари нам не мешали. Я наклонился и забрал ключи от мотоциклов и Санин нож.

- Надо идти ко второму выходу. Им мы уже не поможем.

Показать полностью
257

Моя съёмная квартира

Привет! Реальных историй, произошедших со мной - вагон и маленькая тележка. Однажды я спросила у папы, почему вокруг так много разной крипоты случается, на что он ответил, что это я во всем виновата, куда ни приду, так и вылезает на свет всякая нечисть.

Мож, так оно и есть.

История номер раз - про сьемную квартиру.

В общем, лет в 25 приспичило мне снять квартиру, впервые в жизни. Зарплаты не хватало, но когда очень хочется сбежать от родителей, и не на такое пойдешь. В первой снятой квартире у меня случился инцидент с владельцами - они попросили меня съехать через две ночи, проведенные в их квартире, вернули залог и сумму, которую я заплатила агенту. У меня были сутки, чтобы найти что-то новое. В общем, прозвон объявлений, просмотр квартир в ночи и я нашла что-то стремное, за те деньги, которые я могла себе позволить. Квартирку сдавала бойкая бабка, жившая в соседнем доме. В квартире раньше жил дед-алкоголик, ее сожитель. Деда она забрала к себе, а эту решили сдавать. Квартира была просто ппц - с разбитым стеклом в кухонной двери, с облезлыми обоями и мебелью практически с помойки (на самом деле,ее просто довел до такого состояния дед-алкаш). Но, я ж на позитиве - решила, что все пофик, отмою, сама сделаю ремонт и вообще (слабоумие и отвага, да). Из интересных совпадений - квартира была практически копией квартиры моей бабушки (расположение дома в микрорайоне, номер квартиры (14), планировка, этаж (пятый)), вдобавок, день рождения бабки квартировладелицы было в один день с ДР моей бабули). Ну, странно, но бывает.

Так вот, из того, что там было.

Инцидент номер 1 - я приходила домой и замечала, что некоторые вещи стоят не так, как я их оставляла. Слегка. Решила, что это бабка без меня приходит проверить квартиру - поржала и сказала вслух "ну и пусть, главное, что деньги на месте".

Мои нехитрые сбережения хранились в книжке - в одной странице в тенге, в другой - в долларах. Прихожу на следующий день с работы домой, беру заветную книжку и понимаю, что кто-то тут был - деньги лежат аккуратно, но перемешаны - тенге с долларами. Вся сумма на месте, кстати. Пошутил домовой.

Инцидент номер два - вышла я за продуктам в магазин, прихожу обратно,а дверь открыть не могу. Замок проворачивается, дверь не открывается. Так, сяк, позвонила бабке, та вызвала спасателей - они залезли через балкон и сказали, что входная дверь была закрыта изнутри на защелку. Бабка на меня покосилась, но промолчала.

Инцидент номер три - меня стало глючить по ночам. Просыпаюсь ночью, открываю глаза, вижу, что на мне сидит огромный черный паук, визжу, соскакиваю, тварь взлетает под потолок по стене,я просыпаюсь окончательно. Такой морок на границе сна и яви. Эта хрень случалась настолько часто, что у меня выработался иммунитет - просыпаешься, видишь огромного паука и мысль "не, таких настоящих н бывает, значит, опять глюк" и спишь дальше.

Кроме пауков один раз был глюк с младенцем - открываю глаза, на середине комнаты в пятне света сидит голый младенец, а на мне лежит чья-то рука. И опять логика непрошибаемая "в квартире я одна, мужиков вроде нет, значит, я опять глючу" и сплю дальше.

Инцидент номер четыре, он же последний в этой квартире. Бабка заходила ко мне домой раз в месяц - открывала своим ключом, оставляла в прихожей квитанции, я их проверяла, оставляла сумму на оплату, она на следующий день приходила опять и забирала квитанции и деньги. Так вот, однажды она мне звонит, что сегодня принесет квитанции, я говорю, ок. Прихожу домой - квитанций в прихожке нет. Звоню, спрашиваю, что случилось - она мнется и говорит, что не смогла попасть в квартиру, потому что потеряла ключ. Поднялась ко мне на пятый этаж и, мол, обнаружила, что ключа нет. Ну, бывает.

На следующий день я начала уборку и нашла ее комплект ключей дома. Под ковриком. Это был взрыв мозга - как они могли оказаться в квартире, если она не заходила внутрь? Замок был обычный, который надо именно закрывать, а не захлопывать. Ключи могли оказаться внутри только если кто-то снаружи их потом закрыл третьим комплектом (которого, насколько я понимаю, не было). Звоню бабке, расказываю, как и где я нашла ее ключи. Она помолчала, сказала спасибо, а через пару дней объявила, что сюда въезжает ее внук и попросила меня выехать. Внук, насколько я знаю, туда не въехал, ну да и фик с ней. Я сняла потом другую, нормальную квартиру, без финтов, а вот третья опять устроила мне цирк с коняшками, но это в следующей истории.


Автор:  Il Rie

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: