Дубликаты не найдены

+2

Книга "Потешки со всего света" страница 27. Использовать на свой страх и риск, обо мне не вспоминать

+1

ПОТРОШКИ

+1

Или форсируйте технологические процессы на горшке)

0

По опыту, один или оба глаза скорее всего съедены. Так что после лицезрения какашек, с этими естественным образом вышедшими глазами, плохо спят родители.

0

В глазах-дырках насыпан белый порошок.

Иллюстрация к комментарию
Похожие посты
61

Детская непосредственность

На волне. В детстве в 80-х годах любил читать журналы и книги про здоровье. Помню, любимой книгой была небольшая книжка "Стихийное зло эволюции" про эпидемии, вирусы, бактерии и тд. Соответственно в голове мешанина из бешенства, ящура, сибирской язвы, лейкоцитов и эритроцитов. И вот лет в 8 едем с дачи на автобусе с мамой и приспичило мне вспоминать, как называется спинномозговая жидкость. В конце концов название блеснуло в голове и я заорал на весь автобус: "мама, я вспомнил как называется спинномозговая жидкость - сперма!". Уж не помню как мама мне объяснила отличие ликвора от спермы, но думаю что покарснеть ей пришлось.

ПС. Книга была действительно безумно интересной, кто читал думаю подтвердит. Вообще в позднем СССР было много интересных книг...

Детская непосредственность Дети, Детская непосредственность, Книги
9424

История о 13-летнем парне, которого школьники троллили за любовь к чтению, а теперь ему завидует весь класс

Каллум Мэннинг — типичный 13-летний подросток, который живет в городе Саут-Шилдс в Северо-Восточной Англии. Не так давно он перешел в новую школу, где сразу стал главным объектом для травли среди одноклассников. Поводом для издевательств послужил тот факт, что Кэл очень любит читать.

Каллум Мэннинг обожает читать и все свое свободное время посвящает книгам. Парень решил как-то развивать свое хобби и для этого создал отдельный аккаунт в Instagram @cals_book_account. На новой странице подросток писал короткие рецензии на прочитанные им книги. Здесь есть обзоры как на классику («Гордость и предубеждение» Дж. Остин, «Ромео и Джульетта» У. Шекспира, «Приключения и мемуары Шерлока Холмса» А. К. Дойла), так и на современные произведения («Гарри Поттер» Дж. Роулинг, «Сумерки» С. Майер, «Песнь льда и огня» Дж. Р. Р. Мартина).

История о 13-летнем парне, которого школьники троллили за любовь к чтению, а теперь ему завидует весь класс Добро, Книги, Травля, Школа, Дети, Помощь, Длиннопост, ADME

О книжном аккаунте узнали одноклассники Каллума из новой школы, в которую он перешел совсем недавно. Несмотря на то, что ничего плохого на странице не было, ребята начали травить парня. Они создали закрытый чат, где писали всякие гадости и едкие шуточки. Каллума тоже добавили в переписку, но закрыли ему возможность отвечать на сообщения.

История о 13-летнем парне, которого школьники троллили за любовь к чтению, а теперь ему завидует весь класс Добро, Книги, Травля, Школа, Дети, Помощь, Длиннопост, ADME

Сестра Каллума, 24-летняя Эллис Ландрет, очень расстроилась из-за сложившейся ситуации. Девушка решила написать об этой проблеме в своем аккаунте в Twitter. Ее твит начали репостить люди, и пост стал вирусным буквально за пару часов. Так о школьнике узнали книжные магазины, писатели и знаменитости.

История о 13-летнем парне, которого школьники троллили за любовь к чтению, а теперь ему завидует весь класс Добро, Книги, Травля, Школа, Дети, Помощь, Длиннопост, ADME

Одним из первых поддержать школьника решил книжный магазин Waterstones Gateshead в соседнем с Саут-Шилдсом городе Гейтсхеде. Они пригласили мальчика к себе и бесплатно подарили ему несколько книг.

Знаменитые писатели тоже решили выступить в поддержку 13-летнего подростка. Дэвид Николс, Мэтт Хейг, Кристофер Голден и другие написали ему ободряющие слова и сказали, что готовы прислать свои книги для его новых рецензий.

История о 13-летнем парне, которого школьники троллили за любовь к чтению, а теперь ему завидует весь класс Добро, Книги, Травля, Школа, Дети, Помощь, Длиннопост, ADME
История о 13-летнем парне, которого школьники троллили за любовь к чтению, а теперь ему завидует весь класс Добро, Книги, Травля, Школа, Дети, Помощь, Длиннопост, ADME
История о 13-летнем парне, которого школьники троллили за любовь к чтению, а теперь ему завидует весь класс Добро, Книги, Травля, Школа, Дети, Помощь, Длиннопост, ADME

В своем городе Каллум уже стал настоящей звездой. Так, например, регбисты из команды South Shields пригласили парня на тренировку и тоже подарили ему новые книги.

Мама Каллума, Карла Ландрет, говорит: «Понятия не имею, куда мы будем складывать все эти книги». Женщина также шутит, что, наверное, им придется отправиться в IKEA и прикупить парочку шкафов для новых книг.

Мама мальчика надеется, что история ее сына поможет обратить внимание на проблему буллинга среди детей. «В пятницу вечером он был весь в слезах, но после произошедшего, его уверенность в себе растет. Он прекрасный, очень любящий ребенок, он только и говорит, что: „Я не могу поверить, что эти люди хотят подписаться на меня в Instagram, еще и прислать мне вещи“. Мы просто в шоке. Это что-то невероятное. Он очень счастлив», — рассказывает она.

Сейчас у мальчика более 342 тыс. подписчиков. Люди активно комментируют рецензии Каллума и просят посоветовать, что почитать.

Мы считаем, что эта история о том, что всегда нужно делать то, что любишь, не оглядываясь на мнение других. И тогда обязательно найдутся те, кто поверят в тебя и поддержат.

А какие книги предпочитаете читать вы? Как думаете, что сейчас чувствуют одноклассники Кэла?

История о 13-летнем парне, которого школьники троллили за любовь к чтению, а теперь ему завидует весь класс Добро, Книги, Травля, Школа, Дети, Помощь, Длиннопост, ADME
Показать полностью 6
53

Ответ на пост «Хорошая девочка» 

С огромным удовольствием прочел пост про "Хорошую девочку", и мне вспомнилась история из моего отрочества, которой очень сильно захотелось поделиться с вами) Постараюсь изложить все так, чтоб вы сумели испытать весь спектр эмоций, который прочувствовал я в тот момент)


Мне было 14 лет, когда меня впервые оставили одного "на подворье", родители вместе с бабушкой уехали погостить к родственникам в деревню, а я остался один дома. Сад, огород, два частных дома в одном дворе. Благодать! Покурить можно выйти в любое время, прятаться не от кого не нужно, даже бутылочку пива можно дома выпить ничего не опасаясь. Мини "рай" для подростка. Первые пару дней прошли хорошо. И я настолько расслабился, что прекратил запирать за собой двери, т.к. я все равно один, да, и жарковато как-то сидеть в непроветриваемом помещении. А надо сказать, что ворота не запирались вовсе, т.е. от улицы меня отделяла лишь та самая дверь в дом, которая была настежь распахнута круглыми сутками.


На третий день я вполне себе обычно сидел за компьютером, на улице вечерело, а я этого момента не заметил, находясь в "пылу рейда" и общаясь в скайпе с друзьями. Когда очередной заход на босса был позади, я откинулся на спинку кресла, стянул наушники, расплываясь в улыбке от предвкушения той заветной сигаретки, что я сейчас как царь-подросток выкурю в своем дворе. И тут... Я услышал детский плачь. Поскуливающий, очень низкий детский плачь, который начал терроризировать мой мозг с пугающей эффективностью. Надо ли говорить, что в течении предыдущих дней мои друзья постоянно подтрунивали меня, что со мной обязательно что-то должно случиться, пока я один дома? Истории и байки про всякую нечисть сопровождали наши скайп-конференции регулярно, но в предыдущие пару дней поток их усилился.


И вот, я один на один с этим нечтом. Теперь мне уже не так смешно. И я решаюсь выйти к источнику звука, чтоб увидеть что там своими глазами. Пройдя гостинную, я попал в кухню. В полумраке плач усилился, и увидев нечто воочию, я чуть было не рухнул на пол. В дальнем углу кухни, прямо перед дверным проемом в прихожую сидела девочка, судя по всему девочка. Она сидела лицом в угол и плакала. Черные волосы лежали на полу, почти полностью закрывая то ли белое платьице, то ли сарафанчик. Она просто плакала. В моей кухне. В полумраке. В углу.


Моё сердце колотилось с невообразимой скоростью, пот полился везде откуда можно. Полился до такой степени сильно, что через несколько секунд я был мокрым весь. Мне не хотелось плакать, но глаза залились слезами, и они не переставали идти, просто ручейками опускались вниз по моему лицу.


Мною было принято волевое решение. Я взял в руку табуретку и занес её вверх настолько, насколько смог. Протянув свободную руку вперед, я решил подойти к ней и пощупать её за плечо. В том случае, если она окажется мертвецки холодной - я ударю её наотмашь табуреткой. План был примерно такой. Эти секунды показались мне вечностью, будто даже планета стала медленнее вращаться, я подбирался к ней, стараясь не издавать каких-либо звуков, и в последние моменты сближения, казалось, будто я вот-вот потеряю сознание.


Я прикоснулся к ней, Господи, она оказалась теплой. ТЕПЛОЙ! И развернувшись ко мне начала что-то сквозь сопли и слезы причитать про свою маму. Я до сих пор не понимаю, как я не ударил её табуретом из-за резкого разворота, но видимо её теплота просто отключила меня.


По итогу оказалось, что эта девочка пришла со своей мамой в пивнуху, которая находилась во дворе частного дома (во дворе наших соседей), с которыми у нас были идентичные ворота. И девочка, выйдя погулять на улицу, просто перепутала ворота. Я отвел туда ребенка, её припадочная мамаша попыталась покричать, что я "украл её ребенка", но дядька-сосед быстро угомонил её новой кружечкой пива, и я ушел восвояси.


Эта история была рассказана мною множество раз друзьям и коллегам на застольях, и сейчас она смешная, да. Бесспорно, вспоминая этот случай, я каждый раз улыбаюсь. Однако, двери я теперь закрываю за собой всегда, даже жарким летом. И всегда проверяю по вечерам запер ли я их. Это останется со мною навсегда, как память о той мысли, что периодически будоражит меня - а что, если бы она оказалось мертвецки холодной, а не теплой?!

Показать полностью
256

Тётя Таня

Тетя Таня гремит кастрюлями, бубня под нос что-то недовольное. Седеющие лохмы выбились из-под косынки и болтаются будто ядовитые змеюки Медузы Горгоны из книжки про мифы. Старый серый халат протерся на локтях до дыр, а подол сплошь в жирных пятнах. В сковороде тяжело булькает что-то смутное и настолько неаппетитно пахнущее, что даже мухи брезгуют туда подлетать. Егорка сидит в углу, елозя по полу машинками и не рискуя лишний раз поднять глаза.


Это все началось, потому что мама захотела в Турцию. Кое-как они с папой наскребли себе на путевки, а Егорку решили сплавить к тете Тане. «Ты потом все равно еще слетаешь, у тебя вся жизнь впереди. Вырастешь, разбогатеешь, там будут тебе и Турция, и Франция, и даже Египет» — сказала мама.


— Иди ешь, — зовет тетя, брякая об стол ложкой.


Она мамина сестра, только поэтому Егорка оказался здесь. За всю жизнь тетю он видел всего два или три раза, когда забегала в гости, оказавшись неподалеку. Это было очень давно, еще когда она не испортилась. Когда у нее были муж и сын.


Егор устраивается на стуле и опускает ложку в тарелку, без восторга перемешивая лапшу с красноватой подливой. Тетя Таня живет в частном секторе на окраине города, у нее большой старый дом, где в каждую щель задувает холод, а за иконами на стенах шевелятся пауки. Тут дощатый пол, выкрашенный темно-бордовой краской, старая пыльная мебель и грязная ванна с облупившейся на дне эмалью. Зато простор — как на стадионе, Егорка с радостью бы гонял мячик по гулким комнатам, если бы тетя Таня не была такой строгой. Тут столько можно придумать, чтобы не скучать, но все под запретом. Разрешено только смирно сидеть в комнате или бегать по улице, но при этом не выходить за ограду.


Мама говорит, Таня стала такой после развода. Муж ушел к какой-то женщине, которую все называют непонятным словом на букву «ш». А потом еще у Тани сын попал под машину, и она вообще «слегка поехала», как говорит папа. Егорка не понимал, что это значит, пока в первый вечер после улета родителей она не сказала, что правительство вживит ему отслеживающий чип в день совершеннолетия, чтобы все о нем знать. Сказала, он будет роботом, но только не крутым из мультиков, а как бы пустоголовым работником. Что-то такое. Егорке всего шесть лет, но он сразу сообразил, что это и есть «слегка поехала».


Сейчас он жует горячую лапшу, а Таня спрашивает:


— Вкусно тебе, Егорушка?


На вкус блюдо не так ужасно, как на вид, поэтому он с чистой совестью кивает, и тетя тут же принимается объяснять:


— Это потому что все свое. Я лапшу сама делала, не покупала, понимаешь? В магазине сейчас все с добавками, потому что они хотят, чтобы мы отравились и загнулись, как крысы в подвале. А мы для них и есть крысы — продают нам всякую дрянь, а сами смотрят, как она действует. Если результаты хорошие — они такое себе делают, а если плохие, то только нам и поставляют. Понимаешь?


У Егора заячья губа и, говоря, тетя Таня не сводит с нее осуждающего взгляда, будто и в этом виноваты таинственные «они». У нее вытянутое лицо с шелушащейся кожей и вечно усталые глаза блекло-голубого цвета. Как кусочки льда в формочке из морозилки.


Мама говорит, Тане сорок лет. Значит, она совсем старенькая, и общих тем найти не получится. Даже если бы она не поехала. Наскоро впихнув в себя ужин, Егор собирает машинки и спешит в комнату, отведенную для него. Тут холодно и пусто, только узкая кровать с мягким матрасом в углу. Под ней можно прятаться и играть, тогда тетя Таня не донимает разговорами.


Родители в Турции уже пять дней, значит, прошло больше половины недели, и скоро все закончится. Сидя под кроватью, Егор загибает пальцы, чтобы посчитать оставшиеся дни. Получается два пальца. Завтра утром останется всего один. Выходит, нужно переночевать сегодня, а потом завтра, и после этого сразу приедут родители.


Когда на улице темнеет, тетя сажает Егорку в ванну, включает теплую воду и заставляет мыться, а потом гонит под одеяло. Он глядит, как она задергивает шторы, приговаривая:


— Чтобы никто не смотрел. Знаешь, что к каждому прикреплен специальный агент, чтоб следить? Даже к самым маленьким, таким, как ты. Они все записывают и отчитываются потом перед главными, и они все про нас знают. Ничего от них не утаить.


Она склоняется у кровати, тусклый свет лампочки над растрепанной головой кажется мягким догорающим пламенем. После захода солнца тетя всегда говорит больше, чем днем.


— Для нас все уже расписано. Как жить и как сдохнуть. Мы ничего не изменим, можно только терпеть и терпеть. Глупые ходят в храмы, хотя не ему молиться надо. Молиться вообще нет смысла, никого не уговоришь. Я вот сколько молилась, а никто не услышал. Никто не помог. Что тогда…


Громкий «ток!» прерывает речь — это в окно над кроватью что-то ударилось, будто брошенный наглой рукой камешек. Тетя Таня мгновенно замирает, белея как манная каша. Губы подергиваются, глаза уперлись в шторы.


— Ты слышал, Егорушка? — спрашивает она через минуту или две, по-прежнему не шевелясь.


— Слышал, тетя Таня.


Тишина в комнате такая зыбкая и осторожная, что все в груди невольно напрягается, будто вот-вот завоют сирены, загремят взрывы, и дом взлетит на воздух.


— А кто там? — спрашивает Егор, устав смотреть на неподвижную тетю.


— Там сыночек мой, Алешка.


Будь Егорка постарше, тактично промолчал бы, сделав выводы, но он еще даже в школу не пошел, поэтому вообще не знает слово «тактично».


— Тетя Таня, Алешка же умер.


Она наконец отводит глаза от штор, чтобы упереться в Егорку хмурым взглядом.


— Умер-то умер, — говорит, — но все равно иногда меня навещает.


— А так бывает?


— В нашем мире, Егорушка, как только не бывает. И лучше верить в то, во что другие не верят, потому что так ты всегда готов. Никто врасплох не застанет.


Наверное, надо «слегка поехать», чтобы понять, о чем она говорит.


Тетя Таня наклоняется ближе, лицо делается непривычно добрым и ласковым:


— Пообещаешь мне кое-что?


— Что?


— Будешь что-нибудь слышать или видеть — не вздумай открывать ночью окна и двери. А если и откроешь, никого не приглашай внутрь. Хорошо? А я тебе что угодно разрешать буду.


— Почему не приглашать?


— Потому что злой дух не может войти в дом, если его изнутри не пригласить. А если не войдет, то никому зла не сделает.


Мысленно сложив два и два, Егорка удивленно распахивает глаза:


— Это Алешка злой, что ли?


— Алешка, — кивает тетя Таня. — Давненько его не было. Это он тебя почувствовал, вот и явился. Ему надо занять физическое тело, чтобы меня убить.


— Как это?


— Так. Если пригласишь его, то выгонит твою душу прочь, а сам в твоем теле жить будет. И тогда до меня доберется и убьет.


— Зачем ему вас убивать?


Тетя Таня умолкает, отстраняясь. Взгляд теряется в прострации, пальцы нервно перебирают подол халата, обнажая тощие ноги, поросшие белесыми волосками. Так проходит несколько секунд, а потом в окно бьется другой камешек. Звук на этот раз четче и резче — точно не показалось.


— А знаешь, ты же маленький совсем, на тебя нельзя положиться, да? Я сама послежу.


Быстрым шагом тетя уходит из комнаты, чтобы вскоре вернуться со старым стулом. Деревянные ножки жалобно скрипят, когда она устраивается рядом с кроватью.


— Ты спи, Егорушка, ни о чем не волнуйся. Я буду рядом, поэтому ничего не случится.


Ойкнув, она подскакивает к выключателю. Лампочка гаснет, и в темноте снова слышно скрип ножек — тетя Таня вернулась на стул.


Егор сворачивается в клубок под одеялом, стараясь стать незаметнее. Глаза привыкают к темноте, и вот уже можно различить сгорбившийся силуэт на расстоянии вытянутой руки — Таня замерла будто восковая фигура из музея. Сипло раздается дыхание, частое и неровное. Спать, когда рядом кто-то вот так сопит, очень трудно, но ничего не поделать. Егорка отворачивается к стенке, поднимая глаза на шторы — с той стороны не слышно ни звука.


Мама говорит, Алешка был очень вредным, всюду лез и всем мешал. Говорит, вполне возможно, что именно из-за него муж тети Тани ушел из семьи. Нельзя, мол, с таким ребенком долго находиться, сразу выть хочется и на стену лезть. Значит, с Алешкой было бы очень интересно дружить, такие мальчишки всегда знают, где найти приключения. С Егоркой вот вообще никто не дружит из-за дурацкой заячьей губы. Во дворе все обходят его стороной и убегают, когда пытается приблизиться. Папа говорит, дети всегда жестокие.


∗ ∗ ∗

Егорка просыпается ранним утром, еще до рассвета. Темнота потихоньку блекнет, выдавая детали и подробности. Тетя Таня так и сидит на стуле, уронив подбородок на грудь. Руки лежат на коленях, опущенные веки беспокойно подрагивают. Сонно щурясь, Егор откидывает одеяло. Пока тетя не видит, можно хотя бы отодвинуть шторы и выглянуть на улицу. Проверить, правда ли там Алешка. Просто посмотреть никто не запрещал же.


Но когда Егорка тянется к шторе, тетя Таня тут как тут. Резко схватив его за запястье, она сжимает до боли и шипит:


— Куда полез? Я тебе что сказала?


— Никого не впускать, — испуганно скулит Егор.


— А ты что удумал?


— Просто посмотреть хотел!


Таня отпускает Егорку, и он нянчит руку на груди, чтобы боль поскорее отступила. Хочется плакать и звать маму, но она не услышит. Здесь даже соседи не услышат — дома в частном секторе стоят слишком далеко друг от друга, это тебе не квартиры в многоэтажке. Тут никто не поможет.


Тетя Таня не выглядит виноватой. Поджав губы, она осторожно озирается и прислушивается. Серый халат в потемках выделяется светлым пятном и напоминает призраков, сделанных из простыней, какими их рисуют в раскрасках. Отодвинувшись на кровати подальше, Егорка спрашивает:


— А Алешка правда был вредным?


— Кто тебе сказал? — хмурится тетя и, не дожидаясь ответа, бурчит: — Не вреднее других. Обычный он был.


— Тогда почему вы его боитесь?


— Ты кого угодно забоишься, если придет к тебе под окна убивать.


— Зачем Алешке вас убивать?


Егорка думает, что, как и в первый раз, тетя Таня пропустит этот вопрос мимо ушей, но она вдруг мрачно усмехается:


— Потому что если бы не я, он бы сейчас живой был.


— Это вы его убили? — тут же пугается Егор.


— Типун тебе на язык!


В рассеивающейся темноте лицо Тани бесцветно и бесформенно как кусок бетона, валяющийся на стройке. Когда она говорит, в уголках рта и глаз собираются сотни тонких морщинок:


— Но я, конечно, виновата.


— Правда?


— Знаешь, как он любил мармеладных змеев?


Этот вопрос звучит настолько неуместно и странно, что Егорка озадаченно вскидывает голову, совсем забыв про болящую руку:


— Змеев?


— Они у нас в ларьке через две улицы продавались по шестьдесят пять рублей за штуку. До сих пор продаются, наверное. Большие такие червяки из мармелада, разными цветами переливаются. На вкус как резина, которую в сироп макнули — гадость редкая.


Тетя Таня затихает, собирая разрозненные мысли. Взгляд мечется из одного угла комнаты в другой, а сальные пряди волос топорщатся в стороны как у заправской ведьмы.


— В тот день он уговорил меня купить такого, — шепчет она через несколько минут, когда Егорка успевает потерять надежду на продолжение. — Мы возвращались домой и встали на перекрестке. Ждали зеленый свет. И вот он изгалялся с этим змеем, ну вот прям назло как будто. Обслюнявит его всего, а потом крутит грязными руками, а потом знаешь что? Снова в рот, и все заново. Я ему давай про микробов объяснять, а он только смеется и снова в рот сует эту дрянь. Ну я и не выдержала, кто ж выдержит-то?


— Не выдержали? — Егорка нетерпеливо переминается на кровати. — Стукнули его?


— Глупости! Я никогда его не била, я хорошая мать! А в тот раз… Выдернула я этого проклятого змея, да и выбросила. И получилось так, что прям на дорогу выбросила. А этот дурачок тут же за своим змеем и метнулся, а зеленый-то еще не загорелся. Там машина эта большая, синяя… Как тормоза визжали, оглохнуть можно было. А я… Я…


Тетя Таня прижимает руки к лицу, не давая себе расплакаться. Грудь ходит ходуном, вздувшиеся жилки на висках пульсируют, будто готовы вот-вот лопнуть. Откуда-то издалека, со стороны дороги, слышится приглушенный автомобильный гудок. Как чья-то злая насмешка.


Темнота совсем уходит, уступая утру, когда Таня опускает руки. Лицо ничего не выражает, только кожа кажется помятой и изношенной, а губы искусаны до крови.


— Поэтому он думает, что я во всем виновата. И хочет отомстить. Я не сразу поняла, что это он, когда заметила впервые после… той аварии. Увидела под окнами что-то непонятное, что-то такое почти незаметное. Другой ничего не понял бы. Но материнское сердце не обманешь, я сына в любом обличье узнаю. Он не появляется, когда я одна. Приходит только если в доме кто-то есть. Ему надо забраться в чье-то тело, а там пиши пропало. Мне не спастись.


Тетя Таня поднимается со стула, приглаживая волосы.


— Поэтому, Егорушка, подумай в следующий раз, кода к окну полезешь. Меня тебе не жалко, а за себя стоило бы бояться. Хотя…


— Что «хотя»?


— Быть может, оно и лучше — сгинуть маленьким? Навсегда остаться ребенком. Вы все так хотите повзрослеть, потому что вам всегда все запрещают. Хотите вырасти, чтобы все было можно. И действительно, Егорушка, однажды ты проснешься взрослым, и тебе все будет можно. Только ничего не захочется.


∗ ∗ ∗

Днем, памятуя обещание тети Тани разрешать что угодно, Егорка вытаскивает из-под кровати резиновый мячик и выбегает в гостиную. Пока наметанный глаз выбирает лучшую стену для мысленного обозначения футбольных ворот, над головой громогласно раздается:


— Это еще что такое?


Не спавшая всю ночь, тетя выглядит постаревшей на десяток лет. И еще более грозной, чем обычно.


— Вы же сказали, все разрешите, — мямлит Егорка, пряча мяч за спину.


— Ну не в футбол же по дому играть! Ты мне все обои испохабишь, кто потом переклеивать будет? Мать твоя? Или, может, сам возьмешься?


— Я не умею…


— Да что ты говоришь! Тогда чтоб я твой мячик больше не видела, понял? Вон пульт от телевизора, смотри сегодня любой канал, хоть перестрелки свои, хоть монстров идиотских. И чтоб я тебя не слышала.


Вжавшись в диван, Егорка часами напролет клацает по кнопкам пульта и наблюдает за мающейся тетей Таней. Она занимается делами по дому, сутулясь и потирая глаза, то и дело слышно негромкие ругательства. В обед заставляет Егорку проглотить порцию недоваренной гречки без ничего, а потом уходит к себе в спальню, чтобы отдохнуть, но через пятнадцать минут выползает, шаркая мозолистыми ступнями по полу.


— Не могу днем спать, — поясняет, поймав непонимающий взгляд племянника. — Я и ночью-то не всегда хорошо засыпаю, а при свете так вообще. Поскорей бы твои родители вернулись, да?


Таня уходит в кухню, а Егор продолжает нажимать кнопки, не глядя на моргающий экран телевизора. Мячик валяется в углу и, кажется, тоже потихоньку ненавидит тетю. Но в одном с ней нельзя не согласиться: поскорей бы родители вернулись. По груди растекается приятное ощущение тепла и радости от мысли, что это случится уже завтра.


После ужина тетя Таня не заставляет Егорку мыться. Она выплевывает «марш в койку» и снова тащит стул к его кровати. Значит, остались силы на еще одну бессонную ночь.


— Знаешь, Егорушка, — говорит она в темноте, когда он отворачивается к стенке. — Все кончается когда-нибудь. Видишь, вот и наши с тобой мучения тоже почти все. Недолго осталось. В следующий раз проси родителей, чтобы к кому другому тебя спихнули. А то нарожают выродков, а невинные должны страдать. Правительство поощряет нищету плодиться, а мне потом приходится не спать, чтобы кто-то ночью окно не открыл. Чем я заслужила? Я хочу спокойно жить, а не…


Егорка зажимает уши, не в силах больше терпеть малоприятный поток слов. Завтра утром приедут родители — это совсем скоро. И одновременно почти никогда.


∗ ∗ ∗

Ночью звонкий одиночный удар камешком по стеклу в один миг прогоняет сон. Тяжело дыша, Егор часто моргает, натягивая одеяло до подбородка. Взгляд различает в темноте поникший силуэт на стуле, больше ничего.


— Тетя Таня! — зовет Егорка хриплым шепотом.


Молчит. Значит, все-таки заснула.


Тишина давит со всех сторон, ни единый шорох ее не разбавляет. Все еще боясь пошевелиться, Егор глядит на задернутые шторы. Они такие плотные, что и днем-то ничего не пропускают, а сейчас вовсе надежнее каменной стенки — никак не разгадать, что по ту сторону. И как выглядит тот, кто бросает в окно камни. Можно только кутаться в одеяло рядом с уснувшей тетей Таней и прикидываться спящим до самого рассвета, чтобы ничем себя не выдать. Интересно, это больно, когда душу выгоняют из тела?


Дыхание сбивается от неожиданной идеи — а вдруг с Алешкой можно договориться? Быть может, они смогут делить одно тело вместе? Можно ведь что-нибудь придумать, рассчитать время пополам, пусть у каждого будут свои дни. Они же оба хотят плохого тете Тане, как тут не прийти к согласию? Егорка даже улыбается от предвкушения: наконец-то появится лучший друг! Друг, которому плевать на заячью губу или еще какие-нибудь глупости. Это же все неважно, когда у вас одно тело на двоих!


Осторожно косясь в сторону неподвижной тети Тани, он откидывает одеяло и хватается за штору. В щель проливается холодный свет полумесяца. Сквозь стекло видно кусочек звездного неба и покачивающиеся от ветерка ветки одичавшей яблоньки в палисаднике.


Стараясь не издать ни единого звука, Егор забирается на широкий подоконник. Здесь обзор больше — соседские дома, забор, кусты под окном. И что-то мельтешит там, в запущенных зарослях, среди сорняков и густой травы. Что-то черное скользит меж ветвей, то и дело теряясь в темноте. Быть может, это бездомный кот или просто игра воображения. А может, в самом деле Алешка вернулся с того света и поджидает удобного случая. Тут только один способ узнать наверняка.


Дрожащими от волнения руками Егорка поворачивает ручку. Окно приоткрывается, внутрь прохладным потоком устремляется ночной августовский воздух. Стул в комнате тут же скрипит — тетя Таня вскидывает голову, спросонья еще ни в чем не разобравшись. Есть всего несколько секунд.


Егор высовывает голову наружу и выдыхает:


— Алешка, заходи!


Блуждающая в зарослях тень с готовностью прыгает к нему.


∗ ∗ ∗

Когда родители стучатся на следующее утро, дверь им открывает Егорка. Вдоволь наобнимавшись с сыном и умильно наохавшись, загоревшая мама выпрямляется и с недоумением осматривается:


— А где тетя Таня?


Егор молчит, странно улыбаясь.


— Таня! — зовет мама, стряхивая с ног туфли и ступая в дом.


Слышно, как она обходит все комнаты, бормоча что-то под нос, а потом возвращается в прихожую:


— Она тебя совсем одного оставила, что ли?


— Все хозяйство на ребенке, вот какой самостоятельный! — смеется папа, но в глазах видно только тревогу. — Ты же ничего не натворил?


Ответить Егор не успевает — дверь со скрипом отворяется, и на пороге замирает тетя Таня:


— О, вернулись уже? Я думала, позже будете.


— Ты где была? — набрасывается мама. — Мальчику всего шесть лет, один в большом доме!


— Да я же недалеко, в магазин ходила! — Тетя машет шуршащим пакетом. — Буквально минут пятнадцать не было, что ты сразу скандалишь?


— Ничего я не скандалю, просто можно было же хоть записку оставить, — отвечает мама. — У тебя все не как у людей.


Отец закатывает глаза:


— Ну хватит уже, все живые же. Сына, ты хорошо себя вел?


— Да! А можно мне теперь почаще здесь гостить?


Родители с удивлением переглядываются. После долгой заминки мама скрещивает руки на груди и осторожно тянет:


— Ну не знаю, если тетя Таня сама не против...


— Как же мне быть против? — улыбается Таня, доставая из пакета большого мармеладного змея. — Мы с Егоркой теперь лучшие друзья, пусть хоть насовсем у меня поселится!


И, щурясь от удовольствия, она откусывает змею голову.


Автор: Игорь Шанин

Показать полностью
3642

Мама, там мальчик

Дома с сыном вдвоём. Ему два года, ковыряется со своими игрушками в комнате. Я мою посуду на кухне.
Квартирка у нас маленькая, однушка, вход в кухню через комнату.
То есть я прекрасно слышу, как ребёнок разговаривает с собой и со мной в процессе игры.
Через время понимаю, что тихо. (Родители поймут, что тут уже должно быть страшно)
Вытираю руки, захожу в комнату. Сына нет.
Тут я вспоминаю, что входную дверь после прогулки на ключ я не закрыла...
Уже с тревогой бегу в коридор. Малыш стоит возле двери, опустив руки и молчит. Поворачивается ко мне и произносит:
- мама, там мальчик.
Подхожу к двери. Она приоткрыта. Смотрю в глазок. А там... Никого. Лестничная клетка пуста.
Смотрю на сына, он смотрит на дверь.
- мама, там мальчик, - повторяет он.
Ручка двери опускается и дверь приоткрывается сильнее...
Хватаю сына на руки, захлопываю дверь.
Сердце колотится.
- простите пожалуйста, это не вы варежки в подъезде уронили?
Соседский мальчишка, Сашка.
Мелкий он, видимо, в глазок не разглядела.
- спасибо, - говорю. - наши варежки.
Маленький кирпичный заводик теперь есть у меня.

483

Претензия к Лабиринт Пресс от ребенка

Наткнулся на достаточно интересную книгу - "Моря и океаны Мой атлас с наклейками". Понравилась тем, что распределяет морских обитателей по глубине их обитания.

Претензия к Лабиринт Пресс от ребенка Защита прав потребителей, Книги, Дети, Книга жалоб, Длиннопост

В общем книга нормальная, но ребенок обнаружил, что одной наклейки не хватает. Получается этой наклейки вообще нет в наборе,  и на постере осталось одно пустое место - по всей видимости производственный брак. Я не особо перфекционист, но дочери ситуация явно не нравилась :) в общем я предложил ей написать претензию продавцу книги если её прям сильно тревожит ситуация, и спустя месяц она мне отдала вот такую претензию.

Претензия к Лабиринт Пресс от ребенка Защита прав потребителей, Книги, Дети, Книга жалоб, Длиннопост

Пару ошибок я поправил конечно и сегодня отправил её претензию в Лабиринт Пресс, оформив короткое сопроводительное письмо в котором попросил - "На основании изложенного, прошу ознакомится с её заявлением (приложение №4) и направить ответ на её имя, по адресу..."

Подготавливая это сопроводительное письмо я подумал вот о чем - по моему это отличная идея еще в детстве, до школы, рассказать ребенку, что если он, обнаружил недостаток в купленной ему игрушке, или книге, да в чем угодно, то он должен уметь обратится с официальным заявлением к производителю и выдвинуть ему требование, пусть какое-то банальное, но требование.

Мне вообще кажется, что в школе с первых классов нужно рассказывать о правах, касающихся защиты прав потребителей, чтобы дети уже имели понимание как себя вести, в подобных ситуациях, как я описал выше. В общем необычная ситуация, посмотрим как разрешится.

Показать полностью 1
31

Девочка на газоне

Помню те дни..я реально переживал! И тоже задавался вопросом, как такое могло случиться?! Как эти люди смогли пойти на такое?! Дети то им что сделали? Если нет принципов и морали, а извращенный фанатизм поглощает с головой, то итог будет закономерен...

Увидел статью и не смог пройти мимо и не поделиться.


Почти 15 лет назад, 1 сентября 2004 года, произошел самый страшный теракт в истории страны — захват здания средней школы №1 в Беслане (Северная Осетия). На тот момент в здании и около него находились более тысячи человек, большая часть из которых — дети. Переговоры с боевиками шли три дня. На третий день после захвата школы федеральные силы приняли решение штурмовать здание. Во время операции погибли не только террористы, но и заложники. По официальным данным, жертвами событий в Беслане стали 334 человека, в том числе 186 детей. Все три дня за происходящим наблюдала журналистка ИД «Коммерсантъ» Ольга Алленова. В конце августа в издательстве «Индивидуум» выходит ее книга — «Форпост. Беслан и его заложники» . С разрешения издательства «Лента.ру» публикует отрывок, в котором описываются события 3 сентября.


Утром в пятницу в здание ДК к родственникам снова пришел президент Дзасохов [Александр Дзасохов — на тот момент президент Республики Северная Осетия - Алания — прим. «Лента.ру» ]. В закрытом для прессы режиме он сказал, что не допустит штурма, что власти готовы дать террористам автобусы для отъезда «в любую точку, к любой границе». Но его лицо было совершенно безжизненным, каким-то потемневшим. Как будто он понимал, что его слова уже ничего не значат. Он прошел мимо журналистов, и его даже не узнали. Может быть, Дзасохов действительно был против штурма, потому что понимал, что люди ему этого не простят. Это в других российских регионах президент или глава — всего лишь чиновник, работающий на Москву. В Осетии президента считали «своим», защитником, который не даст в обиду. Я слышала, как многие женщины твердили: «Придет Дзасохов, и все будет хорошо. Главное, чтобы он пришел». Но Дзасохов понимал и другое: от него уже ничего не зависело. Оперативный штаб подчинялся не ему, а непосредственно ФСБ, и голос губернатора там никто не услышал бы. В первой половине дня пятницы в ДК пришел врач Рошаль, который сообщил, что дети обезвожены, что всех их надо будет показать врачам, как только их освободят. Доктор рассказал, как надо за детьми ухаживать и как надо себя с ними вести. На встречу журналистов тоже не пустили. А вскоре после этого на площади появился Лев Дзугаев, который сообщил, что с боевиками идут телефонные переговоры, что должен приехать Асланбек Аслаханов и что в школе «заложников, к сожалению, больше, чем мы предполагали». Последняя фраза показалась нам тревожной. «Раз признаются, значит, боятся, что скоро мы сами всё увидим»,  — сказал кто-то из моих коллег.


Мы понимали, что третий день захвата — это уже очень долго. Бесланцы нервничали, злились, требовали действий от властей, женщины плакали, хмурые ополченцы ходили мимо нас с оружием в руках. В любой момент люди, чьи дети умирали от жажды в школе, могли пойти на самые неожиданные поступки. Затягивать дальше было уже нельзя. Это не Красная площадь, которую можно отгородить забором и спецназом. Целую республику не отгородишь. Рванет форпост — закачается Россия. Но нельзя было допустить и штурма со стороны российских военных, ведь тогда погибнут дети, и форпост перестанет верить Кремлю. Остается лишь ждать, пока первый шаг сделают террористы. Или подтолкнуть их к этому шагу.


Я не знаю, был ли случайным или спланированным исход этой трагедии. Но для российской власти он оказался оптимальным.


Было 13 часов с минутами — в школе что-то рвануло, стали отчаянно стрелять. Женщины на площади разом закричали. От Дома культуры люди бросились к школе, я побежала вместе со всеми. На тротуаре стоял молодой ополченец с повязкой на рукаве, который пытался остановить бегущих. Он схватил меня за руку, я вырвалась.


Когда я добежала до дороги, мне пришлось остановиться — дальше все было оцеплено. За дорогой начинался переулок, ведущий к школе. Рядом со мной стояло много людей, мужчин и женщин. Снова раздались выстрелы — что-то засвистело в воздухе, люди, крича и пригибаясь, стали разбегаться, кто-то толкнул меня к серому киоску, фасад которого был закрыт металлическим щитом. За киоском, кроме меня, было еще двое или трое, сначала мы лежали на земле, потом сели, прислонившись спиной к задней стене киоска.


Время остановилось. Звуки, казалось, добираются до моего сознания как сквозь вату.


Полковник Разумовский уже лежал в школе, сраженный огнем [ Дмитрий Разумовский — начальник отделения Управления «В» («Вымпел») Центра специального назначения ФСБ, подполковник, погибший при освобождении заложников во время теракта в Беслане. Посмертно удостоен звания Героя России — прим. «Лента.ру» ].


После первого взрыва дети стали выпрыгивать из окон спортзала во двор, и группа Разумовского, занявшая позицию неподалеку, первой увидела, как они бегут под пули. Спецназовцы бросились к школе без прикрытия. Многие погибли в первые минуты боя.

Девочка на газоне Теракт, Боевики, Заложники, Дети, Смерть, Длиннопост, Книги, Память, Беслан

Из доклада северо-осетинской парламентской комиссии по расследованию обстоятельств теракта в Беслане:


«3 сентября 2004 года, примерно в 11 часов 10 минут, бандиты согласились на эвакуацию тел расстрелянных заложников-мужчин. В 12 часов 40 минут сотрудники МЧС РФ Скоробулатов А. В., Копейкин А. Н., Замараев В. В. и Кормилин Д. И. выдвинулись для выноса тел убитых заложников с территории, прилегающей к школе. Из показаний сотрудников МЧС РФ Скоробулатова А. В. и Копейкина А. Н., оставшихся живыми, один из бандитов вышел из школы и стал наблюдать за их действиями. Сотрудники МЧС РФ стали переносить трупы погибших для их последующей транспортировки, но неожиданно для всех произошел взрыв внутри здания школы, который оказался неожиданным и для самого террориста. В результате начавшейся со стороны террористов стрельбы погибли В. Замараев и Д. Кормилин. Исходя из складывающейся ситуации руководитель оперативного штаба Андреев В. А. в 13 часов 10 минут отдал боевой приказ ЦСН ФСБ России приступить к проведению боевой операции по освобождению заложников и нейтрализации террористов» *.


Из показаний Людмилы Дзгоевой в Верховном суде Северной Осетии:


— Вы помните, когда произошел взрыв?


— Ну, я увидела вспышку света. Потом такая волна.


— Вы не помните, как этот взрыв произошел? Вы не видели, да?


— Там была вспышка и взрыв. Потолок посыпался. Потом второй взрыв раздался. И кто-то закричал: бегите, сейчас сгорим.


— Сколько боевиков находилось в момент взрыва в зале?


— 3-4 человека. (…)


— Ваша дочь погибла?


— Да. (…) Сильные осколочные ранения головы.


Я не знаю, сколько прошло времени, не помню себя в тот момент. Помню уже, что рядом никого нет, я одна, стрельба куда-то переместилась. Нас закрывала от школы многоэтажка. Когда я вышла из своего укрытия, людей у дороги стало меньше, и тут стояли в основном мужчины.


Со стороны школы побежали какие-то мужчины, они несли детей. Подъезжали легковые машины, в них быстро грузили раненых. Скорые появились не сразу. Первое время вообще было непонятно, что за люди выносят детей, кто их увозит на машинах, — спасательная операция была стихийной. Наш ставропольский водитель в этот день курсировал между школой и больницей, вывозя раненых.

Девочка на газоне Теракт, Боевики, Заложники, Дети, Смерть, Длиннопост, Книги, Память, Беслан

Я стою на газоне рядом и смотрю на рослых, грязных ополченцев. По закопченным лицам здоровых кавказских мужиков, несущих тонких голых детей, текут черные слезы. Боковым зрением вижу движение справа: люди расступаются, и мужчина в форме опускается на колени, чтобы положить на зеленый газон ребенка. Это девочка. У нее длинные черные волосы, она худенькая и бледная. На ней только трусики. Ее глаза закрыты. Когда он кладет ее на газон, я вижу на затылке девочки черную дыру с запекшейся кровью. Она лежит совсем близко, и я не могу оторвать от нее глаз. В спортзале было очень жарко. Дети снимали одежду. Они умирали от жажды. Эта девочка тоже хотела пить. Она любила сказки, нарядные платья, мультики, маму. Ей выстрелили в спину. Она так и не напилась перед смертью. Ей было лет восемь. Она всегда у меня перед глазами.


Время снова остановилось, и следующее, что я помню,  — большая пожарная машина пытается въехать в узкий переулок, ведущий к школе, какой-то военный машет рукой, показывая водителю угол разворота. А на зеленом газоне справа от меня уже несколько тел, накрытых белыми простынями. Маленькие и большие. Красные пятна проступают сквозь белую ткань. Я не вижу больше девочку. Я думаю, что ее здесь больше нет, но она здесь навсегда.


«Родственников заложников в эфир не давать, количество заложников, кроме официальной цифры, не называть, слово "штурм" не употреблять, террористами боевиков не называть, только бандитами. Потому что террористы — это те, с кем договариваются». Такие указания получили мои телевизионные коллеги от руководства. Вечером 3 сентября один из них рыдал, прислонившись к машине. С тех пор я его ни разу не видела. Я и телевизор с тех пор не смотрела.


Страшный ливень накрыл Беслан вечером 3 сентября. Как будто небеса разверзлись, и на землю вылилась вся скорбь и ярость мира. Я никогда не видела такого дождя. В нем было что-то ветхозаветное — как во всем, что случилось в этот день. Как будто не было никогда любви в этом мире. Только боль, смерть и отчаяние. Я шла в сторону гостиницы по щиколотку в воде, затопившей город.


Хроника пятницы, 3 сентября 2004 года:


11:15 Александр Дзасохов сообщает, что в школе может быть 900 заложников.

11:40 Оперативный штаб договаривается с бандитами об эвакуации с территории школы убитых спасателями МЧС.

13:03-13:05 Сотрудники «Центроспаса» подходят к школе. В здании слышны два взрыва. Начинается перестрелка. От школы бегут заложники.

13:18 Идет бой. Часть крыши над спортзалом рушится. Европейские телекомпании начинают прямую трансляцию. На кадрах видно, что многие заложники ранены.

13:35 Оперативный штаб сообщает, что боевики открыли огонь по заложникам, после чего спецназ «начал действовать в соответствии с обстановкой».

13:50 Начинается стихийная эвакуация раненых. Боевики ведут плотный огонь. Спортзал горит. В школе раздаются взрывы. На окнах спортзала стоят дети, террористы ведут огонь, прикрываясь ими.

14:25 Объявлено, что спецподразделения «контролируют все помещения школы», но стрельба продолжается, здание горит.

15:20 Пожарные расчеты начинают тушить пожар.

15:30 Военные зачищают жилые кварталы.

16:17 В здание школы входят спасатели и врачи, начинают эвакуацию оставшихся заложников и тушение пожара. Все еще раздаются выстрелы.

16:57 Телекомпания CNN сообщает, что внутри спортзала — не менее 100 погибших заложников.

18:47 Вновь стреляют. Появляется информация, что в подвале школы отстреливается боевик. Продолжается перестрелка в ближайших районах города.

19:22 Советник президента Асланбек Аслаханов сообщает, что в школе было до 1200 заложников, погибших может быть «значительно больше, чем 150». Это первая правдивая информация о численности заложников за трое суток.

22:25 Командование 58-й армии сообщает, что все террористы убиты или взяты в плен.


Мне разрешили уехать. 4 сентября в Беслан собирался Владимир Путин, с ним летел наш журналист Андрей Колесников.


Утром 4 сентября я ехала в такси через центр города. Вся площадь перед Домом культуры была покрыта черными полиэтиленовыми мешками. Эти мешки лежали рядами. Между рядов ходили черные женщины. Шатаясь, приподнимали края полиэтилена, смотрели. Кричали. Плакали. Падали. Уходили. Я опустила голову, вжав ее в колени. Это последняя картина тех ветхозаветных дней в моей голове.


В школе №1 находились 1127 заложников. В общей сложности в бесланском теракте погибли 333 человека. Среди них 186 детей, 10 бойцов спецназа «Альфа» и «Вымпел», 2 офицера МЧС. Около 800 человек получили ранения, из них около 500 — дети. 43 процента ранений заложников носили характер минно-взрывных *.


Из 186 погибших детей 7 умерли в лечебных учреждениях. Всего в лечебных учреждениях умерли 19 бывших заложников. 1 августа 2005 года дома от ранее полученных ранений скончался один человек. В результате теракта 16 детей стали круглыми сиротами.

Девочка на газоне Теракт, Боевики, Заложники, Дети, Смерть, Длиннопост, Книги, Память, Беслан

Скажу честно, я сбежала. От этого, такого большого, горя, которое, казалось, засосет меня и никогда не выпустит. Я хотела вырваться из липкого, душного кокона, опутавшего мой мозг и лишившего выбора, инициативы, способности думать. Ни одной мысли не было в моей голове, только ощущение, что больше ни в чем нет смысла. Как будто все мое существо утекло в ноги и работало на одну задачу — бежать. Через пару дней, которых я совсем не помню, меня отправили на море. Я не сопротивлялась, не радовалась, сухие глаза, внутри пусто. Я сидела в номере и смотрела в стену или спала. Кажется, на второй день мне позвонил главред журнала «Власть» Максим Ковальский. И попросил написать о том, что произошло в Беслане. Журнал сдавался через сутки, времени было мало. Я села за стол, открыла компьютер и набрала первую строчку. Меня накрыло истерической волной, я прорыдала весь вечер перед компьютером, не в силах остановить ни слез, ни слов. Много лет я не могла простить себя за то, что уехала оттуда так рано. Я могла сбежать, а они не могли.


Источник:https://lenta.ru/articles/2019/08/25/book/

Показать полностью 3
97

Подборка №12. Пачечка шокирующих рассказов.

Итак, входите, дамы и господа. В полутёмной зале за большим столом, конца которому не видно, расставлены кресла с резными ручками. Неровный свет нескольких свечей едва освещает бледные лица сидящих за столом. Только в одном окне виден бледный лик луны, в остальных - слепая беззвёздная ночь. В шуршании ветра за окном плывёт слабо различимый звук, отдалённо напоминающий вой... Присаживайтесь. Мы начинаем наш вечер шокирующих и страшных историй (и сегодня я надеваю маску Хранителя склепа, ага).


Таких подборок можно составить больше 9000, скажут мне. Ведь страшных и пугающих рассказов в мире напечатано, наверное, столько же, сколько человек на Земле. Ну, может, раз в пять меньше. Но их очень, очень много. И зачем же нужна ещё одна?


Однако эту подборку я составлял не из желания подобрать лучшие пугающие истории. Это, можно сказать, подборка художественно шокирующих рассказов - не только страшных, но в то же время и шокирующих.


Так, например, можно ознакомиться с неожиданными сторонами творчества Артура Конан Дойла, Герберта Уэллса и маэстро Джона Уиндема - для творчества каждого из них такие рассказы более чем нехарактерны (и здесь хочется отметить именно «Выживание»). А вот из пугающих и неожиданных рассказов Рэя Брэдбери вообще можно целые сборники составлять.


Оригинальные находки в новеллах Дж. Хичкока и С. Дональдсона передают пугающую атмосферу напряжённости вообще безо всякой мистики - неровный и нервный тон «Червя-победителя» порадует вас неожиданной концовкой. Абсурдистская и невероятная идея преподнесена и мистером Томасом Дишем - наверняка этот рассказ вспомнят те, кто его читал.


Мистер Амброз Бирс и мистер Роберт Говард - один в какой-то мере предшественник, другой, можно сказать, последователь. Сборник Бирса «Может ли это быть?» настоятельно рекомендуется любителям триллеров и саспенса. Ну а Говард, помимо Конана, Соломона Кейна и прочих героев, был автором ещё немалого количества весьма достойных «страшных» рассказов (см. сборник «Чёрный камень» от «Северо-Запада»).


Полностью классическую, почти викторианскую новеллу предоставит мастер ужасов Говард Филипс Лавкрафт (дружил с Говардом по переписке) - его стремление ознакомить нас с кладбищенскими пейзажами перекликается с модернистским рассказом Рэмси Кэмпбелла. Немного чисто органического, натуралистического страха доведётся ощутить в рассказе современного «короля ужасов» Стивена Кинга.


И наконец, завершающий рассказ...


Обычно я стараюсь завершать подборку наиболее «ударным» рассказом, наиболее сильным и впечатляющим. А вот здесь... подумав, я решил немного рискнуть - и последним рассказом поставил «Немного зелени» Ф. Брауна. В нём нет монстров из-за угла. Нет коварной темноты, прячущейся в закоулках сумерек. В нём всего лишь... немного зелени.


Так что, оцениваем... И да, вместо аннотаций комментарии.


Джордж Хичкок «Приглашение на охоту»


Аброз Бирс «Заколоченное окно»


Говард Ф. Лавкрафт «Показания Рэндольфа Картера»

Местом действия было старое кладбище... Практически викторианская классика.


Роберт Говард «Голуби преисподней»

Если уменьшить количество источников постороннего звука, и вообще читать вечером, в покое и уединении... Только чтоб всё-таки рядом кто-то был. Ибо мурашки по коже вам гарантированы, даже 70 лет спустя после написания рассказа. Возможно, самый жуткий рассказ в сборнике.


Артур Конан Дойл «Ужас высот» (=«В высотах небесного океана»)


Герберт Уэллс «Человек из племени Порро» (=Колдун из племени Порро)


Стивен Дональдсон «Червь-победитель»


Стивен Кинг «Серая дрянь»


Джон Уиндем «Выживание»


Рэй Брэдбери «Крошка-убийца»


Томас Диш «Спуск»


Рэй Брэдбери «Тот, кто ждёт»


Рэмси Кэмпбелл «Глубоко под землей»


Фредерик Браун «Немного зелени»


На Яндекс.Диск (файл почищен скриптами, проверен на читабельность)


Пасхалочка. На карте города Сайлент Хилл есть улицы Брэдбери и Бахмана (это псевдоним Кинга), а «Средняя школа Мидвича» - отсылка к замечательному роману Джона Уиндема «Кукушата Мидвича».


Что-нибудь в тему: ну конечно же, The Thing - Main Theme.mp3, только она, и больше ничего.


Невошедшие бонусы


Боб Леман - Окно

Уильям Тенн - Хозяйка Сэри

Рэй Брэдбери - Город

Аброз Бирс - Как чистили корову


... и ещё 9000 рассказов, как я уже и говорил.

Показать полностью
996

Ой ляжу я на пляжу...

После прочтения истории про "журчание" в парке http://pikabu.ru/story/park_ne_tualet_ili_net_5088541 , в моей голове всплыла история про похожую вседозволенность, но на пляже. Было это лет 15 назад.
Итак, лето, солнце, пляж... Радуясь минутам отдыха под солнышком и наслаждаясь великолепным пейзажем речного берега, предаю свое бренное тело солнечным лучам, мечтая получить красивый загар. Рядом бегает маленькая голая девочка, лет 2-3 и спустя некоторое время начинает проситься в туалет покакать. На что мама девочки, лениво подняв голову от места, на котором она лежала и, видимо, решив, "что естественно, то не безобразно", говорит доче, чтобы та "сама нашла место, где покакать". Побегав минут 5 в поисках горшка и поняв, что ее попытки найти его на пляже безуспешны, девочка садится прямо перед моими глазами в нескольких метрах и начинает делать свои "большие дела". Прямо на берег!!! Прямо перед водой!!! Рядом оказалась еще одна семья, которая сделала замечание нерадивой мамаше, однако получила ответ вроде " Ну и что!? Это же маленький ребенок!!! Пусть делает свои дела там, где ей нравится!!! Она же не взрослый человек!!! ".
Моя психика была сломана. Радость жизни вдруг исчезла, а желание загорать или купаться было потеряно еще на долгое время. С тех пор я с опаской хожу на пляж, а заходя в воду внимательно всматриваюсь в линию берега.

125

Тайга в сумерках

И снова привет, Пикабу. Нет, новых якутских крипипаст сегодня не будет, зато есть кое-что другое.


Много воды утекло с того вечера, как в ноябре 2011 года я от скуки стал вспоминать страшные истории, которые пугали меня в детстве, и создал тред на Дваче в разделе «Паранормальное». Сначала намеревался пересказать пару-тройку страшилок и на этом закончить, но дело немного затянулось, и в результате счёт историй в треде пошёл на десятки. За эти годы они растеклись по Рунету и теперь больше известны народу как «старая якутская крипипаста с Лурка» или «паста про Якутию с Мракопедии». Да и на Пикабу они не раз всплывали и успели кое-кому надоесть. Люди читали, им вроде даже нравилось, но в комментариях то и дело выражалось недовольство стилем подачи материала: не все любят мат в тексте, да и на имиджбордах не все поголовно сидят, чтобы хорошо разбираться в местном сленге. А на Лурк и Мракопедию тексты из треда перекочевали без редактуры (оно и правильно). Порой, перечитывая ради ностальгии свой «подвиг былых дней», я загорался желанием переработать его таким образом, чтобы интеллигентный народ мог читать истории, не морщась. Но энтузиазм быстро проходил, да и читатели уже привыкли к формату историй и могли не воспринять изменения.


И вот, воспользовавшись тем, что у меня в конце 2016 года вновь случился всплеск интереса к этой теме (я даже сподобился продолжить старое дело, написав несколько новых историй), я всё-таки совершил задуманное — скомпилировал из старых и новых якутских крипипаст небольшую электронную книжку и назвал её «Тайга в сумерках». Вдохновлялся при этом такими книгами, как «Сибирская жуть» и «Хохот шамана».

Тайга в сумерках Якутия, Крипота, Страшные истории, Книги, Длиннопост, Я сделяль

В книге собраны все истории, которые вкидывал в треды я сам (в тредах были и другие авторы, но их истории я не стал включать в книгу, так как, во-первых, вряд ли имею на это право, во-вторых, их стиль отличается от моего, что будет бросаться в глаза в книге). Попытался немного систематизировать истории, сгруппировав их в три раздела, написал небольшое предисловие, а в конце книги указал примерные источники, откуда я брал все эти рассказы (но, учитывая, что я всё писал по памяти и вообще пересказывал сюжеты довольно вольно, вряд ли это имеет большой смысл). Все истории отредактированы — мата, жаргона и прочих фривольностей больше нет, можно смело давать беременным и детям. Книга, естественно, анонимная и некоммерческая, учитывая, сколько всего из разных художественных произведений и публицистики в ней понадергано.


В общем, если кому-то интересно, то книгу можете скачать здесь:


https://drive.google.com/open?id=0B3Ub2IX2kNUjUmxKNmRVYzQzRk...


В архиве содержится книга сразу в трёх форматах — FB2, PDF и RTF. Читайте в любом удобном для вас виде. Конечно, плохо, что ничего нового по части историй в ней нет, все истории из тредов наверняка давно прочитаны-перечитаны теми, кому это интересно, но новая переработка как раз и сделана для того, чтобы немного расширить круг читателей за счёт тех, кто не мог читать это в исходном виде. Так что, если те самые пасты с Лурка и Мракопедии вам нравились, то можете рассказать о книжке друзьям и знакомым.

Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: