37

Эй, толстый! Третье с подливой. Глава 25

Начало тут


В проеме открывшейся двери батя увидел молодого татуированного типа с нахальной помятой рожей. Тот тоже уставился на батю, на его солидный костюм, галстук и белоснежную рубашку, и понял, что это никак не вяжется с образом затопленного соседа.

– Ы! Вы кто? – спросил молодой.


А батя уже практически не отдавал себе отчета в своих действиях. Было бы неправильно сказать, что вследствие алкогольного опьянения сознание покинуло его. Не покинуло. Оно просто отстранилось от дел. Словно в кабину управления телом проникли воздушные пираты, связали пилота, а сами – давай рулить.


И Сергей Николаевич, уже управляемый темными сущностями, ни секунды не медлил с принятием решений. Не вступая в разговоры, он переебал молодого по голове завернутой в газету бутылкой. Сам облился водкой, которой оставалось еще немало, но пираты сознания по этому поводу вовсе не переживали.


Молодой рухнул в прихожей. Батя переступил через него и вошел в комнату. Сначала взгляд его зафиксировал Саню, который был со связанными руками и заткнутым ртом отстреливался струей говна от седого бандита с ножом. Рядом с Саней извивался и скулил его придурошный тощий дружок.


– Те чо надо? – заметил Саниного батю мужик с ножом.

Но батя был не в себе и говорил невпопад, как добрый и везучий агент Купер из третьего «Твин Пикса».

– Вы нас затопили, – сказал батя.

– Дергай нахуй, блять, отсюда! – заорал мужик.

Но то, что засело в бате, и не думало слушаться этого преступника. Оно подвело тело Сергея Николаевича еще ближе к тому, кто хотел убить его сына.

«Что ты делаешь! Беги!» – орал разум. Но он был связан, а пиратам было наплевать.

– Ты чо, нарываешься? – хрипел мужик, пятясь.


Сергея Николаевича стало мутить. Его еще на лестнице стало укачивать, а сейчас болтанка сделалась совсем невыносимой. Батя блеванул прямо в рожу мужика с ножом. Прямо в глаза, если говорить точнее.

– Бля-а-а-а! – завопил седой.


Он уронил нож, а тело Сергея Николаевича с силой исполняющего пенальти Дзюбы, пробило бандиту по яйцам. Седой переломился пополам. Батя схватил противника за уши и насадил его рожу прямо себе на колено. Что то чавкнуло – то ли просто блевотина, то ли в безносую кашу превратилась бандитская рожа. В завершение триумфа батя пнул седого в коленную чашечку. Бандит рухнул прямо в разлившийся по полу понос.


А вместе с ним рухнул и батя. Воздушные пираты в кабине его головы натешились баловством и куда-то смылись, а сознание очень устало. И батя упал под стол. На него свалился плоский телевизор, и Сергей Николаевич, видимо, приняв его за странное такое одеяло, стал пытаться им укрыться.


– Фафя! – воскликнул жирный. – Фы февя вафёв! Фы фвифёф вевя фпаффи!


Но батя уже не слышал этих слов признательности. Он крепко спал и при этом храпел, производя богатырские звуки.


***


– Фафя! Вивевький! Ффавай! Ффо ф фобой? – вопил жирный.


Саня не понимал, что произошло, и почему батя вдруг заснул? Ответ дали волны сивушного перегара, исторгаемые храпом. Волны настолько мощные, что влегкую перешибали даже поносные миазмы.


Отхуяренный батей седой бандит с облеванной, обожженной рожей и с поносом по всем треникам и ладоням, пытался встать. Он, к гадалке не ходи, тянулся к ножу.

И почти уже дотянулся, но Глист оказался быстрее. Он вскочил и с неловкостью очень херового футболиста чудом попал по ножу. Тот полетел в прихожую, где стонал и, кажется, приходил в сознание, молодой гангстер. Глист понесся в прихожую. Связанные за спиной руки напоминали ощипанный хвост глупой птицы.


– Я щас уебу эту суку! – бормотал седой бандит. – Уебу нахуй!


Он как раз пытался встать примерно в полутора шагах от жирного. А уебать хотел явно батю.

Саня не знал, что на него нашло, что подсказало единственно правильный образ действий. Но он вскочил с дивана, оттолкнулся от уляпанного поносом линолеума и прыгнул. И полетел.

Конечно, наводка была так себе, и силы не рассчитаны. Полностью обрушиться на седого не получилось. Получилось лишь задеть его по касательной. Но задеть основательно. Если бы Саня обрушился на врага всей массой, тот бы не выжил. А сейчас только отлетел и упал на травмированную коленку.


– Уй, бля! – взвыл враг.

А жирный, стоя на коленях, которые он тоже порядком ушиб, врезался башкой мерзавцу в солнечное сплетение.

– А! Кх-кх-кх!


Но торжествовал жирный недолго. Уже в следующий миг голову пронзила резкая боль. Видно, бандит хлопнул его ладонями по ушам. То ли бандит был обессилен, то ли удар смазался. Но страдания Сане, тем не менее, причинил.


А потом седой как-то хитро схватил жирного под подбородок. Санина голова запрокинулась, захрустели и нестерпимо заныли позвонки под черепом.


– Ввввиииии! – пищал жирный. – Ввввиииии!


В прихожей дела обстояли тоже не лучшим образом. Молодой бандит действительно приходил в сознание. Он заметил нож и потянулся к нему. Глист – херовейший из футболистов – сумел выпнуть нож в сторону кухни. И сам бросился туда. Нож остановился у заплеванной, в бурых пятнах плиты.


Противник уже был на кухне. Он уже стоял с видом поверженного, но воскресшего зомби. Рожа была залита кровью.


Глист всегда был находчивым. Он мог найти нестандартный выход практически из любой ситуации. Но сейчас он был в полном тупике и совершенно не знал, что делать дальше.

Походило на то, что мировая наука сейчас понесет великую утрату. И даже не узнает об этом.

Глист закричал, отчаянно и страшно. Ведь у него оставалось только это оружие. Только крик.


Пока Виталя Глист кричал, что-то произошло. В квартире появился кто-то еще. Войти в блат-хату сейчас можно было без труда. Ведь Санин батя, конечно же, дверь за собой не запер. И этого кого-то, кто появился сейчас, зайдя сквозь незапертую дверь, Виталя знал очень хорошо.

Невыразимо ужасное, обожженное лицо с вытаращенными глазами. Увиденное однажды, это лицо обладало способностью и долгие годы спустя являться в ночных кошмарах.

– Офеф! – воскликнул Витал Глист. – Фы вфе-факи фвифёв!


Да, это был отец Витали. Когда эти гопники стали угрожать им убийством, Глист, на самом деле, не растерялся – он вообще быстро соображал в критических ситуациях. Он быстро открыл яндекс-панорамы улицы Воронежской (название он запомнил, пока шли, а вот номер дома не зафиксировал, его загораживали деревья), нашел нужный дом, узнал его номер – 36 к.1. А номер квартиры он засек, когда входили. Затем Глист быстро настрочил на батин номер тревожный эсэмэс: «Меня и кандидата на испытания похитили. Требуют выкуп. Спасай». И добавил точный адрес. И отец не стал перезванивать и выносить мозг. Он приехал сюда собственной ужасающей персоной.


Он был одет в свой обычный бурый балахон, в котором работал в лаборатории, и в котором так был похож на зловещего монаха. К тому же, там, где монахи бреют тонзуры, у бати была плешь, которую обрамляли длинные сальные волосы. На руках у бати были резиновые перчатки, а в них батя держал червей – двух аскарид, одна из которых, кажется, подавала признаки жизни. «Батя расщедрился», – понял Глист.


– Оссставь в покое мальчишку! – самым зловещим из возможных голосов прошипел батя.

– Да ты кто, нахуй, такой? – срывающимся голосом спросил Crack666.

– Я твой худший ночной кошмар! – лютовал батя, размахивая перед лицом гангстера аскаридой. – А в моих руках – самые заразные черви на свете. С очень живучими яйцами! Одно касание – и ты заразишься. И они – эти милые, очаровательные создания… СОЖРУТ НАХУЙ ТЕБЯ ИЗНУТРИ!!!

– Аааа!!! – завопил бандит, отлетая в кухню и падая с ног.

– Кто это, нахуй! – загромыхал седой из комнаты.

– Да какой-то с заразными червями, бляяяя!!!

Из комнаты появился седой гансгер, он прихрамывал, был измазан говном, блевотиной и кровью.

– Молодец, мужжжжик! – шипел Виталин батя. – Ты, я вижу, приготовился разводить – В СЕБЕ! – моих червяков. Ха-ха-ха!

– Слышь, чудище! Сдрисни на хуй! – неубедительно сказал седой.

– Развяжи мальчишек! Иначе всю жизнь, всю твою ебаную недолгую жизнь, ты будешь кормить червей! БЫСТРО!!! И ты тоже развязывай, кому сказал!


Молодой гангстер, к которому было адресовано обращение бати, принялся развязывать Глиста. А седой, скользя на поносе уже безропотно развязывал жирного.

Храпел, укрывшись плазмой, Сергей Николаевич.

И вдруг в квартиру снова кто-то ворвался.


***


Это были какие-то мужики с дубинками и шокерами в руках. Одеты они были в черные костюмы, как тарантиновские гангстеры.


– Всем стоять спокойно! – орал главный из них. – Где дети, нахуй? Где Сергей Николаевич?

– Папа спит! – запищал жирный. – А эти двое нас похитили.


Дядьки в костюмах (всего их было четверо) безошибочно определили злодеев. Один из них технично повалил на пол молодого взломщика. Двое других – седого, ткнув носом прямо в понос. Седой булькал, отплевывался.


Главный по армии вторжения быстро заметил Саниного батю под телевизором, бросился к нему.

– Сергей! Ты жив? Ты не ранен? Сережа?

– Хрррр-уииии! – отвечал во сне батя. – Хрррр-уииии!

– Он заснул, что ли?

– Заснул! – жалобно сказал Саня. – Он всех врагов победил и заснул.

– Выпил много.

Затем главный охранник каким-то хитрым образом схватил батю за кончик носа, крутанул и нажал куда-то под подбородок.

Батя заорал и проснулся.

– А! Чо? Где я? Блядь! Что это?

Батя дико озирал кучи говна, бандитов, разгром.

– Это все – я, что ли?

– Да, папа! Ты пришел мне на помощь! – радостно воскликнул жирный, бросаясь отцу на грудь, отчего Сергей Николаевич чуть не рухнул.

– А как я заснул-то? Подожди! Так я вас спас.

– Ку-ку! – сказал главный по армии вторжения. – Всех спас я!

– Дмитрий Феликсович! – узнал батя. – А ты откуда здесь?

– Да так, решил тебя подстраховать. Поехали с ребятками по адресу поверху. Вижу, успели. Жив ты. И сынишка твой. Что это на нем за хуйня блестящая?

– Я тебе потом расскажу, – поморщился батя. – Спасибо, что спас.

– Вот и неправда! – загромыхал зловещий голос Виталиного отца, человека, еще в юности получившего за ужасающий вид прозвище Айрон Мэйден. – Всех спасла наука!

Отец Витали Глиста размахивал аскаридами и был явно возмущен.

– Я получил от своего сына сигнал беды. Я помчался ему на выручку. И я – я спас его! Вернее, наука в моем лице.

– Слушайте, как вас зовут? – поморщился Дмитрий Феликсович.

– Ромуальд Филиппович!

– Прекратите размахивать насекомыми.

– Вы невежда! Это не насекомые, это…

– Прекратите! – громко ухнул Санин батя. – Мне нужно а) срочно что-то выпить; бэ) вернуть свои деньги.

– Вот у него твои деньги! – сказал жирный, показывая на молодого гангстера. – Это я ему на карточку переводил.

– Первый раз слышу! – трепыхался взломщик. – Нету никаких денег. Я вообще нечего не зна…

– Откройте ему рот! – приказал Ромуальд Филиппович.

Дмитрий Феликсович профессионально разжал гангстеру челюсти.

– Сейчас я погружу тебе в рот самого заразного червя в мире. Врачи не умеют выводить его до конца. Ты станешь червивым мучеником. А ну, ГДЕ ДЕНЬГИ?

Полудохлая аскарида из последних сил извивалась над раскрытым ртом бандита.

Как вдруг в квартиру ворвался кто-то еще.


Грохнула срываемая с петель дверь. В прихожей что-то вспыхнуло и оглушительно завыло, а переливы яркого света просто сводили с ума.

Все попадали на пол. Ромуальд Филиппович уронил аскариду в рот бандиту и тоже упал.


– ВСЕМ ОСТАВАТЬСЯ НА МЕСТАХ! – загрохотало в квартире. – НЕ ШЕВЕЛИТЬСЯ! БРОСИТЬ НАХУЙ ВСЕ ОРУЖИЕ! МИХАЛЫЧ! ПАКУЙ ИХ И В ОТДЕЛЕНИЕ!


Ворвались люди в бронежилетах и каких-то шлемах. Они были похожи на взбесившихся космонавтов.


– Меня-то за что! – кричал Санин батя. – Я пришел свою семью освобождать!

– Там разберутся! – отвечал один из космонавтов.


Жирного тоже схватили чьи-то недобрые руки. Куда-то поволокли. Саня сопротивлялся и препятствовал. И вдруг в прихожей раздался чей-то новый – и очень знакомый! – голос.


– Стойте! – приказал этот голос (одно воспоминание о нем пробуждало в жирном дрожь ужаса). – Никого вы ни в какое отделение не повезете.


Это был Фантомас. А с ним – Петров и Баширов собственными гнусными персонами!


– Вы пришли снять с меня трусы! – обрадованно завопил жирный.

– Мы пришли разрешить твою очередную идиотскую проблему, – сказал Фантомас. – Отпустите их, ребята.

– Да ты кто такой? – спросил кто-то из космонавтов.

И тут Фантомас назвал аббревиатуру из трех букв, которая нагоняет ужас на весь мир.

– Могу показать удостоверение, – продолжал Фантомас. – Отпустите этих людей. Хотя нет, если не ошибаюсь, брать надо вот этого, этого и того! – Он последовательно указал на седого, на молодого взломщика и на Ромуальда Филипповича.

– Меня-то за что? – закричал, закаркал Ромуальд Филиппович. – Я – отец вот этого парня!

– Оставьте в покое моего отца! – завопил Глист.

– Хорошо, – сказал Фантомас. – Этого тоже отпустите.

В сопровождении Петрова и Баширова он вошел в квартиру и поморщился.

– Да, хорошо нагадили, – сказал он. – Узнаю руку мастера. Или как правильно сказать, Александр? Жопу виртуоза?

Жирный скуксился.

– Снимите с меня эти трусы! – решительно потребовал Саня.

– И речи быть не может!

– Но почему?

– Тебе не положено это знать. Нет у тебя доступа к этой информации.

– Но вы их снимете хоть когда-нибудь?

– Я мог бы ответить, но и к этой информации ни у кого их присутствующих нет доступа. Разъезжайтесь по домам и постарайтесь забыть, что здесь было.

– А мои деньги? – завопил Санин батя, глядя, как уводят бандитов.

– Забыть. Не вспоминать. Жить спокойно и размеренно.


И на этом Фантомас, Петров и Баширов ушли. Жирный подошел к отцу и обнял его. Жирный был грязен, но и батин костюм тоже был безнадежно испорчен.


– Папа! Ты пришел меня спасти! – сказал Саня.

– Да отъебись же ты от меня нахуй! – простонал батя. А потом подумал и добавил: – Сынок!

Дальше произошло вообще что-то необъяснимое: батя обнял Саню, вдруг затрясся и заплакал.

– Ты живой, сынок! Я успел!

– Да, батя!

– Я успел. Облегчение-то какое.


Ровно то же самое говорили друг другу и Глист с Ромуальдом Филипповичем. Они тоже стояли, обнявшись. Правда, прежде, чем обнять сына, гельминтолог снял резиновые перчатки, инфицированные яйцами аскарид. Полудохлая обитательница кишечника, всеми забытая, извивалась в луже спасительного для нее поноса.


– Трогательно, как в Болливуде, нахуй! – утер скупую слезу Дмитрий Феликсович.


КОНЕЦ ТРЕТЬЕГО СЕЗОНА

Лучшие посты за сегодня
8749

Собака и мразота

Собака и мразота Собака, Нападение собак, Преступление, Скриншот, Комментарии на Пикабу, Длиннопост, Негатив, Мат
Показать полностью 1
7273

Игровое

Игровое
4226

Гадание

Гадание
3956

Дословный перевод

Дословный перевод
3869

Черный юмор

3596

Вот интересный вопрос, да

Вот интересный вопрос, да Юмор, Птицы, Повтор, Синица, Сало, Картинка с текстом
Показать полностью 1
3258

Инцидент в школе

3180

Ответ на пост «Спасибо...» 

Показать полностью
3160

Что китайцы сделали из аятов Корана

3070

Немного расслабить)

2698

Ответ на пост «Новая мама» 

2642

Рекламные трюки

2569

Быстрый экзамен

2357

Такова процедура

Такова процедура Аэропорт, Досмотр, Металлоискатель, Женщины, Юмор, Перевод, Картинка с текстом
Показать полностью 1
2203

Погрусти

Погрусти Игры, Ретро-игры, Старые игры и мемы, Время летит, Шутер, Юмор, Мемы, Грусть, Графика
Показать полностью 1
2137

Захотелось острых впечатлений на старости

2128

Теперь Майкрософт нацелились на EA

Теперь Майкрософт нацелились на EA Игры, Мемы, Картинка с текстом, Filthy Frank
Показать полностью 1
2121

Ответ на пост «Российский автопром, помоги себе сам (»

2097

Лайфхак

1999
cynicmansion
Cynic Mansion

Спящее

Спящее Комиксы, CynicMansion, Сказка, Спящая красавица, Мат, Гномы, Длиннопост
Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: