13

Битва в сказочной стране. Раунд 5-ый

Львенок и черепаха vs разбойники из Бременских музыкантов

Четвертый раунд


Раздались треск, замысловатая брань, короткий вскрик и снова брань, но уже весьма забористая. Черепаха лениво высунулась из панциря, поворачивая голову в сторону источника шума. Ждать пришлось недолго, буквально через пол минуты зашевелились кусты на самом краю оврага и в следующую секунду, гость оступившись ойкнул и рухнул вниз.

Она лениво проследила за свободным падением золотистого представителя семейства кошачьих. Впрочем на дно оврага, он как и положено его племени, упал на все четыре лапы и не пострадал.

- Ну и глушь! - Пробурчал он отряхиваясь, затем словно спохватившись, аккуратно снял со спины гитару и осмотрел.

- Привет, львенок, - нарушила молчание черепаха, - ну и шумный же ты. Я думала кошки тихие.

- Кошки, конечно тихие, - поднял голову львенок и улыбаясь, - а львы, да еще и рок-музыканты, очень даже шумные.

- Как ты только с голоду не помер с такими инстинктами?

- Ну дык я еду обычно добываю в холодильнике. А там она уже не бегает и не прячется. - И он приблизился к черепахе. - Ну и вымахала же ты.

Это было правда. Черепаха действительно была огромна. Высотой с полметра, и длиной около двух. Лев восхищенно обошел старую подругу, постучал по панцирю, и прицокнул языком.

- Знаешь, я и сейчас смогу на тебе покататься, помнишь как в детстве?

- Это для тебя в детстве, - усмехнулась черепаха, - а я уже тогда была довольно почтенной дамой. А ты, - добавила она после небольшой паузы, - так и остался раздолбаем. - И черепаха снова осмотрела гостя.


Длинная грива заплетена в несколько косичек. Черная косуха, куртка в заклепках, такие же штаны. Сапоги со шпорами и острыми носками. На пальцах несколько перстней с черепами, на теле пяток татуировок. И это только на видимой части кожи. Три кольца в правом ухе, одно в левом. Пижонская бородка.

- Я творческая личность, - усмехнулся львенок, - кстати, во многом благодаря нашей эпохальной встрече на том пляже. Помнишь?

- Такое не забывается, - усмехнулась черепаха.

- Хочешь, сбацаю нашу песню в обработке? Металл кавер? - И он ударил по струнам.

- Спасибо, не надо - поморщилась черепаха. - Я под старость предпочитаю тишину.

- Как хочешь, - немного обиженно ответил лев, и сменил тему. - Что думаешь о нашем противостоянии с этой бандой?

- Что, что, - проворчала черепаха, - тяжело будет. Я медленная и старая, ты певец. Порвут нас на тряпки. Твою шкуру в гостинной у камина положат из меня гребешков наделают.

- А ты оптимистка, - широко улыбнулся лев. - Я может и певец, но все-таки лев. Боевые качества мы впитываем с молоком матери. А ты - вообще осадная башня. Тебя даже гранатой не возьмешь. Так ведь?

- Не знаю, не проверяла. Оружие у тебя есть?

- Найду, когда начнутся четыре часа, - отмахнулся он. - А ты, старая, небось у тебя под панцирем целый арсенал прикопан?

- Если бы. Так, пару игрушек для самообороны, - вздохнула она. Повисло молчание. Лев присел прямо на землю, прислонившись к нагревшемуся на солнце панцирю, и начал бренчать на гитаре. Черепаха же, несмотря на заявленную любовь к тишине, не стала прерывать его, а наоборот слегка покачивалась в такт.


- Говорят мы бяки-буки, и не даром говорят… - Атаманша отложила гитару и поднялась осматривая банду. Толстый, тонкий, неприметный. Тертые калачи, опасные бандиты. Она усмехнулась, хорошую банду сколотила когда-то крестьянская девочка похожая на мальчика. И сегодня предстоит проверить насколько она хороша.

- Сюда, - позвала она, и разбойники подошли к главарю женского пола.

- Пора обсудить драку.

- А что там обсуждать? - Хмыкнул неприметный. Старая калоша и кот - полупокер. - Порежем их и еще выспаться успеем.

- Я бы не была столь самоуверенной, - покачала головой атаманша. - Вон наши коллеги тоже были уверены что завалят Горыныча, и где они теперь?

- Так то змей, а это…

- Ну и нас не сорок. Все-таки советую подготовиться.

- Согласен, - влез в разговор тонкий. - Тяжело в подготовке, легко…

- В гробу, - влез толстый. - Атаманша права, надо подготовиться. Типа нам сюрпризы не в масть. Короче, я о чем. Черепаха та при бабле, вроде даже с документами на какой-то театр, и ключ у нее из золота…

- Это не у той черепахи… - сказал тонкий.

- Той, не той, - отмахнулся толстый. - Уверен все эти панцири при бабле. Та и льва тряхнуть можно, у него вроде куча поклонников, а значит бабки есть. Так что надо их немного того, оглушить, так чтобы не сразу наглухо.

- А это мысль, - атаманша задумчиво провела пальцами по струнам. - Одним выстрелом убить двух зайцев. Так! - Она поднялась, - через час начинается раунд, мы должны хорошо вооружиться пока будет можно.


- Ты точно не можешь вылезти из этого оврага? - Лев нервно осмотрелся.

- Не могу, дорогой, - грустно улыбнулась черепаха. - Слишком тяжелая.

- А как ты сюда попала-то?!

- Так раньше он был длинный, а потом во время бури и ливня часть берега обвалилась и меня тут заперло. Ну а мне то что, старая уже, путешествовать не люблю, еда и вода тут есть, вот жила спокойно.

- Плохое место для боя, очень плохое. - Покачал головой лев. Склоны заросшие, деревья у самого края, видимости ноль. А если они гранаты добудут…

- Так ты иди в лес, встретишь их там, а я тут в уголке посижу.

- А если они разделятся? И кто-то сразу сюда?

- Ну у меня есть пара тузов в рукаве, - усмехнулась черепаха. - А если не сработает, то что ж. Я пожила.

Он промолчал, а она перешла к делу.

- Нашел что-то?

- Пистолет, винтовка, но толку-то от нее тут. Да и никогда не стрелял из такого. Пара ножей. - Он скривился. - Дерьмовых ножей, у меня когти лучше. И все.

- Ну ты реально… Певец.

- Ну извини, - покачал головой лев, - лучше скажи где тут гитару пристроить?

- Чего с собой-то брал? - Проворчала черепаха. - Знал же что будет жарко?

- Знаешь. Пока не прозвучал гонг, как-то несерьезно относился. Думал что это нечто вроде клипа.


- А теперь?

- А теперь понимаю, что все взаправду. И убивать нас будут на самом деле.

- Львенок, - черепаха улыбнулась, - иди в лес, ты из кошачьих, используй свои преимущества, бесшумность и все-такое. Только эту одежду с заклепками оставь, звенеть будут. И вспомни как твои предки охотились.

- А ты?

- А я посижу тут в углу. Если ко мне сунутся, то буду действовать по обстановке.

- В углу на солнышке? - Выдавил он улыбку.

- Да. Как когда-то, - ответила она.

Он хотел что-то добавить, но не нашел слов. Махнул рукой, скинул куртку и оторвал несколько висюлек со штанов. Сунул “Глок” в карман, винтовку за спину, а ножи кинул на землю. Кивнул черепахе и побежал к краю оврага.

Черепаха некоторое время смотрела как лев ловко карабкается наверх и одобрительно улыбалась, похоже инстинкты брали верх, и выросший малыш сможет о себе позаботиться.

Когда лев скрылся за деревьями, она отползла в угол, прижалась к отвесной стене и замерла осматривая окрестности.


Они действительно разделились. Атаманши и неприметный сразу отправились к оврагу где обитала черепаха, а толстый и тонкий с шумом продирались по лесу. Точнее шумел толстый, а тонкий держался чуть сзади, в надежде заметить привлеченного шумом льва. Когда обсуждали тактику боя, то в зависимости от поведения врага, предположили два сценария.

Если черепаха и лев займут круговую оборону в овраге, то оглушить их с помощью пары гранат, повязать оглушенных и постараться выбить из них деньги.

Но разбойники сомневались что их враги окажутся настолько глупы, что будут сидеть и ждать пока за ними придут. Скорее всего в овраге будет лишь черепаха, а вот лев постарается устроить засаду. А тут уже у кого нервы крепче то и победит.

Был еще вариант всем мочить черепаху, но бандиты опасались что лев видя такой расклад сбежит, и надеялись выманить его. Они привыкли к риску, мало чего боялись, и желание сорвать большой куш пересилило осторожность.


- Вот этот овраг, спускайся, - приказала атаманша, - а я найду спуск чуть дальше.

- Секунду, - неприметный вытащил трофейный бинокль и осмотрел овраг. - Вижу, - прошептал он, - лежит возле дальней стенки, спряталась в панцирь. Как будем выковыривать?

- Вежливо попросим, - ответила атаманша.

- А если…

- А если не будет реагировать, пустим газ, у меня пара слезогонок есть.

Неприметный кивнул и прислушался. Ни один звук не нарушал тишину, похоже льва не было поблизости, и тогда, стараясь не шуметь, он начал спускаться.


Все-таки они проморгали опасность, раздался выстрел, и выпущенная из “Глока” пуля обожгла ухо толстого. Разбойника спасло то, что лев в последние годы вел довольно разгульный образ жизни, много бухал и не смог нормально прицелиться. Да и опыта в стрельбе у него было маловато.

Матерый бандит отреагировал моментально, он сразу бросился на землю, срывая с плеча автомат. Не спасовал и тонкий, услышав выстрел, он бросился вперед, поливая заросли из своего “Калаша”.

- Мочи козла! - Проорал толстый, в свою очередь открывая огонь в ту сторону откуда прилетел смертельный подарок.

- Давай еще! - Тонкий перезарядил магазин, и под прикрытием толстого углубился в заросли. Заметил движение и открыл огонь. Остановился он только лишь опустошив второй магазин.

- Хватит, хватит, - толстый положил руку на плечо собрата.

- Думаешь ему кирдык?

- Не знаю, но думаю что да. Однако… - Он снял с пояса гранату, - перестрахуемся.

- А деньги? С певца? - С досадой спросил тонкий.

- Хочешь поискать его в зарослях?


Лев поднял голову и с благодарностью посмотрел на упавшее огромное дерево, за которым он успел укрыться. Толстый ствол принял в себя предназначенный для него свинец. Выстрелы прекратились, но лев вдруг почувствовал что пора валить. Он начал медленно отползать стараясь не шуметь.

Толстый выдернул чеку, тонкий последовал его примеру. Гранаты синхронно взлетели в воздух, два взрыва слились воедино.

- Идем, поможем потрясти черепаху, - и рсдашазбойники поспешили к оврагу. Лев больше не интересовал их.

- Ну привет, земноводное. - Неприметный с усмешкой постучал по панцирю. - Есть кто-нибудь дома?

Тишина была ему ответом.

- Слушай, тут такое дело. - Теперь голос бандита утратил издевательские нотки, в нем можно было даже уловить сочувствие. К тебе претензий нет, и мы согласны на ничью…

В этот момент раздались звуки стрельбы. Но ни неприметный, ни черепаха никак не показали заинтересованности в этом. Бандит подождал пока шум стихнет, и лишь поморщился когда раздались взрывы. Затем все стихло и он продолжил как ни в чем не бывало.

- Мы слышали ты при бабках. Давай сделаем так, ты сдашь свой тайник, а мы не будем тебя мочить. Раунд закончится вничью ко всеобщему удовольствию.

Тишина.

- Ну смотри, старая, - в голосе неприметного промелькнула злость, - не хочешь по хорошему… - И он снял с пояса гранату.

- Какие гарантии? - Вопрос прозвучал глухо, черепаха по прежнему не показалась из панциря.


- Слово лесного брата, - серьезно ответил неприметный. - Нам нет смысла обманывать, а то в будущем такого не провернуть.

- А что со львенком?

- От его поведения будет зависеть. Да и потом, какое тебе до него дело?

Раздался шум потревоженных деревьев, и на краю обрыва появились толстый и тонкий.

- Что тут у вас? - Спросил толстый, пытаясь отдышаться.

- Почти договорились - усмехнулся неприметный. - Да черепаха?

- Да, - донеслось из под панциря. - Сейчас покажу вам тайник.

- Умничка, - осклабился неприметный, тонкий, выдохнув закурил, а толстый полез за флягой с водой. И только атаманша не присоединилась к ним. Она стояла чуть поодаль, наблюдая за лесом. Старая разбойница не была уверена в том, что напарник черепахи мертв. Это и спасло ее.

- Вот мои сокровища, касатики! - Черепаха появилась из панциря, с пулеметом в том месте, где у нормальных черепах должна быть передняя левая лапа.

- Получайте, скоты! - Заорала она, и тишину разорвал страшный грохот. Толстый не успел отреагировать, очередь разорвала его почти пополам. Остальные были проворнее, но все-таки этого оказалось недостаточно. Незаметный отпрыгнул, но все равно схлопотал несколько свинцовых подарков в живот и правый бок, закричал от боли тонкий, а потом затих.

Когда все началось, стоявшая чуть поодаль атаманша сразу прыгнула на землю, и свинцовый вихрь не коснулся ее. Сжав зубы, все пошло не так, она сорвала с пояса гранату и метнула в продолжающую палить черепаху. Ухнул взрыв, черепаху подбросило в воздух и перевернуло. Панцирь раскололся и наступила тишина.

Атаманша поднялась и заметив боковым глазом движение и разворачиваясь к новому источнику опасности. Вовремя.


- Суууука! - Рыжая молния метнулась к атаманше. В руках разбойницы был автомат, но выстрелить она уже не успевала. Воспользовалась как дубиной, блокируя удар когтистой лапы. Лев атаковал только левой, правая висела плетью, видимо сказались последствия взрыва, и это давало ей шанс. Атаманша увернулась от одного удара, блокировала еще один, ей надо было разорвать дистанцию, чтобы успеть выстрелить, но лев не собирался предоставлять ей такую возможность.

Он словно обезумел, шел напролом, не обращая внимания на боль. И в какой-то момент атаманша, отступая от очередного удара, уперлась спиной в стену. Попробовала ударить льва прикладом, но не успела, тот достал ее когтями, вскрывая от шеи до живота, словно консервную банку. Разбойница захрипела и выронила автомат, затем упала на живот, задергавшись в агонии.

Лев смотрел на ее конвульсии и не заметил, как поднялся тонкий. Он получил три пули в левое плечо, и сейчас, побледнев от боли, поднимал “Глок”. Выстрел, пуля угодила льву в правое предплечье. Он сразу бросился на землю, и потянулся к автомату выпавшему из рук атаманши. Выстрел, пуля угодила в стену над его головой, следующая сорвала лоскут кожи с щеки льва.

Рыжий наконец-то справился с затвором и выпустил в тонкого все содержимое магазина. Тот рухнул и больше уже не поднялся. Раздался гонг, возвестивший о победе льва и черепахи, но рыжий не слушал его. Он подбежал к старой подруге и сразу понял, что дело плохо. Вообще было удивительно, что она еще была жива.

- Эх, раздолбай ты мой, - прошептала черепах, - не покатаю уже тебя.

- Все будет хорошо, - глотая слезы ответил лев, - вот увидишь.

- Я знаю, может споешь мне? Только как когда-то, без твоего рока.

- Спою, спою конечно, - и лев запел песню про солнышко. И пел до тех пор, пока глаза черепахи не затуманились окончательно.

Дубликаты не найдены

+1

Нраица. Продолжай. ))) Здесь почти ничья. Вангую гибель положительных персонажей.

раскрыть ветку 1
0

Спасибо) думаю ты прав в своем ванговании)

+1

"5-й". Без "ы".

раскрыть ветку 2
0

Спасибо

раскрыть ветку 1
0

Пожалуйста.

0

прям до слез! Спасибо!

Похожие посты
59

Дю и К

В дверь норки постучали. Мышка поверх очков взглянула на горящий в камине огонь, отложила недовязанный шарфик и поплелась к двери — третий день разогнуться не давал внезапный прострел в спине, не помогал даже аппликатор из пчелиных жал.

Противный свист из щелей говорил о том, что метель ещё не успокоилась.

Мышь глянула в глазок и распахнула дверь. И точно, мело...

На пороге стояла крохотная девочка.

— Я так замерзла и проголодалась! — трясясь прошептала она.

— Дю, хорош прикалываться! Принесла?!

— Так точно! — Дюймовочка расплылась в улыбке и сделала шаг в сторону. За ее спиной на крыльце стояла бутыль коньяка. С тех пор как приемная мать девчонки устроилась горничной в отель, жить мыши стало гораздо веселей — бутылочки из мини–баров гостиничных номеров очень скрашивали зимние месяцы.

— Э, а чо коньяк–то?! — закуксила мышь, — ты же зна...

— Олигарх, — коротко и ёмко ответила девочка.

— Чо, уже сегодня?! Что–то я с этой пургой совсем счёт дням потеряла.

По пятницам к мыши в норку на преферанс являлся крот. А крот любил коньяк. И на остаточной инерции Дюймовочку.

Отчего–то он решил, что "разведенка" — это лёгкая добыча, которая, наконец–то согласится на его условия.

Но после того, как гордая малышка его вновь отшила, а затем пять раз подряд обыграла на мизерах, Крот решил, что в качестве законной супруги она его разорит. И перевел отношения в разряд крепкой дружбы. Впрочем, вялых попыток склонить стройную красавицу к бесплатному адьюльтеру не оставлял. В его понимании, дружбе это нисколько не мешало.

Дюймовочку крот забавлял, но что гораздо важнее, на пятничные посиделки он всегда приносил закуску, остатков которой бережливой старушке–мыши хватало аккурат на неделю.

За последнее время Дю вообще стала гораздо прагматичные, циничнее и неплохо освоила науку манипуляции. А как ещё выжить в этом мире крошечной девушке, разочарованной даже в эльфах и добровольно отказавшейся от крыльев?!

Жук, жужжа и жалуясь, что его засмеют коллеги, помог Дюймовочке притащить в норку утерянный кем–то мобильник и, пока не разрядился аккумулятор, даже "бывший" изредка заглядывал к мыши, чтобы скоротать вечерок за "Змейкой", впрочем, предпочитая дни, когда Дюймовочка уезжала на заработки. Король эльфов был не слишком разговорчив, но все — компания.

Ласточка раз в год приносила из–за границы разные эксклюзивы и вскоре ежегодная ужин–вечеринка "Африканский пир" стала местным брендом, собирающим передовую нано–молодежь. Мышь даже подумывала, не открыть ли рядом с норкой ресторанчик на постоянной основе, но смущало частое отсутствие помощницы.

И только лягух по–прежнему жил с мамой, жалобно квакая по ночам на луну. Ква–а–а!

А что с зелёного возьмёшь?!

246

Золушка

Что делать, когда очень хочется на бал, но отец далеко, а злобная мачеха со своими дочерьми, лишь расхохоталась осторожной просьбе юной падчерицы, обозвала чучелом неумытым, и дала зведомо невыполнимое задание? Остется или плакать, или вспомнить напутственную речь отца, который говорил, что любую юную деву украшает терпение и тогда в нужное время все воздастся, так сказать по заслугам.


Ее отец был умным человеком, она привыкла прислушиваться к его советам, и потому не стала понапрасну горевать, а принялась за сортиовку рассыпанных злобной мачехой зерен.


И случилось чудо! Не прошло и пятнадцати минут, она даже не успела отделить просо от гречки, как в дверь постучали.

На пороге — невысокая, пожилая женщина, этакая милая бабушка с доброй улыбкой и стальными серыми глазами. Посмотришь в них, и сразу задумаешься, а стоит ли брать у нее пирожки, или лучше сначала угостить ими заклятого врага?


— Здравствуй, Золушка, я Крестная фея — представилась гостья, — можно войти?


— Конечно! — Посторонилась она, чувствуя, как внутри разгорается некая надежда, неужели вечер пройдет не за бесполезной и скучной работой?


— Сегодня во дворце бал. — Фея сразу перешла к делу. И говорят, к гостям выйдет сам принц. Скажи, милое дитя, хочешь ли ты побывать на балу.


— Очень хочу, добрая фея!


Старушка несколько раз хлопнула в ладоши, и на пороге, как по волшебству, появился мужчина. Слегка вытянутое лицо придавало ему сходство с крысой, и Золушка знала, что за глаза его именно так и называют: Крыс. Но лишь тогда, когда его нет поблизости. В руках Крыса была огромная коробка.


— Переодевайся, карета ждет, — бросил он и исчез за дверью.


Открыв крышку, девушка чуть не закричала от радости. Шикарное платье, такого она не видела ни у мачехи, ни у сестер, изящные легкие туфельки, украшения.


— Переодевайся и слушай, — крестная дала ей насладится непривычным зрелищем, и начала инструктаж. — Первое и самое главное, тебе надо успеть до полуночи. — Девушка кивнула. — Второе, в замок зайдешь через северные ворота. Стражникам дашь вот это — она выложила на кухонный стол несколько золотых монет, — но вероятнее всего там будет только один охранник. Однако золота не жалей. — Золушка как раз возилась с застежками, потому внешне никак не отреагировала на слова феи, но та знала, что ее подопечная внимательно слушает.


— В замке постарайся не встретиться с мачехой и сестрами, тебе нужен принц, помнишь, что тебе рассказывали о его привычках?


— Да, милая крестная, — она склонилась в почтительном поклоне.


— Отлично. Подарок для принца взяла? — Золушка кивнула, похлопав себя по бедру. — Страховку? — Снова кивок. — Давай, малышка, удачи тебе!


Карета, запряженная четверкой белых лошадей, ждала ее у входа. Кучер Крыса кивнул, — мол садись, и через минуту она уже ехала по во дворец, рассматривая город сквозь небольшое окошко.


Надо сказать, что настроения в королевстве были отнюдь не праздничные. Близкая война с соседствующим Малабаром казалась почти решенной. Переговоры зашли в тупик, армия малабарцев качественно и количественно превосходила королевскую рать. Единственное, что пожалуй удерживало их от вторжения — это военный гений принца. Тот, несмотря на пижонскую внешность, любовь к балам и молодым девушкам, был просто военным гением, одним из лучших стратегов, и враждебный сосед пока не рисковал переходить к открытой конфронтации, ограничиваясь провокациями.


Все это Золушка слышала краем уха, убираясь на кухне. Слышала и о том, что сегодняшний бал призван для укрепления морального духа жителей королевства, мол «спокуха на лице — порядок в доме».


За всеми этими, несвойственными молодым девушкам мыслями, она доехала до северных ворот. Все было так, как и говорила крестная. Скучающий стражник принял золото, и лениво осмотрев худосочную фигурку, посторонился пропуская девушку на встречу мечте.


Замок поражал роскошью. Все для нее было ново, и роскошные светильники на стенах, вместо чадящих факелов, или одиноких свечей, и ковры, устилающие пол, и гобелены. Вот так, восторженно круча головой, она поднялась на второй этаж, туда где собственно и происходило основное действо сегодняшнего вечера.


Некоторое время, смущенная и, чего греха таить, немного испуганная девушка наблюдала за танцующими, пьющими, флиртующими людьми.

Старалась не лезть на глаза, и с надеждой высматривала: не появится ли принц.

Того не было видно, может еще не пришел, а возможно и уединился где-нибудь с молодой красоткой. Она вздохнула, задание выглядело все более нереально. Мимо проходил слуга, с подносом в руках и расстроенная девушка взяла бокал с напитком, на поверхности которого то появлялись, то лопались небольшие пузырьки.


Отпила осторожно, и покрутила головой, ища куда можно поставить бокал. Напиток ей не понравился. Заметив небольшой столик, двинулась к нему, как вдруг, нога предательски подогнулась, сказался малый опыт хождения на каблуках, и не удержавшись Золушка растянулась на полу.


Почувствовала как краска заливает лицо, какой позор!

— Позвольте, я помогу — она подняла голову, и сердце девушки отчаянно заколотилось. Перед ней был сам принц!


Подождав пару секунд, и поняв, что сама она подниматься не собирается, он легко подхватил ее на руки. Одна туфелька слетела с ноги, но ни он, ни она не обратили на это ни малейшего внимания. Девушка восторженно рассматривала героя — мечту большинства девочек, девушек, женщин, и скорее всего бабушек, а он с интересом наблюдал за ней.


— Тут скучно, — доверительно шепнул он, — позвольте я украду вас сегодня?

Она не смогла ответить, только кивнула, и принц, так и не отпуская ее на пол, вышел сквозь незаметную боковую дверь.


Они оказались в небольшом, уютном помещении. Горел камин, пол украшал ковер.

— Располагайся. Я заметил тебе не понравилось шампанское? Хочешь вина.

— Да, ваше высочество — пролепетала она.

Принц ободряюще улыбнулся и опустил ее на пол.

Потом они сидели прямо на ковре возле камина, пили вино и Золушка думала о том, что так не бывает. Вспомнила крестную, ее слова про полночь и вздрогнула. Совсем потеряла счет времени.


— Не бойся — принц по-своему трактовал ее испуг. — Все будет очень хорошо.

Золушка вдруг действительно успокоилась, глубоко вздохнула поднимаясь, встал и принц. Погладил ее по волосам, на лице мужчины играла уверенная улыбка победителя. Всегда и во всем. И на поле боя и на любовном ложе. И девушке передалась его спокойная уверенность. Она вдруг провела руками по бедрам, а затем обхватила принца за талию, сжала и вздрогнула, прижимаясь к нему.

Его руки потянулись к ней, но Золушка вдруг отстранилась, и потупила взор.

— Можно мне еще вина, ваше высочество?

Он кивнул, разворачиваясь к столику, на котором осталась темная бутыль редчайшего и очень дорого вина. Девушка же снова провела рукой по бедру,


Все-таки он был опытным бойцом и что-то почувствовал. Начал разворачиваться, но поздно. Удар Золушки был по-змеиному быстр. Она практически не рисковала. Обнимая принца, девушка убедилась, что под рубашкой нет никакой кольчуги, и действовала наверняка. Тонкое, похожее на иглу лезвие, вошло принцу в область почек. Этот удар и сам по себе вызывает болевой шок, в том числе не дает жертве закричать — удобно для съема часовых. Но кроме этого, по специальным желобкам кинжала, в рану попал яд жабы с Малабарских болот, вызывающий моментальный паралич дыхательных путей.

Принц захрипел, ноги подкосились, и он рухнул на колени.


— Привет тебе из Малабара, герой, — прошептала она, и нанесла второй удар — точно в сердце. Ей не нужны были сюрпризы.


Так дело сделано, теперь бежать. Она подхватила тело, и с трудом затащила вглубь комнаты. Вряд ли сюда кто-то войдет, но желательно чтобы если все-таки такое случиться, он не увидит тело сразу. Жаль, что вторая туфелька потеряна, но искать ее точно не стоит. Придется идти босиком, но ей не привыкать.


Бал закончился, несколько пьяных парочек, пяток одиночек. Остальные видать разошлись по комнатам. Незамеченная никем девушка сбежала вниз, вышла через те же северные ворота.


Крыс ждал ее, и стоило девушки оказаться в карете — хлестнул лошадей. Через пятнадцать минут они остановились.

— Готова?

— Да

— Выходи. Чисто


Девушка вышла из кареты, и Крыс одобрительно кивнул. Золушки больше не было. На вид — это был паренек, лет двенадцати. Оборванец — которых полно возле порта. Да и сам Крыс теперь не напоминал кучера. Обычный головорез, к которому не стоит поворачиваться спиной.


Через десять минут они вышли на старый причал. Крыс отвязал небольшую лодку, и сам сел за весла. И вот они поднимаются на борт небольшого судна, хозяин которого не прочь подзаработать контрабандой. Они готовы к отплытию, вся необходимая мзда заплачена, и шхуна невозбранно уходит в море.


И только оказавшись в нейтральных водах, Золушка решается вынуть изо рта небольшую капсулу, прикрепленную к зубу мудрости. Страховка на тот случай, если бы ее раскусили. Живой к палачам королевства попадать она не планировала.


Принца обнаружили лишь под утро. К тому времени шхуна с Золушкой и Крысом уже приблизилась к Малабарскому порту.

От злоумышленницы остались лишь одна туфелька, и сыскари королевства ухватились за эту единственную улику. Уже через сутки, около трех десятков девушек, которым туфелька подходила по размеру, признались в убийстве принца. Еще через сутки их количество выросло до шестидесяти. Правда от пыток это спасло далеко не всех.

Проверяли так же всех, кто был на балу. Возможно мачеха золушки что-то рассказала бы про свою падчерицу, но и она, и ее дочери были мертвы. Крестная фея помогла Золушке рассортировать пшено, попутно добавив в еду специфическую приправу.

Сложно сказать сколько бы времени продолжалась охота на ведьм, но на четвертые сутки после описанных событий, в королевство вторглись войска Малабара.

Показать полностью
115

Черепаха Ракета

Черепаха Ракета Вязание крючком, Амигуруми, Черепаха, Медведи, Своими руками, Рукоделие без процесса, Сказка, Длиннопост

Жили-были черепаха Ракета и жираф Карапуз. Однажды солнечным утром они отправились на прогулку.

Вдруг черепаха остановилась и удивлённо сказала:

— Какого необычного цвета сегодня трава — розового.

Жираф пожал плечами, но промолчал.

— И небо розовое, и солнце, и даже ты, Карапуз, какого-то розового цвета.

На сей раз жираф не утерпел и сказал:

— Уважаемая госпожа черепаха! Может быть, вы вчера объелись розовых пирожных и вам всё кажется розовым, или вы слишком долго выбирали розовое платье?

— Я вчера вообще не ела сладкого, а выбирала брючный костюм далеко не розового цвета.

Жираф задумался.

— А, может, вы слишком долго клеили розовые обои в своём доме или красили стены розовой краской?

— Свой дом я всегда ношу с собой, ни обоев, ни крашеных стен в моем доме нет.

Тут они решили отдохнуть и присели в тени большого раскидистого дерева. И вдруг жираф увидел, что на носу у черепахи надеты розовые очки!

— Уважаемая госпожа черепаха! – сказал жираф. – У вас на носу розовые очки! Так вот почему вам всё кажется розовым!

А назавтра черепахе Ракете уже всё казалось… фиолетовым! И даже сон, который видела черепаха ночью, был каких-то фиолетовых оттенков. Жираф Карапуз не стал задумываться о том, почему черепахе в этот день все казалось фиолетовым, может быть потому, что ему самому в тот день все было фиолетово!

Автор: Ирис Ревю

Черепаха Ракета Вязание крючком, Амигуруми, Черепаха, Медведи, Своими руками, Рукоделие без процесса, Сказка, Длиннопост

А это Черепаха Ракета с Михаилом Косолаповым

Черепаха Ракета Вязание крючком, Амигуруми, Черепаха, Медведи, Своими руками, Рукоделие без процесса, Сказка, Длиннопост

Мой инстаграм https://www.instagram.com/dj__lm/

Показать полностью 2
77

Я чудовище

Сегодня я обнаружил себя там же, где и в прошлый раз - в небольшой комнатке под крышей самой высокой башни. Я лежал на каменном полу на животе, раскинув руки, словно пытался обнять кого-то. Было очень тихо. И темно.

За дверью послышался тихий скрип деревянных ступеней и осторожный старческий голос:

- Господин, вы пришли в себя?

Ну да, пришел в себя, а до этого в ком я был? Я попытался подняться на ноги. Это далось еще тяжелее, чем в прошлый раз: пол казался слишком далеким, равновесие - неустойчивым. Инстинкт толкал меня на четыре конечности, убеждал, что так и надежнее, и удобнее, и легче скрыться. С трудом я смог подавить свои страхи и остаться в вертикальном положении. Как человек. Медленно и неуверенно я шагнул к небольшому, густо зарешеченному окну и выглянул наружу. Уже совсем стемнело, и холодные звезды поблескивали в небе. В комнате было совсем пусто, лишь останки ранее разгромленной мебели жались к стене. Когда я ее разбил, я не помнил.

- Господин, с вами все хорошо?

Я совсем забыл про своего слугу:

- Да, Рифи, я скоро спущусь.

Снова тихий скрип - старик спустился вниз. Я последовал за ним по крутым деревянным винтовым ступеням вплоть до парадной мраморной лестницы, устланной бирюзовым ковром. Рифи уже успел скрыться в левом коридоре, ведущем на кухню, скорее всего, чтобы поторопить кухарку с ужином. Я же направился ко входу - моему самому ненавистному месту. Там висело последнее уцелевшее зеркало в замке - огромное, во всю стену, прочное и отражающее с нереальной четкостью. Я неоднократно пытался разбить его, но даже царапины не осталось на его гладкой поверхности. Каждый раз после приступа я со страхом подходил к нему, и никогда оно не разочаровывало.

Еще один шаг приблизил меня к персональному эшафоту, еще шаг... Осталось пройти еще чуть-чуть, посмотреть налево и в очередной раз убедиться в том, что я уже не...

Внезапно распахнулась входная дверь, и в залу вбежал мой конюший-привратник-садовник в одном лице.

- Господин, там... перед воротами..., - он совсем запыхался, пока пробежал пятьсот метров от кованых ворот до дверей замка.

- Стьюи, успокойся, отдышись и доложи все, как полагается, - сзади послышался чуть осуждающий голос Рифи. Мой дворецкий был, как всегда, на высоте. Каким чудом он оказывался именно там, где больше всего был нужен?

Рифи - глубокий старик лет восьмидесяти, из поколения в поколение переходящий по наследству в нашей семье. Он служил моему отцу, моему деду и, кажется, еще прадеду, и продолжал верно служить мне даже после того, как разбежались почти все слуги. Он ухитрялся содержать огромный замок с не менее огромной призамковой территорией в порядке всего при помощи пяти человек. Кроме Стьюи, у меня жила еще кухарка - тетушка Руфь, ее глухонемой муж Крие, который выполнял работу дворника-егеря-охотника-дроворуба-охранника, их немая дочка Лади, служившая горничной-посудомойкой-помощницей кухарки, Маркус - лакей, ну и, конечно, сам Рифи.

Стьюи вдохнул, выдохнул и нарочито медленно объявил:

- Господин, к вам приехал гость, ранее не объявленный среди приглашенных. Это некий купец, он нижайше просит вас принять его, осознавая, что просьба его дерзка и неуместна. Но его вынудили на сию дерзость неблагоприятные условия, а именно волки, преследующие его в местных лесах.

Рифи чуть скривил губы, давая понять, что речь Стьюи весьма далека от совершенства, и обратился ко мне с легким поклоном:

- Господин, изволите пригласить данного купца в дом?

Церемониальность и чопорность Рифи была просто завораживающей: на улице моего потенциального гостя, возможно, уже обгладывали волки, а дворецкий спокойно вопрошал мое мнение. И я был практически уверен в том, что он делал это специально, дабы показать Стьюи, как должен себя вести обученный профессиональный слуга. Купец - это дело десятое, помрет или нет - неважно, но воспитание слуги должно вестись непрерывно.

- Рифи, впустить, накормить, помыть, обогреть. Выдели ему гостевую комнату на первом этаже, и чтобы выше он не показывался.

Дворецкий кивнул Стьюи, и тот опрометью кинулся к выходу. Рифи же, еще раз поклонившись, сказал:

- Тогда я распоряжусь насчет гостя. Господин желает отужинать вместе с ним или ...

- Он поест в своей комнате. Пусть Лади обслужит его. И чтобы никто ни о чем с ним не говорил.

- Как пожелаете, - и старик удалился.

Оставшись один, я мог сделать последний шаг и заглянуть в зеркало, но, смалодушничав, я решил сбежать в столовую на втором этаже, сказав себе, что купец уже вот-вот зайдет, и лучше бы скрыться до его прихода.

Усевшись за обеденный стол, накрытый по всем правилам сервировки, я старался сконцентрировать внимание на еде, как всегда, разнообразной и потрясающе вкусной. Тетушка Руфь постаралась на славу. Благодаря старику Рифи, который умудрялся вести еще и все мои счета, бумаги, расчеты с принадлежащими мне деревнями и торговыми лавками, у меня не было проблем ни с деньгами, ни с поставками пищи.

Но даже кулинарные творения тетушки не помогали мне отвлечься: я ежесекундно прислушивался к звукам за дверью, надеясь услышать купца. У меня так давно не было гостей! Я прислушивался, затем ловил себя на том, что  прислушивался, снова пытался сосредоточиться на еде, снова вострил уши... В конце концов, я разозлился и отшвырнул вилку. Маркус, прислуживающий мне, насторожился и отошел подальше от меня - поближе к выходу. Заметив его нехитрые маневры, я взбесился еще больше: мои собственные слуги боялись меня. В голове почти незаметно промелькнула мысль о том, что это вполне заслуженно, но злость быстро смыла ее.

- Маркус, быстро позови Рифи, - рыкнул я, из последних сил удерживая себя. Нож в правой руке стал медленно сворачиваться в спираль. Лакей вздрогнул и вылетел из обеденной залы. Я сидел, стискивая зубы, и старался дышать медленно и равномерно.

- Господин? - размеренный голос дворецкого немного остудил меня. Быстрый взгляд на мою руку, - Маркус, замени приборы.

Маркус нервно подошел к столу, аккуратными движениями положил другие столовые приборы и снова отошел к двери.

- Купец?

- Ужинает. Он весьма благодарен господину за гостеприимство и безмерно удивлен своему спасению, так как не знал, что в данной местности стоит ваш замок.

- Волки?

- Нет, они не подрали его. Купец отбился от своего торгового обоза, потерялся в лесу. Недалеко от ворот замка пала его лошадь и отвлекла волков на себя. Поэтому он успел добежать без каких-либо серьезных телесных повреждений, только царапины и ссадины от веток и падения с лошади.

- Крие?

- Да, я послал его проверить. Все весьма похоже на правду. Крие нашел полуобглоданный труп лошади, в седельной сумке приличная сумма денег, вверительные грамоты от купеческой гильдии, в том числе и из тех городов, в которых, по словам купца, он торговал. Так же при себе купец имеет поясную суму, спрятанную под верхней одеждой. Лади проверила ее, пока он мылся и отогревался. В ней были найдены женские украшения, изящные, хорошей отделки.

- Вопросы?

- Конечно, он спрашивал о владельце замка с целью лично поблагодарить за свое спасение. Лади все сделала аккуратно, как и должно.

Есть вещи, которые неподвластны моему разуму. Например, как приготовить куропатку в грибном соусе, или как работать горничной, не слыша и не умея разговаривать, или как узнать все про гостя, ни разу не показавшись ему на глаза. Рифи, я уверен, отдал все нужные указания Лади, а сам сумел остаться в тени. Может, он подслушивал их, а может, у него с Лади и Крием есть особый язык, который понимают даже глухонемые, не знаю, да и знать не хочу. Главное, что он смог организовать сбор информации о незваном госте и сообщить мне. Страшно подумать, что я буду делать без Рифи, скорее всего, подохну на вилах своих же крестьян...

Я встал из-за стола, так толком и не поев, зато успокоившись:

- Купцу отыскать его обоз, помочь добраться до него. И какие-нибудь подарки тоже организуй.

Рифи поклонился:

- У купца есть дочери, лучшим подарком будут дорогие ткани или украшения.

- Мне все равно, делай, как считаешь нужным.

Дворецкий еще раз склонился и поспешил отворить передо мной дверь. После моего ухода из обеденной залы не донеслось ни звука, но я был уверен, что мой старый слуга отчитал Маркуса по всем статьям.

Единственный мой слуга, у которого, на мой взгляд, не было причин оставаться в замке, - это Маркус. Рифи и тетушка Руфь из людей такого рода, которые если уж берутся за какое-то дело, то доводят его до конца. Поэтому, некогда приняв надо мной опеку, они остались в замке навсегда. Крие и Лади, глухонемые, конечно, остались с тетушкой, кроме того, с их недостатком они вряд ли смогли бы найти приличное место. Стьюи - молодой шустрый парнишка, сирота, был принят на работу еще сопливым мальчишкой. После смерти матери его никто не принимал в деревне, поэтому Рифи с разрешения моего отца взял его в замок мальчиком на побегушках. Стьюи некуда идти, он не знает никакой жизни вне замка и, кажется, влюблен в Лади.

Маркус же - худощавый мужчина лет тридцати пяти, всегда щеголеватый, несмотря на стандартную форму лакея, с хорошим послужным списком. Его также принял на работу мой отец, но и после его смерти, после того, как во мне начали происходить изменения, и все слуги сбежали, он остался на службе. Причин я не мог понять, но доверяя мнению Рифи и желая хоть как-то облегчить его работу, я не стал выгонять Маркуса.

Не повышая голоса, я сказал:

- Завтра чтобы купца здесь не было.

И тут же услышал голос Рифи из залы:

- Да, господин. Рано утром он уедет.

Этой ночью я спал плохо, сказывался и последний приступ, и появление неожиданного гостя, поэтому, едва рассвело, я решил прогуляться в парке.

Несмотря на все старания, Стьюи не мог поддерживать всю призамковую территорию в таком же порядке, как это делал добрый десяток садовников с армией помощников, но наиболее важные для меня участки оставались столь же ухоженными, как и раньше.

У меня уже давно выработался определенный маршрут прогулки. Сначала я шел к ровным рядам розовых кустов, которые так любила моя мать. Мне же розы совсем не нравились, они казались мне слишком изнеженными, искусственными, выхолощенными за века окультуривания. Их лепестки чересчур пышны и нарочито выдержаны в определенной цветовой гамме, их запах слишком рафинирован и сладок. Моя мать была такой же: изящной, беспомощной в житейских делах, пахнущей приторными розовыми духами.

Затем я шел к крошечной, на одного человека, беседке, увитой диким виноградом и какими-то мелкими беленькими цветочками, втискивался на единственную полукруглую скамью, отщипывал пару виноградин, съедал их, кривился от вкуса, говорил себе, что больше никогда их не буду пробовать, и отправлялся дальше.

Побродив немного по садовым дорожкам, я останавливался возле роскошной стеклянной оранжереи, где росли орхидеи. Эти цветы были страстью моего отца, он выписывал и привозил их, откуда только мог, закупал специальные почвы - для каждого вида отдельно, удобрения, и даже установил сложную осветительную систему, основанную на зеркалах, для продления светового дня. Я не унаследовал столь же сильную любовь к орхидеям, чтобы продолжать увеличивать коллекцию или собственноручно ухаживать, но мне нравилось наблюдать за ними.

В оранжерее росло несколько десятков видов орхидей, и все они были уникальны и неповторимы. Некоторые цветы росли прямо на стволах деревьев, специально посаженных для них, другие выглядели как кустарнички, третьи и вовсе как веревки, свисавшие с ветвей. Их цветы могли походить на крылья экзотических бабочек, на пчел, на элегантные кружева, а запахи варьировались от нежнейших, едва уловимых ароматов утренней росы и ванили до сочной вони протухшего мяса. Но были орхидеи, цветки которых я еще ни разу не видел. Отец говорил, что эти растения могут цвести раз в сто лет, поэтому нужно немного подождать. После этих слов он всегда смеялся.

Одна из таких орхидей как раз выкинула огромный бутон размером с мужской кулак, и сегодня я надеялся, что увижу распустившийся цветок и смогу оценить его аромат. Жаль, что отец уже не увидит его.

Подойдя к оранжерее, я почувствовал, что что-то было не так. Дверь оранжереи была распахнута, хотя Стьюи отлично знал, что делать так строго запрещено. Я запрыгнул внутрь, закрыл осторожно дверь, обернулся и... Моя шерсть на загривке моментально вздыбилась, а верхняя губа непроизвольно вздернулась, обнажая разом удлинившиеся клыки. Купец, это мог быть только он, стоял возле изуродованного куста орхидеи со срезанным цветком в руках.

Я зарычал, медленно приближаясь к нему и готовясь к прыжку:

- Зачем? Это твоя благодарность, купец? Ты за этим пришел в мой дом?

Купец, увидев меня, побледнел, задрожал и упал на колени, выронив цветок. Я за мгновение оказался рядом с ним и уже готов был перегрызть ему горло.

- Господин прикажет бросить преступника в темницу, дабы допросить его по всем правилам? - сзади раздался спокойный, остужающий голос Рифи.

- Да, немедленно! - иначе я уже не смог бы удержаться от полной трансформации.

Крие выдвинулся из-за моей спины, скрутил руки купца за спиной и, поторапливая его легкими пинками, вывел из оранжереи. Рифи удалился вслед за ними.

 

Я метался вперед-назад по узкому проходу между растениями, сбивая хвостом нежные цветки и листья. Хвостом? У меня уже появился хвост? На сей раз изменения зашли слишком далеко, но эта мысль не успокоила меня, а наоборот, привела в полнейшее бешенство. Как этот жалкий купчишка посмел?! Не просто сорвать орхидею, а ограбить меня, своего благодетеля! Довести до такого состояния! Цветок было не жалко, меня бесил сам факт такого самоуправства, посягательства на мою собственность. Вот они - мелкие людишки: ни капли благодарности, достоинства, элементарного уважения, лишь бы ограбить, нажиться, урвать хоть чуть-чуть сверх того, что тебе дают.

Я уже не ходил, а кружился по оранжерее и рычал. Из губ вырывались не проклятья, а нечленораздельные клокотания. Я был на самой грани срыва, и спас меня, как всегда, Рифи. Он встал у входа и, не изменяя своему спокойному тону, сказал:

- Господин, купец помещен в камеру. Если пожелаете, можете его допросить.

Я гневно обернулся к нему. Он такой же неблагодарный человек, заслуживающий только смерти, он допустил кражу, он не уследил за купцом.

Рифи так же спокойно, не изменяя своему достоинству, опустился на колени и склонил голову:

- Господин, я виноват перед вами. Я не смог предотвратить кражу и готов принять любое наказание, какое вы изволите мне назначить.

Тут я опомнился. Вид коленопреклоненного старика, вырастившего меня, остудил лучше ведра ледяной воды. Я бросился к Рифи, осторожно помог подняться:

- Рифи, тут нет твоей вины. Если бы у тебя было больше подчиненных, тебе было бы легче справляться с этой громадиной. Да и со мной.

Дворецкий посмотрел прямо мне в глаза, чего обычно не допускал, и с достоинством ответил:

- Господин, если слуги не справляются со своей работой, они могут привести в свое оправдание множество причин и отговорок. Но их халатность все равно является последствием некачественной работы дворецкого.

Я улыбнулся: Рифи всегда останется Рифи.

- Ну пойдем поспрашиваем этого несчастного, зачем он полез в мою оранжерею.

Купец выглядел так, будто он находился в пыточной уже давно: по бледному лицу стекали ручьи пота, в глазах застыл ужас, руки и ноги тряслись так, что он даже стоять не мог. Он обхватил себя руками и покачивался, сидя на узкой скамье. Губы его шевелились, словно он читал молитвы. Может, и вправду молился.

Я тихонько спросил у Рифи, не причиняли ли какой-нибудь телесный вред купчишке, почему тот так испуган, на что дворецкий ответил, что с пленником ничего не делали и, скорее всего, тот боялся будущих пыток.

Когда мы вошли в камеру, купец бросил на меня затравленный взгляд и принялся часто-часто креститься.

- Бог тебе не поможет, вор, - гневно сказал я. Меня всегда раздражали люди, легко нарушающие заповеди божьи, а потом впадающие в религиозный фанатизм и тыкающие пальцем во всепрощение.

Теперь по лицу купца потекли крупные слезы, словно он прощался со своей жизнью и не рассчитывал на спасение. Это было крайне неприятное зрелище: крупный сильный мужчина с мощными загорелыми руками, широкой черной бородой вел себя как малый ребенок. Он явно был из тех купцов, которые не перекладывали обозы на управляющих, а лично вели их по опасным дорогам и лично же защищали при какой-либо опасности. Плюс он был также довольно успешным торговцем, раз мог покупать весьма дорогие безделушки в подарок своим домочадцам, значит, он не чурался и обманывать, и обжуливать при случае. Так почему же он, такой умелый, храбрый и красноречивый, в данном случае не пытался как-то объяснить свое поведение, а сразу сдался морально и физически.

И тут меня осенило: купец не боялся ни людских судей, ни разбойников, но он никогда не сталкивался с такими людьми (существами?), как я. И, скорее всего, причислил меня к дьявольским созданиям.

Мне, законному владельцу замка и всех окрестных земель, не пристало что-либо объяснять или выспрашивать, поэтому я тихонько тронул Рифи за плечо и вышел из камеры. Впрочем, далеко уходить я не стал: зарешеченное оконце на двери было открыто, и я мог слышать все, что происходило внутри. Да, я согласен, что господину не пристало подслушивать своих же заключенных, но это наиболее простой и быстрый способ узнать интересующее меня.

Рифи, как всегда, понял меня без слов и, выждав паузу, тихонько и участливо спросил у купца:

- Что же ты, господин хороший, своего спасителя-благодетеля грабить вздумал? Чем-то мы тебе так не угодили: невкусно накормили? не мягко спать уложили?

Спустя несколько минут раздался низкий голос купца:

- Я вам очень благодарен за спасение, за приют, за кров, за угощение. И в мыслях не было делать что-то... Но ведь это ж просто цветок! Я не воровал ни денег, ни золота, ни серебра столового. И любой ущерб я готов возместить, - к концу речи его голос стал тверже и увереннее. Собственно, примерно на такие речи я и рассчитывал.

- Господин, а как бы ты поступил, если бы приютил из жалости и согласно закону божьему человека, а тот бы обокрал тебя? Как бы ты оценил стоимость семейной реликвии, переходящей из поколения в поколение? Бывает, что цена одной и той же вещи для разных людей совсем разная.

- Все верно, все так, виноват я, не знал, что цветок этот так важен для твоего господина. И если бы мог я поступить иначе...

- Так почему ты, господин хороший, решил сорвать этот цветок? Ты меня извини, старика неразумного, но не похож ты на столь тонкого ценителя природы.

В этот момент я подумал, что если купец и вправду окажется неистовым любителем цветов, то прощу его в память о своем отце. Кто знает, какими путями мой папа доставал корешки и семена своих орхидей.

- Давай, я тебе все расскажу, а уж потом ты и твой господин, - на этом месте снова была пауза и шуршание ткани, наверное, купец снова крестился, - решите, как быть, как со мной поступить.

  Рассказ купца:

Сейчас я довольно успешный и состоятельный купец, более чем в десятке городов стоят мои именные лавки, у меня есть и небольшой флот, но начинал я не сказать, что бы совсем с нуля, а с одной-единственной лавчонки в моем родном городе. И так быстро подняться я смог только потому, что не боялся открывать новые торговые пути, причем первые два-три раза в каждое новое место я езжу сам, и лишь потом, разведав безопасные пути да потребности новых земель...

Вклинился тихий шепот Рифи: "да сняв самые сливки".

Да, и это тоже, я же все-таки купец. Так вот, только потом я даю разрешение другим купцам присоединиться к моим обозам. Новые земли - это всегда большие риски, но и большие доходы.

Сам я довольно рано овдовел, и дома меня ждет не жена, а три прекрасные дочери. Они ведут без меня дом, хозяйство, и я всегда из нового похода привожу им подарки: разные безделушки, украшения, все, что попросят. Причем стараюсь выбирать именно такие, которые есть только в этом месте, поэтому они у меня наряжаются ничуть не хуже знатных барышень, а то и получше.

Но видишь, какая штука: две старшенькие мои просят всегда сережки, бусы, ткани, кольца, словом, все то, что довольно легко найти, если есть деньги. А младшенькая вечно выдумает что-нибудь этакое: то ей книгу привези особенную, то нитки для вышивания специальные, с золотом там или еще чем, то специи для готовки необычные. А в этот раз она сказала, что не нужно ей ничего. Но как я всех одарю, вплоть до служанки последней, а дочку свою родную оставлю без подарка. И так ее выспрашивал, и эдак. В конце концов, она сказала, чтобы привез я ей цветок красный, необычный, какой она еще никогда не видела.

Старшим я сразу подарки нашел, да ты про них знаешь, видел-поди. Я заметил, что ваша молчаливая служаночка порылась в моих вещах, но я не против, разумная предосторожность никогда не повредит. А вот младшенькой никак не мог найти цветка. Я в них, честно сказать, вообще не разбираюсь. Потому сколько я ни смотрел на разные цветы, я не мог понять, растут у нас такие же или нет, для меня они все одинаковые - большие, яркие и пахучие.

А этим утром я рано поднялся - походная привычка: пока до дому не доеду, сплю не больше четырех часов за ночь. Будить хозяев или слуг не хотелось, вот я и решил побродить по саду, посмотреть на замок снаружи. Видел розы на кустах, но такие и у меня в саду растут, видел беседку с виноградом, а потом нашел стеклянный дом. И видно было, что там цветы разные-всякие. Я хотел заглянуть, посмотреть, вдруг там найдется цветок необычный. Не будь наказа моей дочери, никогда бы не заглянул туда, и не потому что защититься пытаюсь, а потому что не интересуюсь зеленью вообще никак, разве только в салатах каких-нибудь, петрушкой да яблоками вокруг гуся жареного.

Но в этом домике действительно оказались необычные цветы: и которые на деревьях прямо растут, и свисают со стволов. А самый красивый цветок был в глубине, вот уж действительно никогда таких не видел: красный, как кровь, огромный с голову младенца, все лепесточки резные, словно мастерица какая кружево сплела из паутинки, и запах вроде чуть слышный, но такой манящий, что я сам и не заметил, как сорвал его.

Сначала-то я как думал: увижу подходящий цветок, запомню, где он растет да как выглядит, а потом спрошу у хозяев, нельзя ли веточку взять, заплачу, сколько запросят. А тут руки сами потянулись. И не успел я опомниться, как тут вошло это... чудовище, зубы оскалило, хвостом хлещет... Уж я не знаю, кто это и как его ваш господин держит, но у меня от страха и язык, и ноги-руки онемели...

Конец рассказа.

Я стоял и внимательно слушал купца. И верил ему. Полностью верил. И про его обозы, и про дочек, и про цветок, и про то, что "руки сами потянулись". Заодно хоть смог понять, как цветок этот проклятый выглядит, а то даже рассмотреть не успел. Но слова его про чудовище словно холодной водой меня окатили.

Вот я теперь кто. Чудовище! Зубы оскалило... хвостом хлещет. Уже не человек... Как же меня обманывал Рифи? Говорил со мной словно с человеком, обращался со мной как с человеком, служил мне как человеку, а я чудовище!

Я рванул ко входу, к зеркалу, перепрыгивая через ступеньки и распахивая двери. И замер, глядя на себя.

Показать полностью
100

Чайная шкатулка

Чайная шкатулка Пирография, Чай, Шкатулка, Чайная культура, Черепаха, Чаепитие, Сказка, Подарки, Длиннопост
Чайная шкатулка Пирография, Чай, Шкатулка, Чайная культура, Черепаха, Чаепитие, Сказка, Подарки, Длиннопост
Чайная шкатулка Пирография, Чай, Шкатулка, Чайная культура, Черепаха, Чаепитие, Сказка, Подарки, Длиннопост
Чайная шкатулка Пирография, Чай, Шкатулка, Чайная культура, Черепаха, Чаепитие, Сказка, Подарки, Длиннопост

Очень многие сейчас увлечены чаем, но вот вопрос: где его хранить?

Согласитесь, приятно достать чай из маленькой шкатулки, специально отведенной под такое дело? Тем более, если на крышке сидят такие очаровательные древесные черепашки 🐢 и пьют чай из маленьких чашечек.


Изображение скомпоновано из двух рисунков авторства Омара Раяна: у него что ни рисунок, то легкая наркомания. :D Безусловно меня он сразу заинтересовал, очень рекомендую к просмотру его арты, талантище!


📐 Формат: 15.5 х 23.5 х 6.5 (см)

🏷 Оригинальный арт - Omar Rayyan

Шкатулка покупная, выжигание - мое.

Показать полностью 2
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: