-2

Kid Asiris

Меня зовут Кид Асирис (Kid Asiris). Я обычный человек, с чувствами и мечтами. Я жил на второй планете системы Vey, территориально входящей в состав Федерации Галленете. Иногда, в редкие ночи, когда небо не закрывала сплошная облачность, я мог наблюдать звезды лежа на земле. Мне двадцать лет, и у меня была одна детская мечта — это бороздить просторы космоса, быть пилотом-капсулиром и воспринимать смерть, как естественный процесс перехода сознания от гибнущего тела в его точную копию. Сейчас я смог ее осуществить и знаю, что теперь не отступлю не перед чем.



21/08/115 YC



Я проснулся, лежа на чем-то мягком, и стал всматриваться в потолок, не решаясь пошевелиться. Он освещался неярким ровным светом, источник которого был сейчас вне поля моего зрения. Потолок был достаточны низким, чтобы дотянуться до него рукой. Подняв руку, я посмотрел на нее, прислушиваясь к весьма любопытным ощущениям. Я мог узнать рисунок складок на своей ладони, но меня никак не покидало чувство, что она была не моей рукой, чужой, несмотря на то, что я мог шевелить пальцами, поворачивать ладонь и полностью контролировать все ее движения. Кожа на всей руке была нежная, как у ребенка. Ни одной мозоли, ни одного заусенца на пальцах или шрама. Прикоснувшись к потолку над собой, я ясно чувствовал холод металла и шероховатость поверхности.


Наконец я поднялся с кровати и огляделся. Помещение, в котором я находился было весьма просторным. Посреди него стоял округлой формы диван и не большой столик, на котором лежал датапад с включенным проекционным экранном, беззвучно оповещающем меня о входящем вызове. Напротив дивана, всю стену занимала большая информационная панель, со сменяющим друг друга изображениями — портретами каких-то людей, видео-рядами, говорящих о последних новостях и событиях в Новом Эдеме в перемешку с рекламой Quafe и легких разрешенных нейробустеров.


Удобно устроившись на мягком диване, я взял со стола датапад и принял входящий звонок. Плоский экран сменился объемным голографическим изображением девушки с внешностью андроида, с мягким, но акцентировано искусственным голосом:


— Приветствую тебя, пилот. Я Аура, искусственный интеллект-компаньон.



Моя история началась только сейчас.



20/08/115 YC



Темнота.


Я открыл глаза, но видел лишь розовую пелену, за которой можно было различить силуэты проходящих мимо людей, не обращавших на меня никакого внимания. Я стоял на трясущихся ногах внутри прозрачной капсулы, наполненной липкой, неприятной розоватой жидкостью. Я чувствовал ее противный солоноватый вкус, вызывающий рвотные рефлексы, так как она полностью заполняла пространство и проникла в полость моего рта, а из моей спины торчали кабели, соединяющие меня с медицинской капсулой. На каждую попытку пошевелиться кабели вызывали болезненные ощущения, будто входили в мое тело настолько глубоко, что соприкасались с внутренними органами. Сердце стучало быстро и меня начал одолевать страх. Скорее даже паника. Хотелось ударить по прозрачной стенке передо мной, но руки меня не слушались. Все, что я смог сделать это поднести ладонь к стеклу. Кажется, никто так и не обратил на меня внимания, но все же я увидел, что жидкость из капсулы стала стремительно уходить, постепенно освобождая пространство для воздуха. Как только уровень ее опустился ниже уровня моего подбородка, меня стошнило той же самой розовой слизью, которая, по всей видимости, наполняла мой желудок, и я, наконец-то, сделал свой первый вдох.


Когда капсула полностью была освобождена от жидкости, разъемы на моей спине и шее освободились с одновременным открытием передней прозрачной стенки капсулы. Я, в прямом смысле слова, вывалился наружу, на твердый холодный пол, продолжая извергать содержимое свое желудка.


— Я живой, — сложно сказать, были ли это мои мысли, или я произнес это в слух. Было ли это моментом радости или сказано без участия каких-либо эмоций. Я лишь констатировал факт. А дальше… Дальше я снова погрузился во тьму.



19/08/115 YC



— Все готово. Уже все готово! Прошу, не задерживайся, у нас и так мало времени, — говоривший человек был минматаром по происхождению. Из под рукавов его халата виднелись татуировки, свойственные большинству людей республики. Однако, тогда как другие минматары чаще выставляли нанесенные на них символы, понятные только им, на обозрение другим, этот старательно пытался их скрыть под одеждой. Его внешний вид больше напоминал безумного ученого, хотя скорее всего именно так и было. На сколько я знаю, с самого детства представителей его расы учат быть в первую очередь воином, а выбранная профессия в будущем играет лишь второстепенную роль, будь то политик, шахтер, врач или человек науки. Глядя на этого худощавого, довольно не скромных лет, человека, с горящими глазами, вдохновленными тем, что он делает, понимаешь, что везде бывают исключения из правил.



Меня сильно трясло, а ноги предательски подкашивались. Я уселся на большое металлическое кресло с огромным количество торчащих отовсюду проводов и трубок. Минматар нацепил мне на голову жуткое подобие шлема из железных прутьев или толстой проволоки, с кучей датчиков и проводов. Все это оборудование тянуло на пятнадцать килограмм. Мои руки и ноги он пристегнул ремнями, навевая неприятные мысли.


— Будет больно? — пытался развеять я свои страхи.


— Нет-нет-нет, не должно быть, — ответил слуга науки.


От волнения я чувствовал в ушах свой собственный пульс, как сердце гоняет кровь по венам и артериям, снабжая мозг большим количеством кислорода в стрессовой ситуации.


— И так, — произнес мой мучитель торжественным голосом, словно решал сейчас судьбу всей вселенной, — сейчас идет процесс переноса твоего сознания в новую оболочку… эмм… точнее в твоего клона. Как только он закончится, все что будет происходить здесь после этого — ты уже никогда не вспомнишь, — все это он говорил с какой-то ухмылкой на лице, однако после этих слов его лицо вдруг стало серьезным, и он продолжил, — Ты парень, вроде, сильный, но постарайся не сопротивляться тому, что будет дальше.


Весь мой страх сейчас брал начало от пары простых вопросов, которые глубоко сели мне в голову. Когда я очнусь в новом теле, буду ли это «Я», или это будет другой человек с моими воспоминаниями и чувствами? Что станет со мной здесь, после того, как завершится процесс переноса сознания. Сейчас я лишь терпеливо ждал результатов.


Спустя десять минут все закончилось так же незаметно для меня, как и началось.


— Это все? — я был в легком недоумении, так как не чувствовал вообще ничего. Для чего-то же были эти ремни на моих руках и ногах?


— Не совсем. Есть еще один момент для завершения, — с этими словами минматар достал из-под халата пистолет, и нацелился мне в голову.


Дернувшись в кресле, я попытался увернуться, но ремни крепко держали меня на месте. Я услышал звук выстрела, и успел заметить вспышку света, вырывающуюся из дула огнестрельного оружия. Кажется, я даже успел почувствовать запах пороха, но после, тьма окутала меня в свои объятья.



16/08/115 YC



— Боюсь, что шаттл вам не поможет, — Вестор (Westor D) включил монитор на стене, слева от нас, показывающий местный новостной канал. На голографическом экране во всей красе крутили воссозданную цифровую модель Киры Асирис (Kira Asiris) в полный рост. Под изображением в текстовом виде шла информация об Амаррском шпионе, замеченной на Vey II службой безопасности. О закрытии космопорта на неопределенный срок и запрете всех полетов в атмосфере планеты. Введено военное положение в связи с угрозой безопасности как Федерации Галленте, так и Республике Минматар — их главному союзнику перед общей угрозой, — Вам не дадут даже подняться в воздух, не говоря уже о том, чтобы выйти на орбиту и покинуть пределы системы.


— Какие у нас есть варианты? — Интересно то, что Кира не выглядела взволнованной от увиденной информации, напротив, она, казалось, стала еще более собранной.


— Сделаем клона для Кид’а, раз это так важно для тебя — сообщил Вестор лишь пожимая плечами. — Займет чуть больше времени на его подготовку, но в целом — это возможно.


Я слушал весь этот диалог и до сих пор не проронил ни слова. Неужели то, к чему я шел годами, так и не приблизившись ни на шаг к своей цели, за сегодняшний день решилось минутным разговором? Цепочка случайных событий, от моего знакомства с минматаром по имени Вестор, мое убежище в разрушенных стенах производственного комплекса, челнок, упавший с неба и Кира, привели меня сейчас сюда. Верю ли я в происходящее? Скорее нет, но я позволю себе плыть в течении судьбы. Хочется верить, что на этот раз я заплыву в нужное русло.


— Вот и договорились. Мне нужно подключение к нейроинтерфейсу, чтобы передать тебе информацию, ради которой я оказалась здесь.



Весь следующий день я ни разу не увиделся с Кирой, так как провел его в медицинской капсуле. Мной занимался странный, в своем поведении, человек, являющийся не то ученым, не то инженером, с темной кожей, лицом с впавшими скулами и постоянно что-то бормочущий себе под нос.


В комнате, в которой я находился, был всюду бардак, разбросанные бумаги, разобранные компьютеры, часть которых валялась на полу, инструменты, шланги и провода. Посреди всего этого хлама возвышался некий постамент, или кресло, даже не знаю, как его назвать, но очевидно, что предназначалось оно для человека.


Это «революционное устройство», как он его называл, должно было осуществить перенос сознания из моего тела в заранее заготовленного клона, точную копию меня, на станции корпорации University of Caille, занимающейся подготовкой пилотов-капсулиров. Как ему удалось организовать там создание для меня клон-тела в столь короткий срок, — я не знаю. Сколько это стоит? Я даже боюсь представить эту сумму, или за какую информацию от Киры они так легко согласились сделать из меня пилота-капсулира.



Ближе к концу дня в комнату, которую мне выделили для отдыха, аккуратно постучали. Я подошел к пластиковой двери и открыл ее. На пороге стояла Кира, все так же улыбаясь мне, отчего я еще больше впадал в смущение, ведь она откровенно мне нравилась.


По ее словам она зашла попрощаться, так как не было известно, когда мы в следующий раз увидимся. Завтра утром ее уже здесь не будет, а для меня потребуется еще пару дней, что бы подготовить мне клона, прежде, чем я проснусь где-то на станции, расстояние до которой отсюда измеряется уже не километрами, а в световых годах.


— Кира, ему можно доверять? — я говорил о том минматаре в белом халате. Вид постоянно бормочущего безумца в белом халате, заставлял меня усомниться в его профпригодности.


— Я верю Вестору, а ты доверяй мне и я вытащу тебя отсюда. Ты ведь об этом мечтал? — ее искренняя улыбка вселяла надежду в меня, но двадцать лет выживания без средств к существованию заставили меня быть более осторожным, — Считай, что я отдаю тебе долг, за то что помог мне выбраться, — прервала она мои мысли, — И еще — в этот момент ее голос стал более требовательным, — Когда все закончится, дай себе мою фамилию, — это поможет тебе встать на ноги, а мне проще будет тебя найти.


— Мне считать тебя своей женой, раз уж мы с тобой будем с одной фамилией? — я спросил это в виде шутки, хоть и не понимал, к чему все это, но она лишь фыркнула на этот вопрос.


— Считай меня своей сестрой, — после чего улыбнулась и оставила меня одного.



15/08/115 YC



— Куда мы идем? — я шел вместе с Кирой, позволив ей использовать мое плече в качестве опоры. Она представилась мне, как Kira Asiris. В моей одежде, весьма потрепанном рабочем комбинезоне, который даже я не помню, как давно и откуда у меня взялся, она выглядела как-то нелепо. Симпатичная, молодая, белокожая со светлыми волосами и голубыми глазами (прямо сказка, а не девушка) и в таком тряпье, с дырами, оторванными заплатками и застиранными пятнами. Обувь, с отваливающей подошвой все же лучше, чем босиком, но не думаю, что ей было в ней хоть чуточку удобно.


— В городе есть человек, по имени Westor D. Мне нужно его найти, он поможет покинуть планету.


— Я знаю его. Он покупает у меня полезные материалы, извлеченные из останков кораблей или наземной техники, — я достал центральный процессор и бортовые самописцы с упавшего челнока, показывая их Кире, в подтверждение своих слов.


Увидев трофеи в моих руках она засмеялась:


— А ты молодец! У нас теперь больше шансов выбраться отсюда живыми, — пояснила она.



Через час мы уже были на месте. Вестор встретил нас в своей «каморке», куда я обычно приносил ему добытые ценности. Он был типичный минматар, с темной кожей и украшенным татуировками лицом.


— Я очень рад, что у тебя получилось выбраться, — сказал он, адресуя слова девушке. После он перевел взгляд на меня и продолжил, — Не без помощи, как я вижу.


Я смотрел сейчас на Киру, ожидая ее ответа для Вестора. От того, что она скажет сейчас, вероятно, будет зависеть моя судьба. Останусь ли я здесь на Vey II, продолжая заниматься поиском средств к существованию, копаясь в земле, или все таки меня заберут с собой. В небо. Она повернулась ко мне, и мы встретились глазами. Не отводя от меня взгляда она ответила:


— Как ты видишь, выбираться с Vey II нам нужно будет обоим.


Минматар лишь покачал головой.


— Твой клон готов, и ты знаешь, что нужно, чтобы тебя вернуть отсюда, а вот с ним, — кивая в мою сторону, — будет несколько сложнее.


Представительница Амаррской империи отступать не собиралась.


— Предоставь мне шаттл, и я вывезу нас отсюда.



14/08/115 YC



Командующий спецоперацией Нолан Горр (Nolan Gorr) хоть и сохранял внешне невозмутимое лицо и абсолютное спокойствие, внутри ощущал нервозность и был готов вспылить в любую секунду. Он ждал результата поисковой операции после падения челнока, а так же информацию о причинах произошедшего, уже больше получаса, и больше всего его раздражало оставаться в неведении.


Когда в его кабинет зашел один из подчиненных, Нолан Горр спросил первым, не дожидаясь доклада:


— Девушка жива?


— Нам не известно, командующий. К нашему прибытию на место крушения, ее тело не было обнаружено.


— Что значит не было обнаружено? — голос командующего Нолана стал набирать повышенный тон, но он все еще старался сдерживать себя от проявления и так очевидного недовольства.


— По всей видимости, кто-то проник внутрь челнока, забрал ее и прихватил с собой бортовые самописцы, мы не имеем информации о том, кто это мог быть. Наиболее вероятно он, или они, как-то связаны с происшествием на борту, после которого челнок перешел в неконтролируемое крушение. Так или иначе, скорее всего это была спланированная операция. Мы не знаем в каком направлении скрылись…


— В каком еще, черт возьми, направлении? — на этот раз терпение Нолана подошло к концу. Провал этой операции напрямую будет влиять на его репутацию и может поставить жирный крест на его безупречной карьере в качестве командира наемной группы быстрого реагирования, — В этой «дыре» всего два города и один космодром и вы не знаете где их искать?


Его собеседник молчал, боясь вставить еще хоть одно слово в этот разговор. Последствия могут быть непредсказуемы.


— Найти, — снова перейдя на спокойный тон и сохраняя невозмутимое лицо произнес командующий, словно в нем жило два разных человека, попеременно сменяя друг друга, — Живыми не брать.


Он понимал, что брать живьем ее намного рискованнее сейчас. Девушка все еще не закончила подготовку, и, следовательно, не являлась полноценным капсулиром. По крайней мере она не была бессмертной, ввиду отсутствия готового клон-тела. Нельзя, чтобы та информация, которой она обладает попала к кому-либо еще. Если то, что она знает о разработке нового поколения кораблей у Амарр не смогут узнать «наши» — не должен узнать никто.



13/08/115 YC



Я смотрел на свинцовое, пасмурное небо. Туда, где секундой ранее возникло яркое пятно света в предутренних сумерках. Спустя еще пару секунд из-за густой облачности вынырнул посадочный челнок, оставляя позади себя длинный шлейф черного дыма. Совершая полет по большой дуге он старался выровнять курс на глиссаду к космодрому, но потеря высоты была столь стремительной, что даже для меня было очевидно — до космодрома он не дотянет и столкновение с поверхностью неизбежно.


Схватив плазменный резак я помчался в сторону предполагаемой катастрофы. Сейчас главное было успеть добраться туда раньше, чем там мог появиться отряд спасателей, лишив меня шанса найти что-нибудь ценное из уцелевшего. Если повезет, это может быть неповрежденный бортовой компьютер или какие-либо целые части, схемы или узлы, отвечающие за управление какой-либо системы летательного аппарата. Все это можно будет продать, продлив свое существование в «дыре» под названием Vey II. Если повезет крупно, возможно удастся отсюда выбраться. Однако за двадцать лет моей жизни так крупно мне еще не везло, иначе здесь меня бы уже не было. Там, наверху, на космической станции перспектив куда больше, но купить билет даже в одну сторону могут едва ли половина процента населения этой забытой планеты. Те, кто могли это сделать, уже давно это сделали, оставив здесь все и начав новую жизнь где-то там.


Бежать по разбитым бетонным плитам и торчащими отовсюду железными прутьями арматуры, бывшими некогда большим комплексом по переработке углеродных компонентов в топливо, было трудно. Но с другой стороны, именно по этому это место было для меня подходящим убежищем, ввиду его трудной доступности. Все что тут было ценным, давным давно было разграблено. Здесь больше нечего и некого было искать. Собственно, меня искать никто и не собирался, а кроме определенного круга лиц мало кто вообще знал о моем существовании.


Когда развалины былой промышленности сменились густым кустарником, высотой в человеческий рост, по земле прошла дрожь от рухнувшей многотонной машины, однако взрыва не последовало. Столб из пыли и дыма был для меня ориентиром, и через несколько минут я уже был на месте. Челнок пропахал почву, оставив траншею глубиной около метра и чуть было не развалился пополам от удара. Одно его крыло лежало чуть в стороне, входной люк был смят, словно картон, а лобовое стекло было покрыто мелкой сеткой трещин, но все еще держалось на своем месте. Не найдя места для быстрого проникновения внутрь, мне пришлось вскарабкаться по выступающим элементам на самый нос челнока. Я несколько раз ударил каблуком ботинка по лобовому стеклу, но видимого эффекта не последовало. Стекло, а точнее прозрачная броне-пластина, несмотря на паутину трещин, оставалось на прежнем месте.


— Ну что же, это следовало ожидать, — я произнес вполголоса свои мысли.


Достав резак, и убедившись в отсутствии звуков приближающегося отряда, я принялся срезать опорную стойку, которая не давала выбить лобовое стекло.


Аккуратно проникнув внутрь я увидел пилота, пристегнутого к своему креслу. Обмякнув в нем, он склонил голову. С его лица, капля за каплей, стекала кровь, а под перебитыми ногами уже успела образоваться темно-красная лужа. Дверь, позади пилота была закрыта и на внешний вид цела. Я нажал на кнопку, которая должна была ее открыть, но ничего не произошло, чему я не удивился. Времени мало, по этому сейчас лучше не обыскивать то, что лежит на поверхности, а выкопать ценное, что находится чуть глубже, если знать, где копать.


Работая резаком и убирая в сторону срезанные элементы внутренней обшивки, мне удалось извлечь бортовые самописцы, а так же добраться до главного процессора, и, на мою удачу, он был не поврежден. По крайней мере внешне. Это и есть самый дорогой элемент из того, что можно было отсюда изъять за короткий промежуток времени, — искать что-либо дальше было уже рискованно, так как с минуты на минуту прибудут спасатели, хоть и спасать тут уже некого. На этой мысли я хотел было выбираться наружу, если бы не услышал глухой стук, но раздался он не снаружи, а внутри челнока. Точно за той дверью, что не открылась. Замешкавшись и не решаясь предпринимать каких-либо дальнейших действий, я старался больше не подавать лишнего шума, и прислушался к тому, что или кто находилось за дверью. Спустя мгновение оттуда был услышан еще один глухой стук или удар, за которым последовал не то детский, не то женский стон.


Очень скоро тут будет достаточно людей, что бы оказать первую и последующую помощь, но иногда совесть побеждает здравый смысл. Это не всегда верное действие. Возможно именно по этому я являюсь тем, кем являюсь, шатаясь по всеми забытой планете в поисках средств к существованию, вместо просиживания удобных кресел где-нибудь в верхах корпорации или даже власти. Да ладно власть и корпорации, средне-статистический работник на космических станциях получает в сотни раз больше, чем средний житель Vey II. Их доход уже хоть как-то можно оценить в ИСК (ISK — Interstellar Kredit). Однако сейчас просто уйти отсюда я не могу. Точнее я даже не думал, как мне поступить, а просто ринулся к двери, пытаясь вручную ее открыть.


Аварийный замок нашелся быстро, и дверь поддалась небольшому усилию, уйдя в сторону вглубь стены. За дверью находилось помещение, вероятно предназначенное для перевозки грузов, так как по обеим сторонам на стенах находились крепежные ремни для фиксации крупногабаритных предметов. На полу лежала кушетка, перевернутая набок, с пристегнутой к ней магнитными захватами молодой девушкой. Она и была источником звуков, по всей видимости стараясь освободиться от оков. Если не считать пары ссадин на ее белокожем теле, которое едва скрывала грубая серебристая ткань, можно сказать, что ей крупно повезло. А вот двум минматарам, лежавших в лужах собственной крови чуть поодаль, повезло куда меньше.


— Вытащи меня отсюда, — сдавленным и обессиленным голосом произнесла девушка. Судя по ее акценту она являлась представительницей рода Амарр.


— Скоро придут спасатели, тебе помогут…


— Нет! Нельзя! Вытащи меня отсюда, — не дав мне договорить, попыталась прокричать она из последних сил, но это было больше похоже на громкий шепот, если можно так сказать, — Пожалуйста.


Последнее ее слово было произнесено уже настолько тихо, что я с трудом его понял. Девушка была в сознании, но что либо сказать больше или шевелиться уже не могла.


Я не стал разбираться в тонкостях отключения магнитных захватов, по этому просто срезал элемент питания. Снимая ослабленные ремни, я заметил на ее шее и спине разъемы нейроимплантов. Это могло означать только одно — передо мной был капсулир. Оставив пока лишние размышления у себя в голове, я вытащил ее за пределы летательного аппарата и на руках понес к своему убежищу, по совместительству являющимся моим домом.



— Как тебя зовут? — девушка со светлой, почти белой кожей лежала напротив, облокотившись о плиту, которая служила подобием стены у меня в «конуре». Она более или менее пришла в себя. Это удивительно, ведь еще меньше часа назад она свалилась в титановом гробу, т.е. в челноке, с черт его знает какой высоты. Сейчас на меня вопросительно смотрели ее голубые глаза, полные сил и уверенности в дальнейшем.


— Ты капсулир? — ответил я вопросом на вопрос.


— Не совсем. Так как тебя зовут?


— Кид.


— Нам нужно уходить, Кид. Прямо сейчас.


— Нас тут не будут искать. Считай, мы в безопасности, — я это сказал, но видя ее твердый взгляд уже стал сомневаться в том, что говорю правду.


— Нас уже ищут.



12/08/115 YC



Меня зовут Кид. Я обычный человек, с чувствами и мечтами. Я не жалуюсь на свою жизнь, хотя она определенно могла быть лучше. Я живу на второй планете в системе Vey, территориально входящей в состав Федерации Галленете. Иногда, в редкие ночи, когда небо не закрывает сплошная облачность, я могу наблюдать звезды лежа на земле. Мне двадцать лет, но у меня есть одна детская мечта — это бороздить просторы космоса, быть пилотом-капсулиром и воспринимать смерть, как естественный процесс перехода сознания от гибнущего тела в его точную копию. Я не знаю, как скоро у меня появится возможность осуществить задуманное, я знаю только то, что я не отступлю, когда мне будет предоставлен такой шанс.

Дубликаты не найдены

+1

Не понимаю, почему минусуют. Мне нравятся такие истории. Пиши ещё!