0

Секрет успешного человека №13.

Личный врач - признак роскоши, поэтому не упускайте возможности сообщить, что вы ходите к личному психотерапевту.

Дубликаты не найдены

0

Я хожу, но успеха что-то не предвижу.

0
Кому сообщить? И зачем?
раскрыть ветку 1
0
психотерапевту, что бы у него не возникало сомнений, что Вы не просто так к нему ходите.
0
Говорите всегда так, даже если этот психотерапевт это вы.
-3

И чо типо никто не понял чтоли?(Серьезно?(

Похожие посты
222

ЭКМО.

ЭКМО. Бесплатная медицина, Работа, Успех, Длиннопост, Врачи, Здравоохранение

Пост хвастовства. Много букв.

Искусственное кровообращение спасло жизнь 12-летнему мальчику из Кировской области.

В регионе проведена первая процедура ЭКМО ребенку с жизнеугрожающей сердечной патологией. Это стало возможным благодаря объединению усилий врачей и лечебно-диагностических служб двух ведущих областных учреждений.

Ребенок поступил в Кировскую областную детскую клиническую больницу из Тужинской центральной районной больницы. В ходе обследования врачи диагностировали у подростка критическое нарушение сердечного ритма. Состояние ребенка требовало постоянного мониторирования важнейших жизненных функций, поэтому юный пациент был сразу определен в палату реанимации. На спасение мальчика были брошены все силы специалистов, тем не менее, сердечный ритм не восстанавливался, и у него развернулась клиника острой сердечной недостаточности.

– Учитывая, что центр аритмологии находится в Кировской областной клинической больнице, мы обратились за помощью к коллегам, и в течение часа был собран врачебный консилиум, – отметила главный врач детской областной больницы Наталья Муратова. – В результате было определено, что у ребенка есть все показания для перевода его на ЭКМО.

ЭКМО – это специальный метод лечения, при котором используется искусственное кровообращение для обеспечения временной поддержки жизни пациента и функционирования его организма, когда собственное сердце не может выполнять свою нормальную работу. Аппарат экстракорпоральной мембранной оксигенации (ЭКМО) можно назвать «искусственным сердцем», потому что он работает за сердце и качает кровь, когда функции органа еще не восстановлены. Оборудование может насыщать кровь кислородом, когда легкие не справляются с этой задачей. Данное высокотехнологичное оборудование находится на базе Кировской областной клинической больницы, и мальчик был транспортирован в медучреждение из детской областной больницы.

Этот случай стал первой процедурой ЭКМО ребенку в медицинской практике Кировской области, и к спасению жизни юного пациента подключилось врачебное российское сообщество. Были задействованы федеральные центры и специалисты, которые имеют опыт ведения детей на данном оборудовании. Совместными усилиями состояние мальчика было стабилизировано, после чего он был переведен в Национальный медицинский исследовательский центр им. В. А. Алмазова – один из ведущих российских центров по оказанию кардиологической и кардиохирургической помощи.

В числе специалистов, которые оказали консультативную помощь при проведении процедуры ЭКМО, был Дмитрий Бомбин, клинический специалист по системам механической поддержки кровообращения (г. Москва). На текущей неделе он совместно с профессором Братиславского детского кардиологического центра Павлом Гаворой посетил Кировскую область с обучающими мастер-классами для врачей функциональной диагностики и кардиологов региона.

Павел Гавора является одним из основоположников метода эндоваскулярной методики. В рамках визита он принял участие в четырех операциях, которые были проведены детям специалистами Кировской областной больницы с применением нового ангиографического комплекса. Словацкий кардиолог признался, что его впечатляет темп, которым идет развитие медицины в Кировской области.

– Впервые я посетил Кировскую область в 2007 году. Впоследствии я еще несколько раз приезжал для обмена опытом к вашим специалистам, и сегодня могу дать только самые высокие оценки. Оборудование, которое есть в Кировской областной больнице, – это высший класс. Три новых ангиографа, ультразвуковое оборудование и все необходимые специалисты для работы на нем, – отметил Павел Гавора. – У кировских врачей есть большой потенциал в проведении эндоваскулярных операций. И вашим пациентам незачем ехать в Санкт-Петербург, Москву, Пермь.

В рамках визита Дмитрия Бомбина и Павла Гаворы также были затронуты вопросы маршрутизации пациентов кардиологического профиля, и в частности их перехода из детских учреждений под наблюдение во взрослую поликлиническую службу. Так, главным врачом детской областной больницы Натальи Муратовой было предложено создать единый регистр пациентов детского возраста с пороками сердца.

– Уверены, что деятельность детской областной клинической больницы станет реальным вкладом в реализацию национальной стратегии действий в интересах детей, а тесное взаимодействие детской областной больницы и Кировской областной больницы послужит примером помощи и заботы о здоровье детей для других регионов, – отметила Наталья Муратова.

Как подчеркнул первый заместитель председателя правительства Кировской области Дмитрий Курдюмов, регионам необходимо увеличить продолжительность жизни населения и снизить показатели смертности от болезней системы кровообращения. Кроме того, важным направлением является реализация программ борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями.

– Самый большой вклад в смертность населения вносят болезни системы кровообращения. Такая тенденция складывается на всей территории России. Чтобы повлиять на нее, пациентов нужно выявлять с использованием современных технологий и оперативно доставлять в учреждение, – подчеркнул первый зампред. – Для этого мы используем не только наземный транспорт, но и силы санавиации. Кроме того, мы внедряем малоинвазивные методы лечения, которые значительно влияют на выживаемость пациентов и улучшение качества жизни. В наших учреждениях работают профессионалы и установлено современное оборудование – есть все условия для оказания медицинской помощи пациентам с сердечной патологией.

Показать полностью
689

Если себя жалеть — жить неинтересно

Если себя жалеть — жить неинтересно Жизнь, Успех, Врачи, Невролог, ДЦП, Смысл жизни, Медицина, Случай из жизни, Длиннопост

Однажды в больнице мальчик увидел, как мать больного ребенка с надеждой смотрит на доктора, и решил, что обязательно станет врачом. И стал — несмотря на войну и собственный тяжелый диагноз.

Али Исмаилову в раннем детстве диагностировали ДЦП. Он рос в военной Чечне и при этом должен был проходить тяжелый курс лечения. Долгое время он не мог даже самостоятельно ходить. Что не помешало ему отучиться в средней школе, успешно окончить медицинский вуз в Самаре, вернуться в Грозный и стать одним из лучших неврологов в республике. Ему не раз говорили: «Куда ты лезешь, зачем стараешься стать врачом, это слишком тяжело!» Но он не слушал — продолжал учиться, работать, не спал ночами, выезжая на вызовы к пациентам, которым нужна была срочная помощь, а в свободное время читал Дейла Карнеги. Сегодня у него собственная неврологическая клиника, сотни благодарных пациентов и грандиозные планы на будущее.

«Идеальный студент»


— Я помню, мне было лет четырнадцать и я приехал в Москву на лечение в психоневрологическую больницу. Дома шла война. В голове всплывает такая картинка: я сижу в коридоре и вижу женщину, которая расспрашивает врача о своем ребенке. Она смотрела на доктора внимательным, молящим взглядом. Это меня поразило. Меня захватил этот момент, этот взгляд и способность врача помочь, объяснить. И тогда я захотел сам быть врачом. А потом уже судьба сама повела меня в эту сторону.

Когда я был в 9 классе, мы с папой стали обсуждать, кем бы я хотел стать. Я сказал — врачом. Но тогда даже я сам думал, что врач из меня не получится. В то время я еле ходил, буквально 200 метров не мог пройти — падал. Подумывал стать юристом, так как юрфак можно было окончить заочно. Об очном обучении речи не шло. Но папа сказал: не беспокойся, доучивайся, мы обязательно что-нибудь придумаем. Я продолжал интересоваться медициной, желание стать врачом не ослабло, и родители поддержали меня во всем.

У меня мама очень молодая. Когда я оканчивал школу, ей было 34 года, мне — 16. Получилось так, что это был последний год, когда она могла поступить в медицинский университет. И она поступила в медицинский вместе со мной — для того, чтобы помогать мне. Мы друг друга поддерживали, она мне физически помогала, я ей — с учебой. К вступительным экзаменам вместе готовились, многое я ей объяснял, поначалу ей было очень трудно. Папа иногда смеялся, говорил: если вас объединить, то получится один идеальный студент. В итоге мы оба успешно окончили медицинский, но специализации у нас разные: мама стала рентгенологом-маммологом, работает сейчас в онкологическом диспансере, я пошел в неврологию. После меня в нашей семье многие пошли в медицину: младший брат, младшая сестра, средний брат — все врачи.

Когда только поступал, меня нужно было водить под ручку, сам я почти сразу падал. Но учеба в Самаре заставляла двигаться: учебные корпуса были разбросаны по всему городу, приходилось постоянно проходить большие расстояния, физически упражняться все время. К концу 6 курса я в поддержке уже не нуждался, окреп и стал самостоятельным. Были ситуации, когда преподаватели говорили: ну куда ты лезешь, тебе это зачем, из тебя врач не получится, это адский труд, ты не сможешь. Но я такой человек, меня негативное мнение людей не интересует абсолютно. Я не чувствую отрицательных эмоций, для меня главное — мое мнение и то, чего я хочу добиться сам. К тому же назад дороги не было: когда мы переехали в Самару учиться, дома шли полномасштабные военные действия — стоял 1999 год.


Самый сложный путь


— У меня своя неврологическая клиника. Как я к этому пришел? На 4 курсе университета стал читать книги Брайана Трейси. Он пишет, как стать успешным и разбогатеть. Один из самых сложных и долгих путей — стать специалистом в одной сфере. И я решил выбрать этот самый сложный путь, стать отличным специалистом в сфере неврологии. Это действительно было нелегко.


Вернувшись в Грозный, сначала устроился на работу в республиканскую больницу. Вы понимаете, когда приезжает новый человек, который не совсем похож на остальных и при этом очень молодой, к нему неизбежно возникает недоверие. Так было и в моем случае, и вот главврач кинул меня на работу в поликлинику, куда никто не хотел идти, потому что там огромный поток пациентов. И пообещал, что это только на три месяца, а потом меня переведут в стационар. Но через три месяца мне сказали: ты хорошо справляешься, сиди там, где сидишь. Так я и проработал в этой поликлинике 5 лет.


Но уже к тому времени у меня созрел план: первые пять лет целенаправленно работать на имя. Я реально хотел стать специалистом. Так что эти пять лет вообще не думал о карьере, только о пациентах, мне было важно сформировать себя с профессиональной точки зрения. Поначалу было очень сложно, мне не верили, не доверяли, приходилось отстаивать свое мнение — и среди врачей, и среди больных. Но через пять лет все поменялось: я стал чувствовать себя одним из лучших неврологов в республике, не только пациенты, но и врачи со мной считались.


Потом я перешел на работу в детский реабилитационный центр заведующим отделением реабилитации, где проработал более двух лет. Дошло до того, что люди ко мне рвались, в день я принимал до 50 человек. У врачей стандартный график был такой: в 8:30 прием начинался, в 14:00 мы должны были уже уходить. Но я уходил к 17 часам — самым последним. Я просто не мог бросить людей, которые с утра меня ждали. Я понимал, что перегружен, но руководству не было интересно мое развитие, чем я занимался, главное — чтобы не было жалоб от пациентов. Я понял, что хочу начать свою частную практику.

Если себя жалеть — жить неинтересно Жизнь, Успех, Врачи, Невролог, ДЦП, Смысл жизни, Медицина, Случай из жизни, Длиннопост

— Сперва было трудно. Я арендовал помещение, сделал ремонт, потихоньку превратил его в клинику. И вот я уже самостоятельно работаю 6 лет. До 3 часов дня у меня прием, потом — выезды на дом к тяжелобольным. Да, я очень много работаю. Но когда тебе нравится твое дело, ты не устаешь, а, наоборот, заряжаешься от него.


Я могу одного пациента принимать в течение часа. Врач в первую очередь должен быть психологом, уметь настроить больного на позитивный лад. Если врач не может дать человеку позитивный настрой — это не врач. Пациент должен поверить в тебя, чтобы потом следовать твоим назначениям. Я стараюсь каждому пациенту донести, что отношусь к нему не как к пациенту, а как к родственнику, как к сестре, к брату. Это не пафос, я честно это говорю.

Иногда истории о том, как ты помог, узнаешь спустя годы. Бывает, мне рассказывают, как наш диалог изменил всю жизнь человека. С некоторыми пациентами мы дружим семьями, не без этого. Я очень открытый и всегда удивляюсь, когда человек зазнается, становится снобом.

Многие случаи связаны именно с менталитетом. Иногда у моих пациентов проблемы возникают из-за семейных разладов. Однажды женщина в депрессию впала после развода, у нее забрали троих детей. Я тогда с ней поговорил и понял, что в этом конкретном случае таблетками не поможешь. Мы много говорили, я ей объяснил, к чему можно прийти, что положительного есть в ее жизни. Она вернулась через два года, сказала: я тебя послушалась, занялась бизнесом, открыла два книжных магазина, перестала беспокоиться, вышла замуж, живу идеально.


Если себя жалеть — жить неинтересно

Если себя жалеть — жить неинтересно Жизнь, Успех, Врачи, Невролог, ДЦП, Смысл жизни, Медицина, Случай из жизни, Длиннопост

Диапазон проблем, с которыми приходят ко мне пациенты, очень широкий. Когда другие доктора: терапевты, лор-врачи — чего-то не знают, все списывают на «нервы». И неврологу нужно знать и общую симптоматику, и саму неврологию. Бывает, приходится доказывать лор-врачам, что это не неврология, а гайморит.


Недавно приезжаю на дом, там пожилая бабушка задыхается. Терапевт ей сказал: это Паркинсон, так что зовите невролога. Болезнь Паркинсона — она и в Африке болезнь Паркинсона. Но я вижу, что человек кашляет, температура. Говорю: давайте сделаем снимок легких, я беру ответственность на себя. Едем в больницу, делаем снимок, а там уже хорошая пневмония… Так что неврологу обязательно нужно знать самые частые заболевания, чтобы не упустить. Если бы я тогда тупо делал назначения от болезни Паркинсона, бабушку бы мы не спасли.


Профессия очень интересная, очень востребованная. Нет гарантии, что мне не позвонят в час ночи и не попросят приехать. Выходных нет. Например, на это воскресенье у меня уже назначено несколько пациентов, к которым надо поехать на дом.


Мне иногда говорят: ты устаешь, слишком большая нагрузка, отключи телефон… Но я себя не накручиваю по этому поводу. Если есть возможность помочь, надо постараться это сделать. Есть еще один момент: я боюсь, что если не приеду, человек умрет, и я буду винить себя. И я всегда помню: то, что дано тебе Всевышним, можно потерять в один день.


Я всегда все сравниваю. А что бы было, если бы не мог работать, если бы я был никому не нужен? Счастье для человека — это быть востребованным, иметь возможность что-то дать. А если себя жалеть — жить неинтересно.


У каждого своя ноша. Я не считаю себя суперчеловеком. Но я и больным себя никогда не считал. И никогда не думал, что чего-то не смогу. Сидеть и ждать помощи я не научен с детства.


Источник etokavkaz.ru

Смотрите также:


Человеку хочется, чтобы его пожалели

Замуж отдали рано, как в кошмарный сон попала на пятнадцать лет

Показать полностью 2
589

Повреждение психики в условиях боевых действий.

Да. Война ломает. И при чём в самых неожиданных местах, в таких, в которых и не ожидаешь совсем.

Кратко расскажу. Есть у меня приятель близкий. Военно-полевой хирург. Не буду говорить на что он насмотрелся, это и так понятно. Видел всё, потому как служба забрасывала в разные, совсем не холодные точки. И в рейды с пацанами ходил, когда штатного медика не было, и в песках оперировал, и в болотах.

Но рассказал он мне одну историю.

В Дагестане была объявлена очередная контртеррористическая операция. Стянули военных, технику, «блокировали» район, определили степень ответственности подразделений, и приступили.

Район горный, тропы не хоженые. Отправили разведгруппу в шесть человек.

Спустя сутки вернулись двое живых и один неживой. Тело капитана отдельно, голова отдельно, в рюкзаке.

Вышли они совсем не в том месте где их ожидали, вышли без оружия и амуниции, без всего. Только в горках и с рюкзаком.

У сержанта на спине было тело капитана, а у лейтенанта рюкзак с головой командира.

Зашли в шатёр, который и госпиталь и операционная, зашли тихо, Женька их и не заметил, занят был, говорит ногу солдату от мозолей кровяных освобождал, да и дверей там нет, полог откинут был, жарко же. Как охрану прошли непонятно, потом разбирали этот случай, но так и не дознались ничего

У хирурга звание майор на тот момент было. И учитывая личные заслуги, он себе табельным АПС выбил. И весел этот Стечкин на стуле, рядом с операционным столом. Не на себе же носить такую тяжесть..

Лейтенант с рюкзаком достал из кабуры бесхозной ствол, приставил Женьке к позвоночнику и сказал :

-Командиру надо помогать.

.. и выложил голову. А сержант положил тело на стол.

- Шей доктор.

Женя говорит, что в глаза им посмотрел, и полез сразу за хирургическим набором.

И пришивал голову к телу. Понимал, говорит, что если сделаю что не так, выстрелит. И буду инвалидом, если выживу. Позвоночник это не нога, не заживёт. Тем более лейтенант уж очень правильно ствол упёр, между вторым и третьим позвонком.

Пока шил говорил с ними, что делать то дальше собираетесь? В Моздок вертолётом отправим, там подлечат, а потом домой, срок контракта вышел почти…

К тому моменту служивые чухнулись уже, забежали в операционную, Женя закончил почти, выгнал всех криками, сдал работу лейтенанту, забрал Стечкина, и сел на пол.

Лейтенанта и сержанта повязали. Экспертиза обнаружила в крови героин.

Попали в засаду, троих сразу убили, троих взяли живыми. И на глазах у двоих отрезали голову капитану. Но решили сломать их ещё. И сломали. Вкололи героин, отдали тело капитана, и отправили в расположение. Куда они благополучно и прибыли.

Так это к чему всё. И сержант и лейтенант были крепкие, прошедшие не одну точку бойцы. Убивали и смерть видели. В разведроту слабаков не берут.

Их когда взяли, они готовы умереть были. А вот когда отпустили… Тут у них кукушка и съехала видимо. И наркотик тут не при чём оказался ( кололи им в шею духи, так наркоманы только при отсутствии свободных вен делают, а ребята чистые были ). Потому как их трибунал не осудил, а комиссовали вчистую по заболеванию.

Женьке строгого выписали, за халатное отношение к личному оружию.

Он три года ещё отслужил, а потом устал и ушёл. Сейчас на пенсии, такса у него.  Автор - Postsdal.

367

Двойное послание

Принято считать, что безумие не заразно. Но что, если это не так? Или не совсем так?
Двойное послание Врачи, Люди, Общество, Психика, Психология, Психотерапия, Социум, Видео, Длиннопост

В действительности, мы почти ничего не знаем об эпидемиологии душевных заболеваний. Конечно, благодаря Фрейду у нас есть теория неврозов и детских травм. Но что на счёт действительно хардкорных заболеваний вроде шизофрении?



По поводу неё существует множество неподтверждённых гипотез. Для шизофрении характерно нарушение соотношения нейромедиаторов, что может указывать на нейрофизиологические причины. С другой стороны, часто оказывается, что больные шизофренией далеко не первые в своём роду с психическими заболеваниями, что говорит в пользу генетической предрасположенности. Кроме того, обнаружено довольно много схожих черт в семьях шизофреников, что может говорить о детских травмах и нарушениях в процессе воспитания.



Многие психиатры считают, что все эти факторы вносят свою лепту и накапливаются, в определённый момент переходя критическую отметку. Однако существует довольно изящная теория шизофрении, объясняющая как специфику семейной ситуации, так и фактор наследственности.

Двойное послание Врачи, Люди, Общество, Психика, Психология, Психотерапия, Социум, Видео, Длиннопост
В 50-х годах британский антрополог Грегори Бейтсон, возглавлявший в то время исследовательскую группу психиатров в Пало-Альто, сформулировал теорию «двойного послания» (double bind). Согласно Бейтсону, шизофрению вызывает особая форма коммуникации. Иными словами, шизофрения может передаваться через особого рода сообщения. Как правило, это происходит в рамках семьи, и гипотетически она может поражать целые генеалогические ветви. Но не стоит забегать вперёд. Прежде нужно понять, что же собой представляет двойное послание и как оно работает.
Двойное послание Врачи, Люди, Общество, Психика, Психология, Психотерапия, Социум, Видео, Длиннопост

Бейтсон делится одним своим интересным наблюдением, которое и натолкнуло его на идею двойного послания. Однажды он сам отводил одного из своих пациентов домой повидаться с матерью, а после должен был его забрать. И вот как он вспоминает о той встрече:



Дом выглядел как модельный, то есть обставленный продавцами недвижимости «образец». Не как дом, обустроенный для жизни, а скорее как дом, обустроенный для того, чтобы выглядеть обустроенным.
Я как-то обсуждал с пациентом его мать и предположил, что она должна быть довольно перепуганным человеком. Он сказал: «Да». Я спросил: «Чем она перепугана?» «Неослабительной бдительностью» — ответил он точным неологизмом.

Красивая искусственная пластмассовая растительность расположена точно по центру драпировки. Два китайских фазана расположены симметрично. Настенный ковёр именно там, где ему следует быть.

Появилась его мать, и я почувствовал себя в этом доме несколько дискомфортно. Он не появлялся здесь уже пять лет, но казалось, что всё идёт хорошо, поэтому я решил оставить его и вернуться, когда придёт время возвращаться в больницу. Так я оказался на улице, имея совершенно пустой час, и стал думать, что бы мне хотелось сделать с этой обстановкой. И как об этом сообщить? Я решил, что хочу привнести в неё нечто одновременно красивое и неаккуратное. Я решил, что больше всего подойдут цветы, и купил гладиолусы. Когда я вернулся забрать пациента, я подарил их его матери со словами, что хотел бы, чтобы в её доме было нечто «одновременно красивое и неаккуратное». «О, — сказала она, — эти цветы вовсе не неаккуратные. А те, которые завянут, можно обрезать ножницами».

Как я сейчас понимаю, интересным был не столько «кастрационный» характер этого заявления, сколько то, что она поместила меня в положение извиняющегося, хотя я и не извинялся, т. е. она взяла моё сообщение и переквалифицировала его. Она изменила указатель, маркирующий тип сообщения, и я полагаю, что она делает это постоянно. Она постоянно берёт сообщения других людей и отвечает на них так, как если бы они были либо свидетельством слабости говорящего, либо нападением на неё, которое нужно превратить в свидетельство слабости говорящего и т. д.


То, против чего пациент ныне восстаёт (и восставал в детстве) — это ложная интерпретация его сообщений. Он говорит «Кошка сидит на столе» и получает ответ, из которого следует, что его сообщение не того сорта, как он сам полагал, когда посылал его. Когда его сообщение возвращается от неё, его собственный определитель сообщения затемняется и искажается. Она так же постоянно противоречит своему собственному определителю сообщений. Она смеётся, когда говорит нечто, для неё самой совершенно не смешное, и т. д.
Двойное послание Врачи, Люди, Общество, Психика, Психология, Психотерапия, Социум, Видео, Длиннопост

За эту короткую встречу Бейтсон усмотрел лишь один из фрагментов того, что позже он назовёт двойным посланием. Однако, очевидно, что эта привычка матери к переквалификации сообщений сама по себе приведёт ребёнка к проблемам с маркировкой сообщений, то есть с отнесением сообщений к тому или иному типу, будь то игра, угроза, флирт, юмор или деловое общение. В чисто языковом отношении многие сообщения могут и не различаться. К примеру, фраза «Я тебя ненавижу» вовсе не обязательно будет выражать ненависть. В зависимости от контекста и сопутствующих сигналов, она может быть частью шутливого игрового общения или флирта. Обычно мы маркируем тип сообщения невербально: жестами, мимикой, интонацией и контекстом произнесения. Мы не отдаём себе отчёта в том, как именно мы распознаём их смысл. Мы просто схватываем его. Для шизофреника такое схватывание становится невозможным. В результате того, что мать (или кто-то другой) в течение многих лет последовательно сбивала его с толку, он бывает просто не в состоянии распознать тип сообщения.



Бейтсон говорит, что «шизофреник демонстрирует изъяны в трёх областях». Во-первых, он сталкивается с трудностями в приписывании правильной коммуникативной модальности сообщениям, которые он получает от других. Во-вторых, сообщениям, с которыми он сам обращается к другим. И в-третьих, он так же сталкивается с трудностями приписывания правильной коммуникативной модальности собственным мыслям, ощущениям и восприятиям.

Двойное послание Врачи, Люди, Общество, Психика, Психология, Психотерапия, Социум, Видео, Длиннопост

Дальнейшие исследования Бейтосном семейных ситуаций шизофреников привели к выделению более строгих закономерностей в характере общения между членами таких семей. Форма коммуникации, которую он назвал двойным посланием, обязательно включает в себя два сообщения. Первое может быть выражено вербально и звучать довольно конкретно. Например: «Не делай того-то и того-то, иначе я накажу тебя». Или: «Если ты не сделаешь того-то и того-то, я накажу тебя».



Второе сообщение всегда противоречит первому и тоже подкрепляется некоторым метафорическим наказанием. Однако описать его сложнее, чем первое, поскольку оно находится на более абстрактном уровне и передаётся, как правило, невербальными средствами. Это может быть тон, поза, жест, значимое действие. Вербальные его формулировки могут быть довольно разнообразными: «Не считай это наказанием», «Не считай, что это я тебя наказываю», «Не подчиняйся моим запретам», «Не думай о том, чего ты не должен делать», «Не сомневайся в моей любви. Мой запрет является (или не является) ее выражением» и т. д.

Двойное послание Врачи, Люди, Общество, Психика, Психология, Психотерапия, Социум, Видео, Длиннопост

Кроме того, «жертва», как правило, не может покинуть поле. Двойное послание работает наиболее эффективно в случае близких отношений или зависимости. Ребёнок зависит от матери и не может разорвать отношения, осудить её слова и действия или проигнорировать их. Он вынужден как-то реагировать на двойное послание, приспособиться к нему. Но именно приспособиться к нему, не изувечив при этом свой разум, как раз и невозможно.



К тому же нужно иметь в виду, что двойное послание — это не единичный акт. Для того чтобы оно возымело своё разрушительное действие, оно должно стать повторяющимся опытом, в результате которого оно становится привычным ожиданием. В конце концов, это приводит к тому, что любой фрагмент double bind или намёк на него может вызвать панику или ярость.

Двойное послание Врачи, Люди, Общество, Психика, Психология, Психотерапия, Социум, Видео, Длиннопост

Строго говоря, источником двойных посланий в семье не обязательно должна быть мать. Это может быть любой из членов семьи, близко связанный с жертвой. Бейтсон отмечает, что болеет не один человек, но вся семья является «шизофреногенной системой». То есть поражены все, но для остальных членов семьи это что-то вроде здорового носительства, и только один будет демонстрировать классические симптомы шизофрении.



Однако в подавляющем большинстве случаев главную роль играет либо мать-одиночка, либо мать, обладающая в семье безраздельной, деспотичной властью. Отец может отсутствовать, либо быть слишком слабым и безразличным, чтобы вмешаться и поддержать ребёнка, застрявшего в противоречиях.



Что касается эмоций матери, то она, по-видимому, испытывает по отношению к ребёнку чувства тревоги и враждебности. Но поскольку эти чувства для неё неприемлемы, она отрицает их, симулируя любовь и заботу, принуждая ребёнка, тем самым относиться к ней как к любящей матери.

Майя Мякила Шведская художница, страдающая шизофренией.

Двойное послание Врачи, Люди, Общество, Психика, Психология, Психотерапия, Социум, Видео, Длиннопост

На деле это выглядит так, что на приближение ребёнка мать реагирует отчуждением, безразличием или даже некоторой враждебностью, а когда тот отстраняется, реагируя на её поведение, она начинает демонстрировать поддельно любящее и привлекающее поведение.



В этой ситуации ребёнок, если он хочет поддержать свои отношения с матерью (а он хочет этого в любом случае), не может осмелиться расценить её поведение как враждебное, так как сама она этого не признает. То есть ребёнок должен обмануть сам себя и свои чувства.



Бейтсон приводит следующий пример:




Например, если мать испытывает враждебность (или привязанность) к ребёнку и чувствует при этом одновременно потребность отдалиться от него, она может сказать: «Иди спать, ты устал. Я хочу, чтобы ты уснул». Это высказывание, внешне выражающее заботу, на самом деле направлено на то, чтобы отрицать чувство, которое можно было бы сформулировать так: «Убирайся с глаз моих долой! До чего же ты мне надоел!» Если ребёнок правильно различает метакоммуникативные сигналы матери, то он оказывается перед тем фактом, что она одновременно не хочет его видеть и симулирует любовь, вводя его в заблуждение. Но ребёнок будет «наказан», если научится различать уровни сообщений правильно. Поэтому он скорее примет идею, что он устал, нежели распознает обман матери. Это означает, что он должен обмануть самого себя относительно своего внутреннего состояния, чтобы поддержать мать в этом обмане. Таким образом, чтобы выжить, он должен неправильно различать как свои собственные внутренние сообщения, так и сообщения матери.
Разумеется, контекст сомнения в материнской любви травмирует даже сам по себе, не говоря уже о результате подобной игры с противоречиями в этом контексте. Однако двойное послание может касаться и более бытовых вопросов. Например, мать может предложить ребёнку выбрать нечто самостоятельно, настоять на проявлении им свободной воли. Ребёнок может отказаться и попросить совета матери, получив наказание в виде упрёка в несамостоятельности, а может попытаться сделать выбор и получить наказание за то, что выбрал что-то не то. Ребёнок проигрывает в этой инфернальной игре в любом случае. Он либо просто не прав, либо прав по неправильным причинам. Как только он начинает выигрывать, правила игры тут же меняются на противоположные.

Таким образом, в свете теории двойного послания, безумие больше не выглядит как сугубо личная проблема какого-нибудь «психа». Оно скорее приобретает очертания информационного вируса, передающегося от одного разума к другому через общение. Вот только его передача — это довольно длительный процесс, требующий регулярного повторения, и поэтому не столь очевидный.



Исследования Бейтсона показали, что к double bind чувствительны не только люди, но также дельфины и собаки и, вероятно, множество других живых видов. А сфера реализации этих парадоксов выходит далеко за пределы семьи и возможна везде, где передаются сообщения: от федерального законодательства до религиозных традиций.

Показать полностью 7 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: