Найдены дубликаты

+6

Какие-то пояснения будут что вообще в ролике происходит?

раскрыть ветку 2
+1

Тетка в хиджабе рулит кантовщиком

раскрыть ветку 1
+1

У неё ухо под подбородком)

+2

Вот как надо... что? Вот что это было? Буксир(или что это) вокруг корабля прошел? Хер пойми о чем ролик. Пост ради тэгов?

+2

Женщина на судне это всегда пиздострадания, скандалы, интриги и любовные треугольники. Может у кого иначе было,  поправьте меня.

раскрыть ветку 8
+1

Если предпенсионного возраста и весом за центнер то норм .

раскрыть ветку 6
+1

Если она такого возраста, то склочная сука, которая разводит сплетни и у которой есть своим любимчики и не дай бог попасть ей в немилость. 

раскрыть ветку 4
0

Ахаха, братишка в тем!!!

0

Есть женщины на флоте очень даже ничего во всех планах.

+1

Я всё ждал когда она "алах акбар" закричит, восхищался ещё как ловко к танкеру подобралась - никто не заметил)))

+1

Странный видеоклип

0

100% надетый мужик. присмотритесь.

Иллюстрация к комментарию
0

"Свободу женщинам Востока. Женщина она тоже человек."

0

нихуя не понятно

раскрыть ветку 1
0
Я за вами.
0

Я искренне восхищаюсь этой дамой. Но просматривая ролик все ждал, когда, ей эта трубка в

лицо прилетит.

Похожие посты
33

Ответ на пост «Как не сойти с ума ?» 

Уважаемые пикабушники, здравствуйте.

Хотел бы высказать свои мысли на счёт ситуации со сменами экипажей, о которой идёт речь в оригинальном посте.

Это ни в коем случае не критика, а только попытка взглянуть на происходящее с несколько иной стороны от человека, находящегося в похожих (но не идентичных) обстоятельствах.

Работаю на пароходе с 10 января. По контракту должен был поехать домой ещё 10 мая, но в связи со всем известной обстановкой, царящей в мире, торчу тут до сих пор. Вчера пошёл уже 7-й месяц.

И неприятнее всего, пожалуй, не сам факт нахождения на судне сверх срока, а полная неопределенность в отношении того, когда все же тебя поменяют. Так, кстати, было и до COVID-19, поскольку танкер, на котором я работаю, не ходит по какой-то фиксированной линии, заказы на перевозку грузов каждый раз новые, откуда и куда повезём следующий груз не знает буквально никто до последнего момента, пока чартер окончательно не договорится. При этом организовывать смены действительно непросто, а в условиях почти повсеместных ограничений и отмены большинства регулярных рейсов смена экипажа становится совсем нетривиальной задачей.

Признаюсь честно, не смотря на то, что я понимал всю сложность организации смены, до недавнего времени я сильно злился на crew department, нервничал, жалел себя. И вот пару дней назад удалось впервые с февраля месяца выбраться в город. При этом пришлось надеть маску на время проезда в транспорте. Подумал на этот счёт, какая же неудобная штука. И тут меня осенило: блин, так я ведь, находясь на пароходе, пропустил весь пик коронавирусного безумия, творившегося дома в это время, раз для меня даже ношение маски кажется таким непривычным делом. В то время как дома, в России, большинству приходилось мириться со всё новыми ограничениями, жить с опасением подцепить эту заразу, а медики, как бы это не избито звучало на сегодняшний день, рисковали (и продолжают рисковать) жизнями на передовой борьбы с ковидом, на судне работа шла как обычно. Единственное, что по большому счёту изменилось для нашего экипажа - задержка со сменами. Более того, моряки оказались естественным образом изолированными от внешнего мира, о случаях заражения экипажей торговых судов я до сих пор не слышал.

Ещё хотелось бы отметить, что, работая в море, я смог переводить домой достаточно средств, чтобы жена могла совершать покупки онлайн и минимизировала своих походы по магазинам в период пика пандемии. Поскольку больше всего, будучи в рейсе, переживаешь не за себя, а за родных. Если дома всё в порядке, то и я продержусь.

Подытоживая вышесказанное, по моему мнению, моряки оказались далеко не в худшем положении в условиях мировой пандемии COVID-19. Изолированным от мира (в физическом смысле, связь при этом не прерывалась), занятым хорошо оплачиваемой работой, нам не пришлось столкнуться с массой неприятных изменений, произошедших в мире за последние несколько месяцев. Да, приходится нервничать из-за неопределенности со сменами, но в этом плане ситуация начинает понемногу исправляться. Виден свет в конце тоннеля)

А еще хочу поблагодарить всех пикабушников, которых заинтересовал мой предыдущий пост) Большое вам спасибо, вы придали мне сил и мотивации, а также сильно улучшили настроение)

Постараюсь по возможности писать на тему работы электромехаником с некой периодичностью, идей для постов уже накопилось немало.

1220

Как не сойти с ума ?

Добрый день. Это мой первый пост. Будет много текста, да и вообще не знаю зачем я это пишу сюда, но может полегчает немного.


Итак, я моряк, работаю на танкерах в широко известной в узких кругах компании. Ушёл я а рейс в ноябре 2019 года и даже не предполагал что меня ждёт в 2020 году. В принципе, все было хорошо, до момента объявления пандемии и закрытии поголовно всех стран а марте-апреле 2020 года. В конце марта я уже отработал 4 мес из своего 5ти месячного контракта (5+-1 если быть точно, но минус бывает редко, это всегда 5 мес и до 6) и увидев новости, что страны закрываются, воспринял их как несерьезные и что «по-любому же к маю все откроется». Как же я ошибался. Когда я закончил 5 месяцев, то мы были в Бельгии, но узнать домой не получилось. Мы получили переход на Китай и эта новость сразу меня мягко говоря не обрадовала. Итак дальнейшие события - на переходе в Китай, абсолютно все страны, где в обычных условиях можно списаться, оказались закрыты - Гибралтар, Суэц, Шри-Ланка, Сингапур. И вот 13 июня мы пришли в Китай. Груз не прошёл анализ и мы просто ждём на якоре. Ждём непонятно чего. Идут недели, я понимаю, что сил уже просто не остаётся. 6 мес, 6,5, 7 мес. Мы до сих пор в Китае.


Вы спросите, а почему в Китае ты не поехал домой ? Да потому, что им насрать на людей. Не разрешена смена экипажа. Даже по медицинским причинам. Вот так вот. Вот так я осознал, что мы не моряки, а собаки дворовые, на которых всем насрать. Хотя, как многие знают 90% всех грузов перевозится морем и в самом начале пандемии, моряки официально были призваны «ключевыми работниками». Как оказалось, все это чего и чепуха. Нас позиционируют как обычных туристов и Большинство стран просто не разрешает смену экипажа.


И 6 июля меня просто добивают новостью, что мой лучший друг, самый мне близкий человек с детства, Мой брат погиб. Его сбила ночью машина.


Теперь во мне только эмоции, которые уничтожают меня - страх, боль, опушение, грусть. Я не могу спать по ночам, я постоянно думаю об этом. Мы до сих пор на якоре, я почти 7,5 мес в рейсе и никто ничего не знает, когда нас отправят домой. У меня сердце болит, дурные мысли в голове. Как не сойти с ума ? Успокоительных нет, на судне сухой закон, соответственно алкоголя нет. На берегу не был с декабря 2019 года. Держусь из последних сил, как бы это не звучало, но так и есть. Каждый день - это пытка уже.


П.С. Несмотря на то, что Россия закрыта на перелёты, в неё, морякам, можно попасть домой через нашу дружественную соседнюю страну. Мне нужно лишь уехать с судна..

На данный момент смена в этом регионе есть в Сингапуре, Гонконге и Малайзии. В остальных странах либо нельзя (как в Китае) либо очень тяжело и невыполнимые требования.


Кто дочитал, спасибо. Крик души

188

"Золотой патрон" моряка Андрусенко

17 июня 1944 года, в ходе воздушного налёта немецких бомбардировщиков, моряк-балтиец Валентин Кузьмич Андрусенко из автомата подбил Юнкерс Ju 88, точно попав в кабину самолёта.

Андрусенко получил ранение, но не оставил вверенный ему пост.

"Золотой патрон" моряка Андрусенко Подвиг, Флот, Дата, Прошлое, Моряки

6 марта 1945 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за «образцовое выполнение заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками» старшина первой статьи Валентин Кузьмич Андрусенко был удостоен высокого звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая звезда» за номером 5875.

"Золотой патрон" моряка Андрусенко Подвиг, Флот, Дата, Прошлое, Моряки

Моряки - Герои Советского Союза. Слева направо: гвардии старшина 2-ой статьи Александр Сергеевич Морухов, капитан 3 ранга Александр Осипович Шабалин, старшина 1-ой статьи Валентин Кузьмич Андрусенко.

108

Первый рейс. Продолжение

"В начале хочу сказать, что я так не смог отрегулировать периодичность написания постов. Так как это не работа, а просто желание поделиться своими чувствами, то пока муза не придет, писать не удается. Так что, прошу, не обессудьте."
-Да, путь очень "веселый" и все продолжается, но об этом потом.
После выхода из Карибского бассейна, на нас напал небольшой шторм. Так бы я сейчас сказал, но тогда в моих глазах был ШТОРМИЩЕ. Крен был всего по 10 градусов, но я превращался в хамелеона, меняя цвет лица от красного до бледно-зеленого. Я героически держался пол дня, но когда поднялся на мост, то старший помощник (сейчас он уже капитан) сильно удивился и отправил меня в каюту поближе к гальюну (туалет). Кинув пару смычек и позвав Андрея из глубин, я упал лицом в подушку и продрых до утра. После был более менее спокойный переход Атлантики до Биская на котором я делал тысячи фотографий воды океана и ставил на всевозможные заставки телефона и компьютера. Вода в океанах имеет свой уникальный цвет и отличается даже от региона в самом океане. Самая красивая на моё скромное мнение - воды возле Карибского бассейна и середина Атлантики возле экватора. Она там бирюзово-нежно голубая с жемчужной пеной.
Если бы создавали мультфильмы для моряков, то тогда бы там пелось: " Не ходите моряки зимой в Бискай и в ревущие сороковые". Бискайский залив - капризная девушка, которая старается уничтожить все суда идущие к островам Великобритании. Мы тогда шли в Ирландию. Погоду на судах мы узнаем несколькими способами, но один из главных это программа (название не озвучиваю). В зависимости от силы циклонов они окрашиваются от зеленого до темно-фиолетового. Мастер, представляющий собой мужчину за 50 лет, небольшого роста с малым количеством волос и совершенно спокойным отношением ко всему. Когда он увидел, что нас ждёт в Бискае, то у него проросли волосы и зашевелились. Два огромных циклона фиолетового цвета идущие друг за другом. Сохраняя капитанское спокойствие, он сказал, что попробуем проскочить между ними. "Ахрененый план, кэп. Надёжный, как бл** швейцарские часы" - подумал я. В итоге, океан использовал наше судно как боксерскую грушу и отправлял в нокдаун каждой волной, что у него было. Закладывало на борт так, что матрос тушей в 100 кг отрывало от палубы и уносило в сторону. Через день, кэп все же решил развернуться и встать в испанской бухте Рио Де Виго.
Через некоторое время мы добрались до места назначения. Первый порт в моей жизни это Дублин. Я полюбил Дублин и продолжаю держать мечту поехать туда туристом. В те дни я пил так много Гинесса сколько мог уместить в себе. Гинесс с соседнего завода и Гинесс в киевском баре отличаются как небо и земля.
Накупив с собой пива, сидра и местного ирландского вискаря (это вам не джеймсон мерзкий) , мы отправились дальше. Приключения продолжаются...

P.S. Спасибо всем, кто прочитал. Мне очень приятно, что вам приятно это читать. Буду очень благодарен, если вы что-нибудь напишите в комментариях. Задавайте вопросы, я вам обязательно отвечу. И фотографию с моего нынешнего рейса в подарок :3

Первый рейс. Продолжение Море, Моряки, Ирландия, Текст
504

Волшебный пендаль

Служил на одном аэродроме Северного флота водитель топливозаправщика по имени Ян Аванесов. Не смотря на то, что был он большой оригинал, был он к тому же и мастером своего дела. День и ночь, в любую погоду гонял он по бетонной полосе на своём КРАЗе с огромной бочкой на прицепе и заправлял керосином всё, на что ему покажут. КРАЗ ломался редко, не смотря на возраст и моральный износ, и за это начальство воина ценило.

Родился матрос в Баку, хотя матушка его была из Латвии, а батюшка из Армении. Поэтому родители решили по честному: мама дала мальчишке латышское имя Янис, а отец, армянскую фамилию Аванесов. Получилось оригинально и интересно, может быть, поэтому чувство юмора было парню не чуждо.

Мелкие проделки матросу прощали, на губу не сажали, да и вообще наказывали редко, просто отправляли работать. Единственное, чего он не любил явно, и не скрывал того, были замполиты всех видов. Он в меру хулиганил, в меру попивал, что доставал, службой не тяготился, но при этом и задерживаться на ней особого желания не испытывал.

Как всякий правильный военный, Ян надеялся, что его, за всё то хорошее, что он сделал для укрепления боеспособности страны, долго в части держать не будут и демобилизуют с первой партией. Но не тут-то было! Прошёл апрель, май, июнь перевалил за половину, а матрос по-прежнему тянул лямку. А начальство молчало, начальству было интереснее удержать отличного специалиста подольше. Это было обидно и этому не было оправдания. Ян решил процесс ускорить. Он сорвал со своего бушлата погоны и все атрибуты военного, ходил сам по себе, и демонстративно называл офицеров на «ты», да ещё и с армянским акцентом. Ничего позитивного это ему не принесло, Про него словно забыли, как будто решили оставить его в рекрутах ещё на 23 года.

В один из июньских дней, когда из вечной мерзлоты попёрла сумасшедшая заполярная растительность, Ян приехал на обед к матросской столовой на своём топливозаправщике. Он сдвинул бескозырку на затылок, расстегнул молнию олимпийки, чтобы видна была тельняшка и, засунув руки в карманы, как и положено «дедушке» Северного флота, загремел сапогами в сторону камбуза.

В дверном проёме, раскинув руки, как на золотом сечении, лицом в зал и спиной к голодному морскому люду, стоял майор - замполит части с простой русской фамилией Козлов и укреплял воинскую дисциплину, путём недопускания населения к кормушке до строго означенного часа. Майору было невдомёк, что кроме него на аэродроме ещё кто-то работает, и отнюдь не языком. Эти кто-то хотят побыстрее поесть и хоть пол часика поспать в своих кабинах.

Ян не долго смотрел на это явное попрание немногочисленных прав матросов-авиаторов.

Взяв разгон шага за три, он отвесил специалисту по матросской психологии увесистый пинок под зад. Удар тяжёлого промасленного и прокеросиненного за два года морского сапога оторвал от земли ревностного хранителя времени, чем несколько приблизил его к пилоту стратегического ракетоносца. Майор развернулся в воздухе, приземлился и, потирая ушибленное место, посмотрел на дерзкого матроса сверху вниз совершенно бараньими от неожиданности глазами

- Чиго ты хочишь?- спросил Ян у обалдевшего от матросской борзости замполита.

- Я! Я! Я хочу, чтобы вы попросили у меня разрешения пройти! - не придумав ничего умнее, сказал майор.

- А разреши пройти!- сказал Ян, в полупоклоне разведя грязные руки, и, сдвинув майора плечом, гордо прошёл за своё место.

Эта фраза надолго стала крылатой, и к месту, и без него, пользовалась популярностью и у матросов, и у офицеров базы.

На следующий день матрос морской авиации Янис Аванесов был уволен в запас.

© Copyright: Кирилл Щетинин-Ланской, 2012  источник
128

Рауш-наркоз. Вскоре зов плоти довёл Николая до того, что он стал активно хватать женский персонал госпиталя...

(Рауш в переводе с немецкого - быстрый. Рауш-наркоз - кратковременный поверхностный наркоз, вызванный физическим воздействием)

Капитан Николай Людоедов служил в морской пехоте с удовольствием. Хотя закончил он очень приличное командное военно-морское училище, в морской пехоте он был не случайным человеком.

С детства он выделялся среди своих сверстников богатырским здоровьем, красным цветом лица и незамысловатыми шутками, над которыми сам же и смеялся безудержным смехом, напоминающем ржание подорванного коня. Каким бы видом спорта не занимался юный Коля, всюду он достигал впечатляющих успехов, а по сему адекватно не мог оценивать свой интеллектуальный уровень.

Читать книжки Коля не любил, да и некогда было парню ерундой заниматься. Но, однажды увидев по телевизору фильм про моряков, запал на морскую форму и решил про себя, что после школы обязательно пойдёт «учиться на матроса», о чём самолично известил родственников.

Вполне серьёзно полагая, что полученных на школьных выпускных экзаменах троек в единственной средней школе города Краснозадрючинск достаточно для поступления в один из лучших ВУЗов страны, Николай пришёл в приёмную комиссию, где и угодил в распростёртые объятия начальника кафедры физвоспитания полковника Баобабова.

- Такие люди нужны училищу, - сказал начальник кафедры физо кому надо.

Абитуриент Людоедов радостно и с одинаковым успехом бегал, прыгал, грёб, играл в волейбол и перетягивал канат, поэтому вскоре был зачислен на первый курс с перспективой стать через пять лет специалистом по минам и торпедам, но последнее интересовало Николая в меньшей степени.

Прыжки прыжками, но уже на первой сессии курсант Людоедов обнаружил полное отсутствие присутствия хоть капли мозга, отвечающей за накопления инженерных знаний.

- Такие люди нужны училищу, - опять тихим голосом намекнул экзаменаторам начальник кафедры физо полковник Баобабов, умевший всегда появляться в нужное время в нужном месте.

После такого недвусмысленного намёка экзаменаторы единодушно удовлетворили скромные познания курсанта Людоедова, учитывая поразительные спортивные достижения экзаменуемого. При этом Коля хохмил и веселился все пять лет, не переставая.

Так или иначе, Коля постиг смысл торпедного треугольника и дотянул до окончания училища. Оценки в его дипломе отличались умиротворяющей стабильностью и удовлетворяли всех, и Николая в первую очередь.

Но были два предмета, успехи по которым вселяли надежду в родных и близких молодого офицера. По предметам «Тактика морской пехоты» и «Физическая культура» в оценочной графе стояла оценка «Отлично». На фоне стройных рядов каллиграфически выведенных «Удовлетворительно», это выглядело вполне оптимистично.

* * *

Лейтенант Людоедов попал служить на забытый богом и начальством бомбосклад в маленьком североморском посёлке Большой Бибис в непосредственной близости от границ вероятного противника. Был он третьим офицером на базе, были, правда, ещё пять мичманов, которые от полярной тоски и тяге к романтике периодически уводили друг у друга жён, но недалеко. Причём с бурными страстями и чувствами на всю тундру. Некоторые из них страдали уже по второму кругу. Большинство детей приходились друг другу многоюродными братьями и сёстрами, так как в степени их родства родители давно запутались сами.

Недолго думая и собираясь, молодой лейтенант добавил свежую струю в прямом и переносном смысле в однообразную жизнь военнослужащих посёлка и их семей.

Он радостно окучил всех женщин, живших на базе, включая жену и старшую дочь командира склада, целого капитана третьего ранга, после чего загрустил. Ему явно не хватало спортивных побед, любимой спорткафедры и перетягивания каната на плацу по праздникам.

Перспектива стать «старым» лейтенантом Николая не бодрила вовсе, и он, повинуясь здоровым амбициям, начал обозревать североморские окрестности в надежде отыскать более интересное место службы.

Так или иначе, в одну из командировок в центр североморской цивилизации он оказался в компании бравых офицеров - морских пехотинцев, которые, увидев могучего старлея с помятыми погонами и лицом, сразу приняли его в свою компанию.

После опустошения третьей литровой ёмкости огненной воды под разговоры про службу и женщин, Николай начал понимать, что «пятнадцатилетний» капитан лучше «старого» лейтенанта, да и коллектив был ему явно по душе.

Морпехи, приняв томления старшего лейтенанта как свои, в один голос закричали:

- Давай к нам переводись, ты же наш человек, - после чего съели ещё два литра, полирнули пивом, догнались «шилом» и успокоились кто где смог.

По возвращению на ненавистный склад, Коля сразу же подал рапорт о переводе в бригаду морской пехоты, и в скором времени без особого сожаления сменил жёлтый просвет своих погон на красный. Он наповал сразил кадровика отличной оценкой в дипломе по предмету «Тактика морской пехоты», который он в первый раз предъявил без малейшей доли стеснения. Пройдя все перипетии оформления, он снова с удовольствием начал бегать, прыгать и всячески играть в войнушку, чему сам радовался необычайно.

Правда, с женщинами стало сложнее, так как ослабленных службой в бригаде не было, некоторые даже не укачивались. Подруги офицеров тоже были весьма не слабого десятка. Привычку Людоедова направо и налево размахивать «кожаной шашкой», не деля население на своих и чужих, новые сослуживцы не одобряли и тихо посоветовали Николаю держаться.

Совсем недолго прокомандовав взводом, Николай получил капитанскую звезду и стал командиром роты. Отдельные знания по специальности всё-таки закрепившиеся в его мозгу, всплыли весьма кстати, и поднимали его рейтинг в глазах коллег, пришедших на флот в основном из пехотных училищ.

* * *

Служба бойца морской пехоты невозможна без полевых учений. Как-то раз на очередных учениях среди тундровых мхов и камней капитан Людоедов умудрился испачкать в каком-то дерьмище свои новые ватные штаны. Офицеру морской пехоты свойственна подтянутость и аккуратность даже в боевых условиях.

Недолго думая, Коля открыл бензобак своего ГАЗ-66 - «Шишиги» на языке военнослужащих - насосал бензина в банку из-под тушёнки и принялся яростно оттирать от грязи заднюю часть своих великолепных штанов.

Матросы его роты отдыхали у чахлого костерка, где их непосредственный начальник и решил ускорить процесс высыхания важнейшей части своего полевого мундира.

Присев на корточки в непосредственной близости от источника открытого пламени, капитан Людоедов мгновенно полыхнул задней частью своего костюма как подбитый бомбардировщик. Он от чего-то даже не испугался произошедшего, более того, это его безумно развеселило. Пытаясь затушить пламя, он принялся бегать и прыгать из стороны в сторону, колотить себя руками и елозить задом по замшелым валунам, при этом, радостно гогоча, как будто не горел, а парился в бане.

Матросам, проявив сноровку, всё же удалось повалить яростно отбивающегося командира и погасить пламя, но тлеющая вата командирских штанов в процессе стягивания всё же успела поджарить ягодицы, задние поверхности бёдер и ещё кое-какие нужные причиндалы их весёлого ротного.

Ему сделали обезболивающий укол промедола, положили на живот в кузов «Шишиги», прикрыли какой-то сухой ветошью и рванули по просёлку на полной скорости в сторону госпиталя. Растопырившись в кузове как паук-крестовик, Коля дымил голым обугленным задом, постанывая и периодически взрываясь хохотом сквозь слёзы, как будто наблюдал со стороны за самим собой.

- Это у него нервное, - объяснял трясущимся в кузове матросам сопровождающий обгоревшего прапорщик.

Перед самым госпиталем капитан Людоедов потерял сознание.

* * *

- Да-а-а, третья степень А, однозначно, впрочем, коллеги, скорее третья Б, но жить будет, - единодушно решил консилиум флотских врачей, после чего было назначено максимально эффективное лечение.

Жизнь Николая Людоедова в госпитале протекала, главным образом, на животе. Ему своевременно меняли повязки, и раз в неделю иссекали омертвевшие ткани на пострадавших местах. Процедура с поэтическим названием некрэктомия длилась 10-15 минут под общим наркозом, и делом была весьма малоприятным.

Заповедные места, пострадавшие в меньшей степени, регулярно смазывались и заживали сами собой, причём гораздо быстрее остального организма.

Похожие поначалу на хорошо прожаренную яичницу с колбасой, они беспокоили капитана своим цветом и перспективой самоампутации при резких движениях, но вскоре молодой организм пошёл на поправку, и органы, на которые оказывалось повышенное давление, стали беспокоить Николая совсем по другому поводу.

Но в силу положения, поразить женский медперсонал лечебного учреждения своими скрытыми достоинствами капитан Людоедов возможности не имел.

Вскоре зов плоти довёл Николая до того, что он стал активно хватать женский персонал госпиталя, имевший неосторожность попасть в радиус действия его огромных ручищ, за филейные места. Медсёстры заходили сзади, но и это их не спасало от вездесущих рук, маявшегося от постоянного давления на ретивый орган, морского пехотинца. Даже семидесятилетняя санитарка баба Шура была прихвачена обгоревшим бойцом за некоторые места, о существовании которых последняя давно забыла сама.

- Вот же позорище, проститут вездесущий, а ещё ахфицер! - возмущённо вскрикнула испуганная санитарка, грохнув об пол судно с продуктами жизнедеятельности самого проститута. Обрызганный ловелас ржал на всю палату как малолетний хулиган, радуясь своим проделкам.

Госпитальная администрация в лице начальника госпиталя полковника Витамингера и всех его заместителей не раз настоятельно просила выздоравливающего умерить свою похоть, обещая сообщить командованию бригады, где служил капитан, о нездоровых наклонностях Людоедова, но это только распаляло охотничий азарт весельчака.

Но час расплаты наступил! Неотвратимо и неожиданно, как это всегда и происходит.

Перемещаемый по коридору на каталке в операционную двумя выздоравливающими матросами Николай заметил впереди по коридору женскую фигуру, явно до сих пор не охваченную его вниманием.

Непроинструктированные о пагубных наклонностях перевозимого пациента матросы пилотировали каталку, не думая о плохом, как вдруг перевозимый вытянул руку и похлопал даму с видимым удовольствием чуть пониже спины. Дама остановила каталку и резко обернулась.

Смехоржание Людоедова резко оборвалось, матросики вытянулись по стене коридора.

Перед ними с внезапно проступившим румянцем негодования на щеках стояла интересная женщина лет тридцати пяти, и не просто женщина, а майор медицинской службы, и не просто майор, а врач-анестезиолог госпиталя.

- Да, что вы себе позволяете! Как вам не стыдно! - возмутилась женщина - Вы, капитан Людоедов, явно перегнули палку! Вас, как я вижу, на процедуру везут? Так вот, все манипуляции над вашим многострадальным задом с этого момента будут производиться без обезболивания, чтоб неповадно было! Впрочем, я погорячилась, это негуманно, будет вам рауш-наркоз, вот тут-то вы и повеселитесь! Следуйте в операционную, товарищи матросы, - обратилась она к оторопевшим транспортникам.

Матросы с места врубили повышенную передачу, и Николаю пришлось судорожно вцепиться в края каталки, чтобы не вылететь на вираже.

* * *

У открытой форточки перед входом в операционную стоял худой и высокий, но спокойный как слон, старший лейтенант медицинской службы Прохор Денисов. Доктор смотрел на серые, унылые сопки и курил странно пахнущую сигарету, не снимая перчаток, но, держа её хирургическим зажимом. Он мысленно бродил по широким проспектам родного города - колыбели трёх революций и понимал, что ему жутко хочется на «дембель», и так утомительно носить гордое звание военного врача, что хоть вой.

И вообще, последнее время урология как отрасль медицины интересует его гораздо больше, чем по глупости обгоревшая задница озабоченного капитана, да и денег приносит несравнимо больше.

- Грузите тело на стол, - расслабленным голосом сказал врач.

Молчавший всё это время недопустимо долго для своей энергичной натуры пациент выглядел как-то странно, шевелил губами, явно пытаясь что-то спросить, но, стесняясь это что-то произнести неправильно.

- Товарищ старший лейтенант, а что такое рауш-наркоз? - как-то необычно тихо для себя спросил Николай.

- О-о-о-о, как всё непросто! - с интонациями просветлённого произнёс доктор, догадываясь, что этот вопрос задан явно неспроста.

Как и все военные врачи, доктор Денисов обладал своеобразным юмором.

- Знаете ли, любезный, лет эдак сто тридцать тому многие граждане нашей страны не ездили к туркам отдыхать, а ездили в Крым их, проклятых, воевать. Так вот, в те стародавние времена жил-был такой доктор Пирогов, который очень любил и жалел простых русских матросов, которые, собственно, этого турка и воевали. Воевали они воевали, но периодически получали от супостата то штыком, то пулей, то осколком, а это, согласитесь, весьма больно и неприятно.

Доктор Пирогов их лечил, и для этого иногда резал.

Матросикам было больно, и они от этого умирали. А наркоз тогда ещё не изобрели. Так вот, был у доктора специально обученный матрос, который специальной колотушкой слегка ударял раненого в специальное место на голове. От этого раненый отключался и не чувствовал боли, тем самым не мешал доктору себя оперировать, и, соответственно, не погибал на операционном столе, на котором вы в данный момент имеете честь пребывать, - расслабленно закончил доктор краткий экскурс в историю.

- А сейчас .... - начал было задавать вопросы Людоедов, но в этот момент в операционную вошла женщина-анестезиолог, и смущённый Николай отвернулся и замолчал.

Подготовка к процедуре шла своим чередом. Коля сосредоточенно сопел и думал о чём-то своём. Неожиданно в поле зрения пациента появилось нежное создание, которое Николай видел впервые. Создание совсем недавно окончило медучилище и очень старалось. Девушка стояла совсем рядом и раскладывала на подносе хирургические инструменты. Как в замедленном кино рука страдальца сама, непроизвольно, как будто жила своей отдельной от остального организма жизнью, вдруг потянулась к юному созданию и легла девушке на бедро.

Девчонка от неожиданности ойкнула, дёрнулась в сторону, и, свалив на пол поднос с инструментами, запнулась и начала заваливаться, пытаясь удержаться от падения хоть за что-нибудь. Задетая при падении сестрички стойка с подвешенными на хлипких бинтиках бутылками с физраствором не устояла и понеслась вниз, повинуясь законам физики. Удар пришёлся как раз в то место, о котором только что Николаю рассказал доктор.

Крепкий череп капитана Людоедова выдержал рауш-наркоз! Последнее, о чём успел подумать Николай на пути в нокаут, была мысль: «Не обманула, контра!»

И свет померк.

* * *

Пациент обошёлся без общего наркоза.

Многие заметили, что после последней процедуры капитан Людоедов стал какой-то тихий и задумчивый. Внезапное спокойствие полового агрессора в первую очередь отметили дежурные медсёстры, которым чаще других приходилось приближаться к больному на расстояние постановки укола. Вместо обычных непристойных действий Николай попросил принести ему из библиотеки госпиталя книгу по истории военно-полевой хирургии, которую, не отрываясь, прочитал за одну ночь.

Прошло полтора месяца. Капитан Людоедов быстро выздоравливал, стремительно обрастая новой кожей, при этом так увлёкся чтением, что к выписке прочитал все книги, что нашлись в библиотеке по выбранной тематике.

Придя после выписки из госпиталя в родную бригаду, он устроил грандиозный сабантуй по случаю своего возвращения к привычной жизни, но пил мало, всё больше беседуя с начальником медслужбы, явно мешая последнему спокойно отдыхать.

Коля уже почти безболезненно мог сидеть, но периодически предъявлял опалённые места бригадному доктору, с которым вскоре особенно сблизился на почве внезапно обретённого знания в области истории военной медицины вообще, и проблем обезболивания в частности, и даже стал выпивать с доктором чаще, чем с остальными.

Вскоре он сделал предложение той самой молоденькой девушке-медсестре, из-за которой так красиво получил сеанс старинного обезболивающего, по простоте душевной предположив, что некосметические рубцы и залысины на его боевом заду никогда не обрастут буйным волосом, но вряд ли испугают настоящего военного медработника в повседневной жизни.

Ухаживания его были молниеносны и напористы, как атака морской пехоты. Однако невеста его наотрез отказалась менять фамилию и пожелала остаться как в девичестве Машей Витамингер.

Коля был так рад, что совсем не обиделся.

©: Кирилл Щетинин-Ланской

Показать полностью
87

Мишка на Севере. Гутен морген, Карл Иваныч! Ёп, ядрёна мухобойка, ты прикинь, какие бабки мы козе под капсюль пустили...

Есть много удивительных мест на Земле, о существовании которых большинство людей даже понятия не имеет. Между тем и в этих забытых богом местах живут и работают люди, многие из них вполне довольны жизнью и собой, и никуда из этих медвежьих углов уезжать не собираются.

Одним метельным майским днём из тёплого и душного чрева ИЛ-18 на бетонную полосу аэродрома посёлка Чокурдах спустилась по трапу группа товарищей даже отдалённо не напоминающая местное население, не смотря на то, что почти все они были обуты в кирзовые сапоги.

- Из Питера? На Белую Гору? На практику? Идите вооон к тому АН-2, это за вами прислали! - радостно сообщила прибывшим дежурная по аэропорту, одетая в форменное аэрофлотовское пальто, малиновую вязаную шапку и ярко-зелёные спортивные штаны с лампасами.

Несмотря на позёмку, пронизывающий ветер и температуру около -10, её вызывающий наряд дополняли лакированные сапоги-чулки с облезлыми от мороза голенищами и правым сломанным каблуком, при ходьбе элегантно выгибающимся назад, что придавало особую пикантность всему наряду девушки.

Ошарашенные радостной простотой приёма практиканты, молча, двинулись через всё поле к одиноко стоящему на краю «кукурузнику».

* * *

Надо честно сказать, что группа будущих инженеров-судомехаников появилась в этих краях по зову кошелька. Часть народа, выпучив глаза от счастья, рванула на практику на суда загранплавания за сущие гроши, поддавшись на видимую престижность процедуры. Меньшая, но, более прагматичная часть населения решила, что на заграницу они своевременно насмотрятся, а сезонный заработок в Сибири, с её постоянным кадровым голодом, в рублёвом эквиваленте будет гораздо выше, чем валютно-шмоточная выручка сокурсников.

И они оказались правы!

Моряков в небольших сибирских пароходствах не хватало катастрофически. С учётом северных надбавок и обработок недостающих членов экипажа, зарплата была очень даже приличная.

В салоне маленького самолёта температура была аналогична забортной, но, к счастью, ветра не было. Ребята уселись на лавочки вдоль бортов. Между ними, на полу стояли коробки с куриными яйцами, накрытые страховочной сеткой. Из кабины пилотов выглянула рыжеволосая и жутко конопатая физиономия пилота.

- Ну, что, тронулись, помолясь! - весело крикнул он пассажирам и запустил двигатель. В салоне стало заметно теплее.

Он был не многим старше своих пассажиров, видимо совсем недавно окончил лётное училище. Судя по постоянному смеху и шуточкам - прибауточкам, доносящимся из-за штурвала, был он хроническим весельчаком. Впрочем, на Севере много таких самородков, без их незамысловатого юмора через месяц от тоски завоешь, а с ними бесплатная клоунада каждый божий день обеспечена.

Ещё через пару минут, многие убедились в правоте первого впечатления.

Пилот то добавлял, то сбрасывал обороты, мотор завывал, как бешенный, но самолёт категорически отказывался трогаться с места.

- Примёрзли, шишка моржовая!- коротко бросил командир второму пилоту, якуту с плоским лицом и узкими глазами аборигена. Пилот - абориген, не проронив ни слова, прыгнул, как Тарзан, на коробки с нежным продуктом, обеспечив естественный бой при транспортировке, и метнулся куда-то в хвост лайнера.

Раздался грохот раскидываемых железяк, спустя минуту откуда-то из-под коробок, как чёрт из табакерки, выскочил второй пилот и помчался, хрустя плодами куриных усилий, по коробкам к двери с огромной колотушкой в руках.

Мотор ревел, пилот-якут с остервенением колотил по лыжам, крепко примёрзшим к заснеженной полосе. Самолёт вдруг судорожно дёрнулся и заскрипел лыжами по полосе. В распахнутую дверь сначала влетела боевая колотушка, а потом, как бабуин, запрыгнул и сам пилот, для которого, судя по всему, эта операция была вполне привычной.

- А знаете, мужики, почему хорошо быть командиром? - извернувшись в кресле, прокричал в салон рыжий пилот.

- Не надо с колотушкой по морозу бегать! - и заржал, как жеребец. Второй пилот, даже не запыхавшись, занял своё место, и самолёт взлетел.

* * *

От Белой Горы до Восточносибирского моря шестьсот километров по петляющей по тундре Индигирке, а напрямую лёта два часа. Пока пилотировал Рыжий, самолёт летел ровно, без виражей и воздушных ям. Но как только управление брал на себя Национальный Кадр, самолёт начинало мотать во все стороны, судорожно трясти и кидать в воздушные ямы.

- Командир, убери с руля этого двоишника! - на очередном вираже закричала в один голос часть пассажиров. Вторая часть несчастных с утробным рыком заполняла гигиенические пакеты.

Последний вираж, резкое снижение и мотор выключился. Кажется, что всем, включая даже самых неукачивающихся, было уже всё равно.

Вместо того, что уже давно ожидал измученный перелётом народ, а именно: пике, штопор и конец земным мучениям, самолёт мягко коснулся полосы, загремев лыжами по редким гравийным проталинам.

Южное побережье Северного Ледовитого океана - это другая планета.

Обветшалые двухэтажные домики на сваях, вбитых в вечную мерзлоту. «Курятники» общественных удобств, с художественно торчащими бурыми сталактитами из продуктов человеческой жизнедеятельности, в подставленных снизу железных баках, подтверждающими извечную аксиому: наш человек может вполне комфортно жить где угодно.

Горы двухсотлитровых бочек, уложенных в пирамиды на берегу реки, десятки отслуживших свой срок дизелей, стоящих ровными рядами, и спирт в прозрачных поллитровках на полупустых полках единственного магазина, по восемь рублей двенадцать копеек за порцию. Как сказал один поэт, возможно даже местный, «... это Север, край неповторимый...».

В тамбуре при входе в убогий магазин, давно не бритый, дурно пахнущий гражданин с нездоровым сизым носом, в огромной кепке и калошах, одетых прямо на вязаные носки, торгует помятую, подмороженную клубнику, выращенную явно не своими руками, по пятьдесят рублей за килограмм. Торговля не идёт, местное население не спешит отовариваться весенним лакомством. Они больше привыкли к оленине, конине и строганине из омуля, в ассортименте представленными на прилавке, их не обманешь. Из деликатесов - килька в томате и солянка из кислой капусты.

Это бодрит!

* * *

Даниил и Андрей получили в отделе кадров направление на танкер СПН-711. Судно было простым, универсальным и отлично подходило для работы в этих местах.

Внутри корпуса судна находились грузовые топливные танки, а на палубе, в огромной «ванне» можно было перевозить всё, что угодно.

Андрей был родом из Петрозаводска и очень гордился тем, что в его краснокожем паспорте русские слова были продублированы на финском языке, так как у карелов нет своей письменности. По сему, в узких кругах сокурсников он носил прозвище, товарищ Ёпаролайнен, иногда сокращаемое друзьями до неприличного Ёп, или более ласкового - Дрюня, что, в общем, сути не меняло, и парня не обижало.

Данила все три года срочной службы на Северном флоте прослужил на подводной лодке.

Друзья звали его Кокер, потом стали звать его просто Джо, может быть потому, что служил он коком, а может потому, что имел от природы низкий, чуть с хрипотцой голос. Не смотря на военно-кулинарную юность, через пару лет он собирался стать нормальным судовым механиком.

Дрюня отдавал священный долг Родине в морчастях погранвойск, так что на почве своего военно-морского прошлого, ребята и сблизились.

В первых числах июня танкер, загрузив в танки восемьсот тонн авиационного бензина, двинулся вверх по реке к устью речки Мома, где круглый год в любую погоду артельщики мыли золотишко.

Несмотря на кажущуюся глушь, с началом навигации по берегам Индигирки закипела жизнь. Танкер упорно шёл вверх, преодолевая пороги с помощью дежурного буксира, оставляя за кормой хижины рыбаков по берегам, древние погосты, огромные антенны локаторных станций и полуразрушенные бараки сталинских лагерей.

Весь июнь по большой воде во все населённые пункты, расположенные вдоль реки, скорыми темпами завозилось всё, включая строевой лес. В этих местах кроме чахлых лиственниц, которые местные называли чепыжником, и не росло ничего приличного. А это добро только в печь и годилось.

В июле вода спала, и вместо топлива пароход стал возить в порт гравий, который день и ночь черпал со дна реки плавучий кран.

Однажды из грейфера посыпались какие-то кости, и вместе с ними громыхнуло по палубе огромное кривое бревно.

- Ну, мужики, повезло вам! - закричал из кабины крановщик.

- Рог мамонта поймали! - все моряки бросились на палубу рассматривать улов. В куче гравия среди костей лежал бивень мамонта, длинной почти три метра.

В последующие недели весь экипаж был занят расчленением и дележом добычи. Острая и наиболее хорошо сохранившаяся оконечность по умолчанию досталась капитану.

Потом рог распилили на большие части по десять - пятнадцать килограмм и начали вываривать в сорокалитровом бачке на камбузе. При распиловке бивень вонял нестерпимо, а при варке и того круче, но это было необходимо сделать для того, чтоб кость, пролежавшая тысячи лет без доступа воздуха, не растрескалась, стала мягче и имела товарный вид, пригодный для изготовления поделок. После этой процедуры, мотористы начали пилить большой кусок на медальоны с помощью ножовки па металлу. Ходили слухи, что в аэропортах это богатство могут отнять пограничники, ну уж больно хотелось оставить на память о Севере такую шикарную вещь.

Эта тяжёлая работа в свободное от вахты время в скором времени утомила обоих. Ребята и так работали вдвоём, обрабатывая ставку третьего моториста и повара за одно, которого на судне то же не было. Оставшимся куском практиканты стали подпирать дверь в каюту.

Вскоре на этот реликт просто перестали обращать внимание.

* * *

Наступил август. Началась арктическая навигация. На бар в устье Индигирки пришёл караван морских судов. Морским путём сюда доставлялось все, начиная от стройматериалов, леса и топлива, и заканчивая одеколоном и клеем БФ, и то, и другое, кстати, вполне годилось и для питьевых целей, когда запасы алкоголя ближе к весне, истощались.

Милях в пяти к северу лежал в дрейфе и маячил красной, как морковка, надстройкой атомоход «Арктика», который и привёл этот караван. С десяток пароходов день и ночь перегружали содержимое своих трюмов на речные суда, практически всё, что было необходимо местному населению, чтобы пережить долгую полярную зиму.

Между судами по льдинам, как по улицам небольшого посёлка, неторопливо бродили десятки белых медведей, абсолютно не обращая внимания на грохот выгрузки, визг лебёдок судовых кранов и крики работающих матросов.

Хозяева Арктики, задрав чуткие носы, ждали, когда коки сыпанут за борт камбузные отходы: рыбьи головы, кости и прочую дребедень. Выглядели они довольно мирно, но некоторые особенно пытливые, пытались вставать на задние лапы и дотянуться своим любопытным чёрным носом до среза верхней палубы. Когда степень медвежьей дерзости переполняла чашу терпения моряков, мохнатых гостей отгоняли мощными струями из пожарных рукавов, но Умкам эта игра скорее нравилась, чем отпугивала от борта.

* * *

Танкер СПН-711 шёл от приёмного буя к танкеру «Ленанефть», который стоял чуть в стороне от разгружающихся сухогрузов. Данила готовил на камбузе борщ из лосятины с кислой капустой и сушёными ингредиентами. Борщ пузырился на плите, а сам кок задумчиво глядел в безоблачную морскую даль через открытый иллюминатор и грыз хрящик. Рядом с тёплой плитой в большой миске стояла опара, из которой Данила предполагал выпечь несколько буханок хлеба, но в скором времени понял, что это вряд ли получится. Трупы дрожжей, случайно обнаруженные им в дальнем углу провизионки, категорически отказывались возбуждать тесто.

Неожиданно во рту что-то хрустнуло, и Кокер увидел впившийся в хрящ, кусок собственного зуба.

- Беда, ёшкин хобот, цингу подцепил, что ли, от нехватки витамина Ю, однозначно! Не к добру это всё! - недогрызенный остаток хряща полетел за борт вместе с частью организма Данилы.

- Хоть что-то от меня здесь на память останется, хотя всё равно обидно! - становилось абсолютно ясно, что обедать команде сегодня придётся без хлеба.

От безысходности он всё-таки положил вялое тесто в формы и засунул в духовку. Результат добил Данилу окончательно. Вместо румяных воздушных буханок, из формы вывалились тяжёлые унылые кирпичи.

- Вот же измена! Явно сегодня не мой день, - подумал повар и принялся открывать ножом банку с «вечными» сухарями. Поднимая жестяную крышку банки, он глубоко порезал руку рваным краем.

- Как пить дать, засада какая-нибудь случиться, - окончательно огорчился парень и пошёл звать население к столу.

* * *

Погрузка топлива закончилась быстро. Небольшой танкерок сел в воду почти по самый привальный брус, вровень с плавающими вокруг льдинами. Дрюня и Данила сидели в рубке, и пили чай из больших металлических кружек. Они по очереди смотрели в бинокль на то, как грузились соседние суда. Из динамика судового проигрывателя надрывалась певица Валентина Легкоступова и голосила на всю рубку про то, как тоскливо одной стоять на берегу, когда на теплоходе музыка играет. За прошедшие месяцы эти вопли достали всех моряков, но другие пластинки напоминали, в основном, о том, что Ленин всегда живой, и поэтому весь экипаж танкера относился к известному наизусть хиту философски. При таком скудном репертуаре, и вечно орущие бакланы за бортом - хор имени Пятницкого.

Вдруг Даня заметил, что челюсть друга - Ёпаролайнена начала медленно отвисать, глаза стали круглыми, как пятаки, а недопитый чай из кружки тонкой струйкой полился на палубу.

- Данила, ядрёный пупсик, у нас по палубе медведь гуляет! - ужас в его глазах был самым, что ни на есть натуральным.

Мотористы почти одновременно автоматически потянулись к кнопке авральной сигнализации. Через минуту на мостик вбежал капитан и голый до пояса старпом, молодой и рьяный недавний выпускник Якутского речного училища по фамилии Петухов.

Вид гуляющего по палубе огромного белого медведя никого не обрадовал. Стоило зверю подняться по двум трапам, и он оказался бы прямо у хлипких дверей почти полностью остеклённой рубки.

- Если он сюда доберётся, то всю рубку разворотит, и нагадит ещё. Они это любят, - подал голос Петухов. Четыре здоровых мужика стояли и молча, смотрели вниз, судорожно соображая, что же можно предпринять. Вариант с карабином даже не рассматривался, убийство белых медведей уголовно наказуемо. На соседнем танкере то же заметили медведя. Экипаж «Ленанефти» стремительно отдал швартовы, поднял якорь, и судно отошло, оставив коллег самих решать проблему сохранения полярной фауны. Всё случилось так быстро, как будто это было не большое нефтеналивное судно, а маленькая моторная лодка.

Медведь на палубе задрал морду и начал водить носом по ветру.

- Почувствовал, гад, человечину, - угрюмо сказал Мастер, который жил на Севере постоянно и был опытным охотником. Медведь вразвалочку начал двигаться в сторону трапа, ведущего на второй ярус надстройки.

- Все двери задраены, но если он сюда залезет, то к нам всем песец полярный прибежит, - сделал полезное заключение лесной человек Ёп, тоже не чуждый искусству охоты.

- А давайте ему Петуха кинем, это его потный дух мишка чует, - предложил Данила, имея в виду старпома, который нещадно гнобил практикантов по службе, утверждая своё положение на судне перед питерскими, хотя был младше их по возрасту, и в армии не служил.

Молодой старпом шутки не понял и забился в угол, обхватив руками локатор.

Неожиданно из динамика рации раздался искажённый помехами голос капитана, проходящего мимо буксира, обращённый к капитану СПН-711.

- Валерий Иванович, давай я твой зверинец из ракетницы пугану!

- Ты, что Петрович, мыла объелся! У нас почти тысяча тонн бензина в танках! Ты так медведя пуганёшь, что потом сутки наши потроха багром вылавливать будешь! - закричал в микрофон, разом вспотевший от предложения доброго товарища, капитан.

Между тем медведь всё ближе подбирался к трапу, поводя носом над палубой.

Вдруг на карело-финского лесовика Ёпаролайнена внезапно снизошло озарение.

- Джо, давай за мной в машину! Сейчас мы его причешем! - заорал он на всю Сибирь и рванул вниз по трапу со скоростью торнадо.

Скатившись по узкому трапу в машинное отделение, Дрюня покрутил головой, и, ухватившись за тиски, закреплённые на верстаке, стал пытаться оторвать их.

- Андрюха, они на болтах! - заорал Данила, пытаясь перекричать работающий дизельгенератор.

- Еп, я всё понял! - он схватил в охапку все железяки, что попались ему на глаза: пару ломов, кувалду и разводной ключ.

Дрюня выскочил из машинного отделения на жилую палубу с пустыми руками. Единственное, что было пригодно для его замысла - запасная крышка цилиндра главного двигателя, была слишком тяжела.

И тут он увидел кусок мамонтового бивня, удерживающего дверь каюты в открытом состоянии. Издав индейский победный клич, он схватил его и бросился вверх по трапу в ходовую рубку.

Между тем, михельсон, стоя задними лапами на палубе, уже лежал брюхом на трапе, занимая всю его длину.

Он неторопливо, как будто плавая, двигал поочерёдно передними и задними лапами, пытаясь вползти мохнатым пузом на палубу второго яруса надстройки. Его огромная башка, с двигающимися во все стороны ушами, сантиметр за сантиметром, поднималась над верхней ступенькой трапа.

Карело-финский медвежатник огласил населению план борьбы с супостатом, в нём проснулся бывший пограничник.

- На счёт три, я бросаю перед его мордой железяки, ты Джо, максимально прицельно метни бивень в его череп, а ты Петухов, дави на авральную кнопку и гуди тифоном. Командуй, Валерий Иваныч, - соблюдая субординацию, обратился он к капитану.

Охотники встали по номерам.

- Все готовы?....Три!!! - диким голосом заорал Мастер.

Перед мордой медведя с грохотом рассыпались ключи и ломы, как резиновая запрыгала кувалда. Зазвенели звонки авральной сигнализации, раненным слоном загудел воздушный тифон. Данила, размахнувшись, что было сил, запустил куском бивня в медвежью голову с трёхметровой высоты. Бивень гулко врезался в медвежий череп, высоко подскочил, и улетел в мутные воды Восточно-Сибирского моря.

Мишка от нападения сверху со всего размаха ударился носом о верхнюю ступеньку трапа, и на брюхе съехал обратно на палубу. Испуганно подскочил, и, разбежавшись, бросился за борт, только брызги полетели!

- Мужики, пулей вниз, дизеля запускать. Старпом - на якорь! Быстро уходим, пока он не очухался, и своих дружков нами ужинать не привёл! - но все и сами знали, кому куда бежать, и какие ручки дёргать.

Через несколько минут загрохотали дизеля, якорь вполз в клюз, и танкер малым ходом пошёл вперёд.

Все, как-то разом успокоились. Мотористы уселись на камбузе попить холодного компота, и тут Данила увидел буханки непропеченного хлеба.

- Андрюха, хватай буханки, пошли на палубу.

Ребята, схватив чуть прихваченные коркой кирпичи, выбежали наверх. Судно заканчивало делать оборот вокруг большой льдины, по которой вразвалочку брёл обиженный бивнем по башке Умка.

- Вот тебе утешительный приз, косолапый! - закричал ему Джо, и запулил в него тяжёлой буханкой. Две буханки попали в мохнатый медвежий зад, ещё две упали перед его мордой. Мишка обнюхал добычу, поковырял её когтем, потом как-то ловко подвернул под себя задние лапы, сел на них, как маленький ребёнок, и, обхватив передними горбушку, начал её неторопливо грызть.

- А ведь он сейчас вполне мог обедать нами, - вполне серьёзно произнёс Ёпаролайнен.

- Не повезло бродяге, сегодня у него вегетарианский обед, - ответил Кокер, и друзей разобрал нервный хохот, после пережитого стресса.

* * *

В конце сентября закончилась навигация и практиканты, получив устную благодарность начальника порта и приличные деньги, вылетели в Москву обратным рейсом, с посадкой в Тикси и Игарке.

В душном салоне самолёта стоял напоённый специфическими миазмами дух сезонных рабочих. Несколько раз стюардесса по трансляции передавала убедительную просьбу экипажа и лично командира корабля, всем мужчинам одеть обувь. До Москвы было двенадцать часов лёта.

Андрей спал, а Данила листал полусвежие московские газеты.

На последней странице какой-то газетёнки, ему попалось на глаза объявление, от которого у него встали дыбом волосы на голове и бороде одновременно.

«..... художественные мастерские принимают у граждан и организаций слоновую кость по сто долларов за килограмм, и кость мамонта в хорошем состоянии по триста долларов за килограмм. Расчёт на месте. Адрес. Телефон...».

Он ткнул локтем спящего товарища.

- Гутен морген, Карл Иваныч! Ёп, ядрёна мухобойка, ты прикинь, какие бабки мы козе под капсюль пустили! Знал бы заранее - голыми руками порвал бы зверька! А я ему, козлу, ещё и хлеба дал! - и указал приятелю на объявление в газете.

Оба дружно расстроились, с горя достали припасённую, как сувенир, бутылку спирта, хлебнули прямо из ствола и занюхали рукавами бушлатов.

Потом оба забылись в липком сне, и Даниле приснилось, что он собственными руками выталкивает за борт какого-то ржавого парохода пятилетний «Фольксваген - Гольф».

В аэропорту все тепло простились друг с другом, и разбежались по своим направлениям, до первого ноября догуливать полагающиеся каникулы, перед началом нового учебного года.

На Ленинградском вокзале Даня зашёл в унылую «забегаловку», и попросил у обильной девушки за барной стойкой чашку кофе и пару конфет. За соседним столиком пристроился мутный дедулик, и, с видимым удовольствием, лакомился недоеденными более привередливыми пассажирами, пирожками.

Официантка принесла чашку и небольшое блюдечко, на котором лежали две конфетки «Мишка на Севере».

Пейзаж на обёртке кондитерских изделий напомнили о недавней потере. Даниил одним глотком выпил кофе, и с досадой шибанул кулаком по столу, расплющив конфеты прямо в фантике.

- Ты, енто, чегойто продукт переводишь, мил человек? - таинственно спросил невнятный дедушка в потёртом клетчатом пальто вечного привокзального странника.

- Извини, дед, что напугал, угощайся, - Данила кивнул деду на пару расплющенных конфет на столе.

- «Мишка на Севере» - вкусные конфеты, - хитроглазый дедушка сгрёб шоколадную труху в заскорузлую ладонь.

- И не говори, подруга, у самой муж пьяница! - грустно пошутил Даня, встал из-за стола и уныло побрёл в сторону платформы.

Много лет спустя он увидел сотни касаток и дельфинов в Гибралтарском проливе. Десятки китов, шумно пускающих фонтаны серебристых брызг посреди Атлантики. Тысячи морских котиков на островных пляжах у берегов Канады и стаи акул в Мексиканском заливе. Но больше никогда в жизни не довелось ему ещё раз увидеть, бродящие по бескрайним Арктическим льдам, стада белых медведей...

Краткий словарь специальных морских терминов.

Чокурдах - посёлок в Якутии, недалеко от устья Индигирки при впадении её в Восточно-Сибирское море. В нём имеется военный аэродром, пограничная застава и метеостанция. Прелестное местечко!

Бабуин - такая обезьяна. В Якутии не водится.

СПН - самоходное, палубное, наливное. Универсальное судно, с успехом эксплуатирующееся на Сибирских реках и в прибрежных морских районах. Обслуживается минимальным экипажем.

Мастер - капитан судна.

Река Мома - около 1100км. вверх по Индигирке, недалеко от полюса холода. Дикие места при полном отсутствии советской власти.

Грейфер - грузозахватное приспособление для погрузки сыпучих грузов, и переправки людей на берег с нарушением Правил техники безопасности.

Бар - мелководный морской участок в устье рек. Проход по нему осуществляется по фарватеру, в начале которого установлен приёмный буй.

«Вечные сухари» - запаянные в жестяную банку сухари, вобла и тому подобные продукты длительного хранения. Радость жизни для подводников и полярников.

О ракетнице. Белых медведей убивать нельзя, можно отпугивать. Для этого применяется ракетница. Звери, обитающие вокруг полярных станций и посёлков, к ней привыкают и особо не боятся, но на молодых медведей это может произвести несколько раз впечатление, пока они не поймут, что их из этой штуковины убить невозможно. Что это скорее весело, чем опасно.

Клюз - штатное место якоря, литая труба в носовой и кормовой части судна

© Кирилл Щетинин-Ланской

Показать полностью
172

О природе флотского юмора

Ромка с Максимом стояли на причале рядом с оранжевым бортом морского буксира-спасателя, на котором большими чёрными буквами было написано «Пересвет», не решаясь подняться по трапу.

Сверху на них смотрел вахтенный у трапа, раздумывая про себя, чем всё дело кончится. Матрос был заранее предупреждён о появлении двух практикантов, но события не форсировал, ожидая более решительных действий со стороны курсантов. Наконец, набрав в лёгкие побольше воздуха и подхватив большие спортивные сумки, мальчишки нерешительно вступили на раскачивающийся трап, и стали подниматься, широко расставляя ноги.

- Мы, это, прибыли на практику,- сказали они вахтенному в один голос.

- А что без воодушевления? Где радость от прибытия на самый мощный буксир-спасатель на Балтике?- грозно спросил матрос, поправляя сине-бело-синюю повязку на рукаве.

- Да мы, это, нас прислали, и вот ещё,- оробев окончательно, сказали курсанты, протягивая вахтенному направление на судно из отдела кадров.

Матрос набрал несколько цифр на телефоне внутрисудовой связи и сказал в трубку:

- Васька, организмы прибыли!

Через минуту к трапу вышел человек в "спецодежде" моряка загранплавания: джинсах «Montana», куртке «Montana» и ковбойских сапогах на скошенном каблуке. Редеющие волоски были оформлены на затылке в жиденький плейбойский хвостик.

- Вася, новобранцы прибыли,- отрапортовал вахтенный.

- Для кого Вася, а для кого третий помощник капитана Василий Павлович,- грозным голосом сказал штурман матросу, глядя при этом на прибывших.

Оформив курсантские документы в судовой канцелярии, вахтенный помощник повёл их на представление к старшему механику «Пересвета». Дверь в каюту стармеха была открыта и через неё была видна широченная спина, обтянутая тёмно-зелёной тканью комбинезона, на которой было написано название судна по-английски.

- Дед, к тебе студиозы!- радостно оповестил хозяина каюты штурман Василий.

Дедом оказался крупный светловолосый мужчина лет сорока.

- Лосев Валерий Петрович,- представился стармех. - Присаживайтесь, ребята,- указал он на маленький диванчик у стола.

- Валерий Петрович, вы такой молодой и уже дед?- с детской непосредственностью спросил Максим.

- На флоте Дед - это старший механик судна, традиция такая,- ответил за механика Василий. - Я пойду, Петрович?

- Да, иди, Вася, только вызови ко мне Клеща по громкой, он наверняка, забился в какую-нибудь шхеру и дрыхнет, хотя снится ему, скорее всего, машинное отделение.

Штурман удалился, и через несколько минут из динамика донёсся призыв: «Вахтенному мотористу Клещёву прибыть в каюту старшего механика!»

Вскоре в дверях нарисовался невысокий парнишка с абсолютно рыжей шевелюрой и помятым лицом, чем-то напоминающим хитрую мордашку ёжика.

- Опять харю плющил вместо работы, Сергей,- строго спросил Дед.

- Никак нет, Валерий Петрович, фильтра мыл,- не моргнув ответил моторист.

- Вот, принимай учеников. Мотористы второго класса Роман и Максим. Твоя задача через полгода сделать из них мотористов первого класса. В общем, ты меня понял, действуй, только сначала покажи ребятам пароход.

* * *

Курсанты попрощались со стармехом и двинулись за наставником. Клещ не был бы Клещём, если бы не начал путешествие по судну с камбуза.

- Не верьте слухам, что судно начинается с мостика, их разносят шпионы. Любой пароход начинается с камбуза,- начал экскурсию моторист. - Мы не будем нарушать традицию, и начнём именно оттуда.

В дверях, ведущих с камбуза на палубу, стоял огромный дядька с добродушным лицом, спокойный, как финский лыжник на старте. Невероятных размеров мужчина занимал собой весь дверной проём и пытался глядеть вдаль, но упирался взглядом в забор и испытывал от этого некоторый дискомфорт. У ног повара лежала его самая верная подруга и почитательница, судовая собака Зара, хотя полное её имя было Зараза.

В каждом порту животное вместе с экипажем сходило на берег и при наличии физиологической возможности имело многочисленные дружеские связи с местным кобелиным населением. Результат этих связей через два месяца принимал участие в водолазных спусках.

- А это наш младшенький. При камбузе живёт. Достойнейший из достойных нашего славного экипажа Пётр Семёныч, кок экстра-класса. Для особо приближенных - дядя Петя, а в случае катаклизма просто Петруччо,- представил молчаливого повара Серёга. - Дядь Петь, дай котлетку!

- Перетопчешся, маслопуп, до обеда час остался,- добродушно ответил кок, как бы не замечая с высоты своего роста Клеща, суетившегося у подножья его огромного организма.

- Пошли дальше, мужики. Злой ты, Петруччо, не любишь ты «машину».

- Я прожорливых бездельников не люблю, тебя, сколько не корми - всё как в трубу. У тебя что, Клещ, одна прямая кишка, как у утака? Все люди как люди, ты же постоянно жрать хочешь!- продолжил воспитательную речь Семёныч, но котлету всё же дал.

Экскурсия по судну окончилась как раз к обеду. Дальше водить по буксиру курсантов Клещ не мог физически.

- Всё, ребята, после обеда переодевайтесь в робишку, и в «яму»,- захлёбываясь слюной, подытожил путешествие вечно голодный наставник и первым рванул за свой стол в пустую до того кают-компанию.

* * *

Первый рабочий инструмент ученика - это ветошь, смётка и ведро. Мальчишки целыми днями тёрли, замывали и зачищали, успевая при этом задавать вопросы по устройству машинного отделения. Новый человек на судне - это объект постоянных шуточек старожилов, что уж тут говорить про курсантов. Первая практика всегда повод для постоянного веселья, это надо просто пережить как ветрянку и стараться не обижаться. Через этот обряд посвящения проходили все моряки. Как правило, шуточки не отличаются оригинальностью и переходят из поколения в поколение, однако с завидной регулярностью на эту удочку попадаются всё курсанты.

- Ромка, Максимка, берите ведро с крышкой, два противогаза и полным ходом без остановок на ледокол, который у нас по корме стоит. Там найдёте вахтенного моториста и попросите у него ведро компрессии. Да не забудьте перед загрузкой противогазы одеть, компрессия штука ядрёная. Потом отнесёте его в каюту второго механика, только аккуратно, не расплескайте, вещь ценная,- раскинул очередные сети старший моторист Кеша, не прекращая при этом возвратно-поступательно пристукивать и притирать распылитель форсунки главного двигателя.

Гремя ведром, ребята поднялись на палубу ледокола. Вахтенный у трапа беспрепятственно пропустил их, указав на вход в машинное отделение. Пароход был подключён к береговому электропитанию, и в машине было непривычно тихо. В ЦПУ, развалившись в кресле механика, запрокинув голову, дремал воронкой кверху вахтенный моторист, кряхтя и похрапывая. Услышав шум открывающейся двери, вахтенный ожил и принял бдительный вид.

- Мы с «Пересвета», нам бы компрессии,- тактично встав у двери, спросили прибывшие.

Моторист отличался умом и сообразительностью и в тему въехал сразу.

- Наберут бакланов на флот, а потом ходят, просят. У нас самих мало! Ну что делать, опять надо выручать братков-спасателей, пошли, это внизу,- и пошёл куда-то вниз мимо хитросплетений трубопроводов.

- Стойте и ждите,- сказал моторист, остановившись у железной двери с таинственной надписью «Сепараторная». Из-за двери послышался шум, грохот падающего железа и витиеватый мат специалиста. Ещё через несколько секунд он поставил перед курсантами ведро, до половины наполненное какой-то зеленовато-бурой смокатурой. От ведра исходил отвратный запах, и курсанты как по команде натянули противогазы.

- Да, и вот ещё что. Возьмите вот прибор и каждую минуту замеряйте температуру. Если хоть на градус упадёт, всё, штанга, придёт в негодность вся партия, а больше у нас нет, - напутствовал курсантов моторист-гуру и вручил им сломанный термометр для контроля температуры выхлопных газов. - Вперёд, слоники!

Мальчишки пулей рванули из машинного отделения, и лишь противогазы не позволили им услышать гомерический хохот, сломавшегося пополам от смеха вахтенного.

С грохотом сбежали они по трапу ледокола, не переставая тыкать при этом термометром в ведро. У трапа родного парохода тем временем сменилась вахта. Опершись на планширь, службу нес матрос по прозвищу Тормозюка. Он читал учебник математики, периодически закатывая глаза и шевеля губами. Матрос в пятый раз готовился поступать на заочное отделение средней мореходки, но по наблюдениям окружающих шансов у него и на этот раз было немного, но он твёрдо решил добить это дело не умом, так выносливостью. Мимо него пронёсся торнадо с мерзким запахом чего-то до боли знакомого.

- Пусти, остывает!- услышал он приглушённый резиной голос и решил посторониться, не вдаваясь в подробности.

Он успел только протянуть руку и спросить: «Эээ...», а курсанты уже мчались в сторону каюты второго механика. Постояв ещё пару минут, Тормозюка вспомнил этот запах. Когда сдавали фекалку на сборщик, он часто стоял вахтенным у шланга.

Курсанты без стука ворвались в каюту механика с радостным криком:

- Успели! Не остыла компрессия!- и снова начали тыкать термометр в ведро, показывая на показания прибора второму.

- Снимайте контрацептивы, мореходы! Кто это над вами так глумится, опять Кешка шоу долгоносиков устроил! Вот и поставьте ему в каюту эту шайзу, пусть повдыхает чудесный аромат амброзии!- икая от смеха, распорядился второй механик. (Он решил продолжить шутку). - Да пойдите, умойтесь, а то рожи у вас красные как пожарные баллоны. Исполнительные мальчишки, недоумевая, направились к каюте моториста Кеши.

- Аааа! Оооо! Уууу!- доносился им в след стон механика.

* * *

Два парохода веселились несколько дней, в подробностях раз за разом смакуя происшедшее. Старший моторист Кеша веселился только в начале истории, к середине её, только улыбаясь, с грустью в глазах, думая о том, сколько же ещё дней ему жить с открытым иллюминатором, разводя в пепельнице костер из кофейных зерен. В каюте устойчиво держался запах «компрессии».

В начале сентября буксир-спасатель «Пересвет» готовился к выходу в море в точку дежурства. Приближались осенние шторма, а вместе с ними возможные траблы и катаклизмы. В эти теплые последние дни бабьего лета будущие механики попались на очередную шутку, готовящихся к рейсу юмористов-спасателей.

Утром после очередной пятиминутки у деда, в ЦПУ в поисках студентов заглянул четвёртый механик Стас, прозванный за свою любовь к специфическому юмору и всяческим проделкам Стасик - Гондурасик. Два года тому назад он закончил Морскую академию и с тех пор работал на «Пересвете». В заведование четвёртого на судне кроме котла, насосов и систем, входят ещё и палубные механизмы. Он вручил одному курсанту кувалду, а другому напильник и повёл их на палубу. Под бортом на понтончике лежал приспущенный якорь, который красил чёрной краской неторопливый матрос Тормозюка.

- В море идём, штормить будет. Надо лапы якоря подточить, чтоб лучше за грунт цеплялся. Давай, Макс, приступай, пока этот Пикассо всё не замазал в тупом виде,- выдал первое ЦУ четвёртый механик.

- А ты, Роман, будешь кнехты осаживать, а то разболтались от постоянных швартовок. Вот так, сверху - бум! ему по шапочке, только колобашку подложи. Начиная с бака и по всему борту. Я приду, проверю и скажу, когда хватит,- закончил трудоустройство второго бедолаги командир «дерьма и пара».

Мальчишки усердно колотили по кнехтам через колобашку и шоркали напильником лапы якоря, а на баке, тем временем, начали собираться моряки как бы по своим делам. Начиналось веселье, которое усиливалось по мере прибытия зрителей. Зараза обрадовалась общему сбору и радостно носилась от борта к борту, распугивая громким лаем вороватых чаек. Вновь прибывшие специалисты помогали курсантам советами: бить по кнехту с оттягом, напильник ровнее держать, у вас что, слесарной практики не было?

Смех и веселье двигались по нарастающей, пока по судовой трансляции не раздался гневный голос Мастера: «Долго вы будете над детьми издеваться? Давно ли сами такими были. Разойтись всем по работам! А тебя, Гондурасик, я когда- нибудь спишу на катер водолазный, вот и закончится твой загранзаплыв у приёмного буя! Курсанты, срочно на мост!»

Наставления продолжились в ходовой рубке.

- Вы что, ребята, не понимаете, что над вами население издевается? Пора головой работать, фильтруйте информацию и книжки читайте, Покемоны. А то по распределению не на флот, а в цирк клоунами попадёте!- закончил техучёбу капитан, и практиканты, понурив головы, грустно ушли в машинное отделение.

На некоторое время всё как-то затихло, и до того доброе отношение к мальчишкам сменилось прямо-таки родительской заботой со стороны всего экипажа. Особенно старался кок Петруччо, усердно подкармливая студентов. Клещ страдал молча.

* * *

В середине сентября «Пересвет» вышел в море и, дойдя без приключений до острова Гогланд, встал на якорь в точку дежурства. Несмотря на неблагоприятные прогнозы, погода стояла отличная, и свободные от вахты частенько гоняли на остров на надувной моторной лодке за грибами. Шуточки над практикантами, конечно, продолжались, но не было уже той публичности и всеобъемлющего веселья, как в начале их появления на судне. А ребята окончательно втянулись в работу, освоили судовую организацию и усердно готовились к экзамену на первый класс. Приближался октябрь, а вместе с ним и окончание производственной практики.

Как-то вечером курсанты появились в кают-компании, где свободные от вахты коротали время за просмотром энергичных программ финского и эстонского телевидения, да незатейливыми настольными забавами.

За столом в углу расположилась компания, состоящая из боцмана, Колобахи, доктора, Электромена и двух водолазов. Компания что-то возбуждённо обсуждала и размахивала руками над развёрнутым журналом специфического содержания, которые так любят рассматривать моряки, особенно вдали от родных берегов.

Курсанты сели рядом, разложили свои отчёты по практике и попытались, было писать, но активное обсуждение злободневной статьи явно мешало процессу конспектирования первоисточников. В статье говорилось о чудесном влиянии морского климата и полнолуния одновременно на мужскую потенцию. А это важная деталь в жизни плавсостава. Главный судовой целитель подтверждал потрясающее влияние полной Луны на стойкость детородных принадлежностей, а электромеханик подводил под это научную базу, рисуя на бумажке какие-то схемы и эпюры.

На схемах пересекались плавающие нециклические электромагнитные поля судна, и силы притяжения ночного светила, что убедительно доказывало повышение стойкости органа, увеличение угла атаки и времени нахождения в активной фазе готовности. Всё это логически связывалось докладчиком с усилением крепости семейных уз (у кого они были) и прочих связей вообще (у кого эти узы отсутствовали). А качка лишь усиливала лечебный эффект, и это было ясно видно на эпюрах.

Лектор увлёкся и не замечал прибавления числа слушателей. Курсанты слушали, раскрыв рты. Далее слово взял боцман. Он объяснил этот феномен с точки зрения народного целителя, так как был родом из дремучих вятских лесов, а посему заядлым охотником, и всё свободное от спасания терпящих бедствие время проводил в лесу за отстрелом и отловом бедных зверушек.

- Есть у нас на Вятке такое средство, мне одна лесная бабка за «малька» беленькой по секрету рассказала. Если совсем беда с женщинами, ну не запустить ракету, по болезни там, или наговору, надо ночью, где-то с двух до четырёх, в полнолуние встать у воды, спустить штаны, чтоб лунный свет на приспособу падал, и пять минут волком выть, так как у них, волков, таких проблем не бывает. Пять раз такую процедуру принял - всю жизнь проблем с тётками не будет. У нас в деревне есть дедулик один, пенёк замшелый, уж никто не знает, сколько лет ему, а всё от баб отбоя нет, только успевай переворачивать. А всё почему? Регулярно воет без штанов!- поведал былинную мудрость Дракон. - Народные средства - это вам не виагра, и тем более не вука-вука с импазой вместе. К земле надо быть ближе!

Посиделки закончились групповым чаепитием, после чего моряки разбрелись по каютам.

Ясная лунная ночь, вахта от 00.00 до 04.00. Судно слегка покачивает на якоре. Суда такого типа вообще всегда качает, даже у причала, в силу особенности конструкции их корпуса. Правда, они и ходят в любую непогоду и шторм, кренясь с борта на борт, как Ванька-встанька. На мостике собрался коллектив вахтенной службы и сочувствующие им члены группы поддержки, мающиеся бессонницей. Вахтенный штурман наблюдает в бинокль за ходовыми огнями проходящих мимо судов. В кресле капитана кемарит вахтенный механик под ровный гул дизель-генератора. В углу чайхана. Вахтенный матрос Тормозюка готовит чай с травками из запасов боцмана - хитрого вятского мужичка-лесовичка.

- Как ты думаешь, родной, если у китайцев есть имя Сунь, значит должно быть и имя Вынь? - не отрываясь от созерцания навигационной обстановки, спросил штурман у матроса.

Тормозюка задумался.

В клубе по половым интересам продолжалась дискуссия. Электромен и доктор перешли к обсуждению потенциальных возможностей охотников из племени массаев в сравнении с той же функцией мужчин из племени пигмеев. Старшина водолазной станции по прозвищу Клосс смотрит с крыла мостика на тёмные очертания острова. Скрипнула входная дверь, и в освещённом проёме двери показался кок Петруччо с тарелкой фирменных плюшек для ночной вахты.

- Мужики, а что это там, на корме курсанты какие-то странные песни поют? Опять происки Клеща?

Присутствующие дружно развернулись к окнам, выходящим на корму. Электромеханик щёлкнул тумблером буксирного прожектора, освещающего корму. Секундная заминка в связи с анализом происходящего на корме представления. Такого хохота с подвыванием, иканием, сморканием и прочими атрибутами эпилептического припадка долго не услышат стальные воды Балтики.

На покатой корме буксира, спустив до колен штаны и, распустив по ветру специальные первичные половые принадлежности, стояли курсанты-практиканты, протяжно и дружно воя на Луну.

Первым сломался штурман. Он упал на четвереньки и пополз по локсодромии, крича и булькая нутром одновременно. Водолаз ржал как конь, стуча лбом в стекло. Механик гоготал, держась за живот, крича: «Ой, мама, сейчас предохранительный клапан сорвёт!». Электромен просто лежал на спине и протяжно икал, а судовой доктор, его друг и собутыльник, подчиняясь каким-то рефлексам, пополз вокруг рулевой колонки с протяжным криком погорельца: «Аааа!».

Тормозюка молча смотрел в окно, опустив руки по швам. Он чего-то недопонимал. Скорее всего, он опять не поступил и по этому поводу пребывал в некотором ступоре с элементами заторможенности. На шум и крики на мостик поднялись Мастер и Дед. Узнав о представлении, они были более сдержаны, в силу их положения, но чувствовалось, что сдерживаются они с трудом.

На утро при появлении бедняг в дверях кают-компании на завтрак смех и веселье началось с новой силой.

- Ну, как процедура? - спросил боцман: Как теперь жить-то будете, если постоянно топорщиться будете во все стороны? - подливая масла в огонь всеобщего флуераша.

- Да мы, это, донки проверяли,- пытались оправдаться потерпевшие, но это лишь усиливало всеобщий смех.

* * *

К концу октября «Пересвет» сменил на точке другой буксир-спасатель «Капитан Федотов». По приходу в порт практиканты списались с судна. Повар Семёныч в знак всеобщего мира и взаимопонимания приготовил прощальный обед и фирменный пирог с размоченными сухофруктами. Ребятам выдали справки о плавании и аттестационные листы, где было написано, что курсанты мореходного училища такие-то сдали квалификационный экзамен на мотористов первого класса.

- Ну, не забывайте «Пересвет». Получите дипломы, приходите к нам работать,- напутствовал их стармех.

- Не забудем, точно не забудем,- заверили Деда практиканты. - Только вы, пожалуйста, про нас в училище не рассказывайте.

Попрощавшись с экипажем, мальчишки подхватили свои сумки и бодро сбежали по трапу, а провожающие их моряки долго махали им вслед.

- Хорошие были ребята,- сказал мудрый повар, и верная Зара, громко тявкнула в подтверждение его слов.

Краткий словарь специальных морских терминов.

Мастер - капитан судна.

Дед - старший механик.

Дракон - боцман.

Колобаха - судовой плотник. Претендент на должность боцмана.

Электромен - электромеханик.

Маслопуп - моторист.

Утак - пернатый самец, потенциальный муж утки.

«Яма», «машина» - машинное отделение со всеми её обитателями (из лексикона бывалых)

Фекалка - содержимое цистерны для стоков судовых гальюнов (туалетов), имеющих биологическое происхождение и стойкий специфический запах.

Смокатура - нефтесодержащие отходы или отходы иного происхождения по отдельности или в смеси с неясной химической структурой со стойким специфическим запахом.

Шайза - низшая фракция смокатуры.

Локсодромия - линия, пересекающая все меридианы под одним углом. На поверхности Земного шара локсодромия изображается в виде спирали, стремящейся к полюсу, который она не достигает. Плавание по локсодромии, то есть с постоянным курсом, удобно, так как не требует дополнительных расчётов, связанных с частой переменой курсов. Однако следует помнить, что локсодромия не является кратчайшим расстоянием между двумя точками сферы.

Флуераш - праздник, всеобщее веселье и не только в Молдавии, хотя в оригинальном переводе означает просто "Человек с дудочкой".

Буксирный прожектор - водозащищённый осветительный прибор, предназначенный для освещения буксируемого объекта и кормы буксировщика.

Трабл (англ.) - беда, всяческие неприятности.

Термометр для контроля температуры выхлопных газов двигателей, имеет градуировку до 500 С.

© Кирилл Щетинин-Ланской

Показать полностью
459

В Тихом океане нашли двух рыбаков, которые дрейфовали 1,5 месяца

В Тихом океане нашли двоих рыбаков с Маршалловых островов, которые провели в дрейфе полтора месяца. Их лодка преодолела 1,6 тысячи километров, пишет 15 мая РИА Новости со ссылкой на новозеландское радио RNZ Pacific.

Изначально на промысел от берегов острова Ибай 2 апреля отправились три человека. Из-за неисправности единственного мотора и сильной бури их лодка потеряла управление и легла в дрейф.

Поиски пропавших вела армия США, береговая охрана и морской патруль Маршалловых островов. Лодку нашли у берегов самого маленького атолла в Микронезии — острова Намолук. На борту были два человека, судьба третьего пока неизвестна.

https://www.fontanka.ru/2020/05/15/69260224/
12708

Пожалуй, лучшее обоснование просьбы моряка о внеочередной увольнительной

Пожалуй, лучшее обоснование просьбы моряка о внеочередной увольнительной Моряки, Служба, Флот, Увольнительная, Обоснование, Причина, Беременность, Ретро

Моя жена планирует забеременеть в эти выходные, и мне, конечно же, хотелось бы при этом присутствовать.

63

Уговорами решить вопрос репатриации не получилось, переходят к действию

Уговорами решить вопрос репатриации не получилось, переходят к действию Моряки, Коронавирус, Море, Репатриация

На этом настаивают международные организации, которые борются и отстаивают права моряков по всему миру.
После того, как эти организации неоднократно добивались на международном уровне упростить смены экипажей и повлиять на правительства стран, не последовало никакой обратной связи и они перешли в наступлении.
От слов к действию – Международная морская организация на сегодняшний день представила в своём новом циркуляре протоколы и 12-шаговый план для 174 государств-членов по содействию в безопасном передвижении экипажей морских судов. Правительствам была предложена дорожная карта для выхода моряков из самоизоляции в связи с COVID-19.
Дорожная карта на 55-ти страницах была инициирована широкой коалицией профсоюзов моряков  и международных ассоциаций морских перевозок при участии представителей авиатранспортной отрасли, международных организаций и страхового сектора в качестве комплексного проекта того, как правительства могут облегчить смену экипажей и решать проблемы безопасности на протяжении всего процесса.

В IMO убеждены, если сейчас не начать активно решать проблему со сменами, а в них сегодня нуждается около 150 тысяч моряков, то отрасли грозит самый настоящий взрыв. Это, в первую очередь, ставит под угрозу благополучие моряков, безопасность на море, а также функционирование цепочек поставок, на которые опирается мир в особо тяжелое время.  
 
Как отметил генеральный секретарь Международной палаты судоходства Гей ПЛАТТЕН,  эта проблема сама по себе простая, но её решение сложное.
Он подчеркнул:

«Моряки продолжают усердно работать, изо дня в день, вдали от своих близких, но, если мы не сможем добиться выхода наших моряков из изоляции в связи с COVID-19, мы можем начать сталкиваться со сбоями в торговле, и что более важно, увеличить риск несчастных случаев и возникновения проблем с психическим здоровьем. Откладывание решения уже невозможно. Сейчас мы работаем с правительствами над реализацией этой дорожной карты».

Взято отсюда:
http://www.seafarersjournal.com/abroad/ugovorami-reshit-vopr...

Показать полностью
235

В чём американский морской сленг схож с нашим, а в чём различается

В чём американский морской сленг схож с нашим, а в чём различается Флот, Моряки, Черный юмор, Слова, Яндекс Дзен, Длиннопост

Происхождение всех этих словечек зачастую несложно проследить. Ну, например, "машка", я о ней целую статью написал. Это швабра, длинные пряди которой видимо породили ассоциацию с женской причёской. "Карась" - понятно, мелкая рыбёшка, вполне подходит для новичков на флоте, правда, карасями у нас ещё называли носки :)


Но я как-то не припомню сейчас нашего сленга подобно следующему американскому: All Three Dead (Все трое мертвецы) . Так называли палубный бомбардировщик Douglas A-3 Skywarrior , сокращённо A3D . С тремя членами экипажа, кстати. Во время вьетнамской войны только эскадрилья VAH-4 потеряла 7 таких самолётов.


В другой статье упоминались прозвища кораблей, наших и иностранных. Эта традиция продолжается, так эсминец Arleigh Burke ( А́рли Берк ) дразнят "Уже сломанный" - Already Broke .

Пример более обидного прозвища, придуманного для подводной лодки Annapolis : Anal Palace. Никак иначе, чем "анальный дворец" на русский это превести невозможно.

Но есть и выражения непонятного происхождения, например Air Force Gloves (перчатки ВВС). Употребляется, когда моряк держит руки в карманах.


А вот здесь намёк просматривается: Baby Killer - так называют особенно большие гаечные ключи или отвёртки. Baboon Ass - жопа бабуина. Это прозвище солонины из-за её цвета и запаха.


Big Chicken Dinner (Большой куриный ужин. Я считаю, лучше перевести как Большой ужин из курятины.) Происходит от Bad Conduct Discharge - увольнение со службы за грубые наружения.

Сучий ящик - Bitchbox . То же самое. что у нас "Каштан", я думаю, все его знают. А для тех, кто не знает - это громкоговорящее переговрное устройство на корабле. Иногда затрахивает совершенно. И ведь никуда не денешься.


Blanket Party . Дословно - одеяльная вечеринка. По-нашему это "тёмная", когда дружным коллективом ночью накидывают одеяло на провинившегося, чтобы он никого не узнал и коллективно же лупят.

Captain's Asshole - капитанская жопа. Обычное прозвище старпома.

Cake Eater, пожиратель тортов. Так за глаза называют офицеров. Chancre Mechanic - механик шанкров, санитар.

Cunt Hair - как бы это поделикатнее выразиться? короче, женские волосы в зоне бикини. Очень маленькая единица измерения. Насколько еще подвинуть фланец? На Cunt Hair! Впрочем, у нас есть аналог: Тоньше комариного ... . Тоже единица измерения.


D.U.B. (Dumb Ugly Bitch - тупая уродливая сучка). Женщина, поступившая в военно-морскую академию. Аналогично нашей ТП. Но мы-то нетолерантные и страдаем харрасментом. Как у них могут существовать подобные выражения, ума не приложу.

Eagle shits - орёл гадит. Довольно странное обознчение дня выплаты жалованья. У нас это было 13-го числа каждого месяца, но ничего подобного по отношению к этому дню я не слыхивал.

Flying the Bravo, летать на "браво", оно же менструация. Флаг "браво" Международного свода сигналов чисто красного цвета. Обозначает опасные операции на корабле: приёмка топлива, погрузка боеприпасов. В переносном смысле означает плохое настроение.

Fresh Water Navy - пресноводные воено-морские силы. Насмешливое прозвище береговой охраны США.


Fried Calamari, жареный кальмар. Так называют моряка, убитого электрическим током. Fruit Salad, фруктовый салат. Многочисленные орденские колодки на мундире.


Каждый из нас знает аббревиатуру ДМБ, которую рисовали в любом удобном месте с указанием вожделенной даты. На американском флоте другое буквенное сочетание: F.U.B.I.J.A.R.: Fuck You Buddy, I'm Just A Reservist, мягкий перевод - да пошёл ты, приятель, я почти что резервист.

А кроме того использовалось FTN: Fuck the Navy , перевод вряд ли нужен. Особенно часто FTN писали на стенах гальюнов назначенные в наказание их убирать.

Лобстер: женщина-моряк. Так называется, потому что большая часть мяса омара находится в хвосте.


У нас есть должность - "король говна, воды и пара". Есть король и в американском флоте - Oil King. Это специалист, отвечающий за проверку топлива, смазочного масла, котловой воды и питательной воды, а также за их качество, количество и перемещение по судну. А что касается дерьма, то это Turd Chasers - охотники за какшками, как раз лица, отвечающие в том числе и за фановую и сточные системы.


Pineapple Fleet, ананасный флот, прозвище седьмого флота в западной части Тихого океана.


В наших армии и флоте есть выражение "Пиджак", т.е. офицер, не оканчивавший военного училища, чем он отличается от других. Американские морские пехотинцы (Grunts) , называют вообще всех, кто не морской пехотинец - POG: (Person Other than Grunt)


Койки у американцев имеют разные синонимы: яма, стеллаж, стойка. Ожоги от стойки ( Rack Burns ), так называют красноватые следы на лице от подушки. Особенно, если моряк прикемарил лишку по мнению товарищей. А его самого называют Rack Hound, гончая в стойке - (уничижительно, но обычно с намеком на зависть )

Roast Beast, жареный зверь. Жареная говядина или любое мясо, подаваемое на корабль, и даже повара, которые его готовят, не знают, что это такое.


Rider: наездник. (1) лицо на борту подводной лодки, не являющееся членом экипажа, которое назначено на подводную лодку на период времени для выполнения конкретной миссии. (2) На надводных кораблях - любой член судовой команды кроме механиков. «На корабле есть два типа людей: механики и наездники. Когда механики заставляют корабль двигаться по воде, все остальные отправляются в путь».


Screwing the Pooch, завинчивание дворняжки. Сделать грубую ошибку.

Моряк Schmuckatelli, есть аналогичные прозвища «Джо Блоу» или «Джон К. Паблик» . Наш аналог "матрос Пупкин". Например, вы работаете с электрооборудованием, но тут приходит моряк Schmuckatelli и включает питание. В кого вы превратитесь, если выразиться по-американски, не забыли? В "жареного кальмара" само собой.


Shark Shit, акулье дерьмо. Это моряк, упавший за борт и которого не смогли найти. Shit Storm: крайне неприятные последствия. "Во фритюрнице только что нашли мёртвую крысу и сейчас у коков шторм из дерьма.

Скейт: моряк, который вообще избегает работы, пока его не обнаруживают. У нас это скорее всего сачок.

Snot Locker: место хранения соплей - нос человека. Swallow the anchor, проглоти якорь - убирайся вон.

У нас пренебрежительноотзываются о медалях за выслугу лет, называемых "За песок". Есть аналог и у американцев: War Chicken, Боевой Цыпленок: уничижительный термин для Специального Знака Войны, полученного Морскими котиками.

Мне кажется, что при некоторых аналогах, американский сленг всё же более цветист.


Источник мой журнал https://zen.yandex.ru/profile/editor/amico

Показать полностью
95

Морские закаты

Немного морских закатов вам в ленту.
Снято в разных частях света.

1- Фанди бэй, Новая Шотландия

Морские закаты Закат, Рассветы и закаты, Море, Моряки, Путешествия, Пароход, Контейнеровозы, Мобильная фотография, Длиннопост

2- Подход к Нью-Йорку

Морские закаты Закат, Рассветы и закаты, Море, Моряки, Путешествия, Пароход, Контейнеровозы, Мобильная фотография, Длиннопост

3- Карибское море

Морские закаты Закат, Рассветы и закаты, Море, Моряки, Путешествия, Пароход, Контейнеровозы, Мобильная фотография, Длиннопост

4- Северное море

Морские закаты Закат, Рассветы и закаты, Море, Моряки, Путешествия, Пароход, Контейнеровозы, Мобильная фотография, Длиннопост

5- Кальяо, Перу

Морские закаты Закат, Рассветы и закаты, Море, Моряки, Путешествия, Пароход, Контейнеровозы, Мобильная фотография, Длиннопост

6- Хьюстон

Морские закаты Закат, Рассветы и закаты, Море, Моряки, Путешествия, Пароход, Контейнеровозы, Мобильная фотография, Длиннопост
Показать полностью 5
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: