14

Джесс Буллингтон и его Братья. Ужас, тьма и мракобесие.

Джесс Буллингтон и его Братья. Ужас, тьма и мракобесие. Ужасы, Мистика, Книги, Длиннопост, Мнение, Черный юмор, Фэнтези, Средневековье

«В одном темном-темном городе есть темная-темная комната. В темной-темной комнате есть темный-темный стол. На темном-темном столе лежит темная-темная рукопись. Эту темную-темную историю написал темный-темный писатель в жанре темного-темного фэнтези».


Волна популярности жанра темного фэнтези захлестывает прилавки книжных магазинов и умы читателей. Гранды жанра, такие как Глен Кук,Джо Аберкромби, да даже польский пан Сапковский с его Геральтом будоражат умы сотен тысяч почитателей жанра по всему миру. Ведь что может быть лучше сказки, которая разворачивается не в волшебном и радужном мире, а злом и коварном? Где герои ходят по лезвию ножа и читатель, вместе с героем, противостоит вселенскому злу и учится понимать, что абсолютного добра нет, а зло бывает меньшим и большим? Именно такие произведения формируют мировоззрение читателей и позволяют погрузиться в сказку без розовых очков, сказку весьма реальную, и от этого еще более интересную.

В такую «сказку» нас погружает Джесс Буллингтон с его книгой «Печальная история братьев Гроссбарт». В самом начале книги автор пишет, что сия история является следствием анализа и систематизации огромного количества исторических книг. И он не врет! Действительно история о Гроссбартах является собирательным образом того времени, эдакий сборник баек о жизни в 14-15 веках. Здесь байки о происхождении чумы, ведьмах, мантихорах тесно сплетены с грязью на улицах, нищетой в городах и разгулом церкви. Все это в купе рисует не романтизированную в 21 веке картину средневековья, а реальный, жестокий и враждебный мир, где каждый человек прячет нож в рукаве.

Но при более детальном анализе выясняется, что эта ужасная и жуткая по своей отвратительности история мало кого обрадует и увлечет в повествование. Высоко оцененная западными критиками матершина и пахабщина, грязь и черный юмор смотрится…неудачно. Образом жизни главных героев, а именно попойками и драками, впечатлить русскоязычного читателя сложновато, а страшными и мерзкими сценами с участием демонов и их отродий, увы, получится только оттолкнуть. И если первая глава хоть как-то красиво, в стиле Тарантино, подает насилие, то далее следует повествование 5-ти летнего школьника, который решил что материться это круто.

Единственная идея повествования, которая интересно и забавно раскрывается – это приверженность братьев Богоматери. Эта линия отчетливо показывает, что любой страшный поступок в своей жизни, совершенный во имя божества, можно простить, и никакая совесть и общественное порицание тебя не коснется. А при должной сноровке можно и окружающих убедить в своей правоте.

В целом, произведение вышло по канонам жанра, но только сильный желудком и нервами человек сможет увидеть развязку этой истории. История средневековья, история фанатизма, история человеческой жестокости сможет найти своих читателей, но место в сердце и на полке вряд ли займет.

Найдены дубликаты

+2

Да там вообще пиздец. Всю книгу, на каждой странице кто-то или бухает, или блюет, или обмочился/срет. Про единчтвенную наличествубщуб сцену секса я даже говорить не буду.

Я в шоке как подобное издали у нас. Ни за что не поверю, что переводчики не понимали что за жесть тут творится.

Братьям невозможно сопереживать. Ну никак. У этих ребят ноль харизмы, даже отрицательной.

раскрыть ветку 1
-1
Ну зато реализм)
и в ведьмаке 3 есть отсылка )
0

Купил на днях, еще не открывал. Стоит ли?

раскрыть ветку 2
0
Не открывай ,я открыл и закрыл ...
-1
Зря купил ) на один раз )
Похожие посты
29

Кракен

Кракен Грусть, Ужасы, Детство, Литература, Семья, Хоррор стори, Мистика, Психология, Длиннопост

Не успела мама выйти за порог, как пиратские корабли заполонили воды зальной комнаты, и раскладному линкору пришлось в одиночку отражать их атаки. К счастью, линкором управляла храбрейшая в мире игрушечная команда под предводительством Героического Капитана, так же известного как Масик, но никто не смел его так называть вслух, кроме старшего Помощника Капитана.


Время было раннее, воскресное, и, насколько Капитан мог помнить, старший Помощник обещала помочь бороться с пиратами "хоть целый день", но внезапным донесением была вызвана на Большую землю. Капитан упрямо сидел за штурвалом корабля и молча смотрел в бескрайний горизонт, пока мама спешно сушила волосы, красила ногти и надевала свой выходной костюм. Он не посмотрел в её сторону даже когда она пообещала "вернуться как только сможет". А на: "Ты уже взрослый, Масик, не заигрывайся и покушай. Обед на столе, и, на всякий случай, ужин в холодильнике" - Капитан лишь демонстративно стал рассматривать содержимое сундука с сокровищами, по большей части чтобы скрыть подкатившие слёзы.


Капитан знал, что Помощник нарушила морской кодекс, чего никогда не делала раньше, и наказание за это самое суровое, но фактически она была незаменима на корабле. Поэтому вместо неё он отправил на корм акулам Второго Помощника Зайку, сбросив его за борт, от чего получил некое подобие злого удовлетворения. Дальше была битва с пиратами, втройне отчаянней и тяжелее от того факта, что оба помощника отсутствовали. Но в ходе неё Капитан хотя бы на время забыл о том, что был сегодня в первый раз тяжело предан. Или это был первый раз когда он понял, что его предали?


Время перевалило за полдень, и Капитан вдруг осознал, что ужасно голоден — битва была "воистину" изматывающей. Мама всегда улыбалась, когда он использовал такие взрослые слова, как "воистину", "отнюдь" и "парламентёры", хоть чаще и не к месту. Но сейчас некому было улыбнуться его кажущейся взрослости, как некому было позвать его коронным "Капитан Мася, кушать!" Обычно оставшегося одного Капитана к трапезе сопровождал Второй Помощник. Не потому что путь до кухни долог и полон опасностей, но просто... просто... ну а вдруг Капитану нужно будет срочно надиктовать послание на линкор или запись в судовой журнал, а писать умеет пока только Помощник. Так что заткнитесь, ему вовсе не страшно!


Конечно, он отправил Второго Помощника прогуляться по доске ещё до боя, но кажется, что он всё ещё может слышать слабые крики о помощи за бортом. Хвала богам, Зайка не утонул, и его можно великодушно простить! Но когда Капитан глянул за борт в том месте, куда он со злости швырнул игрушку, то ничего не нашел. Та же ситуация с других бортов и вокруг корабля насколько хватает глаз. Но ведь голос откуда-то доносится, а, значит, остаётся лишь одно место — под самим линкором.


Но что Зайка может там делать, если только... Нет, этого не может быть! Пираты, осознав своё бессилие перед непобедимым Героическим Капитаном, пошли на самый низкий поступок в своём арсенале. Они выпустили Кракена! Именно так поступили пираты в том старом фильме, который Капитан случайно посмотрел в долгие часы ожидания матери с работы.


Кракен — это что-то состоящее из щупалец, жадно отбирающих у тебя всё, что ты ценишь больше всего, оно огромное, но всегда невидимое целиком, предпочитающее подкрадываться незаметно среди тёмных вод. И сейчас оно прячется под днищем линкора, держа в заложниках одного из самых ценных членов экипажа! Всё ради того, чтобы добраться до самого Капитана. Воистину, коварству пиратов нет предела, но надо что-то предпринимать. Трюмы с провизией пусты, команде и, что самое ужасное, Капитану грозит голодная смерть.


Стали тянуть жребий чтобы выбрать парламентёра, который отплывёт подальше от корабля и отвлечёт на себя Кракена. Именно в этом задача парламентёров, раз они всегда погибают в фильмах, ведь так? Жребий пал на плюшевую черепаху, ведь из-за медлительности от неё всегда было мало проку на корабле. Капитан закинул игрушку в дальний угол комнаты и стал ждать, не отрывая от неё взгляда, готовясь чуть что прыгнуть в шлюпку. Черепаха изо всех сил пыталась привлечь к себе внимание Кракена, но ничего не происходило. План не сработал.


Капитан стал разрабатывать новый план, а попутно поискал в сундуке что-нибудь хотя бы отдалённо напоминающее еду, ведь он не ел со вчерашнего вечера. О завтраке он матери соврал. Когда же он разочарованный снова посмотрел в угол, где плавала Черепаха, той не оказалось на месте. Но ведь прошло так мало времени, неужели Кракен успел схватить и её? Или она обиделась и уплыла, ведь в жеребьёвке не участвовал только сам Капитан. Но разве он может участвовать? А что если жребий падёт на него, он тоже должен будет добровольно отправиться в пасть монстра? Капитан вопросительно посмотрел в пустые глаза оставшейся команды, и никто не отвёл взора.


Но так нечестно! Он здесь Капитан, и он всё решает! Без него они всего лишь игрушки, а линкор — просто разложенный диван, на котором они с мамой спят. И океан — это зальная комната, вон окно, за которым уже слегка начало темнеть, вон там висит телевизор. И коридор всего лишь коридор, а не полный рифов залив, между которыми не проходит линкор. Но темнота под диваном всё ещё темнота, и с каждым часом она становится гуще, заражая собой углы комнаты и почти весь коридор. И в этой темноте всё ещё прячется Кракен, сколько не говори ему, что ты больше не играешь.


Посмотреть бы телевизор, но как назло пульт лежит слишком далеко, а все книжки с картинками в шкафу в коридоре. Где его экстренный сотовый телефон одному лишь шкафу с игрушками известно. Поэтому до прихода мамы Капитану остаётся лишь сидеть наедине со своими мыслями, каждая из которых хуже предыдущей. А что, если это Кракен позвонил маме и выманил её из квартиры? Что если она никогда не вернётся за ним, или вернётся, но будет уже слишком поздно, и его заберёт бабушка, которая не умеет играть и совершенно очевидно не любит его? Что если монстр схватил маму и теперь мучает её? Или она всегда была его заложницей, работала на него, и потому допоздна оставалась на работе?


Прошло много часов и в квартире почти совсем стемнело, прежде чем до смерти напуганный ребёнок, боящийся показать спину собственным игрушкам или слишком близко подползти к краю дивана, услышал как открывается входная дверь. Несмотря на облегчение, он не бросился навстречу матери, даже когда в коридоре зажегся свет. Вдруг Кракен только того и ждёт? Героический Капитан должен быть умнее. Вскоре слегка растрёпанная и рассеянная мать вошла в зал и со словами "Чего в темноте сидишь?", бросила свою сумку на журнальный столик. Затем она пошла в кухню, забыв включить свет в зале. Оттуда донеслось: "Масик, ты почему совсем ничего не ел?" — таким усталым и раздраженным тоном, который едва ли может предвещать что-то хорошее. Мать вернулась в комнату и вопросительно уставилась на сына, сидящего на диване. В темноте макияж на её лице казался слегка смазанным.


Мгновение мать с укором смотрела на сына ожидая, видимо напрасно, каких-то объяснений. Но из её сумки донёсся звонок сотового телефона, и она решила сперва узнать кто звонит. Достав телефон, она глянула на дисплей и лукаво улыбнулась, шутливо закатив глаза, словно говоря "И пяти минут не прошло". Капитан тоже разглядел дисплей, и даже если большие тексты он осилить не мог, но слово "Крамцов" он разобрать мог. Мгновенное озарение настигло Капитана, страшная догадка о том, что должно произойти. Вернулись линкор, океан, пираты и страшная судьба, постигшая Второго Помощника Зайку. Какой уважающий себя монстр будет называться своим настоящим именем? Он придумает что-то достаточно похожее, но "завуалированное". Как во фразе "завуалированная угроза".

Капитан уже начал свой предупреждающий вопль, когда Старший Помощник ответила на звонок, и в этот момент из-под дивана выстрелило огромное серое-чёрное щупальце, обвившись вокруг её ноги. На лице матери появилось умоляющее выражение, а глаза уставшие и печальные встретились со взглядом сына.


А потом мама рухнула на пол и почти мгновенно исчезла под днищем линкора. Капитан с ужасом глядел, как аккуратно наманикюренные пальцы одной руки из последних сил, неестественно скрючиваясь, держатся за поверхность дивана. А потом и они безвольно расслабились и пропали в темноте. Ребёнок ладонями зажал себе уши, чтобы не слушать доносящиеся из-под дивана влажные звуки и стоны, переходящие в крики, которые, казалось, не закончатся. А когда всё, наконец, стихло, Героический Капитан снова остался один на один с мёртвыми глазами команды, которой больше не доверяет, посреди океана, полного опасностей.

Показать полностью
69

Моя новая работа

У вас когда-нибудь было ощущение, что человек, стоящий перед вами, и не человек вовсе? Вроде обычный парень, ничем не выделющийся среди прочих, за одним исключением: мутные, стеклянные глаза.



Я очень рад, если ты, дорогой читатель, не лешился работы в период пандемии. К сожалению, мне не так повезло, как тебе. Я сидел без работы вот уже несколько месяцев, мои денежные запасы подходили к концу, а хедхантер раз за разом отказывался показывать мое резюме работодателям. Казалось бы, у меня есть стаж и навык, но глупые алгоритмы сайта никак не выдавали мне нужную вакансию.


Совсем отчаявшись, я снова закурил. Удивительно, как никотин систематизирует мысли в голове. И плевать на те страшные последствия, что так упорно печатают на каждой пачке сигарет. Спросите любого курильщика, останавливают ли его картинки мертвого ребенка или сгнившей глотки, ответ будет отрицательным.


О чем это я? Ах да, сентябрь подходил к концу, как и деньги на счету, поэтому мне было уже все равно, за какую работу взяться. Словно услышав меня, вселенная послала мне звонок на мобильный:

- привет.

- привет, Ром.

- мне стало известно, что ты теперь маргинал безработный. Я бы мог вечно глумиться над этим, однако не буду. Ты же знаешь, что я работаю в типографии? Так вот, у нас появилась вакансия, опыт не требуется.

- Да, работа мне и правда нужна, но идти в типографию? Я ж ничего не знаю

- это не твой профиль, но я тебя всему научу, будешь помогать мне. По зарплате не обидят. Условия вообще отличные, за исключением парочки вещей. Если интересно, приходи в понедельник, адрес скину позже.

- а что за парочка вещей?

- да там ничего страшного, узнаешь все потом.

- хорошо, спасибо тебе, я подумаю.

- не раздумывай долго, кроме тебя есть и другие.

- дай мне время до завтра, окей?

- окей. Давай тогда, не буду тебя отвлекать.

- пока.


Это был странный разговор. Особенно его причина. Видишь ли, я никому не говорил, что нуждаюсь в работе, поэтому и помощи ждать со стороны было... странно.


Погрузившись в раздумья, я вышел на балкон и закурил.

"Да, работа мне и правда нужна, но идти в типографию?" - повторил я свои же слова. А почему бы и нет? Если не понравится, всегда могу уйти. Да и изучу что-то новое.


В понедельник я стоял на проходной и ждал Рому. Как на зло, шел дождь, а привычки брать с собой зонт у меня не было. Стараясь спрятаться от холодных капель, которые, словно специально, целились мне прямо за шиворот, я встал у самых ворот, где козырек худо бедно спасал от непогоды.

В сообщении с адресом, мой будущий коллега попросил прийти ровно в восемь утра. К сожалению или к счастью, я пришел заранее. Мне не хотелось опаздывать на собеседование, ведь это выставило бы меня не с лучшей стороны.


Увидев Рому, я махнул ему рукой в знак приветствия, на что, как мне показалось, он состроил гримасу, полную непонимания и ужаса. Первый звоночек.

Ох, надо было мне обратить внимание на этот звоночек.


- здарова!

- привет. У меня к тебе просьба, не маши рукой, хорошо?

- эм?

- просто не надо, тебя могут неправильно понять.

- ладно, хорошо. Какие ещё есть правила?

- это хороший вопрос. Я бы даже сказал отличный. Пойдем, познакомлю тебя с начальником цеха.


Пройдя проходную, моему взору открылся завод. Вот самый типичный завод, который только можно представить, когда слышишь слово "завод". Рабочие загружают контейнеры, погрузчики рассекают лужи, офисные работники стоят у окон и машут рукой. Чему машут? Черт знает. Рома просил не делать так, поэтому я просто проигнорировал этот жест и поспешил за другом в одно из зданий.


Процедура оформления заключалась в заполнении анкеты, первичном инструктаже и чтению памятки новому сотруднику. На ней я и хочу заострить внимание:


"Памятка новым сотрудникам типографии.

Мы рады, что вы решили устроиться именно к нам!

Вот несколько правил, следуя которым вы всегда будете в безопасности:

1. Принимая смену, убедитесь, что уходящие сотрудники покинули цех.

2. Не выходите на смену позже 8:10 утра и вечера. Даже если ваш непосредственный начальник лично сказал вам, что вы можете опоздать, не опаздывайте.

3. В цеху нет станка FROJ-2. Такого станка вообще не существует.

4. Если кто-то говорит вам, что ему требуется помощь со станком FROJ-2, скажите, что сейчас подойдёте и попросите сотрудника подождать. Помните о пункте 3.

5. В цеху не бывает тихо. Если вам кажется, что звуки приглушены или стало заметно тише, то вам не кажется. Упритесь глазами в монитор своего станка и не отводите взгляда, как бы сильно вам этого не хотелось.

6. На ночных сменах включайте свет в помещении, в которое собираетесь входить.


Если вы курите, то настоятельно рекомендуем вам бросать. Если же это невозможно по каким-либо причинам, ознакомьтесь со следующими правилами:

7. В вашей пачке должно быть минимум две сигареты.

8. Исходя из предыдущего пункта, поделитесь сигаретой с любым, кто этого попросит. Вы не должны говорить "у меня последняя". Всегда смотрите просящему в глаза, пока он сам не отведет взгляд.

9. Помните, на территории предприятия оборудованы камеры видеонаблюдения. За ними ВСЕГДА кто-то наблюдает.

10. Выходя курить, не смотрите в окна зданий. Даже если вам кажется, что кто-то машет вам рукой. Поверьте на слово, это не приветственный жест.

11. На ночных сменах, пока вы идете до курилки, смотрите только перед собой. Особенно если на периферии вашего зрения вы заметите движение. Не ускоряйте шаг, ведите себя естественно и помните о пункте 7.

12. Не выбрасывайте стаканчики в мусорку в курилке.


Эти простые правила помогут вам избежать большинства проблем, однако не гарантируют полную безопасность. Не бойтесь спросить мастера, если вам что-то непонятно, все дополнительные инструкции вы можете получить у него же.

Несоблюдение правил может привести к непредвиденным последствиям.

Кроме пункта 12."


Я несколько раз прочитал памятку. У меня было лишь два вопроса:

Почему у станка такое глупое название?

Какого вообще хрена здесь происходит?


Цитирую вам слова Романа, который дал мне ответ на второй вопрос: "Просто. Следуй. Правилам."


Я вспомнил тех приветливых сотрудников, что махали мне из окна и, клянусь, муражки начали бегать по спине.


Мне стало страшно. А кому не станет? Первая моя мысль была смыться отсюда как можно скорее, но Рома меня переубедил.


"Если ты будешь следовать правилам, с тобой ничего не случится. Я работаю здесь уже 4 года и, как видишь, все ещё жив и здоров. За эти маааленькие нюансы платят большие деньги, такие, что ты не заработал бы на своей предыдущей должности."


В общем да, дорогой читатель, я остался из-за денег. Проработав неделю, я перестал пугаться каждого шороха или силуэта. В целом, ничего не происходило, все было в точности так, как написано в памятке, поэтому первым делом я выучил ее наизусть. Я сказал в целом, потому что в некоторых моментах, что-то да происходило.


Во-первых, мне постоянно казалось, что за моей спиной кто-то стоит. С этим ощущением можно свыкнуться, что я и сделал. Во-вторых, я перестал доверять своему слуху, потому что гул машин то усиливался, то стихал почти полностью. В такие моменты мне ничего не оставалось, кроме как пялиться в монитор. А моменты, когда кто-то подходит с просьбой о помощи со станком FROJ-2 даже стали казаться смешными.


Парень в курилке представился Дмитрием и протянул мне руку для рукопожатия. Я подал руку в ответ, обычное знакомство с новыми лицами, ведь проработав здесь всего неделю, всех своих коллег я и не знал. Подняв взгляд, я замер. У вас когда-нибудь было ощущение, что человек, стоящий перед вами, и не человек вовсе? Вроде обычный парень, ничем не выделющийся среди прочих, за одним исключением: мутные, стеклянные глаза.


"Я Дмитрий, поделишься сигаретой?"

Показать полностью
58

Привет Пикабу от Lesser Evil Games

Привет Пикабу от Lesser Evil Games RPG, Ужасы, Компьютерные игры, Средневековье, Палач, Пытки, Казнь, Видео, Длиннопост

Привет Пикабу!

Мы небольшая инди-студия Lesser Evil Game, Вы никогда не задумывались, как ощущали себя средневековые палачи? Есть огромное количество статей на темы пыток, казней, жизни в те временна, но никто никогда и не думал о самом палаче.

Так родился наш проект The Executioner, где мы решили дать возможность игрокам ощутить на себе, те страдания, которые испытывает человек, которому приходится пытать и убивать людей, иногда даже невиновных.


The Executioner – это игра, которая сочетает в себе элементы хоррора, традиционной RPG с расследованиями, исследованием мира и принятием решений с моральным подтекстом. Интерфейс игры преимущественно текстовый.  Теперь Вы принимаете на себя роль средневекового палача, который зарабатывает на жизнь казнями и пытками людей. Вас ждет увлекательная история в мрачной атмосфере мира, полного моральных противоречий.

Назревает революция. Выступите ли вы на стороне монархии и традиционных устоев, или встанете на баррикады во имя прогресса? Поддержите новорожденную науку или пойдете по пути мистика? Привыкните вы к творимому вами насилию или постараетесь сохранить остатки человечности? Решение за вами. Последствия — тоже.


Вам предстоит не только каждый день совершать тяжелый моральный выбор, но и сохранить собственный рассудок.  но вашей основной задачей будет добиться признания от тех, кого вам предстоит казнить. Сюжет наполнен кровавыми и тяжелыми событиями. Здесь монстр не прячется за вашей спиной. Вы и есть монстр — если таков ваш выбор.


В общем, так наша игра вышла в 2019, а месяц назад мы вышли на Nintendo Switch. До сегодняшнего дня мы особо не заморачивались не с рекламой не с маркетингом, а просто делали игру, а теперь, да-да, спустя год, мы решили заявить о себе. А как известно, лучший способ заявить о себе- это разыграть саму игру)


И так, в чем смысл конкурса, если его можно так назвать? Мы решили выпустить цикл статей посвященных средневековым пыткам объединив их с материалами по нашей игре. В каждой из них будет спрятан ключ от Steam или Nintendo версии игры. Мы пока не решили, сколько именно ключей подарим, но пока выходят статьи и мы не заявили о том что закончили конкурс, ключи можно искать. Не пропустите следующую статью в ней уже будет ключ на Steam)

А вот и сам трейлер игры

Показать полностью 1
175

Не только NOS4A2: еще 8 книг Джо Хилла, которые напугают вас до смерти

Недавно на полках российских книжных магазинов появится сборник рассказов Джо Хилла «Полный газ», куда помимо одноименной новеллы, созданной в соавторстве со Стивеном Кингом, вошли еще двенадцать рассказов и повестей писателя. За свои произведения Хилл удостоился множества престижных премий, многие его работы экранизируются и сегодня он по праву считается одним из самых успешных современных авторов хорроров. В честь выхода на русском сборника, мы подготовили перевод статьи BBC America о произведениях Джо Хилла, на которые стоит обратить внимание в первую очередь.

Не только NOS4A2: еще 8 книг Джо Хилла, которые напугают вас до смерти Длиннопост, Что почитать?, Ужасы, Книги, Литература, Комиксы, Подборка

«Призраки ХХ века» (2005)

Дебютная книга мастера мистического жанра включает в себя 18 захватывающих рассказов. В их числе и новелла «Лучшие новые ужасы», удостоенная престижной премии British Fantasy Awards в номинации «рассказ». Это история редактора Энди Кэрролла, вынужденного посвятить жизнь созданию антологии ужастиков. Увы, с каждым годом присланные тексты разочаровывают его все больше, а некогда любимая профессия не приносит ничего кроме перманентного раздражения. Все меняет одно письмо: загадочный и отвратительный сюжет о Пуговичном мальчике заставляет Кэрролла забыть об усталости и депрессии и отправиться на поиски неизвестного автора.

«Коробка в форме сердца» (2007)

Едва успев появиться в магазинах, первый полноценный роман Джо Хилла сразу завоевал признание широкой аудитории и даже попал на восьмую строчку престижного рейтинга бестселлеров New York Times. Кроме того, «Коробка в форме сердца» принесла Хиллу еще и премию Брэма Стокера, а первые экземпляры книги были распроданы буквально спустя несколько часов после официального релиза.

В центре сюжета — история стареющего рокера Джуда Койна, чьим единственным развлечением на пенсии становится собирательство странных и пугающих вещей. Жемчужиной своей коллекции Джуд считает новоприобретенный костюм покойника, где якобы обитает призрак. Впрочем, довольно скоро становится понятно, что приведение — вовсе не плод воспаленной фантазии рокера, а вполне реальный монстр, встреча с которым не сулит ничего хорошего. Стремясь избавить себя от присутствия гостя с того света, Джуд и его подружка берутся за опасное расследование: тайны прошлой жизни духа помогут справиться с ним. Захватывающий сюжет, неожиданные повороты и самая непредсказуемая развязка — все это о романе Джо Хилла «Коробка в форме сердца». Рекомендуем читать его в дневное время.

Не только NOS4A2: еще 8 книг Джо Хилла, которые напугают вас до смерти Длиннопост, Что почитать?, Ужасы, Книги, Литература, Комиксы, Подборка

«Рога» (2010)

Этот фэнтезийный роман повествует о двадцатилетнем парне по имени Иг Перриш. Тот, проснувшись однажды утром, обнаруживает у себя на лбу самые настоящие рога. Вместе с дьявольским атрибутом у Ига появляются еще и сверхъестественные способности: одним своим присутствием юноша вынуждает людей выкладывать ему самые грязные и страшные тайны. Теперь Игу предстоит как-то уживаться с новым и не слишком желанным даром, а заодно попробовать наконец разобраться с убийством собственной девушки, в котором все подозревают его самого.

К слову, в 2014 году книга Хилла была экранизирована, а главную роль в ленте исполнил Дэниел Рэдклифф. Киноадаптация получилась настолько удачной, что вполне может потягаться в популярности с первоисточником.

«Человек солнечные часы» (2010)

Чтобы немного отвлечься от прозы, поговорим о стихотворении Хилла. По его собственным словам, Хилл редактировал и переписывал его в течении целых десяти лет. Более того, писатель высказывал мнение, что у этого текста есть неплохой потенциал, чтобы стать полноценной книгой, однако, так и не воплотил свой замысел в жизнь. На наш взгляд, человек, с легкостью перемещающийся по времени, а кроме того, воскресший из мертвых — отлично подходит на роль центрального персонажа жуткой сказки.

«В высокой траве» (2012)

Эту повесть, ставшую впоследствии основой для одноименного фильма от Netflix, Джо Хилл создал вместе со своим отцом –— культовым писателем Стивеном Кингом. Изначально текст был представлен читателям в двух частях в журнале Esquire. Мастерам хоррора удалось превратить самое обычное кукурузное поле в штате Канзас в жуткий Бермудский треугольник, заложниками которого по случайному стечению обстоятельств оказываются центральные персонажи.

Совместную работу с Кингом сам Хилл описывал так: «Представьте себе, что герой знаменитого мультфильма, Хитрый Койот, получает запечатанную коробку. Раскрыв ее, обнаруживает, что на дне лежит ракета. Койот поджигает странный подарок и немедленно взмывает вверх. Теперь его жизнь висит буквально на волоске и зависит от какой-то пылающей штуковины, которая вот-вот взорвется. Я написал с отцом две истории и каждый раз во время работы чувствовал себя Хитрым Койотом».

Не только NOS4A2: еще 8 книг Джо Хилла, которые напугают вас до смерти Длиннопост, Что почитать?, Ужасы, Книги, Литература, Комиксы, Подборка

«Пожарный» (2016)

Четвертое крупное произведение Джо Хилла посвящено постапокалиптическому миру. Смертельный грибок стремительно поражает все население планеты, и теперь гибель цивилизации — исключительно вопрос времени. Писатель не раз сравнивал свою книгу с «Противостоянием» отца — произведение Кинга речь также посвящено масштабной пандемии и считается своеобразным предсказанием нынешней вспышки Covid-19.

«Ключи Локков» (2008-2013)

Популярная серия комиксов Джо Хилла и Габриэля Родригеса «Ключи Локков» включает в себя более сорока выпусков и рассказывает историю семейства, поселившегося в странном и пугающем Доме ключей, который служит еще и порталом в другое измерение. Графический роман несколько раз был удостоен награды British Fantasy Awards, а также престижной премии Айснера. Кроме того, в 2020 году «Ключи Локков» экранизировал Netflix — главные роли исполнили Эмилия Джонс и Коннор Джессап.

Не только NOS4A2: еще 8 книг Джо Хилла, которые напугают вас до смерти Длиннопост, Что почитать?, Ужасы, Книги, Литература, Комиксы, Подборка

«Полный газ» (2019)

Самый свежий сборник писателя, состоящий из 13 историй, увидел свет только в прошлом году. В рассказе «Полный газ», чье имя и носит книга, написанном в соавторстве со Стивеном Кингом, речь пойдет о дальнобойщике-призраке, который преследует в пустыне байкеров, другой же, «Фавн», повествует об охотниках, оказавшихся в зачарованном мире. В своих новых текстах Хилл исследует закоулки человеческого подсознания и психики.

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 3
132

У моей дочери есть тревожащий и смертельный талант

Следующая часть истории Кэти выйдет уже завтра, а сегодня мы хотим попробовать формат коротких историй.

Мы уже собрали небольшую подборку ужасов, триллеров и мистики, длиной до 500 слов, надеемся вам понравится =)

Оригинал (с) lifeisstrangemetoo

~

Пять слов. Такие невинные, и все же из-за них все рухнуло.

– Папа, смотри, как я могу!

Я с улыбкой обернулся посмотреть на новый фокус моей дочери. Улыбку стерло с моего лица, стоило мне его увидеть. Сердце остановилось, кровь застыла в жилах – тревожное напоминание о прошлом.

Я схватил ее за плечи и тряхнул сильнее, чем следовало. Заставил ее поклясться, что она никому не расскажет о том, на что способна. Много раз. Под конец ее лицо уродливо исказилось от слез, из носа текло. Но она обещала.

Я всегда знал, что это еще не конец. Я знал, что должен сделать. Подсыпать ей снотворного в напиток и накрыть лицо подушкой, как я сделал однажды с ее матерью. Но я не мог заставить себя. Я так сильно любил ее, даже больше, чем когда-то свою жену.

Но когда она подросла и с каждым днем все больше стала походить на мать, я понял, что это только вопрос времени.

Я до сих пор помню ночь, когда жена мне все рассказала. Ночь нашей пятой годовщины. Она купила мой любимый виски, приготовила нам несколько сочных толстых бифштексов и усадила меня за обеденный стол. Наш маленький сын крепко спал в своей комнате.

– Я должна сказать тебе кое-что важное, – сказала она.

От ее тона у меня побежали мурашки по спине.

– Я беременна.

Дыхание перехватило от радости, я улыбнулся. Но она не ответила на улыбку.

– Я не понимаю, – сказал я, затаив дыхание. – Разве это не прекрасная новость?

Губы ее сжались в тонкую линию.

– Это девочка. Я это чувствую.

Я ждал, что она объяснит в чем проблема, но вместо этого она начала нести какую-то чушь.

– Девочки в моей семье… – Она на мгновение запнулась. – У нас у всех есть особые… способности.

Я покачал головой.

– Эм, ладно? – сказал я с вопросительной интонацией. – И в чем они заключаются?

Моя жена нахмурилась.

– Будет лучше, если я покажу.

Она схватила со стола нож для стейка. И прежде, чем я успел ее остановить, яростно полоснула себя по запястью. Я бросился к ней, с грохотом опрокинув стул. Схватил ее за руку. Но то, что предстало перед моими глазами, не имело никакого смысла. Ее плоть была рассечена до кости, но кровь не текла.

– Она не потечет, пока я не разрешу, – сказала она.

И вот тогда-то и появилась кровь. Она струилась вниз по руке, потом вверх, складываясь в причудливую форму. Кровавый сгусток отделился и поплыл вверх, рисуя парящее в воздухе лицо. Лицо моей жены. А потом по спирали вниз, как в воронку, втянулся обратно в ее рассеченную руку. Плоть снова сплелась воедино.

В тот вечер я не притронулся к ужину.

Во всем, что случилось после, был виноват только я. Но в свою защиту скажу, что я чувствовал, что мое доверие было обмануто. Я не знал, к кому обратиться. Слабый и уставший от жизни, я сошелся с другой женщиной. Конечно, все тайное рано или поздно становится явным.

Когда я вернулся домой в тот день, моя жена сидела на одном из деревянных стульев из столовой. Она передвинула его на середину гостиной, так что, когда я вошел, сразу наткнулся на ее взгляд. Наша маленькая дочь тихонько посапывала в своей комнате. Я слышал, как сын смотрит мультики в своей комнате. Когда я посмотрел в глаза моей жены, я понял, что она все знает.

Она встала. У меня кровь застыла в жилах. Потом я понял, что это был не просто озноб – моя кровь действительно густела и застывала. Жена медленно подошла ко мне.

– Я могу заморозить тебя изнутри, – сказала она. – Лопнуть все кровеносные сосуды в твоем теле. Могу сварить тебя живьем. Могу заставить тебя истекать кровью из глаз, ушей и каждой поры. И в следующий раз я так и сделаю.

Мое сердце остановилось, и я без сознания рухнул на пол. К тому времени, как я очнулся, жена уже нашла мою любовницу и сделала с ней то, чем угрожала мне. После этого мы постоянно ссорились, и моя жена начала терять контроль. Моя мать умерла от кровоизлияния в мозг. Сестра – от желудочного кровотечения.

Она никогда не признавалась в этом, но я знал, что это ее рук дело. У меня не было выбора, я должен был убить ее.

И вот теперь я задавался вопросом, должен ли я убить и свою дочь тоже. Сердце сжалось от чувства вины, когда я вспомнил, как много лет назад она впервые показала мне свой фокус... Я знал, что мог бы тогда остановить все это подушкой и какими-нибудь таблетками, как однажды сделал с женой.

Она сказала, что это был несчастный случай. А может, так оно и было. Но когда я смотрел на тело моего сына, покрытое кровью, хлынувшей из каждой его поры, мне было все равно.


***

Дзен

Показать полностью
67

Мы не должны были выжить

Витя устало сел в кресло, чуть скрипнувшее колёсиками по ламинату. Обвёл взглядом комнату, особенно внимательно осмотрелся за спиной. Дверь прикрыта, а в коридоре есть освещение. Единственное место, которое его очень тревожило — дальний угол, в районе кровати. Туда не доставал свет от лампы и тени язвительно качались, прячась за шторами. Тянулись к изголовью, стараясь залезть под свисающую простынь.

Хотелось спать, но мучительно болевшая голова не давала этого сделать. Последняя неделя вся как в тумане, постоянный недосып плюс депрессия и возникшие проблемы в жизни — и он с трудом может вспомнить во сколько сегодня проснулся и что делал.


Но сейчас необходимо сосредоточиться, как раз и нужное время настало. Пощёлкал мышью и зашёл в скайп. Выбрал нужный контакт, добавил ещё один и нажал на телефонную трубку.


Яна отозвалась быстро, словно сидела и ждала звонка. Хотя, может так оно и было. На экране монитора отобразилась девушка лет двадцати пяти. Красные уставшие глаза и всклокоченные волосы, которые она безуспешно пыталась пригладить, навели Витю на мысли, что не он один плохо спит последние недели. Больше разглядеть ничего не было возможно — ни комнату, ни окружающую обстановку, казалось лицо Яны и тело по плечи просто плавают в темноте.


— И что такого ты хотел рассказать? — нахмурилась девушка, даже не поздоровавшись. Снова пригладила непослушные волосы. — Не самое лучшее время для разговоров.

— Погоди, сейчас..., — пробормотал Витя. — Сейчас Кирилл ещё должен присоединиться.


Друг не спешил отвечать. Яна стала грызть ногти и немного отклонилась назад. Теперь даже лицо стало еле видимым, остальное поглотила тьма. Через несколько томительных секунд Кирилл всё же соизволил появиться.


— Привет, Вить, — безрадостно сказал старый друг. За его спиной под плохим освещением стал заметен бедный интерьер комнаты. Шкаф, неубранная постель и стоявший рядом стул с висящими джинсами — вот и всё, что Витя разглядел. На самого Кирилла он старался не смотреть. Друг махнул головой Яне, поджав губы.

— Привет..., — Яна неловко улыбнулась. Приблизилась к камере, догадавшись, что её стало плохо слышно. — Извини, что не перезвонила... дела.

— Да, понимаю, — тот пожевал губу. Нахмурил брови. — Я всё понимаю... и навещать тоже меня не стОит, не достоин я этого.

Яна вздохнула.

— Кирилл, не начинай пожалуйста... Мы обсуждали уже...

— Погодите ребята, — пробормотал забытый Витя. Сказал погромче, видя, что его вообще не слушают. — Ребят!

— Ты камеру включать будешь? — спросила Яна, мгновенно переключаясь с начинающейся ссоры.— Не очень удобно общаться с чёрным экраном.

— Хорошо, — не стал спорить Витя. — Сейчас...

Потёр глаза и посмотрел вначале на неё, а затем мельком на Кирилла.

— Выглядишь хреново, — тот не стал обманывать. — Дружище.


Последнее слово было произнесено с понятным ему намёком, намёком на то, что они в последнее время разобщились, давно не виделись, перестали быть лучшими друзьями, но Витя смолчал. Лишь медленно кивнул, соглашаясь со словами о своём виде.


— Итак, — Яна скрестила руки на груди, словно ограждаясь от того, о чём хотел поговорить Витя. Словно уже заранее знала, про что пойдёт речь. — Зачем ты нас вот так собрал? Если хотел просто пообщаться, то мог позвонить каждому.

— А нам разве не надо ничего обсудить? — немного резко спросил Витя.

Неожидавшая такого тона Яна на несколько секунд замолчала. Кирилл лишь хмыкнул, насмешливо поглядывая на них.

— Ты ещё обвинениями будешь сыпать?! — пришла в себя девушка. — Совсем ошалел?

Витя понял, что перегнул палку. Срываться на друзьях это не то, что хотелось делать сейчас.


— Извини... сам не знаю, что на меня нашло..., — он сконфуженно скривился. — Просто мы давно не общались... с того раза...

Девушка тоже сникла, передёрнула плечами, словно вспомнив что-то нехорошее.

— Да, — произнёс Кирилл. — Есть такое. Не звоним, не пишем. Забываем друзей.

Витя постарался пропустить это мимо ушей. Он и сам прекрасно знал в чём виноват.

— Яна права, — Кирилл шумно отпил воды из стакана. — Говори, зачем звал.

Витя не стал долго разглагольствовать. Он предчувствовал реакцию и поэтому решил задать этот вопрос сразу.

— Какие вам снятся сны?

Как он и ожидал — Яна, хмурясь, придвинулась ближе к монитору и даже Кирилл поменялся в лице.


— Извини, что? — девушка приподняла брови. — Ты реально позвонил нам для обсуждения снов?

— Пожалуйста, ответь, — Витя потёр подбородок. — Это важно.

— Я сейчас отключусь, — отрезала Яна. — Мне расхотелось говорить.

Кирилл хранил молчание.

— Ты можешь ответить? — продолжал настаивать Витя.

— Нет! — взвизгнула девушка. Она снова окунулась в темноту, отодвинувшись от монитора.

— Кошмары... — Кирилл исподлобья посмотрел на друзей. — Я думаю, что нам всем снятся кошмары.


В глазах Вити мелькнул затаённый страх. Яна принялась снова приглаживать волосы, словно это единственное, что сейчас её волновало. В полутьме даже такие простые действия выглядели неприятно — казалось отрубленная голова пялится в монитор, стараясь уложить непослушные пряди.


— Он прав? — Витя оглянулся, рассматривая свою комнату. Дверь так же прикрыта, из-под небольшой щели выбивается свет. Всё хорошо.

— Скажи вначале ты, — боязливо пробормотала Яна.

— Мне снится Игорь... как он выглядел после аварии, — Витя потёр раскалывающиеся вискИ. На мгновение замолчал, к чему-то прислушиваясь. Затем продолжил. — И не только снится... мне кажется он появляется каждую ночь... стоит у изголовья, когда я закрою глаза, прячется за шторами, ходит по кухне, поджидает в темноте. Чтобы утянуть за собой, забрать в небытие. Укоряет меня, говорит, что я слишком легко отделался.

— Мы не должны были выжить, — голос Яны изменился, стал хриплым. Она откашлялась, вытирая рот ладонью. Витя заметил маленький красный развод, оставшийся на руке. — Мне он постоянно говорит эту фразу. Я, ты, Кирилл — мы должны были тогда погибнуть, шанса выжить практически не было.

— Практически не было, — повторил Витя. — Мы везунчики, что тут сказать.

Кирилл заливисто расхохотался.


— Ахаха! Ну ты и сказанул, — снова отхлебнул воды, чуть не поперхнувшись. — Хорошее подобрал слово — везунчики.

— Я почти не сплю, так урываю по паре часов днём, — ни к кому не обращаясь продолжил Витя.— Но так долго продолжаться не может. Я чувствую, что почти на грани... Ощущаю всякое... голоса, зовущие меня по имени. Когда дремлю, то сквозь веки вижу смутные силуэты, толпящиеся вокруг... А ты, Ян?

— Прошлой ночью он чуть не задушил меня, — всхлипнула девушка. Всё, что она держала в себе, вылилось в торопливо сказанных словах. — Было как при сонном параличе, я не могла пошевелиться... а Игорь возник из неоткуда, словно выполз из-под кровати. Шипел, что скоро мы все встретимся, осталось совсем немного, — она быстро взглянула на Витю. — И то, что вина лежит на тебе...

— В смысле? За рулём был он, — Витя непонимающе смотрел на друзей. — Вы же сами помните!

— Ты был рядом, — парировала Яна. Хотела сказать ещё что-то, но смолчала.

— И что? Мне надо было хвататься за руль? — Витя ожидал всего, но не того, что его будут обвинять в случившемся.

— Может быть..., — пробормотала еле слышно Яна.

— А может тебе стоило тоже подумать, прежде чем лезть в машину?! — он скривился от собственного громкого голоса. — Ты ведь прекрасно видела, что Игорь нетрезвый.

— Это мягко сказано, — влез Кирилл. — На ногах он держался так себе...

— Мы все сели к нему в тачку. Так что не надо перекладывать лишь на меня вину.

— Ты мог его переубедить, — опять Кирилл. Витя помотал головой, разгоняя сонливость. — Игорь бы тебя послушался. Вы с ним были... как одно целое.

— А какие кошмары у тебя? — обратилась к Кириллу Яна. — Ты единственный не рассказал.

— У меня они немного другие...

Девушка осеклась, пристыженно глядя на него.


— Не позновато ли друзья-приятели мы начали этот разговор? — Кирилл не смотрел в камеру, барабаня по столу пальцами. — Таким темпом может и про меня вспомните через пару месяцев. Да, Ян?

— Пожалуйста..., — прошептала она. — Ты сам знаешь... и я, и Витя...если что-то понадобится, мы приедем.

Кирилл ухмыльнулся и отъехал от стола.

— Очень заметно, как вы навещали меня... друзья.


Витя не хотел, но глаза сами уставились на инвалидную коляску. Раньше он старался не обращать внимания на неё и это удавалось из-за того, что Кирилл сидел очень близко к монитору. Сейчас же, когда парень отодвинулся, всё стало слишком заметно.


— Красота, да? — усмешка не сходила с лица Кирилла. Поскрипывая колёсиками он проехался по пустой комнате и вернулся обратно.

На глаза Яны навернулись слёзы.

— Не вини нас, — Витя, как мог, отводил глаза. Не желал видеть своего приятеля таким... злым и, одновременно, беспомощным. — Так могло произойти с любым из нас.

— Но произошло со мной! Не с тобой, не с ней, — Кирилл нервно замахал руками. Хрипло продолжил, еле сдерживаясь, чтобы не перейти на крик. — А со мной, жалкие вы куски дерьма. И что я вижу - одна меня тут же бросает, а лучший друг перестаёт общаться. Все заняты своими проблемами.

Витя пристыженно молчал, он ещё перед разговором догадывался, что Кирилл припомнит им их поведение.


— Из-за этого я стал инвалидом! Понимаете?! Из-за сраного Игоря! Вы отделались ушибами, а мне досталась самая вишенка! — продолжал говорить Кирилл, не замечая ничего. Наконец опустошённо замолчал. — Может и правда лучше, если бы мы действительно там сдохли, разбившись на дороге...

— Не говори так, — Витя не знал, куда деть глаза. Теперь его собственные проблемы казались не такими серьёзными. Плюс голова всё сильнее болела. — Мне так жаль.

— Если бы он вывернул руль в другую сторону, то на таком вот замечательном агрегате сейчас рассекала бы Яна, — Кирилл снова улыбнулся. Только улыбка получилась немного страшной, уголок правой губы съехал вниз, делая его похожим на сумасшедшего.

— Витя мог его остановить, — повторила Яна из своей темноты. Теперь было сложно даже рассмотреть её лицо, так... смутный контур.

— Почему ты заладила это говорить?

— Зачем ты ДЕЙСТВИТЕЛЬНО позвал нас? — продолжала Яна. Голос опять стал хрипящим.

— Чувствует вину, — Кирилл не дал Вите ответить. — Разве не ясно? Пытается переложить всё дерьмо на плечи... Игоря.

— Потому что он вёз нас тогда! — зарычал парень. Шум в ушах усилился и он раздражённо помотал головой, пытаясь от него избавиться. — Мне нужно, чтобы вы выслушали меня, чтобы мы вместе, как всегда делали раньше, решили эту проблему! Мне нужны вы!

— Ты до сих пор убеждён в своей полной непричастности, это сильно въелось в тебя, — голос Яны прозвучал совсем рядом, но лицо так и осталось во тьме.

— Не понимаю, — он испуганно заозирался, покрутил громкость на колонках, стараясь понять в чём фокус, произошедший со звуком.

— Никакого Игоря не было, — вкрадчивый шёпот Кирилла в другое ухо, словно он находился в паре сантиметрах от Вити. — Ты его выдумал, убрать с себя ответственность за содеянное.

— Нет..., — он с ужасом смотрел, как тьма из камеры Яны медленно перетекает в комнату Кирилла. Расползается по стенам, приближаясь к другу.

— Ты выпил... очень сильно... и решил, что до дома совсем недалеко... а мы согласились с тобой...,— теперь Кирилла тоже не было видно совсем, остался лишь его грустный голос. — Да, мы тоже виноваты, но.. мы уже умерли, а вот ты остался.

— Не может такого быть. Я не верю! Нас спасли, отец Яны помог... лишь Игоря не удалось откачать, тело слишком сильно повредилось при ударе.

— Ты сам начинаешь уже осознавать, что это неправда, — сказала Яна. — Из-за тебя мы погибли и ты придумал для своего успокоения, что всё закончилось хорошо. Почти все живы, почти все здоровы.

С камеры, поверх монитора, начала стекать чёрная жижа, но Витя остался сидеть на месте.


В голове мелькали обрывки воспоминаний — он смеётся над друзьями, которые боятся лезть в автомобиль, стрелка спидометра всё больше, но он лишь прибавляет скорость... Резкий, бьющий по ушам, визг тормозов, машину крутит, почти невозможно удержать руль, громкий вопль Яны... тишина... лишь кровь течёт по лицу, почти так же, как сейчас чёрная жижа по монитору... он скрипя зубами поворачивает голову и видит Яну — всклокоченные волосы закрыли лицо, кажется словно девушка в обмороке... но шея, неестественно вывернутая в сторону, заставляет содрогнуться. Кирилл выглядит ещё хуже — переломанные руки и ноги, превратили его в какую-то страшную игрушку, лишь похожую на человека. Безжизненные зрачки смотрят прямо Вите в глаза, но он не может оторваться. Лишь запоздало пришедшая боль, наконец-то, лишает его чувств.


— Мне очень жаль...— Чернота вылилась через экран сильным потоком, поглощая стол, и громадной волной ринулась на Витю...



* * *

Его резко вырвало из забытья. Словно мгновенно окатили холодной водой с головы до ног. Витя попытался пошевелиться, но ничего не вышло. Ещё пара безуспешных телодвижений также ни к чему не привели.

— Очнулся, значит..., — хриплый голос где-то справа.


Витя скосил глаза, силясь хоть что-то рассмотреть. Зацепил белёсое пятно на краю зрения, которое, после произнесённых слов, быстро зашевелилось, увеличилось в размерах. Непонятная белая фигура растеклась, стала более расплывчатой, отлетев от него на пару метров. Витя попробовал открыть рот, но даже такое простое движение было ему не под силам.

Пятно вернулось. Приблизилось к нему. Фигура обретала объёмность, с каждой секундой всё больше походя на человека.


— Узнаёшь меня? — голос одновременно был знаком, и не знаком. Голова начинала болеть, когда Витя попытался вспомнить.

Человек наклонился. Стал виден больничный халат и уставшее лицо мужчины лет пятидесяти. Он смахнул пот со лба и уставился на Витю злыми, но замученными глазами.

Понимание окатило второй волной тело парня. Зрачки расширились.


— Узнал..., — удовлетворительно прошептал мужчина. — Михаил Александрович, отец Яны... Мы пока что одни, но скоро набегут другие врачи, так что я потороплюсь. Чудесно, просто несказанно повезло, что ты вышел из комы в мою смену... Я столько потратил на тебя сил, даже не представляешь — хотя вначале думал просто задушить за то, что ты натворил. Ты же всё помнишь, ведь так?! Жалкий кусок дерьма, уговорил Яну и Кирилла, что всё будет в порядке, что тут недалеко... и остался жив! Вот, что меня больше всего взбесило! Машина всмятку, хорошие люди погибли, а ты... живой... и почти здоровый. Пострадал совсем немножко.

Витя силился произнести хоть слово, пошевелить хотя бы пальцем.

— Начинаешь осознавать? Тебя выволокли буквально с того света, но вот мозг принимать бразды правления над телом уже отказался...

Мужчина через силу улыбнулся, прислушиваясь к шуму снаружи.


— Может действительно есть какая-то высшая кара, хотя... я ни во что давно уже не верю... Столько чудовищно неправильного творится вокруг, что скорее всего это просто случайность, практически невозможная, но тем не менее... я рад, что она случилась с тобой. Наслаждайся полученной жизнью. А я постараюсь продлить её как можно дольше.


Он почти ласково вытер слезинку, одиноко вытекшую из глаза Вити. Зрачки парня бешено крутились. Мужчина практически ощущал ужас, слышал безмолвные вопли, разносившиеся по комнате.

Улыбнулся и вышел, прикрыв дверь.

Показать полностью
910

Современные классики фантастики и фэнтези

Когда относительно любого направления искусства мы говорим «классика», обычно имеется в виду нечто, созданное довольно давно. Именно классическому искусству противостоит современное. Но когда речь о динамично развивающихся жанрах фантастики и фэнтези, ситуация обстоит немного иначе.

Мы решили рассказать вам о нескольких современных авторах, которых уже можно отнести к классикам жанров — и по влиянию на них и по уровню известности. Эти авторы и по сей день продолжают творить и радовать читателей новыми историями.

Нил Стивенсон

Современные классики фантастики и фэнтези Книги, Фэнтези, Фантастика, Что почитать?, Длиннопост, Лонгриды, Подборка

Нил Стивенсон ворвался в литературный мир с «Лавиной» и буквально открыл киберпанк второе дыхание. Хотя дебютный роман автора вышел за восемь лет до этого, в 1984 году, он остался практически незамеченным. Потом был еще «Зодиак: эко-триллер», который сделал писателю имя. Но «Лавина» стала культовой книгой, а ее автор — звездой фантастики.

Чистому «киберпанку» в культуре не удалось просуществовать долго, его эпоха пришлась на конец 80-х. В последнем десятилетии ХХ века общественность решила, что он утратил актуальность. Нил Стивенсон, в свою очередь, в 1992 году выпускает книгу, которая сочетает в себе неоновые огни огромных городов, высокие технологии и власть корпораций, но выкидывает из уравнения дух бунтарства, который был важной составляющей жанра. Это становится важным этапом переосмысления для киберпанка, а для других творцов — знаком того, что в этом направлении можно создать еще много интересного и актуального. Таким образом история вируса из «Лавины», который через цифровую реальность может убить человека, возвещает наступление эпохи посткиберпанка.

А Нил Стивенсон уже мчится на всех парах дальше в будущее, к нанотехнологиям, выпуская роман «Алмазный век». Сюжет разворачивается вокруг простой девочки Нелл, к которой случайно попадает интерактивный учебник для воспитания аристократок. А различия между «высшим обществом» и остальным человечеством в мире «Алмазного века» очень велики. Эта работа автора сразу после выхода встретила противоречивый прием, но со временем тоже вступила в права «легендарной». И заодно принесла Стивенсону премии «Хьюго» и «Локус».

Получать награды Нил Стивенсон продолжил и в 2000-х годах, преимущественно за научную фантастику. Например, роман «Анафем» о планете будущего, где ученые представляют собой религиозный орден, или роман-катастрофу «Семиевие» о гибели и возрождении земной цивилизации. Автор осмысленно пробует себя в разных направлениях жанра, где может найтись применение его пытливому и «техническому» складу ума. Работы Стивенсона ценят во многом именно за то, как увлекательно и понятно он описывает научные допущения, на которых строятся его сюжеты. Он достоверен в своих прогнозах и фантастика, которая выходит из-под пера Стивенсона, действительно интеллектуальна. И это делает ее еще более захватывающей. Вот-вот на русском выйдет роман писателя «Падение, или Додж в Аду», вышедший в 2019 году. Там он возвращается к любимой теме виртуальной реальности, рассматривая ее под новым, неожиданным углом.

Ким Стэнли Робинсон

Современные классики фантастики и фэнтези Книги, Фэнтези, Фантастика, Что почитать?, Длиннопост, Лонгриды, Подборка

Пожалуй, самой узнаваемой работой в творчестве Робинсона является «Марсианская трилогия». Масштабная фантазия на тему многовековой колонизации Красной планеты, от первых робких шагов до настоящего космического будущего. Со всеми переворотами и драмами книги читаются, эти книги похожи на лучшие в мире учебники истории. Добавьте немного антикапиталистических настроений автора, предостережение о грядущих проблемах с экологией и ресурсами Земли, а также слухи, что романы написаны по заказу НАСА. Получится действительно уникальное явление в научной фантастике.

Робинсон в целом любит размах. Ему не обязательно выпускать объемные книги, чтобы охватить глобальные проблемы мира, возможно даже в нескольких эпохах. Именно так, например, он поступил при работе с романом в жанре альтернативной истории «Годы риса и соли». Он вышел в 2002 году, получив премию «Локус». Сюжет повествует о трех душах, которые перерождаются в веках, снова и снова встречаясь и наблюдая различные эпохи развития мира. Мира, каким мог бы быть наш с вами, если бы Европу почти полностью опустошила чума XIV века, а культурным центром человечества стали бы страны Востока.

«Аврора» — еще один космический роман, где Робинсон рассказывает историю векового полета к отдаленной планете, рассматривая под лупой общество, которое формируется на корабле за эти годы. В «Нью-Йорке 2140» автор рассказывает о будущем, где уровень мирового океана заметно поднялся, а жизнь осталась лишь на верхах высотных зданий и водном транспорте. А «Красная Луна» — одна из самых напряженных книг писателя за счет сюжета с оттенком политического триллера.

Робинсона всегда интересует социальная и социологическая составляющая. Общество — настоящий главный герой его книг. Робинсон рассказывает нам о проблемах, на которые давно пора обратить внимание: политические, экономические, экологические… Но в них нет поучений, автору просто нравится размышлять на эти темы, вертеть их так и эдак, демонстрировать читателю под разными углами. Это достаточно необычный, но при этом неожиданно богатый на результат подход к жанру фантастики. Ким Стэнли Робинсон — многократный обладатель «Хьюго», «Локуса», «Небьюлы», Британской премии научной фантастики и множества других наград.

Грег Бир

Современные классики фантастики и фэнтези Книги, Фэнтези, Фантастика, Что почитать?, Длиннопост, Лонгриды, Подборка

Первый рассказ Грега Бира увидел свет, когда автору было 16 лет. Оттуда до поста Грег президента Ассоциации научно-фантастических авторов Америки лежал долгий путь. Он значительно расширил горизонты жанра конца XX века. Еще в начале 90-х годов Бир затрагивал в своем творчестве множество тем, которые актуальны до сих пор. При этом для читателей фантастики того времени это было чем-то новым и удивительным. Развитие искусственного интеллекта, наноботы, коррекции личности и модификация тела...

Вместе с Нилом Стивенсоном и Кимом Стэнли Робинсоном, про которых мы говорили выше, Грега Бира считают одним из самых серьезных современных фантастов. Его книги отличаются одновременно очень смелым, но правдоподобным взглядом на будущее технологий и человечества. Свои миры этот автор строит со стремлением показать читателю нечто яркое и необычное, но в то же время он остается в рамках твердой научной фантастики. Кстати, опять же, как и Стивенсон с Робинсоном, Бир активно публикуется за пределами художественной литературы со статьями на самые разные темы. А ещё он выступал одним из основателей легендарного фестиваля San Diego Comic-Con.

Одной из наиболее выдающихся книг Бира считается «Королева ангелов», ее сюжет закручивается вокруг знаменитого поэта, который неожиданно для всех совершил массовое убийство и пустился в бега. В романе четыре различные сюжетные линии, причудливо переплетающиеся в поисках ответов на вопросы «зачем» и «почему», а также исследующие вопросы личности, границ этого понятия и чувства вины. Грег Бир много лет занимался изучением природы преступлений и правосудия будущего с этической и практической точек зрения. Чтобы осознать всю серьезность погружения: с этой темой он даже читал лекции в Академии ФБР! Так что, можно сказать, что автор написал «Преступление и наказание» в утопическом, казалось бы, обществе будущего.

Уильям Гибсон

Современные классики фантастики и фэнтези Книги, Фэнтези, Фантастика, Что почитать?, Длиннопост, Лонгриды, Подборка

Ну и, разумеется, куда мы без отца киберпанка? Великий и ужасный, Уильям Гибсон, автор «Нейроманта», создатель понятия «киберпространство», лауреат престижных премий «Хьюго», «Небьюла», а также премии Филипа К. Дика. Кстати, сам Гибсон к термину «киберпанк» относится критически, как и к любым лишним ярлыкам внутри научной фантастики. Жанр он рассматривает исключительно как инструмент, с помощью которого можно показывать драмы окружающего мира в непривычном свете, а также сказать некое новое слово литературе.

Погоня за этим «новым словом» заставила Гибсона в своем творчестве полностью пересмотреть формулу будущего, которой придерживалась научная фантастика того времени. Он не стал писать о космосе или роботах. Во главу угла встали компьютерные сети, биотехнологии и виртуальная реальность. Об этом сложно думать в 2020 году, но Гибсон придумал Интернет, когда это действительно было чем-то на грани фантастики.

Для писателя, работающего с 1977 года, у Гибсона не слишком много романов: три трилогии и несколько одиночных вещей. Зато каждая книга невероятно проработана и написана языком, который стилистически отточен до непревзойденного мастерства. В это Гибсон считается одним из лучших американских авторов нашего времени. В жанре фантастики он исследует социум, человеческую психологию и нередко обращается к философии.

Будучи знаменитым писателем, Гибсон пробовал себя в работе с кинематографом, графическими романами и даже поэзией. Также сейчас он работает над новыми книгами в жанре научной фантастики, но отходит от традиции киберпанка, изучая альтернативную историю и даже постапокалипсис. В то же время самым известным романом Гибсона остается дебютный «Нейромант», повествующий о судьбоносном деле высококлассного специалиста по взломам систем компьютерной безопасности по имени Кейс.

Лю Цысинь

Современные классики фантастики и фэнтези Книги, Фэнтези, Фантастика, Что почитать?, Длиннопост, Лонгриды, Подборка

Главное имя китайской фантастики и самый плодовитый писатель Поднебесной — Лю Цысинь. Он стал настоящим феноменом у себя на родине относительно недавно — в 2006-2010 годах, выпустив трилогию «Воспоминания о прошлом Земли». Основной аудиторией жанра фантастики в Китае считались школьники и студенты, то есть, авторы пытались ориентироваться на подростков. Лю Цысинь вышел за эти рамки, вызвав нешуточный интерес взрослых и образованных людей, интересующихся наукой. Об идеях трилогии шли массовые споры на форумах, на основе истории Лю Цысиня космолог и исследователь теории струн Ли Мяо выписал книгу «Физика "Задачи трех тел"».

Первая книга трилогии, «Задача трех тел», была переведена на английский спустя семь лет после выхода. И, как оказалось, на Западе творчество писателя тоже вызвало настоящий ажиотаж. Лю стал первым азиатским автором, получившим премию «Хьюго», о его романах тепло отзывались Барак Обама и Марк Цукерберг. Смесь лучших традиций фантастической литературы (писатель сам признается, что на него в значительной степени повлияли Артур Кларк и Джордж Оруэлл) и восточной экзотики стала для поклонников жанра глотком свежего воздуха. Тем более, Лю уделяет немало внимания истории своей страны, а в персонажах чувствуется особенная, непривычная философия. Из-за бешеной популярности «Задачу трех тел» будет экранизировать не одна, а две студии — сейчас по ней готовят сериал на Netflix, а китайская студия Yoozoo Pictures планирует выпустить собственную адаптацию.

Вслед за успехом «Воспоминаний о прошлом Земли» последовал интерес к другим работам Лю Цысиня. Сейчас на русский переведены условный приквел трилогии «Шаровая молния» и самостоятельное произведение «Эпоха сверхновой». Также появился спрос на китайскую фантастику как таковую, не только за авторством Лю. Сам писатель в целом связывает собственный успех с тем, что в стране растет интерес к науке. И у нового поколения китайских писателей-фантастов есть все основания оттачивать свои навыки: теперь за ними с интересом следят и Восток, и Запад.

Тэд Уильямс

Современные классики фантастики и фэнтези Книги, Фэнтези, Фантастика, Что почитать?, Длиннопост, Лонгриды, Подборка

Человек, без которого могло бы не случиться «Песни Льда и Пламени» — Тэд Уильямс. Автор эпической саги «Орден Манускрипта» существенно изменил вектор развития жанра фэнтези, сделав его более серьезным и мрачным, а также сделав акцент на политические интриги. Во времена вездесущей пост-толкинистики с однотипными расами, сюжетами и образами персонажей, Уильямс решает сделать… что-то свое. Достаточно классическое фэнтези, чтобы не шокировать читателя, но все-таки новое и своеобразное. Как и Толкин, Уильямс прорабатывает большой открытый мир, населенный разными народами, описывает их культуру и даже фольклор. И в итоге Уильямс оказался именно тем человеком, который вдохновил Джорджа Мартина на написание собственной эпопеи, продолжающей погружение жанра фэнтези в море крови.

«Орден Манускрипта», который начал выходить в 1988 году, оставался актуальным и любимым фанатами так долго, что, когда в 2010-х Уильямс решает вернуться в описанный там мир Светлого Арда, как будто не успело пройти почти тридцать лет. И хотя в своем творчестве писатель не ограничивался эпическим фэнтези, не остается сомнений, что именно для этого жанра он стал знаковой фигурой. Из трилогии «Последний король Светлого Арда» уже изданы первые две книги. Заключительный роман, «Дети навигатора» уже написан и до редактуры он является самым объемной автора, а также жанра эпического фэнтези в целом. Здесь Тэд Уильямс побил свой собственный рекорд. Прежде первое место занимал заключительный роман первой трилогии, «Башня Зеленого Ангела». Его объем составлял 520 000 слов, что примерно на 60 000 слов больше, чем во всем «Властелине колец».

Еще одна приятная черта творчества Уильямса — он действительно превосходно умеет работать с масштабными историями (и заканчивать их, что немаловажно!). Именно такого рода истории позволяют писателю создать ощущение полного погружения в выдуманный мир. Сюжеты новых фэнтези книг Уильямса стали еще серьезнее, теперь мы, например, сможем узнать, чего добивались главные злодеи. Жанр не переставал развиваться с тех пор, как был издан «Орден Манускрипта», и теперь Тэд Уильямс может пользоваться приемами «нового времени», не забывая поддерживать собственную неповторимую атмосферу.

Роберт Сильверберг

Современные классики фантастики и фэнтези Книги, Фэнтези, Фантастика, Что почитать?, Длиннопост, Лонгриды, Подборка

Роберт Сильверберг — автор невероятно разносторонний и плодовитый. У писателя было более десятка псевдонимов для публикаций в различных журналах, когда он пытался работать на широкую жанровую аудиторию в начале 1960-х. Но настоящую известность Сильвербергу принесла его научная фантастика. Именно здесь он проявил свой талант продумывать с одинаковой детализацией мир, сюжет и психологию персонажей. Автор создает серьезные и глубокие книги, которые получают многочисленные награды.

В 1969 его «Ночные крылья» получили премию «Хьюго» за лучшую повесть, а «Пассажиры» премию «Небьюла» за лучший рассказ. Двумя годами позже за роман «Время перемен» и рассказ «Добрые вести из Ватикана» он получает две премии «Небьюла», и они не станут последними в его карьере… В 2004 Американская Ассоциация Фантастов, подводя итоги минувшего века, присуждает Сильвербергу титул Великого Мастера (Grand Master).

Позднее творчество Сильверберга считается литературой высшего класса. Это не «автор одной книги», и в то же время в разных произведениях он сохраняет узнаваемый стиль. Также после 1980-х годов писатель снова расширяет для себя жанровый диапазон, выпуская, например, цикл о Маджипуре, который является космическим фэнтези. Маджипур — название планеты, на которой происходит действие, некогда она была колонизирована землянами, но контакт с Землей был утерян. Зато остались множество удивительных существ и магия. Не совсем то, чего ожидаешь от автора научной фантастики, не правда ли?

Стивен Эриксон

Современные классики фантастики и фэнтези Книги, Фэнтези, Фантастика, Что почитать?, Длиннопост, Лонгриды, Подборка

Стивен Эриксон пришел в литературу из археологии и стал одним из самых известных фэнтези-демиургов. Вместе с Ианом Эслемонтом (который, кстати, тоже получил археологическое образование) они разработали Малазан. Сначала он должен был стать миром для настольной ролевой игры, что объясняет необычайно богатое наполнение и детальную проработку. Позже соавторы попытались адаптировать Малазан для мира кино, написав сценарий, но успехом этот план не увенчался. Оказалось, этот тернистый путь вел Эриксона к тому, чтобы в 1999 году выпустить первый роман цикла «Малазанской империи» — «Сады Луны».

Надо сказать, что до этого Эриксон уже получил степень бакалавра изобразительных искусств, а также степень магистра в Iowa Writers' Workshop и успел выпустить несколько произведений в жанре исторической литературы. Но они не могли и близко сравниться с Малазаном. «Сады Луны» принесли Эриксону значительную известность, и в последующие годы они с Эслемонтом написали по своей вселенной более десятка книг, выбирая разных героев, сюжеты и исторические периоды.

Эриксон щедро применяет полученные при первом образовании и впоследствии академические знания, «вплавляя» в мир Малазана элементы культур, которые кажутся ему интересными. Таким образом этот сеттинг растет, делаясь все более яркой мозаикой из любопытных деталей и насыщенных событий. Цикл пользуется неугасающей любовью аудитории уже долгие годы, что делает Эриксона настоящим классиком жанра фэнтези.

Дэн Симмонс

Современные классики фантастики и фэнтези Книги, Фэнтези, Фантастика, Что почитать?, Длиннопост, Лонгриды, Подборка

Формулу успеха Дэна Симмонса сложно передать в паре предложений. На его счету два десятка книг в самых разных жанрах, от классической НФ до мистического триллера. Пожалуй, в первую очередь его узнают как создателя «Песен Гипериона» — интеллектуальной космооперы о Гробницах Времени и том, что кроется за пределами времени, собственно. Первая часть цикла, «Гиперион», вышедшая в 1989 году, получила «Локус», «Хьюго» и еще около десятка различных более локальных литературных премий.

Также в 2018 году на канале AMC вышел сериал по роману Симмонса «Террор». История на грани мистики, ужасов и исторической литературы рассказывает о судьбе экспедиции, застрявшей во льдах Арктики. Это своего рода перевал Дятлова середины XIX века, когда судьба потерянных людей долго оставалась загадкой и порождала множество историй. Сериал был успешен и должен быть продолжен в формате антологии, уже без прямого отношения к работам Симмонса.

В целом Дэна Симмонса можно назвать автором, у которого каждый любитель хорошей литературы, вполне возможно, найдет «что-то свое». Пишет автор действительно много и хорошо, что подтверждается объемной библиографией и впечатляющим списком премий.

Орсон Скотт Кард

Современные классики фантастики и фэнтези Книги, Фэнтези, Фантастика, Что почитать?, Длиннопост, Лонгриды, Подборка

Орсон Скотт Кард стал первым писателем, которому два года подряд удавалось завоевывать сразу две высшие награды фантастической литературы: «Хьюго» и «Небьюла». Не самое обычное, но очень впечатляющее достижение. Первая «двойка» была получена писателем в 1986 году за роман «Игра Эндера», а затем за его продолжение — «Голос тех, кого нет» в 1987. Причем — а это действительно редкий случай! — вторая книга единогласно признана превосходящей первую.

Сейчас вселенная Эндера насчитывает более десятка книг. Для истории, которая началась с переработки единственного рассказа, это довольно долгией путь. И хотя поздние книги Карда критика встречает не столь восторженно, как начало цикла, писатель продолжает добавлять своему миру глубину. Несмотря на то, что «Вселенная Эндера» — далеко не единственный цикл данного автора, он несомненно остается знаковым в его творчестве.

Для романа о становлении молодого героя, работа Орсона Скотта Карда отличается неожиданной серьезностью поднимаемых тем. Философской составляющей книги не уступает и динамическая… Несмотря на то, что у кинематографа конца 80-х не было возможности передать такой размах, история как будто просилась на экран. Оказалось, что нужно подождать всего пару десятков лет. В итоге писатель сам принимал участие в киноадаптации «Игры Эндера», выступив одним из сценаристов экранизации. Фильм вышел на экраны в 2013 году с участием Харрисона Форда и набирающего популярность юного актера Эйсы Баттерфилда.

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 9
289

Держитесь подальше от улицы, когда фонари начинают мерцать в ночи

Сегодня мы решили без объявления предложить вам смесь жанров триллера и хоррора. Мы хотим переводить те истории, которые будут вам интересны, поэтому попробуем разные жанры. Дайте знать в комментариях, если у вас есть пожелания =)

Эта история совсем свежая и практически 100% затравка на серию. Если автор продолжит развивать тему, а вам станет интересно узнать, что там будет дальше, мы продолжим перевод

Оригинал (с) likeeyedid (автору большое спасибо за разрешение)

Переводят все те же, все там же =)

Держитесь подальше от улицы, когда фонари начинают мерцать в ночи Мистика, Триллер, Ужасы, Reddit, Перевод, Длиннопост, Nosleep, Страшные истории, Перевел сам, Яндекс Дзен, Утопия

Я вырос в самом сердце Харви-Лейн. В большом доме с безупречно симметрично подстриженной лужайкой и идеально выкрашенными оконными рамами. Вы никогда не сможете представить себе людей настолько же предупредительных, как жители нашего города. Если в стене вашего дома начал шататься кирпичик, они сразу придут, и предложат помочь с починкой. Если ваша собака потеряется, весь район будет искать ее. А стоит вам простудиться, на пороге вашего дома, как по волшебству, возникнет сосед с дымящейся кастрюлей куриного супа.


Это сообщество наполнено добротой и сердечностью.

Так всегда говорит моя мать. В ее мире – нашем мире – не было таких слов, как злость и ненависть. Поледняя явно и вовсе не существует в Харвилле

Город кажется совершенным, но мне совершенно не нравится здесь жить. Я ненавижу его внешнее благополучие, потому что в глубине души понимаю, что люди не могут все время быть настолько счастливыми и дружелюбными. Я, например, точно знаю, что не могу. Больше не могу с тех пор, как отец оставил нас с матерью всего за день до моего 14-летия. Не попрощавшись и не объясняя причин. Мое последнее воспоминание о нем – большая ссора между ним и мамой. Я не знаю, о чем они говорили. Знаю только, что все, что мне от него осталось, – это грохот захлопнувшейся входной двери.

Я думала, что мама будет расстроена, но она улыбнулась как ни в чем ни бывало и сказала мне, что он сам виноват, что добровольно покинул самое прекрасное место на земле.

Ей не понадобилось много времени, чтобы утешиться, найти замену и снова выйти замуж. Дуг еще более восторженный человек, чем она, и поэтому желчь подкатывает к горлу каждый раз, когда мне приходится с ним общаться. Прошло уже два года, но я до сих пор не смог привыкнуть к присутствию Дуга. Вовсе не потому, что он плохо со мной обращался. Он постоянно ухмылялся и отпускал глупые шутки. Готовил и помогал мне с домашней работой. Внешне он был безупречен, но каждый раз, оказываясь с ним рядом, все мое существо вопило, что с ним что-то не так.

Признаюсь, в детстве я обожал свою жизнь на Харви-Лейн. Мама с папой водили меня на детскую площадку, и я играл там до тех пор, пока глаза не начинали слипаться, а ноги – болеть. Там я познакомился со своим лучшим другом Элиасом. Изогнутые брови всегда придавали ему немножко сумасшедший вид. Мне кажется, что, когда мы выросли, внутри нас вырос и гнев, которого нам так не хватало в этом месте. Но тогда мы еще с удовольствием играли весь день, пока мои родители сидели на траве с другими семьями, устраивали пикники и болтали о замечательной жизни в Харвилле.

Если бы вы просто взглянули на этих людей, то поняли бы, почему им так нравится быть здесь. В нашем маленьком городке не бывает никаких проблем. Здесь нет бедности, насилия, агрессии. Все организовано, так что вам не придется беспокоиться ни о чем, даже если вы одиноки. Может быть, никто никогда отсюда не уезжает потому, что все мы боимся тягот внешнего мира.

Конечно, это только видимость. В конце концов, никто же даже не думает поднимать публично тему об исчезновении детей. Сначала я был слишком мал, чтобы понять это. Но каждый год или около того по городку поползли слухи, что бесследно пропал очередной ребенок. Однажды я услышал, как папа говорил маме об опасностях Харви-Лейн, и почувствовал, как нарастает тревога.

– Подобное происходит повсюду, Маркус. Ты просто больше об этом тревожишься из-за разительного контраста с нашей жизнью. Легко расстроиться из-за чего-то, если знаешь только гармонию и мир, – мелодичным голосом щебетала мама.

– Легко расстроиться, если знаешь, что следующим может быть наш ребенок, – сурово отвечал мой отец.

В этот момент мама заметила, что я подслушиваю. Улыбка слетела с ее лица в мгновение ока. Больше в нашем доме никогда не обсуждали пропавших детей. Меня же просто разрывало от вопросов, и однажды ночью папа подошел ко мне, чтобы заверить, что я никогда не буду в опасности:

– Пока ты возвращаешься домой до того, как включатся уличные фонари, ты всегда будешь в безопасности со мной и мамой. Понял, дружок?

Он погладил меня по голове и через мгновение я уже забыл о темной стороне Харвилла.

***

Это было давно. Теперь я был уже далеко не в том возрасте, чтобы возвращаться до темноты, и я точно знал, что отец не будет ждать меня дома.

Если честно, я старался как можно больше времени проводить вне дома. Я уже не боялся, что кто-то или что-то, заставляющее детей исчезать, заберет и меня. Я был почти взрослым. Кроме того, Элиас считал, что эти дети и не пропадали. Они просто бежали из Харвилла, потому что больше не могли выносить этой утопии. Скорее видимой, чем материальной. В этом он не ошибался. Если бы не мой единственный друг, единственный циничный человек, которого я здесь нашел, я бы тоже давно сбежал. Но его присутствие помогло мне кое-как привыкнуть к простой жизни здесь. В конце концов, другой жизни я и не знал.

Все шло довольно хорошо, учитывая обстоятельства. Последнее исчезновение произошло несколько месяцев назад и, конечно, официально не случалось вообще.

Дилан Дулленс. 13-летний мальчик из одной из самых известных семей в округе. Дулленсы всегда были в гуще событий. Миссис Дулленс организует все ежегодные Рождественские праздники. Она где-то достает большую елку для центральной площади, руководит Комитетом по украшениям и водит по улицам колядующих. Мистер Дуллинс – глава Ассоциации Собственников. Он тот самый человек, к которому нужно обратиться, если ты хочешь хотя бы малейших изменений для города. И он всегда будет запрещать тебе это с самой дружелюбной улыбкой. У них есть еще четверо детей, и все они чрезвычайно популярные и пафосные. Когда Дилан внезапно перестал ходить в школу, всем сказали, что его отправили в престижную школу-интернат за океаном.

Мы все знали, что это ложь, но никто не возразил. Думаю, большинство родителей просто радовались, что это произошло не с их детьми.

После исчезновения Дилана дети больше не пропадали, и для Харвилла наступили благодатные времена. Проводилось еще больше фестивалей чем обычно, редкие улицы с разбитым асфальтом ускоренно чинили. Город выглядел лучше, чем когда-либо, а жители были так восторженны и счастливы, что хотелось выколоть себе глаза.

Я давно оставил попытки обсудить проблемы города с мамой или Дугом. У них всегда была куча причин, чтобы обосновать что угодно, и все, что они делали, – это пытались убедить меня вступить в какой-нибудь клуб, сходить на соседскую вечеринку или снова присоединиться к Скаутам. Я, с некоторых пор, перестал участвовать в любых клубах или событиях города и постарался дистанцироваться от отчима и матери настолько, насколько это было возможно.

***

Неведение блаженно только до тех пор, пока опасность не начнет наступать вам на пятки.

Все началось с мерцания уличного фонаря. Знаете, как бывает, когда свет вот-вот собирается погаснуть. Первый знак, что лампочка почти отслужила свое, и ее пора бы заменить.

Я шел по пустой улице к дому и, проходя мимо мерцающего фонаря, поднял голову, чтобы посмотреть, что с ним. Вокруг лампы кружились мелкие насекомые, привлеченные ярким светом, и вдруг он погас.

В этом не было ничего такого, разве что тут погас и второй фонарь дальше по улице. Я быстро обернулся и с облегчением увидел, что свет с другой стороны еще горит.

Я продолжал свой путь, преследуемый мерцанием фонарей. Каждого фонаря, мимо которого я проходил. В конце концов, я не выдержал и побежал. Прямо к пастельно-зеленой двери дома моего детства. Я взлетел на крыльцо, захлопнул за собой дверь и запер ее на все три замка. После того я осторожно выглянул в окно, и у меня перехватило дыхание, а сердце чуть не выпрыгивало из груди.

Улица погрузилась во тьму.

Я с трудом втянул воздух и попытался убедить себя, что это, должно быть, просто перебои с электричеством. Здесь такое частенько случается. Но стоило мне коснуться выключателя рядом с дверью, как прихожую залило ярким светом. Электричество не отключали.

– Что ты здесь делаешь?

Прозвучал грубый голос за моей спиной, и мое сердце пропустило удар.

– Дуг, какого хрена?! – крикнул я.

– Джуллиан, мальчик мой, ты же знаешь, что в этом доме не ругаются, – сказал он полуулыбнувшись.

– Почему ты стоял в темноте? – спросил я все еще дрожащим голосом.

– Тебя здесь сейчас не должно быть, Джуллиан. Ты ведь знаешь это, не так ли? – сказал он, подходя на шаг ближе ко мне.

Он выглядел и звучал дружелюбно, но вел себя еще более странно, чем обычно.

– Ни сейчас, ни тогда.

– Эммм, а где мама? – спросил я, не на шутку разнервничавшись.

– Сегодня вечером городское собрание. В последнее время дела в городе идут не особо хорошо. Ты разве не заметил, что болеет больше людей, чем обычно? А поля в этом году сушит засуха. Это, извини за прямоту, неоптимально.

Он был прав. За последние пару дней мне пришлось отнести суп нескольким разным соседям, несмотря на то, что люди в Харвилле почти никогда не болели.

– А ты почему не с ней? Ты же не пропускаешь собрания?

– У меня сегодня была другая задача.

Дуг смотрел на меня не отрываясь, пока говорил. Могу поклясться, что он даже не моргал. Мне было невероятно некомфортно находиться с ним дома наедине, но, к счастью, звонок в дверь спас меня. Пришел Элиас, решивший посмотреть вместе фильм, после того, как его продинамили со свиданием. Я никогда еще не был так счастлив видеть его.

Когда мы обернулись, Дуга уже не было.

***

Утром мы услышали новость. Джинни, девушка, живущая через три двери от нас, пропала. На этот раз обошлось без неправдоподобных причин. На этот раз все точно знали, что произошло что-то ужасное. Прямо перед крыльцом ее дома растеклась огромная лужа крови. Власти инициировали расследование, которое, естественно, ни к чему не привело. Люди скорбели, но делали это по-Харвилльски. Ее родители не проронили ни слезинки, никто не носил траур.

И все в городе шло хорошо и прекрасно. Даже лучше, чем обычно. В курином супе больше не было необходимости. Улицы блестели от чистоты, шелестела зеленая трава, погода радовала. Жизнь быстро вернулась к норме. Казалось, все забыли о Джинни. Но только не мы с Элиасом. Раньше мы думали, что теперь, когда мы стали старше, нам ничего не грозит. Но Джинни было уже 17 лет.

А меня еще больше запутывало то, что я был прямо там, на той улице в ночь, когда это произошло. Связано ли как-то это все с уличными фонарями?

***

На следующей неделе мы с Элиасом решили сделать то, чего еще никогда не делали. Мы пошли на городское собрание.

Оно начиналось в восемь вечера. Я знал, что мам и Дуг будут там, а с прошлой недели я как мог старался их избегать. Особенно после того, как увидел огромную сияющую улыбку на лице мамы, когда она небрежно упомянула исчезнувшую соседскую девочку, пока готовила яичницу на завтрак. Я мог бы поспорить, что ее глаз немного дернулся, когда она рассуждала, как сложно будет очистить кровь с дорожки, но на том все.

Мы подъехали к ратуше на велосипедах, но оставили их на дальней улице, чтоб никому не попались на глаза. На собрания не допускались дети младше 18 лет. Убедившись, что все уже внутри, мы вошли в холл.

Он был пуст. Все собрались в большом зале.

– Наверное, это плохая идея, – прошептал я.

– Тсссс.

Элиас подкрался к приоткрытой двери. Он махнул мне рукой, и я неохотно подошел.

– Они аплодируют, – прошептал Элиас, когда мы присели под дверью.

“Большое Харвилльское поздравление семье Мурри!”

Аплодисменты стали яростней, толпа ликовала. Мурри – фамилия родителей Джинни… Мистер Дулленс продолжил.

“Мы все безумно счастливы видеть вас частью нашего сообщества! Нам ли не знать, как почетно совершить жертвоприношение! Все наши семьи что-то отдали, чтобы все жители могли получить благодать. Именно так все и должно быть.”

Мое сердце бешено колотилось. Я хотел… нет, мне отчаянно нужно было узнать, что за сатанинские идеи они здесь проповедовали. Но после кратких аплодисментов собрание просто вернулось к стандартным вопросам, будто ничего и не произошло.

***

– Жертвоприношение!? Что за херня? – Элиас почти кричал на меня, когда мы вышли на улицу.

Я некоторое время молчал. Я уже давно знал, что с идеальной оболочкой Харвилла что-то не так. Просто не понимал, что все настолько плохо. Родители здесь отказываются от собственных детей - и ради чего? Хорошего района? Меня всего трясло.

– Той ночью... – пробормотал я. – Думаю, я должен был исчезнуть.

Я подумал о мерцании фонарей. Если бы оно так сильно не напугало меня, я бы не побежал домой. Как будто что-то так пыталось меня предупредить. Или кто-то.

– И, возможно, мой отец тоже ушел не по своей воле.


~

Дзен

Показать полностью
51

Чёрные перья

— Молодой человек, что вы мне суете? Не могу я это вам пробить, — полноватая женщина-кассир нервно поглядывала по сторонам. — Ни штрихкода, ни названия, ни автора. Перестаньте хулиганить.

— Она лежала у вас вон там, среди акционных книг, — терпеливо втолковывал ей молодой парень в пальто. — Я же не могу просто взять книгу и уйти?

На лице женщины появилось сомнение, все-таки просто так отпустить посетителя с неоплаченной книгой она тоже не могла. Но небольшой светло-коричневый томик был лишен каких бы то ни было опознавательных знаков, кроме небольшого оттиска на корешке — черного пера. Вся ситуация была сильно похожа на один из дурацких розыгрышей, которые теперь стало модно назвать “пранками”.

— Сами принесли, наверное, — буркнула она, пытаясь высмотреть среди немногочисленных покупателей второго шутника, снимающего все на телефон. — Она даже не открывается, что я с ней сделаю?

Ни старичок-завсегдатай, ни молодая девушка возле стеллажа с учебными пособиями, ни прилично одетый мужчина у полки с фантастикой на участников розыгрыша не походили, но это кассира не успокаивало.

— Ну… — парень неуверенно замялся и неохотно предложил, — может, ее на склад тогда? Разберетесь потом?

— Не надо мне ничего на склад! Еще чего, незнакомые вещи на склад носить! Забирайте и уносите, молодой человек, пока я охрану не вызвала, — кассир окончательно убедилась, что посетитель задумал что-то недоброе. — Знаю я эти ваши шуточки! Я ее на склад унесу, а она там чернилами все забрызгает! Или вообще загорится!

— Да вы что! — искренне возмутился парень, но женщина уже не хотела ничего слушать.

А он не очень-то хотел убеждать.

Провожаемый возмущенными возгласами кассира озадаченный посетитель вышел из книжного магазинчика. Промозглый осенний ветер скользнул под не застёгнутое пальто, но молодой человек не заметил этого, все его внимание поглотила книга.

Небольшой светло-коричневый томик был странно податливым, нежным на ощупь, но, тем не менее, явно кожаным. Мягкий переплет покрылся морщинами, закругленные уголки прогнулись внутрь, кант местами был помят, но не поврежден. Обрез был неровным, будто книгу делал кто-то не очень опытный, и тоже казался странно мягким на ощупь, словно страницы были сделаны из такой же кожи, но необычайно тонкой выделки. Парень давно уже привык причислять себя к странноватой когорте библиофилов, и многое знал о книгах, но ни разу не встречал упоминаний об использовании кожи для страниц. Разве что в совсем уж давние времена, но тогда книга вряд ли так хорошо сохранилась бы, да и не выглядела бы так аккуратно.

И она определенно отказывалась открываться. Не поддавалась ни осторожным попыткам разжать книжный блок в каком-либо месте, ни более уверенным нажатиям на мягкий кант. Сильно тянуть молодой человек опасался, не желая повредить тонкой выделки кожу.

Он бездумно зашагал домой, продолжая крутить в руках неожиданную находку и не замечая холодных пальцев осеннего ветра под одеждой. Бродя по книжным магазинам, лавкам и развалам своего города, парень, конечно, лелеял наивную надежду совершенно случайно наткнуться на что-то редкое и интересное. Например, найти книгу с любопытным автографом, какие-то необычное издание или просто старинный томик, который хозяева откопали в бабушкином сундуке и решили сбыть вместо того, чтобы просто выбросить. Но найти что-то подобное в обычном книжном магазине среди крикливых обложек книг с желтыми акционными ценниками он никак не ожидал. Чья-то забывчивость? Глупая шутка, как подумала женщина на кассе?

Дома парень первым делом полез на форумы библиофилов и другие сайты околокнижной тематики, где сидел по большей части в ридонли. Реакция была ожидаемой: все воспринимали осторожное описание и даже фотографии странной книги, как забавный или глупый розыгрыш. Было несколько советов по работе с древними кожаными страницами, но их дали, скорее, для проформы. Книга вовсе не выглядела такой уж древней.

Разочарованно закинув бесполезную находку в книжный шкаф, молодой человек несколько минут сидел перед монитором, собираясь с силами. Кроме любви к книгам, которую он не очень любил афишировать, чтобы не подвергаться насмешкам за старомодное и не особенно популярное хобби, у него была еще одно, еще более тайное увлечение.

Он сам писал книгу.

Точнее, он очень хотел ее написать. На компьютере даже хранилось несколько глав этой книги, и она обещала быть замечательной. Если бы не одно но: все написанные главы были созданы больше двух лет назад, и с тех пор текст не увеличился ни на строчку. Бесчисленное количество раз парень сидел вот так же перед монитором, собираясь с силами, чтобы потом, вздохнув и покачав головой, открыть браузер или запустить игру. А то и просто выключить компьютер.

Так же произошло и теперь. Разочарование в находке, которая поначалу казалась интригующей и таинственной, а оказалась скучной и бесполезной, портило настроение. В теле угнездилась слабость, стылая погода и свинцовое небо нагоняли тоску. А может быть, это все служило лишь оправданиями, а на самом деле он был просто еще одним из несметного количества бесталанных писак, и книжонка его была дрянной и никому не нужной. Но, в отличие от многих других, он это понимал, и продолжать это глупое занятие не хотел.

Помучившись несколько минут подобными сомнениями, молодой человек с раздражением ткнул в кнопку на системном блоке и ушел на кухню под негромкие звуки завершения работы компьютера. Ужин показался ему пресным и безвкусным, читать не хотелось, да и вообще делать что-либо тоже не было никакого желания. Рухнув на кровать, парень апатично смотрел на книжный шкаф, в котором ютилась небогатая коллекция купленных им книг. Большая часть из них казались сейчас не такими интересными как когда-то. А теперь там же лежала дурацкая кожаная подделка. Пожалуй, подумалось ему, стоит выбросить половину макулатуры из этого шкафа. Отнести куда-нибудь, или просто сложить стопкой возле мусорки, пусть кто хочет забирает. А кожаное недоразумение будет вишенкой на этом торте.

Сон пришел как облегчение, на время, освободив его от осенней хандры.

* * *

А во сне была книга.

Только теперь это была Книга, ведь каждый, кто хоть немного знаком с ними, знает, что есть книги и Книги. Ты открываешь книгу и читаешь ее, а потом закрываешь, иногда даже не дочитав, и забываешь навсегда. Но с Книгами все иначе, это они открывают тебя, они читают тебя вслух, и ты сам не понимаешь, откуда взялось в тебе то, что ты слышишь.

Эта Книга лежала на большом старомодном письменном столе, а рядом, словно часовые, возвышались по обеим сторонам кожаного переплета поблескивающие канделябры с толстыми желтоватыми свечами. Свечи горели ровным неярким пламенем, отбрасывая теплый овал света на кожу обложки и темное дерево книжного стола, бросали мягкие блики на корешки других книг (или Книг?), что стояли на полках вокруг.

Света было слишком мало, но молодому человеку вдруг показалось, что в темноте за этими полками стоят еще десятки, а может и сотни таких же, полок, шкафов и всевозможных стеллажей. Заполненные такими же корешками, или ожидающие, когда кто-то их заполнит.

Впрочем, эта мысль лишь мимолетно скользнула в его сознании, потому что все его внимание поглотила Книга. Он несмело зашагал к столу мимо еле заметных в сумраке корешков на полках вокруг. Все за пределами скудного света свечей тонуло во тьме, и парень даже не знал, где он: в огромной зале, пещере или просто в каком-то неведомом мире, где есть только письменный стол, Книга, горящие свечи и бесконечные полки с неведомыми томами.

Да это и не играло теперь никакой роли.

Подойдя ближе к столу, молодой человек обнаружил, что неподалеку от него, в сумраке у полок, стоит стул с высокой резной спинкой, а Книга — не единственный предмет на столе, как ему показалось поначалу. Чуть в стороне, вне яркого светового овала, стоял деревянный стаканчик с настоящими писчими перьями, только, почему-то, черного цвета, Рядом со стаканчиком поблескивал тонкий перочинный нож. Там же была небольшая керамическая чернильница немного необычной формы — воронкообразное углубление в верхней части было необычно широким, шире, чем сосуд под ним.

Впрочем, странной форма чернильницы могла бы показаться разве что стороннему наблюдателю, а сам сновидец воспринимает все необычное, как должное. Так и парень, с интересом осмотрев стоявшие на столе предметы, неторопливо пододвинул к нему стул и сел перед Книгой.

Он чувствовал необъяснимую правильность. Все было так, как и должно быть. Вот в этой Книге, этим самыми перьями, чернилами из этой чернильницы и будет написана его история. И она будет именно такой, как он хотел: немного печальной, немного забавной, зовущей и щемяще ласковой, но в то же время сильной и твердой. Парень ласково погладил кожаную обложку Книги, потянули мягкий кант.

Безрезультатно.

Наверное, он должен был испытывать разочарование, но в душе царило умиротворение. Пальцы снова ласково скользнули по нежной коже, погладили оттиск в форме черного пера на корешке. Ни названия, ни автора, ни других меток. Поверхность Книги была теплой, наверное, нагрелась от близости к свечам.

Молодой человек нахмурился. Ему вдруг пришло в голову, что у Книги должно быть название. Именно поэтому она не открывается, решил он. Как же может открыться Книга, у которой нет названия? Ведь без него нет никакой определенности, что у нее внутри.

Он потянул одно из перьев из деревянного стаканчика и задумчиво посмотрел на закругленный кончик. Перо не было должным образом очинено, а молодой человек понятия не имел, как это делать, поэтому просто аккуратно окунул кончик пера в отверстие в центре воронки. Когда он вынул его на свет, кончик оставался таким же незапятнанным, как и раньше.

Чернильница была пуста.

Он удивленно заглянул в черный зрачок отверстия, чаша вдруг взвихрилась смерчем тьмы, стаей угольно черных птиц, мрак поглотил стол, свечи и полки с книгами.

И не стало ничего.


Продолжение в комментариях.

Показать полностью
35

Клэр Кэмерон «Последняя из древних»

Полагаю, у каждого читателя есть список того, что запланировано к прочтению прямо вот в ближайшее время. У меня он есть точно. Но сегодня я обновила в нем пункт первый, сместив прежнюю "хотелку" на "немного позже".

"Последняя из древних" - вот что теперь возглавляет список. Признаться, у меня слабость к художественным историям о первобытных людях. (Увы, их маловато, если порекомендуете что-то - буду благодарна!) Плюс, всегда с интересом читаю новости о расшифровке генома неандертальцев, что делает сейчас немецкий университет. А еще я большой поклонник романтической линии в сюжете :) В этой истории, кажется, все сложилось!

В романе параллельно развиваются две сюжетные линии.

40 000 лет назад на Земле живет последнее племя неандертальцев. После сокрушительно суровой зимы их число невелико, однако семейство, находящееся в центре истории, полно желания отправиться на ежегодное собрание и найти пару Дочери, ставшей совершеннолетней. Но природа берет свое – надвигающиеся зимние бури оказываются сильнее человека. Оставшись в одиночестве, Дочь ради спасения своего народа принимает сложное решение. Ей предстоит частично пожертвовать собой.

Вторая сюжетная линия разворачивается в наши дни и посвящена археологу Розамунде Гейл. Перед рождением ребенка она планирует раскопать и изучить недавно найденные артефакты, принадлежащие неандертальцам. Ее находка поражает всё научное сообщество: два обнявшихся скелета – неандертальца и Homo Sapiens – лежат друг напротив друга. Ранее считалось, что Homo Sapiens, люди более совершенные, истребили неандертальцев. Никто никогда не думал, что они не воевали, а совместно продолжали человеческий род.

Конечно, это не научный труд, а художественный вымысел канадской писательницы Клэр Кэмерон, но роман "Последняя из древних" собираюсь обязательно прочитать.

Клэр Кэмерон «Последняя из древних» Книги, Неандерталец, Романтика, Фэнтези, Длиннопост
284

Фэнтези с главными героями ворами, аферистами и преступниками

В жизни мало кто был бы рад встрече с вором или аферистом. Даже если мы не станем их жертвами, вряд ли захочется иметь дело с теми, кто живет преступной деятельностью. Но вот воры в фэнтези… Это совсем другое дело. С ними можно провести много приятных часов.

Жить за счет чужих денег в мире фэнтези редко осознанный выбора персонажа. Его приносит к таким крайним мерам течение жизни… Или же, бывает, что у воров образовываются свои Гильдии, покровительствующие такой неприглядной работе. В любом случае, к герою книги легко отнестись с пониманием, об этом писатели, выбирающие своими персонажами деятелей «теневого цеха» всегда заботятся. Как и том, чтобы все канальи были обаятельны и крали не только чужое золото, но и сердце читателя.

«Молитва из сточной канавы»

Фэнтези с главными героями ворами, аферистами и преступниками Книги, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Гвердон — мрачный фэнтезийный город. Так что, разумеется, в нем есть Гильдия воров. Впрочем, как и множество других интересных вещей. Алхимики, которые снабжают оружием бесконечные войны богов за стенами города. Упыри, живущие в катакомбах. Беженцы всех возможных вероисповеданий… Но нашими героями станут именно воры. А именно — трое молодых воров, которые вляпались не на шутку.

Девушка Кари имеет неожиданно богатое прошлое, и это прошлое преследует ее. События книги «запускают» в сознании героини странные видения, буквально вырывающие ее из реальности. Откуда такое наследство и что оно означает? Крыс — собственно, упырь, именно с ним мы нам предстоит разведывать мир под мостовыми Гвердона. Шпат — сын бывшего главы Гильдии. Его терзает страшная болезнь, постепенно обращающая тело в камень. Трое товарищей и друзей, которых подставил собственный наставник, оказываются вовлечены в судьбоносные события.

Это история теневой стороны большого города, древних тайн и пугающих, могучих сил. То, что герои воры важно в тех моментах, где они особенно беспомощны перед законом, где они умеют оказаться там, где их не ждали. И, как ни странно, в том, насколько крепки их узы. Когда Гильдия больше не прикрывает им спину, братство героев становится даже более значимым. Но этому братству предстоит пройти серьезную проверку.

«Трилогия Дэвабада» Шеннон Чакраборти

Фэнтези с главными героями ворами, аферистами и преступниками Книги, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

В начале трилогии Нари предстает нам девочкой-сиротой, живущей на улицах Каира. И, как сирота, Нари вынуждена выживать как может. Она юная уличная мошенница, которая кружится в водовороте жизни этого полнокровного города, очарованная им, жесткая, но в меру беспечная. Эта героиня умеет выбить из жизни свои крошки тепла и хлеба. Справедливости ради, за «приличную» работу Нари тоже берется с охотой: например, с удивительным талантом понимать любые языки, она легко может что-нибудь перевести. Но таких случаев выпадает немного. Если ты — никому не нужный подросток на улицах многолюдного города, тут не до высоких идеалов.

Несомненно, «Трилогия Дэвабада» служит историей становления. Из молодой аферистки у нас на глазах Нари будет превращаться во что-то новое и чудесное. В магический город джиннов эту бойкую девушку завело не наивное детское желание прикоснуться к магии, а то, что там у нее будет шанс научиться читать и, может быть, даже изучить медицину! Впрочем, в Дэвабаде ей снова приходится выживать, хоть и совсем по-другому. В золотой клетке дворца, в клубке интриг… И очень быстро выясняется, что амбиций Нари не занимать.

По мере того, как бывшая мошенница узнает историю своего происхождения, учится интриговать, даже вступает в брак, она становится более и более жесткой. Характер Нари делает ее действительно ярким и сильным, выдающимся женским персонажем. И чем дальше мы двигаемся по истории, тем чаще мы сможем видеть, как и где ей пригодятся привычки, вынесенные с улицы. В разнообразных и ярких декорациях сказочного Востока, как в самом начале в кипящем котле Каира, Нари придется раз за разом бороться за то, что ей не отдадут просто так.

«Сага Зеленой Кости» Фонда Ли

Фэнтези с главными героями ворами, аферистами и преступниками Книги, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Основной сюжет «Саги Зеленой Кости» закручивается вокруг клана воинов, которые обучены использовать волшебных нефрит, усиливающий их способности. Но так вышло, что по совместительству эти воины выступают в своем мире аналогом мафии. Могущественные «семьи» со своими понятиями чести, открытые к щедрости для тех, кто заплатил за нее. И умеющие жестко карать в назидание. Так что с точки зрения главных героев здесь мы делаем шаг от воров и аферистов в сторону полноценных гангстеров.

С другой стороны, воры в сюжете тоже есть. Юные выходцы из «низов» кеконского общества, которым осточертело довольствоваться объедками. И, несмотря на смертельную опасность, они решаются на кражу того самого волшебного нефрита. Причем не один раз. Сюжет и первой, и второй книги начинается именно с них, с молодых охотников за обработанным нефритом, который стоит состояние, дает силу (даже если неподготовленный человек не в состоянии ее контролировать) и вообще возможность быть властелином собственной судьбы… По крайней мере, пока те самые Зеленые Кости не узнают о тебе и не придут тебя наказать.

Именно так начинает развиваться конфликт старого и нового. Традиции, которые кровью отстаивают Зеленые Кости, стали устаревать в стремительно меняющемся мире. Здесь уже есть машины, поезда и огнестрельное оружие. Общество находится примерно на уровне развития середины XX века. Может, власть Зеленых Костей устарела? Произведения Фонды Ли — тот случай, когда даже у хороших парней руки в итоге окажутся в крови. Но от этого только больше захватывает возможность следить, кто в итоге сорвет самый большой куш.

«Фафхрд и Серый Мышелов» Фриц Лейбер

Фэнтези с главными героями ворами, аферистами и преступниками Книги, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Обратимся к истокам. Фриц Лейбер начал писать Сагу о Фафхрде и Сером Мышелове в качестве своеобразной пародии на книги о Конане Варваре. Но в итоге история стала самобытной, в ней появился сквозной сюжет, а главные герои стали культовыми. Первоначальная идея строилась на том, что центральные персонажи, пускай и живут в эпическом фэнтези, являются наглецами и грубиянами, охочими до золота. Фафхрд — гигант с севера, орудующий двуручным мечом. А Серый Мышелов — герой, благодаря которому книга вошла в сегодняшнюю подборку — юркий городской воришка.

Вдвоем они путешествуют по волшебному миру Нивон, в крови у обоих поет жажда приключений. Но скорее наши герои ввяжутся в очередную драку, чем в спасение мира. «По крайней мере, если им хорошенько не заплатят». Эгоизм делает персонажей человечными, а по-дружески подкалывая друг друга то и дело, они получают возможность повеселить читателя. И это в середине прошлого века! Фэнтези с юмором, написанное о негодяях.

Впрочем, нельзя сказать, что Фафхрд и Мышелов отпетые мошенники. В них есть гуманность и даже немного искренности (иногда, по праздникам). Просто выживают, как могут, и ищут острые ощущения. Кстати, Серый Мышелов порадует не только сердца тех, кто любит читать про обаятельных воров, но и про магов-недоучек. Ведь когда-то будущий приключенец пытался овладеть магическим мастерством. А о его невероятных достижениях вы узнаете немало, ведь воришка любит похвастаться.

«Благородные канальи» Скотт Линч

Фэнтези с главными героями ворами, аферистами и преступниками Книги, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

«Одиннадцать друзей Оушена» в декорациях, напоминающих средневековую Италию… Впрочем, в городе-государстве, изрезанном каналами, Каморре, история Локка Ламоры только начинается. Воспитанные хитрым лже-жрецом храма Переландро, бога-защитника слабых и обездоленных, главный герой и его шайка растут жуликами высшего класса. У Локка и без того были ловкие пальцы и острый ум, но к ним прилагался несносный нрав. Тем не менее, его наставник надеялся обернуть и это в выгодную сторону.

Локк и его товарищи учились не только обчищать карманы, но и вести себя в соответствии с этикетом, чтобы быть в состоянии проворачивать аферы на высоком уровне. И именно став действительно «благородными» канальями, Локк и компания отправились обчищать богатых жителей Каморра. А те, надо сказать, по ночам спали спокойно, так как Тайный уговор запрещает преступности города трогать богатых и военных. Но Локк уверен, что законы писаны не для него.

В команде кроме нашего харизматичного главного героя, который по совместительству выступает главным генератором идей (дурных, но прибыльных), есть другие персонажи, которые имеют все шансы полюбиться. Мягкий нравом Жан, лучший друг Локка, выступает одновременно гласом разума и главной боевой силой, если дело доходит до драки, орудуя двумя топорами. Близнецы Кало и Гальдо любят посмеяться и пошутить, договаривая предложения друг за другом. Их сходство дарит им восхитительный потенциал для афер, кроме того они являются превосходными шулерами. И двенадцатилетний Жук, ученик самого Локка, который создает множество неприятностей, отчаянно пытаясь доказать, что может быть полезным. А однажды из из прошлого появится девушка Собета, которая обучалась у того же наставника, пока тот не отправил ее к другой воровке. Там Собета научилась использовать свою женственность как оружие, став серьезной соперницей Локка на преступной арене.

Тех, кто переживет события первой книги, ждут все более и более амбициозные аферы, их путь лежит далеко за пределы Каморра. И кто знает, насколько сильно Благородные канальи готовы потрясти мир?

«Рийрия» Майкл Салливан

Фэнтези с главными героями ворами, аферистами и преступниками Книги, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

А здесь мы, наконец, доходим до благодарной, но сложной темы «благородных воров». Тандем из двух человек, скрывающихся за одним именем Рийрия, действительно, не чужды понятию благородства. Салливан рассказывает историю этого партнерства, начиная со знакомства, которое было само по себе захватывающим и непростым. И дальше, почти как в случае с Шерлоком Холмсом и доктором Ватсоном (правда, ни один из героев не остается на вторых ролях), мы будем продвигаться с двумя ворами по разным запутанным делам волшебного мира Элан. И, надо сказать, что истории Рийри обычно имеют достаточно лихой детективный сюжет. Неожиданно, но весьма изящно писатель делает своих воров теми, кто будет разгадывать чужие тайны и преступления.

Адриан Блэкуотер мастерски владеет мечом, а также отвечает за социальные навыки группы, тогда как для загадочного Ройса Мельборна нет замка, который невозможно открыть. Путешествуя по десятку разрозненных королевств, они наводят ужас как на богачей, так и на негодяев. Ведь никогда не знаешь, кто и зачем наймет Рийрию следующим.

Впрочем, именно в прошлое, начиная со знакомства тандема и описывая воровские дела не мирового масштаба, автор погружается в более поздних книгах: «Хрониках Рийрии». Они написаны как ностальгическое путешествие для тех читателей, которые познакомились с персонажами в событиях более эпических. Событиях, которые внутри хронологии мира случатся позже, а написаны были раньше. Но и в мирное время, и когда в руках героев окажется будущее мира, они остаются обаятельны и находчивы.

«Мойст фон Липвиг» Терри Пратчетт

Фэнтези с главными героями ворами, аферистами и преступниками Книги, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Вот уж кто главный проныра среди всех проныр, так это Мойст фон Липвиг! Романы об этом герое считаются одними из самых любимых среди почитателей творчества сэра Терри Пратчетта. Мы знакомимся с фон Липвигом как с обаятельным, но абсолютно беспринципным аферистом, который не окончил даже среднюю школу, сбежав из дома, чтобы стать «бродячим мошенником». Цели этой герой добился и был весьма успешен, если не считать того, что вскоре был приговорен к смертной казни в Анк-Морпорке.

Впрочем, проницательный Ветинари увидел в юноше предпринимательскую жилку и предложил вместо смерти наладить дела совершенно пришедшего в упадок Анк-Морпоркского почтамта. Надо сказать, с учетом объема работы, выбор был не из простых. Но Мойст фон Липвиг все-таки соглашается, и мы оказываемся в сюжете первого романа условной трилогии: «Держи марку!». Большую его часть мы будем наблюдать именно за тем, как герой пользуется своей аферисткой хитростью, чтобы справляться с различными нерешаемыми и подчас абсурдными, чего можно ожидать от Пратчетта, проблемами. Параллельно с этим Липвиг обнаруживает, что делать жизнь других людей лучше, а не хуже, в чем-то даже приятно. Он хитрец, конечно, но не последний негодяй.

В той же комичной манере в последующих двух книгах Липвига, как подорожник, приложат к другим больным местам магического мегаполиса: банковской системе и железным дорогам. И раз за разом его ум и находчивость будут творить чудеса, заставляя работать то, что казалось полнейшим и отчаянным хаосом. Став уважаемым человеком, Мойст фон Липвиг не забывает о своем главном принципе: заставить людей увидеть то, что они хотят видеть. Именно поэтому мы вскоре и вовс забудем, при каких безумных обстоятельствах случилось наше знакомство.

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 7
72

Как я писал книгу или о важности бэк-апов

Пролог. Сколько себя помню, я всегда увлекался книгами. Есть даже каноничная история о том, как мне лет в 6 лет подарили книгу на день рождения, и я сел её читать прямо посреди праздника, забив на угощение и остальные подарки.


Доходило до абсурда. Кого из нас не ловили с фонариком под одеялом за чтением, когда тебе давно пора бы спать? Меня ловили не с фонариком. Предприимчивый ОП ставил на пол настольную лампу на длинной ноге и засовывал её абажур под одеяло. Ну правильно, зачем глаза ломать? Только лампочки от недостатка воздуха перегорали через день, что вызывало вопросы родителей. А под одеялом наступала форменная сауна, но я мужественно терпел. В итоге меня с этой лампой и застукали, когда войдя в комнату обнаружили, что одеяло светится, как прожектор на крыше Готемского полицейского участка.


В институте я начал писать свой "Эпос". Тогдашний ОП угорал по аниме, поэтому мой протагонист охотился за головами бандитов в неком усредненном средневековом мире с катаной. Имелось даже "как бы логичное" объяснение, откуда катаны вообще взялись в этом мире. Публиковал я главы в ЖЖ, когда ещё он пользовался популярностью. Эпос я перемежал короткими рассказами и рецензиями на фильмы и сериалы. Человек реально хотел творить (хорошее искусство, как по заветам Нила Геймана). 


Кстати, это я написал в 2014 ту самую пасту на zadolba.li про теорию ведра с крабами, делая отсылку к к Терри Пратчетту, которая потом разлетелась по всем пабликам, и стабильно мелькает в ленте пару раз в год.


Когда я поехал на военные сборы, тетрадка в клеточку стала для меня настоящей отдушиной. При отсутствии стимуляции мозговой деятельности - бегать, копать и маршировать не давали нужной нагрузки на мозг - я писал там постоянно. Особенно на теоретических занятиях  (ОП учился на военной  кафедре переводчиков).


Исписав всю тетрадь, я продвинул Эпос вперед достаточно серьезно. Перебил текст в Ворд, но в ЖЖ уже не выкладывал. Решил дописать, а потом публиковать. При перестановке винды была сделана глупейшая (и, наверняка платиновая) ошибка - не сохранил данные с рабочего стола. В итоге Эпос я пролюбил, оставшись только с несколькими главами, что сохранились на ЖЖ. Это меня отвернуло от творчества лет на 8. Сублимировал я, продолжая писать рецензии в своём паблике.


Про ЛитРПГ. Лет 6 назад я познакомился с новым тогда жанром ЛитРПГ. Проще говоря, это совмещение игровых условностей (обычно жанра ММОРПГ) с книгой. История про погружение человека в онлайн игру и дальнейшие его приключения.


Я начал с "Тактики малых групп" Зайцева, "Играть, чтобы жить" Руса, "Господства клана неспящих" Михайлова и "Пути Шамана" Маханенко - золотой классики, с которой большинство из нас стартовало в мир капсул полного погружения, хомяков и роялей.


И всё мне нравилось в этом жанре кроме одного - в книгах а) все брали не те классы, которыми гонял ОП в WoW - разбойник, и б) больше всего меня цепляли цифры в этих книгах, а цифр обычно было мало. Поскольку поскольку чаще всего. Под цифрами имеется в виду отображение параметров, урона, способностей и заклинаний, т.е. числовое отражение прогресса персонажа.


Обычно подобные вещи в книгах упоминались вскользь, хотя для меня составляли саму суть жанра. Читатель начинал идентифицировать себя с персонажем героя, поэтому смотреть, как растут параметры, а заклинания начинают бить всё больнее, было приятно.


Не найдя нужного в русском ЛитРПГ, я залез на амазон и (поверхностно) прошелся по английскому творчеству. Тоже не то. Либо герои раздражают, как Джон в Life in the North Тао Вонга, либо всё отлично, но цифр всё равно мало и класс не тот, как в Viridian Gate Джеймса Хантера.


Первая законченная книга. Поэтому исходя из девиза: "критикуешь - предлагай!". Я начал писать свою книгу. Тут следует сделать небольшое отступление и сказать, что большинство писателей делятся на две категории. Не уверен, как в русском, но в английском их обычно кличут planners / outliners и shapers / growers (метафора про уход за растением). По крайней мере, это те термины, которые я находил.  То есть, те, кто планируют структуру и сюжет своей книги заранее и в подробностях и те, кто просто садятся и начинают писать, открывая для себя перипетии сюжета по мере его написания. Звучит немного безумно, но это правда.


К первым относятся Джек Керуак, Ян Флемминг и Брэндон Сандерсон (по моей информации), ко вторым - Эрнест Хемингуэй, Марк Твен и Стивен Кинг (именно поэтому при общей крутизне его книг, достоверности и проработанности психологии персонажей, его концовки всегда так лажают - субъективное мнение ОПа).


Я отношу себя в большей степени ко второй категории, а не первой, тем не менее некие ключевые моменты истории я знаю заранее. Всё остальное - девственный лист. Исходя из этой особенности, я не понимаю сколько займёт написание моей истории, просто потому, что я не знаю все ответвления сюжета до того момента, как нанесу текст на бумагу.


Писать эту книгу от нечего делать я начал 26.06.2018, работая в госструктурах . Обилие свободного "рабочего" времени, позволило работать над ней по нескольку часов в день. При этом в личное время я книги не касался. Отчего завершить её удалось только в декабре 2019го.


Публикация. Дальше настало время искать платформу для самиздата. Их оказалось несколько - Litnet, Author today, Litres и Litmarket. Дальше моё субъективное мнение, не претендующее на истину.

1. Литнет мне не понравился убогим дизайном и отзывами, которые я прочел. Модераторы банили авторов, которые публиковали эту же книгу на другом сайте, плюс я увидел исход авторов на другую платформу.

2. AT - в конечном счет стал платформой для публикации. Без ложки дегтя не обошлось. Чтобы получить коммерческий статус, пришлось плясать под их дудку, выполняя требования по наработке определенной статистики (просмотров/лайков/добавлений в библиотеку). Потребовалось даже купить рекламу на ВК. Подробнее об этом позже.

3. Литрес выбесил своей коммерческой политикой, где с неисключительной лицензией автор получает жалкие 25% от продажи собственной книги, а с исключительной (это по сути полностью расстаться со своей книгой) - 35%. Если это не кабала, то я даже не знаю, что тогда.

4. Литмаркет порадовал дизайном и удобной загрузкой книги, но и только. Сайт показался мертвым для всех, кто не Дмитрий Рус.


Первую книгу я опубликовал полностью бесплатно, зная, что на рынке предложение превалирует над спросом и читателя нужно ещё завлечь, прежде, чем он согласится заплатить тебе хоть рубль (особенно на фоне возможности скачать любую книгу у ребят с пиратским флагом).


Про обложку. В качестве художника для обложки я выбрал талантливого мастера - Андрей Стрихнин (IG @strchn), который бил мне татуировки. Описав ему ТЗ, я получил на руки два варианта. На тот момент я ещё не получил ни копейки с творчества, но уже потратился на обложку и дальше на рекламу - это нужно понимать, чтобы отдавать себе отчёт о том, может ли прокормить начинающего автора его творчество.


1й вариант

Как я писал книгу или о важности бэк-апов Творчество, Книги, Литрпг, Фэнтези, Темное фэнтези, Начинающий автор, Самиздат, Длиннопост, Писатель, Писательство, Советы новичкам

2й вариант

Как я писал книгу или о важности бэк-апов Творчество, Книги, Литрпг, Фэнтези, Темное фэнтези, Начинающий автор, Самиздат, Длиннопост, Писатель, Писательство, Советы новичкам

В итоге выбрал 1й вариант компоновки кадра и Андрей начал детализировать.

3я итерация.

Как я писал книгу или о важности бэк-апов Творчество, Книги, Литрпг, Фэнтези, Темное фэнтези, Начинающий автор, Самиздат, Длиннопост, Писатель, Писательство, Советы новичкам

Вот, что получилось в итоге. Красота? Безусловно. Я хотел обложку, которая привлекает взгляд и вырывается за рамки привычных [фотореализм - стоят герои с хелсбарами над головой]. Однако меня смущала левая рука героя (с точки зрения наблюдателя). И терпеливый Андрей согласился поправить анатомию.

4я итерация

Как я писал книгу или о важности бэк-апов Творчество, Книги, Литрпг, Фэнтези, Темное фэнтези, Начинающий автор, Самиздат, Длиннопост, Писатель, Писательство, Советы новичкам

Финальный вариант

Как я писал книгу или о важности бэк-апов Творчество, Книги, Литрпг, Фэнтези, Темное фэнтези, Начинающий автор, Самиздат, Длиннопост, Писатель, Писательство, Советы новичкам

16.03.2020 я завершил публикацию книги на АТ. Чтобы получить возможность в дальнейшем продавать свои книги, мне нужно было получить коммерческий статус на сайте. Для этого - набрать ту самую статистику, а значит пришло время вкладываться в рекламу. Вот эти требования, если кому-то интересно:

300 библиотек суммарно, от 30-50 часов чтения в день, от 300- 500 просмотров в день. От 300 подписчиков на ваш профиль. Показатели ежедневных просмотров/времени чтения должны держаться на этом уровне не менее 2-х недель.

Первую рекламную компанию я устроил в ВК сам, используя их достаточно простой инструментарий. Влил 4к и сразу скажу - ничего не добился. Просмотры немного скаканули, но даже близко не приблизилось к нужным значениям.


Потом мне рекомендовали ребят, которые за комиссию (30% от рекламного бюджета) делают такую рекламу уже успешнее. Жаба душила, но в итоге за 3 транша по 3к я набрал нужную статистику и получил ком. статус. По времени это заняло около 2х недель.


Про редактора. Мне очень хотелось найти редактора, который поправит все мои пропущенные запятые, заметит ошибки, которую я проворонил и даст советы по стилистике. Варианты, которые я находил, стоили на мой взгляд слишком дорого. Несколько недель назад я случайно наткнулся на рекомендацию на АТ от другого автора на её редактора. В итоге с Ириной (VK id1339325) удалось достичь договоренности и моя первую книгу бережно отполировали, заштопали и привели в порядок (сцена из Истории игрушек 2, а?).


Про вторую книгу и продажу по подписке. Часть материала, который не вошел в первую часть, я перенес во вторую и со спокойной душой открыл подписку на 2ю книгу. (Клиент платит фиксированную сумму и может читать по мере выкладывания глав автором). Как оказалось, даже с неким запасом по тексту, пишу я достаточно медленно, хоть и быстрее, чем прошлую часть. В этот раз я не имел возможности писать на работе, поскольку эту самую работу сменил на нормальную, поэтому творил по вечерам, засиживаясь до глухой ночи.


Дедлайн на АТ для завершения книги по подписке - 6 месяцев. У меня он истекает 11.11.2020. Вторая книга практически готова и к этому моменту я её завершу. Снова не рассчитал объемы истории, на которую замахнулся, и перенес часть глав в уже 3ю книгу.  Дальше снова редактура и выкладка чистового варианта.


Амбиции диктуют попробовать себя в самиздате Амазона - kindle. Наши авторы чувствуют себя там вполне вольготно, поэтому смысл в этом есть. Для этого нужно перевести книгу на английский и, надеюсь, это удастся сделать с помощью профессионала в ближайшем будущем.


Уроки. За время написания я извлёк для себя несколько уроков:

1. Нужно уметь ставить точку.

Моя история разрасталась и те события, которые я хотел уместить в 1ю часть, на данный момент входят только в 3ю книгу. Потенциально я мог бы до сих пор писать монструозный томище, не выпустив ни одного законченного произведения и не получив ценной критики от читателей и бета-читателей.

2. Бета-читатели - ценнейшая подмога. Обязательно найдите кого-то кто прочтёт текст от корки до корки и даст честный отзыв и рекомендации.

3. Машинная озвучка (text-to-speech) - лучший друг автора, который позволяет отлавливать опечатки и орфографические ошибки. Тем не менее, это не замена хорошего профессионального редактора.

4. Не нужно экономить на обложке - это лицо книги. Все слышали поговорку "не судите книгу по обложке", но именно это и делают 90% читателей, включая меня самого. Не перечесть сколько потенциально хороших книг я не стал даже открывать, увидев сделанную на коленке обложку (чаще всего в духе фотореализма из стоковых фото/украденных артов ) и корявого текста.

5. Твоя книга - это не румяное яблоко, чтобы нравится всем. Здесь проходит тонкая грань между "все критики - хейтеры, не нужно их слушать" и "все они правы, а ты бесталанная бестолочь". Очевидно, оба полюса являются крайностями и придерживаться нужно середины. Каждая книга найдет своего читателя, но это не значит, что над ней не надо работать, совершенствуясь каждый день. 10 000 часов, помните?


На этом всё. Носите маски, гладьте котиков, и помните: есть и другие миры, кроме этого.

В комментариях готов ответить на вопросы.

Показать полностью 5
50

Стивен Кинг «Ветер сквозь замочную скважину», цикл «Тёмная башня». Краткий экскурс

Стивен Кинг «Ветер сквозь замочную скважину», цикл «Тёмная башня». Краткий экскурс Стивен Кинг, Темная башня Стивена Кинга, Фэнтези, Книги, Длиннопост

Кинг начал писать «Ветер сквозь замочную скважину» уже во времена интернета, как раз в тот момент, когда появился официальный сайт, посвящённый творчеству автора. Там он публично и спросил читателей, продолжение какой серии они хотели бы больше всего: «Сияние» или «Тёмная башня». В итоге старина Стивен порадовал фанатов обеих серий, выпустив и «Ветер сквозь замочную скважину» и «Доктор сон».


Однако очередная глава путешествия Роланда к Тёмной башне всё-таки вышла на год раньше — в 2012-ом, тогда как продолжение «Сияния» в 2013-ом.


«Ветер сквозь замочную скважину» — это восьмая книга серии, сюжет которой хронологически развивается между четвёртой и пятой частями. История совсем небольшая, по сравнению с последними романами «Тёмной башни», и многим напоминает книгу «Колдун и кристалл», из того же цикла.


Ка-тет Роланда попадает в ураган, и наступает время очередного рассказа о молодости стрелка. Он решает поведать о том, как выслеживал оборотня в городке Ясная Обитель. На месте преступления, среди гор трупов Роланд обнаружил мальчика, которому решил рассказать историю под названием «Ветер сквозь замочную скважину», чтобы успокоить ребёнка.


И только здесь книга, наконец, переходит к основной части: истории Тима. Тим — это герой сказки. Он живёт в небольшой деревне на опушке леса. Его отец погиб, а мать ослепла от побоев пьющего отчима. Тиму предстоит разыскать волшебника, могущего помочь ему выбраться из всей этой плачевной ситуации.


Вот такая запутанная структура у книги: рассказ в рассказе, который рассказывается в рассказе. В общем, поначалу меня это сильно смутило, мол, хватит мне уже что-то рассказывать, дорогие персонажи, дайте, пожалуйста, сюжету развиваться самостоятельно.


Но когда пришло время истории Тима, я простил книге всё.


Это действительно интересная сказка, которая аутентично вписывается в мир, который сдвинулся с места. Мистика, фантастические технологии, магия, мутанты и, конечно, драматичный сюжет — всё сплелось в этой короткой истории, которую не грех и перечитать под час.


Что касается основных героев, то здесь, к сожалению, всё не так радужно, потому что в этот раз история Роланда о своей юности, скорее, дополняет повествование «Колдуна и кристалла», нежели является самостоятельным рассказом. Основная тема сюжетной арки Роланда в этой книге — его отношения с матерью, которую, как мы знаем, стрелок по ошибке убил. И мне кажется, что на эту тему уже всё было сказано в четвёртой книге цикла, однако что-то дёрнуло автора вновь к ней обратиться. И читателем это, вероятно, воспримется как повторение пройденного этапа, что само по себе не есть хорошо.


В общем, сказка про Тима — это по-настоящему интересная и необычная для «Тёмной башни» история, но всё остальное воспринимается, как вода. Этакий «обоснуй» — лишь бы как-то оправдать присутствие в романе сказки. То есть примерно 70% книги представляют интерес, остальные 30% — не очень.

Показать полностью
64

Канал Syfy и студия Universal Cable Prods собираются выпустить сериал  "Ночной народ"

Канал Syfy и студия Universal Cable Prods собираются выпустить сериал  "Ночной народ" Клайв Баркер, Зарубежные сериалы, Ужасы, Мистика, Длиннопост, Сериал Ночной народ

Новую адаптацию  романа Клайва Баркера "Кабал" / "Племя тьмы" 1988 года "  снимет Майкл Догерти ("Кошелек или жизнь").


В 1990 году на экраны вышла первая киноадаптация, которую срежиссировал сам Баркер.


Сюжет: Молодой человек по имени Бун считает себя виновным в серии зверских убийств. В этом его убедил психиатр Деккер (отличная роль режиссера Дэвида Кроненберга). Бун ищет спасения в легендарном Мидиане, подземном городе беглецов, где прощаются все грехи. Этот город - убежище «Ночного народа» древней расы чудовищных монстров - мутантов, живых мертвецов, меняющих свой облик и скрывающихся от дневного света и человеческих глаз. Тепло встреченный «Ночным народом» Бун отныне должен превыше всего ставить безопасность Мидиана. И навсегда забыть Лори, которая любит его и пытается разыскать. А по ее следам идут полиция и Деккер, мечтающий уничтожить «Ночной народ»...


Фанатам творчества Баркера может быть интересен и документальный фильм Tribes of the Moon: The Making of Nightbreed (2014), посвященный созданию фильма "Ночной народ".

Канал Syfy и студия Universal Cable Prods собираются выпустить сериал  "Ночной народ" Клайв Баркер, Зарубежные сериалы, Ужасы, Мистика, Длиннопост, Сериал Ночной народ

В 2020 году вообще интерес к творчеству Баркера возрос: выходит новый "Кэндимэн", готовится сериальная адаптация «Книг крови» и "Восставшего из ада".

Канал Syfy и студия Universal Cable Prods собираются выпустить сериал  "Ночной народ" Клайв Баркер, Зарубежные сериалы, Ужасы, Мистика, Длиннопост, Сериал Ночной народ
Показать полностью 2
133

Закрытие темы "Правила, написанные кровью". Объявление новой темы на октябрь

Закрытие темы "Правила, написанные кровью". Объявление новой темы на октябрь Ужасы, Фантастика, Мистика, Челлендж, Объявление, Авторский рассказ

Сентябрь закончился настало время подвести итоги.

По теме "Правила, написанные кровью" - было придумано и выложено два рассказа

https://pikabu.ru/story/do_poslednego_shchelchka_7744511- @MaxKitsch

https://pikabu.ru/story/nikto_i_nikogda_7700313- ваш покорный слуга.

@dzubeikibagami - я надеюсь ты остался доволен?


Мы объявляем новую тему на месяц октябрь - "Апельсиновые корки". 

Тему любезно подкинула - @MoranDzhurich.

Закрытие темы "Правила, написанные кровью". Объявление новой темы на октябрь Ужасы, Фантастика, Мистика, Челлендж, Объявление, Авторский рассказ

К участию приглашаются все желающие почесать своё ЧСВ. Срок сдачи работ до 30 октября.

Ссылки на рассказы можете кидать в комментарии.

Показать полностью 1
210

Фантастика и фэнтези сентября 2020

Осень — обычно самый урожайный сезон для книжных новинок. В подтверждение тому, в сентябре успело выйти немало ярких книг в жанрах фантастики и фэнтези. И вот семь любопытных релизов сентября, на которые советуем обратить внимание.

Ким Стэнли Робинсон — «Годы риса и соли»

Фантастика и фэнтези сентября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Автор «Красного Марса», «Авроры», «Нью-Йорка 2140» и многих других научно-фантастических книг еще в 2002 году написал альтернативную историю о том, каким бы мог быть мир, если бы в Средневековье от чумы умерло почти все население Европы. В итоге Старый свет заселяют мусульмане, Америку открывают китайцы, а в Индии начинается индустриальная революция.

Книга состоит из отдельных историй, связующим звеном между которыми становятся несколько семейств. События романа охватывают сразу несколько различных эпох. Получилась очень поэтичная и трогательная книга с интересным «прогрессорством».

Марцин Гузек — «Граница Империи»

Фантастика и фэнтези сентября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Продолжение романа «Застава на окраине Империи» — авантюрного темного фэнтези об отряде новобранцев ордена Серых Плащей. В первом романе героев отправили на границу страны, в самое мрачное и захудалое место, полное маньяков, суккубов и агрессивных варваров. Пережить столкновение с этими угрозами смогли не все герои. В новом романе ставки только возрастают, а персонажей ждут новые испытания — на сей раз на кону судьба всей Империи.

Первая книга во многом напоминала приключения в духе DnD про отряд героев, где у каждого своя специализация и роль в команде. «Граница Империи» же получилась на порядок серьезнее, да и сами масштабы истории заметно растут.

Джеймс Лавгроув — «Светлячок. Машина иллюзий»

Фантастика и фэнтези сентября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Вселенная сериала «Светлячок» живет и процветает — правда, на на телеэкранах, а в книгах. на русском вышел уже третий официальный роман про героев сериала, написанный под присмотром Джосса Уидона, создателя оригинального сериала. Каждая из книг серии обладает самостоятельным сюжетом и рассказывает о приключениях экипажа «Серенити» в промежутке между событиями сериала и фильма «Миссия Серенити».

«Машина иллюзий» начинается с того, что на борт «Светлячка» попадает подозрительный контрабандистский товар. Во время полета он начинает провоцировать у команды галлюцинации.

Гарет Ханрахан — «Молитва из сточной канавы»

Фантастика и фэнтези сентября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

«Молитва из сточной канавы» — один из самых ярких фэнтезийных дебютов последнего времени. Роман Гарета Ханрахана рассказывает о трех ворах, чье неудачное ограбление дает толчок конфликту, связанному с древним заговором и злобными богами. События разворачиваются в причудливом городе, где много магии и необычных существ — за счет причудливого сеттинга роман вызывает ассоциации с «Вокзалом потерянных снов» Чайны Мьевиля или «Малазанской книгой Павших» Стивена Эриксона.

Ханрахан много лет занимался написанием справочников и книг к известным настольным ролевым играм. В книге это чувствуется — мир проработан превосходно. Но главное, что цепляет в «Молитве» — это яркие персонажи и напряженный сюжет.

Тим Пауэрс — «Последние дни»

Фантастика и фэнтези сентября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Тим Пауэрс — пожалуй, один из самых недооцененных авторов интеллектуальной фантастики в России. Он был близким другом Филипа Дика, его роман «На странных берегах» лег в основу четвертой части «Пиратов Карибского моря», а многие другие его книги в свое время выигрывали престижные премии.

«Последние дни» — финальный роман трилогии Сдвигов, написанной на стыке сурового магического реализма и городского фэнтези. На страницах романа читателей ждут мафия Лас-Вегаса, культы вуду, переселения душ, кварталы Лос-Анджелеса, наполненные магией современного мира.

Юн Ха Ли — «Возрожденное орудие

Фантастика и фэнтези сентября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

«Механизмы Империи» — один из самых нетривиальных космических циклов последних лет. «Математическое» технофэнтези, остросюжетная боевая фантастика, психологический технотриллер — охарактеризовать трилогию можно по-разному, но в любом случае можно утверждать, что автор создал очень самобытный мир, а также героев и сюжет ему под стать.

В третьем романе цикла в центре сюжета вновь оказывается генерал Джедао, которому предстоит померится силами с самым сильным и опасным противником — своей собственной молодой копией.

Дэниел Хорн — «Сокровище Кастеров»

Фантастика и фэнтези сентября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Хоррор от популярного видеоблогера Дэниела Хорна, который специализируется на роликах, посвященных кино, книгам и персонажам ужасов. В центре сюжета — американская семья, которая переживает тяжелые времена из-за всевозможных раздоров. Когда младший сын Эдди покупает сундук со странными надписями, все члены семьи начинают меняться.

Гарет Л. Пауэлл — «Угли войны»

Фантастика и фэнтези сентября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Напряженная космоопера о войне двух космических держав. Пауэлл наполнил книгу блистательными космическими сражениями, тактическими хитростями и сильным антивоенным посылом.

Автор затрагивает не только саму войну, но и исследует ее последствия — о том, как люди возвращаются к обычной жизни, но на периферии фронта все еще могут возникнуть серьезные конфликты. Книга завоевала Премию Британской Ассоциации Научной Фантастики.

Марко Клоос — «Сроки службы»

Фантастика и фэнтези сентября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Еще один примечательный образец военной научной фантастики. Действие происходит в 2108 году во времена, когда Земля обеднела, но человечество исследует новые планеты. Эндрю Грейсон идет в армию, чтобы вырваться из постылой жизни и повидать космические дали.

Книгу хвалил Джордж Мартин, отметив, что «это достойный наследник таких классических произведений как «Звездный десант» Хайнлайна и «Бесконечная война» Джо Холдемана».

Джеймс Кори — «Гнев Тиамат»

Фантастика и фэнтези сентября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Восьмой, предпоследний роман нашумевшего цикла «Пространство», над которым работают Даниэл Абрахам и Тай Фрэнк под псевдонимом Джеймс Кори. Все человечество оказалось под властью авторитарного режима, лидер которого стремится к бессмертию. Но находятся и те, кто продолжают бороться против тирана. На Amazon выходит одноименный сериал по мотивам книг, а сами авторы готовятся к выпуску финальной части.

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 9
46

До последнего щелчка

Мой ответ Чемберлену @WarhammerWasea на тему Правила, написанные кровью

До первого щелчка дойти несложно — почти все треки лежат в открытом доступе, но и без них найти дорогу можно даже случайно.


Анна выбирает любимый квадрат: от увенчаной двуглавым орлом стелы в парке до угловатого жилого здания (конструктивизм, 1932-й год), поворот налево, вниз по улице до советского привета Баухаусу из семидесятых, вновь налево и далее вдоль сквера до дома, который в XIX веке отстроила себе местная врачебная знаменитость. Ещё один левый поворот, улица подымается вдоль реки и выводит обратно к чугунному орлу, оседлавшему гранит.


В городе занимается осень, едва начинает вечереть и идти по прохладе легко и приятно.


Повторить пять раз — и будет первый щелчок. Взвод до первого щелчка происходит почти незаметно и Анна любит квадрат «от орла» как раз за то, что он самый внятный из известных ей.


Последний шаг пятого круга требует чуть больше усилий, словно шагаешь в гору по совершенно ровной поверхности. Нога касается земли и на мгновение стихает какофония, доносящаяся из окон музыкального училища, отдалённый гул улицы и карканье ворон. А потом, почти без предупреждения, ты погружаешься на один слой ниже.


Словно пройти сквозь дверь и оставить часть себя по другую её сторону. Словно пройти сквозь дверь там, где отродясь не было двери.


Здесь (вечный спор, место это или состояние) все предметы окрашены чуть ярче, чем в обычном мире, а люди, напротив, приглушены и будто бы наложены поверх в неумелой попытке создать коллаж.


Говорят, здесь живут все дети. По крайней мере, мир за первым щелчком воскрешает, казалось, давно забытые ощущения.


Впрочем, «здесь» — это всё ещё «там»: можно подойти к прохожему и заговорить с ним, можно посетить магазин или кафе, но сама идея коммуникации пугает. Словно делаешь это впервые, прекрасно зная как, но не имея собственного опыта.


Анна направляется глубже. После первого щелчка незримый таймер начинает обратный отсчёт. Примерно через полтора часа её выбросит обратно. Мир поблекнет, люди снова станут понятными.


Ближайшее место, где можно взвестись до второго щелчка — в десяти минутах хода. Сама локация находится буквально за углом, но идти к ней можно только делая правые повороты, иначе потрескавшаяся чаша давно пересохшего фонтана так и останется мёртвым обломком ушедшей эпохи. Обмануть мир, повернув налево через правое плечо не удастся — загадочная логика места-без-имени выстроена вокруг домов и улиц.


Поэтому, снова вдоль конструктивистского здания, но теперь на перекрёстке — направо.

Вывеска с надписью «Милиция» в освежённых красках сияет алчным кумачом.


Следующий поворот — у пугающе людного ресторана, к разноцветным буквам «ЗООПАРК» над скромными воротцами. Сам зоопарк скрыт за забором из зелёного профлиста. Ветер доносит тяжёлый запах навоза и хриплый рык какого-то крупного зверя.


Ещё одни воротца, опять поворот, асфальтовая дорога ведёт между заросшим деревьями спуском к реке и продолжением того же зелёного забора.


Далее, мимо губернаторского дворца и всё той же стелы. После первого щелчка нельзя смотреть на балкон с которого Наполеон приветствовал всё ещё победоносные войска в день своего рождения — сейчас, впрочем, это правило выполнить легко: достаточно идти мимо, не оборачиваясь.


В пабликах до сих пор спорят, можно ли встречаться взглядом с Соллертинским, но по всей видимости, Иван Иванович испытывал неприязнь исключительно к воспитанникам заведения, у входа в которое он имел несчастье находиться.


Дальше, на балконе углового, докторского дома — не должно находиться дамы в белом. Коренных обитателей мира за первым щелчком не так уж и много, но те, что есть, как правило, вышибают со взвода, болезненно и надолго. Строгая женщина в старомодном платье появляется редко, но если встречается — то следующий лунный месяц нечего и пытаться взвестись.


В этот раз балкон пуст, только треплется на ветру привязанная к перилам тряпка невероятно сердитого канареечного цвета.


За поворотом Анна встречает Василия: знакомого проводника, который тащит наматывать свои пять кругов стайку восторженных первокурсниц. Василий бородат и, кажется, слегка нетрезв. Анна показывает ему поднятый кверху указательный палец. Проводник кивает и молча проходит мимо: за первым щелчком, при намерении взвестись на второй желательно молчать. У протеже Василия явно такого желания нет. Они взведутся на первый, пощекочут нервы, покупая какую-нибудь мелочь в магазине и если Василию повезёт, как минимум одна из них окажется в его койке.


Сам он, кажется, не был дальше второго, в отличие от Анны. У неё сложился авторитет если не самого отбитого ходока в городе, то уж точно, самого живучего. Возможно, в последнем не было какой-то особенной её заслуги, просто она не пыталась вырвать у собственного отражения бриллиантовые глаза, не охотилась за ржавыми голубями, плачущими морфием, не спорила с живущими на бетонных яблоках бумажными гусеницами и даже и не подумывала о том, чтобы умыкнуть у племени плотоядных троллейбусов их золотой фетиш.


То, что она хотела выкрасть у мира-под-городом, было куда сокровенней и лежало гораздо глубже, чем любая корыстная добыча.


Тем временем, за поворотом, в неглубоком дворике, Анну ждала чаша фонтана. Издалека она выглядела так же, как и всегда, но, наклонившись, можно было увидеть бегущие по дну блики, словно свет проходил сквозь невидимую жидкость.


Мир-взведённый был сегодня благосклонен к гостье. Та помассировала пальцы, достала из сумочки скарификатор и, выдохнув, как перед прыжком в холодную воду, проколола себе безымянный палец. Над бледной кожей выступила едва заметная капелька крови. Анна мысленно выругалась и зажав щепотью уже указательный палец, так, чтобы он густо покраснел, со всей силы погрузила в него острие.


Густая вишнёвая капля оторвалась от руки и полетела вниз, к муаровому узору поверх замшелого бетона. Чуть ниже края фонтана она разбилась о невидимую плоскость и растеклась по ней, в стороны и вниз, красноватым, колышущимся облачком.


Это длилось несколько секунд, а потом как в обратной перемотке, кровь собралась в крохотную сферу и, словно от беззвучного удара, свет в глазах Анны на мгновение померк.


Когда она, хватаясь за осклизлый бетон, приподнялась и открыла глаза, перед ней возносились звенящие розовые струи, на высоте второго этажа они обрастали пышной пеной и мелкими брызгами осыпались вниз, в заполненную вишнёвой жидкостью чашу.


Анна отшатнулась от фонтана, не дожидаясь, когда то, что живёт в нём за вторым щелчком, попытается схватить её за руку или волосы.


Город вокруг опустел. Надписи утратили смысл. Правила сменились.


В который раз Анна ощутила горькую иронию её положения. Когда-то правила — другие, придуманные людьми — забрали у неё Павла. Те самые, которые должны были его защищать каждый раз, когда он поднимался навстречу таящейся в проводах неслышной и невидимой смерти.


Те самые правила, которые написаны кровью и в которые он волей-неволей вписал собственную трагическую строку.


Потом собирались комиссии, бумажные волны вздымались между безликими кабинетами, сталкивались в коридорах и разбивались друг о друга в пену из фамилий, допусков, нарядов, фидеров и подстанций, телефонных звонков и записей в журналах и по всему выходило, что отлаженный механизм дал сбой. Не по чьей-то конкретной вине — и это особенно бесило заседающих и обвиняющих — а просто потому что система таила в себе возможность одного неучтённого частного случая, что-то вроде бюрократической петли с положительной обратной связью.


Виноватым, в конечном итоге, назначили Павла. Анна (А вы, девушка, простите, ему кто?) осталась наедине с чужим городом. На одной цепочке у неё висел алюминиевый крест и золотое кольцо на мужской палец. И больше не было ничего, о чём имело бы смысл упоминать.

До первого щелчка дойти несложно — найти дорогу можно даже случайно. Особенно, если идёшь к мосту, туда где между колонн, мнящих себя ростральными, вода у подножия массивных быков неглубока, а камни тверды.


Каким-то непостижимым способом, ей тогда удалось сразу взвестись до второго щелчка. Вероятно, город решил, что взнос был уже уплачен Анной сполна. То, что она увидела внизу вместо речной воды заставило её ужаснуться но, вместе с ужасом к ней пришла холодная уверенность: с этой минуты она не сомневалась, что открывшейся ей мир безраздельно принадлежит мёртвым. И она вцепилась в то, что считала преддверием аидова царства с осатанелой одержимостью.


Не вызывало в ней ни малейшего сомнения, что за очередным (третьим, пятым, сотым?) щелчком можно обнаружить всех тех, кто покинул мир людей. И что их можно вернуть назад, похитить, выкупить, увести хитростью или силой. Главное — добраться, а там уже она сможет найти верный способ.


О том, как дойти до третьего щелчка пишут мало, и ещё меньше пишут правду. Закрытые форумы и каналы, полные едких недомолвок, содержат крупицы полезных знаний, которые надо собирать и выменивать обманом и лестью. Англоязычный субреддит был куда более доброжелателен, но завязанные на культурных кодах англосаксов правила редко подходили к городам бывшего Советского Союза.


Анну спасло образование лингвиста, которое она до этого успела трижды счесть бесполезным. Но — и это она открыла независимо от других — правила переходили друг в друга как фонемы в заимствованных словах: по строгим и неизменным законам. Принцип был отдалённо схож, но применим.


Потом уже, когда опыт и репутация открыли для неё посвящение в высший градус ходящих по щелчкам, она с некоторым разочарованием обнаружила, что до неё это открытие совершали десятки других.


Тем временем, ноги донесли Анну до городской Ратуши. Она собиралась было свернуть направо, к кресту над обрывом, но вовремя увидела, как из здания семинарии выдвигается шествие молчаливых мужчин в чёрных одеждах. На рясах из тускло поблескивающего кожзама схимнические кресты переплетались с рунами, орлами и свастиками. Белые, распущенные волосы спадали на плечи из-под фуражек с черепами. Казалось были видны холодные, блестящие ртутью зрачки — неизбежные стигматы туземцев места-без-нас.


По слухам, за прошедшие семьдесят лет, пыточные подвалы ни на миг не остановили своей работы.


Отрезанная от ближайшего места взвода, Анна продолжила путь мимо Ратуши вниз и направо. В обыденном мире её следующий пункт назначения служил пивнушкой под открытым небом. Здесь на месте пошловатой ограды с претензией на прованс возвышался мрачный острог. Из-за массивных ворот доносился дрожащий бас колёсной лиры и расстроенное пьяное пение.

Но памятник у ворот был тем же: пожилым сапожником, сидящим у натянутого на колодку ботинка. Бронзовый человек со звуком, напоминающим скрип промасленной кожи, размахнулся молотком и звонко стукнул по бронзовой подошве.


Анна с раскрытым блокнотом в левой и собственным молотком наготове в правой, сверилась с записями и стукнула дважды.


Сапожник замешкался на секунду и ударил четыре раза — Анна ответила тремя ударами. Ещё два удара с его стороны и один — с её. Так они обменивались числами, которые, по сути своей, благословили древнего бога сапожника, того, что воскрешает мёртвых, навевает ветер и ниспосылает дождь (стучит бронзовый молоток). Того, кто освобождает заключённых и сохраняет верность Свою спящим во прахе (вторит стальной молоточек Анны) и так далее, удар за ударом, число за числом.


Наконец, бронзовый человек оставил свою работу, улыбнулся и высунул язык. На кончике языка виднелась налипшая почтовая марка. Анна аккуратно сняла её, стараясь выглядеть почтительной настолько, насколько это возможно по отношению к бронзовому истукану. Марка была пожелтевшей с изображением аверса и реверса древней монеты, надписями на иврите и числом 1000 арабскими цифрами.


Поколебавшись мгновение, Анна положила марку себе в рот.


Мощённая булыжником мостовая бугрилась под ней, когда девушка осознала себя лежащей посреди неверной геометрии мёртвых зданий. Воздух был металлическим на вкус. Небо лоскутным одеялом свисало с крыш.


Бронзовый сапожник полулежал у стены, его голова была изуродована пулевыми отверстиями а на груди ядовитым цветком желтела прибитая толстым ржавым гвоздём шестиконечная звезда.

Обратно к Ратуше Анна почти бежала, замедляясь время от времени, чтобы оглянуться по сторонам. Мир за третьим щелчком оставил ей перекрестье шрамов на спине и фантомную боль в крайней фаланге мизинца.


Отсюда удачливые авантюристы умудрялись выносить предметы либо драгоценные, либо — пусть и ненадолго — наделённые самыми удивительными свойствами. Чёрная, тревожная вода из фонтана, которая в первые полчаса могла мгновенно излечить рак — или столь же мгновенно убить. Охраняемые чудовищами драгоценности. Исполненные тайного знания книги, написанные буквами, разбегающимися от человеческого взгляда.


Чаще, впрочем, добравшиеся досюда были счастливы вернуться ни с чем.


Здесь были свои правила, большую часть которых Анна вывела сама: из старых дневников, архивных вырезок, фотографий и карт. В какой-то момент всё это разномастье сложилось в череду условий, настолько очевидных, что даже удивительно стало, как это больше никто не понимает таких простых вещей.


Камень у музея местного художника, например, имел на себе узор из трещин, которые замечательно накладывались на карту пятьдесят третьего года, и при помощи простого карандаша можно было увидеть, как проступает в графитовой штриховке указание номер телефона из старого справочника.


По этому номеру — пять цифр против нынешних шести, если подождать достаточно долго, можно было услышать щелчки, соответствующие номеру городской газеты за семьдесят шестой год, ответы к кроссворду в котором в свою очередь вели ещё дальше.


Часы с каждой стороны Ратуши показывали собственное время и только половина отметок на циферблатах была цифрами. Анна сложила числа с трёх сторон и уже собиралась повернуть за угол, чтобы подсмотреть четвёртую, когда она услышала как что-то тяжёлое приближается со скрежетом раздвигаемого асфальта.


Как ей удалось за секунду обогнуть здание и скрыться за противоположным углом — девушка не помнила. Время не существовало для неё, пока тело спасалось бегством. Пришла в себя она уже при виде того, как над крышей, там где только что стояла она, возвышается покрытая зеленоватыми потёками боковина цистерны водонапорной башни.


С этой башней Анна встречалась пару раз, на почтительном расстоянии. Будто ожившая апория Зенона, водонапорная башня перемещалась, оставаясь недвижимой в каждый отдельный момент. Слухи о башне ходили самые мрачные, как, впрочем, практически обо всём по эту сторону третьего щелчка.


Анна не испытывала желания выяснять, чем именно её внезапная визави видит и, прижавшись к стене, ожидала, когда скрежет начнёт стихать.


Наконец, она решилась выглянуть: башня в своей непостижимой манере удалялась вверх по центральной улице. И когда Анна уже подсмотрела последние числа, над высотным знанием в отдалении поднялись, будто солдаты в атаку, чёрные прямоугольники. На них вспыхнули желтоватые лампочки, проморгались и сложились в надпись прямо на виду водонапорной башни


ОНА ПРЯЧЕТСЯ ЗА РАТУШЕЙ


Воздух выпрыгнул из груди Анны, казалось, вместе с сердцем. Башня издала ржавый рёв и начала разворачиваться. Асфальт расступался у её подножия там, где из-под него прорастали сочащиеся мазутом трубы.


Анна бросилась бежать. Она проскочила арку в дворик — там манекены играли разноцветными стеклянными шариками в известную только им игру, перемахнула через невысокую ограду и втиснулась между двумя сарайчиками. За её спиной башня удивительно беззвучно заместила арку собой.


Ноги вынесли девушку к тому самому зданию семинарии, которое она так старательно обходила щелчок тому назад. Здесь за окнами пылало, источая жирный маслянистый дым, жаркое оранжевое пламя, вращались шкивы и лезвия и доносилось исполненное боли многоголосие.

Впрочем, снаружи не оказалось никого, кто мог бы задержать Анну и она счастливо проскочила дальше, к тропинке вдоль забора над крутым склоном.


Водонапорная башня прошла впритирку к огню, на фоне темнеющего неба она казалась пламенеющей палицей.


Тропинка оборвалась вниз: Анна наполовину поехала, наполовину покатилась по склону, обдирая ладони о кустарник. Башня замерла над обрывом, смоляная в алеющем контровом свете.


Её ржавый голос заревел сиреной и на этот призыв сквозь чёрное небо уже опускалось на город что-то огромное, почти невидимое, сотканное из дыма и мрака.


Анна бежала, стараясь не смотреть на близкую реку. Тропинка петляла под ногами, саднили отбитые колени и ладони, сбитое дыхание заставляло платить нестерпимой болью за каждый глоток воздуха.


Мглистые щупальца опустились до самой земли и теперь подслеповато но споро нашаривали беглянку между деревьев.


Заветное место Анна чуть не пропустила в наступившей тьме.


Квадрат из разноцветных крышечек, аккуратно вдавленных в землю. Полсотни по каждой стороне. Число на Ратуше было связано с этим квадратом через дюжину проделанных Анной логичных и понятных ей преобразований. По ту сторону квадрата был последний щелчок. Не мог не быть.


За предыдущие экспедиции Анна успела перебрать почти все способы совместить число с квадратом. Теперь в её списке оставалось всего два.


Она отсчитала по крышкам справа налево и сверху вниз первое простое число, которое было больше числа с Ратуши и выковыряла соответствующую крышечку из земли. Затем, Анна достала из внутреннего кармана куртки чекушку «Чёрного рыцаря», вставила крышку от неё на освободившееся место в квадрате и залпом опустошила бутылку.


Последним, что она заметила были стремительно окружающие её мглистые протуберанцы.

Когда тьма рассеялась, Анна обнаружила себя там, где начала своё путешествие: у гранитной стелы, увенчанной двуглавым орлом.


Вокруг стояла торжественная тишина. Воздух был прозрачен и недвижим. Каждый лист на деревьях и на земле был окрашен в свой собственный, неповторимый оттенок золотого.

Мир, облачённый в парчу, почтительно расступался вокруг Анны.


Она медленно обошла стелу. Пушки по углам почтительно блестели. По небу был раскатан глубокий закатный бархат.


На скамейке в конце парка сидел долговязый молодой мужчина с нелепым вихром на голове, в синей служебной куртке со светоотражающими лентами на рукавах. Он выглядел удивительно неуместным на фоне всего, что его окружало. Он выглядел так, каким запомнила его Анна в последний вечер. Павел — это был, несомненно, он — сидел с книгой, погрузившись в чтение и, по всей видимости не замечал ничего вокруг.


Анна пошла быстрее, потом побежала, слёзы бриллиантами расцветили мир перед её взором. За несколько шагов она остановилась и осторожно, шаг за шагом, приблизилась к скамейке.


Мужчина медленно поднялся ей навстречу, словно нехотя отрывая взгляд от страниц. Посмотрел на неё.


В его глазах блестели зрачки цвета ртути. Анна пошатнулась и опустилась на колени, в неотвратимо тускнеющее золото. Небо, разом наполнившееся влагой и желтушным светом фонарей стремительно возносилось. Сквозь треснувшую землю и расколовшийся воздух Анна падала вниз, без мыслей, без эмоций, всё ещё ощущая ладонями холодные чугунные перила моста. Мужчина улыбнулся, разомкнул уста и поприветствовал её ржавым воем сирены.

Показать полностью
41

Стивен Кинг «Песнь Сюзанны», цикл «Тёмная башня». Краткий экскурс

Стивен Кинг «Песнь Сюзанны», цикл «Тёмная башня». Краткий экскурс Стивен Кинг, Темная башня Стивена Кинга, Фэнтези, Книги, Длиннопост

Когда-то Стивен Кинг просто хотел написать длинную книгу под названием «Тёмная башня», однако, уверен, он не подозревал, что эта затея растянется на двадцать два года.


В какой-то мере, автор стал заложником своего произведения. Он рассказывал, что в период с 1997 по 2003 год получал письма, в которых его по-разному просили написать продолжение «Тёмной башни». Были угрозы, были слёзные мольбы, но больше всего, признавался Кинг, его поразило письмо женщины, умирающей от неизлечимой болезни, но всё ещё ждущей продолжение любимой серии.


И с 2003 по 2004 год старина Стивен выдаёт аж три книги, и, как мне кажется, именно скорость их написания негативно сказалась на качестве. Для цикла романов «Тёмная башня» настали действительно «тёмные» времена. «Песнь Сюзанны» — это уже шестая книга серии и именно в ней особенно чувствуется усталость автора от этого мира.


Продолжается история ка-тета Роланда, однако теперь героям необходимо разделиться. Проблемы, начало которым было положено в предыдущей книге, получают развитие, и теперь Роланд и Эдди отправляются спасать розу, а Джейк и отец Калаган — Сюзанну. На почве беременности девушка совсем потеряла рассудок, и её тело захватила третья личность — прислужница Алого Короля Миа.


Постепенно, кстати, начинает проясняться личность Алого Короля, тень которого мелькала ещё в первой книге. Мы, наконец-то, узнаём, что Тёмная башня в опасности именно из-за него. Правда кто такой Алый Король, откуда он взялся, что им движет — на эти вопросы читатель пока не получает ответов. И с одной стороны, это интригует, с другой — ну, сколько можно загадок, автор?! Уже шестая книга, имей совесть, дай хоть какое-то логическое объяснение всему этому!


Но Кинг всё ещё предпочитает хранить молчание, нагнетая атмосферу загадочности. Тут уж сам собой напрашивается пример сериала «Lost», авторы которого столько всего напридумывали интриги ради, что под конец сами себя загнали в угол. Финал сериала один из самых расстраивающих в истории художественных произведений, и читателю «Тёмной башни», уверен, очень неприятно под конец цикла замечать столь неутешительные параллели.


Из положительных моментов романа хочется отметить появление в повествовании одного из самых значимых персонажей цикла. В этом тексте его имя уже называлось, так что попробуйте сами угадать, кто он. Точно можно сказать, что это один из самых занимательных моментов вообще в творчестве Стивена Кинга, потому что такого странного, интересного и необычного персонажа он ещё никогда не использовал в своих романах. Знакомство с ним, как холодный душ, словно отражение зеркала в другом зеркале.


Динамика повествования достаточно высока в сравнении с «Волками Кальи», однако быть динамичнее той книги — не комплимент. Предыдущий роман серии был так затянут, что даже «Песнь Сюзанны» на его фоне выглядит более наполненным событиями произведением.


Хотелось бы отметить, что, по прошествии нескольких лет после прочтения цикла, я помню только два момента из этой книги: встречу с тем самым интересным и странным персонажем, а также личный писательский дневник автора, прикреплённый в конце. Благодаря этому дневнику, людям, которым интересна судьба серии, открылись интересные факты, связанные с написанием книг. В том числе мы узнаём, что события многих романов, таких, как, например, «Роза Марена», тоже связанны с «Тёмной башней». И конечно, поражает финальная запись в дневнике, являющаяся вырезкой из газеты: в ней журналисты в погоне за сенсацией объявили Стивена Кинга мёртвым после встречи лоб в лоб с фургоном.


Что же касается истории ка-тета Роланда, то тут можно сказать, что автора она действительно утомила. А если книга неинтересна даже писателю, то представьте, насколько скучно её читать…

Показать полностью
74

«Память, Скорбь и Тёрн» — фэнтези, которое вдохновило Джорджа Мартина на написание «Песни льда и огня»

Тром-ка, друзья! В течение последних трёх месяцев я с большими перерывами читал первые произведения Тэда Уильямса, которые в оригинальном переводе звучат как «Память, Скорбь и Тёрн», но у нас вы могли видеть эту же серию романов под названием «Орден Манускрипта». Признаться, я вообще не думал что смогу до конца осилить эти книги, и не потому-что скучно, а скорее наоборот — работа и прочие занятия отнимают довольно много времени, а эти книги не дают просто так уйти из своего мира.

«Память, Скорбь и Тёрн» — фэнтези, которое вдохновило Джорджа Мартина на написание «Песни льда и огня» Литература, Фэнтези, Книги, Тэд Уильямс, Обзор книг, Длиннопост

Память, Скорбь и Тёрн / Иллюстрация: Alex Chen


Если честно, произведения Тэда Уильямса мне довольно сильно напоминали по стилю «Песнь Льда и Огня» Мартина, пока я не узнал, что Мартин сам является огромным фанатом творчества Уильямса. Собственно, «Игры престолов» и не было бы, если бы Мартин в своё время не читал произведений Уильямса. А сейчас предлагаю погрузиться немного в изучение «Ордена Манускрипта», чтобы понять, стоит ли вам читать эту книгу.


Начну с того, что самая первая книга «Трон из костей дракона» очень затянута, и чтобы не бросить её читать, просто вспомните, как вы читали «Братство кольца», и количество информации, которую выдавал на неподготовленного читателя профессор Толкин. Здесь ситуация точно такая же — большое количество «начальной информации» может легко отпугнуть, но уверяю вас, чем дальше вы будете углубляться в трилогию «Памяти, Скорби и Тёрна», тем сложнее будет оторваться от чтения, иногда натыкаясь на неожиданные «вотэтоповороты» и элементы которые Мартин (я не обвиняю в плагиате, это абсолютно разные истории, но всё же) явно позаимствовал в свои романы.


О чём сюжет? Я даже не знаю как сократить эту тонну текста, но постараюсь сделать это максимально вкратце и без спойлеров (хотя всё-равно получится простыня, эх). Итак, старый король Престер Джон, который правил в Светлом Арде умирает, оставляя после себя двух наследников и советника в лице священника, которого в народе именуют Красным Колдуном. Думаю ни для кого не будет удивительным тот факт, что королевство постепенно приходит в запустение и раздирается внутренними конфликтами, голодом населения и природными катаклизмами. И история плавно подводит нас к мальчишке Саймону, ученику придворного ученого Моргенса, который и будет главным действующим лицом этой эпической истории.


Из-за внутренних интриг, свидетелем которых собственно и становится наш юный герой, ему придётся бежать из замка, в котором он провел всю свою сознательную жизнь, и отправиться на поиски трех волшебных мечей — Памяти, Скорби и Тёрна. Дорога будет наполнена не только яркими приключениями, но и описанием мира, что при хорошем воображении рисует просто невероятные картины, являющие собой нечто среднее между Средиземьем и Вестеросом, или средневековой Европой, если брать наш мир.


А дальше я рассказывать увы не могу, завязку постарался дать максимально коротко. Вообще, хочется выделить огромное количество отсылок к реально существовавшим в истории человечества личностям, а также персонажей, известных нам из кельтской мифологии.

Уильямс, кстати, не так давно вернулся к той истории, с которой начиналась его писательская карьера. Насколько мне известно, финальная книга из цикла «Последний король Светлого Арда» («Дети Навигатора») должна была выйти уже в этом году, но пока я никакой информации о ней не смог найти, кроме того, что автор решил детальнее проработать финал истории. Во всяком случае, думаю что пока если и вернусь к чтению, то только рассказов, а «Корону из ведьминого дерева» (первая книга нового цикла) начну читать ближе к новому году.


Это качественное во всех смыслах фэнтези, которое требует осмысления, и погружает с головой в свой мир. И если вы соскучились по чему-то эпическому и сказочному, а от событий в реальном мире хочется уйти с головой в другие миры, то… Если вы дочитали до сюда, и более того, если вы успели в свое время прочитать «Властелин Колец» и «Песнь Льда и Огня», то «Орден Манускрипта» — это ваш выбор на ближайшие пару месяцев (учитываю то время, в которое успевал читать сам).


Почитать другие обзоры и лонгриды, можно в моём телеграм или вк :3

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: