8918

О благодарности

У него была часто болеющая жена и трое рыжих, засыпанных веснушками детей. Двое старших тихие, спокойные, зато на младшем, моём однокласснике, шкура не то что горела – полыхала синим пламенем.

У него были два костюма – серый парадный и коричневый повседневный. С больной женой и тремя детьми не до обновления гардероба. Правда, когда мы были в 10-ом классе, серый парадный был понижен до повседневного, а на выпускном он был в новом черном.


Шесть лет он учил меня математике.

Еще в пятом классе присмотрелся и выбрал себе нескольких любимчиков и меня в том числе. Любимчикам все сочувствовали, потому как он гонял нас в хвост и гриву. Это всем остальным, чтоб получить пятерку за контрольную, нужно было решить 5 задач, любимчикам – 7.

Он считал, ежели бог дал человеку мозги, так человек не имеет права ими не пользоваться.

Зато даже троечники из его класса сдавали вступительную математику без проблем.

В девятом классе он стукнул меня указкой по лбу. Я была девицей упрямой и языкастой, он отчаялся доказать мне мою ошибку, нервы не выдержали. Я, ни разу в жизни ни от кого не получившая ни подзатыльника ни шлепка, восприняла это как должное, по заслугам.

Он считал, мне нужно поступать в МГУ. Но мне только-только исполнилось 16, и паспорта у меня еще не было, и родители бы меня в Москву не отпустили, да и сама я туда не рвалась. Я пошла на прикладную математику в наш университет и на вступительном экзамене никак не могла поверить в отсутствие подвоха – уж больно детские задачи. И легко проучилась все пять лет – без зубрежки, учебой не заморачиваясь. И окончила с красным дипломом.

Он был обижен, я его разочаровала – пошла по легкому пути. И в мои приезды домой, при встречах (а в нашем маленьком городке не встретиться было невозможно) разговаривал со мной сухо и коротко.


Феликс Антонович!

Вы уже давно там, где не слышны земные голоса. Не сердитесь, пожалуйста, за то, что я не захотела (да и не смогла бы) стать Софьей Ковалевской. Вы всегда переоценивали мои способности.

Но я хочу сказать вам спасибо.

Меня не хвалили дома. Тогда не было принято хвалить детей. Наверно, чтоб не зазнались и не разбаловались.

Спасибо вам за то, что благодаря вам я почувствовала себя умной. Может, и незаслуженно.

Спасибо за то, что когда однажды вы застукали меня в пустом классе после какого-то школьного вечера, зарёанную из-за своей неуклюжести и некрасоты, вы без слов всё поняли и сказали:

- Разве ты не заметила, что у тебя самые красивые глаза в классе? Больше ни у кого таких глаз нету.

Я не была в вас влюблена. Мне бы и в голову это не пришло.

Но чем старше я становлюсь, тем чаще я вас вспоминаю.

Спасибо.