706

24 года и 3096 дней: реальные истории, ставшие книгами

24 года и 3096 дней: реальные истории, ставшие книгами Публицистика, Наташа Кампуш, Элизабет Фритцль, Обзор книг, Литература, Автобиография, Длиннопост

Давно известно, что реальная жизнь может быть намного страшнее любого, даже самого пугающего, фильма ужасов. И многие люди, пережив травмирующие события, стараются поскорее забыть о том, что с ними произошло. Но находятся и такие, кто решается рассказать миру о своей боли, делая это старым, проверенным методом - публикуют свои мемуары.


В этом материале мне бы хотелось рассказать о трех наиболее ярких историях, с книжными воплощениями которых довелось ознакомиться лично. Каждая из них - это собранный по крупицам чудовищный опыт, который стоит того, чтобы хоть раз над ним поразмыслить.

Наташа Кампуш - "3096 дней"

(автобиография, издана в 2010 году)


Пожалуй, самая известная книга о жизни в плену у маньяка.


В этой книге австрийка Наташа Кампуш рассказывает о своем восьмилетнем заточении в подвальном застенке у техника-психопата Вольфганга Приклопила. Он похитил ее в 10-летнем возрасте, прямо с автобусной остановки, навсегда разделив жизнь девочки на “до” и “после”. Всего Наташа провела в плену 3096 дней. И эти дни были наполнены ужасом перед будущим и глубоким самопознанием.


Пугающая, выстраданная история. Однако при этом - искренняя и честная. Это рассказ о невероятной силе воли и безграничном желании жить. Невозможно представить, как маленькая девочка, еще толком не знавшая устройства окружающего ее мира, смогла пережить подобное и найти в себе силы сделать столь личный опыт общедоступным. Это поражает и восхищает.

24 года и 3096 дней: реальные истории, ставшие книгами Публицистика, Наташа Кампуш, Элизабет Фритцль, Обзор книг, Литература, Автобиография, Длиннопост

В 2011 году книга была переведена на русский язык. Переводчица Светлана Ширшова, работавшая над этими мемуарами, отмечала, что “автобиография написана не в виде столь модной „чернухи“, напротив, она является глубоким психологическим анализом пережитого, взглядом со стороны на противостояние ребёнка тем страшным обстоятельствам, в которых он оказался”.

24 года и 3096 дней: реальные истории, ставшие книгами Публицистика, Наташа Кампуш, Элизабет Фритцль, Обзор книг, Литература, Автобиография, Длиннопост

История юной Наташи настолько потрясла мир, что в 2013 году вышел одноименный фильм, в основу которого легли воспоминания бывшей пленницы. Саму Кампуш сыграла британская актриса Антония Кэмпбелл-Хьюз, которая, для полного погружения в роль, критически похудела и сильно укоротила волосы. А роль Вольфганга Приклопила досталась датчанину Туре Линдхардту, известного широкому зрителю по фильмам “Пламя и Цитрон” (2008), “Ангелы и демоны” (2009), а также сериалу “Мост”, выходившему в эфир с 2015-го по 2018 год. Многие актеры отказывались играть столь пугающего психопата, но Линдхардт решил рискнуть. Вскоре после премьеры фильм получил награду Romy Gala в номинации “Лучшая операторская работа”.

24 года и 3096 дней: реальные истории, ставшие книгами Публицистика, Наташа Кампуш, Элизабет Фритцль, Обзор книг, Литература, Автобиография, Длиннопост

Сабина Дарденн - "Мне было 12 лет, я села на велосипед и поехала в школу..."

(книга-автобиография, издана в 2004 году)


Автор этих воспоминаний - Сабина Дарденн, обычная девочка, в 12 лет ставшая жертвой Марка Дютру - самого известного преступника Бельгии. История ее чудесного спасения в 1996 году смогла прервать череду страшных событий, берущих свое начало в 70-х, и отправить Дютру на пожизненный срок.

24 года и 3096 дней: реальные истории, ставшие книгами Публицистика, Наташа Кампуш, Элизабет Фритцль, Обзор книг, Литература, Автобиография, Длиннопост

По личному впечатлению, первый десяток страниц не вызывает тех же ошеломляющий чувств, которые были при прочтении истории Наташи Кампуш. Однако потом и этот опыт начинает восприниматься острее, заставляет серьезно задуматься. Особенно интересными кажутся размышления девушки после освобождения, вдумчивое осмысление 80 дней кошмара, а также мысли о суде над похитителем и своем дальнейшем будущем. Сабина - невероятно сильная личность. А ее несносный (как она сама заявляет) характер дал ей возможность выжить, двигаться дальше и не утратить веру в людей.

24 года и 3096 дней: реальные истории, ставшие книгами Публицистика, Наташа Кампуш, Элизабет Фритцль, Обзор книг, Литература, Автобиография, Длиннопост

Найджел Кауторн - "Замурованная. 24 года в Аду"

(книга-расследование, издана в 2009 году)

24 года и 3096 дней: реальные истории, ставшие книгами Публицистика, Наташа Кампуш, Элизабет Фритцль, Обзор книг, Литература, Автобиография, Длиннопост

Найджел Кауторн - американский писатель и журналист, создавший более 80 документальных трудов вроде "Интимная жизнь великих диктаторов", "Интимная жизнь голливудских идолов", а также "Интимная жизнь римских пап". Известный своей тягой к скандалам и слишком личным подробностям, он вдруг отказался от всего этого и провел масштабное журналистское расследование по “Делу Йозефа Фритцля”. Кауторн проанализировал каждый шаг “отца-мучителя”, спрятавшего свою собственную дочь на 24 (!) года в тайном подземном бункере, выкопанном прямо под их родным домом. Автор беседовал с множеством свидетелей и обращался напрямую к материалам следствия. Эта книга - огромный труд, созданный лишь с одной целью - понять, что могло породить подобное зверство.

24 года и 3096 дней: реальные истории, ставшие книгами Публицистика, Наташа Кампуш, Элизабет Фритцль, Обзор книг, Литература, Автобиография, Длиннопост

Полная нелицеприятных подробностей, она точно подойдет далеко не всем. Подобные работы совсем не годятся для легкого чтения на досуге. Так что если вы уже решили ознакомиться с трудом Найджела Кауторна, постарайтесь хорошенько подумать над тем, что может ждать вас на этих страницах. Дело Йозефа и Элизабет Фритцль - самая шокирующая история похищения XXI века.


Все фотографии и общие сведения взяты из открытых источников.

Найдены дубликаты

+21
Смотрела фильм 3096 и читала книги, зацепили меня эти истории и я начала копать ещё.
Могу посоветовать мини сериал (2 эпизода всего) "Я знаю, меня зовут Стивен", тоже основанный на реальных событиях. Не знаю, есть ли книга. Там похитили маленького мальчика, внушили ему, что родители от него отказались. Но через несколько лет мальчик все таки смог сбежать от своего похитителя. Читала, что его настоящая семья до конца не смогла принять его обратно, он начал жить один, женился и в возрасте около 20 лет разбился насмерть на мотоцикле, в сериале этого не показали. Очень жаль мальчика.
Ещё есть британский сериал "Thirteen", тоже про похищенную девочку, которая 13 лет жила в подвале, но в один момент смогла сбежать. Держит в напряжении, плюс у этой девочки развился стокгольмский синдром. Говорят, сериал снят по мотивам книги, я сейчас не могу вспомнить название, но я читала её, из общего там только похищение. В книжной версии у девочки развилась шизофрения, так она пыталась защитить своё настоящее я от насильника.
И ещё сериал американский "Family", который мне очень понравился, не считая смазанной концовки.
раскрыть ветку 8
+8

Ты не до конца узнала историю Стивена. Его родная семья оказалась еще страшнее. Родной брат стал маньяком и был позже казнен (уже когда Стивен вернулся)
https://pikabu.ru/story/istoriya_bratev_steynerov_6050656

раскрыть ветку 1
+3

Спасибо, не знала.

Но и сериал про Стивена я посмотрела лет 10 назад, прочитала википедию русскую вдоль и поперёк, информации про брата там не было. В сериале Family немного похожая ситуация, когда похитили младшего сына, родители забили на старших детей. Они маньяками конечно не стали, но выросли со странностями, один алкоголик, вторая беспринципная лесбуха с окр

+5
Спасибо за Ваш комментарий, обязательно ознакомлюсь! Тоже в свое время все это зацепило, хоть я начала не с Наташи, а с последней книги из поста. Дело Фритцля сильно меня впечатлило, первое время я даже спать не могла.
раскрыть ветку 2
+4

Про похищенную девочку, нашла название книги Pretty Girl-13 by Liz Coley. Но сериал лучше намного, в книге начало интересно, а дальше пошла такая откровенная чушь про множественные умы, Шьямалан и его Сплит отдыхают.

А вот Таинственная история Билли Миллигана про ту же тему намного интереснее, как и вторая часть Войны Миллигана.

Еще про похищенных детей, вспомнила одну книгу, но не могу вспомнить название :( Тоже читала давно, и там был очень неожиданный конец, то-ли основанный на реальных событиях, то-ли нет. Помню только, что у жертвы отшибло память, и он собирал газетные вырезки про всех пропавших детей. Ей богу, пора вести список прочитанного, а то память стала как у хлебушка.

0
А я по его мотивам дарк фэнтези писать стала
0
Если вам интересны фильмы на подобную тематику, советую ещё глянуть "Берлинский синдром"
История, насколько я поняла, выдумана, но от этого не менее ужасающая
раскрыть ветку 1
0

Мне фильм не понравился. Он глуп, предсказуем и немного слизан с испанского фильма Бункер.

0

Такие тяжёлые истории, затянувшееся похищение - худший кошмар многих, мой в том числе

+37
Смотрела фильм про Наташу Кампуш. Сильный и тяжёлый психологически фильм. Книгу даже не буду пытаться читать.
раскрыть ветку 2
+26

Ну, к слову, книга с фильмом удивительно отличаются по настроению. Рефлексия Наташи в тексте сглаживает многие углы. А еще возможный сексуальный аспект их отношений с Приклопилом она в книге грамотно обходит стороной, что тоже отличное решение. В фильме это так открыто показали, видимо, для большего ощущения безнадежности.

0
Тоже очень понравилось про Наташу. Туре Линдхарт классный актер. Потом "Мост" ещё с ним посмотрела.
+30

Я несколько раз пыталась читать "Коллекционера", и у меня не получается. Какой-то иррациональный страх и чувство беспомощности и отчаяния.

Если осилю его - попробую прочесть книгу Наташи. Невозможно представить, каково ей пришлось и как она теперь с этим живет.

раскрыть ветку 19
+20

Когда доберетесь, обязательно потом посмотрите фильм. Он несколько другой по настроению, но очень неплох. Там нет никакой фоновой музыки даже, все играет на звуках и давящей тишине. А актеры очень гармоничны в своих ролях (как бы странно это не звучало).

Книгу Сабины тоже советую почитать. Она попала в плен на меньший срок и в более взрослом возрасте, потому у нее несколько иной взгляд на проблему. Но тоже очень интересно. Особенно осмысление последствий.

Ну и раз уж я тут уже накатала такой огромный коммент, порекомендую также книгу Эммы Донохью "Комната". Она писалась под впечатлением дела Фритцля, но является художественным произведением, написанным от лица мальчика, рожденного в подобных условиях. Очень сильно. Экранизация тоже имеется.

раскрыть ветку 4
+5

Я читала "Комнату" года 3 назад, но до сих пор под впечатлением. Трудно даже представить такое......а уж пережить.........

раскрыть ветку 2
0

фильм "коллекционер" 65 года?

-45

Я вот не могу представить, с какой целью такое вообще читать при наличии в мире огромного количества интересных книг.

раскрыть ветку 13
+10

Я не думаю, что эти книги не интересные.

Мне интересно, но читать сложно.

+27
Это называется "разные вкусы и интересы".
ещё комментарии
+22

Потому что документальная литература - это тоже интересно? Мир не делится на черное и белое, чужой опыт - тоже опыт. Ну и для расширения кругозора, конечно же. Подобные труды - это не просто "книги про маньяков". Смотреть на них с такой точки зрения - крайне однобоко.

раскрыть ветку 4
ещё комментарии
+11

Кампуш, после всего случившегося, ещё и дом своего похитителя купила, в итоге, интересно.. она там живет или как.

раскрыть ветку 2
+17

Если я ничего не путаю, то она его купила для того, чтобы с ним ничего не произошло и он стал частной собственностью. Это все-таки дом, в котором она жила много лет, видимо есть в этом для нее нечто важное.

+7
Иллюстрация к комментарию
Иллюстрация к комментарию
+8

есть еще "Исповедь узницы подземелья" Екатерины Мартыновой

+26

Полная нелицеприятных подробностей, она точно подойдет далеко не всем

Нелицеприя́тный - не основанный на лицеприятии, на стремлении угодить кому-либо; беспристрастный, справедливый. Использование слова в значении "неприятный, грубый, жёсткий, обидный" считается речевой ошибкой.

ещё комментарии
+7

Дело Йозефа и Элизабет Фритцль - самая шокирующая история похищения XlX века... Вопрос к автору - мы сейчас в каком веке живём? :Р

раскрыть ветку 2
+4

Спасибо что заметили, досадная оплошность) Вычитка была, но, видимо, глаз к концу слегка подзамылился. @moderator - не могли бы вы исправить век в последнем предложении на нынешний? :)

+1

А меня эта история не шокировала, а послужила источником вдохновения. Я описала это в своей сказке про Песокота.

+5

Еще одна тяжелая история: Кэсси Харти "Я смогла всё рассказать". Мать ее не любила, а крестный отец насиловал много лет.

+2
Прочитала книгу про Сабину за сегодня. Залпом. Только отложила в сторону. Так "душно" стало(
+2
Нафиг нафиг, даже читать не буду - миллионной доли этого пиздеца не смогу вынести
+2

Я ведь тоже писал про Наташу Кампуш пару лет назад, но тогда это никого не заинтересовало. https://pikabu.ru/story/pro_publitsistiku__2_5284949

раскрыть ветку 1
+2
Кстати, читала Ваш пост. Спасибо)
+1

А мне нравятся такие истории

+1

Фильм не смотрел, а вот книгу читал и обзор писал. Правда, на Пикабу его, кажется, не публикал.

https://stranikmegzvezd.livejournal.com/95399.html

раскрыть ветку 2
+4

это ссылка на ЖЖ?? нихуя ты динозавр.

раскрыть ветку 1
+4

Yes :) Тот блог, кстати, до сих пор жив, а Пикабу - всего лишь зеркало)

0

Есть ещё книга Джейси Ли Дьюгард «Украденная жизнь» Она рассказывает про то, как её похитили, и она жила там 18 лет.

0
А можно по мотивам таких историй дарк фэнтези писать?
0

Было и вот такое кино: https://www.kinopoisk.ru/film/259544/

Тоже по книге, которая, в свою очередь, по реальным событиям.

-6

До чего хреново пост написан. Фактов никаких нет. Подробностей нет. Ничего нет. «Это ужасная, история настолько ужасна что вы ужаснетесь когда прочитаете эти книги поэтому будьте осторожнее, настолько они ужасны.»

-12
Я не знаю, что двигает этими уродами, но как мне кажется, я бы не смог сам морально вытянуть такое. Когда человек в заточен и и ты имеешь над ним власть. Разумеется, если бы *мама Стифлера* в свои лучшие годы меня заманила в рабство, то, думаю, мог бы протянуть пару лет))
-39

"реальные истории, ставшие книгами" - А хороших реальных историй в книгу не помещают?

раскрыть ветку 4
+21

А чем плохи истории о том, как люди спаслись из плена и стали жить дальше полноценной жизнью, осмыслив свой опыт?

ещё комментарии
-13

а где К.Кастанеда?

раскрыть ветку 3
+3

Далеко не всё у него читала, к сожалению. А что могло бы подойти в этот ряд из его творчества?

ещё комментарии
-63

Фуфуфу зачем такие страсти читать? Это же кошмар. Кукушкой поедешь.

раскрыть ветку 37
+35

"Вторая мировая", "ДТП и аварии", "Вархаммер", "Ветеранам локальных войн" - эти все ваши подписки, конечно, с историями про розовых пони и от них кукуха будет в сохранности.
Несёте какой-то бред, лишь бы что-то написать

ещё комментарии
+19
Читай мемасики и смехуёчки, не отвлекайся.
ещё комментарии
+19

Явно лучше, чем писать настолько глупые комментарии в интернетиках. Потому что если это не ирония - то соболезную. Вам.

ещё комментарии
-27

Я вас поддерживаю. В жизни и так слишком много боли, чтобы ещё и читать об этом. А тех, кому нравятся такие книжки, видимо, жизнь не так сильно била, им не хватает острых ощущений и адреналина. Либо они учатся самопознанию по таким книжкам.

раскрыть ветку 6
+19

Включите песни МАКSИМ и прячьте слезы под дождем, зачем тут этот пафос разводить?

ещё комментарии
ещё комментарии
ещё комментарии
Похожие посты
45

Только Бог-Император простит. Отзыв о романе Петера Фехервари «Инфернальный Реквием»

«Прошлое всегда присутствует в наших мыслях, столь же зыбкое и изменчивое, как и будущее, ибо существует лишь та реальность, какую мы воображаем себе, а воображение – самое непостоянное из всех качеств»
Вот и подошло к концу мое странствие по Темному Клубку. Должен сказать, что, дочитав «Инфернальный Реквием», среди бури противоречивых эмоций я ощутил радость от того, что взялся за цикл сейчас, когда именно этот роман является для цикла краевым. Потому что, ступая в Клубок и становясь его странником, в тебе, как в читателе, с каждым новым романом, повестью и рассказом все сильнее растет желание если не распутать, то хотя бы добраться до центра клубка. И, к счастью, «Инфернальный Реквием» именно им и является. Это то самое Сердце Тьмы, о наличии которого я впервые задумался, прочитав еще «Приход Ночи». Что интересно – частично роман напрямую посвящен жажде добраться до центра всего и найти в нем смысл. Истинное удовольствие от прочтения вы получите, если эта жажда пробудится в вас еще до того, как вы откроете первую страницу.


По ходу прочтения Темного Клубка меня часто посещала мысль, что Фехервари постоянно сталкивается с трудностями в развитии собственного цикла из-за большого количества условностей при работе в BL. Так, например, выбор протагонистов и антагонистов несколько раз был навязан издательством, чтобы приурочить выход романа или рассказа к выходу нового набора миниатюр, а история Хольта Айверсона, который долгое время казался центральным героем клубка, так и осталась незавершенной из-за плохих продаж «Касты Огня». Но «Инфернальный Реквием» – это от начала и до конца авторская задумка, которую издательство смилостивилось опубликовать – и, надеюсь, не прогадало. Потому что читая роман ты понимаешь, что это именно то, к чему Фехервари целенаправленно шел 10 лет, нелинейно развивая собственный цикл. Ты видишь, что получится, если такому писателю, как Петер, выдать карт-бланш. «Инфернальный Реквием» – это настоящий артхаус от вселенной Warhammer.

Только Бог-Император простит. Отзыв о романе Петера Фехервари «Инфернальный Реквием» Warhammer 40k, Длиннопост, Книги, Литература, Обзор книг, Петер Фехервари

Приведу немного странное сравнение, но если обозначить три ключевых романа Клубка, как фильмы Николаса Виндинга Рефна, то «Культы генокрадов» – это «Драйв» (невероятно выразительный, но имеющий простую фабулу), «Каста Огня» – это «Неоновый Демон» (самый красочный, но уже имеющий пласт подтекста, который трудно понять с наскока), а «Инфернальный Реквием» – это «Только Бог простит» (тотальная, беспощадная шиза, от которой у вас к концу отъедет крыша).


Сюжет разворачивается на уже виденной нами в «Культах генокрадов» планете Витарн, однако то, как она выглядит здесь и в Культах – это словно два совершенно разных места (разве что шпили Кольца Кронатус простояли неизменными всю тысячу лет, разделяющую эти два романа, и на то есть веская причина). До прибытия генокульта, до байкеров-хаоситов, до Темплтона и Черных Флагов, что брели сквозь непрекращающиеся бури вулканического пепла, Витарн представлял из себя жуткое, но вполне себе обжитое место, не находящееся на грани вымирания.


Свечной Мир живет под покровительством ордена Адепта Сороритас, самая большая гордость которого – крыло госпитальеров, славящихся своими невероятными навыками врачевать даже самые тяжелые болезни и раны. И вот к их давно никем не посещаемой гавани плывет сквозь шторм корабль, везущий трех главных героев романа – проповедника с особыми полномочиями Иону Тайта, находящегося при смерти после абордажа загадочного корабля ксеносов гвардейца Толанда Фейзта и призванную расследовать возможную ересь в рядах бывших сестер по ордену сестру-госпитальера Асенату Гиад.


Любая аннотация, надо заметить, даст крайне скудную картину того, что на самом деле будет происходить на страницах романа. «Инфернальный Реквием» довольно требователен к внимательности читателя. На прочтение всего романа у меня ушло 3 недели (для сравнения, «Культы Генокрадов» я прочел за 3 дня), причем вызвано это не тем, что сам роман скучный, ни в коем случае, просто само содержание располагает к тому, чтобы то и дело останавливаться и пытаться осмыслить только что прочитанное. Повествование, вообще не склонное к пространным описаниям для набивания символов, при этом все равно тягучее, а вместе с тем нелинейное и крайне путанное. Как и в случае с повестью «Огонь и Лед», перед нами снова роман-головоломка, только в этот раз над ней корпишь не как над шпионским триллером, а как над транскрипцией показаний сумасшедшего. В общем-то, именно этим роман по сути и является.


Фехервари, берясь за свою любимую тему – ПТСР и вытекающее из него отклонения в психике, которая в иных рассказах была скорее навязчивым лейтмотивом, впервые посвящает ей практически все произведение, копая так глубоко, насколько вообще позволяет антураж и сеттинг. В этот раз сумасшедшими являются вообще все центральные персонажи, и, что особенно прекрасно, каждый из них сходит с ума по-своему.


Толанд Фейзт в горячечном бреду мучается галлюцинациями и искажением собственных воспоминаний, Асената Гиад страдает расщеплением личности, а Иона Тайт так и вовсе словно теряется в собственной памяти и, подобно Долорес в «Мире Дикого Запада», блуждает одновременно в собственном прошлом и настоящем. Благодаря этому текст романа представляет из себя рваное, хаотичное плотно, на котором трудно сосредоточиться, его трудно слепить в единое целое и как-то комплексно осознать. И, что самое прекрасное, в данном случае это не минус, а мастерски воплощенный авторский прием. Понять ход мысли безумца не должно быть просто, его картина мира не может быть похожа на что-то цельное и красивое. А уж когда их трое…

Только Бог-Император простит. Отзыв о романе Петера Фехервари «Инфернальный Реквием» Warhammer 40k, Длиннопост, Книги, Литература, Обзор книг, Петер Фехервари

Помимо отличной работы с главными героями, Фехервари подошел к проработке их окружения, наверное, тщательнее, чем когда-либо до этого (чувствуется накопленный за 10 лет опыт). И пусть повседневной жизни Кольца Кронатус не уделяется особого внимания, зато частной жизни культа Последней Свечи посвящен не один десяток страниц. Местный культ заметно отличается от догматической религии Империума, он полнится собственными ритуалами, почитаемыми благодетелями, святыми, пророками и т.д.


Читая о Последней Свече можно увидеть, как роман пронизан аллюзиями на христианские течения, как автор едва прикрыто размышляет о религии, ее противоречиях, о том, что происходит, когда вера занимает главенствующее место в жизни человека. Например, фигура Истерзанного Пророка (местного аналога одного из апостолов Христа, а то и вовсе его самого) насколько непостижима, что на одну только интерпретацию его речей выделено целое крыло сестринства, и даже спустя тысячу лет они находят какие-то новые толкования его речей, вместе с тем даже доподлинно не зная, был тот мужчиной, женщиной, а то и вовсе не было ли их двое.


«– Наверняка есть какие-нибудь записи, – недоверчиво предположил Иона. – Последней Свече едва ли тысяча лет.
– О, записей много, – Женщина водила пальцами по запотевшему стеклу перед собой. – В поисках ответа ты найдешь там немало сведений, но ни одного надежного доказательства, ибо именно так замыслил Истерзанный Пророк.
– А во что веришь ты, Асената Гиад?
– В то, что все это неважно. Значение имеет не истинность ответа, а искренность его искателя».

Частенько, читая какую-нибудь сцену, я понимал, что Фехервари описывает в ней некую аллюзию, но, из-за недостатка знаний по теме, понятия не имел, на что именно идет намек. Наверное, филологи, у которых общий уровень СПГС подкреплен познаниями в культуре и религии, при чтении романа почувствуют себя настоящими королями.


Но если отойти от религиозной рефлексии реального мира и вернуться в Warhammer, то работа с фракцией Адепта Сороритас, как таковая, вышла отличной. Фехервари от одной работы к другой постоянно доказывает, что если уж он взялся за какую-то фракцию (по собственной воле или вынужденно – не важно), то закапывается в нее с головой, изучая все ее отличительные черты и стереотипы, чтобы затем вывернуть все наизнанку, да так, что это смотрится на удивление органично. Нашлось тут даже место рассуждению о том, что канонический образ Сестры Битвы намеренно сексуализирован, ведь во имя чего-то столь прекрасного мужская половина гвардии (и небольшой кусочек женской половины, чего уж там) банально охотнее бросится с гранатой под танк.

Только Бог-Император простит. Отзыв о романе Петера Фехервари «Инфернальный Реквием» Warhammer 40k, Длиннопост, Книги, Литература, Обзор книг, Петер Фехервари

Но не одними сороритками едины. В романе также большое время уделяется фракции, с которой Фехервари работает тоньше, чем практически любой другой автор BL, пусть это и обусловлено тем, что он немного отходит от каноничного ее изображения в пользу собственной интерпретации. Речь сейчас о Хаосе. Если для вас Хаос вселенной Warhammer – это поток мразоты в стиле Клайва Баркера и иногда переметнувшийся к ней космодесант, то романе вы откроете для себя другую картину – столь же пугающую, но при этом изящнее выписанную. Интересный подход к природе варпа демонстрировался и в прошлых работах Фехервари, но в «Инфернальном Реквиеме» Хаос – центральный противник, а потому внимания ему уделено куда больше, чем обычно.


И хотя «Инфернальный Реквием» можно назвать самым мастерским произведением автора, для меня оно так и не смогло стать самым любимым.


Споткнулся я на одной из ключевых вещей для восприятия художественного произведения – эмпатии к героям и к происходящему. Повествование настолько сконцентрировано на исследовании закоулков разума центральных персонажей, что в нем практически не остается места для ярких эмоций и сопереживания.


Все время ты или сосредоточенно пытаешься разобраться в головоломке сюжета, или пугаешься вместе с героями того, что скрывается в очередной темной комнате, а под конец кукуха от прочитанного начинает ехать так же, как у Ионы и Асенаты, но при этом лично за них я особо не переживал. В отличие от многих прошлых работ Петера, здесь я ни за кого не держал кулаки, надеясь, что какие-то герои переживут события романа, чтобы порадовать своим появлением в дальнейшем. Больше всего располагал к простому человеческому сочувствию Толанд Фейзт, но к середине романа он отходит на второй план, уступая место Асенате и Ионе.


Ольбер Ведас — главный злодей романа, так и вовсе практически до самого конца не появляется лично, и помимо его имени и абстрактно описанной «порочности», нам о нем толком ничего не расскажут, так что разделить вместе с героями ненависть к нему довольно проблематично.

Считать это минусом или необходимой жертвой выбранной структуры повествования – я не знаю. Если подумать, то фразой «я не знаю» или ее вариациями можно описать мое отношение практически ко всем аспектам романа. Я даже не могу назвать его хорошим или плохим. Могу только заверить вас, что он крайне изобретателен и, в особенности в рамках вселенной Warhammer, представляет из себя поистине уникальный продукт. Также это вторая после «Касты Огня» работа автора, которую я мог бы смело дать в руки человеку, незнакомому со вселенной. Мне кажется, чтобы по достоинству оценить «Инфернальный Реквием», достаточно просто любить головоломки.


Даже если Темный Клубок будет продолжен в том или ином виде, я бы советовал всем путникам, странствующим по его закоулкам, приберечь этот роман напоследок. Потому что в рамках цикла он представляет из себя то же, что и «Темная Башня» у Кинга – это центр всего. Но, как и в случае с тайной того, что же находится внутри Темной Башни, берегитесь ответов, которые вы там найдете. Будьте готовы к тому, что Фехервари в конце провернет с вами один интересный писательский трюк и буквально рассмеется вам в лицо. А уж кайфанете вы с этого, как я, или, наоборот, разозлитесь – зависит только от вас.


Что ж, вот и конец путешествия. Нет? Что-то еще, о чем я забыл упомянуть? Ах да, конечно…


Книга твоя. Так было всегда. Теперь закончи ее.



Еще больше рецензий в профиле или в группе вконтакте: https://vk.com/public192524799

Показать полностью 2
74

«Память, Скорбь и Тёрн» — фэнтези, которое вдохновило Джорджа Мартина на написание «Песни льда и огня»

Тром-ка, друзья! В течение последних трёх месяцев я с большими перерывами читал первые произведения Тэда Уильямса, которые в оригинальном переводе звучат как «Память, Скорбь и Тёрн», но у нас вы могли видеть эту же серию романов под названием «Орден Манускрипта». Признаться, я вообще не думал что смогу до конца осилить эти книги, и не потому-что скучно, а скорее наоборот — работа и прочие занятия отнимают довольно много времени, а эти книги не дают просто так уйти из своего мира.

«Память, Скорбь и Тёрн» — фэнтези, которое вдохновило Джорджа Мартина на написание «Песни льда и огня» Литература, Фэнтези, Книги, Тэд Уильямс, Обзор книг, Длиннопост

Память, Скорбь и Тёрн / Иллюстрация: Alex Chen


Если честно, произведения Тэда Уильямса мне довольно сильно напоминали по стилю «Песнь Льда и Огня» Мартина, пока я не узнал, что Мартин сам является огромным фанатом творчества Уильямса. Собственно, «Игры престолов» и не было бы, если бы Мартин в своё время не читал произведений Уильямса. А сейчас предлагаю погрузиться немного в изучение «Ордена Манускрипта», чтобы понять, стоит ли вам читать эту книгу.


Начну с того, что самая первая книга «Трон из костей дракона» очень затянута, и чтобы не бросить её читать, просто вспомните, как вы читали «Братство кольца», и количество информации, которую выдавал на неподготовленного читателя профессор Толкин. Здесь ситуация точно такая же — большое количество «начальной информации» может легко отпугнуть, но уверяю вас, чем дальше вы будете углубляться в трилогию «Памяти, Скорби и Тёрна», тем сложнее будет оторваться от чтения, иногда натыкаясь на неожиданные «вотэтоповороты» и элементы которые Мартин (я не обвиняю в плагиате, это абсолютно разные истории, но всё же) явно позаимствовал в свои романы.


О чём сюжет? Я даже не знаю как сократить эту тонну текста, но постараюсь сделать это максимально вкратце и без спойлеров (хотя всё-равно получится простыня, эх). Итак, старый король Престер Джон, который правил в Светлом Арде умирает, оставляя после себя двух наследников и советника в лице священника, которого в народе именуют Красным Колдуном. Думаю ни для кого не будет удивительным тот факт, что королевство постепенно приходит в запустение и раздирается внутренними конфликтами, голодом населения и природными катаклизмами. И история плавно подводит нас к мальчишке Саймону, ученику придворного ученого Моргенса, который и будет главным действующим лицом этой эпической истории.


Из-за внутренних интриг, свидетелем которых собственно и становится наш юный герой, ему придётся бежать из замка, в котором он провел всю свою сознательную жизнь, и отправиться на поиски трех волшебных мечей — Памяти, Скорби и Тёрна. Дорога будет наполнена не только яркими приключениями, но и описанием мира, что при хорошем воображении рисует просто невероятные картины, являющие собой нечто среднее между Средиземьем и Вестеросом, или средневековой Европой, если брать наш мир.


А дальше я рассказывать увы не могу, завязку постарался дать максимально коротко. Вообще, хочется выделить огромное количество отсылок к реально существовавшим в истории человечества личностям, а также персонажей, известных нам из кельтской мифологии.

Уильямс, кстати, не так давно вернулся к той истории, с которой начиналась его писательская карьера. Насколько мне известно, финальная книга из цикла «Последний король Светлого Арда» («Дети Навигатора») должна была выйти уже в этом году, но пока я никакой информации о ней не смог найти, кроме того, что автор решил детальнее проработать финал истории. Во всяком случае, думаю что пока если и вернусь к чтению, то только рассказов, а «Корону из ведьминого дерева» (первая книга нового цикла) начну читать ближе к новому году.


Это качественное во всех смыслах фэнтези, которое требует осмысления, и погружает с головой в свой мир. И если вы соскучились по чему-то эпическому и сказочному, а от событий в реальном мире хочется уйти с головой в другие миры, то… Если вы дочитали до сюда, и более того, если вы успели в свое время прочитать «Властелин Колец» и «Песнь Льда и Огня», то «Орден Манускрипта» — это ваш выбор на ближайшие пару месяцев (учитываю то время, в которое успевал читать сам).


Почитать другие обзоры и лонгриды, можно в моём телеграм или вк :3

Показать полностью
50

Джордж Мартин "Путешествия Тафа"

Джордж Мартин "Путешествия Тафа" Обзор книг, Книги, Джордж Мартин, Литература, Космическая фантастика, Фантастика, Длиннопост

Аннотация:

Культовая «космическая сага». В состав цикла входит легендарная «Чумная звезда», – повесть, которая в свое время стала любимой для сотен тысяч отечественных поклонников фантастики! Перед читателем – мир далекого будущего и межпланетных странствий, мир веселых и опасных приключений, выпавших на долю «космического бродяги», неудачливого бизнесмена и страстного любителя кошек Хэвиланда Тафа! Хэвиланд Таф странствует по мирам, преследуя самую невинную цель – заработать на жизнь, – а в результате снова и снова становится настоящим героем! Он не ищет приключений. Приключения САМИ находят его!


Впечатления: Эта книга принесла много разочарований. После досконально разработанных и прописанных героев ПЛиО, герои ПТ настолько картонны, что возникает ощущение редкостной халтуры. Сама задумка неплоха, идеи произведения актуальны и по сей день, но как же топорно все выполнено! И еще, что мне не понравилось: супервезучий Таф в окружении полных идиотов. Так не бывает, чтоб все были настолько тупы, злобны и алчны, и только один Таф, как его выставляет автор, образец для подражания. Таф, в сущности, большой ребенок, капризный и эгоистичный. Он интроверт по натуре, и это проявляется во всем. Любовь к кошкам из этой же категории. И проблемы целых народов и планет он решает, как интроверт - нимало не заботясь о чувствах других, Таф делает то, что кажется ему правильным. В лучших традициях мелких аферистов разводит своих клиентов на деньги, выполняя работу так, что после приходится от греха подальше улетать на следующую планету. Он считает, что такое мощное оружие, каким является "Ковчег" не должно попасть в руки тех, кто попытается решить свои проблемы силой, используя мощь корабля и генетики. Но сам, получив в свое распоряжение почти беспредельную мощь, полумифический космический корабль, имея возможность уничтожать миры и создавать новые, напоминает ребенка, играющего золотыми слитками: и красиво, и интересно - но глупо и бессмысленно. Он использует корабль развлекаясь, удовлетворяя, таким образом, собственные амбиции.

Для кого-то Таф - положительный герой, но не для меня. На мой взгляд, он хуже многих, с кем сыграл свои злые шутки.

Справедливости ради хочу добавить, что книга читается очень легко и быстро. И, если не сильно углубляться в суть, то ее можно отнести к развлекательной литературе.

Показать полностью
94

Блиц-обзор антологии «Сыны Императора»

Блиц-обзор антологии «Сыны Императора» Warhammer 40k, Длиннопост, Книги, Литература, Обзор книг

Джон Френч. «Успение Ангелов»


Френч дает возможность посмотреть на то, как мыслит и смотрит на мир Сангвиний, прописывая некоторые фрагменты рассказа от первого лица. Чем-то его внутренние монологи напоминают речи Доктора Манхеттена – возвышенные и максимально далекие от помыслов простых людей и даже собственных легионеров, которых Сангвиний все же пытается приобщить к собственному мировоззрению, но даже для них оно кажется совершенно непостижимым. Благодаря этому рассказу мне, наконец, стало понятно, почему Император сделал Магистром Войны Хоруса, а не Сангвиния.


Аарон Дембски-Боуден. «На краю Бездны»


Очередной сказ о том, что Керз – непробиваемый психованный козлина, которого надо было усыпить, а во главе легиона поставить Севатара. На пять минут сюда забегает и Магнус, но в исполнении Боудена он что-то и впрямь выглядит ЧСВ-тучей, каким его видел, например, Русс. Все-таки у Макнилла Магнус – герой намного более комплексный, а тут что он, что Керз – как будто компиляция стереотипов о них. Зато, повторюсь, Сева крутой. Интересно, увидим ли мы его еще до конца Ереси?


Ник Кайм. «Милосердие Дракона»


Кайм продолжает мусолить одну и ту же мысль о том, насколько важна человечность Вулкана, и демонстрирует это тем, что тот расхреначивает тысячи солдат в одиночку, но в конце спасает одного ребенка. Счастье всего мира не стоит слезы… ну вы поняли. Не лучший способ раскрыть самого человечного примарха. Эх, бедные Саламандры, что ж вы такие скучные-то!


Гэв Торп. «Тень минувшего»


История про Несущих Слово, которая начинается, как вполне заурядный сюжет о том, что заниматься конструктивной деятельностью в Оке Ужаса – не самая лучшая идея, внезапно выливается в эпизод, который приоткрывает завесу над одной из главных тайн лора вселенной. Странно только, что эту историю, как и сольник Керза, решили издать под эгидой серии «Примархи». Все же для серии, которая себя позиционирует, как «приквелы к приквелам», порой она слишком уж сильно забегает в будущее.


Гай Хейли. «Зодчий Императора»


Потрясающий рассказ, повествующий о супружеской паре летописцев, которым поручено написать автобиографию каждого примарха. За сорок лет аудиенций с полубогами Марисса и Оливье окончательно формируют свое отношение к ним, и если первая под взором этих непостижимых существ ударяется в религию, то второй приходит к совсем уж неутешительным выводам. За пятьдесят страниц Гай Хейли предоставит читателю отличную деконструкцию образов примархов, да и всего Империума в целом. Лучший рассказ антологии, к прочтению обязателен.


Л. Дж. Голдинг. «Принц крови»


И снова приквела не случилось. Вместо него перед нами продолжение романа «Предатель».

Пожиратели Миров надолго пропали со страниц книг по Ереси, и лишь недавно, в «Рабах Тьмы», они вернулись в строй из забытья. «Принц Крови» – хороший пример того, как авторы BL, используя в своих сюжетах в качестве центральных персонажей совершенно поехавших злодеев, умудряются описывать прямо-таки Шекспировские трагедии.


Это грустный рассказ, который показывает, что даже став демон-принцем, Ангрон так и не смог освободиться – он так и остался рассеянным, запутавшимся в себе существом, которое отчаянно пытается вспомнить, кем оно было прежде, но теперь уже точно никогда не сможет этого сделать. А люди, следующие за ним, принимают то, что при всем ужасе их положения, поворачивать назад уже поздно, и все, что им остается – это попытаться сохранить собственное «я», чего не смог их искалеченный повелитель.


Грэм Макнилл. «Древний ждет»


Макнилл в очередной раз отлично справляется со своей излюбленной задачей – показать Тысячу Сынов, как самых приятных десантников по ту сторону баррикад.


Сюжет посвящен небольшому отряду, который, спустя тысячи лет после Ереси (да, да, видимо я все-таки как-то не так понял позиционирование серии «Примархи») отправляется по заданию Магнуса исследовать одну, казалось бы, ничем не примечательную мертвую планету. Развязка у этой истории вызвала у меня легкое «вау», особенно тем, как она ответила на вопрос «а причем тут вообще примархи»? Поскольку все тут завязано на одном сюжетном повороте, то и сказать что-то более конкретное я о рассказе не смогу, не залезая на территорию жестких спойлеров.


Дэн Абнетт. «Выродки»


Если открывает сборник рассказ, частично посвященный тому, почему Сангвиний не стал Магистром Войны, то в последнем Дэн Абнетт лишний раз подчеркивает исключительность Хоруса, мелкими штрихами дополняя уже когда-то давно нарисованное им изображение первого среди равных, наглядно демонстрируя, что вот он – возможно, лучший из людей.


Одно мне не дает покоя – иногда кажется, что только один Абнетт понимает, как нужно работать со столь знаковым героем. У других авторов BL даже доересевый Хорус то и дело показывается, как еще один мелочный и обидчивый сынуля, которому просто повезло дольше всех находиться под благостной сенью Папы. И вот где между такими разными взглядами на одного и того же героя разглядеть истину? Остается надеяться, что сольник Хоруса в будущем также отдадут Абнетту.


В целом мнение об антологии сложилось более чем положительное. Поначалу казавшаяся одной из самых необязательных книг в серии, на деле она подарила немало пусть и небольших, но интересных историй. Да, есть тут и пара проходных вещей («На краю Бездны» и «Милость Дракона»), но по большей части содержательность рассказов радует. Всем фанатам Ереси Хоруса рекомендую к прочтению.


Еще больше рецензий в профиле или в группе вконтакте: https://vk.com/public192524799

Показать полностью
34

Постчеловек Эпохи Возрождения. Отзыв о рассказе Петера Фехервари «Тринадцатый Псалом»

«Тринадцатый Псалом» - это все то, что вы любите в рассказах Петера Фехервари, и все то, от чего вы устанете, если рискнете, как я, читать его библиографию практически подряд.


В рассказе мы возвращаемся к одной из самых интригующих веток Темного Клубка – падению и дальнейшей судьбе ордена Ангелов Кающихся. Во многом «Тринадцатый псалом» ощущается, как копия предыдущей работы Фехервари, полностью посвященной этому ордену – рассказу «Терновый Венец».


Снова перед нами некогда великий творец-космодесантник, который, несмотря на всю промывку мозгов при инициации, влился в одну из самых неординарных войсковых культур, став в итоге скульптором настолько искусным, что его перестали пускать на боевые операции, боясь потерять такого видного мастера. Вновь мы будем пропускать через себя переживания дважды сломленного разума, извращенного мракобесной идеологией некоего Бессмертного Мученика (интересно, подтвердят ли нам когда-нибудь, Гурджиеф это или кто-то другой?), который пытается очистить разум скорбной исповедью. Вновь нас ждут и разговоры с «воображаемым другом», хотя на этот раз данный прием использован куда как грамотнее, чем в «Идущем в огне».


Словом, видно, что чего-то принципиально нового в разрезе собственного творчества Фехервари своим рассказом не привнес. Происходящее куда лучше зайдет вам, если «Тринадцатый Псалом» будет одним из ваших первых шагов по Темному Клубку. Тогда камерный триллер, который с каждой страницей все больше уходит от реальности в шизу, не будет мозолить глаз уже знакомыми приемами, оставив после себя исключительно приятное послевкусие хорошей такой «страшилки на ночь у костра».

Постчеловек Эпохи Возрождения. Отзыв о рассказе Петера Фехервари «Тринадцатый Псалом» Warhammer 40k, Длиннопост, Книги, Литература, Обзор книг, Петер Фехервари

Читать о деградации самого творческого ордена в глубины пуританской жести по-прежнему очень грустно. Если в «Терновом Венце» нам описывали, как уходили старые порядки, то «Тринадцатый Псалом» в ярких красках показывает, насколько, простите за тавтологию, в прошлом сияли Ангелы Сияющие. К концу рассказа приходишь к мысли, что такими могли бы стать Дети Императора, если бы они остались лоялистами. И как только эта мысль приходит в голову, то сразу же закрадывается сомнение – а таким уж ли благом была их страсть к искусству, учитывая реалии вселенной, где каждая яркая эмоция и действие громким эхом отражаются в варпе, привлекая тучи демонов?


…О них мечтали самые разборчивые — и самые алчные — представители имперской элиты. Орудуя резцом по камню, я принес ордену больше славы, чем клинком и болтером, не говоря уже о том, сколь внушительно пополнилась наша казна. Помню, как искренне я называл себя «воином души», обязанным сражаться в более возвышенных битвах, чем жалкие потасовки мира костей и сухожилий. Растление в нашем братстве дошло до того, что мою надменность не просто терпели, но почитали.
С позиции человека современного фанатичное забарывание Мучеником и членами Тернового Венца всех попыток братьев по ордену стать чем-то большем, чем машинами для убийства, кажется настоящим кощунством, и в нем видится печальная судьба всего Империума, который подобный подход к бытию зачастую только приветствует. Но Фехервари не был бы Фехервари, если бы рассказывал свои истории так прямолинейно.


Вам дадут взглянуть на ситуацию под другим углом, когда отряд Ангелов Кающихся прилетает на Облазть, чтобы уничтожить одно из прекрасных творений их бывшего собрата – некое Зеркало. Планета уже утонула в мятеже поборников Высшего Блага (этому восстанию посвящена повесть «Огонь и Лед»), но несколько дворцов местной аристократии еще стоят. И поместье, где покоится Зеркало, наполненное изысками всех мастей, оказывается смертельной ловушкой, все извращенные хитрости которой будут открываться читателю страница за страницей. А когда раскроется причина (вернее, вам дадут намек на нее, ведь в Темном Клубке редко что-то проговаривается напрямую) того, что там произошло, то на новые порядки Ангелов Кающихся, которые до концовки рассказа казались истинным злом, вы посмотрите совсем по-другому.


И пусть «Тринадцатый Псалом» наполнен многими уже слишком часто ранее использованными Фехервари приемами, с точки зрения структуры и игры с читателем этот рассказ один из лучших в его библиографии. Так что какой-то однозначный вывод мне о нем сделать сложно.

Мое путешествие по Темному Клубку в его нынешнем виде практически закончено. Впереди лежит его центр – роман «Инфернальный Реквием», который станет, я надеюсь, настоящим Сердцем Тьмы.


Еще больше рецензий в профиле или в группе вконтакте: https://vk.com/public192524799

Показать полностью
57

Галантный мучитель в яме со змеями. Отзыв о романе Джо Аберкромби «Прежде чем их повесят»

Перед прочтением советую ознакомиться с отзывом о первой книге трилогии. Многие вещи, касающиеся авторского стиля Аберкромби, его общих плюсов и минусов, уже упомянуты там.


Вторая книга трилогии – это образцовый сиквел. В этот раз Аберкромби удалось учесть многие свои ошибки и приумножить сильные стороны. После «Крови и железа» роман ощущается, как большой шаг вперед, хоть и между их выходом прошлом совсем немного времени.


В одном из интервью Аберкромби рассказывал, что проработать первую книгу должным образом ему мешало полное отсутствие фидбека и сколько-нибудь адекватной редактуры.

Издательства просто отказывали ему в публикации, не называя причин, а когда ему улыбнулась удача, и контракт был заключен сразу на целую трилогию, серьезной редактуры первая книга также не проходила (последнее замечание, возможно, я не верно истолковал, как-то раз на этот счет поправляли). Из-за этого ему явно пришлось дожидаться отзывов уже простых читателей или по крайней мере профессиональных издательств, чтобы понять, что ж у него вышло хорошо, а что не очень.


К счастью, Аберкромби оказался из той породы писателей, что не прослывают снобами, никогда не читающими ничью критику, кроме как редактора издательства, чем, скорее всего, и обусловлен такой качественный шаг вперед по сравнению с первым романом.

В «Прежде чем их повесят» больше не чувствуется той дикой разрозненности и полной отчужденности друг от друга всех героев и сюжетных линий, главы перестали быть слишком уж самодостаточными и мало связанными с общей нитью повествования, а количество событий на квадратный метр возросло как минимум двукратно.


Галантный мучитель в яме со змеями. Отзыв о романе Джо Аберкромби «Прежде чем их повесят» Длиннопост, Книги, Литература, Обзор книг, Джо Аберкромби

Что касается убойного экшена, юмора и закрученного сюжета, то тут, наконец, все это началось, как следует. Помню, как часто в отзыве о первом романе мне приходилось хвалить сильные стороны Аберкромби, при этом постоянно добавляя, что для того, чтобы на них полюбоваться, придется дождаться второй части. Вот, поздравляю, вы дождались.


Во втором романе сильнее всего заметно желание Аберкромби вдоволь поиздеваться над классическими сюжетами жанра фэнтези. В конце первой книги половина главных героев отправляется в «эпический квест за легендарным лутом» – наверное, самый главный архетип сюжета в книгах подобного жанра. Идти им предстоит, естественно, на самый край света, чтобы достать, конечно же, невероятно мощное оружие, способное изменить ход всей войны.


Я не знаю, намеренно ли это вышло или случайно, но эта часть сюжета, где задействованы одни из наиболее ярких героев, получилась по сравнению остальными двумя просто убийственно скучной. Треть романа вас заставят наблюдать за тем, как шесть по-настоящему выдающихся личностей вынуждены покинуть место главной заварушки и просто идти, и идти, и идти… И если воспринимать эту линию целиком, от начала до конца, как шутку, то от нее можно получить искреннее удовольствие.


Очередная перепалка или описание особенностей походов по пересеченной местности станут хорошей разгрузкой после мрачных сюжетов, разворачивающихся параллельно. Ну и ее финал – это просто форменное издевательство, как над читателем, так и над героями, и даже над всем жанром в целом. И если при первом прочтении я в конце книги бесился вместе с персонажами, то сейчас хохотал над ними вместе с автором.


Вторая сюжетная линия заведет нас в Инглию – северную провинцию Союза, в самый разгар войны с северянами короля Бетода. Начавшись, как изнурительная игра в кошки мышки, она постепенно перерастает в череду масштабных сражений, последнее из которых повторяет успех финальной потасовки первого романа, как одной из лучших экшен-сцен, виденных мной в литературе.


Повествование будет вестись от лица Веста и Ищейки – героев, чье участие в событиях «Крови и железа» было довольно минорным и скорее вынужденным. В «Прежде чем их повесят» ситуация совершенно обратная. Ищейка и прилагающийся к нему отряд Тридубы получат достаточно времени, чтобы показать себя пестрой, разношерстной компанией, а не просто набором стереотипов, а уж Вест так и вовсе станет чуть ли не единственным однозначно положительным героем всей книги, и это несмотря на то, каким чудовищным поступком завершили его линию в прошлый раз.


Возвращаясь к выворачиванию сюжетных тропов фэнтези наизнанку, можно отметить, что по концепции «Великой справедливой войны со зловещими захватчиками» Аберкромби также проходится безжалостным катком. Война на Севере, как и осада Дагоски показаны настолько грязно, отталкивающе и цинично, что «Прежде чем их повесят» впору называть настоящим антивоенным высказыванием. Акты героизма тут зачастую выглядят случайностью, за которую совершившим их персонажам потом порой становится стыдно, а в самопожертвовании солдат видится одна только горькая бессмысленность.


Скажу даже так – подобная гипер-реалистичность и откровенный цинизм при описании военных действий лично для меня в какой-то момент стали главным минусом книги. Почти в каждой экшен-сцене акцент вечно смещаются с описания столкновений на их последствия. Перегнув палку с натуралистичностью, Аберкромби то и дело пускается в смакование описаний оторванных конечностей, хруста костей и хлюпанье вываливающихся потрохов, совершенно забывая, что читателю было бы интереснее посмотреть на то, как герои сражаются, а не на то, как вокруг них все воняет и разлагается. Под конец от очередного описания того, как едва отмывшегося героя вновь с ног до головы заливает кровь из нанесенной им царапики, вас вполне вероятно начнет тошнить. Не от омерзения, а просто от усталости. Но, повторюсь, в книге есть несколько больших сцен, где интересная боевка преобладает над навязчивой презентацией амфитеатра человеческих страданий.

Галантный мучитель в яме со змеями. Отзыв о романе Джо Аберкромби «Прежде чем их повесят» Длиннопост, Книги, Литература, Обзор книг, Джо Аберкромби

Третья сюжетная линия посвящена осаде войсками гурков Дагоски – величайшей крепости мира. Ответственным за оборону назначен главный любимец публики Занд дан Глокта, дослужившийся до наставника инквизиции. И он, вне всяких сомнений, король этой книги, а его сюжетная линия – настоящий бриллиант. Это можно понять хотя бы по тому, что, когда она подходит к концу, тебе хочется, чтобы он пробыл в осажденном городе еще пару-тройку глав.


Помимо самого Глокты, красок этой линии добавляет и его окружение. Перед началом осады вас успеют погрузить во все внутренние дрязги города. Тут вам и конфликт коренного населения с «понаехвашим», и интриги правящего совета, среди которого, наверное, первая однозначно хорошо прописанная женская героиня в книгах Аберкромби – Карлотта дан Эйдер, в которую влюбляешься вместе с бедным Глоктой, и взаимодействие королевского гарнизона с армией наемников, и расследование исчезновения прошлого наставника города, которое на этот раз получилось цельным и связным. На плечи одного Глокты тут сваливается столько задач, одна интереснее другой, что порой хочется как можно скорее пролистать похождения остальных героев, чтобы поскорее вернуться на жаркие стены Дагоски.


Одним из главных достоинств «Прежде чем их повесят» стала хорошо читаемая дуга характера каждого из героев. Если в первой книге все главные герои более-менее статичны, то здесь каждый успеет либо измениться и переосмыслить свое отношение к людям, либо раскрыть ранее не показанные грани характера.


Ферро предпримет попытки сблизиться с Логеном, и читать ее мизантропические ремарки по этому поводу было очень весело. Вообще, взявшись за прочитывание трилогии Первого Закона, я по-другому взглянул на эту героиню. Если раньше она казалась мне раздражающей и попросту ненужной, то теперь я понял, что на ней-то, оказывается, держится львиная доля юмора в романе. Джезаль, разделяя тяготы путешествия с людьми, которых раньше презирал, узнает цену настоящей дружбе. Глокта покажет, что в нем еще жив обычный человек, способный помогать другим, и его совесть иногда ставит перед ним непреодолимый барьер. Вест, оказавшись в положении единственного нормального военного в кругу дебилов, постепенно научится хитрости, необходимой, чтобы влиять на решения людей, которые его ни во что не ставят, а заодно узнает, что глупый человек может быть куда страшнее жестокого.


Если первый роман страдал от того, что являлся, по сути, очень затянутым прологом, то «Прежде чем их повесят» - это уже нормальный первый акт отлично закрученной истории. Из-за долгой раскачки, второй и третий акты Аберкромби пришлось уместить в один роман. В будущем отзыве о третьей части мы посмотрим, удастся ли ему грамотно скомпоновать два акта при меньшем объеме, отведенном на каждый из них.

Галантный мучитель в яме со змеями. Отзыв о романе Джо Аберкромби «Прежде чем их повесят» Длиннопост, Книги, Литература, Обзор книг, Джо Аберкромби

В конце традиционно три любимых момента для тех, кто уже читал. В комментариях предлагаю вам описать свои.


1) Персонажи в Дагоске.


Они выглядят, как прям материал для методички «как хорошо прописать окружение главного героя». Не зря те же Эйдер и Никомо Коска еще не раз появятся на страницах будущих книг.


2) Огромное НИХРЕНА в конце.


Ощущается это, как если бы Фродо дошел до Роковой Горы и выяснил, что за прошедшую эпоху вулкан давно потух. Наблюдать за срывающимся на всех в бессильной злобе Байязом было прям бесценно, особенно учитывая, насколько у этого лысого черта все всегда под контролем. К тому же, это еще одна трещина в его образе местного аналога Гендальфа. Жаль только, что единичное появление его «коллег по цеху» Захаруса и Конейл оказалось нужно только для того, чтобы полить читателя лором, и в дальнейшем сюжете они участия не примут.


3) Битва Союза и карлов Трясучки против шанка и северян Бетода.


Немного поубавив свой пыл с графическим описанием насилия и поднагнав эпика, Аберкромби выдал под конец шикарное полотно сражения. Тут нам дают посмотреть на все с точки зрения работы штаба, что особенно здорово смотрится, когда Вест его в одиночку на себе тащить пытается. Несколько сглаживается карикатурность Поулдера и Кроя, когда те хотя бы во время битвы показывают, что не зря носят генеральские мундиры. А момент, когда все герои бросаются на Фенриса, пробрал до мурашек.


В свое время «Прежде чем их повесят» мне показалась самой сильной книгой в трилогии. Посмотрим, измениться ли это мнение после перепрочтения третьей части.


Еще больше рецензий в профиле или в группе вконтакте: https://vk.com/public192524799

Показать полностью 2
37

Жизнь взаймы: роман Ремарка о ценности человеческой жизни

История любви, разворачивающаяся в Париже, Риме, Венеции, Монте-Карло и других городах Европы. Клерфэ, стареющий гонщик, рискует своей жизнью ради побед на гонках. Лилиан, молодая девушка, больная туберкулезом. Не желая доживать свои дни в душном санатории, она вместе с Клерфэ отправляется в путешествие по Европе.


В чем состоит ценность человеческой жизни? Кто ценит жизнь больше: здоровый или больной? Роман Ремарка не из числа тех книг, которые можно поставить на полку и забыть. «Жизнь взаймы» наполнена рядом важных, актуальных вопросов о жизни и смерти, но ответы на них, увы, или к счастью, придется искать читателю, вступая в своеобразную дискуссию с героями.


Ремарк, по сути, предоставляет нам сразу две точки зрения. Клерфэ может в любой момент уйти из гоночного спорта, но вместо этого из раза в раз рискует жизнью ради наград на соревнованиях, хотя прекрасно осознает, что его физическая форма уже не та, что лучше уступить дорогу молодым. Лилиан уезжает из санатория, прекрасно понимая, что внутри него она проживет дольше, чем снаружи. Тем не менее, по мнению Лилиан, она умрет в любом случае, но умрет счастливая, познав жизнь.


Для Лилиан каждый прожитый день как праздник. Каждый свой день она стремится сделать уникальным, совершив то, что никогда не делала прежде. Пускай этот роман Ремарка лишен политического окраса, но последствия войны ощущаются и здесь. Даже в самые счастливые моменты присутствует меланхоличное ощущение затишья после бури. Для этих людей такой «бурей» стала война, которая на долгие годы повергла мир в горестное молчание. На каждой странице этой истории лежит нестираемый отпечаток холода и тревоги.


Мужество вовсе не равнозначно отсутствию страха; первое включает в себя сознание опасности, второе — результат неведения.


P.S. спасибо за книгу, Лейла.

Жизнь взаймы: роман Ремарка о ценности человеческой жизни Книги, Литература, Что почитать?, Рецензия, Эрих Мария Ремарк, Обзор книг
252

Шагреневая кожа: роман Бальзака о том, стоит ли сделка с дьяволом того

Молодой писатель на грани отчаяния, Рафаэль де Валантен собирается покончить с собой, утопившись в реке Сене. Перед самоубийством он заходит в сувенирную лавку где задаром получает кусок шагреневой кожи. Кожа обладает магическим свойством: она исполняет любое желание. Но с каждым исполненным желанием она отнимает несколько лет из жизни ее владельца.


Все в романе Бальзака отдает тем старым, классическим стилем повествования. Размашистые описания, метафоры, многочисленные эпитеты. И сложные сравнения с шедеврами литературы, картинами художников и симфониями композиторов — понятные просвещенным, но никак не простому люду. Бальзак любит перескакивать с повествования на длинные рассуждения, которых, кажется, в романе гораздо больше первых. Но это не отвлеченные, абстрактные размышления обо всем подряд, а вполне уместные комментарии, которые как воронка устремляются к центру и конкретизируются на чем-то одном: персонаже, предмете, ситуации.

Шагреневая кожа: роман Бальзака о том, стоит ли сделка с дьяволом того Что почитать?, Оноре де Бальзак, Литература, Книги, Рецензия, Обзор книг, Длиннопост

Поначалу эта громоздкость отпугивает, особенно, когда привык читать книги более современных писателей, которые, минуя вступление, сразу переходят к сути (не все). Бальзак не торопится. Хотя произведение названо в честь шагреневой кожи, Рафаэль пользуется ею от силы 2-3 раза за весь роман. И этого достаточно, чтобы она успела разрушить его жизнь до основания. Прежде чем это наступит, Бальзак с головой окунет читателя в тяготы бедной жизни, покажет все хитрости, на какие только способен опустившийся человек, чтобы сохранить в обществе положение и видимость богатства. И, от лица самого Рафаэля, расскажет о романтических страданиях героя и неудавшейся карьере писателя, которые, в критический момент, и заставят его взять в руки дьявольский амулет — шагреневую кожу.


Согласны ли мы обменять неведение перед завтрашним днем на мгновенное обогащение? Готовы ли мы отказаться от всех радостей жизни, чтобы своим успехом отомстить неприятелям? Будущее нам, к сожалению, не подвластно. Никогда не знаешь в какой день и какой час к тебе придет счастье. Иногда для этого достаточно подождать всего пару дней. Но если накануне ты заключил сделку с дьяволом — контракт уже не расторгнуть.

Шагреневая кожа: роман Бальзака о том, стоит ли сделка с дьяволом того Что почитать?, Оноре де Бальзак, Литература, Книги, Рецензия, Обзор книг, Длиннопост
Показать полностью 1
55

Голодная Тень поперхнулась сажей. Отзыв о романе Петера Фехервари «Культы Генокрадов»

Словно бы заранее будучи уверенным в том, что самый смак Темного Клубка содержится в полновесных романах, я решил максимально оттянуть момент прочтения «Культов Генокрадов», постепенно пробираясь к ним через тернии небольших рассказов. И оно того стоило, причем не только с позиции повышенного удовольствия, вызванного томительным ожиданием. Не все рассказы Темного Клубка мне показались удачными, зато они справились с важнейшей задачей – дать хорошее понимание (насколько это вообще возможно в столь запутанном цикле) происходящих в Дамокловом Заливе событий и познакомить с их участниками, которые частенько кочуют из одного произведения в другое.


На данный момент «Культы Генокрадов» – самый поздний по внутренней хронологии роман Темного Клубка, являющийся, внезапно, практически прямым продолжением отличной повести «Огонь и Лед» и, частично, «Касты Огня». Если вы странствуете по Клубку в порядке выхода книг, то на страницах романа вас ждет просто тонна отсылок и приятных возвращений героев (в том числе и несколько «воскрешений»). Даже эпиграфы тут будут написаны от лица знакомых нам героев, а причина, по которой именно им автор приписал данные высказывания, раскроется ближе к концу романа.


Не уверен, что это истина в последней инстанции, но по моим ощущениям «Культы Генокрадов» кое в чем аналогичны «Авангарду». В обоих случаях кажется, что все написано по техзаказу, аккурат под выход нового набора миниатюр. Даже название тут подходит скорее книге с правилами, нежели роману. Однако больший объем позволил Фехервари на сей раз как следует развернуться, чтобы успеть продемонстрировать весь свой недюжинный скилл, пускай и некая скованность строго заданной тематикой будет чувствоваться на протяжении повествования.


Голодная Тень поперхнулась сажей. Отзыв о романе Петера Фехервари «Культы Генокрадов» Warhammer 40k, Длиннопост, Книги, Литература, Обзор книг, Петер Фехервари

Действие тут разворачивается в течение аж ста лет, и делится на три временных промежутка, каждый из которых по атмосфере сильно отличается от предыдущего, а объединяет их общее предчувствие того, что надвигается нечто плохое. Ну и генокрады, конечно же.


Первый такой промежуток – пролог, где нам показывают последние дни аббатства Адепта Сороритас. После долгой и кровопролитной борьбы с неведомым злом, терзавшим планету Витарн, сестры битвы вроде как забарывают его, и глава сестринства добивается присвоению планете статуса Мира-Святыни и нового названия – Искупление. Как потом отмечают некоторые герои, для такой планеты оно звучит слишком уж обнадеживающе.


Совершенно не соотносясь с торжественностью своего названия и статуса, этот мир представляет из себя место, большую часть времени скрытое от солнца за непроглядным черным смогом. Иногда пепельные бури терзают округу неделями, погружая все в кромешную тьму. Местные жители, проводящие почти всю сознательную жизнь на заводах и в шахтах, то и дело зарабатывают пневмонию и сгорают за пару недель. Вот такая вот Святыня.


И спустя буквально несколько дней после присвоения миру статуса Святыни, взамен якобы усмиренной навсегда демонической опасности, на планету прибывают несколько генокрадов. В галактике Warhammer 40000 на захолустный мир всегда есть кому позариться.


Пролог по настроению больше всего напоминает повесть «Огонь и Лед». Тут нас ждет и deep dark lore, который начнет (и, к сожалению, тут же закончит) раскрываться ближе к финалу, и персонажи, постоянно разговаривающие загадками и с многозначительным видом рассматривающие иконы и фрески.


Если не брать в расчет игру «Dawn of war: Soulstorm», то тут произошло мое первое знакомство с Сестрами Битвы. В призме видения Фехервари они оказались крайне скрытными (похлеще Инквизиции) и замкнутыми женщинами, постоянно погруженными в собственные мысли. Вместо карикатурных религиозных фанатичек нам демонстрируют скорее сообщество философов-теологов, которым по долгу службы частенько приходится менять кадило на болтер.

Переименовывая планету в Искупление, глава аббатства Ветала пылко размышляет, что названия формируют суть вещей. И действительно, планета в будущем станет местом искупления или скорее даже чистилища. Вот только не для них.


Вторая часть, которую по какой-то причине вырвали из романа и опубликовали отдельным рассказом «Голодную отбрасывает тень», наверное, самая странная во всем романе. На полсотни страниц повествование превратится в треш-боевик в лучших традициях «Мачете» Роберта Родригеса или даже, прости Господи, «Бомжа с дробовиком».

Голодная Тень поперхнулась сажей. Отзыв о романе Петера Фехервари «Культы Генокрадов» Warhammer 40k, Длиннопост, Книги, Литература, Обзор книг, Петер Фехервари

Спустя полвека после пролога нас погружают в разрастающееся общество генокрадов, и практически все повествование ведется от их лица. Самое странное в этом, что при всем внешнем уродстве, способе размножения и невозможности выбора конечной цели (беспредельно ужасной), генокрады оказываются… нормальными такими ребятами. Для паразитов, призванных подготовить планету к вторжению тиранидов, представители культа оказываются более-менее самостоятельными личностями, которые испытывают по отношению друг к другу (и особенно к старшим) огромное уважение, всегда готовы прийти на выручку и очень переживают, если кто-то из их товарищей погибает бесцельно.


Ужас кроется в том, что культ, кажется, совершенно не понимает, какой цели он на самом деле служит (даже их живое божество, Спиральный Отец, судя по его мыслям, не до конца вдупляет в свое истинное предназначение, на протяжение века самоотверженно сражаясь со… спойлером).

Но на генокрадов и их образ мышления нам вдоволь дадут полюбоваться и в третьей, самой объемной части романа. Так почему же именно тут происходящее мне показалось трешовым?


Просто представьте себе картину: куча монахов-биомутантов ведет борьбу с бандой байкеров из преисподней, которые под действием наркотиков превращаются в натуральных Призрачных Гонщиков! Все это выглядит настолько же круто, насколько и нелепо. И тонально совершенно не вяжется с прологом и основной частью романа.


Может поэтому «Голодную отбрасывает тень» и выкинули отдельным рассказом, хотя без него, конечно, повествование бы несколько обеднело, потому что именно в этом сегменте взаимоотношения генокрадов показаны лучше всего.

Голодная Тень поперхнулась сажей. Отзыв о романе Петера Фехервари «Культы Генокрадов» Warhammer 40k, Длиннопост, Книги, Литература, Обзор книг, Петер Фехервари

5 поколений генокрадов одной картинкой


В третьей части романа, которая занимает порядка 70% от всего объема, мы словно второй раз окунаемся в «Касту Огня», ведь завязки у них схожи – снова перед нами полк имперской гвардии, который поневоле забросили на стремную захолустную планету именно в момент, когда они непременно пригодятся.


Черные Флаги не обладают таким пышным и запоминающимся составом, как Арканские Конфедераты, и в них нет залихватского колорита Ивуджийских Акул, но при всем при этом они остаются т.н. «Полком Фехервари», который уж что-что, а описывать их умеет. Особенно это касается традиций, внутренних взаимоотношений и привязанностей, которые формируются между двумя-тремя товарищами и расходятся по цепочке, охватывая тысячу человек.


Это братство, поначалу кажущееся слишком уж прагматичным и жестким на фоне добродушных паломников культа Спиральной Зари, на деле оказывается куда как более крепким и искренним, нежели жестоко обманутые пилигримы (Вы только вдумайтесь, генокрады официально зарегистрировали свою религию в Империуме! Там, конечно, не все так просто и есть свои нюансы, но сам факт заставил меня хохотнуть). Да и девиз у них отличный. Танкред бы одобрил.


Сюжет тут, в отличие от той же Касты Огня, достаточно прямолинеен и посвящен сначала тайному, а затем и открытому противостоянию Черных Флагов с генокрадами, которых гвардейцы до последнего принимают за демонический культ, не в силах поверить, что материальная вселенная способна породить нечто настолько омерзительное. И все же в нем содержится как минимум один ожидаемый, но крутой, и один неожиданный и не менее крутой поворот.


Главным образом «Культы Генокрадов» завлекают все-таки не самим действием, а его участниками, среди которых очень много старых знакомых, да и в целом действующие лица тут представляют из себя людей более приятных, чем в той же «Касте Огня». Общее количество ПОВ-ов также уменьшилось относительно предыдущего романа, так что в этот раз даже не пришлось при прочтении держать под рукой блокнот со списком персонажей.

Голодная Тень поперхнулась сажей. Отзыв о романе Петера Фехервари «Культы Генокрадов» Warhammer 40k, Длиннопост, Книги, Литература, Обзор книг, Петер Фехервари

Не нашел в интернете артов с Черными Флагами, но Арикен я себе представлял примерно вот так

Главную партию здесь исполняют паломница-медик Спиральной Зари Арикен и прибившийся к пилигримам гвардеец-дезертир Крест. Обоих сходу практически насилу отрывают от культа и заставляют вступить в ряды Черных Флагов, и, как потом выясняется, обоим это пойдет только на пользу.


Арикен, при всей ее общей симпатичности, получилась героиней достаточно неровной, потому что слишком уж быструю эволюцию от наивной паломницы до суровой вояки она проходит.


С Крестом у меня тоже возникла одна проблема, но тут не обойдется без спойлера, который, правда, открывается чуть ли не во второй главе. В общем, Крест – это Эмброуз Темплтон, пропавший без вести еще в первой трети «Касты Огня». Найти его живым я был рад несказанно, потому что при прочтении Касты он мне казался вообще чуть ли не главным героем, и его скорая «гибель» меня в свое время обескуражила, так как казалась до ужаса несвоевременной.


Вот только по характеру он, к сожалению, мало похож на того, каким его запомнил читатель. Мне очень нравился созданный Фехервари романтический образ офицера-писателя, и было жаль застать Темплтона опустошенным, не имеющим никакой цели и полностью утратившим весь флер байронического героя. Впрочем, даже в таком виде Эмброуз, как герой, свой бенефис отрабатывает, как надо.


– Напомни, какого хрена мы деремся за них, Крест? – спросил Трухильо.
– Потому что все остальные еще хуже, друг мой.
«И в этих печальных словах – вся история нашего Империума» – решил Эмброуз.
Еще одним крайне приятным возвращением стала Адеола Омазет – та самая самопровозглашенная полковая аббатиса из «Огня и Льда». Пережив предательство Калаверы, который бросил ее в ледяных пустошах Облазти, она устроила настоящий ад всем новообращенным в Высшее Благо, которые рискнули ее выследить, а затем, как ни в чем не бывало, присоединилась к новому полку, получив заодно повышение, став Капитаном Ведьмой.


Со всей своей проницательностью, суровостью, жизненной философией и какими-то фантастическими для имперского гвардейца боевыми навыками, она спокойно бы стала сестрой битвы, но, возможно, тогда затерялась бы в их массе (или, наоборот, дослужилась бы до канониссы, кто знает?). А вот в качестве капитана Черных Флагов такой кадр смотрится замечательно. По моему скоромному мнению, она стала настоящим украшением романа и чуть ли не лучшим его персонажем.

Голодная Тень поперхнулась сажей. Отзыв о романе Петера Фехервари «Культы Генокрадов» Warhammer 40k, Длиннопост, Книги, Литература, Обзор книг, Петер Фехервари

В Темном Клубке и вайфу соответствующая


Самым же необычным героем стал полковник Черных Флагов Кангре Таласка. Его психологический потрет получился победнее, чем у Энсора Катлера, но одна черта сильно выделяет Таласку среди остальных. Он первый, кто напрямую называет происходящие в Дамокловом Заливе события Темным Клубком, и понимает, что это одна большая и хитроумная ловушка, которая тысячами притягивает своих жертв, лишь единицы из которых становятся в ней истинными путешественниками. В своих мыслях он чуть ли не пробивает четвертую стену:


«У Клубка нет начали и нет конца, – лихорадочно думал полковник Кангре Таласка, – поскольку все в нем сплетено – сохранено в едином запутанном мгновении».
В последней трети истории появляется еще один из ранее встречавшихся героев, и своим появлением он привносит в повествование целый ворох интересностей, но подробности я лучше сохраню в тайне, иначе испорчу вам все впечатление от прочтения.


Главным минусом романа для меня стала его концовка. Постараюсь объяснить свою претензию без спойлеров.


В какой-то момент герои вплотную подбираются к главной тайне романа, и ты вместе с ними уже протягиваешь к ней руку… и тут тебя хватают за нее и утаскивают обратно с криком «Алло, у нас тут вообще-то роман про генокрадов, дружок! Ты вообще читал название? Культы ГЕ-НО-КРА-ДОВ!». Остается ощущение, что повествование грубо оборвали на середине или по крайней мере двух третях. И если линию генокрадов закрывают достаточно красиво, то вот людей попросту бросают на полпути.


Такое можно было бы принять, если бы мы знали, что впереди нас ждут условные «Культы Генокрадов 2», но Темный Клубок – цикл максимально не прямолинейный, и к этим героям мы можем вернуться еще очень нескоро, а то и вовсе не вернуться. Жаль, если так и выйдет.

Вернувшись к формату романа, Фехервари в очередной раз доказал, что он в данный момент один из сильнейших авторов Black Library. «Культы Генокрадов» – не настолько революционная вещь для вселенной Warhammer 40000, какой в свое время стала «Каста Огня», но это один из важнейших узлов Темного Клубка, хорошо справляющийся с красочной демонстрацией новых закоулков этого запутанного и мрачного мира.


Еще больше рецензий в профиле или в группе вконтакте: https://vk.com/public192524799

Показать полностью 4
39

Караул Смерти для грустных. Отзыв о рассказах Петера Фехервари «Идущий в огне» и «Высшее Зло»

После долгих недель мучительно-вязкого чтения «Ока Мира», пара рассказов от Петера Фехервари показались мне стометровкой глазами Усейна Болта. Не сказать, что чтение вышло чрезвычайно увлекательным (у Фехервари есть куда более сильные вещи в библиографии), но на контрасте с тягомотным стилем повествования Роберта Джордана зашло на отлично.


Если вкратце, то «Идущий в огне» и «Высшее Зло» - это в общем-то типичные для автора произведения, с уже, кажется, окончательно сформировавшемся набором приемов. Фехервари здесь как будто не сильно пытается удивить читателя, а просто решает дать фанатам своего творчества небольшую дозу того, к чему они привыкли.


Идущий в огне


Мы снова возвращаемся на Сарастус, который открылся перед нами в первом рассказе Темного Клубка – «Приход Ночи». К моему большому разочарованию, он не продолжает линию Повелителей Ночи и Иглы, а лишь показывает, что постоянные налеты Вассааго окончательно добили последние огоньки цивилизации в здешних городах-ульях. Бандиты, которые звали себя вурдалаками, по иронии судьбы и в самом деле превратились в них.


Прибывший сюда отряд Караула Смерти, посланный, чтобы разобраться с якобы впавшей в ересь магосом Лем (мы уже встречали следы ее деятельности в «Заповеднике Змиев»), весь рассказ словно бы находится в пещерах под Мглистыми Горами, вот только Голлумов там тысячи, и играть в загадки ни одна из сторон совершенно не настроена.

Караул Смерти для грустных. Отзыв о рассказах Петера Фехервари «Идущий в огне» и «Высшее Зло» Warhammer 40k, Длиннопост, Книги, Литература, Обзор книг, Петер Фехервари

А еще Караул Смерти для стильных


Главным героем здесь выступает десантник ордена Саламандр Барантар, являющийся типичным представителем своего ордена – он спокойный, мирный, приятный… и скучный парень.


С Саламандарами во вселенной Вархаммера вообще все очень непросто. Активно продвигаемый, как самый человеколюбивый орден\легион, он, тем не менее, все никак не захватит читательское внимание так, как должно. Ник Кайм убил целых 4 книги на это в цикле Ереси Хоруса (да и Дэвид Аннандейл еще парочку), однако эти чернокожие ребята так и остались весьма однородными и невзрачными. Такое ощущение, что авторам претит сама концепция человечных и миролюбивых машин смерти в данной вселенной, а ведь из этого противоречия можно было бы выжать много интересного.


Увы, даже в руках человека, который как никто умеет играть со стереотипами этой вселенной, такого не происходит. Единственной отличительной чертой Барантара является воображаемый мертвый брат, с которым он порой ведет беседы, но это играет скорее не на раскрытие самого персонажа, а на наглядную демонстрацию того, какого роды космодесантники формируют Караул Смерти.


До этого в ваха-литературе я сталкивался с Караулом только в романе «Воины Ультрамара», и там их представляли достаточно прямолинейно и без изюминки, буквально как «это космодесант, но только еще круче, ааа еее!». Не знаю, заслуга ли это именно Фехервари, или с годами концепция этого подразделения изменилась и обросла новыми интересными подробностями, но в рассказе перед нами преподносится идея, что из родных орденов в Караул Смерти уходят, в основном, по одной причине – из-за чувства вины. Все члены отряда Барантара – грустные парни со своими скелетами в шкафу.


Есть тут и один из Ангелов-пока-еще-Сияющих, показывающий, что до собственного грехопадения с десантниками этого ордена было уже все не слава богу, и за маской нормальности в них скрывалась пустота, которую сумел заполнить тот самый таинственный незнакомец, которого они выловили из реки (эх, как же все-таки хочется прочитать про них полноценный роман!).


По итогу это один из самых скучных рассказов Фехервари наравне с «Авангардом», который интересен исключительно как приквел к «Заповеднику Змиев».


А еще тут есть очень смешная отсылка к переводчику ФКК Юрию Войтко aka Str0chan, которого Фехервари превратил в механического человека-паука и довольно ярко размочил спустя пять минут после появления. Контактируй другие авторы Black Library с ру-комьюнити так же плотно, как Петер, и у нас потенциально мог бы появится свой аналог Семецкого.


Высшее Зло


Я окончательно убеждаюсь в том, что интереснее всего Фехервари писать про Империю Тау. Похоже, слишком уж его отталкивают глубины морального разложения людей в пространстве Империума Человечества, а стоящее на шаг впереди в плане цивилизованности ксено-общество создает более комфортную среду, в которую можно помещать своих героев.


Да, в рассказах Фехервари на Империю Тау все равно частенько льется вполне обоснованная критика (и тем она ценнее, что исходит от самих тау, в то время как их ауксиларии только и рады выбраться из того говна, в котором жили раньше), постоянно разбавляемая по-английски тонким черным юмором, но все же это государство у писателя в явном фаворе. И это отлично! Где ж еще мы сможем почитать подобные рассуждения:


«Они – древняя раса, согнутая болезнями старости… и все же долгие эпохи не потушили их страсти. Со временем они станут нашими самыми пылкими союзниками или самыми заклятыми врагами»
Караул Смерти для грустных. Отзыв о рассказах Петера Фехервари «Идущий в огне» и «Высшее Зло» Warhammer 40k, Длиннопост, Книги, Литература, Обзор книг, Петер Фехервари

Экшн-сцены с участием БСК выглядят отлично


В излюбленной автором среде мы видим и его излюбленные типажи. Перед нами снова предстают тау из каст, которые не вынуждены всю жизнь воевать. Здорово сознавать, что в этой вселенной хоть кто-то стремится к миру, дружбе и жвачке, а их мысли заняты чем-то более приятным и созидательным, нежели наматывание кишок на цепной меч.


В противовес этому, центом повествования становится служащий тау бывший имперский гвардеец Ульвер Войл, нашедший в философии ксеносов настоящее откровение, ставшее его жизненным кредо. Его новый путь омрачается лишь… да-да, опять ПТСР (который, судя по тому, что я читал об «Инфернальном Реквиеме», является чуть ли не центральной темой Темного Клубка). Войл тоже разговаривает с воображаемым другом, и если у Барантара в прошлом рассказе это не несло за собой чего-то важного для сюжета, то тут споры с голосом занимают центральное место в повествовании.


Об этом сложно говорить без спойлеров, но не могу не упомянуть, как же это все-таки весело, когда разум улья тиранидов (циклопическое зло по сути) пытается убедить бывшего слугу Империума, что тау на самом деле плохие парни. Путая мысли Войла, голос в голове пытается завести всех героев в ловушку, но все же они лишний раз доказывают, что в Тау дураков не держат, и, пусть и с потерями, но им удается из нее выйти. А те, кому этого сделать не удается, сталкиваются с загадочной надписью «Конец?».


Тут, правда, возникает ситуация обратная той, которая происходит с историей вокруг Ангелов Кающихся. Если про падший орден космодесанта хочется узнать как можно больше подробностей, и Фехервари умело держит эту морковку перед носом читателя, не раскрывая всех карт, то в «Высшем Зле» история обрывается не на самом интересном, а как будто за главу-две до вполне прозрачного финала (дайте угадаю, всех сожрут тираниды?), и зачем было оставлять ее в подвешенном состоянии, пытаясь нагнать таинственности такой концовкой – не понятно.


Тем не менее, «Высшее Зло» - куда более занимательный рассказ, нежели «Идущий в Огне», который я смело могу рекомендовать к прочтению. А поднимаемая в нем тема генокрадов послужит отличной затравкой перед посвященным им романом.


Еще больше рецензий в профиле или в группе вконтакте: https://vk.com/public192524799

Показать полностью 2
162

Булгаков. Любимец прототипа Воланда

Булгаков. Любимец прототипа Воланда Политика, История, Литература, Михаил Булгаков, Цвет нации, Публицистика, Дмитрий Лекух, Длиннопост
Автор: Дмитрий Лекух

Мы, конечно, просто преступно мало знаем даже о самых, казалось бы, хрестоматийных событиях и личностях собственной истории. И даже о таких, казалось бы, разобранных буквально на молекулы эпохах, как Великая русская революция.

Тут всё просто.


История России ХХ века, особенно её советского периода, действительно многократно переписывалась и «корректировалась». Но самая жесткая её корректировка произошла отнюдь не в период сталинского «Краткого курса истории ВКП(б)» и принятия «самой демократической в мире Конституции», а в куда более поздние и, как принято считать, куда более вегетарианские времена.


Когда у крестьянства, «замордованного сталинскими колхозами», урезались, а порой и просто отбирались приусадебные участки, уничтожался, в лице «Пром-» и «Потребкооперации», пресловутый «малый и средний бизнес», начинались невиданные с Великой Отечественной войны перебои с продуктами, расстреливалась рабочая демонстрация в Новочеркасске. Зато для элиты, в том числе творческой интеллигенции, наступали дни «неслыханной оттепели».


Переписывалось и вымарывалось буквально всё.


Переименовывались города, «выметались» архивы, даже Сталинградскую битву едва не переименовали в «Волгоградскую». Помешало только то, что именно как Сталинградскую её знал весь остальной, в том числе и «цивилизованный» мир. И именно тогда, едва ли не с поощрения властью «импровизаций на тему» «оказался наш отец не отцом, а сукою», и начало рождаться то причудливое мифотворчество, в том числе и о тех «жертвах сталинского режима», которых «режим», на самом деле, не «уничтожил», а как раз именно защитил.


Вот одна такая «жертва».


Михаил Афанасьевич Булгаков никогда не был и даже не прикидывался ни «советским писателем», ни, тем более, «советским человеком». Более того, тот медицинский факт, что он является откровенно «антисоветским человеком», знала в двадцатые и тридцатые годы вся светская и богемная, глубоко при этом «советская», Москва.

А кем ещё мог быть военный врач, никогда не скрывавший, что воевал на стороне белых? В (подчёркиваем!) Вооружённых силах Юга России. И не бежал, сначала в Крым, а потом и далее, только потому, что свалился с тифом во Владикавказе. Который написал «Белую гвардию» (а потом переделал её в «Дни Турбиных», открыто идущие во МХАТе), «Собачье сердце» и «Бег». Высокомерный, крайне острый (до оскорбительного) на язык дворянин, открытый фактически морфинист и светский лев, относившийся с нескрываемым презрением ко всему нарочито-«пролетарскому».


И тут нет абсолютно ничего удивительного.


Родом Михаил Афанасьевич происходил из славного города Киева, из не особенно богатой, но вполне обеспеченной «профессорской» семьи: отец – сначала доцент, а потом и профессор Киевской духовной академии, мать – преподаватель женской прогимназии. Получил блестящее по тому времени образование, окончив сначала элитную Первую киевскую гимназию, а затем с отличием медицинский факультет Киевского университета.


Во времена Первой мировой войны работал врачом сначала в прифронтовой зоне, затем просто фронтовым военным врачом, участвовал в Брусиловском прорыве.


В Гражданскую был сначала мобилизован в качестве военврача в армию Украинской народной республики, откуда, впрочем, довольно скоро предпочел «раствориться», сохранив на всю оставшуюся жизнь воистину великолепное презрение ко всему «псевдоукраинскому». И тут не надо ничего выдумывать: довольно перечитать великую «Белую гвардию», по ходу прочтения которой, заливаясь смехом, иной раз думаешь, что великий мастер описывал в том числе и нынешних «деятелей» майданной «революцiї гiдностi».


А вот военным врачом 3-го Терского казачьего полка Вооруженных Сил Юга России Булгаков, что бы ни писал он потом в советских анкетах, судя по всему, стал вполне осознанно. И не эмигрировал тогда вместе с остальными белогвардейцами, как мы уже писали выше, Михаил Афанасьевич по причине вполне банальной: подхватил тиф.


Собственно говоря, не знать о «подвигах» перебравшегося в Москву в 1921 году Булгакова пусть и молодая, но вполне умеющая работать с информацией советская власть просто-напросто не могла. Фигурой талантливый драматург и фельетонист курировшегося лично Дзержинским «Гудка» был в столичной богемной среде более чем заметной. Да и приходили к нему в 1926 году с обыском из ОГПУ, изъяли откровенно антисоветское «Собачье сердце» и личный дневник, которые, правда, потом вернули. Дневник, кстати, Булгаков, понимая, что к чему, немедленно уничтожил. И благодарить современные литературоведы за возможность ознакомления с великолепным историческим и литературным документом должны исключительно те самые рассекреченные архивы «страшной Лубянки». Которая дневник со всей тщательностью и перефотографировала.


Ну, а «Дни Турбиных» при этом как шли в Москве, так и продолжали идти. Фельетоны в «Гудке» тоже выходили исправно, принося их автору, кстати, вполне достойный по тем временам доход. Но и сказать, что жил Михаил Афанасьевич в те удивительные времена безоблачно и не страдал от них, – это тоже погрешить против истины.


Страдал.


И ещё как страдал.


Вот только не от партийных властей и не от страшных чекистов, а от своих собратьев литераторов – как сейчас сказали бы, «людей с чистыми, светлыми лицами», многие из которых сейчас превозносятся, как безвинные жертвы сталинских репрессий. Доносы они на Булгакова писали вполне открыто и травили писателя на удивление регулярно.


Вот, к примеру, удивительный документ-донос ещё от 1929 года, подписанный такими знатными деятелями культуры, как В. Билль-Белоцерковский (драматург), Е. Любимов-Ланской (режиссёр, директор Театра им. МГСПС), А. Глебов (драматург), Б. Рейх (режиссер), Ф. Ваграмов (драматург), Б. Вакс (драматург и критик), А. Лацис (теаработник и критик), Эс-Хабиб Вафа (драматург), Н. Семёнова (теаработник и критик), Э. Веский (критик), П. Арский (драматург). Донос известен нам исключительно благодаря жёсткой резолюции Сталина, этот донос отвергнувшего. Да ещё и с разъяснениями, почему: «Что касается собственно пьесы «Дни Турбиных», то она не так уж плоха, ибо она даёт больше пользы, чем вреда. Я бы не имел ничего и против постановки «Бега», если бы Булгаков прибавил к своим восьми снам ещё один или два сна, где бы он изобразил внутренние социальные пружины гражданской войны в СССР, чтобы зритель мог понять, что все эти по-своему «честные» Серафимы и всякие приват-доценты оказались вышибленными из России не по капризу большевиков, а потому, что они сидели на шее у народа (несмотря на свою «честность»)…».


И это – только один пример, помимо всех легендарных «ночных телефонных разговоров со Сталиным», которые Булгаков действительно вёл, это никакой не миф. Вот что он позже писал во вполне официальном и вполне дошедшем до нас письме к вождю: «…хочу сказать Вам, Иосиф Виссарионович, что писательское мое мечтание заключается в том, чтобы быть вызванным лично к Вам. Поверьте, не потому только, что вижу в этом самую выгодную возможность, а потому, что Ваш разговор со мной по телефону в апреле 1930 года оставил резкую черту в моей памяти. Я не избалован разговорами».


Но, тем не менее, «советская интеллигенция», потомки которой сейчас водружают мемориальные таблички на дома в Москве своим предкам как незаконно репрессированным, продолжала травить Булгакова, доносить на Булгакова и пытаться запрещать Булгакова даже вопреки явной воле самого товарища Сталина. И нет ничего удивительного в том, что в «сатирической» линии знаменитого «Мастера и Маргариты» Михаил Афанасьевич вполне себе с уважением пишет и об «органах», и о «власти». И так злобно высмеивает ту прослойку, которую сейчас превозносят его как бы «поклонники», то есть саму творческую среду. Воистину, есть известная ирония в том, что наследниками великого Мастера самозвано себя объявили именно наследники «критика Латунского», квартиру которого с такой ненавистью разносила в прах и пепел превратившаяся в ведьму Маргарита. А глядя на некоторых современных либеральных политиков, можно очень легко понять, кого именно подразумевал мастер под «девицей со скошенными от постоянного вранья глазами».


А что касается самого Сталина, то есть любопытная литературоведческая и вполне непротиворечивая версия, что одним из прототипов Воланда – «зла, явившегося покарать большее зло» – был для Михаила Афанасьевича именно Иосиф Виссарионович. Который, кстати, как и Воланд в книге, едва ли не до конца пытался хоть как-то устроить судьбу мастера, и дать «не свет, но покой». По крайней мере, приходивший перед смертью к Булгакову видный не только писатель, но и литературный чиновник Александр Фадеев, обсуждавший с ним за месяц до ухода «поездку на Юг Италии для выздоровления», вряд ли делал это без ведома, и, возможно, даже личной инициативы вождя.


Это, собственно говоря, к чему.


А к тому, что не надо судить великую эпоху и её людей «по себе». Они в наших оценках не нуждаются. Это мы нуждаемся в опыте и уроках великой эпохи и её людей. И для начала достаточно научиться их знать и понимать.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: