С тегами:

рассказ

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
203
Ни капли сочуствия и гуманности...
27 Комментариев в Истории из жизни  

Я плакал во взрослой жизни три раза:

- Когда у меня на руках умер от старости мой пёс, которого мы с родителями выбирали на десятый мой день рождения как подарок, а по факту он стал членом семьи почти на полтора десятилетия.

- Когда нелепо погиб мой лучший друг в 27 лет, двоим детям которого я был крёстным и вся обстановка меня реально выбила из колеи.

- Когда умер папа от остановки сердца, при том, что ничто не предвещало и яркое летнее суботнее утро стало чёрным днём.


Поэтому, когда сегодня рано утром, зайдя в офисное здание я увидел на пожарной лестнице сидящего и рыдающего молодого парня, в очень приличном костюме,  работающего вроде в соседней конторе, я понял - у человека НЕРЕАЛЬНОЕ ГОРЕ. Он не заметил меня. Он ничего вокруг не замечал. Он уткнулся в колени головой и рыдал. И шмыгал носом.


Я дошёл до конторы, отпер дверь. Его стоны неслись через весь длинный коридор. Я подумал, что нельзя быть такой равнодушной скотиной. Вряд ли я чем-то помогу ему, но может...

Я взял в холодильнике бутылку минералки, пачку салфеток и пошёл к нему, на лестницу. Ну может хоть советом или знакомством каким подсоблю... Ему же так плохо и одиноко в 7.30 утра со своим горем...


Я сел рядом и протянул ему воду и салфетки. Через некоторое время он заметил меня. Он поднял заплаканные глаза. Сфокусировался на мне. Потом на воде и салфетках в моих протянутых руках. И шмыгая носом и гнусавя от слёз простонал:

- Я всё перепробовал. Её не спасти. Уж не обычной водой точно. Этот грёбаный кофе с корицей хер отстираешь теперь от моей рубашки от (ХХХХХХХ).


И я увидел огромное коричневое пятно на его белой рубашке. И не выдержал. И слёзы брызнули из моих глаз. Я так не смеялся уже много лет. И давясь смехом и слезами я брёл к своему офису, а вслед неслось сквозь всхлипы: "Ни капли сочуствия..."

126
Детский сад.
14 Комментариев  

Вспомнился случай,произошедший более 20 лет назад.

Я была в детском саду,нам на обед дали винегрет,потом уложили нас на тихий час. Во время тихого часа,меня хватает за руку няня и тащит в ванную,где тычет мне в лицо мое полотенце,испачканное все в винегрете,поднимает меня за руку и трясет. Я плачу и кричу,что я этого не делала.

Потом я весь тихий час стирала это полотенце,босиком на холодном полу.

Плакала больше от того,что мне не поверили.

Вечером придя домой,родителям я ничего не сказала (хз,почему). Тут родители заметили,что я не хочу рисовать и как-то странно держу ложку во время еды. У меня очень болело плечо.

Родители собрались и поехали в больницу,где выяснилось что у меня вывих плеча,причем какой-то особенный. Меня позвали в другой кабинет,где добрая тетя расспрашивала у меня про родителей,про обстановку дома и т.д. Ничего не получив,она спросила,что я делала за весь день. Вот тут я ей все и рассказала. Она вышла к родителям.

Помню,что в этот сад я больше не ходила.Хотя,он считался элитным и родители много времени и нервов потратили,чтобы меня туда взяли.

Знаю,что эта нянечка тоже больше в этом саду не работала.

А еще,этот садик через год вообще закрыли.

Вспомнилось,так как я недавно забирала крестника с садика. Пришли домой,давай переодеваться. Смотрю,а у него ножки в небольших синяках. Далее Я и М(мальчик крестник)

Я: Саша,а откуда у тебя синяки?

М: Упал.

Я: Саш,зачем ты меня обманываешь? Я же вижу где и какие это синяки. Мы с тобой друзья и ты можешь рассказать мне все при все! Я никому ничего не скажу,пока ты сам не разрешишь!

М: Меня Маша задирает! Но я мужчина и должен все решить сам!

Я: А что именно она делает? Как задирает?

М: Когда мы спим она меня ногами пинает! А когда едим,она мне в тарелку кисель выливает.

Я: А ты родителям говорил? Или Такая Такайтовна(няня в саду)?

М: (мотает головой) А няне говорил,она меня отшлепала за то,что не сплю!

Вот так я случайно узнала,что няне абсолютно пофиг на конфликты детей. Так еще можно и по попе схлопотать! Договорились,что все расскажем родителям. Скоро родители будут говорить с няней и родителями той девочки.

Жаль,что дети иногда беспричинно боятся что-то рассказать родителям. А ведь сколько детских травм можно было избежать.

Имена изменены,все совпадения случайны.

Я понимаю,что это не одноклассники,но иногда нужно поговорить с детьми.

Уйду в минус,да пофиг))

38
"Сервис - Наше Всё!"© (Как украсть миллион #12. КУМУК)
4 Комментария в Истории из жизни  

Это продолжение серии историй про скромного работника на ниве собственного обогащения Михаила. Начало было положено ровно полгода назад: http://pikabu.ru/story/quotprosrochkaquot_kak_ukrast_million....

Прошлая история по тегу КУМУК(Как Украсть Миллион у Компании): http://pikabu.ru/story/quotuchene_svetquot_i_nemalo_nalichny...


Сегодняшний рассказ будет длинным, хотя и переписывал и ужимал несколько раз, до "читабельного".


Не раз говорили, что чем больше "экономии и оптимизации" в большой компании, тем больше возможностей для злоупотреблений и обогащений отдельно взятых личностей или неконтролируемых партнёров/подрядчиков.


С другой стороны люди, на которых повесили "лишнюю работу" в рамках экономии средств компании, делятся на две категории: те кто ноют и делают кое-как "лишнее", и те кто из "лишнего" извлекают прибыль.


Большая Компания, по продаже бытовой техники, в которой Миша стал руководителем отдела продаж, являлась дистрибьютором нескольких Известных Брендов, а так же являлась сама "Производителем" - заказывала под собственной маркой товары в Китае и используя имеющиеся каналы прекрасно продавала эти товары и имела отличную маржу.


Уже после первого квартала, готовя отчёт Миша столкнулся с бардаком в отчете о прибылях и убытках, в графах где шла речь о компенсациях брака/ремонта продукции. Цифры в целом были не особо выше ожидаемых, но они были "неправильными". На ряд продуктов были "нули", что удивительно. А на ряд продуктов брак достигал 7-10%, что тоже абсурдно, для Европейских Брендов.


Отправившись посоветоваться с Сервис-Менеджером, которого ему представили при заступлении на работу он получил в пятнадцати минутной беседе исчерпывающую информацию для себя:

- Я, Михаил, отвечаю только за работу с браком по собственной торговой марке. У меня построено всё просто - так как большая часть нашей продукции не ремонто-пригодна, ну или стоимость ремонта сопоставима со стоимостью продукта, то мы по актам авторизованных сервисных центров (АСЦ) просто меняем продукт клиенту. Я заключил договор с большим сервисным дистрибьютором и его работа нас полностью устраивает. Откровенно говоря, мне за это не доплачивают, к моей основной работе. А основная работа - организация поставок из Поднебесной, в условиях, что мне и так человека в отделе не хватает, отнимает у меня 120% моего времени. За работу с браком партнёров я не отвечаю - это твоя зона ответственности - кури договора, там всё есть. Чего нет - у тебя есть Босс!


Заглянув к Боссу и уточнив, что это и правда "его - Михаила зона ответственности, хотя в должностной инструкции об этом фраза и очень размыта, но..."! Михаил бодро улыбнулся и рапортовал: "Всё нормально, я просто уточнил, чтоб ненароком не повредить работе кого-то из ребят. Я разберусь - не подведу."


Далее было нудное перелопачивание договоров, дополнительные встречи с сервис-менеджерами Известных Брендов или "ответственными менеджерами" если нет нормально организованного процесса и у Производителя, сбор статистики по разным сервисам об уровне брака и его виде (предпродажный со всеми его видами, гарантийный, постгарантийный), встречи с подрядчиками-сервисами, анализ дебиторки и документооборота, на предмет выяснения движения брака Брендов и Своей Торговой Марки. Так как это был "факультатив", то у Миши заняло целый квартал вникнуть в проблему настолько глубоко, что бы понять все механизмы. Специалист за это время не только все изучил бы, но и отладил до рабочего состояния.


Выяснилось, что с Большими Брендами работа строится по двум основным схемам:

No1. Бракованный товар через АСЦ ремонтируется и все расходы и акты транслируются Производителю. Здесь вскрылось ряд злоупотреблений сервисов, которые никак не влияли на работу мишиной компании, но вредили Брендам Производителям - Сервисы ремонтировали ВСЁ. ДАЖЕ ТО ЧЕГО НЕ БЫЛО. Доходило до того, что вскрыли аккуратно схему, что сеть сервисов напечатала гарантийных талонов разных производителей, запаслась печатями и... Понеслась работа. Огромное количество брака у бренда попёрло...


Или наоборот - давали Акты на неремонтопригодность и "утилизировали неремонтопригодное", выдавая акт на замену товара для покупателя. По факту, после изучения, оказалось что "утилизировалось" очень часто работоспособное - Ну вот не читал покупатель инструкцию, как включить и использовать новый сложный прибор, а сразу отправился в АСЦ. А там ему: "Уууууу, это брак заводской, мы тесты поделали, там плату менять, мотор, гидроденоультрамикроусилительнанопотока и пильтулятор сетчатый... ждать 45 дней и ещё может столько же (по закону 45). Будете ждать или могу вам акт составить о неремонтнопригодности и вам дадут новый? Только внимательно инструкцю читайте, а то прибор сложный!"

Покупатель матерясь сквось зубы, идет в магазин, получает новый прибор. Производитель получает Акт, претензию, счет на диагностику и счет за утилизацию - не везти же полкуба мертвого железа через всю страну...

Сервис через маленький партнерский магазин продает "восстановленное". И получает две прибыли.


No2. Дистрибьюторский-сервисный договор. Производитель подписал с Дистрибьютором договор на обслуживание его техники и забыл как страшный сон схему работы No1 (выше). По договору, производитель отчисляет раз в период согласованный процент от продаж "на сервис", а Дистрибьютор сам организует сервис по всей своей территории работы. И тут начинают страдать мелкие клиенты и покупатели. Ведь Дистрибьютор деньги то уже "заработал". А вот тратить... Менеджеры, которым не выгодно и сложно ковыряться с браком, забивали на это. Намеренно - с целью улучшения показателей. Или от лени - ворох бумаг действительно большой. И отсюда "нули" на брак в отчетах. Вот только, по мимо недовольства покупателей, эта проблема вырастает в то, что при сверках и взаиморасчетах эти "нули" в какой-то момент превращались в огромные суммы. Брак на уровне 2% от оборота накопившийся за пару лет давал иногда чудовищные суммы, из-за которых начинались разборки. И всплывало это, как правило, когда кто-то уходил и его завалы начинал раскапывать новенький. И компенсировать приходилось из не целевых - "маркетинговых" и иных фондов. Негатива к этой схеме добавляло то, что весь бракованный "серяк", купленный "на оптовке за дёшево", все клиенты пытались впихнуть дистрибьютору как его проблему. А разобраться в этом нереально.


Было еще пара схем работы, но они были мелкие и не значительные в общем ворохе проблем.


Подготовив план, Миша отправился к Боссу. Босс просмотрел план, посмотрел цифры и спросил: "Ты это серьёзно? Вот из-за этих копеек фигнёй страдать и брать людей отдельно на этот вопрос? Ты ж руководитель, поставь KPI по проценту брака своим парням, поставь задачи по сдаче отчетности. Но отдельно проект по браку мы вводить не будем. Да и по Собственной Торговой Марке надо с логистов на Отдел Продаж брак переложить пожалуй. Короче, всё в рамках своего отдела налаживай."


В целом он этого и добивался - Чтоб это официально стало его проблемой и он мог "наладить".


Провел переговоры с Поставщиками и максимальное количество перевел на процент от оборота, взяв "геморрой по браку на себя" - Это значительно уменьшило документооборот.


Выделил бюджет "на брак" в отдельную статью и взял её на контроль. Он установил своим менеджерам строгие правила отчетности по работам с партнерами, чтоб не копились долги. Он провёл переговоры с основными Сервис-Дистрибьюторами, сократил их количество резко и замкнул работу на нескольких самых крупных. Он полностью поставил под контроль поставки запчастей, по своим контрактам, ведь доходность на них на порядок отличается от доходности по товару.

Работу с Предпродажным Браком перестроил полностью - Теперь все, что "мятые коробки", "царапанные панельки", "не зажужжало, когда включили" не "списывалось за копейки" или "утилизировалось", а тщательно контролировалось. И решение о дальнейшей судьбе этого "брака" принималось под контролем Миши. "Брака" меньше особо не стало, просто "движение стало правильным".

Весь сервис, вся торговля запчастями, "Уценённым и отремонтированным" товаром (как законная, так и полу-законная и совсем незаконная) стали под полным контролем Михаила.

Одному из своих помощников, ответственному парню, Михаил дал в помощь девочку-секретаршу для работы с документами, а его нагрузил следить, чтоб не было отклонений в плане работ. А от себя ввёл ему премию за "экономию бюджета на работе с браком".

Так как количество подрядчиков имеющих доступ к этому "денежному ручейку" сократилось в разы, то для оставшихся во-первых рамки стали жёсткими, а во вторых объём работ и денег вырос. И никаких "приписок" и прочих обманов от сервисов не стало. В смысле тех, которые проходили мимо Миши.


В компании финансовые потоки по этому направлению стали более прозрачны. Экономии особой не вышло. Просто там где были "нули" или "бешенные проценты" появились адекватные цифры, не отклоняющиеся особо от статистики.

Достижение никто не заметил, только бросил как-то раз вспомнив прошлый разговор: "Вот видишь, я же говорил сам справишься, без новых отделов!"


И передал Михаилу контроль за работой с Браком по Собственной Торговой марке, чем увеличил подконтрольный бюджет. Ну и соответственно личный доход, который по году составлял пятизначную сумму в твёрдой европейской валюте на этих операциях.



Всем хорошей пятницы и качественных приборов :)

Показать полностью
661
Благодарный #127
21 Комментарий в Авторские истории  

Меня забрали оттуда совсем маленьким, но помню, что там было плохо. Я мечтал, чтобы меня увезли, как и все в нашей большой "семье".
Тамара Васильевна, словно в насмешку, часто называла нас семьей.


Уезжал я поздно вечером. И когда мы доехали, она уже ждала на пороге моего нового дома.

Я помню, незнакомка тогда подняла меня на руки. И мой извечный страх сменился восторгом.

У нее были такие улыбающиеся, лучистые глаза. А от светлых волос так приятно пахло.

Как удивительно было впервые спать в тепле, на мягкой постели. Одному, после той тесноты на ржавых и шатающихся кроватях.
Как странно было есть вкусную еду, а не серую, склизкую кашу.


Я помню, как она удивлялась моей худобе, как сдерживала слезы, проводя рукой по моим шрамам.

Но не помню, когда впервые назвал ее мамой. Это вырвалось случайно, просто всплыло из подсознания. Мама Оля.

Ведь это она терпеливо учила меня читать и восхищалась неумелыми рисунками. Показывала, как пользоваться ложкой и вилкой, и внимательно выслушивала первые детские обиды и переживания.

А когда оказалось, что сломанная Тамарой Васильевной нога неправильно срослась, это она выбила для меня лечение.


Что ту женщину звали Тамара Васильевна, я узнал, уже будучи взрослым. Но мне было все равно.
Мама излечила меня, любовью вымыла всю боль и отчаянье из моей души.

Сейчас у меня своя семья, но я часто ее навещаю. Да и не только я, все мы, это же мама.

Наша мама. Воспитатель Ольга Викторовна из владимирского детского дома.

59
Вовремя сказать.
32 Комментария  

Выезжаю как-то раз из родного Аксая с ул.Мира на трассу М4, слева по дальней полосе едет одна машина, в принципе я ему совсем не мешаю — там даже небольшая полоса разгона есть + две полосы в одном направлении, но это мне так казалось, он же решил меня поучить: подрезает и оттормаживается, мне приходится очень резко затромозить чтобы не въехать ему в зад. Догоняю, поравнявшись с ним машу рукой: мол остановись, этот фрукт и не думает останавливаться, начинает от меня тикать. Жена ругается: Леша, ну на фига он тебе сдался? Я в ярости — ненавижу урода, сейчас остановлю его и морду набью. ( о последствиях не думаю))). Супруга спокойным голосом говорит: а мне его жалко! Я в шоке — почему это? Тебе жалко этого урода? Отвечает: на номера посмотри, Х005СМ... такой маленький... ))). Пару секунд пытаюсь осознать про что мне говорят, самому становится смешно, ржу и перестаю гоняться за этим уродцем.

Вовремя сказанная шутка помогает...


рассказ №84

560
Помидоры
45 Комментариев в Авторские истории  

Однажды, когда я был маленьким, меня отправили продавать помидоры на местный небольшой рынок, находящийся недалеко от остановки. В те времена такие образовывались сами собой на каждом углу и существовали до того часа, когда полуденное летнее солнце не загонит всех по домам. Мне было лет пять-шесть, я готовился пойти в первый класс и поэтому уже знал кое-какие основы математики. Это было сложение и вычитание, при чем не слишком больших чисел, но бабушка решила, что этого вполне достаточно для того чтобы получить свой первый опыт в сфере продаж.


Мне были даны четкие инструкции относительно цен. Вон те с зеленцой по рублю. Те, что красные но немного помятые по два, а самые большие и красивые по пять за килограмм. Я расположился на складном стульчике рядом с картонной коробкой, на которой лежали товары. Люди подходили, смотрели, спрашивали меня и шли мимо, отдавая предпочтение бабкам по соседству. Я не понимал почему и решил понаблюдать. Оказалось, что у моих конкурентов цены были немного ниже, при чём на всё категории. Я понял, что нужно делать демпинг, чтобы всё распродать до полуденного зноя. Я тогда таких слов конечно не знал, но понимал, что мой товар ничем не лучше, а продать мне его надо, тем более, что помидора на солнце начинала портится на глазах.


Я снизил цену на рубль на самую дорогую позицию. Тем же ответили и конкуренты. В итоге через полчаса у всех помидоры стоили ниже некуда и все их удачно распродали. Я был доволен, а конкуренты грозились мне надрать уши, если я еще хоть раз вернусь со своими помидорами. Видимо у них там был какой-то негласный ценовой сговор, но мне было всё равно. Я довольный шел, сжимая в руке, спрятанной в кармане небывалые для меня деньжищи.


Однако, когда я пришел домой, то вместо похвалы получил выговор за то что всё продал слишком дёшево. Надо сказать, что помидоры в тот год уродилось очень много и от летнего салата все порядком устали, закатывать банки в такую жару было тоже плохой идеей, потому-то меня и отправили на рынок. Мол, помидора всё равно пропадёт, а так хоть денежку немного получим. Но видимо я не уловил перемены концепции, когда стоимость стала принципиально фиксированная.


Мне заявили:


- Уж лучше бы я выкинула эту помидору, чем за такие копейки её раздавать.


Так я впервые познакомился с особенностями русского маркетинга и психологией отечественного предпринимательства.

82
"Да будет свет", - сказал монтёр...
6 Комментариев  
"Да будет свет", - сказал монтёр... Санкт-Петербург, история, рассказ, длиннопост, фотография, стрит-арт

Вы можете представить себе ночной город без освещения? Вот и я не могу. В современном мире отсутствие света на улицах города будет приравнено к трагедии, а жители вооружившись факелами пойдут на свержение местного правительства. Ну за исключением момента с акцией "Час Земли", да и то в это время свет отключают только на некоторых достопримечательностях.


А теперь представьте себе Петербург начала XVIII века, город, в котором впервые в России появляется уличное освещение. Люди собираются толпами у фонаря, смотрят на диковинку, тыкают в нее пальцем, а потом пишут родственникам в деревню что видели диво-дивное. Горящий фонарь в том Петербурге всегда ассоциировался с праздником. Если сегодня в Новый Год для вас продолжает работать метро и запускают в небо фейерверк, то раньше просто зажигали уличное освещение.


Сейчас мы уже привыкли к круглосуточной жизни больших мегаполисов, а в то время по ночам работали только трактирщики, блудницы, разбойники и фонарщики. Первые разливали горячительное по чаркам, вторые дарили горячие объятия в перинах, третьи грабили в тех местах до куда еще не дошли четвертые. Хотя иногда вторые могли быть и третьими, но сказать я хотел не об этих превратных казусах судьбы.

Показать полностью 2
29
Вольный Флот. Глава Сорок Пятая.
13 Комментариев в Авторские истории  

Глава Сорок Пятая.

Доктор.


В шесть утра, пока палуба еще хранила ночную прохладу, Капитан поднял всю команду на построение. Бодрыми из всех выглядели только Федор, которому, после родной фермы рано вставать было не привыкать, и Механик, который привык на вахтах спать четырехчасовыми отрезками.

Барабашка, в обрезанных по колено старых штанах недоуменно терла глаза, а отчаянно не сходившаяся на ее бюсте старпомовская рубашка, намекала на причину, по которой она не выспалась. Стоящий слева от нее Марио одним глазом спал. Вторым он старался не пропустить момент, когда натянутые до предела пуговицы на груди соседки не выдержат.

Сам Старпом стоял справа, и облокотившись о надстройку, ждал, пока Капитан объяснит, какая руководящая блажь заставила того поднять всех в такую рань.


- Чо уставились харпидоны малосольные? Зарядка! - судя по всему Капитан в очередной раз намерился навести на судне дисциплину, - А то расслабились тут. На солнышке!

- Давай я подтянусь сто раз, что бы доказать тебе, что я в отличной физической форме и ты от меня отстанешь, - предложил Старпом.

- Не! Зарядка, она не для физической формы!

- А для чего?

- Для порядку! А порядок начинается с кого? - Старпом лениво сделал вид, что его интересует ответ, - С тебя!

- Не очевидная логика. Поясни.

- Поясняю! Ты у нас кто? Охвицер! И должен не только словом, но и примером! А какой пример ты подаешь личному составу? Во-во. Плохой!

- Мы вчера вместе пили, если что.

- Согласен. Отрицать не буду. Поэтому я что? Поэтому вот он я. Вместе с вами тут сейчас буду бегать, прыгать, отжиматься, и всячески развиваться физически и морально.

- Ой! А мне нельзя прыгать… - Барабашка испуганно сжала грудь ладонями, - У меня это…

- Я вижу, что у тебя «ЭТО». Прекрати «ЭТО» руками жамкать, пока рулевой наш косоглазие не заработал. А то косой рулевой... Это безобразие какое-то, а не рулевой!

Для тебя отдельную программу предусмотрим…

- Отжиматься ей, если что, тоже нельзя… - не удержался Старпом, - Иначе и остальные пузом к палубе прижаться не смогут. По определенным причинам…

- Позубоскаль мне тут еще! Сам знаю, что нельзя. Так — разомнется слегка и пойдет завтрак готовить… Пока мы с вами тут лень через пот из себя выгонять будем! Налее-во! За мной по пирсу и дальше по территории бехом ма-арш!


Навернув, под удивленные взгляды разбуженного топотом сторожа пяток кругов по верфи, команда вернулась на борт. Капитан, с неудовольствием заметив, что кроме него запыхалась только Барабашка, обтер лицо полотенцем, и назидательно поднял палец вверх.


- Во! Теперь все бодрые как огурчики. Приятно смотреть. Теперь каждое утро зарядку будем делать.

- Здорово… - скептически скривился Старпом, - А когда в море выйдем тоже?

- Обязательно!

- Так все по вахтам…

- Кто на вахте — тот не будет. Будет просто не отходя от места разминочку делать.

- А кто спит после дежурства? Законные четыре часа?

- Ну… Тех, естественно, будить не станем.

- Смотри-ка… «Собачья вахта» новыми красками заиграла…

- Ты чего разбухтелся-то? - недовольно рыкнул Капитан, - Это тебе не безобразия всякие совершать. Дело полезное и нужное.

- Я не сторонник бесцельной траты энергии.

- Бесцельной говоришь? Ну так придумай, как ее с толком тратить. Или я придумаю… Поздно!

- Что «поздно»?

- Придумал ужо! Бери подчиненных, и учи их приемам рукопашного боя.

- Может ты лучше? Ты у нас боксер.

- Ты тоже не фунт изюму. Я помню, как ты ентому… Как его? Бьерносону! В челюсть лягнул! Как эта фигня называется, кстати?

- Какая?

- Которой ты врезал.

- Нога.


Федор хрюкнул от сдерживаемого смешка, но поймав Капитанский взгляд вытянулся преданно глядя на начальство. Старпом, в которого взгляд уперся после, вздохнул, и снисходительно пояснил:


- Если ты спрашиваешь, про то, какой это вид единоборств, то это «Сават».

- Заморское что-то? Рассказывали, что хануми, поголовно, в зубы ногами пинаться любят. «Кинь-Фу» или как-то так…

- Нет — гюйонское.

- Ты смотри… - Капитан задумчиво поскреб бороду, - А где научился?

- В Гюйоне. Когда там учился. Увидел тренировку и мне понравилось.

- Мне, признаться, тоже понравилось. Эффектно. Хотя я, лично, за эффектами всякими, разумеется, не гонюсь. Мне кулаком сподручнее. Но ты любишь, повыпендриваться. А тут редкий случай, когда выпендрежи еще и реальную пользу имеют.

- Я просто очень не люблю, когда трогают мое лицо. А сават позволяет держать большинство противников за дистанцией кулачного боя.

- Да на здоровье. А теперь возьми, и обучи остальных этому же.

- Зачем?

- Шоб было. В нашем мире, да в наше время... Умение засунуть копытом в рыло лишним никогда не будет.


Старпом помолчал, пораженный мудростью капитанских слов, потом согласно кивнул, и принялся объяснять экипажу основы савата.

Первоначально, остальные отнеслись к этому без энтузиазма. Марио считал кулачный бой недостойной благородного человека дикостью, Федор был уверен, что кулаком в рыло можно зарядить без особых изысков, Барабашка боялась, а Механик больше полагался на приятный вес разводного ключа и в принципе отказывался понимать ситуацию, когда вокруг нет инструментов или тяжелых железок.

Но, внезапно, этот скепсис, заставил Старпома забыть свое прохладное отношение к данной идее, и воспринять обучение как личный вызов. Поэтому, Марио и Механику он объяснил, что в дисциплину савата так же входит фехтования на тростях. Федора впечатлил демонстрацией серии быстрых и мощных ударов. Барабашке пообещал, что занятия позволят ей, вопреки всем соблазнам, которым подвергается кок, сохранить стройные ноги и тонкую талию, а Капитану — что знание основ савата позволит ему не попасть впросак, и не получить, как Бьернсон, в хлебало с ноги.

Капитан обнаружив, что тоже стоит в общем строю и слушает старпомовские разглагольствования, понял, какую силу он разбудил, но сдавать задний было уже поздно.

Из подручных материалов была сооружена «груша», и немедленно жестоко раскурочена, после чего Механику и Федору поставили задачу соорудить тренировочный инвентарь понадежнее.


За этими заботами все чуть не прозевали завтрак. Напомнило о приеме громободобное бурчание в капитанском брюхе, после чего тот отправил Барабашку готовить, а остальных погнал на близлежащий пляжик ополоснуться, пока еще не жарко.


Когда команда вернулась, у причала стоял дорогой автомобиль. Пассажиры топтались перед трапом, тщетно пытаясь доораться до вахтенного.

Капитан подозрительно прищурившись посмотрел на гостей, но высказаться не успел — Старпом с широченный улыбкой вскинул руки в приветственном жесте, привлекая внимание.


- Падди! Синьор Винченто! Вы рано!

- О! Вот они где! А что корабль без вахтенного?

- Да кто тут к нам полезет в такое время? Я фессалийцев не знаю что ли? Тут даже воры раньше девяти не просыпаются. Тем более у нас там кок. Просто она на камбузе и вас не слышит.

- «Она»? Та самая? Ах ты ж… - Падди скабрезно ухмыльнулся, - Все таки уломал капитана?

- Уломал… - буркнул Капитан, отодвигая Старпома в сторону, - В свою защиту хочу сказать, что готовит девка отменно. Вад Вареник — капитан. А ты, я так полагаю, тот самый Падди? Мы гостили у тебя в Гюйоне, но лично познакомится тогда не довелось. Ты «занят» был.

- Ага. «Плотный график», так сказать.


Падди шагнул вперед и протянул Капитану руку. Тот протянул свою и некоторое время они под видом рукопожатия мерялись силой, сжимая ладони и одновременно изучая друг друга. Остальные тоже смотрели на них с удивлением.

Несмотря на то, что Падди был ниже Капитана головы на две, и рыжий, а свежеотпущенная борода — короткая и кудрявая, всех не покидало ощущение некого сходства между ними. Причем никто не мог сказать точно, что именно их роднит — крепкое телосложение, повадки, манера речи…


- Так ты, значит эринец… - Капитан тоже, видимо заметил сходство, - Мда… Помотало батю по свету, я смотрю…

- Ты о чем?

- О своем. Батя говорю, моряком у меня был. Месяцами, а то и годами в море...

- У меня тоже. Власти, правда, считали, что он контрабандист…

- Смотри-ка… - задумчиво протянул Капитан,- Какое совпадение. А родился ты в портовом городе?

- Ну да. В Норине, а что?

- Да я просто тоже в портовом родился. В Долгоморске. А к вам корабли из Залесья заходили?

- Само собой заходили. - Падди пожал плечами, - На то и порт. Это важно?

- Да так... Задумался просто, о том, какой мир огромный, казалось бы, а на самом деле тесный-тесный. Вот мы с тобой встретились, пять минут поговорили, и оба на: может мой батя, в твоем родном городе, в одном кабаке с твоим батей выпивал. А может и с матушкой твоей знаком был… Не бери в голову. Просто перед завтраком философическое настроение. Дай-как я лучше синьора Винченто поприветсвую…


Синьор Винченто слушавший их разговор с мудрой насмешливой полуулыбкой, ловко увернулся от рукопожатия и обнял Капитана.


- Мама-миа, какой огромный! Настоящий северный мужчина. Руку я вам жать не буду, вы уж не обессудьте — держу пари, у вас ладони как тиски, и я не хочу рисковать своими старыми больными пальцами.

- Да ничо… - отмахнулся Капитан, - Вы, я так понял, дядя Марио?

- Си! И я очень благодарен, что вы взяли на себя этот неблагодарный труд - присмотреть за ним. Марио - очень хороший мальчик, но он черезчур… Ветренен. Думаю дисциплина и суровый морской быт пойдут ему на пользу. Уж у вас то он не забалует, а?!!


Расхохотавшись, синьор Винченто шутливо погрозил топчущемуся в отдалении Марио пальцем, после чего похлопал Капитана по плечу и жестом показал племяннику, что хочет его по семейному обнять.


Капитан не стал наблюдать за этими родственными объятьями и обратил внимание на третьего гостя. Вид у него был колоритный: черные как воронье крыло волосы торчали в разные стороны так, как будто он только-что неудачно попытался починить розетку, и спереди были подпалены, а на лице и руках были многочисленные мелкие ожоги и пятна от различных химикатов. Сутулость, крючковатый нос и цепкий любопытный взгляд придавали ему сходство с вороном.


- Ганс Кригер. Доктор наук...


Хриплый каркающий голос, и по птичьи сухая, но сильная рука только усилили сходство с врановой птицей.


- Доктор наук… - задумчиво протянул Капитан, - Это вас хотели мне в судовые врачи посватать?

- Йя… Когда герр ОБраен сказал, что на вашем судне иметься вакансия судовой врач, то я есть решить, что это гут возможность.

- Для чего возможность?

- О! Как бы вам все объясняйт? Я есть испытывать некоторый кризис после того как обстоятельства заставить меня покидать мое прежнее место работы. Поэтому путешествие в далекий неизвестный мне местность, смена обстановка, новый люди, есть то, что мне нужно.

- А что за обстоятельства?

- Думкопф!

- Э-э?

- Люди без интеллект!

- Дураки?

- Йа! Дураки! Они отказали мне в финансировании на оснований того, что мой исследования неэтичны! Эти аршлос хотят мерять науку свой идиоттен линейка! Они не понимайт, что их дикарские понятия «морали» и «нравственности» есть категоришь неприменимы к научный метод познания! Что наука есть меряться только количество полученный знание и ничего более!

- Понимаю, понимаю, - поспешил успокоить разгорячившегося доктора Капитан, - Действительно — работать с дураками, так уж лучше уволится…

- Найн — я не уволился. Я не есть так легко сдаваться!

- А что вы сделали?

- Поставил эйне эксперимент. На них. Что бы их кляйне мозг послужили науке хотя бы такой образ.

- Сурово...

- Наука есть требовать жертв! Данные, о элекришь сигналы нервный система полученные с их помощью есть самый гросс вклад в наука который они сделал за весь свой жизнь!

- Вас полиция-то не ищет?

- Йа! Это еще один причин предпринять ланге путешествий на ваш судно. Герр ОБраен сказать, что этот маленький неприятность вас не пугает.

- Ну, так-то да… Просто чтоб я знал, на всякий случай где и кто вас ищет. Чтоб не влететь им в лапы ненароком.

- О! Йа-йа — это есть очень предусмотрительный шаг! У меня есть несколько кляйне неприятностей из-за неудач с экспериментами и некоторый научный оборудование. Их есть очень тяжело заниматься наука самостоятельно…

- Список составьте, - понимающе кивнул Капитан, - А то нас уже к завтраку зовут — неудобно заставлять ждать.


С камбуза уже пахло очень аппетитно. Синьор Винченто с интересом принюхался и изумленно вскинул бровь. Капитан, польщенный реакцией, с достоинством кивнул, мол: «Мы тоже не лаптем деланные — вкусно жрать умеем.», и пошел переодеваться.

После физических нагрузок завтрак умяли со свистом. Барабашка рдела как роза слушая комплименты едоков и бегая за добавкой.

После еды, Капитан отправил всех, кроме Старпома по местам, и переместившись в кресло закурил трубку.


- Ох хорошо…

- Не просто хорошо! Великолепно! - синьор Винченто с ловкостью фокусника извлек откуда-то бутылочку домашнего вина и предложил присутствующим, - Ваша… Как это правильно будет? Кок? В общем эта прелестница изумительно готовит! Мы позавтракали перед выездом, но этот омлет с морепродуктами пах так соблазнительно, что я не удержался. Только не говорите моему доктору — бедняга и так со мной измучился, а если он узнает, что я нарушил диету!

- Кстати, я слышал, что вас можно поздравить? - осведомился Старпом — С наследником?

- Си! Мама-мия! В таком возрасте я должен давно быть дедом, а я стал отцом! Вы не представляете, что сейчас творится у меня дома! Мария как с ума сошла!

- Мария?

- Си. Моя любовница. Проклятье — я же вас так и не познакомил! Чудесная девушка. Певица. Я тут, от скуки, решил заняться оперой — мне всегда нравилось петь, ты же знаешь. Она была моим преподавателем.

- А как же синьора Изабелла?

- О, она с дочерьми сейчас живет в поместье. Там природа, свежий воздух и лошади. Мои дочки обожают лошадей.

- Я помню, - усмехнулся Старпом, - А еще я помню, что вы велели мне держаться от них подальше.

- Си-си — было дело. Ты же знаешь, Антонио, я люблю тебя как сына, но для дочерей мне хочется другой жизни. Не такой, какую ведем мы с тобой. Капишь?

- Безусловно. Тем более, что семьянин из меня никудышный и я сам это прекрасно осознаю.

- Кстати — а что там Падди говорил про ту чудесную особу, которая нас кормила? Это ты нашел эту жемчужину? Я всегда говорил, что у тебя особый талант насчет женщин.

- Ну, наша встреча была скорее случайностью…

- Но ты, как всегда, не упустил свой шанс… - синьор Винченто понимающе покивал, - Однако, мы с тобой что-то заболтались. Главный тут все-таки не ты. Предлагаю дать слово капитану этого великолепного корабля.


Капитан, который в это время о чем то вполголоса беседовал с Падди и Доктором обернулся.


- Да не. Я че? Вы общайтесь. Я так понял, вы старые знакомые?

- О! Не просто старые! - синьор Винченто экспрессивно всплеснул руками, - Я помню Антонио еще совсем зеленым юнцом, который пришел ко мне учится моему ремеслу.

- Да. - подтвердил Старпом, - Синьор Винченто был моим наставником. Все что я знаю о документообороте я узнал у него. Кстати, от меня к вам должны были направить одного юнца.

- Приходил. Деревенский такой мальчонка. Неотесанный. Но перспективный. Его семья владеет корабельным кладбищем, кажется? При определенных условиях — прибыльный бизнес.

- Мы у них корабль брали. Дед у него такой забавный старикан… Заботится о внуке… - пояснил Капитан, - А я вот тут с дохтуром беседую! Разносторонний мужик, как выясняется.

- Иа! Я иметь докторский степень натурфилософик, - закивал Ганс - Работал в область прикладной физик, унд математик, органический и неорганический химик. Иметь научный работы касательно гальванический процессы…

- А с медициной это как связано? - поинтересовался Капитан, - Если вы того... Физик?

- Медицин есть мой хобби. Увлечений!

- Увлечение?

- Йа! Живопись оказался слишком сложный, филателия — слишком скучный… На некоторый время меня увлек шахмат, но там сильный ограничение на возможный количество комбинаций. Если весь вариант поделить на стереотипный партий, знаменитый ход и тип соперник... Сто восемнадцать минус сорок и пять... Потом ещё на пятьдесят пять тип... Скука. Медицин представляет куда больший разнообразие возможный патологий, которые, с учетом уникальности каждый организм, дает намного больший простор для деятельность! - глаза Ганса вспыхнули фанатичным огнем, -

Свой первый работ по данной тематик я написал в соавторстве с доктором медицин Эрихом Болем. Он касался особенность пулевой ранений и раневой канал. Я отвечать за физик сторона вопроса. Дело в том, что человеческий тело состоит из жидкость, поэтому при попаданий в ткани пуля не просто делает кляйне аккуратный дырочка, а вызывает ударный волна в окружающий жидкость…

- Людей-то лечить вы можете? - снова прервал его объяснения Капитан, - то, что пуля внутре ниче хорошего не делает, это и так ясно.

- Натурлих! Я есть дипломированный хирург. Так же я есть писать несколько статей по токсикология, и мозговой нарушений, проходить практик военный госпиталь в...

- Достаточно! Верю! Тем более коли физику с химией знаете, то что тут сложного? Суставы — механика, - Капитан повертел ладонью, потом похлопал себя по животу, - Пищеваренье — химия.

- Это есть упрощенный понимание…

- Да мы тоже люди не сложные. В общем, добро пожаловать на борт. Кормят у нас, как вы убедились хорошо, команда небольшая, места много… Зарядку по утрам, делаем, опять таки.

- Физкультур есть гут! Здоровый тело есть залог правильный мозговой процесс!

- Наш человек!

- Тогда, с ваш позволений, я есть идти проводить инспекция помещений лазарет. Кстати — вы не возражаете, если я устанавливать эйне кляйне научный прибор?

- Да на здоровье. Лишь бы на пользу делу… Антон — покажи ему где у нас лазарет.

- Я тоже с ними пойду, - встрепенулся Падди, - Посмотрю корабль. Вы тут, подозреваю, роскошно устроились.

- Только в машинное не лезьте.

- Дык там же пусто?

- И чо? Амяз все равно нервничает когда посторонние в его владениях. Тем более что двигателя скоро привезут — перед установкой он вообще как не в себе.

- Я тебе свою каюту покажу, - пообещал Старпом и поманил Доктора и Падди за собой, - Я там так устроился…


Оставшись вдвоем, Капитан и синьор Винченто разлили остатки вина и некоторое время сидели молча. Заглянувшая Барабашка предложила кофе, и получив отказ, снова оставила их одних.


- А почему бы двум благородным донам не жахнуть чего покрепче? - наконец предложил Капитан, - Вино, конечно, хорошо, но в наших краях предпочитают напитки серьезнее.

- Поддерживаю! Давно хотел посмотреть как правильно пьют эту вашу воду.

- Водку! На закуску на столе что-то осталось? Оливки? Пойдет… - Капитан достал рюмки и графин, - А вы, значится, документами на жизнь зарабатываете?

- Си! - хитро улыбнулся синьор Винченто, - Можно и так сказать.

- Видел-видел, как Антон с ними управляется. У вас, значит научился?

- Антон - очень талантливый мальчик. Он учится везде.

- Да у нас просто случай был один. Пришли мы к одному газетчику…


Капитан, как мог, пересказал беллингтонскую историю. Синьор Винченто сперва до слез смеялся, потом отрицательно покачал головой.


- Но… Это не моя школа. Это он у же сам где-то. Я, если позволите, «портной». Если у кого-то по документам одно, а по факту другое, то он зовет меня, и я «латаю» прорехи.

Или, например, вы ремонтируетесь тут, и хотите, чтобы, если так выйдет, что вас ищут, искали в другом месте…

- А так можно?

- Почему нет?

- Очень интересно…


Капитан разлил водку и за неимением огурчика наколол на вилку оливку.


- А можно вот с этого места поподробнее?


Синьор Винченто повторил его действия, и под чутким руководством опрокинув и закусив, принялся объяснять каким образом корабль без хода, на одной только бюрократической тяге может оказаться за много миль от фактического места стоянки.

Показать полностью
756
Бичуган в перспективе.
42 Комментария  

У многих, наверное, личности бомжеватого вида просили мелочи у метро, входа в магазин.

Я не исключение, большинство бедолаг знал. С кем-то учился, с кем-то в детстве дружил.

Редко отказывал, поищешь по карманами, насыплешь в дрожащие ручонки и не задумываясь идёшь по своим делам.


Приехала тёща на день свадьбы, да не одна, а с подарком. Купила нам огромную двухспальнюю кровать, только её нужно из магазина забрать.

В мебельном меня узнают грузчики, распрашивают как сам, как дела? Тёща косится:

-Друзья твои?

- Да какие друзья, знакомые.

Ладно, погрузились, приехали к подьезду и только водитель открыл задний борт "Газели" нарисовались два тела. Помятые, с явными признаками злоупотребления.

- Помочь?

-Да не, мужики, сейчас брат подойдет, утащим.

- Да бесплатно же, ты нас тоже выручал.

Еле отнекался, но успел прочитать немой вопрос у тещи.

Подняли покупку домой, супруга с "мамой" просят подвезти до "Ленты", там чего-то есть, что здесь нет, ну о'кей.

В супермаркет я не пошёл, мне не столько лень было, просто там на входе точно есть кто-нибудь из "друзей", тёща не поймёт. Сижу радио слушаю.

- О-о-о привет!

Бомжик искренне рад встрече, просит мелочи, подтягивается ещё парочка.

Выходят мои, я беседую с тремя "корешами". Ну, мля.

Вечером за столом был намёк, что со мной в жизни могло случиться, если бы не распрекрасная супруга.

- Да, что вы "мама" это случайность, вам показалось.

Утром звонит домофон, жена зовёт:

-Иди, это к тебе!

Открываю двери, стоят два полудохлых тела:

- Тысяча извинений, что домой, выручи а?

Спиной почувствовал взгляд "мамы".

Для неё я потенциальный бомж теперь, неважно, что супруга домохозяйка и в доме достаток.

40
Четыре жизни (часть 2)
20 Комментариев  

Индекс серии рассказов:

Накопить на конус 1ч

Накопить на конус 2ч

Тонкая работа

Винтажное чудо

Четыре жизни 1ч


Второй ветеран, который числился в списке Тима, жил и работал в космопорте. Мальчик любил торговую зону, несмотря на шум и суматоху. Космопорт никогда не спал, там можно было попробовать еду со всех концов вселенной, звучали всевозможные языки. Надо было внимательно смотреть по сторонам и под ноги, чтобы не влететь или не наступить на инопланетного гостя, который совершил пересадку в крупнейшем порту системы и сейчас спешил по своим делам.


Сионец дремал за прилавком. Был утренний воскресный час, и Тим специально подгадал время между пассажирскими рейсами и транспортником с Сириуса, чтобы не отнимать у старейшего жителя Фениксграда рабочие часы.


Некоторое время Тим стоял, привыкая к полумраку магазина. Справа и слева мерцали загадочные шары, квадраты и прямоугольники. На полках и витринах были расставлены бутылки и банки. В витрине, переливаясь всеми цветами радуги, сияли конусы.

- Встреча с прекрас-сным состоялас-сь?


Средняя голова открыла глаза и поднялась на гибкой шее, расправляя гребень.

- Да, у вас очень красиво. Здравствуйте, я Тим. Звонил три дня назад.

- Как же, как же, помним. - сионец поманил Тима в комнату за прилавком и заполз следом.

- Присаш-шивайс-ся.


Тим Ту крутил головой, потому что знал: его закидают вопросами в школе, как там у сионца дома. Где сидит, как спит, что ест?


Комната, в которой жил сионец, была не большой. Если не сказать, крохотной. Чисто вымытый пол устлан плетеными циновками, которые заменяли пришельцу стулья и кресла. У стены стоял диванчик с протертыми плюшевыми подлокотниками, кулер и буфет с морозильной камерой. За шуршащей тростниковой занавесью, прямо на полу, лежала большая синяя перина, а над ней висела выключенная ультрафиолетовая лампа и система Ика. У другой стены располагался кухонный уголок, раковина, варочная панель и духовой шкаф. Чайник же у сионца был самый-пресамый обычный. Эмалированный, в красный горошек.


Разлив по чашкам чай и поставив их на раскладной столик, сионец повернулся к гостю и скрестил все руки на животе.

- Мы внимательно тебя слуш-шаем.


Тим заробел и не знал, на какую голову смотреть.

- Здравствуйте…

- Уже здоровалис-сь. Не преш-шивай, за всю свою долгую ш-ш-шизнь мы не съели ни одного дитеныш-ш-ша. Хоть иногда хотелось.


Мальчик улыбнулся и взял чашку:

- Папа предупреждал, что у вас замечательное чувство юмора.

- А кто у нас-с папа?

- Пат-до-ту. Джунглианец.

- Надо ш-ш-ше, Пат усыновил человечх-хка! Я не думал, что он осмелитс-с-ся таки.

- Нам школа дала задание: собрать воспоминания ветеранов блокады. Мы хотим выпустить книгу к юбилею.

- Что там вспоминать? Одна война похош-ша на другую, как ни крути. Всегда сначала звучат лозунги прис-сваные вести к достойной цели, и всегда вс-с-се скатываетс-ся в примитивную рез-с-сню.


Тим включил запись и положил самописец на колени.

- Я хорошо знаю историю. Сионцы никогда не участвовали в вооруженных конфликтах. Вы, выше всего этого. Так почему?

- Мы сами не с-снаем. Мы привяс-с-саны к этому месту. Пусть лавка уже не та, но товар тот же. Вс-с-се жители Примимае были моими цветами. И я прос-с-сто не мог бросить с-с-свой с-с-сад.

- Папа говорил, что вы помогли создать вакуумный генератор для поддержания силового поля.


Сионец курлыкнул:

- С-с-скажет тош-ш-ше. Я прос-сто подсказал одному инженеру, как воплотить его идею в жизс-снь. Хорошая штука получилась. Только радиоактивная.

- Вы охотились на голубей и крыс, чтобы кормить сирот. А сами ели жигликов.


Пришельца передернуло от верхушек гребней до кончика хвоста:

- Не напоминай. Такая хадос-сть, с-с-словами не передать. Но протеин.

- Расскажите хоть что-нибудь, это же важно.


Сионец поболтал ложечкой в своем смолистом чае.

- На втором году ос-сады, когда нам пришлос-сь отступить к центру, нас неделю поливали из беспилотников. Кис-слота проходила через купол и разьедала вс-с-се, на что попадала. Мы не зс-снали где укрыться. Санчасть не справлялась. И тогда студенты вышли на улитс-сы с рогатками и стали из них сбивать бес-с-спилотники. Попадешь им в камеру, и вс-с-се: бесполезный кусок дюраля. Один из них, молодой, кажется Клавдий звали, поднялс-с-ся на баррикады и показал тараканам заднитс-с-су. Это их деморализовало на трое суток. Мы смогли найти новое убежиш-шще и перевес-с-сти раненых. Видишь ли, джунглианцы слишком вос-с-спитаны. А в некоторых ситуатс-сциях просто необходимо быть хамом.

- А почему вы сразу не ушли под землю?

- Кушать что? С-силовое поле удерш-шивало крупные снаряды, не давало пройти танкам и крупным биологическим объектам. Но мы прикармливали птиц и крыс-с-с, которые проникали сквозь него. На поверхнос-с-сти было опасно, но там была пища. И потом, от кислоты было не укрыться. Она проедала землю на три этажа внизс-с. Если умирать, то при свете солнтс-са.

Никто не думал, что война растянетс-с-ся на такое время. Думали, так, по кас-сательной. Но она просто до нас еще не докатилась. Страш-шное время.

- За вами же прилетал эвакуационный шаттл. Город уже был в осаде, но он смог сесть. Почему вы на нем не улетели?

- Потомуш-што мы его разобрали. Ты не предс-с-ставляешь, на что способна техника с-с-сиона! Он нам пришелся более чем кстати. С-с-старый генератор еле фурычил.

- Наверно, ваши родители очень расстроились.


Сионец улыбнулся сиреневыми губами:

-Расстроились не то с-с-слово. Первое, что с-сделал отет-с-сц, когда была налажена связс-сь, это шипел на меня час-са три. Я до сих-х пор выплачиваю ему субсидию за тот ш-шаттл. Но считаю он то же не прав: пос-с-сылать такую дорогую вес-с-щь и в такую заваруху.

- Вы же его ребенок. Он волновался, что вы умрете.


Сионец фыркнул и, нагнувшись через всю комнату, достал из буфета вазочку с печеньем, которую поставил на стол.

- Нас-с, какой-то там, вашей войной не убить. Магас-сина было ш-шалко. Этот гораздо меньш-ш-ше старого. Хотя, и очень похожш-шь. Зато, у меня пос-с-сле всех этих событий такие рецепты забвения появилис-с-сь… лучшие в галактике.

- Вы особенно опекали детей. Отец говорил, что они спали в карманах вашей мантии.

- Погибло столько взрос-с-слых. Все остальные были заняты делами. Нас-с никто не гнал, о нас-с заботились. Не дали умереть с голоду. Это самое малое, что мы могли с-с-сделать. Но мы не как твой отец: предали с рук на руки и с-с-сабыли. Так что не делай из благодарности героизс-сма.


Тим допил густой сионский чай, звякнул колокольчик на двери лавки, и мальчик поспешил откланяться. На прощание, сионец сказал ему: зс-саходи и отца приводи. Мы с-с-с ним старые приятели.

И вернулся к прилавку.



Фениксград еще до переименования был крупным учебным центром. На весь город - шесть институтов. Утром студенты заполоняли улицы и общественный транспорт. Больше половины населения Фениксграда еще учились.

Тим редко бывал в студенческом городке и сейчас немного заплутал, потеряв из вида шпиль Большого технологического.


В профессоре Клавдии было мало чего профессорского. Он не выглядел на свой возраст. Особенно сейчас, когда гонял мяч на баскетбольной площадке со студентами первого курса.

- Простите профессор, я заблудился и опоздал.

- А-а-а, так это ты Тим Ту?

- Да.


Клавдий вытер лицо полотенцем и крикнув на площадку: «Дальше без меня!» - отвел мальчика в сторону кафе:

- У меня время обеда, давай перекусим и побеседуем.

- Я не голоден, спасибо.


Они сели у окна. Тим смотрел, как мимо ходят люди, как голуби клюют крошки, которые им бросает хмурый молодой человек. Под его ногами стоял макет то ли космического корабля, то ли завода.

- Итак, что ты хотел спросить? Это школьный проект, не так ли?

- Да, мы готовимся к дню снятия блокады.

- Это очень похвально, молодой человек. Я весь во внимании.

- Расскажите о блокаде.

- Я был очень молод. Приехал учится во Всемирный Психологический. Золотой медалист, гордость семьи… в общем, глупый юнец восемнадцати лет отроду. Немногим старше тебя.

Сначала все воспринималось как игра. Ну, знаешь: «прибьем тараканов, где наши тапки!?»

Потом начались первые смерти. Планета была атакована неожиданно, никто не был готов. Крупные города еще оборонялись, но поселки оккупировали за неделю.

Я плохо помню голод, мы были настолько измучены морально, что физическое отошло на второй план. Все смазано. Страшно, когда открывалось второе дыхание. Люди выходили за силовое поле, обвешанные самодельной взрывчаткой, и бросались на укрепления джунглианцев и ратинов.

- Я учусь с ратином, он мой друг.

- Ты не представляешь, как я рад это слышать. Тогда скажи мне кто, что человек будет сидеть за одним учебным столом с ратином, я бы рассмеялся ему в лицо. А ты знаешь, что ратины потомки самой обыкновенной земной собаки?

- Нет, не знал.

- На заре космостроения, люди часто испытывали летательные аппараты на животных. Одна ракета на экспериментальном топливе разбилась на Рате. Так, спустя много-много миллионов лет появились ратины.

- Я не думаю, что Ратрек будет рад узнать, что он потомок собаки. Его и так дразнят некоторые несознательные.

- Мы отвлеклись. Осажденные вели себя достойно. Не было даже мысли, что можно сдаться. Мы прекрасно знали, что пленных наши противники не берут. В паузах между атаками мы устраивали вылазки. Были организованы санчасть, детский сад… у нас даже была школа. Огромным подспорьем, в те времена, были склады транспланетарной компании. Мы рассудили, что ответим за мародерство попозже, а пока, жизнь людей прежде всего.

- А это правда, что вы баррикадам... ну… Заднюю часть показали?


Профессор подавился кофе.

- Кто тебе про это рассказал? Вырежи эту часть из интервью, прошу тебя. Если об этом узнают студенты, моей репутации конец.


- Хорошо, я никому не скажу. А как вы спрятались от Средства Тотальной Зачистки?

- Был один джунглианец. Он отличался от остальных, задумчивый такой. Часто смотрел на то, как мы сражались с их дронами. Он не был пехотинцем, носил летную форму. Так вот, однажды мы увидели, как он показывает что-то в наши камеры слежения. Это была жестовая космолингва. Он рассказал о том, что ратины должны включить какое-то оружие невиданной доселе силы. И что мы должны спрятать женщин и детей под землю, настолько глубоко, насколько это возможно. В ту же ночь была объявлена эвакуация. Мы задействовали шахты для ракет. Они были очень глубокими: дышать там можно было, только если на тебя была надета система подстроенного дыхания. Мы спустились на дно и задраили люки.


Это была самая страшная неделя в моей жизни. Люки раскалились настолько, что мы не могли подойти к ним и на десять метров, защитные комбинезоны начинали плавиться. Без перевязок стали умирать раненные. Большая проблема была с питанием. Надо было задерживать дыхание, чтобы не надышаться токсичными газами. Мы думали, что эта шахта станет нашей могилой. Но время шло и, наконец, мы смогли открыть один из люков и выйти наружу.

Города не было. И леса не было, ничего не было. Сплошная пепельная пустыня и руины. Пепел сыпался с неба как снег.


Тим не сразу понял, что вокруг стало очень тихо. Все, кто были в кафе, замолчали и повернувшись к ним, слушали профессора.


- Но не было так же и армии джунглианцев и ратинов. Была искореженная техника, обожженные в уголь тела и экзоскелеты. Потом, конечно, на планету высадились новые отряды, но наш город официально считался уничтоженным. Никто не думал, что мы сможем восстановить экологию и снова его отстроим. А мы смогли. Все вместе, люди и инопланетники. Все, кто пережили этот взрыв. И я сильно надеюсь, что это научит новое поколение не называть ратонгов псами, а джунглианцев - тараканами. Как и они не будут называть нас мясом. И если мой рассказ поможет запомнить, через что приходится пройти для осознания факта, что все мы можем существовать в мире, то я буду очень рад.


Тим старательно обрабатывал текст. Он наспех пообедал и даже не слышал, как вернулся с работы отец. После увольнения он устроился инструктором по физподготовке, и у них стало гораздо больше времени для совместного досуга.


Инсектоид тактично постучался и заглянул в комнату мальчика:

- Тебе днем звонил Ратрек. Он был чем-то сильно расстроен.

- Все завтра, я зашиваюсь. Очень интересный проект получился.

- Я рад. Все, не мешаю.

И Тим услышал, как отец включил телевизор.


Школа утонула в предпраздничной суматохе. Ее украшали гирляндами, в парке собирали портативную сцену.


Рая, Ратрек, Тим и еще трое корреспондентов сидели в кабинете школьной газеты.

- Так. - Раечка хлопнула ладонями по столу. - Мы совершенно не можем ставить интервью с папой Тима. Это ни в какие ворота не лезет. Я-то думала, что он из Красных Быков.

- Это несправедливо. Благодаря какому-то джунглианцу люди и выжили.

- Благодаря им же, они и умирали!

- Что вы на меня смотрите? Я вообще молчу, после того что узнал. - замахал лапами Ратрек, на которого все обернулись в надежде, что он рассудит.

- Папа был первым, кто смог пойти против идеологии и воспитания. Он никогда не сможет больше вернуться домой, потому что Силири стала его домом.

- Такие, как твой отец, убили твою родную семью. Как ты можешь его оправдывать?

- Знаешь, Рая, я могу думать, что Пат-до-ту мой отец, и ближе его у меня нет никого на белом свете. А могу обозлиться на него и всю жизнь прожить с черным сердцем. Но на него злиться не за что: он верил и его обманули. Я уважаю его за то, что он нашел в себе силы и сделал все, чтобы исправить тот ущерб, который нанесли его сопланетники. Так что отец тоже ветеран, и он то же пережил блокаду и взрыв. Неважно, с какой стороны от силового щита он был. И его рассказ будет в сборнике!

- Здорово сказал. - поддержал друга Ратрека.


Уже после занятий они сидели на парковой лужайке, наблюдая как старшеклассники монтируют свет и заносят оборудование на сцену. Ратрека аж поскуливал от удовольствия, разглядывая на наладоннике высший балл по космолингве.

- Ну хоть в этом месяце на меня мамка рычать не будет.

- Она у тебя хорошая, просто ты балбес и лентяй.

- За то я друг хороший.

- Не поспоришь.


Они помолчали. Первым, как всегда не выдержал Ратрека.

- О чем думаешь?

- Помнишь, как в третьем классе, я тебя первый раз увидел?

- Помню. Сидит такой, уши в разные стороны и глаза, как две миски.

- Я ведь тогда сильно испугался.

- Серьезно?


Над поляной пролевитировал Куб-Костик и поднялся на сцену. Он должен был всем вещать стихи и хотел потренироваться.

- Ну представь, вваливается в класс медведь. Ну чистый же медведь, только лап шесть.

- А я думаю, неужели, человек адекватный… Привет, говорит «я Тим, садись со мной!»

- Это я со страху. Думаю, если по-хорошему, так может цел останусь. Это ж я потом узнал, что это тебя надо от всего защищать и вечно спасать из переделок.

- Подумаешь!

- Просто сейчас представил, что было бы, если б я дал этому страху волю. У меня не было бы такого замечательного друга. И папы бы не было. Знаешь, как я ревел, когда в первый раз его увидел?

- Догадываюсь. Джунглианцы страшно стремные, - сказал Ратрек и завилял своим пушистым хвостом.

- Все беды мира от страха. От того, что мы боимся чего-то нового. Надо рассказать это взрослым, чтобы еще одной такой войны не было.

- Всегда найдется тот взрослый, который скажет, что ты еще ребенок и ничего не понимаешь. Хватит того, что это мы с тобой знаем.


В их мозгу задребезжал неуверенный голос Костика: «Когда мы пепел поливали слезами наших горьких слез...»

- Костян, давай! Увереннее! - крикнул Тим лазоревому кубу, а сам шепнул Ратреку:

- Пошли отсюда, он эту волынку сейчас час гонять будет.

- Ай-да, наперегонки!


По тропинке парка, смеясь и толкая друг друга, бежало человеческое дитя и дитя ратина.


- Я считаю, что наша книга будет не полной без наших комментариев. – Запыхавшись, Тим остановился у школьных ворот и подождал друга. Вместе они пошли по улице в сторону остановки.

- Это уже прошлая жизнь, а в настоящей мы никакие не враги друг другу. И это правильно.

- Попробуй сказать это Раечке, она как раз сейчас поехала сдавать макет в печать.

- Не буду. Зачем ее расстраивать? Она же красивая.

Показать полностью
282
Заклёпки.
10 Комментариев  

Морская среда обитания психическому здоровью, в целом, не способствует. Замкнутое пространство, полгода без берега, работа каторжная, болтанка - все это на башку действует необратимо. Где-то на третьем месяце рейса происходит интересная штука. Часть личности с воспоминаниями о жизни на берегу куда-то отдаляется, скукоживается и начинает воспринимается, как некий, давно просмотренный фильм - вроде и было, но как-то и не было. И если было, то не с тобой. А ты родился в этой каюте, проведешь в ней всю жизнь и в ней же и помрешь.



В каком-то смысле, рейс можно сравнить с психоделическими опытами Тимоти Лири, когда тот накушивался ЛСД, залезал в депривационную камеру и расширял там сознание, беседуя с Высшими Сущностями. Мало чем отличается, когда вылезаешь на палубу и видишь только закругляющийся во все стороны горизонта океан разной степени штормовости. А если штиль, то вообще аут, ночью особенно - в идеально гладком и бесконечном зеркале нижней Вселенной, отражается Вселенная верхняя с миллиардом звезд, вокруг которых тоже что-то такое крутится, типа Земли, и загадочный инопланетный мудак так же смотрит в полном ахуе на отражение своего мира. И если меня подобные наблюдения, впоследствии утащили в восточную мистику, иных утащили прямиком в дурку.



Был у нас сварщик Саня, специалист высочайшего класса, который мог заварить самым говённым электродом АНО-4, наисложнейшую трещину в самом недоступном месте. И приварить, хоть хуй к насосу. Иногда уходил в одеколоновый запой и вылетал из реальности на неделю. Но, в случае необходимости, его приносили к месту ремонта, вставляли в руку сварочный агрегат, двое держали, а он творил сварочное чудо, будучи в абсолютное говно.


И вот как-то раз стал он себя странновато вести. Ходит с блокнотиком по пароходу, внимательно швы на переборках рассматривает и что-то записывает. Значения этому сперва не придали, мало ли - по работе чувак занят. А он во все щели залезает со своим блокнотом и пишет, пишет.. И глаза, как у дохлой трески. Спрашиваем - молчит. Да вообще молчаливым стал. А в один из дней, влетает Саня в столовую, размахивает блокнотом и орет


- Нам пиздец!! НАМ ПИЗДЕЦ!!!



Народ прихуел малость, а он продолжает вопить, руками размахивает и несёт хуйню непонятную, что-то типа “их не хватает, их меньше”. Утащили его к доктору, тот ему успокоительное вколол, Саня вырубился. Стали его блокнот смотреть, а там все листы цифрами исписаны до самого конца, страниц сто. Оказалось, он все это время считал ЗАКЛЁПКИ. Что уж там в его башке произошло, никто так и не узнал, но втемяшилось ему - заклёпок должно быть 460 000. Ровно. А он насчитал меньше и решил, что мы немедленно утонем. И ёбнулся окончательно.



Пришлось о нем радировать начальству и на ближайший транспортник сдавать. Так неделю и провалялся у доктора в изоляторе, обколотый снотворным, пока мы до транспорта шли.



© Sir_Rat

Показать полностью
1468
Импала.
78 Комментариев  

Для советского моряка привезти из рейса иностранный автомобиль являлось высшим профессиональным достижением и доказательством того, что он действительно гордый моряк загранплавания, а не насрано. “Автомобильные” рейсы случались не часто. Еще реже и сложнее случалось попасть в экипаж такого траулера. О грядущем событии узнавалось загодя, через через утечки информации из управы и разносилось беспроволочным телеграфом слухов и сплетен. Кадровичкам закатывались взятки в виде парфюма и шмоток из “Альбатроса”, а некоторые ушлые инспекторши-кадровички строили целые коррупционные схемы - она направляет матроса на желанный рейс, а тот ей, к примеру, 100 баксов по приходу.



Хорошую, не гнилую, подержанную тачку можно было взять на заходах в Германию или Канаду баксов за 350-400, что вполне укладывалось в рамки нищебродской, инвалютной зарплаты. Высший комсостав мог себе позволить за 1000 и немного выше, особенно, если в рейсе удавалось толкануть налево топливо, рыбу или иное судовое имущество и социалистическую собственность.



Я случайно в тот рейс попал, просто был в основном экипаже и из отпуска вышел, как раз. Отработали полгода в канадских водах, в Северо-Западной Атлантике и вот долгожданный заход в Галифакс. За тачками! Я брать ничего не собирался, разве что мотоцикл, если подвернется. А на пароходе, надо сказать, в “машинных” рейсах все места на палубе распределяются заранее, потому что есть хуевые, где драгоценное ведро с гайками может пострадать в шторм или от судовых механизмов, а есть хорошие, безопасные. Их сразу для себя комсостав столбит.



Ну, набрали все машин, возятся на палубе, крепят тросами, колодки подставляют. Кто-то уже чистить-перебирать начал, чтоб времени не терять. Один старпом мается - возмечталось ему взять настоящий, большой американский кадиллак. Такой, на котором негры-наркоторговцы по Гарлему ездят. Чтоб глухо урчал мощнейшим движком, был хромирован, сиял четырьмя фарами и поражал аэродинамическим дизайном. А до отхода всего два дня оставалось. Старпом аж исхудал весь. Все автобарахолки обегал - нету, все автосвалки - хуй, нету!



И тут боги смилостивились над страдающим дятлом и какой-то местный подогнал ему мечту его жизни - золотистую, сияющую “Шевроле-Импала”, да еще и почти девственную, мол, купил по дури, а она столько бензина жрет, что ну ее нахуй. Не ездил почти, в гараже стояла. И заломил за нее 3500 баксов - сумма немыслимая для советского морехода. Нереальная просто. Старпом валялся в пыли, ел землю обещал отсосать у всех его родственников - сторговались за 3200. А у старпома только полторы.. Несчастный повторяет все вышеописанное с каждым членом экипажа - клянчит, клянется, обещает, мычит коровой и плачет, как дитя, продает все портовым барыгам, что можно только продать и, наконец, набирает нужную сумму. Дрожащими руками отдает продавцу стопку мятых купюр, чуть ли не мелочью досыпает и - по рукам, тачка его!



Грузит счастливец свою Импалу на лучшее место, сто раз проверяет крепеж, накрывает плотным тентом, сверху полиэтиленом укутывает, все увязывает километрами веревок - полная герметизация, чтоб ни одна капля не просочилась, ни одна чайка не обосрала.



Идем мы домой без приключений, весь траулер машинами увешан, как дворняга блохами. И настигает нас в Баренцухе пиздецкий шторм, баллов десять. Три дня лютейшим образом колбасит. Народ, машины понабравший, молится всем богам, чтоб только с тачками ничего не случилось. На палубу-то не выйти, не проверить - все задраено по штормовому расписанию. Да и выйдешь - смоет нахуй. Старпом с мостика не вылезает, вахта - не вахта, торчит и пялится в иллюминатор, в серятину с брызгами, гипнотизирует полиэтиленовый прямоугольник на баке, Импалу свою ненаглядную.



Наконец, адище закончилось, шторм стих, до Мурманска сутки ходу осталось, все скорей на палубу машины проверять. В общем, обошлось. Так, ерунда - у кого залило немного, у кого с крепежа сорвало и помяло слегка, но главное, все на месте ни одна за борт не улетела. Народ делами занялся, поправляют, вытирают, осматривают..



И вдруг раздаётся вой. Кошмарный. Исполненный невыразимой боли и страдания. Наверное, в Юрском периоде так орал трицератопс, когда им начинал обедать тиранозавр. А еще раньше - Прометей на скале, когда ему орёл печень выклевывал. На баке, возле того, что еще совсем недавно было Шевроле-Импалой за 3200 баксов, сидел на карачках старпом и, обхватив голову руками, нечеловечески выл. Машина была на месте, но плоская, как блин. Такое бывает довольно редко, но случается - штормовая волна не перекатилась через палубу, а ударила сверху и всей своей многотонной тушей обрушилась в одну точку, на машину старпома, превратив ее за секунду в лепешку, как бомж превращает ударом ноги алюминиевую пивную банку в пригодный, для сдачи в цветмет, аккуратный кружочек..



С тех пор, когда со мной случается говно, я всегда этот эпизод вспоминаю, как образец суеты и томления духа человеческого. И что всё в этом мире в руках Аллаха, а руки Аллаха - в сознании Будды.



© Sir_Rat

Показать полностью
283
Давайте будем добрее и внимательнее.
42 Комментария  

Я вообще человек спокойный, но вчера был очень тяжелый день.

Конец рабочего дня, я сел усталый за руль своего автомобиля и отправился домой. Буквально через метров 100 меня подрезал автомобиль, выезжающий с прилегающей территории. Я прям закипел, водитель даже не взглянул направо, просто выехал и все. Ладно. Я пристроился за ним. Товарищ ехал очень медленно, обогнать я не мог - сплошная. Меня уже даже потрухивать стало. Последней каплей было, когда он без поворотника ушел направо, предварительно еще притормозив, что я чуть не вляпал ему в бампер.

Короче, на светофоре я вышел и в открытое окно выложил все, что думаю о нем.

И то, что произошло дальше было для меня полной неожиданностью: мужик, сидевший за рулем, лет 35, просто взял и расплакался, как детсадовец.

- Брат, прости, я просто сам не свой, - сквозь слезы бормотал он. Они просто погибли все, брат, отец в машине, разбились. Все, мать моя..я даже не знаю, куда еду.

Мне сквозь землю провалиться захотелось. Я вспомнил, что там возле работы, как раз памятники делают. Он видно и ехал оттуда.

Я стоял, как статуя, пока не засигналили авто сзади. Я просто молча отошел и уехал. Сказать было нечего.


Мы часто думаем, только о своих проблемах, не замечая и осуждая людей вокруг себя. Тыкая на их ошибки, не замечаем своих. Не в каждом подрезавшем тебя автомобиле сидит бездушный урод, не за каждым просчетом человека - глупость

Давайте будем помнить об этом и быть терпимее. Доброта начинается с нас самих.

717
Запах пирожков.
45 Комментариев  

Я проснулась от запаха бабушкиных пирожков. И сразу почувствовала всю нелепость происходящего: бабули уж пять лет как нет.



За окном начинало темнеть. Днём уснула.



Из-под закрытой двери пробивалась полоска света. Пробивалась, и лежала на полу длинной светящейся макарониной.



Я притаилась в кровати. И ждала. Сама не знаю чего.



И дверь тихо открылась…



- Вставай, соня-засоня, - услышала я голос бабушки, и перестала бояться, - пирожок хочешь?



- Хочу! – быстро ответила я, и начала выбираться из-под одеяла.



На кухне горел свет, а за столом сидел дедушка. Которого не стало ещё в девяносто восьмом году.



Я плюхнулась на диванчик рядом с ним, и прижала его сухое тельце к себе. Дед очень протестовал против того, чтоб я его так тискала:



- Обожди, - дед сказал это так, как говорил при жизни – «обожжи», - покажи палец. Ты где так порезалась? Лида! – это он уже бабушке кричит. Мы с ней тёзки. Были когда-то. Лидочка-большая, и Лидочка-маленькая. – Лида! Принеси зелёнку!



Я прижалась к деду ещё сильнее. Столько лет прошло – а он не изменился. Всё такой же суетливый, и всё так же неравнодушен к мелким травмам. В детстве я постоянно от него пряталась, когда разбивала коленки или загоняла себе под кожу занозу. Потому что дед, засучив рукава своей неизменной тельняшки, моментально принимался меня лечить.



Он щедро поливал мою рану зелёнкой, и обматывал тремя метрами бинта. А потом каждый день менял мне повязку, и пристально следил за тем, как затягивается порез или ссадина. Само собой, ссадина эта заживала быстро, как зажила бы она и без дедулиного хирургического вмешательства, но дед очень любил приписывать себе лишние достижения. Что меня всегда веселило и умиляло. И он, разматывая бинт, всегда довольно кричал:



- Глянь-ка, всё зажило! Лида! Иди сюда, посмотри, как у Лидушки всё зажило хорошо! Вот что значит вовремя обратиться к деду!



- С ума сойти, - отвечала бабуля, моя посуду, и, не глядя в нашу сторону, - поразительно просто! Как новенькая стала!



Старики прожили вместе почти шестьдесят лет, и бабушка давно привыкла к дедовым заморочкам.



И сейчас дед ухватил меня за палец, который я порезала на прошлой неделе, и принялся меня отчитывать:



- Ты вот почему сразу зелёнкой ранку не обработала? Большая уже девочка, а всё как маленькая! Деда рядом нет – всё на самотёк пускают! Молодёжь!



Я давала деду вдоволь пощупать мой палец, а сама смотрела на его лысину.



Розовая лысина в веснушках. Дед у меня рыжим был. Когда-то. От него в нашей семье и пошла традиция раз в двадцать-тридцать лет рожать рыженьких. Я родилась, спустя тридцать три года, после рождения своей рыжей тётки, заполучив от деда в наследство веснушки и рыжую шевелюру. И никогда этому не радовалась. Потому что отчаянно рыжей я становилась только летом, а весной густо покрывалась веснушками, которые с тринадцати лет всячески выводила и отбеливала. А в остальное время года выглядела анемичной девочкой с тускло-рыжими волосами. В пятнадцать лет я стала блондинкой, и не изменяю гидропириту уже больше десяти лет.



Дедова лысина была розовой. И в веснушках. И ещё на ней была маленькая ссадина. Полученная им на даче в результате того, что он очень любил стучаться головой о низкую притолоку, когда лазил летом под дом за дровами. Сколько себя помню – эта ссадина у деда никогда не успевала зажить до конца. Я потрогала ссадину:



- Ёкарный бабай, да? За дровами лазил?



Дед густо покраснел:



- Говорил я твоему отцу: «Слава, давай побольше проём прорубим?» Нет! Не слушают они, по-своему всё делают! Вот и хожу теперь как не знаю кто!



На кухню вошла бабушка.



- Проснулась?


Я кивнула:



- Угу. Вы давно здесь?



Бабушка села рядом со мной, и провела ладонью по столешнице:



- Мы всегда здесь. Мы тут тридцать лет прожили, в квартире этой. Сюда тебя маленькой, из роддома принесли. Куда ж нам деться? Мы ведь тебе не помешаем?



Отчего-то я сразу вспомнила, какой срач у меня в маленькой комнате, и что на кресле высится Эверест неглаженого белья, и опустила голову.



Бабуля всегда была редкостной чистюлей. Всё у неё было разложено по полочкам, расставлено по всем правилам. Помню, когда бабушка умерла, я впервые со дня её смерти, открыла шкаф…



На меня оттуда пахнуло «Ленором» и запахом мыла. Бабушка любила перекладывать стопки чистого белья кусочками детского мыла…



Я стояла, и у меня рука не поднималась вытащить и отнести на помойку эти аккуратно сложенные стопочками дедовы маечки, носовые платочки, и тряпочки.



Тряпочки меня окончательно добили. Выглаженные с двух сторон кусочки от бабушкиного старого платья, которое я помнила, обрывки ветхих наволочек, и маленькие прямоугольнички материи, которые шли, вероятно, на заплатки…



Так и оставила я полку с тряпочками. До сих пор не трогаю. Не могу.



Там же я нашла выписку из дедушкиной медицинской карты. Где чёрным по белому было написано, что у пациента «рак желудка в неоперабельной стадии». Бабушка тогда спрятала эту выписку, а врача попросила написать другую. Что-то про гастрит. Чтоб показать её деду…



- Мы тебе не помешаем? – повторила бабушка, и посмотрела мне в глаза.



А я заплакала.



И обняла бабушку, и к руке её прижалась. К тёплой такой руке. И всхлипываю:



- Я вам с дедушкой в маленькой комнате сейчас кроватки постелю. У меня бельё есть, красивое такое, тебе понравится… Я тряпочки твои сохранила, как будто знала… Вы мне не помешаете, не говори глупости. Я очень по вам скучала, правда. Не уходите от меня, пожалуйста.



Я подняла голову, и посмотрела на деда.



Он улыбался и ел пирожок.



Тогда я поцеловала бабушку в мягкую морщинистую щёку, и...



И проснулась во второй раз.



Из-под двери не пробивалась полоска света, и в доме не пахло бабушкиными пирожками.



И лицо у меня было мокрое. И подушка.



А вот на лице почему-то улыбка. Глупая и бессмысленная. Улыбка…

Показать полностью
1680
Немного из " Злого медика ". Очередная подборка.
36 Комментариев  

Врачебная этика фигня, дорогие мои, в том смысле, что её нет. А если бы она была, то её бы для гинекологов отменили, потому что нет ничего смешнее, чем их байки.


Наша Ленка не такая, она никогда не начнет ни одну историю без водки и преамбулы:


Самая “жатва” у Ленки начинается в сентябре, когда из отпусков возвращаются благоневерные, из запоев - моральнонеустойчивые, из нирваны - сексуальнообездоленные. Порой глянешь на человека в кресле, не выходя из-за стола, и прежде чем спросить фамилию, пишешь диагноз “гонорея”. Но случались и абсолютно непредсказуемые, строго индивидуальные диагнозы.



До женской консультации, Ленка работала в городской больнице №70, в профильном отделении. Работы было гораздо меньше, чем потом, в консультации, ибо доставляли совсем уж сложных. Ночью привозят бабушку, лет 80, не меньше. Ленка, глядя на старушку на каталке, кричит санитарам:


-Ошиблись, ребят! Это гинекология! Хирургия выше, кардиология ниже!


-Сказано к вам! Вот направление!


-Ополоумели что ли?! Что ей у нас делать в таком возрасте то?!


Следом бежит хирург и кричит :


-Срочно готовьте операционную!



Суматоха, никто ничего не понимает, сутолока, персонал на ушах, как будто бабка щас как минимум тройню родит. И уже потом, в операционной, выясняется, что давно-давным, бабка спрятала от внука деньги “в туда”! Завернула в кулёчек, да и спрятала, потому что уж больно много пил внучек, и даже спицы любимые бабкины, и те пропил. Спрятала и забыла. На секундочку, на 12 лет. На вопросы, что ж мол, все это время, боль вас не мучила? Отвечала что “старость, деточка, это когда больно от сих до вот сих, а главное это сердце”.


Надо отметить, что операция прошла успешно, но бабка рыдала белугой, когда узнала, что после денежной реформы деньги в кулёчке потеряли всякую ценность.


--------------------------------



Давно был случай: лежали в стационаре (отделение члх) два дедули. Благообразные такие старички. Ничем примечателен не были.


И случилась с ними оказия: когда выдавались выписки, они разругались в хлам... С хватанием за грудки и т.п., чуть ли не до драки.


Вроде бы и история-то ни о чём, если бы не их фамилии: Троян и...Касперский!


--------------------------------



Три дня назад ко мне обратилась знакомая со всем известной проблемой после праздников.


Два дня ее лицо встречалось с унитазом. В перерывах ела папоротник(приготовленный естественно к Новому Году) и котлеты. Той же свежести.


Проконсультировала, диета, лечение. Пол вечера убила на объяснения что делать так не надо. Поняла. Ну я так думала...


Сегодня пишет что тошнит после еды и вздувается живот. Спрашиваю что кушает, в ответ - домашние пельмени и картошку с котлетой. Ну хочется же! А еще завтра у них застолье и она собирается выпить.


--------------------------------



Работал зав.сельской амбулатории. По специальности я педиатр, но учитывая местность - принимал и взрослых.


Так вот, одним прекрасным днём поступает вызов из района: женщина потеряла зрение, дезориентирована... Инсульт?!


Приезжаем мы с мед.сестрой по адресу. Сидит на диване бабушка божий одуванчик.


- на что жалобы?


- ой, сыночек, пропало зрение, голова кружится, ходить толком не могу!



Померял давление- норма, осмотр ничего необычного не представил. Спрашиваю, что принимала. И тут бабця вскакивает и на ощупь начинает ломиться к шкафчику с лекарствами со словами: "Ща покажу!" Причём уверенным шагом.


Достаёт корвалол, какое-то гипотензивное и ещё что-то типа аспирина.


И выдаёт потом:


"Соседка посоветовала для глаз проверенную годами настойку( начало падать зрение около полугода назад, как оказалось). Так вот ингредиенты: мёд и сок свежевыжатого лука. Три раза в день по пипетке в каждый глаз!"


Итог- отправил в офтальмологию с ожогом роговицы! Я умиляюсь.


--------------------------------



Как-то раз на вызове: бабулечка-гипертоник.



В квартире - чистота, пахнет приятно, сама - в накрахмаленной ночнушке на белоснежных простынях, культурная и вежливая.


Рядом - еще одна бабулька, молчаливая, печального образа, тоже чистенькая и аккуратная.


Записываю карточку: ФИО, адрес, пенсионер, возраст... Больная очень смущается и говорит второй бабуле: "Доча, принеси паспорт."


Оказалось - нашей пациентке 102 года (а вызывали на 82); "урезала" возраст, так как побоялась, что бригаду не пришлют, цитирую, "на такого "динозавра".


--------------------------------

Показать полностью
44
Соседи
20 Комментариев в Авторские истории  

Пару лет назад мы с женой снимали маленькую однушку в центре. Только не подумайте, не в центре Москвы или Питера, а в центре маленького провинциального городка. Платили не дорого, сейчас даже вспомнить смешно, тысяч пять где-то. Внутри всё как обычно, старенькие обои, некрасивый раскладной диванчик с признаками сильного износа, шумные соседи сверху. О них-то и пойдёт речь.

Квартира была на предпоследнем этаже девятиэтажки, бывшей раньше, очевидно, общагой, но со временем превратившейся в так называемые малосемейки. Когда мы ложились спать, сверху отчётливо доносился громкий топот маленьких ножек и детский смех. Мы удивлялись, конечно, почему ребёнка так поздно никто не укладывает спать, ведь время уже за полночь, но мы были люди не конфликтные. К тому же, когда работаешь там, где есть ночные смены, быстро понимаешь, что если какой-то там шум мешает спать, значит ты не хочешь спать. Если бы хотел, уснул бы рядом с работающим отбойным молотком, при чём стоя, подвешенный ногами к потолку. А тут, подумаешь, ребёнок шалит. Его и не слышно почти.

Так мы жили где-то полгода. Шум сверху уже стал привычным и родным. К тому времени мы решили кардинально что-то поменять в жизни и спланировали переезд в другой город. Побольше, побогаче, более развитый, так мы думали тогда, и, как полагается, сообщили хозяину квартиры о своих намерениях, чтобы он мог потихоньку искать новых жильцов.

Новую квартиру мы смогли найти довольно быстро и, может мы поступили и странно, решили сразу в неё вселиться, не дожидаясь конца аренды. В большой город было ехать пару часов на электричке и билет стоил не дорого. Если мне не изменяет память, двести с чем-то рублей, так что я мотался пару раз в неделю на старую квартиру, которая пока была всё еще в нашем распоряжении, и постепенно вывозил вещи. В один из последних визитов я заметил на потолке большое черно-бурое пятно больших размеров. Был солнечный июльский день, сверху против обыкновения в столь ранний час уже доносился детский топот, смех и сегодня какие-то дикие крики. Я позвонил хозяину квартиры и сообщил о происшествии.

- У нас тут потолок протекает. Наверное, соседи сверху.

- Хм, - сказал голос в трубке задумчиво и неопределённо. - Странно. Я разберусь, что там может быть не так.

- И еще один момент. Мы уже вещи свои вывезли, давайте встретимся. Я передам вам ключи.

- Ладно, я как раз в городе.

Через полчаса хозяин квартиры вошел и задумчиво осмотрел пятно на потолке.

- Может быть с крыши, - пробурчал он.

- Да нет, это наверняка соседи сверху. У них там ребёнок маленький всю ночь не спит. Топот, крики. Асоциальные, наверно, какие-то.

Мужчина посмотрел на меня немного ошарашенно, но ничего не сказал, зато, будучи уже у дверей, предложил подвести до вокзала. Я с радостью согласился, последняя сумка была довольно тяжелой. В дороге он спросил о наших планах, я вкратце рассказал. Он одобрительно покивал. Оставшуюся дорогу молчали. Когда прибыли на место, пожали друг другу руки, он помог мне достать сумку из багажника.

Перед тем как сесть в машину, он не на долго задержался снаружи и внезапно сказал:

- Знаешь, Жень, а ведь у нас восьмиэтажный дом.

И уехал, оставив меня с этой мыслью наедине. Своей супруге я решил ничего не рассказывать, а через месяц мы узнали от родственников, что дом сгорел до тла. Пожар начался на верхних этажах и распространялся каким-то образом вниз. Температура была настолько высокой, что не выдержали опорные конструкции и дом буквально провалился, оставив на месте себя котлован, полный чёрного пепла. Были жертвы. Экспертная комиссия сделала предположение о неисправности проводки дома, но я думаю, что здесь не обошлось без "соседей сверху".

32
За неделю до... #8
6 Комментариев в Авторские истории  

Начало тут


Найти Наташу!

Эту мысль удалось выхватить из горячего жерла безумных идей, которые вылетали, как искры из огня.


Она ушла, потому что не хочет видеть его страданий, а не, потому что не любит. Скорее наоборот. Она ушла из-за сильной любви к нему. Чтобы не причинять боль.


- Но я бы выдержал, - в довершении своих мыслей прокричал Олег. – Я бы выдержал!


Искать. Искать.


Он отдернул шторы. За окном кружился снег. Только что было солнце, а сейчас на улице метель. Сильная метель, которая давно не посещала Москву.


Олег по частям собрал телефон и на радость, тот оказался рабочим. Это придало некоторую уверенность в самом начале поисков. Схватив деньги и куртку, он запрыгнул в ботинки и вышел.


Улица встретила жутким морозом и сильными порывами ветра. Кутаясь и прижимая плечи к груди, он быстро шел к метро. Ему было плевать, что там много народа. Что он вновь может услышать плач. Плевать на все, кроме поисков. Ее надо найти.


Он спустился в метро и замер на перроне. Что делать и куда ехать?


В этот момент он осознал, насколько огромен город по сравнению с одним маленьким человеком. В городе есть тысячи гостиниц, отелей, хостелов, квартир, знакомых и прочего, прочего, прочего…


Он не решался сделать и шаг. В каком направлении двигаться.


Еще он понимал, что время идет. Несмотря на его сомнения, оно бежит своим обычным темпо, не обращая внимания на проблему человека и всего человечества в целом.


Работа. Первое что пришло на ум.


Он сорвался к поезду и едва успел втиснуться в закрывающиеся двери. В вагоне ему послышался плач. Олег схватился за поручень, чувствуя, как теряет зрение. Несколько минут он пустым взглядом осматривал вагон, слыша, как в голове рвет глотку младенец.


Видимо человек, которому принадлежал крик, вышел на станции, потому что крик быстро, почти моментально стих.


Олег выскочил из вагона и помчался по эскалатору, расталкивая людей.


Не было времени.


Надо торопиться.


Выбежав из метро, он вновь погрузился в бушующую метель. Бегом, против ветра, домчался до высокого здания, где работала Наташа.


Но остановившись, он вдруг осознал, что ни разу не заходил внутрь и даже не знает на каком этаже находится офис.


На проходной, возле крутящегося турникета сидел пожилой мужик с густой щеткой усов в черной форме ЧОП.


- Пропуск, - скучающе произнес охранник.


- Мне надо попасть внутрь. – Твердо заявил Олег.


- Все надо попасть.


- Мне в колцентр.


- Куда именно? У нас этих центров пять этажей. – Голос охранника стал грубым.


- Моя девушка здесь работает. Мне надо подняться.


- Вас должны вызвать! – стоял на своем мужик.


- Как мне вам объяснить…


- Не надо ничего объяснять. Просто покажите мне пропуск. Вот и все.


В это время мимо турникета прошли две девушки, одна из которых, показалась Олегу знакомой.


- Ты Света!? – резко спросил Олег.


- Нет. Я Настя. – Ответила девушка, слегка испугавшись шумного парня.


- Ты Наташу Караулову знаешь?


Девушка, кинула взгляд на подругу и только потом ответила:


- Знаю. Работаем вместе.


- Мне надо с тобой поговорить. – Сказал Олег и, ухватив Настю за руку, отвел в сторону.


- Молодой человек! – попыталась сопротивляться Настя, но не смогла устоять и плелась за Олегом.


- Извини. Наташе угрожает опасность. Сильная... серьезная опасность.


- Ее здесь нет! – сказал Настя, и вырвала руку.


- Где она? Ты знаешь, где она?


Настя закатила глаза, продолжая потирать предплечье:


- Понятия не имею где она.


- А кто может знать?


- А что случилось?


- У меня мало времени. Кто может знать, где она?


- Ну-у… - протянула Настя. – Со Светкой они общаются. Может она знает.


- Она на работе?


- Кто, Света?


- Да! Света!


Олег злился от медлительности Насти.


- Приведи мне ее! – потребовал он.


- Кого?


- Свету. Приведи мне Свету.


- Не кричите на меня.


- Извини! – так же громко сказал он. - Просто мне очень надо поговорить со Светой. Прошу тебя, приведи мне Свету. Прошу…


- Ладно, - после некоторого молчания ответила Настя.


Олег остался в холле, не сводя глаз со стрелки огромных часов.


Спустя десять минут… целых десять минут! На проходной показалась Настя и Света.


- Вы кто? – спросила Света.


- Я парень Наташи. Ты не знаешь где она?


Света подозрительно долго смотрела на Олега и молчала. Олег же понял, что она не совсем расположена разговаривать. Он наклонился ближе и прошептал:


- Света… мне сейчас очень нужна твоя помощь. Пожалуйста, скажи мне. Ты знаешь, где Наташа?


- Вы что порвали?


- Нет.


- Я понятия не имею где она. Она была вчера на работе, а сегодня не вышла.


- Позвони ей. Попробуй ей набрать.


Света позвонила Наташе, и они вместе прослушали длинные гудки.


- Спасибо, - сказал Олег и выбежал на улицу, но тут же вернулся. – Если она объявится. Если отпишется, перезвонит или еще что-то, прошу тебя. Сообщи мне.


Он выхватил у Светы телефон, набрал свой номер и сделал дозвон.


- Спасибо. И запиши мой номер. – Сказал он, удаляясь из здания.


Олег уже определился со следующей целью. Он решил поехать на родную квартиру Наташи. Быть может она решила повидаться с сестрой. Но он не помнил адреса. Помнил лишь, что читал его в дневник. А дневник у родителей.


Проклятье.


Еще и билета на метро нет. А тут очередь.


Олег перемахнул турникет и ринулся в гущу толпы. Сзади послышался свисток контроллера, но Олег уже семенил по ступенькам.


Через полчаса он бегом поднимался по эскалатору. Расстояние от метро до квартиры, тоже преодолел бегом. Автобус ждать слишком долго.


Дома никого не было. Олег достал со дна шкафа, заваленный под старыми книгами дневник и начал судорожно листать. Глаза цеплялись за каждую цифру, но адреса нигде не было. В памяти четко рисовалась картинка, где на желтоватой бумаге, детским почерком бал написан адрес…


- Дурак. – выругался он и открыл первую страницу, где собрана информация о владельце дневника.


Москва. Улица Выборгская. Дом 6 квартира 17.


Он запомнил, но все-таки переписал адрес и сломя голову побежал к метро.


Ехать пришлось далеко. Даже слишком далеко. Только на метро больше часа. Это самый край Москвы.


Когда он доехал и вышел на улицу, погода немного успокоилась. Ветер исчез, но снег продолжал валить стеной. Олег бежал… часто дыша и пытаясь удержать равновесие на скользких участках он размахивал руками, но не сбавлял скорость.


Тяжело дыша, он нашел дом. Позвонив в домофон, ему не открыли. В другой квартире его нагло отшили, отказавшись впускать незнакомцев. Олег набрал следующую.


- Да? – ответила женщина.


- Интеренет провайдер АйпиКоммуникации, - придумал он на ходу. – замена интернет оборудования и настройка айпиадреса.


- Я никого не вызывала, - ответила растерявшаяся женщина.


- Это замена оборудования во всем подъезде. Откройте, пожалуйста.


Несколько секунд женщина соображала, что происходит, затем дверь открылась.


- Спасибо, - крикнул Олег и вошел в подъезд.


Подъезд выглядел чистым и опрятным. По крайней мере, намного лучше, чем тот, где живет он. Или тот, где жила Наташа.


Он поднялся на третий этаж и нашел квартиру.


Дерматиновая дверь была чем-то изрезана, отчего ватная обивка вылезла, болтаясь как комки шерсти на бродячей собаке. Сломанный звонок болтался на оголенном проводе. Олег все-таки нажала на кнопку, но только палец испачкал гарью.


Он постучал в дверь.


Вначале слегка, а через пять минут он уже колотил в дверь руками и ногами.


Замок щелкнул, и перед ним оказалась копия Наташи. Те же глаза, тот же овал лица. Даже мимика похожа. Волосы девушки, сухой соломой падали на плечи. Единственное что отличало сестру, так это то, что Вика выглядела как сорокалетняя.


Тяжелые мешки под глазами. Лицо опухшее. И тусклые, как у Наташи глаза.


- Ты сестра Наташи?


- А? – хрипло спросила Вика.


- Ты сестра Наташи?


- Да. Тебе чего надо?


- Вика? – уточнил Олег, пропуская ее вопрос мимо.


Девушка несколько раз кашлянула, прочищая горло.


- Вика.


- Мне надо поговорить.


- Ты кто такой?


- Я парень Наташи.


- Ну, и иди к ней. - Сказала Вика и попыталась закрыть дверь.


Олег вовремя подставил ногу.


- Пусти… - тужилась она, вцепившись двумя руками.


- Где Наташа?


Олег дернул дверь и вошел в квартиру.


За время работы он побывал в разных квартирах. Иногда приходилось посещать такие места, что дух захватывал о том, что там кто-то может жить. Но вид этой квартиры поразил его.


Обои содраны. Стены покрыты слоем грязи. Вместо вешалки, слева, было что-то вроде комода, доверху заваленного тряпьем. Ботинки, тапочки, стоптанные кроссовки валялись по всему коридору. На линолеуме видны дорожки, точно, как в лесу. Чистые дорожки среди налета грязи. Запах стоял невыносимый. Протухшие продукты, табак, спирт и все это сдобрено запахом человеческих тел.


Вика захлопнула дверь и стала слева от Олега, у входа в ванную.


- Пошел вон! – надрывая горло, прокричала она и указала на дверь.


- Где Наташа?


- Эй… - донесся мужской голос и комнаты. – Вика, кто там? Серега?


- Выгляни и посмотри! – испуганно сказала Вика.


Дверь со скрипом отворилась, и на пороге показался мужик в одних трусах. Такой же опухший и весь, с ног до головы в наколках.


В проеме открытой двери, Олегу видел рваные матрасы с грудой одеял на полу.


Без единого слова, мужик занес руку для удара, но Олег опередил его. Он успел выкинуть вперед ногу, и мужик с криком и бранью исчез обратно в комнате.


Вика начал истошно вопить.


- Я сейчас полицию вызову.


- Вызывай! – проорал Олег.


Адреналин бурлил в крови. Руки тряслись, но мозг соображал стремительно. Олег не боялся, что будет дальше. Он был преисполнен силой и смелостью. Наверное, впервые в жизни он проявил физическое насилие, и это было совсем не так, как он себе представлял. Он думал, что спасует и не сможет ударить. Думал, что потом его будет мучить совесть. Но вышло все наоборот.


Он был готов и хотел выплеснуть эту скопившуюся за столько лет силу.


- Что ты хочешь? – прокричала Вика.


Ее охрипший голос разлетелся по квартире. Сразу после вопроса, она скрылась за углом и вышла уже с длинным кухонным ножом. Олег сделал шаг назад. Они смотрели друг на друга, при этом боясь смотреть в глаза.


Олег видел, как ее руки дрожат. Ноздри раздуваются, а глаза наполняются яростью и одновременно страхом. В это время, в комнате послышалась возня. Мужик встал на четвереньки.


- Я тебе ща… - приговаривал он, поднимаясь на ноги.


- У меня нож! – прокричала Вика и крепче сжала рукоять.


Олег не знал, что толкнуло его к этому. Он сделал несколько быстрых шагов к Вике и та, бросив нож, побежала на кухню и закрыла фанерную дверь. Олег вернулся в коридор и закрыл дверь в комнату, где мужик приходил в себя.


Он занял боевую стойку, отведя правую ногу слегка назад. Как только шаги оказались близко к двери и сама дверь вздрогнула, Олег со всей силы ударил ногой. Дверь распахнулась и опрокинула мужика на пол. Мужик повалился без движения.


- Что тебе надо? – крикнула Вика через дыру в двери.


- Где Наташа?


- Я не знаю где твоя Наташа. Она… она… - Вика начала плакать, проглатывая большинство слов. – Она приходила сегодня и дала мне деньги. А потом ушла. Ушла! У меня нет этих денег. Слышишь, нету!


Вика повалилась на грязный пол.


Олег открыл дверь.


- Что она еще сказала?


- Ничего.


- Номер телефона она оставила? Она сказала куда собирается?


- Нет!


Вика смотрела на Олега снизу-вверх, сидя на полу.


- Сколько она оставила денег?


- Пять тысяч. Но у меня их уже нет. Забирай что хочешь, но только не бей. Прошу не трогай меня.


- Не трону. Телефон у тебя есть?


Вика кивнула.


- Диктуй!


Захлебываясь, она начал диктовать номер. Олег набрал цифры на мобильнике и сделал дозвон.


- Запиши мой номер. Если она объявится, сразу позвони мне. Ты поняла?


Вика кивнула.


- Если я узнаю, что она была здесь. Или что ты знаешь, где она и не хочешь мне говорить, я приду снова. Поняла?


- Да… поняла.


Перед выходом Олег заглянул в комнату. Мужик валялся на полу и едва ворочался.


- Жив?


Мужик посмотрел на него пустым дурманящим взглядом.


- Бывай, - сказал Олег и с удовольствием покинул эту квартиру.


Из-за этой суматохи, не было времени подумать, что делать дальше. Поэтому Олег вышел на мороз, огляделся по сторонам и медленно побрел к метро.


Бежать не было смысла. Если до этого были какие-то цели, то сейчас пустота.


Олега охватила паника. Все варианты проработаны, а результатов нет. А день теме временем, угасал.


Фонари горели вдоль дороги, освещая стекающий по воздуху снег. Под ногами приятно хрустело. По пути попалось несколько прохожих, закутанных в шарфы и с надвинутыми на глаза шапками. Машины ползли как черепахи с включёнными дворниками. Снегоуборочная техника с желтыми огоньками на крышах, протащила мимо кучу снега по асфальту. Ноги проваливались в сугробы иногда, нащупывая под снегом воду. Ботинки вымокли.


Олег продрог и понял, что надо искать теплое место. Иначе не миновать простуды. Через десять минут он спускался по эскалатору. В правом ботинке неприятно хлюпала вода.


Он спустился на перрон и сел на лавку. Мимо проносились поезда. Двери открывались и закрывались. Пассажиры штурмовали вагоны, а Олег сидел. Он думал.


Как можно среди всех этих людей найти одного единственного. Ни связи. Ни намеков. Ничего.


Минут пятнадцать он пропускал поезда, после чего сел в один и помчался по темным тоннелям.


Кода он вышел и метро, зазвонил телефон.


Вадим.


- Привет. Извини, но у меня сегодня не получится. Дел навалилось… давай в другой раз.


- Все отменяется. – Коротко сказал Олег.


- Не надо?


- Нет.


- А что случилось?


- Ничего. Поговорим потом.


Олег отключил телефон, хотя слышал еще голос Вадима.


Проходя мимо магазина, он вспомнил, что за сегодня, кроме родительского бутерброда он ничего не ел.


Закупив продукты, он вернулся домой, переоделся в сухое и принялся готовить ужин.


В перерывах, он звонил Наташе. Ответа, как и предполагалось, не было. Он написал ей пару смс в надежде, что она вернется.


На телефон он не рассчитывал, но эти долгие и монотонные гудки единственное, что связывало его с Наташей. Он хотя бы знал, что она видит его звонок. Пусть она знает, что он не собирается сдаваться. Он будет ее искать, несмотря ни на что.


После ужина, Олег прильнул к телефону собираясь написать смс. Самое длинное и самое объемное смс в его жизни. Он собирался написать все, что не успел сказать.


Но после нескольких минут, старенькая Nokia объявила о том, что превышено максимальное число символом. Олег понял, что ему не выполнить задуманного. Телефон и смс никогда не передадут то, что творится в его душе.


Он злился на Наташу и в тоже время жалел ее. Ей выпало тяжелое бремя – знать точную дату своей смерти. Причем смерть не так уж и далека. Всего, в каких-то пяти днях.


Была бы его воля, он бы устроил ей самые лучшие и самые запоминающие дни в ее жизни. Он бы взял кредит. Он бы ограбил магазин. Он бы достал деньги, и они бы смогли отдыхать далеко отсюда. Где-нибудь на Гавайях или на Карибах. Или где там самые дорогие и лучшие пляжи.


Но ее рядом нет.


Она в этом огромном и гнусном городе.


Телефон начал вибрировать. Олег лениво посмотрел, увидев, что очередной клиент хочет консультации.


- Извините, я не в настроении. – Сказал он и нажал на красную кнопку.


Ему вновь хотелось запустить телефон в стену. Но вдруг… вдруг она решится ему позвонить.


Ему было плевать на работу и на всю свою жизнь в целом. Единственным желанием было увидеть Наташу. Увидеть ее, а потом прислуживать ей. Да-да… именно прислуживать. Ловить ее взгляд и делать все, что она пожелает. Сделать так, чтобы ей не приходилось даже слова произносить. Чтобы даже думать не успевала, а он уже выполнял ее просьбу.


И в нем бы не было ни капли стыда, что он прислуживает ей. Если любишь, то будешь прислуживать. И служить будешь всю жизнь…


Он все-таки дотянулся до телефона и отправил Наташе короткое смс:


«Вернись. Я не держу на тебя зла. Вернись…»


Хотел написать огромное письмо, но в итоге отправил короткий текст с самыми главными словами.


Олег выключил всю технику в квартире и погасил свет. Затем он достал сигареты, точнее достала их Наташа, а он взял со стола пачку и вытянул одну.


Используя чашку вместо пепельницы, он побрел в комнату, где завалился на кровать и закурил.


Комната начала наполнятся дымом. Дышать стало неприятно. Он открыл окно, и ворвавшийся морозный воздух раскачал медленные клубы дыма. А после и вовсе растворил их. Комната быстро наполнялась холодом. Олег думал закрыть окно, но в пачке было достаточно сигарет, а ночь слишком длинная. Он еще не раз успеет наполнить эту комнату дымом.


Тусклый свет луны стелился по полу, взбираясь на кровать. Олег выпустил струю плотного дыма, наблюдая, как она клубится и танцует, медленно исчезая и растворяясь.


Много мыслей посетило его в эту ночь. Разных мыслей. И, естественное, все они витали вокруг смерти. Неизбежной и скорой смерти.


Его больше не интересовало, почему так случилось. Почему именно он стал этим вестником. Почему Наташа решила поступить именно так. Он просто лежал на кровати, курил и пропускал через себя все эти мысли, не цепляясь ни за одну из них.


Но с каждой секундой мыслей становилось больше. Словно его мозг — это быстро вращающееся колесо в рулетке. И кто-то неведомый ежесекундно подкидывает шарики-мысли. Вначале одну… потом другую… третью, четвертую. И вот уже не видно колеса. Только шарики-мысли бегают с невиданной скоростью.


Голова пошла кругом, и перехватило дыхание. Он почувствовал, как сердце увеличивает темп.


Не в силах больше этого выносить, он вскочил с кровати и ударил ногой по единственному стулу, который сделав в воздухе кувырок, рассыпался от удара о стенку. Следующей жертвой стала тумбочка, заваленная набок. Ящики открылись, усыпав пол: косметикой, ручками, какими-то бумажками, квитанциями, таблетками с градусником. Но и на этом он не успокоился.


Закончив с тумбочкой, он одним движением смахнул все, что было на столе. Канцелярские принадлежности, книги, тетради, маленькое зеркальце. Колонки и ноутбук тоже оказались на полу. Этого ему показалось мало, и он запрыгнул на полуоткрытый ноутбук, стараясь втоптать его в ковер. Единственным что осталось на столе, была записка от Наташи.


Он и ее схватил, пытаясь разорвать. Но не смог…


Никогда он не давал выхода эмоциям. Но сегодня он показал свою сущность. И перевернутая вверх дном комната была тому подтверждением.


Он бы и дальше кружил и лома все, что попадается на глаза, но этот смятый клочок бумаги остановил его.


В очередной раз, наверное, в сотый, он перечитал последние слова Наташи.


Очередная сигарета тлела во рту. Он не курил ее. Она просто тлела, роняя пепел на простынь.


Олег лежал на спине, чувствуя, как горло начинает першить. Последствия сумасшедшего дня.


Несколько раз он засыпал, но просыпался, когда дым попадал в нос. Несколько раз он едва не обжигал губы, но вовремя гасил сигарету.


Неожиданная усталость повалилась на него. Как обухом прибило.


Он лег на место Наташи, уставившись на лежащую, на боку тумбочку с открытыми ящиками. Перед его глазами были бутылочки с лаками, подводка для глаз, тушь, несколько фотографий и бумаги, бумаги, бумаги. В коробке из-под обуви когда-то хранились лекарства. Но сейчас там было пусто. Все таблетки, бинты, мази и градусник усеяли ковер.


Олег задержал взгляд на коробке и в голове возникал сумасшедшая идея. Но только сумасшествие может помочь ему в этот час.


Оказывается, Наташу можно найти. Можно сыграть на ее чувствах. Но стоит ли прибегать к этому методу?


Полчаса она пустым взглядом пялился на лекарства. Затем он сгреб кучу таблеток и высыпал их на кровать. Взяв телефон, он написал смс, перечитал и стер. Несколько раз он порывался отправить сообщение, но каждый раз, палец словно сковывало, когда надо было нажать всего одну кнопку.


«Я не могу без тебя жить. Может быть, гора таблеток спасет меня» - написал он и отправил.



Егор Куликов

Показать полностью
152
Пошли мы как-то за сметаной...
11 Комментариев в Истории из жизни  

Дело было летом, в деревне у моей подруги. Было тогда нам где-то 12-13 лет, точно уже не помню.

Как-то утром бабушка решила напечь блинов и отправила нас в магазин за сметаной. Дом подруги был расположен немного подальше от самого населенного пункта и до ближайшего магазина идти было минут 15-20. На улице было жарко и мы надели свои лучшие сарафанчики, взяли деньги и отправились в путь. Дошли до магазина довольно быстро, купили сметану и на сдачу взяли пачку сухариков. Домой было неохота, поэтому подруга предложила прогуляться до речки. Там мы понаблюдали за улитками, посидели на берегу, позагорали и решили все-таки идти обратно. Для того, чтобы вернуться домой, нам надо было снова идти в саму деревню и оттуда уже домой, поэтому мы примерно прикинули, где находится наш дом и решили сократить через поля, которые были рядом с речкой. Стоит отметить, что подружка у меня была довольно мнительная, поэтому пройдя минут 10 по безлюдным полям, она начала немного поднывать, что "что-то тут так пусто, может вернемся на дорогу и пойдем привычным путем". Я только отшучивалась. Но тут мы увидели впереди красную ниву. Я как сейчас помню, что она стояла перед капустным полем и никого рядом с ней не было видно. Подруга, будучи и так на взводе, не на шутку перепугалась и начала без остановки твердить, что это прям как из фильмов ужасов, что это по-любому какой-то маньячело и, возможно, он прямо сейчас расправляется с жертвой. Тут уже и я напряглась. Нива действительно выглядела очень подозрительно в этой безлюдной местности. Мы ускорили шаг и вошли на капустное поле. Идем и периодически оглядываемся на красную ниву. В какой-то момент, подруга вскрикивает: "Она поехала!". Оборачиваюсь - действительно, нива тронулась с места и едет в нашу сторону! А теперь представьте капустное поле: это грядки с кочанами и между ними небольшие дорожки. Мы идем по одной из таких дорожек, а нива едет вдоль поля и , в принципе, может свернуть на любую из этих дорожек, но, я думаю, вы уже поняли, на какую именно она сворачивает. НА НАШУ! Тут у нас уже нет сомнений, что это точно маньяк! Никаких жилых домов, никаких людей вокруг вообще не видно. Мозг начинает продумывать хоть какие-то варианты спасения и мы решаем свернуть в сами грядки и бежать. Подруга на ходу выдает: "Если что, разбивай ему о лицо сметану и у нас будет фора, пока он будет от нее очищаться". Мы забегаем в эти грядки, а там вязкая земля, бежать быстро не получается, еще шлепки застревают в этой земле. Мы скидываем шлепки и бежим уже босиком и слышим голос: "Стойте!". Не знаю почему, но мы остановились. Поворачиваемся в сторону дорожки, по которой шли до этого, и видим красную ниву, которая поравнялась с нами, и вышедшего оттуда мужика. "Ну всё! Пипец" - проносится у меня в голове. А мужик тем временем задает вопрос "Вы что здесь делаете?" На что подруга отвечает: "А мы здесь работаем!" РАБОТАЕМ! Две 13-летние девочки в сарафанчиках и сметаной работают на капустном поле! Это потом мы уже ржали над этой фразой как ненормальные, а тогда нам было ппц как страшно. "Что-то я вас раньше тут не видел! А чего вы убегаете тогда от меня?" - продолжает мужик. И тут пелена начинает падать с глаз, мы видим, что мужик в форме и у него нашивка "Охрана". Но на всякий случай подруга уточняет: "А вы кто такой?". "Я вот как раз тут работаю! Охранником! Вылезайте из грядок, вы не заблудились? Может вас подвезти?". "Нет, спасибо, мы лучше прогуляемся"...

Под конец хочу отметить, что потом мы еще долго добирались до дома по полям с некошеной травой, которая была выше нас, перебирались через ручей, у которого не было мостика (зато в котором мы отмыли ноги и шлепки), и домой пришли под вечер, часов в 5. (А вышли часов в 10 утра) Бабушка встречала нас на дороге, она не на шутку перепугалась.

Зато сметану принесли в целости и сохранности!


История не выдуманная, все действительно произошло со мной и моей подругой)

89
Про "Кто я?"
52 Комментария  

Привет все тем, почти двум тысячам человек, которые подписались на меня и читали, обсуждали и критиковали мой рассказ "Кто я?".


Просто хочу поделиться с вами своим впечатлением и кое-что предложить.



Когда я начинал писать первую часть первой главы, то в голове имел только идею, и абсолютное отсутствие какого-либо опыта написания художественных произведений.


Идея была не очень большой и касалась только моего варианта устройства мира. Поэтому рассказ имел простенький сюжет и должен был быть не более пяти глав. Однако меня затянуло и первая часть вылилась аж в 12 глав.

Когда я дописывал последнюю, то в голове уже зрела идея для продолжения и я боролся между зудом воплотить её в текст и пониманием, что пишу очень слабо.

Поразмыслив, я пришёл к компромиссу, и постарался закончить первую часть так, чтобы с одной стороны первая часть имел финал, пусть даже открытый, а с другой - был заход на продолжение.


На моё большое удивление, достаточно большому количеству человек рассказ понравился и были просьбы продолжить.


Я решил, что продолжу писать, если коммент с голосованием о продолжении наберет хотя бы 5 плюсов. Я не знаю сколько всего было поставлено плюсов и минусов у того комментария, но конечный результат на данный момент = 10. То есть минимум 10 человек были готовы терпеть моё творчество.



Вторую часть я считал финалом. И был намерен поставить точку, но аппетит приходит во время еды, и где-то в середине второй части я уже прикидывал сюжет для третей, хотя по-прежнему был готов закончить рассказ.


"Вовремя" умерший ноут дал мне возможность сделать паузу.


После того, как я восстановил файл с черновиком третей части, я пересмотрел её сюжет и  полностью переиграл роли Вики:

На протяжении всей третей части я вёл Вику по пути разрушения, чтобы в конце показать, как любовь может изменить всё на свете. Алексей же наоборот, по сюжету был более спокойным и вроде должен был стать Творцом. Однако, превращение Вики и принятие её Ангелами как Творца, должно был сделать из него Разрушителя на почве зависти к сестре.


Когда писалась очередная глава, в моей жизни произошли некоторые события, которые привели к переосмыслению отношения к рассказу вообще и его основного посыла "Любовь спасёт мир" в частности. Заканчивая последнюю главу, я уже имел альтернативную идею финала, которую лично сам считал более сильной.


Единственное, что я не знал - это смогу ли я продолжить в том же ритме: одна-две главы в сутки. (Ребята, это правда тяжело). Поэтому я закончил треть. часть так, чтобы она заканчивала рассказ.


Занимая рабочими и семейными делами, я продолжал вынашивать сюжет для четвертой части и через 3 дня после третей части я сел за первую главу. Итог вы знаете.



Теперь о предложениях издать книгу или сделать её аудио вариант:


Лично я считаю рассказ сырым. Из-за того, что части писались разрозненно, есть "подвисшие" моменты. (Бедный Сергей в белой комнате :).

Поэтому я предлагаю всем желающим поучаствовать в поиске, обсуждении и создании нового варианта тех мест, которые в рамках всего рассказа стали неуместны или вообще конфликтуют с общим сюжетом.


Как это сделать я пока не знаю: скорее всего соберу всё в один файл, который опубликую где-то, где будет возможность обсуждать его большому количеству людей, а мне иметь возможность править неограниченное количество раз.


Если весь рассказа влезет в один пост и у меня будет возможность его модерировать, я с удовольствием сделаю это на Пикабу. Пока что, к сожалению, Пикабу предоставляет только возможность обсуждать, но не исправлять.


После того, как рассказ будет приведен в должный вид, я буду искать возможность как опубликовать его (видимо через краудфандинг), а там и до аудио варианта недалеко.



Буду рад, если кто-то откликнется и скажет своё мнение.


Ещё раз спасибо всем, кто был со мной всё это время.

Показать полностью
49
Четыре жизни (часть 1)
28 Комментариев  

Индекс серии рассказов:

Накопить на конус 1ч

Накопить на конус 2ч

Тонкая работа

Винтажное чудо


Тим опаздывал на классный час. Тренировка заканчивалась около десяти утра. Занятия начинались в полдень, когда дети уже освобождались от многочисленных кружков и секций, но иногда учителя проводили сие мероприятие, чтобы дети не отрывались от общественной жизни.

Выбежав на обзорную площадку, он увидел, что Пал-палыч уже отвел шестой «А» в парк и рассадил на селекционном газоне. Педагоги считали, что сидеть в закрытом помещении вредно, поэтому все предметы, которые можно было делать на свежем воздухе, переносились в обширный школьный парк.


Когда мальчик пробежал лабиринт аллей и оказался на нужной поляне, Пал-палыч уже рассказал пятиминутку новостей и выступали докладчики.


- А! Вот и Ту явился.

- Прошу прощения за опоздание.

- Садись. Раечка, продолжай.


Отличница Раечка, которая за два года превратилась из гадкого утенка в прехорошенькую девчонку с пшеничными косами, фыркнула:


- Повторяю для спортсмЭнов. В этом месяце годовщина снятия блокады с Фениксграда. В связи с этим, в нашей школе будет проведен вечер для ветеранов-блокадников. Нашему классу школьный совет выделил почетное задание: собрать мемуары. Мы их напечатаем юбилейным тиражом и вручим в дар всем желающим.


- Что нам надо? Отобрать добровольцев, которые стали бы корреспондентами и взяли интервью. Обращаю ваше внимание на то, что «тяп-ляп» эту работу выполнять нельзя. Это нереальное свинство - выполнить это дело кое-как. Я сама не смогу быть журналистом, потому что задействована еще в пяти мероприятиях к празднику.


Тим, подперев лицо ладонями, любовался на тоненькую Раечку, чье платье из лунной тафты открывало стройные загорелые ноги.


- Ну? Нам надо шесть человек. По три ветерана на нос. Ребята, ну имейте совесть, я и так сплю по четыре часа в сутки. Не могу же я тащить всю общественную нагрузку. Пал-палыч, скажите им!


Пал-палыч присел с высоты своего трехметрового роста и поправил на хоботе очки:


- Дети, Раечка права. Предлагаю, для большей привлекательности задания, возможность исправить кое-кому оценки по родной речи. Ту, это тебя касается. Ты скоро забудешь космолингву со своим погружением в джунглианскую культуру. Не спорю, такой интерес похвален, и нам очень нужны специалисты-билингвики, но нельзя ограничиваться таким узким профилем.


Тим поднял вверх ладони в знак согласия, он действительно в последнее время интересовался только Семиборьем и джунглианской историей.


- Хорошо. Ратрека, тебя это тоже касается.

- А от уроков освободят?

- Нет, это внеклассное задание.

- Ну надо, так надо.


С грехом пополам, набрали нужное число вольных корреспондентов.

- Попали, - подошел к Тиму подошел Ратрека и, поднявшись на задние лапы, показал наладонник:

- Представляешь, прихожу я такой в городскую ратушу и прям в приемной: «а подайте мне сюда Советника Плюка». Представляешь, как и куда я полечу потом?

- А ты ему сначала позвони. Как все разумные цивилизации делают. Запишись на прием, скажи секретарше, что дело школьное и не терпит отлагательств.

- Дети! Тихо. На перемене все обсудите, дайте Косте рассказать свой доклад.


Все разом замолчали, потому что Костракес учился с ними первый год. Ему, родом с планеты Девяти солнц и так было не сладко, потому что с человеческой точки зрения, Костя был метровым кубом обладающим сильной телепатией. Общался он тоже мысленно, но от сильного стеснения сильно запинался, отчего у Раи болела голова. Во всем остальном Костя был таким же ребенком, как и все. Общительным и добрым. Слушая Костю, Тим одним глазом заглянул в свой наладонник. Первое же имя заставило его поперхнуться.


- Отец, я думал ты прилетел на планету после блокады.


Пат-до-ту перестал скоблить жвалами сублимированный брикет. Тим, в свою очередь, так и не притронулся к пюре с котлетами, которые приготовил Автомой.


- Нет, сын. Я был по ту сторону и попал в плен. Но то, что я увидел, заставило меня полностью пересмотреть свои приоритеты. Я с радостью отвечу на все твои вопросы, только давай сначала закончим трапезу.


В голове Тима не укладывалось. Нет, он знал, что джунглианцы в основном своем составе выступили против человеческого альянса, но были три планеты, которые объединились в союз Красного Быка и бились на равных, бок о бок, с людьми. А получается, что его отец, всего лишь предатель, перебежчик, враг. Привычный мир стремительно разваливался на кусочки.


Они сидели, как и обычно, на одном диване, только отстранившись друг от друга. Тим приготовил самописец, который записал бы речь Пат-до-ту и потом перевел ее в печатный текст.

- Ты, наверное, знаешь, что Силири - первая искусственно созданная и запущенная экзопланета. Секрет ее создания человеческий альянс держит в тайне и по сей день. Остальные обитатели четырех Вселенных всполошились: как так, какие-то млекопитающие, которые в большинстве своем пригодны только в пищу, и создали то, что не смогли Просвещенные. Страшно подумать, что вы еще изобретете и сделаете своими пятипалыми конечностями.


- Так получается, что война началась из-за страха? Реальной опасности не было?


- Да, мой дорогой. Ты не представляешь, какая была развернута агитационная компания. Снимались фильмы, где люди выступали в роли, этаких безумных монстров, которые уничтожают все, к чему прикасаются. К сожалению, человечество за свою историю натворило много ужасных и непоправимых вещей.


- Уничтожило Землю?


- Да, например, полностью убило свою Материнскую планету. Понадобилось всего два поколения, чтобы выросли такие как я. Сильные, безжалостные, считающие людей паразитами общества.


В ход шло все. Яды, огонь, холод. Но люди сражались и, предки мои, они были достойными противниками! И вот тогда мы стали бояться вас по-настоящему. Мы перестали брать пленных.


- И столкнулись с партизанами?


- Да, это древняя людская традиция. Как только что-то выходит из под контроля, они объединяются и подаются в леса. Не подумай, я сам родился в лесу, и наши джунглианские топи не чета вашим. Но это же какой-то кошмар, когда звездолет сбивают из требушета! Огромный, высокотехнологичный, напичканный разнообразной электроникой и магнитными захватами звездолет, выводят из строя обычным булыжником. Без системы наведения, как там у вас говорят?


- На глазок.


- Вот именно, мы так воевать не привыкли. Поэтому стали еще жестче.


- Пап. Выходит, ты мог участвовать в операции на Полуречной?


Джунглианец бесконечно долго молчал:


- Нет. Меня там не было. Нашу часть бросили на осаду Примимае. Город был защищен силовым полем, и мы никак не могли найти и уничтожить источник его питания. После многочисленных штурмов, неся большие потери были, силы джунглианцев приняли решение взять город в осаду.


Мы заваливали его бомбами. Оставляли микроволновое радиовещание включенным по четверо суток кряду, но осажденные не сдавались. Не поверишь, после года осады они давали концерты. Мы слышали пенье и музыку. Они развели лабораторных крыс на еду. Научились готовить концентраты для инопланетников, которые оказались заперты в этой смертельной ловушке. Мы травим газом, вы изобретаете какие-то немыслимые системы защиты из жести и валенка. Я утрирую, не смейся, но все примерно так и было. Руководство сходило с ума. Волна за волной, простые горожане, не военные, отбивали наши атаки.


- И тогда вы применили Его?


- Да. Тогда было решено использовать Средство Тотальной зачистки. Никто не знал, какова настоящая мощность этого дьявольского изобретения. Я тогда был на вылете, и когда взрывная волна прокатилась по планете, мой истребитель, в невообразимом штопоре, рухнул посреди Лаврентьевского леса. В шести километрах от партизанского лагеря. Экзоскелет был сломан в шести местах. Я потерял слух и зрение. Если честно, уже пел песнь предкам, потому что не надеялся выжить.


Пат-до-ту потер под халатом панцирь, в сетке залеченных трещин.

-Но меня не убили. Выходили. Я не знаю, какое найти сравнение для пережитого мной. Ну представь, что бы ты чувствовал, если бы тебя спасли жиглики?


- Глубокий шок.


- Мне вернул зрение обычный фельдшер, далекий от космической медицины. По старинке, как он говорил. «Все вы, скотины одинаковы, что двуногие, что четвероногие.»


- Тебя спасли партизаны?


- Да. Шестой взвод имени Терентия Маслякова. Я подружился с этими людьми, они не были зверями. В каждом из них жила глубокая мудрость и чувство сострадания. Но их всех убили во время авианалета. Никого ни осталось. Лес горел, а ты знаешь, мы переносим очень высокие температуры. Люди погибли, а я выжил.


- И перешел на другую сторону?


- Да. Нас учили не разрушать миры, а созидать. А вместо этого мы сами превратились в разрушителей. Примимае был уничтожен, но в его ракетных шахтах спаслись жители. И они не хотели покидать насиженных мест. Когда на Силири высадились корабли Альянса, их встретили до крайности истощенные люди и инопланетники, которые разбирали завалы и строили дома. И я был вместе с ними. Все дома в центре построены руками горожан. Примимае умер, но на его пепле вырос Фениксград.


- Значит, Полуречная тоже была уничтожена в результате Средства Тотальной Зачистки?


- Да. Она всего в трехстах километрах. Я не знаю, как ты уцелел, честно признаюсь. Но на тебе висел жетон с именем и местом приписки.


- Пап, поэтому ты не можешь вернуться на родную планету, да? Потому что дезертировал?


- Да. Я предал свой народ и приговорен к смерти, потому что считаю, что мы все можем жить рядом и находить общий язык. Как ты и Ратрека, например.


Тим задумался и придвинулся к отцовскому боку. Тот обнял его двумя правыми руками.


- И у тебя там остались родители?


- Да. И твоя тетка Рат-до-ту, она младше меня на двадцать лун. Была еще совсем личинкой, когда меня призвали в армию. Смешная такая, толстая.


- Неужели они не пытались искать тебя, как-то связаться?


- Дорогой мой, они живут на Материнской планете, там очень строгие нравы. Может быть, лет через сорок-пятьдесят, границы откроют, и ты сможешь познакомится с дедушкой и бабушкой. Но пока все что нам остается - это жить и ждать.


- И ты мне не рассказывал?


- На моей родине говорят: «ответы хороши, когда задают вопросы». Надеюсь ты не стал думать обо мне хуже, после всего, что услышал.


-Нет. Признавать ошибки и исправлять их - главное качество разумных рас. Так нам Пал-палыч говорил. Наоборот, теперь я горжусь тобой еще больше, чем прежде.


Второй ветеран, который числился в списке Тима, жил и работал в космопорте...

Продолжение завтра

Показать полностью


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь