3

Как я ездил в Питер автостопом. Опус 1.

День первый. Страх и ненависть под Ростовом.


Как водится у меня перед дальними поездками, выспался я хорошо(нет). Просыпался каждый час, чтобы не проспать и на Северную автостанцию - место нашей с Мурашкой встречи, приехал на сорок минут раньше. А Мурашка задерживалась. Навёрстывая упущенные ночью часы отдыха я сидел, аки голубь, на скамейке зала ожидания и пускал слюну себе на рукав. Проснулся от постукивания по плечу - Мурашка прибыла на место сбора. Вскоре мы двигались в направлении выезда из города. Ясная погода радовала тёплым солнцем, рассыпающим свои лучи по нетоптанному, выпавшему за ночь снегу. Лучи разбивались о кристаллы замёрзшей воды и искрили, ласково травмируя роговицы наших глаз. Уже скоро мы расстегнули куртки, штурмуя наваленные вдоль дороги снегоуборочными машинами сугробы.

Я плохо запомнил, как звали половину наших благодетелей, кто-то не представлялся, с кем-то забыли познакомиться, хотя и оживлённо общались весь отрезок отмеренного нам пути. А правила автостопа просты, как натуральный обмен - общение за километры пройденного до цели пути. Согрей уши водителя своими восхитительными историями, одна восхитительнее другой - если он печален, и не трынди - если ему и без тебя весело.

Вскоре нас подобрала первая машина. За рулём оказался пилот, который ехал в аэропорт, он с удивлением выслушал о наших намерениях, покачал головой и пожелал доброго пути, свернув в Михайловск. Стоять пришлось не долго, как раз из Михайловска к нам выехало чудо отечественного автопрома, в классификации которого я не силён. За рулём сидел герой уходящей эпохи - гусар из спальных районов, облачённый в спортивный камзол и крутил между пальцев правой руки старую нокию. Я внутренне напрягся в такой компании, но вскоре атмосфера разрядилась. Мы молча подобрали ещё одну попутчицу, которая, впрочем, скоро покинула нас. А водитель оказался не так прост, каков казался на первый взгляд. Он без акцента, присущего людям его типажа, осведомился, куда мы держим путь. Потом порылся в бардачке, извлёк оттуда визитку какой-то московской компьютерной помощи с помятым уголком и вручил её мне. На обороте оказалась карта московского метро. Он ткнул пальцем в правый нижний угол схемы, где повис нижний придаточный отросток фиолетовой ветки и сказал, что в Москву мы будем заезжать, скорее всего, именно там. Потом рассказал, где пересесть на зелёную ветку и где выйти, чтобы попасть в Химки, а оттуда на дорогу из жёлтого кирпича, ведущую в Питер. Оказалось, что водитель сам в молодости объехал полстраны автостопом. Этот эпизод напомнил сюжет из просмотренного мною накануне мультфильма School 13 - The Story of Two Hitchhikers. Да, так я готовился к поездке за 2 121,8 км на север. Третьим нашим попутчиком оказался дядя Сурен. Именно в его машине я впервые услышал тот самый пост-шансон, о котором упоминал ранее. Дядя Сурен поминутно качал головой, говорил:"Ай-яй-яй!" и то порицал нас за то, что пустились в такое безрассудное путешествие и обманули родителей, то удивлялся нашей проворности и как мы опередили его в дороге, ведь он видел нас ещё в Ставрополе. Я же, кивая, отмечал карандашом наше местоположение в атласе Российских дорог за 92 год. Тем не менее, это был общительный, добродушный джентльмен, лет под 50, который дал мне свой номер телефона, на случай какого-нибудь чрезвычайного происшествия и обязал отчитываться два раза в сутки по смс о своём состоянии и местоположении. На прощание он сунул мне в руки пакет фруктов, от которого у меня оторвалась лямка на рюкзаке, причиняя в дальнейшей поездке некоторые(нормальные такие) неудобства. Дядя Сурен скрылся из виду на пути в Калмыкию, а мы с Мурашкой двинулись вдоль дороги, общаясь на разные темы и понемногу узнавая друг-друга.

Стоя на остановке за круговым перекрёстком, у въезда в село Донское, мы наблюдали за миграцией тучи ворон, ищущих, видимо, своего Симурга. Мурашка испытала дежавю от этой картины, а я любовался окрестностями. Почему-то мне нравится это место, причём именно в пасмурную погоду, как в тот день. Вскоре перед нами остановилось сразу два представителя редких(по крайней мере в моём восприятии) вымирающих видов. Этакий мамонт в мамонте. Из мутного окна старого зила нам улыбался худой усатый господин, на вид не старше 25 лет. В 2012 по улицам ещё не разъезжали усато-бородатые студенты на шавуха-скутерах с елестрическими цыбаретами в руках, поэтому персонаж показался, как минимум, колоритным. Но уникальность его заключалась не во внешности. Он буквально излучал дружелюбие и жизнерадостность. Как только мы втиснулись в тесную кабину, сидя, чуть ли не на коленях друг у друга(зато не пешком, как выразился наш новый знакомый, улыбаясь во все усы), погода снова прояснилось и мы щурились, чуть ли не закрывая руками лицо, уже от двух солнц: одного снаружи, а другого - внутри кабины. А парень нахваливал нас за храбрость, смеялся, призывал дышать полной грудью, улыбался, желал удачи в пути, улыбался, поведал о пункте своего назначения, улыбался, вскользь рассказал о родном селе, жене, улыбался и смеялся. Я надеюсь, что и по сей день этого человека не коснулось уныние и он освещает всех и вся своей усатой улыбкой. Ехали мы с лучезарным водителем зила не долго, ему вскоре надо было сворачивать в сторону от нашего пути, скорее всего взял он нас просто из хороших побуждений, потому что мог и хотел нас подвезти, не важно на какое расстояние. Зил скрылся за поворотом вместе с солнечными лучами, которые бросило в атаку солнце, чтобы потягаться со своим земным двойником. Небо вновь затянули мышиного цвета тучи, заморосил дождь. Однако было довольно тепло и мы решили двигаться вдоль пустых, чёрных полей, ловя попутчиков на ходу.

Долго идти не пришлось. Пока я прикидывал, какой населённый пункт к нам сейчас ближе всего, нас догнал чудесный микроавтобус. На мой взгляд, иметь машину, живя в городе, в некотором роде удобно, но не обязательно. Весомым плюсом является тот факт, что ты сам волен выбирать себе попутчиков. Захотел - набил салон ветхими старушками в шубах с тележками/яжматерями с колясками и без колясок/пьяными обрыгами/сектантами/террористами/умудрёнными старцами с притчей в запасе/цыганями с конями, кострами, медведями и мохнатыми шмелями/фанатами футбольного клуба "Пахтакор"/фанатами футбольного клуба "Уралан"/геодезистами/ветеринарами/инженерами-конструкторами с завода "Нептун"/школьниками/студентами/аспирантами/доцентами/велосипедистами верхом на велосипедах, а захотел - едешь в гордом одиночестве, открыв окна и радуя окружающих творчеством бессмертных исполнителей легендарного русского репа. Однако и ответственность за свой луноход придётся нести. Нельзя пешеходов сбивать и в другие машины врезаться - так я и на маршрутке поезжу. Но вот иметь такой микроавтобус, с диваном, холодильником и столом как в поезде, чтобы ездить на нём в путешествия - это просто праздник какой-то. В салоне нас встретили три небритых лица мужиков в походно-рыбацких костюмах.

- Замёрзли?

- Да пока что не очень...

- Ооо, тогда погуляйте ещё чуток, мы позже вас подберём, - мужики дружно загоготали, - Шутка! Куда путь держите?

- В Питер.

- Ого! Слушайте, а давайте тоже в Питер прям щас махнём, - обратился штурман к товарищам, - Хотя нет, дела тут есть... А как сделаем, так и махнём!

Нас высадили возле придорожной жральни с названием "Ковчег". Надпись на шестиугольном окне предостерегала, что всякий вошедший будет вкусно накормлен и сладко напоен. Мы не стали испытывать судьбу и обошли стороной заведение, оказавшись на окраине села Песчанокопского, знаменитого своей железнодорожной станцией Песчанокопской. Одна из улиц этого села упиралась в пост ДПС, куда нас попросил зайти один из сотрудников, когда мы шли мимо. На посту проверили наши документы, поискали наши лица и фамилии в базе пропавших без вести террористов и с миром отпустили. Даже больше: сказали пройти метров сто дальше по трассе, а нам выберут машину покомфортнее и обяжут водителя довезти до самого Питера, кормя с ложки и рассказывая сказки перед сном. И всё было сделано именно так как обещано, ну кроме довоза до самого Питера, кормления с ложки и сказок. Но машина была вполне комфортной и весь путь в ней я нагло проспал. Я вообще, начиная с этого момента, спал в любой подходящий момент. Раз уж Мурашка решила окунуться в депривацию сна, то пусть и развлекает водителей, а я буду беречь силы до следующего привала. На передних сидениях расположилась семейная пара лет за сорок, которые направлялись то ли в Ростов, то ли в Батайск и попрощались с нами аккурат возле следующего поста ДПС на круговом перекрёстке трасс Р269 и М4. Там на нас никто не обратил внимания и мы двинулись в сторону Аксая. Вот тут я и ощутил тот самый дух приключений. Он рвал полы моего пальто, щипал за мочки ушей не спрятанные под шапкой, хлестал по щекам и глазам заставляя щуриться и корчить рожи. От его свиста мы едва слышали друг-друга и поэтому сгорбившись шли молча, разглядывая вымерзшие лужи под ногами.

Мороз и солнце - день чудесный. Если мороз не минус 20 и ты не в открытой степи, где тебе не даёт упасть от порывов ветра только тот же самый ветер, который сбивая тебя с ног, сразу же бьёт со стороны в которую ты падаешь, тем самым восстанавливая твоё равновесие. Полчаса, сорок минут, может час, как мы распрощались с последней подбросившей нас машиной. Время посмотреть не могу - холодно руки из перчаток доставать. Машины идут, но никто нас не подбирает. Постепенно до нас доходит, что виной всему ближайший пост ДПС. Скорее всего есть какой-то закон, который грозит водителю небесными карами, если он поберёт двух автостопщиков в степи под Батайском в начале марта в минусовую температуру под шквальным ветром. Решаем уйти подальше от недоброжелательного поста. И вот, когда, пост едва различим за, несущимся над землёй, под порывом ветра, облаком ледяных блёсток, нам наконец улыбается удача. Какая-то длинная тёмно-зелёная иномарка, останавливается метрах в 15 от нас. Я заметил, что у водителей, которые решаются подобрать автостопщика есть своеобразный тормозной путь - "Путь внутренней борьбы". Водители, которые уже имели дело с бродягами, останавливаются в пределах пяти метров, в зависимости от состояния дороги и местности. Те же кому это в диковинку - в пределах семи/десяти метров. Видимо, внутренняя борьба нашего нового благодетеля напоминала один из заморских боевиков 80-х годов с Ван Даммом или Сталоне в главной роли, да ещё и в трёх частях. Добежав таки до машины, я распахнул дверь и сунул голову в салон.

- Здрасьте, а не... - тут я осёкся на полуслове.

Картина, открывшаяся моему взору была достойна пера Говарда Филлипса Лавкрафта. Скорее всего фреска, запечатлившая меня и водителя зелёного автомобиля в тот момент, украшала само заглавие богопротивного Некрономикона, написанного безумным арабом Абдуллом аль-Хазредом! От увиденного вздрогнул бы тот последний бесформенный кошмар в средоточии хаоса, который богомерзко клубится и бурлит в самом центре бесконечности — безграничный султан демонов Азатот, имя которого не осмелятся произнести ничьи губы, кто жадно жуёт в непостижимых, тёмных покоях вне времени под глухую, сводящую с ума жуткую дробь барабанов и тихие монотонные всхлипы проклятых флейт, под чей мерзкий грохот и протяжное дудение медленно, неуклюже и причудливо пляшут гигантские Абсолютные боги, безглазые, безгласные, мрачные, безумные Иные боги, чей дух и посланник — ползучий хаос Ньярлатотеп. Лысый человек в очках, сидящий за рулём, простите меня за выражение, но в нашем языке не хватит слов чтобы описать увиденное мною. Сидящий за рулём лысый человек в очках, бессовестно мастурбировал! Мы секунду удивлённо смотрели друг на друга, после чего я захлопнул дверь и поспешил навстречу Мурашке, которая замешкалась на пути к машине и немного отстала. Попутчице я не решился сразу рассказывать о том бесформенном ужасе с которым столкнулся, практически лицом к лицу, просто сказал, что нам с этим дядей не по пути.

Пока я прикидывал, каким образом проще извлечь глазные яблоки, чтобы развидеть увиденное, Мурашка поймала нам машину. Это был древний "Москвич". Настолько древний, что скорее всего подвергался ещё набегам Мамая. По крайней мере салон его выглядел зело разграбленным. Предпенсионного возраста водитель объяснил, что машина используется исключительно по работе, поэтому так аскетично обставлена. Он особо не удивлялся нашему отчаянному предприятию, сказал что периодически подвозит стопщиков. Дальше я не вдавался в подробности диалога, ведь парламентёром вызвалась Мурашка, а как известно: взялся за гуж - полезай в кузовок. Я же то спал, то глазел в окно на залитую солнцем местность вокруг трассы: степь, поля, склады, сложные дорожные разъезды. Так мы доехали до Аксая. Небо снова помрачнело. Грязный снег вокруг, неустанно движущаяся колонна фур и стена нагих деревьев, через дорогу от нас, нагоняли тоску. Несмотря на то, что фуры шли без просветов, мы долго простояли на морозе и в унынии окружающей серости, а под лопатку мне упирался банан из пакета, вручённого дядей Суреном, как призрак пережитого недавно ужаса. Однако, стоять в городской черте, было приятнее и теплее, чем в поле, где мы были мишенью для беснующегося ветра.

Я уже было решил, что путешествие таки подошло к концу, и нам надо двигаться на ближайшую автостанцию за билетами домой, когда перед нами остановилась фура - первая в этом путешествии. Над нами сжалился молдаванин, который не представился и ехал в Молдавию, как ни парадоксально. Он пожаловался, как его обобрали ДПСники на том самом посту, возле которого начались наши неудачи, и теперь ему даже перекусить нечем, однако от предложенной шоколадки отказался.

- Хорошие люди мёрзнут на дороге, - вещал водитель, - весь этот караван движется в Москву, но вас мало кто решится подобрать. Дальнобойщики опасаются таких пассажиров, так же как и вы опасаетесь, не попадётся ли вам какой-нибудь придурок. Вот вы мне щас брызнете чем-нибудь в лицо, выбросите из машины и груз уведёте, а меня никто из коллег не подберёт.

У дальнобойщиков есть специальный 15 радиоканал, по которому они обмениваются сообщениями, угрожают, кроют друг-друга х*ями и обсуждают брак Пугачёвой и Галкина. Шофёр взял в руки рацию и призвал добровольца подбросить нас до Москвы. Никто не ответил.

- Видите? Зачем вам этот Питер? Поехали со мной в Молдавию! Там такие винные погреба есть, по ним на машинах ездят!

Мы вежливо отказались, но уверили нашего нового знакомого, что непременно посетим Молдавию и полюбуемся на исполинские погреба.

Недалеко от Шахт удручённый молдаванин должен был сворачивать в сторону Украины. Он задал контрольный вопрос по поводу поездки к себе на родину, потом попытался пересадить нас в другую фуру, взывая к коллегам по цеху по рации и, не получив ответа, выдворил нас из тёплой кабины.

Последующие 4-5 часов плохо сохранились в моей памяти. До финальной точки этого дня пути нас подвезло две или три машины, но третью я не могу вспомнить уже пятый день, потому никак не могу закончить этот кусок повествования. Быть может Мурашка опишет свою версию нашего путешествия и вернёт потерянного персонажа в эту социальную драму.

Однако, долго мёрзнуть не пришлось и новый водитель был безмерно рад живым собеседникам. Он пожаловался, что смертельно устал разговаривать с елестрическим навигатором, висящим над панелью и, периодически снабжающим дезинформацией касаемо маршрута. Тем не менее, благодарил сатанинскую машину за каждое её сообщение, относительно поворота или кругового перекрёстка на абсолютно прямой трассе. Новый знакомый был дружелюбный, очень худой и лишённый обоняния. Последнее он объяснил чрезмерным курением и поведал нам историю о том, как дважды горел в кабине из-за того, что не чувствовал запаха дыма. Мурашка с водителем оживлённо болтали, а я пытался определить наше местоположение на страницах дорожного атласа России за 92 год в свете закатного солнца.

За этот день мы надеялись добраться до Воронежа или хотя бы поймать фуру в которой нам позволят заночевать. Если верить дорожному атласу России за 92 год, мы серьёзно выбились из графика. А фура с дружелюбным водителем растворилась в надвигающихся сумерках. Солнце почти скрылось за краем земного диска, и вдоль трассы, по которой мы шагали, чтобы согреться на крепчающем морозе, загорелись фонари, окрашивая всё вокруг мандариновым светом. Я уже начал беспокоиться о нашем положении, как нас догнала грузовая газель с молчаливым водителем наших лет. Он сразу предупредил, что далеко не подбросит, но вывезет на более оживлённый участок трассы где, быть может, нас уже заждался комфортабельный экипаж до Воронежа, с преферансом и куртизанками. В молчании мы одолели этот короткий отрезок пути и вскоре распрощались. Газель свернула на дорогу к ближайшему населённому пункту, оставив нас на пустынной дороге.

Времени было около полуночи, и машин пролетающих мимо нас становилось всё меньше. У меня замёрз налобный фонарик или кнопка его включения, факт в том, что фонарик не включался. Телефон, которым я пытался семафорить, тоже впал в анабиоз. Оказалось, что мы плохо подготовились к поездке и не запаслись светоотражающими нашивками или липучками и вообще чем-либо привлекающим внимание водителей ночью. У Мурашки, правда, был моток плёнки, в который мы могли бы закутаться, спасаясь от мороза и ветра, и вьюги, и ураганов, и ковровых бомбардировок, и Циклона Б. Но хотелось бы приберечь этот козырь в рукаве до самого крайнего случая.

Мы остались в тишине под пристальным взглядом миллионов звёзд, больших и малых, близких и дальних, сбившихся в созвездия, с большой натяжкой отражающие суть своих названий. Уже три часа, как мы застряли в этом холодном тёмном месте. Было безветренно, но пронизывающий холод из открытого космоса, который не прикрывали даже редкие облака, обжигал лица, сковывал движения и норовил приморозить ноги к заиндевелой земле. Сколько мы ещё протянем...

...прежде, чем вернёмся в тёплое помещение круглосуточной заправки с названием "Подсолнух". О Боже мой! Обожаю круглосуточные заправки, пусть вечно здравствуют люди, которые их придумали и которые на них работают, дайте две! Я засуну одну в свой истерзанный рюкзак и буду доставать при любом удобном случае, ночью и днём, летом и зимой и даже в ванной, и чтобы меня гоняли оттуда кассиры, если я буду ошиваться возле полок с мармеладными мишками!

Мы пешком дошли на эту заправку и каждые 3-5 минут бегали греться в отсек между двумя автоматическими дверями. Над одной из них была установлена сплит-система, обдающая потоком тёплого воздуха, всякого входящего. Рядом располагалась стоянка дальнобойщиков, но света в кабинах не было, и мы не решились нарушать покой потенциальных попутчиков, особенно если придётся торчать тут до утра. А одно из правил приличного автостопщика запрещает ломиться в кабину на светофорах и стоянках, т.е. когда машина остановилась по причинам не зависящим от потенциального пассажира. За всё время прибывания на этом пятачке мы видели всего пару-тройку машин, две из которых скрылись за поворотом в сторону от нашего пути, а одна стала на этой самой стоянке. Но ближе к трём часам ночи объявился наш герой. В кабине камаза, везущго из Абрау-Дюрсо в Москву груз алкогольных напитков восседал бывалый Адыг.

- До Воронежа доедем?

- Доедем, если не заснём. Запрыгивайте.

Коллегиально было решено отправить меня в спальник, т.к. попутчица моя всё ещё постигала тайны бытия путём отказа от сна. Я же долго не спорил, скинул обувь и забрался на нижнюю полку спального отсека. Машина, тронувшись, качнулась пару раз вперёд-назад, и я провалился в крепкий глубокий сон.

Как я ездил в Питер автостопом. Опус 1. Автостоп, Переезд, Длиннопост, Текст

Дубликаты не найдены

0
Интересная история, подписался, жду продолжения) хотя сам предпочитаю самолет для перемещений на большие расстояния
раскрыть ветку 1
+1

Обстоятельства мешают уделять написанию этого талмуда больше чем 10 минут в день - то конь устал, то - х*й не встал, ну вы знаете.