10

Exception. Глава 11. Часть 2.

- Что это было? - спросила я у самой себя. Бот висевший в метре от меня слегка покачнулся, давая понять, что принял запрос на обработку. Он знает? Как он оказался рядом с нами? Что это за место?


Обернувшись, чтобы осмотреться я заметила мелькнувшую тень, выпрыгнувшую со стороны Саида. Бесформенное пятно, походившее на клуб дыма, слишком не четкое и размытое. Оно метнулась ко мне, а затем, передумав, бросилась в сторону Джейн и Гарри. Все это произошло почти мгновенно, слишком быстро для тени.


Я хотела крикнуть ребятам, предупредить. Но вместо слов получился только хрип. Голосовые связки отказывались подчиняться, словно у тела были задачи поважнее и в этот момент волна боли захлестнула меня. Темно-красная пленка окутала весь мир, ребра слева превратилась в пульсирующий, горячий вулкан. Он толчками выплескивал новые порции боли, раз за разом омывающей все мое тело, погружая все глубже и глубже в свои пучины, на самое дно. Я попыталась вдохнуть, но воздух не хотел идти в мое покалеченное тело. Зажимая рану рукой, я чувствовала острые обломки костей, кровь, текущую сквозь пальцы на пыльную землю.


Скоро я стану просто куском бесполезного мяса, пищей для животных и насекомых в этом поле. Они растащат меня по кусочкам, разорвут и пережуют своими ртами, переварят, сделают меня энергией, позволяющей прожить им еще пару дней. Меня окутал страх, я не хочу умирать. Мне хочется жить, дышать, смотреть на солнце. Мне нужно узнать то, что имел ввиду отец в своем послании. У меня есть незаконченное дело - мои друзья нужно спасти их.


Стараясь не потерять сознание, я приподняла веки, свет лезвием резанул по глазам. Меня чуть не вырвало, тело инстинктивно дернулось, пытаясь выплюнуть из себя этот свет, но у него не получилось. Только бок сильнее обожгло огнем. Рана пульсировала, крича мне, что конец близок, еще чуть-чуть и очищающий огонь сожжёт меня, превратит в серый пепел.


Я попыталась вдохнуть еще раз, и снова не вышло. Это похоже на конец, мысли поблекли, погасли и спрятались во тьме, оставив меня наедине с собой, со своей болью и страхом. Я задергалась, старясь убежать, уползти от боли, рвущей меня изнутри. Пальцы, сгребая сухую землю, коснулись чего-то холодного и вязкого, похожего на слизь. Холод пополз по руке, через все тело, через плечо и грудь к рваной ране в боку, нырнул в извергающийся вулкан. Боль стала уходить, затихать, пожар потух под холодным дождем, вулкан заснул.


Я сделала вдох. Сладкий прохладный воздух заполнил мои легкие, кровь разнесла кислород, по телу даря ему необычайную легкость и силу. Я открыла глаза.


На месте раны была матовая заплатка, ровно прилегающая к моей коже. Вся одежка и земля вокруг были в крови. Что-то заменило часть меня собой, залатало, позволило дышать, избавило от боли, подарило еще один шанс.


- Я спас тебя, плохо, что так получилось, нужно было дать вам защиту еще перед переходом. Ошибка в расчетах может стоить слишком много. На тебя сил хватило, но мое сознание повреждено. Нужно действовать быстро. Я перевел твое тело в активный режим, сейчас сознание полностью работает на платформе Атлантов, нужно помочь остальным пока эта тварь не забрала всех. Интерфейс взаимодействия с миром почти распакован. Ты можешь действовать. - голос металлом звучал в голове, кому или чему он принадлежит мне было безразлично, по крайней мере пока. Он спас меня от боли, спас от смерти. Он прав, я должна помочь ребятам, а после узнаю, кому он принадлежит.


Осмотревшись, я поняла, что что-то изменилось. Это не было похоже на то, что мы пробовали в парке, там была жалкая имитация, сейчас это была новая, абсолютная реальность. Солнце светило не так как раньше, не обычным светом, а волнами, накатывающими на скалы реальности. Частицы света падали на мир и отражались от него, раскрашивая все в тысячи безумных цветов, создавая тысячи предметов, меняя их суть и предназначение. Но стоило присмотреться, мир становился прежним с одним лишь различием, он потерял объем, стал практически плоским и в нем ничего не происходило. Двигался только свет, все остальное замерло. Саид сидевший рядом, был похож на иссохшую мумию, опустошенную куклу, из которой вытащили все содержимое, татуировок на нем больше не было. Они впитались в него, собрались в комок, набрали массу из его тела и вышли наружу. По своей воле, с целью творить и изменять. Тень была в нем, она из него и вышла, сбросив его как старую не нужную кожуру. Это знание родилось во мне из ниоткуда, будто я всегда это знала, просто забыла на время, а сейчас вспомнила. Рядом с ним валялись осколки черного бота Системы, часть их растеклась, впиталась в землю, испарилась в воздух. Другая часть была твердой, в ней зияла рваными краями огромная дыра. Кто-то очень сильный разорвал его. Первый раз я видела такое. Кто-то сильнее творений Системы, и этот кто-то, открыто выступил против нее.


В метрах пятнадцати от меня с удивленными лицами, замерев, стояли Гарри и Джейн, они не понимали что происходит. В метре от них застыла тень, теперь я могла рассмотреть ее. Дым пропал, его удалили как не нужную текстуру, открыв моему взору все скрытое под ним.

Щупальца торчали из мощного мускулистого тела. Покрытые черной лоснящейся шерстью, под которой скрывались десятки маленьких, но очень острых когтей, они походили на рыболовные крючки, поймать жертву их цель, зацепиться за кожу, а потом рывком сдернуть ее с жертвы. Две пары мощных ног с огромными когтями из серебристой стали поднимали пыль в воздух, она так и зависла, не успев упасть. Мерзкая морда, наполовину собаки наполовину барана, была усыпана маленькими паучьими глазами со всех сторон. Эта тварь видит все происходящее вокруг. Я смотрела в эти паучьи глазки и отвращение наполняло меня с головы до пят, а потом вдруг поняла, эти глаза, все они смотрят на меня, не понимают, почему я еще не умерла.


- Твоих сил на долго не хватит, нужно действовать быстро. Находясь в этом режиме слишком долго, ты просто сожжешь себя изнутри. - тихо произнес голос в голове. Быстро так быстро, согласилась я и кинулась к твари.


Мир размазался, растекся красками на холсте. Через мгновение отвратительная морда была так близко, что мой кулак был готов снести ее, вырвать из тела. Я ударила, но что-то с силой отвело руку в сторону и ударило меня в плечо так, что я отлетела на несколько метров.

Тень перешла на предложенные мной скорости. Я не думала, что она может двигаться так быстро, значит она тоже работает на Атлантах или на чем-то подобном. Потеряв к ребятам интерес, она кинулась ко мне, выбрасывая вперед свои щупальца, как летящие копья они неслись ко мне, от двух я увернулась, третью встретила сильным ударом кулака, в место под когтями, мягкое, не защищенное. Под ним, внутри, твердое стало мягким, морда твари исказилась, она завизжала и закрутилась роняя слюну на землю.


- Ха! Получай! - порадовалась я, но тут же мою правою ногу обожгло огнем, еще одна щупальца вырвалась из-под земли и обвилась вокруг моей лодыжки, она медленно сжималась и скользила по ней, снимая маленькими когтями кожу и мышцы. Перенеся вес на зажатую ногу, я со всей силы ударила по щупальце левой ногой. Удар получился быстрым и сильным, конечность твари разорвало на две части.


Та часть, что была на моей ноге, стала крутиться и сжиматься в конвульсиях, после чего разжалась и свалилась на землю. Лодыжка была ужасна, разорванное мясо и мышцы, оголенная кость, стоять с такой раной нельзя это точно. Но я стояла и боли почти не было.


- Если так пойдет дальше, то ты проиграешь. Слишком серьезные раны, не хватит материалов для восстановления, еще немного и бой ты сдашь, нужно оружие. Думаю это последний шанс. - голос в голове звучал тихим эхом, отражаясь от костей черепа. Скоро он замолчит.

- Что у меня есть? - спросила я.

- Твое тело это оружие, но пользоваться им пока ты не умеешь, возьми щупальцу я ее ассимилирую - приказал тихо голос.


Я взяла кусок конечности твари в руку, он был мягким и теплым. Когти спрятались под кожу, а шерсть была мягкой хоть и воняла чем-то искусственным. Под пальцами я почувствовала какое-то движение, склизкое текло с предплечья, по ладони обволакивая щупальцу в кокон. Твари это не понравилось, она начала скакать вокруг, заставляя меня вертеться словно волчок.

Первую щупальцу я пропустила, увернулась почти в самый последний момент, мне откровенно повезло, вместо головы она по касательной задела ключицу и плечо, вырвав кусок мяса, она вернулась обратно к твари и та довольно захрюкала и пошла на новый круг.

Вторую щупальцу она пустила по земле, я была готова и просто ее перепрыгнула, израненные конечности тварь берегла и не пускала в ход, она держала их за спиной, спрятав от моих глаз.

Очертания щупальца в коконе стали меняться, она вытянулась и полегчала, рука теперь сжимала твердую рукоять идеально лежащую в ладони. Она пульсировала как живой организм, я чувствовала ее желание, это существо еще такое не зрелое, но оно уже хотело убивать.

Тварь внезапно остановилась и два щупальца разом выбросились в мою сторону, увернуться было очень сложно, но новое тело подчинилось мне безукоризненно, я прыгнула вытянувшись в струну и опасные крючки прошли в сантиметрах от меня.


- Оружие почти созрело, хороший материал, жаль, что я поврежден, сделал бы лучше. Это вышло тоже не плохо, будь готова нанести удар. - информация от гостя в голове была очень кстати, еще пара таких атак и тварь меня достанет.


Я посмотрела на руку, кокон сползал, обнажая руку, с нее слезла почти вся кожа, мясо и сухожилия находились под тонким прозрачным слоем какой-то пленки, видимо только это и позволяло мне держать рукоятку кристально белого меча. В этот момент плечо взорвалось болью, подсечка вывела меня из равновесия и я упала на спину, кое-как успев махнуть наотмашь новым оружием. Я попала по раненной щупальце, спрятавшись в траве, она незаметно подползла ко мне. Удар получился очень неуклюжим, но удачным, кусок щупальца отвалился и упал.


Та щупальца по которой я попала стала сереть и отпадать превращаясь в пыль. Тварь завизжала и задергалась, вырвав клыками из своего тела израненную конечность она начала метаться из стороны в сторону и визжать так, что заложило уши. Черная слизь брызнула из раны, пачкая траву вокруг. Обезумевшая от боли тварь валялась в земле забивая землей зияющую рану. Щупальца билась рядом в конвульсиях и медленно превращалась в пыль. Я посмотрела на меч в своей руке, он почернел и налился силой, он был рад, что сделал свое дело. Пленка на руке почернела, скрыв вид внутренностей и костей.


Нужно добить тварь, решила я и побежала изо всех сил к ней, но она заметила меня и вскочив бросилась на утек, два раза вильнув она двигалась сначала в сторону Гарри и Джейн, а затем резко изменив свою траекторию заставила меня упасть, а сама двинулась к телу Саида. Обвив его раненными щупальцами, она забросила его себе на спину и кинулась прочь в сторону видневшегося на горизонте леса. Я бежала за ней, но силы быстро кончались и через несколько секунд погони я остановилась.


Легкие жгло огнем, все тело ныло и болело от запредельных перегрузок, легкий ветерок не смог смахнуть прилипшие ко лбу мокрые волосы. Я вернулась в свое прежнее тело. Вместе с ним вернулась и боль. Голова кружилась все сильнее и сильнее. Не в силах держаться на ногах, я упала лицом в траву, задыхаясь, пыталась вдохнуть ее запах, но чувствовала только пластиковый запах крови твари. Все было залито ей. Меня тошнило.


- Ники, Ники, что с тобой, что случилось? Что это было? - наперебой спрашивали подбежавшие Гарри и Джейн, я молчала не в силах сказать хоть слово.


- Тебе нужно отдохнуть. - произнес голос в голове - Я постараюсь подлатать тебя, и дать дополнительную информацию о том месте где вы сейчас, времени у меня не много, еще ты должна увидеть следующую часть послания от своего отца. На этом мой долг будет завершен.

Он говорил и говорил, но я не могла слушать. Гарри перевернул меня на спину и мой взгляд упал в кристально синее небо, такого неба я еще не видела. Оно было таким чистым, безмятежным, с укором смотрящим на все, что происходит под ним. Мне хотелось спрятаться от его взгляда, но я не могла. Небо не отпускало меня, но я знала, где спрятаться, темнота внутри уже ждала меня, укутывала меня в свой мягкий плед, хотела напоить своим теплом, я нырнула в нее, лишь бы не видеть этого неба. В темноте звучал голос, голос моего отца.


Он говорил с кем-то, произносил забытые слова, они были о другом мире и другой жизни. О возможности выбора и его отсутствии. О страхе свободы и желании ее ощутить. О людях былых времен, старых и молодых, о высших ценностях и пути народов, о моменте единения. О моменте раскола. Точка контакта, надежды связанные с ней, проект Рай-2 и проект Ковчег. О Слепке с цивилизации, о ее бесславной гибели. О тех, кто ее уничтожил. О тех, кого уже нет и о тех, кто еще будет. О том, что предстоит сделать мне.

Темнота отпустила меня, я открыла глаза. Знакомое помещение из прошлого послания. Передо мной висит человек, странное устройство за его спиной, не похожее на то, что я раньше видела, оно чужое, чужой метал, чужие линии в его виде, это сделали не люди. Но висит передо мной человек, зачем он здесь?


- Зачем ты здесь? - спрашиваю я голосом отца.

- Чтобы спасти вашу дочь, мы с ней прошли очень долгий путь, но всё это привело меня только сюда, в прошлое, в место без времени, только на это нам хватило сил, мы не были готовы и не знали с чем столкнемся. Я передам вам исходный код ядра, вы разберетесь, что с ним делать, расскажу все, что успею. Если успею.


Я смотрю на него глазами отца, смотрю в его лицо, мне оно не знакомо, чужое, сухое, больное. Его владелец скоро умрет. Он знает это.


- Я хочу знать твое имя. - Говорю я голосом отца.

Парень кашляет, громко и сильно. Агония сотрясает его слабое тело, оно покрывается испариной, из глаз текут слезы, но он находит силы справится с собой.

- Скажите ей, что меня звали Гарри. 

Дубликаты не найдены

0

Мне нравится очень, но пока жду след. часть, забывается предыдущая.

раскрыть ветку 1
0

Стараюсь выкладывать почаще)

Похожие посты
533

Настоящий герой

-Эми, лапонька, время для гимнастики, - высокая милая блондинка листала свой телефон в поисках подходящей музыки.


Когда зазвучали первые аккорды прилипчивой «Oops, I did it again», с кровати за ширмой раздался тоскливый стон:


-Ну, мааам, опять эта дурацкая песня?


-Эм, если бы я могла, я скачала бы миллион новых, ты же понимаешь…


Рыхлая бледная девчушка вышла из импровизированной спальни и закатила глаза:


- … Пандемия, карантин, отсутствие связи и этого, как его… интернета, а еще нам повезло, что мы выжили, бла-бла…


Женщина нахмурилась, но тут же улыбнулась снова и стала разминаться, вращая плечами.


- И всё-то ты знаешь.


-Прекрати быть такой дружелюбной, - грубо ответила дочь, тем не менее, начиная старательно наклоняться и приседать, повторяя за матерью несложные движения, - Папы нет уже десять дней, а ты продолжаешь делать вид, что всё прекрасно!


-В прошлый раз это заняло неделю, сейчас просто чуть дольше.


-А если ТАМ уже ничего не осталось? – тяжело дыша, Эми высоко поднимала колени к груди.


Женщина замерла, но бодро ответила:


-Эм, папа скоро вернется, не переживай. Я уверена, он справится!


- Хорошо бы, Лили, - девочка тоже остановилась, вытирая выступивший на лбу пот рукавом, - Наших запасов продуктов осталось ровно на один день.


- Не говори ерунду, - женщина быстро подошла к маленькому холодильнику, притулившемуся за металлическим столом с дешевой электрической плиткой, и заглянула внутрь, - Вот же еще четыре буханки хлеба, сыр, сухое молоко, кусочек мяса…


Эми с жалостью посмотрела на мать:


-Кажется, пока мы спали, опять отключался генератор…


- О, нет, - Лили судорожно доставала из пакета хлеб, покрытый маленькими пятнами плесени.


-Пара нормальных кусков еще осталась… А вот мясо… - начала говорить девочка.


-…Мясо протухло, - закончила Лили, тяжело опускаясь на пол перед холодильником. Но тут же улыбнулась, посмотрела на дочь и сказала, - Эмс, милая, у нас есть немного хлеба, чуточку сыра и молоко, и вот-вот должен вернуться папа с новыми запасами! Не переживай, всё…


-Да, да, всё будет хорошо, - перебила девочка и, недовольно сопя носом, снова ушла за ширму.


А Лили закрыла глаза, и из-под век бесшумно потекли слезы.


Когда четыре года назад они спускались в подвал, чтобы переждать эпидемию, Лили не могла и подумать, что все затянется так надолго. Фрэнк настоял, что только он будет выходить на поверхность, пополнять запасы продовольствия и лекарств. Для слабой женщины и ребенка это небезопасно. Даже в защитном костюме, который правительство еще в самом начале пандемии выделяло каждой семье.


Сначала Фрэнк уходил на несколько часов - в доме наверху было достаточно еды: консервы, крупы, заморозка. Муж узнавал последние новости и спускался к ним в подвал, чтобы через несколько дней опять повторить вылазку.


Три месяца спустя в доме ничего съестного не осталось, и Фрэнк, в поисках еды, начал уходить от убежища, где его ждала семья, всё дальше и дальше.


Он был настоящим героем. Лили не могла себе представить, что было бы с Эми и с ней, если бы муж эти страшные четыре года о них не заботился, рискуя жизнью.


В прошлый раз его действительно не было неделю, и когда Эми заснула, мужчина тихонько на ухо рассказывал Лили об ужасах, творящихся на поверхности. Горы гниющих трупов, мародеры и полное отсутствие власти и медицинской помощи. Еду приходилось воровать у таких же бедняг, как они. А в прошлый раз Фрэнк почти попался. Он несколько дней водил преследователей по лесу за городом, чтобы защитить дом. Пришел уставший, с обгоревшим на солнце лицом, и чудом выживший.


О, Боже, Лили просто не переживет, если с Фрэнком что-то случится. Она не справится одна, она не сможет…


Паника подступала к горлу, и женщина заткнула себе рот кулаком, стараясь не выть.

Ради дочери. Ради дочери она должна быть сильной.


******


Фрэнк не пришёл.


И Лили старательно улыбаясь, обрезала плесень с оставшихся кусков хлеба. Сейчас еще размочит их в воде с сухим молоком, и получится почти что каша.


-Эми, солнышко, иди, поешь, - позвала она дочь, и с приклеенной улыбкой смотрела, как тяжело поднялась с кровати девочка, как запали у нее глаза, и обветрились губы.


- Мам, я уже не хочу, я просто воды попью, - Эми взяла жестяную кружку и чуть не разлила воду, так дрожали руки.


-Малыш, это не шутки, садись за стол, - Лили обняла дочь, ласково усаживая ее на единственный стул.


- Но я действительно не хочу, - удивленно ответила ей Эми, - Только немножко пить.


-Ради меня, Эм, чуть-чуть… Папа скоро…


-Мам, - устало перебила девочка, - Он уже не придёт. Прошло 14 дней, не ври сама себе.


И пока Лили с ужасом смотрела на дочь, та неловко встала, еле дошла до кровати и, закутавшись в одеяло, легла:


-И почему так холодно?


Женщина несколько минут стояла, машинально продолжая помешивать ложкой серую кашицу, а потом решительно отодвинула от себя тарелку, подошла к тумбочке и, достав из нее длинный серый шарф, позвала девочку:


- Эм, вставай, - и, когда дочь жалобно замычала, громко продолжила, - Мы выходим.


-Что? – удивленно подняла голову Эми.


-Мы сами идем за едой, - Лили помогла девочке подняться, замотала ей лицо шарфом, оставив только глаза, натянула себе на нос воротник толстовки и, провернув несколько раз ключ в замке, открыла дверь в карантинный мир.


-Слушай меня, Эмс, - начала Лили, смотря в лихорадочно горящие глаза дочери, - Я отведу тебя в твою комнату на втором этаже и спрячу в шкафу, а сама поищу нам еду, - и добавила тише, - Если, конечно, все ещё есть комната. И шкаф в ней.


-Хорошо, - шепотом ответила девочка и хихикнула, - Настоящее приключение! Мне намного лучше, правда!


Лили улыбнулась и, обняв дочь за плечи, стала помогать ей подниматься наверх. Домой. Туда, где они не были уже четыре года, и туда, где их ждала смертельная опасность заразиться или наткнуться на грабителей.


Ступая по ковру из битого стекла, две жмущиеся друг к другу фигурки остановились напротив грязного, заросшего паутиной окна, сквозь которое был виден сад:


-Красиво, - зашептала девочка, - Я уже забыла, каким ярким может быть солнце. - И заплакала.


И Лили заплакала тоже. Ее прекрасный чистенький дом превратился в помойку - разбитые окна, грязь, мусор, окурки повсюду. Взгляд женщины цеплялся за знакомые вещи: напольная уродливая ваза - подарок свекрови - с отколотой горловиной и непонятным содержимым, фотографии маленькой Эм, но почему-то в черных рамках, журнальный столик, который она отхватила на распродаже антиквариата, заставленный пустыми бутылками и … Что это?


Женщина нахмурилась и подошла поближе. Белый порошок? Наркотики?


-Эээй, - визгливо закричал кто-то со второго этажа, - Ты пришел? Принес выпивку? И где музыка? Я хочу музыку! Твоя девочка хочет танцевать, как вчера!!!


Голова закружилась, и Лили тяжело задышала, стараясь не упасть на еле стоящую Эми.


Рычащий звук машины на подъездной дорожке вывел женщину из оцепенения.


-Эм, наверх идти нельзя, - Лили потащила дочь в сторону кухонной кладовки. Открыла деревянную дверь и, быстро увидев, что там никого нет, завела девочку внутрь и захлопнула комнатку, - Милая, пожалуйста, только тихо!


И тут же в замке задней двери повернулся ключ, а Лили поняла, что уже не успеет спрятаться и в ужасе замерла посреди кухни.


Домой, еле передвигая ноги и пошатываясь, зашел оборванный и грязный Фрэнк.


От облегчения у женщины подкосились колени, она села на пол и заплакала, уже от счастья. Он жив! Ее муж, ее любимый, ее защитник! Жив!


-Лил? - испуганно спросил мужчина, ухватившись за дверной косяк, - Как ты выбралась?.. Почему?.. Сколько?.. Я же… - и замолчал, виновато глядя на жену.


А она огромными глазами смотрела за его спину, на улицу. Где соседка миссис Грэмбл неторопливо поливала газон, а подросший мальчишка Томас гонял с друзьями мяч. Ни следов разрушений, о которых говорил Фрэнк, ни паники и хаоса. Просто жизнь. Такая, как была до подвала. И голос мужа:


- Я. Все. Могу. Объяснить.

Показать полностью
51

Один день после

Стук в дверь застал Агнесс врасплох.


По столешнице растекались остатки такого желанного кофе.


Женщина тяжело вздохнула, хорошо ещё успела пригубить, вспомнить вкус и горьковатый аромат. Такую роскошь она теперь позволяла себе раз в год, на свой день рождения. Этот, шестидесятый, Агнесс планировала отметить с размахом.


Утром - горячий, сваренный в турке кофе с самым настоящим масляным круассаном. Приходилось весь год держать себя в руках, чтобы не сорваться, доставая из морозильной камеры остатки продуктов. Этот замороженный рогалик ждал определенного дня.


На обед ризотто с морепродуктами. Обычного риса хотелось неимоверно… И хотя бы пару кусочков лосося. Если бы с запасами в подвальном леднике что-то случилось, чего Агнесс боялась даже сильнее вируса, женщина, пожалуй, не дожила бы до своего шестидесятилетия просто от безысходности.


А на ужин Агнесс припасла для себя нечто особенное. Удивительно, на что способен человеческий разум, если дать ему задание. Сохранить с осени 3 крупных садовых яблока, оставить на дне мешка несколько ложек сахара, и «забыть» на полке початую упаковку муки. И пусть не то, что сливочного масла, даже маргарина не осталось, а яиц и подавно, яблочный пирог обещал быть необыкновенным. Ведь маленький порванный пакетик с корицей так и лежал себе среди ложек и вилок, засунутый туда еще до карантина.


Всё утро Агнесс размышляла, куда эту неожиданную пряную находку определить. В кофе или в пирог. И, похоже, сделала правильный выбор - драгоценная жидкость звонко капала на плиточный пол кухни, а в заднюю дверь продолжали стучать.


Женщина тяжело вздохнула, посмотрела на еще теплый круассан и решительно встала из-за стола.


Неужели снова? – думала Агнесс, споро вставляя патроны в мужнино ружье. Если мародеров больше двух, то, пожалуй, что этот день рождения всё же окажется последним. Жалко было отложенных на праздник запасов…


Знала бы - съела всё давно! Например, когда от обычной царапины у Людвига развился сепсис, и он скончался в тяжелых муках, и потом Агнесс на заднем дворе сжигала тело мужа, потому что не смогла бы продолбить лопатой мёрзлую землю. Невероятно, как может измениться жизнь, когда из нее пропадает пенициллин.


Или в тот день, когда сильнейший ветер все-таки уронил на крышу второго этажа тополь. Или когда кошка Алиска не вернулась домой… А потом пришли первые грабители и забрали всю еду, которую смогли найти. Хорошо, что Людвиг еще в самом начале пандемии оборудовал тайный подвал, который вот уже восьмой год был надежным хранителем запасов.


Пожалуй, что выпей Агнесс свой заслуженный кофе и съешь свой подарочный завтрак, она даже не пошла бы за ружьем. Хватит, пожила. Да и Людвиг на том свете, поди, заждался. Только вот сегодня были вылиты на пол последние запасы, и терять вдруг стало нечего.


-Кто? – хрипло крикнула женщина через дверь, тихо снимая предохранитель с оружия.


Из-за двери раздалось невнятное мычание, и Агнесс, вдруг испугавшись, спустила курок.


*****


Из гостиной раздавались уютные звуки телевизора, и пожилая женщина, тихонько напевая прилипчивый мотив, помешивала в турке свежий кофе.


Два месяца назад подключили городское электричество взамен дышащего на ладан генератора, и Агнесс не могла нарадоваться новым звукам в доме. Любимая когда-то передача на радио, старые сериалы, песни Джо Кокера и, конечно же, выпуски новостей каждый час.


Мир восстанавливался. Возобновилось сообщение между странами. И вот уже 2 недели Агнесс пила кофе каждое утро.


Вчера ремонтная бригада волонтеров закончила восстанавливать проломленный потолок в западной комнате, а соседский мальчишка помогал с уборкой сада, подрезал кусты и чересчур разросшиеся ветки деревьев. Мистер Платц обещал завтра зайти с газонокосилкой, может, через какое-то время её газон снова будет всем на зависть.


Агнесс принесла на журнальный столик у телевизора кофе в красивой чашке из пекинского фарфора, поставила рядом поднос со свежими булочками - все-таки Эрин, её помощница по хозяйству, замечательно умела готовить, - и сделала звук погромче.


-По приказу Совета Временного Правительства пенсионные выплаты людям, достигшим 60 лет, увеличиваются в 4 раза…


Женщина довольно кивнула головой, соглашаясь с диктором. Эпидемия выкосила 80% стариков, и она, одна из немногих, теперь может ни в чем себе не отказывать.


Телевизор продолжал вещать:


- …Переговоры с Китайскими Провинциями закончились заключением ряда новых международных договоров…


-… Вчера на киностудии Юниверсал торжественно отмечали начало съемок нового фильма…


-… Антициклон принесет нам сильный ветер и дождь. Будьте осторожны, мы рекомендуем без необходимости не покидать дома…


Агнесс хрипло засмеялась. Рекомендуем. «Рекомендуем» можно и не слушать. Пожалуй, стоит сегодня немного прогуляться.


-… Напоминаем, что продолжаются поиски работника социальной службы, который после отмены карантина объезжал дома по восточному побережью и осуществлял доставку жизненно-необходимых вещей, медикаментов и продуктов. Два месяца назад он перестал выходить на связь и не вернулся домой. Он был одет в желтый  костюм с эмблемой Временного правительства и защитную маску. Если кто-то видел его или слышал что-то о последнем месте нахождения, просьба сообщить по номеру телефона на экране или в отдел полиции вашего города…


Агнесс недовольно поджала губы и выключила телевизор. Опять своей новостью испортили завтрак.


-Миссис Смит, - позвала от двери Эрин, - Я пришла! Смотрите, сколько свежих овощей я вам купила.


Пожилая женщина отодвинула от себя булочки и пошла за помощницей на кухню.


- И все-таки, я до сих пор в удивлении, что вам удалось продержаться столько лет без должного запаса продовольствия, - девушка порхала от стола к холодильнику, раскладывая по полкам продукты.


- Я экономная, - буркнула Агнесс.


-Что-то вы неважно выглядите, может, пойдете, приляжете? А я принесу вам обед, когда приготовлю?


И когда старуха кивнула, Эрин засуетилась на кухне. А Агнесс, тяжело подволакивая ноги, пошла по темному коридору, на мгновение остановившись напротив кирпичной стены, где висел парадный портрет Людвига. Красиво получилось. Не подкопаешься. И в голову никому не придет, что в этом доме есть потайной подвал.


Где до сих пор в леднике лежат остатки продовольствия.


И работник социальной службы.

Показать полностью
56

Распутье

Доброго вечер Всем (на моих часах 01:41).

Давно я не писал ничего нового, да и старого тоже, хотя обещал.

Что-то меня накрыло сегодня, просто открыл ноут и начал писать (кто знаком с моим творчеством знает, я так и пишу).

В общем вот, решил тряхнуть стариной и написать мистику. Печатал-печатал и пришел в тупик, скорее всего из-за того, что мозг хочет спать. Но, так или иначе, так как идей у меня полная голова (кто сичтает мои рассказы говном, то идей полна жопа), то я рад, что хоть эта идея появилась в тексте.

В независимости от того, как рассказ воспримут читатели, завтра в 7:00 - 5:00 (МСК) я его допишу, уж больно понравилась мне самому (готов он будет примерно к 9:00 МСК).


Подписчикам:

Те, кто подписался на продолжение рассказа "Холод", отправьте мне письмо  с соответствующей темой volkov.script@mail.ru

Те, кто подписался на продолжение рассказа "Обреченные", сделайте тоже самое.

Если кто-то вдруг подписывался на серию рассказов "Тайные папки" то для Вас вообще бонус.


А теперь, сам рассказ(ик).


Распутье


Автомобиль ехал медленно. Нет, не потому, что человек за рулем был неопытным водителем, он даже наслаждался ночными поездками. Еще бы, после городских дорог, после часовых пробок, после вечной спешки города – ехать по загородной трассе – это одно удовольствие, а ведь по ней он ездил не так часто, а лишь в те недели, когда не работал, ведь в те моменты он жил за городом, в небольшом поселке. Но в эту ночь ехать было не так комфортно, огромные капли дождя, с огромной силой, молотили по всему автомобилю. Дворники бегали по лобовому стеклу словно сумасшедшие, но это не сильно помогало. Конечно, встретить попутный автомобиль, а уж тем более человека, в такое время, на дороге, которая соединяла небольшой поселок с маленькой деревней, было невозможно. Но лось, который вряд ли думает о последствиях столкновения с машиной, вполне мог бы выпрыгнуть на трассу, а это, если не гибель, то в любом случае, малоприятное событие.


Иван, мужчина чуть старше сорока лет, не переживал о том, как долго ему предстоит ехать, если придерживаться низкой скорости, напротив, торопиться ему было некуда. Мать Ивана, которая живет в той самой деревушке, попросила сына приехать к ней и на утро отвезти её в городскую больницу. Вот и пришлось выезжать из своего поселка в четыре часа ночи, чтобы забрать маму, которая непременно решит его накормить, а потом, им еще два часа ехать до города.


С Иваном поехал его сын – Дмитрий, который, пока хозяйки не будет дома, должен будет накормить скотину, открыть теплицы, и наконец-то доделать полки в бане, что уже давно обещал сделать. В этом Ивану повезло, есть с кем поговорить в дороге, и он точно не уснет.


- Не понимаю, почему мы до сих пор не можем перевезти бабушку к нам? Все ближе, если ехать в город. А так, пока до нее, в обратную сторону доедем, - Дима зевнул.


- Ты же знаешь её, пока может стоять на ногах, будет держать скотину, а уж про огород – я вообще молчу, - Иван похлопал сына по плечу.


- Тоже верно, может машину ей купим? Она же на тракторе ездила, правда в прошлом веке, - Дмитрий усмехнулся.


- Точно, тогда придется ездить к ней, чтобы потом, нам же, но на её машине, ехать в город.


- Все-таки рановато мы выехали, час могли еще спокойно спать, - Дима вновь зевнул, но в этот раз уже продолжительнее, потягиваясь.


- Не дразнись. Знаешь ведь, пока пирогами нас накормит, квасом напоит, не удивлюсь, если она всю ночь не спала и стояла у плиты, да и я не тороплюсь, глянь на дорогу.


- Папа, осторожно!


Иван в последнее мгновение заметил человека, который стоял на дороге. Мужчина резко вывернул руль и ударил по тормозам. Машину занесло, едва не выкинуло в кювет и развернуло.


- Ты как? В порядке? – Иван потряс рукой сына.


- Да, пап, все хорошо, - с дрожью в голосе ответил Дима.


Секунд десять отец и сын смотрели на человека, из-за которого только что чуть не попали в аварию. На дороге стоял мужчина, в одних трусах и что-то держал в правой руке.


- Какого черта? – Иван отстегнул ремень. – Звони участковому, я пойду посмотрю, что это за кадр, - мужчина потянулся к ручке двери.


- Может не надо? Может наркоман какой?


- И что? Теперь тут его бросать? Да его либо звери пожрут, либо собьёт кто, ладно он, дак ведь другие погибнуть могут, - Иван накинул капюшон и вышел из машины.


Дмитрий достал телефон, по дороге до деревни связь ловила. Молодой человек набрал номер участкового, им был старый друг Ивана, пошли гудки, вскоре участковый ответил.


Тем временем Иван все ближе подходил к мужчине. Оказалось, что в руке он держал видеокамеру, что сильно удивило Ивана, ведь пока он шел, то думал всякое. А кто его знает, может у мужика в руке нож, пистолет, бутылка стеклянная. Может это новый вид угона автомобиля – вот так вот остановить машину в лесу, ударить ломиком по голове и все, тело в кусты, а машину на разборку.


- Эй, мужик, ты чего тут делаешь? – все что придумал спросить Иван, ответа не последовало.


Иван уже в плотную подошел к столь неожиданному путнику. Им оказался молодой человек, на вид не старше двадцати пяти лет. Его всего трясло от холода, на улице лето, но сегодня явно не самая жаркая ночь, плюс дождь, плюс тот всего в одних трусах.


Молодой человек, как оказалось, не стоял на дороге, он медленно, маленькими шагами, двигался в сторону поселка, и постоянно что-то бубнил себе под нос.


- Эй, парень, что с тобой? Давай подвезу? – Иван аккуратно взял его за плечи, развернул, и повел в сторону своего автомобиля.


Его усадили на заднее сидение. Молодой человек не переставал шептать, его продолжало трясти, несмотря на то, что в салоне было тепло.


За поворотом появился полицейский автомобиль, он медленно подъехал к машине Ивана и остановился.


- Что у вас стряслось, Иван Викторович? – участковый вышел из своей машины, и в этот же момент перестал лить дождь.


- Коля, привет, да тут такое дело, - Иван замялся, - Сам посмотри, - Иван пальцем указал на заднее сидение.


Полицейский подошел к окну и заглянул в салон.


- Это вы где его нашли? Валялся что ли? Пьяный?


- Не валялся, по дороге шел, а вот пьяный или нет – не знаю, вроде не пахло от него.


- Что сказал?


- Молчит, бубнит что-то и трясется.


- Ну дела, - полицейский открыл дверь и обратился к молодому человеку. – Николай Михайлович, старший участковый, как вас зовут? – на этот раз незнакомец повернулся в сторону полицейского.


- Я… нннне пппомнню, - стуча зубами и дрожа прошептал незнакомец, - Гггдде я? – после этой короткой фразы он вновь уставился вперед перед собой.


- Да уж, подкинул ты мне работенку. Что делать, помоги пересадить его в мою машину, повезу в участок, может белочка? Глядишь на утро вспомнит кто он. Он что, так и шел в трусах? - Николай вновь выпрямился и посмотрел на Ивана.


- Да, прямо так, раздетый.


- С ним ничего не было? Может вещи какие нес?


- Да нет же, говорю тебе, в трусах одних, - соврал Иван.


- Ладно, помоги мне.


Через некоторое время, мужчины перенесли незнакомца в полицейскую машину. Тот сразу же лег на заднем сидении и уснул.


- Завтра, жду тебя в участке, напишешь мне объяснительную, что и как было, - в свойственном, приказном, для полицейского тоне, приказал Николай.


- Хорошо, только не с самого утра, я за мамой, и в больницу её повезу, в город, - наверно только в этот момент Иван подумал, что на утро незнакомец может вспомнить про свою камеру. Да и черт с ней, может выронил где-то, пока шел в беспамятстве.


Мужчины пожали друг другу руки. Николай сел в машину, развернулся, и тут же поехал обратно. А вот Ивану потребовалось время, чтобы вернуться в свой автомобиль. Мужчина достал сигарету и прикурил.


- Ну что? Что сказал дядя Коля? – Дима вышел из машины и подошел к отцу.


- Что сказал, сказал, чтобы я завтра к нему приехал, написал объяснительную, сам же знаешь, без бумажки ты какашка, а с бумажкой человек, - Иван посмотрел на сына и попытался улыбнуться, но пережитое и скрытое не дало ему это сделать.


- Мы то едем? Светает, - Дима посмотрел на небо, которое стало немного розовее.


- Да, конечно, поехали, - Иван еще раз проверил украденную камеру в своем кармане – вдруг выпала, но та была на месте.


Остаток дороги Иван молчал. Он все думал над тем, как тот парень оказался в лесу. Он явно не из деревенских, Иван всех там знает, да и деревня то – пять дворов. Но тогда откуда он? А может его похитили и держали в лесу? На кой черт он кому-то сдался? Да и откуда тогда у него камера? Да и что там, на камере? Сам то аппарат явно сдох, еще бы, столько воды. А вот флешка, она явно работает. Да, бывшего полицейского вновь распирало от любопытства, ему не терпелось поскорее просмотреть файлы на флешке.

***

Николай насвистывал какую-то приставучую мелодию. Да, дождь кончился, но дорога то все равно сырая, поэтому автомобиль ехал медленно. Хотя, зачем скрывать, Николай просто не торопился обратно в участок. Ему никогда не нравились эти ночные смены. Ну а что? Поселок маленький, все друг друга знают, какой там криминал? Так только, максимум соседи чего повздорят, из-за козы подерутся, или бабу не поделят, но только так, по пьяни, утром сами друг перед другом извиняются. Так что ехать в участок, в котором одно дело – это спать (телевизор упал с тумбочки, когда отмечали повышение Николая), было не сильно то охота.


- Спишь? – Николай задал вопрос незнакомцу, не отрываясь от руля. – Интересно, кто же ты, как занесло то тебя в наши края? Хотя, спасибо, а то уж совсем скучно было, а сейчас, хоть тобой займусь. Узнаем откуда ты, кто ты такой, как звать тебя.


Николай посмотрел в зеркало заднего вида, хотя и понимал, что ни черта он там ночью не увидит. Он вновь посмотрел на дорогу, снова в зеркало, и что-то заставило его притормозить.


Полицейский автомобиль остановился на обочине, заморгала аварийка.


Николай повернулся назад, в салоне никого не было.


- Какого хрена? – Николай отстегнулся и вышел из машины.


Он открыл заднюю дверь, проверяя, не показалось ли ему. Но нет, в салоне пусто.


Полицейский выпрямился, огляделся по сторонам и почесал висок.


- Так, стоп… Ничего не понимаю, - мужчина задал этот вопрос сам себе и вновь посмотрел по сторонам, - Ну был же парень, и сплыл что ли…?


Из динамиков автомобиля громко заиграла песня. На удивление, но в базовой «Гранте», которая еще и покупалась для нужд «МВД» (а это самый дешевый вариант), были установлены динамики в передних дверях. Но в машине отродясь не было магнитолы.


Николай от испуга отскочил от машины, поскользнулся и упал на пятую точку.


- Да чтоб меня! – громко прокричал полицейский.


Он попытался встать, но этого у него не получилось. Николай лежал на дороге один, но словно кто-то невидимый сидел на нем и сильными руками прижимал его к земле. Вскоре полицейский почувствовал на себе третью невидимую руку, она начала сжимать его горло.


Дышать становилось все труднее, полицейский начал всхлипывать, в глазах начало темнеть, хотя, казалось бы, и так ночь, но теперь и звезды на небе становились менее заметны, а они ведь совсем недавно появились из-за туч. Николай потерял сознание.


Невидимая сила, которая отключила полицейского, явно не хотела его убивать, лишь обезвредить. К Николаю, который лежал на дороге, подошел тот самый незнакомец. Он склонился над полицейским, поднял его словно соломинку и уложил на заднем сидении автомобиля.


Незнакомец сел за руль, теперь его уже не трясло.


Полицейский автомобиль медленно тронулся, и поехал дальше. На заднем сидении, без сознания, лежал Николай, музыка еще некоторое время играла, но вскоре стихла.

***

Все дела были сделаны. Сначала Иван и Дмитрий приехали в деревню, конечно, как они и ожидали, там их ждала тарелка пирогов и большая кастрюля окрошки. Как оказалось, бабушка не успела собраться, потому как была занята готовкой. Иван, сгорая от нетерпения, пытался не нервничать и, как любящий сын, дождался свою маму. Потом долгая дорога до больницы, за которой последовала очередь к врачу, непонятно, откуда столько народу в семь утра?! Но и это Иван стерпел. Потом его ждала обратная дорога до деревни, рассказы о том, как в этом году плохо растет урожай, и что корова опять сломала ограду и вышла за территорию пастбища. Но и тут мужчина был терпелив.


По приезду в деревню, ему пришлось еще около часа ждать сына, который никак не мог доделать свою работу. И вот, он подъезжает к своему дому, наконец-то он сможет взять ноутбук и узнать все секреты, которые хранит флешка, если они конечно там есть. Вдруг карта не считается? А вдруг на ней и вовсе пусто? Нет, конечно он еще по приезду в деревню вытащил флешку из камеры и бережно завернул её в платок, но вдруг она все же сильно намокла…?


Спать не хотелось, от слова – совсем. Бывший полицейский был в адреналиновом состоянии. И вот он – долгожданный момент. Иван закрылся в своей комнате, сел за стол, включил старенький ноутбук и вставил в него флешку. Но тут произошла новая напасть – звонок на сотовый, звонили из участка, со стационарного номера.


- Вань, привет, - раздался женский голос в трубке.


- Катя, не ожидал, думал опять Коля звонит. Слушаю тебя, - скрывая раздражённость ответил Иван.


- Вот поэтому я тебе и звоню. Он же утром уезжал, сказал, что поехал к тебе, сказал, что у тебя что-то случилось.


- Да, было такое, а что? Почему он не звонит? Вы узнали что-то про парнишку?


- Какого парнишку? – после этих слов сердце Ивана на мгновение замерло, а потом продолжило работать в три раза быстрее обычного.


- Что ты говоришь, он просил передать? – Иван давно знал этот прием, который обычно помогал перевести тему разговора.


- А, точно, он ведь так и не вернулся, и дома его нет, он что-то сказал тебе? Может он куда-то собирался? Что там у вас с тряслось?


- Разве он не связывался с тобой? – в этот момент Иван надеялся лишь на один ответ.


- Нет, уехал утром к тебе, ну как утром, ночью. И все, я ждала его, да и до сих пор жду, дак что ты говоришь он тебе сказал? – именно Иван научил Катю этому приему.


Иван опустил руку с телефоном, мужчина начал сосредоточенно думать, он знал, что времени у него – две секунды, он понимал, что врать дальше – это тупик.


- Я сейчас к тебе заеду, - Иван знал, если это прокатит, то у него будет пол часа.


- Хорошо, жду тебя, - возможно Екатерина ждала какого-то прощания, но вместо этого услышала лишь короткие гудки.


В дверь постучали (и Дима и жена Ивана знали, если он закрыл дверь в эту маленькую комнату, то без стука лучше не входить).


- Да что там еще? – злостно прокричал Иван.


- Папа, тут тебя, звонит дядя Коля, - ответил из-за двери Дима.


Десятки вопросов тут же пронеслись в голове мужчины. Почему он звонит сыну? Почему он не приехал в участок? Может по поводу камеры? Может он приехал, и все знает, а Катя ему подыгрывает? А может Дима видел камеру? Что теперь будет? А может я просто забыл сказать о ней? Что сказать? Спрятать? А если Катя не врала?


- Зайди, - сухо ответил Иван, после этого Дима вошел внутрь.


- Вот, держи, - Дима передал отцу телефон.


- Выйди, это не для твоих ушей, - сухо приказал Иван и тут же обратил внимание на свою куртку, которую бросил на комод, из правого кармана торчал ремешок камеры. – Выйди я сказал! – Иван встал и вытолкал сына из комнаты, он сделал это так, чтобы Дима не увидел комод.


- Пожалуйста, - обиженно фыркнул Дима, стоя уже за дверью. Дмитрий приложил ухо к двери.


- Алло, - как-то сдавленно, можно сказать прошептал Иван.


- Ты друга не потерял? – без каких-либо эмоций спросил звонящий. Иван узнал этот голос, звонил тот самый незнакомец.


- Где он? И где ты?


- Мне нужная моя камера. Ты смотрел видео?


- Нет, но хотел.


- Не нужно этого делать. Привези камеру в то место, где ты отобрал её, и я отдам тебе друга. Жду тебя в то же время. Советую не опаздывать, иначе цена за камеру возрастет, - послышались короткие гудки.


Иван опустил телефон на стол. Он посмотрел на ноутбук, на экране висело окно автозапуска флешки. Скрипнув зубами Иван закрыл крышку ноутбука. Дверь в комнату медленно открылась.


- Что-то не так? Что сказал дядя Коля? – спросил Дима.


- Дим, я замарался как никогда, - сказав это Иван тяжело вздохнул, взял свой сотовый и набрал телефон полицейского участка.

***

- Нет, мы с этим, конечно, разберемся! Но ты, с твоими то медалями, додумался своровать вещь у человека! Просто так! – Екатерина, которая была младше Ивана всего на пару месяцев, ходила по кабинету, громко кричала и постоянно жестикулировала.


- Да не серчай ты! Ну любопытство верх взяло, приеду туда и отдам ему камеру, заодно пистолет с собой возьму, буду стрелять по ногам, - Иван виновато смотрел в пол.


- Не поняла! – Екатерина остановилась и посмотрела на Ивана, - Какой пистолет? Ты же его сдал?


- Ну… Тот сдал, другой нет.


- Ладно, об этом потом расскажешь, не до этого сейчас, - Екатерина вся покраснела от злости. – Ты флешку с камеры смотрел? Что там? Что там может быть такое, из-за чего почти голый человек похитил полицейского?


- Нет, не смотрел. Как только он позвонил, я сразу с тобой связался и приехал, - Иван решил поднять голову и посмотреть на бывшую коллегу.


- Ну дак давай, включай. Откуда он узнает, смотрели мы или нет? – Катя села за свой стол и пальцем указала на компьютер.


- Да, пап, включай, вдруг там, что-то такое… - Дима не успел договорить.


- Будешь встревать, отправлю тебя домой! Сиди молча!


Иван встал со стула и передал Кате флешку, после чего обошел её стол и встал позади бывшей коллеги. Дима, сначала медленно, а потом, поняв, что его не гонят, быстрее, встал рядом с отцом.


Открылась папка, в которой был лишь один видеофайл. Екатерина дважды кликнула по файлу, запустилось видео.

***

### - Этими символами будут обозначены моменты, когда видео прерывается и начинается следующая часть видео, так как на флешке все одним файлом. Камера все снимает от первого лица, но снимающий все время меняется, так что буду все описывать в прозе, не объясняя кто в данный момент держит камеру (прим. автора).

***

Солнечное летнее утро. Электричка только что отъехала от перрона, оставив на нем троих своих пассажиров – Никиту, Стаса и Андрея.


- Ну что? Приключение начинается! – прокричал Андрей, высоко подняв руки вверх.


- Да ладно тебе, какое приключение, так, поход, - Стас закинул на плечи большой рюкзак.


- Но, но, но! Ты вообще понимаешь, что это твои последние дни на свободе? Что скоро таким дням конец? – Никита по-дружески толкнул Стаса в плечо.


- Да ладно вам, я просто женюсь, а не в тюрьму сажусь, - попытался отшутиться Станислав.


- Это одно и тоже братаааан, - проорал Андрей, ткнув камерой в лицо Стаса.


- Ну хватит, давайте на пару дней забудем об этом и просто отдохнем, - Стас тяжело вздохнул, ибо друзья и так час с лишним, все то время, что они ехали в электричке, напоминали ему о том, что он подписал контракт с дьяволом (Заявление в ЗАГС).


- Ладно, пошли, я тут уже бывал, сейчас покажу вам такое место, охренеете, - Никита накинул рюкзак и спрыгнул с перрона на тропинку, которая уходила в лес.

###

- Твою мать! – проорал Андрей, бросил рюкзак и сильно разбежался. Спустя мгновение он уже был по пояс в воде.


- Идиот! Ты бы хоть одежду снял! – громко смеясь прокричал Никита.


- Вот это да, и что, никто не знает об этом месте? – Стас удивленно посмотрел на друга.


- Сам в шоке, третий раз сюда приезжаю, а вокруг никого, Никита скинул рюкзак и начал раздеваться. – Ну что? Прыгаем?


- Точно, а вещи просто бросим, нет уж, я сначала вещи разложу и палатку поставлю.


- Тогда держи камеру.


Трое молодых людей расположились на берегу небольшого озера. Хотя, озером это было не назвать, скорее всего лужа двадцать на двадцать метров, но при этом со своим пирсом, песчаным пляжиком и чистой водой. Со всех сторон озерце окружали высокие деревья, а само озеро, словно зеркало, отражало небо.

###

Ночью, когда все уже изрядно накупались, наелись шашлыка и уничтожили почти шесть бутылок коньяка, все спали в палатке. О, этот непередаваемый аромат перегара, курева, мокрых трусов, кетчупа, которым так славятся многие походы. Храп, пинание одного человека другим, пищание комара, который единственный залетел в палатку, да, это не передать.


Снаружи раздался хруст сломанной ветки, на которую кто-то наступил. Выпивших и уставших людей такой шум точно не разбудит, но в лесу, где никого нет, где тихо как в гробу, этот хруст прозвучал словно гром средь ясного неба.


- Эй, слышали? – Никита, который лежал по середине, и уже включил камеру, толкнул обоих друзей.


- Да слышали, ты тоже слышал? – Андрей посмотрел на Стаса.


- Тут точно никого нет? – вопрос был адресован Никите.


- Да никого тут ни разу не видел. Сами же видели, тропа, как свернула в эту сторону, почти вся заросла.


- А если не вся? – прошептал Андрей. – Вдруг тут местные ходят?


- Да какие местные? До деревни пять километров, - тоже шепотом ответил Никита.


- Надо выйти, посмотреть, вдруг медведь, - прошептал Стас.


- Ага, точно, или тюлень! Тут медведей отродясь не было, - возмутился Никита, но также шепотом.


Звездное небо, при огромной луне, позволяло видеть то, что происходило вокруг. Да даже само озеро, словно подсветка экрана телефона, слегка святилось в темноте.


Словно огромная рука, что-то невидимое сорвало, откусило, как-то отделило, верхнюю часть палатки и выбросило в лес. Троица заорала от испуга, в этот момент невидимая угроза сделала следующий шаг. Палатка взлетела вверх, метра на три и начала трястись из стороны в сторону.


Первым на землю упал Никита. Держа камеру, он заснял немыслимое – Станислав завис над озером, резко, с огромной силой, он упал низ, ушел под воду, снова поднялся и опять упал.


Словно огромная рука опускала и поднимала чайный пакетик над кружкой. Стас в последний раз взлетел над водой и упал вниз.


Никита встал и побежал прочь от того места, где недавно стояла палатка. Камера в руках молодого человека тряслась, но продолжала снимать видео. Как вдруг, Никита замер и поднял камеру перед собой. Перед ним стоял Андрей, который слегка пошатывался из стороны в сторону.


- Ник, что случилось? Как это все… - он не успел договорить.


Резко, с огромной силой, как будто на него упал многотонный контейнер, Андрей впечатался в землю, обрызгав Никиту кровью, которая брызнула из него в момент перелома позвоночника.

###

Камера снимает мокрый асфальт, слегка пошатываясь вперед-назад. Слышен визг тормозов. На видео помехи, много воды, камера вот-вот перестанет работать, обрыв видео.

###

Черный экран. Но аудио записывается.


- Да, прямо так, ночью, раздетый.


- С ним ничего не было? Может вещи какие нес?


- Да нет же, говорю тебе, в трусах одних.


- Ладно, помоги мне.


Видео закончилось.

***

- Ну, все ведь понятно! – молчавший до этого, как и все, воскликнул Иван. – Дебилы, шутники, малолетки, монтаж! Поедем и задницы им надерем!


- Ну и кто, ради шутки, будет похищать полицейского? – возразила Екатерина, которая была поражена увиденным.


- А мало ли дебилов? Вон один в метро про вирус пошутил, ради лайков, дак осудили! – уверенно парировал Иван.


- Пап, а что если это правда? Мы ведь этого Никиту и подвозили, - прошептал Дмитрий.


- Да хорош вам! Бредятина! Поехали на то место, только заранее. Там либо розыгрыш, а ведь я повелся, либо…


- Либо что? – Екатерина повернулась и посмотрела на Ивана, лицо которого вдруг стало глубоко задумчивым, словно тот пытался что-то вспомнить.


- Отмотай назад, на самое начало, - Иван пристально посмотрел на монитор, чтобы не пропустить интересующий его момент.


Екатерина воспроизвела видео с самого начала.


- Вот тут, стой. Что там написано? – на месте, где видео поставили на паузу, можно было разглядеть название станции, на перроне которой и началась съемка.


- Станция Юлино, - прочитал вслух Дима.


- Юлино? Дак это же в Приморском крае, - удивился Иван.


- А ты на дату видео смотрел? Вот же, внизу тайм-код, двадцать третье июля две тысячи двадцать первого года, - посмотрела на Ивана Екатерина.


- Может не настроили? – Иван посмотрел на сына, потом на Екатерину.


- Может быть. Только ты забрал камеру у человека в трусах, в лесу Пермского края, ночью, двадцатого июня две тысячи двадцатого года, который шел по дороге, которого потом ты передал полицейскому, который пропал, а тебе позвонили. Не слишком ли замороченный розыгрыш? – констатировал Дима.


- Дак это что? Запись из будущего, или кому-то делать не х… не фиг? – вспылила Екатерина.


- Поехали на то место, узнаем, - вдумчиво сказал Иван.


***

Огромная просьба к Вам, прочитавшим до конца. Если Вам этот рассказ не понравился, поставьте минус, а если понравился, не забудьте поставить плюс. Это не ради плюсиков, а ради понимания таких вещей как - Прикольно пиши/Удали все это, чувак.


Показать полностью
53

САМАЯ БОЛЬШАЯ

- Учитывая, что ты провел двадцать тысяч исчислений, ничего удивительного, что где-то закралась ошибка.


- Я потратил почти два месяца, и мои расчеты верны. Ошибка в измерениях.


Роман Василевич лишь пожал плечами.


- Работа готова, я тебе гарантирую, что защита оценит.


Олег отрицательно покачал головой.


- Нет. У меня есть еще полгода, и я проведу нормальные исследования, и в нормальных лабораториях. Благо, грант позволяет.


Научный руководитель лишь посмотрел на Олега, и вышел.


Проводив его взглядом, молодой специалист снова взялся за расчеты. Ну где-то здесь должна быть ошибка. Должна. Иначе быть не может.


_____________________________________________________________________________________________________


Докладная записка.


Считаю целесообразным шагом в связи с установкой нового оборудования повысить скорость с 3 Мм/с до 6 Мм/с.


Марекус С. II.

_____________________________________________________________________________________________________



До конца года остаются еще больше полутора месяцев, а значит, можно себе позволить использовать грант на полную мощность. Немного подумав, Олег отправил данные в Массачусетский институт. Ответ пришел довольно быстро, и содержал подтверждение готовности к исследованию, всего за 249 долларов. Не задумываясь, Олег перечислил указанную сумму.


Не прошло и недели, как он получил свои результаты.


Красивые графики, опосредованные расчеты… И снова ошибка. В этот раз двадцать одна десятитысячная. На единичку больше чем в прошлый раз.


До защиты оставалось все меньше времени, и Олег, использовав все свои познания в английском и сарказме, отправил следующее письмо:


«Дорогие коллеги! Предоставляю вам свои расчеты, из которых следует, что скорость света в вашем ускорителе превышает общепринятое значение. Поздравляю вас с этим достижением, но прошу предоставить мне более адекватные данные по указанному эксперименту».


_____________________________________________________________________________________________________

Резолюция


Считаю нецелесообразным применение данной концепции для всей системы.


Глава.


Сеть для вас.


С наилучшими пожеланиями.

_____________________________________________________________________________________________________



Целый месяц ушел на взаимные упреки:


«Наши результаты верны».


«Посчитайте через массовый коэффициент».


«Наши результаты верны, ошибка в ваших расчетах».


«Предоставляю свои расчеты, укажите на ошибку».


В конце концов, американцы смирились с погрешностью, и чтобы замять скандал, и поддержать свой престиж, согласились на независимое исследование. И всего-то за 249 долларов и 99 центов.


Скрипя сердцем, Олег перевел эти деньги, и когда получил результаты, сначала, был даже несколько удовлетворен:


«Мы приносим Вам свои извинения, что не можем предоставить данные, запрашиваемые Вами в полном объеме, т.к. ускоритель вышел из строя, в связи с повышением температуры на 2 градуса. В связи с неудовлетворением ваших запросов, возвращаем деньги».


Олег хмыкнул. Электронным переводчиком, наверняка, переводили…


Но после обработки результатов волосы у него стали дыбом. После 21-го декабря 2012 года скорость света увеличилась на 29 десятитысячных процента.


Здесь уже ошибки быть не могло. За полгода, путем опосредованных экспериментов, он вычислил… Вычислил что-то… Олег и сам не мог понять, к чему он пришел… Понял он лишь одно: если из-за таких незначительных колебаний в скорости вышел из строя сверхпроводник, то и людям недолго осталось…


_____________________________________________________________________________________________________

Докладная записка.


Предлагаю, для начала, провести изменения в наименее значимом кластере.


Марекус С. II.

_____________________________________________________________________________________________________



Новый год Олег праздновал на Кубе. Уже полгода он ни в чем себе не отказывал. Банки с удовольствием давали кредиты, а он с удовольствием их брал. Американцы все отписывались о срыве эксперимента, и, в качестве извинений, слали все новые данные. На досуге он проводил расчеты по последним строчкам формулы, и с каждым разом скорость света росла. Он уже давно понял, что погрешности в вычислениях нет, и просто наблюдал за динамикой роста.


Иногда, он удивлялся, почему никто больше этого не замечает?


А иногда, ему льстила мысль, что никто больше этого не замечает, потому, что это значит, что он вывел гениальную формулу…


А еще он заметил косвенное подтверждение: с поправками на изменение скорости света, формула говорила, что температура будет повышаться.


Здравствуй, глобальное потепление, здравствуй Куба, здравствуйте Сейшелы! Кто знает сколько осталось? Кто знает, как правильно отдыхать?


_____________________________________________________________________________________________________

Резолюция


Одобряю.


Глава.


Сеть для вас.


С наилучшими пожеланиями.

_____________________________________________________________________________________________________



Олег лежал на пляже в Гоа и наслаждался теплом. Приятный бриз, умиротворяющий шум океана.… И лишь какой-то шум вызывал некоторый дискомфорт.… Взглянув на небо, он увидел увеличивающееся солнце…


- Ну, значит, правильно посчитал, - сказал он, и перевернулся на живот.


А через шесть минут сверхновая сожгла все, что вращалось на орбите третьей планеты, а потом и то, что далеко за ней...


_____________________________________________________________________________________________________

Резолюция


Эксперимент считаю неудачным.


Виновных наказать, кластер восстановить.


Глава.


Сеть для вас.


С наилучшими пожеланиями.

_____________________________________________________________________________________________________



Докладная записка.


Кластер восстановится только после большого взрыва, планируемого через 6 млрд. циклов.


Потери информации незначительны, предлагаю изолировать кластер.


Также, прошу заметить, что данный апдейт привел к повышению температуры проводника, что позволило избавиться от органического загрязнения без дополнительных затрат. Рекомендуется для всей Вселенной.


Марекус С. II.

_____________________________________________________________________________________________________



Приказ.


1. Марекус С. II. должен быть уволен (уволена/уволено).


2. Перезагрузить сервер SOL МлчнПт


Глава.


Сеть для вас.


С наилучшими пожеланиями.


Уважаемые клиенты!


Некоторое время сеть будет недоступна.


В настоящее время происходит обновление аппаратной базы.


На серверах провайдера происходит перезагрузка, так называемый «большой взрыв», все Ваши данные будут восстановлены.


Ваши телекоммуникации.


Ваша сеть.


Большая. Общая. Глобальная.


Нет сети лучше.


ввв.лучше.нет.


______________________________________________________________________________________________________________________________


С уважением, Ваша


Большая. Общая. Глобальная.


______________________________________________________________________________________________________________________________

Показать полностью
30

Кулинарное приключение

Кулинарное приключение Фантастика, Черный юмор, Фантастический рассказ, Длиннопост

Лени я нашёл в курилке, как и ожидал.

- Ты почему, на совещании не был! - Накинулся я на него. - Шеф рвал и метал!

- Не думаю, что это было как-то связано с моим отсутствием…- Пожал друг плечами. – У него это обычная утренняя разминка. Он наверно, пока всех слюной не обрызгает, работать не может.

Не удержавшись, я рассмеялся. – Ну, в этот раз у старика есть серьёзный повод для беспокойства. К нам едет представитель заказчика. А в проекте конь не валялся.

- Кто ж виноват, что материалы в Трикленде застряли. Весна – время забастовок…- Меланхолично заметил Лени.

- Попробуй, объясни это заказчикам. – Хмуро ответил я. – Будут тыкать нам в нос сроками и подписанными обязательствами.

- Первый раз, что ли. – Лени достал из пачки новую сигарету. - Выкрутимся.

- Ситуация сложнее, чем кажется. Понимаешь, этот представитель Дик Найджел– серьёзная шишка в совете директоров. И он здорово расстроился, когда мы выиграли тендер. Я слышал, ему обещали нехилый «откат» наши конкуренты. Поэтому, представь, как он рад будет расторгнуть с нами договор, да ещё неустойку содрать. – Ввёл я Лени в курс дела.

- Если это произойдёт, мы окажемся в глубокой ж. На грани банкротства мы окажемся. – Лени выдохнул дым в открытое окно и задумчиво посмотрел на припаркованный недалеко от входа в здание, новенький джип. Насколько я знал, рассчитываться с кредитом ему предстояло ещё два месяца…

- О чём и речь. – Сказал я.

- От меня то ты чего хочешь? – Обернулся ко мне Лени.

-Меня шеф назначил ответственным, за переговоры с этим парнем. – Открыл я свои карты. - Выручай, будь другом.

Лени иронически хмыкнул. – Так ты же, у нас главный креативщик компании. А я – скромный менеджер по закупкам. Не по рангу мне такими делами заниматься.

- Ну, ты чего! Я же не виноват, что мой проект победил на конкурсе! - Воскликнул я. Конечно, дело было не только в этом. Лени был выходцем из гетто. А мой отец работал в администрации города…

-Да, конечно. Ты прав. – Насмешливо согласился Лени.

- Да если на, то пошло, ты здесь работаешь только благодаря мне! – Сгоряча ляпнул я, потому, что, если честно, Лени гораздо больше подошла бы должность креативного директора. И я это знал. И он знал, что я это знаю. – Извини, я скотина…- Промямлил я.

- Ничего. Это действительно, правда. Все знают, что парней из гетто не любят брать в хорошие фирмы. И если бы твой отец не замолвил тогда словечко, работать мне сейчас на консервной фабрике.

Я опустил голову. Вроде бы уже, сколько лет варюсь в этой каше, а нет, нет и, станет стыдно. Всё-таки как похабно устроен наш мир…


С Лени мы познакомились в Принстоне. Он попал туда по «рабочей квоте», а я как не трудно догадаться, по блату. Нас поселили в одной комнате, благодаря чему мы и подружились. В отличие от большинства сверстников, я не обольщался по поводу своих способностей. И понимал, что без влияния отца, не видать бы мне ни учёбы в престижном колледже, ни карьеры. Лени был другой. Он всего добивался сам и временами, я неистово завидовал ему. Он был таким, каким я всегда мечтал стать, может оттого, я и таскал его за собой, по студенческим вечеринкам, знакомил со своими друзьями из «золотой молодёжи» и попросил отца помочь устроиться ему в ту же фирму, где было приготовлено место для меня. Да отец и не возражал, и всегда советовал мне: «Держись этого парня сын, голова у него золотая. Поверь, он никогда не забудет, кто помог ему выбраться из грязи. А такой человек всегда пригодиться. Не хватает ума самому – используй чужой.» Меня это коробило, но определённая правда в словах отца была. Лени не раз меня выручал. Конечно, и ему от этого была польза, сам бы он, при всех своих способностях пробиться не смог. В нашем мире главное – происхождение и связи. А этого у меня было с избытком.


- Да ладно, не комплексуй. – Лени похлопал меня по плечу. – Жизнь есть жизнь, и за всё надо платить.

- Понимаешь, это ведь шанс. Хороший шанс, для нас обоих! – Заглянул я ему в глаза. – Шеф обещал мне, в случае, если всё пройдёт успешно – долю в компании. Ему, уже тяжело вести дела в одиночку. Искать заказы и всё такое. Эти переговоры – моя проверка. Если я справлюсь, займу должность управляющего, а тебе передам своё место.

- Звучит неплохо, только слишком много «если». – Задумчиво сказал Лени. – Что крепкий орешек, этот проверяющий?

- Не то слово. – Махнул я рукой. – Вредный тип.

- Когда приезжает?

- Через пять дней. – Выдохнул я.

- Сделаем так: Ты пробиваешь его по своим каналам, я - по своим. Завтра вечером встречаемся, и подводим итоги. – Решил Лени.

Я кивнул.


В лесу было накурено. Вернее, такое впечатление создавалось из-за вонючего смога, полупрозрачной кисеёй затянувшего всё вокруг. Конечно, в фешенебельных кварталах города ситуация была чуть лучше. Там на каждом шагу стояли стационарные очистители, а все кафе, скверы и парки находились под защитными куполами. Чем беднее становились кварталы, тем грязней и загазованней воздух, меньше зелени, больше бетона. Что поделать – последствия Второй Экологической Катастрофы. Если после Первого Взрыва Мутаций, были ещё попытки сохранить природную фауну и флору (даже крыс занесли в Красную Книгу), то после второй волны, пришлось уничтожать всё подчистую. Со временем, правда, учёные вывели изо мха, водорослей и чёрт знает, чего ещё, подобие растений, но вот из инфузорий-туфелек и прочих простейших, создать животных, пока не получалось. Только человек, сумел, и выжить и сохранить свой генофонд, практически без изменений.

Лес, где мы с Лени договорились встретиться, лесом мог называться, скорее условно. Это было просто пространство, размером с футбольное поле, засаженное гигантскими мхами, доходящими в высоту до пяти метров. Лес выполнял функцию биофильтра, жадно впитывая в себя выхлопные газы и дым от работающих фабрик. Также он являлся своего рода буфером, отделяющий Город от Пустыни. Каждый год, Пустыню исправно заливали бетоном, но каждую весну, сквозь защитный панцирь прорывались уродливые побеги-мутанты, жадно тянувшие свои щупальца в сторону города…Брр, ненавижу весну…

Но несмотря ни на что, лес я любил. Причудливо-изогнутые, ажурные бриофиты, покрытые бархатистой чешуёй, цветом от нежно-зелёного, до пепельно-серебристого, излучали тепло, жизнь, надежду. Я любил бродить тут и представлять времена, когда Землю населяли животные и птицы, повсюду цвели цветы…Я ещё помню крыс и тараканов, а вот птиц, увы, не застал. В детстве, у меня был целый зверинец – террариум с парой чёрных тараканов и одна крыса. Когда они умерли, я проплакал несколько дней….


Из задумчивости меня вывел голос Лени. – Не спи, замёрзнешь!

Я обернулся. Вид у друга был самый жизнерадостный, значит, плохи наши дела. В отличие от моих знакомых, в повседневной жизни Лени был меланхоличен и медлителен, но, как только ситуация обострялась, начинал буквально фонтанировать позитивом и энергией.

- Ничего не нашёл? – Спросил я.

- Давай сначала выкладывай, что ты нарыл. Попросил Лени.

Я пожал плечами. – Никакого компромата. Разве что экономические махинации, в Первую Экологическую, но кто тогда этим не занимался. Отличный семьянин, образцовый работник, талантливый экономист. Пользуется уважением коллег. Характер, правда, поганый, все источники это отмечают, но это компроматом не является. Слабостей – нет. К азартным играм, сексу, экстремальным развлечениям равнодушен. Хотя, чему удивляться, ему же седьмой десяток катит…

Пока я рассказывал, Лени задумчиво кивал головой. Потом добавил. – Да, у меня та же самая информация. Кремень – старик. Видимо, хана фирме.

- И это всё, что ты можешь сказать? - Возмутился я.

- А чего ты от меня хотел? – Иронически поднял он бровь. – Айн, цвайн, драй и я тебе выкладываю на тарелочке решение проблемы? Я не волшебник. Знаешь, давно тебе хотел сказать – слишком легко всё тебе даётся. Так твои мозги скоро окончательно отучаться работать.

Я оторопело смотрел на него. – Но. ты же согласился помочь…

- Ну да. – Кивнул Лени головой. – Ключевое слово – помочь, а не решить как обычно, твои проблемы.

- Так ведь и тебе придётся туго, если компания обанкротится. – Заметил я.

- Тут ты прав. И поэтому, я, в отличие от тебя, подсуетился и копнул глубже. И кое-что нарыл. Только не знаю, как это нам поможет…- Так же внезапно, как завёлся, успокоился друг.

- Ну! – В нетерпении воскликнул я.

- Есть у старика одна слабость. Он – гурман. – С видом гуру, открывающего пастве какую-то оккультную тайну, сообщил Лени.

- Чего??! – Изумился я.

- Того. – Проще говоря, пожрать наш товарищ не дурак. До Первой Экологической, ресторан он держал. Сейчас то с этим проблемы – натуральной еды днём с огнём не найти, сплошная синтетика. Нам то с тобой без разницы, в какой пробирке наш обед состряпали. А старики – те ещё помнят.

Я задумался. Перед глазами возникла картинка: отец с мученическим видом выщёлкивает из блистера утреннюю порцию таблеток и запивает их витаминным коктейлем, с трудом подавляя рвотный рефлекс.

- Даже если и так, нам, то, что от этого? – Мрачно сказал я.

- Тебе, какое задание дали? Спросил Лени.

- Встретить, ублажить по полной. Объяснить, что сроки сорвались по вине поставщиков, договорится об отсрочке. Забубнил я.

- Вот! Ублажить по полной! Накормить его надо так, чтобы он до конца жизни этот приём запомнил. – Поднял Лени указательный палец.

Я понурился. – Чем накормить? Сейчас вся пища синтезируется по одному образцу. Выбор, конечно, есть – таблетированная форма, суспензия или инъекции питательных веществ, раз в несколько дней. Со вкусами что ли поиграть? Но ароматизаторы и красители, а также имитаторы вкусов запрещены….

- Есть вариант. Но боюсь, он тебе не понравится. Хотя, я бы на твоём месте, остановился именно на нём. - Задумчиво проговорил он, глядя в сторону.

-Ну не томи! - Почти заорал я.

- Ты уже проходил плановый техосмотр? - Спросил Лени.

- Что?! - Несколько опешил я.

- Ну, ты тормоз…Детали менял уже? Ну, там, почки, печень, лёгкие… - Нетерпеливо пояснил Лени.

Я слегка оторопел. Все знали, что человечеству (в большинстве своём) удалось выжить вовремя и после Экологических Кризисов, благодаря героическим усилиям Трансплантологов, Репродуктологов и Генетиков. В обязанности вторых и третьих, входило продолжение рода и отслеживание мутаций. А вот за качество жизни и её продолжительность, отвечали первые. Какие бы мощные системы вентиляции, купола и фильтры не стояли, как бы фирмы не рекламировали противогазы и респираторы, почки, печень и легкие, спустя несколько лет выходили из строя и приходилось обращаться к трансплантолагам. Тем, кто побогаче, реже, тем, кто победнее – чаще. Обитателям гетто, услуги врачей оплачивали фирмы-работодатели, или соцслужбы. Правда, ни на что, кроме синтетических органов, они рассчитывать не могли. А эти органы, при всей их дешевизне и доступности, имели ряд ощутимых неудобств. Правда, каких, я так и не смог понять. Да и не интересовался особо, если честно. Ни я, ни моя семья финансовых проблем не испытывали и потому, в клинике нас дожидались «запасные комплекты органов первой необходимости» заботливо выращенные из наших родных клеток, высококлассными специалистами. Синтетическая штамповка – для масс, а мы – элита.


- Вообще-то, два месяца назад. – Сказал я.

- Это когда я на стажировку ездил? - Поразился Лени. - Вот и оставляй тебя без присмотра…

- Много ты за мной присматриваешь! – Усмехнулся я, вспомнив последнюю нашу вечеринку.

- В правильные места надо ходить, и правильные вещества употреблять. - Со значительным видом поднял Лени указательный палец. - У тебя хоть раз после наших экспериментов отходняк был?

Я отрицательно покачал головой.

- То то же. Колись, что посадил? Печень? Почки? Ливер? – Продолжил он допытываться.

- Весь комплект. – Собравшись с духом, бухнул я.

- Чего?!! – Поразился друг.

Первый раз я видел его таким изумлённым.

-Того! Концентрация у драги была не та…

- Ага! И состав, и компания, не подходящая…- Язвительно заметил Лени. – Родители в курсе?

- Нет, конечно! – Возмутился я. – У меня «тревожный детектор» успел сработать…

«Тревожным детектором», мы называли гаджет, вживлённый в организм. Штучка, доступная далеко не каждому. В случае, смертельной угрозы здоровью носителя, он активизировался и начинал излучать в пространство мощный сигнал, по которому обязан был выехать любой находящийся поблизости реанимобиль.

- Вот теперь, мы в полной заднице…Констатировал Лени.

- Ты что, хотел для этого проверяющего, мои внутренности приготовить? – Поразился я.

- Ну да. – Лени пожал плечами. – А чего, они же выращены из твоих клеток, натуральные, экологически-чистые.

- Да кто бы их стал готовить? Сейчас профессии такой нет. Сейчас повар, значит химик! – Воскликнул я.

- Да есть человек. Я ведь, как узнал, про ресторан мистера Найджела, нашей сегодняшней занозы? Пробил его сначала по своим источникам. Ничего заслуживающего внимания не нашёл. Решил развеяться, своих навестить. Приехал в гетто. То, да сё, да разговоры. Сосед родителей, старик Майвес, на огонёк заглянул. Услышал знакомое имя, аж встрепенулся весь. Он оказывается, у Найджела в ресторане когда-то шеф-поваром работал. И даже, можно сказать, приятельствовал с ним.

- Дела…- Вздохнул я. – А ты уверен, что старик твой, не ошибся?

- Уверен. – Веско сказал Лени. – Верный человек. Он же после Второй Экологической – Пустыню зачищал, хотя ему тогда уже полтинник стукнул…

Я задумался. Конечно, клетки на сменный комплект, я сдал. Но раньше, чем через полгода, никто мне новые органы не вырастит.

- Слушай, а может из синтетических органов, попробовать приготовить ему обед? – Спросил я.

- Не покатит. – Авторитетно возразил друг. – В них биоволокон – минимум, необходимый для того, чтобы организм их не отторгал. Мы же – обитатели гетто – уже почти киборги. Только что не на заводах нас собирают…Мне первую пересадку сделали в семь лет. Был выхлоп с комбината, я надышался…

- Но сейчас то у тебя средств хватит, чтобы заказать нормальные органы? – Сказал я, просто, чтобы что-то сказать. Мне, в который уже раз, было стыдно перед другом.

- Я сестрёнке заказать хотел. Мне-то зачем – организм уже к синтетике притерпелся, всё равно нормально функционировать с органикой не сможет. – Ответил Лени. - Хотя, если компания наша накроется, ходить Джесси с эрзацами.

Я вздрогнул. – А через какое время, организм к ним привыкает? Ну, к искусственным органам? Так, что уже органические не приживаются?

- Год, два…Хотя, от организма зависит. Если родители из гетто, то дети у них рождаются, с повышенной толерантностью к синтетическим органам. Ну, если конечно зачаты были уже после полной смены «начинки». А ты чего это задумал? – Насторожился он.

- Эти два месяца, я вроде ничем особо не злоупотреблял. Не до того было, да и страшновато, если честно, после той истории. Думаю, ничего не случится, если я годик с синтетикой похожу. Заодно, узнаю, как ты с ней столько лет живёшь. – Подмигнул я, оторопевшему другу.

Никогда я ещё не чувствовал себя таким крутым, как в этот момент.

- Ну, ты, отморозок. – Выдавил из себя Лени. - Ты бы хоть подумал, перед тем, как такое ляпнуть.

- Если буду раздумывать – точно не решусь. – Признался я.- А выхода другого нет.

- А ведь и верно. Нет другого выхода. Да и что такого, в той синтетике страшного? Год походишь, потом переставишь себе свою органику. – Лихорадочно, словно самого себя, убеждая, сказал Лени.

- Зато будет, что внуком рассказать. – Подхватил я.

- Подожди, а как ты это своим объяснишь? – Опомнился Лени.

Я беспечно пожал плечами. – Да не буду я им ничего объяснять. Хотя, думаю, отец меня одобрил бы. Вот только как это всё провернуть?

- С этих проблем не будет. – Мрачно заметил Лени. - Есть у меня знакомый трансплантолог, я у него и себе и своим «наборы» заказывал. Классный спец – его не раз в вип-клиники сманивали. А он принципиальный, работает в гетто. Заплатишь в тройном размере – он всё сделает. В детали посвящать его конечно не стоит. Скажем – захотел мажор острых ощущений.


Первым делом мы поехали в гетто, к Армину Майвесу, другу родителей Лени. Его, конечно, пришлось полностью ввести в курс дела и он, к нашему немалому удивлению, сразу согласился вспомнить своё ремесло, даже не спросив об оплате. Оказывается, старый повар даже плитку хранил и кастрюли! Даже пакетик каких-то приправ достал из тайника! Вот ведь преданность профессии…

- Ребята, да вы меня просто к жизни вернули! – Радостно восклицал он, исподтишка посматривая на меня.

Под его цепким взглядом, мне было неуютно, даже боязно. Казалось, старик еле удерживается оттого, чтобы меня пощупать. Видимо, Лени тоже что-то такое почувствовал, потому, что остаться на витаминный коктейль, отказался, сославшись на дела. Мы договорились приехать к нему ранним утром, в день приёма, и завести всё необходимое, для праздничного обеда.

- Странный он какой-то. Не удержавшись, поделился я своими сомнениями с другом.

- Что ты хотел, старики все странные. – Ответил Лени, пристально всматриваясь в дорогу. - а старики в гетто – отдельная песня. Они ещё помнят другую жизнь, когда чистый воздух, вода и растения, не стали привилегией богатых.

- Как ты с такими взглядами в социалисты не подался? Спросил я-то, что давно вертелось на языке.

- А смысл? – Вопросом на вопрос ответил он. – Я не верю во всеобщее равенство и братство. Всегда люди будут неравны. Так Природа распорядилась. У кого-то больше мозгов, у кого-то – реакции абсолютные. Кто-то добрый, кто-то – генетический мусор. Каждому своё. И спасти всех невозможно. Сейчас – особенно, после всех этих экологических катастроф, когда остатков природных ресурсов просто не хватит на всех. Кто-то должен страдать. И я только хочу, чтобы не страдали те, кто мне дорог, а этих людей не так-то много. Я только хочу выбраться сам и вытащить из гетто свою семью…

Оставшуюся часть пути мы молчали.


На следующий день, после работы, мы с Лени отправились в гетто, к трансплантологу. Волновался я страшно. Даже, несколько раз, приходила мысль отказаться от задуманного, и мне стоило больших усилий сдержаться и не отменить визит.

- Может, ну на фиг всё это? Спросил Лени, когда мы выехали с офисной стоянки.

- Тебе то чего бояться? Подозрительно спросил я. – Думаешь, если со мной что-то случится, тебя с фирмы выгонят? Не волнуйся. Шеф хоть и припадочный, свою выгоду понимает. Специалист ты классный. А что он тебя в чёрном теле держит – так из природной вредности. Он и меня шпыняет будь здоров…

- Дурак ты... – Вздохнул Лени.


Меньше всего, доктор Вернер, походил на высококлассного специалиста. Молодой громила, с непонятной бородкой, выкрашенной в ядовито-синий цвет. В брови пирсинг, руки и шея сплошь покрыты татуировками в стиле киберпанк. С недобрым взглядом холодных, серых глаз, он напомнил мне главаря какой-то молодёжной банды.

- Таксу знаешь? Первым делом поинтересовался он.

- Знаю. – Ответил я, и, не утерпев, спросил. - А правда, что вы отказывались от предложений ведущих клиник?

- Кривда. – Ухмыльнулся он. – Некоторые романтики, полагают, что из принципиальных соображений. На самом деле, всё гораздо грубей и проще. Здесь у меня – прекрасные возможности для исследований и разработки новых методик. Клиенты, опять же не такие избалованные. Тут я сам себе хозяин и ни одна академическая тварь, не наложит лапу, на моё открытие.

- Тебя послушать, так ты прямо весь такой киборг, без страха и упрёка. – Вмешался Лени. -А кто на собственные средства оснастил детский реанимобиль новой техникой?

- Ты что, рекламируешь меня, что ли? – Удивился Вернер.

- Не без этого. – Кивнул головой Лени. – Возьмёт Макс, и проникнется.

- Сколько надо? – Смущённо спросил я.

-Ты что, правда, хочешь взнос в клинику гетто сделать? – Удивился доктор.

- Ну да. – Пожал я плечами.

Быстро что-то прикинув в уме, Вернер назвал сумму. Примерно, столько я оставляю в казино, за выходные. Я молча достал бумажник и отсчитал деньги. Доктор их взял, дал расписаться мне в какой –то допотопной книжице и отпечатал на принтере квитанцию.

- Возьми. Пригодиться. Будешь налоговую декларацию заполнять – пойдёт льгота, как благотворителю. Объяснил он.

Отказаться, показалось мне неудобным.

- Теперь – к делу. Меня ваши проблемы особо не интересуют. И зачем вам понадобились натуральные органы «на вынос» – тоже спрашивать не стану. Хотя любой специалист вам скажет, что ставить их обратно лучше у того же трансплантолога, кто вынимал.

- Скажи, а сколько они могут храниться? Спросил Лени.

- Да хоть сколько. Я на контейнерах не экономлю. – Ответил Вернер.

- Тогда, мы их заберём послезавтра. Сказал я. – Рано утром можно?

- Желание клиента – закон. Я вообще здесь живу, так что без проблем.

- Скажи, а разницу я сразу почувствую? Поинтересовался я.

- Всё зависит от твоей чувствительности. Если вам срочно, тогда сейчас ты останешься здесь. Я сделаю все пробы, анализы. Карту взял?

Я кивнул.

- Умница. Короче, всё проверю и ночью могу прооперировать тебя. Понаблюдаю несколько часов и вперёд с песней. Могу больничный лист оформить, но такой уж необходимости в нём нет, благо, современные технологии позволяют к минимуму свести неудобства постоперационного периода. Да ведь ты в курсе, раз уже менял комплект! – Воскликнул Вернер.

- О кей. Согласился я.

- Может, передумаешь? – Шепнул мне на ухо Лени.

Я отрицательно покачал головой. Несмотря ни на что, доктор Вернер вызывал доверие. Я подумал, что никакого особого героизма с моей стороны и нет. Тем более - операция для меня не новая. Знал я одного бизнесмена, мнительного весьма, который раз сорок, за пять лет к трансплантологам обращался.


- Ну, как? – С волнением спросил Лени наутро, по дороге на работу.

- Нормально. – Пожал я плечами. Сказать по правде, чувствовал я себя, неважно. Воздух казался душно-сладковатым, к горлу подкатывала тошнота, сердце билось как-то неровно и ощущалось в груди, словно кусок камня. Но я списал это, на свою мнительность.

Последний день, перед визитом Дика Найджела, прошёл в хлопотах и разъездах. Надо было заказать номер в гостинице, организовать встречу Найджела в аэропорту, распорядиться по поводу завтрашнего делового обеда. С великим трудом мне удалось найти все предметы сервировки, список которых Майлис передал через Лени. Заведующий пунктом питания, был очень недоволен, а после того, как я сказал ему, что блюда для обеда будет готовить мой повар, затаил на меня смертельную обиду. Правда, когда понял, что моя самодеятельность полностью снимает с него ответственность за исход переговоров, повеселел и перестал чинить мне препятствия.

Вечером, вымотанный до предела, я буквально рухнул в кровать, предвкушая несколько часов отдыха. Но заснуть удалось только под утро. Разбудил меня звонок видеофона – оказывается, Лени уже успел съездить и к Вернеру, и к Майлису, с которым в машине ждал меня внизу. Я лихорадочно заметался. Как обычно, в таких ситуациях, галстук никак не завязывался, а чистая пара носков сгинула в какой-то чёрной дыре…Из зеркала в ванной на меня глянуло лицо маргинала, которого неделю держали в полицейском участке. Чувствовал я себя примерно так же. Мысли разбегались в разные стороны, словно служащие в обеденный перерыв.

«Так дело не пойдёт.» Решил я. «Мне ведь ещё на переговорах присутствовать. А для этого нужна трезвая голова и полная собранность». Не мудрствуя лукаво, я залез в свою аптечку, где вперемешку с лекарствами, лежали и стимуляторы. Обычно, я к ним не прибегал, держал на всякий случай. Но сегодня был особенный день, и я выпил сразу четыре капсулы страйка, запив витаминным коктейлем.


Пока Дик Найджел, в сопровождении директора компании и старших менеджеров был на экскурсии по предприятию, я и Лени, помогали Майлису, занятому сервировкой стола, а вернее, ограждали его от любопытствующих сотрудников. Отчего то у каждого работника с седьмого по пятнадцатый этаж, нашлось дело около комнаты совещаний, где решено было устроить обед. Я их понимал, посмотреть было на что. Даже мы с Лени, уже не заставшие практически натуральную пищу, жадно втягивали ароматы мясного рагу, как назвал своё творение Майлис. Мне нестерпимо хотелось попробовать хоть капельку, хоть кусочек, но я чувствовал, что тогда не сдержусь, и, наплевав на последствия, съем всё. И то, что сделано сие блюдо было из моих внутренностей, меня совершенно не смущало. То есть –совершенно, скорее, это было экзотической приправой к моему желанию попробовать настоящее МЯСО.

- Ну, как? – Гордо спросил Майлис, жестом приглашая нас оценить всё великолепие стола.

- Нет слов! А запах! Воскликнули мы в один голос.

- Мастерство не пропьёшь…- Непонятно выразился Майлис и удалился в помещение, где у нас располагался пункт питания.


Обед, за ходом которого мы наблюдали через монитор в соседней комнате, подходил к концу, когда я почувствовал дикую боль в желудке и тошноту. К горлу подкатил комок, и я ринулся в туалетную комнату, где меня вырвало густой, чёрной кровью. В висках запульсировало, я рухнул на пол и на меня обрушилась темнота.


- Как ты меня напугал! – Сказал Лени, одетый в стерильный салатовый комбинезон посетителя, и осторожно присел на краешек моей кровати.

- Я и сам, в шоке. - Прошептал я.

В себя я пришёл пару часов назад, и чувствовал себя так, словно несколько часов крутился в стиральной машине с грязным бельём. Кружилась голова, мерещились запахи пота, грязи и ещё чего-то сложно определяемого, но мерзкого.

- Я этого Вернера – в порошок сотру. – Возмутился Лени.

-За что? – Поразился.

- Он должен был тебя предупредить, что с синтетикой нельзя стимуляторами пользоваться. – Сказал Лени.

- А он ведь что-то такое говорил. - Вспомнил я. – Я только мимо ушей всё пропустил. Нервничал здорово, да и думал это так предупреждение, для проформы. Вроде того, что курить – вредно. Ты ведь ими пользовался!

- Долго объяснять…- Начал, было, Лени, потом махнул рукой и пояснил. – Понимаешь, я ведь здорово комплексовал, что у меня синтетика. Нам, жителям гетто специально в синтетические органы вшивают рецепторы, которые на любой наркотик или стимулятор реагируют. Что бы не сдохли раньше времени от наркоты и прочего. Рождаемость то низкая, мы перемрём – где рабочую силу взять? Первый раз, после употребления наркоты или стимулятора – происходит такой приступ, как у тебя. После второго – мгновенная смерть. Но обычно, одного приступа хватает, чтобы в ум ввести. Тебе быстро приступ купировали, так что основных «прелестей» ты избежал. Я, когда нашёл тебя в туалете – сразу понял, в чём дело.

Я нервно поёжился. - Но как ты то эти рецепторы у себя выключил?

- Да я ничего я себе не выключал. Просто делал вид, что меня вставляет. – Глядя в сторону, признался Лени. - Проштудировал учебник токсикологии и врал.

- Ты извини меня. - Неловко сказал я.

- Тебя то за что? – Удивился он.

- За всё. – Пояснил я.

Лени кивнул. – Проехали.

-Как переговоры? Спросил я-то, что, пожалуй, больше всего волновало меня в этой истории. (Вернее, я так старался думать.)

- А ты знаешь, на удивление отлично! – С облегчением переключился Лени. – Я ведь хотел с тобой в больницу ехать, но врачи не разрешили, типа, только родственникам можно. Так что я остался в офисе, звонил каждые полчаса твоему врачу, достал его просто. – Он виновато улыбнулся и продолжил. – Ну и от монитора не отрывался, обидно было бы, если бы из всей этой истории, ничего не вышло. Так вот, оба старика были в восторге. Слопали всё, подчистую! Найджел даже захотел лично повара поблагодарить. Я решил, отчего бы и нет. Вывел к ним Майлиса, представил по всем правилам. И тут такая сцена была! Мистер Найджел побледнел, галстук стал рвать. Потом, вроде взял себя в руки. Поулыбался Майлису, по плечу похлопал, поблагодарил, выписал чек ему на солидную сумму и отчалил в гостиницу. Сказал – завтра все отсрочки подпишет. Шеф расслабился, про тебя стал спрашивать. Я сказал, что у тебя случился приступ невралгии. Кстати, он передаёт тебе привет, и просил сообщить, что отныне ты – полноправный его компаньон.

Я испустил радостный вопль, отчего на моей кровати заверещал какой-то датчик.

- А знаешь, что самое интересное? – С интригующим видом спросил меня Лени.

- Что? Послушно поинтересовался я.

- Когда я приехал к мистеру Найджелу, он всё подписал, даже не читая. А после наклонился ко мне и прошептал на ухо: «Не знаю, как вы узнали про эту историю, молодой человек, но учтите – вам всё равно никто не поверит.»

Я слегка струхнул, честно, признаюсь. Ну и рассказал ему всё, как на духу. Найджел хоть не сразу, но поверил, что не в курсе я их с Майлисом делишек. Даже повеселел…

- Знаешь, если вспомнить, как спокойно Майлис отнёсся к идее приготовить человеческие внутренности на обед – то ещё меню в их ресторане, было. Задумчиво сказал я и мы захохотали, как ненормальные.

Показать полностью
84

А в заключение - ужин

Юноша в яркой форме сотрудника «Космозоо» сунул в рот облатку громкоговорителя, активировал магнитный бейдж на клапане кармана: «Моисей Осипович Вожделенин – гид».


– Экскурсанты! Прошу ко мне! Минуту внимания! Дама в красном, я вам говорю! Да, я. Да, меня! Не будете слушать – отстраню от экскурсии. Ну и что – билет? А у меня инструкция. Итак! Уясните – «Космозоо» огромен. Три с половиной тысячи километров иноприроды, пять тысяч километров акватории, семь гуголобайт виртуалия, где вы можете увидеть жителей Инфранета. Что? Нет, троллей не кормить и ботов не плодить! Соблюдайте правила. Даже если вы по неосторожности погибнете, мы вас восстановим в репликаторе. Имейте ввиду: ваша память не сохранит событий, произошедших после репликации, то есть всё будет так, будто вы «Космозоо» не посещали. Нет, деньги не вернут.

– Посмотрите: что вы видите? Да. Мальчик царапает ножиком ганимедскую пальму. Девочка? А ведёшь себя хуже мальчика. Нет, пальма не нападала. Они не агрессивны в это время года. Можешь просто её погладить. Даже пальме нужна ласка. Итак! Помните – в зоопарке детей всегда надо держать за руку. Нет рук? А что есть? Хорошо, туристов с Альтаира прошу держать детей в брюшной сумке.

– С дорожек не сходить, животных не кормить, цветы не нюхать. Отдельная просьба к гостям из будущего – бабочек не ловить и на память их не сушить! План такой: экскурсия, купание, дивертисмент «Чарующая магия Ригеля», а в заключение ужин. Вопросы?


Вожделенин повернулся на пятках и повёл туристов вглубь «Космозоо». Сизые листья шуршали, сплетаясь над головой. В корнях деревьев белели огромные амёбы.


– Итак! Мы с вами в секторе Ригель-9. Обратите внимание на клубы чёрного тумана, вокруг кустов. Нет, у нас запрещены пикники. Верно, это мряки, живущие под пологом ригельских джунглей. В реальности никакого тумана нет. А так. Мряки создают его в вашем воображении. Что дедушка? Ну натурально – гипноз. Гипноблокирующий контур вживлён? С войны? Базового уровня? Не поможет – мряки проникают в мозг куда глубже.


Отовсюду неслось уханье и гуканье. Пряди тумана потянулись от кустов к группе туристов.


– Эй, как вас там, – нервно спросила дама в красном, – вдруг эти мряки нападут?

– Нет, нет, нет! – успокоил её Вожделенин, – все лаборанты «Космозоо», снабжены мобильными М-генераторами. Ни одно животное не подойдёт ближе двухсот метров.

– А если они вас заставят выключить генератор?

– Мряки не могут управлять людьми. Они только насылают мороки. Кстати, перед нами куст квасяники. Эта ягода ценится кулинарами Ригеля-9. Как? Конечно, угощайтесь, это совершенно безвредно и даже полезно. Что, дедушка? Не врут – помогает! Я вас уверяю! Кисловата, но зато с мясом – пальчики оближешь! Ну, или жвала учешешь в вашем случае, дорогой альтаирский гость. Все поели? Точно? Идём дальше.

– А живого мряку покажут? – спросил мальчик, оказавшийся девочкой.

– Даже спящие мряки окутаны туманом. Но вам повезло! Одна самочка отметала икру и пока не может наводить морок. Идёмте за мной. Что? Оставайтесь, но М-генератор я заберу.

– Как мряки охотятся? На Ригеле-9 их добыча – дойные улитки. Да, ригельская версия коров. Хищники подбираются и внушают им образ пастуха. Он ведёт ничего не подозревающих улиток, в гущу леса, где они становятся добычей мряк. Осторожнее, не испачкайте ноги. Помогите дедушке перелезть бревно.

– На Ригеле-9 говорят: «Не верь тому, кто скажет, что ничего нет страшнее дождя в лицо. Голодный мряка – страшнее». Ригельский дождь насыщен кислотой, попасть под него не лучше, чем на Венере попасть под молнию. Как? Именно земляне пришли на помощь жителям Ригеля-9 и вывели мрякоустойчивую породу улиток. Популяция чудесных хищников сократилась. Они почти вымерли! Спасением стал «Космозоо», куда ученые успели перевезти несколько десятков особей.

– Интересен тот факт, что мряки совершенно не разумны, хотя и способны наводить такие потрясающе реалистичные иллюзии. В людских головах они берут готовые образы, будто кубики конструктора. Вот лежат дощечки от прошлой экспедиции, переходим по ним. Берут, значит, кубики и выстраивают вполне правдоподобный дом. Но мы уже пришли. Мряка – во всей своей красе!


Туристы вышли на утоптанную полянку. С края, около дерева, лежал огромный кожистый мешок. Его макушка венчалась вяло шевелящимися усиками. Всё дерево было покрыто слоем студенистой икры. Дама в красном споткнулась, посмотрела под ноги и вдруг завизжала – в траве лежал пластиковый браслет, с продетой сквозь него лучевой костью. Это был её собственный браслет! Копия надетого на руку. Туристы качнулись назад, но вдруг увидели – чёрный туман сомкнул вокруг поляны кольцо.

– Сделайте что-нибудь! – крикнула дама экскурсоводу.

– Я уже всё сделал.

– Включите генератор! Они приближаются!

И вдруг ей всё стало понятно. Она подобрала из травы кость и швырнула в гида. Кость пролетела насквозь.

– Ты пастух! – завопила дама.

– Разумеется! – вскричал он, подпрыгнул и растаял в воздухе.


Репликатор ожил. Первая головка начала лепить клетки, вторая стала сшивать их в ткани, третья и четвёртая собирали органы. Отдельный блок восстанавливал одежду и украшения. Из первого бокса высовывалась изящная женская рука в красном пластмассовом браслете. «Опять кто-то у нас убился, – подумал дежурный техник, – пятый случай за месяц. Надо бы начальству доложить».

Показать полностью
49

Лифт в преисподнюю. Главы 5-6

Предыдущая глава


Глава 5. Пятая дверь.


Саша всё делал очень тихо. Даже рылся в мусоре. Как художник производит движения кистью, так и он неторопливо перекладывал всё ненужное в сторону.


Ему удалось найти 25 литров воды, «упакованных» в четырех пятилитровых бутылях, и ещё нескольких меньшего объёма. Хватит в экономном режиме на пару недель. И это помимо газировки.


«Что у нас есть ещё?»


Три покрытые пылью банки с сайрой и две с горбушей. На жестянках имелись вмятины. Беспокоило ли это Сашу? Нисколько. Отдела по защите прав потребителей всё равно уже не существовало. Да и он не собирался платить за покупку. Так что сойдет.


Шпроты. Восемь маленьких банок. Печень трески. Три штуки.


Водка. Виски. Портвейн «Три топора».


«Это на потом», — решил он и оставил алкоголь нетронутым. «Синей» воды, кстати, лежало вокруг достаточно много, что показалось Саше странным.


Шесть пачек гречки по девятьсот грамм каждая. Она, видимо, была не самым популярным товаром во время «неразберихи», потому что других продуктов осталось всего по одной-две упаковке. Рис, перловка, макароны практически исчезли с прилавков этого магазина. Хотя макароны — отдельный вопрос. Они хранились в большом бумажном мешке. Такие мелкие, тоненькие, продавались на развес. Мешок был разорван с одного края и лежал на железном шкафчике возле…


Ещё одной двери.


Чёрт!


Саша застыл на месте, словно, превратился в камень. Как можно было забыть об этой двери?


От глаз её загораживало торговое оборудование, а вела она в подсобку слева от кассы. И Саша уже несколько раз проходил мимо, даже не обратив на неё внимания! Но если после всего шума, что он здесь произвёл, дверь не открылась. Значит…


«А ничего это не значит, — сказал трусливый голос внутри. — Что угодно может произойти».


И «пятая» дверь приоткрылась.


«Везение закончилось!» — противно пропищал голос внутри.


Саша почувствовал, как каменеют его мышцы и становится трудно дышать — тело, скованное страхом, не позволяло двигаться грудной клетке.


«То, что пытается открыться само по себе, не может таить за собой ничего хорошего. Не в этом мире».


Кирпич, найденный им, лежал на морозильной витрине, которая стояла между Сашей и зловещей подсобкой. Ровно посередине.


Дверь, поскрипывая, начала ходить туда-сюда. Едва приоткрывшись, она снова закрывалась.


«Может быть, сквозняк? — проклиная свою судьбу, предположил Саша. — Вряд ли. Там не может быть окна».


Он не двигался.


Стоял. Смотрел.


Ничего не происходило. Кроме того, что дверь пыталась открыться.


Панический страх накатывал волнами. Или как он там накатывает?


Проходил.


Возвращался.


В ритм движениям этой злополучной двери.


«Если я просто отсюда уйду. То будет ли всё нормально? — начал спорить сам с собой Саша. — Пакеты собраны. Вода у двери. Но где-то через неделю мне снова придётся сюда вернуться. А я не смогу! Хотя если у меня будет нож… Да кого я обманываю! Не вернусь! Но с другой стороны, мне здесь ничего больше и не надо. Хотя, я далеко не всё в этом месте осмотрел. Возможно, припасов получится найти ещё предостаточно. И это место очень близко к дому. Как говорится, стратегически важная точка, которую непростительно потерять».


Очень близко к дому…


«А что если «бывший» по моему следу доберётся до квартиры? Дверь открыть не сможет. Но наделать шума и привлечь других тварей сумеет. Когда-нибудь эти «иначеживые» додумаются забраться через балкон. А это не входит в мои планы».


Саша и сам не понял, как подошёл к морозильнику и положил руку на кирпич, оставленный там ранее. Теперь следовало сжать пальцы, чтобы взять его.


В этот момент дверь дёрнулась сильнее чем прежде. И приоткрылась шире. Но в темноте ничего не получилось разглядеть.


У Саши не получилось.


Но кто-то. Тот, кто находился за дверью.


Смог разглядеть всё прекрасно.


И Саша услышал слабый хрип. Незнакомое сдавленное рычание. Признаки живого. Вернее, неживого.


В дверь начали скрестись.


Паниковать, бежать сломя голову! Спотыкаться! Падать! Повредить ногу обо что-то? Хромая бежать до подъезда?


Ничего не принести домой? Умирать?


Нет.


Внутренняя борьба (относительно того, как поступить) у Саши закончилась быстро. «Развернув» в своей голове несколько полотен будущего, он выбрал то, что сулило ему большую выгоду.


За этот, как ему казалось, длинный день, он научился чуточку быстрее принимать правильные решения. Три месяца страха и сплошных «поисков вариантов» наконец-то приносили свои плоды.


Было страшно. Колени подгибались, стало подташнивать. Сердце снова заколотилось, как у какого-нибудь знаменитого бегуна. Негра.


Но Саша начал двигаться. Он схватил пакеты с продуктами и оттащил к входной двери. Аккуратно приоткрыл её. Выглянул.


Моросил дождь, солнце спряталось. Чернота скапливалась там, где раньше виделись просто тени.


Поблизости ни души, ни «мертвоходящего» тела. Саша, стараясь не производить шума, выставил пакеты за порог.


Вернулся.


Взял кирпич и снова быстро вышел. Положил его возле двери. Так, чтобы если кто-то попытался её открыть, то сдвинул бы кирпич.


Саша просунул руки сквозь ручки пакетов с припасами и повесил их на плечи. Потом согнувшись взял в руки «баклажки» с водой. Выпрямился. Еле-еле. Говорят, своя ноша не тянет. Но она тянет. Реально прижимает к земле. Неудобные пластмассовые ручки впились в наполовину разжавшиеся пальцы. Колени подогнулись. Саша мог идти только медленно и сильно пошатываясь. Приходилось напрягаться, чтобы не выпустить воду из рук. Особенно, когда он спускался по ступенькам крыльца.


Ладони моментально вспотели. Да и сам он весь тоже покрылся испариной. Шаг за шагом Саша петляя приближался к двери подъезда.


Глава 6. Кушай, зайка.


Саша случайно ударил бутылём по бамперу покрытой грязью иномарки. Седан. Колёса спущены. Сигнализация не сработала, видимо, аккумулятор «сел». Но адреналин от испуга, что звук кто-то услышит, уже распространялся по крови.


Снова оглянулся. Никого. Ничего.


Это хорошо. Вперёд!


Вот и подъезд. Собачка лежала на своем месте.


Онемевшие пальцы без его ведома внезапно разжались. Но он успел присесть, и бутылки мягко опустились на землю. То есть прямо в грязь.


Захотелось пить. И есть. Много чего хотелось, но желание поскорее убраться с улицы всё же преобладало.


Закрываем один глаз, чтобы потом лучше ориентироваться в темноте. Три глубоких вдоха. Пальцы с болью сжались. Ноги разогнулись. Дверь мыском ноги вправо. Вперёд!


Ступеньку за ступенькой он нёс свой драгоценный груз к квартире. Снова и снова заставлял себя переставлять ноги, не разжимать пальцы, терпеть боль. Сила воли. Очень полезная штука. Главное — иметь цель.


И вот металлическая, обитая кожзамом дверь возникла перед глазами.


Поставил всё на пол. Постучал. Отошёл назад и взглянул наверх. Никого.


С другой стороны двери скрипнул пол.


— Открывай! Скорее открывай! — поторопил он жену.


Зашевелилась щеколда в пазу. Скрипнула, противно, как мел по доске. Дверь слегка приоткрылась.


— Да что мне и открывать ещё самому! — почти закричал Саша. — У меня руки все… открывай!


Дверь моментально распахнулась. И он увидел замотанную в давно не стиранный плед женщину. В такой же несвежей одежде. Посмотрев испуганными глазами на Сашу и увидев его ношу, она быстро отпрянула в сторону.


Дорога освободилась. Пальцы сжались. Ноги разогнулись. Вперёд. Рывок, который называется последним!


Проходя мимо жены, Саша начал улыбаться. Но когда уже ставил продукты в прихожей, улыбка исчезла с его лица. Выполнив первую часть плана, он вспомнил про вторую. Вытряхнув пакеты с едой прямо на пол, он метнулся на кухню и взял ещё один нож.


Сын сидел в зале на диване и вопросительно смотрел на него. Ничего не говорил. Приучили молчать.


Вернувшись в прихожую, он сказал:


— В магазине ещё много еды. Воды, думаю, тоже. Но, по-моему, там кто-то есть.


— То есть? — словно, выронила она эти слова и прижалась спиной к стене.


— Ну, то есть там точно кто-то есть.


Глаза жены вопросительно расширились, но она была так слаба, что не смогла заплакать или просто не успела. Саша знал, что нельзя тратить время на разговоры, иначе он струсит и не доведёт до конца то, что задумал.


— Некогда объяснять. Сейчас я проверю подъезд. Закрою его чем-нибудь снаружи, — это Саша придумал только что, нужно же было как-то успокоить и отвлечь мысли жены. — Если со мной что-то случится… А со мной ничего не случится, то вы, по крайней мере, будете закрыты. Но всё будет нормально. Я уже убил одного.


— Да? О боже! Но как? Где?


— Неважно. Жди.


С этими словами он сжал её плечо. Заглянул в глаза. Неуверенно улыбнулся. Она ответила ему только страхом в своём взгляде.


Саша прошёл через тёмную прихожую и, глубоко вдохнув, вышёл из квартиры.


— Закрой.


***


Когда Саша вышел, Марина почувствовала, будто её жизнь ушла вместе с ним. Оставаться дома, когда твой муж пошёл сражаться с «бывшим», было невыносимо. От страха за него, за себя, за всё.


Но с другой стороны, что она могла там сделать?


«Да что угодно! Лишь бы помочь ему победить! Поэтому-то ты и жена! — закричала она про себя. — Ладно, — начала успокаиваться Марина, — он со всем справится. Сказал, что справится, значит так и будет. В конце концов у меня нет причин ему не доверять. Ведь если бы не Саша, то мы все бы уже были мертвы».


Она уже понадеялась, что сегодня Саше больше не понадобится выходить, поэтому его решение снова покинуть дом выбило её из колеи. Марина начала возвращаться к жизни из своих мучительных размышлений и вдруг поняла, что сидит у закрытой двери, обняв колени руками. Забыла обо всём. Растворилась в мыслях.


Надавив на веки, она «выжала» и сразу же вытерла не выпущенные слезы и, оперевшись на стену, начала подниматься. Прислонив ухо к двери, прислушалась. Шаги Саши давно утихли. Ушёл. Шорох с кухни подсказал, что маленький Миша добрался до продуктов, принесённых папой.


«Нужно чем-то занять себя, — подумала Марина. — Например, можно разобрать продукты и накормить ребенка».


На кухне Марина увидела Мишу, игравшего с пачками гречки, и улыбнулась. Ребёнок в последнее время перестал проявлять интерес к чему-либо, и в его глазах давно уже нельзя было увидеть искорок.


— Ну что, давай я тебя накормлю! — прошептала Марина и провела рукой по волосам мальчика, но тот ей ничего не ответил. Сын вертел прозрачную упаковку с гречкой в грязных руках и наблюдал за тем, как ядрица пересыпается.


Марина достала банку тушёнки и нашла в одном из ящиков стола «открывашку». Вздохнула. В «те» хорошие времена консервы всегда открывал Саша. Но сейчас ей нужно перешагнуть через воспоминания из старого мира. Теперь они живут в мире новом…


Немного помучавшись, Марина открыла банку, размельчила мясо в ней ножом и поставила на стол перед Мишей. Положила рядом одноразовую вилку и сказала:


— Кушай, зайка. Это вкусно. Сейчас я тебе водички налью.


Марина осторожно выглянула в окно. Вдалеке на границе видимости. По одной из улиц шёл человек. «Бывший». Её тревога начала утихать, когда она поняла, что существо удаляется, а не идёт в их сторону.

Показать полностью
53

Лифт в преисподнюю. Глава 4. Есть кто-нибудь?

Предыдущая глава


Саша чувствовал себя хорошо.


Полегчало.


В теле пульсировала кровь, и сердце не сбавляло ритм. Саша думал быстро. И только по делу. Страх развернул перед ним новое полотно будущего, после чего моторчик в его груди начал работать спокойнее.


«Это был всего лишь полудохлый пёс. Не я убил его. Он убил себя, напав на меня. Я бы не справился с ним в любой другой ситуации. Точнее, вряд ли. Нож стоило забрать».


Саша вдруг понял, что стоит перед высоким металлическим крыльцом магазина.


Дошёл.


Дверь была приоткрыта.


***


Это уже четвёртая дверь за последние полчаса. Или сколько там прошло времени?


Нет, он не обсчитался. В квартире две двери. Одна в подъезде. И четвёртая — вот.


ПВХ. Белая. Половину её занимает стекло, ниже длинная ручка. Такие ставили почти во всех дворовых магазинах.


Дверь приоткрыта.


Под неё что-то подложили? Видимо…


Саша оглянулся. Пусто в городе. Тихо.


В некоторых машинах открыты двери, разбиты стёкла. Одна даже когда-то наехала на бордюр и сорвала бампер. Чинить его не придется.


«Интересно, а хоть какая-нибудь из них заведётся? — спросил он сам себя. — Три месяца прошло, аккумулятор в любом случае должен разрядиться».


Саша встал на первую ступеньку. Хлюпнула грязь.


Семь ступенек наверх.


Хлюп-хлюп-хлюп.


Остановился. Огляделся.


Внутри он был сосредоточен. Максимально, как только возможно. Это немного помогало с дрожью. Несмотря на последние его решительные действия, она колотила тело так, что руки соскакивали с перил на крыльце.


Застыв на секунду на третьей ступеньке, Саша снова оглянулся по сторонам. На всякий случай. Затем одним прыжком перескочил оставшиеся четыре ступени и оказался на площадке перед дверью в магазин.


За стеклом чернота. Не темнота. Чернота. Саше в последнее время всё виделось в неестественных чёрных тонах.


Заморосил дождь.


Возле двери лежала половина белого кирпича с неровным куском не отвалившегося цемента.


Взял кирпич в руки. Ощутил его тяжесть, которая могла бы добавить чуточку уверенности в себе, но почему-то этого не произошло.


«Ни черта не видно», — пробормотал он почти вслух.


Стекло было грязным. Три месяца пыль оседала на него.


«Протереть или лучше приоткрыть дверь? — сам у себя спросил Саша. — Если начать стирать грязь, и внутри кто-то окажется, то будет проще убежать. А если приоткрыть, то он может наброситься сразу. С другой стороны, всё равно там темно, и я ничего не увижу».


Саша прислонил ухо к двери и прислушался.


Тишина. Это значит — никого?


«Неприятно. И это от того, что везде в последнее время было тихо? Потому что все умерли. А вот это уже, действительно, неприятно, — в нерешительности он мялся у двери. — Неважно! О чем я сейчас думаю!»


В щель тоже ничего не получилось разглядеть. Из-за черноты, присутствовавшей везде.


Саша начал открывать дверь. Сначала он крепко взялся за ручку, занёс кирпич для удара и только потом потянул её на себя.


Темно. Бардак. Запах гниющих продуктов. Стёкла в холодильниках для пива выбиты. Но несколько банок и полуторалитровых бутылок ещё остались на месте.


Пиво…


Саша вздохнул и открыл входную дверь шире. Уже можно спокойно пройти боком.


Абсолютный беспорядок. Коробки, бутылки, склянки и прочий мусор завалили пол. Один из морозильников слева перевернут.


«Видимо, никого… Тогда, доброе утро!»


Саша трусовато улыбнулся и вошёл в магазин. Сначала стоило всё осмотреть и только потом искать продукты и воду.


— Есть кто-нибудь? — робко спросил он на всякий случай.


Поправил шарф, закрывавший лицо, чтобы стало легче дышать.


Похоже, все ушли, уползли или умерли.


Он достал какую-то грязную коробку и подпер ею дверь, чтобы та не закрылась совсем. Ведь, чтобы растворять черноту, требовался свет.


Снова осмотрелся. За кассой находился дверной проём, но без самой двери. Сразу напротив — окно. Такое же грязное, как и всё здесь. Но слабый свет из него значительно облегчал жизнь Саше.


Он начал медленно пробираться к кассе.


Кирпич держал наготове.


Стоп!


Из-под картонного мусора выглядывало короткое горлышко с синей крышкой от пятилитровой бутылки воды. И она была полная! Саша обрадовался такой находке. К тому же на самой кассе валялось несколько запыленных шоколадок. Ну, все эти «раскрученные» с орехами и вафельной крошкой.


Странные чувства наполнили его. Что-то внутри тревожно всколыхнулось, ослабла какая-то пружина. Он вспомнил, как тысячу раз покупал эти шоколадки, да и воду домой. Для своих. Какое хорошее было время. И казалось, что всё может стать ещё лучше, если начать больше зарабатывать и так далее. А на самом-то деле хорошо — это всегда «сейчас». Хотя в данной ситуации, лучше всё же употребить слово «тогда». Сейчас-то ничего хорошего не происходит.


Саша отогнал эти мысли и заметил, что уже находится возле кассы. За ней — никого. Следующая комната полностью просматривалась. В магазине он один.


«Что ж…»


Первым делом Саша отнёс к двери «баклажку» с водой, которую заметил в мусоре. Затем достал из кармана пакеты, в которые собирался складывать провиант, если такой удастся найти. Каждый из них был вставлен в другой для прочности. Правда, по закону подлости, они оказались разного размера, что выходило не очень практично. Но за отсутствием выбора…

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: