165

Что-то новое...

Что-то новое... Ужасы, Страшные истории, 18+, Пытки, Длиннопост, Мат

Аудио версия истории: https://youtu.be/dO-EsRHfi3w

Автор на пикабу: https://pikabu.ru/@dercahek
Автор истории - Александр Рубцов: https://vk.com/publichorrorstoris


Утро было чудесным. Солнечные лучи, пробивающиеся через прореху между шторами, ласково грели лицо. Комнату наполнял запах лаванды. С улицы доносился щебет птиц. Осень взорвалась миллионом оттенков теплых цветов.

Виолетта сладко потянулась и открыла глаза. Карла рядом не было. Из кухни доносился стук посуды и слабый аромат кофе. Виолетта зажмурилась. Завтраки в постели по выходным не были чем-то из ряда вон, но она всегда радовалась им, как девочка пяти лет радуется новой кукле.

Она вспомнила, что они вытворяли ночью и, не сумев сдержать улыбки, прикусила уголок белоснежной подушки. Она действительно кричала? Это что-то новое! Внизу живота сладостно потянуло. Виолетте захотелось повторить все прямо сейчас. Черт с ним, с завтраком! Пробраться на кухню, обнять Карла и заняться любовью прямо на столе.

Она с трудом сдержала этот порыв. Такие ночи только тем и хороши, что не превращаются в обыденность. Они становятся праздником. Как день рождения – если отмечать его ежедневно, то он перестает радовать. Всегда нужно что-то новое.

Карл радовать не переставал. Даже после десяти лет совместной жизни период, называющийся в народе конфетно-букетным, не прошел, а бабочки в животе не собирались умирать, утонув в быту и семейных склоках.

Услышав шаги мужа, она закрыла глаза, потянулась и улыбнулась.

– Доброе утро, милая, – Карл поставил поднос на прикроватную тумбочку и прикоснулся сухими губами к плечу Виолетты. – Как спалось?

– Замечательно, – она закатила глаза, стыдливо спрятала лицо в подушку и рассмеялась. – А тебе?

– Разве мог я плохо спать после ночи с тигрицей?

Виолетта захохотала и отвернулась, покраснев.

– Застеснялась. Ты посмотри. Никогда бы не подумал после такого.

Карл провел кончиками пальцев по животу жены, и кожа ее покрылась мурашками. Виолетта замерла, глядя на любимого.

– Обожаю смотреть на тебя по утрам. Просматриваю иногда наши старые фотографии. Ты, такая сопливая еще, – Виолетта театрально «удивилась» неуместному слову. – Я, с прической этой дурацкой. В такие дни, как этот, я понимаю, что сделал правильный выбор. Каждый день с тобой – что-то новое, что-то значительное. Ты с каждым годом становишься только прекрасней.

Виолетта знала, что нужно делать, чтобы семейная жизнь не казалась монотонной, как и Карл. Нельзя стоять на месте. Нельзя поддаваться искушению лечь после работы на диван и, включив телевизор, смотреть сериал. Даже в качестве исключения. Нужно заставлять мужа влюбляться в тебя каждый божий день. Нужно влюбляться в мужа каждый день. Нужно искать что-то новое каждый день.

– Я люблю тебя, – Виолетта провела рукой по предплечью мужа.

– И я… – Карл встал. – Завтрак готов, моя королева.

Он подошел к окну и раздвинул шторы. Виолетта прищурилась от ярких лучей.

– Последние дни тепло, – проговорил Карл задумчиво. – Птицы раскричались что-то. Скоро улетят, наверное.

Виолетта поставила поднос на колени, взяла тост с мармеладом и надкусила уголок.

– Пойдем сюда, – она похлопала на место рядом с собой.

Карл взгромоздился на кровать и прикоснулся губами к шее жены. Виолетта посмотрела мужу в глаза, притянула к себе и впилась в его рот губами. Тост упал на пол. Да и черт с ним, как и с завтраком; как и с правилом не повторяться.

–––––––––

Они еще полдня нежились в постели, вспоминали забавные случаи из жизни, смотрели старые фотографии. Карл уже без былой застенчивости рассказывал об отношениях с тираном-отцом и безразличии матери.

После обеда, приготовленного на скорую руку, Карл вышел во двор. Нужно было хорошо подготовиться к вечеру. Он собрал опавшие листья в кучу, приготовил прицеп, квадрат тентовой ткани и лопаты. Вернулся в дом он без настроения, как показалось Виолетте.

– Что-то случилось? – спросила она после нескольких односложных ответов.

– Нет. Все в порядке. Ты готова?

– Да, – она почувствовала резкий прилив адреналина.

– Давай в этот раз не будем так растягивать, – Карл обнял жену и поцеловал в ухо.

Виолетта нахмурилась, но не стала возражать.

– Закончим, когда ты скажешь.

Карл открыл дверь в подвал и всмотрелся в темноту, в которой утопала лестница. Виолетте в который раз показалось, что его что-то гложет. Это чувство передалось и ей самой. Дело было вовсе не в муках совести, нет. Просто странное предчувствие чего-то необратимого. Примерно так же было в первый раз. Не так сильно, но все-таки. Она натянуто улыбнулась, пытаясь подбодрить мужа, и положила ладонь на его плечо.

Когда муж открыл вторую дверь, он удивленно уставился на включенную лампочку, болтающуюся под потолком. Он зашел внутрь, набрал воздух в легкие, чтобы что-то сказать, но не успел. В следующую секунду на голову его обрушилось лезвие топора. Раздался чавкающий звук, с каким тыква, забытая после Хэллуина на месяц, падает на пол. Удар сопровождался диким рыком. Из дыры фонтаном брызнуло мозгами и кровью. Виолетта прикоснулась к лицу, посмотрела на пальцы, потом на безобразную гримасу девки, убившей мужа, и завопила.

Карл рухнул на пол лицом вниз. Ноги его задергались в конвульсиях. Он стал до безобразия похож на рыбу, выброшенную волной на берег. Девка зарычала. В разорванной одежде она выглядела, как настоящая дикарка. Потрепанные волосы походили на гнездо птицы. В глазах читался испуг, смешанный с яростью. Она бросилась к телу, схватила топорище и попыталась вырвать. Задача оказалась не из простых. Лезвие застряло в черепе. На полу образовалась багряная лужа. Девка наступила на нее и поскользнулась. Ноги разъехались в стороны, и она, вскрикнув, распласталась на трупе мужа.

Начав, наконец, хоть что-то соображать, Виолетта бросилась наверх. Нужно хоть что-то, чтобы защититься. На полпути она развернулась – что же она делает?! – и в один прыжок оказалась снизу. Девка все еще пыталась вырвать топор из головы Карла. Виолетта потянула дверь на себя и провернула ключ на два оборота. Девка завопила и стала стучать по двери.

Виолетта вновь побежала наверх и вновь на полпути передумала. На этот раз осторожно приблизилась к двери и прислушалась. Видимо, и девка тоже слушала.

Господи, что будет теперь? Как ей удалось выбраться? Карл ведь никогда не забывал проверять все ремни. Как он мог стать таким беспечным? Может, эта странная хандра мучила его уже вчера?

– Что ты наделала? – взвизгнула Виолетта. – Ты убила его, мерзкая сука!

Возможно, девка и ответила бы ей, если бы Виолетта вчера лично не вырезала ей язык.

Что делать? Что делать? Что делать? Что делать?

Сердце дребезжало где-то под горлом. Руки отчаянно дрожали. Грудь сдавило чувство утраты. Оно еще только пробивалось наружу, было абстрактным, можно сказать, но уже образовалось внутри и мешало дышать. Виолетта закричала.

– Сука! А-а-а-а! Что ты наделала?

Судорожное дыхание обжигало горло. Она взвизгнула от отчаяния и беспомощности и размазала капли крови по лицу тыльной стороной ладони. Не выдержала и взвизгнула вновь.

Девка за дверью скулила, поняв, что снова заперта. Виолетта прикинула шансы. Что будет, вломись она в подвал прямо сейчас? Девка истекает кровью. Эффект неожиданности уже не пройдет. И все равно у нее там целый арсенал холодного оружия: от скальпеля и секатора до самурайского меча. Странно, что девка выбрала топор. Виолетта приложила ухо к полотну двери и прислушивалась. Девка копошилась метрах в двух от двери, кряхтела, выла.

В глазах вдруг потемнело. Телефон! Где чертов телефон, Карла? Взял с собой? Зачем? Связи в подвале нет. А камера стоит профессиональная, с несколькими объективами – они никогда не снимали свои развлечения на телефон. Все равно нужно проверить.

Виолетта побежала наверх.

Телефона на месте не оказалось.

– О нет! – выдавила она с трудом и побежала в комнату. Телефона и там не было.

Она не дозвонится. Там нет связи! Хотя… Если подойти к окну, то сигнал может и поймать. Для вызова полиции набирать код не нужно. Интересно, она уже звонит?

Виолетта схватила свой мобильник с полки и набрала телефон мужа, но тут же сбросила. Если Карл взял его с собой, то она только даст девке шанс. Может, та и не додумалась обыскать карманы.

Она побежала вниз и вновь прислонилась ухом к двери. Ее поразила гробовая тишина на той стороне.

– Эй! – Виолетта застучала ладонью по холодному покрытию. – Эй! Что ты делаешь? Мы… мы можем договориться. У меня есть деньги. Много денег. Очень много! Мой муж… Он очень богатый. Ты ведь видела его по телевизору? Да, у него очень много денег. Если ты обещаешь молчать, я выпущу тебя оттуда. Ты уй…

Страшный грохот не дал ей договорить. Дверь больно ударила по уху. Девка била чем-то тяжелым.

Виолетта в который раз побежала наверх. Открыть сейф получилось лишь с третьей попытки. Она отодвинула тяжелую створку и уставилась на сталь пистолета, лежащего среди зеленых пачек, туго стянутых резинками. Она схватила оружие и тут же уронила на пол. Подняв пистолет, она повертела его в руке. От ствола воняло маслом. Где этот чертов предохранитель?

Удары снизу разносились по всему дому. От них дребезжал хрусталь в серванте. Виолетта побежала к подвалу.

– Тварь! – она остановилась сверху, направив оружие вниз. Щелкнула выключателем. Лампа на стене зажужжала и залила спуск холодным светом.

Выйти эта сучка не сможет. Дверь сделана под заказ в прошлом году, когда они впервые решились разнообразить жизнь новыми впечатлениями. Так стоит ли ждать, что она вырвется?

Внезапно удары прекратились. Виолетта прислушалась. Ладони вспотели. От греха подальше она убрала палец со спускового крючка.

Что делает эта тварь?

В голову пришла спасительная мысль: сучка не может вызвать полицию. Она просто не сможет ничего сказать! Вряд ли оператор на той стороне будет слушать мычание позвонившей.

Память живо нарисовала картину: Карл вытягивает язык девки плоскогубцами, а Виолетта щелкает секатором. Что она сделает с этим обрубком? А если, все-таки сможет?

В отчаянии она шагнула вперед. Ствол не придавал ни капли уверенности. Стрелять она не умела. Карл показывал как-то принципы работы простого механизма, но чертовы бабочки в животе отвлекали от важного. Виолетта сосредоточенно копошилась в трусах мужа, пока тот объяснял. Потом рот и вовсе был занят другим стволом, чтобы что-то там переспрашивать.

Предчувствие не подвело ее. Девка что-то мычала. Находилась она, судя по звукам, возле небольшого окна, расположенного под потолком.

– Нет! Нет! Нет! Нет!

Виолета провернула ключ и толкнула дверь.

Первое, что бросилось в глаза, – это труп Карла. Из головы натекла такая лужа, что женщина опешила. Как столько может вместиться в тело одного человека? Виолетта перевела взгляд. Девка стояла возле окна с телефоном в руке и испуганно таращилась на хозяйку.

Виолетта навела на нее ствол и выстрелила. Пистолет дернуло вверх. Грохнуло так, что заложило уши. Пуля впилась в потолок. Штукатурка посыпалась на голову девки. Она выстрелила еще раз, но с тем же результатом. Помещение наполнилось запахом пороха. Девка бросилась вбок и скрылась в соседнем помещении – комнате пыток. Послышался металлический лязг. Сучка выбирала оружие. В кишечнике забурлило. Виолетта понимала, что вот-вот рухнет тут без сознания, как тургеневская барышня, если накал не спадет.

Отступать же было нельзя. Второй раз с пистолетом она не войдет так просто. Мразь будет ждать ее.

К горлу подкатил ком. Она сделала два шага вперед и остановилась. Тишина заложила уши, как при спуске с горы. Виолетта с отвращением поняла, что кроссовок пропитался кровью Карла. Она подпрыгнула и стала с силой вытирать подошву о бетонный пол. Ком не удержался в горле и наполнил рот. В это же время девка, судя по звукам, шагнула в ее сторону и остановилась прямо за стеной. Виолетта простояла какое-то время, удерживая рвоту во рту, но надолго ее не хватило. Из горла обжигающе брызнуло, теперь уже фонтаном, заливая всю одежду и пол. Она попятилась к двери и едва не споткнулась о ноги мужа.

И вдруг до нее дошло. Карл лежит мертвый. Все кончилось! Никогда ей не увидеть больше его обворожительной улыбки, не почувствовать вкус поцелуя, не поговорить о главном. Чувствовал ли он, что скоро умрет? Не зря ведь обратил внимание на птиц. Не зря грустил последние два часа своей жизни. И из-за кого? Из-за какой-то там шлюхи? Мразь! Как их вообще земля носит? Ничтожества! Она и Карл только лечили планету, избавляя от нечисти, подобной этой твари! И что теперь? Она все разрушила! Все!

Из глаз и носа полилось ручьями. Виолетта растерла по лицу слезы, сопли и блевотину.

– Держись, мразь!

Она шагнула к дверному проему, за которым ждала ее девка. Впереди стоял стол с инструментами, но твари рядом не было. Виолетта переступила порог.

Что-то тяжелое ударило по предплечьям. Виолетта выронила пистолет, посмотрела на раны из которых сверкал в свете лампочки клинок самурайского меча. Она завопила и рванулась назад. Когда она уже была возле двери, грохнул выстрел. Пуля вошла в стену рядом с косяком. Осколок штукатурки ударил в бровь. Следующий выстрел попал в цель. Виолетта почувствовала сильный толчок в плечо и едва не распласталась рядом с мужем. В последний момент она все же юркнула в проем и потянула дверь. Ключ провернулся. Следующий выстрел пришелся в полотно двери. На ровной гладкой поверхности образовался бугорок. Виолетта взвизгнула и стала карабкаться наверх по ступеням.

– Черт! Черт! Черт!

Она посмотрела на предплечья. Из рубленных ран струилась кровь. Не так много, как она ожидала, но все-таки. По бокам кожа почернела. Дрожащими пальцами она раздвинула края и увидела кость. В голове помутнело. Рана от пули оказалась лишь царапиной, но все равно саднила и кровоточила.

Телефон. Нужно звонить в «скорую»! Нет! Вите!

Витю она никогда не видела. Карл как-то сохранил в ее телефоне номер и сказал, что звонить следует только в самых чрезвычайных обстоятельствах. А обстоятельства были под стать. Но сначала нужно перевязать раны. Девка может выстрелить в замок. Виолетта не знала, выдержит ли тот.

Она схватила со стола рулон бумажных полотенец, оторвала несколько и приложила к ранам. Пальцы потеряли чувствительность. В кончики будто воткнули сотни иголок. Салфетка мгновенно побагровела и стала глянцевой.

– Черт, – простонала она.

Выстрел снизу заставил ее подпрыгнуть.

Виолетта побежала в зал и схватила телефон.

Витя!

–––––––––––––––––

Приехал Витя на удивление быстро, словно только и ждал звонка. И все равно к этому времени Виолетта уже плохо соображала. Движения ее стали медлительными. Пальцы на руках не подчинялись ей.

Витей оказался мужчина пятидесяти лет в строгом костюме и дорогом сером плаще. В голову сразу пришли фильмы об американской мафии тридцатых годов. «Аль Капоне» приехал не один. Его сопровождали четверо коротко стриженных молодчиков.

Витя молчал. Выслушав короткий, сбивчивый рассказ Виолетты – ей пришлось признаться во всем, – он подошел к спуску в подвал. Демонстративно приставил указательный палец к тонким губам: молчи. Достал пистолет.

Все происходило в оглушающей тишине. Один из парней взялся перевязать раны хозяйки дома. Виолетта нахмурилась, когда Витя покачал головой, и парень оставил бинты лежать на столе.

Витя спустился по лестнице и остановился у двери.

– Слушай! – донесся приглушенный грубый голос. – Ты там заперта. Нас тут пятеро вооруженных людей. По хорошему мы можем открыть дверь, бросить гранату и все. Тебе конец. Можем выключить свет. Фонари есть только у нас. Мы будем светить тебе в лицо и убьем. Не пройдет и минуты. Ты слушаешь меня? Я знаю, что эти ублюдки сделали с тобой. Я предлагаю тебе сделку. Ты выслушаешь меня? Подай знак, что слышишь.

Какое-то время он молчал. Виолетта смотрела на четверку парней, окружавших ее, и выла. До нее медленно доходил смысл слов Вити.

– Отлично! – продолжил тот. – Я предлагаю только один раз. Если ты откажешься, мы зайдем и убьем тебя. Ты должна понимать, что придется поверить мне на слово. Я бы не стал с тобой разговаривать, если бы не видел выхода из ситуации. Но он есть. Мы выпустим тебя. Мы даже поверим тебе. Поверим тому, что ты не пойдешь жаловаться. Если хочешь, мы окажем тебе медицинскую помощь. Тебе просто нужно молчать о нашей с тобой встрече. Этот парень, что валяется на полу, – в него вложили большие деньги. Он – политик. Был им. Иначе меня бы тут не было. Мой шеф просчитался. Никто не знал, что он вытворял тут. Шеф и копейки бы не вложил в этого гондона, знай он, что тут происходит. Но выход есть. Нам нужно замести следы. И ты поможешь нам в этом. Хорошо? То есть, дело вот в чем: мы спасаем тебя, а в ответ ты спасаешь нас. Дашь показания против этих извращенцев, не упоминая нас. Ты согласна? Дай знак, если согласна.

Прошло около минуты, когда он снова заговорил:

– Слушай, я понимаю, что ты сейчас чувствуешь. Но поверь, выхода другого нет. Даже если у тебя получится каким-то образом ранить или даже убить одного из нас, это ничего не решит. Просто еще один труп. Хватит крови. Я думаю, что и тебе надоело.

Виолетта вскочила, но сильные руки одного из парней грубо усадили ее обратно.

– Нет, – простонала она. – Нет, что вы собираетесь…

Парень впечатал кулак ей в нос. В голове что-то хрустнуло, и из обеих ноздрей хлынула кровь.

– Тащите ее сюда!

Двое схватили ее по бокам и подняли со стула.

– Слушай, – продолжал Витя. – В знак доброй воли мы ведем к тебе эту мразь. Делай с ней, что хочешь. Твое решение.

Виолетта завизжала. Церемониться с ней не стали. Тяжелый удар в живот выбил из легких дух.

У двери в подвальное помещение парень оттянул волосы Виолетты назад так, чтобы она видела лицо Вити. Он посмотрел на женщину, перевел взгляд на амбала и кивнул. Дверь открылась, и ее затолкали в подвал.

Девка стояла с пистолетом в вытянутых руках. Окровавленная, мало чем напоминающая человека, она скулила. Подбородок девки дрожал, как отбойный молоток.

Виолетта выставила окровавленные руки вперед и разревелась.

– Не надо, – выдавила она из себя. – Умоляю, не убивай. Ну, пожалуйста!

Девка завопила, как горилла, защищающая территорию, ткнула несколько раз пистолетом в сторону, но выстрела не последовало. Девка в голос разрыдалась и села бетонный пол.

Дверь за спиной открылась. В помещение вошел Витя. Оценив беглым взглядом ситуацию, он подошел к девке и забрал оружие. Затем приблизился к трупу Карла, хотел нагнуться, но, увидев продолговатую дыру в макушке, передумал.

– Что у тебя? – он бесцеремонно схватил девку за подбородок и стал вертеть ее лицом. Заглянул в рот и покачал головой. Осмотрел ожоги на животе и спине, нагнулся над покалеченными ногами, на которых отсутствовали четыре пальца.

Не спеша, он прошелся по подвалу. В комнате пыток находился минут пять, не меньше, и вернулся, покачивая головой.

– Блядь, – во взгляде, на мгновение остановившемся на лице Виолетты, промелькнуло отвращение. – Я сейчас.

– Что с этой? – парень указал стволом на девку.

– Не трогать. Тут неделя нужна, чтобы привести все в божеский вид. Этот ублюдок и вправду устроил тут рай для инквизиции. Только выносить придется несколько дней. Я позвоню шефу.

Витя достал из кармана мобильник, посмотрел на экран.

– Связи нет. Я наверх.

Пока его не было, Виолетта наблюдала, как кровь скапливалась на кончиках пальцев, собиралась в бугорки и падала вниз. Смотрела, скорее механически, без всяких мыслей. Точнее, мысль была, но только одна: ее сейчас убьют. Руки окончательно потеряли всякую чувствительность.

Витя вернулся довольно быстро. Он ткнул пальцем в девку.

– Ты. Иди наверх. В сейфе лежат деньги. Возьми на лечение. Насрать. Возьми все, что там лежит, и вали. Слушанье отменяется. Я надеюсь, тебе не нужно объяснять, что придется все проглотить. Пойдешь к мусорам – умрешь. Давай. Живей, живей!

Когда девка дошла до двери, Витя выбросил руку с пистолетом вперед и выстрелил. Пуля попала в затылок. Девка рухнула на тело Карла, окрасив стену в багрянец. Сердце Виолетты забарабанило отбойным молотком.

– Нельзя выпускать, – объяснил Витя. – К ней в больницу сразу менты приедут. Мог бы сразу завалить, да… Но хотелось, чтобы хоть умерла спокойно, без страха.

Он повернулся к Виолетте.

– Хотели чего-то нового, да? Чтоб отношения не испортились? Сука… было бы у меня время, я бы устроил тебе фестиваль ощущений.

Он скрылся в комнате для пыток и вернулся с топором для рубки мяса.

– От этой избавиться нужно, – он указал на девку. – Сид, Миха! Займитесь.

Двое парней подошли к телу.

– Нужно устроить так, что якобы кто-то свалил отсюда, убив по пути этих двоих. Леша, давай за горючкой. Придется спалить тут все. Все следы не спрячем, но хоть что-то. Матвей, держи эту тварь.

Матвей схватил Виолетту за плечи. Она попыталась вырваться, но ничего не получалось – силы окончательно ее оставили. Напоследок она умудрилась опорожнить кишечник. Помещение тут же заполнил гадкий теплый запах.

Витя размахнулся топориком.

Первый удар не пробил череп, а снял с него скальп. Виолетта завопила, почувствовав тяжелый шмат с головы, закрывший ухо. Витя уставился на топор.

– Блядь, они еще и на этом говне экономили.

Новый удар также не был смертелен, но Виолетта уже ничего не понимала. Глаза залило красным. Где-то там, вдалеке, о чем-то переговаривались ее мучители. А тут, далеко от боли, далеко от тела, ее ждало что-то новое.

CreepyStory

7.5K постов32.3K подписчика

Добавить пост

Правила сообщества

1.За оскорбления авторов, токсичные комменты, провоцирование на травлю ТСов - бан.

2. Уважаемые авторы, размещая текст в постах, пожалуйста, делите его на абзацы. Размещение текста в комментариях - не более трех комментов. Не забывайте указывать ссылки на предыдущие и последующие части ваших произведений.

3. Посты с ютубканалов о педофилах будут перенесены в общую ленту. 

4 Нетематические посты подлежат переносу в общую ленту.

5. Неинформативные посты, содержащие видео без текста озвученного рассказа, будут вынесены из сообщества в общую ленту, исключение - для анимации и короткометражек.

6. Прямая реклама ютуб каналов, занимающихся озвучкой страшных историй, с призывом подписаться, продвинуть канал, будут вынесены из сообщества в общую ленту.

Подробнее