Братья Стругацкие: При военных мятежах не надо делать резких движений

Роман Братьев Стругацких "Град Обреченный" философское произведение, написанное в жанре социальной фантастики, где делается несколько фантастических допущений, создающих особый мир, а дальше события происходят в обычном социуме. К книгам такого же жанра относят произведения известного американского фантаста Курта Воннегута

В романе описывается некое фантастическое место, в которое попадают герои для проведения некого Эксперимента. А дальше - энциклопедия жизненных ситуаций, которая могла случится с советским человеком.

В книге много предсказаний и сюжетов, которые актуальны и по сей день. Одним из сюжетов является военный мятеж. И как себя вести при при военном мятеже.

— Редакция "Городской газеты"? — осведомился деловой голос.
— Да, — сказал Андрей.
— Господина Воронина попрошу.
— Я.
В трубку подышали, затем раздались гудки отбоя. С сильно бьющимся сердцем Андрей осторожно положил трубку.
— Это они, — сказал он.
Изя прочавкал что-то неразборчивое, ожесточенно кивая головой. Андрей сел. Все смотрели на него — напряженно улыбающийся Денни, насупленный и взъерошенный Кэнси, жалко-испуганная Амалия и бледная подобравшаяся Сельма. И Изя смотрел на него, жуя и осклабляясь, вытирая замасленные пальцы о полы куртки.
— Ну, чего вы уставились? — раздраженно сказал Андрей. — А ну, мотайте все отсюда.
Никто не двинулся с места.
— Чего ты волнуешься? — сказал Изя, рассматривая последний пирожок. — Все будет тихо-мирно, как говорит дядя Юра. Тихо-мирно, честно-благородно… Только не надо делать резких движений. Это как с кобрами…
За окном послышалось тарахтение автомобильного двигателя, скрип тормозов, пронзительный голос скомандовал: "Кайзе, Величенко, за мной! Мирович, остаться у дверей!.." — и сейчас же в дверь внизу ударили кулаком.
— Я пойду открою, — сказал Денни, а Кэнси подскочил к камину и принялся изо всех сил ворошить груду дымящейся золы. Пепел полетел по всей комнате.
— Резких движений не делайте! — крикнул Изя вслед Денни.
В дверь прямо напротив него решительно шагнул полный невысокий человек в хорошем пальто с белыми повязками на рукавах и в огромном берете с каким-то значком. На ногах у него были великолепно начищенные сапоги, а пальто было слабо и очень некрасиво стянуто широким ремнем, на котором слева тяжело отвисала новенькая желтая кобура. За ним ввалились еще какие-то люди, но Андрей их не видел. Он как зачарованный смотрел в одутловатое бледное лицо с расплывчатыми чертами и с маленькими закисшими главками. "Конъюнктивит у него, что ли, — подумалось где-то на самом краю сознания. — И выбрит так, что вроде бы даже блестит, как лакированный…"

Человек в берете быстро оглядел комнату и уставился прямо на Андрея.
— Господин Воронин? — с вопросительной интонацией провозгласил он высоким пронзительным голосом.
— Я, — с трудом выдавил из себя Андрей, обоими руками вцепившись в край стола.
— Главный редактор "Городской газеты"?
— Да.
— А кто вы, собственно, такой?
Господин Раймонд Цвирик взглянул на него, а затем изумленно повернулся к Андрею. Андрей прокашлялся.
— Господа, — проговорил он. — Позвольте вам представить: господин Цвирик, младший коадъютор…
— Адъютор! — с негодованием поправил Цвирик.
— Что?.. Ах, да, адъютор. Но коадъютор, а просто адъютор… (Сельма вдруг ни с того ни с сего прыснула и зажала себе рот ладонью.) Младший адъютор, политический представитель в нашей газете. Отныне.
— Представитель чего? — непримиримо спросил Кэнси.
Андрей полез было снова в конверт, но Цвирик еще более негодующим тоном объявил:
— Политический представитель управления информации!
— Ваши документы! — резко сказал Кэнси.
— Что?! — закисшие глазки господина Цвирика возмущенно замигали.
— Документы, полномочия — есть у вас что-нибудь, кроме вашей дурацкой кобуры?
— Кто это?! — пронзительно вскричал господин Цвирик, снова поворачиваясь к Андрею. — Кто этот человек?!
— Это господин Кэнси Убуката, — торопливо сказал Андрей. — Заместитель главного редактора… Кэнси, не надо никаких полномочий. Он же передал мне письмо от Фрица…
— Какого еще Фрица? — сказал Кэнси брезгливо. — При чем здесь какой-то Фриц?
— Резких движений! — воззвал Изя. — Умоляю вас, не делайте резких движений!
— На каком основании вы здесь распоряжаетесь? — продолжал Кэнси, не обращая на Андрея никакого внимания. — Кто вы такой? Как вы смеете так себя вести? Почему вы не предъявляете документы? Вы просто вооруженные бандиты, которые проникли сюда с целью ограбления!..
— Заткнись, желтож…й! — дико завопил вдруг Цвирик, хватаясь за кобуру.
— На фонарь вас! — налившись кровью, дико вопил младший адъютор, размахивая огромным автоматическим пистолетом. За всем этим гамом и шумом он успел как-то вытащить свой пистолет и теперь бестолково им размахивал и беспрерывно пронзительно орал, и тут Кэнси подскочил к нему, схватил за отвороты пальто, а он стал отпихиваться обеими руками, и вдруг грянул выстрел и сразу же другой и третий. Бесшумно мелькнула в воздухе кочерга, и все замерли.

Цвирик один стоял посредине кабинета, лицо его быстро серело. Одной рукой он потирал ушибленное кочергой плечо, другая, трясущаяся, все еще была вытянута вперед. Пистолет валялся на полу. Типы в дверях, одинаково разинув рты, стояли с опущенными карабинами.
— Я не хотел… — дребезжащим голосом произнес Цвирик.
Громко ударился об пол выпавший из руки Денни табурет, и только тогда Андрей понял, куда все смотрят. Все смотрели на Кэнси, который как-то странно, медленно-медленно, закидывался назад, прижимая обе ладони к нижней части груди.
— Я не хотел… — повторял Цвирик плачущим голосом. — Видит бог, я не хотел!..
Ноги у Кэнси подломились, и он мягко, почти беззвучно повалился около камина в кучу пепла и золы и, издавши невнятный мучительный звук, с трудом подтянул колени к животу.
И тогда Сельма, страшно вскрикнув, впилась ногтями в толстое, лоснящееся, грязно-белое лицо Цвирика, а все остальные с топотом кинулись к лежащему, заслонили его, сгрудились над ним, а потом Изя выпрямился, повернул к Андрею неестественно перекошенное, с удивленно задранными бровями лицо и пробормотал:
— Мертвый… Убит…
Грянул телефонный звонок. Ничего не соображая, Андрей, как во сне, протянул руку и взял трубку.
— Андрей? Андрей! — это был Отто Фрижа. — Ты жив-здоров? Слава богу, я так за тебя беспокоился! Ну, теперь все будет хорошо. Теперь Фриц, если что, нас в обиду не даст… Он говорил еще что-то — про колбасу, про масло, — Андрей больше его не слушал.
Сельма, сидя на корточках и обхватив голову руками, плакала навзрыд, а младший адъютор Раймонд Цвирик, размазывая по серым щекам кровь из сочащихся глубоких царапин, все повторял и повторял, как испорченный механизм:
— Я не хотел. Клянусь богом, я не хотел…

Цитата достаточно объемная, но главную мысль, высказанную героем романа Изей Кацманом можноЮ выделить отдельно:

Все будет тихо-мирно, как говорит дядя Юра. Тихо-мирно, честно-благородно… Только не надо делать резких движений. Это как с кобрами…

Потому что не всегда понятно в первые часы чем это всё закончится.

НИИЧАВО на ПИКАБУ

30 постов187 подписчиков

Добавить пост

Правила сообщества

За что можно получить бан
1. Оскорбления в любом виде. (ст. 5.61 КоАП РФ)

2. Мат (согласно разъяснению Роскомнадзора)
Однако среди специалистов существует мнение, согласно которому к нецензурным словам и выражениям относятся четыре общеизвестных слова (х.., п.., е…, б…), а также образованные от них слова и выражения".
https://www.garant.ru/article/504046/

3. Троллинг(согласно правилам форума ixbt.com, включая силовую демагогию и использование приемов газетной дискуссии Карла Чапека)
https://forum.ixbt.com/?id=rules

4. Граммар-наци банятся без предупреждения.

5. Спам (реклама ресурсов не по теме сообщества)

Подробнее