vasilik

vasilik

пикабушник
пол: мужской
поставил 5216 плюсов и 1683 минуса
380 рейтинг 1199 комментариев 23 поста 0 в "горячем"
-4

Стадион в Хабаровске, заключение.

Хабаровск
19:18, 14 августа 2015
Покрытие на стадионе имени Ленина будут менять за средства компании-подрядчика

Покрытие на стадионе имени Ленина будут менять за средства компании-подрядчика
Сегодня утром компания-подрядчик в срочном порядке начала демонтаж покрытия на стадионе имени Ленина. Работы начались сразу после того, как в сеть попало видео, на котором хабаровский легкоатлет Евгений Иванов пальцем разрывал некачественную резину.

Как утверждает автор видео, тренировки на дорожках с таким покрытием опасны для здоровья спортсменов.

Укладкой покрытия на стадионе, и, в частности, на тех секторах, которые попали на видео, занималась ООО «АмурПроект». Насколько стало известно, заказчик – КГУП «Недвижимость» – не подписал акт о приеме этих участков и не заплатил за проделанную работу.

– Подрядчик будет исправлять все за свои средства и выполнять свои гарантийные обязательства, и это не потому, что вчера появилось видео. Это решение было принято еще месяц назад. Сейчас подрядчик доставляет в Хабаровск резиновую крошку и клей и начинает демонтаж покрытия, которое неправильно уложено. И укладывает новое, правильное. Работы завершат до сентября, – сообщил источник, близко знакомый с ситуацией.

Следует уточнить, что проблемы с покрытием возникли только на некоторых участках стадиона, беговые дорожки сделаны более качественно, с применением импортного клея. Однако для того, чтобы завершить ремонт, связующего материала не хватило.

Сегодня на стадионе проходили тренировки легкоатлетов-бегунов. По их словам, покрытие на самих беговых дорожках оставило у них хорошее впечатление.

Александра Трубникова, новости Хабаровска на DVhab.ru

Фото: Алексей Решетнев
Видео из социальных сетей
Предыдущие посты

http://pikabu.ru/story/_3574084
http://pikabu.ru/story/_3573487
-7

Хватит звенеть про одну Украину. Россия требует внимания

Уже больше года всё медиа-пространство целиком и полностью принадлежит Украине. Всё происходящее в нашем государстве стало второстепенным. А в провинции — и подавно.

За исключением нечастых выездов я всю свою жизнь нахожусь и работаю в самом типичном провинциальном российском городе на востоке Оренбургской области. Впрочем, как и подавляющее большинство соотечественников, ведь если считать провинцией все города и населённые пункты с численностью населения менее 1 млн жителей, то нас — провинциалов — в стране примерно 110 млн, то есть почти 80%. А вот большинство моих пишущих коллег постоянно проживает в крупных городах, однако нередко ссылается на мнения или интересы провинции, используя их по ситуации.

И у меня есть, что им сказать.

Начну с того, что уже не первый год наблюдаю, как в медиа-пространстве рождается какое-то особое представление о провинции, которое чем дальше, тем больше расходится с реальностью. Пока ещё не поздно, то я бы хотел в это представление внести некоторые важные правки, как непосредственный наблюдатель и участник типичной провинциальной жизни.

Если обратиться к тому образу провинции («народа») который преобладает в материалах авторов либеральных информационных ресурсов, то становится страшно. Потому что, сожительствуя с таким «народом», разумнее всего было бы забаррикадироваться в здании и ждать спасателей, которые приедут на добрых демократических танках и подавят всех этих «зомби», шарахающихся по переулкам в поисках выпивки. Собственно говоря, авторы либеральных порталов именно так и живут, огородившись от мира личными фобиями и постреливая в народ из амбразур шальными твиттами. Я не преувеличиваю. У нас тут недавно в город приезжал столичный репортёр телеканала «Дождь» снимать сюжет про погибшего на Донбассе ополченца, что родом из наших мест. Так, когда я посмотрел сюжет, то на всякий случай выглянул из окна сверить реальную картинку со всеми этими «мрачными дымящимися трубами, серыми многоэтажками и безнадёжностью, повисшей в воздухе». Сверился — трубы заводов, слава богу, преимущественно дымят (значит, людям есть где работать), многоэтажки стоят где им положено, а в воздухе больше весны, чем безнадёги. Однако по следам московского репортажа к нам приехали журналисты из американской «Лос-Анджелес Таймс», так и они тоже не обошлись без пошлых штампов: «Когда ополченец Александр поехал на Украину возрождать имперскую славу России, зима только начинала захлёстывать своей яростью ветряные степи обнищавшего приграничного города». Я товарищей журналистов с профессиональной точки зрения понимаю — нужно изо всех сил изобразить ад, чтобы читателю стало понятно, почему даже на воюющем Донбассе русскому человеку комфортнее. Но с точки зрения общечеловеческой — они брехуны. Однако именно так и рождается то ужасное представление о народе, которое бытует в либеральных кругах силами вот таких вот репортёров.

С другой стороны — нередко вызывает удивление и образ провинции, рисуемый авторами антилиберальной идеологической направленности. Там она предстаёт коллективным угрюмым, немногословным, но всё хорошо чувствующим мужиком, которому до лампочки все эти санкции, который «и не такое выносил» и кому безразлична вся столичная суета.

Оба образа опасны тем, что как бы отсекают основную массу сограждан от активной жизни центра, выселяя её на задворки в одном случае как негодных люмпенов, а в другом — как обязанных всё и всегда терпеть, повинуясь своей природе. В итоге закрепляется образ народа как чего-то фонового, существующего по умолчанию, и даже проблемы ему столичные авторы выбирают по своему усмотрению. В итоге сегодня в центральной прессе или на страницах интернет-изданий вы не найдёте почти ни слова о ходе либерализации системы здравоохранения, бьющей главным образом по провинции, зато какие-нибудь «оренбургские пчёлки» зацепят уважаемую аудиторию и не отпустят аж целую неделю, пока им на смену не подоспеет ещё какая-нибудь аналогичная чепуха из глубинки.

Да, провинция признательна столичным блогерам за то, что те высоко оценили её способность противостоять санкциям и обходиться без сыра пармезан. Но провинция чувствует себя брошенной в борьбе с той же оптимизацией системы здравоохранения. Дело в том, что чем мельче поселение, тем сильнее оно от этой либерализации страдает. В городах и посёлках закрываются больницы, а жителям предлагают посещать районные или областные учреждения, находящиеся часто за 30 и более километров непроходимого бездорожья. Проблема ли это? Касается ли она того самого «народа»? Ещё как, но её в медиа-пространстве как бы и не существует.

Другая народная беда — это новый закон о капитальном ремонте. Согласно ему жильцы многоквартирных домов теперь своими средствами должны выполнять такой ремонт, что вызывает самые настоящие и актуальные протесты и пикеты в провинции по всей стране. Но и это проскальзывает мимо внимания большинства столичных авторов, уверенных в долготерпении «народа».

И эти проблемы вызваны не санкциями и не войной на Украине. Они родились задолго до обострения отношений с Западом. Реформа здравоохранения уже свирепствует не первый год, а жилищный фонд провинции устаревал десятилетиями. Как и проблема недоступности разумного кредита с одной стороны и запинывания населения в ростовщическую кабалу с другой. Все самые крупные банкротства предприятий и самые массовые увольнения состоялись в моём городе не после возврата Крыма, а до него. Тогда же был вытоптан и класс мелкого и среднего предпринимательства. Думаю, это справедливо не только для оренбуржцев.

Уже больше года вся информационная повестка страны отдана Украине. А наше государство, у которого полтораста миллионов жителей и 17 млн квадратных километров, будто перестало существовать. Будто мы сыты новостями о том, как на Украине повышаются тарифы ЖКХ и растут цены. Нет, нам украинцев по-братски жалко. И это очевидно хотя бы по тому количеству беженцев с Донбасса, которых российская провинция приняла и обогрела (даже в нашем маленьком городе их достаточно. Что символично, сам наш город Орск развился как центр тяжёлого машиностроения в результате эвакуации за Урал украинских заводов в ходе войны). Нет, у нас нет никаких претензий к украинцам, у нас есть некоторые вопросы к тем столичным профессионалам, которые формируют информационную повестку, — не пора ли вам вернуться на землю?

Говорю это всё не для того, чтобы вызвать жалость или сочувствие. Нет, просто я заметил за собой тревожный симптом. Когда я вижу какую-нибудь статью про то «как у них всё плохо» и сто тысяч восторженных комментариев соотечественников и лайков к ней, у меня начинает что-то медленно закипать в груди. Потому что от этого обмусоливания «у них» не станет ни лучше ни хуже, а вот от игнорирования жизни нашей у нас станет совершенно точно хуже. А ещё недавно я едва удержался, чтобы не послать к чёрту незнакомого читателя, который спросил, не считаю ли я, что последний митинг против закона о капремонте — «это происки пятой колоны». Хотя человек этот ни в чём не виноват, а вопросы опять же к пишущим коллегам. И не менее настораживающий звоночек — всё чаще наблюдаю, как провинциальный чиновник, будто клещ, присосавшийся к вене, наливается надменностью, полагаясь, видимо, на высокие рейтинги российской власти. Будто это его фотографию напечатали на обложке «Таймс», будто это он признан самым влиятельным человеком года. И подопечный народ становится ему неинтересным. Он от него как бы отсекается. Не иначе, такой чиновник весь год читает столичных публицистов и смотрит центральное телевидение. Иначе откуда бы такая сверхпозиция?

Конечно, можно и дальше игнорировать собственную страну. Она это, в конце концов, переживёт. Но тогда не нужно потом удивляться, отчего страна проигнорировала какой-то там новый кипиш в столице с захватом правительственных зданий и вывешиванием новых флагов. Это мы её прежде сами от себя отсекли.

@Евгений Супер
Показать полностью

РАЗЫСКИВАЕТСЯ ПЕЧЕНЬКА!

РАЗЫСКИВАЕТСЯ ПЕЧЕНЬКА!

Срочно нужна помощь пикабушниц и пикабушников, которым небезразлична судьба символа нашего сайта. Печенька, также известный как Печенюх, пропал! Наши источники сообщают, что его видели на стримерской платформе WASD.TV.


Все обстоятельства дела изложены на специальной странице, там же все добровольцы могут изучить доступные улики и приступить к поискам. Лучшие детективы, которые сыграют ключевую роль в поисках, получат щедрые награды.

Отличная работа, все прочитано!