1139

Особенности национальной травматологии.Фельдшер — о том, как ведут себя задержанные, которые получили вывих или другие травмы.

— Да отпустите меня, волкИ! Менты позорные! — как в модном кино про уголовный мир, молодой человек с синяком на лбу, извиваясь и вопя, вырывался из рук двух полицейских.


В какой-то момент полицейские ослабили захват, уверовав, что истерика у парня закончилась. Тот, не раздумывая, рванул прочь от пэпээсников, налетев по пути на ограждающий газон заборчик. Фееричное падение закончилось плачевно. Головка правой плечевой кости выскочила из суставной сумки, заставив парня заорать во всю мощь двадцатилетних лёгких, ещё не прокуренных до конца.


— Говорил тебе, — один из полицейских обратился к напарнику, — надо сразу было наручники. Доставай. Хоть сейчас нацепим.


— Не надо! — задержанный сник от боли и полной потери геройского настроения. — Не надо наручники-и-и. Мне больно-о-о. Вызовите скорую-у-у…


***


— Вывих, — фельдшер осмотрел пострадавшего. — Сейчас обезболим, руку на косынку повесим — и в травмпункт. Катюш! — обратился он к напарнице. — Запиши его данные, я пока гляну, что у нас в ящике полезного есть.


— Что так долго ехали! — пострадавший переключил "качалку прав" на бригаду скорой. — Вы чо? Не понимаете, что такое больно? Сдохнуть можно, пока эти, б…, врачи приедут. Уроды, б… Правильно вас везде бить начали. Вы такие же уроды, как … — тут он поперхнулся, опасливо бросив взгляд на стоящих рядом полицейских.


— Молодой человек, — фельдшер со шприцем в руках повернулся к вопрошающему. — Вы меня расстроили. Причём расстроили так, что я даже не уверен, какой именно препарат выбрал для обезболивания. Неужели вы правда уверены, что можно в таком тоне разговаривать с медиком, который собирается сделать вам укол? В нашей практике тоже бывают ошибки.


— Не надо мне укол! — молодой человек почему-то опять сник. Полицейские усмехнулись.


— Ну, нет так нет. Катюш! Запиши, пожалуйста, в карту: отказался от обезболивания в присутствии двух сотрудников полиции.


Полицейские утвердительно закивали головами…


***


— Вы там чего? — в травмпункте голос задержанного опять окреп. — Вы совсем нюх потеряли! Я тут от боли загибаюсь, а врач так и не выходит из кабинета. Где помощь, твари больничные?


Фельдшер переглянулся с полицейскими, но промолчал.


Бросив на минуту зашивать чью-то глубокую резаную рану, из операционной на шум вышла врач-травматолог, даже не сняв окровавленные перчатки. При виде её задержанный ойкнул и опять стал смирным.


— Будешь орать, рот зашью. Я могу. Ты знаешь.


— Ну мне же больно-о-о.


— Обезболили? — травматолог обернулась к фельдшеру. — Почему нет?


— Отказался. В присутствии…


Сотрудники полиции в который раз утвердительно закивали головами.


***


— А вы откуда его знаете? — фельдшер протянул врачу карту на подпись.


— Не я его, а он меня. Нахамил мне сегодня днём. Пришёл с синяком на лбу, требовал осмотра без очереди. Пальцы гнул. Пришлось разогнуть, — врач улыбнулась. — Послушайте, коллега. Я тут девушке швы накладываю. Стеклом сильно порезалась. Очень не хочется отвлекаться. Отведите-ка вы его в общий приёмник. Медсестра позвонит сейчас, кто-нибудь из мужиков наших спустится из отделения и займётся этим придурком. Договорились? Да, да. И в карте распишутся. А то перчатки снимать…


***


— Значит, говорите, отказался? — молодой, спортивного вида травматолог поставил размашистую подпись в карте.


— Отказался. В присутствии…


Полицейские, казалось, не прекращали утвердительно кивать головами.


— Наверное, плохо переносит обезболивание, — врач с сочувствием, в котором проглядывала изрядная доля ехидства, посмотрел на совершенно деморализованного молодого человека. — Ну, пойдём, бедолага. Справимся как-нибудь без обезболивания. Да ты не бойся, — видя ужас в глазах молодого человека, травматолог ободряюще похлопал его по здоровому плечу, — я быстро. Боль мгновенная, исцеление вечное.


***


— Что? Правда так вправлять будет? — слышавшая весь разговор Катюха подошла к старшему по бригаде.


— С ума сошла? Обезболит, конечно. Это мы с тобой люди добрые. Вечно на поводу у больных идём: "Хотите укольчик? Не хотите укольчик? Ну, как хотите!" А травматологи беспощадны. У них не откажешься.


— Я б тоже не отказалась… — Катюха шутливо вздохнула, вспоминая статного красавца-травматолога. — Он женат?..  Автор - Дмитрий Беляков.

Дубликаты не найдены

Отредактировал Emvoln 2 года назад
+17

Мечтаю, что бы выделили остров, куда бы таких ебланов с парашютом сбрасывали, и пусть живут как хотят.

раскрыть ветку 3
+15

... тогда уж лучше доработать проект до батлрояля, а заработанные на шоу деньги пустить на что-нибудь полезное. Хотя последнее уже фантастика.

раскрыть ветку 1
+3

https://youtu.be/RIsetIoz6t8

Ещё Карлин это предлогал)

+2
Эрангель?
+26

Я в начале своей карьеры трудился в городской больнице, туда частенько привозили подобных персонажей. Один отказывался от лечения. Шили его голову на полу, менты на нем лежали, а я ногой наступил на голову и шил длинным иглодержателем

+48

женат...не женат..какая на сутках разница ?

раскрыть ветку 7
+4

но и жизнь после суток продолжается)

раскрыть ветку 6
+7

но не будет инъекций кожаным шприцем от красавца врача травматогога

раскрыть ветку 3
+1

После суток начинается новая жизнь

раскрыть ветку 1
+3
Хм. Два месяца назад впервые в жизни вызвал скорую(упал с мотоцикла, сломал ключицу)

И вот почему то скорая и врачи в больнице произвели впечатление действительно людей которые хотят помочь и делают все для этого. ВНЕЗАПНО потому что я вел себя вежливо с ними.

И через четыре дня я уже ехал домой после операции в прекрасном самочувствии.
+6

Без рентгена пошёл вправлять, ну-ну

раскрыть ветку 14
+14
Вправляли мне передний вывих плеча без рентгена (и даже без обезболивания) вечером в районной больнице. К слову, очень аккуратно вправили. Следующий вывих (привычный у меня, уже раз 5 было) вправляли с обезболиванием по всем правилам, но гораздо хуже было.
раскрыть ветку 10
+4

Если вывих привычный, то можно и без рентгена.

Но если он первый после непонятно какой травмы, то есть вероятность, что там ещё и перелом плечевой кости - начнёшь вправлять и сместишь отломки - это будет пиздец.

раскрыть ветку 4
0
мне тоже. но я операцию сделал после 3го, рука уже не стояла в капсуле совсем, падала вниз, каеф.
раскрыть ветку 4
+5

Да таким перцам надо при переломе позвоночника сразу лом вставлять, сразу от темени до копчика. А то и просто так вставлять, через жопу.

+3

А он и от рентгена тоже отказался. В присутствие двух свидетелей.

0
А где написано, что без рентгена?
+1
Кстати, вы замечали, что врачи-травматологи чаще всего именно эдакие богатыри-красавчики? Я когда с порваной связкой обратилась, у меня тоже док эдакий брутал был *_*
+1

Он женат?.. Автор - Дмитрий Беляков.

воспринимается как часть диалога

раскрыть ветку 1
+1

Вот она, сила Нового абзаца.

*ЛюкСкайуокер.jpg*

0
В интернет магазинах Озон, Литресс, Амазон и прочих появились в продаже две мои книжки: Дмитрий Беляков Байки от фельдшера Скорой Помощи. Кто захочет автограф - найдём способ пересечься ).
0

Концовка из общей картины выпадает.

ещё комментарии
-1

Как-то не верю.  Врач на то и врач, чтобы несмотря на всех дебилов пациентов должны выполнять свою работу.  Спасибо им и низкий поклон.  Уроды всегда будут, врачи всегда нужны.  Это их работа. 

раскрыть ветку 3
+4

Да, спасибо за коммент, но наглых уродов лечишь без энтузиазма, и результат может быть соответствующий.

раскрыть ветку 2
0
Тут не в энтузиазме дело. Вот так вот "издеваться" Над пациентом - себе дороже, каким бы пациент мудаком Ни был. Порой слово Им Не так скажешь, как бегут уже жаловаться всем подряд. Я вот поваром работаю. Тоже бывает желание "плюнуть в суп", т.е поднасрать мудакам. Но потом понимаешь, что если заметят плевок, то переделывать придется, оштрафуют и еще извиняться заставят. Да и самому будет противно от себя же, если так поступлю. Уж лучше поставить мудаку укол и не обращать на дебила внимания, чем вот так вот повыебываться, а потом схватить тыщу жалоб от него
раскрыть ветку 1
-9

Свежо предание, но пахнет всё ж судом.

Сотрудник полиции - очень плохой "свидетель", он по умолчанию заинтересованное лицо. Ну и врач тоже свидетель так себе. Полетят жалобы - полетят головы. Надо было собственную подпись с поломанного брать, об отказе.

раскрыть ветку 4
+11
Не нуди. Прикольный рассказ же. )
+4
Есть специальный отказное бланк. На случай если пациент отказывается от манипуляции и от подписи обычного отказа. Нужна подпись врача и двух свидетелей. И пох кто они там полиция или пожарники.
+2

Кхорнит-зануда? Куда докатился этот мир?

раскрыть ветку 1
-2

От моего занудства все сами бросаются ко мне на топор.

ещё комментарии
-1

У меня кореш хирург-травматолог, с ним пить страшно, как начнет свои истории с работы рассказывать, потом не спишь неделю.


Последняя "очень смешная" история была про то, что привезли какого-то зека с раздробленной рукой. Друг говорит надо ампутировать кисть, зек говорит, да мне по хуй. Ну по хуй, так по хуй.


Сделали анестезию, начинает он пилить, а рядом мент был который его сопровождал, короче мент в обморок упал, а его коллеги отказались его подменить, сказали ну на хуй, мы на улице подождём.

Похожие посты
433

Кровавое дежурство

После смены старшего врача с Викентича на Диму Кураева, работа нашей психиатрической бригады стала налаживаться. Теперь мы исполняем, в основном, «свои», профильные вызовы, но бывает всякое. Бывает, что и не на профильный вызовок направят, но это когда уже совсем край. Это значит, что по-другому нельзя никак, даже при всем желании. Мы же все-таки, врачебная бригада-то.

Больше половины дежурства прошло. Хорошо прошло, без эксцессов. Карточки написаны, сданы, а значит никто до меня «докопаться» не сможет. Я свободен, я ничей! Вечер. Великолепный теплый летний вечер. Начало десятого. Нас пригласили на Центр. Ну мы же не дураки, чтоб отказываться, правильно? Здесь хорошо, тихо. Все бригады «в разгоне». Во дворе стоят лишь несколько сломанных машинок. На «скорой» тишина. Так, значит можно чайку заварить, телевизор посмотреть, покурить на скамеечке. Кто на «Скорой» не работал, тому не понять все прелесть этих нехитрых удовольствий. Мои фельдшера Толя с Герой, сейчас чайку хлебнут и спать завалятся. Проверено уже. Вот, кстати, интересные у молодых и старичков чувства сна и бодрствования. Молодежь поколбасится, в койку ляжет и все. Сон. Потом на вызов, хрен добудишься. А у нас, старичков, все по-другому: перед телевизором или на конференции, мы можем с наслаждением клевать носом и даже всхрапывать, но стоит только лечь в койку, как сна ни в одном глазу. Во как!

И вдруг слышу я в коридоре, ближе ко входу в наш медицинский корпус, толи приглушенный крик, толи громкий всхрап. Выхожу – смотрю мужичок какой-то в темной рубахе пару раз шатнулся и от все души, на каменный пол грохнулся. Ну, у меня, конечно, матерное слово вырвалось. Вижу, что ненормальное что-то происходит. Подошел ближе, свет включил дополнительный, смотрю, е-мое, это же мужик лежит не в темной рубашке, а с голым торсом, просто окровавленный весь. Кричу: «Гера, Толя!», сюда, ко мне быстро! Мужика осмотрел, а у него слева от грудины две ранки колото-резаные и в солнечном сплетении три таких. Такие ранки хорошо видны, они, знающему человеку маленькие веретенца напоминают. Ни с чем ты их не спутаешь. Мужик и не дышит, а так, слегка нижней челюстью дергает. Тут к гадалке не ходи, понятно, что и сердце и аорта пробиты. Вся кровушка вытекла. Не жилец мужичок. Сердечно-легочную реанимацию провести можно, но для этого нужно объем циркулирующей крови восстановить. Парни кое-как вкололись катетерами в вены на руках, а я еще и в яремную вену впился. Прям азарт какой-то охватил! И кааааак давай лить того мужика! Со всем, с чем только можно. Парни качают и дышат «Амбушкой». Адреналин, кроме положенных мест, колем и под язык и в трахею Вот-вот… Вроде-вроде… Ну-ка – ну-ка… Нет, хрен там… Труп трупецкий. Без вариантов. Чудес на свете не бывает. Ну и все. В морг не повезли, ведь он же не в машине у нас помер-то. Димка вызвал следственно-оперативную группу. А как же, видимо прямо возле "Скорой" зарезали-то! Ждали их часа два. Ну и чего? Приехали, осмотрели, опросили. Но главная наглость с их стороны состояла в том, что они так и вынудили нас на нашей машине труп в судебку везти. Мол сегодня обе труповозки сломаны. А у нас, кстати говоря, трупных мешков нет, только простыни одноразовые. Козлы, б…дb!

Да, вот тебе и попили чайку…

Не успели от судебки отъехать «Шестая бригада, пишем вызов!». «А нам, говорю, вообще-то на Центр надо, машинку помыть, мы труп везли кровавый!» - отвечаю. «У вас и вызов будет кровавый. Пишите, адрес такой-то, порезала вены, Ж., 41 г. А после этого вызова – сразу на Центр мыться!».

Понял я по адресу, кто вены порезал. Алка это. Вместе с Колей сожительствуют. Оба вичевые. В прошлом наркоманы. Потом в алкашей переквалифицировались. В частном домике живут. И не знаю почему, но к ним, к обоим, отношусь я хорошо, по-доброму. Наверно потому, что они и сами-то люди не злые. Душевные, что ли, хрен его знает, как и выразить-то правильно. Приехали. Да, порез хороший. Локтевую вену на левой руке от души распахала. Это уже явно не демонстративное поведение. Видать, прямо по-взрослому хотела… Пока мои парни занимались перевязкой, я вел задушевные беседы со своими непутевыми любимцами.

- Ал, ты чего это удумала-то? – спрашиваю.

- А вы знаете, чего он мне сказал-то? Я вообще не резаться, а удавиться хотела! – рыдая ответила Алла.

- Да чего уж можно такого сказать-то? – Недоумеваю я. – Вы ж столько лет душа в душу живете.

- А он выпил и сказал мне, мол, надоела ты мне, я от тебя к проституткам уйду! – выпалила Алла.

- Коля, говорю, ну ты и придурок! – Говорю – Да без Алки-то ты окочуришься и моргнуть не успеешь!

- Да все я понял, Иваныч, ну дурак я такой, дурак! Аллочка, прости меня, пожалуйста! –разнылся Коля.

- Ладно, говорю, хорошо, что понял, поехали в Девятку, шиться!

- А обратно как? – обалдевшим голосом спросил Коля.

- А обратно, говорю, своими ножками или на такси.

- Иваныч, взмолился Коля, так Девятка-то на Институтской улице, а мы в Сарычево живем. К нам и днем-то не доберешься ни на каком транспорте. А сейчас ночь. Тем более, Алка-то слабая, столько крови потеряла!

- Вот ты Коля, говорю, paзъeбaй конченный! Порылся в кармане, нашел триста рублей. На, говорю, на такси вам как раз хватит.

Вместо благодарности, Коля по-бабьи разревелся, увлекая за собой Аллу. Вот так и привезли мы двух рыдающих вичевых голубков в приемник.

Ну, теперь, на Центр, мыться, пить чай, а может и вздремнуть.

«Центральная - шестой!»

«Слушаю!»

«Нам на Центр, срочно мыться, вся машина в крови!»

«Шестая, Иваныч, дорогой еще один кровавый вызов и тогда точно на Центр!»

«Надя, ну ты соображаешь вообще?!»

«Иваныч, родной, ну ни одной свободной бригады нет, веришь? Все на вызовах, абсолютно все, а там кровотечение сильное, мужик стеклом руку распорол!»

«Ладно, Надя, уж издеваться, так издеваться, диктуй!».

Кровотечение у мужичка действительно было сильное. Представьте себе открытый на среднюю мощность водопроводный кран. Никакой пульсирующей струи. Никакой темной или ярко алой крови. Просто кровь. Обычная. Красная. Только сильно текущая. Сын больного пытался зажимать руками рану, но толку было мало. Мужик орал, угрожал и матерился. Выяснилось, что пришел он пьяный, поругался с сыном и рукой разбил стекло в межкомнатной двери. Умница! Гера наложил жгут, а я, несмотря на вопли мужика, жестко затампонировал ему рану стерильными салфетками. Поставили было капельницу, но пьяный идиот, незамедлительно выдрал ее. Зубами. Вы так не можете? Ну тогда завидуйте! И, каюсь, получил от меня чувствительную оплеуху по роже. Вроде помогло. В приемник сдали спокойно.

Ну и наконец-то, нас запустили на центр. Медицинский дезинфектор Татьяна Михайловна, женщина скромная и культурная, увидев салон машины, который ей предстояло вымыть, лишь укоризненно спросила меня: «Юрий Иваныч, вы oxyeли?». А что я мог сказать? Я сделал виноватую физиономию, развел руками и пошел на лавочку курить…

Стырено тут: https://m.vk.com/wall-147947594_132553

Показать полностью
936

Настоящий врач

Дело было в 2001 году, когда наша страна трещала по швам и медицина выживала как могла, лекарств в больницах и на скорых не было.

Бабушке моей (ныне покойной) шёл 89 годик, умирать она не собиралась, была бодра и весела. Астма и куча перенесённых операций на её душевное состояние совершенно не влияли. Был у неё один грех - любила внимание привлечь, когда скучно, поблажить и устроить помирание для узкого круга приглашённых.

Январский вечер, мороз -20°, сугробы по пояс... Бабуле стало плохо: астматические приступы, ингалятор не помогает. Жалобы на "в груди щемит".

Б:- Вот и все... Помираю я... ээхх (смахивая скупую слезу). Чаво вы замерли, как истуканы? Машите, машите шибче!

Мы с мамой усердно обмахивали газетами бабулю уже минут 30, руки начали неметь...

Б:- Ещё чаво! Скорую вызвать удумали. Не нужна она мне, нехай к молодым ездют.. Мой век кончился (трагически). Машите, не лучшает мне...ээх...

Перспектива всю ночь работать опахалом нас не радовала, скорая помощь была вызвана.

Минут через 40 приехал врач. За 50 лет, седая борода, седые волосы по плечи, старый застиранный халат и добрые улыбающиеся глаза. Очень тщательно он осмотрел бабулю, выслушал все её жалобы:

- С сердцем у вас все в порядке, как у молодой, сердце долгожителя я сразу слышу. Давление в норме...Покажите ваш ингалятор.

Оказалось, что ингалятор был пустой, бабушка воздухом в рот пшикала. Доктор откуда-то извлёк нужное лекарство, приступ был купирован.

От денег доктор вежливо отказался:

- Не надо, это моя работа. Вы бабулю берегите, мало их осталось...

Прошло 19 лет, а того врача я помню. Глядя на него появлялось чувство, что все будет хорошо, все под контролем... СПАСИБО, ДОКТОР!

2439

Ответ на пост «По поводу распространённой претензии к медикам на счёт "плохо уговаривали госпитализироваться"» 

Снится мне, что плыву я по реке где-то посреди Южной Америки, а навстречу мне змея плывет - подныривает и кусает прямо в брюхо. И больно так кусает. Настолько больно, что просыпаюсь я и начинаю ощупываться. Змеи нет, а боль вроде как есть. Но если только надавить на брюхо справа и внизу. Но кто ж в здравом уме будет себе на брюхо справа и внизу давить? Я вот точно не из таких. Да и до будильника час остался. Умылся, оделся, сижу. И брюхо щупаю. Справа внизу. Слева внизу. Сверху и по центру. Нигде не болит, а справа внизу болит.

Где-то я читал, что аппендицит именно справа внизу воспаляется. Даже читал, как советский врач при помощи зеркала сам себе его вырезал. А раз сам себе, да еще при помощи зеркала, значит последствия возможны такие себе. Сижу, сомневаюсь. Самодиагностика - тоже такое себе. А что делать? Ну, позвоню-ка я в скорую. Там люди умные, им такие, как я, каждый день названивают.


И вот на той стороне девочка с милым голосом трубку снимает и спрашивает, что у меня случилось? А я ей, мол, так и так, болит внизу и справа, как аппендикс воспалился, но я не уверен, что именно аппендикс, и именно воспалился (про змею южноамериканскую вообще молчу, ибо личное). А она мне отвечает: да мол, очень, знаете ли, похоже на воспалившийся аппендикс. Вам машинку надо? А я что, а я же в порядке. Зачем мне машинка? Да и вдруг это вовсе и не аппендикс. Вдруг вовсе и не воспалился. Но тем не менее. Я и спрашиваю: а что, если это вдруг аппендицит, а я не поеду никуда и резать себя не дам? А мне милая девочка милым же голосом и говорит: а вот если это не аппендикс, то и ничего страшного, а вот если таки аппендикс, ТО ОН ТАМ ЛОПНЕТ СКОРО, ЗАБЬЕТ БРЮХО НЕХОРОШИМ, ПОЙДЕТ ЗАРАЖЕНИЕ И ЕСЛИ ВРАЧИ УСПЕЮТ, ТО ПОСЛЕ ТОГО, КАК ПРИЕДУТ, ТО ВСКРОЮТ БРЮХО ПОВДОЛЬ И ПОПЕРЁК, ВЫНУТ ВСЕ КИШКИ, В ТАЗИК ПОЛОЖАТ И МЫТЬ НАЧНУТ. И ЕСЛИ УСПЕЮТ ОБРАТНО ВСЁ ПОЛОЖИТЬ, ДО ТОГО, КАК ТЫ УМРЕШЬ, ТО И ВСЁ ОБОЙТИСЬ ЕЩЕ МОЖЕТ. А МОЖЕТ И НЕ ОБОЙТИСЬ.


И спрашивает обратно нежным голосом: так я машинку-то вызываю? Адрес какой? А я сижу, пораженный собственным воображением и картиной мною воображаемой - тазик, а в нем змеи южноамериканские. Но собрался в кулак и говорю: да не. у вас вызовов много - вдруг сейчас кто от сердечного приступа умирает, а я тут сижу и брюхо щупаю. неловко как-то. Давайте пока без машинки, а я сам к доктору схожу, ибо когда я брюхо внизу справа не щупаю, то ощущаю себя полностью здоровым. Девочка вздохнула и попрощалась.


А я позвонил на работу и сказал, что, кажется, заболел. Потому я сейчас в больницу, а потом отзвонюсь. И в поликлинику пошел. Взял талончик, отсидел очередь и пришел к терапевту. Говорю ему: мол, щупаю брюхо внизу справа, а там больно, но вот если не щупаю, то не больно (про змей вообще ни слова опять). Терапевт смотрит на меня странным взглядом и говорит: а от меня-то тебе чего надо? А я ему: хочу, говорю, направление. Куда? В хирургию, пусть мне там точно скажут - аппендикс или воспалился. Терапевт тоже вздохнул, написал что-то на бумажке, печать поставил и сказал: иди вот по этому адресу. Там с торца вход в приемный покой. Вы машины скорой помощи обойдите и дайте направление кому угодно в белом халате. Вам там помогут.


Утро. Лето. Птички поют. Пришел я по адресу, а это местное БСМП. Я же умный, я знаю, что это расшифровывается, как "больница скорой медицинской помощи". Зашел я в неё, а там люди бегают. Поймал девушку и дал ей направление. Она меня отвела в кабинет и там мне кровь с пальца взяли. Посадили в коридоре и сказали ждать. Сижу. Жду. На работу не хочу. Хочу домой. А тут та же девушка говорит: пройдемте, таки аппендикс, и таки воспалился. А я сижу и сомневаюсь. Говорю ей: а вы почем знаете? А она мне: так у вас лейкоцитов в крови очень и очень много. Вот вам бритва - идите и брейтесь. И протягивает бритвенный станок советского вида.


Взял я станок и пошел в туалет. Стою. Смотрю в зеркало на свою бороду и думаю - странно это всё. Вот на работе мне говорят побриться. Вот девушка намекает, что с бородой я старше и некрасивее. И это я понимаю. А вот как моя борода может воспалившемуся аппендиксу мешать - вот это я вообще не понимаю. Но раз надо, так надо. Рожу намылил и думаю. А вдруг усы оставить можно? Пошел с намыленной рожей в кабинет и спрашиваю: а усы оставить можно?


В кабинете девушка та самая и тетенька незнакомая. Посмотрели на меня. Переглянулись и начали смеяться. Я смутился и ушел обратно в туалет со станком. А девушка меня догнала и говорит: лицо брить не надо. Надо брюхо брить. Давайте я вам сама все сделаю. Подумала, видимо, что я глупый. А я и правда глупый. Мне сейчас брюхо любимое резать будут, еще и бриться заставили. Это я начальству и девушке могу сказать, что с бородой мне точно лучше. А девушке, которая меня под нож отправит, я такого сказать уже не могу. Обидно мне. А еще и больно. Если справа внизу щупать. Вот и не надо щупать, а не получается. Вдруг всё прошло и я сейчас скажу хирургу: всё, перестало болеть, выздоровел я. И пойду домой с бритым брюхом. А уж завтра на работу.


В общем, побрили мое любимое брюхо. Подогнали каталку и говорят: раздевайтесь и ложитесь. Мы вас в операционную отвезем. А мне неловко совсем: я ж и сам могу на ногах ходить, не надо меня везти. Давайте, говорю, я в операционную сам приду и там уже разденусь и всё такое прочее. А мне в ответ: не-а, не положено. Раздевайтесь и ложитесь.


Господи, как же страшно-то. Меня же вот сейчас незнакомый человек будет тыкать в брюхо скальпелем, доставать из меня пусть и воспалившийся, но такой родной мой аппендикс. Накрыли мне срам тряпочкой белой и покатили. Смотрю и вижу: как в кино лампы на потолке мелькают. Только звука пикающего не хватает. И музыки драматичной.


Приехали. Переложили на стол операционный и очень взрослый (почти старый) мужчина посмотрел на меня усталыми глазами. Что ж ты белый-то такой? - говорит он мне. А ассистентки его с меня белую тряпочку сняли и стали мне брюхо моё любимое мазать чем-то. И даже ниже мажут. А я лежу и думаю о своей эректильной функции, чтобы она сейчас вот как раз не начала работать, а то ситуация и так максимально неловкая, так и еще более неловкой в любой момент стать может. И начинаю я шутить. Шуточки у меня и в обычные дни не очень такие смешные. А уж в такой день вообще. В общем, говорю я: а это, доктор, потому что я уже умер. А доктор смотрит на меня своими усталыми глазами и начинает рассказывать, что у него на столе еще никто и никогда не умирал. Тем более, от такого обычного и банального аппендицита. А потом дает мне дыхнуть чем-то из маски кислородной и просит досчитать до десяти. Я считаю, что считать до десяти - это еще банальнее, чем аппендицит и пытаюсь объяснить это доктору. Но даже осознать не успеваю, что сплю. Змеи мне уже не снятся, а снятся стены из красного кирпича. А возле стен прыгают воробьи. Наглые, но бесшумные.


А потом выясняется, что это не воробьи, а черные колеса белых больничных кроватей в моей палате, а я лежу как раз таки в этой самой палате и хочется мне пить. И домой. А на работу не хочется. И я изо всех сил начинаю кряхтеть. Ибо это единственное доступное мне в данный конкретный момент действие. После этого передо мной возникает медсестра и объясняет, что кряхтеть мне можно, а вот пить еще два часа нет. И что операция прошла хорошо, но домой мне пока нельзя.


Через некоторое время меня попускает и я решаю, что самое время позвонить родителям и сказать, что у меня всё хорошо. То есть, у меня всегда всё хорошо, но теперь у меня всё ещё лучше, так как мне аппендицит вырезали и я теперь заживу особенно счастливо, так как теперь у меня аппендикса нет и он никогда больше не воспалится.


Как итог: живу я не так счастливо, как мне представлялось в момент отходняка от наркоза, но аппендикс меня больше никогда не беспокоил. Ибо где теперь я и где теперь он.


И спасибо той девочке в телефоне, хирургу и всем причастным, что я обошелся без тазика.

Показать полностью
549

Есть ещё такой фактор, как человеческая ложь

Вот я работаю в поликлинике, на выходных на дежурстве слышу, как регистратор принимает вызов "у ребёнка температура 40, хрипит", еду на вызов, а ребёнок на улице носится довольный и не выдаёт ни малейших признаков болезни, а мамка говорит, что вызвала врача в выходной, чтобы его послушали, а то она чего то боится.

А когда спрашиваешь, зачем мол обманываете, отвечает, что вообще такого не говорила!

А в скорую ещё хуже врут, чтобы побыстрее приехали. Как от одной мамки слышала "скажи, что у ребёнка температура 39, и примчатся как миленькие, потому что обязаны".

Лучше бы вместо 100500 педерач про то, как правильно хлебнуть ссанины и приложить подорожник, стоило бы рассказывать населению, как сбивать температуру, как оказывать прочую помощь на уровне простого пореза пальца и с чем вызывать скорую помощь.

источник

"""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""  По данным Минздрава, примерно в половине случаев бригады скорой помощи выезжают на вызовы, которые оказываются необязательными или вовсе ложными. Проверка случаев, когда бригада не успевает доехать до пациента с экстренным случаем, часто показывает, что медицинская помощь могла бы быть оказана своевременно, но все машины находились на вызовах, часть из которых была ложной.

Граждан, которые вызывают скорую помощь без причин, предупреждают, что экстренный вызов предназначен в случаях, когда неотложная помощь действительно необходима, а вызовы ради шутки вовсе недопустимы. Но что же за них может быть?

Ответственность за ложный вызов по закону

В соответствии со статьей 19.13 КоАП РФ, ложный вызов скорой помощи или иной специализированной службы наказывается штрафом от 1000 до 1500 рублей. Статья существует в таком виде уже очень давно. Представьте, сколько же штрафов налагается по ней.

Ответственность за ложный вызов на самом деле

На деле статья применяется крайне редко. Несмотря на то что все поводы, по которым к гражданам должна выезжать скорая помощь, перечислены в приказе Минздрава, практически невозможно привести доказательства, что бригада была вызвана без веской причины, если гражданин вызвал ее на свой адрес, заявляя о сильном недомогании.

Да и любители телефонных «розыгрышей» за вызов скорой несут ответственность лишь в исключительных случаях. Закон попросту не работает как надо.

Что пытаются поменять

В конце прошлого года в Государственной думе РФ поднимался вопрос об ужесточении ответственности за ложные вызовы, при помощи создания страховыми компаниями отдельной системы ответственности. Логично, что каждый выезд скорой помощи стоит денег. Предлагалось в случае ложного вызова все понесенные из-за него расходы возлагать на совершившего его гражданина. Судьба этой идеи пока не определена.

Но что бы она принесла? Проблема с разбором, был ли вызов ложным, никуда не исчезнет. А это означает, что более строгая ответственность не даст никакого результата.

А что если игнорировать такие звонки?

Передавать ли вызов скорой, решает принимающий его диспетчер. Это простой человек, и он может совершать ошибки, которые иногда стоят очень дорого.

Самый известный такой случай – перевернувшаяся в 2016 году на озере в Карелии лодка с 47 детьми. Первое сообщение о бедствии поступило в районную ЦРБ. Принявшая его сотрудница посчитала, что это попытка розыгрыша, поскольку звонил несовершеннолетний. Фельдшер не стала передавать это сообщение в диспетчерскую службу МЧС.

В результате, о трагедии стало известно только на следующий день. За это время утонуло 14 детей. Эксперты выяснили, что время их смерти сильно разнится. И вовремя переданная информация могла бы спасти много жизней. Проигнорировавшая звонок женщина была привлечена к уголовной ответственности.

Поэтому большинство сотрудников отправит бригаду на вызов даже в том случае, если будут веские основания полагать, что это розыгрыш, устроенный детьми или пьяной компанией.

То же самое касается и регулярных необязательных вызовов от одного и того же человека. По телефону просто невозможно определить серьезность ситуации при каждом отдельном вызове, а речь ведь идет о человеческой жизни. Поэтому скорые продолжают выезжать на ложные и необязательные вызовы, оставляя меньше шансов пациентам с экстренными случаями.

Итог

Как видите, штраф действительно имеется. Но случаи, когда его приходится платить – настоящая экзотика. Как вы считаете, что могло бы изменить ситуацию? И разделяете ли вы мнение, что ее необходимо менять?  "

Показать полностью
508

Прогулка. Фельдшер о — начальстве.

— Я ведь не сам ушёл, — врач разговаривал спокойно. Эмоции за пару месяцев безработной жизни уже поубавились, уступив место хлопотам существования. — Сам же знаешь, как это делается.


— Да знаю! — фельдшер понимал всё, что хотел сказать врач. Он сам тройку лет назад отказался уходить "по собственному" и прекрасно знал, что следует за этим отказом.


— Ну вот. Теперь и до меня очередь дошла.


— Ты толком расскажи. До меня только слухи доходят. Хотелось бы из первых, так сказать, рук. Что? Как?


Мужчины медленно прогуливались по Коломенскому.


— Ну, что сказать. В конце лета всё случилось. Дали нам вызов. Я с молодым фельдшером тогда работал, он только-только из училища. Вызов как вызов. Девушка, ВСД (вегетососудистая дистония), стресс. Приезжаем. Дверь бабка этой девочки открыла. Войти толком не успели, как она начала: и такая, внучка, и сякая, и гуляет направо и налево, и сцены закатывает, и прочее, и прочее в таком же духе. И мать она свою не то погубила, не то в неё пошла. В общем — старая ведьма. Уж не знаю, правду она говорила или наговаривала на внучку, только та стояла ни жива ни мертва в комнате.


Я говорю, давайте хоть в комнату пройдём, что ж мы на весь коридор-то?


И начинаю в комнату заходить. Фельдшер за мной. Девочка как увидела, что мы входим, с места сорвалась — и на балкон. Никто и мяукнуть не успел, как она через перила вниз кинулась. У меня волосы на голове встали. А бабка, доселе оравшая, враз замолчала и тоже на балкон. Вниз смотрим, а что там смотреть. Одиннадцатый этаж. Только силуэт распластанный на асфальте. Так и погибла.


Врач горестно вздохнул.


— Понятно, — кивнул фельдшер, — а уволили-то за что?


— Да за это самое и уволили. Точнее, как уволили: заведующий меня сразу, после вызова с линии снял и к себе в кабинет. Я объяснительную написал, фельдшер мой тоже. А потом заведующий фельдшера из кабинета выпроводил и говорит: " Пиши заявление по собственному желанию. Это всё, что я для тебя могу сделать, чтобы шум не поднимать".


Я спрашиваю, о каком шуме речь? Моей вины здесь нет. А он мне говорит, увольняйся и всё тут. Сейчас и прокуратура за тебя возьмётся, и главврач тоже по головке не погладит. А нам работать надо. Чтоб люди себя спокойными чувствовали. А теперь и у них начнётся: и проверками замучают, и подстанция наша на контроле будет у руководства. Так что уволься лучше по-хорошему.


— А не уволишься, я тебе такую же жизнь устрою, как фельдшеру твоему старому, помнишь? Зря он тогда сам не ушёл, пришлось под статью подвести. Ты ж знаешь, у нас любого можно убрать, если нужно. И где он теперь со своими статьями? Уж точно никуда работать не возьмут. Сколько я с ним мучился. Чуть самого не уволили, а мне внуков ещё на ноги ставить. Пиши заявление. Так у тебя хоть статьи не будет. Врач ты хороший, устроишься где-нибудь. Пиши.


Я и написал.


— Ну и зря, — фельдшер укоризненно посмотрел на врача.


— Может, и зря. Только я не боец, как ты. У меня мама старая, за ней уход нужен.


— Подстраховался заведующий. Как бы чего. Мразь конченая, — фельдшер сплюнул. — А вообще, последствия были какие?


— Не было никаких последствий. Оформили как суицид вроде. Даже бабку вроде не обвинили.


— И из наших никто не заступился? А, кстати, фельдшера тоже уволили?


— Фельдшера не получилось. Он молодой специалист, его просто так не уволишь. Ну, надбавки все по зарплате, конечно, сняли. На голый оклад на год посадили. Может, заведующий решил, что сам уволится, чем за такие деньги пахать. А остальные? Остальные молчат. Каждый, как заведующий, за свою шкуру трясётся. Каждый своего часа ждёт, когда пинком под зад с работы выпихнут.


— Выпихнут, — фельдшер помолчал. — Говорил вам…


Фельдшер с врачом гуляли неторопливо, но умудрились пройти весь Коломенский парк и выйти на Затонную улицу.


— Ладно. Не грусти, — фельдшер достал ключи от машины. — Если желание есть, приходи к нам работать. Нам врачи нужны. Подвезти тебя?


— Сам доеду. Спасибо. А насчёт работы… Не знаю. Подумаю. Пока дома посижу. Муторно пока как-то. Но всё равно спасибо.


Врач обменялся с фельдшером рукопожатием и пошёл в сторону автобусной остановки. Фельдшер, оставшись один, закурил, а затем бодрым шагом двинулся к стоянке.


Проходя мимо подстанции скорой, он инстинктивно поднял голову. Там, в кабинете на третьем этаже, горел свет.


Фельдшеру очень захотелось подобрать с земли кусок собачьего дерьма и кинуть его в приоткрытое от духоты окно кабинета заведующего. Но он пересилил соблазн, сел в свой джип и уехал домой. Отдыхать.


Ведь завтра на смену. Надо выспаться. И это так здорово, когда спишь спокойно.


Автор:



Дмитрий Беляков.

Фельдшер скорой помощи.

Показать полностью
330

Сигареты. Фельдшер — о скрытых врагах.

Катя пила понемногу, но часто. Особенно в последние годы. Каждый день пиво, и не по одному разу. Угар прерывался всё реже. Куда-то исчез муж, взрослые дети уже давно жили своими семьями и вниманием пьющую маму не донимали. Но нечто женское в ней ещё было живо, и иногда Катю охватывали приступы кипучей домашней деятельности. Вот и сегодня её настигла неожиданная мысль об отсутствии чистого белья. Не откладывая дело в долгий ящик, Катя вооружилась тремя бутылками "Жигулёвского" и, забив в стиралку все найденные трусы, нажала "Пуск". Машина проснулась от долгой спячки и исправно заурчала. На душе стало тепло и комфортно. Устроившись на любимом стуле у окна, Катя в очередной раз отхлебнула пенного напитка и нащупала пачку сигарет в кармане халата…


Жизнь несправедлива. Пачка оказалась пустой.


Дальнейшие её действия нам могут показаться абсурдными, но Катя прожила всю жизнь в трёхэтажном бараке, стоящем в кругу таких же убогих строений. Все соседи Катю знали, и она знала всех. Катя открыла окно и, несмотря на холод, высунулась из него почти по пояс…


(Уже потом она долго и путано уверяла меня, что нет ничего странного в том, чтобы в полночь стрельнуть сигаретку у прохожего, выглядывая из окна третьего этажа.)


Улица, как назло, была пуста. Пьяная женщина тоскливо орала в темноту, что лично она сигареты раздаёт направо и налево, когда они есть. А тут все специально попрятались, чтоб не ответить ей взаимностью. Короче, все кругом гады.


Во время одного из особо эмоциональных пассажей её мозг настолько отяжелел, что перевесил корму, и барышня тут же кувыркнулась из окна. Молча, не успев завершить тираду, пролетела положенные вниз метры и сильно ударилась чем-то родным об обледенелый асфальт. Но сразу вскочила на ноги и в горячке стресса побежала в подъезд, а там по лестнице к себе на этаж. На лестничной площадке у двери собственной квартиры Катя внезапно остановилась и ошеломлённо задумалась. Её логическое мышление, приправленное лёгким пивным алкоголем, стремительно нарисовало на коре головного мозга картину произошедшего. Затем логика столь же стремительно покинула пьяный организм, оставив его самостоятельно додумывать остальное.


Додумала Катя следующее: "Я здесь. Дверь заперта. Из-за двери доносится шум работающей стиральной машины. Значит, в окно меня выкинули враги. Они и сейчас находятся в моей квартире и неизвестно чем там занимаются".


Через 10 минут сосед, вышедший на вопли и звуки ударов, застал Катю за странным занятием: она барабанила по двери собственной квартиры руками и ногами, материлась и требовала кого-то неведомого впустить её. Кое-как добившись от Кати чего-то по существу, сосед разобрался в ситуации и вызвал "03".


Приехав на "падение с высоты", я осмотрел пострадавшую и, как ни странно, не обнаружил у неё никаких видимых телесных повреждений. Но опыт говорил, что повреждения быть должны. Всё-таки третий этаж, обледеневший асфальт…. Поэтому на всякий случай Катю в ближайшую больницу я всё-таки отвёз.


Всю дорогу её волновала только одна мысль: кто остался в её квартире.


Повреждения у Кати в больнице отыскались. Но это уже другая, исключительно медицинская история. История болезни, охраняемая от разглашения законом о врачебной тайне.


*В содружестве с Дмитрием Шишковым, коллегой и другом.


Автор:



Дмитрий Беляков.

Фельдшер скорой помощи.

Показать полностью
482

Раз! Два! Взяли! Фельдшер о взаимопомощи.

Произошло это на Пасху 199… года. Вызовов было море. Сограждане гуляли, веселились, выпивали и закусывали. Периодически давали друг другу тумаков, но не со зла, а лишь из лихой удали, так присущей нашим людям.


И лишь известная своим постоянством часть населения, которой что праздник, что война, как обычно, вызывала скорую, дабы проконтролировать состояние пошатнувшегося здоровья посредством приезда вашего покорного слуги.


Получив вызов к подобному "постояльцу", бригада скорой начала движение сквозь всеобщее веселье, не подозревая о приближающейся засаде.


Да, забыл сказать. Ездила тогда скорая помощь не на "газелях" и "фордах", а на "рафиках". И хотя они были тесными, но лёгкими и легко протискивались через любые дворы и дорожки, шириной вообще не предназначенные для проезда. И вот, выезжая из одного переулка по узкой, слегка асфальтированной тропинке, мы почувствовали, что наша машинка внезапно присела на задний мост и остановилась. Из матерных воплей вышедшего на свежий воздух водителя стало понятно, что случилось нечто страшное — ядерная зима по сравнению с этим была бы просто диснеевским аттракционом. Оказалось, "рафик" провалился задними колёсами в разлом асфальта и "сел на брюхо". Причём произошло это в таком тихом и негабаритном месте, где и машины никогда не ездят, подогнать было нельзя, дабы зацепить и вытащить. Теперь мы ожидали "техничку", а потом и смену машины. В общем, настроение было испорчено. Сидим в салоне, грустим. На улице народ гуляет. Тут откуда ни возьмись в салон просунулась рожа. Обдала всех перегаром и тошнотворно-весело проорала:


-- Что, доктора, случилось?


-- Да, вот, — говорю, — на брюхо сели.


Рожа радостно, но без издёвки осклабилась и гаркнула:


— Ща решим проблему. Только из машины не выходите.


Обернувшись к стоящей неподалёку компании, счастливый обладатель пьяной рожи весело заорал:


—- Мужики! Айда сюда, поможем! Всё-таки "скорая".


От помощи пьяных, особенно на улице, я давно уже ничего хорошего не ждал. Поэтому напрягся. Но тут мы почувствовали, что наша машина… поднимается с лёгким покачиванием, как гондола воздушного шара, давая сидящим в ней насладиться тишиной полёта. Толпа мужиков разного возраста обступила автомобиль и, просто подняв его на руки, перенесла вместе с нами, сидящими внутри, на дорогу. Там, так же бережно поставленный на асфальт, "рафик" ещё пару раз качнулся на подвеске и затих.


Сказать, что я был удивлён, — это ничего не сказать. А мужики, не останавливаясь и загорланив на все лады что-то бравурное, пошагали дальше. Сообразив, что надо бы хоть спасибо сказать людям, я вышел из кабины, намереваясь пожать каждому из них руку. Но тщетно. Они меня уже не видели и не слышали. Они уходили в праздник, им уже было хорошо и без моих благодарностей.


А я сел обратно в кабину и долго смотрел им вслед, думая о чём-то своём, пока водитель не толкнул меня в бок, переспрашивая адрес вызова.


*


— Помочь скорой — святое дело. Только попробовали бы они сейчас "газель" на руках отнести, — фельдшер улыбался. Он любил работать с этим врачом. Врач мог интересно рассказать о многом. А главное, видел то, на что обычный человек никогда не обратит внимание.


— Они сейчас не то что "газель" или "рафик" вытащить не могут, они сейчас в большинстве своём носилки помочь до машины дотащить отказываются. Не их это, видите ли, дело. Даже когда родственника нести. Это теперь наши проблемы — не их. Их дело — пользоваться услугой. Они теперь только потреблять могут.


Потре… Потребители, прости Господи.


* В содружестве с Дмитрием Шишковым, коллегой и другом.


Автор:



Дмитрий Беляков.

Фельдшер скорой помощи.

Показать полностью
439

Ночные покатушки. Фельдшер — о странных авариях.

— Аварии, они разные бывают. Как и те, кто в них участвует. Большие, небольшие, с пострадавшими, без пострадавших. Но такой дебилизм я первый раз видел. Авто.


Короче, дают нам ночью вызов.


Пострадавший — велосипедист на трамвайных путях. Несёмся быстрее собственного визга. Мы ж по-другому не можем. На всякий чих как подорванные. Тем более на авто. Приезжаем… и ничего не находим. Пусто. Ни машин, ни трамваев, ни пострадавших. Что за чёрт? Объезжаем всю округу — пусто. Зря только окружающих сиреной пугали.


Отзваниваемся. Диспетчер требует ещё поискать. Мы ж поисковые, блин… Объясняем: ночью трамваи не ходят. Без толку. Ищите, говорит.


Ну ладно. Будем искать. Не торопясь, заглядывая за каждый куст. Хоть чуток передохнём. Если что — скажем, сильно искали.


И нашли ведь!


Неподалёку, на бордюре у трамвайных путей, сидят угрюмые двое и обиженно зыркают друг на друга. Рядом велосипеды валяются. Лет по двадцать. Да не велосипедам! Мальчик и девочка. Нет. Это ты не прав. Это в наше время в 20 лет были юноша и девушка. А сейчас и в тридцать девочка и мальчик. Так я ж не по физическому развитию сужу. По умственному. Ну так вот. Сидят грустят. У девочки нос расквашен. Но кровь уже остановилась.


— Где пострадавший?


— Я пострадавшая!


— Где авария (на жаргоне СМП — АВТО)?


— Нет никакой аварии.


Тут и гайцы подъехали. Тоже с маяками, с сиреной. Как настоящие.


Полчаса всей командой выжимали показания, пока получилось что-то членораздельное. Вот так, они теперь и в скорую звонят. По-моему, их и в школах говорить нормально не учат.


***


У них любовь. И они очень любят кататься по ночам на велосипедах. Обычно по тротуару ездили, по дорожкам специальным. Но в этот раз кому-то из них пришла идея.


— А давай по рельсам, пока ночь! Трамваи же как-то ездят!


Полнолуние в действии.


Сказано — сделано. Поехали. Прям по железному рельсу, друг за дружкой. Довольные. Счастливые, как трамваи. Мальчик вырывается вперёд, девочка отстала. Кричит: подожди! Мальчик тормозит, разворачивается и разгоняется навстречу подруге по той же трамвайной рельсе. Девочка затормозила, но слишком поздно, да и ширина рельса не оставила свободу для манёвра. Мальчик вообще не тормозил. Короче, лобовое. Велики в одну сторону, велосипедисты в другую. Девочка носиком об рельсу бух! В итоге: нос распухший, девочка плачет. Мальчик бегает вокруг пострадавшей, охает и не находит ничего умнее, как вызвать скорую на ДТП. А там диспетчер сразу: где произошло? Что произошло? Сколько пострадавших?


И завертелась машина оперативного действия.


Нос я у барышни, кстати, посмотрел. Ничего страшного. Кость цела. Ну, чуток покровил и всё. Распух, конечно, немного, но через день как новый будет.


Лейтенант гаишников выругался на влюблённых чуть не матом, плюнул и уехал. А мы ещё минут двадцать девицу успокаивали.


— А успокаивали-то зачем? — слушатели веселились: — Взяли бы с гаишника пример, плюнули да тоже уехали.


— Злые вы, — врач подлил в остывающий чай кипятку. — Добрее надо. Это ж любоффь! А поговорить? А успокоить? А уверить, что и с кривым носом многие живут долго и счастливо? А мальчику нашатыря дать понюхать после того, как ему мой фельдшер рассказал, что кривоносая жена, по преданию, всегда приносит семье удачу.


*В содружестве с Дмитрием Шишковым, коллегой и другом.


Автор:



Дмитрий Беляков.

Фельдшер скорой помощи.

Показать полностью
494

Борьба с паразитами. Фельдшер о народных методах лечения.

Женщина 63 лет. Болит живот…


И уже через десять минут врач скорой помощи выслушивал очередную историю из жизни столичных обывателей.


Баба Саша давным-давно вышла на пенсию. Дела домашние, суетливые заполнили всё её существование. А в промежутках между внуками, детьми и своим рассыпающимся стариком баба Саша очень любила смотреть телевизор. Но сериалы о женских переживаниях, целиком поглотившие её тягу к искусству, имели существенный изъян: они занимали не всю эфирную сетку. Поэтому, вместо того чтобы смотреть вездесущую рекламу между сериями, баба Саша переключала телевизор на другие каналы в поисках разумного. И это разумное нашлось. Нашлось в виде программы о здоровом образе жизни и чудесах исцеления посредством разнообразных народных методов.


А что может быть важнее здоровья? Обращаться к врачу? Ходить на малопонятные обследования? Принимать по часам лекарства? Это для богатых (судя по ценам на лекарства) дур. Тем более что лекарства — это сплошная химия, а химия вредна по определению. Да и денег лишних в семье никогда не водилось. Ну не на внуке же первокласснике экономить? К первому сентября ещё много чего нужно купить.


В связи с вышесказанным передачи о здоровье и укреплении его простыми домашними средствами стали для бабы Саши истиной в последней инстанции и были твёрдо возведены во главу угла.


***


В один из прекрасных дней известный своим профессионализмом телеисцелитель, который даже сейчас рекламирует с экрана разные странные средства, задвинул бабе Саше в голову идею. Идея заключалась в следующем: если взять пять или шесть сушёных соцветий гвоздики, залить их горячей водой и настаивать в тёмном месте две недели, то, принимая сие творение природы и человека по полстакана два раза в день, можно полностью избавиться от всех паразитов в организме сразу. Откуда у неё в организме взялись паразиты и почему они не свели хозяйку в могилу, авторы передачи не уточняли, но твёрдо уверили бабу Сашу, что они у неё точно есть. Рассуждалось от противного. Все болезни — от скрытых паразитов. И если вы в этих болезнях уже по самые брови, то пробил час лечиться. А что может быть дешевле и эффективнее гвоздики? Её ещё древние египтяне пользовали. Так что баба Саша решила сразу, что "это есть наш первый, нынешний и одновременно последний решительный бой паразитарному сообществу", грызущему изнутри организм честной пенсионерки.


Согласно инструкции снадобье было изготовлено, и баба Саша продегустировала первую дозу. Настой оказался далеко не амброзией и явно отдавал тухлинкой, поэтому сидеть внутри тётушки не хотел и предпринял вялую попытку выпрыгнуть наружу.


— Сопротивляются, паразиты… — смелая женщина влила в себя вторую дозу целительного отвара.


После второй порции засосало под ложечкой и появилась неприятная тяжесть в желудке. Наутро, после третьей порции, в желудке начались уже жжение и боли, быстро ставшие нестерпимыми и требовавшие срочного знакомства с ближайшей бригадой скорой медицинской помощи.


***


Врач молча выслушал историю. Звонок дежурному токсикологу ясности не принёс. В анналах токсикологического отделения НИИ СМП г. Москвы им. Н.В. Склифосовского аналогичных случаев зарегистрировано не было. Коллега токсиколог порекомендовал действовать согласно обстановке и обязательно промыть желудок, на что баба Саша дала категорический отказ. Отказалась она и от поездки в больницу. На вопрос о том, зачем тогда вызывали скорую, был получен традиционный ответ: "А вдруг если… Я хотела просто проконсультироваться. В общем, если станет хуже, то вызову опять".


***


— У бабки вашей на активе был через три часа, — молодой коллега пересёкся с врачом. — Боли у неё прошли. Чувствует себя хорошо. Видать, всех паразитов повывела своей баландой.


— Может быть, может быть… — врач предыдущей бригады задумчиво посмотрел на коллегу. — Но, боюсь, не там она паразитов травила. В голове у них у всех паразиты, в голове. И ничем их оттуда не вытравить.


*В содружестве с Дмитрием Шишковым, коллегой и другом.


Автор:



Дмитрий Беляков.

Фельдшер скорой помощи.

Показать полностью
349

Основные принципы госпитализации. Фельдшер — о современных больницах.

— Братан! — фельдшер новой смены окликнул сутулую фигуру, всеми фибрами стремящуюся побыстрей свалить с подстанции. — Секунду погодь! Ты у этого козла был?


— Был, — сутулая фигура, на секунду притормозив, бегло глянула в протянутую карту вызова и снова потянулась к свободе. — Два раза был.


— И что?


— И ничего. Похмелье гложет.


— Делать-то с ним что?


— Ну… Вывези. Он всё равно не успокоится.


— Ага! А мне потом за непрофильную госпитализацию шею намылят. Главврач уже чуть ли не инфаркты требует дома оставлять, лишь бы статистику по госпитализации не портить.


— Тогда катайтесь. За количество вызовов ругать не станут. Наоборот. Спасибо скажут.


— Вот то-то и оно, — фельдшер новой смены, наконец, отстал от коллеги, и тот снова начал движение к свободе. — Привыкли все — "за спасибо". И начальники, и вызывающие. А мы катайся на всякую хрень.


***


— Что привезли? — ответственный врач увидел входящего в приёмное отделение фельдшера. Следом за фельдшером пьяно семенил мужичок со следами непрерывных возлияний на лице.


— Панкреатит. Под вопросом, — буркнул фельдшер, указывая мужичонке, где ему присесть.


— Панкреати-и-ит? — ответственный врач зашёл в кабинет. Фельдшер вошёл следом и прикрыл за собой дверь. — А есть там панкреатит?


— Хронический. Как и его алкоголизм, — фельдшер положил на стол сопроводительный лист.


— А тогда зачем привёз, раз острого ничего нет?


— А нам к нему каждые три часа прикажете ездить? Он уже прошлую смену задолбал своим похмельем. Напарник ночью ездил два раза, я уже за день три раза. Сколько ж можно!


— А мы здесь при чём? — ответственный врач набирал номер, вызывая в приёмное отделение хирурга. — Сейчас хирург осмотрит и домой отправит. А тебе вломят за непрофиль. Слышал, главврач ваш скоро инфаркты прикажет дома оставлять, лишь бы процент госпитализаций снизить. Ладно. Давай в карте распишусь, — врач шутливо погрозил фельдшеру пальцем. — И чтоб больше никого не возил.


***


— Положу, — хирург перестал мять живот алкоголика и спровадил страждущего из кабинета в холл. — Хрен с ним.


— Острый? — ответственный удивился.


— Хронический. Как и его алкоголизм. Но всё равно положу. Одно место в мужском отделении пустое. А мне за пустые места потом заведующий мозг вынесет. Страховой компании, видите ли, не выгодно, чтоб места пустовали.


— А если острый поступит?


— Так как он поступит, если я сейчас последнее место в хирургию закрою? Всё! Мест нет. Пусть в другие больницы везут. Хоть полсмены отдохнём от этой скорой.


— И то верно. Терапия уже закрыта, хирургию сейчас закроем. Реанимация сама со своими поступлениями разберётся, — ответственный обернулся к вошедшей медсестре. — Оформи, пожалуйста, острый панкреатит — и в отделение.


***


— А вам… коллега, — заведующий с сарказмом произнёс последнее слово и радостно потёр руки, — выговор придётся объявить. Пропустили острую хирургическую патологию. Совсем не умеете работать. Хорошо, сменщик ваш вывез. Разобрался с пациентом в отличие от вас. А так бы помер пациент в свои тридцать восемь лет. И вам бы уже не выговор светил, а кое-что похуже.


Автор:


Дмитрий Беляков.

Фельдшер скорой помощи.

Показать полностью
628

Фельдшер — о купаниях в Крещение.

Желающих окунуться в прорубь всё прибывало.


— Слушай, я при Советах такую очередь только в Мавзолей видел, — фельдшер чинно разговаривал со спасателем. Происшествий не было, время дежурства около проруби подходило к концу, можно было ехать обедать.


— Не, — возразил спасатель. — В Мавзолей всё-таки больше была. А вот в магазине за колбасой точно такая.


Оба рассмеялись.


К купели подошёл мужик. Его голый живот пересекал старый уродливый шрам. Бодро зайдя в купель, мужик перекрестился.


— Во имя Отца… — он погрузился в прорубь с головой и тут же вынырнул.


— И Сына… — вода второй раз сомкнулась над макушкой мужика.


— И Святого духа…


Последнее погружение затянулось. Обеспокоенный спасатель уже лез в купель под тревожные крики присутствующих, когда над ухом стоящего чуть в стороне фельдшера раздался громкий, весёлый голос:


— Вы там не меня ищете? Так я тут.


Мужик со шрамом на животе стоял на берегу и, посмеиваясь, вытирался махровым полотенцем.


— Да чтоб тебя… — вспомнив о празднике, спасатель проглотил окончание предложения и обернулся на стоявшего неподалёку священника. Тот укоризненно покачал головой, но по глазам его было видно, что он и сам не прочь сказать нарушителю спокойствия что-нибудь в таком же духе.


— Ты откуда взялся такой Копперфильд? — удостоверившись, что дежурство остаётся спокойным и беззаботным, спросил фельдшер.


— Да вон, — мужик указал в сторону от купели. — Прорубь там. Я на третий раз подо льдом туда метнулся.


— Шутник, блин, — спасатель принюхался. — Пьяный?


— Не пью. Раньше по-чёрному бухал. А теперь уже десять лет не пью, — мужик указал на шрам. — Панкреатит. Орал так от боли, что сирену скорой заглушал, пока везли. В больничке чуть не помер два раза, пока оперировали. Потом месяц с трубками в животе. Не, — от воспоминаний мужика аж передёрнуло. — С того дня ни капли. Зато жив. Бывало иногда, что просит душа, — так я сразу или в баню, или в прорубь. Помогало. А теперь и не просит. А в прорубь так и окунаюсь. Привык.


Собрав вещи, мужчина попрощался и, по пути испросив благословение у священника, как пишется в картах вызова, "ушёл в неизвестном направлении"


***


— Может, им всем по разику операцию сделать? Превентивно, так сказать? — спасатель вопросительно посмотрел на фельдшера. — Глядишь, и пить перестанут.


— Редкий случай. Но в большинстве своём не перестанут они пить. Хоть режь их, — фельдшер вздохнул и мрачно пошутил, повторяя слова мужика. — Уж лучше сразу в прорубь.


Автор:



Дмитрий Беляков.

Фельдшер скорой помощи.

Показать полностью
471

Фельдшер — о том, как врачи отходят от новогодних праздников.

Врач открыл глаза и, застонав от боли в пояснице, повернулся на спину, освобождая руку с часами. Часы показывали семь. Утра? Вечера? Врач перевёл взгляд на окно. Всё равно не понятно. В семь утра и в семь вечера зимой за окном темно. Постепенно определяясь во времени и пространстве, врач сел на диване и спустил ноги на пол. Диван… Ага. Значит дома. Но почему в одежде? Так. Вспоминаем. Значит сегодня первое. Первое января. Значит семь — это вечер.


Первое, что вспомнилось — завтрак. Он завтракал дома. Шампанским и куском хлеба. Утром домочадцы спали после новогодней ночи, а он, приехав (кстати, два раза останавливали гаишники, думали, что пьяный), обнаружил на столе полбутылки шампанского и тарелку с хлебом. Искать что-то ещё сил не было.


Память возвращалась в обратном хронологическом порядке.


Пьяный скот со сломанным носом. Радостный от того, что его Новый год расцвечен синими маяками скорой, которая везёт его в больницу.


Избитая девочка-фельдшер. Получила по голове от пьяной скотины женского пола. Той что-то не понравилось. Грех не ударить, рядом муж с собутыльниками, если что — помогут.


Пьяное тело, валяющееся на улице. "Изображая свинью".


Роскошный дом. 14 лет. Девушка. Даже девочка. Два стакана вина и стакан коньяка пополам с колой. Спит и блюёт. Адекватная мама. Правда, недальновидная. Дочку притащили друзья с вечеринки. Так и не уговорил отправить в больницу. Боятся огласки.


Диспетчер по телефону разговаривает спокойно. На том конце провода её спокойствие бесит очередное пьяное быдло. Из телефонной трубки брызжет отравленная алкоголем слюна.


Немного отдохнул душой на детских вызовах. Хоть эти не пьют. Пока. Может, начнут. Лет в четырнадцать. Прецеденты есть.


Сдал пьяный "больной живот" в приёмное отделение. Коллега параллельно привёз мужчину. 30 лет. Запой неделю. Пьёт пятнадцать лет. Украдкой бросил взгляд на разложенную на столе кардиограмму. Сколько ж этот тридцатилетний ещё проживёт с такой кардиомиопатией?


Новый год. 22 вызова. Из них только три трезвых. Дети до 14 лет.


Что будет дальше?


***


Врач умылся. Переоделся в домашнее. В телевизоре на всех каналах одни и те же лица, так полюбившиеся электорату.


***


"Прошу уволить меня по собственному желанию. Я больше не хочу лечить скотов. Меня учили лечить людей".


***


В полночь доктор всё же сумел уснуть.


Последнее, что он увидел во сне: красавица коллега, внезапно умершая недавно, по-доброму улыбаясь, подводит его за руку к умершему в прошлом месяце водителю скорой… Молодые. Весёлые. Коллеге — 26, водиле — 55. Бригада воссоединилась.


***


(Фантазия вместо послесловия)


Это потом юрист работодателя будет истово доказывать на суде, что заявление доктора было волшебным образом подписано руководителем через десять минут после его написания. И, следовательно, доктор умер уже безработным, не имеющим к их организации никакого отношения.


И ведь докажет. И судья, конечно же, с этим согласится, вынося постановление "В материальной компенсации семье — отказать"!


Автор:



Дмитрий Беляков.

Фельдшер скорой помощи.

Показать полностью
619

Вредная привычка. Фельдшер — о курении.

— Курить вредно! — подвыпивший отец семейства демонстрировал домочадцам своё новое приобретение. — Смотри сюда! Тут ничего не горит. Просто испаряется жидкость с никотином. И вкусы разные.


Он вертел в руках замысловатый прибор, похожий то ли на изуродованный заварочный чайник с торчащим прямым носиком, то ли на экстравагантную детскую поилку, которую детям, вообще-то, было бы страшно давать, опасаясь развития заикания в будущем.


В процессе демонстрации мужчина прикладывался губами к прямому носику прибора, втягивал в себя воздух и вдыхал его, словно дым. Затем выдыхал, наполняя кухню приторным запахом чего-то вкусного.


— Видал? — мужчина всучил аппарат своему тридцатилетнему сыну. — Да ты попробуй. Враз от своих вонючих сигарет откажешься.


Сын недоверчиво осмотрел прибор.


— Ещё неизвестно, что они в эту жидкость нафигачили. Может, ещё вреднее, чем просто сигарета.


— Много ты понимаешь! — отец отобрал испаритель обратно. — Наука на месте не стоит. Всё делают, чтоб и приятно было, и не так вредно, — разговаривая, он открыл бутылку пива и сделал большой глоток. — Ладно. Куплю тебе такой к Новому году. Понравится, ещё спасибо скажешь.


— Не, не, не, — сын отмахнулся. — Я лучше вообще курить брошу. Тем более жена весь мозг проела. Да и дорого стало. Нет. Лучше уж совсем бросить.


— Бросай, бросай. Давно пора, — к беседующим мужчинам подошла жена подвыпившего мужика. — Лучше б пиво в бутылке специальное придумали. Чтоб ты его тянул оттуда, как насос, а оно не лилось, а только внутри булькало. Может, надоест, да перестанешь ты его сосать каждый день.


— И чо? — отреагировал мужчина, допив бутылку. — Я ж не алкаш. И водку не пью. А то, что пару бутылочек после работы, так то не грех.


— Насчёт пары не знаю, а вот когда после пары ещё три пары вслед идут, и не один день, а неделю, то это точно не грехом зовётся, а запоем.


— Поговори у меня, — огрызнулся мужчина и, взяв с вешалки собачий поводок, коротко свистнул. — Пошли, бедолага. Как нотации читать, так все горазды, а как с псиной погулять, так никого.


— Стоять! — в последний момент жена притормозила шустро собравшегося на прогулку мужа и ловким движением вынула из кармана его куртки бумажник. — Вот теперь иди. А то ишь! Псину прогулять, — передразнила она мужа. — Так прогуляешь. Без пива.


— И прогуляю, — затянувшись паром из новомодной штуковины, муж демонстративно вышел в коридор и направился к лифту, ведя на поводке немаленьких размеров дворнягу. Когда двери лифта закрылись, он воровато ощупал задний карман джинсов. Заначка была на месте.


***


— Мужики! Всё! Мы домой! — заправившись пивом, мужчина поднялся с лавочки, призывая к себе собаку.


— Давай, Андреич! — небольшая компашка вырвавшихся на свободу любителей пива и собак дружно подняла правые руки вверх, желая Андреичу удачи в нелёгком деле объяснения с женой.


— Ты только с железякой своей поосторожнее, — один из выпивох засмеялся. — Вредно это. Сначала курить без табака, потом пиво безалкогольное. Так и до резиновых женщин докатишься.


Компания дружно загоготала над старой шуткой.


— Много вы понимаете в науке, — уходящий важно затянулся через мундштук испарителя, выпуская в окружающую среду клубы ароматизированного пара. — Посмотрим ещё, кому из нас первому резиновая женщина потребуется.


И ещё раз гордо затянулся паром, пристёгивая поводок к ошейнику собаки.


Почувствовав окончание прогулки и приближение ужина, дворняга рванула к дому, прыжком преодолевая низенький заборчик и увлекая через него своего хозяина.


В полёте мужчина выругался, а упав — взвыл, поскольку в его правый глаз воткнулся мундштук испарителя, который он держал в правой руке.


***


— Даже не думай! Вези сразу в центральную. Мы здесь такое не осилим! Условий нет, — офтальмолог вытер внезапно вспотевшую лысину и снова заговорил в телефонную трубку. — Ты хоть оба глаза ему завязал?


— Обижаешь, начальник, — фельдшер усаживал мужчину на сиденье в салоне, прижав к уху плечом мобильник. Оба глаза мужчины были наглухо перевязаны бинтом.


— Тогда поезжайте. Я позвоню, чтобы сразу встретили. Может, смогут глаз спасти. Но, скорее всего, нет...


Последнюю фразу он произнёс, уже повесив трубку.


При ранении глаза повязку накладывают не только на пострадавший глаз, но и на здоровый, чтобы он ничего не видел, а соответственно, не двигался и не вовлекал в движение глаз пострадавший. Ведь наши глаза двигаются синхронно.


***


— Видали! — молодой фельдшер демонстрировал окружающим замысловатый прибор, похожий на изуродованный заварочный чайник с торчащим прямым носиком. — Купил вчера. Теперь буду курить без вреда для здоровья.


— Опасная вещь, — коллега задумчиво повертел игрушку в руках. — Зрение сильно портит.


— Это как так? — демонстрация девайса запнулась.


— Недавно мужика тут возил. Представляешь, затянулся он разок из этой штуки — и тут же ослеп на один глаз.


***


Автор:


Дмитрий Беляков

Фельдшер скорой помощи

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: