3

Пироги Бегемота. Глава 1: Слуга Тьмы. Часть 4.

В предыдущей серии 3 https://pikabu.ru/story/pirogi_begemota_glava_1_sluga_tmyi_c...


Ангелы выследили своего дезертира, видно, горесть неподчинения не удалось проглотить. Чертёнка держали двое, в то время как Михаил готовился стегать его прутком. Люцифер выкручивался и извивался, как змея, пытаясь высвободиться.


- Славные мужи и уважаемые господа, чем же вам столь прекрасным и светлым, не угодил этот слуга? – прокричал Диоген от самого крыльца, - Зачем нам с вами весь этот деспотат? Давайте сядем, выпьем и обсудим, ведь наказание удел глупых. А урок, это то, что достойного философов вроде нас с вами.


Ангелы замерли, удивлённо поглядев на тощего сухого старика. Да, Диоген был голым и сплошь жилистым, он нарочито казался немощным, кем никак не мог являться в Раю. В Раю, каждый прекрасен, и не может быть предрассудков перед внешностью. Это всё условности…


Люциферу удалось выкрутиться, и он незамедлительно спрятался за спинами Диогена и Елены, испуганно выглядывая из-за прекрасного бедра девушки. Чёрт был ловким воином, но так же достаточно разумным, чтобы понять, - ангелы, невзирая на любое мастерство, будут сильнее.


Михаил засиял проницательной доброй улыбкой.


- Вы правы, дорогой друг. Не наш это удел выносить наказания, - Михаил поклонился в пояс, - Мы не знакомы с вами.


- Я Диоген Синопский философ из Коринфа, - мягким голосом представился старик, также поклонившись в поясе.


- Очень приятно, любезный. Не вы ли это живёте в пифосе? – Михаил широко улыбнулся, а ещё два ангела встали за его спиной.


- Да! Вот в этом! – Диоген указал на жерло родной мусорной урны.


- Странно… - произнёс второй ангел из свиты Михаила, - Я не знаю такой страны, как Синоп.


- Тихо, я Архангел Михаил, - прижав ладонь к груди, представился ангел, - А вы, прекрасное создание?


- Мне немного неловко… - засмущалась девушка, а Люцифер недоверчиво на неё поглядел, когда та отвела взгляд.


- Не стесняйтесь нас! – настоял Михаил, - Странно, что мы не виделись раньше, кто ваш покровитель?


- Мой отец… - произнесла Елена, раскрасневшись от стыда.


- Невероятно, вы дочь святого? – удивился Михаил.


- Нет, я дочь Бога, - Елена сжала кулаки. Ангелы громко рассмеялись. Михаил опёрся рукой на плечо спутника да изобразил, как вытирает слезу.


- Этого не может быть, у Бога нет…


- Хватит! – вступился Люцифер. Он знал, кто такая Елена, так как, бывало, общался с ней лично, и много разного читал в запретной библиотеке. Она героиня одной из историй о славных подвигах и завоеваниях, похищении прекрасных дев и возвращении мужей с полей на щитах, о деревянном коне и неприступной крепости. Елена Троянская - прекрасная дочь бога громовержца Зевса, что среди ангелов не приветствуется. Они немного фанатичны в этом вопросе, так как каждый из них равен по силе античному божеству, кем они ранее не являлись, и метать праведные молнии тоже любят. В Раю, никто не рассказывает и не упоминает Зевса, а тем более родство с ним. Прочие громовержцы так же запрещены, кроме одного, кто живёт на Седьмом небе в заброшенном солнечном храме, и является смотрителем чудес.


- Заткнись, лентяй! – выпалил Михаил, сердито задрав крылья, - Мне приятно знакомство, но как посоветовал Диоген, мне нужно отвести Люцифера на суд к Габриелю, расступитесь!


- За что его будут судить? – спросила Елена.


- Может это всё условности? – добавил Диоген.


- Он не явился на работу, которая была ему поручена!


Диоген отвернулся в сторону, где из развеявшегося тумана открылся вид на солнечные часы с острой стрелкой.


- Не может этого быть, исходя из тени часов, наш друг не опаздывает даже, стало быть, проступка не совершал, - философ указал на часы.


- Дорогой Диоген, Люцифер сегодня служит в моей мануфактуре, и явиться он должен был к вечеру.


- Интересное дело, но сегодня четверг, а в четверг сама Тьма выпивает, а наш покорный слуга… - Диоген задумался, потирая подбородок.


- Он слуга Тьмы, - поправила Елена, глядя как Диоген мешкает.


- Всё верно! Люцифер не наш слуга, а покорный слуга Тьмы.


Люцифер неодобрительно повертел ладонью, ему больше нравилось слово помощник.


- Утром я застал его за бездельем! – ответил Михаил, - Я дал наказ убирать улицы, а он продолжил лениться!


Спор долго продолжался. Философы изо всех сил защищали Люцифера, которого ангелы тут же нарекли королём лжецов и мастером лукавства. Михаил требовал наказания. К спору присоединились ещё ангелы, а вокруг собрались зевающие философы. Перепалка начала выходить из-под контроля. В процессе Диоген придумал решение главной проблемы. Он просто захотел пять литров того самого вина, которое отпил из того самого графина.


Небеса разверзлись, и пролился ярчайший свет. С раскатами грома, выбиваемого стуком лап о небесную твердь, и вереницами зарниц, разливающихся от взмахов крыл, грифон спускался с самого седьмого неба. Ангелы спрятались под своими крыльями, а философы скрыли глаза. Лишь Люцифер заворожённо смотрел на огромное существо. Грифон приземлился прямо за Диогеном, а из раскрытой в облаках дыры на них лился прекрасный золотой свет переливающийся брильянтами и янтарём. Грифон изогнул орлиную голову, затем поклонился как воспитанный конь.


И послышалась прекрасная воодушевляющая музыка громко и невесть откуда. Грифон улыбнулся, он выставил лапу перед Диогеном и меж львиными пальцами материализовался графин вина, которой и был, протянут философу. Михаил и прочие ангелы попятились назад, они знали об этом громовержце, но на первое небо он спустился впервые.


Добрый защитник чудес. Такой почётный гость привлёк внимание всего многомерного города. И Елена никогда не видела ничего подобного. Грифон, о котором она говорила, был маленьким, не больше домашнего пса, а это чудо огромно! Музыка величественно продолжала играть вокруг, как бы подчёркивая эпос происходящего.


- Благодарю, мой друг, - произнёс Диоген, с трепетом приняв графин, на котором было сказано: « По четвергам». Он снова обратил внимание на часы, и хоть свет солнца сбивался тенями, но не одна не указывала на шесть часов, а значит, Люцифер опоздал, - Ох, пока вы здесь! Я смею просить ещё об одной услуге!


Грифон улыбнулся глазами, стал добрее и ещё ласковее на вид.


- Отнесите нас к замку Тьмы!


- Что!? – закричал Михаил, - Как ты смеешь!?


Грифон кивнул, взял в кольцо своими крыльями Елену, Диогена и Люцифера. Затем они растворились в ярких языках холодного, не обжигающего пламени. Когда свет исчез, Михаил подбежал на место между двумя вдавленными следами и закричал:


- Берите копья!

Дубликаты не найдены

+1

Чем дальше, тем интереснее))) Бедный Люцик, так его жалко...

раскрыть ветку 2
+1

Спасибо. Буду продолжать. План до конца главы я раскидал. Лениво пишу по паре страниц в день 😅

раскрыть ветку 1
+1

А мы тут ждем, переживаем))))

Похожие посты
198

Гастроном

Гастроном Мистика, Фантастика, Крипота, Авторский рассказ, Длиннопост

От автора - эта история имеет отношение к вселенной пятого измерения.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Платон Иванович чем-то напоминал богомола. Стариком его никак не назвать, скорее предпенсионного возраста. Очень высокого роста, каждое его движение медленное и выверенное до хирургической точности. Он мог часами стоять неподвижно наблюдая за нашей работой, а нам так и не удавалось заметить когда он успевал переместиться из одного места в зале где мы работали в другое. В строгом синем пиджаке и брюках, по видимому от другого костюма, поскольку они были ему коротки, он замирал, выставляя напоказ волосатые щиколотки. Обувь, при нас он принципиально не носил. А может у него её и не хватало? Размер ноги был, наверное, пятидесятый. Непропорционально большие ступни. Обычно он наблюдал молча и лишь изредка мы слышали от него — “А это зачем? А почему”?


Нет, сам он нас не раздражал. А вот ноги его до дрожи пугали моего напарника Макса.

— Чего он, босой по мусору ходит? Нормальный человек хотя бы тапки одел, а этот топчется...И всё на нас зырит. Мне его мохнатые ноги уже во сне снятся. В кошмарах. Ночью глаза раскрою — передо мной так и стоят его ноги, — жаловался он мне.


— Он хорошо платит. Под ногами не путается. Я не вижу причин обвинять клиента в излишнем любопытстве, — отвечал ему я.


Это верно, Платон Иванович всегда платил наличными и в срок. Мы, два вечно страдающих от недостатка денег студента, из Архитектурно-строительного, работали в его доме всё лето, и очень рассчитывали поработать ещё. Особенно Макс. Он и так был по жизни жадноватым парнишкой, но в начале сентября его осенила очередная гениальная идея — “как бы ещё сэкономить’?


— “Audi” - куплю, Тёмка, — заявил он мне, — надо только денег, как следует подкопить. Кое-чего родители подкинут, но я смекнул: можно покупать бич-пакеты по акции, сразу коробками, и питаться ими несколько месяцев.


Я его идею не оценил. Узнав какую сумму он хочет сэкономить на продуктах, посмеялся над ним и предложил до кучи отказаться от сигарет, алкоголя и расходов на Машку с параллельного потока. И ещё, пешком ходить вместо того, чтобы бесплатно ездить калымить на моей машине в качестве пассажира. За бензин, он мне сроду не скидывался. Максим надулся и на следующий день, в районе обеда, отказался ехать со мной в дешевую кафешку. Он вытащил из своего рюкзака большую никелированную тарелку и принялся ломать над ней макароны из пакетика. Я посмеиваясь, предложил ему принести из кафе — три корочки хлеба. И тут, словно из под земли появился Платон Иванович.


— Как вы можете есть такую ужасную пищу, Максим?!! — завопил он. — Вы так молоды и уже портите свой организм всякой химией!


— Так это… Усилители вкуса… Перец… — попытался возразить мой напарник. — Готовить, опять же… Лучше дайте кипяточку?


Наш хозяин картинно схватился за голову. Волосы у него голове жёсткие черные и смотрелись неестественно. Мне на секунду показалось, что они съехали на бок. Он лысый и носит парик?


— В моём доме, пожалуйста, не ешьте такую еду! — потребовал он.


— А у меня денег - на получше, нет! — Макс моментально включил жадину жалобно поглядывая в мою сторону. Я сделал лицо кирпичом, намекая чтобы он меня в свои авантюры не впутывал.


— Так, боже мой! Разве это проблема? Пойдёмте со мной — пойдёмте! И вы - Артем? Я приглашаю вас попробовать настоящую еду, а не эту пластмассу! — принялся уговаривать Платон Иванович.


После таких слов я едва не сгорел от стыда. Наглый Макс, носом почувствовавший халяву, изобразил из себя бедную сиротку и потупив глаза разом согласился — “отведать чем бог послал”.


Мне пришлось идти вместе с ними. Нужно отметить, что дом у Платона Ивановича очень большой. Даже не дом. Старинный особняк 19-века. Трёхэтажный: из красного кирпича. Крыт чёрной черепицей. Комнат бесчисленное число. Мы так ни разу полного проекта этого дома и не видели. Как он утверждал — достался ему по наследству. Крепкий, капитальный дом. Потолки в лепнине, некоторые из комнат отделаны резными панелями из морёного дуба и красного дерева. Не дом, а целый музей. И этот музей нуждался в некоторой реконструкции. Хозяин отдавал строителям по одной комнате. Как только заканчивали - предлагал следующую. Он желал наблюдать лично. Каждую комнату он запирал собственноручно и всегда носил с собой целую связку ключей. Он привёл нас на кухню располагавшуюся в полуподвале и на красивый стол из мрамора поставил перед нами две тарелки. На тарелках лежали кусочки чего-то похожего на желе. Только зелёного цвета. Платон Иванович выдал нам по вилке и предложил попробовать. Я злорадно усмехнулся, наблюдая как скисло лицо у Макса, ожидавшего множества дорогих и бесплатных яств. Мы по очереди попробовали.


Вкус у желе, действительно был восхитительный. Я почему-то вспомнил о детстве, о радостных переживаниях, ощущении некоего счастья. Приятного томления в предвкушении обладать какой-то толи игрушкой, толи невиданным ранее пирожным. Но вот что-то такое. Посмотрел на Макса, он судя по блаженству на лице, испытывал похожие чувства. Как он потом мне взахлёб рассказывал — наяву увидел себя за рулём своей “Audi”, а рядом с ним на переднем сиденье первая красавица института - Ленка Баттерфляй и уже без лифчика.


— Что это за вкуснятина Платон Иванович? — восхищённо спросили мы у него хором.


— Если расскажу состав - то вам неинтересно будет, — отвечал он — скажу только, что сие блюдо полностью из натуральных и полезных ингредиентов. В каждой порции: по сто грамм. Ровно.


— Мало. Вкусно, но мало, — с сожалением облизнулся жадный Максим.


Платон Иванович смерил его высокомерным взглядом и объяснил, что это такой вес не случаен. Будь там, хоть на один грамм больше, то мы бы не смогли оценить его по достоинству.


— Моя профессия и духовное призвание - Гастроном! — сообщил он.


Мы с Максом переглянулись в недоумении.


— Так Гастроном - это же магазин?


— Прежде, так называли знатоков вкусной и здоровой пищи. Я, господа, художник, повар, кулинар, географ, археолог, химик и биолог. Всё - в одном лице. Я познал кухни всех народов нашего мира. Я в курсе всех последних новинок экспериментальной кухни. О молекулярной кухне мне известно всё. У меня десятки наград. Все лучшие и знаменитые рестораны борются за право получить мой критический отзыв, и использовать, для повышения репутации.


Больше, в тот день, он нам ничего не предложил. Да нам было и не нужно. Остаток дня мы работали как заведённые. Прилив энергии — жуткий. Вечером, в общежитии, мне еле удалось уснуть. Хотелось действовать, бегать, прыгать. Я едва отогнал от себя желание пойти в ночной клуб. Утром Макс сообщил мне, что он в отличии меня не удержался и в клубе познакомился с обалденной девчонкой. У неё же и ночевал. Ну её, эту Машку — она ему никогда и не нравилась.


На следующий день, Платон Иванович, снова отвёл нас на кухню, где мы попробовали крем нежного бежевого цвета. Вернее, снаружи он был бежевый, а внутри синий. Съев свою порцию, я вдруг отчётливо вспомнил Новый год. Необычный новогодний праздник, а вполне конкретный — мне было тогда семь лет. Отец привёл меня на детский утренник проводившийся у него на работе. Большая пушистая елка сверкала нарядными игрушками. Взрывались хлопушки осыпая собравшихся детей разноцветным конфетти. Огромный дед-мороз с белой до пояса бородой громогласно поздравлял всех с новым годом и дарил подарки. Я так отчётливо погрузился в события праздника, что пришёл в себя уже на рабочем месте.


Макс смеялся надо мной. Он снял на телефон как я стоя на стремянке декламировал детское стихотворение. Но я-то был уверен, что меня поставили на табуретку и я за игрушку этот стих рассказываю дедушке-морозу. Вместо подарка, Макс торжественно вручил мне перфоратор. Придурок!


— Вкусовые рецепторы, порой, творят с нашим мозгом самые удивительные вещи. По настоящему хорошая и вкусная еда способна творить чудеса, — прокомментировал наблюдавший за нами Платон Иванович, — но вы не представляете, сколько отвратительной гадости мне пришлось съесть, чтобы найти подлинные гастрономические бриллианты. Ведь, согласитесь, вы никогда ещё такого не ели?


— Такое блюдо можно приготовить в домашних условиях? — спросил я поражённый до глубины души.


— Э-нет. Радуйтесь, что имеете возможность прикоснуться к тайнам кулинарии. Такое блюдо умеют готовить правильно лишь единицы. Вы не найдёте его в ресторанном меню. Вы можете найти похожий рецепт в кулинарных книгах, но только похожий. Подлинный рецепт можно получить только применив настоящий опыт. Блюдо на 80 процентов состоит из опыта. Понимаете? Даже, если вы получите в руки настоящий рецепт, у вас ничего не получится. Приготовьте его миллион раз и вот тут...Может быть...Вы познаете чудо.


Я пребывал в сомнениях. Вечером, когда мы распрощались с хозяином и сели в мою машину высказал Максу свои опасения.


— Не... Это не наркотики. Ты на утреннике отплясывал со Снежинками и Зайчиками, а я увидел своё будущее. Знаешь, оно просто охренительное! У меня был свой собственный коттедж, бассейн, белоснежная яхта. Тёма, ты бы видел - какие у меня там были тёлки?!!


— А как же Машка?


— Да что ты всё про неё? Она - случайное безобразие на празднике жизни. Плоская как доска. Сисек нет— считай калека!


Целый месяц Платон Иванович угощал нас удивительными деликатесами. Каждый день было что-то новое. Иногда он рассказывал: как и при каких обстоятельствах стал обладателем уникальных рецептов. Некоторые рецепты, по его словам принадлежали личным поварам восточных Императоров, а другие он находил во время археологических раскопок в Мексике и в Перу.


— Самая любопытная кухня - это Экстремальная. — рассказывал он. — Легко съесть пищу подвергнутую термической обработке, а вы бы попробовали живьём? Пальмовый долгоносик, Витчети, гусеницы мопане, муравьи…Их вкус…


Он заметил наши испуганные взгляды и спохватившись перешёл на другие, более понятные продукты.


— Вы зря так переживаете. Просто, подобная еда не разрекламирована в достаточной мере. Например: устриц вы считаете деликатесом и согласны есть их живьём, а вот зелёную гусеницу, которая в сто раз вкуснее и полезнее вам есть не хочется. Вас приучили с детства, что гусеница -бяка, а устрицы повсеместно: еда для аристократов и богачей.


— Устриц, я бы попробовал, — кивал мой жадный напарник.


— Могу устроить, хотя на мой взгляд -это пошлятина. Может быть, лучше оцените жуков-плавунцов? У меня есть любопытный рецепт…


— Насекомых, мы есть...Как-то...Спасибо.. — отказался я.


Платон Иванович редко улыбался, но в тот момент посмотрел на меня очень странно и я увидел на его лице загадочную улыбку.


Через несколько дней я заболел и не мог уже работать у него в доме. Поднялась высокая температура и я пошёл в поликлинику.


В забытье отсидел очередь с пуленепробиваемыми старухами и еле-еле заполз в кабинет терапевта. Врач померил температуру, присвистнул и меня положили в больницу. Температура была под сорок.


Макс звонил мне поначалу. Интересовался моим самочувствием, жаловался, что не справляется один. Я посоветовал ему взять другого в напарники, временно, пока я буду отсутствовать.

Я пролежал в больнице целый месяц. Врачи, первое время, не знали от чего меня лечить. Сделали кучу анализов, а потом сообщили, что нашли у меня редкого кишечного паразита нехарактерного для нашей местности.


— Вы, Артем никакой странной еды, перед тем как заболели, не употребляли? — спросил меня один из лечащих врачей.


И что я ему мог на это ответить? Ещё как употреблял, каждый день и неизвестно что. Ради меня, из столицы вызвали одного известного врача-паразитолога. Он изучил моё состояние, подтвердил диагноз, назначил лечение, но я ещё не скоро пошёл на поправку. От лекарств назначенных мне начались реалистичные галлюцинации.Каждый раз - одно и тоже.


Я лежал на кровати и наяву видел Платона Ивановича вместе с Максом. Они сидели за роскошно-сервированным столом и дегустировали блюда, которые им приносили. Прислуживающих им я не мог разглядеть, они походили на размытые тени. Я наблюдал их мелькание рук, блеск поднимаемых серебряных крышек и мерцание свечей от канделябров.


Максим жмурился от удовольствия пробуя новые блюда, а Платон Иванович торжественно говорил:


— Мы! Мы - то что мы едим! Все мы состоим из того, что съели за всю свою жизнь. Мы накопленный опыт переваренной пищи, хлопот, надежд и переживаний. Я рад, что не ошибся в вас - Максим.

Вы выбрали единственно правильный путь — путь человека познающего истину поглощаемых им продуктов. Мы едим жизнь и познаём её в процессе поедания, в этом нет ничего предосудительного и чем разнообразнее наш рацион тем полнее и насыщеннее наше существование. Весь смысл в еде! Еда — главный стимул развития любой цивилизации. И дело вовсе не количестве, еды должно быть ровно столько - сколько нужно. Чрезмерное употребление ведёт к быстрому ожирению и смерти, а норма еды к процветанию и бессмертию. Вы понимаете, о чём я говорю, Максим?


— Как же, к бессмертию, Платон иванович? — спрашивал мой напарник. — Неужели, можно так жить вечно? Жить и наслаждаться, не зная никаких бед?


— Поверьте мне, я знаю о чём говорю. Я прошёл весь этот путь и повторил его множество раз. Сама библия учит нас этому, но мы не умеем читать её правильно. Мы глотаем слова, а ими нужно правильно насыщаться. Вот возьмите хотя бы пример о чудесах Христовых — пять хлебов и две рыбки, которые он поделил между пятью тысячами людей пришедших на проповедь. Это тайный шифр правильного питания. Не в количестве дело, а в точной массе потребляемого продукта для каждого. И все сыты и довольны.


— Но ведь там было чудо? Там дело было в том, что они раздавали хлеб, а его не становилось меньше? — припомнил Максим.


— Вот и вы глотаете слова не переваривая их. Опять же, об этом вам рассказали. Вы, может быть, даже и не читали библию. Я только привёл пример, один из множества, подводящих нас к главному моменту: почему мы должны вкушать кровь и тело Христово?


— Так..Традиция.


— Нееет. Не традиция. Это наша единственная возможность стать подобными богу. Христос — сын божий и мы должны вкушать тело его. Бог везде. Значит, вкушая жизнь вокруг нас, мы постепенно и сами становимся подобными богу, но это слишком медленный процесс на который не хватит и тысячи жизней. Поэтому клуб, в который я вас торжественно приглашаю, разработал особую, недоступную большинству людей, систему кулинарии позволяющую выделить из великого множества съедобных продуктов тот самый - божественный вкус. Вы пробовали эти блюда — так скажите, они божественные?


— Они неописуемые! Я такого никогда…


— Вот! — торжествующе произнёс Платон иванович — регулярно употребляя такие блюда вы достигните состояния бога и обретёте не только бессмертие. Вы обретёте могущество равное ему.


— А как же Артем. Он тоже ел?


Платон Иванович нахмурился, помолчал и потом с некоторой грустью сказал:


— Так, тоже случается. Не всякий способен принять в себя бога. К сожалению. Сходят с пути. Сомневаются. Не умеют думать желудком, хотя мне искренне жаль. Бог должен жить в каждом из нас.


Он спохватился и победно посмотрел на Максима


— Вы, как раз смогли пройти этот путь! Не думайте о бывшем друге и даже не сомневайтесь в своём выборе! Вы, теперь, человек особого круга. Попробуйте лучше - вон ту розочку. Она приготовлена из…


Обычно на этом галлюцинация и заканчивалась. Я приходил в себя на полу, упавшим в бреду с кровати, либо от отвратительного вкуса потной больничной подушки, которую я жевал.

Максим не навещал меня. Перестал звонить и слать SMS-ки.


Вернувшись в общагу я узнал от соседей, что он съехал на частную квартиру. Машка, с которой он встречался сообщила, что он в край оху...обурел, купил себе новый автомобиль и что она знать его больше не желает.


Я пробовал с ним связаться по телефону, но он несколько дней не брал трубку. Потом прислал мне сообщение на “Вайбер” о том, что Платон Иванович, больше не хочет меня у себя видеть, а у него теперь, более надёжный и трудолюбивый напарник.


Мне было несколько обидно от такого, ведь это я первый нашёл этого клиента. Это я предложил Максу работать на него и между прочим весь строительный инструмент был моим.

Я написал ему и в красках, что он — козёл, и если не хочет проблем, то пусть возвращает всё моё имущество.


На следующее утро, мне позвонил какой-то парень и сообщил, что привёз мне в общагу инструмент от Максима Петровича.

Немного прихренев, от того, что эту сволочь назвали по отчеству, я спустился и забрал свои вещи, попутно поинтересовавшись у парня — не на Максимку ли он ишачит?

Оказалось, что на Максимку. Максимке очень сильно доверяет сам Платон Иванович и теперь у него своя бригада. Они работают, а он только пальцем им показывает - что и как делать.


Мысленно пожелав своему бывшему другу лопнуть, я переложил сумки в свою машину и решил: раз и навсегда забыть о произошедшем со мной как о страшном сне.


Как же я ошибался.


Прошло несколько месяцев. Я полностью оправился после болезни. Придерживался диеты назначенной врачом и с подозрением смотрел на любую незнакомую еду в магазинах. Ел очень мало. Сильно похудел. Нашёл новую подработку, учился и жизнь вроде как налаживалась. О Максе я практически не вспоминал. Как он там? Где живёт? На чём катается? Мне это было неинтересно. Учёбу он забросил. В университете, со слов его однокурсников, он по прежнему числился, но занятия не посещал. Да и зачем? У него, теперь, такой покровитель - не в сказке сказать ни пером описать. С Платоном Ивановичем он горы свернёт и богом станет. Президенты в шеренгу выстроятся, чтобы только прикоснуться к его величеству.


В новогодние праздники я не удержался и посидел вместе с однокурсниками в кафе. Много пили, ели и неожиданно я почувствовал себя плохо. Сославшись на самочувствие, я побежал к себе, в общагу. Жил, в то время один, соседи разъехались по домам. Едва успел в туалет, где меня тут же вырвало. Обессиленный я дополз до своей кровати и тут у меня снова случилось странное реалистичное видение. Я увидел себя на торжественном приёме в доме Платона Ивановича.


Я гулял по большому ярко-освещённому залу, возле стен, по периметру, стояли длинные столы и толпа гостей: мужчин и женщин в маскарадных костюмах развлекали себя беседами и лёгкой закуской. В центре зала играл целый оркестр. Человек тридцать, не меньше. Дамы сверкали украшениями и дарили окружающим белозубые улыбки. Мужчины, все как на подбор, в строгих чёрных костюмах и в масках различных зверей пробовали со столов различную закуску и обменивались впечатлениями. На меня никто не обращал внимания. Тело моё, словно бы пропало.


Незримый я ходил между гостей, слушал их разговоры, но толком не мог понять о чём они говорят. Вроде бы и по русски, но в тоже время и нет. Я не мог уловить ясно ни слова. Я отошёл к столам и увидел на них множество разных блюд, среди которых узнал и те, которыми меня и Макса потчевал лично Платон Иванович.


Больше всего меня поразили официанты прислуживающие гостям.


Они были без масок. Бледные юноши и девушки в униформе. Они, с отсутствующим взглядом, механически наполняли бокалы шипучим светлым напитком из деревянных бочек, но прежде чем отдать гостю они вырывали щипцами у себя зуб, опускали его в бокал и только после завершения такой жуткой процедуры предлагали напиток.


Они безразлично улыбались, а по их красным распухшим ртам стекала кровь. Среди них, я узнал парня подвозившего мне инструменты. Такое впечатление, что ему было всё равно, где он находится и зачем рвёт свои зубы на потеху гостям. Гости воспринимали зубы в бокале как должное. Они выпивали напиток и проглатывали зубы оставляя на столах пустые бокалы. Я обратил внимание, как один из гостей в маске указал на лицо официантки и она безропотно вырезала ножом собственный глаз добавив его в напиток. Он принял бокал из её рук и отошёл от стола, а она осталась стоять, замерев и не обращая внимания на стекающую по её лицу свежую кровь.


Где то глубоко в душе мне показалось такое странное поведение официантов правильным и даже логичным. “Желание гостя - закон для хозяина” - каким бы жутким и неприятным оно не было. Или это кто-то мне произнёс на ухо шепотом?


Оркестр пропал. Музыка стихла. Все гости разом повернулись и посмотрели в центр где сейчас стоял удивительно высокий Платон Иванович в чёрном плаще. В руках он держал маску с длинным птичьим клювом, а рядом с ним был Максим. В белом с иголочки дорогом костюме. Мой бывший друг и напарник выглядел растерянным. Он вжимал голову в плечи и глядел себе под ноги.


Платон Иванович начал говорить.


— Дорогие и любимые мои гости! Мы ждали этот великий момент несколько лет! Сегодня, я рад вам предложить нового кандидата в члены нашего маленького клуба гастрономов и дегустаторов. Этот момент очень важен и для него, и для всех нас. Сумеет ли он проявить себя, достоин ли он быть на вершине пищевой пирамиды? Вкушать все прелести божьего вкуса и замысла? Постичь истинное величие и право называть себя — Человеком?


Максим ещё сильнее потупился. Гости зааплодировали. Платон Иванович надел маску и ободряюще приобнял его.


— Максим! Мы дадим тебе - всё что ты пожелаешь! Любая твоя прихоть будет исполнена! Деньги! Слава! Высокая должность! Любая красавица будет жаждать твоего внимания! Готов ли ты вступить в наш клуб и доказать всему миру — чего ты стоишь?


— Да...Хочу… — смущённо выпалил мой бывший друг.


— Прежде, чем мы тебя примем, должен свершиться древний ритуал. Все, в нашем клубе, через него проходили. Это своего рода - “Инициация”. Как у племён Южной Америки — мальчик должен доказать, что он становится мужчиной. Я готовил тебя к нему всё это время. Каждая порция божественных блюд, на ступеньку приближала тебя к этому удивительному волшебному таинству.


— Вы меня… Чё? — простонал Максим.


— Сейчас увидишь! Не бойся - это не слишком больно! — пообещал Платон Иванович и пока Максим соображал, что к чему, он ударил его кулаком в живот.


Максим упал и покатился по полу. На него налетели несколько гостей и начали пинать ногами. Он закрывал руками лицо, пытался защитить живот, плакал, но его не оставляли в покое. Я отстранённо наблюдал за тем как его избивают. Тот же невидимый голос подсказывал мне, что всё это не просто так, и от Максима чего то пытаются добиться. Вокруг него появилось серебристое сияние. Оно становилось всё сильнее и ярче. Максим засиял, а ещё через секунду в зале появились тысячи серебристых бабочек.


Гости оставили Максима в покое и с радостными криками бросились их ловить. Откуда - то появились сачки. Бабочки кружились вокруг Максима так, словно пытались защитить его, но их подстерегали и ловили прямо голыми руками. Тут же, на месте, их ели. Бабочки, судя по всему, были очень сочные. Во все стороны брызгал серебристый сок. Одна из бабочек уселась мне прямо на нос и я от неожиданности хлопнул себя по лицу ладонью. И очнулся.


Я лежал на полу в своей комнате и дрожал от холода. Сходил, умылся. От алкоголя и отравления не осталось и следа. В животе урчало от голода. Сколько прошло времени? Что это был за сон? И сон ли это был вообще? Я ничего не понимал. Вернулся к себе и тут зазвонил телефон. Посмотрел на номер и даже не удивился. Звонил Макс.


Я поднял трубку.


— Тёма выручай! Помоги мне, брат! Я только тебе одному могу довериться! — услышал я.


— Чего ты хочешь? Денег не дам, — машинально ответил я.


— Да какие деньги. Спрятаться мне надо. Ты не представляешь, что у Платона в доме происходит!


— А что происходит? Бабочки летают?


Максим поперхнулся, но опомнился очень быстро:


— Это не бабочки. Они живые, разумные существа. Они их едят и заставляют меня. Помоги мне!


— Не верю.


— Я тебе сейчас фотку, на “Вайбер” пришлю. Он нас кормил. Подселил паразитов. В каждом из нас, червяк. Этот червяк, тоже разумный. Они идут на его зов. Платон их потом жрёт и продаёт другим. Я, теперь, у него, как приманка для них.


— Неее, ты теперь не нашего круга. Ты - элита. Бабы, деньги, рок-н-ролл. Ты же, так этого хотел? Платон Иванович, тебя, никуда не отпустит. Наслаждайся сбывшимися мечтами!


— Дурак! В тебе, тоже червяк есть. Ты следующий!


— Мой - сдох. Врачи не смогли спасти. Такая потеря, — злорадно сообщил я.


— Хотя бы забери меня из особняка. Не могу я на такое смотреть. Я заплачу - сколько скажешь! — взмолился он.


— Я подумаю, — ответил я и положил трубку.


Ехать, забирать Максима, мне очень не хотелось. Я задумался. Да, он предатель и гад, но заслуживал ли он такого отношения? Ведь мы дружили и когда с ним произошла беда он первым про меня вспомнил. У него и друзей, кроме меня и не было. Тут я увидел фотографию, которую он мне прислал. Живот скрутило от боли.


Там была изображена миниатюрная женщина с стрекозиными крылышками. Нет, не женщина, но очень похожее на неё насекомое. Нет! Мои глаза обманывают меня — это было очень родное и близкое мне существо.Оно было прекрасно. Меня словно ударило током, а потом ещё раз и ещё. Они их ели?!! Этих прекрасных маленьких женщин?!! Этих волшебных фей?!! Чудовища — они их ели живьём! Скрипя зубами от ненависти, я решил спалить этот чёртов дом вместе с его обитателями. Они ещё там, я был в этом уверен. Нужно спасти моих фей, сколько бы их не осталось. Я быстро оделся, выбежал на улицу и сел в машину. Пока она прогревалась я уже составил чёткий план. Макса нужно убить. Он не достоин моих красавиц. Голос в моей голове подсказывал — Оберон должен быть только один!


К дому Платона Ивановича близко было не подобраться. Дорога была перекрыта. Тревожно кричали пожарные машины, полиция отгоняла прохожих. Дом горел. Я бросил свой автомобиль и на негнущихся ногах пошёл к нему. Огонь горел ярко, сердце от боли рвалось на части. Усталый полицейский грубо оттолкнул меня с глупым видом идущего напролом. Он не понимал мою боль. Я не мог уйти. Плевать мне было на сгоревших в доме людей — там, сейчас гибли в мучениях мои прекрасные феи. Я отошёл к машине и мою голову посетила мысль — разогнаться и на скорости протаранить толпу. Смять всех на своём пути. Уничтожить. Я только хотел сесть за руль, но меня кто-то ухватил за ворот куртки и дёрнул развернув в другую сторону. Я увидел перед собой мужчину в маске чёрного зайца. В его глазах отражалось зарево пожара. Он смотрел прямо на меня. Он казался мне знакомым. Словно дальний, далёкий родственник, но я не понимал - откуда?


— Теперь, я понимаю откуда всё началось, — произнёс он.


— Я знаю вас. Вы…


— Это неважно, — перебил он меня, — забирай её и уезжай отсюда.


Он протянул мне фею. Одну единственную. Завёрнутую в платок, замёрзшую, но всё ещё живую. Мою красавицу.


Я бережно принял её и осторожно засунул за пазуху в свою тёплую куртку.


— Спасибо!. — попытался поблагодарить его я, но человек в маске чёрного зайца пропал. Кроме меня на этой стороне улицы никого не было. Да мне это уже, всё равно. Важна - только она. Моя красавица. Моя красавица...

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Так же мои истории прочитать тут - https://vk.com/public194241644
Показать полностью
41

Нил Стивенсон — визионер научной фантастики

Нил Стивенсон — живой классик фантастической литературы. Начав свой путь к успеху с пост-киберпанкового романа «Лавина», он продолжает экспериментировать, меняться, удивлять и завоевывать престижные премии. Но постоянными в его работах остаются глубина и внимательное отношение автора к науке и технологиям. У Стивенсона множество увлечений, которые оказываются полезны в работе над книгами, кроме того он поддерживает контакт с людьми различных интересных специальностей, от ученых и космонавтов до хакеров. В итоге он может с уверенностью и увлекательно рассказывать в фантастике о сложных вещах.

Но с чего лучше начинать читать Стивенсона и кому вообще стоит начинать его читать? Со вторым вопросом просто — всем, кто любит интеллектуальную, но захватывающую литературу. Вместо ответа на первый, мы лучше расскажем немного о самых значимых книгах автора, чтобы каждый мог выбрать что-то на свой вкус.

Лавина

Нил Стивенсон — визионер научной фантастики Книги, Фантастика, Лонгриды, Киберпанк, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Первый среди культовых романов Стивенсона — история о компьютерном вирусе, который воздействует на людей в реальности (как можно догадаться, самым неприятным образом). «Лавина» стала вратами в новую для киберпанка эпоху, когда казалось, что жанру уже некуда двигаться. Отринув дух бунта, роман рассказывает о настоящем герое, рыцаре цифровой реальности. В реальности он зарабатывает на жизнь, доставляя пиццу, а потом идет и спасает мир, который ему дорог.

При этом главный герой, Хиро, давно не подросток-идеалист. Он сам приложил руку к созданию Метавселенной и, несмотря на то, что отказался от всех прав по ряду веских причин, продолжает болеть за нее душой. Поэтому когда появляется тот самый вирус, Хиро просто не может оставить это без внимания…

«Лавина» динамична и насыщена приключениями, читается она на одном дыхании. В то же время это был один из первых романов, где виртуальная реальность была описана так детально и в то же время правдоподобно. Учитывая, что книга вышла в 1992 году, многие вещи оказались почти пророческими.

Алмазный век

Нил Стивенсон — визионер научной фантастики Книги, Фантастика, Лонгриды, Киберпанк, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Следующий роман Стивенсона отправляет читателя еще дальше в будущее. Считается, что события «Алмазного века» происходят в той же реальности, где и «Лавина», просто несколько поколений спустя. Действие происходит в обществе с жестким классовым делением, где пропасть между богатыми и бедными стала практически непреодолимой. В этих обстоятельствах интерактивный учебник для девушек из высшего общества попадает в руки девочке из неблагополучной семьи по имени Нелл…

Книгу, вышедшую в 1995 году, читатели оценили и приняли не сразу. Стивенсон не был удивлен подобной реакции, он сразу говорил, что собирался в этот раз написать что-нибудь необычное и причудливое. Тем не менее, роман получил престижные премии «Хьюго» и «Локус», и сейчас не уступает в популярности «Лавине». Воображение автора и правда поражало: в этот раз развитие дошло до интерактивного кино, нанотехнологий и изменения самой структуры общества. Описанные им филы, которые приходят на смену власти государств различной национальности, разбросаны по всему свету, но внутри себя объединяют людей по этническому, культурному, религиозному или идеологическому признаку. Так Новая Атлантида, одна из крупнейших фил, возрождает культуру викторианской Англии.

Падение

Нил Стивенсон — визионер научной фантастики Книги, Фантастика, Лонгриды, Киберпанк, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Как сочетается виртуальная реальность и жизнь после смерти? Есть ли все-таки у человека душа и, если да, можно ли «загнать» ее в компьютерный код? Это вопросы, на которые Нил Стивенсон ищет ответ в своей самой новой книге: «Падение, или Додж в аду». Впрочем, это только один из «слоев» романа. Загробный Битмир — одна из граней столкновения сиюминутного и вечного. В книге несколько сюжетных линий, каждая — со своим конфликтом и по-своему жуткая. «Падение» вообще нельзя назвать легким романом. Он громогласный, яростный и жгучий. Но именно это позволит читателям наблюдать истинный катарсис.

Нередко можно встретить комментарии, что это лучший роман Стивенсона за последние годы. Пожалуй, дело скорее в том, что после всех экспериментов автор отчасти возвращается к ранним формам и темам, как в «Лавине» и «Алмазном веке». Но приходит он туда с багажом опыта и знаний жителя XXI века, а также интересными мыслями о том, что мы приобрели и потеряли за последние двадцать лет. И, несмотря на то, что картины Битмира навевают мысли скорее о фэнтези, с битвами богов и туманными пророчествами, Стивенсон все еще пишет в первую очередь научную фантастику. Его увлекает влияние интернета и то, с какой легкостью искажается правда, и здесь автор готов дойти до едкой подчас сатиры. Как и многие другие воплощения хорошей литературы, «Падение» бьет по больному, но тем более сильное впечатление производит.

Семиевие

Нил Стивенсон — визионер научной фантастики Книги, Фантастика, Лонгриды, Киберпанк, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Роман-катастрофа со стороны кажется в творчестве данного писателя чем-то выбивающимся из общего ряда. Космическая направленность, достаточно строгая научная фантастика — это был неожиданный ход. Но в то же время Стивенсон сумел повернуть жанр в удобное ему русло, чтобы остаться собой и говорить на привычные и важные темы. Это история про то, как наука, технологии и способность объединиться спасают человечество от гибели, которая кажется неминуемой. Но в то же время про то, как хрупки наши достижения, и как легко мы поддаемся конфликтам, даже если он может погубить цивилизацию.

В итоге «Семиевие» охватывает достаточно внушительную часть истории при скромном объеме в одну книгу. Здесь и гибель планеты, и возрождение, и трезвые научные прогнозы, и достижения далекого будущего. Если вам интересно вместе с увлеченным автором представить, как человечество может эволюционировать в герметичных условиях жизни на орбите — этот роман для вас.

Взлет и падение ДОДО

Нил Стивенсон — визионер научной фантастики Книги, Фантастика, Лонгриды, Киберпанк, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Эту книгу Стивенсон написал в соавторстве с Николь Галланд, но из библиографии самого Нила, и роман заметно отличается от прочих его работ — он более легкий и задорный. Здесь магия соседствует с технологией, а путешествия во времени позволяют погрузиться в быт разнообразных эпох. Сюжет развивается вокруг создания специальной правительственной организации, ДОДО, изучающей возможности вернуть в мир магию. Дело в том, что она была вполне реальна и даже сыграла свою роль в научном прогрессе, но сошла на нет в середине XIX века. И триумфальное возрождение все же удается, но «не все так просто».

В арсенале у ведьм ДОДО ровно один трюк — перемещения во времени. Так что нам, как читателям, удастся познакомиться с Константинополем 1200-х, Лондоном 1600-х, а также Бостоном на заре его существования. А также узнать, как именно все-таки соседствуют наука и магия, и как работает «эффект бабочки» в этой версии реальности. Точнее, версиях. В общем, довольно запутано, но очень увлекательно!

Барочный цикл

Нил Стивенсон — визионер научной фантастики Книги, Фантастика, Лонгриды, Киберпанк, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Три тома — «Ртуть», «Смешенье» и «Система мира» — которые работают на одну идею: торжества науки. Стивенсон погружает нас в исторические реалии XVII-XVIII веков, рассказывая историю о том, как архаичные обычаи уходят в прошлое, уступая место новым, рациональным подходам. Читателей ждут криптография и нумизматика, Ньютон и Лейбниц, а также много алхимии и приключений. Даже пираты будут!

Эти книги Стивенсона балансируют на тонкой грани между фантастикой и историческим приключенческим романом. Сверхъестественные события здесь действительно имеют место быть, хотя они поданы максимально ненавязчиво. Мнение автора гласит, что это научная фантастика и, вероятно, ударение здесь долго ставиться на слово «научная». Как по следу из хлебных крошек, мы следуем в этом сюжете за блестящими идеями былых веков. И здесь равное значение будут иметь плуты и правители, провидцы и шарлатаны — иногда сразу и не разберешь, кто есть кто. В общем, великолепное авантюрное путешествие по Европе эпохи Просвещения.

Анафем

Нил Стивенсон — визионер научной фантастики Книги, Фантастика, Лонгриды, Киберпанк, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

«Анафем» — это уже почти научно-популярная книга, которая остается фантастической и захватывающей. Действительно интеллектуальная литература, которая дарит пытливому читателю возможность разгадать себя, как ребус. Погрузиться в мир планеты Арб могут помочь авторские примечания, пояснения и словарь в конце книги. Но текст построен так, что можно сделать ставку на собственную смекалку и попытаться просто вникнуть. В сюжет буквально встроены философские диспуты прошлого, а история науки переосмысляется в мире, где единственной религией является торжество разума.

Повествование ведется от лица молодого инака фраа Эразмаса, который живет в «монастыре для ученых», матике. И в результате ряда загадочных событий, он становится носителем важной миссии и участником контакта с инопланетным разумом. Это если пересказывать максимально сжато. Если говорить образно, то смешайте «Имя Розы», актуальные научные теории, философское желание докопаться до сути и твердую научную фантастику. Это будет «Анафем». Чтение захватывающее, очень умное, образовательное, но не забывающее развлекать читателя.

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 7
31

Лифт в преисподнюю. Глава 59. Звуки пустоты

Предыдущие главы


Маша чихнула и оросила всё вокруг чем-то чёрно-кровавым.


— Ух, — в носу и горле жгло.


«Может, от дыма, которым пахнет всё сильнее?»


Медленно подняла лицо. Различила расплывчатую фигуру. Проморгала слёзы.


Страх.


Её руки дрожали. Но страх захлестнул другого человека...


Саша, не спуская глаз с женщины, сделал шаг назад.


Потом ещё один.


И ещё.


Оказался у выхода из комнаты на кухню. Посмотрел в дверной проём.


Вернул взгляд к Маше. Нахмурился, как будто успокаивал что-то внутри себя. Протянул руку в другую комнату.


Взял что-то.


И бросил Маше.


Полотенце.


Тоненькое кухонное полотенце.


Вафельное.


— Такое ощущение, что я простудилась, — сказала, чувствуя огромное облегчение. На секунду показалось, что осталась брошенной, ненужной. Одной.


Саша покивал, не отрывая от неё взгляда. Потом, поняв, что Маша всё ещё смотрит, добавил, словно оправдываясь:


— Ты валялась там на земле. В этих кустах. Конечно, могла простудиться... Плюс иммунитет...


Грустно вздохнула.


По щекам скатились слезинки.


Сашино избитое лицо открывало новую глубину бледности. Синяки и ссадины становились всё заметнее.


— Я столько всего не успела, — Маша окинула взглядом комнату. — Слишком много откладывала. Саму себя откладывала. На потом. Я человек, отложенный на потом.


Покачала головой.


Её лицо несколько раз пыталось искривиться гримасой рыдания, но боль от ран и побоев помешала. Поэтому Маша всхлипывала, хотя внешне оставалась почти бесстрастной. Онемевшей.


Странное зрелище. Наверное, так пускают слёзы актёры в безымянных мелодрамах на госканалах. Как-то неестественно. Капли из глаз есть, а эмоций нет. Но Саша понимал, что женщина перед ним плачет настолько по-настоящему, как не смог бы никто другой.


И он знал, почему она плачет.


И молчал. Никакие слова тут не будут к месту.


Всхлипнув. Или даже взрыднув, прошипела:


— Грёбаные америкосы.


У Саши тоже защипали глаза. Засвербило горло. Шмыгнул носом и отвернулся.


Сколько он здесь? Несколько дней? А как будто — огромный кусок жизни, который теперь заканчивается. Прямо сейчас.


Повернулся. Увидел жалкую, уставшую, с трясущимися от тихих рыданий руками Машу. Она стояла на коленях возле тазика и банок с бензином. И смотрела в своё прошлое.


Будущего нет.


Будущее всегда, почти всегда — лишь гипотеза. Но сейчас они оба понимали, какое оно у Маши.

Только не знали, сколько до его наступления осталось шестидесятисекундных отрезков.


— Ладно, — шмыгнула носом и вытерла лицо рукавом. — Надо быть мужиком. Большую часть этой жизни всем нам надо быть мужиком. Эх...


Саша разрывался внутри.


Так хотелось что-то сказать. Как-то поддержать, чтобы она понимала — ему не всё равно. Но слова находились всё какие-то дурацкие.


Да ладно, что уж, тупые были в голове слова. Плоские фразочки, вставленные в память из попсовых фильмов. Хлорированные. Бесцветные. Какие-то не наши.


Ничего не значащие словосочетания.


Звуки пустоты.


«Господи, даже в собственной голове ничего своего нет. Мы все внутри собраны из этих тупых фильмов. И каждый оставляет в нас что-то тупое. А сколько мы смотрим их за всю жизнь? Кто тупее — тот, кто снимает тупой фильм, или тот, кто его смотрит? Курица, цыпленок или яйцо? Может, сковородка?»


Саша тряхнул головой, чтобы избавиться от противных мыслей и пошатнулся. Маша удивлённо посмотрела:


— Ты чего?


Натянуто улыбнувшись, покачал головой: всё в порядке.


Ну не знал Саша, что делать! К такому людей готовят годами. А он всё своё лучшее время ходил на тупую работу, смотрел тупые фильмы, мемы и... всё. И Маша, видимо, тоже. Они оба — люди, отложенные на потом. Только его, вроде как, вся эта зараза не берёт. Да и не покусали в этот раз. А ей — не повезло.


«Но что делать теперь? Может, надо её убить? Ведь тропинка к превращению в «первого», судя по всему, уже протоптана. Пока не поздно...»


Саша снова тряхнул головой и вывалился из транса.


— О чём ты там таком думаешь? — с лёгкой тревогой спросила она, взглянув в ошалевшие глаза.


— Ни о чём, — ответил испуганно, а сам подумал: «Я уже один? Сам за себя? Или мы ещё вместе? Или уже враги? Надо убираться отсюда как-то что ли...»


— Надеюсь, ты там не прикидываешь, как меня завалить? — недобро улыбнувшись спросила Маша. Её тело передёрнула короткая, но сильная судорога, выдавившая из лёгких тихий хрип. Женщина тревожно, как будто прося помощи, посмотрела на Сашу.


Он промолчал. Словно не услышал. Потом, когда отвечать было уже слегка поздно, выдавил:


— Нет, конечно.


Маша опустила глаза.


— Ладно. Надо попробовать провернуть мою маленькую затею. Башка трещит, не могу…


— Поискать таблеток? Может, от простуды что-то?


— Да, было бы… неплохо.


***

Саша вышел в другую комнату.


Отпустило.


Не заметил, как все его мышцы словно одеревенели от напряжения.


«Ещё можно ей доверять? Или она уже думает, как меня сожрать? Но если она думает, то значит всё ещё существует, как человек?»


***

Когда Саша ушёл, слёзы из её глаз потекли сильнее.


«Чёртов трус. Начал прикидывать, как ему меня завалить. Но я уже убита! Зачем меня убивать?»


«Что я могу сделать такого? Загрызть его? Но пока… вроде пока не хочу. Полежать бы, поспать. Температура у меня что ли? Господи, ну зачем, зачем я туда пошла...»


***

Спасаясь от вселенной кипящего пламени, «Тот» всё царапал и скрёб дверь. Удачная комбинация из движения пальцев, применённой силы и точки её приложения помогла оттолкнуть вертикальный металл от стены дома. И появилась щель.


«Первый» на удивление ловко вставил в проём пальцы. Снова затрясся будто от возбуждения. Просунул руку глубже. Ещё глубже. Сделал движение локтём и раскрыл дверь шире. Схватившись за стену внутри подъезда, «Тот» попытался втянуть себя внутрь. Но упёрся плечами в дверной косяк и саму дверь. Голова внутри, туловище снаружи.


Тянул-тянул, а втянуть себя не смог. Истерично зарычав, «бывший» начал яростно мотать головой в стороны. И ударив черепушкой со всей силы о металл двери, распахнул её почти наполовину.


Его несгнившие мышцы будто этого и ждали. За какие-то секунды втянули тело наполовину внутрь.


Но дальше проход был закрыт.


Завален.


«Тот», у которого целой осталась только одна лапища, начал ей скрести по устроенной Сашей баррикаде.


Он не знал, не понимал, не помнил, а чуял, что нужно туда. И что туда можно попасть.


Сок манил его. Заставлял отравленные заразой члены совершать согласованные действия, бессознательно закреплённые когда-то давно. Не понимая. Открывать двери. Ломать тонюсенькие стенки тумбочек. Выбивать головой из них выдвигающиеся ящики. Протискиваться внутрь. Ползти дальше. Скручиваться, бешено извиваться, чтобы сбросить с себя завал. Рвать зубами то, что ими не рвётся.


И оказаться внутри. Увидеть тёмные, холодные бетонные ступени.


Ведущие в страну сока.


***

Сзади за дверью осталось ещё трое «бывших». Затасканная одежда прикрывала лишь некоторые части тел. Чёрные от грязи. Худые. И израненные. Но из старых ран не сочилась кровь.


Они не входили внутрь. А лишь смотрели на дверь. Огонь стал подбираться всё ближе.

Показать полностью
163

Египетская сила.  (4)

Окончание. Сначала:

Египетская сила.  (1)

Египетская сила.  (2)

Египетская сила.  (3)


Сергей с Андреем вновь сидели за столом в шатре, и с нескрываемым интересом смотрели на незнакомца, повергшего в ужас две древние армии.

«Да кто он такой? Неужели правда бог подземного царства?» - терзали вопросы Сергея. Но незнакомец не торопился рассказывать о себе, он налил себе в кубок вина, отпил, и отломил кусок лепёшки:

- В Чени, возле храма Исиды, живёт один пекарь. Узнаю его хлеб, кажется он лучший в Египте. Не пробовали?

Сергей, облизав пересохшие губы, ответил:

- Да, ничего. Вкусно.

- Хорошо, отвечу на некоторые вопросы о себе, дабы разрядить обстановку, - присаживаясь, сказал незнакомец, - Спрашивайте.

Андрей, теребя в руках край ткани покрывающей стол, спросил:

- Вы кто такой?

- Анубис. Вообще-то моё имя - Шерад, но египтяне пренепременно настаивают на Анубисе. Переубеждать их не будем. У вас всё?

- Ну уж нет... - вставил Сергей, - вы правда... Ну, из под земли?

- Хм... - улыбнулся Шерад, - я люблю поверхность не меньше вашего. Давайте я добавлю подробности несколько позднее? Честно говоря, я догадываюсь кто вы, и откуда; есть у меня небольшой дар... Но всего я не вижу. Расскажите подробнее: как вы сюда попали?

Андрей с Сергеем, примерно с полчаса рассказывали об обстоятельствах их появления в древнем мире. Всё, начиная с самого утра, перед туристической поездкой в Луксор, и до самого момента появления здесь Анубиса-Шерада. Их новый знакомый несколько раз вставал и нервно ходил вдоль стола, но рассказчиков он ни разу не перебил. Когда пришельцы наконец умолкли, закончив своё повествование, Шерад задумчиво произнес:

- Пять тысяч лет... Немыслимо! Я и не знал что пирамида на такое способна.

- Какая пирамида? - удивился Андрей.

- Не такая, какие появятся здесь лет через пятьсот. Она гораздо меньше... Примерно вот такая, - развёл руки на полметра Шерад.

- Повторю: там была большая плита, треугольная, со стороной, ну как бы вам сказать - если положить в длину три-четыре человека, - объяснил Сергей.

- Да понятно, я же с братом Осирисом и сделал эту плиту. Пирамида под ней. Вы не смогли их найти, так как сейчас они закопаны.

Два друга обрадовано вскочили на ноги.

- Она и сейчас там? Серёга, мы сможем вернуться домой! - весело хлопнул своего товарища по плечу Андрей.

- Погодите, не всё так просто. Нужно ещё разобраться с механизмом перемещения во времени. Я пока понимаю всё достаточно отдалённо, - Шерад снова присел, жестом приглашая двоих пришельцев сделать тоже самое.

- Как... Откуда появилась эта пирамида? Может быть мы вместе сможем разобраться? - с надеждой спросил Андрей.

- Давайте... Но я начну с самого начала. Мы с моим братом родились две тысячи лет назад, в одной рыбацкой деревушке, расположенной в Верхнем Египте. Самой страны, как таковой, ещё не существовало, и весь египетский народ был достаточно разрознен, делясь на родоплеменные сообщества. Но сейчас не об этом.

Жили мы очень бедно, работали, изо дня в день помогая отцу с ловлей рыбы, и дальнейшей меной её на другие продукты питания или материалы для снастей. На жизнь еле хватало. Когда нам исполнилось по двадцать лет, отец сказал нам, что мы теперь готовы жить самостоятельно, и он хочет чтобы мы пересекли пустыню и дошли до одного селения на восточном море. Только там можно было добыть большой улов. И стать относительно обеспеченными людьми. И вот, в один прекрасный день, мы пошли с братом на восток. Шли с утра до вечера, и дойдя до холмов, рассекающих пустыню надвое, остановились на ночёвку. Когда уже наступили предрассветные сумерки нас разбудил страшный шум. Открыв глаза мы увидели огромный чёрный круг висящий над пустыней. Оттуда вырывались полчища каких-то чудовищ... Мы думали что от страха у нас остановятся сердца. Мы боялись дышать - в страхе, что нас заметят. И тут с неба стала падать звезда. Она росла прямо на глазах, всё больше и больше увеличиваясь в размерах. Через несколько мгновений стало понятно: что это не звезда вовсе, а какая-то металлическая лодка. Это был небесный корабль. Из его корпуса стали бить на землю нестерпимо яркие лучи. Они начали настигать чудовищ, разрывая их на куски силой своего сияния. Ужасные твари стали разбегаться в панике, но их конец казался неминуем. Многие, спасаясь, снова исчезали в пропасти чёрного круга. Корабль подлетел совсем близко, казалось что кроме неведомых тварей он хочет сжечь ещё и этот вход в проклятый мир. Секунда - из из чёрного чрева вырвалось гигантское щупальце, напоминающее своими сегментами ногу большого насекомого. Оно ударило по кораблю и он загорелся. Щупальце исчезло в черноте отверстия, и вместе с ним исчез и сам этот дьявольский круг, оставив горящие и постепенно рассыпающиеся в пыль тела существ. Но корабль был сильно повреждён. Кружась и снижаясь - по спирали, он сильно ударился о поверхность пустыни, полыхнуло море пламени.

Мы с братом не отрывали взгляд от всего происходящего. Было страшно, но пересилив себя, мы побежали в сторону корабля. Приблизившись, нам открылась картина ужасной трагедии: между горящими обломками лежали изувеченные тела людей. Людей, так похожих на нас... Мы метались из стороны в сторону, надеясь найти выживших, но всё было тщетно. Когда надежды практически не осталось, мы услышали слабый голос, раздававшийся из-под одной железной плиты. Приподняв её, мы увидели сильно израненного человека - он что-то говорил нам, но мы его не понимали, было слышно только слово «Ра». Он стал указывать нам на один ящик, ну нам показалось что это был ящик. Когда мы его открыли, то увидели внутри чёрную пирамиду. Она блестела, словно была сделана из стекла, и внутри неё мерцал золотистый свет. Переглянувшись с братом, я нагнулся, для того чтобы вытащить пирамиду - человек с неба скорее всего просил ведь, чтобы мы ему принесли её. Как только я её коснулся, произошла вспышка, и меня поглотило ужасное чувство - как будто бы меня разорвало на мелкие кусочки. Свет, исходящий изнутри пирамиды, стал светить сквозь мои руки, ещё немного и я бы точно умер... Только потом я узнал, что брат оттолкнул меня от неё, но и сам попал под действие её лучей. Мы провалились в небытие. Когда мы очнулись, человек с неба уже был мёртв...

Потом выяснилось, что у нас появились весьма необычные способности.

- Какие? - не выдержал Андрей.

- Ну...кхм... Кроме понимания всех языков, например - как у вас и у меня, появилась способность немного видеть будущее, менять форму тела, и ещё кое-что, по-мелочи... Бессмертие - почти, - ответил Шерад.

- Неплохо... А что же было дальше? - всем видом излучая нетерпение, спросил Сергей.

- Похоронив погибших, мы закопали ящик с пирамидой. Потом продолжили свой путь. Поселившись в посёлке у моря, мы попытались жить нормальной, обычной жизнью простых рыбаков. Но у нас это не получилось. Люди вскоре узнали о наших способностях, и многие захотели нас убить. Пришлось... Нам с братом пришлось довольно жестоко их наказать... Те кто выжил объявили нас богами. Мы постарались их в этом переубедить, но к сожалению, всё было напрасно. Они хотели верить, и они верили. Немного подумав, мы решили это использовать: ведь всё-таки мы любили наш народ и нашу страну. Через несколько лет мы с Осирисом разделились: он отправился в Нижний Египет и начал постройку города Буто, после того как объединил множество живущих там племён. Я сделал аналогичное, построив Чени в Верхнем...

- Вы уж извините, но об этих временах практически ничего не известно, - вставил Андрей.

- Да, ничего. Слишком большая пропасть времени разделяет нас с вами, - плеснув себе ещё немного вина, сказал Шерад.

Сергей поднялся, и размяв затекшие ноги, спросил:

- Значит вы стали первыми фараонами Верхнего и Нижнего Египта?

- Тогда не было таких названий, но в целом вы правы.

- Но вы рассказали нам ещё не всё, ведь правда?

- Конечно, рассказать всё, что прошло за последние пару тысяч лет - вот так быстро, не получится. Но обозначу одно из главных событий - мы оставили власть, передав её другим людям.

- Но почему? - Андрей явно с жадностью, присущей всем исследователям, ловил каждое слово, сказанное человеком превратившимся в легенду.

- Пресытились. Надоели горы лести и лжи. И ежечасные просьбы о том, чтобы выбить для себя на «небе» место получше... Доходило даже до массовой истерии. В общем, сказав всем что нас вызывает Ра, мы скрылись, ушли, растворившись в толпе простых людей. Но мы не стали бренно влачить своё существование, валяясь где-нибудь на пляже. Мы сосредоточили все свои силы на изучении свойств загадочной пирамиды. Первым делом мы решили, скажем так, «обратить» своих знакомых - порядочных людей, которые нам помогали в те времена когда мы ещё были у власти. Решив, что для страны так будет лучше, если таких как мы с братом, станет больше...

- Получилось? - спросил Андрей.

- Нет. Они все погибли, только дотронувшись до пирамиды.

- Но почему же? - удивлённо воскликнул Сергей.

- Мы с братом на этом не остановились. Мы накрыли пирамиду огромным треугольным камнем. Осирис смог передать камню энергию пирамиды - так он хотел ослабить её влияние, и сохранить жизни всем тем кто подвергнется испытанию. И предохранить людей от смерти - сочетанием некоторых слов: всё для того чтобы никто не погиб, когда нас с братом не будет рядом. Мы нашли ещё людей, достойных людей... Но к сожалению, они тоже все погибли.

- Ничего не понимаю, - снова встал из-за стола Сергей, - почему же вы выжили? И мы с Андреем?

- Я сам понял это только сейчас, - вздохнул Шерад, - вспомните, как это было у вас. Ты - Сертеп, или вернее - Сергей? Ты спас тогда Андрея. А меня оттащил Осирис. Только вдвоём, и только вместе... Хотя бы один должен быть готов отдать свою жизнь за друга или брата, и пирамида это чувствует. Больше у меня вариантов нет.

- Почему же вы с братом не переместились в прошлое, когда коснулись пирамиды? - спросил Сергей.

- Я думаю, что в вашем случае, было произнесено неверное сочетание букв. «Эхен Тотенра» - это «испытай меня полностью»... Нужно было сказать «Эхен Токе-Ра» - «сделай подобному Ра»... Вот пирамида и испытала вас, временем и... возможной битвой. Но способностями тоже одарила.

- Да уж... - с укором посмотрел Сергей на смущённого Андрея.

На некоторое время в шатре повисло молчание. Два друга, из будущего, переваривали полученную информацию. Наконец Андрей, повернувшись к Сергею, сказал:

- Если вернёмся назад, я подарю тебе спортивный мотоцикл.

- Зачем мне мотоцикл? - искренне удивился Сергей.

- Потому что только так ты сможешь убежать от моих благодарных объятий! Ты же спас меня, и теперь я твой друг навсегда! - разведя руки в стороны, и явно кривляясь, воскликнул Андрей.

- Так, ну хватит! - улыбнулся Сергей. - Всё, давайте дальше... Про эту пирамиду.

- А дальше... Мы отказались от этой затеи, и закопали пирамиду вместе с плитой. Установив для ориентира только тот каменный столб на плато...

Потом мы с братом снова разделились, и... С тех пор я его больше не видел.

Я пошёл дальше, путешествуя по миру и собирая знания у местных мудрецов. Воспоминания о том круге, и о тварях которые тогда вышли из него, не давали мне покоя. И вот что я выяснил за сотни лет: такое было не раз, и чёрный круг и корабль... Вечная битва. Тот корабль охранял нас. Не знаю кто его послал, но факт того, что теперь защитить нас будет некому, бросает меня в дрожь. Собрав информацию, я принялся за сложные математические расчёты - и к ужасу, пока всё происходит так как я и рассчитал: несколько мелких прорывов в Нубии а затем и в Мерге уже случились, и скоро настанет главный...

- Где? И когда? - почти в один голос заговорили два друга.

- Завтра. Вот прям на этом месте. В месте, где когда-то разбился корабль.

- Как-то странно, не находите? То что мы тут дружно все с вами собрались, прихватив с собой пару армий? - с сомнением сказал Сергей.

- Всё правильно, Сергей, - согласился Шерад, - я немного поправил мысли египетских и нубийских полководцев... Но и появление тварей, конечно, сыграло мне на руку. Всё для того чтобы все армии сегодня оказались здесь. Нам нужен каждый меч, каждый человек, способный драться... Я один не справлюсь.

- А мы? Наши мысли вы тоже поправили? - воскликнул Андрей.

- Нет-нет, что вы! Я сам до глубины души удивлён! Это действительно чудо что вы оказались здесь и сейчас... И я прошу вас - присоединяйтесь! Помогите нам в битве!

- А что там в будущем? Что показывают? Вы же видите?

- Смутно. Пока только - мрак, и картины всё время меняются. Так какое будет ваше решение?

Тяжело вздохнув, и посмотрев на Сергея, Андрей ответил:

- Поможем, чем сможем. Тем более что мы уже пообещали это людям. Хотя точно и не знали, какая здесь таится засада.

- Вот! Это самые лучшие слова, друзья мои!


Утром, на рассвете, стотысячная - объединенная армия, в полном составе стояла, повернувшись лицом на юг. Били тысячи барабанов, жрецы и колдуны сновали между рядов солдат обещая всем гарантированное счастье в случае смерти. Никто и не сомневался, настрой у всех был поистине боевой: ведь сами боги пришли им на помощь, а значит, у них всё получится.

Впереди армии стояли трое: Шерад-Анубис и два друга-туриста. Сергей с Андреем волновались как никогда: ещё бы, если они когда и думали о смерти - после перемещения их сюда, то сейчас, казалось, они даже почувствовали её дыхание.

Рано утром два друга уговорили Тутепа не быть рядом с ними во время битвы на самой передовой, тот, еле согласившись, обнажил свой клинок, и уверил их, что в бою он до них доберется. На том и порешили.

Сергей поднял в воздух несколько булыжников и запустил их по орбите вокруг себя и своих товарищей. Андрей создал столбы из пламени в небольшом удалении от людей - к огромной радости и неописуемому восторгу зрителей позади них.

- Тренируетесь? Это хорошо, - попытался улыбнуться Шерад.

- Скорее хотим убедиться, что мы всё ещё можем это делать, - ответил Андрей.

Неожиданно, словно из-под земли, возник какой-то глухой шум. С каждой секундой он начал нарастать всё больше и больше.

- Началось! Всем приготовиться! - крикнул Шерад, повернувшись в сторону, стоящих поодаль генералу Ахетотепу и Бонго. Те, сначала склонившись в три погибели, и после, резко развернувшись, начали криками отдавать команды своим подчинённым.

- Вон! Я кажется, вижу! - дрожащим от волнения голосом, произнёс Андрей. Он указал рукой вперёд.

- Смотрите... Она растёт, - поддержал его Сергей.

Теперь уже все видели растущую впереди чёрную точку. Она висела над горизонтом, и была такой черноты, как если бы кто-то вырезал ножницами кусок нашей реальности.

- Круг... Скоро всё начнётся... - шептал Шерад.

Дьявольский объект, тем временем, всё рос и рос. И вот, примерно в нескольких сотнях метров от троицы людей и армии, на небольшой высоте над поверхностью пустыни, большой - вероятно метров в тридцать диаметром, завис, вертикально стоя́щий, "вход в преисподнюю".

- Такой большой... Твою мать, как бы сейчас нам пригодился мой брат... И чего ему рядом не сиделось... - шептал Шерад.

Замолк шум. Растаяли в утреннем воздухе испуганные возгласы солдат, было впечатление, как будто даже сама пустыня затаила дыхание. От тишины веяло смертью.

В нижней части круга появилось какое-то движение. На поверхность пустыни, в разные стороны, хлынула чёрная, мохнатая река. Замелькали тысячи огромных ног насекомых.

- Это... Это... - хриплым голосом проговорил Сергей.

- Это пауки! В бой! - крикнул Шерад. И тут же, за мгновение, вырос в два раза; тело его вспыхнуло жарким огнём... Андрей с Сергеем невольно отскочили на некоторое расстояние. Теперь плечи Шерада венчала голова шакала, в руке его появился огромный меч, так же охваченный пламенем. Анубис - иначе не назовешь, повернулся назад - в призыве к войскам, издал громоподобный рык и поднял меч над головой. Казалось, задрожала пустыня. Армия отозвалась фанатичным криком тысяч глоток. В это время лавина огромных пауков - размером с лошадь, понеслась на людей. Злобное шипение перебивал топот волосатых ног - казалось, словно бежал исполинский табун. Три раза темнело небо над головой Сергея и Андрея: мириады стрел полетели в сторону чудовищ из другого мира. Многие пауки падали и кувыркаясь рассыпались в пепел, но тысячи других занимали их место и толкаясь, устремлялись к людям. Анубис повернулся вперёд, и начиная бег, указал мечом на врага. Снова раздался рык, способный вынуть душу.

- Страшно то как!! - начиная бежать, крикнул Андрей.

- Ну драть твою в душу, понеслась!! - силой воли усмиряя дрожь в коленках, крикнул Сергей.

Друзья побежали, выставив вперёд руки, как будто бы целились из невидимых пистолетов. Перекрывая рёв армии, труб и барабанов, с истеричными воплями их обогнали возницы боевых колесниц. Сотни их ушли вперёд, вперемешку с конницей нубийцев и египтян. В передний ряд насекомых, горящим факелом уже врезался Анубис. Своим мечом он начал высекать целые просеки в сплошном паучьем месиве. Его окружила серая пыль от распада десятков членистоногих трупов. Андрей, выматеревшись, махнул рукой - тут же, вспыхнули пауки, которые в прыжке не долетели до него с десяток метров. Сергей делал движения обеими руками - насекомых от этого, разрывало на части. Но их было слишком много... Конница утонула в чёрном море отвратительных волосатых тел. Пешие войска теперь вплотную столкнулись с врагом, задрожали щиты, вверх взметнулись тысячи клинков. Натиск нарастал. Пауки перепрыгивали первые ряды, откусывая воинам головы и пробивая несчастных жалом насквозь. Бой превратился в сплошную кашу из людей и насекомых...

Андрей стал выжигать пауков пачками, Сергей, приноровившись, рассекал насекомых взмахом ладоней, словно у него в руке был длинный невидимый меч. Они вплотную подошли к Анубису, значительно очистив от захватчиков и усеяв серой пылью, наверное с гектар территории пустыни. Горящий воин с головой шакала держался за плечо - всё же пауки его достали.

- Встань между нами!! - крикнул ему Андрей. Друзья встали спиной к Анубису. Андрей, закричал так, что казалось что сейчас он выплюнет свои лёгкие. Он направил руки в сторону гор из насекомых. Ужасная волна пламени накрыла пауков. От исходившего жара было похоже, что сейчас начнут плавится камни. Загорелись сотни и сотни мерзких созданий. Андрей упал на колени, было видно что он выдохся. Их окружили со всех сторон, ещё немного и твари их накроют. Видя это и толпы ещё живых насекомых, Сергея переполнила злость. Такая, что ему самому показалось, что каждая клетка его тела сейчас взорвётся. Он закричал. Закричал, как никогда в жизни. Анубис с Андреем, глядя на это упали на землю, Сергей, разведя руки в стороны и закрыв глаза, сделал оборот вокруг себя...

Грохот взрыва потряс пустыню. Орда насекомых взорвалась; Сергей потерял сознание.


- Мы... Мы победили? - спросил Сергей открыв глаза. Он лежал на носилках, вокруг суетились воины сильно потрепанной армии. Рядом с ним стоял Андрей и Шерад - он уже был в человеческом обличии.

- Мы пока отступили. Видишь, проклятый круг ещё никуда не исчез, - ответил Шерад, махнув в сторону чёрной бездны, - и ещё неизвестно, что они там задумали.

- Рад видеть тебя дружище, - устало улыбнулся Андрей, - ну ты, конечно, отжигаешь.

- Да это ты отжигаешь... - откликнулся Сергей, еле вставая на ноги.

- Вы оба оказали неоценимую помощь, без вас мы захлебнулись бы в собственной крови... - приободряюще произнёс Шерад.

- Я выжат, как мочалка... - кашлянул Сергей, и осмотрелся.

Поле боя было усеяно изувеченными телами воинов, много солдат сейчас оттаскивали мёртвых назад. Всё пространство, до самого круга, было покрыто серым пеплом. Армия позади перестраивалась, люди в поредевших полках группировались, снова вставая плечом к плечу. А конницы и колесниц больше не существовало...

- Смотрите! Там опять что-то происходит! - Андрей отодвинул руку лекаря, который замазывал в это время какой-то жгучей гадостью порез на спине - шрам от когтя паука теперь останется ему на память.

А из тёмной пропасти круга, на истерзанную поверхность пустыни стали спускаться... люди. Все военные - египетские и нубийские солдаты, затаив дыхание смотрели на невиданное и неожиданное зрелище. Из круга ждали кого и что угодно, но только не толпу связанных стариков, женщин и детей. От них, в сторону армии пошли крики:

- Мы попали в плен! Мы не дошли до Чени! Нас поймали! Развяжите нас! Любимый! Папа...

- Это наши семьи! - закричали воины. - Освободим их! - уже бежали многие на помощь.

- Куда!? Стоять!!! Это ловушка!!! - но Шерада, казалось услышали не все. Некоторые солдаты остановились, Ахетотеп и Бонго чуть не сорвали свои голоса, командуя и стуча по головам нерадивым командирам. В лагере началась неразбериха. Всё же, небольшая группа бойцов убежала. Все кто остался, напряжённо глядели на происходящее. Когда солдаты подбежали к пленным, случилось страшное - связанные люди, выпустив длинные - как лианы, руки, хватали их и начали разрывать на части. Несчастные солдаты даже не успели развернуться назад. Несколько секунд... и всё закончилось. Только красные следы крови на песке и пепле - возле толпы псевдолюдей, напоминали о только что произошедшей трагедии.

- Ловушка... Я же говорил... - прошептал Шерад.

С толпой "пленных" стало что-то происходить. Они стали обнимать друг друга, опутываясь длинными руками как змеями. Постепенно это стало походить на огромный ком из шевелящихся людей. Из этой массы вылезло огромное, сегментное щупальце... Ударило с грохотом по земле, затем второе, третье... И вот, заслонив собой чёрный круг, перед армией нубийцев и египтян встало гигантское насекомое, которое было нечто средним между пауком и богомолом.

- Ну вот и приехали, - произнёс Сергей, вытянув руку, - я совсем ничего не могу с ним сделать, сил совсем не осталось...

- И я, - еле проговорил Андрей слабо улыбнувшись, - можно мне в отгул?

Шерад, держась за окровавленную повязку, произнёс:

- Нам конец... - и под гомон испуганных солдат добавил, - брат...Брат, где ты? Помоги нам!

Чудовище издало скрежущий и громкий, как сигнал тепловоза, звук. С десяток огромных ног яростно били по пустыне, перемещая огромную тушу вперёд. Но тут, не дойдя сотню метров до первых рядов защитников, монстр остановился. Казалось что он смотрит целой батареей своих глаз куда-то вверх. Над истерзанной армией раздался громкий клёкот. Сергей с Андреем обернулись, и увидели высоко в небе, парящего золотого орла. Он взмахнул крыльями один раз, два, три... Резко набирая высоту.

- Осирис... Осирис! Осирис! - начали скандировать люди; кругом раздались восторженные крики.

- Брат! - поднял руку Шерад.

Сергей изумился:

- Что - серьёзно, ваш брат? Прям вот летает?

Орёл в это время сложил крылья. Он полетел вниз, как камень, и подлетая к чудовищу и набрав скорость ещё больше - уже как золотая молния... ударил монстра, и пробил его насквозь. Мгновение и ещё один мощный взрыв потряс всё пространство вокруг. Многие не удержалась на ногах. Монстр, как мешок серой муки, лопнул, заслоняя тучей пепла всё небо...

- Ура! - крикнул Андрей.

- Та-У!!! Та-У!!! Агайя!!! - заревели объединенные легионы воинов. Вместо аплодисментов стали раздаваться удары мечами о щиты. Шум ликования затмил бы даже недавний шум боя с пауками.

- Ну что, наши победили? - спросил сияющего от радости Шерада Сергей.

- Мой брат, он не отвернулся и не забыл меня! И...и вот он, - перед изумлёнными зрителями, включая Андрея и Сергея, сел гигантский орёл. Его золотое оперение было испачкано пеплом, но ран от смертельного столкновения видно не было. Птица постепенно стала становиться меньше, исчезли перья, поменялась форма... И вот уже перед нашими друзьями стоял человек... Сергей с Андреем, разглядев его, потеряли дар речи.

- Я же говорил, что присоединюсь к вам в битве.

- Тутеп!! Ты!? - чуть не присел Сергей. - А как же... А как?

- И скрывал, во даёт! - воскликнул Андрей.

- Ну здравствуй, брат! - обнимая Тутепа-Осириса засмеялся от счастья Шерад. - А я ведь верил, что увижу тебя вновь!

- Я тоже по тебе соскучился! Как ты жил, что делал?

- Я извиняюсь конечно, - прервал их Сергей, - но по ходу нас ждёт третий уровень, - его рука указывала сейчас на тёмный круг, проступающий за завесой пыли.

- Круг не исчез, проклятие! - вскипел Шерад.

- Там внизу кто-то стоит, видите? Человеческая фигура, - тихо промолвил Андрей.

Вновь трубы затрубили тревогу, вновь засуетилась уставшая от выносящих мозг зрелищ, армия. Но страха у солдат практически не было, все с надеждой смотрели на четвёрку героев.

Пыль рассеивалась всё больше, от чёрного круга шел человек в серой одежде, похожей на монашескую мантию с капюшоном. Он шел уверенно, было похоже что он ничего не боится, да и оружия у него не было. Это то и внушало большое опасение. Пройдя ещё немного, он остановился. Из под капюшона стало видно его бледное лицо и огромные чёрные глаза.

- Как... - почти прошипел он, - как вы - жалкие рабы, посмели противиться воле империи Саккара...

Андрей с Сергеем сжали кулаки.

- Кто ты такой? - спросил его Шерад.

- Я - Сет. Не перебивай меня, пёс... Я отрежу тебе твои собачьи уши, а твоему братцу вырву все перья... Это наша планета. Как вы посмели...

- Да будь ты проклят! - вскричал Тутеп.

- Молчать... - снова прошипел Сет.

- Извините конечно, но у вас отверстие сужается, - вставил Сергей.

Сет удивлённо на него посмотрел:

- Какое отверстие!?

- Ну дырка, из которой вы вылезли, - добавил Андрей.

- Что? Как? Не может быть! - повернулся пришелец в сторону чёрного круга. На секунду задержав на нём взгляд, Сет понял что его обманули. Резко повернувшись назад он увидел падающий на него, горящий огнём меч Анубиса - тот стоял уже во весь свой огромный рост. И он, разрубив пришельца надвое, громко прорычал:

- Не видать тебе Земли, как и... как и моих ушей!

Сет, хватая ртом воздух, прошипел:

- Это ещё не всё...

И рассыпался в пепел. Со страшным грохотом закрылась и исчезла чёрная дыра, ведущая в другой мир...


- Сергей Владимирович!

- Да, Зоя, слушаю.

- На двадцать седьмой подстанции опять выбило, девятый микрорайон сидит без света!

- Да вот же чёрт... Ну отправляй туда бригаду Семёнова, скажи ему, пусть потом мне перезвонит.

- Хорошо, Сергей Владимирович!

Сергей тяжело вздохнул и потянулся в своём кресле. После он задумчиво стал крутить в руках пишущую ручку. Вот уже несколько дней он пребывал в такой задумчивости, и Ира уже несколько раз интересовалась, нет ли у него проблем на работе. На работе было всё в порядке, ну хотя бы иногда - точно. Причина была вовсе не в этом. Сергей изо дня в день прокручивал в мыслях события произошедшие с ним месяц назад в Египте.

Тогда, после боя, египтяне закатили пир, каких ещё не было. Через день, на утро Осирис с Анубисом отвели его с Андреем к закопанной плите. От шевеления пальцев Осириса расступились тогда земля, показался таинственный треугольник...

Сердечно попрощавшись с новыми знакомыми, Сергей с Андреем ступили на поверхность с глазом Ра, и приготовились . Два брата научили их как произнести правильно египетские слова, чтобы вернуться в будущее и... снова боль и снова бездна небытия окутала их сознание. Очнувшись в нашем времени они дошли до Гирги - бывшем Чени, и вызвали подмогу. Людей на микроавтобусе успешно забрали, всё хорошо... И всё же что-то было не так. Сергей переодически пробовал свои способности - он чувствовал предметы вокруг себя даже с закрытыми глазами, и они двигались по его воле, как и прежде. Вот и сейчас авторучка плавала перед ним, словно в невесомости. Но что же всё-таки не так... Какое-то предчувствие.

Сергей, немного подумав, набрал номер Андрея:

- Алло! Привет, как дела?

- О, дядя Серёжа! Привет, всё хорошо!

- Это замечательно. Знаешь, я вот тут каждый день вспоминаю про то как мы были с тобой в Египте. Пустыня, армии, чудеса какие-то, битва чёрт знает с кем...

- Я тоже, Сергей! Как такое забыть... Не забывай, нам нужно хранить наши способности в тайне: люди не поймут.

- Да с этим всё в порядке, я звоню не по этому поводу.

- А что? Что-то случилось?

- Да нет... Вот только мне кажется, что ты мне что-то недоговариваешь.

- Я? Да ты что? Кхм... Ну вообще-то... В общем, я давно хотел тебе сказать... Вернее: уже должен был сказать, но только мне всё время было как-то неудобно.

Сергей внутренне напрягся, встал с кресла:

- Что сказать?

- Ну... Ты только не ругайся. В общем... Хорус ещё мал, и не подходит мне в напарники...

- При чём тут сын Тутепа? Ты о чём?

- Видишь ли, ты не первый кого я водил к плите... Подожди, не ругайся! До тебя я сломал шестнадцать микроавтобусов в пустыне, и план был один и тот же: человек должен был сам вызваться чтобы пойти за помощью...

- Что ты сделал!? Шестнадцать!? Твою мать, Андрей!! Они что, все погибли!?

- Нет-нет, что ты!! Все испугались. Никто не полез спасать меня и стаскивать с плиты, я потом вовремя спрыгивал оттуда... Только ты не испугался, дружище. Мне нужен был человек который прикроет спину, и хорошо знающий нынешнее время.

- Да твою же... Зачем ты всё это сделал!? И что значит «нынешнее время»?

- Мой отец нашел способ отправить в будущее меня одного, но назад я мог бы вернуться только с кем-то... Этот кто-то закалился бы у нас в древнем Египте и получил бы силу... Для того чтобы потом со мной снова вернуться в будущее - где мы сейчас и находимся, чтобы помочь мне в грядущей битве. Один я не справлюсь. Опасность не миновала, мой друг. Твари Черного круга могут вернуться. В ваше время, Сергей. Может быть это происходит прямо сейчас. Людей Земли кто-то должен защитить.

- Что!? Кто послал? Как закалиться? Что за хренатень ты мне сейчас наговорил!?

- А я купил тебе мотоцикл!

- Я тебя прибью, вот честно. Объясняй давай!!

- Давай начну сначала. Ну во-первых мой отец - Анубис...

Египетская сила.  (4) Фантастика, Приключения, Попаданцы, Древний Египет, Битва, Авторский рассказ, Отрывок, Длиннопост

Анубис и Осирис стояли на краю плато и задумчиво разглядывали столб, который они когда-то здесь установили. В руках они держали по кубку с вином.

- Ээм... Надо бы нанести сюда надписи, - предложил Осирис-Тутеп, махнув кубком в сторону столба.

- Давай! А что напишем? - задорно спросил Анубис.

- Ну давай напишем здесь какие-нибудь проклятия.

- Вообще - идея! А у нас получится?

- Получится. Я видел фотографии столба в телефоне твоего сына. Надписи там - вообще огонь...


Ned Alexander.


Спасибо всем за моральную и материальную поддержку!

Показать полностью 1
161

Египетская сила.  (3)

Сначала:

Египетская сила.  (1)

Египетская сила.  (2)

На линии горизонта появилась чёрная полоса - многотысячная армия нубийских племён постепенно заполняла поле зрения путешественников - широкою волной, растянувшейся с севера на юг. Стали слышны барабаны, гул голосов перекрывали размеренные выкрики командиров, задающим ритм шагов в такт племенным барабанам, и воодушевляющим крикам колдунов-шаманов. Конница была немногочисленной, но несколько таких отрядов - с копьями наперевес, разведывали местность.

- Знаете ребята, - полушепотом сказал Сергей, - я, если когда и представлял свою смерть, то она всегда выглядела как старуха с косой, пришедшая к старому, умудренному жизнью старцу, сидящему в кресле-качалке и попивающему кофей...

- Здесь нет ни кофе ни кресла, не переживай, - улыбнулся ему Андрей.

- А значит умудренный жизнью старец здесь есть, зараза ты такая?

- Нас заметили, - указал на приближающийся конный отряд Тутеп. - Боги, помогите нам!

Андрей быстро повязал двумя концами красное покрывало - которое он выпросил к жены Тутепа, вокруг шеи ничего не подозревавшего в дальнейших действиях животного.

- Запускай Сивку-Бурку, - махнул он рукой Сергею, - если уж всем и хана, так хоть поржём...

Сергей сосредоточил свой взгляд на козе. Та, удивлённо проблеяв, взметнулись ввысь, развевая и хлопая в воздухе импровизированным плащём. Андрей хихикнул. Конный отряд, до которого оставалось примерно метров сто, остановился, потрясенный необычным зрелищем: воины заголосили указывая руками на небо. Коза заложила над ними пару крутых виражей. Раздались испуганные крики, кони закружили на месте.

- А теперь - бонус, - добавил Андрей, и так же, как и его друг, сосредоточил свой взгляд на пятнистой летающей "бестии". Из её рта вырвалось пламя, ну так показалось нубийцам, хотя Андрей предусмотрительно - чтобы не покалечить животное, создавал пламя в метре от рогатой производительницы сыра.

Вот тут-то и началась настоящая паника. Весь отряд вприпрыжку понёсся назад, к своим. Основные эшелоны нубийской армии уже заметили странности происходящие с их конными разведчиками. Первые ряды остановились, за ними вставали последующие. И тут возвращающаяся назад конница на полном ходу врезалась в пехоту, как если бы они были её врагами. Поднялся шум, и всеобщий балаган ситуации стал повсеместно распространяться - волнами, по шеренгам темнокожих воинов. Масла в огонь подлила коза, которая уже даже не блеяла, а дико орала на нубийцев. Она подлетела вплотную к авангарду войск, и спалила к чертям несколько их знамён из леопардовых шкур.

Тутеп, держась за живот от хохота, путая слова, сказал:

- Не смеялся я коза! Летит как никогда!

- Ну всё, уводи её обратно! - воскликнул, смеясь Андрей, - смотри, в неё уже целятся лучники!

Сергей, еле сдерживая смех, старался не уронить на головы нубийцам пятнистого "Горыныча". Сделав прощальный заход, коза прохлопала "плащём" назад, уворачиваясь от стрел и дротиков. Через несколько секунд она приземлилась у ног троих защитников.

- Ну всё, всё, - погладил её по голове Андрей, - больше не полетишь, успокойся! Большое дело сделала! Держи верёвку Тутеп.

- Теперь пусть живёт до самой старости, - улыбнулся Тутеп, - но конечно, если мы сами доживём.

- Вот это навряд ли, - промолвил Сергей, - вон скачет новый отряд!

От войска действительно отделилась новая группа всадников. Двое из них махали знамёнами, похожими своими чёрно-белыми квадратами на шахматную доску. Всадники мчались прямо на троих людей, стоявших на краю плато вместе со знаменитой козой.

- Ладно... «План Б», - сказал, закрывая глаза Сергей. Андрей с Тутепом смотрели на него, затаив дыхание. Через пару мгновений над ними просвистело бревно - то самое, с которым вчера упражнялся Сергей. Андрей - взмахом руки, поджёг его. Огненным метеоритом, ревя пламенем, воткнулось оно в землю, прямо на пути конного отряда. Лошади встали на дыбы, многие всадники попадали. Снова начались крики. Некоторые воины подползли к огненному древу и, по-видимому, стали уговаривать его их помиловать. Их командир жутко орал, призывая всех к порядку.

Сергей, шумно выдохнул воздух из груди:

- Ну всё, ребята. Если они попрут дальше - ну даже не знаю что будет...

По рядам противника пошёл шум, с новой силой стали бить барабаны, пронзительно засвистели какие-то адские свирели. Начались перестроения, воины выставили вперёд щиты, шеренги ощетинились копьями. Казалось, ещё немного, и вся эта орда снова двинет вперёд.

Сергей услышал протяжный вой трубы, похожей по своему звучанию на охотничий рог. Но звук шёл не со стороны нубийской армии. А сзади.

«Окружают!» - пулей пронеслась у него мысль. Вся троица обернулась. Позади них, такой же широкой стеной, как и от поступи нубийской армии совсем недавно - поднималась в небо пыль. Также - с севера на юг, она закрывала собой полнеба. Слева и справа - на плато, стали буквально влетать конные отряды, но выглядели они совсем по-другому, оружие, одежды - всё отличалось от одежды и военного снаряжения нубийцев.

- Наши! - подпрыгнул Тутеп. - Мы, хвала богам, спасены!

Все холмы позади них, заполонили квадраты полков армии фараона Менеса. Рёв труб приближающихся войск стал громче, били барабаны, развевались знамёна. Стало понятно, что отряд, который они встретили вчера, понаделал шумихи в столице. Между тем, египетская конница строилась стеной в несколько рядов, между нашими путешественниками и нубийскими всадниками. На плато ворвались боевые колесницы. Нубийские всадники повернули назад, к своим. Возле пылающего бревна остался лишь один, по его - более богатой одежде, можно было определить в нём военачальника.

- Как бы не попасть нам под более насыщенный замес, - сказал, озираясь по сторонам, Андрей. - То, что мы сейчас с вами наблюдаем - это историческое событие, нам несказанно повезло!

- А ты не помнишь, кто победил в этой битве? - спросил Сергей.

- Про это древнее время известно только одно.

- Что?

- То что фараона звали Менес.

- Исчерпывающе, - с иронией в голосе ответил Сергей.

Конница египтян продвинулась вперёд, освобождая место для прибывающей пехоты. Она широкими потоками, словно горная река, заливала край плато.

Одна, красивая золотая колесница, подъехала совсем близко к нашей троице. С неё слез полный военачальник, в набедренной повязке, блестящей на солнце золотом и в характерном парике. Пройдя несколько шагов он поклонился:

- Да будут для вас открыты врата в небесное царство! Меня зовут генерал Ахетотеп, я командующий великой египетской армии на время этого победоносного похода. Меня прислал сам Великий Фараон. Я правильно понимаю, что вы и есть те демоны пустыни, про которые мне докладывал командир Хатеру? Я видел летящее бревно... И то что вы остановили противника, заслуживает поистине царской награды!

Всё то время, пока генерал произносил приветствия, Тутеп провёл в смиренной позе - на четвереньках, стоя рядом с козой.

- Тутеп, ты чего? Встань! - прошептал Андрей.

- Нельзя! Так положено! Иначе отрубят голову или - в рабство! - не поднимая головы, ответил Тутеп.

- Встань, смотритель. Твою семью мы нашли в яме, там, в оазисе, - обратился к нему генерал.

Хозяин хижины вскочил на ноги, с мольбой во взгляде он посмотрел на военного. Тот успокаивающе махнул рукой:

- С ними все в порядке. Их накормили... И переодели. И узнали от твоей жены что вы втроём пошли против армии нубийцев. Так что мне ответят два наших гостя?

- Ну, во-первых, никакие мы не демоны, - начал Сергей, - да, и вам тоже пусть откроют ворота, чего-то там, на небо... В общем, мы тоже рады знакомству.

- Меня зовут Атхен, а моего спутника - Сертеп. Мы прибыли к вам из далёкой северной страны, - в свою очередь сказал Андрей.

- Ну и нафига ты произносишь эти дурацкие имена? - удивился Сергей.

- Всё равно они их слышат так, и никак иначе.

Генерал учтиво кивнул:

- Я очень рад видеть вас на нашей земле, и мы были бы ещё счастливее... Что? Что ещё?

К генералу, поклонившись, приблизился один из его командиров. Ахетотеп выслушал его шёпот, кивнул и произнёс:

- Один из нубийских вождей просит его принять. Атаковать пока они не намерены. Ведите его сюда!

Конные и пешие ряды расступились, и по узкому коридору прошёл тот самый военный, который остался один у пылающего столба. Кожаные ремни с золотыми бляхами перетягивали его накидку из леопардовой шкуры. Лицо, мужественное и одновременно спокойное не казало и капли страха. Но тёмные глаза выдавали крайнее удивление. Он несколько раз переводил свой взгляд с Андрея и Сергея на козу, и обратно:

- Пусть лодка вашей жизни будет полна удачи и достатка, Братья-Крокодилы! Привет и тебе брат-генерал. Меня зовут Бонго, я вождь народа Тэти, - склонился он на одно колено и снова встал.

- Теперь мы крокодилы, - вполголоса произнёс Сергей.

- Это одно из их божеств, - также тихо ответил ему Андрей, - добрый день! Как поживаете? - добавил он громче.

- Какого... - еле дышал, сдерживая ярость генерал Ахетотеп, - какого дьявола вы вторглись на нашу территорию!?

- Мы получили разрешение, - невозмутимо ответил ему Бонго.

- Какое, к чертям, разрешение? Это какая ещё собака...

- Нам выдал его наместник Мергского нома. Не кипятитесь, генерал. Мы пришли к вам, вместе со всем нашим народом не для того чтобы на вас нападать.

Теперь генерал и наша небезызвестная троица стояли, выражая всепоглощающее удивление.

- А зачем же тогда вы пришли? - выразил Сергей общее мнение.

- Защиты. Мы хотим попросить защиты. Объединиться вместе с вашими войсками, - с надеждой ответил Бонго.

- Да что происходит? - нетерпеливо выкрикнул генерал.

- Все жители вашего Мерга сейчас пришли с нами. Также с нами пришел ваш египетский полк, охраняющий город. Братья-Крокодилы! Не выпускайте больше вашу адскую козу: за нашей армией идут наши семьи и жители Мерга - они же до смерти перепугаются...

Сергей с Андреем действительно были очень удивлены: те, которых они считали захватчиками, оказались союзниками. Неудобно как-то вышло.

- Конечно, конечно... - ответил Андрей.

- Да почему же к вам присоеденились наши? - недоумевал египетский генерал. - От кого вы бежите?

- Генерал, давайте продолжим за столом, так просто объяснить не получится. Вас прислал Небесный Бегемот? - с надеждой спросил Бонго у двоих пришельцев. - Нам очень нужна ваша помощь!

- Вообще то они прибыли к нам! - ожидая поддержки, воскликнул Ахетотеп. - Ведь правда?

Андрей с Сергеем на секунду задумались, выбирая наиболее дипломатичный ответ. Наконец Сергей произнёс:

- Нас никто не присылал. Мы прибыли сами, с мирными намерениями. Ознакомиться с вашим бытом, как живёте вообще... Вот, зашли к Тутепу домой - нормальный мужик, гостеприимный. Туристы мы, понимаете?

Генерал и нубийский вождь переглянулись. Ахетотеп спросил:

- Ну вы же прибыли от наших, от истинных богов? Которые вас наделили силой?

- Давайте оставим эту тему. Египет нам очень нравится, и мы не против Нубии. Давайте выясним что грозит нубийской армии, а там и решим. В принципе мы не против помочь, - решительно заключил Андрей. Сергей громко кашлянул.

- Вот и хорошо! - радостно воскликнул генерал. Нубиец, в такт ему закивал и улыбнулся:

- Значит - от Бегемота! Пойду обрадую своих!

- Не иначе как от Осириса, - заключил Ахетотеп.

Бонго, поклонившись, почти бегом устремился к нубийским войскам. Генерал Ахетотеп ещё минут пять принимал подошедших к нему командиров, отдавая распоряжения:

- Всем встать здесь лагерем... Нет, сегодня атаки не будет... «Почему почему» - я тебе сейчас башку отрублю! Что за вопросы вообще?


Примерно через час, прямо на плато, в промежутке пространства, что было между двумя большими армиями, установили шатёр довольно внушительных размеров. Туда любезно пригласили Сергея с Андреем, не забыли позвать и Тутепа. Тот, пристроив свою козу к одному египтянину из продовольственного обоза, и всё время шепча молитвы, благоговейно присоеденился к пришельцам.

Ближе к вечеру, после того как нубийские колдуны лихо отскакали несколько кругов вокруг шатра, окуривая всех подряд дымом, пришли египетские жрецы. Они, пропев заклинания и молитвы, расставили по периметру шатра деревянные статуи богов. В общем, переговорные процессы были благословлены вдоль и поперек.

Прежде чем руководители обеих сторон приступили к дальнейшему общению, было принято решение отправить мирных нубийских и египетских жителей в пригороды Чени, дав им в сопровождение небольшие военные отряды.


- ...И всё-таки я повторю, достопочтенный наместник Петту, - обратился Ахетотеп к руководителю города Мерг, - вы приняли довольно скоропалительное решение и взяли на себя очень много, разрешив нубийской армии разместиться на нашей территории. Фараон будет очень недоволен. Говорю это при наших нубийских гостях, да не будет им обидно это слышать.

- Сначала - навстречу нубийским войскам, мы выдвинули все наши военные силы, предварительно отправив небольшой отряд в Чени, - ответил наместник, - но потом случилось ужасное... Так страшно нам никогда не было.

Сергей, Андрей и Тутеп уже третий час с удивлением наблюдали за встречей представителей двух древних государств. Андрей больше всего на свете, жалел, что у него сел телефон и что ему невозможно запечатлеть всё происходящее. Сергей, если о чём и жалел, то только на отсутствие кондиционера...

Встреча началась с пышного и сытного обеда, перед которым зачитали все звания и титулы участников. Из уважения к гостям из неведомого мира - "титулы" Андрея и Сергея огласили первыми. Обозначив их сыновьями Осириса, любимыми племянниками Анубиса и братьями Бегемота. Сергей вновь хотел их поправить, но Андрей его слегка одёрнул: «да и шут с ними, хватит тебе...».

Этикет не позволял говорить за столом о делах, поэтому терпеливо дождавшись когда все наедятся, и послав к чертям пришедших их развлечь танцовщиц, Ахетотеп начал встречу.

- ... Объясните нам всё наконец! - не выдержал генерал.

- Давайте начну я, - сказал Бонго, и увидев одобрение на лицах ещё пятерых нубийских вождей, продолжил, - расскажу, с чего всё началось.

Первый раз встреча с ужасными тварями произошла в небольшой деревне на юге нашей страны...

- С какими тварями? - удивился Ахетотеп.

- Разными. Некоторые были с крыльями и умели летать. Они были похожи на больших летучих мышей с головой как у крокодила, и были размером с корову. Другие - тоже большие - как бегемоты, но на длинных ногах и быстрые как гиены. Их челюсти могли перекусить ствол пальмы... Третьи - как огромные питоны, но ходящие на двух лапах, и это были их руки...

- Это всё какой-то дикий бред... Откуда они появились? - всё ещё сомневаясь словам Бонго, спросил египетский генерал.

- Из пасти Нбохо. По легенде, когда придёт время конца, невидимый Нбохо исторгнет из себя жутких тварей.

Сергей с Андреем переглянулись, и Сергей, с тенью сомнения на лице, спросил:

- А кто из вас видел эту пасть? И что это такое? Ну честно говоря, с ваших слов, ерунда какая-то получается, ей богу...

- Вот именно! - кивнул ему генерал.

- Это плохо. Плохо что Братья-Крокодилы об этом не знают. Мы думали что они расскажут нам подробнее, как бороться с этими тварями, - покачал головой Бонго. - Много воинов и людей погибло... Пасть может открыться где угодно, и твари, выскочив оттуда, хватают людей. И тащат их в вечно голодную пасть Нбохо. Потом она закрывается, и всё. Ничего нет. Много деревень стоят пустые, разорён город Гоно. Постепенно твари стали появляться всё дальше и дальше на север. И совет вождей принял решение: идти всем нашим народам в Египет... Хотя раньше мы не раз были с вами врагами. Но сейчас угроза нависла над обеими нашими странами.

- С чего вы взяли? И вы, наместник, вот так просто взяли и им поверили? - повернувшись к нему и ударив кулаком по столу, спросил генерал.

На несколько секунд нависла гнетущая тишина.

- Я стоял на городской стене Мерга, - ответил наместник, - провожая на границу войско нашего нома. И всё видел своими глазами. Когда колонны солдат шли по дороге на юг, сбоку, совсем не далеко от них - прямо в воздухе появился чёрный круг. Из него, с воем и страшными стонами вылетали и выползали эти твари... Солдаты пришли в замешательство, но быстро перестроились для отражения атаки. Но чудовищ было не остановить: они рвали людей на куски вместе с их щитами... Погибло и пропало около сотни бойцов. Прошло несколько минут и твари скрылись внутри чёрного круга, который тут же исчез.

- А... а вы кого-нибудь из них убили? - убитым голосом спросил Ахетотеп.

- Да. Нескольких тварей солдаты убили. Но их тела буквально через несколько мгновений рассыпались в прах. И пока я стоял на стене - от страха чуть не превратившись в статую, со стороны городского базара услышал ужасные крики людей. Позже я выяснил, что круг появлялся и там, много людей тогда пропало и было растерзано... Население города долго уговаривать не пришлось. Когда подошли нубийцы, мы вышли к ним и все вместе пошли к вам, чтобы соединиться с основными силами Египта.

- Когда мы пришли сюда, - произнёс Бонго, - нас встретила огненная Сестра-Коза, родственница Братьев-Крокодилов. Сначала мы испугались, но когда мы поняли кто её послал - тут к нам и пришла надежда... Что не всё потеряно, - все повернулись и посмотрели на Сергея с Андреем.

- Бхах! - не выдержал Андрей. - Это просто обычная коза, мы, к сожалению даже близко не родня, хах... Извините, не выдержал.

- Если всё что вы говорите - правда, - в свою очередь сказал Сергей, - то я даже не представляю себе, что это может быть такое. Какой-то портал в другой мир что-ли...

- Я тоже так думаю, - уже серьезно произнёс Андрей, - но если всё так, как нам это предотвратить - мы совершенно не знаем. Природа этих кругов нам не знакома.

Все слушали и продолжали молчать, словно ждали от пришельцев ещё какие-то слова.

- Ну и... Мы вам поможем! - заключил Андрей.

- Агайя!!! Бегемот нам поможет!!! - улюлюкая, подпрыгнули до потолка нубийские вожди.

- Осирис протянул над нами свою длань!!! - представители Египта тоже вскочили со своих мест. - Сокрушим тварей подземного царства!!!

- Это всё чудесно, - склонился к Андрею Сергей, - но где именно они собрались их сокрушить?

- Сейчас главное - общий настрой на позитив, - улыбнулся Андрей, - а для нас с тобой главное - чтобы в этой веселой заварушке, нам с тобой не оторвали задницы. Не взирая на все наши преимущества.

Совершенно внезапно, прервав весёлые объятия участников переговоров, со стороны египетского военного лагеря затрубили трубы. Через тканевые стенки шатра громко донёсся бой нубийских барабанов.

- Тревога... - прошептал Ахетотеп, - Тревога! Эти предатели решили напасть на нас! Во время священных переговоров! - ткнул он пальцем в нубийцев.

- Это вы решили на нас напасть! - в ответ крикнул Бонго.

За секунду все участники переговоров разделились на две группы, ощетинившись оружием.

- Так! Ну-ка всем успокоиться! - привстал Сергей. Вместе с ним поднялась в воздух и вся посуда со стола. Обе группы с испугом вздохнули, отступая на шаг назад.

«Молодец, дядя Сергей, эффектно!» - подумал про себя Андрей.

- Убрать оружие! - крикнул Сергей, в такт падающей на стол посуде. - Пошли на улицу!

Представители обеих сторон, шепча молитвы, и испуганно озираясь на пришельцев, вышли наружу. Последними покинули шатёр Сергей с Андреем и Тутепом. Но они не ожидали увидеть всех вышедших до них стоящими на коленях и уткнувшимися головами в песок.

- Да что вы в самом... - не успел договорить Сергей, как быстро понял, что позы всех присутствующих связаны не со страхом перед ним или Андреем.

Под бой барабанов и тревожный рёв труб, с юга к шатру шла фигура человека с головой шакала. Она была вся из огня, и её огромный - вероятно с несколько метров рост, повергал своим видом в трепет.

- Анубис! Анубис! - хрипели от страха египтяне.

- Великий Шакал! - стонали нубийцы.

Расширив от удивления глаза Андрей произнёс:

- Охренеть.

Сергей прошептал:

- Я не верю своим глазам...

Фигура, тем временем, стала становиться всё меньше и меньше. Вот она уже перестала пылать и к испуганным людям подошёл вполне уже нормальный человек, с нормальной человеческой головой и голым торсом. Его чёрная набедренная повязка и передник были расшиты золотом, золотом же блестели и сандалии.  Лёгкая седина в волосах слегка даже украшала строгое лицо сорокалетнего мужчины с тонкими чертами лица. Пытливый взгляд казалось, просверлит сейчас в Андрее и Сергее дыру. Даже не взглянув вниз, на распластанных в почтении и страхе людей, человек произнёс:

- Ушли все отсюда. Я хочу поговорить с этими двоими.


(Финальную часть постараюсь дописать до завтра, спасибо!)

Показать полностью
924

Тихая охота

Олег посмотрел на потертые часы, вытащеные из кармана и поморщился- до рассвета оставалось часа два и на привычное и безопасное место дневки он не успевал, слишком долго пришлось возиться на заброшенном складе. Самодельный фонарь давал мало света,  но дорога за много лет была изучена от и до. Он поправил  на плечах упряжь своей тележки и рывком сдвинул добычу с места. Надо было поторапливаться. 


Через триста метров , у нечитаемого уже указателя, Олег свернул на неприметное ответвление от трассы,  сплошь заваленое листвой, ветками и ветровалом.  Тележку он бросил в самом начале, лишь прикрыв ее плотнее старым тентом.  За сохранность имущества можно было не беспокоиться, людей здесь небыло уже лет десять.  Заменив в фонаре свечу на свежую,  Олег, осмотрев старую Сайгу,  двинулся по дороге.  Он ступал осторожно, с пятки на носок,  стараясь меньше шуметь.  Стало светлее,  и твари уже могли начать проявлять активность.  Олег знал, что это перестраховка,  вряд ли так далеко от города кто-то может быть, но здоровая паранойя и осторожность позволила ему выжить там, где сдохли другие.


Дорога закончилась относительно  чистым асфальтовым пятачком с монументальной бетонной остановкой в форме буквы "Г".  Еще в десятых годах тут было когда-то богатое, но уже тихо хиреющее СНТ, а теперь осталось гектаров с тысячу зарослей с разрушающимися домами, сараями, будками, контейнерами и ржавыми фургонами. 


Сбросив рюкзак с НЗ,  Олег расстелил в углу коврик,  и повесил на давным- давно вбитые в стены крючья масксеть,  а каркасом убежища послужил " паук" связаный из ржавой толстой  проволоки. Их он сплел немало еще в начале своей отшельнической  жизни, пряча в неприметных, удобных местах.  Теперь в углу остановки была большая куча  лесного мусора- для человека она выглядела подозрительно, но для тварей сойдет- слух и зрение у них были не очень,  они брали количеством и живучестью.


На маленькой печке, сделанной из двух жестяных банок, он сварил картофельные хлопья,  добавив туда вяленого мяса и рыбы.

Количество консервантов в еде зашкаливало, но более качественные продукты давно испортились,  да и до пенсии Олег дожить не планировал.  Периодически прислушиваясь,  он поел, залил кипятка в термос и завернувшись в спальный мешок устроился в захоронке.


Ему не спалось, несмотря на усталость и он снова вспоминал те страшные дни.

Человечество вымерло быстро и внезапно. Все боялись ковида,  а смерть пришла от плесени. Ролики в сети об странных чешуйках на коже, повышающейся агрессивности людей,  резкой смене поведения и привычек  у родственников и знакомых, сменились паническими сюжетами новостей,  оборвавшимися через пару дней.  Целые районы планеты стали непригодными из-за череды последующих катастроф, чадно горели города и села, рушились плотины, взрывались брошеные АЭС  . 

Не сбылись мечты выживальщиков об схронах, мародерке,  братствах стали и т.п.  Инфицированы были все- а контакты между людьми, даже простое прикосновение, вызывали ускорение течения болезни на порядки. Лагеря эвакуации,  госпитали, стали рассадниками заразы. Грибок брал под контроль нервную деятельность, прорастал по всему организму, заставляя делать только одно- искать и заражать  хронически больных носителей.  Олегу повезло- он был вдали от цивилизации,  в вымершей деревне, где жила когда-то его бабка. Новости он узнал по радио и затаился до зимы,  судорожно готовя припасы, дрова, утепляя и укрепляя старый дом. Отныне выжившие были обречены на одиночество и медленное, постепенное превращение в уродливую тварь. Перчатки, плотная одежда, респиратор, очки- необходимые атрибуты для осторожных вылазок за ресурсами.  Главное- меньше шума, меньше резких движений.  Твари рассыпались по планете, концентрируясь в населённых пунктах- видимо их гнали  туда остатки воспоминаний.  Годами они могли ждать свою жертву, забившись в сырой подвал, в заросли кустарника,  прижавшись к дереву.  Укус, царапина- чужие споры вызывали резкий рост паразита жертвы, а нападавшие теряли интерес к своему новому товарищу, вновь замирая в засадах.


Усталость взяла свое, Олег уснул чутким, привычным сном. Он проснулся в сумерках, накрапывал мелкий дождь,  лес шумел,  маскируя ненужный шум. Доев холодную картошку, Олег запил ее горячим настоем и привычно, не тратя лишнего времени, свернул стоянку.  Долгие пять минут, сняв очки и респиратор, он стоял под дождём, с наслаждением подставив лицо холодным каплям. 


Дорогу еще было видно без фонаря и до тележки Олег добрался быстро.  Вода не испортила груз: окаменевшие пачки соли и сахара,  спички,  блоки сигарет, рис и перловку.  Дальше пошла привычная работа, он медленно тащился по трассе,  закутавшись в дождевик. Олег иногда мечтал, что встретит людей, он хотел этого и одновременно боялся.  Иногда в путешествиях ему казалось, что он слышит далёкие выстрелы,  шум двигателей,  но скорее всего,  это были глюки, Олег понимал, живя в таком мире, вряд ли он был  полностью нормален. 


Вертолёт,  на стоянке у моста через Большую,  показался ему галлюцинацией- пять дней назад его тут точно небыло,  поэтому на десяток тёмных силуэтов,  шагнувших  от него навстречу, Олег обратил внимание не сразу.  Вспыхнувшие фонари на стволах ослепили его и бросив тележку,  он метнулся в сторону, заскользив по мокрому склону обочины в лес.


- Стой, мужик, стой, мы не враги, - закричали с дороги.

- Как же, как же, - Олег лихорадочно шептал, ища потерянную Сайгу, - Намечтал на свою голову, д-д-дурак.

Он привычным шагом начал двигаться по окружности- от моста дорога шла под уклон, там была заросшая дренажная труба, маршрут должен был вывести Олега к стоянке, но с другой стороны дороги. Груз надо было выручать- за лето его запасы истощились, а в городе он начал замечать,  что вместе с ним мародерит кто-то еще, а это было чревато неприятностями при встрече, риск был слишком велик..


Через час он подкравшись, наблюдал за гостями, те стояли у вертолёта,  изредка переговариваясь, контролируя обстановку.  Его тележка стояла нетронутая там же , где он ее бросил. Незнакомцы были неплохо экипированы- броня, когда-то новомодные экзоскелеты, шлемы с противогазами составляющие единое целое. Было видно, как один из бойцов что-то набирал на планшете, сняв перчатку. Внезапно, Олег решился на контакт,  вряд ли его картечь могла им повредить. 

- Не стреляйте, сдаюсь- крикнул он, спрятавшись  и прижавшись к земле.

- Вылазь, тащ майор уже устал ждать, когда ты там наползаешся в сыром лесу- с дороги ему ответили весёлым голосом. 

-Вы кто? - Олег не спешил .

- Армия, спасаем выживших с поражением организма менее тридцати процентов. Лечим, прививаем, эвакуируем. У тебя как? Когда чешуйки отпадают, язвы остаются?

-Нет, чистая кожа.

- Выходи тогда, док осмотрит,  решим что делать.


Олег засомневался,  смущало его  что-то , слишком гладко и невероятно было. Солдаты между тем зажгли пару светодиодных прожекторов и на свет вышел доктор - обычный, как раньше- в белом халате, с чемоданчиком,  в очечках и с аккуратной бородкой.  Но добил Олега боец рядом с доком- он снял шлем и улыбнувшись помахал рукой в темноту. Всхлипнув , Олег бросил оружие и побежал к ним, забыв обо всем.

Прямо на факел пламени из огнемета.


- Смотри, Семенов, видишь - доктор тыкал тонкой палкой в тело Олега.

- Да товарищ военврач.

- Запоминайте все- Кольцевик, самая опасная тварь из этих, не считая Подкидыша.  Считает себя человеком, помнит практически всю свою прошлую жизнь  ведёт себя как человек, но по сути полностью контролируется грибом. Часто имеет неплохую легенду.  Ест практически любую органику. Движется всегда по кольцу,  ища жертву, но маршрут может и  изменить. Очень осторожен,  не выйди я в халате, да Семенов шлем не сними- ушла бы тварь, а против инстинкта не смогла пойти- бросилась. Запомните- всегда морду они закрывают, всегда перчатки- ни клочка тела, ни полоски кожи, тварь  с виду только как мы.


Доктор разворошил остатки тела- в гифах грибницы белели кости человеческого скелета, придававшие твари необходимую форму .

Огнемет доделал свою работу и группа зачистки, дождавшись рассвета, двинулась дальше.


Вертолёт шел над трассой,  над осенним лесом,  над мелкими речками, вот мелькнул под его брюхом заросший овраг, засыпаный мешками с солью,  крупой,  пачками сахара, одеждой, топорами,  лопатами и другим хламом. На пригорках вокруг буйно  росли черные грузди.

Показать полностью
195

Египетская сила.  (2)

Начало: Египетская сила.  (1)


Войдя в хижину, и увидев её внутреннее убранство, Сергей оказался поражен. Поражен весьма скудным бытом людей, живущих в оазисе. В центре комнаты, которая начиналась сразу за сплетённой из веток дверью, стоял небольшой столик из грубо оструганых досок. Стульев не было, земляной пол был плотно застлан утрамбованной соломой. Хозяин бережно расстелил ткань на пол - для гостей; он снял её с тахты стоявшей в углу, и служившей, по-видимому, кроватью для супругов. На стенах висело несколько полок, там расположилась глиняная посуда. Андрей указал Сергею на установленную в проёме окна пластину из полупрозрачного кальцита - стекла не было и в помине. И сделал крайне удивлённое выражение лица...

Тутеп жестом пригласил гостей к столу. Андрей с Сергеем выложили из сумок плитку шоколада и пачку галет - к всеобщему изумлению хозяев.

- Угощайтесь! - сказал Андрей, вскрывая упаковки.

Тем временем Сотэ принесла вяленую козлятину и небольшую лепешку; Тутеп расковырял обмазанную глиной горловину кувшина с вином.

- А розеток то у вас, я заметил, особо и не видно... - начал Сергей, паралельно чувствуя некоторую неловкость из-за первой беседы с хозяином.  - Телефоны, говорю, зарядить не получится?

Жена и сын, недоуменно взглянули на Тутепа, но тот им объяснил:

- Наши гости прибыли издалека, нам всего не понять...

- А домой как ездеете? Ни машины ни мотоцикла я здесь не увидел, - продолжил Сергей. Андрей постарался незаметно толкнуть его локтём.

- Боги даровали нам пищу и кров в этом благословенном месте. Здесь наш дом, - растерянная улыбка не сходила с добродушного лица хозяина дома, - прошу вас, ешьте, ешьте! Вот, попробуйте, это вино подарил мне один торговец из Чени, - произнёс он, поднося пару посудин, напоминающих пиалы.

- Ну если только чуть-чуть, - ответил Сергей, пробуя вино. Осмотрев ещё раз предметы интерьера, он добавил, - Вы извините, но я должен немного переговорить со своим другом. Мы буквально на минуту, - взяв Андрея под локоть, он увлёк его наружу.

- Здесь что-то не то, - с жаром начал Сергей, - ну не похожи они на сотрудников турфирм!

- Я тоже тебе хотел об этом сказать... - с тревогой в голосе ответил Андрей. - Знаешь, ни в хижине, ни снаружи я не увидел ни одной железки, ни одного ржавого гвоздя! Только вон, у стены лежит пару медных мотыг. И стекла в окне нет!

- И что это значит?

- Я боюсь утверждать, но похоже, благодаря тому треугольнику мы оказались в прошлом... В том времени, когда железо стоило наравне с золотом.

- Ты спятил, Андрюха?

- Нет.

- Почему они говорят по-русски?

- Они не говорят по-русски.

- В смысле?

- Просто мы - их понимаем, а они - нас. Возможно это тоже эффект от действия того треугольника.

- Твою мать...

- Вот именно.

- Значит мы в заднице... - Сергей потёр свой лоб, - неужели мы в Древнем Египте? Ирка меня точно убьёт... И как нам отсюда выбраться? Треугольника же нет.

- Нужно его найти. Иначе мы с тобой здесь долго не протянем. Утром, давай, двинем на поиски. Торопиться нам теперь уже некуда. И поменьше удивляй хозяев неизвестными словами.

- Хорошо, Андрей... Но всё же, мне как-то слабо верится. Ну не может этого быть. Возможно это какой-то квест для туристов?

- Я был бы счастлив, если бы это было так, Сергей. Но, чувствую, дело обстоит гораздо хуже. Нам нужно поточнее узнать, в каком именно времени мы оказались, попробуем узнать это у Тутепа.

- Хорошо...


Тутеп встретил их стоя, держа «пиалы» с вином в руках.

- Надеюсь вам нравится мой дом! Простите за бедность, мы не достойны встречать таких дорогих гостей!

- Прекращайте, Тутеп! - откликнуться Андрей, усаживаясь за стол, - всё нам нравится, это вам - спасибо!

- Да, всё просто чудесно, - натянуто добавил Сергей.

- А скажите пожалуйста - кто сейчас правит страной? - вежливо поинтересовался Андрей.

- Сын Гора - фараон Менес, да длятся его дни вечно, - привстал Тутеп.

Улыбка сошла с лица Андрея; Сергей вопросительно на него посмотрел.

- Менес, Менес... - задумался Андрей, - а пирамиды? Где-нибудь построили пирамиды?

- Какие пирамиды? - недоумевал Тутеп.

- Та-ак... Значит не менее трёх тысяч лет до нашей эры, - сокрушенно промолвил Андрей.

Сергей попеременно смотрел то на своего спутника, то на хозяина дома. Взгляд его стал хмурым - было понятно что он собирался покрыть всё вокруг ярыми выражениями из-за подступившей к самому горлу злости. Посмотрев пару секунд на масляный светильник, Сергей наконец воскликнул:

- Да что же это за... - и нервно махнул рукой. В то же мгновение плетёная дверь с громким хрустом вылетела из проёма наружу. Поднялась пыль, пламя в светильнике погасло. Египтяне испуганно вскрикнули:

- Демоны Анубиса!

Заплакал сын Тутепа; жена зашептала молитвы.

- Так, всем успокоится! - вскочил с пола Андрей. Он пошарил в рюкзаке рукой, нашёл, и включил фонарик. Хозяева, увидев яркий луч, исходящий из руки гостя, и упали на четвереньки:

- Демоны!

- Успокойтесь, всё хорошо, - сказал Сергей, - Андрей, что произошло? Почему вылетела дверь?

- Понятие не имею, - ответил он выходя наружу, - дверь вынесло какой-то силой или ветром.. Ну-ка погоди... Выйди-ка сюда.

- Да не свети ты мне в лицо! - ответил Сергей переступая порог. - Ну?

- Постарайся мысленно сдвинуть вон ту мотыгу.

Сергей пару раз моргнул:

- Андрюха, больше не пей.

- Я серьёзно. Сосредоточься. Ты же махнул рукой на дверь, Дарт Вейдер ты наш...

- Чего?

- Двигай!

- Иди к чертям.

- Двигай, слабак!

- Ну знаешь... - сжал челюсти Сергей, и посмотрел на сельхозинструменты. В то же мгновение две мотыги поднялись в воздух, одна, развернувшись, ударилась о стену, другая - полетела в кусты и глухо ударилась о ствол пальмы.

- Уху!!! - закричал Андрей, - Заработало!!

- Что!? Что это такое!?

- А тот треугольник-то не только портал во времени! - пританцовывал Андрей, - а ну-ка, давай, теперь - я! - радостно продолжил товарищ Сергея, вытянув руку в сторону мотыги - которая снова валялась у стены. Она продолжала лежать неподвижно, и через несколько секунд Андрей обиженно произнёс:

- Не, ну а чё она...

В ту же секунду мотыга воспламенилась. Черенок ярко пылал, постепенно распадаясь на красные угли. Медная часть, светясь, плавилась, растекаясь на песок.

- Охохо!! Охренеть!! - ликовал Андрей. - Нет, ты видел!?

- Прошу вас, не убивайте меня и мою семью! - послышались позади мольбы Тутепа.

- Тутеп! Дорогой! Да всё хорошо! Мы - хорошие люди, и вот, даже скажу больше: абсолютно миролюбивые! - подскочил к нему Андрей.

- Не уничтожайте, пожалуйста, больше ничего! - продолжил хозяин хижины.

- Не будем, извини за дверь там... И за тяпку, - извиняющимся тоном произнёс Сергей.


Утром Андрей проснулся из-за странного, и периодически звучавшего звука грохота - он был такой, словно огромный злой великан время от времени колотил кулаком по земле. Выбежав на улицу он увидел семью Тутепа, зачарованно смотревшую на парящее в воздухе большое бревно. Рядом стоял Сергей, он, водя рукой в воздухе, перемещал массивный деревянный кругляк на небольшие расстояния. Увидев Андрея, Сергей улыбнулся, а в это время бревно в очередной раз крепко садануло по земле.

- Значит всё - правда... Я уже подумал, что мне всё приснилось. Что делать будем, дядя Серёжа?

Тутеп привстал с земли и приветственно улыбнулся:

- Прошу тебя, Атхен, не поджигай больше ничего: рядом пшеница...

- Не вопрос. Но спалить чего-нибудь ну очень охота... Да шучу я, не смотри на меня так, Тутеп.

- Ну что, пойдём на поиски? - спросил Сергей, - я готов.


Позавтракав, друзья: уже можно было их так называть, отправились на поиски таинственного треугольника. Пока в смартфонах ещё оставался заряд, Андрей показал Тутепу снимки находок. Когда хозяин хижины перестал закрывать лицо руками и выкрикивать молитвы - после первого знакомства с техникой двадцать первого века; пришло понимание того, что треугольник он никогда не видел, но вот столб узнал. Немного придя в себя, Тутеп любезно согласился пойти вместе с нашими путешественниками.


- Что ты обо всём этом думаешь? - спросил Андрея Сергей. - Магия?

Андрей отрицательно помахал головой:

- Не думаю... Хотя объяснить это тоже не могу. Почему туда положили эту плиту? Почему мы, попав сюда, её не увидели? Почему у этого треугольника такие уникальные свойства? Знаешь, вопросы просто разрывают мою голову.

- А я, честно говоря, больше всего боюсь не вернуться домой.

- А где, всё же, ваш дом? Вы так и не сказали... - спросил наконец Тутеп.

- Эээ... Далеко на севере, очень далеко, - ответил Андрей.

- Евреи?

- Нет-нет, дружище... - улыбнулся Сергей, - ещё дальше!

- Про те края не знаю, - произнёс Тутеп, - у вас там все колдуны?

- Да нет же, хотя... - улыбнулся Андрей, - знал бы ты, как мне начисляли командировочные - такого нахе...

- Давай не будем забивать голову человеку непонятными словами, - перебил его Сергей.

- Ага, конечно, чуть не забыл, - спохватился Андрей. - О, гляди, коряга!

И не успев услышать ответ от своих спутников, Андрей, мановением руки спалил её в пепел. Глядя на радостное - как у мальчишки дорвавшегося до спичек, лицо Андрея, Сергей покачал головой:

- Предупреждай чуть раньше, мы с Тутепом чуть не...не стали легче.


Узнав место, с которого они начали свой бренный путь, друзья приступили к поискам. Они по спирали отходили от места "приземления", но никаких видимых следов или каких-либо признаков треугольника они не находили.

- Я живу здесь уже около двадцати лет, странники. И знаю: что здесь нет никаких треугольников, - прервав молитвы, сказал Тутеп. - Столб - да, но на нём нет никаких надписей...

- Скорее всего, как я и думал: иероглифы появятся на нём позднее, - присев на небольшой камень, промолвил Андрей. - А мы попали в то время, когда этого ещё не произошло.

- Но как же так? Почему мы попали именно в это время? - спросил Сергей, - и как теперь мы попадём домой?

- Чёрт его знает, Сергей. Я даже не знаю, что теперь делать дальше. Ну давай прогуляемся до столба, что-ли.


Осмотр столба ничего не дал. На нём действительно ещё не было никаких надписей. Андрей, достав смартфон, произнёс:

- Заряд скоро закончится.

Открыв фотографии столба, сделанные в нашем времени, он стал их рассматривать, усевшись на землю:

- Говорил же мне папа - учись... Ничего не помню.

- Позвольте мне, - попросил Тутеп.

Андрей, не скрывая удивления, протянул ему смартфон.

- Я немного умею читать, в юношестве помогал одному писарю из Абидоса... Тут сказано, что только достойный пройдёт через глаз Ра, и потом сможет пойти дальше. Глаз откроет ему скрытую силу. Недостойный - умрёт. Примерно так.

- Ну примерно это мы и поняли, но где плита сейчас? - оживился Сергей.

- Я не знаю. Я до сих пор не верю в то, что я встретил вас, в оазисе ведь ничего не происходит. Приходит караван, я наливаю воды животным и людям. Помогаю пополнять её запасы. Мне, в лучшем случае, дают немного старых вещей или еды. И теперь пришли вы. Я до сих пор затрудняюсь верить в то, что вы - люди... Извините.

- Я бы тоже сомневался, - задумчиво сказал Сергей, - да что ж делать то?

- Будем выступать на базарной площади, вон, в их столице. Способности у нас есть. Я буду факиром, а ты - метателем ножей. Самым метким.

- Андрей, ну хватит. Я серьёзно.

- Всадники! - встревоженно воскликнул Тутеп.

- Где? - два друга вскочили на ноги.

Из понемногу растущего облачка пыли, возникшего на горизонте, появилось пять тёмных точек. Они стремительно приближались, послышался цокот копыт.

- Солдаты! - Тутеп взволнованно посмотрел на лица Сергея и Андрея. - Молчите! Вам нужно хранить в тайне те чудеса, которыми вы обладаете! Иначе...

Через несколько секунд к нашей троице подъехали всадники. Тутеп поднял руку в приветствии, затем поклонился. Один всадник сделал знак рукой, и трое его товарищей натянули луки, целясь в людей, которых они только что встретили. Старший возвестил:

- Я - Хатеру, командир пограничного поста в предместьях Мерга. Кто такие? Отвечать!

- Меня зовут Тутеп, и я смотритель воды в оазисе, - указал рукой он направление. - А это мои родственники из Абидоса - Атхен и Сертеп.

- Родственники, говоришь? - склонился в седле командир.

- На них напали разбойники, забрали оружие, деньги и парики... К счастью, они остались живы, - не моргнув глазом ответил новый знакомый пришельцев из будущего.

Командир внимательно смотрел на Андрея и Сергея, ещё миг - и он спешился, подошёл к Андрею и пощупал рукав его футболки:

- А одежду оставили... Да за такую ткань - на базаре, без лишних разговоров дадут двух коней! Они лгут! Убить! - отскочил он назад.

Лучники сильнее натянули тетивы. Но Сергею явно не понравился ход разворачиваемых событий - один взгляд, и солдаты, испуганно шепча проклятия, выстрелили вверх. Ещё через секунду невидимая сила скинула их с лошадей на землю. Четвертый солдат, также спешившись, как и его командир, выхватил серповидный меч и замахнулся. Хатеру проделал тоже самое. Но нанести удары они не успели - их клинки вспыхнули ярким огнём, и обожгли им руки растёкшимся и капающим вниз, расплавленным металлом. Воины закричали. Лучники испуганно глядя на незнакомцев столпились вместе; пятясь спиной и подвывая, к ним присоединились командир с мечником.

- Нехорошо получается, граждане. Кто же так гостей встречает? - спросил Сергей.

- Демоны Анубиса! - прохрипел командир. Солдаты, сложив руки крест на крест, опустили головы и начали шептать молитвы.

- Нет, мы демоны - сами по себе. Что у вас за манеры: чуть что, сразу «убить»? - всё ещё нервничая, спросил Андрей.

- Время сейчас такое... Кругом шпионы, - ответил Хатеру. - Отпустите нас, мы едем с донесением в Чени. Если хотите, для искупления вины - можете убить двоих-троих моих солдат... Но мне нужно ехать к нашему генералу.

После его слов, лучники упали на четвереньки и поползли - с воем, под брюха своих лошадей.

- Вот и ехали бы дальше, молча... Мотайте отсюда! - злобно крикнул Сергей.

Солдаты запрыгнули на своих скакунов. Командир, крикнув «ча!», и отправил всю свою команду поднимать пыль дальше. Немного проехав он остановился и с ехидцой в голосе воскликнул:

- Всё равно завтра вы все умрёте! Вам не уйти! Завтра нубийская армия будет здесь! Ча! - ударил он плёткой коня, и умчался догонять своих доблестных спутников.

- Я чего-то не понял. Он же египтянин? Причём здесь нубийская армия? - удивлённо спросил Тутепа Сергей.

- Я боюсь что всё очень плохо... Он сказал что они прибыли с границы - это недалеко от Мерга. Судя по их словам я сделал вывод - нубийская армия решила проявить хитрость: они не пошли на нас с юга, там много укреплений. А взяв Мерг, что на море, повернуть на запад и сразу выйти на нашу столицу - на Чени! Они пойдут прямо через нас, нам не уйти от их конницы, понимаете? Лучше пусть нас похоронят заживо...

- Зашибись... Познакомились, короче, с культурой древнего мира, - заключил Сергей, и посмотрел на Андрея, - ну вот нахрена ты полез на ту плиту?

- Что-нибудь придумаем, - выдохнул его товарищ.

- Знаешь, вот эти все наши способности, и всё такое, это конечно, замечательно, - вновь с нотками упрёка сказал Сергей, - но вот я, как-то не настроен убивать людей. Ну вот вообще не настроен. И не уверен, что это поможет против многотысячной армии.

- Я тоже вряд ли смогу... - с грустью ответил Андрей. - Может ты, как Супермен, подхватишь нас и мы умчимся сквозь облака - в Рязань? Хотя Рязани ещё нет...

- Всё шутите, ваше благородие? А как же Тутеп с семьёй? Да я и не уверен что смогу поднять сразу даже двоих. Тутеп, кончай выть, что у вас у всех здесь за привычка!?

Хозяин оазиса, поклонился, отошёл на несколько метров, и продолжил завывать свои молитвы дальше.

- Значит так, - собравшись с мыслями, сказал Сергей, - убийства - не вариант. И что делать-то? Закопаться в песок? А если они остановятся в оазисе на несколько дней?

- Если мы не можем их сокрушить... Мы должны их напугать! - поднял палец вверх Андрей.

- Как?

- Ээм... Тутеп! Ты не мог бы одолжить нам козу?


Вечер в хижине прошёл напряжённо. Наскоро поужинав трое мужчин стали прорабатывать план Андрея, который он обрисовал им, когда они были ещё у столба. Тутеп поминутно утверждал, что они все - всё равно покойники, и лучше прямо сейчас начать отпевание. Его жена с сыном тихо плакали в углу...

Сергей в чём-то был согласен с Тутепом, но других идей, кроме сумасшедшего плана Андрея, ни у кого не было.

Рано утром отец семейства спрятал свою семью в давно приготовленной яме, вырытой между пальм. Оставив им воды и провизии, он накрыл их сплетёной из растительности своеобразной крышей, накидав ещё сверху листьев. После, он вынул из-под корней свёрток, с бронзовым кинжалом внутри:

- Я иду с вами!

- Оставался бы ты вместе со своей семьёй, Тутеп! - попросил его Сергей.

- Нет, я с вами!


Взойдя на плато, они взобрались на небольшое возвышение, оттуда открывался прекрасный вид на ровную поверхность пустыни. Три спутника прислушались. С востока нарастал шум. Пыль, поднимающаяся до самого неба, выдавала поступь огромной армии.

Говорить не хотелось, все думали - и каждый о своём. Сергей вспоминал свою Иру, и первые дни вдвоём - с той самой минуты когда они познакомились. Перед Андреем предстал образ его отца, и обещание, данное ему о том, что он никогда его не подведёт... Но он, по-видимому, его не выполнит. Тутеп отчаянно молился, о ком он думал, догадаться было не сложно.

- Сергей, как бы то ни было, я очень рад, что мы с тобой познакомились! - протянул ему руку Андрей.

- Да... Да, я тоже очень рад, дружище!

- Тутеп, и знакомству с тобой , мы тоже очень рады! - продолжил Андрей, грустно ему улыбаясь.

Тутеп, поперхнувшись на середине молитвы, воскликнул:

- Я горд тем что знаю вас! Пусть вас мумифицируют как царей!

- Ме-е, - проблеяла привязанная к руке Тутепа коза.

- Правильно говоришь, «аминь», - кивнул ей Андрей.


(Спасибо! Следующая часть - завтра)

Показать полностью
175

Египетская сила.  (1)

Египетская сила.  (1) Фантастика, Приключения, Отрывок, Авторский рассказ, Длиннопост

- ...Нет сил уже толкать его телегу! Скажите вашему водителю на его - на арабском: пусть подмогу вызывает! - нервно отряхивая руки после прикосновения к пыльному корпусу микроавтобуса, воскликнул Сергей. - Ночевать что-ли, будем теперь в этой вашей пустыне!?

Мужчина-гид, тяжело отдышавшись, ответил:

- Ну...фух... Я ему уже говорил, а что толку? Связи здесь всё равно нет.

Тем временем водитель, как наверное все любители езды которые захотели срезать путь и неожиданно застряли, старательно перебирал все ругательства которые знал. Но вызволить несчастный микроавтобус из цепких лап египетской пустыни это точно не помогало. Машина зарылась в песок довольно глубоко - по самое днище.

- А за каким чёртом вы велели ему ехать в этот объезд? Это же не внедорожник! - поддержал Сергея другой парень, тоже русский турист, застрявший здесь с десятью таким же "везунчиками".

- Он сам решил... Видели же сами: авария на дороге. Вот и объехали, - пробурчал гид, грузно усаживаясь на песок.

- А когда за нами приедут? - спросила пожилая женщина, которая вместе со своим супругом доставала вопросами гида с самого утра - от их гостиницы на берегу Красного моря, во время осмотра достопримечательностей Луксора, и практически всю дорогу назад. Но к грусти тучного мужчины, добросовестно выполнявшего работу в виде красочноречивого описания истории Древнего Египта - уехать от берега Нила более чем на пятьдесят километров не удалось, и неизвестно ещё, сколько продлится его взаимодействие с этой группой туристов.

- Да никто за нами не приедет! Никто не знает, что мы здесь застряли! - в сердцах ответил он.

- И что вы намерены предпринять? - поддержал жену пожилой джентльмен. - Насколько я понимаю, до дороги или до Гирги отсюда, не менее сорока километров.

- Что я намерен...- вновь буркнул гид, поднимаясь с кряхтением с песка. - Толкать будем! Муса! Ялла, ялла!

Вновь натужно взревел мотор. Муса периодически выглядывал в окно с надеждой глядя на туристов, которые предварительно окопав колёса, снова дружно толкали несчастный автомобиль.

- И раз! И два! - задавал ритм гид.

Резкий хруст из-под капота сменила волна проклятий водителя. Он заглушил мотор, но ругаться - перебирая крепкие арабские и английские выражения, не перестал.

- Ну вот, додёргался. Скорее всего накрыл сцепление к чертям собачьим, - констатировал ситуацию парень, который поддержал неудовольствие Сергея пятью минутами ранее.

- Супер, - сказал Сергей, - и что дальше?

- Нужно идти за помощью, - тяжело дышав, ответил гид. - Мне никак нельзя, я, по инструкции, должен оставаться с туристами. Муса пусть ковыряет свой драндулет... Кто пойдет?

- Чёрт с вами, давайте - я пойду. - вызвался Сергей.

- Давайте, я тоже, - снова высказался тот парень. - С пустыней знаком не понаслышке, ну и английский с арабским немного знаю.

- Вот и замечательно! - хлопнул в ладоши гид. - Идите на запад, и до полуночи дойдёте до селений! А наша компания потом всё компенсирует за вашу помощь, я гарантирую!

- Подарит ещё один тур с Мусой? - ухмельнулся молодой человек, и подойдя к Сергею, протянул ему руку, - Андрей...


- Солнце сядет часа через два, - произнёс Андрей, поправляя лямки своего рюкзака. - А вы один или с кем-то?

- Жена в гостинице осталась, вчера перезагорала... Как знала, что сегодня не нужно ехать.

- Понятно, а давайте на «ты»?

Сергей улыбнулся и ответил:

- Ну давай.

Они шли по пустыне уже около часа. Маршрут решили проложить по прямой, и не цепляться к грунтовой дороге, местами засыпанной песком. Андрей, благоразумно отметив координаты микроавтобуса в своём смартфоне, и заполнив пару бутылей водой из стратегических запасов Мусы, взял на себя руководство спасательной экспедицией. Сергей был не против, тем более что Андрей оказался прекрасным собеседником, и неплохо затмевал разговорами монотонный хруст мелких камешков бесконечной, белой пустыни.

- ...А я один, и здесь я как бы в командировке. Работал вместе с геологоразведчиками из Каира. Три месяца таскался по пустыне, даже на море толком не побывал. И вот, за неделю до возвращения домой решил отдохнуть: посмотреть древности, понырять с аквалангом... А теперь, вон как - снова пустыня. Не отпускает, - улыбнулся Андрей.

- Нефть что-ли искал? - спросил Сергей.

- Хм... Да считай, всё подряд.

- Понятно, - ответил Сергей, хотя специфику пустынной геологии не понимал совсем. Но поддержать разговор - проявление вежливости .

Местность из ровной, постепенно превращалась в плато, изрезанное широкими сухими руслами - «вади». Вдали стали виднеться невысокие холмы.

- Сворачивать не будем, - советуясь, произнёс Андрей, - смотри, холмы нам не обойти.

- Да шут с ними, - на минуту остановившись, и отхлебнув немного воды из бутылки, ответил Сергей, - пойдём вперёд, навстречу солнцу!

- Часов шесть, и мы дойдем до восточного берега Нила.

- Надолго я запомню эту турпоездку... По темноте как пойдём?

- У меня есть фонарик. А компас - сам видел - в телефоне. Ну и в телефоне - ещё фонарик.

- Точно. Быстрей бы дойти, Ирка там моя, с ума сойдёт.

- Ну тогда - шире шаг! Хотя, погоди-ка... - сказал Андрей, вглядываясь вдаль, - видишь, вон там? Чернеет.

- Ну вроде бы. Столб какой-то.

- Странно, я таких никогда не видел. А давай посмотрим? Тут всего метров двести.

- Хорошо, давай. Для бешеной собаки, семь вёрст - не крюк...


- Это что? Исторический памятник? - положив свою сумку на землю и присев на корточки, спросил Сергей.

Несколько секунд назад два спутника подошли к резко контрастируещему с фоном пустыни объекту. Его присутствие здесь казалось совершенно неестественным, как если бы они встретили его на Марсе.

Он представлял из себя довольно странный столб, высотой с человеческий рост, и его поверхность была вся испещрена иероглифами.

- С ума сойти... - прошептал Андрей.

- Что-то редкое? Интересно, что там написано? Жаль что нам не узнать.

- Понимаешь Сергей... Я немного знаком с историей Древнего Египта. Мой отец - профессор... Но не это главное. Я никогда не видел таких столбов. Это нечто среднее, между обелиском и менгиром - древним каменным столбом, служащим для ориентира или для разделения границ. Такое впечатление, что иероглифы были высечены на нём позднее... Но судя по степени истирания от ветровой эрозии - это тоже было очень давно.

Сергея явно удивили услышанные им слова. Он многозначительно закивал, и цокнул языком:

- Скажите пожалуйста... Может и прочитать сможешь? - шутливо продолжил он.

- Дальше идти можно только жрецам. Остальные будут прокляты. Но это так - поверхностно.

- Да ладно. Ты сейчас серьёзно?

- Мой отец - египтолог. Он хотел чтобы я пошёл по его стопам, но... Египет мне больше понравился изнутри, очень глубоко внутри. Понимаешь?

- Да понимаю конечно, - ответил Сергей, - но все же, удивительно... И столб этот странный. Странно то - что его до сих пор отсюда не уволокли.

- Точно, Сергей! Местные бы давно это сделали. Неужели мы - первые, кто побывал в этих местах, с самых незапамятных времён? - спросил Андрей как бы у самого себя. Он водил пальцами по древним письменам и явно напрягся, возможно вспоминая давно подзабытые знания. После он сделал несколько снимков на свой телефон.

- Ну что же, пойдём дальше? Или станем жрецами, и потом пойдём? - весело спросил Сергей.

- Ага... Конечно, конечно. Пойдём, - для Андрея находка заместила на несколько минут собой недавние события. Но позади их ждали люди, которым была необходима помощь. Спутники поднялись. Андрей произнёс:

- Маршрут не меняем, идём вперёд.

Прошли минут пять, совершенно молча. Сергей поглядывал на своего товарища по несчастью, «ну или просто товарищу по дороге, как определить-то, чёрт его знает» - думал он, и его стала беспокоить неожиданная молчаливость Андрея. Тот шёл, спускаясь с плато, и поглядывал на экран смартфона. Сергей не выдержал:

- Андрей, всё в порядке?

- А? Да, всё хорошо, - улыбнулся он, - видишь ли, я изучаю отснятые мной снимки этого столба.

- Есть подробности?

- Ну не совсем. Дело в том что в древности, места, в которые запрещалось ходить простым смертным, были или захоронениями знатных вельмож или...

- Или чем? - приободрился Сергей.

- Или храмами для узкого круга лиц. Вот только я не слышал, чтобы в этих местах были какие-либо исторические постройки или захоронения. Здесь вообще ничего не должно быть, ведь весь Египет исследован уже вдоль и поперёк.

- Ну мало ли... Может чего и не нашли до сих пор?

- Вот это всё и заставляет меня поволноваться. Ведь может наконец удача... Твою мать! Смотри!

Спуск закончился, и попетляв с минуту по высохшему руслу, путники вышли в небольшую долину. Посреди неё, на небольшом возвышении, высился какой-то монолитный древний фундамент из чёрного камня.

- Ну вот, - произнёс Сергей, - вот тебе и постройки.

Андрей ничего не ответил, он, лишь полыхнув ярким взором мечтателя нашедшего свой Грааль, почти бегом устремился к сооружению. Или к тому, что от него осталось. Сергей про себя успел отметить, что гены папаши Андрея, скорее всего, имеют место быть в данном случае.

Они поднялись наверх. Их взору предстала удивительная картина: каменное сооружение, высотой примерно с метр, оказалось не совсем фундаментом, а было огромной плитой в виде треугольника - если посмотреть на него сверху. В центре были выбиты контуры огромного глаза, по углам - иероглифы. Андрей благоговейно погладил поверхность плиты, глаза его горели.

- Красиво, - сказал Сергей, - а для чего она?

- Ты... Ты даже не представляешь что мы с тобой нашли!

- Ты всё меньше и меньше напоминаешь мне геолога. И что же мы нашли?

- Было предание. Что где-то в пустыне захоронена плита с изображением глаза Ра. Тот кто на неё ступит - будет испытан: умрёт или обретёт силу.

- Египетскую? - ухмыльнулся Сергей.

- Что? - обернулся на него Андрей. - Ага, египетскую, - с улыбкой заключил он.

- Послушай, это всё конечно интересно, но не забывай - нас люди ждут. Делай свои снимки и пошли дальше. Смотри - солнце совсем скоро сядет.

Практически не обращая внимания на его слова, Андрей продолжил:

- Это, - указал он пальцем на плиту, - самое значимое открытие, со времён находки гробницы Тутанхамона. Очень древнее...

- Чудесно. Пошли дальше.

- Я не прощу себе, - сказал он, - если не залезу на неё.

- Слушай, ну вот делать тебе нечего...

Андрей, подмигнув глазом, взобрался на поверхность плиты, и встав прямо на изображение зрачка, воскликнул:

- Тут, судя по надписи, нужно произнести слова!

Сергей, закатив глаза к небу, со вздохом спросил:

- Ну и какие слова?

- Ну...эээ...«испытай меня».

- И что будет? Не, ну понятно что ничего не будет, но мне интересно когда ты уже оттуда слезешь, - начинал нервничать Сергей.

- Сейчас... Ясное дело, нужно сказать по-египетски... как же там... А! Эхен Тотенра!

- Молодец, - скептически произнёс Сергей и замер: все контуры с рисунками и с надписями стали слабо испускать золотое свечение. Андрей, расширив глаза, удивлённо озирался по сторонам.

- Слазь... - сначала прошептал Сергей, - слазь оттуда к чертовой матери!! - зашелся он уже криком.

- Смотри! - сказал Андрей, указывая на плиту. В ту же секунду свет, идущий изнутри каменного сооружения, стал нестерпимо ярким. Андрей закричал. Закричал так, как будто бы его раздирали на части. Ещё через мгновение, он, запрокинув голову, стал подниматься в воздух.

- Вот же зараза! Андрей! Держись! - крикнул Сергей, отходя немного назад, - прости меня Ира, - и с разбегу запрыгнул на плиту. Тут же, как ему показалось, тысячи раскалённых игл впились в каждый атом его тела. Невольно и он закричал от боли. «Только вперёд, нужно вытащить этого идиота» - думал он, с ходу ударяя в корпус товарища. Уже подлетая к краю плиты, и увлекая за собой Андрея, у Сергея промелькнула мысль: «и нахрена я поехал на эту экскурсию». Падая вниз, он потерял сознание.


Первое что увидел Сергей, открыв глаза, это красную полосу предзакатного неба. Повернув голову он посмотрел на стонущего и лежащего рядом - на земле, Андрея. У самого Сергея тело ныло, как если бы он сам разгрузил вагон с цементом. Голова раскалывалась, словно после похмелья. Андрей, всё ещё кряхтя, приподнялся на локте, другой рукой он держался за голову.

- Нет... Нет, это нужно быть полным идиотом, чтобы войти в трансформаторную будку, с надписью: «Не влезай, убьёт!» - еле смог выговорить Сергей. - И схватиться руками за кабель - так будет точнее, - с укором произнёс Сергей.

- Какую будку? Ты о чём, Сергей?

- Да я образно говорю!! - почти проорал Сергей. - Знать, что там должна случиться какая-то хрень, после произнесения кодовой фразы - и произнести её, ну знаешь... Попахивает идиотизмом чистой воды.

- Да что ты такое говоришь? Кто же знал? Ты же сам не верил в эту древнюю мистику!

- В мистику... Я и сейчас не верю. А то что мне ударил запах озона в нос, как от поля с высоким напряжением - я и сейчас не могу забыть. Знаешь, если ты по дороге увидишь ещё какую-нибудь древнюю чертовщину - пожалуйста, занимайся ей, фотографируй, хоть в жены возьми, мне всё равно. Не заставляй меня снова спасать твою задницу.

- Сергей, ну извини. Спасибо... Спасибо что не оставил.

- На здоровье! А где? Где она? - произнёс Сергей, крутя головой из стороны в сторону. Плиты нигде не было. Пейзаж с долиной и краями плато над ней, был тем же, но древнее сооружение исчезло, как будто бы его никогда и не существовало.

- Что за Копперфильд? - вскочил на ноги Андрей. - Украли?

- Ага, подогнали кран тонн на семьдесят... Может и не было ничего? Может ты действительно схватился за какой нибудь кабель, закопанный в пустыне?

- Да как же... Ты же тоже помнишь эту треугольную плиту? Верно? - с сомнением и надеждой в голосе спросил Андрей.

- Верно... Андрей, пошли отсюда. Потом думать будем. Нужно двигаться дальше.


Когда солнце коснулось горизонта, парни забрались на вершину холма. Внизу открылся вид на оазис: небольшое озеро обрамляло полукольцо из пальм. Сбоку стояла хижина из глины и несколько пристроенных к ней мелких построек. Рядом зеленел небольшой квадрат с пшеницей и ещё с несколькими культурами. Чуть поодаль мальчик погонял нескольких коз: по дороге к дому. А метрах в пятидесяти от парней стоял бородатый мужчина, в одной руке он держал верёвку за которую была привязана коза, другой рукой - нерешительно, он показал знак приветствия. Сергей поднял руку в ответ, но Андрей быстро его одёрнул:

- Правой, правой маши... Левой - оскорбление. Ассалам Алейкум! - громче крикнул он человеку, бывшему по-видимому, хозяином хижины. Тот с нескрываемым удивлением приблизился к путешественникам. Когда осталось всего несколько шагов, спутники уже подробнее рассмотрели грубую одежду жителя оазиса - она представляла собой рубище, перевязанное веревкой; на ногах были сандалии - но они были разодраны до такой степени, что лучше бы их вообще не было. Мужчина, пригнувшись, и взглянув на пояс Сергея воскликнул:

- Небесный металл!

Сергей, в свою очередь, удивлённо посмотрел на хромированную застёжку своего ремня.

- Говорите по-русски? - обрадовался Андрей. - У вас здесь нет мотоцикла? Понимаете, наш автобус сломался, здесь неподалеку, километров в шести и...

- Простите меня странники! - перебил его мужчина, - вижу что вы из знатного рода, только простите моё удивление: я никогда не видел такую одежду! И врата в небесное царство пусть будут также приветливо пред вами открыты, как и двери моей хижины! Простите! - в пояс поклонился он. - Прошу вас разделить со мной кров, и вкусить пищу простого смотрителя воды!

- Извините, это всё конечно замечательно, и спасибо за приглашение, - удивлённо переглянувшись с Андреем, сказал Сергей, - но нам бы сейчас доехать до города...

- Вот я старый дурак! Я не представился, и поэтому вы учтиво отклоняете моё предложение! Меня зовут Ра-Ту-Ут-Итеп, можно просто - Тутеп. Я - смотритель воды, и живу здесь с женой Сатэ и сыном - Хорусом. Примерно раз в неделю через наш оазис проходят караваны. Они запасаются водой и идут дальше: на Мерг, Абидос или Чени. Чтобы совсем не опухнуть от голода, я добываю белую глину, здесь, невдалеке, - сказал Тутеп, указав рукой в сторону небольшой расщелины в холмах.

Пауза длилась, наверное, секунд двадцать. Набрав побольше воздуха в грудь, Сергей сказал:

- Значит так, уважаемый гражданин. Я подозреваю, что вы продолжаете играть роль некого аниматора на этой туристической тропе. Нам очень понравилось, браво, бис. Эта ваша инсталляция под древнюю хижину - вообще огонь. Но давайте теперь вернёмся к нашим баранам...

- У меня козы, - вставил Тутеп.

- Послушайте - у нас сломался автобус. Понимаете? Телефон ни там ни здесь не берёт. Понимаете или нет? Там люди, и ночевать они будут в пустыне... Уфф... По дороге мы с моим спутником попали под действие электротока... На каком-то дурацком треугольнике. Не удивлюсь, если узнаю, что его установили ваши драные египетские турфирмы. Мы устали как собаки, и прекратите уже этот спектакль. Вы нам поможете?

Мужчина с бородой, уже почти испуганно кивал в такт вопросам Сергея. Два путника теперь выжидательно застыли, уставившись на хозяина оазиса.

- Вы всё время называете какие-то непонятные для меня слова, добрые путники. Надеюсь, что это не злые заклинания... Назовите ваши имена, прошу вас. Я должен знать, что вы не злые духи пустыни.

- Дяденька, нас слышно? - щёлкнул пальцами Сергей. - Тебя не смущает, что ты говоришь нам это всё по-русски? И на араба ты вовсе не похож.

- Сергей, подожди, - встрял Андрей, но его голос показался Сергею сосредоточеным, - меня зовут Андрей...

- Атхен, - кивнул Тутеп.

- ...а это - Сергей.

- Сертеп, - ещё раз утвердительно кивнул мужчина.

- Да не Сертеп, а Сергей!! - вспылил спутник Андрея. - Он издевается что-ли!

- Подожди, - положив руку на плечо Сергею, продолжил Андрей, - мы с удовольствием принимаем ваше предложение, и будем очень рады посетить ваш дом.

- Вот и отлично! Как же я рад! Сатэ!! Накрывай на стол! К нам прибыли дорогие гости! У меня есть кувшин с вином, из самого Чени! Хранил для такого случая! - воскликнул Тутеп, и почти вприпрыжку, волоча за собой козу, помчался к хижине. Его жена, следившая за всем происходящим через проём двери, радостно хлопнула в ладоши: угрозы нет, путники мирные, хорошо.

- Какого чёрта ты ему подыгрываешь? - почти со злостью прошептал Сергей.

- Давай сходим к людям, перекусим, видишь, они вроде бы искренне рады.

- Я знаю почти с десяток людей, торчащих сейчас в пустыне. И они искренне не рады!

- Поеди́м, и в путь, хорошо?


(Спасибо что читаете! Продолжение - завтра. Поддержать звонкой монетой можно через Яндекс 410019597486703)


Рассказ мой, изображение - unworld.ru

Показать полностью
475

Творец

Я, дрожа от восторга и нетерпения, подошел к кабинке с моим номером. Вроде бы уже всё обдумано и проговорено, но сейчас, когда пришло время, я что-то разнервничался.


Право на заказ и приобретение своего человека имеет каждый житель с третьего плана, но далеко не каждый решается на этот серьезный шаг. Да, в случае успеха ты можешь получить многое, даже перейти на следующий уровень, но если ты провалишься, а таких большинство, то есть риск упасть на второй план.


Из моих знакомых никто так и не решился подать заявку. Все говорили:


- Время уже прошло. Вот на пару тысяч лет бы пораньше…


- Места все заняты. Что ты можешь получить? Пару-тройку МЭ, да и то лишь на двадцать-тридцать лет.


- Рождаемость снижается. А вдруг твой человек еще и не той ориентации окажется? Тогда точно в минус уйдешь.


- Да не рискуй. Может, через век-другой станет полегче. Вот тогда и подумай насчет человека.


Но я не хотел ждать. Почему бы и не сейчас? Наверное, и тому парню тоже говорили:


- Сейчас не время, вот шесть веков назад была тема в Китае…


А он взял и сделал. Да, ему пришлось тяжко, особенно когда его человек умер бездетным и почти никому неизвестным. Но уже через сто лет всё изменилось, когда ученики того человека распространили весть о нем по близлежащим землям. А потом его имя захватило весь мир. И где сейчас тот парень? Да на пятом плане, говорят, обжился, преуспевает, да еще и друзей своих подтянул на план выше.


Я застыл перед табло. Теперь нужно определить пол, место проживания, примерный год рождения в пределах ста лет, социальный статус родителей, умственное и физическое здоровье… По умолчанию настройки ставятся на низком уровне, так что если не вкладываться, то твой человек родится в каком-нибудь Бангладеше в конце двадцатого века девочкой из низшей касты и всю жизнь проживет, копаясь на свалках. Какой уж тут профит?


Тот успешный парень, насколько я слышал, довольно хорошо вложился в своего человека: образование, страна, пол, окружение. Да и его друзья также создали своих людей вокруг того, первого. Такая кооперация неплохо сработала для всех них.


С другой стороны, спустя каких-то пять-шесть столетий другой житель создал своего человека на минимальных настройках: в нищем регионе, неграмотный, торговец. И что? Также сейчас живет на пятом плане.


Но я всё уже решил. Выбрал страну, период рождения, вложился и в ум, и в здоровье, подобрал уровень родителей. Выдохнул и нажал кнопку подтверждения.


Передо мной засветилась фигурка моего человека с именем, датой рождения и точным адресом. И я со всей силы врезал кулаком по стене.


Ну как так? Как я мог забыть? Пол!!! Я забыл выбрать пол. Мой человек - женщина.


Спустя десять минут, когда мне принесли успокаивающий напиток и я смог размышлять здраво, то понял, что всё не так уж плохо. В последнее столетие отношение к женщинам начало меняться. Их уже не везде считали дырявыми плошками и говорящими инкубаторами. Были даже удачные случаи приобретения женщин, не настолько, конечно, чтобы переехать на пятый план, но, как минимум, хватило отбить вложения.


И потянулись года ожидания. Вроде всё шло хорошо: учеба, занятия вокалом. Я даже начал мечтать о том, чтобы она стала певицей. А что? Да, певец — это не самое долгоиграющее вложение, как правило, всего на несколько лет, но если популярность будет высока, то даже этих нескольких лет хватит на закрытие долгов. Хорошо, что я выбрал этот период, когда артисты уже не считаются изгоями общества, а порой даже становятся кумирами, на которых молятся, о которых думают, которым возносят хвалы и мысли.


Но ее увлечение вокалом так и не привело к чему-то стоящему. Как и многие люди до нее, она выбрала более практичную профессию. Да, эта работа принесет ей некие средства, но я, ее создатель, буду в полной… в полном упадке.


Люди эгоистичны и совсем не думают о нас, своих создателях.


Была надежда на ее детей. Она родилась в многодетной семье, а говорят же, что девочки повторяют судьбы своих матерей. Но и тут не выгорело. Она родила дочь и успокоилась на этом.


Кажется, именно тогда я начал злоупотреблять нектарной настойкой. Друзья вежливо отводили глаза, когда я просил их одолжить мне немного МЭ, и радовались своей мудрости, что не позволила им влезть в такие долги.


Согласно рекламным брошюрам, потенциал человека раскрывается в возрасте от тридцати до сорока лет. Это подтверждается многочисленными исследованиями и примерами. Что человек успешного парня, что неграмотный торговец, что бывший принц, в которого вложили просто чудовищные средства, - все они раскрыли свои способности именно в этот период.


Мой человек уже прошел планку в тридцать пять лет. Детей больше не появилось, друзей становилось все меньше, работу она подобрала такую, чтобы не общаться с людьми … Я отчаялся и перестал заглядывать на счет. Не хотел больше видеть тех минусов, что с каждым годом лишь увеличивались.


И вдруг однажды ночью я услышал легкий писк. Сонный, ничего не понимающий, я взглянул на браслет. Там светилось сообщение: «Ваш счет пополнен на двадцать МЭ».


- Что за... Она что, в стриптиз-баре станцевала? Целых двадцать МЭ?


По сравнению с размером долга это была незначительная сумма, но я так давно не слышал этого писка, что радовался, как дитя.


После этой ночи все начало меняться. Сначала меня приводил в восторг каждый писк браслета, но потом я даже отключил звук на пополнение счета. И это был успех. Почти каждый день мой долг на капельку уменьшался.


Чем же занялся мой человек? Оказалось, что она начала выкладывать свои рассказы в сеть. Люди читали их, смеялись, плакали, ужасались, приходили в восторг или наоборот злились. И все их эмоции и мысли об авторе, неважно, плохие ли, хорошие ли, транформировались в МЭ — молитвенную энергию и шли ко мне на счет.


Сейчас я еще не закрыл весь долг, но изрядно его уменьшил, и уже уверенно гляжу в будущее. Друзья, скрывая завистливые взгляды, говорят:


- Да просто повезло!


Да, мне повезло. Не так, как моему коллеге, что сознательно выбрал женщину-писателя в том же временном отрезке и сейчас гребет МЭ такими дикими суммами, что уже начал подбирать жилье на четвертом плане. Но все же повезло.


На первом плане сейчас такая странная ситуация, что самые большие суммы МЭ получают создатели не героев, пророков или мудрецов, а творцы актеров, певцов и обладателей самых больших задниц. По крайней мере, мне не приходится стыдиться своего человека.


И я счастлив!

Творец Relvej, Авторский рассказ, Фантастика, Длиннопост
Показать полностью 1
215

Обмельчал нынче космос

Пятый сезон сериала «Экспансия» выйдет в декабре. У меня с этим сериалом получилась интересная история.


Сначала я увлёкся книжной серией и прочитал несколько романов Джеймса Кори. Под этим псевдонимом пишут два автора: Даниэль Абрахам и Тай Френк.


В отличие от другой космической фантастики — у Джеймса Кори человечество хоть и научилось летать, но так и не выбралось за пределы Солнечной системы. В итоге, бесконечный океан космоса превратился в прудик с местными разборками трёх рас.

Обмельчал нынче космос Сериалы, Фильмы, Космос, Фантастика, Научная фантастика, Космический корабль, Марс, Земля, Астероид, Экспансия, Пространство, Джеймс Кори, Литература, Книги, Длиннопост

Первые — земляне, вторые — марсиане, а третьи — астеры, жители пояса астероидов.


В общем, это такая «Игра Престолов» в космосе, тут даже зомби есть.


После того как я прочитал книгу — сел смотреть сериал. И чуть не умер со скуки. Выключил после третьей серии и ещё год к нему не возвращался. На самом деле, я допустил ошибку. Сериал долго раскачивается, первую половину сезона нужно просто выждать. Зато потом начинается один из лучших космических сериалов нашего времени.


Книжная и экранная «Экспансия» связаны друг с другом персонажами и шаблоном сюжета, но мне показалось, что в сериале создатели сильнее углубились в космическую политику.

Обмельчал нынче космос Сериалы, Фильмы, Космос, Фантастика, Научная фантастика, Космический корабль, Марс, Земля, Астероид, Экспансия, Пространство, Джеймс Кори, Литература, Книги, Длиннопост

Например, на первый план выходит Крисьен Авасарала — заместитель генерального секретаря ООН. Её сыграла Шохре Агдашлу, у её персонажа интересный акцент, она носит шелка и пьёт чай. Но не покупайтесь на её внешность — под этой одеждой скрывается прожжённый политик.

Обмельчал нынче космос Сериалы, Фильмы, Космос, Фантастика, Научная фантастика, Космический корабль, Марс, Земля, Астероид, Экспансия, Пространство, Джеймс Кори, Литература, Книги, Длиннопост

Мой любимый персонаж — Камина Драммер, астер. Как и все астеры, она постоянно вворачивает словечки из своего языка. Кстати, язык астеров — это по типажу креольский язык. Во время колонизации люди из разных стран работали вместе и им нужно было как-то понимать друг друга. Так появился креольский, ставший для жителей астероидов средством общения.


Taki — спасибо,

Sabaka! — чёрт подери (взяли из русского),

Beltalowda – жители пояса астероидов.


Язык придумал Ник Фармер, полиглот, и сделал это именно для сериала. Астерский креольский — настоящий язык, который при желании можно выучить.


Я люблю такую проработку вселенной и жду пятого сезона.


Taki, Beltalowda!

Показать полностью 2
6649

Ответ на пост «Сбывшееся предсказание советского фантаста» 

У Кира Булычева в цикле рассказов о Великом Гусляре, есть сюжет, когда жителям надоело телевидение, и они по всему городу установили видеокамеры. Вместо сериалов стали следить за жизнью друг друга, что оказалось гораздо интереснее. У каждого зрителя был свой любимый "герой" из определённой социальной среды и с определённым "контентом".
И всё это было написано за десятилетия до Ютуба.

327

5 разных и оригинальных взглядов на космос из фантастики

Для научной фантастики космические приключения всегда были одним из самых классических сюжетов. Но в то же время жанр динамичен и разнообразен, а приключения на других планетах и кораблях, бороздящих просторы вселенной, можно описать десятками разных способов. Примеси других жанров, уровень «научности» происходящего, просто оттенки атмосферы — и вот у вас есть новый «авторский» космос, не похожий на прочие.

В качестве примера приведем несколько новинок этой осени. Буквально пара месяцев вмещает в себя целый калейдоскоп не самых классических, зато ярких и увлекательных взглядов на космическую фантастику.

Космический вестерн (Серия романов «Firefly», Джеймс Лавгроув)

5 разных и оригинальных взглядов на космос из фантастики Книги, Фантастика, Лонгриды, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Миры, полные выжженных солнцем рыжих равнин, где самый быстрый стрелок получает все... Ты мог добраться на эту окраинную планету на личном космическом корабле, но от места посадки до места встречи будешь добираться на лошади. По таким законам живет вселенная, созданная Джосом Уидоном в культовом сериале «Светлячок». В свое время он не нашел нужную аудиторию, но со временем стал культовым. На протяжении долгих лет мир сериала расширяли комиксы, а со временем пришел черед тематической литературы. Под присмотром самого Джоса Уидона, книги серии Firefly выходят, подобно потерянным эпизодам сериала, рассказывая о приключениях, которые случались с командой «за кадром».

Здесь есть все, что оценят по достоинству поклонники оригинального сериала: атмосфера, юмор, перестрелки и погони, а также неповторимая химия персонажей. И с тем же успехом эти книги могут понравиться любому, кому не хватает пары лихих историй про космических ковбоев. Если завязка «группа благородных контрабандистов берет заказ, а потом начинается такое...» вызывает у вас интерес, то, возможно, стоит познакомиться с серией поближе. Впрочем, заказ даже необязательно брать: вот в последней вышедшей книге, «Машина иллюзий», капитан отказывается от работы, подозревая неладное, но самый алчный и недальновидный член команды все равно проносит на борт подозрительный груз. А потом начинает происходит что-то странное...

Космическое фэнтези («Маджипур» Роберт Сильверберг)

5 разных и оригинальных взглядов на космос из фантастики Книги, Фантастика, Лонгриды, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

А теперь представьте — земляне колонизировали отдаленную планету, крупную и прекрасную, задоно захватив с собой несколько других космических рас. С тех пор прошло много тысяч лет, и контакт с Землей был утерян. Великолепные технологии будущего медленно пришли в упадок, зато на планете зародилась магия… Как будет выглядеть жизнь на этой планете? Об этом Роберт Сильверберг рассказывает в своем знаменитом цикле «Маджипур». Недавно fanzon выпустил переиздание первой книги о Маджипуре — «Замок лорда Валентина». И уже готовится к выходу второй роман, «Хроники Маджипура».

Маджипурский цикл сложно сравнить с чем-либо. Уникальные расы, система власти на планете, 14 тысяч (!) лет истории… Масштаб разработки мира воистину космический. При этом книги о Маджипуре часто можно встретить в подборках жанра фэнтези, поскольку «фантастическое» прошлое в сюжете романов достаточно качественно забыто. Атмосфера книг действительно во многом отвечает именно канонам фэнтези. Но забытые технологии, переплетаясь с магией и загадками прошлого Маджипура, все же оставляют цикл в рамках мягкой научной фантастики. Тем более, это именно то направление, в котором Сильверберг считается признанным классиком.

Аферисты в космосе («Квантовый волшебник» Дерек Кюнскен)

5 разных и оригинальных взглядов на космос из фантастики Книги, Фантастика, Лонгриды, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Главный герой Белизариус не обычный преступник. Его не толкает на аферы острая необходимость заработка или месть. Ему просто иногда нужно размять свои супер-компьютерные мозги. Ведь Белизариус — представитель вида Homo quantus, к тому же его интеллект выдающийся даже по меркам собратьев. Сложнейшие многоходовые аферы — великолепный способ поддержать интерес к происходящему в космосе.

Если вы недавно в очередной раз пересматривали «10 друзей Оушена» и думали, что получится, если отправить их в космос — Дерек Кюнскен написал свою книгу для вас. Обаятельный главный герой собирает команду экспертов в разных областях, чтобы совершить невозможную аферу. Вот только надо добавить в уравнение квантовую физику и головокружительные технологии будущего, космос и другие признаки высококлассной научной фантастики.

Авантюрная составляющая «Квантового волшебника», впрочем, далеко не единственная интересная находка писателя. Наверняка для многих читателей захватывающим окажется знакомство с «космическими расами», созданными Кюнскеном. Очень кстати Белизариусу в команде нужны будут таланты всех новых подвидов человечества и ИИ. К проработке этого аспекта «космологии» автор подошел с большой фантазией.

Самый странный космос («Посольский город» Чайна Мьевиль)

5 разных и оригинальных взглядов на космос из фантастики Книги, Фантастика, Лонгриды, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Чайна Мьевиль — магистр странных и завораживающих идей, странный сочетаний и ярких завязок. Он стал знаменит благодаря смешению жанров и невероятному полету фантазии. В его творчеству есть место странным мифам, стимпанку и сюрреализму, и в этом списке научная фантастика смотрелась несколько... необычно. Тем не менее, автор остается верен себе и просто создает чертовски странную планету в весьма увлекательном космическом будущем. Это будет очень необычно, потому что иначе быть не может.

Эпоха колонизации началась, когда люди обнаружили иммер — некое подпространство, разлившееся в космосе подобно безбрежному океану. Путь на планету, где будет происходить действие — Ариеку — лежит через самый опасный иммер. И сама планета сложна для колонизации, ведь ее жители говорят на самом, возможно, сложном Языке во вселенной. Впрочем, земляне не привыкли сдаваться и нашли способ «заговорить» с хозяевами планеты, а со временем и начать неизбежно менять этот Язык под себя.

В «Посольском городе» придется ломать голову над многими вещами, и этот роман идеально подойдет для тех, кто получает от этого удовольствие. Одно только осмысление полноценной идеи иммера, как постоянной единицы в пластичной вселенной и почему именно через него осуществляются космические путешествия — задача не из простых. Зато оригинальность этой идеи, как и многих других находок романа, принесет истинным ценителям массу свежих впечатлений.

Математический космос (Цикл «Механизмы Империи» Юн Ха Ли).

5 разных и оригинальных взглядов на космос из фантастики Книги, Фантастика, Лонгриды, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Математик по образованию, Юн Ха Ли объединил свою страсть к литературе и точным наукам, создав сложный и захватывающий космический сеттинг. Если в предыдущем пункте «необычность» создавалась за счет философских концепций и буйства воображения, то эта часть подборки для тех, кто любит четкие системы. Здесь сама реальность завязана на вычисления, а жестокие сражения ведутся за... календарь. По крайней мере, по началу.

В мире «Механизмов Империи» есть понятие календарной ереси. Когда в тех или иных регионах космоса люди отказываются следовать единому календарю, это начинает сказываться на могуществе Империи. В местах, отравленных календарной ересью, может плохо (или неожиданно) работать имперское оружие, двигатели, любая техника. Не менее значимы боевые построения и другие стратегические аспекты битв. Ересь жестко пресекается.

История начинается с того, что подающая надежды командующая отрядом была вынуждена для победы воспользоваться «еретическими» вражескими приемами. По законам Империи за это ее должно было ждать суровое наказание, но вместо этого последовало почти невозможное задание... Напарником для героини стал гениальный и, возможно, безумный генерал прошлого Джедао. Преступник и архипредатель в виде голоса в голове. В финальной третьей книге, «Возрожденном орудии», повествование уже окончательно фокусируется на Джедао, который будет вынужден проявить весь свой стратегический гений, так как сталкивается с невозможным противником…

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 4
5571

Сбывшееся предсказание советского фантаста

Из цикла "Когда фантасты еще умели предсказывать будущее".


В 1970 году советский фантаст Илья Варшавский опубликовал фантастический рассказ "Любовь и время" - о нечаянном знакомстве 26-летнего советского инженера с нескладной фамилией Кларнет и ослепительной красавицы из будущего по имени Маша.


Вернее, знакомство было не совсем нечаянным - при первом же разговоре через телевизор Маша призналась, что она историк-лингвист и занимается поэзией двадцатого века. А потом поведала о своих проблемах:

Сбывшееся предсказание советского фантаста Литература, Фантастика, Предсказание, Интернет, Поисковые запросы

- Понимаете ли, я живу в такое время, когда библиотек уже нет, одна машинная память. Это, конечно, гораздо удобнее, но если нужно откопать что-нибудь древнее, начинаются всякие казусы. Я запрашиваю о Пастернаке, а мне выдают какую-то чушь про укроп, сельдерей, словом, полный набор для супа. С Блоком еще хуже. Миллионы всяких схем электронных блоков.


1970 год...


До создания первого интернет-поисковика оставалась четверть века.

______________

Это отрывок из моей книги "Служба забытых цитат"

Моя группа во ВКонтакте - https://vk.com/grgame

Моя группа в Фейсбук - https://www.facebook.com/BolsaaIgra/

Моя страница на "Автор.Тудей" - https://author.today/u/id86412741

Показать полностью
210

Фантастика и фэнтези сентября 2020

Осень — обычно самый урожайный сезон для книжных новинок. В подтверждение тому, в сентябре успело выйти немало ярких книг в жанрах фантастики и фэнтези. И вот семь любопытных релизов сентября, на которые советуем обратить внимание.

Ким Стэнли Робинсон — «Годы риса и соли»

Фантастика и фэнтези сентября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Автор «Красного Марса», «Авроры», «Нью-Йорка 2140» и многих других научно-фантастических книг еще в 2002 году написал альтернативную историю о том, каким бы мог быть мир, если бы в Средневековье от чумы умерло почти все население Европы. В итоге Старый свет заселяют мусульмане, Америку открывают китайцы, а в Индии начинается индустриальная революция.

Книга состоит из отдельных историй, связующим звеном между которыми становятся несколько семейств. События романа охватывают сразу несколько различных эпох. Получилась очень поэтичная и трогательная книга с интересным «прогрессорством».

Марцин Гузек — «Граница Империи»

Фантастика и фэнтези сентября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Продолжение романа «Застава на окраине Империи» — авантюрного темного фэнтези об отряде новобранцев ордена Серых Плащей. В первом романе героев отправили на границу страны, в самое мрачное и захудалое место, полное маньяков, суккубов и агрессивных варваров. Пережить столкновение с этими угрозами смогли не все герои. В новом романе ставки только возрастают, а персонажей ждут новые испытания — на сей раз на кону судьба всей Империи.

Первая книга во многом напоминала приключения в духе DnD про отряд героев, где у каждого своя специализация и роль в команде. «Граница Империи» же получилась на порядок серьезнее, да и сами масштабы истории заметно растут.

Джеймс Лавгроув — «Светлячок. Машина иллюзий»

Фантастика и фэнтези сентября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Вселенная сериала «Светлячок» живет и процветает — правда, на на телеэкранах, а в книгах. на русском вышел уже третий официальный роман про героев сериала, написанный под присмотром Джосса Уидона, создателя оригинального сериала. Каждая из книг серии обладает самостоятельным сюжетом и рассказывает о приключениях экипажа «Серенити» в промежутке между событиями сериала и фильма «Миссия Серенити».

«Машина иллюзий» начинается с того, что на борт «Светлячка» попадает подозрительный контрабандистский товар. Во время полета он начинает провоцировать у команды галлюцинации.

Гарет Ханрахан — «Молитва из сточной канавы»

Фантастика и фэнтези сентября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

«Молитва из сточной канавы» — один из самых ярких фэнтезийных дебютов последнего времени. Роман Гарета Ханрахана рассказывает о трех ворах, чье неудачное ограбление дает толчок конфликту, связанному с древним заговором и злобными богами. События разворачиваются в причудливом городе, где много магии и необычных существ — за счет причудливого сеттинга роман вызывает ассоциации с «Вокзалом потерянных снов» Чайны Мьевиля или «Малазанской книгой Павших» Стивена Эриксона.

Ханрахан много лет занимался написанием справочников и книг к известным настольным ролевым играм. В книге это чувствуется — мир проработан превосходно. Но главное, что цепляет в «Молитве» — это яркие персонажи и напряженный сюжет.

Тим Пауэрс — «Последние дни»

Фантастика и фэнтези сентября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Тим Пауэрс — пожалуй, один из самых недооцененных авторов интеллектуальной фантастики в России. Он был близким другом Филипа Дика, его роман «На странных берегах» лег в основу четвертой части «Пиратов Карибского моря», а многие другие его книги в свое время выигрывали престижные премии.

«Последние дни» — финальный роман трилогии Сдвигов, написанной на стыке сурового магического реализма и городского фэнтези. На страницах романа читателей ждут мафия Лас-Вегаса, культы вуду, переселения душ, кварталы Лос-Анджелеса, наполненные магией современного мира.

Юн Ха Ли — «Возрожденное орудие

Фантастика и фэнтези сентября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

«Механизмы Империи» — один из самых нетривиальных космических циклов последних лет. «Математическое» технофэнтези, остросюжетная боевая фантастика, психологический технотриллер — охарактеризовать трилогию можно по-разному, но в любом случае можно утверждать, что автор создал очень самобытный мир, а также героев и сюжет ему под стать.

В третьем романе цикла в центре сюжета вновь оказывается генерал Джедао, которому предстоит померится силами с самым сильным и опасным противником — своей собственной молодой копией.

Дэниел Хорн — «Сокровище Кастеров»

Фантастика и фэнтези сентября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Хоррор от популярного видеоблогера Дэниела Хорна, который специализируется на роликах, посвященных кино, книгам и персонажам ужасов. В центре сюжета — американская семья, которая переживает тяжелые времена из-за всевозможных раздоров. Когда младший сын Эдди покупает сундук со странными надписями, все члены семьи начинают меняться.

Гарет Л. Пауэлл — «Угли войны»

Фантастика и фэнтези сентября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Напряженная космоопера о войне двух космических держав. Пауэлл наполнил книгу блистательными космическими сражениями, тактическими хитростями и сильным антивоенным посылом.

Автор затрагивает не только саму войну, но и исследует ее последствия — о том, как люди возвращаются к обычной жизни, но на периферии фронта все еще могут возникнуть серьезные конфликты. Книга завоевала Премию Британской Ассоциации Научной Фантастики.

Марко Клоос — «Сроки службы»

Фантастика и фэнтези сентября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Еще один примечательный образец военной научной фантастики. Действие происходит в 2108 году во времена, когда Земля обеднела, но человечество исследует новые планеты. Эндрю Грейсон идет в армию, чтобы вырваться из постылой жизни и повидать космические дали.

Книгу хвалил Джордж Мартин, отметив, что «это достойный наследник таких классических произведений как «Звездный десант» Хайнлайна и «Бесконечная война» Джо Холдемана».

Джеймс Кори — «Гнев Тиамат»

Фантастика и фэнтези сентября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Восьмой, предпоследний роман нашумевшего цикла «Пространство», над которым работают Даниэл Абрахам и Тай Фрэнк под псевдонимом Джеймс Кори. Все человечество оказалось под властью авторитарного режима, лидер которого стремится к бессмертию. Но находятся и те, кто продолжают бороться против тирана. На Amazon выходит одноименный сериал по мотивам книг, а сами авторы готовятся к выпуску финальной части.

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 9
66

Дело за малым! или 5 любопытных сборников малой прозы от мастеров фантастики

Частенько любители так называемой большой прозы со скепсисом смотрят на малую: якобы идеи там редко раскрываются до конца, к персонажам прикипеть не успеваешь - мало, одним словом! Рассказы и правда могут не успеть затянуть читателя в новый мир, зато всегда бьют точно в цель: автору крайне важно донести мысль, уложившись в небольшое количество слов.

Именно по такому принципу действуют сборники фантастической прозы из этой подборки: вне зависимости от жанра (хоть твердая фантастика, хоть готика) они метят прямо в нежное читательское сердечко - и зачастую успешно достигают цели. От матерых классиков до серьезных современников: 5 сборников повестей и рассказов, готовых вас удивить.

1. Аластер Рейнольдс "Медленные пули"

Дело за малым! или 5 любопытных сборников малой прозы от мастеров фантастики Фантастика, Подборка, Книги, Литература, Длиннопост

Объемный сборник рассказов от британского мастера космической фантастики Аластера Рейнольдса. Несмотря на популярность его более масштабной прозы вроде цикла «Пространство Откровения», некоторые читатели считают, что малая форма писателю удается куда лучше. Правы они или нет, судить только вам, но одно можно сказать точно: рассказы Рейнольдса оставляют очень приятное впечатление. Технологии в них легко могут соседствовать с искусством, а цинизм – с сентиментальностью.

Возможно, здесь нет сверхновых идей – зато на уже знакомые темы Рейнольдс умудряется смотреть под новым углом и довольно обстоятельно раскрывать их, при этом не распыляясь на объяснения очевидного. В оглавлении сборника взгляд падает прежде всего на рассказы «За разломом Орла» и «Голубой период Зимы», по которым были сняты две серии «Любви, смерти и роботов» - сериала, который для «Нетфликса» спродюсировал Дэвид Финчер.

2. Дэн Симмонс "Сироты вечности"

Дело за малым! или 5 любопытных сборников малой прозы от мастеров фантастики Фантастика, Подборка, Книги, Литература, Длиннопост

Полное собрание малой прозы Дэна Симмонса, автора знаменитой фантастической эпопеи «Гиперион». К произведениям прилагается приятный бонус: многие сопровождены авторскими предисловиями, где рассказывается об истории создания текста – и поверьте, некоторые из этих историй способны удивить читателя не меньше самого произведения. И специально для поклонников «Гипериона»: действие некоторых рассказов происходит в той самой вселенной.

Интересно, что огромную известность получил дебютный рассказ Симмонса «Стикс течет вспять», который писатель вынашивал аж два с лишним года! Крестным отцом этого рассказа, а заодно и писательской карьеры Симмонса стал знаменитый Харлан Эллисон. Печальная и страшная история о воскрешении любимой матери не оставила равнодушными читателей и до сих пор считается одним из самых заметных произведений Симмонса.

3. Рассказы Брэма Стокера

Дело за малым! или 5 любопытных сборников малой прозы от мастеров фантастики Фантастика, Подборка, Книги, Литература, Длиннопост

Навсегда изменивший мировую культуру роман «Дракула» прославил Брэма Стокера на века – и одновременно с этим сделал его "автором одной книги". Попробуйте припомнить любое другое произведение Стокера – и, вероятно, не сможете (если только вы не его ярый фанат). А между тем мрачные рассказы этого английского писателя тоже заслуживают внимания: они вполне достойно представляют литературу конца XIX века.

Известность более-менее сохранил разве что рассказ «Гость Дракула»: название дает о себе знать. Но у Стокера есть что почитать и без отсылок к знаменитому вампиру: к примеру, неординарная «Монополия на карлиц» или в прямом смысле остросюжетный рассказ «Дуэлянты, или Ужасная смерть близнецов». Последнему принадлежит прекрасная цитата про родительскую долю: после рождения детей родители оказываются в стране, «где младенец-тиран одним мановением крохотной ручонки или повелительным визгом тоненького голоска может отправить собственного родителя в могильный склеп, расположенный глубже, чем ров, что окружает фамильный замок».

4. Джеймс Типтри-младший «Счастье – это теплый звездолет»

Дело за малым! или 5 любопытных сборников малой прозы от мастеров фантастики Фантастика, Подборка, Книги, Литература, Длиннопост

Когда-то Джеймс Типтри-младший взбудоражил аудиторию американской фантастики: спустя десять лет литературных успехов и всевозможных наград (включая престижные «Хьюго» и «Небьюлу») оказалось, что Типтри – женщина. Под мужским псевдонимом скрывалась бывшая военнослужащая Элис Брэдли-Шелдон, которая долгие годы не только публиковалась под именем Типтри, но вела от его лица оживленную переписку с Урсулой Ле Гуин и Филипом К. Диком. Когда тайна была раскрыта, литературный успех Типтри постепенно пошел на спад.

В сборник «Счастье – это теплый звездолет» вошли самые известные рассказы и повести Джеймса Типтри-младшего, включая отмеченные премиями «Эффективное решение», «Хьюстон, Хьюстон, как слышите?» и другие. В своих произведениях Типтри часто задается вопросом о женской участи: к примеру, в знаменитой повести «Девушка, которую подключили» непривлекательная героиня получает возможность управлять сознанием выращенной без головного мозга красотки-знаменитости.

5. Фриц Лейбер «Корабль отплывает в полночь»

Дело за малым! или 5 любопытных сборников малой прозы от мастеров фантастики Фантастика, Подборка, Книги, Литература, Длиннопост

Представитель так называемого «Золотого века» фантастики, Лейбер стоит в одном ряду с Робертом Хайнлайном, Клиффордом Саймаком, Айзеком Азимовым и другими монстрами (и гроссмейстерами) этого жанра. Лейбера прославила в первую очередь фэнтези-серия «Сага о Фафхрде и Сером Мышелове», а потом небольшой всплеск интереса случился в 90-х из-за выхода фильма «Девушка с голодными глазами», основанного на одноименном произведении Лейбера.

В этом сборнике точно стоит обратить внимание на повесть «Брошу-ка я кости» и рассказ «Успеть на цеппелин»: оба произведения получили престижные литературные премии «Хьюго» и «Небьюла» в соответствующих номинациях. «Успеть на цеппелин» - удивительное произведение о переломных моментах, которые направляют жизнь людей совсем в другое русло. Героем этого рассказа становится пожилой специалист-воздухоплаватель, собирающийся на дирижабле домой в Германию и не подозревающий, что в его судьбе все могло сложиться совсем иначе…

Читали рассказы этих авторов? Что вообще думаете про малые форматы в фантастике?

Показать полностью 4
76

Если меня приснят

Сразу признаюсь, что рассказываю эту историю из чисто эгоистических соображений: есть гипотеза, что меня немного попустит, если я сделаю эту фантазию некой внешней, отдельной от меня, вещью. Вот и проверю.


До недавнего времени я работал на предприятии, производящем, предположим для конспирации, фингербоксы. Товар это ходовой, людям нужный, так что производство всегда обеспечено заказами и приносит неплохую прибыль. Да только мало что из той прибыли перепадает простым сотрудникам: если ты не относишься к числу нескольких "небожителей" из начальства, или не являешься кем-нибудь из их холуев, то даже весьма невысокую зарплату тебе будут отдавать очень неохотно, используя все более или менее законные возможности хоть немного задержать выплаты. Понятия не имею, чем это объяснить. О премиях, снабжении необходимым для работы и другом "нерациональном" расходовании средств и говорить не приходится – начальство собаку съело на затягивании поясов. Поясов рядовых сотрудников, конечно. В общем, начальство там "любят". Это для того, чтобы вы лучше представляли атмосферу предприятия и антагонизм классов.


Но в остальном мне грех было жаловаться. Работал я в административном крыле, и моя работа предполагала, что я в любой момент мог находиться где угодно на территории предприятия – начальник отдела не следил за мной, удовлетворяясь только вовремя сделанной работой. Разумеется, я злоупотреблял таким положением дел, растягивая перекуры иной раз до получаса. Курить я ходил не в нашу курилку для "белых воротничков", а на Бродвей – так у нас называли внутренний проезд к складам в дальней части здания. По сути прямо в стене здания установлены большие ворота, через которые грузовики (и даже фуры) заезжают в высокий пятидесятиметровый коридор, и в нем загружаются не имеющими аналогов фингербоксами, или выгружают сырье. Вот этот коридор-проезд и называют проспектом, бульваром или Бродвеем. Вокруг расположились цеха и машинные залы, снизу зловеще гудит насосами огромный подвал, а в самом коридоре недалеко от ворот – ниша со скамеечками и ведром в центре. Курилка на Бродвее. По проезду снуют водители, рабочие, инженеры, заглядывают на пять минут в курилку, наспех курят и/или обмениваются сплетнями, снова исчезают в круговороте производственных и логистических процессов. Истинный центр предприятия!


Разумеется, есть и постоянные посетители. В их число входил и, назовем его так, Петрович – замдиректора, редиска, западлист, баба базарная и, по слухам, стукач. Как видите, характеристика крайне неприглядная. Но были у Петровича и положительные черты! Был он очень харизматичным человеком, прекрасным рассказчиком и единственным начальником, который не строил из себя небожителя – на моей памяти, ни один другой гусь в пиджаке не входил под высокие своды нашей ниши, не садился на скамеечку рядом с простыми парнями и не заводил с ходу: "Влади-и-мир, ну что, головушка после вчерашнего бо-бо, да? А-ха-ха!" Он всех называл на "вы" и полным именем, зачастую умудряясь совмещать в одной фразе вежливость и трехэтажный мат. Знал он великое множество историй обо всем на свете, на все имел свое довольно дилетантское, но твердое мнение; были у него и характерные жесты и мимика. До сих пор перед глазами стоит картина, как он эмоционально хлопает себя по бедрам, подходя к кульминации очередной истории. Так что, хоть и успел он сделать немало дерьма обитателям Бродвея, но все же был желанным гостем. Главное было не распускать язык о состоянии дел на родимом предприятии, а то вдруг и вправду – стукач?


А почему "был", "было"? Вот послушайте.


В последний раз, когда я видел Петровича, на перекур пришел подсобный рабочий, допустим, Вася. Петрович весьма любил подкалывать и задирать его, не опускаясь, впрочем, до оскорблений. И вот Вася, подкурив сигаретку и хитро посмотрев на замдиректора, сказал:


"Ух, какой мне недавно сон приснился, целый триллер про чудовище, ну, как там еще Чужого по-научному называют, чупакабра..."


"Ксеноморф!" – подсказал я.


"Да, про ксеноморфа. И вы тоже там были, Петрович", – с недоброй улыбкой закончил вступление Вася.


Петрович, конечно, тут же высказался, что молодой гетеросексуальный парень во снах должен видеть телок (пардон, дамы, с чужого голоса пою), а не пожилых мужчин.


Вася никакого внимания на подколку не обратил, и продолжил:


"Приснилось, в общем, что за какой-то надобностью занесло меня в административный корпус, и вдруг там громкоговорители на стенах ожили! Все вокруг струхнули, все-таки, никогда эти раструбы не работали, все уже думали, что только в случае ядерной войны по ним что-нибудь передадут..."


"Х..ево вы думали, Василий. Ядерная война – слишком слабый повод; там как минимум Сам должен помирать, чтобы директор раскошелился на починку", – политика была одним из коньков Петровича, даже более любимым, чем половой вопрос.


"Ну вот, а вышло еще круче: передали, что по кабинетам гуляет космический монстр, и все должны выполнять какой-то протокол. Не знаю, что за протокол, но люди куда-то разбежались, а в кабинетах я нашел только несколько жутко истерзанных трупов", – продолжил Вася.


"А дирека тоже схавали?" – со странным вожделением спросил один из присутствующих слесарей.


"Не знаю, помню только, что так драпал оттуда, что кажется, будто телепортировался прыжками. Ну, во снах так бывает, все лучше, чем бежать как в молоке. И вот забежал я на какой-то балкон, а там девка из бухгалтерии стоит..."


"Я бы вам, Василий, сказал, что у нормального парня должно стоять наедине с девкой из бухгалтерии!" – не преминул вставить свои пять копеек Петрович.


"Вы не портите мой рассказ, – с укором глянул Вася. – В общем, показала она мне узкую длинную коробку и предложила в нее спрятаться. Сел я на четвереньки, она залезла мне на плечи, а сверху надела на нас коробку".


Тут, вполне ожидаемо, Петрович зашелся смехом на весь Бродвей, застучал себя по бедрам, и популярно объяснил незадачливому Василию, что такая диспозиция означает с точки зрения фрейдизма – в его, Петровича, понимании, конечно.


Вася, впрочем, не смутился и продолжал:


"А вот оказалось, что правильно все я сделал! Только спрятались, как рядом раздался шум, а потом стало светло. Поднимаю я голову, а большей части коробки уже нет, и девушки тоже нет, только следы когтей на цементе".


"Ну а кровь? Монстр бухгалтершу утащил, или задрал?" – не удержался я от вопроса.


"Не знаю. А потом откуда-то снаружи на балкон вылез Петрович и принялся рассказывать, как в прошлый раз ксеноморф приходил и что творил. И так вы, Петрович, во время рассказа смеялись и хлопали ладонями, что я от страха голоса лишился. Все-таки, рядом монстр ходит, того и гляди услышит, а прятаться больше негде!" – у Васи аж глаза округлились, как будто он до сих пор переживал этот кошмар.


"И как, пришел монстр?" – спросил я.


"Без понятия. На этом месте я понял, что сплю, и пожелал проснуться. И проснулся", – тут он повернулся всем корпусом к Петровичу и неприятно-зловеще процедил: "А вы, Петрович, там остались".


Я посмотрел на Петровича, и мне стало тревожно. Никак он не прокомментировал последнюю часть Васиного рассказа, и лицо у него было бледным, а рукой он как-то нехорошо, беспокойно теребил под пиджаком нагрудный карман рубашки.


То было в пятницу, а в понедельник эксцентричный замдиректора не появился на Бродвее. Позже я узнал, что на выходных у него стало плохо с сердцем. Не откачали.


Народ еще неделю посудачил о безвременной кончине Петровича, да и все, круги по воде разошлись и затихли. Только вот у меня из головы не шла та картина: "вы там остались" и бледный Петрович, обративший расфокусированный взгляд куда-то мимо. Уже не здесь...


Конечно, всего этого явно недостаточно, чтобы занимать ваше внимание. Так было потом еще кое-что!


Вскоре я после работы отвозил на поезд жену и мать ее, ну, в смысле, свою тещу. А вернувшись домой поздно вечером, извлек из недр книжного шкафа заначенную бутылку виски. Алкоголь я не жалую, но женатые читатели прекрасно понимают, как порою мужчине хочется хоть на несколько дней снова стать беззаботным холостяком! В общем, приземлился я на кухне с широкодонным стаканом и вискарем, приобщился к чуждой буржуазной культуре, полистал в телефоне новостную ленту, ничего, впрочем, не читая, да и одолела меня тяжелая сонливость. Надо перекусить, надо сходить в ванную, надо постель поменять. Но это подождет еще пять минут, а сейчас у меня есть время отодвинуть в сторону стакан и лечь лбом на стол, подложив в качестве подушки собственную руку. Просто немного полежать, поискать порядка в мыслях.


Спустя вечность или мгновение я обнаружил себя в узкой комнате с высоким потолком, с цементным полом и зеленой краской на стенах. Вдоль одной длинной стены стоял массивный пыльный стеллаж с какими-то приспособлениями и деталями, на противоположной стене замызганный плафон лампы дневного света освещал пару постеров с красавицами из 90-х. В дальнем торце комнаты всеми четырьмя расшатанными ножками цеплялся за жизнь видавший Брежнева стул. А я сидел на полу в другом торце, возле двери. Оглядевшись вокруг, я пришел к выводу, что занесло меня в одну из кандеек близ Бродвея – я был из административного, но общий, с позволения сказать, стиль наших производственных помещений узнал.


И на стуле том я в какой-то момент увидел Васю.


"Ты что здесь делаешь?" – как мне показалось, с досадой спросил Вася.


"Ну вот, свою-то с тещей на поезд проводил, теперь превращаюсь в обезьяну обратно, – честно признался я. – Ну а ты чего на работе так поздно?"


"Да понимаешь, я теперь каждый вечер перед сном изо всех сил представляю себе того ксеноморфа и кого-нибудь из неприятных мне людей, чтобы проснуться и оставить их наедине. А тут ты влез, но ты ведь парень нормальный. Уж не обессудь, ошибки всегда возможны", – отвечал Вася.


"Тогда не буду тебе мешать", – сказал я, встал и повернулся к двери. А руку к дверной ручке протянуть не могу. Не чувствую руку!


Тут я заметался, пробиваясь сквозь слои душной тьмы и вдруг ощутил боль во лбу, проехавшись им по чему-то чужому, бесчувственному. Я проснулся, резко выпрямившись на кухонной тахте. Саднил належанный лоб, начинало покалывать потерявшую чувствительность руку, от прежней неудобной позы болели ноги. А я все не мог отделаться от ощущения, что сейчас где-то там Вася продолжает сидеть в пыльной кандейке, пытаясь затянуть к себе жертву. Вторую жертву.


Вы, наверно, ждете, что я напишу, будто бы у нас начали помирать начальнички-ворюги, а Вася при встрече сделал жирный намек, что мы встречались по-настоящему в тех сонных эмпиреях? Вынужден вас разочаровать, ничего подобного не было. Я все реже ходил на Бродвей, потом вовсе бросил курить и перестал прошляпываться в курилках. А несколько месяцев назад нашел себе работу получше.


Так о чем история? Не знаю. Об идее фикс, наверно. Просто чтобы вы понимали, я не верю в мистику-шмистику, не верю в экстрасенсорные способности, да и вообще я скучный материалист. Я прекрасно понимаю, что Петрович мог маяться сердцем уже давно, а Вася приукрасил свой сон ради эффектного рассказа. И тогда, в последний рабочий день Петровича у него сердечко екнуло – и Васин рассказ тут не при чем; Петрович, скорее всего окончание уже не слушал, и Васино выступление было зазря. Ну а сны – иногда это просто сны.


А все равно я подспудно старался избегать встреч с Васей, пока работал на фингербоксовом заводе. Просто не хочу, чтобы он меня помнил. И сейчас стараюсь не думать обо всем этом на сон грядущий. И все чаще задумываюсь, не обидел ли я кого за день? А то мало ли, во что я там не верю. Можно не верить и гордиться этим, но что я буду делать, если меня приснят и не отпустят?



Автор: Коммандер Стась (CMDR Ctacb)


ВК: https://vk.com/public_cmdr_ctacb

Мракопедия: https://mrakopedia.net/wiki/Участник:CMDR_C

Показать полностью
26

Горькие звезды. Глава 7/7 – Ангелы бедствий

Горькие звезды. Глава 7/7 – Ангелы бедствий Авторский рассказ, Темная романтика, Литература, Научная фантастика, Космическая фантастика, Инопланетяне, Ужасы, Хоррор стори, Мистика, Графоманство, Длиннопост, Крипота

Окончание. Предыдущие главы: Первая, Вторая, Третья, Четвертая и Пятая, Шестая.


7 Ангелы бедствий


Пробуждение было тяжелым и каким-то неловким. Вот поэтому ей нельзя радоваться: стоило столкнуться с новыми неприятностями, как расшатанные нервы бросило из эйфории сразу в другую крайность. Кажется, вчера жизнь ей представлялась исключительно в черном свете. Чего она там успела надумать, прежде чем милосердная тьма набросила свою сонную вуаль на недостойную послушницу? Неважно, главное, кроме луны свидетелей не было. Свидетелей не было...


Между тем, ее положение действительно ухудшилось. Ждать корабля довольно долго, а она лишилась единственного помощника и несостоявшегося кормильца. Эшмалеф не спеша перебрала варианты.


Человек уже не сможет помогать ей добровольно. Подневольно – тоже не сможет помогать: базовый нейрочип не способен превратить сложный организм в автономного биоробота, это ведь всего лишь умный переходник между эшмалеф и разной биотехникой, вроде передатчиков или компьютеров несовместимых моделей.


Так что? Заключить беднягу-помощника в кислотостойкую мембрану, впрыснуть пищеварительные соки и высосать досуха, как делали первобытные предки эшмалеф? Такой вариант не нравился ей. Как минимум, так она лишается последней возможности перемещения, наблюдения, защиты. В качестве же аватара он не сможет выйти из пещеры: нежный хоботок и без того уже превзошел свои естественные способности на порядок. Хорошо, что аугментация дает эшмалеф и противоестественные – но и у них есть пределы.


В конце концов, она решила извлечь всю возможную пользу из использования аватара.


Жаль было так поступать с человеком, который сделал для нее столь много, но, возможно, он и сам был бы рад, что и посмертно может помочь своей подруге, даже если речь идет о таком. Да и вообще, снявши голову, по вибриссам не плачут. Только с этих пор она будет думать о нем как об аватаре. Называть его помощником или человеком – уже просто слишком цинично.


Послушница подключила аватар и наметила план работ. Сперва под нож пошли ноги и половые органы. От идеи съесть их самостоятельно она благоразумно отказалась: пищеварительная система людей оказалась очень даже эффективной, так что из еды можно было извлечь куда больше пользы, если сперва пропустить ее через желудок аватара. Прорастить трубку к выходному клапану желудка ей сейчас было бы слишком трудно, так что аватару пришлось ползком забираться вверх по ее кирасе и отрыгивать полупереваренные куски своей плоти в ее рты. Она по очереди накормила все свои рты, ни один не обделила.


Разбитые на мелкие кусочки кости также пошли в дело, после чего послушница не смогла устоять перед искушением съесть бесполезный кишечник и одну из рук – правую, которой помощник смазывал передатчик, и на которой из-за радиации начала портиться плоть.


Избавившись от лишней, требующей содержания, биомассы аватара, она заставила проползти его по пещере в поисках всего, что может быть съедобным. У стен пещеры обнаружилось несколько засохших трупиков летучих мышей и пара килограмм разной поросли – мха, плесени и лишайника. Эту подкормку аватар просто относил к ней во рту – не хватало только лечить его от отравлений.


Обнаружение лишайников натолкнуло ее на дельную мысль, как можно еще больше облегчить аватар и, тем самым, продлить ему жизнь. В биопуле фабрикатора нашлось несколько искусственных спор быстрорастущих лишайников, а под отверстием в своде – немного нанесенной порывами ветра почвы. Прогнав смесь почвы и предоставленных фабрикатором особых ферментов через желудок аватара, эшмалеф получила отличный субстрат для лишайников. Теперь она смогла обрезать и съесть почти всю кожу и мягкие ткани, промазав срезы успевшей прорасти лишайниковой кашей.


В конце концов, она решилась уполовинить все парные органы, кроме глаз, и уложила замшелого аватара в грязь рядом с собой. Ей удалось даже прилично замедлить его метаболизм, впрыснув в его кровь ядовитую, но более или менее совместимую смесь. Теперь он сможет сохранить функциональность до прибытия корабля. Ей тоже следует поберечь силы, благо, теперь она чувствовала, что сможет погрузиться в долгий сон – хоть она и потребила куда меньше еды, чем ей требовалось на самом деле, но и этого хватило, чтобы привести ее истощенный полувековой голодовкой организм в терпимое состояние. И, главное, впервые за прошедшие месяцы она не чувствовала мандража.


Спи, мой добрый охотник, надеюсь, ты уже с Соборной душой. Вы там не давайте нас дэвам в обиду, а мы еще повоюем...


∗ ∗ ∗


Больно не было. Он выплыл из тьмы и первым его ощущением стала чудовищная вонь. Это уже было достаточной причиной орать напропалую, но когда он догадался смотреть глазами, все стало еще хуже. Сквозь почти полностью закрытые веки, подернутые мутной влагой, он увидел, что лежит в чем-то мерзком, буром, неприятно холодном. А над ним возвышалось что-то... страшное, огромное, чуждое. Оно тут не должно быть. Не должно быть. Хочу, чтобы этого не было!


Ни единого звука не вырвалось из его глотки. Это напугало его еще больше. Он пробовал сучить руками и ногами, но ничего не происходило. Он пытался закрыть глаза, но веки не слушались его.


В его памяти больше не было ни единого слова или понятия, но он и без них знал: он должен кричать. Все его инстинкты требовали этого. Но у него не получалось.


И тогда он обнаружил удивительную, спасительную вещь: ему не нужен рот и ему не нужен воздух, чтобы кричать. В своей голове он завел отчаянную, бесшумную и, одновременно, оглушительную, длившуюся часами и днями ноту:


"А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а..."


∗ ∗ ∗


Хотя после известных событий между послушницей и луной был в лучшем случае вооруженный нейтралитет, последняя все же не осмелилась бросить исполнение своих прямых обязанностей, и, сделав шесть полных оборотов вокруг планеты, разбудила эшмалеф.


Это пробуждение от зимней спячки, пожалуй, было единственным на ее памяти, которое можно с некоторой натяжкой назвать приятным: пока она спала, медимлантат понемногу восстанавливал ее тело, ведь беречь питательные вещества уже не было большой необходимости. Поэтому, проснувшаяся эшмалеф чувствовала лишь легкую слабость в теле и, конечно же, дикий голод.


Зима отступила из этих мест еще месяц назад, и неприятная процедура выхода из анабиоза осталась в ее памяти лишь смутными тенями зимних кошмаров. Послушница хотела было потянуться всем телом, размять затекшие ноги, но эта планета надолго лишила ее такой возможности. Так что она просто спела пару жизнеутверждающих песенок и принялась за повседневные дела.


Все ее повседневные дела состояли, в общем-то, в проверке аватара. Тот крайне неохотно отвечал на команды и далеко не с первого раза показал ей более или менее ясную картинку. Его рука, впрочем, сохранила способность двигаться. Сердце продолжало лениво сокращаться, а легкое отдавало толику кислорода в грязную, давно не чищенную кровь. А вот с другими внутренними органами все было очень плохо – хотя и не сгнили, но утратили большую часть функциональности. Возможно, химия анабиоза оказалась для них слишком ядреной; возможно, были повреждены радионуклидами со съеденной руки. Ну или она просто переоценила надежность человеческого тела.


Но нет худа без добра: теперь у нее есть чем подкрепиться со сна. Аватар с трудом вполз ей на грудь, оставляя на шипах клочки лишайниковой оболочки, и скормил ей все ставшие бесполезными органы – весьма невкусные, горькие, но все еще съедобные.


Подкрепившись и прогнав диагностику хоботка, послушница решила попробовать организовать наблюдательный пункт: уж очень ей хотелось увидеть прибытие спасателей. В тоннели соваться – это не вариант, но над ней был еще один выход из пещеры, слишком хорошо знакомый ей. В принципе, чуть окрепший хоботок может достаточно растянуться, но путь во внешний мир пролегал по стенам и неровному своду пещеры.


Хорошенько подумав, эшмалеф решила опробовать один рисковый способ. Биофабрикатору удалось синтезировать немного специального очень липкого компаунда, теряющего прочность при застывании. У аватара было три возможные точки приклеивания: рука, лоб и сохранившаяся левая часть груди. Отрыгивая компаунд на руку и приклеивая то лоб, то грудь, аватар довольно быстро оказался на своде и очень медленно и осторожно пополз к выходу.


Через некоторое время послушница впервые смогла увидеть жестко встретившую ее планету. Она оказалась на северном склоне горы, на небольшом выступе или ступеньке, чуть задранной в сторону обрыва: ударь капсула на десять метров выше или ниже по склону, и эта история не была бы рассказана. Следующая видимая земля начиналась сразу вдалеке и была сплошь покрыта огромными растениями, чей слабый свежий запах шестьдесят лет немного скрашивал унылое существование послушницы. За спиной аватара почти отвесно вздымалась гора, с запада выступ топорщился мешающими обзору завалами, зато на северо-восток открывался неплохой обзор для астрономических наблюдений. Если очень повезет, то она даже сможет посмотреть в лицо подруге-предательнице.


Дыру же окружал небольшой кратер и один из вывороченных кусков скалы плоской вертикальной гранью удачно смотрел на северо-восток. К нему эшмалеф и приклеила аватара левой лопаткой и затылком, синтезировав прочный постоянный клей. Теперь ее бывший помощник, от которого осталась только голова, рука и половина груди, сам напоминал сплошь заросший лишайником камень с глазами, снизу которого торчала замшелая палка-позвоночник, а с боку – коряга-рука.


Как ни удивительно, но ее расчеты оказались верны: спасатели прибыли менее чем через десять дней после того, как она обустроила наблюдательный пункт. Она не увидела этого, так как корабль появился с противоположной стороны планеты и сразу стал совершать маневры для перехода на невысокую экваториальную орбиту, как и принято в Звездном Войске. Но ее орган равновесия почувствовал мощный гравитационный удар – возле планеты появилась вторая луна, и ее сигнатуру ни с чем нельзя было перепутать. Они прислали целый интердиктор! Один такой корабль может взять под контроль и куда более развитую планету. Видимо, сверив серийный номер передатчика, неведомые стратеги решили, что владеющая им королева шутки шутить не стала бы, а тем более, не стала бы отправлять сообщение из пустого пространства или с бесполезной планеты. А как послушница сама поступила бы в таких случаях – неизвестно, но на допросах нужно отвечать не честно, а правильно.


Через некоторое время и аватар различил косвенные признаки присутствия интердиктора: маневровые двигатели своими выхлопами проминали магнитосферу планеты, зажигая небеса разноцветным призрачным огнем. День спустя все небо горело – как небольшое утешение бедным аборигенам за то, что будет дальше. Сияние угасло, когда корабль занял свою орбиту и, к сожалению, та была слишком низка, чтобы эшмалеф смогла хоть краем глаза увидеть корабль из своего наблюдательного пункта.


Прошло еще несколько дней. Послушница терпеливо ждала. В этих безлюдных землях было так тихо, будто сейчас не происходит главное событие в истории человечества. Будто не было войны. В небе не схлестывались в жарких битвах летательные аппараты, вспышки атомного огня не озаряли небосклон. Но южный ветер уже принес с собой радиацию. Похоже, местные решили погулять напоследок, подороже продать свою свободу. Зря, людям еще здесь жить и жить, так зачем же затруднять самим себе жизнь? Но это было предсказуемое сопротивление, вряд ли земляне смогут задержать оккупацию больше чем на день. А когда космодесантники сгонят всех аборигенов в фильтрационные лагеря, разведывательные дроны обыщут каждый миллиметр планеты от стратосферы до самых глубоких океанских впадин и пещер.


И ее найдут. Не о чем уже волноваться. Тем более, у нее есть чем скрасить себе последние дни ожидания.


Нож все еще сохранил острый кончик, которым аватар медленно отделил крышку черепа и откинул ее назад. Мозговое вещество аватара не пережило анабиоза, эшмалеф удалось сохранить только нужные ей фрагменты и защищенные пророщенными трубочками нервы и кровеносные сосуды. Все остальное превратилось в желеобразную субстанцию, не гнилую, но ни на что не пригодную. Тем легче будет ее выскрести без урона для аватара.


Если бы кто-нибудь сейчас оказался на скальном выступе, вряд ли бы он смог нормально спать до самого конца жизни – такое невероятное зрелище представилось бы ему. Он увидел бы, как таращащий сквозь мохнатые щелки глаза мшистый камень корявой палкой, отдаленно похожей на иссушенную руку, аккуратно вычерпывает из венчающей его чаши какую-то мерзость – и отправляет в черный провал, внутри которого даже можно разглядеть гнилые пеньки, напоминающие зубы. А справа от камня разрастается черный мешок, прилепившийся к нему, будто слизень.


Послушница всосала из остроумно придуманного искусственного желудка килограмм полупереваренной и нейтрализованной мозговой каши.


Ммм... вкусно.


Интересно, аватар сможет съесть без ножа собственную руку? Наверно, на это уйдет много времени, может и не успеть. Но в любом случае, даже если спасательный челнок сию минуту появится на горизонте, она просто из принципа съест губы, щеки и язык.


А то что это за обед без десерта?



Конец.



Автор: Коммандер Стась (CMDR Ctacb)


ВК: https://vk.com/public_cmdr_ctacb

Мракопедия: https://mrakopedia.net/wiki/Участник:CMDR_C

Показать полностью
27

Горькие звезды. Глава 6/7

Горькие звезды. Глава 6/7 Авторский рассказ, Темная романтика, Литература, Научная фантастика, Космическая фантастика, Инопланетяне, Ужасы, Хоррор стори, Мистика, Графоманство, Длиннопост, Крипота

Продолжение. Предыдущие главы: Первая, Вторая, Третья, Четвертая и Пятая.


6 Горькие звезды


Трудно было поверить в успех. Некоторое время эшмалеф не могла совладать с собой. Она действительно только что отправила сообщение, или ее истерзанному лишениями разуму это просто пригрезилось?


Немного отдохнув, она решила почитать логи передатчика, благо к регистратору вела отдельная нервная цепь, уцелевшая при всплеске нечестивой энергии. Из-за передачи в нештатном режиме записи состояли по большей части из предупреждений и бессмысленного мусора, но немного повозившись с фильтрами, эшмалеф получила довольно много полезных данных. Компьютерная грамотность и глубокие познания в теории межзвездной связи среди ее достоинств не числились, так что ей понадобилось много времени на чтение и перепроверку данных. Однако, ее усилия были вознаграждены сполна: по всему выходило, что с помощью груды железяк ей удалось отправить правильный сигнал, который будет обнаружен и распознан станциями связи.


С облегчением она отсоединила передатчик, втянула хоботок в защитную полость, и, насколько это было возможно, расслабилась. Даже такая приятная штука как эйфория может сейчас слишком дорого обойтись ее истощенному телу.


Но мощная волна ликования все равно медленно, но неумолимо затапливала ее сознание.


Она спасена!


Как только Звездное Войско получит сигнал, за ней отправят корабль. Более того, сейчас она находилась далеко впереди линии фронта, в пространстве, куда ни дэвы, ни эшмалеф не должны были добраться ранее пары сотен лет, если бы события развивались обычным порядком. Обнаружение обитаемой планеты так глубоко в неосвоенном космосе – огромное достижение! Основав здесь форпост, к приходу дэвов Звездное Войско будет иметь мощнейшую цитадель, возможно, даже целый кластер защищенных систем. Это укрепит позиции эшмалеф на этом участке фронта, повысит шансы Вселенной пережить дэвов.


Но что еще приятнее, это будет ее достижение! Ей дадут имя, имплантаты и новые органы высшего класса, повысят до младшей королевы. Она получит право на гвардейский отряд, на целый десяток, или даже – давайте мечтать нескромно! – сотню лучших воинов.


И дальше, наконец, начнется настоящая жизнь...


Замечтавшись, послушница сама не заметила, как стала погружаться в сон. Лунное притяжение усиливалось; ее единственная подруга, много лет напоминавшая своим вечным танцем, что эшмалеф еще не мертва, искрилась в свете звезд, улыбалась позолоченным лимбом. Так бы и кружиться с ней друг напротив друга, пока какой-нибудь большой красивый капитан с мужественными педипальпами не явится за ней в пещеру. Хорошо, что кираса послушницы осталась при ней – хоть видно будет, что здесь своего спасителя дожидается не девка простая, а благородная дева. А потом... настоящая королева должна уметь благодарить...


Эшмалеф резко проснулась с ощущением, будто забыла о чем-то важном. Благодарить, спаситель, благодарить... Человек!


О, Соборная душа, что за дура! Ксеносапиенс куда более хрупки, чем эшмалеф, нельзя их надолго оставлять в беспомощном состоянии.


Послушница лихорадочно выбросила хоботок и осмотрела пещеру. Ее помощник лежал там же, где она его оставила – на краю грязевой лужи. Она решила быстро осмотреть его, прежде чем будить. А то вдруг с его телом что-то не так, и его пробуждение будет болезненным? С добрыми помощниками так не поступают.


Человек неглубоко и редко дышал, пульс был слабым и нестабильным. Обеспокоенная эшмалеф проверила на вкус его кровь, и обнаружила, что та сильно загустела. Похоже, земляне довольно быстро теряют воду. Послушница спешно приготовила и влила человеку в рот немного слабого водного раствора солей – каковую жидкость обычно и предпочитают сухопутные разумные.


Вода оказала свое благотворное действие, тело явно стало оживать. Несколько дней без пищи вряд ли существенны даже для таких хрупких созданий. А вот с теплом были проблемы – температура тела человека была на несколько градусов ниже, чем ранее. Впрочем, эшмалеф быстро придумала выход, подключившись к нейрочипу помощника и заставив его скелетные мышцы сокращаться с высокой частотой. Спустя некоторое время человек согрелся. Послушница как раз успела проверить его раны, дабы убедиться в отсутствии нагноений.


Кажется, все в порядке, пора будить. Человек хорошо ей послужил, теперь пусть пойдет, проветрится, приведет себя в порядок, заодно поищет еды для нее. А как найдет еду, надо будет его отпустить, вдруг у него остались нерешенные человечьи проблемы, не возвращенные долги – пускай гуляет, а то скоро будет поздно. Для всех землян скоро будет поздно...


Эшмалеф подала соответствующие команды на нейрочип.


Человек не проснулся.


Стараясь не паниковать, эшмалеф ударила помощника электричеством. Ничего. Химические стимуляторы в кровь. Без эффекта. Электрошок через нейрочип. Выделил жидкие экскременты, но не проснулся.


На некоторое время послушница отсоединилась и стала обдумывать ситуацию. Что же это такое может быть? Его тело относительно здорово, от нескольких дней голодного сна еще никто не умирал. Особых признаков лучевой болезни не видно. Головой не бился... Вот оно! Когда человек вернулся с задания, она извлекла из его черепа неглубоко засевшую свинцовую дробь, продезинфицировала и заклеила раны. Только вот ранение в туловище, и ранение в голову – очень разные вещи.


Снова подключившись к нейрочипу, она запустила наиболее обширное сканирование нервной системы и стала проращивать внутрь мозга углеродные трубочки для биохимического зондирования. Поддерживающий имплантат хоботка запротестовал, но сейчас ей было не до того. Вскоре худшие опасения послушницы подтвердились: с одной из дробинок какая-то микроскопическая мразь проникла внутрь черепной коробки и нашла путь в мозг. Инфекция вызвала обширную энцифалопатию, в несколько дней разрушившую всю переднюю часть коры мозга.


Теперь она могла будить его сколько угодно: некого больше будить. Пока она занималась своими космическими делами, помощник просто тихо умирал у нее под боком.


Позволив медимплантату определить тип инфекции и закачать через хоботок антибиотики, эшмалеф отсоединилась и потерянно замерла. Будь у нее конечности – опустила бы их.


Что же за бестолковая дура! Угробила на ровном месте уже второго человека. Они на нее как на богиню смотрели, а она – такое ничтожество. Вроде бы все шло хорошо, судьба благоволила ей, но она все равно нашла, где облажаться. И, главное, как же это было на нее похоже...


Всю жизнь у нее все получалось хуже, чем у других, любое дело давалось труднее, чем другим. Не мудрено, что все удивились, когда она дэвам не ведомым образом смогла пройти отбор в монастырь боевых королев. А уж там она получала по первое число как будто по расписанию. До сих пор остается загадкой, как она вообще дожила до выпуска и даже получила сертификат кандидатки на должность капеллана Звездного Войска.


И, правды ради, даже обнаружение отличного места для форпоста нельзя назвать ее личным достижением. Хотя бы потому, что она выжила и подала сигнал, попутно провалив свое первое задание: вместо того, чтобы принести мобильный передатчик королеве, отвечавшей за транспортировку послушниц, она просто юркнула в автомат выброса планетарных дронов, как только все пошло в раздрай. Можно сколько угодно оправдываться, что тем самым она придала смысл подвигу безымянных навигаторов, в считанные секунды почувствовавших обитаемую планету, когда пожираемый дэвом корабль совершал невозможный прыжок через пространство. Но факт есть факт – ее заслуги в этом нет.


Если же говорить совсем честно, то она не может и утешаться, что принесла спасение землянам. Знай они, какое это спасение... разбомбили бы ее дэвову пещеру до литосферных плит. Вместо быстрой легкой смерти, которую им подарили бы дэвы, они теперь проведут тысячелетия в жестоком рабстве у военной машины эшмалеф. Дэвы убили бы... сколько там вообще землян?.. миллиард от силы. Но под властью эшмалеф родятся и погибнут в атомном огне миллиарды миллиардов. И вряд ли эти будущие винтики системы будут рады, что вообще родились и хоть немного пожили: всем разумным трудно и обидно быть дешевым органическим аналогом роботов.


И, главное, был бы еще во всем этом смысл. Ведь эшмалеф все равно никак не могут победить. Реальность обречена, и все они проводят свои единственные жизни не так как следовало бы. Она хотела бы просто спокойно жить где-нибудь на дне родного улья, делать то немногое, что у нее хорошо получается – вышивать золотые литании и петь старинные песни. Но в этой вселенной такое невозможно. Говорят, принять бесконечность войны, значит, избавиться от душевных метаний. Она приняла – и получила только боль.


Волны черной меланхолии захлестывали послушницу с головой, материализовались, тугими узами сжимали ее сердца́. Луна, ее бывшая подруга, насмешливо кружила вокруг нее, будто рисуя в пространстве круг страданий, из которого живым не дано вырваться. Луна – мертва, и мертвым не больно. Лживая, ложная подруга.


Жизнь – это ад.



Продолжение следует.



Автор: Коммандер Стась (CMDR Ctacb)


ВК: https://vk.com/public_cmdr_ctacb

Мракопедия: https://mrakopedia.net/wiki/Участник:CMDR_C

Показать полностью
45

Неправильный ангел-хранитель

После смерти, как большинство гениев, Марина устроилась трудиться ангелом – хранителем. Неплохая такая работа, когда ты умер и тебе уже не нужно писать стихи.

Марина вошла в кабинет, села на своё место и закинула на стол ноги в синих джинсах клёш. Ещё на ней была рок-н-рольная кожаная куртка.

За соседним с Ингой столом сидел Антоха в шортах, тоже ангел -хранитель, известный при жизни на весь мир писатель.

Марина с боевым видом шмыгнула носом и закурила женскую сигару. Отхлебнула коньяк и запела революционную песню из прошлого века. Стала рассматривать подопечных, которые жили внизу, на земле.

Марина следила за своей подопечной Ингой, которая в который раз направилась похудеть в фитнес-центр. В который раз Инга пришла к спортивным тренажёрам с решительным лицом…

В который раз Инга делает то, что говорит тренер. Через день она снова старается, мучается, покрывается потом. Её глаза горят надеждой, что когда-то, в этой жизни, она станет стройной. Что её кто-нибудь полюбит, к примеру Пашка. Пашка он классный. Мышцы болят, ноги чуть двигаются. Пашка – он классный. И в который раз у Инги не получилось похудеть. Потому, что… Да чёрт его знает почему.

Наташка – она весёлая, непонятно от куда взявшаяся. Прикатилась, познакомилась с Ингой зачем-то. Тоже толстуха. Тоже оптимистичная вся. Мается тайком, наверное, тоже.

И Чёрт дёрнул Наташку ляпнуть о том, что за полгода она скинула всего три килограмма. Чёрт дёрнул Ингу подумать о том, что ей эти три килограмма фигуры не изменят. Так она Пашку только к старости завоюет. Чёрт дёрнул, Ингу опустить руки, отчаяться. Чёрт…

-Марина, зачем ты заставила Наташку соврать про три килограмма? Зачем ты в неё вселялась? Неужели тебе не стыдно? Ты же ангел, как-никак, - так сказал ангелу Инге ангел Антон в шортах с укоризной.

Он показал пальцем вниз, на страдающую вечером от полной фигуры Ингу. Которая неистово стучала пальцами по клавиатуре с болью в глазах. Со слезами даже. Она смотрела на Пашкину фотографию и ревела, и печатала. Стихи.

-Ей нельзя худеть и Пашка её противопоказан, это вредно для её таланта, - так сухо сказала Марина.

По лицу ангела Антона скользнуло осуждение происходящего.

-Она бы и с Пашкой стала известной очень поэтессой и популярной, и счастливой, и с семьёй, - сказал ангел Антон.

-Если она похудеет она будет счастлива, и будет писать не выстраданные стихи. Невыстраданное всегда пустое, вам ли этого не знать? Вы же лучшее написали умирая.

-Но люди будут читать её , её книги будут издаваться и без страданий. Разве это плохо?

-Люди забудут её ещё при жизни, популярную и богатую. Она никого не изменит своими стихами. Её стихи тогда будут есть на завтрак. Её даже в рай никто не возьмёт после смерти, - лицо Марины было холодно, взгляд беспощаден.

-Не знаю, - ответил ангел Антон. Не по-людски это всё. Уже десять лет ты мешаешь девочке с личной жизнью. Плохой ты Ангел -Хранитель.

-Ей осталось написать ещё всего двадцать семь стихов, и она станет известной в мире. Надо потерпеть ещё чуть-чуть. Потом она напишет так, что люди будут тащиться веками. Её стихи многим улучшит душу...

В ответ лицо ангела Антона исказилось от отчаяния.

-Но потом она закончит в абсолютной нищете!

-Ничего страшного, я тоже мыла полы в дворце культуры, когда писала.

Ангел Антон схватился за голову, м с матом выскочил в коридор, хлопнул дверью.

На которой висела табличка. «Рай. Отдел качества литературы».

vk, fb


© socialAnalytics

Неправильный ангел-хранитель Авторский рассказ, Рассказ, Литература
Показать полностью 1
30

Зов Гавриила

Что будет, когда на Земле закончится нефть, а чистая вода станет на вес золота? США вводит санкции против стран Азии, в Пекине происходят массовые самоубийства, Европа сохраняет нейтралитет, а в России все большую популярность приобретает препарат "Тирекс", названный "спасением человечества".


Идея этого короткого рассказа пришла ко мне, когда я ждал свой заказ в МакДональдсе, и я решил незамедлительно написать его. Расскажите, что вы думаете об этом тексте?

Зов Гавриила Киберпанк, Длиннопост, Литература, Рассказ, Фантастический рассказ, Авторский рассказ, Современная проза

Артем заказал БигМак сет, МакФлэйвор Фрайз, двойную картошку и две колы зеро, поочередно нажимая на сенсорную панель. Дождался, пока автомат выдаст чек и маячок с номером заказа, и пошел занять столик для них с Мишель. Он любил Мак, здесь общение с посторонними можно было свести к минимуму. Никто не пытался орать в ухо и не смотрел с жалостью, точно у Артема выросла вторая голова.


В немом танце по залу кружили роботы-уборщики в фирменных красно-желтых корпусах. На единственной кассе стояла полнотелая девица в картонной кепке и со скучающим видом листала ленту в смартфоне. Двое мальчишек-близнецов лет восьми фотографировались с пластиковым Рональдом МакДональдом.


Артем прошел к дальнему столику, положил на центр стилизованной под дерево поверхности круглый маячок и стал ждать. Робот-официант с подносом на единственной механизированной руке появился минут через десять. В груди у него был вмонтирован экран, по которому показывали мультфильмы из прошлого века. Старина Том гнался за неуловимым мышонком, но на его пути возникала то наковальня, то злющий соседский пес. Джерри всякий раз удавалось улизнуть.


Артем улыбнулся и поднес к платежному сенсору робота руку с черным браслетом. Он всегда оставлял чаевые, которые МакДональдс перечислял в фонд Дикой природы. Не так много от нее осталось, если задуматься.


Едва парень сделал глоток колы, в Мак впорхнула Мишель. По ее заплетенным в десятки косичек волосам пробегали неоновые искры. Несколькими поспешными движениями рук она поздоровалась, затем достала из сумки планшет и протянула Артему.


“Смотри! Эти китайцы будто спятили, все, как один!” — сказала Мишель жестами, показывая на экран новостной ленты.


Лицо Артема вытянулось. Там действительно происходило нечто странное. Качество изображения было не слишком высоким, видимо, снимали издалека на мобильник. На матовой плоскости айпада рябили пиксели и от этого становилось не по себе. Артем привык к картинке высокого разрешения, к голографическим и 3D эффектам, а здесь … средневековье, честное слово! Он откусил кусок от гамбургера и начал машинально жевать, не чувствуя вкус.


На видео был мост над дорожной развязкой. Сперва ничего не происходило, затем Артем заметил, к чему было приковано внимание оператора. На краю стоял человек — едва заметная фигура среди пляски пикселей. Затем к нему присоединился еще один, и еще. Не прошло и минуты, как на край моста вышли сотни людей. Они были везде, насколько хватало глаз.

Затем, будто невидимая рука толкнула костяшку домино, они начали падать. Летели вниз, размахивая руками и пропадали из поля зрения камеры. Из-за масштаба смерть на видео казалась нереальной и даже комичной. Так продолжалось несколько секунд, потом изображение резко дернулось вправо и вверх, будто по руке оператора ударили. Гамбургер встал у Артема в горле и он с трудом проглотил полу-пережеванную пищу.


“Это какой-то фейк? Монтаж?” — спросил он. Мишель не сразу поняла, движения были слишком смазанными. “Я так не думаю. Наткнулась, когда искала утром на International Publisher материал для статьи. В русских СМИ нет ни одного упоминания о трагедии, хотя о таком событии должен говорить весь мир”.


Артем пожал плечами. Мишель всегда была слишком впечатлительной. Он потянулся, чтобы погладить ее по голове и успокоить, но девушка неожиданно отстранилась. Заголовок над видео кричал “Mass Suicides in Beijing!”, но дальше по тексту было не понятно. Артем плохо знал английский и указал на статью — “О чем здесь написано?”.


Мишель, стараясь тщательно подбирать слова дактильной речи, сказала “Ничего конкретного, кто-то успел слить видео в сеть. Блогер связывает эти кадры с массовым психозом в связи с тяжелой экономической ситуацией в Китае. Страна не оправилась после санкций США, десятки тысяч жителей оказались без средств к существованию”.


Артем кивнул, будто это все объясняло. Он не доверял IP, этому “свободному” интернет-изданию, которое служило трибуной для “независимых” журналистов. Если в официальных источниках нет упоминаний, то это “утка”, как история с русской атомной подлодкой в Оманском заливе. Нет сомнений, видео, которое он только что посмотрел, это уловка в негласной информационной войне.


“Ешь картошку, а то остынет” — показал он Мишель. “Да что с тобой такое?”, — всплеснула она руками, — “Ты не понимаешь? Эти люди погибли, они умерли по-настоящему!”. Артем начал раздражаться. Он разблокировал свой смартфон и открыл ленту, показал Мишель.


“... Со слов Международного энергетического агентства, запасы нефти на месторождении Прадхо-Бей достигли критического лимита…”, “Евросоюз не поддержал новые санкции США против стран Азии…”, “ТААС опроверг информацию о клонировании Владимира Путина…”, “Корпорация ФАРМ-Индастриз выпустила новую модификацию легендарного препарата “Тирекс”, которая обещает стать“пилюлей от всех болезней”, “Население Земли по официальной статистике приближается к 9,5 млрд. человек”....


Чаще других упоминались новости о Великой Марсианской Экспансии, хотя люди пытались колонизировать Марс последние лет 10, пока без видимых успехов. Внизу ленты шла баннерная реклама, ее заголовки отличались краткостью и провокационностью. “Воды на всех не хватит! Успей сделать запасы”, “Шок! Ученые открыли рецепт бессмертия…”, “Не ешьте модифицированные овощи! Они вызывают …”.


Ни среди “желтых” заголовков, ни среди официальных заявлений прессы новостей об инциденте в Пекине не было. Артем пожал плечами, как бы говоря “Видишь? Мир не сошел с ума за последние сутки. По крайней мере, не больше, чем обычно”.


Мишель скрестила руки на груди и сдвинула брови. Так она делала всегда, когда хотела доказать правоту. Затем приложила пальцы к вискам, будто у нее внезапно заболела голова. Артем спросил “Ты в порядке? Выглядишь неважно”. Несколько секунд Мишель смотрела в одну точку и Артем решил, что она не восприняла его жест.


“Мало спала ночью, все эта статья... Тебе повезло, что ты не слышишь музыку, которая здесь играет. Дебильная мелодия, повторяется все время по кругу. Ужасно мешает соображать. Спроси у кассира, есть ли у нее таблетка тирекса?”.


Артем хлопнул ладонью о стол, едва не расплескав колу. Несколько человек обернулись в их сторону. “Почему я? И как, интересно, я это сделаю?”. Мишель прикрыла глаза, тяжело вздохнула и мысленно досчитала до пяти. Ей не хотелось снова начинать этот разговор.

“Тебе надо развивать социальные навыки. Ты не можешь прожить всю жизнь, общаясь только со мной, родителями и тем парнем из Канады, с которым ты созваниваешься через Zoom. Просто иди и сделай это. Для меня”.


Артем почесал первую щетину на подбородке. Мишель ему нравилась, но иногда она невероятно раздражала. И дело не только в том, что девушка заставляла Артема общаться с людьми. Все этот тирекс… Препарат вознесся на волне пандемии вируса, которая захлестнула мир десять лет назад. И с тех пор он в каждой аптеке, на каждом билборде, на бортах проезжающих автомобилей… Известные ученые и политики заявляли, что это стопроцентный прорыв столетия. Таблетки снимали болевые ощущения и усталость, улучшали обмен веществ … “тирекс” появился в кармане едва ли не у каждого жителя России. Да, конечно же, препарат не вызывал привыкания. Никакого.


“Чудо-пилюли” скупали тоннами и они стали частью жизни, как смартфоны или домашние роботы. Артем относился к немногим людям, которые не употребляли препарат. И это было причиной споров с Мишелью. Последнее время они перерастали в настоящие ссоры.

Артем поднялся и направился в сторону кассы. Посетителей в этот день в Маке было достаточно, почти все столики были заняты. За одним сидели “переделанные” — девушка с кроличьими ушами и парень с волосатым лицом, похожий на Чубаку из звездных войн. Активисты “Зеленой стрелы”, радикальной группировки, которая всеми средствами привлекала внимание к проблемам природы. Учитывая достижения в медицине и генной инженерии, такие “переделки” были в порядке вещей, даже вошли в моду.


На подиумах и обложках глянцевых журналов все чаще появлялись “зверолюди”. До Артема доходили слухи, что “переделанные” более склонны к насилию и немотивированной агрессии, но парень был уверен, что это неправда. “Зверолюди” были чудаками, которые попали под колеса бульдозера с надписью “хайп” на лобовом стекле. Не более, чем дань моде, как всеобщее увлечение татуировками в 20х годах. Учитывая уровень загрязнения воздуха, через пару лет трендом станут респираторы.


Полнотелая девица пропала с кассы, оставив на стойке нелепую картонную кепку. Артем собирался развернуться, как вдруг его нос почувствовал странный, едва уловимый запах. Если бы он был более поэтичной натурой, то назвал бы это “запахом беды”. Но Артем был рационалистом до мозга костей. Это был запах начинающегося пожара.

Артем сглотнул и принюхался. Быть может, автомат не перевернул вовремя котлету на гриле? Парень обернулся на полный зал. Отчего-то Артему вспомнились люди на мосту и он зло тряхнул головой, чтобы отогнать эту мысль.


Никто не подавал признаков тревоги. На выгнутой панели телевизора две обнаженные девушки со страстью поедали гамбургер, мясной сок и соус каплями падал на их лоснящиеся груди. Затем появилась надпись “Голод это инстинкт. Просто действуй”.


Артем представил, как вернется к Мишель с пустыми руками и пристыженно начнет объяснять, что кассира не было на месте. Как скажет, что ему почудился запах дыма и попросит ее позвать администратора, чтобы тот проверил кухню. А Мишель будет смотреть на Артема с жалостью и любовью, точно на умственно отсталого ребенка. “Да, мамочка. Как скажешь, мамочка”. От этих мыслей его передернуло и он сжал губы. Нет, не сегодня. Хватит с него.


Юноша склонил голову и на его лице заиграла улыбка. На этот раз он все сделает не по ее правилам, а наоборот. Артем обошел стойку и шагнул в сторону двойных дверей. По спине пробежали мурашки адреналина. Он был на чужой территории. Не желая тратить время на сомнения, Артем вошел на кухню. Парень не мог слышать, что повторяющаяся по кругу мелодия начала усиливаться, пока не зазвучала с небывалой мощью.


В большинстве современных ресторанов быстрого питания еду готовили автоматы, на кухне достаточно было находиться одному оператору, который соединял в себе роли шеф-повара и системного администратора. Еда, приготовленная человеческими руками, стоила гораздо дороже. Артем считал, что это рекламный трюк - роботы справлялись с готовкой лучше и не допускали ошибок. Запах гари стал сильнее, в воздухе висела сизая дымка.


Первое, на что Артем обратил внимание - панели всех автоматов на сборке заказов были отключены и мигали красными индикаторами. На столах лежали ингредиенты для гамбургеров. Скоро клиенты начнут жаловаться, что слишком долго ждут свои заказы.


Пахло горелым мясом. “Почему не срабатывает пожарная сигнализация?” - удивился юноша. Нужно было возвращаться в зал и уводить отсюда Мишель. Это было разумное решение, но…

Артем представил, как дает показания в письменном виде. “...И тогда я решил, что на кухне произошло возгорание, после чего вернулся в зал и попросил свою подругу, Мишель Банникову, сказать остальным, чтобы они срочно покинули помещение. Обратиться самостоятельно к ним я бы не смог, потому что глухой”. Или лучше написать “инвалид с нарушениями слухового аппарата?”. Канцелярская речь, будь она проклята.


Полицейский, крупный мужчина с покатыми плечами и угрюмым лицом, написал бы на планшете: “Вы видели очаг возгорания?”, на что Артем бы мотнул подбородком. Тогда полицейский поправил бы редеющие волосы и обратился бы к Мишель: “Ничего страшного, короткий сбой в сети. Электропитание уже восстановили, так что…”. А во взгляде его бы читалось “Следите за ним получше, дамочка. Кто знает, что придет ему в голову в следующий раз…”


За этими мыслями Артем не заметил, как прошел в горячий цех. Дальше ему было уже не до размышлений. Лицом вниз на электрогриле лежала та самая толстая девица, которую он видел на кассе. В нос ударила отвратительная вонь, гриль дымился и шипел. Из шеи девушки, на два пальца ниже уха, торчал короткий разделочный нож. Джинсы у бедняжки были спущены до колен и сзади к ней пристроился мужчина в белом фартуке. Судя по всему, это был оператор. Бедра его ритмично двигались вперед и назад. “Но ведь она мертва, - с ужасом подумал парень, - он насилует … мертвую”.


Мужчина был так увлечен, что не заметил Артема. Он обеими руками удерживал объемный зад толстухи, пока ее лицо на гриле превращалось в прожаренный стейк. Насильник размахнулся и со всей силы врезал ладонью по ягодице мертвой девушки. К горлу юноши подступила рвота, он сделал шаг назад и натолкнулся на стол. На пол полетела кастрюля. Точно в ночном кошмаре, убийца развернул к Артему налитое краской лицо.


Это был высокий худой мужчина с глазами на выкате. Весь его фартук был заляпан пятнами крови. Из расстегнутой ширинки свисал член, с которого капало. Губы двигались, но Артем не понимал ни слова. По подбородку убийцы обильно стекала слюна.


Артем не сумел подавить новый приступ и его вырвало прямо под ноги убийцы. Даже не потрудившись подтянуть штаны, мужчина рванул вперед. Его крепкие пальцы впились в рубашку юноши, а лицо оказалось настолько близко, что Артем ощутил запах дешевого дезодоранта, из тех, что продают в “Магнитах” со скидкой 35%. Артем почувствовал, будто нутро превратилось в ледяной кисель. Всеми силами парень пытался отцепить от себя безумца.


Оператор резко дернул шеей и вгрызся зубами Артему в ухо. Сознание пронзила слепящая вспышка боли. Почти не понимая, что делает, юноша схватил убийцу за волосы. И тут же получил острым кулаком по переносице. Из ноздрей моментально потекла кровь, окрасила подбородок и зубы в красный.


Все это происходило в ужасающем безмолвии. Артём не понимал, как декорации могли смениться так резко - только что он сидел, пил колу и ел гамбургер, болтал со своей девушкой, смотрел видео на планшете, дети делали селфи со стариной Рональдом, и вот он уже в центре фильма, который могли бы снять Квентин Тарантино и Стивен Кинг, возникни у них такая идея. Ноги заплетались, Артем подался назад и это ему неожиданно помогло.


Убийца запнулся о собственные спущенные штаны и на миг ослабил хватку. Юноша отпихнул его, развернулся и со всех ног побежал в зал. Разорванное ухо кровило, нос уже начал распухать. Кровь гремела в висках, как фейрверки на 9 Мая. Артем подумал, что первым делом, когда он выберется, надо будет обработать ухо. Мимо, совсем рядом с головой просвистел нож, плашмя врезался в дверной косяк и отскочил. Артем уже был за двойными дверями, в безопасности…

… В следующий миг его огрел стулом по голове зверочеловек, похожий на Чубаку. Артем отлетел к стене и начал оседать. Ему хотелось верить, что все, что он видит перед собой - не по-настоящему, что это розыгрыш, и вот-вот из-за кулис появятся ребята с камерами из шоу “Смех и грех”. Посетители вытрут с лиц кетчуп, Чубака подойдет и скажет что-нибудь вроде “не слишком сильно я тебя приложил, дружище? Мне сказали, чтобы я вжился в роль”. Артем не поймет его, но улыбнется и двинет Чубаку в мохнатое плечо…


Но сцена, свидетелем которой он стал на кухне, была настоящей, в этом сомневаться не приходилось… Значит, и все остальное… Закончить мысль Артем не успел, как раз в этот момент из кухни выскочил маньяк, налетел на Чубаку и вцепился в его мохнатое лицо, стремясь выдавить глаза.


Зверочеловек вслепую принялся колотить огромными кулаками по черепу оператора. Артем чувствовал, как из рассеченной брови течёт кровь и заливает левый глаз. Удар стулом, который мог бы сломать ему шею, пришелся вскользь. Адреналин продолжал горячить тело и сдерживал боль, но долго ли это продлится?


Стараясь двигаться незаметно, парень пополз на четвереньках прочь от дерущихся. Зверочеловек оказался сверху, его укрепленные зубы сомкнулись на горле оператора. За ту минуту, которую Артем провел на кухне, зал МакДональдса превратился в настоящее месиво.

Зверочеловек и убийца из горячего цеха оказались не единственными, драки были повсюду. Артем заметил тела. Один из мальчишек-близнецов лежал возле ног Рональда Макдональда. Шея ребенка выглядела так, будто ему попытались открутить голову. Светловолосый мужчина в рубашке-поло стоял возле зеркальной колонны и ритмично, точно марионетка, ударялся лбом о гладкую поверхность. Из раны на его лбу текла кровь.


Артем рванулся вперед, толкнул плечом женщину, которая бросилась наперерез, едва не запнулся о старика. Надо было найти Мишель и выбираться из этого кошмара. Кто-то за его спиной метнул в телевизор стеклянную бутылку, экран пошел трещинами. Артем обернулся и увидел свою девушку.


В первый миг ему захотелось обнять ее и увести из этого места. Пока он не понял, что целилась подруга отнюдь не в экран, а в его затылок. Артем смотрел на девушку и чувствовал, как его охватывает ужас. Что-то переменилось в ее взгляде, осанке и мимике. Мишель оскалилась и принялась заходить сбоку, не спуская с парня взгляда безумных глаз.


Артем поддался панике. Надо было выбраться любой ценой. В несколько прыжков он добрался до дверей, которые реагировали на движение. Двери должны были распахнуться, но Артем только врезался в трехслойное закаленное стекло на полном ходу. Выход был заблокирован.

Мишель тут же оказалась рядом, запустила ногти в его волосы, вцепилась зубами в плечо. Артем инстинктивно двинул ее локтем в нос, девушка отлетела и упала на пол. На какое-то мгновение в ее глазах появилось узнавание. Казалось, она не понимала, зачем он ее ударил. Артем хотел протянуть ей руку, но не успел.


На кухне сдетонировали два газовых баллона и мощная волна огня и пепла ворвалась в зал МакДональдса, сметая все на своем пути. “Те люди на мосту...”, — подумал Артем, прежде, чем умереть.


***


“... Пожарные бригады до сих пор пытаются погасить огонь в ресторане быстрого питания МакДоналдс на ул. Мориса Тореза. По предварительным данным МЧС, возгорание произошло из-за взрыва газового баллона. Точное количество жертв трагедии пока неизвестно, полиция и федеральная служба безопасности оцепили район. Мы соболезнуем родственникам и близким”... — лицо телеведущей не выражало эмоций и походило на пластиковую маску. Один из мужчин, тот, что был моложе, щелкнул пальцами и экран погас.


— Ловко получилось, да? - спросил он своего собеседника. Тот пригладил остатки волос на лысеющем черепе и поджал губы.

— У китайцев вышло чище. И правдоподобней.


Молодой мужчина распустил узел галстука и налил воды. В кабинете с высокими окнами работал кондиционер, но ему все равно было душно. И страшно, если уж на то пошло.

Пожилой задумчиво посмотрел сквозь толстые линзы очков на пузырек “Тирекс Плюс” у себя в руках и поставил его перед молодым чиновником:


— Когда ты не сможешь уснуть, подумай вот о чем: на Земле по официальным данным уже более девяти миллиардов человек. Заканчивается нефть, и что еще хуже, скоро возникнут проблемы с чистой питьевой водой. Мы сидим на пороховой бочке, пока американцы строят звездолеты... Кстати, что с программой “Зов Гавриила?”


Молодой заерзал на стуле, закусил губу:


— “Имеющий уши, да услышит”... Перешли ко второму этапу, музыка играет во всех торговых центрах и ресторанах быстрого питания. Контрольная группа, которую мы провели в этом МакДональдсе, показала себя, в целом, не плохо…


Пожилой, судя по всему, не разделял его мнения. Он откинулся в кресле и вновь поднес пузырек с таблетками к глазам:


— Этот препарат назвали спасением человечества. А лекарство от болезни никогда не бывает сладким.


Молодой чиновник промолчал. Ему нечего было добавить.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: