93

Как моя сестра в карму поверила

Машина реанимации встает в огромную пробку. Внутри парень вот-вот отойдет на тот свет. Машины пропускают. Осталась одна машина перед светофором и не пропускает (камер тогда еще не было). Врач (сестра моя) бежит к машине, пытается объяснить ситуацию, на что получает гору хамства, типа врачи за бухлом решили с мигалками поехать и т.д.

Парня в итоге живым доставили в больницу и откачали.

Через несколько месяцев им дают направление, и они хорошо так опаздывают из-за пробок на вызов. В квартире уже труп и куча криков, что мы в прокуратуру пойдем, и вам капец и прочее прочее.. Сестра смотрит на труп и понимает, что это тот мужик, не пропустивший их машину.

Дубликаты не найдены

+37
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 7
+9

Ага, а теперь представьте поток пациентов и уровень заебанности врача на скорой и тут вдруг спустя несколько месяцев она узнает мужика, который выругался на неё в пробке. Ну такое.

раскрыть ветку 6
+3

Легко. Некоторых мудаков всю жизнь помнишь.

раскрыть ветку 5
+7

Очень жаль, что труп не узнал, что не успели его спасти как раз из-за таких же баранов, как он.

раскрыть ветку 7
+14

верно! поэтому всё было не так!

сестра врывается в квартиру, пациент с трудом открывает глаза и ужас узнавания отражается в них.

я... всё... понял... - из последних сил шепчет он и из неподвижного мертвого глаза скатывается одинокая слезинка

раскрыть ветку 6
+2

тогда врачи бросились на утек, а пациент на переломаных конечностях и с неподвижным мертвым глазом поковылял за ними, зловеще шипя: "я... все... поял...

раскрыть ветку 5
+4
Иллюстрация к комментарию
+7
ответный пост

Про карму. Раньше, в 90-е был такой маршрут 111, шел в сады экспрессом. И у него сначала был ряд остановок промежуточных, а потом по многочисленным просьбам трудящихся дачников, часть остановок убрали, это чтоб неповадно было простым домочадцам на автобусе ездить. Ладно там дачные дни , но он ходил регулярно и по расписанию, а утром в будни еще и пустой. Вот народ, что со смен ночных на нем и любил ездить, просили водителя, он останавливался на узловых остановках.

Собственно история, мной подслушанная в этом автобусе.

Сели две женщины спереди меня, за разговор туда-сюда, об усталости и т п. Потом одна говорит, что хорошо сели прям до дома доедем. Вторая вопрошает, как так, ведь сейчас там нет остановок, и водители упираются и не желают останавливаться. На что ей первая отвечает , что этот остановится. И далее с ее слов. Ехала после тяжёлой смены, устала. Так же села , и спросила у этого водителя, он заартачился, конкретно ее чуть ли не послал, в общем пришлось ей ехать с пересадками. А потом, через некоторое время поступает под конец смены пациент с переломом ноги. Она на осмотр, и они понимают что видели где то друг друга . Далее выясняется что он водитель, с маршрута и на работе как то упал не удачно. Она спрашивает его не со 111 ли он , и получает подтверждение. Ну и припоминает ему про просьбу , и далее ведёт диалог , про конец смены. И что пусть ждёт следующую смену, которая и будет с ним работать. А у ней алес. Через 20 мин - домой, а ты жди врача, который тебя будет лечить . Но потом все же отправляет его на снимок, и завершает прием, после чего мужика гипсуют.


После его выздоровления, как я понял, они снова встречались в автобусе, и он всегда останавливается на ее остановке.


З.Ы. т.к. сады выделялись работникам автотранспортных предприятий, то и на маршруты выделялись автобусы повышенной комфортности.


История давняя, слышал сам лично, конечно  многих деталей могу не помнить прошло лет 25 уже, но посыл думаю был понятен. И да, для тех кто не в курсе - тогда водители работали за часы и их зарплата никоим образом не зависела от кол-ва провезенных пассажиров, хоть пустой катайся - свое получишь.

комментарии 6
+2

Этим мужиком был Альберт Эйнштейн.

+4
Копипасты на Пикабу скоро дно пробьют по уровню правдоподобности.
раскрыть ветку 1
0

хорошая басня

0
Хуйевознает, тут всем котолампа видится, а я пару мудаков из жизни в реанимации принимал. Правда они не померли тогда.
0

И при всём при этом (ох..й пи..ж, копипаста,истории с баша и т.д.) пост попадает в горячее. Совпадение? Не думаю.

0
Старо
0
Иллюстрация к комментарию
0
Иллюстрация к комментарию
0
Иллюстрация к комментарию
-1

Так сократить историю с баша - это надо уметь.

Похожие посты
88

Лечили, лечили...

Меня тогда на реанимацию вызвали в терапию.
Чертыхнулся. Ведь только перевел, ну как так то- в сознании, адекватная, жалоб нет, давление в норме и умерла. Было конечно от чего, но все же. Она к нам еще две недели назад поступила  в коме от нехватки кислорода. Ртом буквально хватала воздух. Худющая, изможденная, сине- черные губы будто бы чтото бормотали. Разбираться в причинах было не когда- сразу перевели ее на искусственную вентиляцию легких.
Левое легкое женщины тотально было поражено инфекцией. Правое еще дышало. Давление стремилось к нулю.  Дооолго мы тогда ее выхаживали.  Антибактериальные  препараты широкого спектра действия сжирали всю флору несчастной. Ежедневные бронхоскопии. Смена режимов вентиляции под контролем газов артериальной крови, умный дыхательный аппарат чутко реагировал на каждый вздох пациентки. Спустя около десяти дней нам удалось отлучить ее от респиратора. Она очнулась. При очередной повторной рентгенограмме, легкие очистились от воспаления и проявился куда более грозный противник- рак.
Злые клетки проникли и в пищевод изменили его анатомию. Рак четвертой стадии.
Женщина нас не благодарила за спасение, уставший от гипоксии мозг выдавал странную информацию, она материлась и кляла нас всеми возможными карами. Родные были в шоке, когда я их пропустил. Я успокоил их и объяснил ее поведение. Вскоре и больная успокоилась.
Наступил день когда мы отправили ее в терапию. Радости от этого было не много, просто некая рутина, перевели и хорошо, но было чувство что она вскоре вернется к нам.
Через неделю этот день наступил. Раковые клетки разъели легочную ткань и воздух устремился в плевральные полости. Снова она поступила черная от гипоксии. В этот раз  я, понимая, что силы ее на исходе, что если она попадет на аппарат искусственной вентиляции, то вряд ли удастся ее отлучить от респиратора.
Да и причина была в целом решаема- надо лишь срочно раздренировать пневмоторакс. Я не стал ставить трубку в трахею, а просто герметично натянул маску на лицо, будто дайверу и включил аппарат искусственной вентиляции. Женщина задышала глубже, количество кислорода в крови стало повышаться. Мы выиграли золотые минуты. Вскоре подоспел хирург и поставил дренаж в пораженную сторону, воздух с шипением вышел из грудной клетки.
Женщина очнулась. Через три часа уже стала самостоятельно дышать.
На следующий день я показал маму дочери, все было хорошо. Женщина спокойно дышала, общалась.
Перевел в терапию…
Когда я прибежал в отделение женщина была уже мертва. Что? Почему? Сказали, что привезли, было все нормально, подключили капельницу, дренаж из плевральной полости, повернули на бочок и вдруг ей стало плохо. Стали проводить реанимационные мероприятия и вызвали меня.
Запустил я ей сердце. Достаточно быстро запустил. Знаю, что это может и не правильно, но у меня работа такая, не лечить не могу.
Вдруг в палату входит пузатый мужик, рыжий весь, конопатый, бородатый.
-Ты же полгода как не ходишь?
-С чего бы это?
-Ты же мне вчера плакал, когда поступил- полгода мол  не хожу, родных нет.
Смутился, узнал меня.
А поступил  он с клиникой отека легких. Грязнючий, вонючий, всклокоченная рыжая бороденка, торчала в разные стороны. Синие, пухлые губы пыхтели. Тяжко ему было. Кислород, противоотечная терапия за полчаса подняла ему настроение.
Тут он и поведал о тяжкой судьбе своей. Он печник и говорят неплохой печник. Бухает, ну а кто в наше время не бухает? Соседи хотят отобрать его деляну и пытаются его отравить. Сам он полгода как не ходит, ноги отказали, родных нетути. Живет на подножном корме, гуда доползет, оттого и не моется.
Правда вскоре позвонила его супруга, да и дочь есть у него.
Врун капец. Мне то зачем заливать? Я человек посторонний. Перевели мы его в тот же день в терапию. Вот и увидел я его болезного и вполне себе активного.
Ну а что до несчастной женщины? Погибла она, во сне погибла.

https://doktorbel.livejournal.com/812821.html

Показать полностью
330

Про скорую помощь для некоронавирусных больных

Я живу в Екатеринбурге. Очень много говорят про то, что наша городская скорая помощь плохо работает. Я приведу свой пример на этот счет. В субботу утром мы с семьей поехали прогуляться, и к 11 часам должны были вернуться домой. Едем обратно - звонок: звонит мама, говорит что приехала. Я отвечаю, что мы уже едем в сторону дома, и будем минут через 15. Говорю ей подниматься, ставить чайник. Заходим домой, а она сидит на диване, волосы взмокли, охает. Надо сказать, она будет терпеть до последнего, говорить, что все нормально. Но тут, видно, действительно плохо. Моя жена - педиатр, сразу начинает расспрашивать, что случилось, где болит и так далее. Выясняет, что по всей видимости, камень в почках. И что надо бы сделать хотя бы УЗИ. Делать нечего, звоню 112, чтобы вызвать скорую, с мыслями о том, что звонить придется долго. На удивление трубку берут после первого гудка. После коротких расспросов переводят на скорую. Там спрашивают, что случилось, выясняют был ли контакт с коронавирусом. А у нас, как на зло, в подъезде карантин. 10 дней назад приходили люди в спецодежде, всех об этом предупредили. Задав еще пару вопросов, говорят: "ждите коронавирусную бригаду, раз у вас карантин в подъезде". Начитавшись новостей готовлюсь ждать скорую "часами". Тем вреиенем жена дала маме какую то таблетку и она наконец то смогла хотя бы прилечь. Ппошло минут 12-15, выглядываю в окно: заварачивает скорая. Еще через минуту заходит врач. Весь в балахоне с ног до головы, в респираторе. На вид лет 45-50. Очень вежливый. Расспросил, что случилось, измерил давление, сатурацию, температуру, подавил живот. Достал какие то лекарства, приготовил раствор, и с легкостью попал в вену. Надо сказать, что попасть маме в вену достаточно проблематично. А этот попал с первого раза. Заполнил бумаги, и сказал собираться. Скорая поехала в больницу, я за ними на своей машине. И вот спустя 45 минут с момента вызова маме уже сделали УЗИ, взяли кровь на анализ и ее осмотрел врач, уже в больнице. УЗИ показало, что камень не крупный, и манипуляции делать пока не нужно. Забегая вперед, хочу сказать, что так и получилось: камень вышел сам, в тот же день.

Что хочу сказать: может быть нам так повезло, и со скорой и с дозвоном и с тем что камень вышел сам. Может быть. Но все обошлось. И, не смотря на вчерашнюю отставку областного министра здравоохранения, механизм работы скорой у нас работает не так уж плохо, как говорят.

Спасибо врачам и медсестрам! Знаю, что тяжело: у приехавшего врача глаза под очками были краснющие. Ребята, держитесь, и еще раз спасибо за вашу работу.

Фото мое.

Про скорую помощь для некоронавирусных больных Скорая помощь, Врачи, Спасибо, Мама
156

Вот так бывает

Вызвали в приемный покой...

Пожилой мужчина, здоровый, бородатый, ему бы черные очки, косуху, да железного коня, ну вылитый - байкер. Однако на тот момент ему конечно жи не до развлечений было. Плохо ему. Как плохо, он и сам не улавливал. Его вообще то вначале привезли в терапевтическое отделение, стали перекладывать на каталку, появилась одышка. Решили в реанимацию передать.

На рентгенограмме есть затемнение, внизу слева, небольшое. Вроде и пневмония. Ну пневмония, да пневмония, сколько их сейчас и не счесть. Насыщение крови кислородом в норме, давление в норме, пульс чутка частит, да только чутка, так, вроде после легкой пробежки. Одышка есть, но совсем не большая. С чем его класть? Не с чем...

Но не знаю, что то неуловимое, нечто внутреннее, заставило не спешить, не рубить с плеча. Не отправил я его, оставил.

Дали кислород, так, больше - на всякий случай. Таблеточку, ингаляцию. УЗИ, шмузи, рентген, ЭКГ. Дедушка как то подожил. Чутка вроде полегче стало. На УЗИ вроде как немножко есть легочная гипертензия.

Спустя пять минут после поступления зашла жена. Спросила как дела у дедушки. Ответил, что пока неясно, отправил домой. За пять минут то- что выяснишь?

Прошло менее часа. Пью чай. Зашла сестра:
-Доктор, чета у него на мониторе брадикардия.

Зашел в палату. Сорок четыре пульс. Давление не определяется. Старик белый как стена.
- Атропин, адреналин, быстро! Готовим на интубацию!!!

ИВЛ. Фибрилляция желудочков. Смерть. Реанимация. Адреналины, дефибрилляция, массаж сердца, что только не делали. Умер старик. Жаль стало старушку, пришлось сообщить о горе.

(С) https://doktorbel.livejournal.com/812558.html

447

Когда умрёте тогда и приходите

Пару недель назад случилась неприятность, а именно подозрение на аппендицит у моей девушки. Сначала просто немного живот болел и были проблемы с пищеварением, потом боль усилилась и ей было больно вставать и двигаться. Решили вызвать скорую и после приезда бригады и осмотра врача появилось подозрение на аппендицит. Я помог собрать вещи и уже через 20 минут девушка была в больнице. Дальше начался какой-то цирк: девушка сидела около кабинета приёмной 3 часа, после того как врач всё-таки принял её, то после осмотра начал намекать на симуляцию со стороны девушки, пытался списать боль в животе на стресс, начал задавать вопрос из серии: «зачем вы вызываете скорую если у вас нет СИЛЬНОЙ боли?». После долгих разговоров и уговоров всё-таки выписал направление на УЗИ. В этот момент было очень странно столкнуться с желанием врача отправить девушку домой и вот если только прям сильно заболит, тогда приезжайте. На вполне резонный вопрос а что если будет уже поздно и почему бы не перестраховаться сейчас ответ был примерно такой: «когда будет совсем плохо тогда и приходите, нечего места в больнице занимать».
После УЗИ аппендицит подтвердился и через 3 часа была сделана успешная операция.
Я понимаю, что в ковидные времена мест в палатах не хватает, врачи работают больше обычного, но так беспочвенно рисковать здоровьем людей это негуманно. Даже представлять не хочу что могло бы произойти, если бы вовремя не сделали операцию.
Врачам скорой спасибо, благодаря профессионализму и ответственному подходу была спасена жизнь и нервы близкого мне человека.
Всем добра и хорошего настроения:)

7098

У наших бегемотиков животики болят...

Расскажу вам о двух одинаковых травмах с разным исходом.
Травма N1.
Тринадцатилетний подросток катался на велосипеде, упал, ударился животом о руль. Пришёл домой, мать вызвала Скорую.
По приезду: живот хирургически спокоен. Это означает, что он не болит, не напряжен, никаких неприятных ощущений при пальпации. Пацан бодр и весел, никаких жалоб не предъявляет. Давление, пульс - всё отлично. Доктор, приехавший к ним, был очень хорошим и опытным доктором, поэтому он сразу матери сказал, что надо бы всё же скататься в больничку, хотя бы УЗИ провести, потому что его глаза и руки, увы, ультразвуковые волны не излучают. Мать, которая после падения сына немного испугалась, а потом, видя его прекрасное самочувствие, успокоилась, от госпитализации категорически отказалась. Доктор попытался убедить ещё раз, и ещё. И почти убедил, но мать, узнав, что дают 5 ДГКБ  (а дело происходило на севере города) отказалась снова и уже окончательно. Подписала отказ. Доктор всё подробно изложил в карте вызова: и про неоднократные уговоры, и про отказ.
А утром пацан не проснулся. С давлением 40/0 его довезли до Раухфуса, даже успели взять на стол и начать операцию (полный живот крови), но потеряли на столе. На вскрытии: подкапсульный разрыв печени, который и характерен тем, что поначалу обычно вообще никакой клиники почти не бывает, а внутри медленно кровит.
Вот так мать осталась без сына, а доктор остался с выговором и лишением премии на год, потому что был недостаточно убедителен.
Травма N2.
Этот случай был давненько, когда я проходила практику в реанимационном отделении большой многопрофильной больницы. Мужчина 35 лет, отец двоих детей и муж очень красивой и хорошей женщины, катался на велосипеде и упал, ударившись животом об руль (что-то напоминает, да?) Пошёл домой, никуда не обращался, живот чуть-чуть поболел и прошёл вроде как.
Утром мужик проснулся, слава Богу, но встать с кровати не смог. Жена вызвала Скорую. По приезду СМП там давление 70/30, тахикардия 130. Да, забыла сказать, что дело происходило в области, поэтому повезли мужика в ближайшую ЦРБ. Там сразу взяли на стол. Картина ровно та же, что в случае с пацаном, но тут вытащили. А через несколько дней он выдал картину септического шока. Снова взяли на стол, а там перитонит. Удалили пару метров кишечника, назначили массивную а/б терапию. Нифига хорошего. Перевели к нам. К тому моменту, когда я пришла туда на практику, Витёк находился в реанимации уже третий месяц. Половины кишечника уже не было. Была выведена колостома (какал в мешочек), уреостома (писал в мешочек напрямую из мочевого пузыря), гастростома (кормили через трубочку прямо в желудок), трахеостома (дышал через трубочку прямо в горло с помощью аппарата), из брюшной полости было выведено два дренажа. И к началу нашей практики у Витька началась опн (встали почки) и каждый день к нему из нефрологии приезжали с аппаратом для гемодиализа. И при всём этом Витёк находился не в глубокой седации, а в полубессознательном состоянии - он мало что понимал, но следил глазами за персоналом, на что-то реагировал. Каждый вечер к нему приезжала жена. Дорога из её областного посёлка до нашей больницы занимала, даже на машине, более 2х часов в одну сторону. Она приезжала каждый вечер за редким исключением. Маленькая, худенькая, беленькая. Очень красивая.
Мы все, если честно, были уверены, что Витёк не вывезет, но через две недели диализа вдруг заработали почки. Вскоре и наша практика подошла к концу. Потом я нашла его и его жену ВК. На её странице были фотки с выписки - он в инвалидной коляске, она счастливая рядом. Знаю, что он сейчас жив (прошло лет 7), не знаю, правда, про качество жизни. А до всего этого был здоровый, молодой, красивый мужик...
Будьте внимательнее к своим животикам, друзья.

6613

Инсульт – не ковид, или «иди отсюда, девочка, не мешай!»

Сразу скажу – к медикам у меня претензий нет. Наоборот, как могу – всегда выражаю им огромную благодарность за их труд, и мои посты здесь – тому подтверждение. Но что-то у меня слегка «пригорело»…

Вчера утром поехала на собеседование по поводу новой работы. Жараааа. Зная, что надо беречься, выбирала маршрут, чтоб попрохладнее – метро да новомодные автобусы с кондеями. После собеседования зашла в местный ТЦ, умылась холодной водой в туалете, побродила по пустым пока еще этажам, собралась ехать домой.

И тут бахнуло-потянуло и знакомо затрепыхалось в груди. Пульс хорошо за 200, я уже угадываю частоту... «Рубить» начинает почти сразу. По спине холодный пот, цепляюсь за ближайшую стену, по ней же аккуратно сползаю на пол, чтобы не разбить голову при падении, сажусь на попу. Перед глазами сплошь «мухи», стараюсь не паниковать и дышать-дышать-дышать... Наощупь вытаскиваю из кармашка сумки мою персональную «скорую» - пару таблеток антиаритмика, разжевать, под язык, чтоб быстрее. Во рту сушь, даже не чувствую горечи таблеток. Ко мне кто-то подходит, спрашивает – «плохо? вызвать скорую?». Вылепляю губами – «нет..спасибо..сейчас пройдет», но, видимо, получается неубедительно, т.к. скорую громко требуют вызвать уже несколько голосов. Понимая, что сегодня я «вляпалась», тщательно проговариваю ближайшей фигуре – «скажите скорой, что аритмия, впв, был инсульт». И дальше мне уже все безразлично, я просто борюсь за каждый вдох как за величайшую в мире драгоценность…

Через какое-то время, когда начали действовать таблетки, пришла в себя – лежу, на полу, на боку, меня придерживает женщина. Пытаюсь повернуться, чтобы поблагодарить за помощь, и тут – бах – в правом глазу кто-то выключает свет. Словно разом мне налепили черную пиратскую повязку. Тянусь потереть глаз ииии.. новое открытие - левая рука мне больше не принадлежит. Боже, нет…неужели опять?!..барахтаюсь на полу, как перевернутый жук, судорожно проверяя, что у меня еще отказало. Нет, только левая рука и правый глаз…как же так.. тогда, при инсульте, я совсем не чувствовала всю левую половину – руку и ногу, и грудные мышцы слева..

«Миха, скорая подъехала, ведем, держитесь» - рация охранника. Видимо, неравнодушные люди из ТЦ навели шороху по 003 и 112 – приехали БИТы, т.е. реанимационная бригада. Трое, мужчины. Всё очень быстро, цепко, без сантиментов и лишних разговоров – пульс, пульсоксиметр на палец, давление. Мягкие носилки, темная прохлада грузового лифта, горячий и слепящий морок улицы. Чувствую, что пуль чуть редеет – таблетки работают, но паника страшнейшая внутри – что со мной?! Почему отказали рука и глаз?!.. Меня закатывают в салон «скорой», нацепляют электроды, ЭКГ, параллельно читают выписку из истории болезни (всегда ношу с собой в паспорте, рядом с полисами), заряжают в капельницу кордарон – мой спаситель... «Поработай кулачком» - «а нет», говорю, «руку не чувствую». Легкий напряг у всех. «Что еще не чувствуешь?» - «Глаз не видит». Старший в рацию запрашивает: «ОНМК, 40 лет, тяжелая, куда едем?...» ОНМК..он же инсульт..боже..в голове сразу всплывает весь этот кошмар, что накрыл меня год назад..но тогда я не знала и не понимала всех рисков, а теперь, пройдя «по краю», знаю слишком хорошо.

Место на госпитализацию дают в далекой от моего дома больнице, я там еще не лежала ни разу. Видимо, из-за коронавируса часть стационаров в городе закрыта, часть перепрофилирована, и скорая возит только туда, куда разрешат по каждому конкретному случаю.

Едем быстро, со всей «цветомузыкой», меня чутко бдят, датчики не снимают. Пульс под капельницей урежается – слышу по писку пульсоксиметра. Я совершенно раздавлена ситуацией, тихонько мучаю онемевшую руку, пытаясь согнуть хотя бы пальцы и – о чудо! – к концу поездки начинаю чувствовать три пальца из пяти, немного поднимаю ладонь от каталки. Пелена на глазу тоже немного светлеет.

Приехали. Везут в приемник. И тут началось. Дверь на замке. Старший нашей бригады звонит и стучит, ему в ответ тишина, потом - «ждите!». Старший срывается: «Какое ждите, б..! У меня тут аритмический шок, ОНМК!» Что-то отвечают с той стороны. «Я поехал тогда в другую больницу, разворачивайте каталку, ребята!» Открыли. «И чё вы все нервные какие…всё возют и орут…» Завезли в палату, перекладывать некуда. Ждем врача. Ждем…ждем…ждем… Старший, матюкнувшись, убежал – видимо, на поиски. Я продолжаю мучать руку и промаргивать глаз. Все лучше и лучше, - отпускает! Делюсь открытием с фельдшером, который остался возле меня. Парень улыбается под маской. Значит, не инсульт?! «Погоди», говорит, «надо сделать КТ. Но очень похоже на транзиторную ишемическую атаку». Что это за зверь такой, я не знаю, но надежда, которая разрастается внутри, греет и убаюкивает меня.

«Ну, покааазывайте ваш «инсууульт». Старший пришел с врачом приемного. Тот скептически морщится и ухмыляется. Мне – «чё у тебя случилось?» Пока собиралась с мыслями, за меня рассказывает фельдшер из бригады. «Ой, да вы чё? Такая молодая. Сразу видно – просто истеричка». Старший молча наливается гневом и утаскивает врача в коридор – побеседовать приватно. Мы снова ждем…ждем… Вокруг стонут и кряхтят занемогшие всех сортов, персонал в защитных костюмах – бегают, как ужаленные. Антисептики, барьерные шторы из пупырчатого материала. Атмосферка…

Меня наконец-то везут на КТ. Тихонько молюсь про себя, чтобы там – ни-че-го лишнего... Лишнего не найдено. Стоп. Вот год назад – у меня тоже сначала ничего не увидели на КТ. Тем не менее – реанимация, тромболизис, реабилитация. Что сейчас?

Меня соизволяют оставить в этой больнице и бригаду, наконец, отпускают. Сколько они тут потратили времени впустую вместо того, чтобы помогать другим заболевшим – возможно, умирающим сейчас – людям?...

«Моя» бригада уезжает, и про меня моментально все забывают. Капельница не капает – видимо, где-то перегнулся катетер, но это никого не волнует. Медсестер нет, никто не заходит очень долго, хотя рядом тяжело дышит на каталке тщедушный дед, и постанывает бледнющая женщина средних лет, лежащая с закрытыми глазами. Никто не приходит взять кровь на анализы (обычно в приемнике это делают всегда). Никто не интересуется моим самочувствием, ритмом, давлением. Хорошо, что меня уже почти отпустило к этому моменту, а если бы нет? Не факт, что я смогла бы крикнуть, и меня бы услышали.

Прошло еще с час времени. По-прежнему – никого и ничего. Меня не осматривает невролог – хотя с моими вводными это должен быть просто «золотой стандарт» обследования. Рука и глаз уже почти в норме, ритм хороший, и я принимаю решение бежать из этого чУдного места. Аккуратно сажусь на каталке, привыкаю к вертикали. Зашла медсестра – по своим делам, моет руки. «Вы чего?» Говорю «Снимите, пожалуйста, катетер, все равно не капает, и чувствую я себя уже нормально». Ничего не сказала – ушла. Еще полчаса. Привезли нового пациента, и, наконец, появляется врач и, заодно, подходит ко мне. «Ну что, получше?» «Получше», говорю, «спасибо скорой. Я пойду, пожалуй, а то у вас работы много». Уловив мою интонацию, ухмыляется «ну, хотите – положу в реанимацию. Там 35 человек, есть ковидные. Хотите?» Говорю «вроде бы реанимация – не то место, куда человека кладут по собственному желанию или просьбе. Это не санаторий. Есть показания – лечите, кладите. Или отпускайте, поеду домой». «Езжайте..сейчас отдам документы». Еще полчаса в коридоре, мне дают на руки чужую ЭКГ и мою КТ. И – все. Ни контроля ритма и давления, ни осмотра профильных специалистов, ни диагноза, ни рекомендаций. Даже подписи моей нигде не понадобилось поставить. Муж забрал меня и увез домой отлеживаться, т.к. после лекарств и на фоне жары была сильная слабость.

…Вот что это было, а? Нет, до момента приезда в стационар все было очень четко и логично. Скорая приехала быстро, диспетчер верно оценил ситуацию и направил нужную бригаду. Быстро начали лечение и быстро же довезли. А дальше..я с таким же эффектом могла полежать эти 3 часа на скамейке возле приемника. Или все врачи и больницы сейчас настолько замордованы ковидом, что стандарты лечения прочих болячек задвинуты в пыльный угол – до лучших времен? Но люди-то не перестали болеть. И даже наоборот – наверняка многие стараются перетерпеть нехорошие симптомы дома, лишь бы не подцепить вирус в больнице, и «тяжелеют», и умирают без своевременного лечения. Зато от ковида у нас умирают всё меньше и меньше – эта статистика у нас каждый день, как прогноз погоды…

Оклемавшись, я погуглила про транзиторную ишемическую атаку, о которой заикнулся фельдшер. Очень похоже на то, что я испытала. Да, это не полноценный инсульт, но очень близко к нему. И «вести» ее должны практически так же – по стандарту «инфаркт мозга». И риск инсульта после нее весьма велик. Так что меня должны были положить, и капать, и наблюдать. Почему в приемном этого не сделали, почему не предупредили о рисках, не удержали на выходе - я не знаю. И что мне делать теперь – скрестить пальцы? надеяться, что пролетевший в голове тромб рассосется сами собой? обследоваться самостоятельно? Всё работает только на скорую и неотложную помощь. И даже если будешь помирать – не факт, что это вовремя заметят…

Друзья, не болейте никогда, а сейчас – особенно. Здоровья всем.

Показать полностью
318

О работе скорой,глазами сотрудников. Почему оттуда уходят?

Моя семья все врачи, так получилось что и муж мой тоже врач, мои друзья многие работали на скорой и друзья мужа тоже. Хорошо работали, фанатично. Ушли все, кто в частные клиники, кто совсем из медицины.

1) условия труда, старые машины, минимум препаратов с которыми сложно оказать помощь

2) зарплата, тут и так все понятно. Мужчины, как кормильцы семьи, первыми уходят, например менеджерами, в спортивную медицину, частные клиники. А в итоге что? Женщины физически не могут таскать пациентов...теряем время. Мой отец умер от инфаркта, несли до скорой соседи, две молодых девушки просто не справятся. Счастье, что соседи были дома. Искали бы пока и не довезли бы и до больницы...

3) полная незащищённость законом. Нападениями наркоманами, алкашами и прочими дегенератами.

На фоне короны некоторые ушли, не захотели рисков для семьи.

Поэтому скорые ездят не так быстро, как хотелось бы...увы. Не врачи и сотрудники скорой в этом виноваты.

А теперь суммируем и получаем не самую хорошую картину....

Мой брат хочет пойти врачем, продлить семейное дело, отговаривает вся родня, меня кстати тоже отговорили. Посчитали стоимость обучения около 300.000 год, а по специальности 450.000 это акушерство плюс курсы повышение за свои деньги. Вспомнили зп врача и посчитали сколько лет надо работать, чтоб отбить сумму за обучение:)) Все родственники хорошие врачи с хорошими зп,у дяди своя клиника, но шли они к этому очень и очень долго.
Сейчас многие жалуются на медицину, да ребят, все сложно, ситуацию нужно менять, строже отчислять, делать студентам больше практики и выкинуть всякий бред типа философии из программы,грантов надо больше.Повышать престиж профессии и защищать врачей законом.

466

Как я работал на скорой

Продолжение:
- Чего?!!!!!
- Он, мой сын, сказал мужчина из стали. Какая выдержка, какое самообладание, ни мускул, не выдавал его, восковое лицо.
-Док, он уряжается……
Быстрый взгляд на монитор 47 уд/мин, действительно не быстро. Рука на автомате нажимает на давление, долгие секунда ожидания и 90/60 мм.рт.ст., как раз погранично.
- Давай Трамадол на разведении струей и Промедол, дробно, остановки можно не бояться, он и так на аппарате. Длительное время организм по своим законам боролся с травматическим шоком, давай теперь мы ему немножко поможем.
Здесь важно понять, что мы не делаем ничего сверхъестественного и слово немножко, это не оговорка, это утверждение. Лично я верю в судьбу, я верю во что то большее, чем просто везение и верю в то, что есть кто то, кто смотрит на нас и мы не делаем ничего более того, что нам не позволено, нам не даются испытания по жизни более того, чем мы может выдержать. Да понимаю немного странно для реаниматолога, верить во что то, кроме себя, но уверяю Вас медики весьма суеверный народ. На скорой очень много примет, надеть перчатки перед вызовом, не грешить перед сменой, не бриться перед сменой и прочее, но об этом в другой раз.
Андрюха фельдшер старой закалки, по этому работая с Врачом, он делал так, как его учили.
-5,10, продолжаю? Спрашивал он, не отпуская шприц с промедолом, разведенный на 20.
-Ну судя, по тому, что 60, мы на верном пути, аккуратно дальше.
-15.
-Да и хорош, допамин идет?
-Капает.
-Отлично.
Я обернулся к нашему незнакомцу
-Как Вас зовут?
- Владимир.
-Как Вы здесь оказались?
-Сын, занимается бегом, ждал его у подъезда, его долго не было, пошел на встречу и вот….
-Сколько ему лет?
-18.
Ок, данные скажите: фамилия, имя, отчество, Андрюх запишешь?
-Ща.
-Я пойду к Гайцам подойду, отчитаюсь.
Выйдя из машины, я подошел к машине ДПС
-Здрасте.
- Добрый вечер, измученное лицо ДПСника отражало заинтересованность, что там у Вас?
-Диагноз, говорить не буду, не имею право, без согласия пациента, Номер вызова, бригаду запишите? И свою фамилию скажите.
-Диктуйте.
-Вызов…., Бригада…
-Фамилия ответственного?
- Касаткин, нормальный парень.
-Это я, сказал я и немного и усмехнулся.
Сейчас дорогой мой читатель, я должен, наверное, пояснить, как я мог оставить тяжелого пациента в машине и почему я так разговариваю с ГАИ. Ну во первых в машине не совсем стабильный пациент в окружении аппаратуры и опытного фельдшера, а второй аспект Диагноз, который я любезно отказался рассказать сотруднику, попадает в понятие персональных данных и Врачебную тайну, именно по этому все имена изменены, а сама история достаточно давняя лет 10. Бывали случаи, когда пациенты не хотели огласки их диагноза, на что имеют полное право.
Вернувшись к машине, Владимир молча наблюдал за монитором (АД 110/70, на фоне инотропной поддержки, ЧСС 100, весьма не дурно, после реанимации).
-Возьмите с собой, Доктор дорогой, пожалуйста.
Надо пояснить, что скорая помощь не обязана кого-либо брать брат, сват и прочие, если только пациент несовершеннолетний, но это не наш случай.
-Отец, давай так: ты едешь с нами, но не дай Бог если что то случается и мы начинаем работать, я умоляю, пожалуйста, молча.
-Как скажите.
Дело не в том, что я бесчувственная скотина, просто кипишь родственников, эти иллюзорное представление медицины, взятое из сериалов, ваще не радуют.
Мы загрузились в машину и под резвый рев мотора поехали в ЦРБ, как всегда( но это не точно), дежурный отзвон:
-Первая повезла, пусть нас встретят, состояние после реанимационных мероприятий, на допмине.
- Иван Георгиевич, Вы сегодня не первая.
-Простите, привычка.
-Ок поняли, буркнули время, Андрюха записал, передадим.
-Серега, едем быстро, но аккуратно, здесь спина, на кочках поаккуратней, не растряси нас.
- Постараемся, отрапортовал водитель и погрузился в процесс. Давай, друг мой, теперь если не все, то многое зависит от тебя. Отец уселся на неудобной кушетке, в ногах пациента, положа руку на шину, склонившись головой вниз, боюсь представить, что он испытывал в тот момент.
-Приехали, прокричал Серега.
-Уважаемый Папа, выходите, пожалуйста, позвоните в звонок там дверь откроется, подержите ее нам.
-Конечно.
Как всегда в это время полный приемник маргиналов возле травмпункта, гул, ор и каждый пациент умирает, именно так, они характеризуют свое состояние. Наш случай другой, Наш пациент уже не мог сказать как ему плохо, как ему больно, он дышать не мог, за него это делал наш аппарат, Допамин поддерживал сердечную деятельность, а промедол заставлял поверить что боли нет, пусть не надолго.
-Здравствуйте, слегка погромче, обозначился я, Наши не звонили?
-Не знаю, буркнула медсестра приемного покоя, что там у тебя?
-Пациент, ответил я. Надо сказать никогда не понимал смысл этих вопросов, ну в смысле, ты же медсестра, ты же не примешь у меня его, не поставишь роспись.
-Смешно, не отвлекаясь от писанины.
-Не очень.
-Давай его зови, пусть документы подпишет.
- Это вряд ли, у нас ДТП, он тяжелый, позови реанимацию.
-Ой, знаем мы Ваших тяжелых, потом через полчаса сами уходят, нажрался, небось это в травмпункт.
-Ты че тупишь то….. реанимацию зови!!!!
- Ты че так разговариваешь? Ща ваще никуда звонить не буду.
- К чему этот диалог? Ты хочешь что бы больной на трубе сам у тебя расписался?
-Ну езжай сразу, туда, че звонить то?
-Алгоритм простой, я говорю, ты зовешь, от тебя более ничего не требуется, в чем проблема, мне самому позвонить?!!!
-Вань, чего ругаешься? Спросила меня терапевт приемного покоя, лично мною очень уважаемый Доктор.
-Спуститесь, скорая привезла ДТП….. Касаткин…. Пожаловалась на меня медсестра в трубку, требует Вас. Я ему сказала, что это к травматологу.
Я выхватил трубку:
-Олегович, привет, он у нас умирать пытался, мы его немножко поспасали, на трубе, на допмине, ему бы рентген сделать в приемке, шея, ноги, таз, живот, УЗИ, я конечно могу сам, но с тобой как то интересней, ты ж целый Врач Реаниматолог.
-Хорошо, идем.
Я повесил трубку.
- Не сложно, правда, ведь, кинул я медсестре.
Через минуты 2 спустились реаниматологи.
-Вань, ну когда тебе это надоест.
-По ходу никогда, немного улыбаясь, Это Папа( это правильная фраза в начале разговора, потому как наш сленг может травмировать итак израненную душу и сознание родственника), краткое изложение Сердечно-Легочной Реанимации, перечисление медикаментов, Гемодинамики и поскакали: Рентген, тогда еще КТ не работал в том корпусе, Хирург, УЗИ, Травматолог, естественно на нашей каталке. Через полчаса мы спустились, в приемник отдать сопроводок, погрузиться в машину и поехать дальше.
Спускаясь , я увидел отца, которого опрашивали сотрудники ДПС.
-Доктор, милый, что там.
- Отец, сегодня мы сделали маленькое чудо, весь диагноз Вам скажут Врачи уже здесь, в стационаре, всего доброго. Сказал я дежурным голосом и направился к машине. Закурив сигарету, я наблюдал как Серега уже тянет третью, а Андрюха капается в машине, пытаясь разложить все по сумкам обратно.
-Серег, ты прости меня, если я на вызове как то повысил голос, спасибо тебе за вызов.
-Док, ты меня извини сам, что я тупанул, просто я впервые ТАКОЕ вижу, я ж по педиатрии гоняю.
-Все гуд, не переживай, Андрюх спасибо.
-За что?
-За вызов.
-Да перестань, это же работа.
Эта привычка у меня со времен санитара, никогда мне никто не говорил спасибо, даже когда прям пипец как тяжко, по этому, я не выделяю в бригаде старших и младших, все равны и все молодцы.
-Доктор, извините, как Вас зовут?
-Иван.
-А по отчеству?
-Отец, для тебя я просто Иван.
-А что теперь?
- А теперь, дорогой, самое сложное ждать, но ты ему нужен, очень, ты главное не сдавайся!!!
Он не сдался и ты сейчас не имеешь право это сделать. Владимир, проглотил слюну и ушел с просвет двери приемного покоя.
-Ну что погнали? Первая свободна, приемник.
- Вы не первая, Иван Георгиевич.
-ААААААА простите, мы свободны.
-Запишите вызов……
P.S.
Прошло много времени с того времени, может месяца три, четыре, не помню, но случилось мне снова выйти на подработку, уже на свою бригаду, не в свою смену, снова с Андрюхой ( хорошая смена). Мчим на вызов, мчать до больницы, перевозка в МОНИКИ.
-Ну что сразу носилки или сначала посмотрим? Спросил фельдшер, как мы парканулись у приемника.
-А что его смотреть, он с профильного отделения, с травмы, я думаю давай сразу возьмем, ответил я рассматривая карточку вызова.
-Как скажешь.
Мы выгрузились, забрали матрас, одеяло, ЭКГ, сумку и поднялись, встретили в травме, доктор дописывал переводной, мы зашли в палату.
На противопролежневом матрасе, с трахеостомой, на самостоятельном дыхании, лежал астеничный пациент, состояние после трепанации черепа, дренажи в проекции среднего отдела живота, с центральным катетером. Тотальная афазия, видимо после трепанации или вследствие травмы головы, загипсованные ноги, двигательная активность в руках минимальна, мочевой катетер, в памперсе.
Веселая перевозка, я еще подумал, почему ремку посылают на перевозку, а тут….. из сопровождающих мужчина лет 50, с сумками.
-Доктора, можно с Вами?
-Да, конечно. Тазовые функции контролирует?
-Нет.
- Травма спины?
-Да, ДТП.
-Понятно, значит матрас, ок сейчас надуем, Андрюх, давай пока ЭКГ, Сахарок, Давление, короче как всегда.
-Ок.
Провозились минут 30-40, спустились, подключили монитор, записали время (мы молодцы).
Ок, можем ехать.
-Игорек, едем быстро, но аккуратно, здесь спина, на кочках поаккуратней, не растряси нас.
Мужчина мигом поменялся в лице, подскочил ко мне и крикнул:
- Тормози!!! Вы Иван?!!!!
-Именно таааааааак написано у меня на бейдже, сказал я, немного оторопев, бросив взгляд на монитор, вроде все стабильно, а Что не так то?!!!!
- Иван, это я, Владимир, помните?!!!!
- Не очень…. Все еще соображая, ответил я.
Мужчина резко схватил меня за руки, упав на колени, повторял Спасибо, Спасибо, Спасибо.
В голове вспышками: подработка, поздний вечер, ДТП, танцы с бубном вокруг пациента, Отец с фонариком, ОТЕЦ…….
- Вы сказали, не сдавайся, я не сдался, Он не сдался, Вы не сдались….Спасибо ребята, он накинулся на Андрюху.
- Воу Воу Воу Отец, ты чего……, ну ка вставай……., мы помогая за подмышки подняться посадили Владимира, Все вспомнил, Володь успокойся, я попытался выдавить улыбку.
- Ваня, дорогой, я искал тебя сказать спасибо, сквозь слезы продолжал повторять Владимир, ты просил не сдаваться!!!! Я не сдался!!!!! Жена ушла, я не сдался, слышишь, как ты сказал!!!!! Я не сдался и Он не сдался, он дотронулся лба сына, Сынок, посмотри это доктор и фельдшер который тебя спас…..Пациент сжал руку пациента, установочный нистагм влево, пытаясь нас увидеть.
-Так Отец, пойдем покурим…… сказал я и вышел, нужно было выдохнуть.
Прикурив, немного успокоившись я спросил:
- Отец, а разве это жизнь? Спросил я, ты прости нас, если, что не так…….
-Да Вы сдурели!!!!!!! Вы нам посланы были, пусть так, но он живет и он не сдался, как и Вы и я теперь не сдамся, спасибо.
Всю дорогу Владимир рассказывал, о том, что шансы на восстановление есть, что раз мы появились, значит это знак, а я сидел и вспоминал этого мужчину тогда: молчаливого, исполнительного, с фонариком, над нами, тогда когда это было необходимо.
В таких вызовах, ты начинаешь вновь верить в свою профессию, службу и в то, что ты нужен.
Касаткин И.Г.

Показать полностью
787

Как я работал на скорой...

Очередная смена, очередной вечер, очередные сутки в кругу приемных и родных одновременно.
В тот день я был не в своей смене, а значит ночка будет жаркой. Работал я в тот день и не по своей бригаде, но с очень грамотным фельдшером, тихий, спокойный как танк и главное уверенный. Профиль бригад это отдельная песня, по сути есть профиль и он должен соблюдаться, ну а как иначе? Как позвольте Вашего родственника будет осматривать не хирург, гастроэнтеролог, пульмонолог? А очень просто Врач скорой помощи с легкостью заменяет собой этих узких специалистов, фельдшер скорой помощи с легкостью заменяет всех вышеперечисленных, по этому, в следующий раз, не дай Бог, когда Вы будете вызывать скорую помощь, подуйте, что если это не экстренный случай и нужен Врач пульмонолог, то стоит ли беспокоить экстренную службу. Но все таки есть 2 позиции, которые из выездного персонала не заменимы: это Водитель и Врачи реаниматологи. Все те у кого есть права категории В сейчас вскрикнули:
- Э, дорого автор погоди, я могу!
- А вот и нет! Отвечу я Вам.
Только Водитель работник скорой помощи знает что такое быстрая езда, что такое ответственность за бригаду и взаимовыручка, он как никто знает как взять носилки, как и куда лучше поехать, для меня вообще удивительно, почему при распределении вызовов водителей не спрашивают как и сколько ехать и кто из бригад ближе.
Врач реаниматолог, тоже весьма ценный кадр и не потому что я именно такой, а потому что есть у нас манипуляции которые Линейные Врачи делать не будут, есть какая то чуйка и немного другой взгляд на Пациента. Именно их зовут на помощь другие бригады, именно их посылают на самые жёсткие вызова и именно они никого позвать на подмогу и спихнуть Пациента не могут. По этому поиметь ещё одного реаниматолога в смену, который сможет съездить на любой вызов, это хорошая смена, в условиях нехватки Медицинских кадров, а если уж он ещё и на Линейной бригаде, то дружок держись, сон придумали слабаки. Обычно удаётся поспать часа 2-3, между вызовами или в 4-5, прям самое то, но иногда и не судьба. На подработку, а именно так называется твой выход не в свою смену, я вышел с 16, меня поставили с фельдшером с которым я когда то работал, машина не наша, не Реанимация, ну и что, когда я работал санитаром, так что до 8 утра уж точно откатаюсь.
Не успев переодеться, я услышал номер бригады, на который сегодня буду откликаться как собачка и радостный поскакал вниз, глупо было думать, что я не буду работать, тем более, с нашими романтическими отношениями с диспетчерами.
Диспетчер это вообще отдельная каста. Ваш покорный слуга заразился болезнью, под названием Скорая Помощь, ещё в далеком 2002 году и вот тогда это были диспетчера. Они знали каждый вызов, каждого постояльца скорой( кто постоянно вызывает), они всю жизнь отработали на скорой на линии и у каждого за плечами лет по 20 выездного стажа, по одному голосу, вздоху, паузе в телефоне они знали кого послать, какую бригаду, кто ближний и даже ставили диагноз, который чаще совпадал, но НИКОГДА эти люди не одевали корону всевластия и могли просто выйти покурить и поболтать, потому что сами тянули эту лямку, под названием вызов и не один год. Справедливости ради должен сказать, что многое поменялось: район стал больше, звонков в СОТНИ раз прибавилось, стали компьютезировать службу, все кому не лень стали контролировать это звено: передали вызов, во сколько, кому, что сказали, некоторые кто на выезде начинают перекликаться, ещё эта служба 112, абсолютно дурная на мой взгляд прослойка между пациентом и Скорой. Конечно в нынешней ситуации диспетчера делают другую более объемную работу, но отсутствие выездного стада, не у всех, даёт о себе знать.
-Здоров Георгиевич, как сам, сегодня с нами, ты до 8?
- Ну да, ответил я, завершая крепкое рукопожатие, карточку брал?
- АД у больного с ГБ.
Много собственных вариантов расшифровки у этого повода, но звучит она как артериальное давление у больного с гипертонической болезнью.
- кто у нас Водитель?
- Серега
- Отлично, ну че погнали?!
-Погнали.
Мы сели в машину, я поприветствовал водителя и мы помчали лечить.....
Не торопливо шла смена, больной, за больным, никого не возили, всех лечили дома и снова на вызов, без возврата, конечно, я ж на подработке. Тихая спокойная смена, где то после 4 ого подряд вызова, время между вызовами я коротал на носилках, в салоне, лежишь, отдыхаешь, тем более я вчера с суток, толком не отдыхал дома.
Ближе к вечеру нам передали вызов: на улице, в кустах между разнонаправленными участками дороги, кто то проезжающий мимо увидел тело, толи женщины, толи мужчины, дожидаться не стал и уехал.
- потрясно, что это за ориентир зелёный забор, там вся улица в нем, буркнул Серега, направляя нашу газель в сторону трагедии.
- не ворчи, зато отвезём и вернёмся, ответил я. Андрюха, фельдшер с кем я работал, молча записал вызов.
Надо сказать что нет ничего запутаннее чем вызов с Алкоголизацией Пациента и Аппендицита. Первый может сковывать под собой все что угодно, кроме самого алкоголя, а второй искусно маскируется под примерно 20 нозологий ( со своей клиникой и симптомами). Но вот алкоголь на улице это ещё хуже, здесь тебе и зеваки: это мы мы мы вызывали, ему просто плохо, Вы что не видите, помогите и сделайте что нибудь.
Им не понять, что человек может просто заснуть, после бутылки, что с ним ничего не случится, если он не хочет, мы не имеем право его никуда везти, как я говорил ранее, медицина дело добровольное.
Размышляя о том, что надо бы написать карточки мы подъехали к месту с зелёным забором и откричались.
-Георгиевич, я хрен его знает где здесь искать.
- Серега, ну давай по старинке, по запаху
- Запаху дорогой и богатой жизни, сигар и коньяка, поправил меня Андрюха.
Андрей был спокойным человеком, любящим свою работу и получавший высшее не медицинское образование, отработав в паре с Врачем на реанимации, впоследствии ушёл и работал в одного, за это доплачивали, но не серьезно, по этому с ним комфортно.
Мы докатились до пешеходного перекрёстка, на котором валялся кроссовок, не хороший признак(так называемый бамперный перелом, совмещение перелома голени и вылетание, в буквальном смысле из ботинок).
-Тормози, Серега, тормози....
В кустах( не обманули), действительно силуэт тела, акурат напротив ботинок, да что б тебя ДТП.....
-Але, да это Бригада номер ..... у нас тут ДТП, наезд на пешехода, ГАИ позовите.
Мы схватили сумки и пошли навстречу этой неизвестности, издалека: перел голени, руки, поза лягушки( значит таз), плеер вдалеке, наушники, сознание кома, значит в голове что то, минимум ушиб, анизокория( разные зрачки), а может и гематома внутримозговая. Неужели поздно?
Наступила тишина, запах крови, отсутствие пульсации на магистральных сосудах, шаги этого страшного слова смерть....
Разные зрачки не бывают у трупов, что то не вяжется.
-Андрюха, экг!!!
Привычным движением стандартные отведения( красный желтый зелёный чёрный, как светофор).
Нарушение ритма, жизнеугрожающее, тахикардия с широкими комплексами.
Компенсаторно, пациент получил травму, много травм, ушёл в травматический шок, как жизнеспасающий, компенсаторный механизм сердце пытается сохранить жизнеспособность, но загнав себя в порочный круг, само умирает.
-ремка, аппарат, интубация, центр, Серега в машину, дай мне щит и воротник!!! Начал я, оказывая комплекс реанимационных мероприятий, падая на колени, в окровавленную листву, ну вот тебе и подработка....
-Андрюха, АМБУ
-Док воротник и шит, Серега принёс и стоял у изголовья.
-Ща, дорогой я немножко занят, ответил я, замечая как Андрюха со всем выше перечисленным, спрыгивая с подножки несётся. 27,28,29,30. Я подышу, поменяй меня, сказал я, пролезая между щитом и Серегой, который немного оторопел, от такого, на линии такого не увидишь.
5 секунд на воротник, теперь можно и подышать.
-Серёжа, ёпамать, давай дружище ты нам нужен!!!! Включись уже.
Запах крови немного отступил или я просто привык.
- поверни на меня монитор, Андрюх, не вижу ни хрена.
-Док, если ты не заметил я качаю: 28,29,30. Вдох!!!!
- Ладно, ладно 1,2, Серега( он немного отдышался), поверни вот ту штуку, на телевизор похожую на меня. Красаучег.
Так фильмы про Врачей смотришь, помнишь они током там стреляют, вот такую же найди в машине и тащи, Андрюха, меняемся....
- Ща док, 28,29,30, Вдох....
-1,2
5 секунд поменялись, надо сказать, что реанимационные мероприятия прерываются мах на 10-20 секунд, пока мы справлялись.
Так имеем: по ЭКМонитору желудочковая тахикардия, у нас нет Вены и больной без трубы, каждая секунда его жизни сейчас дорога, пока ты качаешь, тяжело соображать, потому как даже подготовленный реаниматолог не может полноценно прокачать больного более 10 минут, на фоне физической нагрузки, а при правильной технике она колоссальная, мозг в гипоксии, адреналин зашкаливает, какую то мелочь можно пропустить, но мы знали куда шли, за каким родном тогда мы учились этому всему, если не помогать, зачем создана наша служба, Бригада, специальность, если на для этого, если не сейчас, если не для него.
-там есть кнопочка, длинное нажатие на заряд и ставь 300, Андрюха гель...
-В сумке, справа,с боку.
-Повышенные энергии разрешены... электронный голос дефибриллятора, значит Серега разобрался, красавчик.
- Руки убрали, крикнул я, синус: 100, 70, 40
Сууууука, да хорош.....
- адреналин....
-ушёл, сказал Андрюха, вытаскивая иглу из подъязычного пространства( дело в том, что из подъязычного пространства препарат быстрее дойдёт до мишеней и больше биодоступность препарата).
Тахикардия, по типу пируэт, не хорошо дело.....
-Серега поменяй меня
-Я не умею
-А я крови боюсь, давай дорогой, не до комплексов сейчас.
Серега дрожащими руками коснулся груди
- Качаешь с частотой 110-130, нажимаешь мах на 3-4 см, давай..... вслух считай
Сережина техника конечно никакая и качает он не спиной, а руками ну и бог с ним, главное есть запас около минут 4 минут, Серёжа крепкий парень.
-Андрюха, клинок
-Уже, труба восьмерка.
Если кто нибудь интубировал человека в воротнике Шанца, он меня поймёт, надо лечь, почти рядом, очень аккуратно войти клинком не сломав ничего, увидеть щель и засунуть трубку, на это нужна сноровка. Иногда твоё тело делает действия вне зависимости от головы, это был тот случай, я глазами вплотную к его рту и чувствую пар тела, вот она
- дома, фиксируй. 21, Аппарат....
-28,29,30
-остановись!!!! Отсоединяю маску, подсоединяю к трубе 1,2.... Качай...
Прибежал Андрюха с транспортным аппаратом ИВЛ, ТМТешник видавший виды, вместе с баллонном 5 литров, подключили, одной проблемой меньше.....
-Серега ты как?
-В смысле?
-Остановись.
На ЭКГ сохраняется тахикардия желудочков.
-Ок продолжай.
Заведённый Серёжа, погнал дальше, ещё не много дорогой, потерпи....
-Андрюха, спиртику полей.....
- Да за ради Бога, как я позавидовал стационарным врачам: правильная укладка, мах. безопастно, если что, на тебе рентген, на тебе хирург и дренаж по Бюлау и прочие ништяки стационара, а тут на коленях под свет фонарика мобильного телефона, стационар на колёсах, твою мать. Так стоп свет стал ярче? Или я просто устал. Поднимаю голову над нами склонился мужчина лет 50, включил фонарик на мобильном и молчал, как будто боясь побеспокоить.
-Спасибо дорогой, выскользнуло на автомате, Серёжа остановись. В шприце контроль - Вена, скользнул троакар, проводник, уффффф отлично.
-продолжай....
- 55,56,57,58, как заклинание повторял Серега.
-поменяемся, Серёж....
- док, я не устал, я ещё могу
-красавчик, дай я поработаю немного.
Надо сказать, что качество компрессий уже страдали, но в запале этого не замечаешь, по этому нужен светлый взгляд.
-Андрюха, что ближе магнезия или кордарон?
- Проще магнезия, она ближе.
- Давай 20 набирай.
-Готово.
-Мочи.
-дефибриллятор готов к работе, повышенные энергии разрешены, электронный, спокойный голос, обозначил, что он с нами.
Давай родной или сейчас, или никогда.
-Ручки...... монитор.....
-Синус, док глянь, Андрюха повернул ко мне монитор...
-Ну здравствуй, Господин синус.
Чсс 120, ща подуспокоиться.
-Вода, допамин 400.
Мужчина с фонариком на телефоне, не на секунду не отходил.
-Командир, командным голосом окликнул я его, там в рыжей сумке возьми Перчатки, подсоби нам дорогой.
-Командуй.
-Отлично, аккуратно поворачиваем на бок. Рыжий щит, как заведённый прыгнул под Пациента, отлично аккуратно под него, фиксируя трубу руками и шею командовал я
-Понесли....
Пациент в машине: монитор, вода, зонд, мочевой( там таз) и контроль ЭКГ, перед дорогой, после реанимации Надо!!!
Только я хотел закрыть дверь, как увидел лицо, того прохожего, бледный как полотно, руки дрожат, фонарик горит в кармане.
Я с Вами, можно, пожалуйста это мой сын!!!!
Продолжение следует ........
Касаткин И.Г.

Показать полностью
146

Мы ничего не боимся. Будни скорой

Не моё, взято тут: https://m.vk.com/wall-147947594_106105?from=feed_search/0/#история_от_коллеги


Помнишь моего соседа, Жень? А я и забыла про тот случай, его не было в нашей с тобой тетрадке. Но есть НАШИ читатели, Жень!Наши с тобой.Они и напомнили. Я вернусь, Жень,на одну страничку, на один момент туда, где есть наша бригада, где всё по-прежнему.
Где у меня есть ВСЁ...

- Тааааааак.....- тянет Иваныч во врачебной, застав Бубль Гума за увлекательным занятием по шлифованию когтей об его выездную куртку, - А в космос ты давно не летал, подонок?..Ооооп-ппаа!!!!
Услыхав знакомое " Ооооп-ппаа!" , обычно относящееся к каким-нибудь террактам в отношении кота, я срываюсь с места и голося " Жеееееень!!!!!" влетаю во врачебную....
Поздно. Бубль Гум таращит глаза с самой верхней полки с медицинской литературой, а Иваныч встряхивает куртку. Потом, обернувшись на меня, коротко поясняет состав кошачьего преступления...

- День Космонавтики, Ленк! Пусть полетает, а мы поедим пока...- и тащит меня на кухню. Я напоминаю ему, что сегодня на выезде работает любимая женщина свежеулетевшего космонавта, то есть Сергевна, и лучше не драконить её, а то неосвоенных планет ещё много, и мы сами можем улететь на ту, где нет котов...
Вместо ответа, Женька достаёт из сумки мешок мятных пряников и ...я забываю про всё начисто и устраиваюсь рядышком с шефом за столом на кухне.

Мы не любили апрель, ни я, ни Иваныч. Хандра весенняя была присуща нам обоим. Женька не пытался разобраться в своей нелюбви к весне, а я объясняла это переменами в работе. Алко-население моего города , с наступлением тепла, выползало во дворы бухать и валялось потом под кустами в самом непотребном виде, но бдительные граждане, обнаружив такую личность, незамедлительно вызывали 03. Описывая страдальца в карте вызова, Женька в уголке, на обратной стороне карты, мог запросто нарисовать малюсенького чёртика, чем вызывал справедливую ярость Сергевны, но чертей рисовать не прекращал, хоть убей, считая, что для здоровья заведующей полезны выбросы адреналина и беготня по подстанции с картами.
- Где они, Ирин?!!!! На выезде?Ах, на кууууууухне, бл@дь?!!! Жрут? Ща я им пожру!!- знакомый до боли в печёнках голос нарушает нашу прянично-кофейную атмосферу...Я пихаю локтем Иваныча, но тот заходится в беззвучном смехе...
Из врачебной слышен мат и грохот стульев, перемежаемый гневными воплями Бубль Гума. Женька подмигивает мне и уходит навстречу неприятностям, опасаясь, что Сергевна, снимая кота с полки, упадёт и ушибёт своё больное колено. Полосатый космонавт быстро возвращён на землю, обласкан и принесён к чеплашке с отварным минтайчиком, а мы выслушиваем всё о своих умственных способностях в самых крепких выражениях.
- Подумаешь, в космос слетал, сегодня можно, чай 12 апреля! - восклицает Иваныч, ловко увернувшись от Сергевниной оплеухи,- С ним и не такое бывало...
- Чего ещё бывало?!- вскидывается Сергевна,- Пока вас нет, с ним ничего не бывает!
- Двадцать третья, срочно, падение с пятого этажа!- возвещает Иринкин голос.
- Так вам и надо!- не сдержавшись, ляпает Сергевна и осекается, поняв что не то сказанула, - Смотрите мне там, не лезьте куда не следует! Лена!! Смотри за ним!
Я перепрыгиваю через кота с его минтаем и бегу за шефом, припоминая на ходу все наши действия в случае , если человек жив. Выхватываю у Женьки карту...О, Господи! Это же мой дом! Мой подъезд! Я знаю всех! Кто же из соседей упал? Как?..
- Окна вроде рано мыть, прохладно ещё, да, Ленк?- Иваныч понимает моё состояние, всегда говоря, что "свои" от слова "святое", - Ладно, может, живой...
***
Он живой. Он ищет края у жизни уже не первый раз, мой сосед Серёга, не злой и не грубый, но сильно пьющий парень. Лежит он на краю козырька подъезда, без сознания, выбросившись из подъездного окна пятого этажа... Кровь из большой раны на голове , которую мне видно даже отсюда, снизу, стекает по бетону и капает прямо на асфальт. Два его пьяных дружка, едва ворочая языками, сообщают нам подробности проишедшего.
Надо тут вам пояснить, уважаемые, что на таких козырьках валялось в те годы много мусора, в частности, разбитых бутылок и всяких железяк, на которые и грохнулся мой сосед. Как они туда попадали? Очень просто. Любители спиртного, посидев на лавочке у подъезда и побухав, считали своим долгом зашвырнуть пустые бутылки на козырёк, испытывая определённое удовлетворение от процесса и звона разбитых стёкол окна подъезда на втором этаже. В те годы ЖЭУ не спешило стеклить регулярно разбиваемые окна и соседи попросту закрыли их фанерой, заодно приколотив и рамы, дабы они вовсе не открывались. Доступ к козырьку был закрыт, то есть можно, конечно, было отодрать гвозди, открыть рамы и вылезти на козырёк, но чем это делать? А во-вторых ( Ох, это "во-вторых"!!!), с повлением в моём городе службы МЧС ,нам категорически запрещалось самим куда-то лазить и вытаскивать пострадавших. Только МЧС и точка. Сергевна делала ударение на каждом слове и в подтверждение грохала кулаком по столу, когда вдалбливала это нам на собраниях.
- Толь-ко МЧС!!! - орала она,- Слышите? Эм-че-эс, бл@ть!!! Ни-ку-да не лезть! На автоавариях стоять возле машин, быть готовыми принять пострадавшего, но ни-ку-да не лазить!! Ясно??!!!
При этом она попеременно концентрировала взгляд на двух-трёх наших врачах, включая Иваныча, и грозно сводила брови. Все смиренно кивали, но не слушались, помогали извлекать покалеченных людей, потому что никто не считал возможным для себя просто смотреть и ждать.

Мы простояли примерно пару минут, размышляя как быть. Носилки есть, но нет ремней или верёвок, чтобы привязать Серегу, пока будем снимать. Нет помощников, полупьяные ребята не в счёт, им не доверишь, ещё уронят или чего доброго, упадут сами с козырька...Снимать человека, упавшего с такой высоты без носилок и щита, просто взяв под мышки и передав с рук на руки или на волокушах никак нельзя, вполне может быть сломан позвоночник, и тогда сделаем еще хуже...

Серёга шевельнулся и застонал. Мне помнился он маленьким, учился в моей школе, симпатичный такой пацан был, вечно с котятами таскался, кормил и пристраивал их. Потом, после армии,схоронив безвременно умершую от рака мать, стал спиваться на глазах, резал вены, пропивал всё, что мог. Бабушка Серёги, едва оправившись от потери дочери,не просыхала от слёз, умоляла остепениться внука, пыталась кодировать, но всех усилий хватало ненадолго. Выйдя из очередного запоя, Серёга некоторое время не пил и даже работал, где придётся, но всё быстро начиналось по новой.
И сейчас, глядя на рыдающую пожилую женщину, умоляющую нас сделать хоть что-нибудь, Иваныч спросил по рации диспетчера, на каком этапе наше вожделенное МЧС, мы не можем ждать, больной тяжёлый, а доступ к нему, равно как и эвакуация, весьма затруднены. Диспетчер ответила, что должны через полчаса быть, где-то очень заняты. Полчаса??!!. Услыхав это, бабушка Серёги тяжело осела на лавку у подъезда и заголосила, как на похоронах...
И он не выдержал, Женька.
У меня были хорошие соседи, правда, многие тогда были на работе, но и тех, кто услыхал вопли Серёгиной бабушки, было достаточно
В считанные минуты, выслушав Иваныча, поняв наши трудности с МЧС, всё было организовано. Принесли инструменты,отодрали рамы, вылезли на козырёк , отгребая ворох осколков, переложили Серёгу на носилки и сумели снять с козырька, благодаря моим соседям, аккуратно и быстро. Уже в машине шинировали переломанные ноги, бинтовали голову , раны на шее и руке и оказывали остальную помощь.
Уже тронувшись, встретились с машиной МЧС, коротко объяснили, что справились сами. Их водитель покачал головой и сказал, что мы не боимся, наверное, своего начальства.
###
Ввалили нам тогда по полной. Откуда узнала Сергевна про эту вылазку на козырек - мы сначала не поняли, а она не сказала. Орала, что мы выпили ей всю кровь и что нам, бессовестным, похрену и приказы, и она сама, что если бы уронили бы человека, то ей было бы обидно сидеть в тюрьме из-за двух дебилов, меня и Иваныча.
###
С суток тех я еле приплелась, башка болела сильно.
- Леночка, какой врач у тебя, ну какой мужик! Ведь не каждый вот так лазить будет...Вчера позвонила вашим, всё рассказала, просила благодарность ему объявить...И тебе тоже!
Я тихо охеревая, оборачиваюсь от своей двери...Чтооо??
С пятого этажа спускается Андреевна, бабушка Серёги. Значит, вот кто нас сдал с потрохами! Ну что ей скажешь? Разве ж она в курсе наших приказов?
- Ладно,- говорю устало, - Пусть выздоравливает, баб Оль, нормально всё, не плачь.

*****
-Оооооппппп-па! - доносится из врачебной.
Я распахиваю дверь...
Бубль Гум исполняет трюк " Кот в воздухе"...
Из кабинета Сергевны слышен грохот отодвигаемого стула и "Опять эти бесятся, ети иху мать!!".
Иваныч уворачивается от полотенца Сергевны и подбрасывает кота ещё раз...
Мы ничего не боимся. Так сказало МЧС.

Показать полностью
147

Любимое медицинское

Из направительных от СМП:

(так звучали причины вызова скорой, записанные диспетчерами, с сохранением орфографии, а в скобках - комментарии доктора со скорой)


«Первые роды отошли воды» (и полезли уроды на лоно природы...)

«Упал лежит кричит плохо» (просто жуть какая-то)

«Плохо на учете в ПНД» (да, нерадостно) (психоневрологический диспансер, психушка)

«Все плохо» (коротко и по существу)

«Заболела» (еще короче и еще информативнее)

«Плохо избили» (в смысле, приехать и добить, чтоб не мучался)

«Сраное поведение» (вызов для «психов», но те возмутились, что диареи не по их профилю)

«Темперрррратура» (видимо, такая, что аж диспетчера затрясло)

«Вниз налево железная дверь – АД» (так вот где он находится!)

«Тащится наркоман» (да зачем же ему мешать?!)

«В рот дом» (отнюдь не предложение орального секса, а банальная перевозка)

"Перелом наружной лодыжки через коитус на чердаке" (коитус - половой акт)

"Скотски пьяная тварь" (возмущения не вызвало, потому что так оно и было)

134

И снова о медицине. СССР не равно Россия

Раз пошла такая пьянка, то снова о медицине.

Итак, это уже не байка, где-то, когда-то от кого-то слышанная, это уже то, что произошло в нашей семейной жизни. Есть в нашей семье медик – жена моего родного брата. Она врач высшей категории, специализируется по младенчикам (неанатолог или нечто подобное).Образование, конечно же, в виду возраста, получала уже Российское (ей порядка 35 лет). Как-то, после нового года, приключается у моей мамы беда. Боли в спине, в районе лопатки, так же боль тюкающее переходит в плечо. Боль не сильная, но назойливая, так же головокружение, слабость.

Моя мама набирает невестку, излагает суть проблемы. Невестка говорит:

- Фигня, само пройдет.

Мама успокаивается, ну и забывает мал-мал про это дело. Через денек мы заезжаем к ним в гости, вижу, что мама как вареная – без энергии, да еще и морщится, когда рукой двигает. Спрашиваю:

- В чем дело?

Излагает все то же самое, что и невестке. Я набираю своего старого друга, Данилу-мастера, который в стародавние годы, в конце восьмидесятых, работал медбратом и получил  тогда же образование то ли фельдшера, то ли еще какое – короче техникум медицинский он заканчивал. Излагаю проблему. Данила-мастер на дыбы, верещит в трубку:

- Скорую, срочно скорую! Она у вас в предынфарктном состоянии!

Уговариваю маму вызвать скорую, вызываем, прилетают ангелы в белых халатах, обследуют, везут в кардиологоию. Итог – если бы еще затянули на денек другой – не было бы у меня мамы (даже подумать страшно).

Вопрос: то ли Данила-мастер, что называется, «с легкой рукой», или с чуйкой какой волшебной, или же образование времен СССР и современное – это две разные вещи? Так же, на практике, было замечено, что вероятность «попадания» с диагнозом, у Данилы-мастера всегда много выше, чем у невестки, даже по вопросам тех же младенцев (жена лежала в больнице с младшим, тогда месячным младенчиком, и подтвердился именно тот диагноз, который предполагал Данька).

Спасибо за прочтение.

1933

Клал на всех

Трогают моменты, когда люди массово проявляют человечность. Например со своего балкона наблюдаю, вечерами, когда с парковочными местами особо туго, люди жмутся, двигаются, а место для инвалидов остаётся пустым и никто на него не встаёт. Не всегда так, но бывает. Или когда на дороге уступают скорой, все ж понимают, они спасают чью-то жизнь, и если ты потратишь минуту что бы пропустить, с тобой ни чего не случиться, а вот кто-то может умереть, если ты - скотиняка.

Сегодня на шоссе энтузиастов, в пробке 100 автомобилей прижались и пропустили скорую, а один гордый мерин, решил, что он клал на всех.

Клал на всех Скорая помощь, Пробки, Быдло, Видео, Негатив
1657

"Здесь что, убили кого-то?"

Дело было несколько лет назад, в феврале. Я проснулся в субботу и не мог понять — день за окном или ночь. Мрачные облака, метель, сугробы. Настоящая тоска.


Надо было сходить в магазин.


Пробивая пельмени на кассе, я увидел яркую вывеску «Горячие туры! Все страны мира!». И так эта вывеска контрастировала с общей серостью, что вот я уже сижу в офисе напротив симпатичной девушки, которая предлагает мне чай и дешевый билет в любую точку планеты.


«А можно сделать так, чтобы море и солнце, а не вот это всё?» — кивнул я в окно, где какой-то мужик пытался откопать машину из снега.


«Без проблем, — ответила девушка, набирая что-то на клавиатуре. — Вьетнам, например. Стоит копейки, но вылетать надо через пять часов. Берёте?»


Ну в общем, да: взял.


Через час я уже бегал по квартире, пытаясь найти в шкафу летние вещи и упаковать их в чемодан. Помню, что, проскакав через коридор, обо что-то споткнулся, но даже не посмотрел под ноги. Скажу сразу: это было ошибкой.


Следующие пару недель я наслаждался морем и солнцем. Прекрасно провел время, сам себе завидовал.


Но путевка закончилась, я вернулся в Москву ночным рейсом, добрался домой и открыл дверь. В нос ударил такой чудовищный запах, что меня слегка пошатнуло. Впечатление было, что в квартире кого-то убили и оставили труп в ванной. Я аккуратно прокрался в квартиру. Включил свет и принюхивался, пытаясь определить источник смрада.


Всё ясно: холодильник.


Собираясь впопыхах перед вылетом, я задел ногой провод и обесточил рефрижератор к чертовой матери. Две недели внутри гнили замороженные овощи, курица, пельмени и другие продукты, которые теперь даже идентифицировать было нельзя. Содержимое холодильника превратилось в разлагающуюся кучу отходов, стенки покрылись слоем гнили. Да еще и жуткая тошнотворная вонь.


Проветрить квартиру было невозможно: на улице минус пятнадцать градусов, надолго окно не откроешь. Я смотрел на всё это и вспоминал, как всего лишь несколько часов назад плавал в море. Как же было хорошо.


С другой стороны, что тут страшного? Подумаешь, грязь в холодильнике. «Тряпку никогда в руках не держал?» — пристыдил я себя и решительно закатал рукава.


Начало уборки вселяло оптимизм. Вытащил из холодильника сгнившую дрянь, сложил в пакеты, отнес к мусорным контейнерам. Протёр полки и начал старательно оттирать плесень со стенок.

Ну а потом… Я сначала и сам не понял, что случилось. Полка вдруг с треском рухнула, а руку залило кровью. Оказалось, что стекло довольно легко продавливается, если облокотиться на него ладонью. Вот кто бы знал?


В итоге глубокий порез на двух пальца. Действительно глубокий — кровь не останавливалась.



Побежал в комнату, оставляя красные пятна на полу и обоях. Нашел перекись, которая зашипела на ране белыми пузырями, но не особо помогла. Залетел в ванную, продолжая разбрызгивать кровь, но холодная вода тоже не спасала. Порез продолжал сильно кровоточить.


Я сел на табуретку в коридоре и задумался.


«Черт, это будут самые смешные похороны, — возникла мысль. — Может, даже получу премию Дарвина как первый в мире человек, который зарезал себя холодильником».

Было очень стыдно, но все-таки пришлось звонить в скорую.


«Здравствуйте, — деликатно начал я разговор. — Понимаете, тут такое дело… Я порезал палец».


«Что вы говорите?» — ухмыльнулся диспетчер.


«Понимаю вашу иронию, — вздохнул я. — Но действительно не представляю, что делать. Кровь не останавливается».


«Ой, ну прям даже не знаю, что посоветовать, — упражнялся в остроумии собеседник. — Как насчет подержать руку в холодной воде?»


Мы разговаривали минут пять, пока у диспетчера, наконец, не закончились шутки.


«Ладно, ждите, — сказал он. — Сейчас пришлю к вам кого-нибудь».


Я открыл замок и покорно сел на табуретку перед входной дверью. Из пальцев продолжала капать кровь. Минут через пятнадцать дверь открылась, и на пороге возник врач лет пятидесяти. Он внимательно посмотрел на меня, пошмыгал носом и обвел взглядом квартиру.


Включите сейчас воображение и попробуйте представить картину, открывшуюся перед доктором. Коридор, забрызганный кровью. Запах разложившегося трупа. И в центре на табуретке сидит с глупой улыбкой человек, рука которого по локоть запачкана кровью.


«Ну что, я, похоже, опоздал?» — сделал вывод врач, выдержав театральную паузу.


«Нет, нет, — засуетился я. — Палец у меня вот. Починить надо».

«С пальцем разберемся, — прервал доктор. — Что за запах?»

«Запах из холодильника», — признался я.

«А что в холодильнике?» — уточнил медик.

«Уже ничего», — ответил я.


Врач молча прошел к холодильнику, открыл дверцу и заглянул внутрь, выслушивая мою идиотскую историю про сгнившие продукты и лопнувшее стекло. Рукой указал мне сесть обратно на табуретку.

Перевязывал молча.


Уходя, он обернулся.


«Тебя как зовут?»

«Илья».


«Жениться тебе надо, Илья», — сказал врач и зашел в лифт.


Дверь за ним закрылась.


(фото из открытых источников)

"Здесь что, убили кого-то?" Жизнь, Реальная история из жизни, Юмор, Врачи, Скорая помощь, Кровь, Авторский рассказ, Диалог, Длиннопост
Показать полностью 1
2965

Боевое крещение

Что вы будете делать, когда весь мир рушится? Ну, хорошо, не мир, а просто вокруг катастрофа, авария, несчастный случай?

…Последний курс медучилища. Практика на "Скорой". Строгий врач, весёлый фельдшер, пожилой водитель и я - малолетняя дура, чьи проблемы всегда кто-то решал... День клонится к закату, вызовы были в основном к старушкам, мне было невыносимо скучно. Мы ехали на подстанцию, и я надеялась, что этот день на сегодня закончился. И тут прямо перед нами жёлтый Икарус, сдуру, выезжает на «встречку» и мы влетаем в крутую аварию из восьми машин. Автобус переворачивается, три легковушки всмятку, ещё три конкретно разбиты и в этом водовороте наша скорая. Нас кто-то протаранил, мы в кого-то врезались. Передняя дверь отлетела, дверь салона открылась, лобовое стекло пошло трещинами...

С доктором, я попрощалась сразу. Он вылетел кубарем из кабины, затих, и от его шеи, белоснежный халат быстро превращался в красный. Ноги фельдшера торчали в салоне, а голова и туловище терялись где-то в кабине, шофера я не видела... Стояла мёртвая тишина...

Я, пролетев весь салон, разбила коленки. Коленки!!! Первая мысль: - Ну его на фиг, такую работу, попрактиковалась, блин, ловлю попутку и валю домой, к маме. Всё остальное - без меня!

Тут я поняла, что фельдшер жив, потому, что он разорвал тишину, и я услышала, что в природе преобладают истеричные вопли, стоны, плач и ненормативная лексика.
Фельдшера звали Вадей, и он спросил, жива ли я? Вадя, вернее его ноги, были тем единственным, на кого в данный момент можно было повесить свои проблемы. Я схватилась за эти ноги и трагическим шёпотом поведала о коленках и мёртвом докторе. Но мёртвый доктор в этот момент ожил, поднялся и подошёл к открытой двери салона. Цвета док был зелёного, из брови и почему-то уха потоками шла кровь, заливая уже не белоснежный халат, и при этом он мне подмигивал...

Годы были лихие, девяностые, мы запоем смотрели ужастики, и я понимала, что мой доктор - зомби. Зомби-доктор велел Вадюше уже вылезти куда-нибудь, оживить дядю Йосю - нашего водилу (ну точно зомби) и поискать в машине шины. Потом взял сумку, протянул мне руку (зомби бывают галантными), и предложил спасти мир.

Я как-никак училась в медицинском, ощущала себя прям крутым доктором (хи-хи-хи), поэтому сходу поставила доку диагноз - посттравматический психоз. Сама я выползала на полусогнутых (коленки - это вам не хухры-мухры) и составляла план бегства.

У Вадика была сломана рука и он, нелепо поджимая её, тащил за нами большой ящик с растворами. Водителя он как-то оживил (вурдалаки, блин), у дяди Йоси оказались сломаны рёбра и сотрясение мозга, поэтому он шёл за нами согнувшись, редко дыша и страшно выпучив глаза (видать, мутило его нехило), но шёл, и пёр на себе шины. Это были не просто зомби, это были зомбо-психи. Но через минуту в моём сознании что-то щелкнуло...

В нас, окровавленных, побитых и жалких, народ видел тех, кто сейчас всех спасёт. К нам подбегали испуганные, покалеченные и на вид совершенно целые люди и тянули в разные стороны, чтобы мы посмотрели, оказали помощь, спасли. Наши белые халаты были как маяки надежды в океане ужаса и хаоса.

Я забыла про свои коленки. Мне было не то, чтобы стыдно перед моей бригадой, нет, мне было очень гордо - я была среди них.

И мы спасали. Доктор как ледокол обходил раненых, Ваде просто кивал на кого-то, мне давал указания. И со всех сторон мы слышали: - Доктор, сюда..., и к нам, доктор!

Дядя Йося, поливая перекисью водорода голову какого-то дядьки, чтобы я нашла рану в кровавом месиве и глядя на мои трясущиеся руки тихо сказал: - Ничего, сейчас НАШИ подтянутся.

Руки чудесным образом перестали трястись. Мы ходили среди пострадавших, кого-то кололи, кого-то перевязывали, кому-то ставили капельницы. И тут стали подъезжать НАШИ. Белые машины, белые халаты, короткие кивки нам: вы как? Народ работал с огоньком и шуточками. Я уже не хотела домой, я хотела быть в этой стае белых халатов. Тогда в мою кровь хлынуло столько адреналина, что я поняла почему "Скорая" - это навсегда.

Через десять минут на месте аварии остались только искореженные машины. Наша бригада тоже сидела в какой-то "Скорой", правда, кроме дяди Йоси - его отвезли в областную больницу. А нас потащили в травмпункт - наложить Ваде гипс, а также зашить бровь и ухо доку. Мне прямо в машине замазали коленки йодом, напоили крепким сладким чаем из термоса и накормили бутербродами.

Мы вспоминали, как врезались, ребята - как услышали по рации про аварию и как все ринулись спасать своих. Мы о том, как здорово, что они приехали, а они о том, что волновались за нас... И почему-то все ржали как сумасшедшие. А потом доктор кивнул на меня и сказал: "Добро пожаловать в семью, девочка". И в тот момент не было человека счастливее, чем я. Они меня признали СВОЕЙ.

А вы знаете, что будете делать, когда вокруг катастрофа? Я знаю. Я работала на "Скорой"!

- Ксю Мищенко.

Взято тут: https://m.vk.com/wall-147947594_100863?from=gurmoscow03#comm...

https://proza.ru/avtor/1bozok&s=5011

Показать полностью
1404

Отказали в госпитализации [Умер]

Дано: одинокий человек, скорая помощь, переполненная больница
Место действия: Усть-Джегутинский район. КЧР

19.05 у человека отказали ноги, началась резкая боль и вздулся живот.
Он достучался до соседей и те вызвали ему скорую. Скорая ехала 2дня.
21.05 приехали медработники, вкололи больному обезболивающее и уехали, попричине того, что не нашли никого, кто бы помог спустить больного в машину. Обещали вернуться
22.05 скорая вернулась и с помощью знакомых больного его занесли в машину.
Привезли в больницу, его осмотрел хирург и сказал, что это не по его части. Тут нужен терапевт. А терапевт, говорят, на выходных до 26.05.
Этим же днем парализованного больного отвезли обратно домой. В квартире он живёт один, жена умерла.
26.05 терапевт выходит на работу, 27.05 он приезжает к больному. После осмотра врач дает рецепт:

Отказали в госпитализации [Умер] Скорая помощь, Врачи, Отказ в госпитализации, Без рейтинга, Длиннопост, Негатив, Медицина

А так же рекомендует УЗИ.
Так как у человека отказали ноги, то узист был вызван на дом платно.
29.05
Заключение узиста:

Отказали в госпитализации [Умер] Скорая помощь, Врачи, Отказ в госпитализации, Без рейтинга, Длиннопост, Негатив, Медицина

Итого: выраженная гепатомегалия за счёт правой доли. Диффузно-очаговые изменения паренхимы печени. Увеличение поджелудочной железы. Диффузные изменения паренхимы поджелудочной железы. Большое количество свободной жидкости во всех отделах жкт. Плавающие петли кишечника.

Со слов узиста, состояние тяжелое.
Этим же днем знакомые больного позвонили терапевту, объяснили состояние больного.
Терапевт сказал, что состояние больного не реанимационное и все больницы закрыты.
Вопрос: что делать?

PS: старалась изложить все факты сухо, без предвзятости и эмоциональной оценки.
Может быть тут есть врачи, которые подскажут, что делать в данной ситуации?

Без рейтинга

Показать полностью 1
553

«Как правило, никто не вспоминает, кто спасал тебя с того света» Интервью с реаниматологом-анестезиологом Михаилом Чащиным

Привет, Это База. мы продолжаем рассказывать о необычных людях и их историях. На этот раз мы поговорили с Михаилом Чащиным. Он реаниматолог-анестезиолог  в третьей больнице Сеченовского университета и ГКБ им. Демихова.

«Как правило, никто не вспоминает, кто спасал тебя с того света» Интервью с реаниматологом-анестезиологом Михаилом Чащиным Врачи, Коронавирус, Интервью, Длиннопост, База, Реанимация

Он рассказал нам о жизни в эпоху коронавируса, тяжёлых пациентах, неоднозначной статистике и восприятии смерти.


Чем занимались до COVID и чем занимаетесь сейчас?

До COVID я работал в отделении реанимации, которое профилировалось на больных с кардиологической патологией. Потом уже я стал работать не как кардиореаниматолог, а просто как реаниматолог общего профиля. Сейчас я реаниматолог отделения анестезиологии-реанимации для лечения больных с коронавирусной инфекцией.


С чего началось перепрофилирование ваших больниц, какие возникли трудности поначалу?

Алгоритм был простой. Пациент поступал, оценивался его статус — либо в реанимацию, либо на обычную койку. Брали мазки, если обнаруживался COVID, спустя три дня, к примеру, то пациента забирали в профильный инфекционный стационар нашей больницы или в Коммунарку. Если он лежал в палате с кем-то, забирали вместе с соседями. Затем палата мылась и закладывались новые пациенты.


Где всё это проходило тяжелей?

Это были для нас совершенно новые пациенты: нужно было перестроить ум, нужно было перестроить сознание, другая тактика, другие взгляды, подходы к терапии, другие параметры ИВЛ, другие критерии. Ни я, ни мои коллеги, никто толком не знал, что делать. Знали только ту информацию, что поступала от коллег из Италии, из Испании, Франции, Китая, — она была достаточно размытая и нам не понятная. И до сих пор многие вещи нам не понятны. Мы лечим эмпирическим путём, нет доказательств ни одного, ни другого метода. Более того, одни исследования противоречат другим.

«Как правило, никто не вспоминает, кто спасал тебя с того света» Интервью с реаниматологом-анестезиологом Михаилом Чащиным Врачи, Коронавирус, Интервью, Длиннопост, База, Реанимация

У вас только тяжёлые больные?

Да. Я хочу сделать на этом акцент. У меня свой взгляд на этих больных через призму отделения реанимации: мы видим только тяжёлых больных. Мы смотрим с позиции реанимации, как пресса. Это не совсем правильно. Мы не говорим о том, сколько человек выписалось, сколько выздоровело, мы делаем акцент на плохом. Всё, что хорошо, не очень интересно. Интересно, что плохо. Но смертность у нас действительно одна из самых низких, сейчас много дискутируют по этому поводу. И вчера было большое совещание патологоанатомов, были разговоры с коллегами из Германии — нашей смертности не верят. Говорят: «Вы врёте!», «Не может быть у вас такой смертности». У нас же смертность меньше процента.


А вы в это верите?

Я в это верю, хотя бы потому, что в это укладывается элементарная статистика. Кроме того, если бы мы получили смертность как в Италии или в США — это невозможно было бы скрыть. Вот как появилось видео машин скорой помощи, которые стоят в очереди, вот так же появились бы видео из морга. Как тела лежат друг на друге, их складируют, сжигают и так далее.


Сейчас много что говорят — вот, там хоронят людей от инфаркта или каких-то других инфекций, осложнений внебольничной пневмонии и коронавирусной инфекции, тем самым скрывают статистику. На самом деле это не совсем так. Мы действительно пишем в основной диагноз коронавирусная инфекция, а дальше уже по ходу. Даже если она не подтверждена, а имеет клинику и КТ. Если человек попадает на ИВЛ, к примеру, — вот он лежал и вдруг начал ухудшаться. Он уже погибает не от коронавирусной пневмонии, он погибает от сепсиса. Потому что на хорошую почву, где разрушены клетки, инфекция садится с большим удовольствием. Присоединяется сепсис, нарастает печёночная, почечная недостаточность, и органы просто начинают отказывать. Не только у пожилых, это и у молодых людей. Так из-за чего умер человек? Из-за коронавирусной инфекции или от бактериальной инфекции? Из-за сепсиса. Потому что коронавирусную инфекцию он пережил, уже иммуноглобулины у него выработались. У него вируса нет.


Умирает он на двадцатый день, потому что реальные осложнения.

Как уже пишут патологоанатомы, мы не знаем. И это может оказаться проблемой, потому что артериальная гипертензия, ишемическая болезнь сердца — это всё диагнозы, которые могут быть первыми или конкурирующими. И если патологоанатом поставит кардиосклероз на первое место, к примеру, то у нас будет расхождение. Нужно понимать, что в большинстве случаев человек от коронавирусной инфекции не умирает. Он умирает от осложнений. Либо он доживёт до того, чтобы у него образовались антитела, либо не доживёт.


В реанимации мы видим смерть постоянно: и до COVID, и во время COVID. Для нас смерть — это что-то, что мы не смогли предотвратить. Это часть нашей работы, к сожалению. Реаниматолог является неким проводником — он может помочь человеку остаться. Либо не сможет, и человек уйдёт. Он последний, с кем встречается человек, мы к этому привыкли.

Самое тяжёлое — это молодые люди, которые попадают в реанимацию и умирают. В отделении у нас был молодой человек 38 или 39 лет, он тоже откуда-то приехал, из Италии вроде бы. У него был COVID положительный, дыхательная недостаточность, Довольно тяжёлый. Несмотря на всю терапию, эти явления не купировались. Уже случились необратимые последствия, и было принято решение о переводе его на ИВЛ. Естественно, человек был в сознании в этот момент, мы ему сообщили, ему было всё озвучено. Будет трубочка, будет дискомфортно немножко, ты будешь спать, потом мы тебя разбудим и трубочку уберём. Всё разъяснили. Он начал плакать. Он просил не дать ему умереть, потому что у него родился маленький ребёнок и он даже с ним не виделся... В общем-то, он умер.


ИВЛ — это костыль, это не лечение. Это помощь пациенту пережить те процессы, которые происходят у него в лёгких. Мы можем седировать пациента. Сделать так, чтобы он себе не вредил, когда у него дыхательная недостаточность. Вылечиться он может только сам. Мы помогаем человеку пройти весь этот тяжёлый период: пока образуются антитела, пока они уберут все вирусы, которые размножились за это время.


«Как правило, никто не вспоминает, кто спасал тебя с того света» Интервью с реаниматологом-анестезиологом Михаилом Чащиным Врачи, Коронавирус, Интервью, Длиннопост, База, Реанимация

Были ли ещё случаи, которые могли перевернуть что-то в вашем сознании?

Это было в самом начале. Случай внебольничной пневмонии. Приехал молодой человек, лет 37, привезла его психиатрическая бригада. Какая была суть вызова: молодой человек вызвал полицейских к себе домой, сказал, что соседи украли у него одеяло и его облучают через стены. Психоз. Полиция вызвала психиатрическую бригаду. Приехала, померила ему температуру. Оказалась 38,5. Отвезли в 1-ю ИКБ, там сделали рентген, увидели внебольничную левостороннюю пневмонию и отправили его к нам. Мы получили его от психбригады, которая суммарно с ним провела часов шесть. Пациент был переведён на ИВЛ, он мог навредить себе и навредить окружающим по психическому состоянию. Через три дня пришёл положительный анализ на COVID. На фоне интоксикации, на фоне пневмонии у него случился психоз тогда. Внимания здесь стоит даже не он сам, а то, что он ездил с психиатрической бригадой, — девушка-врач, медбратья-фельдшера. Они провели с ним шесть часов без защиты.


Часто ли так получалось, что вы видели своих коллег на койке или у себя же в реанимации?


Не далее как три дня назад мы похоронили своего коллегу, тоже врача-реаниматолога. Наверно, дней десять пролежал. Всё было хорошо, положительная динамика, но в один день просто произошло какое-то ухудшение. Все анализы, все ферменты пошли вверх, наросли явления дыхательной недостаточности, естественно, перевели на ИВЛ. Он уже понимал, что, в общем-то, всё. Мы боролись до последнего. И встал вопрос о проведении ЭКМО [Экстракорпоральная мембранная оксигенация, к которой прибегают при развитии тяжёлой острой дыхательной недостаточности. — Прим. ред.]. Этим занимается 52-я больница, наше руководство уже согласовало его перевод. Когда заведующий позвонил насчёт его статуса, чтобы бригада его забрала, сказали, что уже идёт сердечно-лёгочная реанимация. Это, наверно, самое тяжёлое, когда уходят коллеги, которые знают. Потому что ты сам можешь оказаться на этом месте.


Нет контраста между врачом, который всё понимает, лёжа на ИВЛ, и между обычным пациентом?


Есть огромный контраст. Врач знает. Врач знает, что в случае с ИВЛ с аппарата снимается один человек из десяти. Он понимает, что, скорее всего, он уже не вернётся. Когда человек обычный лежит, да, он понимает, что ему что-то делают, что-то дают, какие-то препараты, что-то поменяли в очередной раз, вот мне легче, тяжелей, опять легче. Он не придаёт значения этому. Это как обычный лечебный процесс.


Врач это по-другому воспринимает. Он пропускает это через свои знания. У пациентов в критическом состоянии, как правило, мозг пребывает в состоянии гипоксии. А если человек ещё и сам реаниматолог, то его знания под влиянием гипоксии трансформируются, появляются искажения, он начинает фантазировать, сам утяжелять своё состояние. Плюс эта депрессия, которая развивается, потому что он понимает, что он безысходен. Если человек просто заехал в отделение реанимации, он уже думает, что он покойник потенциальный.


У меня есть коллега, которая лежит у нас в отделении. Человек, который хочет жить. Который вцепился в жизнь, и она готова делать всё во что бы то ни стало. Я не знаю, к чему это приведёт, пока у неё идёт положительная динамика. Она лежит на животе столько, сколько нужно, практически весь день. Это так называемое положение — пронпозиция. Когда случается пневмония, особенно в нижних и средних отделах, до альвеол не доходит воздух. Когда человек ложится на живот, у него вынужденно начинают работать задние отделы легких. Мы заставляем лежать на животе по 14 часов в день, лёгкие должны быть постоянно в расправленном состоянии. Это реально тяжело, очень тяжело.


А есть другая категория людей, которые даже не медработники, они говорят: «Ой, да у меня всё хорошо», «Ой, отстаньте от меня». Это особенность именно у пациентов с коронавирусной инфекцией: в тяжёлом состоянии, когда их переводят в реанимацию, они говорят «Да у меня всё хорошо, ничего не нужно. Я здесь себя хорошо чувствую. Сейчас я отдышусь, и всё хорошо».

Это же из-за страха, наверно.

В том-то и дело, это не страх, это некая эйфория, которая наблюдается у множества больных. Им хорошо. Они смотрят на себя и говорят, что у них всё хорошо. У них одышка, а они говорят: «Сейчас, я чуть-чуть откашляюсь, и всё будет хорошо». Такого не бывает у других больных в критическом состоянии с дыхательной недостаточностью. Они, наоборот, слишком возбуждены.

Есть только предположение, это наблюдения мои и моих коллег. Вполне возможно, что вот эта гипоксия развивается постепенно, на фоне интоксикации случаются такие явления энцефалопатии. Начинаются паника, возбуждение. Я думаю, мы это будем разбирать после. Эта пандемия перестроит всё не только в медицине, науке, вирусологии, но и во всей жизни.


Часто ли к вам попадают ребята моложе 30 лет?

Редко, но бывают. Сейчас мы перевели, слава богу, парень 29 лет у нас лежал в отделении с COVID. Другой пример был в самом начале, тоже 29 лет, пациент со множеством патологий. Он очень много пил, как оказалось. Надо было раньше об этом говорить — родителям в первую очередь. COVID, как правило, любит полных, с диабетом и артериальной гипертензией. В 80% случаев COVID протекает в лёгкой форме или бессимптомно. По официальной статистике, у 44% протестированных людей не было вообще никакой симптоматики, даже горло не болело.


Получается, надо сдавать тесты на антитела, чтобы действительно понять, переболели вы или нет. Для тех, кто сидит дома.


Люди не знают, за что они сидят. Они не понимают, зачем они это делают. Почему они должны думать о других, в то время как умирает их бизнес, умирают их семьи, умирает их всё. Чтобы что? Не умерла какая-то бабушка? Это, к сожалению, наше общество, в котором мы живём. Да, мы не хотим думать о других. Большинство молодых людей не понимают, зачем эти меры были введены. Они не знают, зачем они сидят. А это достаточно просто: они сидят не для того, чтобы не заразиться или перенести куда-то инфекцию, а чтобы снизить нагрузку на систему здравоохранения, чтобы люди не лежали на полу в коридорах, чтобы у реаниматолога хватало рук, чтобы заниматься одним пациентом, двумя, тремя, пятью, шестью. На двух дежурных врачей лежали по 27 человек.


Люди не знают, что такое нагрузка на систему здравоохранения и чем это чревато. Их родственник может попасть просто в больницу и остаться без врачебного внимания. Это то, о чём сейчас много пишут на «фейсбуке»: у меня лежит тот-то, к нему не подходят третий день. Извините, пожалуйста, в дежурную смену работают один хирург, который стал врачом-инфекционистом, один невролог, который тоже им стал, и один пульмонолог на корпус. А больше никого нету.



А вот то, что студентов сейчас рекрутировали на помощь?

Это вообще. Вы понимаете, что произошло? У нас нет чрезвычайного положения, но у нас настолько всё хорошо, что мы выводим студентов. Работать и лечить. Ладно там окончившие университет, «врачи-лечебники», ладно. Ребята 4–5–6-го курса, я даже по себе знаю, хотя я был не самым плохим студентом и окончил с красным дипломом, я по себе знаю, что это невозможно. Когда ты приходишь в клинику, у тебя сознание меняется. Меняет твое сознание не институт, а клиническая практика, у кого ты учишься именно врачебному делу. Именно эти учителя делают из тебя врача. А здесь студенты приходят: один врач бегает, у него попа в мыле. Что он им, уделит внимание? Лишние руки хорошо, но руки с высшим медицинским образованием — ещё лучше.


«Как правило, никто не вспоминает, кто спасал тебя с того света» Интервью с реаниматологом-анестезиологом Михаилом Чащиным Врачи, Коронавирус, Интервью, Длиннопост, База, Реанимация

С выплатами у вас нет проблем?

Нет, с ними проблем нет. Все выплаты мы получили. Смотрите, если врач работает на полторы ставки — он за сколько должен получить, за ставку или за полторы? Дали за ставку. На сайте Минздрава написано: не более одной ставки. То есть врачам невыгодно работать на две ставки, на полторы, устраивать себе дополнительные дежурства.


Даже учитывая этот факт, вы всё равно пойдёте и продолжите работать на полторы ставки, разве не так?


Безусловно, не могу бросить коллектив. Ни один, ни другой в сложившейся ситуации. И они пользуются этим — руководство больницы, государство. Тем, что медики — это большие терпилы, они коллективные, они хорошие такие, больных не бросят, друг друга не бросят. А бастовать нельзя, потому что это уголовно наказуемо. Самая бесправная категория граждан — это медицинские работники, у них есть только обязательства. Вот ударишь полицейского, не дай бог убьёшь — тебя посадят, не разгребёшься. А вот ударить врача — это ничего, так это, мелкое хулиганство.


А было из пережитых вами историй что-нибудь позитивное? Чтобы кто-то переводился из реанимации и потом дальше шёл на поправку? Вас находили после этого, дарили подарки?


Были положительные эмоции. Недавно на 26-е сутки ИВЛ мы убрали пациентке трахеостому, трубку в горле. И вчера я уходил, она довольная, весёлая на обычной маске сидела. При этом она полная, она потеряла во время всего этого килограммов 40.


Ещё был положительный момент. У нас молодой парень лежал, а родители его прислали нам пиццу в отделение. И там были прямо в чеке благодарственные слова. И это были смешанные чувства: с одной стороны, ты ещё не вылечил никого и не перевёл, он находится в тяжёлом состоянии. Человек может умереть в любой момент, может находиться в палате и умереть, всё. В той же самой реанимации, у него всё хорошо, всё замечательно и вдруг умер.


На самом деле, когда человек говорит спасибо — это намного важнее, чем вот эти все торты, конфеты. В реанимации давно никто ничего не приносит. Ни деньги, ни букеты. Очень редко. Всё это оседает в отделениях. Это приносится тому, кто выписывает. Как правило, никто не вспоминает того, кто тебя спасал с того света.


Мы смотрим на всё через призму реанимации, это неправильно. Нужно смотреть с позитивной стороны на это заболевание. Тогда и результаты будут другие. Мы сейчас получаем с голубых экранов о том, что всё плохо, сидите дома, столько людей умирает. Нужно говорить о том, сколько людей выписывается. Если бы наш оперативный штаб давал информацию о том, сколько людей вылечилось, сколько находятся в стационаре, сколько госпитализировалось, вот это было бы более актуально.


Текст на нашем сайте


Другие интервью Базы на Пикабу:


Интерсекс человек о людях с врожденными особенностями пола

Медсестра Юлия Валуева, спасавшая раненых после теракта в метро

Показать полностью 3
4507

Жена заболела COVID 19

Здравствуйте!

Сегодня моя жена, анестезиолог-реаниматолог, заболела covid 19.

Она пыталась беречься, она за свои деньги покупала какие-то респираторы, но чуда не произошло. Она заболела.

С ней мы познакомились в 2002м году, в военном госпитале, когда я был обычным срочником,попавшим под раздачу, а она- уже реаниматологом.

Прошло ещё 8 лет,и мы поженились. В 2013, после очень долгих усилий, ОЧЕНЬ, родился наш сын! Здоровый, весёлый мальчуган,умненький, высокий, в школу должен в сентябре пойти...

Жена так и работала, реаниматологом, но уже в обычной горбольнице, даже не экстренной,без мясорубки. Просто людей продыхивала после операции. И казалось, так будет вечно...

Но вышло так,что их больницу перепрофилировади под covid, и им пришлось в последний месяц бороться с ним.

Я до последнего думал,что ее пронесёт каким то образом,что к такой змее ни одна зараза не пристанет,но.......

Пока у нее нашли covid, практически без симптомов,только подкащливает, но я за нее очень боюсь. Это любовь всей моей жизни,больше,чем любовь,  никто никого так не любил,как я её,хоть и знаемся мы уже с 2002го года,с сентября, 20 лет почти..

Нафига я это написал? А просто выговориться, для меня Пикабу уже как мамкою стал,хоть и минусят тут...

Спасибо всем,кто дочитал, просто крик души...

57

Надеемся на отзывчивость представителей органов власти, ГИБДД!!!

Ситуация следующая, пациент не ходячий, нужна транспортировка от подъезда, смотрим, без комментариев (возможна не цензурная речь).

В итоге получилось что зеркало снесено, и карма в действии! Написал расписку что притензий не имеет к водителю СМП

Надеемся на отзывчивость представителей органов власти, ГИБДД!!! ДТП, Водитель, Скорая помощь, Екатеринбург, Идиотизм, Карма, Видео, Длиннопост
Показать полностью 1 1
1592

Ответ на пост «почему нужно вводить штрафы за ложный вызов»

Навеяло постом Почему стоит вводить штраф за ложный вызов НЕОТЛОЖНОЙ СКОРОЙ медицинской помощи


Дело было в 2012 году. В составе реанимационной бригады выехали на вызов на квартиру. Повод: без сознания. Вызывала сестра.В кровати лежит девушка, вернее все что от нее осталось. Наркоманка, кололась седалгином (крокодил по ихнему). 23 года. Беру паспорт оформить карту вызова, открываю паспорт а на фото весьма привлекательная особа, красивые голубые глаза, выразительные губы, ровный чуть вздернутый кокетливо нос и светлые волнистые волосы до плеч. Смотря на фотографию в паспорте невольно вырвалось: это ты что ли на фото? Девушка моргнула и едва кочнула головой, так как говорить уже не могла. Доктор, откинул одеяло, которым была накрыта больная, с целью осмотреть абсцесс ног. Комнату наполнил запах гниющей плоти, который пробивал даже маску.
- Давно колешься? Спросил доктор.
- Год, ответила за девушку сестра.
Фельдшер замерив давление, сказал что граница, либо оставляем тут умирать или везем в больницу, не факт что довезем.
Сестра и девушка в слезы, просят сделать хоть что нибудь.
- а что тут еще сделаешь?!, слышу краем уха, - в больницу едем? - да, говорит сестра.
Грузим на носилки, вдвоем с фельдшером несем пешком с 6 этажа, так как в лифт не поместились бы. Доктор с укладкой и сестрой уехали на лифте.
Нести было легко, ибо веса в девушке было кг 30 от силы.
Погрузили в машину, подключили систему и поехали в первую больницу (она же терапия, она же 3-я городская) Занесли в приемный покой, вышел дежурный врач осмотрел, сказал: «Я не приму, ей жить осталось максимум час, помрет тут у меня, потом объясняйся перед департаментом». Звоним на станцию, советуемся с старшим врачем смены. Старший врач говорит: везите в первую городскую (хирургию).
Привозим спустя 20 минут, всю дорогу кто то из фельдшерских бригад в рацию просит двойку «на себя» (нашу бригаду, видимо реанимация нужна, силами фельдшеров не справляются). Привозим, и там не принимают, говорят не их профиль, везите обратно. Везем обратно в терапию, уже две бригады просят двойку срочно «на себя». Привозим в третью, кое как сдаем ее в приемный покой, помогаем донести до реанимации. Синкоп. Клиническая. Биологическая. Ее не оформили в приемном, не успели, больная «числится» за нами. Сдаем дежурному УУП, за оформлением объяснения сказали приедем после смены. Связываемся с подстанцией, ведь два вызова на себя были. Нам в ответ: поздно, двое не дождались Вас. Возвращайтесь на базу.
Позже в курилке, убрав автомобиль и пополнив запас медикаментов и инвентаря, узнал от коллег, что если бы мы приехали то спасти могли двоих, ребенка который задыхался и мужчину, с внезапной остановкой сердца.
Вот так.
А в дополнение просто скажу, на вызове, где бригаду СМП просят перед входом одеть бахилы, скорая помощь больному особо не нужна.


UPD от автора:

Пытался сформулировать мысль что часто бригады заняты не профильными делами и в этот момент пока бригада занята, кто то реально нуждается в помощи.
Жаль не получилось.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: