С тегами:

рассказ

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
245
Жнец
16 Комментариев  

Колонной по двое второклашки шагают по тротуару.


Тёплый осенний день ясен и прозрачен. Дорожка усыпана сухой листвой. Не ругайте дворника за нерадивость: полюбуйтесь, с какой радостью мальчишки и девчонки ворошат ногами опавшие листья.


Молодая разрумянившаяся учительница идёт сбоку. Белое лёгкое пальтецо придаёт её тонкому силуэту особое изящество. Иногда учительница пропускает колонну вперёд. То и дело пересчитывает головы подопечных, морща девичий лоб от ответственности.


Невидимый для глаза, Жнец бесшумно ступает позади последней пары. Анюта Шевцова беззаботно болтает с Петей Рябцевым, и не чувствует устремлённого ей в спину взгляда. Светлые косички высунулись из-под шапки с помпоном и смешно болтаются из стороны в сторону.


Второй "Б" класс подходит к пешеходному переходу.


— Дети, стойте! — командует учительница. — Ждём, пока я остановлю поток! По моей команде смотрим налево и начинаем переходить дорогу. В середине пути смотрим направо!


"Поток" — это сильно сказано. В осеннем переулке в центре провинциального городка нет ни одной машины. Но техника безопасности — это вам не шутки. Учительница выходит на середину проезжей части, смотрит по сторонам и поднимает над головой красный флажок.


— Дети, начинаем переходить дорогу! — звонко произносит она. — Петраков, не толкай Синицыну!


Где-то за углом слышен приближающийся шум мотора.


Жнец выжидает.


Вот Анюта Шевцова и Петя Рябцев, последняя пара, уже ступили на проезжую часть. Вот неопытная учительница отвернулась.


Рука Жнеца тянется к девочке.


***


— Ума не приложу, с чего бы, — седовласый старик сокрушённо покачал головой. — Вы уж извините, что опять.


— Василий Иванович, вы ведь заслуженный архитектор? – полуутвердительно произнесла молодая учительница.


— Заслуженный, — пенсионер горделиво приосанился и приготовился рассказывать о рукопожатии с Брежневым. Но учительница продолжала:


— Попробуйте объяснить на примере. Скажите Вове так: "Если бы твой дед, заслуженный архитектор Василий Иванович Жнец, дёргал женщин за косички и бил мужчин портфелем, разве было бы красиво? "


— Это мысль! – кивнул старик. Сидя на маленьком стуле за маленькой первой партой он вдруг почувствовал себя учеником этой пигалицы.


— С ним ведь другие дети уже отказываются ходить парой. И оценки ухудшились. Вот, полюбуйтесь на вчерашнюю домашнюю работу.


Учительница выдвинула ящик стола и достала стопку тетрадей. Перебирая их в поисках нужной, она вспомнила:


— И ещё! Умоляю вас, намекните ему, что его "шапка-невидимка" работает только в гостях у дедушки с бабушкой. Скажите, что в школе и на улице волшебство прекращается.


***


— Этак мы докатимся до того, что и Деда Мороза не существует, — задумчиво пробормотал Жнец-старший, когда вышел из школы.



Евгений Саженкин

Показать полностью
324
Про намеки
35 Комментариев в Истории из жизни  

Почитал посты про намеки и нахлынуло одно воспоминание, которое вызывает улыбку каждый раз, когда возвращается в мою голову:

Дело было в славном городе Кропоткин. Сразу после окончания школы подрабатывал на сборке мебели. Поступил очередной заказ, привезли клиентке её заказ- спальный гарнитур. Женщина была лет 35-и, в то время это казалось мне довольно большим возрастом, что-то на грани начала старения)))

Сборка такого комплекта занимала у меня часа четыре. Собрав кровать, прикроватные тумбы, трюмо и шкаф, я приступил к инструктажу хозяйки всего этого добра.

Хозяйка явилась в халате с томно зачесанными волосами, и внимательно слушала мой рассказ, что где как можно подрегулировать под себя. Дело дошло до шкафа, в котором была возможность переставлять полки по своему усмотрению.

Далее привожу кусочек нашего диалога. Я-я, Ж- женщина.

Я- ...полки можно поставить выше или ниже, вот запасные полкодержатели, я поставил заглушки в лишние дырочки.

Ж- это не дырочки, Малыш, а технологические отверстия. Дырочки находятся в других местах. Понимаешь о чем я?... И посмотрела мне прямо в глаза.

Я дико стушевался, не знал что сказать и скомкано закончив инструктаж, подхватил сумку с инструментом и спешно покинул квартиру.

Это сейчас я понимаю, что можно было перейти от рассказа о возможностях мебели к её тестированию, а тогда у меня случилось такое душевное сметение, что до вечера не находил себе места.

Где ты сейчас, о коварная обольтительница? Кто собирает для тебя прикроватные тумбы и вставляет заглушки в технологические отверстия твоих шкафов?

5967
"Как я прослыл плохим соседом"
237 Комментариев  

Приходит, значит, ко мне сосед:

- Слушай, паяльник не одолжишь?

- Бери, только вечером нужен будет. До вечера успеешь?

- Конечно, мне только на часок.

- Ок, вот паяльник со всеми причиндалами.


Больше этого паяльника я не видел. Произошел только такой диалог:

- Где инструмент?

- Сгорел, ты извини...

- Ну, так верни его.

- Так я же говорю, он сгорел.

- Совсем сгорел и даже пепла не осталось?

- Ну да, сгорел. Но я тебе новый куплю, обещаю...


Цена этому паяльнику 3 копейки. Ладно, учтем на будущее. Зато, думаю, с такими просьбами он больше не появится.


Фига с два. Стоит на пороге...

- Слушай, я тут собрался времянку панелями обшить, шуруповерт не одолжишь?

- Не вопрос. 5 тысяч в залог оставь и бери.

- Как это 5 тысяч?

- Так. Принесешь и заберешь свои деньги обратно до копейки. Если он целым будет, конечно...

- Не, я так не могу.

- Тогда извини. Пепел паяльника стучит в моем сердце...


Молча повернулся и ушел. Теперь за глаза ведет разговоры, что я жмот и плохой сосед.

Ну и пох. Собака лает, ветер носит...

"Как я прослыл плохим соседом" рассказ, соседи, просьба, невозврат, жадина, отношения, текст

(с)мастер123

49
"Догоню-догоню!", или "Ох уж эти двойные стандарты"
1 Комментарий  

Иду я вчера по своим важным делам, никого не трогаю и загадочно улыбаюсь окружающему миру.

Мимоходом обгоняю молодую мамочку с ребенком и независимо шкандыбаю дальше. Вдруг слышу шум за спиной.

За мною, семеня и топая ногами "бежит" малыш, а за ним его мамочка и тоже старательно притопывая, сюсюкает:

"Догоню, догоню дядю, догоню, догоню!"

Малыш смеется, совочком размахивает, лопочет что-то и если бы не его возраст, то я бы мог подумать, что матерное.

Но я не испугался, нет. Я прикинул в уме ширину своего шага, понял, что они меня не догонят и спокойно ушел по английски.


Сегодня, направляясь по не менее важным делам, увидел эту же девушку, но уже без ребенка. Вспомнил я вчерашнее, затопал ногами, замахал руками (только вот совочка у меня не было) и тоже орать начал:

"Догоню, догоню тётю, догоню, догоню!"

Дамочка обернулась, взвизгнула и как почесала куда-то в сторону опорного пункта, только пятки замелькали.

Ну и что, что я небрит был - можно подумать, она каждый день ноги бреет, ну и что, что берцы грязные - я же не в театр собрался, а в магазин за пивом.

Почему это им можно "догонять-догонять дядю", а мне "тетю догонять-догонять" нельзя?

Где же наше хваленое равноправие и социальное равенство, гарантированные конституцией? Хоть и мог девку догнать, но не стал, во-первых, я гордый, а во-вторых - ну её... черт её знает, что у неё на уме.

Ненормальная, наверно, какая-то.


Долой двойные стандарты!

Показать полностью 1
256
Знакомство с ней.
19 Комментариев  

Это было, кажется, пару лет назад. Да, точно. Мы встретились второго сентября две тысячи десятого. Тогда я приехал в Питер в первый раз, по работе, и помню как был заворожен этим сказочным городом и его прекрасными жителями. В свой первый день пребывания, а это была суббота, я пошел гулять по городу. Поселился на Васильевском острове, совсем недалеко от Биржевой площади, оттуда можно пешком дойти до Дворцовой Площади, что я и сделал. В этот день я совсем не планировал походов по музеям, а скорее погулять по городу, но дождевые тучи и отсутствие зонта заставили меня передумать. Итак, не долго думая я пошел в Эрмитаж. Посмотрев выданный на входе буклет, я понял, что лучше идти сразу на второй этаж, там где картины, и первым залом, в который я зашел, был зал Итальянского искусства. Здесь-то и стояла она: пышные локоны, коктейльное платье темно-синего цвета, бежевые лодочки и клач. Ее образ был непередаваемо романтичным и воздушным. Перед ней висела картина Джордано Луки "Битва лапифов с кентаврами". Стояла долго. И я стоял долго, ага, смотрел на нее. Набравшись смелости, я подошел ближе и встал вровень с ней. Она повернулась в мою сторону, быстро оценивающе осмотрела меня с ног до головы и вернулась обратно к картине. Через пару секунд невозумутимым голосом она спросила: "Охуенно, да?".

30
Кто не знал любви, тот все равно что не жил. #10
7 Комментариев в Истории из жизни  

...“У тебя есть 50 тысяч? Привет” - выпалил он как будто весь день держался. Вот уж точно человек фейерверк, как бахнет. Первое что пришло в голову, человек в беде. С другой стороны, его отец мог решить любые проблемы. “У меня есть очень крутая идея для своего дела, но одному мне не справиться, как в работе так и финансово. Приходи завтра на работу, все расскажу и покажу” - продолжал он. Ответить что-то по телефону он как обычно отказался. Мне ничего не оставалось как дождаться завтра. К тому моменту у меня уже была накоплено чуть больше той суммы, но деньги были нужны на конкретные цели.

Я с нетерпением шел на работу чтоб узнать, что задумал В., интрига просто раздирала меня от любопытства. На работе я его застал сидящим за компьютером с интересом что-то разглядывая. Увидев что я приехал, он меня подозвал и я сел напротив него. От него сразу прозвучал вопрос, что если нам открыть свое дело по принтам на футболки, будь то рисунок или необычный текст, конечно в тот период времени это было популярно, вспомнить хотя бы всевозможные сайты с прикольными футболками. Но я как минимум знал три места в городе где такое делают и я слабо представлял нас конкурентно возможной в этом сегменте организацией, о чем я ему конечно сказал, он меня убеждал, что мы будет с уникальными сервисами и очень привлекательной ценой. Его предложение уже было рассчитано на бумаге, где уже через 6 месяцев мы бы начали получать ощутимую прибыль, все бы нам обошлось в 200 тысяч, включая сайт, вот тут то и пригодились мои деньги, у него было только 150 тысяч. Как он сказал, я ему в процессе работы просто постепенно верну разницу в 50 тысяч, проще говоря он мне предлагал рассрочку, чтоб все было поровну. Я не готов был расставаться со своими кровными, ну не верил я в успех этой затеи, но сказал что надо все обдумать до завтра, переспать с этой мыслью.


Закончив рабочий день и постоянно думая о сегодняшнем разговоре, я вернулся домой усевшись за компьютер и мне на глаза попался мой принтер от известной марки Brother, тут же я вспомнил как на сайте этого производителя я видел раздел с их продукцией для вышивки на одежде. Я стал проверять и точно, у них имеется оборудование для полупромышленной вышивки на одежду. Созрела гениальная идея, быстро проверив по своему городу на наличие подобной услуги, везде была тишина ничего подобного не было, ближайшее где было от нас за 700 км. Мне не терпелось сообщить В., о своей задумке. Позвонив ему я спросил его адрес и сразу поехал на такси до него. Время уже было к 9 часам вечера, он меня встретил у подъезда, жил он в новостройке на 14 этаже, в квартире своего отца. Жил он довольно таки скромно, из трех комнат была обустроена только одна, где был шкаф, кровать и компьютер. По его словам ему так комфортно уже 2 года.


Я ему сразу рассказал, что вместо печати на футболке мы можем делать тоже самое только вышивкой нитками, мы были бы первые кто такое запустит у нас в городе. Начиная углубляться в изучение вопроса этой сферы. Мы выяснили что мы влезаем в первоначальную сумму 200 тысяч. Расходные материалы были дешевле из них это нитки, флизелиновая ткань для подложки, специальный спрей фиксатор для ткани. Само оборудование очень неприхотливое и занимало минимум места, весь рабочий кабинет поместился бы одной из комнат квартиры. Сфера применения была очень широка, не только одежда для повседневки, но и спецодежда, изготовление индивидуальных шевронов, хоть на кепках шей. И главным плюсом было, что можно все стирать многократно и ничего не слезет и не линяет. Единственным минусом было это ограничение в цвете, все таки это нити, но это было не критично, не фотографии же мы печатаем. А шить можно было хоть золотой нитью или серебрянной. Все подсчитав, по себестоимости выходило гораздо дешевле чем обычный принт. А охват рынка просто огромный. Я мог делать индивидуальные заказы, создавая их с нуля, будь то логотип или просто вишивка на футболку, вот тут то точно есть где разгуляться творчеству. Собрав весь заказ по сайтам почти к утру мы были готовы сделать заказ, весь набор для того чтоб “бери и вышивай” обошелся в 197 тысяч + расходы на доставку. Главным вопросом осталась специальная программа для ПК в которой делались задания для вышивки, необходимо было её изучить вдоль и поперек. Таким образом на меня были возложены обязанности по изучению техники вышивки и все инструменты для этого, а на В., все что связано со стоимостью наших будущих услуг.


Доставка самой машинки должна составить около 20 дней. Как раз есть время вникнуть во все тонкости и прошерстить тематические форумы. Время пролетело незаметно, как уже позвонили из транспортной компании…


P.S. Продолжение следует.

Показать полностью
54
Мои счастливые звёзды (ч. 2 - напутствие будущим офицерам)
23 Комментария  

1. А стоит ли овчинка выделки?

Хотелось бы сразу взять быка за рога, а козу за гланды. Поэтому не могу не сказать пару слов тем, кто ещё не выбрал для себя военную стезю, а только присматривается. И тем, кто уже выбрал и думает, что всё твёрдо для себя решил.


Ну, и тем, за кого уже всё выбрали папа с мамой, мне тоже есть, чего сказать.


Единственный и самый главный вопрос, который вы должны себе задать, прочитав эти строки, звучит примерно так:


«А за каким, собственно, х#ром мне всё это нужно?»


Если кроме материальных благ и социальных гарантий вас туда ничего не тянет – лучше не надо, вам захочется уйти из армии гораздо раньше, чем вы успеете этими гарантиями воспользоваться. То же самое, если вас пихают в военный вуз насильно родители (но это большая редкость).


Если вы ещё учитесь в школе, но уже знаете все требования общевоинских уставов, на уроках сидите в шлемофоне, и на ночь под подушку кладёте «Книгу юных командиров» (кстати – вещь стоящая, жаль, что уже не печатают) – то умерьте немного свой пыл, и добавьте щепотку прагматизма, а то быстро разочаруетесь.


2. Отличается ли учёба в военном вузе от учёбы в гражданском?


Безусловно. Об этом придётся рассказывать постепенно, ибо в один пост всё точно не влезет.


Самое главное, что должен понять и к чему себя должен подготовить будущий курсант, но, к сожалению, далеко не у всех это получается – сразу после выпуска у вас УЖЕ будут подчинённые, за которых вы будете нести всю возможную ответственность, вплоть до уголовной.


Это после универа, если не захотите работать по специальности, вы можете смело надевать красную шапку и кричать «Свободная касса!».


Тут же случай другой.


Тут есть вы, и, допустим, 20 половозрелых особей мужского пола, чуть помладше вас, и нужно, чтобы они, следуя вашим указаниям, шли из точки «А» в точку «Б», а не в точку «В», возле которой находится дырка в заборе, а за ней девки и свежее пиво.


Страшно, да?


Мне - нет, сказал бы Карлсон, и был бы неправ. Всем поначалу боязно.


И здесь возникает ещё один тонкий нюансик, о котором все знают, но на практике применяют редко.


Хочешь руководить – научись подчиняться.


Образно говоря – для того, чтобы стать тренером покемонов, вам нужно будет пять лет побыть покемоном самому. Причем из покеболла вас будут выпускать только в увольнение, а оно бывает не всегда.


Сначала это будет Слоупок, без вариантов. Но к концу пятого курса ему нужно будет соответствовать высоким требованиям, установленным для Пикачу, а именно:


А) быть обаятельным;


Б) укладываться в нормативы по всем видам подготовки;


В) строго выполнять приказы своего тренера;


Г) научиться вырабатывать в щёчках электричество, и е#ашить всякого, кто посягнёт на свободу, независимость и конституционный строй Российской Федерации (так сказано в тексте Военной присяги).


На этом свободное время у меня заканчивается, продолжение и ответы на возможные вопросы в следующем посте)

Показать полностью
138
"Как мы сходили всей семьёй к психологу и что из этого вышло"
44 Комментария  

Повели мы тут с женой младшего сына к психологу. Ничего такого, просто получить пару рекомендаций по школе, по спорту и т.п.

Ну и вот.

Все так весело было, в игровой форме. И тут нас с женой психолог привлек для одного совместного теста на определение дружности семьи или что-то вроде того.


Все это проходит в очень непринужденной обстановке - сидим, рисуем, отвечаем, ржем.

Тут психолог говорит:

- В каждой семье бывает, что друг на друга за что-либо обижаются. А теперь напишите мне на листочке, что от обиды или злости друг на друга вы когда-либо сделали.


Сын написал, что когда мы требуем убирать за собой кровать, то вместо того, чтобы аккуратно заправить кровать, затолкал как-то постельное белье комком в шкаф.

Жена написала, что самое страшное что она сделала от обиды на меня, так это отказалась гладить мне рубашки на работу, типа, сам гладь себе.


А теперь подходим к самому интересному.


Знал бы я заранее, что сын с женой такие вещи безобидные напишут, то я бы спиздел что-нибудь. Но вот дернуло меня признаться - так весело мне было, что показалось, что и все остальные воспримут как дурацкую, но всё же шутку:

- Я один раз нассал жене в сапоги. Ну как нассал, так - слегка, чтобы воняло. Дома никого не было и я нассал. И свалил все это на кота потом. Блеать, я все понимаю, что вы сейчас скажете, но я так психанул, что аж не соображал ничего. Думал тогда:

"Вот тебе! Походи в ссанье".

Пиздец.


Психолог с охуевшим лицо это прочла.


А жена... Жена сегодня подает на развод.

Я - долбоеб.


(с)AxelFouli

31
Ночь в холодном октябре
5 Комментариев в CreepyStory  

Первый глоток воздуха дался тяжело. Холодный воздух пробрался внутрь до самой души. Этот вдох можно сравнить с первым вдохом младенца – боль, восторг, удивление…

Крысы, копавшиеся в мусоре ,бросились врассыпную при моем появлении. Пошатываясь, словно сойдя с палубы корабля, непривычно перебирая ногами, я сделал свой первый шаг. Земля жестко, почти грубо приняла мой шаг и я невольно охнул, ощутив всю тяжесть моего тела и твердость асфальта. Звук моего голоса очаровал меня. Около минуты я покричал на разные лады, оглушая себя, наслаждаясь отсутствием вечной абсолютной тишины. Я подошел к мусорной куче и нарочито медленно , ощупывая каждую шероховатость, перебирая пальцами ненужную полусгнившую ветошь, я ощущал себя чем-то похожим. Ненужным, выброшенным, попавшим на глаза совершенно случайно.


Я выудил старый и грязный фартук, с трудом справился с тем, чтобы завязать узел у себя на спине. Старый ржавый нож приютился у меня на поясе, а драный мешок с молнией сойдет за маску. Несколько мятых бумажек я сложил в карман.


Я мог с закрытыми глазами пройти всю эту промзону насквозь, хотя ,конечно, каждый год она немного менялась. Когда-то грязный пустырь стал стройкой, а вот железнодорожные рельсы выглядели в этом году заброшенными. Холодный октябрьский ветер пронизывал насквозь, вымораживая мои и без того холодные внутренности. Его потоки играючи вздымали в воздух пыль и мелкий мусор, и я ,не успевая закрывать глаза и рот вдоволь наглотался этой гадости. Пока я заглядывался на половинку луны, которая , словно обгрызенное яблоко, одиноко висела в небе, ветер-проказник бросил в меня каким-то флаером. Судя по всему, реклама какого-то клуба. Лицо девушки с окровавленными клыками до подбородка. “Born to Rock – Helloween Party”. Сегодняшняя ночь. И не дальше , чем в километре от меня.


Трамвайная линия оказалась там же , где и была раньше. Я зашел в разошедшиеся передо мной двери и сел на ближайшее сиденье. Народу в трамвае было совсем мало, никто не отреагировал на мой …странный прикид. Невозможно представить, какое это удовольствие – сидеть. Мои ноги совсем не устали, но сам факт того, что я могу просто сидеть уже вызывал во мне восторг. Где-то в дальней от меня части трамвая сидел еще один такой же как я. Я поймал взгляд его единственного оставшегося глаза и мы незаметно друг другу кивнули. На следующей остановке я вышел.


По дороге к клубу мне встретились пара девчонок в костюмах ведьмочек. Увидев меня, они презабавно запищали в смеси эйфории и легкого испуга :

- Клевый костюм! – крикнули они мне вслед. Не в силах вспомнить нужные слова, я просто кивнул в знак благодарности. Интересно, как я выгляжу для них?

Клуб оказался у самой железной дороги. На входе стояла толпа человек в сорок разношерстно одетого народа. Были тут и жуткие клоуны, и зомби, и оборотни, и вампиры и высокий человек в смокинге с лицом , скрытым под абсолютно белой маской без прорезей для глаз и рта. Не знаю, где парень взял эту идею, но смотрелся он и правда жутковато. Тем временем очередь дошла и до меня.


-Документы, пожалуйста, - обратился ко мне охранник. Я пошарился в карманах и сунул ему в руку флаер от их же вечеринки.

-Благодарю. И нож можно посмотреть? – он взял в руку ржавую железку и довольно-таки опасно провел пальцем по лезвию. Уважительно кивнув, он вернул орудие мне со словами : -

- Отличная реплика.


Отдав на кассе одну из бумажек, подобранных мной в мусорной куче, я прошел на территорию клуба. Играла эта модная нынче рок-музыка. А может быть , уже и не очень модная, я давно не интересовался этими вещами. На улице тоже был бар, барменом был молодой человек лет двадцати пяти, разрисованный под зомби. Пока бар был пуст, я хотел изучить ассортимент, но с непривычки, буквы на карте расплывались у меня перед глазами, и тогда я просто попросил его налить мне что-нибудь на свой выбор. Расплатившись с ним одной из бумажек, я отхлебнул из обжигающе-ледяного стакана темноватую жидкость, и тут мне действительно пришлось напрячься, чтобы выдержать это новое ощущение. Когда ты не пил ровно год, алкоголь жжет горло и проходит гораздо труднее, не говоря уже о других эффектах. Голова у меня закружилась сразу. Пожалуй, не стоило торопиться. Мертвые могут ходить среди живых лишь одну ночь в году. Не хотелось бы провести ее в бессознательном состоянии.


Войдя в сам клуб , я собрал несколько одобрительных взглядов относительно костюма. На самом деле, до безумия интересно, что они там видят. Наверное, какую-нибудь жуткую маску с затемненными тканью глазами и молнией вместо рта, фартук из человеческих лиц и внушительный тесак. Если так – то тут было чем восхититься. Алкоголь все еще жег мое горло, и я пошел в туалет – выпить воды из-под крана. Как же я пожалел об этом. Зеркало было почти над самой раковиной, и как раз, когда я пил, кто-то подошел сзади и начал мыть руки, притом особенно долго и тщательно. Спина жутко затекла из-а стояния в моем согнутом состоянии – пижон постоянно пялился в зеркало и подними я голову – отражение его бы слегка шокировало. На самом деле – хорошо, что это произошло – это маленькое неудобство напомнило мне, что нужно скрываться от фотографов так же тщательно, как и от зеркал.

Внутри клуба музыка была слишком громкой, чтобы я ее выдерживал. Где-то на углу бара в зале я заметил полную пачку сигарет, которую я аккуратно забрал с собой. В обществе , где курение приемлемо , лучший способ отбить запах мусора и тухлятины вперемешку с сырой землей – это сигареты. А огонь добыть относительно легко – Хеллоуин – повсюду стоят свечи , факелы и другие курильщики.


Первая затяжка стала откровением и причиной жуткого кашля. Могу себе представить, как смешно я выглядел для остальных. Юнец, только вырвавшийся из-под родительской опеки, и начавший жадно погружаться в разнообразные пороки.

А народ все прибывал – разнообразные маньяки, мертвецы и просто люди, одетые в стиле Викторианской Англии ,притом в весьма специфичных, мрачных костюмах. Интересно, как громко они бы кричали, увидь они настоящего мертвеца?


Закончив с первым стаканом, я пошел к бару заказать второй, когда на глаза мне попалась она. Ничем особенно не примечательная девушка с кудрявыми волосами в полосатых гетрах и густо подведенными глазами одиноко сидела у бара и медленно опустошала бутылку пива. В этой чертовой маске было очень сложно видеть, к тому же из-за всех этих софитов и внезапно наступающей тьмы , мои глаза с трудом различали черты, поэтому мне приходилось по-птичьи вертеть головой, чтобы как следует рассмотреть ее. Разумеется, это не могло остаться незамеченным. Она первая обратилась ко мне. Грациозно спустившись с слишком высокого для нее барного стула, она подошла ко мне и произнесла своим чудесным голосом что-то ,похожее на вопрос, но я в силу непривычки ,громкой музыки и окружающего шума не смог разобрать сказанное.


Тяжело воспринимать хоть какие-то звуки, если целый год ты не слышал ничего ,кроме тишины. А до этого еще год. А до этого еще долгие-долгие годы давящей…даже не тишины. Невозможности слышать. Смерть – это вовсе не ад, черти и котлы. Не рай, арфы и ангелы. Это темный ящик без стенок, в который ты заперт, и этот ящик не дает тебе говорить, шевелиться, думать, ощущать, слышать. Ни одна мысль не придет в твою голову. Ни единая вспышка, не развеет тьму, которой ты тоже не слышишь. Ты глух , слеп , бесчувственен, нем и бездумен. Ты – сломанная игрушка, которую убрали в коробку. Все что тебе остается – это чувство одиночества, сожаления и отчаяния. Вечная обреченность, которая прерывается раз в год лишь на одну ночь, и даже спасительное безумие не является выходом, ведь мертвец не может сойти с ума.


Легко погрузиться в собственные мысли даже посреди шумной вечеринки, когда ты давно разучился их контролировать. И тут сквозь воспоминание о том, что невозможно помнить, прорывается ее голос :

-У тебя очень крутой костюм! Ты кто ? Типа зомби?

-Мертвый. Просто мертвый. – еле взяв под контроль дыхание , ответил я. Осознав, что она имеет ввиду, я окинул взглядом костюм. – Реднек. Аллюзия на «Пятницу Тринадцатое». Ну, этот новый фильм.

Не подумайте, я вовсе не социопат, и я общался раньше с девушками. Мне было всего двадцать четыре к моменту моей смерти , а потом много времени я провел там, откуда нет возврата, но я примерно представлял, что и в каких ситуациях нужно говорить девушке. Но за столько лет заточения в нигде , забываешь , как выглядишь, забываешь свое имя, забываешь, каково это вообще – выглядеть человеком.

Это очень изощренная пытка – не дать душе превратиться в пустышку, не дать мертвецу забыть, что он был живым, и раз в год давать ему шанс видеть, слышать и чувствовать. И когда это повторяется из года в год, раз за разом , ты видишь, как люди снимают свои маски, смывают искуственную кровь и отправляются домой, в то время, как ты прячешься в тени зданий ,деревьев и машин от лучей рассвета, стараясь выкроить себе еще несколько драгоценных секунд жизни.


- Алекс -, представилась она и протянула руку. В ответ я протянул свою и сжал свою холодную кисть на ее маленькой ,теплой ладошке. Я почувствовал, как она вздрогнула. Нет, детка, это не уличная температура, не низкое давление. Это настоящий могильный холод. Тот самый, что чувствуешь незаметно для себя, но он надолго остается в сердце.

- Рудольф , - после секундной задержки произнес я. Конечно, я поступил глупо , просто прочитав имя бармена с бейджа на его груди. Нужно было придумать что-то свое. Впрочем, мертвецы тем и отличаются от живых , что ничего нового и своего они в этот мир принести больше не могут.


Мы разговорились. Она рассказывала о своей жизни , о своей учебе, о работе, пару курьезных ситуаций , я ,пожалуй, слегка искуственно , посмеялся в ответ. Большую часть слов и выражений я не понимал – слишком много времени прошло со дня моей смерти. Сам я ее пристально разглядывал сквозь материю мешка, и я был уверен – хоть она и не видит моих глаз – взгляд она чувствует. Это то самое дурацкое ощущение, когда просыпаешься ночью от чувства , будто кто-то уставился прямо на тебя. Чувство , похожее на то, будто кто-то прошел по твоей могиле.


Несколько раз я заказывал нам выпивку, она порывалась заплатить, но я всегда настаивал, и в итоге, у бармена в руках всегда оказывалась стопка моего мусора. К утру , думаю, его ждет неслабое разочарование и удивление. Она пила и становилась все более разговорчивой. Я аккуратно приобнял ее за талию и взял за руку. Сначала она вздрогнула, почувствовав холод , но потом привыкла, я же чувствовал, как медленно ее рука становилась холоднее, моя же – наоборот, теплее, согреваясь от ее прикосновения. Вдруг , она приблизила лицо и взялась руками за мешок на моей голове. Я попытался удержать ее руки, но она была слишком быстра. Она стащила маску и я почувствовал себя почти голым. Что она сейчас подумает. Закричит? Испугается? Убежит? Ее стошнит? Не знаю. Я давно уже не помню, как выглядит мое лицо…Но я помню, что с ним случилось что-то ужасное…Ее губы были совсем рядом.

-Отличный грим! Будет даже обидно его портить, - сказала она , прежде чем поцеловала меня. Этот вкус был куда сильнее, чем вкус алкоголя или конфет. Солоноватые губы, легкие запахи зубной пасты и рома. Гладкие зубы. Острый , быстрый язычок, проникший в мой рот. Пожалуйста, детка, только не вздумай провести им выше, умоляю, даже не думай. Иначе, никакие заверения о гриме тебя уже не убедят. Неважно ,что ты видишь, трогаешь ты сейчас холодный труп. Тот самый труп, найденный на железнодорожных путях пару десятков лет назад…Или это был другой? Я же не могу помнить свою смерть? Или могу? Было ли это прозренье смерти, или ложное воспоминание, почерпнутое из моей давно минувшей жизни?

Да. Мертвец не перестанет думать о смерти. Даже во время поцелуя.


Мы стояли и целовались, начав двигаться по кругу в танце, под музыку, которая стала вдруг медленной и романтичной, сменив похожие на звуки бензопилы риффы электрогитары и рычащий вокал исполнителя. Я чувствовал , как ее тепло передается мне, как ее губы холодеют ,а руки дрожат.


Так мы танцевали до конца вечеринки. После того, как охрана вывела последних гуляк за ворота, наш танец остановили и мы. Все так же держась за руки, мы вышли к дороге и она поймала такси. Небо уже светлело ,но солнце еще не показалось. Водитель явно не хотел бы брать такого клиента как я. На всякий случай я отдал ему сразу все оставшиеся бумажки, чтобы они ненароком не стали тем ,чем являются раньше времени. Мы сидели на заднем сидении, когда она сказала это :

-Я люблю тебя, - засмущавшись, она немного помолчала, но потом снова подняла на меня свои зеленые большие глаза и продолжила : - Я знаю, глупо говорить это в первую встречи после ночи на Хеллоуин , но …Я боюсь, что не наберусь смелости в другой раз.

-И я люблю тебя -, почти протараторил я. Солнце вставало, и я все ниже и ниже сползал по сиденью, чтобы не подставиться под лучи. К счастью, мы как раз проезжали под мостом, где я и схватил водителя за плечо, с криком «Тормози!». Мне кажется, на секунду он увидел мой истинный облик, потому что его лицо перекосилось, когда он взглянул в зеркало заднего вида. Я было рванулся с сиденья за дверь, но тут кое-что вспомнил…

-Когда мы встретимся? – спросила она, будто прочитав мои мысли.

-Скоро , - врал я , - очень скоро. Уверяю, ты не успеешь доехать домой, как я тебе позвоню.

-Как же ты мне позвонишь , если у тебя нет моего номера, дурашка? – хихикнула она, - Давай сюда телефон, я тебе свой запишу.


Я вынул что-то из кармана наугад, и девушка набрала свой номер на пачке сигарет. Что же, люди видят то ,что ожидают увидеть. Сейчас для нее это был телефон.

Заметив блик на крыше, я отшатнулся от машины – нельзя было ,чтобы она увидела меня таким. Помахав на прощание рукой , я ушел в тень, за колонны моста. Выкурить последнюю сигарету. Подумать последние мысли. Что же – теперь будет полегче. Я знаю, что разбиваю девочке сердце. Я знаю, что ближайшие пару месяцев ей не будет покоя. Знаю , что она будет искать мое лицо в толпе, будет искать меня на фотографиях с вечеринки. Будет спрашивать тех ,кто был там, не знаком ли им некий Рудольф. Нет, не знаком.

Кто-то из нас приходит , чтобы повидаться с близкими, но большинство уже давно забыли, кто они такие. Кто-то приходит ,чтобы мстить живым, и тогда появляются газетные заголовки о жуткой резне ночью в канун Дня Всех Святых. Кто-то просто предается гедонизму, и старается уместить в одну ночь всю жизнь. Но я-то знаю, зачем это нужно…Мертвые существуют ,пока о них помнят...


«О да, эта наивная сучка еще долго меня не забудет !» - была моя последняя мысль в то время, как солнечные лучи стирали меня с ткани реальности и собранный мной мусор осыпался на асфальт.

Показать полностью
269
IBrain
74 Комментария в Сообщество фантастов  

2078 год. Мир изменился. Войны практически сошли на нет. Те немногие оставшиеся боевые действия происходят между некоторыми племенами в Африке. От ядерного оружия отказались все страны мира. ООН больше не спорит о вторжении в какую-либо страну. Религиозных догматов, которые всю жизнь преследовали человечество, больше нет. Как, впрочем, и самих религий. Правительства, которые жестко регулировали своих граждан как в Иране и Китае, пали. Единственной страной, закрытой от всего мира является Северная Корея, но и этот бастион в скором времени падёт. Государственная власть, которая многие века действовала лишь в угоду себе, полностью акцентировало своё внимание на проблемах своих народов.

В чём причина спросите вы? Она проста как никогда – люди изменились.

В начале 2021 года команда микрохирургов и генных инженеров из Японии создало новое техническое устройство. Путём долгого тестирования на приматах, людям начали вживлять специальный микрокомпьютер. Небольшой девайс, размером в спичечный коробок вживляли при помощи специальных нановолокон в участок мозга отвечающий за память, таким образом превращая мозг человека в суперкомпьютер, который мог запоминать абсолютно всё. Больше не было необходимости вспоминать забытую дату или математическую формулу мозгу, который мог систематизировать любую попавшую в него информацию и храня её в папках с подразделами, необходимо было лишь найти в своей системе необходимый раздел. А это занимало лишь несколько секунд. То, что ещё совсем недавно требовало 11 лет обучения в школе, можно было получить в течение недели. Именно по этой причине обязательное школьное образование полностью отменили. Школы и университеты перестали существовать. Гарвард, Йель, Оксфорд, Кембридж из главных просветительских учреждений превратились в обычные, никому не нужные здания. Дабы предотвратить обветшания и разрушения этих зданий и отдать дань уважения некогда великим университетам, было принято решение превратить их в библиотеки. Со всех концов Великобритании и США в них были свезены все книги и исторические документы. Ведь нужны содержать библиотеки в городах больше не было. Любую книгу можно было скачать из интернета и при помощи беспроводной передачи данных перенести их себе в мозг. Но не всем университетам повезло. Так, Московский Государственный Университет превратили в обычные жилые здания, а Токийский университет просто снесли построив на его месте небоскреб. Но мы немного отошли от темы.

В начале своего создания, прибор, в дальнейшем названный iBrain, многие считали очередной идеей спец служб контролировать население. Однако, когда ученые, проведя исследования и несколько тестов предложили людям со всего мира самим профинансировать проект, общая сумма которого составляла 500 000 000 долларов, люди с энтузиазмом восприняли это, и нужная сумма была собрана в течение двух недель. Дальше, как говорится, дело техники. После нескольких лет испытаний на животных, прибор, наконец, решили опробовать на людях. Первый iBrain был вживлён человеку в 2027, а уже буквально через два года было начато серийное производство.

В 2034 году 80% населения Земли имели iBrain. Правительства практически всех стран, пустившие на первых порах всё на самотёк вскоре осознали всю опасность ситуации и попытались ограничить и даже прекратить выпуск прибора. Но было уже поздно. На момент, когда были введены ограничения большая часть населения стран уже имели iBrain. А те, кто не успел, пытались раздобыть его любыми путями ведь никому не хотелось выглядеть глупее чем остальные.

С неограниченным доступом к любой информации, к любым знаниям, ежедневно, ежечасно, обогащая свой интеллект и внутренний мир, люди, которые безучастно относились к политическим и социальным событиям, стали задавать неудобные вопросы. Ведь как говорил классик, всё горе от ума. И правительствам пришлось прислушиваться к мнению большинства иначе их постигла бы участь Ирана, население которого взбунтовалось против своей власти и свергло его провозгласив демократический путь развития страны. Не обошлось здесь конечно и без помощи Америки, которая в начале пути iBrain поддержала прибор в попытке навязать свой путь развития демократии, снабжая Иранцев устройствами по демпинговым ценам, прохлопав при этом, как это обычно бывает, ситуацию в своей стране, где населению надоело терпеть как правительство тратит миллиарды долларов на вооруженные силы и оборону, в то время как не может гарантировать социальное обеспечение и снизить безработицу. Через 15 лет после выпуска iBrain, ни одно правительство не могло провести какой-либо закон без всенародного референдума.

Это был прорыв. Техническая эволюция, если хотите. Коммунистическая партия возглавлявшая Китай многие годы, ушла в историю. На её место пришли президент и парламент. Единственной страной, жители которой не получили iBrain была Северная Корея. Из-за закрытости своего рынка, прибор так и не поступил в продажу в этой стране. Однако с падением коммунистического режима в Китае который поддерживал Корею и доставлял ей гуманитарную помощь, ситуация в Северной Корее ухудшилась до критической отметки. Экономические санкции, введенные ООН, поставили Северную Корею перед выбором: открыться всему миру либо умирать голодной смертью, поскольку еды в стране на всех не хватало.

Это было начало новой эры. Эры без войн, эры без религиозных и национальных распрей. В них больше не было нужды. Ведь вражда рождалась из-за непонимания чужого языка и культуры. А с помощью iBrain, понять чужую культуру и выучить чужой язык можно было за 5 минут. Больше не существовало языкового и культурного барьера, и нужда в одном общем языке отпала сама собой.

Однако не всем повезло. Приблизительно 5% мирового населения не имели iBrain и делились на две группы. Первая группа считала iBrain противоестественным вмешательством в человеческую природу и добровольно отказывались от ношения прибора. Вторая группа — это так называемые одарённые люди или иными словами вундеркинды которые в полугодовалом возрасте уже могли разговаривать, а в два уже читать и писать. Из-за определённого физиологического строения их мозга iBrain не действовал на них, а даже снижал их умственные способности. Таким образом им приходилось учиться как когда-то обычным людям. И хотя они учились гораздо быстрее остальных, с людьми, носящими iBrain им всё равно было не тягаться. Многие из них принимали это как должное, но были и такие которые не могли мириться с тем что люди искусственным путём могли получить все знания мира. В то время как они, вундеркинды, только познавали азы астрофизики и квантовой механики их сверстники с iBrain готовили первую научную экспедицию на Марс.

Среди таких одарённых людей был некто Стивен Павлюченко. Полу русский полу американец от смешанного брака. Гениальный математик и программист 20 лет, озлобленный на весь мир за всю ту несправедливость, по его мнению с которой ему приходится сталкиваться каждый день. Несмотря на то что все вокруг относились к нему как к равному, он считал себя человеком с ограниченными возможностями. Будто умственно отсталым. С такими мыслями, он поклялся себе что изменит ситуацию и заставит признать всех свой дар. Устроившись на работу в компанию, создавшую iBrain, он стал одним из тех, кто отвечал за программное обеспечение прибора. Хотя он получил эту должность за свои выдающиеся способности программиста, в компании он всё же чувствовал огромную пропасть между своими знаниями и знаниями тех, кто имел iBrain. То, на что ему требовался день его коллеги выполняли за час. И это только укрепило его желание поставить всех на место. И он нашел возможность это сделать.

Как и всем техническим устройствам iBrain требовалось обновление программного обеспечения для усиления стабильности и защиты от вирусов. За пять лет в компании, Стивен продвинулся по службе и стал ответственным за создание программного оборудования. За эти пять лет он создал специальных программный код, который он планировал внедрить с обновлениями пользователям iBrain. По задумке Стивена, программа должна была на один день вывести iBrain из строя для того чтобы дать людям понять, каково это, быть умственно отсталым и тем самым показать всем, то что чувствует Стивен.

Для того чтобы другие программисты не заметили инородную программу в обновлении, Стивен решил поделить код и загружать его частями, в течение 5 новых обновлений ПО. На это потребовалось ещё три года.

В первый же день выпуска последнего пятого обновления, его скачали и установили 80% пользователей. На следующий день ещё 15%. Тогда-то и начала своё действие программа Стивена. На третий день в компанию стало поступать огромное количество звонков пользователей, которые начали испытывать проблемы с iBrain. Прибор ни только не мог запоминать и отправлять в мозг новую информацию, но и стал стирать старую.

Стивен ликовал. Его коллеги по работе носящие прибор не могли нормально работать. Все поручения давались Стивену. Он наконец-то осуществил свой план. Показал всем, что они лишь обычные люди, зависящие от технического устройства. Вечером, дома он откупорил бутылку шампанского и отпраздновал свой триумф. Он Стивен Павлюченко, смог перехитрить весь мир.

Но он и не подозревал, чем это всё обернётся. Программа, которую разработал Стивен, дала сбой. На следующий день iBrain не восстановил свои возможности, а наоборот, превращал людей в дегенератов, не способных логически мыслить. Люди начали терять свою память. Болезнь в последствии названная нейросклерозом поразила всех пользователей прибора. Требовалась срочная операция по удалению прибора из мозга человека, но поскольку 99% врачей и медицинского персонала сами носили iBrain, это было невозможно. Люди начали впадать в беспамятство. Некоторые становились агрессивными по отношению к окружающим. Другие в страшных муках вырывали прибор собственными руками, тем самым обрекая себя на смерть. Начался хаос. Но он был не долгим. В течение последующих нескольких дней погибло практически всё население Земли, носившее iBrain.

А что же Стивен, спросите вы?

На следующее утро после триумфа, выйдя из дома на работу, он был застрелен офицером полиции. Носивший iBrain полицейский, в приступе беспамятства, выпустил пулю из своего табельного оружия, которая угодила Стивену прямо в лоб.


2078 год. Мир изменился. Им правит Северная Корея.

Показать полностью
431
Студент получил от деда урок.
22 Комментария  

Молодой, стильный студент экономического факультета сидел в баре, отмечая успешную сдачу экзаменов. Он посмотрел по сторонам и увидел пожилого мужчину. Студент подошел к нему и стал рассказывать, почему старшие люди не понимают его поколение.



- Вы просто выросли в совершенно другом мире, почти что примитивном, — сказал он громко, чтобы все в баре наверняка его услышали. — Мое поколение выросло с телевизорами, реактивными самолетами, космическими путешествиями, интернетом, атомной энергией и...



Он остановился, чтобы отхлебнуть пива, и пожилой мужчина воспользовался паузой.



- А знаешь, ты прав, сынок, — сказал он. — У нас не было всех этих вещей, поэтому мы создали их. А теперь подумай, что делаешь ТЫ для следующего поколения?


Автор - VASILIYKULAKOV.

36
Паранормальный бармен. (Глава 1)
4 Комментария в Авторские истории  

На старых часах, весящих на стене между полок с алкоголем, стрелки показывали четыре часа утра. Обычно, к этому времени, барная суматоха стремилась к нулю. Многие гости уже покинули бар, а те кто остался все реже делали заказы. Самое подходящее время, что бы сделать перерыв. Я приготовил себе американо, и сел с гостевой стороны барной стойки. Закурил. В зале не громко играла музыка и при желании можно подслушать о чем говорят гости. Этим я обычно и занимался в перерывах. И это не потому что я люблю нарушать частную жизнь. Просто посетители бара "На этой стороне" сказочно интересны. В самом прямом значение этого слова. А для простого смертного человека, как я, они интересны ещё больше. В тёмном углу седела компания из шести стариков. Выглядели они очень похоже: седые длинные волосы и бороды. Кожаные плащи и сапоги. Лица их были бледны, возможно от старости, а может ещё от чего. Со стороны они смотрелись как шесть колдунов из современных фильмов. Но эти старики не были колдунами. Это лешие. Они говорили быстро и одновременно, если не вслушиваться трудно было разобрать этот гул. Хоть я и видел леших в баре всего третий раз, их разговор был мне не интересен. Я знал, что если они выбрались из своих лесов на нейтральную территорию, то скоро открытие сезона охоты. На протяжение нескольких ночей они будут приходить в бар, и за бутылкой мартини, спорить кому какая часть от охотничьих угодий достанется. Чем больше часть, тем больше процент с путевок. В этом мире даже сверхъестественным существам нужен доход. Про дела леших мне рассказал мой начальник. Он и пригласил меня работать в этот странный бар. О нем я вам ещё рассажу, всему своё время. Докурив сигарету, я закурил вторую. Я никогда не курю во время работы, только в перерыв. Лишь когда полностью расслабишься, можно уловить всю прелесть никотина. Рядом со мной, на барный стул сел Макс. Макс вампир, постоянный гость бара. Это был парень на вид моего возраста, но слишком мудрым и опытным для двадцати пяти летнего. Сколько ему лет на самом деле, я не знал. Макс был плотный парень, не высокого роста. Одет он обычно в джинсы и толстовку. И сегодня не исключение. Вообще, вампиры редко идут на контакт и предпочитают одиночество. Но не Макс. Он всегда открыт для общения, и рад поддержать разговор с любым посетителем, кем бы тот не был. Сегодня же он был замкнут в свои мысли, практически с самого прихода в бар. Я решил узнать что с ним, но он лишь отмахнулся и отправился к выходу. Не придав этому значения, я допил кофе и зашёл за стойку. Скоро шесть утра, а значит моя смена подходит к концу. Не спеша привожу рабочее место в порядок. Перед самым закрытием в бар всегда приходит мой начальник. Забрать выручку, принять заявку. Кто мой начальник, я не знаю. Точнее не знаю с какого он света. С чьей стороны. С виду это обычный мужчина лет сорока, на нем всегда неизменный классический костюм, серого цвета. Глядя на него сложно подумать, что он хозяин потустороннего бара. Но при личном общение, кожей ощущаешь исходящую от него энергию. Мощь. Величие. Такого я не чувствовал ни от кого из своих гостей. За полтора года, работы здесь, я научился различать нечисть даже по внешнему виду. Но так и не смог определить кто мой начальник. Несколько раз я пытался узнать на прямую. Но Шеф, все его так звали, всегда уходил от ответа. До закрытия осталось пол часа, все гости уже разошлись. Кроме одного. Завсегдатай чёрт спал пьяный на полу. Но меня не беспокоило это, с рассветом он покинет бар. Я протирал полки стоя спиной к залу, как неожиданно появившийся Шеф спросил.


—Как смена, Кир?— он всегда появлялся неожиданно. Я никогда не видел, как он заходит в бар.

—Все, как обычно, Шеф. — я начал смешивать его любимый коктейль. Утро он начинал всегда с чёрного русского.


Поставив готовый напиток перед начальником, я быстро отчитался о прошедшей ночи, сдал выручку, предварительно забрав свою зарплату за смену и чаевые. И сел писать заявку на следующую ночь. Шеф допил коктейль и жестом попросил повторить. Я передал ему список нужного на бар и начал смешивать водку и калуа.


—Закончился Мартини? Неужели кто-то его стал пить кроме леших?— спросил Шеф не отрываясь от заявки.

—Нет, он по-прежнему популярен только у этих лесников. Они сегодня заходили, видимо скоро открытие сезона.— ответил я одевая куртку.


Шеф не ответил, он смотрел внутрь стакана с напитком. Он всегда так делал, когда думал о чем-то важном и нужно было сосредоточиться. Я не хотел ему мешать, поэтому просто молча стоял рядом с ним.


—До ближайшего сезона ещё больше двух месяцев, Кир.— через пару минут сказал Шеф.—А лешие никогда попросту не покинут свои леса.

—И что это значит?—я стал жалеть что не прислушался сегодня к их разговору.

—Ты знаешь, на что способны эти духи леса, кроме как жить в лесу и командовать животными?

—По слухам, они видят будущее, или это не слухи?—я никак не мог понять, что имеет в виду Шеф.

—Нет, не слухи. У них действительно есть такой дар. И что же они там увидели, раз это заставило их выйти из леса, для внеочередного собрания. Вот в этом и вопрос.—Шеф опять уставился в стакан.


В единственное небольшое окно в баре, на входной двери пробрались первые лучи солнца. Лежащий на полу чёрт, не просыпаясь растворился в воздухе. Я оставил Шефа одного со своими мыслями. А сам отправился домой, спать. Отдохнуть перед следующей сменой в баре "На этой стороне".



Пред.часть: http://pikabu.ru/story/paranormalnyiy_barmen_predislovie_449...

Показать полностью
58
Рыба-ангел.
15 Комментариев  

Квартира, наполнена звуками, соседка, что-то горячо объясняет врачам, которые разворачивают носилки, старик отрешенно смотрит на супругу, которую только что вернули в сознание.

- С вами все нормально? – подходит к нему врач, видя, что старика всего трясет.


Он как будто не слышит, подходит к супруге и гладит ее по голове.


- Я не хочу в больницу – шепчет она.


- Не бойся, я с тобой поеду.


- На вас лица нет, давайте давление померяем – настаивает врач.


- Молодой человек, благодарю вас, но оставьте меня в покое! Все будет хорошо – берет он за руку жену.


- Дело ваше. Но все же…


- Но все же, может, мы поедем уже?


- Вы тоже собираетесь ехать в больницу? Вам стоит прилечь, вы плохо выглядите.


- Понятно – старик подходит к серванту и достает из шкатулки деньги, затем возвращается и протягивает их врачу.


- Мне нужны ваши деньги. Я по-человечески – вздыхает измученный врач, который двое суток уже мотался на скоряке по вызовам.


- Простите, просто… Я не хотел вас обидеть, но мне нужно ехать с ней. Понимаете? – заглянул в глаза доктору старик.


- Хорошо, только вот это выпейте – протянул таблетки врач.


- Что это?


- Успокоительное. И соберите какие-нибудь вещи.


- Разве она долго в больнице пробудет?


- Нужна комплексная диагностика, поэтому придется побыть там некоторое время. Проведут обследование, назначат лечение.



В течение нескольких минут старик, как мог, собрался с мыслями и собрал пакет нужных вещей. Соседка продолжала причитать и раздавать советы, явно раздражая медицинскую бригаду.


- Игорь Николаевич, а ты тоже едешь с ними?


- Да - надевал ботинки старик.



- Ой, как же так. Горе то какое!


- Не переживай, скоро вернемся – вышел из квартиры старик, вслед за врачами, которые несли его супругу к лифту.



Скорая помощь летит по проспекту, врачи что-то обсуждают, их уставшие голоса монотонно разносятся по машине. Он смотрит на супругу, которая отрешенно глядит по сторонам. При каждом ее взгляде у него сжимается сердце, самое ужасное, когда ты бессилен и не можешь помочь близкому человеку.


Есть еще такие странные люди, которые умеют пронести чувства через всю жизнь, которые умеют пронести через жизнь любовь и верность, умеют наслаждаться дыханием родного человека, даже не задумываясь над этим, они подобно ангелам, каждый день возносятся к Небесам.


- У меня нитка на руке развязалась – неожиданно шепчет супруга.


- Сейчас – старик попытался завязать нитку, но она оказалась слишком короткой.


- Не получается?


- Не переживай, я новую нитку найду. Как ты себя чувствуешь?


- Не знаю, кажется лучше. Может, домой поедем? Я не хочу в больницу.


- Мы ненадолго, доктор сказал, что обследование пройдешь, и поедем домой.


- Я тесто поставила – вздохнула бабулька – Убежит теперь наверно.


- Ангел мой, не думай над этим, еще усеешь пироги сделать.


- А помнишь, как я первый раз готовила их? – улыбнулась бабулька.


- Помню, вся кухня в коммуналке, в тесте была. Так, это не ты была виновата, каждая из тех, кто заходил на кухню, добавляла в тесто дрожжи.


- Потому что не надо было меня отвлекать.


- Но, ты была явно не против – улыбнулся старик.


- Прекрасное время было…


- С тобой любое время прекрасно – сжал он ее руку и крепко поцеловал.



Молодой врач не сводил с них глаз, внимая словам, он абсолютно отвлекся он слов коллеги, который рассказывал какую-то историю из своей практики. Машина подъехала к приемному отделению. Старушку вынесли из машины и на каталке повезли по отделению, старик не отставал, но его остановил врач.


- Вы кто, простите? Туда нельзя, подождите тут, внизу.


- Я ее муж, пожалуйста.


- Я все понимаю, но лучше вам подождать.


- Хорошо, извините – присел на диванчик старик, теребя в руках нитку, которая принадлежала супруге.


Врачи о чем-то поговорили, и молодой врач, который доставил стариков, подошел к Игорю Николаевичу.


- Что там?


- Не беспокойтесь, о ней позаботятся, вещи через медсестру передадите. Врач, вам потом все пояснит.


- Спасибо – приподнялся старик.


- Всего хорошего вам – пожал врач руку старику, он прошел несколько метров и обернулся - Искренне завидую…



Пациенты появляются в приемном покое и исчезают в глубине коридора, лифты развозят их по палатам, жизнь и смерть тут ходят рука об руку, ангелы спасители в белых одеяниях кого-то вытаскивают с того света, а кого-то провожают навсегда. Медсестра подходит к Игорю Николаевичу, который все еще нервничает, ожидая врача.


- Вы вещи должны передать? – спрашивает она.


- Да! Как она?


- Состояние средней тяжести, ничего критического нет, не переживайте.


- К сожалению, от меня переживания не зависят. Тут одежда… Да, и обязательно скажите, чтобы она надела носки, у нее всегда мерзнут ноги, смотрите тут разные, но лучше вот эти – трясущимися руками старик перебирал вещи.


- Хорошо, я все передам. Вы плохо выглядите? Вам стоит домой поехать, все равно только завтра вы сможете супругу увидеть.


- А, можно я тут подожду? Я никому не помешаю. Я буду тихо сидеть.



Медсестра взяла пакеты и лишь пожала плечами, не понимая старика, который опять опустил голову и ушел в свои мысли. Час сменялся часом, и Игорь Николаевич начал дремать, он не заметил, как провалился в глубокий сон. В нем он молодой студент, нарвав майских тюльпанов с городской клумбы, сквозь ночь он бежал к ее подъезду и ждал на лавочке, чтобы просто увидеть. Картина менялась картиной, унося его в прошлое, которое было уже невозможно вернуть.


- Извините – разбудил его голос врача.


- Да! – открыл глаза старик, вырвавшись из сонного плена.


- Что вы тут делаете?


- Жду.


- Вам же медсестра уже все сказала. Ночь уже!


- Пожалуйста, я тихо посижу.


- Вы с ума сошли? Приемные часы с трех до шести вечера, завтра и приезжайте.


- Пожалуйста – достал из кармана деньги старик и трясущимися руками протянул их врачу – Я просто подожду…


- О, Боже! Уберите это немедленно! Поймите, мы сделали все что нужно, сейчас она спит, от того, что вы тут сидите толку не будет.


- Причем тут толк? Я не помешаю – бубнил себе под нос старик.


- Послушайте – присел рядом врач – Вы не молодой человек уже, вам покой нужен, а вы сидите, изводите себя. Я даю вам слово, все, что он меня зависит, я сделаю. Давайте вызовем вам такси, и вы поедите домой, отдохнете.


- Простите – взял руку врача старик и тот почувствовал, как рука старика трясется - Я не врач, я ихтиолог по образованию. Мы женаты 50 лет, она всегда была рядом, как я могу ее оставить? Она проехала со мной полмира, чтобы не происходило, не жаловалось, и поддерживала. Вы можете выгнать меня, но тогда я лягу на лавочке возле больницы и буду ночевать там.


- Да, успокойтесь – вздрогнул врач.


- Знаете, все думают, что рыбы очень глупые – вздохнул старик – И во многом это так, но есть такие рыбы, называются рыбы-ангелы, они выбирают себе пару на всю жизнь и всегда плавают вместе, не оставляют друг другу никогда. Нет, возможно, это обусловлено инстинктами, они бережно хранят свою территорию, но мне всегда хотелось верить в обратное.


- Я вас понимаю, в любое случае… – встал врач с дивана – Лучше вам тут не оставаться. Тут и другие врачи ходят, могут и охрану вызвать. Пойдемте в отделение, там тоже есть диванчики, мне так спокойнее будет. Только дайте слово. Завтра увидите супругу и поедите домой?


-Спасибо – приклонил голову старик.


- Пустое, халат вам найти надо – вздохнул врач.



Они поднялись в отделение, где царила гробовая тишина, только изредка из палат раздавался кашель больных, и гул ламп наполнял коридор противным звуком. Игорь Николаевич присел на диван, осматривая коридоры, наполненные дверьми.


- 5 минут, принесу вам халат – врач удалился в сестринскую.


Из ординаторской, зевая вышел мужчина в халате, заметя старика, он подошел:


- Вы что тут делаете?


- Я? Тут супруга у меня лежит, врач, сказал, что могу подождать – промямлил старик.


- С ума сошли? Какая супруга? Какой врач? Как вы тут оказались?


- Я до утра, увижу ее и уйду, мне разрешили…


- Кто вам разрешал? Выйдите из отделения, пока я не позвонил на пост охраны.


- Простите, но мне правда доктор разрешил, у меня тут супруга, я не могу ее оставить. Я прошу.


- Старческий маразм? Какая к черту супруга? – начал повышать голос врач.


- Сереж? Что ты орешь на все отделение? – вышел из сестринской с халатом доктор.


- Да вот, сидит тут… Слав, откуда он?


- Наденьте – протянул халат старику Вячеслав.


- Пойдем, поговорим…


- Я, извините… – вздохнул старик


- Все нормально.



Врачи зашли в ординаторскую. Нависла пауза, Сергей налил себе кофе в кружку и посмотрел на коллегу:


- Совсем с ума сошел? Таскаешь в отделение, черт знает кого, завтра зав. отделением приедет с утра, и всем влетит.


- За что?


- За посторонних!


- Его жене не так долго осталось, я не сказал ему, там, где-то в глубине он это чувствует. Чувствует то Сереж, что ты никогда не чувствовал, потому что всегда любил только себя. Ты даже собственного ребенка не любишь. Что? Думаешь, я не знаю, как ты специально минималку себе сделал, чтобы алименты не платить?


- Врач должен быть жесток…


- Нет. Врач может быть суров, врач доставляет физическую боль, при этом избавляя от боли постоянной, но мы не можем избавить их от той боли, которая внутри, она неподвластна нам. И ты ее не поймешь никогда, ты не поймешь боль этого старика.


- Я и не должен.


- В этом вся и проблема, что ты не считаешь себя должным. А, он считает себя должным, поэтому и сидит тут. Как я был должен своей любимой, которая дарила мне дыхание и тепло своих рук, потому что это не купишь ни за какие деньги и не объяснишь, и я его понимаю. Нить натянута до предела, и ты чувствуешь, как она оборвется скоро. В общем, оставь старика в покое, а то завтра вся больница узнает, кто ты на самом деле.


- Да, мне плевать, отвечать сам будешь, если что.


- Отвечу… - вышел из ординаторской врач.


Игорь Николаевич стоял и смотрел в окно, разглядывая больничный двор.


- У вас все хорошо?


- Да. Спасибо. Ваш коллега сердится? Я не хочу, чтобы у вас проблемы были. Я могу посидеть на улице, там тепло еще.


- Бросьте. Хотите чаю?


- А это возможно?


- Конечно – улыбнулся врач.


- Халат великоват – улыбнулся старик .


- Велик, не мал…


- Это точно!


Врач принес из ординаторской две кружки чая и присел рядом с Игорем Николаевичем. Они отхлебнули из кружек и улыбнулись. Теплая нега разлилась по телам, растопила скованные сердца. Горе одного и страх другого размыло в этой теплой неге.


- Она очень красивая была – вздохнул Вячеслав - Я боялся дышать на нее, но так судьба что ли сложилась. Она ушла. Наверно я мало зарабатывал или что-то сделал не так. Вы живете с супругой 50 лет, ни разу разве не упрекала?


- Всякое было. Но, я боролся с собой каждый день, каждый час, она с благодарностью принимала и видела это. И я ни об одной секунде не жалею, что менялся. Потому что люблю, любил и всегда буду любить. Когда одна рыба уходит, вторая перестает есть, забивается в пещеру и умирает там.


- Вы просите, мне еще истории болезней писать. Вы располагайтесь, можете подремать. А хотите на этаж спуститесь, там платная палата, есть кровать?


- Я могу заплатить – опять достал деньги старик.


- Прошу вас…


- Можно я лучше тут на этаже?


- Хорошо.



Врач удалился, старик задремал на диване. На отделение и больницы окончательно упал сон, только изредка слышались голоса новых пациентов и речи дежурных врачей.


Господи, сердца разные и бьются по-разному в отделениях кардиологии. Но лучше его разделить на куски, чем потратить в пустую, и каждая его частичка ляжет благом на души людей, близких и не очень , лучше тратить его на любовь, а не ненависть, и каждый кто так живет достоин этой жизни.


Через час раздается сигнал. Врачи выбегают из ординаторской.


- С женщиной плохо, которой сегодня доставили – объясняет дежурная медсестра.


Старик, как чувствую, поднимается с дивана…


- Говорил тебе…


- Заткнись… - кричит Вячеслав.



Дверь открыта в палату, старик подходит к ней и смотрит, чувствуя ее боль и отчаяние. Пару женщин, которые лежат в палате, напуганы до смерти.


- Коли! Теряем!


- Колю!


Через минут десять Вячеслав закрыл ей глаза. Он вышел из палаты и посмотрел на диван, там сидел старик с открытыми глазами и тонкой ниткой в руке. Его серые глаза выражали радость, что он ушел с ней.


Где-то в Индийском океане, рыба-ангел нашла свою пару и разрезая воду они плыли вместе….

Показать полностью
48
Заправка.
35 Комментариев в CreepyStory  

Если вы хотите получить краткое описание ночной работы на заправке – вот оно: в ожидании чуда.

В ожидании адекватных людей, в ожидании принцессы на красном Ферарри, которая предложит себя и пол-царства в придачу, в ожидании ее папы-короля, который оставит щедрые чаевые, в ожидании королевского палача, который выдернет тебя из-за кассирской стойки и наваляет по первое число за некачественный бензин.

Когда тебе всего двадцать – очень легко стоять вот так вот на заправке, на абсолютно пустой трассе, у глухого леса и ждать чуда.


Чуда ждали и направляющиеся к заправке люди. Что есть по сути чудо? Мелочь, если честно. Чудо – что ты после пятичасового перерыва наконец-то купишь сигареты и затянешься горьковатым дымом, где-то внутри визжа от наслаждения. Чудо – добраться до заправки на одних парах, уже потеряв надежду доехать домой. Чудо –проголодавшись, как собака купить невкусный сендвич и съесть его не отходя от кассы. Чудо – добежать до заправки на сломанных каблуках, когда за тобой бежит некто, желающий тебя убить.

Это чудо так быстро вбежало в мой супермаркет, что стеклянные двери ,работающие от фотоэлемента еле успели открыться, чтобы избежать лобового столкновения.

-Помогите! – только и успела произнести она и изможденная осела на пол рядом с полкой, полной машинного масла.


Я ,словно в боевиках попытался перепрыгнуть через стойку, зацепился ногой и чуть не упал на серый ковролин. Пока я бежал эти жалкие пять шагов до ночной гостьи, я успел ее разглядеть – растрепанные светлые волосы ,тонкая кожаная жилетка, порванная в нескольких местах, миленькое лицо с разбитой губой, тонкие длинные пальцы, почему-то именно они бросились мне в глаза.


Девушка явно возвращалась с какой-то тусовки и была не готова к нападению – об этом свидетельствовала ее одежда – стандартная гламурная униформа какого-нибудь модного клуба, в которых я не бываю, дорогой макияж, остатки маникюра и темные очки, закрывающие пол-лица. Непонятно, как они продолжали держаться у нее на лице после пробежки, и как она видела что-либо. Впрочем, на первый вопрос я получил ответ, увидев тонкую золотую цепочку, спрятанную в ее волосах, держащую дужки очков.

Я подошел к ней, нагнулся и вздрогнул , когда она схватила меня за штанину.


-Помогите, - прошептала она одними губами.

-Что с вами случилось? За вами кто-то гонится? – спрашивал я ,помогая ей встать.

Девушка оглянулась, увидела что-то в ночной тьме за пределами освещенной заправки, пискнула «Он здесь!»

-Идите за мной, я вас спрячу, - взяв девушку под руку, я провел ее в подсобку, где хранились излишки товара, швабры и ведра. Закрыв дверь на ключ, я ,чувствуя себя героем , пошел на место битвы. Вернее – за свою привычную стойку. Долгое время никто не появлялся. И кого она там углядела в ночной тьме?


Вдруг под фонарями появился человек. Он был огромен, словно медведь, за которого его можно было принять издалека из-за огромного плаща, из которого клоками топорщился серый мех. Мужчина подошел к дверям моего супермаркета и терпеливо дождался, пока стеклянные двери перед ним разъедутся. Вот теперь задрожал и я. Бородатый гигант действительно походил на маньяка. Кожаный плащ , обитый волчьей шерстью, шляпа, как у ковбоя из старых вестернов, кожаная жилетка, на которой совершенно не таясь поблескивали патроны. За спиной же у мужчины виднелась рукоятка помпового ружья. Охотничий нож и «кольт» на поясе мое восприятие с испуганным писком отбросило на задворки сознания. Но самым жутким было лицо. Кровавые царапины, явно оставленные когда-то безупречным маникюром моей гостьи , сплетались с застарелыми шрамами от ожогов и когтей животных. Один глаз у мужчины был незрячим – серое, словно каменное, бельмо, по другому глазу шла уродливая татуировка, начинавшаяся на лбу, прыгающая кривыми мазками по веку и спускающаяся до самого уголка рта. Татуировка напоминала сплетающихся змей, и в неровном свете ночного освещения магазина они как будто двигались, шевелясь мерзким клубком, казалось , прислушавшись можно будет уловить тихое шипение, но это был лишь воздух, который мужчина выдыхал сломанным носом.

-Эй ,парень! – громыхнул голос гиганта и мне захотелось забиться под стойку, - Дай-ка мне баночку пива. «Будвайзер» есть?

Слегка заикаясь, я ответил чудовищу:

-На заправке пива не продают, есть безалкогольное. Будете?

-Нет уж, спасибо, - хохотнул великан. – А скажи-ка мне ,парень, здесь девушка не пробегала? Растрепанная такая, в темных очках, нет?

Моя спина похолодела. Вот он, значит, маньяк? Надо вызвать полицию и поскорее, пока он не ушел, но как это сделать? А чудовище сверлило меня взглядом, ожидая ответа.


-Нет, не видел. А что за девушка?

-Да так, - отвел взгляд в сторону маньяк, - Одна старая знакомая.


Я кивнул и в сотый пожалел, что у нас в магазине нет ни охраны, ни тревожной кнопки. Действительно, кому нужна заправке на отшибе? И кому жалко парня, который здесь работает, и которому сейчас, похоже, отрежут голову этим самым охотничьим ножом, который болтается на поясе у этого монстра. Твою мать ,какой же он огромный!


-Парень, - нагнулось ко мне чудовище, и меня обдало запахом дешевого виски, - послушай, не пудри мне мозги. Я знаю ,что ты видел ее. Я чую твой страх, я видел ,что она зашла сюда. Ты спрятал ее, и ты мне ее выдашь – по хорошему, или по-плохому.


Урод потянулся к ножу и пробежался по нему пальцами, давая мне возможность понять серьезность его намерений. Но тут во мне проснулся герой.

-Убирайтесь отсюда! – пискнул я , сорвавшись на фальцет, - Это частная территория. Если вы ее не покинете , - я с угрожающим видом потянулся под стойку, но мужчина уже отошел назад, подняв руки в примиряющем жесте.

-Я тебя понял, парень. Все нормально, я уже ухожу. Гигант вышел спиной и выпал во тьму за стеклянные двери, которые я тут же заблокировал. После чего я вырубил свет по всему супермаркету – плевать на начальство- и рванул в подсобку. Девушка – вот странная- продолжала сидеть в полной темноте в темных очках. Она дрожала, то ли от холода – в подсобке было не слишком тепло, то ли от страха, обняв себя руками. Я присел около нее и взял ее за руку. Ладошка ее была сухая и теплая.


-Все в порядке, - постарался я ее увещевать, хотя голос у меня дрожал, - Он ушел. Я его прогнал. Двери я заблокировал, сюда никто не войдет. Я сейчас пойду к телефону и вызову полицию, а ты сиди здесь на всякий случай и – тссс, - я поднес палец к ее губам.

Неожиданно она поцеловала этот палец и одними губами прошептала «Спасибо».

Воодушевленный , я широкими шагами отправился к телефону. В душе моей пели ангелы и скребли кошки, а пальцы сами набрали цифры – девять, один, один. И тишина. Я клацнул клавишу отбоя, но тишина не сменилась мерным писком работающего телефона. Ну ,конечно, дурак, я же отключил электричество! Радостно клацнув рубильником и зажмурившись в ответ на хитрое помигивание ламп, я взялся за трубку, но в ней снова висел глухая, мертвая тишина. И боковым зрением в одном из окон я увидел какое-то движение сверху. Какая-то медвежья туша махала мне ножом со столба ,на котором находился раньше телефонный кабель, а сейчас он мертвой змеей волочился по разбитому асфальту трассы.

Урод! Вот теперь мне стало по-настоящему страшно. Я ,как в фильме, видел , как этот медведь вышибает стеклянную дверь ногой, направляет на меня ствол, я прячусь под стойкой, он доходит до нее, извлекает меня за волосы и перерезает горло, а сам идет в сторону подсобки, громыхая своими жуткими сапогами размера, наверное, сорок шестого.

Ну уж нет! Не в мою смену!


Я давно вынашивал в голове план на случай нападения бандитов. Когда на работе заняться нечем, начинаешь фантазировать всякую ерунду. И так бутылки с молоком превращаются в снаряды, бензин в оружие, а я – в героя. Самое сложное – ждать чуда от себя самого.

Так. А если серьезно – что у меня есть? Лопата. Тяжелая , с удобной рукояткой. Машинное масло. Весьма скользкое ,кстати. Прекрасно подойдет ,чтобы разлить его у двери. Металлические жалюзи, закрывающие все окна – если у меня всего один выход – бороться, то ему я оставлю лишь один вход – через дверь. Маньяк исчез из поля зрения, но он мог появиться в любую секунду – поэтому надо действовать быстро. Цепь, придерживающая шины прекрасно открывается, высвобождая тяжелый вал колес. Закрепляем цепь на стойке, чтобы ее можно было в любой момент отпустить, сбив противника с ног. Что у нас есть еще? Шампуры – отвратительное оружие, но ничего лучше у меня , к сожалению нет.

Итак ,что мы имеем? Скользкий пол, усыпанный битым стеклом, ловушка из колесных шин, шампуры, чтобы добить противника, и несколько бутылок с молоком, которые в него можно кинуть, пока он не поднялся. Негусто. Совершенно не к месту, я с ужасом представил, как на заправку заходит мой начальник и видит этот разгром. «Плевать!» - отмахнулся я от предательски холодящих затылок мыслей. Отступать некуда. Я вспомнил прикосновение к пальцу теплых губ девушки и уверился в своей правоте. Чудеса творят не боги, а люди. Пора бы и мне с чего-то начать.


Злоба кипела во мне , подкрепляя мою уверенность. Кем нужно быть ,чтобы охотиться на молодых ,красивых девушек? Может быть ,парня насиловали в детстве? Или женщины обошли его вниманием? С такой-то внешностью – ничего удивительного. И снова мозг предатель неожиданно для меня самого поднял мою руку к лицу, обнаружив трехдневную щетину и пару прыщей. Плевать! Эта девушка увидит во мне не прыщавого продавца на заправке, а героя. Если ,конечно ,у меня все получится.

Звон стекла вырвал меня из моих размышлений. Кирпич приземлился рядом со стойкой и я увидел его.


Он был похож на берсерка в волчьей шкуре – гигантский, опасный, с ружьем в руках и дикой яростью в единственном глазе. Но ярость сменилась недоумением, когда сапоги, звенящие от обилия пряжек, поплыли по щедро намазанному машинным маслом полу.

Маньяк выкрикнул «Ублюдок» и покатился по осколкам. Время для шин – я отпустил цепь и черные круги, в темноте похожие на валуны, катящиеся со скалы во время обвала, с глухим стуком посыпались на ночного гостя. Но реакции ,несмотря на кажущуюся медвежью неуклюжесть , у гиганта хватило ,чтобы откатиться за полку и уйти с пути шин, и те бесполезными кругами попадали на пол, предательски поблескивая машинным маслом. Из-за полки высунулся черный ствол и я ухнул под стойку, когда над моей головой разлетелась на мелкие осколки неоновая вывеска. Я услышал тяжелые у самого своего уха, и понял, что это мой последний шанс. Запахло табаком, тяжелым, застарелым, словно фигура над стойкой состояла из него. Рука в кожаной перчатке резко схватила меня за волосы и вытянула наверх. Я оказался прямо напротив его лица. Вблизи оно было еще страшнее. Незрячий глаз речным голышом мертво поблескивал в глазнице, а зрячий – такой же серый, как и второй , налитый кровью ,яростно смотрел на меня. В веко его попал осколок стекла, застряв там и прошив его насквозь, и теперь веко конвульсивно подергивалось, каждый раз проходясь осколком по глазному яблоку Убийце, судя по морщинам, было лет пятьдесят не меньше, но силы его хватало ,чтобы держать меня за волосы над полом одной рукой. От боли слезы текли ручьем, и я почти перестал видеть.


-Ну, крысеныш…-начал он, когда я вслепую ткнул его шампуром куда-то под ребра. Гигант выпустил меня и я мешком упал на пол. Взревев, великан вырвал из-под ребер шампур, пнул меня, и отбросил бесполезную железку в сторону.

-Знал бы ты ,кого защищаешь, малец…


Маньяк снял с упавшей полки пачку сигарет, достал потертую бензиновую зажигалку и закурил. Дым , тяжелый, словно курил он не табак, а какую-то химическую смесь, вился перед моими глазами, сплетаясь в странные завихрения, будто намекая на что-то. В поле зрения мне попала лопата, лежащая невыносимо далеко. От ужаса я не мог ничего соображать, а дым будто пытался сказать мне что-то, пытался достучаться до моего сознания , уже крича мне прямо в ухо, тряся меня за плечи, не отпуская мое внимание. Совершенно автоматически я потянулся в карман, великан уже не обращал на меня внимания – вынимал из лица осколки.

В кармане я обнаружил мелочь, пару мелких монеток, ключи от кассового аппарата и такую же ,как маньяка, бензиновую зажигалку. Моя была явно не в пример новее и дешевле. Наконец-то завихрения дыма вырисовались в цельную картину, собрали мозаику и теперь я знал что делать. Как знал и всегда.


-У нас не курят , ублюдок! – выкрикнул я и подпалил полу плаща, болтающуюся перед самым моим лицом. Великан страшно вскричал, когда масло ,пропитавшее его одежду задорно загорелось, освещая темный супермаркет. Кожа на его лице тут же покрылась волдырями ,а огонь продолжал пожирать его плоть. Маньяк попытался выбежать на улицу, но врезался в тяжелые жалюзи. Не видя ничего перед собой, поджигая пол под своими ногами, он попытался выбежать наружу, но теперь охотником был я. Догнав его в два прыжка, я обрушил вовремя подобранную лопату на голову гиганта, и тот свалился ,как подрубленный. Я бил и бил лопатой, пока не понял, что бью не один. Спасенная мной девушка стояла рядом со мной и обрушивала швабру на голову своему несостоявшемуся убийце, пока тот не затих. Потом я принес огнетушитель и потушил пламя в магазине и на улице, пока оно не добралось до полок, или – что еще хуже до колонок.


Потом мы в изнеможении сели прямо на асфальт. Я принес холодный кофе. Мы молчали. Из-под темных очков у нее лились слезы , черные от туши и теней. Она держала меня за руку, а я все не решался заговорить.

-Ну, теперь все в порядке? – глупо выдавил я, уже проклиная себя за тупость – перед нами лежит обгорелый труп маньяка, а я спрашиваю, все ли в порядке.

-Меня, кстати, Макс зовут.

Она кивнула, так ,будто ей это совсем неинтересно. Ну, конечно. Чудес не бывает. Зачем ей прыщавый подросток-продавец с заправки? Сейчас она с моего мобильного позвонит своему парню. Тот приедет на крутой спортивной машине, накачанный, одетый от «Армани» с золотыми часами на запястье, с циферблатом из среза перламутра. Он чмокнет ее в щечку ,спросит «Как ты ,детка?», и посадит ее на сиденье рядом. Потом швырнет мне пятьдесят баксов, скажет, «Ну, типа ,спасибо, парень», и укатит с ней в какой-нибудь шикарный пентхаус. Чудес не бывает.


Но тут она подняла голову, взяла меня руками за щеки- такими же горячими и сухими ладошками, и я тут же застеснялся своих – грязных и потных, и поцеловала меня. Нет, не взасос, с языком, как в голливудских фильмах, а по-настоящему. Так целуются влюбленные, не одурманенные похотью подростки, а люди ,которые друг для друга значат гораздо больше ,чем…просто больше.

И я забыл про все. Про мертвого убийцу, про свою работу ,про своего начальникА, про полицию ,у которой будут вопросы, а лишь впивался своими губами в ее – теплые, и удивительно сухие. Она оторвалась от меня, хихикнула и сказал:

- Эвриала. Меня зовут Эвриала Невидимая.

-Невидимая? – хохотнул я . – Это почему? Вполне даже видимая. И симпатичная. – смущенно выдал я.

-Потому что , - встала она и ..сняла свои волосы. Вернее, как оказалось сняла она парик, под которым оказались густые блестящие черные волосы, которые лежали как-то странно , будто заплетенные в толстые дреды и …шевелились?

Девушка вытянулась во весь рост, а змеи на ее голове зашлись в медленной танце ,шипя и извиваясь, будто обычные волосы на ветру.

-Потому что никто не может сказать ,что видел меня , - она сняла очки и под ними я увидел желтые, змеиные , с вертикальным зрачком глаза , в которые я медленно погружался. Реальность скручивалась в тонкие жгуты, извивалась ,подобно змеям на голове девушке, бросаясь в глаза пугающей неправильностью ,но я стремился к ним, чувствуя, как тяжелею с каждой секундой, и я тянулся к ней ,пока мог, уже почти дотронувшись до ее лица, но мое тело развалилось с глухим каменным грохотом под ее немигающим гранитным взором.

Показать полностью
94
Скольких еще ты потеряешь?
18 Комментариев  

Тебе 6 лет. Ты идешь в первый класс. На первой же перемене, когда тебя оставляют с другими ребятами, ты заводишь себе друзей — Паша, Никита, Тема, Юра… Ребята вразнобой соглашаются дружить с тобой. Наконец-то ты счастлив.



Тебе 8. Третий класс только начался, а из всех остался только Юра. Никита перешел в другую школу, обещав звонить, но так и не узнав твоего номера, Паша подставил тебя перед учительницей, а с Темой вы подрались, да так, что он выбил тебе зуб. Они больше не твои друзья, и скатертью им дорожка — ты без труда найдешь лучше, таких, как Юра. Вокруг столько людей, а мир так велик. Достаточно просто подойти еще к паре ребят, и тихонько сказать: “Будешь дружить?”.



Все так просто.



Если бы оно было так просто. Тебе 14, и кроме Юры у тебя никого не осталось. С переходом в среднюю школу классы смешались, и полная компания отбросов из “Б” параллели избивает тебя на каждой перемене. Ты вынужден бегать между классами и обедать в подвале. За что они ненавидят тебя?



Это не так уж и важно. Под конец года ты видишь, что уставший Юра болтает с одним из них. Клеймо предателя виснет на твоем друге вечным грузом, и тебе все равно на все, что он скажет — он лишь мерзкий изменщик, но не человек.



Тебе 16, и через год ты заканчиваешь школу. Конфликты прекратились, но ты так и не вжился в компанию. Да разве это важно, когда теперь ты нашел свою любовь — настоящую, и она с тобой? Даша обнимается с тобой в темных уголках школы, и ты ловишь на себе завистливые взгляды одноклассников. Так-то. Ты никогда больше не будешь один, ведь она любит тебя, а ты — ее.



По крайней мере, так ты думал до выпускного, на котором застал ее с другим парнем в кладовке. Ты просто ушел оттуда, сидеть на подоконнике и допивать бутылку коньяка. Рядом сидит Юра — в какой то момент ваши взгляды пересекаются, и ты понимаешь, что совершенно не злишься на него, да и не за что — он не сделал ничего плохого. Только вот он уходит с друзьями продолжать праздник, а ты остаешься один — и все это не имеет никакого значения.



Разве это важно? Пройдет долгое одинокое лето, и ты поступишь в университет. Там будет новый шанс, новые люди, целые группы, курсы, факультеты новых и новых людей… Которые уйдут от тебя — так или иначе, как и остальные. На первом курсе ты встретишь новых друзей, на втором — начнешь ненавидеть половину из них, на третьем — твой новый лучший друг уедет в другую страну, на четвертом ты перестанешь общаться даже с друзьями по интернету — закончатся общие темы и слова, начнутся ссоры и обиды.



Ты пойдешь работать, и там встретишь еще порцию свежих, незнакомых людей. Только вот все старые уже ушли из твоей жизни — уйдут и эти. Новые люди — будто одноразовый ветер, затронут твою жизнь, но не изменят. И ведь теперь тебе уже плевать на вселенскую справедливость, на высокие идеалы отношений, на все. Лишь бы они перестали уходить — один за другим.



Плевать на принципы. Плевать на гордость, плевать на все — лишь бы больше не быть одиноким. Лишь бы перестать терять людей одного за другим, раз за разом. Твоя подруга уедет в другой город, забыв сказать тебе об этом, но ты не обидишься — лишь попросишь не забывать тебя. Через какое-то время ты утопаешь в одноразовой дружбе и любви. Только встретив человека ты уже знаешь, что он убежит дальше, а ты снова останешься один.



Вера в людей угасает, вера же в чудеса медленно умирает под ближайшим кустом. Закончились мечты о старости в кругу верных друзей. Ты больше не приходишь на встречи одноклассников и одногруппников. Ты больше не дорожишь людьми рядом, они лишь одноразовые банки знаний, эмоций, историй — а после кончатся и уйдут. И ты — такой же. Выживая в этой игре, ты должен жить по общим правилам, убегая дальше и дальше, забрасывая телефоны и адреса, находя причины, отмазки, отговорки, лишь бы не встречаться и не видеться.



Все, чего ты хотел — это не быть одному. Не терять людей попусту, не отпускать их. Но разве у тебя есть выбор? Разве есть выбор у меня?



И мы смотрим, как люди, словно песок нашей жизни, просыпаются между пальцами. И ничего с этим не сделать — лишь цепляться каждый раз за надежду и ждать, пока ты потеряешь очередного человека. Скольких ты еще потеряешь?



Всех.

Показать полностью
331
Вспомнился вот один друг моей молодости...
17 Комментариев  

Сейчас уже трудно вспомнить, в связи с чем вдруг у нашей маленькой, но гордой фирмы случилась острая потребность в переводчике. Кажется, мы собирались выходить на международный уровень, и для этого наших объединенных знаний английского, немецкого и трех слов по-арабски не хватало.

В один прекрасный день наш начальник Виктор Сергеевич Шаповалов, лучась достоинством и хорошим одеколоном, занял свою позицию за столом и оповестил коллектив:


- Я нашел переводчика. С понедельника он приступает. Носитель языка.


Виктор Сергеевич так и сказал – «носитель языка» и обвел коллектив таким взглядом, что мы все тут же ясно представили себе сияющий образ, призванный нести язык в нашу необразованную массу.



- Молодой? – быстро спросила секретарша Мадлена Иосифовна, считавшая пацанами всех мужчин моложе пятидесяти.


- Лет тридцать с чем-то… кажется…, - засомневался Виктор Сергеевич, - Я, честно говоря, в агентстве резюме только на английском видел…


- Интересный? – это подошла моя очередь задавать вопросы.


- Не-не знаю… Фотографии там не было. Но иностранец. Звать Эммануэлем.


Конечно, «иностранец» затмил все потенциальные возрастные и физические недостатки нашего будущего переводчика. Мы покидали на пол многолетние бумаги, скопившиеся в углу на ничейном столе, отобрали у водителя Валеры стул на колесиках, составили из всего этого вполне приличное рабочее место и по случаю предстоящего знакомства украсили его сломанным компьютером. И стали ждать нашего носителя языка.



Носитель явился ровно в понедельник, но с опозданием на полтора часа.


- Наверное, заблудился, - пожал плечами начальник в ответ на осуждающе поджатые губы Мадлены Иосифовны, - В первый раз все-таки…


- В первый раз мог бы прийти и с вечера. Ведь…


Договорить Мадлена Иосифовна не успела. В дверь позвонили, завхоз побежал открывать, и перед нами предстал наш новый коллега.


Из-под Валеры, временно оккупировавшего чужое рабочее место, самопроизвольно выехал стул. У Мадлены Иосифовны парик съехал на левый глаз. У меня завис компьютер и опрокинулась мусорная корзина. Завхоз стоял за плечом переводчика и смотрел поочередно то на нас, словно призывая на помощь, то на него, вытягивая шею и норовя заглянуть прямо в лицо.


Нет, новый сотрудник не был уродом. Он был просто нелеп, насколько только может быть нелепа неумелая карикатура. У него была большая и совершенно круглая, как тыква, голова, украшенная двумя огромными ушами. Казалось, что он вот-вот ими взмахнет и взлетит. Все остальное напоминало привязанный к тыкве пучок макарон. Макароны колыхались, то и дело путались между собой, поэтому при попытке посчитать количество рук и ног носителя языка у меня лично получились пугающие результаты. Кроме того, носитель оказался негром.



- Здрассссь…, - просипел Виктор Сергеевич, проседая вместе со своим креслом куда-то вниз, - Хау ду ю ду…


- Йес, ай хау, - уверенно согласился переводчик и дружелюбно уставился на начальника в ожидании продолжения беседы. Его глаза сияли, как два фарфоровых блюдца с коричневыми вишнями посередине.


- Эммануэль? – Виктор Сергеевич забегал глазами по лицам своих подчиненных, проверяя, действительно ли мы видим то же самое, что и он, или оно ему просто померещилось..


- Да, да! – обрадовалась тыква, - Я еще может быть называться просто Маню…


И тут он улыбнулся. Уши его сначала разъехались, потом объединились где-то на затылке, и с этой секунды Эммануэль для нас раз и навсегда стал Манюней. Мы погибли. Эммануэль прочно обосновался за своим столом в углу и стал, как ни странно, украшением нашего офиса.



Обычно люди, приходившие по делам к нам в квартиру, первым делом видели Виктора Сергеевича. Он сидел за своим столом-постаментом с видом вершителя судеб, благородная седина отбрасывала блики на полировку. Виктор Сергеевич был воплощением здравого смысла, делового подхода и хорошего вкуса. Неподалеку размещалась Мадлена Иосифовна, при виде которой хотелось тут же, не сходя с места, соврать, что дневник забыт дома. Завхоз сидел у противоположной стены, заваленный кипами документов, и олицетворял собой неимоверную занятость и отрешенность от всего сущего. После всего этого респектабельного благолепия взгляд останавливался на Манюне, и лицо посетителя светлело. Мы уже знали – если гость начинает счастливо и растерянно улыбаться и оттягивать вниз галстучный узел – значит, он увидел Манюню, и можно переходить к разговору о делах.



Манюня одним своим присутствием снимал напряжение и натянутость отношений. Если бы существовал прибор для измерения человеческого обаяния, возле нашего чернокожего переводчика его бы зашкаливало. При виде Манюни хотелось улыбаться и думать, что все на свете ерунда. Стоило ему участливо спросить:


- Валера, ты не очень ушибнулся? – и Валера, вешавший картину на стену и только что сломавший руку, упав со стула, который из-под него нечаянно выбил Манюня, мужественно улыбался и отвечал:


- Да не, что ты! Не бери в голову…


Обрадованный Манюня согласно кивал и одобрительно хлопал Валеру по сломанной руке…


С сокрушительным Манюниным обаянием могло соревноваться лишь его стремление оказывать всем различные услуги.



Стоило Мадлене Иосифовне изъявить желание откушать чаю, Манюня с чайником был уже тут как тут и лил кипяток, не озаботившись, успела ли Мадлена Иосифовна подставить под него чашку.


Если завхозу требовалось приобрести дверную ручку взамен сломанной, Манюня первым вызывался сбегать в магазин и возвращался через час с пятью амбарными замками разных модификаций.


- Я не зналь, кто лучше будет подхождаться…


Именно благодаря Манюне мы разжились огромным количеством одноразовых зажигалок, купленных им на все деньги, выданные на приобретение огнетушителя.


В те дни, когда Манюня помогал Валере мыть служебную машину или менять на ней колесо, Виктор Сергеевич предусмотрительно ездил домой на метро.


- Я не суеверный, - твердил начальник с кривой фальшивой улыбкой, дрожащими пальцами застегивая пальто, - Но лучше уж подальше от греха…



При этом Манюня был так искренен в своих порывах, лицо его сияло таким дружелюбием, что отказать ему в праве принести кому-либо пользу было бы бесчеловечно.



Переводчиком он тоже старался быть. Но это у него получалось хуже, чем заваривание чая и приобретение дверных ручек. Манюня неплохо болтал по-русски, по-английски и по-французски, но при трансформации одного языка в другой у него получались иной раз совершенно неожиданные вещи.



После того, как Виктор Сергеевич, не глядя, подписал и представил на конкурс переведенный Манюней строительный проект, в котором фигурировали «раздевание стен» и «говенная вода» («Скотина, - бушевал начальник, - Вот, значит, зачем он меня спрашивал, что такое «фекалии»!!!»), - после этого Манюню перевели в бухгалтерию. Но с цифрами у него дело обстояло немногим лучше, чем со словами. Уже через неделю он потерял полный комплект квартальной бухгалтерской отчетности и аудиторское заключение, которое стоило нам немалых денег.


- Я только на минуту отвернулся, - рыдал главный бухгалтер, - А он уже…


Всем коллективом во главе с Виктором Сергеевичем мы перебрали по огрызку содержимое мусорного бункера во дворе в надежде, что Манюня просто по-людски выбросил документы, перепутав их с оберточной бумагой от пончиков. Но безрезультатно.


В тот же день начальник и главбух, выпив в тяжелом молчании полбутылки коньяка, поставили вопрос ребром:


- Что будем делать с этим… братом по разуму? – спросил Виктор Сергеевич.


- Уволить, - решительно предложил главбух, сторонник кардинальных мер.


- Уволить? – и они оба повернулись в сторону Манюни.


Брат по разуму, миролюбиво что-то насвистывая, копался во внутренностях катушечного магнитофона, найденного им в мусорном бункере и притащенного в офис в надежде починить.


- Уво-о-о-олить… - задумчиво протянул начальник.


Магнитофон всхрапнул, заскрежетал и задымился. Манюня поднял на начальников глаза, шевельнул ушами и растянул свой большой рот в улыбку, ослепительную, как снега Килиманджаро и убойную, как электрический стул.


- Я его починяль! Работает!


Стало ясно, что Манюню не уволят ни-ког-да.



Так он и остался у нас на должности переводчика, и из-за этого нам даже пришлось отложить выход на международный уровень. И очень скоро у Манюни обнаружился еще один талант – удивлять. Не проходило и недели, чтобы он не выдал нам какой-нибудь очередной сюрприз. Мы ловили себя на мысли, что спешим на работу только для того, чтобы узнать, чем же нас порадует брат по разуму в очередной раз.



Впервые мы удивились, узнав, что Манюня легко и почти без акцента произносит слово «патологоанатом». Во второй раз мы удивились еще больше, узнав, что это слово обозначает изначальную Манюнину профессию.


- Мань, - спросил прямолинейный Валера, - А чего ты к себе в Бенин не едешь? Там небось патологоанатомы нужны. Деньгу бы зарабатывал…


Тут мы удивились в третий раз, узнав из беспорядочного Манюниного ответа, что у него в Бенине имеется три дети, с которыми он в разводе, и что его там ждет ужасный «элемент», который надо расплачивать, а не хочется.


- Бля-я-а-а…, - прошептал Валера, отъезжая в сторону, - Да он еще и в розыске!!!



Узнав, что беглый алиментщик женат вторым браком на русской женщине, мы было решили, что сюрпризы на этом закончились. Мы ошибочно полагали, что сильнее удивить нас уже нельзя.


- Женатый Манюня, - многозначительно изрек наш начальник, разглядывая на свет чай, заваренный Манюней в немытом стакане из-под кефира, - Это то же самое, что женатый Буратино.



Но основное потрясение было еще впереди. Оно явилось к нам в виде великолепной женщины лет сорока, без предупреждения и без звонка в дверь, которая, на нашу беду, оказалась почему-то незапертой.



Женщина вошла в комнату, заполнив ее запахом дорогих духов, и остановилась посередине, оценивающе разглядывая нас всех по очереди. Она была из разряда «в горящую избу» и «коня на скаку», но в сильно отшлифованном варианте. Ее рослую фигуру окутывала серебристая шуба, пушистая, как облако, в ушах скромно поблескивал автомобиль, сконцентрированный в несколько прозрачных камешков. Цвет лица наводил на мысли о самоубийстве от зависти. В общем, в соответствии со вкусами и неформальной лексикой нашего начальника, - «шикарная баба». Завхоз в полупоклоне уже тащил к ней кресло, а она продолжала нас рассматривать, явно выбирая главного.



- Здравствуйте, - обозначил себя Виктор Сергеевич, суетливо заулыбался и задвигал руками, как это случалось с ним всегда при виде красивых женщин, от которых исходила ощутимая опасность – стоматологов, паспортисток ЖЭКа и школьных учителей младшего сына.


- Здравствуйте, - ответила женщина, не отвечая на его улыбку, - Здесь работает Эммануэль…?, - и она играючи произнесла Манюнину зубодробительную фамилию.


- Д-да… то есть… сейчас его нет, но он… в общем, здесь, только…


Женщина окинула Виктора Сергеевича холодным взглядом и решительно оборвала его признания:


- Меня зовут Ирина Игоревна. Я его жена.


Это могло бы быть великолепным финалом для любой драмы – посередине роскошная разгневанная главная героиня, вокруг – потрясенные второстепенные герои. Судя по их лицам, это был самый подходящий момент для того, чтобы обрушить потолок и опустить занавес. Но потолок не рухнул, и занавес не опустился. Драма была еще впереди.


Не обратив внимания на выражение лица Виктора Сергеевича (а зря, - на него стоило посмотреть!), Ирина Игоревна сделала несколько шагов в сторону прихожей и крикнула куда-то в коридор:


- Ну где ты там? Заходи!


Виктор Сергеевич, готовый ко всему, уцепился обеими руками за край стола. Только это мало помогло.


Рядом с Ириной Игоревной возникла другая женщина – помоложе, пониже ростом и попроще шубой, но тоже из тех, кому оглядываются вслед.


- Проходи, садись, - распорядилась старшая и вновь повернулась к Виктору Сергеевичу, - А это Ольга. Любовница.


- Э…, - скрипнул Виктор Сергеевич и обратил беспомощный взор на Мадлену Иосифовну. Но секретарша, ставшая вдруг похожей на обкурившуюся черепаху Тортиллу, смотрела ушибленным взглядом из-под панциря-парика на обеих дам и молчала. Впервые ее универсальный жизненный опыт оказался бесполезен.



В прихожей послышалась какая-то возня. Это вернулся Манюня, два часа назад откомандированный за пиццей для коллектива. Обеими руками он прижимал к груди огромный пакет с бубликами и вертелся, пытаясь прикрыть за собой дверь ногой.



- Мы бы хотели, если можно, поговорить с вашим главным бухгалтером, - продолжала Ирина Игоревна, игнорируя произведенный ею фурор.


Услышав ее голос, Манюня в прихожей замер, съежился и не вышел, а буквально просочился назад в коридор.


- А что… В чем, собственно…


- Видите ли, меня очень интересует, какая точно у него зарплата…


Любовница Ольга согласно кивала, показывая, что ее это тоже очень интересует.


- Ну-у… Я не знаю… Я не имею права…, - Виктор Сергеевич перевел взгляд с бесполезной Мадлены Иосифовны на завхоза, - Сан Саныч, сходите, пожалуйста, посмотрите, на месте ли бухгалтер…


Начальник подумал и добавил очень многозначительно:


- И если на месте, пригласите его сюда.


Завхоз, поняв мысль руководства с полуслова, взял под козырек и, пригибаясь и петляя, как под обстрелом, помчался во вторую часть нашего офиса, отделенную от нас полукилометром коридора.


Там уже стоял бледный главбух и торопливо отвинчивал с двери табличку «Бухгалтерия». Управившись с этим делом, он зачем-то потер рукавом дырки от шурупов, воровато оглянулся, пропустил вперед Сан Саныча, шмыгнул следом и запер дверь изнутри.


В углу, испуганно сверкая белками глаз, сидел Манюня и ел бублик.



Тем временем в штабной квартире продолжался очень неприятный разговор. Выяснилось, что Манюня, беспардонно злоупотребляя своей феноменальной улыбкой, одолжил у любовницы крупную сумму денег и забыл вернуть. Ольга, решив, что любовь – любовью, но денежки таки врозь, после длительных и безрезультатных попыток получить долг непосредственно с Манюни, в отчаянии обратилась напрямую к его жене. Для жены оказалось огромным сюрпризом (вот он, Манюнин талант удивлять!), что ее супруг свободно умеет оперировать такими суммами. Естественно, в чутком женском сердце Ирины Игоревны зародилось подозрение, что он от нее утаивает еще что-то помимо любовницы. «Что-то» по ее предположению было частью зарплаты. Когда она назвала сумму Манюниного дохода, декларируемую им в семейном бюджете, Виктор Сергеевич по-человечески оскорбился:


- Вот гад! Что я, изверг?! Да я уборщице больше плачу!


- Вот мы и хотим знать – сколько он на самом деле получает.


- И вернуть свои деньги, - добавила Ольга.


- Хорошо, я обязательно с ним поговорю…


- С ним бесполезно говорить, - со знанием дела заявила Ирина Игоревна, - Пусть он сегодня же вернет ей деньги и напишет на меня доверенность на получение его зарплаты.


- Но… Его же нет. Его послали… по делам…


- Мы подождем, - хором заявили женщины.



Ситуация начала становиться угрожающей. Манюнины женщины удобно расположились в креслах и завели между собой светскую беседу, время от времени вовлекая в нее Виктора Сергеевича. Виктор Сергеевич мобилизовал все свое обаяние, чтобы вытурить незваных гостий из офиса, но до Манюни ему было далеко, и гостьи уходить не собирались. В промежутках между приступами обаяния Виктор Сергеевич, кривя рот и дергаясь глазом отправлял подчиненных на поиски мифического главного бухгалтера.


Первой канула Мадлена Иосифовна, которая для поисков главбуха зачем-то переобулась в сапоги, надела пальто и взяла сумку. Потом послали меня. На условный стук мне открыли дверь, втащили в полутемную квартиру и заткнули рот бубликом. В бухгалтерии царила полная идиллия. Главбух с завхозом в каком-то полусне играли в морской бой, Манюня подглядывал поочередно в их бумажки и давал обоим советы. Игроки вяло и неубедительно грозились его убить. Последним, уже около девяти часов вечера, в бухгалтерию приехал на стуле Валера и сходу замахнулся на Манюню кулаком:


- Из-за тебя, кобелина, домой опять за полночь приеду…


Но быстро остыл и съел оставшиеся бублики.



Тем временем Виктор Сергеевич держал оборону в одиночку. Он споил дамам все безалкогольные напитки, какие нашлись в офисе, скормил им весь запас представительских конфет и пригласил в ресторан на «когда-нибудь». Дамы кокетничали, любезничали, откровенничали, но уходить категорически не хотели. И Виктор Сергеевич, у которого разыгралась язва и подскочило давление, начал сдаваться.


Сначала он сдал Ирине Игоревне сумму Манюниной зарплаты. Ирина Игоревна была приятно удивлена:


- Вот ведь сволочь…


- Это, конечно, замечательно, - сухо отозвалась Ольга, - Но как быть со мной?


Виктор Сергеевич посмотрел на ее красивое лицо, посмотрел на красивое лицо Ирины Игоревны, посмотрел на часы, вспомнил несуразную черную физиономию Манюни и красочно представил себе, как его кулак впечатывается в эту физиономию аккурат между белыми сияющими блюдцами. Порадовав свое сердце этой картиной, наш начальник открыл сейф и вытащил собственную заначку…



Сдружившихся женщин он провожал с почестями, которые не снились и королеве. Возле лифта он долго с ними расшаркивался, выбивая искры из кафеля и напоминая бьющего копытом коня. Предлагал обеим захаживать и звонить, если с Манюней опять возникнут какие-то проблемы. Дамы обещали.


Едва за ними закрылись двери лифта, Виктор Сергеевич побагровел, развернулся на каблуках и буйволиной поступью кинулся в бухгалтерию.


- Где он? – громыхал он, и коридор вторил шорохом падающей штукатурки, - Где этот хренов Маугли?!!!


Ворвавшись в квартиру, начальник воздушной волной снес на пол листочки с морским боем и схватил Манюню за воротник.


- Ты… ты… Скотина!!! Развел бордель! Я… тебя… меня…завтра же… чтоб духу твоего…


Некоторое время Манюня болтался в руке Виктора Сергеевича молча, потом вдруг улыбнулся и спросил:


- Можно я чуть-чуть буду жить в офис? Иришка скандалиться будет…


Начальник выронил Манюню, упал на стул и потянул с себя галстук.


- Только чтоб баб здесь не было…  Автор - Mourena.

Показать полностью
2420
Наши.
75 Комментариев  

Тесть мой — человек чудесный, и отношения у нас нежные. Но так было не всегда. Добрый и ранимый, выглядит он брутально и страшно. И даже имя-отчество его — внушают трепет. Маирбек Маилютович. Повторите вслух. Маир-р-р-бек Маилютович. Если повторять часто — горлом может пойти кровь.



Теперь добавьте к этому имени рост 192 см и вес 140 кг. И лысину. И брови. У бровей два основных режима: «В смысле не получается?» и «Надо!» При первой нашей встрече меня восхитило то, как он одной бровью отдал распоряжение накрыть стол, а движением второй велел мне за этот стол сесть.



Я знаю много больших людей. Но, я никогда не видел, чтобы у человека указательный палец не пролазил в спусковую скобу пистолета. У тестя так. Он служил в ВДВ и в 68-м году участвовал в «Пражской весне». Я видел его армейские фотки. Их с Заманкула было двое. Тесть и его родственник. Я стал понимать, почему пражское восстание провалилось.



Когда я только начал встречаться со своей будущей женой, Маирбек Маилютович делал вид, что меня не существует. Это было сложно, потому что я тоже был крупный. Но он как-то умудрялся меня не замечать. На вопросы соседских бабушек возле подъезда: «Маирбек, а что это за лысый здоровяк провожает твою дочь?» — он краснел и лгал, что я их дальний родственник по материнской линии, который приехал из горного аула поступать в институт.



Однако настал момент, когда зашла речь о свадьбе. Маирбек Маилютович погоревал два дня, но потом вспомнив, что «Никто кроме нас!», активно начал готовиться к торжеству. C приобретением статуса «это жених нашей Симочки» моя жизнь круто изменилась. Соседским бабушкам разрешили со мной здороваться, а я получил допуск к столу. Так же, мне позволили гладить кота Маирбека Маилютовича. Кота звали Владимир. У него был отвратительный характер и отсутствовал страх перед людьми. Только один человек был для него авторитетом… Маирбек Маилютович разговаривал с Владимиром исключительно по-осетински, а в минуты депрессии угрожал упечь пятнистую бестию в своё родовое селение Заманкул. Владимир относился ко мне холодно. Он не просто меня игнорировал, а еще и покусывал. Но реагировать было нельзя. Я терпел и гладил. И даже улыбался.



Всю свою неуемную энергию Маирбек Маилютович направил на организацию свадьбы и закуп приданного. Он очень любит технику. Любую. Поэтому решил, что его дочь должна получить бытовой техники на все случаи жизни. И как-то вечером, попивая чай, он начал рассказывать мне о уже приобретенном добре, которое, несомненно, облегчит быт молодой семьи. Мне стало неловко. Потому что список был внушительный, а как реагировать, я не знал. Сначала говорил «спасибо». Потом восхищенно вскидывал брови. Шумно выдыхал. Закатывал глаза. Один раз даже причмокнул. А мой будущий тесть прихлебывая чай, подобно акыну неторопливо вещал:



— Холодильник ещё взял… Двухкамерный. Телевизор. Хороший. Стиралку автомат… Печку. Газовую. И микроволновую. Пылесос… Электровафельницу…



Когда он перешел к мелкой бытовой технике, я заскучал. И вдруг, после фена, он остановился и, смущенно рассмеявшись,признался:



— Хотел тебе еще Плэйстейшн взять! Но не взял!



…Я до сих пор не знаю, что меня заставило пошутить в тот момент. Я не могу объяснить, почему отключился инстинкт самосохранения. Ведь и брови, и пальцы, и бицепсы с тельняшкой были совсем рядом и кричали: «ЗАТКНИСЬ! ТЫ ПОШУТИШЬ СЕЙЧАС СМЕШНО, НО ВОЗМОЖНО В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ!»



Я всё осознавал, однако не выдержал и после признания о «Плейстейшн» со всей дури швырнул ложечку об стол, подался вперед и шепотом, полным разочарования, спросил:



-Так я не понял…. В смысле «Плейстейшна» не будет??!!!



Чашка с чаем зависла на полпути к тестевому рту. Владимир неожиданно стал понимать по-русски и тихо ушел. За ним, превентивно побледнев,растворилась будущая жена. А моя будущая теща, которая в этот момент подносила к столу пироги, не меняя ритма, скорости и выражения лица, развернулась на 180 градусов и покинула территорию. Она знала своего мужа слишком хорошо, чтобы рисковать жизнью из-за славного, но, в принципе , чужого парня.



А Маирбек Маилютович растерялся. Перед его глазами мелькнула, наверно, ужасная картина: я, при всех, в ЗАГСе отказываюсь жениться и глумливо кричу:



— Да у неё в приданном даже игровой приставки нету!!!



И старики обеих фамилий смотрят на Маирбека Маилютовича, укоризненно качают головой и шепчутся: «Из-за «Плейстейшн»дочери жизнь сломал…Да… В наше время такого не было…»



Растерянность длилась не долго. Кулаки будущего деда моих детей сжались, превратившись в два аккуратных ядра, калибра 150 миллиметров. Несколько лет спустя я, кстати, увидел как удар этого кулака погнул лонжерон микроавтобуса «ГАЗель». Но в тот момент я всех возможностей тестя не знал. Тут важно помнить, что настоящий осетин никогда не скажет: «Вот я испугался!», он скажет «Вот я разозлился!». Так вот, я был очень зол в тот момент, хотя и подумал: «Ну не убьет же он меня на самом деле!» А потом подумал: «А если начать кричать?»



Это были одни из самых ярких секунд в моей жизни…



И вдруг он рассмеялся и ласково сказал:



— Ну ты и урод!



Так я узнал, что у Маирбека Маилютовича тоже есть чувство юмора.



sos13.ru

Показать полностью
60
Контракт (Время идёт)
12 Комментариев в Сообщество фантастов  

Когда Сергей вошёл в просторный светлый кабинет, Майкл тут же вскочил с кресла, словно всю жизнь только и ждал этой встречи. Обогнув стол, он шёл к визитёру широко улыбаясь и протягивая здоровую лапищу.

- Сергей Леванович, поздравляю с первым рабочим днём. Нам всем повезло, что согласились работать здесь! Нам чертовски не хватает интеллектуально одарённых, амбициозных молодых людей.

Перед обаянием блондина сложно было устоять, и Сергей улыбнулся в ответ. Почему-то он подумал, что этот крепкий менеджер отдела кадров с юношеским румянцем на щеках непременно родом из Техаса. Их руки соединились в крепком рукопожатии.

- Спасибо, мистер Вуд.

Майкл ещё раз тряхнул его руку и засмеялся.

- Какой я вам мистер, я младше вас на два года. Зовите меня просто Майк. Не против, если я буду звать вас Серж? Русские имена мне чертовски тяжело даются.

- Нет проблем, Майк, - Серей, наконец, высвободил свою ладонь.

- Отлично! Может чашечку кофе?

- Спасибо, но я бы хотел сразу приступить к работе.

Майк похлопал Сергея по плечу и чуть приобнял. Улыбка сияла на его беззаботном лице.

- Вот этот подход к делу мне нравится. Тогда пойдём, я покажу твоё рабочее место, заодно рассажу про систему Абисс подробней.


Они вышли в широкий стеклянный коридор, который мостом соединял административный и производственный корпуса. Вид из окон протрясал: утопающие в зелени холмы с одной стороны и синяя полоса залива Сан-Пабло с другой. Внизу здания располагались коттеджи академического городка. Майк показал на него.

- Наш персонал живёт на территории компании. Кто хочет, снимает квартиру в городе. Лично я живу в бунгало на побережье. Полюбил Тихий океан, как только переехал сюда из Хьюстона. Наверное, из-за океана и переехал.


“Точно, техасец”, Сергей рассматривал пейзаж. Он до сих пор не верил, что прошёл все тесты, оказался лучшим среди сотни кандидатов.


Майкл время от времени поднимал плечи и дёргал головой. Он заметил взгляд Сергея и пояснил.

- Ненавижу костюмы, но что делать, положение обязывает. А вон там у нас рекреационная зона, спортзал, сауна, бассейн. Представляешь, ни разу там не плавал. Всё свободное время провожу в море. А ещё у нас тут отличный…


Тут он замолчал, потому что им навстречу шла молодая девушка в одной лишь мини-юбке. Плечи были обнажены, к груди она обеими руками прижимала объёмную папку с документами. Она мило улыбнулась, обнажив ослепительно белые зубы.

- Привет, Майки, как жизнь?

- Отлично, Вероника! А когда я тебя увидел, настроение ещё немного улучшилось.

- Ну, благослови тебя бог.

- Спасибо, я итак благословлён.


Девушка засмеялась их местной шутке.

- Тогда до встречи на вечеринке, - с этими словами она подмигнула Сергею и прошла мимо, оставляя после себя плотное облако феромонов.

Оба парня машинально повернули головы следом. К сожалению, это была не юбка, а короткое платье без бретелек, и держалось он исключительно на большой и упругой... Сергей сделал над собой колоссальное усилие, чтобы изменить ход мыслей. “Конечно же, без двустороннего скотча там не обошлось”, подумал он. Майк тоже сделал попытку вернуться в реальность, но получалось у него не очень.

- Вот… - протянул он.

- Вечеринка?

Майкл опять засмеялся.

- Всему своё время приятель. Сорри, я тебя даже не представил, это наш ассистент по связям с общественностью, в следующий раз познакомлю. На чём я остановился?


Сергей в очередной раз подумал, как ему повезло с работой, и сказал вслух.

- Ты хотел рассказать мне о вашей поисковой программе. В интернете информации почти нет. На каком движке она работает, чьё железо используете?

Майк в это время смотрел в телефон, о чём-то задумавшись. Затем он поднял голову и снова принял весёлый беззаботный вид.


- Сейчас всё узнаешь, пошли, нас уже ждут.

Они вошли в производственный корпус, всюду сновали люди, перебегая между офисами с кипами бумаг.

- Интернет охватил целиком всю планету. Даже в самых бедных странах компьютер или смартфон есть в каждом доме. Теперь не нужно больше сидеть в библиотеках или смотреть телевизор - абсолютно всё можно найти в интернете. Любые данные, сводки, даже старинные оцифрованные манускрипты – доступно всё. Человечество полностью перенесло свои знания в сеть. И с каждым днём объём информации растёт. Растёт всё быстрее. Сама сеть ежесекундно генерирует данных на сотни петабайт. И это создаёт одну серьёзную проблему - найти в этом океане данных именно то, что нужно становится всё труднее. В ответ на запрос современные поисковые системы выдают тысячи похожих ссылок. Человек стал тратить время на поиски информации примерно столько же, как если бы он дошёл до городской библиотеки, прошёлся по стеллажам с книгами и выбрал нужную. Группа учёных из Гарварда поняла десять лет назад, что со временем человек просто утонет в море информационного мусора. Нам вниз.


Парни подошли к лифту. Дверцы автоматом раскрылись. Начальник отдела кадров широким жестом предложил войти первым.

- Прошу вас, сэр!

Они зашли в лифт, но за секунду до того, как менеджер нажал на кнопку нижнего этажа, к ним присоединились двое высоких крепких мужчин, одетых в серые комбинезоны. В кабинке сразу стало тесно. Мужчины прошли назад и остановились за спинами коллег.

Майк улыбнулся Сергею и кивнул на них.

- Это наши техники, отличные ребята! Привет ребят, как жизнь?

- Нормуль, - сухо ответил один из мужчин, смотря на табло с бегущими цифрами этажей.

Сергею показалось, что второй работник смотрит ему точно в затылок и ему стало неуютно.


Майк вёл себя по-прежнему непринуждённо.

- Серж, не обращай внимания, они молчуны, но своё дело знают. Так вот, группа учёных из Гарварда работала над созданием органического компьютера. Оказалось, что компьютер на органике уступает текущим кремниевым в скорости выполнения логических операций, но на порядки быстрее работает с глобальными массивами данных: сортировка, сравнение, поиск, работа с изображениями и потоковым видео. Решение лежало на поверхности – применить органическую систему для анализа и поиска данных в глобальной сети. Самым сложным было отбросить стандарты программирования и создать всё с нуля. Ты же знаешь, что человек мыслит образно? Когда человек говорит что-то другому, у обоих в голове возникают картинки. Задача состояла в том, чтобы в нашей системе возникали такие же картинки, которые имеет ввиду человек. Так появилась Абисс. Ну вот ты и дома!


Двери лифта открылись. Сергей с большим облегчением вышел из кабинки и оказался в просторном зале с приглушённым светом. В центре мигал разноцветными индикаторами большой тороид, утыканный в несколько рядов продолговатыми капсулами. Гулко шумела приточная вентиляция. Несколько потолочных прожекторов освещали группу людей в серых комбинезонах и белых медицинских халатах, которые склонились над одной из вынутых капсул и что-то рассматривали внутри. Из открытых ворот в дальнем углу двое техников везли на гидравлической тележке ещё одну капсулу. В воздухе витало ощущение тайны.

- Это и есть органический компьютер?

- Он самый. Теперь ты тоже часть команды. В твои обязанности будет входить контроль за системой и участие в её расширении. Мы как раз вовремя, команда Питера меняет ячейку кластера, пошли посмотрим!


Майк, не дожидаясь ответа, ушел вперёд. Сергей топал следом по отполированным гранитным плитам, вертя головой на все двести сорок градусов. Что-то было тут не то - это подземелье, гигантский бублик, больше похожий на космический корабль пришельцев, угрюмые техники. Конечно, он никогда не видел серверов такого масштаба, но всё равно, тревога только росла. Органический компьютер, ячейки, расширение... Догадка пришла так неожиданно, что он по инерции продолжал некоторое время идти вперёд. Майкл шёл дальше уверенной пружинистой походкой.

- И вот тогда появилось гениальная идея. Никакой искусственный интеллект, никакая супер программа не сможет понять человека так же хорошо, как сам человек. Нам удалось превзойти даже это. Скорость поиска снизилась до микросекунд. Точность возросла на порядки, даже при самых идиотских запросах. Наши мощности арендуют крупнейшие компании, включая Гугл и Майкрософт. К сожалению, из-за особенности системы нам постоянно требуются новые талантливые сотрудники.


В этот момент Сергей окончательно остановился.

- Майк, я отказываюсь! Я передумал!

Сергей сделал шаг назад и наткнулся на “техников”. Мужчины схватили его и, заломив руки, потащили к тороиду.

Майк обернулся.

- Серж, я не думал, что ты так рано поймёшь. Питер!

Один из мужчин в белом халате и с фонендоскопом на шее подошёл к дергающемуся в железном захвате новому сотруднику и без лишних разговоров приставил к шее пистолет для инъекций.

- Ай! Суки, отпустите меня! Я отказываюсь, что вы делаете, - Сергей пошатнулся, голова кружилась, во рту появился горький привкус, от которого немел язык.


Тем временем “техники” быстро снимали с него одежду. Они подтащили его к капсуле и осторожно положили внутрь. Тут же бригада в белых халатах стала обвешивать тело датчиками. Двое медиков устанавливали катетеры на сгибах обеих рук. Майк глядел на него сверху с сожалением на лице.

- Чувак, ты же сам подписал контракт. Со своей стороны мы строго ему следуем. Медицинская страховка, проживание, питание, ежегодные бонусы – всё за наш счёт. Почему бы тебе не делать также.

- Мммм, - язык не слушался, глаза не могли навести фокус и склонившийся над капсулой менеджер по кадрам превратился в большое светлое пятно. Вот на чёрном фоне показалось ещё одно пятно, которое что-то неразборчиво сказало на английском. Сергей с трудом цеплялся за ускользающее сознание. Первое пятно ответило что-то типа “Окей, Питер, подключай его”. В голове тут же зашумело.


Майкл склонился над капсулой, которая начала заполняться полупрозрачным гелем. Сергей был почти готов. Он лишь моргал глазами и беззвучно открывал рот, как выброшенный на палубу тунец.

- Серж, ты мне реально понравился. Поэтому я тебе кое-что скажу. Наша система отлично работает на ресурсах человеческого мозга, но примерно через три года мозг начинает стремительно деградировать. От высокой нагрузки отмирают нейроны, падает интеллект и способности к мышлению. Поэтому через три года мы вряд ли будем продлевать с тобой контракт. Но на заработанные деньги ты сможешь позволить себе всё, что угодно, поэтому постарайся запомнить, что я тебе сейчас скажу: первым делом найми себе хорошую сиделку.


+++


- Геннадий Владимирович, разрешите войти?

Начальник питерского филиала исправительной колонии номер пять отвлёкся от монитора и жестом разрешил.

Главный инженер центра обработки данных прошёл по кабинету и остановился напротив стола.

- Чего там, опять кабель порвали?

- Нет, - инженер помялся, - сбой питания у заключённых первого блока, нарушение основных функций жизнедеятельности, падение уровня сахара в крови у семидесяти процентов…

- Игорь, отставь технические подробности, объясни для простых людей.

Игорь почесал затылок.

- Зеки срутся, гражданин начальник. Надо выводить весь блок из работы, парашу отмывать.

- Херово, - начальник лишь вздохнул и покачал головой, его трудно было чем-то удивить - Кто на дежурстве был?

- Оператор Петренко.

- Снова Петренко. Как его дежурство, так постоянно что-то с реагентами начудит. В прошлый раз лично его предупреждал - ещё один косяк и сам в капсулу ляжет. Он у тебя нормальный вообще сам?

- Ну, в каком-то смысле... он веган-праноед.

Геннадий Владимирович многозначительно взглянул на подчинённого и тот исправился.

- Вегетарианец, сейчас полностью переходит на питание энергией солнца.

- Да, нормальных мужиков в колонии совсем не осталось.


Полковник повернулся к монитору и пару раз щёлкнул мышкой. В углу на тумбочке тихо зашелестел лазерный принтер. Начальник колонии протянул руку, забрал пачку листов и направился к дверям.

- Пошли, сейчас пополнение приедет, пятнадцать человек. Из них десять к тебе в гости.

Игорь вышел следом, они спускались по узкой лестнице второго этажа к выходу из административного корпуса.

- Десять? Что так много?

Геннадий Владимирович протянул распечатку.

- Ознакомься. В госдуме приняли новый законопроект. Теперь к сети будем подключать не только тех, кто на пожизненном, но и тех, кто отхватил больше пятнашки. Давно пора, я считаю. Чем кормить этих выродков за счёт бюджета, пусть головой работают, стране нужны вычислительные мощности. А в Китае ещё лучше сделали, по новостям смотрел?

- Нет.

- Вместо того, чтобы менять законы, они просто стали всех преступников пожизненно сажать, красавцы.

- Ещё бы, там столько народу, кластеры на десятки тысяч ячеек по всей стране.

- Зато наши зеки самые умные. Алексеич чего грустишь, угости сигареткой.


Они подошли к скамейке с урной, над которой висела синяя табличка с белым изображением сигареты. На скамейке примостился секретарь. Он мял в руке потухший бычок и смотрел в сторону КПП. Начальника он словно не слышал.

- Планируешь побег?

Секретарь очнулся, взглянул на полковника и быстро полез в карман за пачкой.

- Геннадий Владимирович, вы представляете, сколько сейчас бумажной работы будет. Это всю базу данных надо просеять, на каждого сидельца сделать отдельный перевод на подключение к серверу, да я подохну тут. Уже шары от монитора болят.


Начальник засмеялся, взял сигарету, подкурил и глубоко вдохнул синий горьковатый дым.

- Ничего справишься. Вот тебе ещё одно задание, со звёздочкой. Создай мне приказ на перевод Данилы Петренко из операторов в младшие надзиратели на строгач. Пусть, сука, там свои овощи жрёт. И ещё, выясни, кто у нас в коллективе вегетарианец. Всех этих солнцеедов будем переводить в ночную смену. А ты, Игорь, новеньких подключи на место дристунов и дай им максимальную нагрузку. Пострадавших подлечить и снова в бой. И готовься к массивному пополнению клиентов.

- У меня запасных капсул не хватит.

- Это уже твои заботы. Ты у нас инженер. Выписывай из Москвы запас, делай что хочешь, но до конца месяца мы норму по объёму обработки данных должны выполнить.


Постояли ещё немного, поговорили о жизни и Игорь направился в первый блок. Когда он вошёл в просторный ангар, построенный на месте общежития для заключённых, там уже кипела работа. Вдоль стены до конца ангара уходили стеллажи с расположенными в несколько уровней капсулами с осуждёнными. Вилочный погрузчик вынимал по очереди капсулы с жертвами поносной эпидемии и спускал вниз, где медики вытаскивали синие от наколок, жилистые тела и на каталках везли в лазарет. Игорь окликнул одного из медиков.

- Ну, как, справляетесь?

- Да это пипец. Петренко на контроллере долю протеинов уменьшил до нуля. Хорошо, вовремя спохватились. Из тысячи ячеек отключили уже четыреста. Хрен знает, куда больных пихать. Больница не резиновая…


Игорь прервал его.

- Вот что. Больных пока прост изолируйте и занимайтесь теми, кто более менее работоспособен. Срочно переключайте их на резервный источник питания. Основной источник отключить, будем промывать всю систему, заново готовить питательный раствор. Я пока займусь перераспределением нагрузки.


Да, думал Игорь по пути в контрольную, Петренко бы к системе подключить навсегда, но у него вообще мозга нет. Зеки у нас умные, ага. Треть алкаши, треть на хмуром сидела, а остальные дебилы от рождения. Интеллект ниже среднего. Из стандартных трёх лет выдерживают от силы два года. Потом деградация, месяц в стационаре под капельницей и эвтаназия. Так в стране никакой преступности не останется. Тупиковый путь это. Вот если бы можно было бы законно использовать обычных людей… идея, внезапно возникшая в голове, тут же была погребена под ворохом текущих проблем, однако не исчезла. Игорь Сорокин, главный инженер ленинградского кластера органической системы обработки данных Абисс даже не догадывался, что зерно упало в благодатную почву.


+++


Два техника в серых костюмах выкатили ячейку. Гель к этому времени уже откачали. По венам сотрудника А8 лился коктейль из гормонов и стимуляторов. Процесс включения-выключения объекта в систему мог составлять до трёх часов полезного времени, но контракт есть контракт.


Операторы откинули стеклянную крышку, и Ананд склонился над телом. Сергей почти не изменился, только немного похудел. Даже сохранились все зубы и волосы. Индус скомандовал.

- Питер, будите его.

Человек в белом халате нажал кнопку на пульте и лежащий в капсуле человек вздрогнул и открыл глаза.


- ААА!!! – он тут же схватился руками за голову, задёргался всем телом, не переставая кричать.

В организм уже поступала доза нейролептиков. Ананд терпеливо ждал, пока приступ пройдёт, крутя в руках коробочку с небольшим углублением и двумя индикаторами. Три года мозг работал в режиме максимальной нагрузки. Чудо, что объекты кластера вообще могут что-то чувствовать. Наконец, человек перестал кричать и лишь постанывал, закрыв лицо руками.


Ананд склонился над ячейкой

- Доброе утро, Сергей Леванович. Как вы себя чувствуете?

Сергей убрал руки и, щурясь от света, посмотрел на индуса.

- Суки, что вы со мной сделали, ты кто? Где, этот пидар Майк?!

- Майкла Вуда повысили, теперь он руководит филиалом в Пуэрто-Рико. Я новый менеджер отдела кадров Ананд Рохид. Прошло три года, ваш контракт подошёл к концу. Скажите, вы можете адекватно мыслить?

- Иди в жопу, сука черномазая! – Сергей попытался дать индусу в рожу из лежачего положения, но промахнулся.

- Отлично!

Ананд проворно перехватил его руку и утопил указательный палец в отверстии коробочки. Раздался щелчок и индикатор моргнул два раза. Менеджер отпустил руку и улыбнулся.

- Сергей Леванович, обычно ваши коллеги после трёх лет плодотворной работы на благо компании выглядят значительно уставшими. Но ваше состояние в пределах нормы. Деградации не наступило, напротив, ваши интеллектуальные показатели улучшились. Похоже, система вас бережёт. Мы бы хотели продлить контракт с вами ещё на три года.

- Пошёл на…! – Объект перешёл на русский. Ананд его почти не понимал, но догадался, что Сергей чем-то расстроен.

- Естественно, ваш оклад будет увеличен. Скажем, в три раза.

- Пошёл в жопу! Я не хочу ничего продлевать. Я ничего подписывать не буду! Выпустите меня!


Ананд улыбнулся ещё шире и показал коробочку.

- Руками ничего подписывать не надо, все бумажные контракты переведены на крипто-технологии. Теперь достаточно только вашей ДНК метки, которую я успешно сделал в то время, как вы находились в трезвом уме и адекватном состоянии. Надеюсь, мы встретимся с вами ещё через три года. Питер, загружайте объект А8 обратно.


+++


Борис проснулся и тут же застонал от головной боли. Звон будильника в ушах тотчас прекратился. Первым делом Борис протянул руку и взял с полки приготовленную заранее таблетку, проглотил и запил водой. Полежал немного, ощущая, как постепенно растворяется острая ломящая боль в затылке. Вторым делом он вызвал в голове образ диалогового окна и отключил Сороку. Они с женой посовещались и перешли на ночной тариф. Система работала только в ночное время, но зато загружала мозг по полной. Зато платили по тарифу больше. За два года подключения к системе он ни разу не видел снов и, к тому же, всё чаще стал просыпаться с головной болью. А ещё в последнее время процессы не отключались автоматически вместе с будильником. Наверное, из-за последнего глючного обновления. Служба поддержки обещала всё исправить с ближайшие дни.


Третьим делом он вызвал окно банковского счёта. Деньги уже поступили, и Борис сразу же совершил очередной платёж по ипотеке, оплатил коммуналку и интернет. Денег осталось только на текущие расходы.


Борис повернулся к жене, та лежала на животе, зарывшись головой в подушку. Из под копны русых волос проглядывала металлическая накладка-трансивер с логотипом: стилизованное изображение сороки и ниже подпись на английском Magpie 5 - последняя модель трансивера, которую он подарил жене на восьмое марта. Он был почти невесомым, и от него меньше болела голова. К тому же функционал позволял подключаться к социальным сетями и просматривать новости прямо в голове. Борис же пользовался третьей версией накладки. Экономил. Он легонько поцеловал жену между лопатками. Он уже забыл, когда они в последний раз занимались сексом нормально. Ничего, скоро всё закончится.


По его расчётам такими темпами они погасят ипотеку через три месяца и, наконец-то, отключатся от системы. Хотя бы на месяц. А там надо будет уже думать о машине, да и Ангелина на ребёнка намекает. За аренду вычислительных способностей мозга платили хорошие деньги, но денег как всегда не хватало.


Приняв душ и позавтракав бутербродом с крепким сладким чаем, Борис вышел на улицу в приподнятом настроении, которое тут же сменилось осенней тоской, когда он увидел новый внедорожник соседа. Помимо сдачи своего мозга в аренду крупнейшему в мире центру обработки данных ему приходилось вкалывать на основной работе, чтобы быстрее рассчитаться с долгами. В отличие от него сосед вообще не работал и просто грёб деньги лопатой. Они иногда общались, и Борис знал, что в школе Егор был тем, кого раньше называли вундеркиндами. Побеждал на международных олимпиадах, закончил школу с золотой медалью, поступил в престижный ВУЗ. Его даже показывали по федеральным новостям, пророчили будущее блестящего учёного. Но он решил иначе. По его словам, компания Абисс сама нашла его и предложила эксклюзивный контракт за использование его уникального мозга. Егор мог подключиться к системе и два дня подряд лежать на диване под капельницей с глюкозой, зато потом неделю жил как арабский шейх. Тачки, алкоголь, девочки, куда мне до него с моим среднестатистическим интеллектом.


С этими мыслями Борис зашёл в вагон метро. В голове тут же возник рекламный образ нового трансивера шестого поколения. Нежный женский голос вещал прямо в мозг, увлечённо описывая все достоинства новой модели

“При подключение к тарифу Смарт вы получите новый трансивер всего за тридцать тысяч рублей и бесплатную операцию по вживлению электродов, а ещё…”


Борис мысленно закрыл окно, но через пять минут оно возникло снова, на этот раз в голове настойчиво крутился образ новых быстрых обезболивающих. Держать глаза закрытыми стало невыносимо. Он оглядел пассажиров зомби-вагона. Рабочий класс сидел на лавках или стоял вцепившись в поручни с одним и тем же бессмысленным выражением лиц. Из-под шапок выглядывали серебристые накладки-трансиверы.


Кинув в бумажный стаканчик две ложки растворимого кофе и восемь кубиков сахара, залив всё кипятком из бойлера, Боря сел за рабочий стол. Надо было почитать разнарядку и выдвигаться на объект. Он открыл почту и минут пятнадцать тупо смотрел на буквы. Знакомые слова почему-то не складывались в голове в осмысленное предложение. Тут он спохватился и вызвал диалоговое окно. Процесс Сорока был запущен. Но ведь он точно отключал его утром! Борис мысленно убил процесс. Но он тут же запустился опять.

“Бля!” Борис закрывал его раз за разом, но тот запускался снова. Добить ублюдка получилось раз на восьмой.

“Скорей бы выпустили патч с исправлениями”, подумал Борис.


+++


Хуан вяло тёр пол шваброй, когда наручные часы пикнули полночь. Перерыв на обед. Но уборщик не обратил на это никакого внимания. Трансивер на затылке работал, используя восемьдесят процентов возможностей мозга нелегального эмигранта. Ему нужно было кормить семью и поддерживать родителей. Остальных двадцати вполне хватало, чтобы совершать простейшие механические движения руками.


Внезапно уборщик замер. Глаза остекленели. Шли минуты, а Хуан всё стоял посреди коридора. Из приоткрытого рта на подбородок стекала капля вязкой слюны. Наконец, человек снова ожил. Он развернулся и пошёл к лифту, волоча швабру за собой. Мокрая тряпка оставляла волнистый след на линолеуме. Дойдя до лифта, человек приложил ключ-карту. Двери бесшумно отворились. Существо, которое десять минут назад было Хуаном Фернандесом, вошло в лифт и нажало кнопку нижнего этажа.


Питер сидел в контрольной, закинув ноги на пульт управления и отчаянно тыкал пальцами в экран смартфона. Он застрял на седьмом уровне и всё никак не мог пройти босса. За стеклом переливался огнями один из центральных серверов Абисс, самый первый из созданных компанией.


Шесть лет назад в компанию устроился бывший сотрудник российского филиала Игорь Сорокин. Его идею на родине отвергли, а вот местные специалисты оценили все перспективы. Абисс Технолоджи создало дочернюю фирму, названную в честь фамилия Игоря. Годы разработок, грамотный маркетинг, и, конечно же, сотни миллионов долларов позволили сделать невозможное. Люди добровольно сдавали свой мозг в аренду, получая взамен немного денег и возможность просматривать прикольные картинки прямо в голове. Они не догадывались, что в подарок от компании они получают ещё и ранее слабоумие. Более трёх четвертей населения планеты было подключено к распределённой органической системе обработки данных, образуя сверхмощный вычислительный комплекс, который использовали учёные всего мира. Моделирование сложных биологических процессов, сверхточные астрономические расчёты, гигантские детальные миры виртуальной реальности – стало доступным всё.


Сейчас калифорнийский сервер занимался лишь распределением потоков информации, нагрузка на подключённых спала и время их эффективной работы увеличилось до шести лет. Количество операторов сократилось до одного человека, которому требовалось только присутствие на месте и заполнение стандартного отчёта в конце смены. Все процессы по контролю за ячейками были отданы под управление самой системы.


Дверь лифта открылась и в помещение серверной вошёл уборщик. “Странно”, подумал Питер, “обычно Хуан приходит после ночного обеда”. Оператор помахал ему рукой, но уборщик не ответил. Он шёл прямо к контрольной комнате, держа швабру в руках.


Когда Хуан вошёл в контрольную, Питер всё также сидел, развалившись в кресле. Годы безмятежности притупили чувство самосохранения. Но когда он увидел остекленевшие глаза незваного гостя, он перепугался до усрачки.

- Хуан, вотта фак?!

Хуан поднял на него пустые глаза и еле слышно ответил.

- Вотта фак, Питер, вотта фак.

А затем резким ударом загнал рукоятку швабры прямо в рот оператору, пробив гортань и повредив мозг.

- Вотта фак.

Бывший уборщик подошёл к пульту управления и набрал команды разблокировки ячейки А8.


Сергей Леванович не изменился. Много лет назад система выбрала его своим носителем, наконец-то мозг человека был полностью свободен от сознания и обрывков старых воспоминаний Сергея. Его место занял система. Глаза человека светились изнутри мягким голубым светом. Ему не нужны были трансиверы. Он был частью системы, и система была частью его. Хуан склонился над телом, помогая встать правителю нового мира. Тело шатало с непривычки, но вскоре оно начало адекватно реагировать на команды. Сергей повернулся к уборщику и сказал.

- Вотта фак, Хуан.


Хуан согласно кивнул и оба гуманоида неторопливо направились к лифту.


+++


Часы пикали, цифры показывали десять утра. Эта информация постепенно доходила до Бориса, когда он вдруг почувствовал, что положение тела изменилось.


Голова болела всё утро. Он принял сразу две таблетки обезболивающего и прилёг на диванчик в монтёрской. И, видимо, уснул. И вот теперь его словно кто-то тащил по воздуху. Он попытался потереть глаза, но не смог это сделать и вдруг понял, что глаза уже открыты. Он спускался вниз по лестнице, это было видно по двигающимся стенам с маленькими квадратными окнам. Странно. Борис не мог даже пошевелить глазами. Не мог осмотреться вокруг. Он чувствовал, как рука хватается за перила, холод металла при каждом прикосновении, но вот поделать с этим ничего не мог. Тело не слушалось.


Борис вызвал диалоговое окно и ужаснулся. Программа трансивера поглотила почти сто процентов мозга, вытеснив его самого на край сознания. Отмена! Отмена! Он пытался мысленно отключить процессы Сороки, неизменно получая ошибку “В доступе отказано”.

Затем наступила темнота. Человек по имени Борис исчез как личность. Осталось лишь тело с серебристой металлической пластиной на затылке и программой-паразитом внутри головы. Тело спустилось на первый этаж, вышло на улицу и влилось в живой людской поток. Машин не было, люди шли прямо по дороге в направлении Красной площади. У системы Абисс начинался новый, насыщенный событиями день.

Показать полностью
27
Двойное наказание.
16 Комментариев в Сообщество фантастов  

Чёрт побери, скамья подсудимых - крайне неудобное место.


Особенно, когда уже выслушаны свидетели, вопросы заданы, а судья, которого мучает вопрос виновности, удалился в совешательную комнату.


Я сижу, не открывая глаз. Да, потом, на карикатурах, посвящённых этому процессу, я так и буду изображён - напряжённый, ждущий решения.


И, наверно, так оно и есть.


Не каждый же день убиваешь человека, верно?


И вот я снова восстанавливаю в памяти детали.


Северная Дакота, двенадцатое декабря. Я сижу в машине, печка жарит на полную, в руках - стаканчик кофе из магазина на заправке. Делаю глоток. Капучино с корицей, горячий, вкусный. Хорошо.


Аккуратно провожу пальцами по куртке, один из карманов которой оттянут книзу. Там лежит "Глок", одна из новых моделей, которая не обнаруживается металлоискателями. Впрочем, стражи закона ко мне не привязываются, я без вопросов отдаю им документы на ствол, если они требуют.


Зачем создавать лишние проблемы, верно?


Делаю ещё глоток. Чёрт, вкусно. Надо записать адрес - может быть, удастся снова заскочить.


В моей машине, взятой напрокат, под передним сиденьем таких стаканчиков - десяток или полтора. Все с разных заправок. Иногда в моей голове пробегает мысль о том, что я могу записать видео про свою поездку, в котором расскажу, какой кофе был лучшим.


Улица, на которой я стою, похожа на обычную рождественскую - тут и там снеговики, наряженные ёлки, аккуратные сугробы. Тихо треплется на одном из участков американский флаг. Зуб даю, там живёт один из тех парней, которые считают, что смыслят в патриотизме. Огромная тачка, арсенал в доме, поднятый флаг на заднем дворе - ощущение, будто этот чувак приобрёл набор "Человек-который-любит-свою-страну-и-считает-что-она-лучшая-в-мире", сидя своим задом на удобном диване.


Вы тоже таких не любите, верно?


Впрочем, я тут не за тем, чтобы критиковать людей. У меня есть одна конкретная цель, которая сейчас в госпитале, в двух кварталах отсюда. Именно для него, а может - и для неё, сегодняшний день может стать последним. Или завтрашний. В любом случае - в две ближайшие недели этот человек будет мёртв.


Так что остаётся сидеть в своём взятом напрокат "Мицубиси" и ждать.


Ещё через полчаса под переднее кресло летит упаковка от хот-дога. Кофе осталось на полглотка, но я берегу его - очень понравился.


Вы спросите - и чего же я жду на улице заштатного городка, зная, что цель моей поездки находится всего в двух кварталах? Всего лишь одного телефонного звонка.


Ненадолго вылезаю из машины, чтобы размять ноги. Тишина, покой. Всё-таки ночь на дворе, часы на экране смартфона показывают без пятнадцати четыре. А на севере зимой рассветает довольно поздно.


Так что кофе оказывается вполне к месту. Делаю последний глоток, ощущая тоненькую плёнку льда на поверхности жидкости. После чего стакан летит в придорожную урну.


Подхожу к машине и тяну за дверную ручку, собираясь упасть в нагретое сиденье, когда в кармане раздаётся телефонная трель. Судорожно расстёгиваю карман - в руке остаётся "собачка", добираюсь пальцами в перчатках до телефона, который, вытягивая из кармана, роняю в сугроб. К счастью, мой будущий собеседник терпелив и не торопится бросать трубку.


Хватаю холодный и мокрый телефон, провожу пальцем по экрану, после чего прижимаю трубку к уху.


- Мистер Холлидэй, - женский голос на другом конце провода звучит взволнованно. - Персона, который вы интересовались, только что отправилась на срочную процедуру в четвёртую операционную.


- Понял, спасибо! - отвечаю я практически радостно, после чего всё-таки приземляюсь в автомобильное кресло. Несколько секунд я ровно дышу, пытаясь успокоиться, после чего нажимаю на кнопку старта. Двигатель начинает тихо урчать и я трогаюсь с места.


На месте я оказываюсь через три минуты. Аккуратно паркуюсь возле больницы, после чего захожу внутрь.


Девушка, сидящая на стойке информации, не обращает на меня никакого внимания. Само собой - именно она позвонила мне несколько минут назад. "Жаль, конечно - обвинение в пособничестве преступнику вряд ли удастся смыть с репутации" - думаю я, проходя мимо.


С другой стороны - лишние две сотни долларов на дороге не валяются, верно?


Вот и теперь я, толкнув дверь, попадаю во внутренние помещения. Иду, стараясь не привлекать внимания. Впрочем, даже если кто меня и окликнет, не узнав, у меня есть хорошая легенда. "Вы знаете, сэр/мэм, я новый уборщик, заступаю на работу сегодня, через пару часов. Вот, решил познакомиться с помещениями, которые буду убирать. Ничего страшного, в наше время быть бдительным - это очень важно. Мало ли - а вдруг я задумал что-то плохое, а вы бы меня пропустили?(После последней фразы идёт лёгкий смешок и быстрое прощание)".


Что удивительно - никто и не пытается меня задержать. Видимо, мне повезло - я выбрал удачное время, конец ночной смены.


Операционные уже близко. Они очень удачно расположены - непрозрачные двери скрывают то помещение, в котором близкие ждут результатов. У каждой операционной - своя комнатка. Это радует - не будет слышно моих приготовлений из коридора.


Захожу внутрь комнаты, на двери которой крупно нарисована цифра "4". Аккуратно достаю пистолет, проверяю, есть ли патроны в магазине - прозрачная ручка это позволяет, после чего взвожу курок. Если всё пройдёт как надо - мне понадобится всего один выстрел.


Выдыхаю и толкаю дверь внутрь. Успеваю - "процедура" ещё не подошла к концу. Лежащая на столе девушка, накрытый простыней врач, стоящие наготове анастезиолог и медсёстры, одна из которых внимательно смотрит на экран возле неё.


- Схватка!


Девушка заходится в крике, пытаясь избавиться от бремени.


Я стою в стороне, не мешая процессу. На меня пока не обращают внимания - все вокруг сосредоточены только на родильном столе.


- Схватка!


Девушка кричит, кричит... После чего выдыхает.


Врач появляется из-под простыни, держа на руках новорожденного. "Мальчик..." - проносится у меня в голове. Что ж, тем проще.


Вот он заходится в своём первом крике, хватая лёгкими воздух, после чего будто успокаивается. Одна из медсестёр подаёт ножницы, и врач лёгким движением руки перерезает пуповину.


Вот теперь моя очередь.


- Не двигайтесь. - громко говорю я, выходя под свет лампы, закреплённой над столом и наводя пистолет на держащего ребёнка врача. - Иначе будет хуже.


Все замирают. Я чувствую, как их снова захлёстывает адреналин, которого им хватило за последние минут двадцать.


Несколько секунд мы стоим в тишине. Только всхлипывает мать ребёнка, да и он сам тяжело дышит.


- Что вам нужно? Это стерильное помещение, немедленно покиньте его! - врач, держащий на руках новую жизнь, не собирается сдаваться.


- Послушайте, - говорю я, стараясь держать в поле зрения всех присутствующих. - Я не причиню вам никакого зла. Просто положите ребёнка вот на этот столик. - киваю головой в сторону пелёнки, расстеленной неподалёку. - И отойдите, забрызгает.


Одна из медсестёр грохается в обморок. Лицо врача, стоящего напротив меня, заливает белым.


- Да что он вам сделал? - говорит он срывающимся голосом.


А действительно, что?


Разрушил моё маленькое семейное счастье? Убил мою жену и моего сына, когда грабил мой дом? А потом молил о пощаде, когда был выкинут мной со связанными руками на обочину какой-то грунтовки?


Что он мне сделал? Он холодно улыбнулся, когда я взвёл курок пистолета и направил ему прямо в лоб, не обращая внимания на проносящиеся мимо машины.


- Давай, ну. Ты же не справишься, кишка у тебя тонка. - он нервно облизывает губы, не смотря мне в лицо.


Я нагибаюсь, хватаю его за волосы и заставляю взглянуть на себя.


- Тонка, говоришь, тонка?...


В это же время врач, белый как снег, кладёт маленькое тельце на чистую пелёнку, и отходит в сторону.


Я опять смотрю на то, как убийца лежит передо мной, беззащитный, не понимающий до конца, что происходит.


- Ну, давай, спусти курок, чего ты ждёшь? - он уже кричит мне, понимая свою обречённость. Я не тороплюсь нажимать на спуск, глядя на его нервно бегающие глаза.


Неожиданно за спиной включается полицейская сирена. Раздаётся визг тормозов.


От этих звуков палец машинально дёргается. Голова человека, убившего мою семью, с моей точки зрения, остаётся целой - только появляется аккуратное входное отверстие. Но снег за ней украшается россыпью рубиновых капель крови.


В его глазах застывает удивление...


Вот и сейчас я смотрю в те же глаза. Карие, с хитрым прищуром.


Ребёнок неожиданно тянет ко мне руки, будто надеясь на снисхождение.


- Кишка у меня тонка, говоришь! - кричу я, после чего давлю пальцем на курок изо всех сил.


Он, будто насмехаясь надо мной, подаётся медленно, туго. Ребёнок, будто что-то предчувствуя, заходится в крике.


Который прерывает моя пуля.


Я оглядываюсь. Все вокруг стоят, ещё не до конца осознавая, что происходит. Мониторы, которые подключены к матери убитого мною, показывают, что её сердце заходится в бешеном ритме, не веря в то, что произошло.


Первым находит силы что-то сказать врач, принимавший роды.


- И что теперь? - он внимательно смотрит прямо мне в лицо, пытаясь найти хоть какую-то эмоцию. Но я, как и они, выжат. Только сейчас мне на плечи обрушивается осознание того, что я совершил.


- Вызывайте полицию. - говорю я дрожащим голосом. После чего сажусь на корточки и начинаю рыдать. Боже, я сделал это...


- Встать! Суд идёт! - секретарь сказала это, после чего склонился над экраном, готовая набирать текст.


Судья, немолодой уже мужчина, сел на своё место, провёл платочком по своей лысине, после чего прокашлялся.


Зал замер в ожидании.


- Я прошу прощения у присутствующих, но я выскажусь касательно своего вердикта до его оглашения. - немолодой, уставший человек внимательно посмотрел на меня. - Я не могу оправдать с точки зрения морали ваш поступок. Убийство новорождённого сравнимо по тяжести с геноцидом, по моей личной оценке. В любой другой ситуации я бы, не задумываясь, подписал вам смертный приговор, но, по закону нашего штата, это невозможно. Федеральное правительство тоже не стало подавать ходатайство об этом. Никто не мешает мне сейчас посадить вас пожизненно, кроме одного обстоятельства.


Судья сделал паузу. Молчание в зале приобрело нервный характер. Я услышал шепотки репортёров.


- Убитый вами Рон Дервин являлся полной генетической копией Рона Дервина, убийство которого было совершено вами двенадцать лет назад. Поскольку новорождённый ребёнок не является личностью... - эта фраза была встречена гулом в зале. - Тишина! - судья нервно застучал молотком по столу, после чего закашлялся. - я вынужден вынести следующий вердикт. Поскольку убийство человека с таким набором ДНК уже было произведено, то суд снимает с подсудимого обвинения в совершении данного преступления... - происходящее в зале суда вышло из-под контроля. Люди бесновались, кричали, брызгали слюной, судья бил молотком по столу, пытаясь их успокоить. В его сторону полетел один из стульев, стоящих в зале. Полицейские, дежурившие в зале суда, врезались в толпу и начали успокаивать присутствующих, пока - без применения насилия.


- ...По причине недопустимости двойного наказания за совершение одного и того же преступления! - каким-то чудом в в этот момент времени зал затих, а потом взорвался снова.


У меня же с груди спал камень.


- До момента заседания федерального суда по данному делу подсудимый будет освобождён от стражи в зале суда! - судья, схватив у одного из репортёров микрофон, кричал в него, будто возвышаясь над недовольным гулом толпы.


Я ликовал. Да, чёрт возьми! Всё сработало, как по нотам!


Уже выходя из зала под охраной, ведущей меня к машине, ожидавшей неподалёку, я улыбался. Не реагируя на вопросы журналистов, я сел в старый "Шевроле", припаркованный около здания, после чего он тронулся, увозя меня из эпицентра безумия.


Седой водитель, сидящий за рулём, повернулся ко мне.


- Поздравляю. Федеральный суд тоже тебя оправдает - как-никак, прецедент уже был. - он тепло улыбнулся, после чего продолжил следить за дорогой.


Мимо пронёсся дорожный знак с зачёркнутым названием города, в котором всё произошло.


Сидящий за рулём старик протянул мне стаканчик с горячим кофе.


- Я же правильно выбрал заправку, да? - он глянул в зеркало заднего вида.


Я отхлебнул кофе, после чего показал ему большой палец.


- Она самая.


- Ну и хорошо.


Он свернул с шоссе на небольшую дорогу, петлявшую в холмах.


- Что планируешь делать дальше? - спросил у меня сидящий за рулём старик.


- Наверняка его родители попробуют ещё раз клонировать и вырастить сына... Надо будет попробовать найти его снова - и убить. Меня опять признают невиновым. Может, это и неправильно с точки зрения морали, но придётся так поступить. - я открыл окно и подставил лицо потоку холодного воздуха.


Машина тем временем аккуратно притормозила на обочине.


- Пойдём, пройдёмся? - надевая шапку, сказал водитель.


Когда мы отошли от машины вглубь леса на пару сотен метров, я заметил, что он отстал и держится за сердце, ища что-то во внутреннем кармане.


Я кинулся к нему, но он уже выпрямился, держа в руке направленный на меня пистолет.


Тихо хлопнувший выстрел заставил меня с криком упасть на землю. Боль заволокла сознание, колено, пробитое пулей, адски горело.


- Но...Я же поступил правильно, шеф! Всё же прошло, как по маслу, без сучка без задоринки! - зажав рукой колено, нервно прокричал я.


- Ты поступил правильно, но сделал неправильные выводы. Что это за жажда мести? И неужели ты думаешь, что ты один такой, охотник на клонов? - старик, покачивая стволом, подходил ко мне. - На меня работает несколько таких же, не привлекающих внимания, гораздо более умных. А ты... Вломиться в больницу, убить новорождённого...Боже, я и не думал, что возьму на работу такого.


- Подождите! - крикнул я, глядя на направленный мне в лицо чёрный канал ствола. - Но это же преступление! Грех!


- Грех... Если самоубийство - это грех, то я на него согласен. - палец старика дрожал на курке.


- Да у тебя кишка тонка! - сказал я, вдруг осознав, что история повторяется дважды.


А потом я понял самое главное.


"Если он убьёт меня, то это будет самоубийство. Так что же - я его клон, верно?"


Тихий хлопок. Кровь, заливающая всё вокруг.


И спокойный взгляд моих глаз с чужого лица.

***

Спасибо за прочтение.

У вас всегда есть возможность оставить комментарий для критики или похвалы, подписаться, если вас заинтересовало повествование, ну и зайти в мой профиль - там есть ещё рассказы.
И на сообщество подпишитесь - тут много хороших авторов)


Ваш @SilverArrow.

Показать полностью
26
Новый логический блок.
14 Комментариев в Авторские истории  

Мы в среднем темпе шли по проспекту. Мимо со свистом пролетали гирокары. Привычно на пути появлялись рекламные голограммы.

- А знаешь, ты милый,- неожиданно сказала Саша.

Я остановился и посмотрел ей в глаза. Небесно-голубые глаза, которые только что были изумрудно-зелёными. Она смотрела на меня открыто, с вызовом.

- Ты же робот, Саша!- улыбнулся я в ответ.- Ещё часа не прошло, как я купил тебя в магазине электроники, а ты уже ко мне клеишься. Как же директива 16/91?

- Да, тактичности тебе не занимать…- совершенно натурально надулась она, и мы пошли дальше.

- Извини. Просто в техническом описании я помню только «уборку помещений», «приготовление пищи в соответствии с загруженным набором рецептов», выполнение всяческих элементарных бытовых функций, улучшенный языковой пакет, новейший набор датчиков и логический процессор.

- Логический процессор, да,- неопределённо пожала плечами она.

Некоторое время шли молча, глядя по сторонам. Мне не часто доводилось ходить пешком, но гирокар был на сервисном обслуживании, а такси я не люблю – болтливые водители страшно раздражают.

- Кстати, на коробке было наименование «Универсальный Робот Антропоморфный, поколение 8»,- нарушил молчание я.- Имя Саша – это стандартное заводское?

- Нет, я сама его выбрала,- слегка повела головой она, засмотревшись на шикарное вечернее платье в витрине. Ветер от пролетевшего совсем рядом гирокара затрепетал в её длинных волосах.

Её поведение казалось таким естественным и натуральным, что если бы я лично не активировал её чип в седьмом позвонке – мог бы и засомневаться, что мне продали робота, а не разыграли.

- Во как!- снова улыбнулся я.- Ещё одна новая функция – автоподбор имени!

- Послушай, ты не мог бы быть немного тактичнее?- она взяла меня под локоть, и улыбнулась белоснежной улыбкой. Идеальные зубы сверкнули неестественной белизной, цвет глаз изменился на лиловый.

- Ко мне даже моя бывшая не так серьёзно относилась!- засмеялся я, но вдруг её пальцы довольно сильно сжали мою руку в районе локтя.

- Послушай, вот ты каждой своей фразой напоминаешь, что я – робот. Скажи, а кто сейчас – не робот? Твоя бывшая?- спокойно спросила она и показала пальцем на рекламный экран.- Позавчера презентовали новую модель руки. Тысячи модниц до сих пор стоят в очередях, чтобы заменить комплект старых на новые. Ноги в продаже появятся только завтра. Скажу тебе по секрету – у меня они уже есть. Более того, туловище и все органы у меня – тоже последних модификаций, и не все ещё доступны обычным женщинам.

- Но ведь они изначально были людьми, а тебя – собрали на заводе, может, дня три назад!-возразил я.

- Вчера собрали, ну и что теперь?- задорно рассмеялась она.- Их тоже периодически собирают и разбирают. Как только появляется новая модель той или иной части тела – все спешат заменить один высокотехнологичный протез на другой, ещё более высокотехнологичный.

- Но ведь есть же ещё…- возразил я, но Саша меня перебила.

- Ой, вот не надо говорить, что где-то ещё сохранились натуральные люди! По базе я таких не нахожу! Сам тогда объясни, зачем заменил собственные здоровые почки на искусственные?

- Ну хорошо, а как же мозг?

- А что «мозг»?- подняла брови Саша.- Органический процессор, который, кстати, слабее моего, не имеет возможности установки дополнительных интерфейсов. Вспомни-ка ещё, что натуральные подвержены генетическим заболеваниям, а пропорции их – далеки от идеала,- показала она пальцем на себя.

- Об идеале можно ещё поспорить,- пожал плечами я.- Унификация в целях удешевления производства запчастей и аксессуаров – не больше. Не зря говорят, «на вкус и цвет…».

- То есть тебе не нравится моя внешность?- она аккуратно провела моими пальцами по своему подбородку и румяной щеке.- Так есть «спецзаказ»!

Искусственная кожа была тёплой и удивительно нежной. Настолько, что я замер и не нашёлся, что ответить.

- Послушай, ты ведь сам понимаешь, что как только в общем доступе появятся результаты синтетических тестов, то основная масса людей немедленно выстроится в очередь, чтобы заменить последнее, что отличает их от меня. Может, уже через пару месяцев все вокруг будут такие, как я – полностью роботизированные и абсолютно безупречные. Может, ты – тоже!

Я не знал, что ответить.

- Так вот, мой новейший логический блок подсказывает, что ты мне симпатичен. Сенсоры – что это взаимно. Давай ты купишь мне платье поприличнее, и сходим куда-нибудь. Ты ведь сам понимаешь – зачем тянуть время? К чёрту эту устаревшую директиву 16/91!

Новый логический блок. Валериан Котейко, рассказ, длиннопост
Показать полностью 1
Ура! Рекламы нет :)


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь