7

Хозяин леса

Сегодня Бродерик позволил себе полениться. Проснувшись в утренних сумерках, еще до восхода солнца, он всматривался в окно, ожидая, когда из-за хребта блеснет первый луч рассвета. Он долго лежал, почти не двигаясь. Казалось, что даже само время остановилось и село рядом с ним, чтобы насладится наступлением утра. Чтобы вместе с ним наблюдать, как из сумерек проступают очертания гор и облаков.

Небо светлело, облака меняли свой оттенок от почти черного до багряного и затем стали белоснежно-белыми. В конце концов, над самым низким местом хребта показалось Солнце. Неторопливо, словно тоже ленясь, оно вставало из-за гор.

Дождавшись, пока Солнце будет видно наполовину, Бродерик встал. Он одел штаны и обул гамаши, и, зевая и потягиваясь, направился к выходу из дома. Лязгнул отодвигаемый засов, дверь распахнулась, и снаружи в прихожую устремился холодный и свежий воздух. Снег захрустел под ногами старика, когда он вышел наружу. Изо рта вырывались облачка пара, обнаженный торс обжигало морозом. Закрыв глаза, Бродерик прислушался. Ни что не нарушало тишину. Величественный и безмолвный лес окружал дом. Было так тихо, что старик слышал шум крови в своих ушах.

Постояв так несколько минут, он открыл глаза и побежал. Он бежал по вытоптанной в снегу тропинке также, как и вчера, как и многие дни прежде. Тропинка спускалась к ручью в паре километров от дома, несколько сотен метров тянулась вдоль него, и поворачивал обратно к дому. Бродерик двигался в привычном ритме, дыхание было ровным, мышцы и сухожилия исправно выполняли свою работу. Старик знал, что множество людей его возраста уже давно прикованы к своим постелям, и даже отправление естественных потребностей становится для них настоящим испытанием. И постоянной головной болью для их родственников. В животном мире постаревшие и ослабшие члены стаи уже не могут выдерживать темп своих соплеменников и неизбежно становятся добычей хищников. Такое положение вещей вполне устраивало старика. Когда его тело проиграет схватку со старостью – а это неизбежно случится – он станет такой же добычей.

А сейчас Бродерик наслаждался слаженной работой своего организма и чувством единства себя и окружающего мира. Просто еще одна маленькая песчинка в этом огромном и отлаженном механизме.

Закончив с утренними упражнениями, он приступил к незамысловатому завтраку. Соленая оленина и тарелка тушенных овощей. И, конечно же, кофе. Обжигающий и крепкий. Бродерик всегда сам молол зерна и заваривал напиток в старом медном кофейнике.

После обеда пришло время охоты. Белый масхалат, несколько ножей разного размера, веревка, маленькая лопата, винтовка со скользящим затвором, аптечка, компас, немного провианта – все было подготовлено и удобно размещено на теле, в рюкзаке и на санях для транспортировки добычи. Погода стояла солнечная и тихая. Щурясь от солнечного света, старик вышел из дома и направился в лес. Примерно через пять километров он обнаружил следы. Снег был чуть влажный и плотный, благодаря чему на нем остались четкие, хорошо читаемые отпечатки. Похоже, что здесь прошел олень, самец, возрастом примерно 8 - 10 лет и весом около двухсот килограмм. Бродерик провел пальцами по следу. По рыхлости снег в ямке, оставленной копытом животного, не отличался от окружающего. Значит, зверь здесь прошел недавно, не больше двух часов назад. Следы располагались крестообразно, сначала олень ставил вперед переднюю левую и заднюю правую лапу, затем переднюю правую и заднюю левую, обычная постановка лап при движении шагом или рысью. Если бы на снегу остались только отпечатки задних лап, это бы означало, что олень двигался галопом на большой скорости, когда при последовательных прыжках, задние лапы точно попадают в следы передних. Все говорило о том, что зверь был спокоен, передвигался медленно и не мог уйти далеко, и были все шансы добыть его.

Теперь Бродерик перемещался гораздо осторожнее, держась подветренной стороны, дабы не дать зверю себя учуять. Через 400 метров от места, где обнаружил следы и где остались рюкзак и сани, охотник увидел самого оленя. Расстояние между ними составляло порядка ста восьмидесяти метров. Олень наклонил голову, раскапывая рогами снег в поисках пищи. Теперь следовало сократить дистанцию примерно до 80 метров, чтобы сделать верный выстрел. Два раза по мере приближения охотника, зверь поднимал голову и смотрел в его сторону, прислушиваясь и раздувая ноздри, но каждый раз возвращался к своему прежнему занятию. Достигнув удобной позиции, старик снял ружье с плеча и прицелился в переднюю часть корпуса оленя. Мягкое нажатие на спуск, и пуля 16-го калибра пробила тело оленя позади передней лопатки. К тому моменту, как Бродерик подошел к добыче, олень уже был мертв. Пуля попала в сердце, смерть животного была быстрой и безболезненной. Старик присел рядом с добычей.

- Я благодарю тебя за то, что ты согласился стать моей добычей и дать мне возможность утолить голод. Обещаю, что не отправлюсь на новую охоту прежде, чем это станет необходимостью, - говоря эти слова, Бродерик несколько раз погладил животное по голове.

Теперь предстояло вернуться за рюкзаком и санями, и приступать к свежеванию туши. С помощью веревки старик за шею подвесил оленя на дереве. Затем он осторожно вскрыл брюшину и извлек внутренности, которые могли испортить мясо и не шли в пищу. Промыл пресной водой брюшную полость и приступил к снятию шкуры. Начать следовало с удаления копыт. Затем Бродерик сделал аккуратные разрезы вокруг головы животного и начал стягивать шкуру с туши. Если где то она не отделялась руками или тянула за собой мышцы, он подрезал ее ножом. Кропотливая работа принесла свои результаты – на полностью снятой шкуре практически не было мяса. Когда шкуры и туша были упакованы на санях, а все лишнее и несъедобное закопано в землю, уже начинало смеркаться. Старик погрузил рюкзак на сани, оставив при себе только нож и ружье, и отправился в обратный путь.

По прибытии домой, Бродерик подвесил тушу в проветриваемом сарае. Для выдержки мяса были необходимы постоянная циркуляция воздуха и прохлада. По прошествии пары недель, коллаген в мышцах начнет распадаться, и мясо станет нежнее и вкуснее. Тогда можно будет закончить с разделкой – срезать жир, подсохшие и изменившие свой цвет участки туши. Вдоль позвоночника сниметься вырезка, которая пойдет на жарку и тушение. Жирные окорока и грудинку лучшего всего будет закоптить. Что то засолеться, что то пойдет в заморозку.

Шкуру старик засыпал солью. Через две недели просаливания нужно будет приступить к выделке.

Закончив обработку добычи, Бродерик приступил к ужину, состоящему из вяленного мяса и яиц. День заканчивался и пора было отправляться в постель. Старик навел порядок в доме, запер дверь и закрыл ставни на первом этаже и направился в спальню на втором этаже, где заснул спокойным глубоким сном без сновидений.

Следующий день в своей первой половине ни чем не отличался от предыдущих. Те же упражнения на свежем воздухе, тот же незатейливый и питательный завтрак. Но после полудня должно произойти событие ,которое потревожит спокойную жизнь старика.

Сегодняшний прилет Кармайна – весточка из мира, лежавшего за пределами заснеженных лесов и гор. Мира, от которого Бродерик всеми силами стремился отрешиться. Несмотря на то, что Кармайн был тем единственным человеком, которого старик готов был назвать своим другом, его появление не доставляло большой радости отшельнику, стремящемуся оборвать все связи с миром людей. Лязгающим металлом, наполненным электричеством и ослепляющим неестественным светом миром, в котором все было искусственным.

Бродерик прибыл на место встречи заранее, с расчетом появиться на час раньше своего гостя. Кармайн появился через полчаса. Сначала старик услышал высокий и едва различий гул, который создают современные лопасти, совершающие тысячи оборотов в минуту, но работающие практически бесшумно. Не прошло и нескольких секунд, как над лесом пролетела черная обтекаемая машина каплевидной формы.

- Больше даже похожей на семечку подсолнуха по своей форме, - подумал старик, и не смог припомнить, когда в своей жизни он в последний раз видел подсолнух.

Машина мягко приземлилась на снег, затем из нее появился человек. Причем, именно появился, а не вышел. Старый охотник не смог заметить открывающейся двери или уловить шума ее приводов, также, как он и не увидел, как выходил человек. Казалось, что он просто взял и телепортировался в это место. Хотя, может так оно и было.

Человек неподвижно стоял, направив взгляд в противоположную от Бродерика сторону. Старик начал медленно и осторожно приближаться к нему. Когда расстояние между ними сократилось до двадцати метров, человек обернулся. Это был мужчина атлетического сложения, выглядевший лет на тридцать с небольшим. Его одежда спортивного покроя была подобрана с безукоризненным вкусом, и даже в этих диких местах смотрелась уместно.

- Привет, старина, - он приветствовал старика белоснежной улыбкой.

- Здравствуй, Кармайн, - Бродерик выпрямился в полный рост и пошел на встречу к своему гостю. Не смотря на свои усилия, старому охотнику не удалось скрыть улыбки. Черт подери, он действительно был рад видеть своего друга

- Я отключил имплантаты, - Кармайн приложил указательный палец к виску наподобие пистолета. - И обнаружил тебя сегодня с тридцати метров.

- Не льсти себе уж настолько, - Бродерик приблизился почти вплотную к своему гостю, и теперь внимательно смотрел ему в глаза, словно пытаясь отличить в них настоящее от механического. – Между нами было от силы девятнадцать метров.

- И все же, неплохой результат для технокочевника, - Кармайн жестом предложил старику садиться в кресло.

- Чего нового в большом мире, - спросил Бродерик, усаживаясь. – Количество железа в человеке уже превысило количество мяса?

- Мясо, железо. Какая разница, если душа все равно одна и та же, - Кармайн уселся в соседнее кресло.

- Железо нельзя съесть, - Бродерик снова улыбнулся.

Кармайн засмеялся.

- Ты прав, старик. Мы выпадаем из цикла, в котором одна форма жизни неизбежно становится пищей для другой, - Кармайн вытянул перед собой руку и начал ее рассматривать. – Даже самый голодный хищник побрезгует этой рукой.

Бродерик хмыкнул.

- Борцы за дикую природу убедили установить в заповедниках аппаратуру для круглосуточного наблюдения за животными и ловушки для борьбы с браконьерами,- Кармайн покачал головой. – Такими темпами, они скоро начнут вживлять в зверей оружие для защиты от охотников. Прикинь, подходишь к попавшему в капкан тигру, и тут он стреляет в тебя из дробовика.

- С чем пожаловал, Кармайн, - Бродерик посмотрел на собеседника. - Чует мое сердце, что не только консервы ты мне привез.

- Будет работа, старина, которую надо сделать. Я знаю, как ты этого не любишь. Считай это своей платой за возможность жить близко к природе, - Кармайн встал и направился к своему траснпортному средтству. – У для тебя сюрприз, дружище.

Когда Бродерик обернулся, его гость уже отошел от машины, держа в руках массивный бронированный чемодан около метра длиной.

- Наши деловые партнеры из оружейного концерна не хотят делиться новыми разработками. Поэтому пришлось взять их самостоятельно. – Кармайн положил чемодан на снег.

С металлическим лязгом щелкнули замки, крышка откинулась назад, и из чемодана был извлечен предмет, несколько напонимающий штурмовую винтовку, но без магазина и с пучком бронепроводов, тянущихся вдоль ствола.

- Прототип знаменитой винтовки Гаусса. Индукционные катушки разгоняют снаряд внутри ствола, выполненного из диэлектрического материала, - Кармайн кинул оружие в направлении Бродерика, и старик поймал его. – Попробуй.

Бродерик упер приклад в плечо и поймал в перекрестие оптического прицела ветку на дереве, находящемся в паре сотен метров от них. Он нажал на курок и почувствовал легкую отдачу в плечо одновременно с тем, как оружие издало едва различимый хлопок. Снова наведя прицел на дерево, старик убедился, что снаряд попал точно в цель.

- Винтовка стреляет практически бесшумно, если начальная скорость пули меньше скорости звука. Если же ты намерен стрелять громко и по большой цели, просто увеличь силу тока в конденсаторах, - Кармайн говорил с выражением и интонацией человека, собственноручно разработавшего и воплотившего оружие. – Ну что скажешь?

- Скажу, что чтобы убить человека, достаточно лука и стрелы. Но так, как придумывают новые способы защиты, приходится придумывать и новые способы убийства. И этому нет конца.

- Зануда.

- Так что там с твоей работой, которую нужно сделать?

- Вся информация у тебя в руках. Все секреты, которые мы не смогли унести в реальном мире, тебе придется добыть с серверов производителя. На винтовке эмблема компании и серийный номер модели. Этого будет достаточно, чтобы ты разобрался, откуда и что надо украсть.

- «Техно-Корп», - Бродерик посмотрель на эмблему производителя. - Когда ты прилетишь в следующий раз и найдешь меня возле точки доступа, мои мозги будут еще дымится, а на макушке можно будет сварить яйцо.

- Не сгущай краски, старина. Мы оба знаем, что ты с этим справишься, - после этих слов Кармайн направился к креслам. – Ладно, хватит о делах. Я тоже нуждаюсь в единении с природой. Садись рядом, старик, вместе полюбуемся на эти прекрасные и дикие места.

Бродерик сел в кресло рядом со своим гостем.

- Когда-нибудь, старик, я прилечу сюда, и тебя здесь не будет, - Кармайн говорил тихо, не смотря на своего друга. – Я обещаю, что не пойду искать тебя. Я пойму, что ты встретил свой конец так, как тебе того и хотелось бы.

После отлета своего гостя Бродерик сразу направился домой. Он поужинал и лег спать раньше обычного. Надо было как следует отдохнуть перед предстоящей работой.

Проснувшись, старик отправился в подвал. Миновав склад и морозильную камер, он очутился перед крохотной, где Бродерик собрал все необходимое для выхода в Сеть. Именно там он проведет следующие несколько дней. Бродерик расположился в удобном анатомическом кресле, тело в нем находилось в полулежащей позе, глаза были закрыты. Могло показаться, что немолодой человек просто отдыхает. На самом же деле его мозг и нервная система находились в постоянном напряжении, на восстановление от которого Бродерик потратит не один день.

Точка доступа представляла собой спутниковый передатчик, дающий возможность подключения к Сети из любого места на поверхности Земли. Черный ящик, размером с системный блок от обычного компьютера, имел разъем для подключения нейронного интерфейса. И сейчас старика соединял с ним кабель, тянущийся к разъему, имлантированому в основание черепа Бродерика. Задачей интерфейса было преобразовывать и перенаправлять в Сеть сигналы, которые мозг направлял к мышцам и органам чувств старика. Также интерфейс обеспечивал и обратную связь, которую мозг преобразовывал в визуальную, слуховую и осязательную информацию, как если бы Бродерик собственными глазами и ушами видел и слышал происходящее в виртуальном мире.

В мире, который ему не нравился. Все здесь было искусственным. Слишком яркие цвета, слишком красивые пейзажи, слишком стройные люди. За всей этой красотой Бродерик видел всего лишь набор электронных сигналов. Еще одно убежище, в которое стремились люди, не готовые принять реальный мир. Ему хотелось вернуться в простой, порой жестокий, может быть не настолько привлекательный, но все же настоящий реальный мир.

А для этого требовалось как можно быстрее подготовить кибер-атаку по заданию Кармайна. Бродерик подбирал криптографические ключи к шифрам компании-производителя оружия. Он регистрировал в ее базах вымышленных работников разного уровня доступа к данным. Проводил мелкие атаки на системы «Техно-Корп», чтобы отвлечь внимание от основной атаки и прощупать слабые места и ошибки в приложениях обеспечения безопасности. Создавал длинные сценарии, в которых множество программ и приложений будут действовать без его вмешательства. Задачей некоторых сценариев станет атака на сервер с необходимыми ему данными. Другие создадут несколько виртуальных личностей с достаточным набором индивидуальных реакций, чтобы их можно было принять за живых людей. Служба безопасности воспримет их появление в сети без подозрений. Все будет выглядеть как обычные запросы и подключения к серверу безобидных пользователей, но именно через эти лазейки Бродерик проникнет туда, где ему быть не позволено.

Несколько долгих дней подготовки и двадцать минут на саму операцию – и вся нужная информация скопирована и надежно спрятана за пределами сервера где то на бесконечных просторах виртуального мира. Под подозрение попадают сотни виртуальных личностей, а главный виновник преступления в этом момент выходит из сети, вытаскивает из разъема кабель и открывает красные слезящиеся глаза. Дело сделано.

Старик доходит до постели, валится в нее и просыпается лишь на следующий день. Скоро он придет в норму и жизнь вернется в свое русло. Бродерик снова пойдет охоту или займется обследованием горных вершин. Прогонит от себя мысли о том, что он в этом месте – чужеродный, искусственный элемент. Мысли, которые его допекают после каждого выхода в Сеть.

Во второй половине дня приходит тревожная весть – в его мир вторгся чужак. Система слежения засекла беспилотный аппарат. Искал ли он Бродерика или всего лишь исследовал окрестности, было неважно. Это был чужак, которому здесь не место. Настало время опробовать подарок Кармайна.

Охота обещала быть не слишком занимательной. Бродерик без труда определил модель и возможности беспилотника. Все, что требовалось это просчитать дальнейший курс аппарата и поджидать его в этом направлении. Старик нашел удобное для стрельбы место и замаскировался. Непрошенный гость двигался со скоростью около восьмидесяти километров в час, ведя непрерывную сьемку окрестностей. Примерно через полчаса он оказался над Бродериком. Все было рассчитано верно, и летальный аппарат летел дальше, выходя на намеченную линию огня. Старик поймал цель в перекрестие прицела и нажал на курок. В этот раз оружие отреагировало более громким хлопком и сильной отдачей – Бродерик намеренно увеличил силу тока в конденсаторах. Металический снаряд пробил беспилотник насквозь, повредив двигатель и оптическую систему. Аппарат резко дернулся при попадании, и затем начал плавно снижаться, пока не зарылся в снег.

Бродерик приблизился к своей цели. Машина истекала густой маслянистой кровью. Ее густые, черные пятна на фоне белого снега оставили у старика болезненное ощущение, словно признаки опасного недуга, распространяющиеся по телу больного человека.

Старик смешал пятна с землей, затем саму землю засыпал снегом. Остатки робота он заберет с собой, и позаботиться, чтобы от него также не осталось следов. Через несколько часов уже ни что не будет напоминать о происшедшем.

На следующий день старик проснулся по расписанию. Он отправился на утреннюю пробежку. Снова он бежал, наслаждаюсь чувством единства с окружающим миром. Уже ни что не напоминало ему о недавних событиях. Снова Бродерик стал частью этого чистого и необузданного мира.

Старика посетила мысль, что он является своего рода охранником. Конечно, он несет на себе отпечатки другого, техногенного мира. Но именно они и помогали ему оберегать этот дикий и естественный край. Как ни когда прежде, Бродерик почувствовал, что находится на своем месте.


КОНЕЦ

Дубликаты не найдены

0

Ошибки портят впечатление

раскрыть ветку 1
0

Да, ошибок много. Я быстро пишу, а потом не могу себя заставить вернуться к тексту и отредактировать. Мне жаль(

0

Помимо многих грамматических ошибок типа тся ться, есть и незнание такого выражения "оправление естественных надобностей", а не оТправление...

раскрыть ветку 3
0

исправил

раскрыть ветку 2
0

Отправление так и не исправил....

раскрыть ветку 1
0
...обул гамаши...??!!!
Похожие посты
Похожие посты не найдены. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: