304

Жизнь среди смерти

Голод вел его на звук открывшейся двери. Тело еще помнило ступени и как по ним спуститься на этаж ниже...


Илья ковырялся с дверным замком, который никак не хотел запираться. Он ругнулся, но не услышал собственного голоса из-за громкой музыки в наушниках.

Наконец замок сдался и ключ провернулся в личинке, запирая квартиру. Илья не спеша убрал ключи в карман брюк и выхватил большой кухонный нож, который, развернувшись, воткнул снизу вверх под нижнюю челюсть подошедшего зомби. Быстро вытащил, пока тело не увлекло нож с собой.

Выйдя из подъезда, он подошел к КПП из бетонных блоков и ворот, соединявших их дом и кирпичный забор.

Забор принадлежал когда-то крупной частной конторе и шел параллельно их дому. Но кантора закрылась, здание снесли, а вот забор, к счастью, не успели. Забор им очень помог, шел он ровно от начала дома до конца и позволил им огородить свой двор, сделав его почти безопасным. Почти...


- Кто вчера дежурил? - Илья заглянул в комнату старшего по КПП

- Если после обеда, то я. - Валерик, чернявый парень с его подъезда, оторвался от смартфона.

- Дядя Вася при тебе вернулся?

- Да, вечером уже.

- Ты его на укусы осматривал?

- Конечно! Обратился?

- Да, три минуты назад его упокоил. Блин, а если бы он не на меня, а на детей вышел? Пришлось бы потом по всему подъезду и двору его запчасти собирать. Кстати, позвони Старому, скажи в четвертом на третьем этаже уборка нужна.

- Слушай, ну я его точно полностью на укусы проверил. - Валерик поскреб бороду. - Он с собой синьку вчера принес. Может с ней что не так?

- Да чтобы дядь Вася паленку от оригинала не отличил... - Илья осекся. - Вот козел старый...

- Ты чего так, о таких либо хорошо...

- О таких только так. Он мне давно говорил, что ему жить надоело. Достали его зомби. Сказал, что хочет помереть тихо. Вот тебе и помер, падла, даже дверь не запер. Скажи, что бы к нему в квартиру еще зашли, бутылку с метанолом спрятали.

- Он один жил?

- Один. Ладно, я на крышу.


Илья вернулся в подъезд. Поднявшись на четвертый этаж, он заглянул в квартиру дважды покойного. Так и есть. Полупустая бутылка, стакан, закусь и записка.


«Достали. И зомби, и вы. Надеюсь успеть загрызть хоть кого-то после смерти.»


- А вот хрен тебе. Никого бы ты не успел. Прошли те времена.


Выйдя из квартиры, Илья поднялся на пятый этаж и по лестнице залез на чердак, а оттуда уже выбрался на крышу. Никто не обернулся на Илью, все шесть человек наряда вглядывались через прицел автоматов в свои сектора. За пулеметом никого не было и это значило, что все спокойно. Илья подошел к дальнему краю дома с которого открывался вид на другой двор и соседний дом. Брат-близнец их дома. Только ни с такими удачливыми жильцами, которые сейчас ходили по детской площадке.


- Вик, чего они расходились, стрельбы же не было.

- В мертвом доме шум был. - Девушка не отрывалась от автомата.

- Суперы?

- И они тоже. Один на крышу запрыгнул, но к нам не полез. Убегал он, спрятаться хотел.

- От кого? - Не понял Илья.


Супер зомби напугать было сложно. Они и на пулеметы бывало выпрыгивали, если свежие.


- От Язычника. Тот следом на крышу выскочил. Нам помахал и за супером полез. Псих.

- Ты думаешь, он человек?

- А кто? Зомби не разговаривают, а этот вполне. Еще и торгует.

- Храмовые говорят, что он зомби.

- С каких пор ты доверяешь храмовым?

- Я им и не доверяю. Просто они так говорят. - Илье вдруг пришла в голову мысль. - А у нас много патронов?

- Каких?

- Семерки.

- Этого навалом, с ментовки несколько ящиков привезли на днях. Ценой двоих.


В это время на крыше мертвого дома появился силуэт и помахал им овальным предметом. Илья присмотрелся и узнал клыкастую голову супера.


- Вик, ты стрельбу слышала?

- Нет...

- И я нет.

- Он его руками что-ли?

- Нет. Вон тесак во второй руке. - Илья встал в полный рост и приглашающе помахал Язычнику.


Тот наклонил голову на бок и, поколебавшись, кивнул, указав головой мутанта в сторону КПП.


- Ты чего делаешь? - Вика удивленно смотрела на Илью.

- Ты говорила он торгуется. А Старый говорил, что неплохо бы нам этот дом отбить.

- Нахрена нам он?

- Сам дом не особо нужен, а вот двор можно распахать.


По пути Илья по рации связался со Старым и изложил свой план, выслушав порцию отборного мата и согласие в конце. Зайдя на КПП, он увидел, что Валерик прильнул к зарешеченному окну.


- Что там?

- Там этот... Зомбаков рубит.

- Язычник?

- Ага.

- Это я его позвал. Дай мой ствол.

- Запасные рожки?

- Нет, я ненадолго.


Выйдя через дверь, Илья набрал в грудь воздуха:

- Мы. Хотеть. Сделка. - Старательно выговорил он.

- Ты дурачок, да?


Илья закашлялся и напомнил себе, что Язычник человек, хоть и странный. Про него ходило много слухов среди Дворов. Говорили, что он был в плену у Фанатиков и его там силой кормили сырой человечиной. Просто не давали другой еды. До тех пор, пока на них не напали Храмовники и с большими потерями не вырезали их всех. Пленника освободили и пытались вовлечь в свою банду, но тот не принял их бога. Его назвали Язычником и пытались сжечь, что тому не понравилось и он сбежал, убив самых ретивых.


- Мы хотим расширить свой двор. Тот дом, в котором ты прикончил супера, ты можешь его полностью зачистить? Или хотя бы защитить нас от суперов, пока мы сами его зачистим.

- Пока вы его будите чистить, сюда вся нежить района сбежится. - Язычник улыбнулся, обнажив не по-человечески острые зубы. - А я не бессмертный и погибать не планирую. Одного супера, ну двух я положу. А если еще, а? Не-не-не.

- А если сам? Не бесплатно. У тебя калаш за спиной, у нас на него патронов много.

- Патроны... - Язычник фыркнул. - У меня самого их в лежанке много.

- Еда...


Язычник мгновенно оказался за спиной Ильи, взяв его в захват.


- Еды говоришь... - Язычник отогнул голову Ильи, будто примериваясь к шее.

- Отпустил его и держи руки, что бы я видел! - За спиной раздался голос Валерика.


Язычник оттолкнул Илью и выхватил автомат Валерика, второй рукой облокотившись на его плечо.

Илья, обернувшись, видел, что Язычник задумался, а Валерик боялся пошевелиться.


- Нет. - Язычник отдал автомат хозяину. - Еды у меня тоже полно. У меня лежанка на крыше ТЦ...


Он осекся и продолжил.


- А не за награду ли храмовников ты меня позвал?

- Нет. Я клянусь, нет! Нам нужен тот дом, вернее двор!


Язычник пару секунд вглядывался в его глаза и кивнул.


- Есть у меня цена. - Язычник сел на асфальт и начал загибать пальцы. - Во первых кусок двора мой. Во вторых, квартиру. На пятом этаже, самую большую и по центру. В третьих все ваши дети...

- Что?! - Хором спросили Илья и Валерик.

- Не бойтесь. - Язычник осклабился. - Не жрать. Учить буду. А то вы сами как дети, почему-то дожившие до сегодняшнего дня. Без своих самострелов только самых тупых зомбаков по одному можете резать. И еще. Я буду приводить людей, а вы давать им жилье. По рукам?

- Я не в праве решать такое... - Илья вызвал по рации Старого и подробно изложил условия Язычника.


Рация с пару минут молчала, Старый задумался. Через время рация словно выплюнула «По рукам!»


- Ну вот и славненько. - Язычник потер руки. - Тогда прямо сейчас и начнем.


Он поднял с асфальта голову супера и подал Валерику.


- Своей головой за эту голову отвечаешь. - Он с прищуром смотрел Валерику в глаза и, рассмеявшись, пошел по дороге в соседний двор.


- Н-н-надеюсь он не серьезно?

- Я бы на твоем месте это не проверял. Убери в пакет, а то воняет.

Дубликаты не найдены

Отредактировал Stern137 1 год назад
+20

Ещё, Ещё!!

раскрыть ветку 1
+2

Оле-Оле-Оле-Оле !!!

Давай-ка ! Ещё !

+7

Новый цикл или старый? А то я давно не читал хоть и подписан. Написано интересно хотелось бы побольше.

Только ни с такими удачливыми жильцами, которые сейчас ходили по детской площадке.

не с такими

+4

Э, а как же Коридор?)

раскрыть ветку 2
0

перерыв

раскрыть ветку 1
+2
Главное, чтоб как со сказками не затянулся
+3

А вот я бы такую книгу прочитал бы..

раскрыть ветку 7
+9
Причем, если не ошибаюсь, как раз вселенная Круза взята за основу - вместе с его суперами (морфами), мне зашло
+6

Можешь попробовать цикл "Эпоха мертвых" и потом "Я еду домой" у Круза. Весьма похоже, только Круз, как всегда, ТТХ оружия слишком много внимания уделяет...

раскрыть ветку 5
+7

Уделял, братишка ... Уделял ...

раскрыть ветку 3
+2

Меня когда начинало это напрягать, я просто пропускал абзац с описанием. Так гораздо лучше читается

+2

не зря я подписан на тебя. Жду продолжения

+3
Иллюстрация к комментарию
+3

конторе и шел параллельно их дому. Но кантора.

А так, как всегда - интересно, пиши исчо 😀

+3

@WolfWhite, @alya130666, @Lipotika зомби апокалипсис

раскрыть ветку 35
+2
раскрыть ветку 5
+3
+1
0
раскрыть ветку 1
+2
раскрыть ветку 12
раскрыть ветку 11
раскрыть ветку 1
-2

@Emocionalb, @Arsee, @sosambapisosus, @Lepesto4ek @Allakir  зомби апокалипсис

раскрыть ветку 2
раскрыть ветку 1
раскрыть ветку 1
-1
+2

Одного не понимаю как можно в зомби верить?Как может, элемтарно,двигаться засохшая,порванная гидравлика,с засохшими сухожилиямм?Не нашёл картинку с 2 экзорцтстами.Лучше уж плоская земля.

раскрыть ветку 2
+2
Это мир фэнтези, в них еще бывает магия, драконы, эльфы и боги говорящие со смертными. Почему бы не верить в зомби?
раскрыть ветку 1
-1

Не знаю

+2
Круто. Давай дальше
+1

Сразу ассоциация с "Эпохой мертвых" Круза

+1

А я уже подписался. И Круза по наводке попробую

раскрыть ветку 4
0

как дочитаешь Круза - попробуй Б.Громова - "Это Моя Земля"

раскрыть ветку 3
0
Чтоб не потерять. Сейчас искать нет возможности. И просьба добавить конкретики, для поиска😎
раскрыть ветку 2
+1

Подпишусь

+1
Хохохо!!! Как Праздник какой-то!
+1

Это прекрасно! Хочу продолжения!!!!!! Автор, прошу не останавливайся. Подписку на тебя оформил)

+1

Ещё хочу!!!!

раскрыть ветку 2
+1

Ты ведь все еще о рассказе?

раскрыть ветку 1
+1

Да)) Очень круто написано.

+1

Ребят,посоветуйте что нибудь про Зомби почитать,желательно покачественнее и без фантастики.чтоб прям запоем прочлось.

раскрыть ветку 3
+1

Мне "Квази" понравилось

раскрыть ветку 2
+1

А кто автор?Как найти

раскрыть ветку 1
+1

Неплохо.но больше фантастики,чем страхов

раскрыть ветку 6
+4

Как показала практика, писать ужасы это не мое

раскрыть ветку 5
+3

Ну ты извини,чуть поминусил,но стиль у тебя хороший,а тема -так себе

На грамматику не смотрю,тут есть специально обученный,чувак с гавном и вентилятором.Не обращай на него внимание.Он уже у многих отбил желание здесь писать.Атак,пожелание, не останавливался,дерзай!Тему придумай и твори!

+1

Я наверное торможу, но где и как искать продолжение?


В профиле автора - ноль постов (это как?), в сообществе фантастов этот пост тоже не показывается. Откуда тогда он в горячем взялся?

раскрыть ветку 3
0
Зашло! 😜
0

А что? Отлично! Явно не на одну главу история. Класс, порадовали!

Похожие посты
70

Лифт в преисподнюю. Главы 5-6

Предыдущая глава


Глава 5. Пятая дверь.


Саша всё делал очень тихо. Даже рылся в мусоре. Как художник производит движения кистью, так и он неторопливо перекладывал всё ненужное в сторону.


Ему удалось найти 25 литров воды, «упакованных» в четырех пятилитровых бутылях, и ещё нескольких меньшего объёма. Хватит в экономном режиме на пару недель. И это помимо газировки.


«Что у нас есть ещё?»


Три покрытые пылью банки с сайрой и две с горбушей. На жестянках имелись вмятины. Беспокоило ли это Сашу? Нисколько. Отдела по защите прав потребителей всё равно уже не существовало. Да и он не собирался платить за покупку. Так что сойдет.


Шпроты. Восемь маленьких банок. Печень трески. Три штуки.


Водка. Виски. Портвейн «Три топора».


«Это на потом», — решил он и оставил алкоголь нетронутым. «Синей» воды, кстати, лежало вокруг достаточно много, что показалось Саше странным.


Шесть пачек гречки по девятьсот грамм каждая. Она, видимо, была не самым популярным товаром во время «неразберихи», потому что других продуктов осталось всего по одной-две упаковке. Рис, перловка, макароны практически исчезли с прилавков этого магазина. Хотя макароны — отдельный вопрос. Они хранились в большом бумажном мешке. Такие мелкие, тоненькие, продавались на развес. Мешок был разорван с одного края и лежал на железном шкафчике возле…


Ещё одной двери.


Чёрт!


Саша застыл на месте, словно, превратился в камень. Как можно было забыть об этой двери?


От глаз её загораживало торговое оборудование, а вела она в подсобку слева от кассы. И Саша уже несколько раз проходил мимо, даже не обратив на неё внимания! Но если после всего шума, что он здесь произвёл, дверь не открылась. Значит…


«А ничего это не значит, — сказал трусливый голос внутри. — Что угодно может произойти».


И «пятая» дверь приоткрылась.


«Везение закончилось!» — противно пропищал голос внутри.


Саша почувствовал, как каменеют его мышцы и становится трудно дышать — тело, скованное страхом, не позволяло двигаться грудной клетке.


«То, что пытается открыться само по себе, не может таить за собой ничего хорошего. Не в этом мире».


Кирпич, найденный им, лежал на морозильной витрине, которая стояла между Сашей и зловещей подсобкой. Ровно посередине.


Дверь, поскрипывая, начала ходить туда-сюда. Едва приоткрывшись, она снова закрывалась.


«Может быть, сквозняк? — проклиная свою судьбу, предположил Саша. — Вряд ли. Там не может быть окна».


Он не двигался.


Стоял. Смотрел.


Ничего не происходило. Кроме того, что дверь пыталась открыться.


Панический страх накатывал волнами. Или как он там накатывает?


Проходил.


Возвращался.


В ритм движениям этой злополучной двери.


«Если я просто отсюда уйду. То будет ли всё нормально? — начал спорить сам с собой Саша. — Пакеты собраны. Вода у двери. Но где-то через неделю мне снова придётся сюда вернуться. А я не смогу! Хотя если у меня будет нож… Да кого я обманываю! Не вернусь! Но с другой стороны, мне здесь ничего больше и не надо. Хотя, я далеко не всё в этом месте осмотрел. Возможно, припасов получится найти ещё предостаточно. И это место очень близко к дому. Как говорится, стратегически важная точка, которую непростительно потерять».


Очень близко к дому…


«А что если «бывший» по моему следу доберётся до квартиры? Дверь открыть не сможет. Но наделать шума и привлечь других тварей сумеет. Когда-нибудь эти «иначеживые» додумаются забраться через балкон. А это не входит в мои планы».


Саша и сам не понял, как подошёл к морозильнику и положил руку на кирпич, оставленный там ранее. Теперь следовало сжать пальцы, чтобы взять его.


В этот момент дверь дёрнулась сильнее чем прежде. И приоткрылась шире. Но в темноте ничего не получилось разглядеть.


У Саши не получилось.


Но кто-то. Тот, кто находился за дверью.


Смог разглядеть всё прекрасно.


И Саша услышал слабый хрип. Незнакомое сдавленное рычание. Признаки живого. Вернее, неживого.


В дверь начали скрестись.


Паниковать, бежать сломя голову! Спотыкаться! Падать! Повредить ногу обо что-то? Хромая бежать до подъезда?


Ничего не принести домой? Умирать?


Нет.


Внутренняя борьба (относительно того, как поступить) у Саши закончилась быстро. «Развернув» в своей голове несколько полотен будущего, он выбрал то, что сулило ему большую выгоду.


За этот, как ему казалось, длинный день, он научился чуточку быстрее принимать правильные решения. Три месяца страха и сплошных «поисков вариантов» наконец-то приносили свои плоды.


Было страшно. Колени подгибались, стало подташнивать. Сердце снова заколотилось, как у какого-нибудь знаменитого бегуна. Негра.


Но Саша начал двигаться. Он схватил пакеты с продуктами и оттащил к входной двери. Аккуратно приоткрыл её. Выглянул.


Моросил дождь, солнце спряталось. Чернота скапливалась там, где раньше виделись просто тени.


Поблизости ни души, ни «мертвоходящего» тела. Саша, стараясь не производить шума, выставил пакеты за порог.


Вернулся.


Взял кирпич и снова быстро вышел. Положил его возле двери. Так, чтобы если кто-то попытался её открыть, то сдвинул бы кирпич.


Саша просунул руки сквозь ручки пакетов с припасами и повесил их на плечи. Потом согнувшись взял в руки «баклажки» с водой. Выпрямился. Еле-еле. Говорят, своя ноша не тянет. Но она тянет. Реально прижимает к земле. Неудобные пластмассовые ручки впились в наполовину разжавшиеся пальцы. Колени подогнулись. Саша мог идти только медленно и сильно пошатываясь. Приходилось напрягаться, чтобы не выпустить воду из рук. Особенно, когда он спускался по ступенькам крыльца.


Ладони моментально вспотели. Да и сам он весь тоже покрылся испариной. Шаг за шагом Саша петляя приближался к двери подъезда.


Глава 6. Кушай, зайка.


Саша случайно ударил бутылём по бамперу покрытой грязью иномарки. Седан. Колёса спущены. Сигнализация не сработала, видимо, аккумулятор «сел». Но адреналин от испуга, что звук кто-то услышит, уже распространялся по крови.


Снова оглянулся. Никого. Ничего.


Это хорошо. Вперёд!


Вот и подъезд. Собачка лежала на своем месте.


Онемевшие пальцы без его ведома внезапно разжались. Но он успел присесть, и бутылки мягко опустились на землю. То есть прямо в грязь.


Захотелось пить. И есть. Много чего хотелось, но желание поскорее убраться с улицы всё же преобладало.


Закрываем один глаз, чтобы потом лучше ориентироваться в темноте. Три глубоких вдоха. Пальцы с болью сжались. Ноги разогнулись. Дверь мыском ноги вправо. Вперёд!


Ступеньку за ступенькой он нёс свой драгоценный груз к квартире. Снова и снова заставлял себя переставлять ноги, не разжимать пальцы, терпеть боль. Сила воли. Очень полезная штука. Главное — иметь цель.


И вот металлическая, обитая кожзамом дверь возникла перед глазами.


Поставил всё на пол. Постучал. Отошёл назад и взглянул наверх. Никого.


С другой стороны двери скрипнул пол.


— Открывай! Скорее открывай! — поторопил он жену.


Зашевелилась щеколда в пазу. Скрипнула, противно, как мел по доске. Дверь слегка приоткрылась.


— Да что мне и открывать ещё самому! — почти закричал Саша. — У меня руки все… открывай!


Дверь моментально распахнулась. И он увидел замотанную в давно не стиранный плед женщину. В такой же несвежей одежде. Посмотрев испуганными глазами на Сашу и увидев его ношу, она быстро отпрянула в сторону.


Дорога освободилась. Пальцы сжались. Ноги разогнулись. Вперёд. Рывок, который называется последним!


Проходя мимо жены, Саша начал улыбаться. Но когда уже ставил продукты в прихожей, улыбка исчезла с его лица. Выполнив первую часть плана, он вспомнил про вторую. Вытряхнув пакеты с едой прямо на пол, он метнулся на кухню и взял ещё один нож.


Сын сидел в зале на диване и вопросительно смотрел на него. Ничего не говорил. Приучили молчать.


Вернувшись в прихожую, он сказал:


— В магазине ещё много еды. Воды, думаю, тоже. Но, по-моему, там кто-то есть.


— То есть? — словно, выронила она эти слова и прижалась спиной к стене.


— Ну, то есть там точно кто-то есть.


Глаза жены вопросительно расширились, но она была так слаба, что не смогла заплакать или просто не успела. Саша знал, что нельзя тратить время на разговоры, иначе он струсит и не доведёт до конца то, что задумал.


— Некогда объяснять. Сейчас я проверю подъезд. Закрою его чем-нибудь снаружи, — это Саша придумал только что, нужно же было как-то успокоить и отвлечь мысли жены. — Если со мной что-то случится… А со мной ничего не случится, то вы, по крайней мере, будете закрыты. Но всё будет нормально. Я уже убил одного.


— Да? О боже! Но как? Где?


— Неважно. Жди.


С этими словами он сжал её плечо. Заглянул в глаза. Неуверенно улыбнулся. Она ответила ему только страхом в своём взгляде.


Саша прошёл через тёмную прихожую и, глубоко вдохнув, вышёл из квартиры.


— Закрой.


***


Когда Саша вышел, Марина почувствовала, будто её жизнь ушла вместе с ним. Оставаться дома, когда твой муж пошёл сражаться с «бывшим», было невыносимо. От страха за него, за себя, за всё.


Но с другой стороны, что она могла там сделать?


«Да что угодно! Лишь бы помочь ему победить! Поэтому-то ты и жена! — закричала она про себя. — Ладно, — начала успокаиваться Марина, — он со всем справится. Сказал, что справится, значит так и будет. В конце концов у меня нет причин ему не доверять. Ведь если бы не Саша, то мы все бы уже были мертвы».


Она уже понадеялась, что сегодня Саше больше не понадобится выходить, поэтому его решение снова покинуть дом выбило её из колеи. Марина начала возвращаться к жизни из своих мучительных размышлений и вдруг поняла, что сидит у закрытой двери, обняв колени руками. Забыла обо всём. Растворилась в мыслях.


Надавив на веки, она «выжала» и сразу же вытерла не выпущенные слезы и, оперевшись на стену, начала подниматься. Прислонив ухо к двери, прислушалась. Шаги Саши давно утихли. Ушёл. Шорох с кухни подсказал, что маленький Миша добрался до продуктов, принесённых папой.


«Нужно чем-то занять себя, — подумала Марина. — Например, можно разобрать продукты и накормить ребенка».


На кухне Марина увидела Мишу, игравшего с пачками гречки, и улыбнулась. Ребёнок в последнее время перестал проявлять интерес к чему-либо, и в его глазах давно уже нельзя было увидеть искорок.


— Ну что, давай я тебя накормлю! — прошептала Марина и провела рукой по волосам мальчика, но тот ей ничего не ответил. Сын вертел прозрачную упаковку с гречкой в грязных руках и наблюдал за тем, как ядрица пересыпается.


Марина достала банку тушёнки и нашла в одном из ящиков стола «открывашку». Вздохнула. В «те» хорошие времена консервы всегда открывал Саша. Но сейчас ей нужно перешагнуть через воспоминания из старого мира. Теперь они живут в мире новом…


Немного помучавшись, Марина открыла банку, размельчила мясо в ней ножом и поставила на стол перед Мишей. Положила рядом одноразовую вилку и сказала:


— Кушай, зайка. Это вкусно. Сейчас я тебе водички налью.


Марина осторожно выглянула в окно. Вдалеке на границе видимости. По одной из улиц шёл человек. «Бывший». Её тревога начала утихать, когда она поняла, что существо удаляется, а не идёт в их сторону.

Показать полностью
73

Лифт в преисподнюю. Глава 4. Есть кто-нибудь?

Предыдущая глава


Саша чувствовал себя хорошо.


Полегчало.


В теле пульсировала кровь, и сердце не сбавляло ритм. Саша думал быстро. И только по делу. Страх развернул перед ним новое полотно будущего, после чего моторчик в его груди начал работать спокойнее.


«Это был всего лишь полудохлый пёс. Не я убил его. Он убил себя, напав на меня. Я бы не справился с ним в любой другой ситуации. Точнее, вряд ли. Нож стоило забрать».


Саша вдруг понял, что стоит перед высоким металлическим крыльцом магазина.


Дошёл.


Дверь была приоткрыта.


***


Это уже четвёртая дверь за последние полчаса. Или сколько там прошло времени?


Нет, он не обсчитался. В квартире две двери. Одна в подъезде. И четвёртая — вот.


ПВХ. Белая. Половину её занимает стекло, ниже длинная ручка. Такие ставили почти во всех дворовых магазинах.


Дверь приоткрыта.


Под неё что-то подложили? Видимо…


Саша оглянулся. Пусто в городе. Тихо.


В некоторых машинах открыты двери, разбиты стёкла. Одна даже когда-то наехала на бордюр и сорвала бампер. Чинить его не придется.


«Интересно, а хоть какая-нибудь из них заведётся? — спросил он сам себя. — Три месяца прошло, аккумулятор в любом случае должен разрядиться».


Саша встал на первую ступеньку. Хлюпнула грязь.


Семь ступенек наверх.


Хлюп-хлюп-хлюп.


Остановился. Огляделся.


Внутри он был сосредоточен. Максимально, как только возможно. Это немного помогало с дрожью. Несмотря на последние его решительные действия, она колотила тело так, что руки соскакивали с перил на крыльце.


Застыв на секунду на третьей ступеньке, Саша снова оглянулся по сторонам. На всякий случай. Затем одним прыжком перескочил оставшиеся четыре ступени и оказался на площадке перед дверью в магазин.


За стеклом чернота. Не темнота. Чернота. Саше в последнее время всё виделось в неестественных чёрных тонах.


Заморосил дождь.


Возле двери лежала половина белого кирпича с неровным куском не отвалившегося цемента.


Взял кирпич в руки. Ощутил его тяжесть, которая могла бы добавить чуточку уверенности в себе, но почему-то этого не произошло.


«Ни черта не видно», — пробормотал он почти вслух.


Стекло было грязным. Три месяца пыль оседала на него.


«Протереть или лучше приоткрыть дверь? — сам у себя спросил Саша. — Если начать стирать грязь, и внутри кто-то окажется, то будет проще убежать. А если приоткрыть, то он может наброситься сразу. С другой стороны, всё равно там темно, и я ничего не увижу».


Саша прислонил ухо к двери и прислушался.


Тишина. Это значит — никого?


«Неприятно. И это от того, что везде в последнее время было тихо? Потому что все умерли. А вот это уже, действительно, неприятно, — в нерешительности он мялся у двери. — Неважно! О чем я сейчас думаю!»


В щель тоже ничего не получилось разглядеть. Из-за черноты, присутствовавшей везде.


Саша начал открывать дверь. Сначала он крепко взялся за ручку, занёс кирпич для удара и только потом потянул её на себя.


Темно. Бардак. Запах гниющих продуктов. Стёкла в холодильниках для пива выбиты. Но несколько банок и полуторалитровых бутылок ещё остались на месте.


Пиво…


Саша вздохнул и открыл входную дверь шире. Уже можно спокойно пройти боком.


Абсолютный беспорядок. Коробки, бутылки, склянки и прочий мусор завалили пол. Один из морозильников слева перевернут.


«Видимо, никого… Тогда, доброе утро!»


Саша трусовато улыбнулся и вошёл в магазин. Сначала стоило всё осмотреть и только потом искать продукты и воду.


— Есть кто-нибудь? — робко спросил он на всякий случай.


Поправил шарф, закрывавший лицо, чтобы стало легче дышать.


Похоже, все ушли, уползли или умерли.


Он достал какую-то грязную коробку и подпер ею дверь, чтобы та не закрылась совсем. Ведь, чтобы растворять черноту, требовался свет.


Снова осмотрелся. За кассой находился дверной проём, но без самой двери. Сразу напротив — окно. Такое же грязное, как и всё здесь. Но слабый свет из него значительно облегчал жизнь Саше.


Он начал медленно пробираться к кассе.


Кирпич держал наготове.


Стоп!


Из-под картонного мусора выглядывало короткое горлышко с синей крышкой от пятилитровой бутылки воды. И она была полная! Саша обрадовался такой находке. К тому же на самой кассе валялось несколько запыленных шоколадок. Ну, все эти «раскрученные» с орехами и вафельной крошкой.


Странные чувства наполнили его. Что-то внутри тревожно всколыхнулось, ослабла какая-то пружина. Он вспомнил, как тысячу раз покупал эти шоколадки, да и воду домой. Для своих. Какое хорошее было время. И казалось, что всё может стать ещё лучше, если начать больше зарабатывать и так далее. А на самом-то деле хорошо — это всегда «сейчас». Хотя в данной ситуации, лучше всё же употребить слово «тогда». Сейчас-то ничего хорошего не происходит.


Саша отогнал эти мысли и заметил, что уже находится возле кассы. За ней — никого. Следующая комната полностью просматривалась. В магазине он один.


«Что ж…»


Первым делом Саша отнёс к двери «баклажку» с водой, которую заметил в мусоре. Затем достал из кармана пакеты, в которые собирался складывать провиант, если такой удастся найти. Каждый из них был вставлен в другой для прочности. Правда, по закону подлости, они оказались разного размера, что выходило не очень практично. Но за отсутствием выбора…

Показать полностью
70

Лифт в преисподнюю. Глава 3. Улица

Предыдущая глава


Спокойным движением Саша открыл дверь шире. В проём уже можно было протиснуться.


Почти вся парковка так и осталась заставлена машинами. Опавшие листья никто не убирал, и они гнили, покрыв всё вокруг тонким слоем грязи.


Дверь магазина стала видна уже отсюда. Метров сто. Может быть, чуть больше. Или меньше.


Прямо. Напротив его дома стояла такая же типичная пятиэтажка из красного кирпича. Почти все окна на первом этаже оказались разбиты.


Почему? В них кто-то забирался или наоборот пытался выбраться? Слева ещё один такой же дом. За ним перекрёсток. Но идти нужно направо.


«Так, прежде чем выходить, — сказал он про себя, — нужно оценить все препятствия».


Дом, в котором жил Саша, и пункт его назначения разделяла стихийная парковка. Первые пять машин стояли в ряд у подъезда. Ещё восемь или больше брошены у самого магазина. Между ними находился кусочек огороженной металлической оградкой «зелёной зоны». Сейчас этот клочок земли был завален мусором и опавшими листьями. Он выглядел таким же серым и безжизненным как и всё вокруг.


Когда Саша пойдёт к магазину, машины окажутся по левую руку. Справа за его домом покажется асфальт одной из основных автодорог города. Да, окна квартиры, в которой он жил, выходили прямо на проезжую часть. Ни капли свежего воздуха, зато сдавали за недорого...


Стоит пройти немного вперед, и слева станет видна детская площадка и проезд ещё к нескольким домам. Пять-семь шагов прямо, и он будет у крыльца магазина. В принципе, всё просматривается даже отсюда. Вот только как действовать? Идти спокойно или бежать?


Бег. Минусы: шум, сложно разглядеть «бывших». Плюсы: позволяет быстро оказаться в нужном месте.


Шаг. Минусы: зомби могут успеть заметить. Плюсы: отсутствие шума, возможность оглядеться и спрятаться.


«Лучше идти», — решил Саша и распахнул дверь.


Медленно сделал шаг вперед и наступил на ковер из гниющих листьев. Под ногами захлюпало.


На пару метров отошёл от подъезда.


«Странно, — заметил он. – Никого. Безжизненно. Даже птиц нет. Что с ними-то могло случиться? Неужели люди и их смогли «покусать»? Какой-то бре…»


Движение слева!


Сердце, словно, до этого момента лежавшее в груди мёртвым, сорвалось с места. Саша почувствовал настоящую боль внутри. Глаза затянула красная пелена, не скрывавшая только Это.


Собака.


«Ух, псинища! – пропищал в голове голосок».


У Саши задрожали руки, а колени начали буквально стучать друг о друга.


В прошлом, когда мир ещё выглядел подвластным людям, то, что стояло перед ним, было собакой. Среднего размера. Не крупная, не маленькая. По родословной, вероятно, дворняга.


Но сейчас этот пёс сильно изменился.


В корне. Серая с чёрным густая длинная шерсть облезла на боках и открыла бугристые сочащиеся гнойники. Морда сильно вытянулась вперед, и пасть теперь, наверное, стала сантиметров тридцать-сорок в длину. Много родных зубов выпало, вместо них торчали странные чёрно-грязные… штуки. Неровные, похожие на осколки камней. Правый глаз был выбит, а обрубки задних лап влачились по земле.


Незнакомая злость слабо, но старалась выдавить заполнивший его страх. Твердая решимость убить, хотя бы одну из этих тварей, начинала разжигать его ещё ни разу не горевший костер. Но с дрожью это пока помогало слабо.


Тварь, повернув голову набок, достаточно шустро ползла к Саше.


А он замер.


Бежать? Куда? Домой или в магазин?


Или не бежать.


Внутри Саша почувствовал нарастающий жар. Его трясло. Он просто не мог решить, что делать. Поэтому и стоял. Ждал, как развернутся события.


Хотя тут всё было понятно. Тварь добирается до него. Набрасывается. Убивает. Ест. И у псины наступает тихий час.


Нет, так не пойдет.


Когда тварь подползла уже совсем близко, и до Саши оставался какой-нибудь метр, он начал медленно отступать назад. «Бывшая» собака злобно забулькала и пролила из пасти кровавой слюны. Мощные, кривые лапы ловко тащили прогнившее тело в сторону человека.


Саша резко остановился.


Сделал большой шаг вперед.


Хрясь!


От удара его ноги у твари хрустнула челюсть, а сама она повалилась набок. Не теряя времени, Саша прыгнул на псину. Он обрушил на неё весь свой вес, буквально вдавив в землю обеими ногами. Из собачьей глотки брызнула кровь, и она снова начала издавать булькающие звуки.


Не хотела умирать.


С размаху Саша вогнал нож ей в мозг через последний зрячий глаз. А именно через левый.


И всё закончилось.


«Надо вытащить нож», — подсказал он себе, медленно отступая назад от тела.


Возвращаться к псине не хотелось и, резко развернувшись, Саша быстро зашагал к магазину.


А вокруг никого.


Как оказалось, страх мог не только сковывать тело и мысли. Если «употреблять» его в больших порциях — он очищает голову от всего лишнего. Благодаря этому мозг занимается тем, для чего предназначен. Думает. Ищет способы решения того, что нерешаемо. И не зная того сам, находит внутри себя то, что найти казалось бы нельзя. Теперь всё, что он нашёл, хранилось в его голове. Ждало, когда им воспользуются.


Разумеется, таким багажом можно обзавестись только, если бояться достаточно долго.


Страх подготавливает. Заставляет разрабатывать и носить с собой в голове необходимые «заготовки». На всякие случаи. Как сейчас, чёткая и продуманная последовательность действий. Никакой жалости. Никаких вторых шансов.


Саша, конечно, не думал об этом «прямо так». Но он смог почувствовать, что сделал всё правильно и быстро, потому что был готов. Жить.

Показать полностью
87

Лифт в преисподнюю. Глава 2. Вторая дверь

Предыдущая глава


Внизу чисто. Настолько, насколько можно разглядеть в этой черноте.


Саша медленно поднял голову вверх. Тоже вроде бы никого.


Можно идти.


Осторожно шагая, он начал подниматься по лестнице. Задача — подойти к окну и постараться разглядеть, что творится внизу.


Шаг за шагом он преодолел все ступени и попал на площадку между этажами. На окне лежали рекламные буклеты. Люди со счастливыми лицами смотрели на него с картинок. Одни предлагали пластиковые окна в рассрочку, другие — займы в несколько тысяч.


Спасибо, не надо.


Оперевшись на подоконник кончиками пальцев, Саша выглянул в окно. Несколько машин на парковке. Две столкнулись. Рядом тело.


Или показалось?


«Нет, кто-то лежит. Может быть, это просто одежда? — заволновался Саша. — Сто процентов мертвый, всего занесло мусором, листьями. Это хорошо».


А не плохо это тем, что пройди здесь недавно «бывший», он точно потревожил бы труп. Перевернул, разорвал… А отсюда (хотя «отсюда» это три с половиной этажа) тело выглядело нетронутым.


Внезапно Саша понял, что, поднявшись на лестничную площадку, он не оглянулся. Не посмотрел, есть ли кто-нибудь на следующем этаже. Сверху. Сзади.


Сердце кольнуло, и во рту появился странный привкус. Картинка слегка смазалась — повысилось давление.


От волнения?


Нет, от страха! Собравшись с силами, он начал разворачиваться. Медленно, чтобы не спугнуть или не разозлить того, кто мог находиться там. Напряг и расслабил мышцы правой руки. Всё «работает». Отлично, продолжаем двигаться. Не стоим! Идём!


Тень.


Чёрт, там какая-то тень! Бежать? Куда? Как?


Глаза стали слезиться от напряжения, но не хватало сил моргнуть. Только бы не опустить взгляд и различить, что там в темноте.


Но если бы кто-то хотел напасть, то уже прыгнул бы?


Саша выдохнул.


Моргнул. Капнули слёзы. Нож едва не вывалился из руки. Хотелось разрыдаться от напряжения. Прямо здесь сесть и заплакать…


Или оно может спать?


Не успев расслабиться, Саша снова напрягся. Но на этот раз он со странной для себя решительностью просто двинулся вперёд. Разумеется, тихо.


«Это однозначно нужно проверить, — стараясь победить трусость, убедительно говорил голос внутри него. — Значит, нужно сделать это быстро! Раз! И всё! Подошел и ткнул ножом!»


Медленно поднимаясь по ступенькам, Саша не спускал глаз с тёмной кучи тряпья, что лежала у одной из дверей. И, кажется, она была размером со взрослого человека.


Ещё шаг.


Тени постоянно двигались. Да ещё и сам он загораживал свет от окна, поэтому разглядеть, что именно там лежало, не получалось.


«Но в любом же случае нужно подойти, — не слишком уверенно подбадривал знакомый голос внутри головы. — Значит нечего стараться разглядеть всё отсюда».


Снова шаг.


«Не шевелится. Будь это «больная» тварь, то давно бы уже учуяла мой запах или услышала возню».


Шаг.


«Значит, передо мной предмет неодушевленный. А такой предмет бояться не стоит».


Еще шаг. И вот он перед ним.


Саша немного присел, взялся левой рукой за перила, завел другую с ножом вверх за голову.


«Раз, два, три!»


Нож с трудом вошёл во что-то твердое. Но оно не зашевелилось и не издало никакого звука.


«Пронесло?»


На душе мгновенно стало спокойнее. Тепло и хорошо внутри. Ножом Саша аккуратно развернул тряпье и понял, что перед ним лежал труп. И «прилёг» этот тип здесь уже давно, стал просто какой-то сгнившей мумией.


«Теперь однозначно нужно подняться до пятого этажа, — твердо решил он. — Проверить. Ещё один лестничный подъем. Как же хорошо, что мы снимаем квартиру в пятиэтажке. Хотя и не платим за неё уже три месяца».


Мужчина с трудом встал на ноги и начал подниматься наверх. Он успокаивал себя тем, что произвел здесь уже достаточно шума и, окажись кто-нибудь наверху, то непременно бы уже спустился. Поэтому у него почти получилось унять свою мелкую дрожь во время подъема на пятый этаж.


Никого.


«Славно».


У Саши начинало подниматься настроение. Насколько это возможно в мире, погруженном в небытие.


«Если всё и хорошо, то только благодаря тому, что ты всегда начеку, — начал он приводить свои мысли в порядок. — Нельзя расслабляться! Не здесь и не сейчас! Нужно помнить о том, где ты и что должен сделать. И что может тебе помешать».


Спускаясь вниз, Саша ступал медленно, стараясь не шуметь. Пусть здесь никого нет, но грохотать зимними ботинками по бетонным ступенькам тоже незачем. Проходя мимо своей двери, он улыбнулся и помахал рукой.


«Зачем улыбался? Я же в маске».


Совсем скоро он упёрся взглядом в дверь, что разделяла его уютный подъезд и новый мир.


Это была не та дверь, что с домофоном и всё такое.


Она осталась со времён «совка». Толстая, обшитая изнутри какими-то тонкими деревянными рейками, обшарпанная по краям. В некоторых местах торчали уже не острые гвозди.


Саша подошел к ней. Не на ощупь. Глаза привыкли к темноте, и у него получалось кое-как ориентироваться здесь. Он взялся за ручку. Прижался к двери левым плечом, приподнял её, чтобы не скрипнула, и плавно толкнул вперёд.


Черноту подъезда медленно начал разъедать дневной свет. Слабый, словно, какой-то больной, он просачивался внутрь и рисовал в новых цветах мир за дверью.


За щелью показались деревья без листьев, а перед ними несколько брошенных машин.


Небо серое – без солнца. Ветерок. Свежий воздух. Даже немного закружилась голова.

Показать полностью
96

Лифт в преисподнюю. Глава 1. Дверь

Саша следил за огненным шаром из окна. И ненавидел его. Без солнца теперь становилось совсем плохо. Чем меньше света, тем больше какой-то странной черноты. Не тьмы — черноты.


«Расстановка сил» не зависела от ночи и дня. «Бывшие» и под солнцем себя чувствовали прекрасно. Но шума производили меньше. От этого ощущение сумасшествия немного угасало. Сумасшествия из-за трехмесячного заточения в двухкомнатной квартире. Но он знал — жить оставалось недолго.


Саша закрыл входную дверь в квартиру в августе. Сейчас конец ноября. Впервые за несколько дней не шёл дождь. В квартире было холодно и сыро. Еда закончилась вчера. Воды два стакана. Что делать? Ясно, что делать. Саше нужно открыть дверь.


Третий этаж. На каждом по четыре квартиры. Сколько Их там может оказаться? Если все жильцы были дома, когда «обрели себя», то минимум двадцать два трупа. Которые ходят. Ждут или ищут. Таких как Саша. И таких, как его жена и сын, Марина и Миша, ещё живых.


Они сидели на диване, укутавшись в одеяла и старый плед. У противоположной стены от выхода на балкон. Марина смотрела в пол. Она знала, что её мужу придётся выйти на улицу, чтобы найти еды. Поэтому в глаза другим осмеливался смотреть только Саша. Миша ещё не понимал толком, что происходит, а Марине было не по себе. Ведь приходилось любимого человека отправлять за железную дверь. Это казалось равносильным тому, что ты сам должен туда выйти. Но только в некотором смысле «равносильным». Если ты не выходишь сам, то просто не находишь себе места. Волнуешься, плачешь, наверное, что-то ещё. А если за дверь идёшь ты, то там, определенно, ощущения другого рода. И представить их довольно сложно, потому что и здесь-то, в квартире, всем правит страх. Тяжелый страх из-за отсутствия вариантов.


Храбриться перестали в октябре. Когда не появилось никаких спасателей, людей с автоматами, голосов и громкоговорителей. Или просто вертолета. Который бы пролетел невысоко над домами и улетел в свои дали. Совершенно понятно, что бы это значило. Но никого не было. А это значило совершенно другое.


Саша оказался не дурак. Точнее, дураком его считали друзья, коллеги, даже жена. Они думали так до определенного момента. Не долго. Пока цивилизация, пошатнувшись, не рухнула на самое бездонное дно.


На это ушло три дня.


И пока одни, рискуя заразиться, набивали сумки в магазинах, Саша сидел дома и кипятил воду. Он догадывался, что её не стоит пить сырой, и понимал, что скоро водопровод отключат вовсе. Благодаря случайности или счастливому стечению «случайностей» у него получилось подготовиться к вынужденной изоляции и запастись многим необходимым. Теперь Саша и его семья начали ждать, когда цивилизация поднимется со своего дна, чтобы они могли влиться в неё.


Никто не поднялся. Никто не приехал и даже не пришёл. После трёх дней суматохи началась тишина. Относительная, разумеется. Но в плане социального шума — абсолютная...


Саша не знал, чем ему сейчас заняться. Пройтись по комнате, подойти к жене и сыну или так и стоять у окна? Нет, от окна лучше отойти, могут заметить. Так загрызли семью из дома через дорогу.


Теперь возле окон старались вести себя аккуратнее.


Саше надоело стоять, и он сел на край дивана:


— Что «бывшие» там едят? Все же умерли или «обрели себя». Получается, им есть нечего должно быть! — начал шептать он жене.


В основном старались разговаривать шёпотом.


— Некого, то есть, — едва слышно поправила его Марина.


— Да. Но по сути-то они не мертвые, а «живые по-другому». Урезанная версия человека.


Марина ничего ему не ответила.


— Может быть, они друг друга едят? Ну «сильный слабого» и всё в таком духе? — неожиданно предположил Саша и взглянул на жену.


— Ты смеёшься? Тогда бы всё очень быстро закончилось.


— Ну, нет. Мы же не знаем, что происходило с трупами.


— В каком смысле? Что с ними могло происходить кроме того единственного из возможного, что и случилось? — удивилась она.


— Нет, не обязательно. Вот загрызли, например, «бывшие» одного человека. Перегрызли шею, выпотрошили так, что его кишки по всей округе разбросаны. И вот что происходит с ним дальше?


— Как что? Он умер. Всё, привет, небеса! — Марина посмотрела на мужа так, как будто он забыл буквы алфавита.


— Нет, а что если этот человек потом тоже «встает»?


— Но он же мертвый!


— А все остальные, значит, живые? — Саша начинал злиться.


— Ну, как-то да, более активные особи получаются, если не потрошить их сразу! — передразнила она его.


— А может не в этом дело? Вдруг у «бывших» всё как-то иначе работает? Ну, например, не обязательно, чтобы кровь по венам бежала! Может по ним какие-то паразиты ползают. Или черви. — Саша даже замолчал на секунду, а потом воскликнул. — Да, вместо крови какие-нибудь черви! Нет, ты просто представь. И вот эти паразиты развиваются и «поднимают на ноги» трупы. И они ходят. Ищут еду.


— Но мы как раз обсуждаем то, что они ищут еду, которой уже нет. А булки печь «бывшие» не умеют!


— Ну, возможно, когда двое этих «мертвоходов» встречаются, они могут «договориться». Назовем это заключением соглашения о том, что они вместе станут жить в одном теле, а другое сожрут.


— А-а-а.


— Ну, помнишь мы видели в окно! Когда «гончий» долго терся об одного «первого», а потом взял на руки и куда-то унёс. Я просто постоянно наблюдаю за тем, что происходит на улицах. Не могу объяснить, но, мне кажется, там всё не так примитивно, как нам показывали в разных историях. Это не просто вот какие-то чудовища, которые могут только убивать людей. Я вижу в них нечто большее, но ещё не могу понять, что конкретно.


***


«В аптечке, в принципе, все есть. Значит, за лекарствами в этот раз идти не придется. Магазин рядом — метров сто от дома. Двери точно будут открыты, кто их мог закрыть в те дни? Значит, будем исходить из того, что стекло там бить не придется. Иначе конец».


Саша посмотрел в окно. Солнце ушло, и темнота уже вползала в его дом. Скоро станет совсем холодно.


«Захожу в магазин, — продолжил он размышлять. — Сразу справа холодильники с пивом, они стоят в ряд до кассы. Слева «морозилки» для мороженого, мяса и чего-то ещё. Их две и между ними узкие проходы влево к витрине с алкоголем, чуть правее сок и минеральная вода. Значит мне сразу нужно туда. Но где же там была всякая тушёнка и другие консервы? — Саша давился слюной от желания есть, но не останавливался и вновь и вновь рисовал перед собой устройство магазина. — Или эти банки там под алкоголем стоят? Да, там или за кассой. За ней ещё вход в подсобку. Там может быть кто угодно. В магазине тесно. Не развернуться».


Саша встал и пошёл на кухню. Посмотрел на воду в стаканах.


«Хорошо бы, когда я выйду, наткнуться на полицейский уазик, — пришла ему в голову мысль. — Там должно быть оружие».


Но в такие счастливые совпадения Саша не верил. Точнее не получалось верить. Ведь, когда ты, считай, обыграл смерть, то она взяла и просто подошла с другого конца.


***


Небо казалось неровным из-за туч. Совсем недавно наступил день. Без солнца, без дождя. Просто серая картинка за окном.


Саша встретил новый день без понимания того, как Это сделать. В смысле заставить себя выйти на улицу.


Две двери. Одна открывается вовнутрь. Другая наружу. Заперты обе. Ключ на вешалке вместе с куртками.


Хозяйка их съемной квартиры сделала перепланировку, и прихожая стала не тесной, а длинной. И тёмной. Особенно без электричества, и это «особенно» длилось уже три месяца.


Саша сидел на диване в зале и смотрел в черноту упомянутого выше коридорчика.


Кстати, он уже одет. Толстая длинная куртка, джинсы, ещё джинсы, а поверх мешковатые «спортивки». Зимние ботинки. Перчатки. Шапка. Шарф лежит рядом, перед выходом Саша собирался замотать им лицо. Но он не хотел понимать, что это нужно делать уже сейчас.


Остался один стакан воды…


Всё-таки придется.


Хрр-щёлк. Потом бесшумно. Снова щёлк. Внутренняя дверь открыта. Ключ в скважине. Поворот ручки вниз, дверь на себя.


Чёрт.


Забыл вытащить ключ. Дверь назад, ключ в руку. Вдох, дверь на себя. Всё в черноте. Второй замок. Нет, сначала нужно посмотреть в глазок.


Чернота.


Из окна сверху — слабый свет. На лестничном пролете ниже — то же самое. Но, кажется, никого. Значит, осторожно и медленно нужно провернуть ключ. Два щелчка, вторую дверь получилось открыть почти бесшумно. Это уже хорошо. Добрый знак.


Марина за спиной. Вся дрожит. Беззвучно, не всхлипнув ни разу, плачет. Сейчас, когда муж откроет внешнюю дверь, ей нужно будет её закрыть.


Приподняв дверь за ручку, чтобы не скрипнула, Саша начал её открывать. Глазами почувствовал легкий поток воздуха, остальная-то часть лица замотана шарфом.


Левой рукой толкает дверь, а правая с ножом занесена вверх.


А куда бить, если кто-то выскочит? Лучше куда-нибудь в районе шеи. Потом повалить. Придавить коленом. И ещё несколько раз ударить. Хороший план. Добрый план.


Всхлипнула.


«Всё-таки всхлипнула, — обрадовался Саша её чувствам и оглянулся, но едва смог в темноте различить лицо жены. — Любимая. Да, это моя любимая женщина, но, чёрт возьми, какое же мерзкое состояние сейчас».


Он резко вернулся, отодвинул шарф и быстро поцеловал её в губы. Вышел. Бесшумно закрыл дверь с обратной стороны.


Один.


На границе слуха, за спиной медленно проползла щеколда, заполняя собой пространство паза. Дверь заперта.


«Интересно, а если "бывшие" сейчас повалят снизу или сверху, а я начну ломиться в дверь. Откроет?»


Сразу от их квартиры начиналась лестница наверх. Там окно. Саша сделал большой шаг влево и заглянул вниз через перила.

Показать полностью
90

Жизнь среди смерти. 13.

- Воды... - Сухие губы почти не слушались, как и легкие.


И боль. Боль по всему телу, страшный зуд, а в голове словно миксером поработали и залили расплавленным железом.


Губами он почувствовал трубку капельницы, из которой текла живительная влага. Вода не приносила облегчения, а лишь разламывала что-то внутри его горла, пробивая путь к желудку с помощью грубого камня.


Но каждый следующий глоток давался все легче и легче, принося помимо страданий прохладу и ясность.


Вот он уже вспомнил, что его зовут Илья, вспомнил свою жизнь, апокалипсис, Язычника, то, как его превратили...


Он попытался встать и выгнулся от резкой боли. Если бы не веревки, он бы упал на пол...

Веревки. Он связан. А еще он зомби. Или нет?


- Кто... я?

- Ты Илья.

- В смысле я зомби ли нет?

- Ну где-то посередине. - Над ним наклонился мужик в очках и грязном халате. - Хочешь меня укусить?

- Спасибо, обойдусь. - Илья постарался отвернуться от перегара. - После вас похмеляться замучаюсь.

- Очень даже зря. - Мужик пропал из обзора и вскоре послышались глотки.


Судя по звуку распахнулась дверь.

- Живой, спецназёр?

- Доктор сказал, что на половину... - Илья с трудом повернул голову к выходу.

- На какую именно, не уточнял?

- У него и спроси.

- Да он сам уже наполовину живой...- Язычник подошел и достал нож.

Веревки ослабли и Илье помогли сесть.

- А просто развязать?

- Долго, да и нож под рукой, мало ли что.

- Пришил бы меня?

- С легкостью!

- Сам то себе веришь? - От дверей уже подходила Ирина.


Она рассказала Илье, что Язычник сразу же отправился за Ильей, только по земле и застал, как их погрузили в машину. Догнал их когда Илью уже скидывали в яму, перестрелял храмовников и вкатил уже почти обернувшемуся Илье конскую дозу загадочной «Заморозки». Повезло, что их увезли не на основную базу и он смог держать оборону до прихода помощи.


Тут в помещение зашел Андрей и внимательно оглядел Илью. Молча подошел и обнял своими лапищами еще не восстановившегося Илью.


- Живой, Мелкий, живой... - Он отстранился. - Ты бы видел, что происходило у нас. Эти придурки в балахонах... Ты им про лодки подсказал?

- Да.

- Красавчик. - Андрей улыбнулся. - В общем ни одна из моторок до нас не доплыла. Багор говорил, что они ради эффекта неожиданности даже моторы завели одновременно. Речные гады сначала сами охренели от такой наглости, что дали храмовникам до середины доплыть, а потом... Дым даже гранаты не готовил, и так все ясно было. Увидеть бы лица тех, кто ниже по течению заметит красную реку. А тех, кто в ворота ломанулся прям там и подорвали. Правда не много их было.

- У них... бойцы кончились.

Андрей внимательно посмотрел на Илью, потом кивнул Язычнику и они вдвоем вышли.


- А как вы меня... вернули? - Илья повернулся к Ирине.

- Переливание крови.

- Это спасение?

- Нет. Много всего... - Она присела на кровать рядом. - Тебе просто повезло. Благодаря «заморозке» ты не успел обернуться полностью. Ты молодой, твой организм сформировывался уже по эту сторону апокалипсиса. Да и Егеря смогли собрать достаточно нужной крови у детей.

- Там же надо по группам, а я даже не знаю, какая у меня.

- Раньше по группам. А у рожденных после только одна группа крови. Группа «Зет», если угодно. Я не до конца верила... да никто кроме Язычника не верил в твое выздоровление.

- Я теперь как он? - Илья кивнул на проём. - С иммунитетом?

- Возможно... Но проверять не советую. Может не обратишься, а может обратишься и сразу в супера.

Илья поднял левую ладонь к лицу и пошевелил пальцами. Только чуть более светлый оттенок кожи и уже затягивающиеся шрамы говорили о том, что она раньше ему не принадлежала.

- А как это...

- Просто еще одна загадка. - Ира поднялась, посмотрела на похрапывающего доктора и направилась к выходу. - Пойдем, людям покажешься. Твоих всех сюда привезли. Кто выжил.


*************


Илья доедал четвертую банку тушенки, когда с Андреем связались по рации.

- Лампы перегорели, прием.

- Все?

- Так точно.

Андрей убрал рацию.

- Ну как себя чувствуешь?

- Нормально вроде.

- Стрелять сможешь?

- Да теперь хоть с двух рук. - Илья помахал левой ладонью.

- Вот и отлично. Пошли.

- Лампочки менять что-ли?

- Молодежь...


*************


В Храме царило оживление, за которым с любопытством с крыш наблюдали суперы. Столько вкусной еды, а достать никак.

Пока никак.

Перед этим было много выстрелов, прозвучавших практически одновременно и из некоторых окон вкусно запахло кровью. Любопытные суперы заползали на запах и находили там убитых людей в балахонах, которых до этого не чуяли. А сейчас чуяли. И не только уже убитых, но и то, что скоро еды станет намного больше.


*************


Предупредить Храм было некому, все наблюдатели были обнаружены и ликвидированы.

Хоть храмовники и почувствовали что-то, но два взрыва, уничтожившие ворота и стену за храмом, застали их врасплох.

Люди в балахонах бесполезно метались по двору, не видя с кем сражаться. Их же расстреливали со всех сторон

Отец Михаил, вопреки всем слухам, не привык отсиживаться в стороне. И в этот раз, несмотря на сан, он схватил автомат и быстрым шагом направился во двор. Он слышал, что стрельба шла на убыль и что-то ему подсказывало, что на этот раз не в их пользу. Но кто? Сталкеры пришли мстить? Наверное больше некому...


Перед ним выскочил парнишка в совсем не сталкерской одежде, но с автоматом. Отец Михаил, не теряя времени пнул мальца в живот, не давая тому опомниться.


- Ты хоть знаешь, что с оружием проник в Дом Господень?! — Он направил автомат на парня.

- Кого ты обманываешь, тут давно нет бога. - В затылок уперлось холодное дуло. - Вы сами выгнали его отсюда.

- Вам это не сойдет с...


Выстрелом ему оторвало ухо и отец Михаил выронил автомат, зажимая рану.


- Илья, уходим. - Язычник помог подняться парню и они выбежали из храма.


Отец Михаил поднял автомат и выбежал следом, но противник уже скрылся в густом дыму. Он постоял, наблюдая за двором, в котором были его мертвые соратники. Некоторые из них стали подниматься, а из дыма показались первые твари.

Отец Михаил вернулся в Храм и запер за собой дверь. Ничего, он еще жив, а это значит, что он снова соберет...

Его размышления прервал рык откуда-то из глубины Храма. Супер, которого они должны были сжечь сегодня... Сам бы он не вырвался, значит его кто-то отпер и теперь он идет на запах его крови...


*************


- Ох и отожрутся там зомбаки. - Илья трясся в джипе с Андреем, Язычником и Ириной. - Проблем прибавится.

- Не проблем, а дел. - Язычник ехал, прикрыв глаза. - Появятся представители нового поколения. Мы их заберем. По крайней мере на одну заразу стало меньше.

- А сталкеры?

- А сталкеры за тебя и доктора предложили грузовик жратвы и патронов. - Андрей рассмеялся. - Только мы вас не отдадим. Мы им сообщили все детали, вот пусть и обходятся.

- Притормози тут. - Язычник похлопал водителя. - Пойду помарадерствую.


*************

Автомобиль уехал вперед, а Язычник направился к двери, которую приметил издалека. Она была не тронута, а вывеска гласила «Бар Точка Пересечения»

- Сколько лет тут бегаю, а бар этот раньше не встречал. Надо исправить. - Язычник улыбнулся и распахнул дверь.

Показать полностью
73

Жизнь среди смерти -11.

Илье было очень интересно, почему Рис вдруг заговорил, как они тут вообще живут с таким набором разнообразной... разнообразных детей. Очень интересно. Но потом, а пока они пусть все идут одним дружным и стройным отрядом на...


*************


- Язычник, как слышишь?

- Нормально, но скорее всего не только я.

- Без разницы.

- Они с тобой?

- Нет, я их там оставил. - Илья догадался, что имеются в виду мелкие.

- Только не говори, что ты вообще один.

- Егерям на людские разборки насрать, сам знаешь. А спасть тебя надо.

- Нас.

- Где вы?

- В психушке.

- Я даже не сомневался. Много их?

- Нет, раз мы до сих пор живы. Остальные сталкерами заняты.

- Суперы?

- Скорее всего все наблюдают за той заварушкой. Столько мяса, пропасть не дадут. - Рация замолкла и через секунду, словно подумав, вновь ожила. - Слышь, спецназер. Возвращайся к Егерям. Или домой, один чёрт не до вас будет. А нам все равно не уйти.

- Ты ранен?

- Нет, у Мурки ляжка пробита. Не смертельно, но бегать и прыгать не может.

- Понял.


Бегать и прыгать. Значит они на втором этаже психдиспансера. Скорее всего с окон держат единственный вход в здание. Таинственная Мурка ранена в ногу. Хотя это же все-таки больница, значит перевязана и обработана. Но патронов у них вряд-ли много, да и стрельба со стороны сталкеров и храмовников потихоньку шла на убыль. Кто победит без разницы, скоро здесь будет либо толпа храмовников, либо нежити.


Илья наконец дождался. В сторону психушки на звук выстрелов неспешно бежала парочка зомби. Стараясь сильно не топать, он побежал следом, прячась за их спинами. Один из мертвецов рванул в кусты, где его встретила очередь.


Илья, пока его не заметили, нырнул в эти кусты чуть раньше и затаился. Второй зомби упал сразу после первого. Стрелков как минимум двое. Он гусиным шагом стал заходить за спины стрелявшим. Так и есть, двое в балахонах. Как они вообще в них двигаться умудряются.

Один смотрел в сторону психушки, второй охранял его спину.


Еще немного...

Илья резко встал, вонзая лезвие левой руки в шею охранника и вытягивая правую с автоматом в сторону второго храмовника. Тот повернулся ровно для того, что бы увидеть вспышку.

Тихо. Про выстрел подумают, что зомбака пришили. Главное, что бы не кри...


- Тут еще один!


Илья успел прикрыться так и висевшем на ноже храмовником от выстрелов третьего и тут же выстрелил в ответ. Да, даже в отсутствии кисти одной руки есть плюсы. Например то, что он легко теперь держит автомат в одной руке.


Он автоматом раздвинул балахон. Легкий броник, вот и причина, почему пули не пробивают тело на сквозь. Крепкие ребята, в такой одежде еще и бронежилеты таскать.

Илья сбросил тело и упал на землю. Несколько силуэтов впереди судя по всему еще не успели его заметить.


Двойной в голову, перекат и так несколько раз. Густые заросли давно неухоженных кустов играют ему на руку.


Только вот сколько их?


Очередь выбила фонтанчики земли и листьев рядом с его головой. И не только, храмовники не приближались, а расстреливали кусты издалека.

Еще раз перекатившись, Илья закрылся трупом одного из храмовников. Защита несколько раз дрогнула от попаданий. Потом ели слышные в звенящей тишине шаги. Ближе, ближе...

Илья подскочил с земли и с разворота полоснул по шее подошедшего. И замер.


Всё замерло.


Два дула смотрели ему в лицо и вот-вот были готовы выплюнуть в него пару десятков грамм свинца.


Но не выплюнули, а упали вместе с хозяевами на землю.


- Это твой спаситель что-ли? - Ехидный женский голос раздался откуда-то сбоку. - Самого ели спасли.

- Он, спецназер родимый. - Голос Язычника звучал оттуда-же. - Один за несколько минут укокошил больше тебя за весь день.

Илья кое-как повернул голову на одеревеневшей шее и увидел Язычника с какой-то... женщиной? Девушкой? Наверное второе, иначе пристрелит.

- А где рана?

- Нет такой. Это так, стратегия. Хотя Язычник тебе вряд-ли бы о таком поведал.

- О чем?

- О стратегий.

- Вы Мурка?

- Можешь на «ты», я не сильно тебя старше. - Мурка кулаком наотмашь стукнула Язычника по животу. - Ты то чего ржешь? Тридцатника нет, а уже на пенсионера похож.

- Валить отсюда надо. - Язычник огляделся. - Слышите?

- Нет. - Илья прислушался. - Тишина.

- Вот именно.


*************


- О, гля, живые! - Из знакомого внедорожника вывалилось не менее знакомое пузо. - Все три легенды нашего городка.

- Три? - Илья поднял непонимающий взгляд.

- Да. Ты теперь тоже. - Андрей улыбался. - Все, за кого храмовники объявляют награду больше, чем в один ящик патронов и два ящика сухпая, автоматически становятся легендами.

Дверь джипа недвусмысленно распахнулась, приглашая внутрь.


*************


- Мелкий! - Андрей подозвал Илью. - Дуй вон в ту будку, там будет дяденька в наушниках. Скажешь ему, что тебе надо связаться со Старым. А то он уже отряд хотел высылать к вам.


- Старый, приём...

- Илья?! Живой, сволочь!

- Чего...

- Да это я не со зла. Мы тут всем домом за тебя переживаем.

- На вас же храмовники нападали?

- Как пришли, так и ушли. Ни все, конечно, некоторые у нашего забора до сих пор бродят.

- Все живы?

- Почти. Валерку... взрывом в общем его убило. Но сразу навсегда. - Рация несколько секунд помолчала. - Что там с мутантом и ребенком?

- Они... Знаешь, как их называют?

- Новое поколение. Есть в этом правда. В конце концов им и достанется город, главное друг с другом не воюют. В этом они лучше... людей... да и зомби.

- Они тут под присмотром.

- А ты?

- Что я?

- Там останешься? Я понимаю...

- Нет. Я скоро вернусь.

Показать полностью
74

Жизнь среди смерти - 10.

- Здорово посидели. - Илья зло сплюнул под ноги. - А поговорили то как...

- Успокойся.

- Да я, твою мать, само, сука, спокойствие!

- Зачем ты так при детях?

- Дети?! Один жрет всё подряд, второму дай только ножом помахать! Дети!

- Чего ты нервничаешь?

- Мы сутки просидели в абсолютной тишине! Это значит, что мы ничего толком не узнали, плюс и не знаем, что делать дальше! Ты как хочешь, а я с мелкими до родного дома пойду.

- Это ты не узнал. Потому что не умеешь разговаривать на языке Немых.

- Каком языке?! Да мы просто пожрали, поспали и нас выпнули!

- Я узнал, все, что нам нужно.

- Что?!

Илья наконец вспомнил, в каком мире они живут, и сбавил тон.

- Что ты у них узнал?

- Рис не единственный.

- Логично, тут таких... - Илья запнулся. - То есть именно рожденных такими изначально?

- Да.

- Ииии?

- Мы отведем Риса к ним.

- Куда и к кому?

- На полуостров. К егерям.



Слышать об этом он слышал. Про егерей постоянно говорили, и про их полуостров. Раньше там был какой-то корабельный завод и административные здания. И очень много охраны, причем не обычной, а старых, закаленных по войнам и хорошо вооруженных мужиков. Прибавить к этому окруженный почти наглухо бетонкой полуостров с несколькими продуктовыми базами и получаем самый настоящий форт.

Одна проблема. Илья не был уверен, что егеря не за одно со сталкерами. С одной стороны на Дома они не нападали, с другой и на контакт они не шли. Изредка связывались по рации со Старым, узнавая, где видели особо отожравшегося супера и всё, весь разговор. Правда суперы после таких разговоров пропадали...

Илья глянул на Риса, по-человечески усевшегося в тени бойлерной. Может и правда они собирают таких...

- А как таких, как Рис, называют? Не суперы уже, но кто?

- Новые. И таких, как Рис, и таких, как Дима. Новое поколение, или просто Новые. Хотя егеря зовут их Наследники.

- Егеря... есть гарантии, что они нас не грохнут?

- Пятьдесят на пятьдесят.

Илья прижал ножом автомат и передернул затвор.

- Думаю достаточно.



*************



- Надо к лежанке уходить! - Илья вернулся с разведки и чуть повысил голос, что-бы перекричать канонаду выстрелов. - Там переждем!

- Нельзя медлить, достанут. - Язычник тоже аккуратно выглянул из-за угла, что бы не поймать шальную пулю. - Пока они заняты друг другом.

Они посмотрели друг на друга и резко навалились на Диму с Рисом, роняя их на асфальт и закрывая собой. Звук двойного выстрела донесся одновременно с появившимися дырами в асфальте.

- Храмовники подкрепления подтягивают. - Язычник прицелился и выстрелил. - Не достать.

- Теперь они знают о нас.

- Они и не забывали.


Они были зажаты. С одной стороны шла полноценная война между храмовниками и сталкерами, с другой начали поджимать подкрепления храмовников. Был еще один путь, но Илья сам прекрасно видел приземистые фигуры суперов, жавшихся по крышам.

Язычник огляделся и, заметив что-то, улыбнулся.

- Чего ты скалишься? Поехал?

- Почти. Тебе жить не надоело?

- С учетом последних событий, если честно, уже подза...

- Тогда побежали.


*************



Старший лейтенант Байло, сидя за БТРом, материл связиста.

- Где артиллерия?! Я тебя, суку спрашиваю?! У тебя все координаты есть, чего они ждут?!

- Товарищ старший лейтенант, наводятся.

- Я сейчас тебе к носу наведу...

Байло протер глаза. Посреди боя между сторонами проехала легковушка и, не сбавляя хода, уехала в сторону полуострова.

Стрельба на мгновение замерла.

- Товарищ старший лейтенант, артиллерия...

- Да в жопу вашу артиллерию! - Байло подскочил, забыв о безопасности. - Ты видел, кто в легковушке?!

- Никак нет...

- Пидора ответ! Отправь за ними «Тигров»! В штаб доложи, что объекты направляются к Егерям!

- Есть.

Связист убежал, а Байло посмотрел на свою грудь, где из дыры в бронике толчками выплескивалась кровь.


*************



- Дальше пешком, вернее бегом! - Язычник выскочил из машины и за шкирку вытащил Риса и Диму.

Илья прекрасно видел колесо, пробитое снайперской пулей храмовников. Так же он видел двух «Тигров», надвигающихся как неумолимая смерть.

- Ты чего? - Язычник замер. - Биться с ними собрался?

- Бегите без меня...

- Совсем ударился, да? Кустами побежали, там не достанут!

Илья все про себя взвесил и ломанулся сквозь кусты вслед за Язычником и мелкими. Через пару минут бега между частных построек они вновь выбежали на дорогу.

- Оторвались?

- Нет, только немного срезали. Если водители не тупые... - Язычник посмотрел вдоль дороги. - Не тупые. Бежим!

- Когда уже территория этих егерей?! - Илья обернулся и увидел вылетевшие из-за поворота Тигры.

- Минут пять как.



Взрывной волной Илью бросило на колени, второй волной его уже немного перекатило и развернуло. Слышать он уже не мог, хоть и не навсегда, поэтому мог только смотреть в состояний полулежа на полыхающие останки армейских джипов. Постепенно тонкий писк в ушах постепенно спадал, оставляя место для других звуков. Самое странное, что джипы он до сих пор слышал. Он вгляделся в джипы, словно надеясь увидеть работающие моторы, но потом понял, что движки работают где-то у него за спиной.

Повернувшись, он увидел как Язычник стоит, подняв руки и мелких, последовавших его примеру.

- Да подними ты руки, мать твою. - До него наконец дошло бурчание Язычника. - Вот же тетеря.

Илья вскинул руки за секунду до того, как перед ними затормозил УАЗик, из которого выскочил полысевший мужичок с объемистым пузом. Он деловито пересчитал что-то сверху, показывая по очереди пальцем и бросил в кабину:

- Итого мы имеем пять рук, две лапы и один нож. Неплохой улов.

Из кабины раздался ответный смех.

- Вы нас пропустите? Нам сказали, что вы здесь детенышей суперов собираете.

- Кто сказал?

- Немые.



Вновь смех из машины и короткая фраза:

- Андрюх, да пропусти ты их.

- Всех не могу. Я так понимаю вот ты. - Палец толстяка указал на старшего среди них. - Язычник?

- Да...

- Не могу я тебя пропустить. - Андрей грустно вздохнул. - Тут такое дело... В общем уже часа два по раций черти что передают, но среди этого мы услышали женский голос, который звал Язычника на помощь, если он слышит. Говорит, обложили ее дядьки злые да с крестами пудовыми у вашего гнездышка родимого...

Илья не один заметил, как Язычник дернулся.

- Спокойно. Она до сих пор вещает, значит жива. И где-то недалеко, сигнал четкий. Так что поспеши, легенда третьего пошива, спасай свою Мурку.

Язычник положил руку на плечо Илье и быстро скрылся в кустах.

- А за детьми твоими мы приглядим. - Андрей посмотрел в след Язычнику и почесал живот. - Что с людьми любовь творит... Эх, да я и сам такой, только мне одной любви мало. Мне надо несколько, а это уже проблемы.

Мужик снова заржал и открыл дверь.

- Запрыгивайте, молодежь. Только каждый представьтесь.

- Илья.

- Дима.

- Рррис.

Илья больно стукнулся головой о проём, вызвав волну ностальгии о потерянном шлеме, и резко развернулся.

- Молодой совсем, говорит еще плохо. - Андрей этими словами, как ему самому показалось, всё объяснил.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: