14

Схрон. Книга 2. Главы 94-95

Схрон. Дневник выживальщика. Книга первая

Схрон. Книга 2. Главы 94-95 Схрон дневник выжиывальщика, Рассказ, Постапокалипсис, Выживание, Ядерная война, Стеб, Боевики, Длиннопост

Глава 94

В отличном настроении я сидел на камне, прихлебывая коньяк. Есть отчего радоваться. Отлично выспался, потискал ненаглядную, позавтракал. За ночь Буба вскопал, наверное, треть приусадебного участка. Вскопал бы и больше, но цепь ограничила стахановские возможности моего ниггера. Как же он прыгал от радости, когда я вернулся наутро. Батарейки в фонарике почти сели. Пристегнул его к следующей колонне.

Даже стыдно немного, что лупил вчера. Шучу. Нифига не стыдно. Все же это враг. Помимо хавчика для пленного я притащил три аккумулятора и подцепил к светильникам Валеры.

– Эй, Буба, а ну, поди сюда!
Взмыленный негр подбежал, гремя цепью:
– Кушьять! Ням-ням! – Сверкнули белоснежные зубы.
– На, держи!
Протянул ему кусок сушеного мяса, сухари, бутылку пива. Усевшись прямо на грядку, нига с жадностью набросился на еду.
– Ладно, занимайся. Вечером приду, проверю. Если вскопаешь еще гектарчик, получишь бонус. Ты все понял?
– Буба поньимать! Буба хочьит бонус!
– Ну вот и славно.

Поднявшись, прихватил пару разряженных аккумов и направился в Схрон. Здорово, что у меня появился такой работник. Как же я ненавижу ковыряться в земле. Может, не убивать его? Пусть лучше присматривает за огородом. Главное, держать ниггера с его черной дубинкой подальше от Лены. Не сомневаюсь, конечно, в ее верности. Но параноик во мне должен учитывать все варианты.

***

Дома решил заняться установкой нового суперунитаза. Даже срать не стал пока, хочется обновить фаянсового друга.
– Как там Буба? Ты его покормил? – спросила Лена, заглядывая в санузел.
– Покормил, покормил… надеюсь, эти затраты припасов окупятся… – проворчал я.
– Только не бей его, пожалуйста. Нужно к людям с добротой относиться и тогда они тем же отблагодарят.
– Ты где такой херни начиталась? – прокряхтел я, орудуя газовым ключом. – Поделись улыбкою своей, и она к тебе не раз еще вернется?
Лена засмеялась, подхватывая:
– И тогда наверняка вдруг запляшут облака! И кузнечик запиликает на скрипке!
Если полизать Зюзю так и будет, подумал я.
– С голубого ручейка начинается река, ну а дружба начинается с улыбки!
– Ништяк! – похвалил я.
У меня появилась идея, как повысить лояльность черномазого пленника. Ведь помимо кнута должен быть и пряник.

За полчаса я полностью закончил монтаж толчка. Показал девушке, где что нажимать. Да-да, здесь оказался еще и пульт дистанционного управления. Можно включить подогрев седалища, обдув, подмыв, систему автоматической очистки. Также имеется вайфай. Я тут же подключил к компу новое устройство. Теперь можно слушать музыку, аудиокниги прямо на унитазе через встроенную в бачок стереосистему.

– Класс, теперь хоть не надо его мыть, – облегченно вздохнула Леночка.
– Ну, как не надо? Ты разве не знаешь поговорку?
– Какую?
– Унитаз – лицо хозяйки!
– Что???
– Все, закрой дверь с той стороны! – заржал я, снимая штаны и усаживаясь.

***

Придя вечером на плантацию, довольно хмыкнул. Грядки аккуратными рядами расположились между сталагмитов и сталагнатов.
– Буба молодьец?
– Молодец! Лови! – Кинул ему сверток с едой.
– Апьять мяса! А гдье фрукты? Мнье нужены витьамины!
– Ну, звиняй, бананьев нема. Есть получше кое-что. Ты ведь хочешь бонус, Буба?
– О, ес, ес!

Сперва достал из рюкзака плеер, подцепил колонки, запитав это дело от аккумуляторов. Негр, не переставая жевать, с любопытством наблюдал за моими манипуляциями. Я нажал «Play». Грот наполнился переливами солнечного регги. Думаю, черному будет в кайф работать под музыку.
– О! Этьа же Боб Марли! Спасьаба!
– Белый господин принес еще кое-что… – Я развернул полиэтиленовый сверток и зажмурился от одуряющего аромата шишек Спауна. – Ко мне! Да не бойся ты!

У ниггера аж глаза загорелись. Любит, видать, это дело. Быстро забив трубку мира, мы как следует пыхнули.
– Йеее, мазафака… – Буба, закатив глаза, выпустил облако дыма. – Тьи настащчий бро, Саща!
– Давай, бро, отсыплю тебе немного…
– Коньещна, давай!
– Ты, главное, работай, Буба, работай!

Растение добра сделало свое дело. Я умиротворенно смотрю, как ниггер ловко вскапывает грядки, приплясывая под веселые мотивы, льющиеся из колонок. Акустика пещеры создает ощущение, что находишься на живом концерте. Прикрыв глаза, даже ощутил горячее солнце Ямайки, услышал пение птиц, шум океана и песни добродушных раста, танцующих в теплом прибое. Все-таки Лена бывает иногда права. Нужно дарить добро. Ядерная война никогда не случилась бы, если бы властьимущие знали толк в хороших сортах ганджубаса. А от бухла только звереют люди. Яркий пример – Вован.

Внезапно атмосферу позитива и расслабления прервал нечеловеческий рев. УУУЫЫЫААРРРГХХ!!! Открыв глаза, я увидел визжащего нигу, пулей вскарабкавшегося по колонне под самый свод пещеры. Из темного прохода огромными прыжками скачет уродливая тварь, роняя голодную слюну из безобразной пасти. Как гром бабахнул револьвер. Поганый мутант свалился замертво, перекувыркнувшись несколько раз. Грядки попортил, сука! Наверно, его привлек музон. Я сделал потише. Сколько еще их тут бродит? А если они размножаются каким-то образом? Херово…

Стоило больших трудов заставить слезть посеревшего от ужаса ниггера. Пришлось с силой дернуть цепь.
– Ты не бойся, бро, – я закурил сигу, – видишь, он дохлый. Лопатой, короче, на куски порубай и закопай в грядках. Понял?
– Харащьо…
– Ладно, пока!
– Стоп! Стоп! Стоп! – воскликнул черный, падая на колени. – Оставь Бубе шотган, плиииз!
– А ты не прихуел, бро? Шотган ему оставь…
– Факинг монстерс хотьеть скущьать Бубу… Буба бояться оченна!
– Блять, ну вот только не реви! Хорошо.

Сняв с плеча «Сайгу», положил ее на камень. Рискованно. Хотя, ладно. Вроде он парень нормальный. Но все же я не спускал его с мушки револьвера, пока не добрался до выхода из грота. Сбежать – не сбежит, так как не знает выхода из подземного лабиринта. А если попытается – ему пиздец. Поймаю во что бы то ни стало. Не стоит пренебрегать моим доверием.

***

И все же переживаю, что оставил «ствол». Полночи ворочался, пытаясь заснуть. Даже сложил двадцать коробок тушняка на створку люка. Ну а вдруг черномазый отстрелит цепь, проберется в Схрон и прикончит нас во сне? Или подкараулит в пещере да пристрелит из-за угла. Или гоню? Я вспомнил Бубины испуганные честные глаза. Вряд ли способен он на такое. Хотя, слишком часто жизнь рушила мою искреннюю веру в человечество.

Наутро, собираясь, прихватил ТОЗ. Отдам ниггеру его, а то жалко, блин, «Сайгу», вдруг разъебет. Помпа все равно пылится без дела еще с тех времен, как горцы пытались поймать меня и наказать за то, что угнал «Лексус» Халиля. Да, весело было… Я улыбнулся. Еще доБПшные славные времена. А ведь в тот день мы познакомились с Вованом. Где он сейчас, интересно? Жив ли вообще? Его помощь была бы кстати для окончательной зачистки пещеры и базы Ульриха. Хотя… да ну нахрен ебанутого десантника. Опять что-нибудь отчудит, блин. Проблем от него больше и никакой спокойной жизни. Мы и с айтишником прекрасно справимся.

Словно услышав мои мысли, в дверь постучали Валериным условным стуком. Лена натянула мою футболку, а я пошел открывать.

– Даров, Санек! – Валера, лучась от счастья, вошел и отряхнул снег. – Привет, Лена!
– Проходи, камрад. Какие новости? – спросил я.
– Пошли на улицу! Сейчас покажу!
– Что там у тебя? Скажи прямо.
– Да блин, это надо увидеть!
– Ладно, блять, веди, интриган чертов! Лена, я ща. Накрывай пока на стол.

Вслед за Валерой я выбрался наружу. Подозрительно окинул взглядом окрестности, сжимая в руках помповуху. Ничего примечательного. Кроме лыжни, по которой очкарик притопал сюда. Подшутить что ли захотел надо мной?
– Валера, че за херня, блять?
– Подожди, подожди! Сейчас! Угости сигареткой, кстати.

Мы закурили и, как два дурака, принялись смотреть в ту сторону, откуда выходит нить лыжни. Сейчас он в ухо получит, думал я, закипая. Еще столько дел. Надо Бубу проведать, покормить. Надеюсь, не сбежал, и его не разодрали на части исчадия Ульриха. И тут непонятный звук достиг моих ушей. Абсолютно чуждый зимнему лесу звук. Металлический скрип, лязг. И то, что его издает, похоже, приближается. Я тревожно посмотрел на Валеру. Что притащил этот мудень к моему Схрону?

Сначала показался капюшон, скрывающий лицо пришельца, тяжело поднимающегося по склону. Скрип усилился. Я вгляделся. Блин! Да это же Стас! Не может быть! Гребаный айтишник поставил на ноги правительственного андроида!

– Тяжело ему на лыжах передвигаться, – затягиваясь, произнес Валера. – Масса большая слишком, проваливается постоянно. Думал, не дойдет. К тебе вот за аэросанями прибежал.
– Ты чертов гений, Валера… - только и смог ответить я.
Жужжа механизмами, Стас Михайлов доковылял до Схрона. Ни слова не говоря, мы пожали друг другу руки. Как и прежде, твердая сталь под кожаной перчаткой.
– Сколько лет, сколько зим, Санек! – воскликнул он, скидывая капюшон.
– Это точно… Валера, а ты не мог как-то подправить его лицо? Ленка же испугается, а ей нельзя.
– Регенерация тканей начата, но займет несколько дней, – андроид улыбнулся целой частью фейса.
– Возьми тогда мой шарф и очки, – сказал я.
– Ну, пошли внутрь! – воскликнул очкарик. – Стасу надо много кушать, чтобы восстановить ткани.

Я, вздохнув, открыл дверь. Блин, так никаких припасов не напасешься. Да и Буба, конечно, охренеет, когда увидит нового помощника.


Глава 95
– Саша столько про вас рассказывал… – Лена сняла с печки котелок с аппетитным варевом. – Только я думала, что за гон? Опять, наверно, мухоморов наелся! Он у меня любит закидываться всякой дрянью.
Очкарик гнусно рассмеялся. Я исподлобья поглядел на любимую. Ни хрена она не испугалась покореженной хари боевого эстрадного киборга. Михайлов благодушно оскалился и сказал:
– Иногда слухи обо мне бывают правдивы. Можно мне ложку, мадам?

Я принялся с ужасом следить, как Стас поглощает еду. Буквально за минуту тарелка опустела. Робот отложил ложку и, схватив тарелку, шумно выхлебал остатки. Затем так же стремительно опорожнил вторую, третью. Надо срочно отправить его на плантацию, пока все не сожрал, и моего внутреннего еврея не разорвало от такого расточительства ресурсов.

– Биореактор требует много топлива, – пояснил Стас, заметив мой взгляд.
– Ты, вроде говорил, что не питаешься простой едой из «Пятерочки»…
– Так это и не из «Пятерочки», – он сыто рыгнул, – девушка твоя отлично готовит.  – Кулинарный техникум. В этом повезло мне.

Михайлов потянулся за новой порцией рассольника, но в этот момент руку заклинило. Он треснул ее об столешницу, механизмы с натугой заработали.

– Валера, ты не мог покормить его у себя? – прошипел я на ухо другу.
– Саня, тебе не стыдно за свою жадность? К тому же он прекрасно тебя слышит. Его сенсоры в восемьдесят раз чувствительнее человеческих органов слуха.
– Смотрю, хорошо ты обустроился, Санек! – вальяжно откинувшись на стуле и закурив, произнес Михайлов. – Молодец.
– Ты же сам посоветовал, – пожал я плечами. – Хоть и сказал потом, что это шутка была.
– Шутка. Но правдивая. Интересно, на какие средства?
– На честно заработанные. – Декларацию о доходах ему показать?

Я поерзал на стуле. Не нравится мне его тон. Может, Валера что-то неправильно настроил в электронных мозгах? Лена прибрала со стола и ушла в комнату, чтобы не мешать нашему разговору. Или чтобы не нюхать дым, она же беременная. Валера развернул карту.

– Почему до сих пор не в армии? – спросил Стас.
– А где она, армия-то? – ответил я вопросом.
– Где-то здесь! – Палец Валеры ткнул чуть южнее Кандалакши.
– Ништяк! – обрадовался я. – Через пару дней, значит прибудут. Я сразу же вступлю в ряды вооруженных сил Российской Федерации!

Валера со Стасом посмотрели на меня как-то странно.
– А вы, против? Что-то я не понял.
– Мне нельзя, у меня зрение минус четыре, – быстро сказал Валера. – К тому же двое детей. И вообще, не призывной возраст.
– Родина прикажет – пойдешь, – усмехнулся киборг. – Ну а у меня программа другая.
– Как так? – Камрад поправил очи.
– Моя задача – уничтожение внутренних врагов, а не внешних.
Я повернулся к Валере:
– Сможешь перепрограммировать?
– Не знаю, надо поковыряться в коде… – очкарик встал и потянулся к затылку андроида.
Хвать! Железные пальцы до хруста стиснули кисть камрада.
– Ай, больно!
– Отпусти его! – воскликнул я.
– Извини, защита сработала, – усмехнулся Стас,
– Отпусти, говорю!
– Опять что-то заклинило, блять! – проскрежетал киборг.
– У меня щас кость треснет! – из-под очков Валеры брызнули слезы. – Аааааа!

Мы все вместе принялись долбить заклинившую руку об столешницу. Камрад воет и рыдает. Вбежала Лена, беспомощно засуетилась вокруг. Крякс! Терминаторская ладонь, наконец, разжалась.

– Вы что, совсем рехнулись? – возмутилась девушка. – Нажрались что ли уже, скотины? Вы мне еще суп тут разлейте!
– Лена, все нормально, просто техническая неполадка, – сказал я.
– Я спать пошла! – Она отдернула мою руку. – Не дай бог, орать снова будете!
– Кстати, насчет выпить, сейчас было бы в самый раз, – тихонько простонал Валера, когда Лена ушла.

Открыв шкафчик, я молча достал пузырь сэма и поставил на стол. Коньяк решил приберечь до лучших времен.

– Что ж ты его не смазал, как следует, инженер хренов? – Разлил по кружкам жидкость. – Стас, тебе?
– Можно. Только чуть-чуть.
– Нормально все будет?
– Разумеется.
– Понимаешь… ух, крепкая какая! – Очкарик замахнул порцию. – Нет у меня масла, какого нужно. «Отработка» только… с «Москвича». Так он меня чуть не прибил, когда хотел влить…
– Я звезда эстрады, а ты такое дерьмо в меня хотел залить? – Михайлов поскрипел пальцем укоризненно.
– О, кстати! – вспомнил я. – У меня ж есть масло нормальное!
– Да? Какое?
– «Repsol», синтетика. Для двухтактных двигателей. Пойдет?
– Конечно! Тащи! – обрадовался киборг, оставляя так и не выпитую тару.

Я быстро сгонял на склад и притащил пластиковую бутыль. Литра два там еще осталось.

– Сам или помочь? – Наверно, придется разбирать его, чтобы добраться до всех сочленений.
– Дай.

Стас Михайлов свинтил пробку, понюхал. Терминаторская рожа расплылась в улыбке. Запрокинув голову, он принялся вливать красноватое машинное масло прямо в рот. Мы с Валерой уставились заворожено. Что-то загудело, забулькало в механическом нутре.

– Прекрасно. Спасибо большое. – Он вернул пустую бутыль.
– Давайте тогда еще по одной ради такого случая! – предложил Валера.

Мы чокнулись кружками, выпили. Заметил, что двигаться Михайлов стал практически бесшумно.

– А теперь я кое-что скажу вам, ребята… – сказал он, сцепив пальцы в замок.
Мы оба обратились во внимание. Я приготовился услышать очередную государственную тайну.

– Как я уже сказал, моя программа заточена против борьбы с внутренним врагом. И что мы имеем на сегодняшний день? Один незаконно завладел секретным военным бункером.
Валера вздрогнул.
– А другой, – продолжил Стас, – злостный уклонист, незаконно хранящий оружие, совершающий террористические действия на территории Российской Федерации.
– Какой терроризм? Ты чего, Стас? – не понял я. – Мы же тебя спасли!
– Да, – грустно покивал киборг. – Но сейчас… Я вынужден ликвидировать вас обоих, мерзавцы!

***

Электронные глаза андроида, кажется, фиксируют каждое движение. Михайлов безоружен. Успею ли выхватить револьвер? Да. Если опрокинуть на него стол. Хорошо хоть Валера не на линии огня, куда он вечно любит соваться.
– Да я пошутил, блять! – воскликнул Стас. – Видели бы вы свои рожи! А-кха-кха-кха-кха!

Я облегченно выдохнул, но рука будто прилипла к рукояти револьвера. От нечеловеческого смеха мороз гуляет по коже. Ни слова не говоря, бледный, как пепел, очкарик опрокинул в себя порцию самогона.

– Не знал, что ты умеешь шутить, – проворчал я, – Петросян просто отдыхает.
– Простите, я думал, будет смешно… Хотите спою вам что-нибудь из репертуара, чтобы разрядить обстановку?
– Нет!!! – хором сказали мы с Валерой.

К нам заглянула Лена:
– Саша, ты ничего не забыл?
– Да, вроде, нет. Хорошо сидим, общаемся. Что такое, дорогая?
– А как же Буба? Его ведь надо покормить.
– Точно, блин! – Я хлопнул по лбу. – Спасибо, совсем из головы вылетело! Собираемся, друзья!
– Что за Буба такая? – встрепенулся Валера? – Куда собираемся?
– Идем в пещеру. Сам все увидишь.
– Ты продолжил работы на огороде?!
– Конечно. Я же не сижу, сложа руки.

Спустились на этаж ниже. Сказав Стасу разбирать коробки, чтобы освободить люк, я принялся закидывать в рюкзак пакетики с семенами. Мой ниггер, наверняка, уже все вскопал. Теперь нужно сажать.

– Валера, держи «Вепрь» наготове. Там еще бегают твари Ульриха, – предупредил я.
Очкарик нервно кивнул. Я выдал ему фонарь, а Стасу протянул лопату.
– Зачем это? – Робот сделал шаг назад.
– Бери, бери. Поможешь нам на даче!
– Извини, не могу.
– Почему?
– Не моя, э… специализация.
– Блин! Жалко! – Я швырнул лопату в угол.
– Лучше дай оружие, – попросил киборг. – Я могу быть полезен. Желательно помощнее. У меня тяга к крупнокалиберному.
– Ну, такого сейчас нет в наличии, – признался я. – «Корд», к сожалению, проебался в лесу. Могу предложить АК-74 или М-16.
– У меня прошита программа импортозамещения, поэтому АК, пожалуй.
– Да ладно? – Сняв с полки автомат и пару рожков, протянул ему. – А тогда, на турбазе, ты же из «минигана» всех крошил, помнишь?
– Конечно. Только это был не «миниган». – Певец примкнул магазин, вскинул несколько раз к плечу потертый «калаш», проверил затвор.
– А что тогда?
– Стыдно не знать отечественное оружие, Саня. На базе я стрелял из 6К30ГШ. Это корабельная 30-мм пушка для ПРО.
– Ну, ни хрена себе.
Махнув рукой, я велел спускаться во тьму.

***

До плантации добрались без приключений. Как же не терпится показать друзьям негритоса. Аккуратно заглянул в грот, помня о том, что у черного ствол. Из трех ламп светит лишь одна. Первое, что увидел, это Бубу. Нигер лежит на боку, спиной к нам прямо на грядке. В двадцати метрах моя «Сайга». Что здесь, блин, случилось?

– Так это и есть Буба? – спросил Валера. – Где ты нашел настоящего негра?
– Где-где… поймал в лесу, блин!
Мы осторожно направились к телу.
– Эксплуатация. Расизм. Нехорошо, Санек! – пробурчал киборг.
– Это военнопленный. – Я поднял свой карабин и повесил на плечо. – Все равно бы сдох в лесу, а так хоть при деле.
– Совсем ты загнал бедолагу! – Валера покачал головой укоризненно.
– Да идите вы! Тоже мне праведники выискались!

Я подошел и дернул за плечо бездыханно лежащее тело. Сверкнули в улыбке белоснежные зубы на черном лице, вспыхнули белки глаз.
– О, Сащьа, ты пришель!
– Ты чего тут разлегся?
– Буба все сдъелаль, Буба спать-отдъихать! Не надьа бить, пъажалюста! Буба карощий!
– Ладно, вставай!
– Тьи приньестьи Бубе кущъац?..

В этот момент чернозадый глянул мне за спину. Дикий обезьяний визг заметался под сводами грота. Все понятно, увидел Стасика. Я поймал и резко дернул за цепь пытающегося забраться на колонну ниггера.

– Спокойно, нигга, спокойно! Это Стас, он хороший! Не бойся его.
– Буба видъель таких на Арьена! Факьинг рашенс роботс убивать нашьих солдерс!
– Успокойся, блять! – рявкнул я. – Все нормально! На вот, курни.
Дал ему жирную смолистую шишку. Пусть полечит стресс.

– Да, объем работ проделан просто невероятный! – Очкарик осмотрел вспаханные грядки. – Завтра приведу сюда Люсечку с мамой, пока ты не засеял наши грядки.
– Эй, стоп, стоп, дружище! Никаких тещ, нахрен! Держи ее подальше отсюда!
– Но моей семье тоже нужны свежие овощи! Ты что, все хочешь себе забрать?! Мы ведь договорились все делать вместе!
– Слышишь, ты не ори на меня. Все будет, как и договаривались. Но твоя задача в другом. Нужно протянуть электричество из бункера нацистов, наладить освещение, обогрев. Растения не вырастут без света!
– А! Ну тогда я согласен! – Обрадованный Валера поправил очки.
– Тогда пошли прямо сейчас.

Буба уже совсем успокоился. Но его выпученные глаза по-прежнему таращатся на Михайлова. Наконец, опасливо приблизившись, он предложил киборгу пыхнуть. Стас, лязгнув механизмами, отшатнулся.

– Эй, ниггер! – Я погрозил пальцем. – Ему нельзя такое! На, держи семена. Умеешь сажать?
Буба отрицательно помотал кучерявой башкой.
– Ладно, ешь пока. Мы скоро вернемся.

Хотя… зачем его тут оставлять? Пусть идет с нами. В убежище Ульриха столько лута, что лишние крепкие руки не помешают. Достав ключ, я освободил ошеломленного негра и вручил ему помповое ружье.

Продолжение следует...

Дубликаты не найдены