30

История сбитого летчика. Ч.3

Начало : История сбитого летчика. Ч.1

История сбитого летчика. Ч.2

Освобождение


Изучение документов, свидетельства очевидцев тех событий ясно показывают, что в работе по освобождению Камиля Моллаева и его коллеги Ивана Чернецкого из плена УНИТА участвовали многие советские службы: посольство СССР в Луанде, Генштаб, МИД, КГБ, ГРУ, даже советские представители в ООН.


Вопрос о привлечении представителей Международного Красного креста к их вызволению из неволи, как и к освобождению советского прапорщика Николая Пестрецова, пленного солдатами 32-го батальона ВС ЮАР «Буффало» в августе 1981 г. в Анголе под городом Онджива, обсуждалась на самом высоком уровне, вплоть до ЦК КПСС.


Унитовцы и юаровцы затягивали переговоры, пытаясь извлечь максимум выгоды из захвата на территории Анголы советских граждан. И только к концу 1982 года сторонам удалось договориться.

Савимби с телохранителями

История сбитого летчика. Ч.3 Ангола, СССР, Военные мемуары, Текст, Длиннопост

Пленники об этом, конечно, не имели представления. В ночь с 10 на 11 ноября 1982 г. за ними и охраной прислали грузовую машину, это оказался советский трофейный «УРАЛ». Как вспоминал Камиль, при виде этого знакомого, почти родного советского грузовика, у него защемило сердце. Приказали срочно собираться, все подумали, что, как обычно, перевозят в новый лагерь.


Ехали долго, около семи часов. Торопились. Когда привезли на место, пленников начали срочно приводить в порядок: принесли воды, дали вымыться, накормили. Затем принесли новую одежду (рубашку с коротким рукавом, брюки, туфли).


Верхняя одежда оказалась мала, еле налезла, а туфли Камилю вовсе не подошли. Минут через сорок принесли солдатские ботинки, другой обуви у унитовцев не оказалось. Затем посадили летчиков в трофейный УАЗ-469 и в сопровождении восьми до зубов вооруженных солдат повезли на большое поле, похожее на футбольное.

Однажды пленным летчикам довелось познакомиться с лидером повстанцев Савимби. Пленных подвели к группе каких-то важных «шишек». Камиль вспоминал: «Не знали мы кто это, сказали, от него зависит наше освобождение, подумал, что очередной западный визитер, он подошел, я улыбнулся, тут меня и схватила камера. А оказался главный унитовский генерал. Потом, спустя много лет увидел это фото в одной французской газете…».

История сбитого летчика. Ч.3 Ангола, СССР, Военные мемуары, Текст, Длиннопост

На нем собралось много народа. Начался митинг. Он был посвящен 11 ноября – дню, когда была провозглашена независимость Анголы от португальцев.


Выступал президент УНИТА Жонас Савимби. К. Моллаев вспоминал: «Вероятно, он был сильным оратором. Ему часто хлопали, скандировали его имя, произносили здравицы. Затем речь пошла о нас, что мол здесь находятся два «presioneiros sovetiсos» (cоветских пленника), военных летчиков, взятых в плен два года назад.


И вдруг прозвучало: «Мы сегодня им предоставляем свободу».


Я своим ушам не поверил. Иван тоже.


Поняли, что это правда, только, когда солдаты-охранники начали нас поздравлять». Через несколько дней пленников посадили на старенькой двухмоторный самолет Си-47, который вместе с представителем Международного Красного креста доктором Смитом из ЮАР и двумя его помощниками из Женевы перевез их в оккупированную ЮАР Намибию. Оттуда – в ЮАР на секретную базу ВВС. Затем советских летчиков вместе с доброй сотней пленных солдат и офицеров ангольской правительственной армии – ФАПЛА, посадили на самолет Си-147 «Геркулес» ВВС ЮАР и отправили в Лусаку, столицу соседней с Анголой страны, Замбии.


В самолете Моллаев и Чернецкий познакомились с коллегой по несчастью — советским прапорщиком Николаем Пестрецовым, и еще одним пленником, кубинским офицером, которых, также готовили к обмену. Камиль Моллаев вспоминает: «В Замбии, после посадки самолета нас привезли советское посольство в Лусаке. Несмотря на то, что была глубокая ночь, посол не спал. Встретил хорошо, крепко нас обнял, поздравил с освобождением и, видя, что мы нервничаем, успокоил: «Вы мужественно перенесли все невзгоды и испытания, вели себя достойно, мы знали каждый ваш шаг, каждое ваше движение, наша разведка работала четко. Живите спокойно, работайте, к вам никаких претензий, вы представлены к высокой правительственной награде».


21 ноября из Луанды прибыл самолет Аэрофлота, который забрал Камиля Моллаева, Ивана Чернецкого, и советского прапорщика Николая Пестрецова. В отличие от советских летчиков, два года проведших под конвоем в ангольской саванне, он отсидел в тюрьмах ЮАР (был захвачен с оружием в руках) полтора года… Кто скажет, кому было легче?

Камиль Моллаев и Сергей Коломнин встретились спустя 32 года в Резиденции Союза ветеранов Анголы в Москве. Январь 2012 г.

История сбитого летчика. Ч.3 Ангола, СССР, Военные мемуары, Текст, Длиннопост

В Москве Моллаев пришел в ЦК КПСС, где сдавал перед отъездом свой партийный билет. Там повторили все, что сказал посол СССР в Замбии. Претензий не было, как, впрочем, и особой теплоты в общении. Вернули партийный билет. Сказали, работайте спокойно.


Но, бурные события, происходящие в СССР не дали этому осуществиться. Как думает сам Моллаев, последняя журналистка, склонявшая его к измене, в какой-то степени, наверное, была права. «Позже, меня несколько раз спрашивали: ты не жалеешь, что не согласился жить в другой стране, сейчас был бы богатейшим человеком, ни в чём бы не нуждался.


Отвечал – нисколько. И, это правда.


У меня всегда на устах слова из песни о журавлёнке, которую помнил всегда ( хотя не помню ни автора строк, ни композитора): когда стая журавлей летела в тёплые края, молодой журавель сказал старому, опытному вожаку, смотри какая земля, тепло, кругом лягушки, давай остановимся и будем здесь жить навсегда, зачем летать туда-сюда.


На  что вожак ответил: «хоть та земля теплей, а Родина милей. Милей, запомни это слово журавлёнок».


К ордену Дружбы народов К. Моллаева и его коллегу представлял посол СССР в Анголе Вадим Логинов, а утвердил представление первый заместитель министра Гражданской авиации. В представлении было написано: — «за время пребывания в плену проявил лучшие качества советского человека, держался с честью и достоинством. За самоотверженный труд и мужество, проявленные при выполнении интернационального долга в Анголе при полетах в районы со сложной военно-политической обстановкой».


Для вручения награды, Камиля вызвали в Президиум Верховного Совета Дагестана. Церемония происходила в июле 1983 года. Вручал, достойную награду Председатель Президиум А. Умалатов. Камиль помнит, что были теплые слова, но не более. Как рядовой случай. Следом вручали награды рыбаку, за рекордные выловы, чабану, спасшему отару в горах от волков.


Камиль не обиделся, но получив орден, быстро ушел. Восстановился на летной работе, скрыв полученную в Анголе травму позвоночника. Летал восемь лет — на самолётах Ан-24, Ан-26. затем переучился на второго пилота лайнера Ту-154.


Стажировался во Внуково, с перспективой на командира корабля Ту-154. Но не суждено было этому сбыться.


После прохождения календарной, очередной годовой строгой медицинской комиссии, вдруг обнаружили у летчика сбой сердечного ритма. Моллаев был комиссован с лётной работы по состоянию здоровья.

История сбитого летчика. Ч.3 Ангола, СССР, Военные мемуары, Текст, Длиннопост

После освобождения была долгая борьба с бюрократами, десятки писем в разные инстанции о признании Камиля ветераном боевых действий.


К кому он только не обращался с просьбой подтвердить свое участие в боевых действиях в Анголе!


Но, следовали ответы: от «гражданским не положено и мы Вас туда не посылали» до «предоставьте документы, свидетелей, что выполняли боевую задачу и были во вражеском плену».


Камиль писал и российскому президенту, и премьеру: «Не нужны мне льготы от этого удостоверения, они у меня есть, я ветеран труда, но пусть меня греет эта корочка».


Наконец, спустя 29 лет в ноябре 2009 г. раздался звонок из Москвы, из Росавиации — приезжайте, получите удостоверение Ветерана боевых действий. Своим ушам не поверил.


20 декабря 2009 года Камиль получил, наконец, заслуженную корочку.

Автор : Сергей Коломнин .


http://sofmag.ru/sergej-kolomnin-istoriya-sbitogo-letchika/

Найдены возможные дубликаты

+2
Меня больше всего поражает в этой истории, как мог экипаж бросить своего командира в горящем самолёте и сбежать. А командир настоящий мужик с большой буквы.