VjikZel

пикабушник
6828 рейтинг 292 комментария 4 поста 2 в "горячем"
663

К посту про группу туристов погибших в 1975 году на 30 маршруте.

https://pikabu.ru/story/cherez_goryi_k_moryu_tragediya_na_tr...

Многие комментаторы осуждали малодушие терпящих бедствие. Но мало кто задумался о причине трагедии.

Что бы понять причину гибели людей сравните историю с туристами, проходящими в тех же условиях, в то же время, но немного выше(!) чем 93я группа.

"Трагедия, разыгравшаяся на 30-м маршруте, происходила в основном в зоне леса на высоте‚ 1400-1600 метров над уровнем моря. Непогода бушевала ровно сутки. Днём засыпало всё снегом, ночью резко похолодало, а утром следующего дня уже блеснули в разрывах облаков первые лучи солнца. Сразу осел снег, и весёлые ручейки зазвенели по многочисленным желобкам чёрного от угольных сланцев склона горы Гузерипль.

Что же происходило на соседнем маршруте, идущем на высоте Более 2000 метров по высокогорному плато Лагонаки, где негде укрыться от шквального ветра, где нет леса и даже кустика, только обширные альпийские луга, продуваемые насквозь ураганным ветром.

9-го сентября погода явно и резко портилась. По «Жёлобу» на горнолыжную турбазу «Лаго-Наки» тянуло холодом и сыростью. Туристы кутались в штормовки и с тревогой посматривали на скалы Утюга, вдоль которых порывистый ветер раскачивал вековые пихты. С вечера получили продукты питания, упаковали рюкзаки и приготовились к раннему выходу. Уже перед отбоем старший инструктор турбазы Руслан Ачмиз пригласил инструкторов групп 825-го Всесоюзного маршрута «По Адыгее к Чёрному морю» и запретил выход на маршрут. Предупредил о том, что надвигается циклон и лучше не рисковать, переждать непогоду день-другой на турбазе.

Группе не хотелось сидеть лишний день на турбазе. Они приехали с Урала и Сибири и пурги не боялись. Но всё же ещё раз Более тщательно просмотрели свои накидки от дождя, упаковали свитера, шерстяные носки, проверили обувь на прочность. Серое, пасмурное, но без дождя утро, сначала ничего плохого не предвещало. Старший инструктор, внимательно осмотрев горизонт, и втянув воздух ноздрями, покачал головой. «Будет снег - сказал он, но вы не рискуйте, как только первый заряд сыпанёт - сразу назад, на турбазу». С этими словами он вручил нам маршрутные документы и проводил группу в количестве 37 человек в сопровождении одного инструктора. Хотя и сибиряки были закалённые в морозах, но к штормовому прогнозу отнеслись серьёзно.

Для защиты от холода в ход были пущены все имеющиеся тёплые вещи, полиэтиленовые пакеты и накидки. Экипировка плановых туристов очень слабая: штормовка, кроссовки и кеды. На каждую ногу сначала туристы надевали шерстяные носки, затем упаковывали в двойной полиэтиленовый мешочек и только тогда обували кроссовки. Для защиты рук они вытягивали рукава свитеров, накрывали их полиэтиленовым кулечком и завязывали шнурками. Даже для защиты лица от пронизывающей холодом, секущей кристалликами льда, бешено несущейся снежной крупы, они применили полиэтиленовые мешки. Мешочки действовали как экран, защищая глаза и лицо от снежной крупы и сохраняли тепло в организме человека.

Рано утром 9-го сентября вышли с турбазы «Лаго-Наки» и вдоль скалистых отрогов Утюга по узкой, еле заметной тропе поднялись на перевал Азишский. Плато Лагонаки было чистое. Только ветер гнал темные и длинные облака, всё ниже прижимая их к вершинам гор. С перевала спустились в долину реки Курджипс и начали подниматься к перевалу Абадзешскому по длинному и тягучему альпийскому склону. Перед самым перевалом Абадзешский остановились на отдых. Достали сухой паёк, перекусили. Мелкий дождь порывисто забарабанил по штормовкам. Только что хорошо просматриваемая седловина перевала исчезла из вида и была поглощена клочковатой и бурой массой тумана.

Сильно запахло снегом и холодной сыростью. Дождь уже не барабанил, а порывисто хлестал туристов, срывая с них полиэтиленовые накидки. Хлопанье трепещущих на ветру накидок заглушало команды инструктора. Группа собралась в большой круг. Инструктор предупредил, что впереди группу ждет сильный снежный заряд с пургой и ураганным ветром, предложил группе вернуться на турбазу. Мужчины спросили, сколько уже прошли. Узнав, что уже полпути пройдено, стали просить, чтобы идти вперёд.

Тогда инструктор перестроил группу. Между мужчинами поставил женщин. В конце группы и в начале поставил самых сильных и опытных мужчин. Строго настрого запретил разрываться группе на мелкие группы. Строго наказал, чтобы поддерживали друг друга. Приготовил основную верёвку на случай, если придётся в сильный шторм каждому туристу держаться за неё. Группа туристов знала, что их ждёт впереди, они приготовились к этому, знали как себя вести и что делать в снежном заносе. Полностью упакованные в штормовки капюшонами, в шерстяных свитерах и накидках, сгорбленные под рюкзаками и от сильного ветра они были полны решимости двигаться вперёд.

Дождь перешел в крупную ледяную крупу очень больно секущую лицо. От боли невозможно было идти и просматривать путь их движения. Остановились, достали приготовленные полиэтиленовые пакеты и марлевые повязки, чтобы укрыть лицо. Стало очень холодно, штормовки и рюкзаки моментально покрылись ледяной коркой. Несущуюся с большой скоростью ледяную крупу, сменил снег.

Он моментально заполнил глубокие глинистые скотогонные тропы снегом. Эти тропы за много лет набили пасущиеся здесь коровы. А частые дожди размыли их. Глубина снега на глазах нарастала. Ветер усиливался, переходя в ураганный. Уже трудно было стоять, а идти ещё труднее. Инструктор остановил группу, прошёл вдоль колонны, проверяя состояние туристов и ещё раз спросил:

«Может вернёмся?» «Нет» - в один голос возразили туристы с такой уверенной, восторженной, полной решимости искрой в глазах. «Ну, тогда пошли!» - сказал инструктор, достав жидкостный компас и покрутив его вправо и влево, сверяя азимут движения на случай отклонения от маршрута. Впереди уже в двух метрах ничего не было видно. Только белая, несущаяся с огромной скоростью стена снега.

Свежевыпавший снег уже был выше колена. Промокшие под дождём штормовки смёрзлись в ледяной панцирь. Пронизывающий тело ветер, выдувал всё тепло. В этой снежной круговерти исчезли все ориентиры. Только снег, ровное поле и ураганный ветер. Это был перевал Абадзешский. Как из-под земли в чёрных бурках выросли обросшие с чёрной щетиной два всадника, перегородив дорогу. «Куда? Назад! Не видите, что делается!» - кричали они. Кони приседали на задние ноги, с трудом сдерживая ураганный ветер. Инструктор, взяв под уздцы коня, пропустил группу.

Это были абадзехские пастухи, сгонявшие вниз остатки застигнутой врасплох скотины. Среди них был Варуш, знающий на этом плато каждую травинку и капризы природы. Наступила «белая мгла». Все стало однотонно белым. В этих условиях человек полностью перестает ориентироваться в пространстве и во времени. Вокруг только ровное поле и снег. Группа снова сбилась в круг. Пересчитались. Все на месте.

Инструктор обошёл туристов. Он был весь в ледяном панцире, даже на усах и ресницах висели льдинки. Долго очищал экран покрытого льдом компаса. Потом, выбрав направление побрёл, по пояс в снегу навстречу урагану. Группа держалась за лямки рюкзаков друг друга, нагнув головы от сильного ветра, покорно шла за ним. Мужчины ругая, летнюю зиму «югов», подбадривали друг друга, помогая женщинам. Главная задача группы была в том, чтобы пробиться к северным отрогам горы Оштен и укрыться за его стенами от мощного юго-западного циклона.

Пробурившись по глубокому снегу в истоки реки Армянки группа остановилась на отдых в добротном деревянном домике пастухов, прозванном туристами «Рубленый балаган». Надо было срочно организовать обед, пополнить энергетический запас туристов. Инструктор, открыв домик пастухов, шагнул за порог и с грохотом улетел в дальний угол.

Не успев подняться, он тут же был сбит с ног туристом, шагнувшим за ним вслед. В домике у самого порога лежала замёрзшая корова. Осмотревшись вокруг пастушьего домика, обнаружили ещё несколько заснеженных бугорков, под которыми лежали коровы. Балаган скрипел, стенал и качался от ураганного ветра. Снег со свистом врывался внутрь через щели в стенах. Казалось, что ещё один порыв ветра, и он унесёт пастуший домик вместе с туристами. Группа битком набилась в балаган, но долгожданного тепла не

почувствовала. По приказу инструктора надо было срочно распаковать рюкзаки, достать шоколад, овсяное печенье, сахар и горячий чай, тщательно упакованный вещами внутри рюкзаков и приготовленный ещё с утра. Обледенелые рюкзаки открывались с трудом. Мужчины, сбив лёд с рюкзаков, в полутьме балагана достали пищу. Туристы, съев свой паёк, как-то приободрились, повеселели, начали отпускать шутки в адрес южной летней метели, как она морозит сибиряков. Расслабляться и задерживаться в тесном балагане, было опасно. Поэтому инструктор ещё раз объяснил ситуацию. Строго настрого запретил отставать и разрывать колонну при движении. Вывел из балагана, пересчитал, установил прежний порядок в колонне, и начали штурм следующего перевала.

Поднявшись на Оштеновский перевал, в кромешной круговерти снега наткнулись на стаю волков, раздирающих замерзшую корову. Сытые, с окровавленными мордами, хищники даже не испугались их. Подняв головы от добычи, они внимательно осматривали группу обледенелых туристов, не двигаясь с места. За стеной Оштена порывы ветра немного ослабли. Стали появляться разрывы в сплошном потоке, несущегося с огромной скоростью снега. Лишь его глубина по-прежнему сдерживала темп движения, отнимая силы.

Уже спустившись в долину реки Цице, туристы, падающие от усталости в снег, всё чаще стали беспокоить инструктора вопросами. «А далеко ли ещё идти? Скоро ли приют? На все вопросы был один ответ:

«Потерпите! До приюта ещё далеко». Здесь действовало одно из правил в экстремальной ситуации, туристов надо было нацелить, на длительную работу, на преодоление сложных препятствий и чтобы они не расслаблялись. И вот уже когда до приюта «Цице» оставалось 200 метров, и небольшой подъем в зоне соснового леса отделял группу от приюта, инструктор совершил ошибку. Он сказал: «Всё, девочки, уже пришли. Вот в этом лесу находится наш приют». Мужчины сразу вырвались вперёд, к костру, а женщины опустились на снег, не желая дальше двигаться. С большим трудом, с помощью заведующего приютом и пастухов удалось дотащить их до приюта. Страшно представить, если бы это произошло в 2-3 километрах от приюта.

Поднявшись на приют, группа некоторое время отдыхала от перехода. Оттаивали у костра обледенелую обувь, рюкзаки и штормовки. Густой, мечущийся под порывами ветра, дым разъедал глаза, но люди жались к огню, постепенно отогреваясь.

Переодевшись в сухое, и напившись горячего чая, они повеселели. Уже был слышен их весёлый гомон и смех у костра. Развесив на шнурах мокрые вещи под навесом кострища, группа рано улеглась спать. Переход для них по глубокому снегу и ураганный ветер всё же был очень труден. На приюте «Цице» снега было немного. Тревожили яркие всполохи молний и резкие, оглушающие раскаты грома. Здесь, в районе Фишт-Оштеновского горного узла, при сильных снегопадах, ослепляющие глаза молнии и оглушающий гром дело обычное. Снежная гроза настолько близка и реально ощутима, что приходится время от времени замирать и отбрасывать в сторону железные ледорубы.

Слаженность группы, взаимопомощь, понимание опасности в экстремальной ситуации, стойкость и упорство, коллективизм и дисциплина помогли совершенно неподготовленным для гор людям выстоять и победить стихию. Утром следующего дня инструктор проснулся от храпа коня. Резко встав, он больно ударился о брезентовый полог палатки. Не поняв сначала, почему брезент такой твёрдый, он выглянул из палатки. Палатка была покрыта десятисантиметровым слоем льда. Сосульки, как столбы подпирали пологи палаток.

Поразила звенящая тишина. После ураганной ночи небо было чистое и голубое. Вершина горы Оштен загоралась оранжевым огнем. Наступил рассвет 11-го сентября 1975 года.

Директор турбазы «Лаго-Наки» Бричев Рамазан Худович, вернувшись вечером с совещания в Адыгейском областном совете по туризму, привез сообщение, о штормовом прогнозе погоды. По всему плато Лагонаки выпал снег. Беляев Владимир отправился в непогоду на приют «Цице» с приказом директора, приостановить движение групп по маршруту, до установления нормальной погоды. В кромешной, снежной стихии Беляев сбился с пути, и засветло не попал на приют «Цице». Завёл лошадь в лес и полностью доверил свою жизнь коню. Конь нашёл укрытие от шквального ветра и остановился. Беляев Владимир, чтобы не замёрзнуть накрывшись буркой, залез под тёплое брюхо коня и так скоротал ночь.

На отрезке 825-го маршрута: приют «Цице» - перевал Майкопский - приют «Водопадный», со стихией боролась группа плановых туристов, под руководством студентки Адыгейского педагогического института Надежды Волковой.

Погода стала портиться, когда они уже начали спуск с Майкопского перевала, на западную сторону горы Пшехо-Су, в зону леса. Но тоже благополучно добрались до приюта. Основная заслуга в этом была инструктора, которая прошла обучение в Майкопской школе инструкторов туризма. Её профессиональный опыт, личное мужество, авторитет и стойкость позволили сплотить группу, мобилизовать все силы на борьбу с обрушившимся на горы ураганом.

Вот две ситуации в плановых группах, по параллельно идущим маршрутам в одном и том же горном районе, в одно и то же время. В одних группах туристов и маршрут пониже над уровнем моря, и лес рядом, но они погибают. В других группах - полное безлесье, по пояс снег, сильный ветер, высота более 2000 метров над уровнем моря, а они спокойно преодолевают стихию без потерь, паники, обморожений и заболеваний"

Показать полностью
5820

Голосование за стандартизацию ценников в магазинах

Не давно был пост на Пикабу о том, что недобросовестные производители продуктов делают упаковки не стандартных размеров и объемов, чем путают покупателей.

На РОИ есть инициатива за стандартизацию ценников. В частности указание цен за килограммы и литры.

https://www.roi.ru/42627/

Отличная работа, все прочитано!