72

Записки пожарного дознавателя. История четвёртая

Продолжаю серию записок про свою службу в госпожнадзоре.

Зачастую пожары в своих целях используют различные злоумышленники. Огонь уничтожает практически все улики, с помощью него можно как совершить дерзкое преступление так и скрыть следы уже совершённого. Зачастую жулики пытаются нажиться на пожаре посредством различных махинаций. Поэтому при расследовании пожаров время от времени выстреливает юридическая аксиома «is fecit cui prodest» - «Сделал тот, кому выгодно».

Июльский день давил жарой. В рабочем кабинете открыты настежь все окна и двери. От жары спасает только холодный разливной квас. Начальник в отпуске, по работе временное затишье, а это значит можно заняться делами которые постоянно откладываешь. Заполнить журналы, подбить карточки о пожарах, списать документы в накопительное дело. И никто не будет отвлекать тебя грандиозными идеями по типу: «А давайте проведём в нерабочее время рейд по сжиганию мусора!»; «А давайте проедем все пришкольные детские лагеря и расскажем детям о вреде курения!»; «А давайте совместно с милицией поедем на пляж и будем гонять пьяных отдыхающих, которые жарят шашлыки!». По моему, отсутствие начальника на рабочем месте благотворно влияет на продуктивность работы. За соседним столом мирно дремал инспектор – усатый майор предпенсионного возраста. За время службы он прошёл огонь и воду и хорошо понял одно: лучше прослужить всю жизнь на маленькой должности не напрягаясь, чем быть большим начальником и каждодневно тратить свои нервы на всяческих совещаниях, переживать за показатели и личный состав. Нашу идиллию нарушило появление незнакомой женщины лет сорока пяти. (Далее наш диалог, Ж. –женщина, Я. – я).

Ж: Здравствуйте, мне нужно справку о пожаре!

Я: Здравствуйте. Где и когда произошёл пожар?

Ж: В Дальних Пикулях! Когда не знаю, мы приехали на прошлой неделе на дачу, а дом и сарай сгорели.

Я: Тогда Вам надо написать заявление, мы его примем, проведём проверку и выдадим Вам постановление об отказе и справку о пожаре.

Ж: Как писать заявление.

Я вздохнул, достал из ящика стола бланк заявления, усадил потерпевшую и стал помогать ей заполнять заявление. Между тем оживился инспектор. «Это в Дальних Пикулях пожар был? Там лет семь уже пожаров не было, сколько там сейчас человек живёт», - победив дремоту, спросил он у заявительницы. «Один человек, остальные дома или брошены или под дачные дома используют», - ответила ему женщина. Помогая ей заполнять заявление, я на автомате сказал потерпевшей: «Вот здесь распишитесь за то, что вы ознакомлены об ответственности за заведомо ложный донос. А то вдруг вы дом сожгли и хотите денег получить от администрации…». Женщина покраснела, и промямлив: «Я дома допишу» - спешно покинула наш кабинет. Заявление спустя час принёс её муж, который вежливо попросил нас провести проверку по факту пожара побыстрее. После его ухода, я обмолвился с инспектором, что придётся ехать писать протокол осмотра в Дальние Пикули – самый отдалённый от райцентра населённый пункт. «Yellow005, не надо ехать, напиши что от травы произошёл пожар. Ну ты же знаешь, дачники выбросили пустую стеклянную бутылку, она сыграла как линза, загорелась трава, а от неё дом! Напишешь и заявитель доволен, и ты в добре» - увещевал меня старый пожарный волк. «Анатольич! Это подсудное дело. Тем более пожарные не выезжали туда, акт о пожаре никто не составлял. Давай поступим так. Я сгоняю в Дальние Пикули, а ты сходи в страховую и узнай застрахованы ли дом и надворные постройки заявителя», - ответил я. Антольич воодушевился. Начальник страховой – приятная женщина в годах, давняя его знакомая. Поход к ней сулил для инспектора возможность тряхнуть стариной в делах амурных. Он поднялся, втянул живот, рукой пригладил свои пышные усы и покинул кабинет с таким звуком, с помощью которого можно объяснять школьникам на уроке физики «Эффект Доплера». Я же пошёл в гараж, и после нудного инструктажа старшего водителя о том сколько бензина в основном и резервном баках УАЗа, и как между ними переключаться, отправился в Дальние Пикули. Сразу после въезда в деревню справа от дороги я увидел одинокий домик. Хозяин занимался с пчёлами прямо возле дома. Я остановился, чтобы опросить его. На мои вопросы он отвечал односложно. Да, пожар был недели две назад, думал трава горит. Пожарных не вызывал, телефона нет. В этот день видел легковую машину, приметы не помнит. После его опроса я двинулся дальше. До места пожара пришлось проехать ещё порядка километра. Объект пожара – остатки дома в виде русской печи на пепелище и надворных построек в виде прямоугольного пепелища. Сразу бросилось в глаза то, что от дома до надворных построек расстояние пять метров, сгорело всё полностью, вместе с тем, от сарая до деревенского туалета полтора метра, туалет цел и невредим. «Ладно, может ветер был в другую строну», - подумал я. Однако и характер повреждения штукатурки русской печи говорили о множественности очагов пожара. Множественность очагов пожара – один из признаков поджога. Кроме того дом не электрифицирован, газа в Дальних Пикулях отродясь не было. Закончив осмотр, я обошёл другие дачные участки и с трудом нашёл двух понятых – древних деда с бабкой. О пожаре они естественно ничего не слышали, приехали после двухнедельного отсутствия и увидели что произошло, хозяев сгоревшей собственности не знают, никак их охарактеризовать не могут. По возвращении меня встретил довольный усатый майор. «Yelow005, ты представляешь дом застрахован на пятьдесят тысяч, а надворные постройки на двадцать, и что самое интересное страховка в августе заканчивается» - бодро отрапортавал он. Мои подозрения только усилились. Единственное что не давало мне покоя, это то, что я не взял образцы пожарного мусора, для последующего его направления в испытательную пожарную лабораторию, для анализа на ЛВЖ-ГЖ. Но прошло уже две недели, были и дожди, вряд ли следы ЛВЖ-ГЖ были бы обнаружены, а специалист лаборатории месяц бы мне мозги делал с исследованием. В общем, я подготовил материал и направил его в РОВД. Милиционеры поначалу пытались откреститься от проблемного материала, давили в том числе на то, что я не назначил исследование на предмет обнаружения следов ЛВЖ-ГЖ, но в итоге приняли материал. Допросили меня в качестве свидетеля, и начали работать с вчерашними потерпевшими. Вчерашние потерпевшие между тем получили страховую выплату в размере семидесяти тысяч рублей, что по тем временам было приличной суммой (за девяносто тысяч можно было купить небольшую квартиру в райцентре). Милиция вела это дело достаточно нерасторопно, и чем по итогу там всё закончилось я уже не помню, вскоре я перевёлся на другую должность и уехал в другой район. Но с уверенностью могу сказать одно – страховое мошенничество не лучший способ заработать, и, несмотря на кажущуюся простоту и безнаказанность, является серьёзным уголовным деянием. И двигаться по этому пути я никому не советую.

Ссылки на предыдущие записки

Записки пожарного дознавателя. История первая

Записки пожарного дознавателя. История вторая

Записки пожарного дознавателя. История третья

Дубликаты не найдены

+6
Вот зачем я эту историю читал у которой нет конца? Подозрения были, сортир был, концовка отсутствует.
-ты видишь этот поджог?
-нет
-а он есть....
раскрыть ветку 3
+4
Согласен, супер история - вот я работал, что-то заподозрил, чем закончилось всё незнаю.
+5

Концовка была, но она позвонит честь нашей службы... Спустя некоторое время я узнал, что вчерашний потерпевший обращался к инспектору с предложением поставить вопрос страхования и последующего сжигания на конвейер. От Анатольича требовалось только выдавать "правильные" справки. Старый пожарный волк отказался, понимал что я не соглашусь. Жулик не растерялся, объехал соседние районы. Где-то ему отказали, а в одном районе согласились. Бизнес пошёл, жулик стал ходить по кабакам. В один из таких визитов в пьяном угаре зарезал какого-то мужчину во время драки. Уехал далеко и надолго. На зоне, то ли от плохой жизни, то ли из-за обещания УДО вспомнил старые грехи и сдал своего подельника. Как по итогу дознаватель из соседнего района был уволен и осужден. История была очень резонансная и оставила пятно на всей службе...

раскрыть ветку 1
+2
Вот это уже достойно детектива)+
+3

ЛВЖ и ГЖ - это легковоспламеняющиеся жидкости и горючие жидкости.

Не за что.

+1

Как раз читаю "жить и сгореть в Калифорнии". Там Ваш коллега главный герой ) А по правилам пожарников, должен ли ключ от чердака многоквартирного дома находиться в одной из квартир на последнем этаже (вот по госстрою должен) ?

раскрыть ветку 3
+1

несомненно должен быть в управляющей организации, и у старшего по подъезду, дому. не обязательно на последнем этаже

раскрыть ветку 2
0
а чего ты человека не поправил мол не "пожарников, а "пожарных"? непорядочек.
раскрыть ветку 1
0

надо было сделать как старый волк посоветовал, но для вида на машине в кабак съездить и девочек покатать и всем было бы хорошо

Похожие посты
137

Записки пожарного дознавателя. История шестая

Продолжаю серию записок про свою службу в госпожнадзоре.

История, которую я хочу Вам рассказать произошла при минимальном моём участии в ней. Большинство процессуальных документов в руках я не держал, и подробности знаю только по рассказам своих коллег из милиции. Но тем не менее в подлинности происшедшего я уверен.

Утром, по приходу на службу меня обрадовал диспетчер. Поступило сообщение о пожаре автомобиля на региональной трассе соединяющей нашу область с соседней. Выдвигаясь к месту вызова я тайно надеялся, что пожар произошёл на территории соседней области и это будет уже не моя головная боль. Однако по прибытии я увидел, что машина не доехала буквально триста метров до заветной стелы, установленной на границе областей. На трассе был перекресток, съехав по которому можно было попасть в пограничный населённый пункт нашей области. Чуть поодаль была небольшая площадка для стоянки техники, на которой стояла старенькая автобусная остановка из бетона и стали, чуть подальше туалет. А правее площадки, грустно стоял обгоревший C-класс с разбитым стеклом водительской двери. Пока я делал фотографии и проводил осмотр подтянулась следственно-оперативная группа РОВД. Пошутив со следователем на тему сгоревшей немецкой техники, проведя аналогию с 43 годом, я высказал своё удивление таким поступком угонщиков. Действительно, угоняя элитный автомобиль зачем сжигать его, и почему надо было разбивать стекло. Участковый тем временем уехал за понятыми в соседнее село, а следователь рассказал мне, что им поступило заявление от хозяина авто об угоне, и когда они узнали о пожаре авто, то решили сразу проверить. Хозяином мерседеса оказался начальник местного пункта приёма черного и цветного металла. Молодой тридцатилетний парень, родом из областного центра гонявший по району на новеньком автомобиле вызывал черную зависть местных. Работал он со своим замом по очереди вахтой. По две недели жили в строительном вагончике на территории чермета. Днём были ещё и другие работники, однако ночью они оставались одни. В одну из таких ночей на потерпевшего напали неизвестные, избили, связали, забрали деньги из сейфа и угнали машину. Камера на пункте приема была только на весовой, поэтому по горячим следам вычислить нападавших не удалось.

Дописав протокол осмотра я поехал обратно в пожарную часть. Обыкновенный поджог, передам по подследственности в милицию, однако что-то не давало мне покоя в этом деле. Бандитов нашли всё же в этот день – обыкновенные деревенские мужики, без судимостей, работали в местной агрофирме. Попытки расколоть их не увенчались успехом. Злоумышленники тут же воспользовавшись предоставленным им правом ушли в несознанку и молчали на допросах. По словам коллег из милиции не помогали даже передовые методы допросов.

Статья была серьёзная, поэтому дело было передано следственному комитету при прокуратуре. Молодой прокурорский (вообще следователи прокуратуры у нас менялись с завидным постоянством) проявил необычайное рвение в этом деле. Он обратил внимание на ряд нестыковок в деле и заметил обстоятельства, которые следователь РОВД упустил из виду. Так, новенький автомобиль был взят потерпевшим в кредит и застрахован по договору страхования КАСКО. В те времена ещё только появился модный сейчас способ определения местонахождения абонента сотовой связи путём биллинга. Запросив местонахождение телефона хозяина угнанного авто в ночь совершения преступления прокурорский выяснил, что потерпевший находился вблизи места, где автомобиль и был сожжён. Благо совсем рядом была соседняя область и сотовая вышка нужного оператора. Дальше дело техники, постепенно клубок начал распутываться и все фигуранты заговорили.

Вот как всё было на самом деле. Потерпевший накануне объезжал населенные пункты района с целью заготовки металла. Он находил металл, договаривался с людьми, давал задаток, потом приезжал автомобиль с манипулятором и всё вывозил. В одной деревне начальник чермета познакомился с тринадцатилетней девочкой. Пообещав подарить ребёнку цифровой фотоаппарат заманил её в ближайшие посадки, где совершил в отношении неё насильственные действия сексуального характера. Девочка была очень напугана и боялась гнева родителей. Насильник был ей не знаком, внешность она его не запомнила, плюс ко всему передвигался он не на своём новеньком мерседесе, а на 412 москвиче, заботливо своим ходом пригнанном на чермет какими-то алкашами. Авто без номеров удаляется, девочка в шоке бежит на речку и смывает с себя следы преступления. Родители только через несколько дней замечают её подавленное настроение и допытываются до истины. Естественно отец в бешенстве, а так как деревня маленькая и никто посторонний не остаётся там незамеченным, то взрослые быстро вычисляют мерзавца. В милицию идти бесполезно, посчитали родители, у насильника по любому деньги и связи, доказательств нет, непосредственно контакта с проникновением не было. Отец девочки собирает своих друзей-коллег и ночью они едут на чермет в районный центр. Избивают и связывают педофила, затем производят в отношении него насильственные действия сексуального характера. Ослабляют веревки и уезжают по домам. При этом народные мстители не трогают ни деньги из сейфа ни новенький автомобиль гадёныша. Однако в его голове зреет грандиозный план как и отомстить и навариться. Новенький авто был взят педофилом в кредит, причём деньги на первоначальный взнос он взял в долг у своего начальника – начальника подразделения крупного областного завода, куда и стекался металл с маленьких филиалов, таких каким и руководил лжепотерпевший. Обслуживать авто дорого, плюс платить кредит и одновременно выплачивать долг становится тяжело (понты обходятся дорого). Начальник чермета развязывается, забирает деньги из сейфа, вывозит авто на границу области и сжигает, после чего спокойно на самом раннем автобусе добирается в райцентр, где и разыгрывает комедию с целью получения денег из страховой.

Точно не могу сказать, но все фигуранты этого дела с обеих сторон получили реальные сроки. Молодой прокурорский следователь уехал на повышение в область.

Прошло несколько лет. В один из дней мне надо было доехать в соседнюю область на авторынок. Проезжая мимо той самой площадки на границе областей, я заметил мужчину, продающего саженцы. А что, место удобное, здесь большой поток машин, останавливаются часто, плюс в соседней области крупное плодоовощное хозяйство и их яблони хвалят. Остановился посмотреть. Не старый с виду мужчина хромая подбежал ко мне и стал рассказывать о преимуществах тех или иных сортов. Но я уже не слушал его, в нём я узнал того самого педофила. Развернулся, сел в машину и поехал. Смутные чувства. Наверное место преступления и правда притягивает преступников, даже спустя годы.

Ссылки на предыдущие записки

Записки пожарного дознавателя. История первая

Записки пожарного дознавателя. История вторая

Записки пожарного дознавателя. История третья

Записки пожарного дознавателя. История четвёртая

Записки пожарного дознавателя. История пятая

Показать полностью
377

Теплый привет из 1986-го

Дедушка и бабушка моего мужа жили в деревне в горах. Он мне часто рассказывал, как проводил у них все летние каникулы — это чуть ли не самые тёплые воспоминания из его детства.


Недавно наводили порядок в документах и среди разных бумажек нашли два пожелтевших листа, вырванных из тетради. Оказалось — письмо, датированное июнем 1986 года, от моего мужа его маме.


С разрешения мужа делюсь кусочками тёплого и счастливого детства 34-летней давности:


«20.06.86 г.


Дорогая мамуля!


Доехали мы благополучно, только в вагонах было очень жарко. На вокзале нас встречала тетя Тамара и мы с трудом взяли билет на автобус.


Бабушка и дедушка (на мотопеде) в 16 часов 15 минут ждали нас на автобусной станции, а мы сошли с автобуса на повороте и по центральной улице Ленина пришли к бабушке. Понятно, что разминулись.


У бабушки в доме разгирдяш, потому что делает ремонт в комнате и на кухне, но полы уже высохли. Я бабушке все время помогал выносить постельные принадлежности, то во двор, то назад в комнату.


Под руководством дедушки я сам собрал велосипед и уже ездил за травой для кроликов. Здесь очень жарко, до 32 градусов тепла, а дождя нет. Доспевает вишня, крыжовник, а красная и черная смородина уже поспели. Слива и малина еще зеленые.


Дедушка на меня рассердился, что я не пишу тебе письмо и спустил колесо на велосипеде, говорит пока не отправлю тебе письмо не даст кататься на велосипеде.

Книг тебе дедушка накупил но еще не прочитал, поэтому и не отправляет. Но днями говорит отправит тебе несколько – два тома с красивыми корешками.


Я здоров, мотаюсь во всю и помогаю бабушке. Письмо твое получили.

Днем в тени отдыхаем на раскладушке.


Дедушка купил мне «Русские сказки» и книгу Шклярского про охоту Томека в Австралии на кенгуру и ловлю других животных для зоопарков Европы. Ты мне помнишь купила книгу этого писателя «Томек у истоков Амазонки»? Эта книга очень интересно и увлекательно написана, но дедушка и ее забрал, пока не отошлю тебе письмо.


Вот такие у меня радости и печали.


Вот бабушка немного освободится от работ после ремонта и мы с ней будем варить варенье. Она с 15 июня находится в отпуску. Говорит зачем мне работать когда моя доця много зарабатывает.


Конечно, если ты поняла, письмо написано под редакцией дедушки, потому что ему уже надоело смотреть как я мучусь и не получается у меня толкового письма.


Целую крепко, крепко

Твой Саша!»

Теплый привет из 1986-го Детство, Деревня, Письмо, Ностальгия, Длиннопост
Показать полностью 1
110

Записки пожарного дознавателя. История пятая

Продолжаю серию записок про свою службу в госпожнадзоре.

На учете в органах госпожнадзора помимо прочего находятся бесхозные дома. Совместно с заинтересованными органами надлежит проводить работу по уменьшению их количества. Но, как правило, они только множатся. Люди умирают, уезжают в поисках лучшей жизни в города, а дома бросают. Действительно, мало кому нужен дом в глубинке, где нет ни центрального водопровода, ни газа. В лучшем случае, можно продать на стройматериалы. Я и сам первое время жил в доме, хозяин которого умер. Дети хозяина сдали мне его бесплатно, с условием, что я буду протапливать его (на улице была зима) и платить за коммунальные услуги.

Днём в пожарную часть позвонил встревоженный заявитель. С его слов, поймал поджигателя, милиция обещала приехать но пока не едет, поэтому звонит пожарным. Садимся с начальником части в служебный УАЗ и по заснеженным улицам мчим по адресу. По приезду наблюдаем такую картину: здоровый хозяин дома держит за шкиряк тщедушного мужчину непонятного возраста. Со слов хозяина, он увидел как кто-то копошится во второй недостроенной половине его двухквартирного дома. Вторая половина строилась для сына хозяина, оставалось провести там коммуникации, выполнить внутреннюю отделку. Так вот, хозяин увидел в недостроенной половине дома лицо без определённого места жительства. Бомж, в наглую разбирал деревянные части интерьера и складывал их посередине комнаты, намереваясь, вероятно, развести костёр и согреться. Несколько таких случаев уже было и в нашем районе. В результате таких действий были уничтожены как нежилые, бесхозные дома, так и жилые. К счастью, никто не пострадал. Принимаем решение сами на служебном автомобиле отвезти субъекта в РОВД и оформить его. Бомж и не возражает. Правда везти его пришлось с открытыми окнами – такой сильный смрад он источал. Пока общались с заявителем, паковали жулика, рабочий день закончился. РОВД встречает нас угрюмым дежурным. «Принимай клиента!» - говорит начальник пожарной части. «Никого нет, все уехали в Чертановку, там поножовщина. Принимать не буду», - отвечает дежурный. «Слушай, сейчас зима, мороз лютый, мы его отпустим он сейчас залезет к кому-нибудь в дом и спалит его!» - ввязываюсь я в разговор. «Без заявлении не приму!» - безапелляционно отвечает дежурный. «Да без проблем, сейчас напишу!» - обрадовался я. «Вы не имеете право, Вы должностное лицо», - спокойно отвечает дежурный. «Рабочий день закончился, я больше не должностное лицо», - пытаюсь вывернуться я. Но моя попытка обречена на провал. В итоге начальник части едет за хозяином дома, бомж мирно спит на лавочке, здание РОВД наполняется ядовитыми миазмами. Мы беседуем с дежурным. «Yellow005, так я узнал этого жулика. Помнишь на прошлой неделе в Ленинке коровник заброшенный сгорел? Наши тогда этого перца поймали на месте преступления, повезли в отдел. Но от него так воняло, что они его по дороге высадили. Мороз был минус тридцать, наверное, до ближайшего населённого пункта километров двадцать. Думали замерзнет, а он гад, вон какой живучий!» - вспомнил дежурный. «Пироман какой-то», - резюмировал я. Приехал заявитель, бомжа оформили. Мы разъехались домой. С утра пораньше в РОВД пришёл инспектор госпожнадзора – старый пожарный волк, Анатольича. Анатольич под неодобрительные возгласы уборщицы (запах был тот ещё) составил в отношении хулигана протокол, правда паспортных данных его не было, пришлось устанавливать личность. Мы же ломали голову как нашего клиента правильно оформить, сошлись на том, что формально усматриваются признаки поджога, значит должны разбираться милиционеры. Нашим коллегам из РОВД видимо не хотелось возиться с вонючим клиентом (плюс ко всему последний свой паспорт он получал ещё в СССР, на территории современной Украины), поэтому по истечении суток его выкинули под зад коленом на улицу. О том бомже не вспоминали до лета. Летним вечером часов в девять я увидел из окна своего дома зарево над посёлком. «Сейчас позвонят», - подумал я. Пейджеры тогда были только у городских дознавателей, нам же звонили на домашний телефон. И, действительно, не успел я заварить чай в термосе, как раздался звонок. Взяв папку и фонарик, я, пешком, пошёл в сторону зарева. Объектом пожара являлся бесхозный дом, каких много. Всё бы ничего, но чувствовался устойчивый запах сгоревшего тела. Многие цинично называют сгоревших людей «шашлык», однако ничего общего с этим блюдом запах не имеет, однако из памяти его не выкинешь. Пожарные поливали дом через оконные проёмы, зайти внутрь не получалось из-за едкого дыма. И только около двух часов утра, прямо посередине большой комнаты мы обнаружили погибшего в позе боксёра. Прямо под погибшим прогорел пол, поэтому он провалился ниже уровня пола и сразу его не было видно. Командир отделения подошёл к пожарной машине и передал диспетчеру: «На месте пожара обнаружен пакет». Стоит отметить, что в пожарной охране при ведении радиосвязи погибших не называют «погибшими». В зависимости от региона могут передавать их кодовыми словами или цифровыми обозначениями (по аналогии с армейским грузом 200). Это сделано для того чтобы о погибшем на пожаре не услышали посторонние, а как показывает практика, практически на любом пожаре присутствуют ротозеи всех мастей. Диспетчер сообщил в РОВД, подтянулась следственно-оперативная группа. Следов убийства не обнаружено. Причина смерти – гипоксия и ацидоз, вызванные отравлением продуктами горения. Погибший спал на полу на матрасе, по всей видимости, заснул пьяный с сигаретой. Документов у погибшего не оказалось, опознать его не представлялось возможным. Следователь постановил сохранить бедренную кость и голову бедолаги. Судмедэксперт такого поворота не ожидал. И каждый раз, когда я приезжал за справкой о причине смерти, тряс передо мной металлической биксой с головой погибшего и сыпал проклятиями. Приходилось каждый раз разъяснять судмедэксперту, что это не я принял такое решение, а следователь прокуратуры. Объяснения затягивались, поэтому я стал брать с собой на такие мероприятия Анатольича – человека со стальной печенью. Я считаю, что погибшим был наш «пироман», так отпечатался он моей памяти. Тем более, я его больше потом не встречал. Бедолагу, так и похоронили в безымянной могиле, про этот случай все забыли, правда бесхоз стал гореть намного реже, что собственно положительный момент в этой истории.

Ссылки на предыдущие записки

Записки пожарного дознавателя. История первая

Записки пожарного дознавателя. История вторая

Записки пожарного дознавателя. История третья

Записки пожарного дознавателя. История четвёртая

Показать полностью
262

Записки пожарного дознавателя. История третья

Продолжаю серию записок про свою службу в госпожнадзоре.

Служба делает тебя практически невосприимчивым к людскому горю. Когда ты пачками расследуешь пожары на такую «мелочь» как сострадание стараешься не тратить свои силы. Ты как будто обрастаешь коркой, которая не пропускает не нужные для тебя эмоции потерпевших. Первое время ищешь этому логическое объяснение и находишь – большая часть погорельцев сами в этом виноваты. Однажды вступив на путь саморазрушения они не сворачивают с него ни при каких условиях. Большинство погибших на пожаре – в состоянии алкогольного опьянения. Единственное к чему невозможно привыкнуть это детские смерти. Если с взрослыми более менее всё понятно, то гибель ребёнка вызывает сбой хорошо выстроенной тобой защитной системы. «А он почему? Он же ни в чём не виноват? Почему так произошло?» - куча вопросов кружится у тебя в голове. Мозг пытается переварить случившееся, но не может. Бессильная злоба на окружающий мир. И пустота. Каждый по-своему выходит из этого состояния. Кому то помогает алкоголь, кто-то приходит домой и отвлекается общаясь с близкими. Я же после подобных случаев всегда приходил в храм и ставил свечку за упокой. Не то чтобы я считал себя серьёзно верующим человеком, нет, это просто была моя терапия, которая позволяет принять случившееся и отпустить его. Когда мама двоих мальчиков погодок с любовником уходят из дома в пять утра «за картошкой», а возвращаются к пепелищу из-за оставленного без присмотра обогревателя, поневоле пытаешься заставить себя думать, что мир не настолько несправедлив как кажется.

Вызов о пожаре в частном жилом доме поступил во втором часу утра. Наскоро собравшись и заварив в термосе чай я потопал в пожарную часть. Тёплая летняя ночь встречала своим простором. От дома до пожарки – 15 минут пешком. Придя на работу, созвонился с начальником и попросил разрешения доехать до места на служебном автомобиле. Деревня, где случился пожар находилась в десяти километрах от райцентра. При подъезде к месту я не увидел привычного зарева. Значит потушили уже. Пришлось ориентироваться по мокрому следу на дороге, оставляемому автоцистерной. Служебный УАЗ уверенно двигался по ухабистой дороге, и вот, я подъехал к месту пожара. Объектом пожара являлся обычный срубовой дом с большой пристроенной верандой. Пожарные уже сворачивались, окарауливать оставили водителя муниципальной пожарной команды на пятьдесят третьем газике. Учитывая время суток народа было немного. Я вошёл в дом. На веранде стоял самодельный дровяной водонагреватель, сваренный из газовых баллонов. У нас их называли «титан». Через сени я зашёл в единственную жилую комнату. То что я увидел надолго потом отпечаталось у меня в памяти. Сама комната практически не пострадала от воздействия огня, все предметы и мебель были только покрыты изрядным количеством сажи и копоти. Слева от входа в комнату располагалась кровать полуторка. В метре от неё стояла детская кроватка, а в проходе межу ними лежал труп женщины. Похоже она пыталась встать, чтобы спасти ребенка, но не смогла. В кроватке навсегда застыл малыш, протянув свои ручки в сторону матери. Справа от входа стояла двуспальная кровать, в которой лежало два трупа, мужской и женский. Наверное даже не проснулись. Осмотрев комнату я вышел на улицу. Подъехали сотрудники милиции вместе со следователем прокуратуры, глава сельсовета. Следователь зашёл внутрь, участковый отправился искать понятых, а я достал из машины термос с чаем, налив себе и главе сельсовета, начал его расспрашивать о семье погибших. Семья не местная. Муж с женой лет пятидесяти, их дочь, разведенная с четырехлетним ребенком. Дом достался в наследство главе семьи от каких-то дальних родственников. Приезжают на лето откуда-то с Севера нашей необъятной Родины отдохнуть, зарядиться энергией. Природа здесь и правда располагает к отдыху. Деревня расположена на склоне, внизу речка, за рекой лес. В хорошую погоду открывается замечательный, просто космический вид. Подтянулись сонные соседи, которых участковый притащил в качестве понятых. Из разговора с ними я понял, что семья порядочная, не пили, не буянили, за ребенком ухаживали, гуляли с ним, купали каждый день вечером. Глава семейства курил исключительно на улице. Из осмотра дома видно, что основное горение происходило на чердаке, и в пристроенной дощатой веранде. Жильцам был отрезан путь выхода, а из-за того, что пожар произошёл ночью, они не успели проснуться и сориентироваться. Я полез на чердак, вход на который имелся из сеней. Наверху ярко тлели угли, изредка вспыхивали языки пламени. «Не дотушили», - пронеслось у меня в голове. Пришлось вместе с водителем муниципальной пожарной команды проливать чердак. В комнате ворчал следователь, проводивший описание трупов, на которого из щелей в потолке капала грязная вода. Завершив эту работу я взял лопату, фонарь и стал копаться в куче пожарного мусора, надеясь найти какие-нибудь зацепки. Почему-то в тот момент я думал об электрических причинах пожара, но ничего найти мне не удавалось. На чердаке проводки не было. И тут я вспомнил фразу местного жителя «за ребенком ухаживали, гуляли с ним, КУПАЛИ КАЖДЫЙ ДЕНЬ ВЕЧЕРОМ». Действительно, для деревни, где нет центрального водоснабжения и газа это настоящий подвиг. Надо натаскать воды с колодца, растопить печь, нагреть воды… Стоп, но печь, стоявшая в доме имела вид неэксплуатируемый. Спустившись я снова подошёл к соседу этой семьи. «А где купали», - спросил я его. «Да вот на веранде в тазике. А воду грели в титане», - ответил мужчина. После осмотра «титана» мне всё стало ясно. Металлическая труба самодельного водонагревателя не имела разделки от горючих конструкций чердачного перекрытия. В этом месте я и обнаружил очаговые признаки, сквозной прогар, максимальное переугливание древесины. В десять вечера искупали малыша и легли спать всей семьёй. Пожар вышел на кровлю, потихоньку тлел, разгорался, и где то в первом часу ночи началось интенсивное горение.

Светало. Следователь буднично давал указания местным жителя, которые на одеялах вытаскивали трупы и забрасывали их в кузов приехавшего бортового ГАЗа. «Родственников у них здесь нет. Как с погребением вопрос решать!» - сетовал глава сельсовета. А я стоял и думал, что как то всё это несправедливо так происходит в нашей жизни…

Ссылки на предыдущие записки

Записки пожарного дознавателя. История первая

Записки пожарного дознавателя. История вторая

Показать полностью
72

Записки пожарного дознавателя. История вторая

Продолжаю серию записок про свою службу в госпожнадзоре.

За годы службы я усвоил, что профилактика пожаров дело неблагодарное. Те, кому суждено погореть, сделают это обязательно. Причём некоторые индивиды идут к этой цели самоотверженно и беззаветно, и никакие увещевания, памятки, беседы и даже штрафы их не остановят.

В один из дней в первой декаде января, когда столбик термометра застыл на подходе к минус тридцати, а выходить на улицу хотелось только в двух бушлатах надетых поверх шинели в районной администрации наблюдалось оживление. Проводилось рабочее совещание под руководством главы района. Поступающие сводки больше напоминали новости с полей сражений: десять человек погибших в результате алкогольной интоксикации, пьяной драки, замерзших на улице или сгоревших на пожаре.

Главой было принято решение организовать ряд превентивных мероприятий по снижению смертности среди населения к которым были привлечены все основные службы района. И пока скорая помощь непрерывно бороздила улицы посёлка в поисках претендентов на обморожение, которых беспощадно отлавливали и отвозили поправлять здоровье под капельницу, пожарные совместно с милицией и администрацией осуществляли подворные обходы среди социально неблагополучных групп населения. Я передвигался по посёлку на служебном УАЗе вместе с пожилым ворчливым майором милиции, отвечавшим в РОВД за лицензионно-разрешительную работу и молодой девушкой - специалистом административного отдела администрации. Несмотря на царившее новогоднее настроение все наши кандидаты прятались по домам – сказывался мороз. В одном доме дверь нам открыли кошки во главе с женщиной на вид лет пятидесяти, тридцати девяти по паспорту. Обстановка в доме своим аскетизмом говорила о том, что всё что можно было пропить уже пропито. Отсутствовали даже межкомнатные двери, вместо них висели прибитые сверху к косякам дверного проёма шерстяные одеяла. Всё народонаселение данного дома состоявшее из его хозяйки и множества кошек ютилось в одной комнате. Этому было простое объяснение, имевшаяся в доме печь давно не топилась из-за отсутствия дров, а эта комната отапливалась самодельным электронагревательным прибором, так называемым «козлом». «Козёл» представлял собой асбестовую трубу на ножках, на которую была намотана металлическая пружина, к разным концам которой подсоединён двухжильный провод. Увидев «козла» майор милиции нахмурился, а специалист администрации, с самого входа в дом зажимавшая нос рукой, стала испуганно переглядываться с нами. Профилактическая беседа с хозяйкой не возымела успеха, пришлось составлять протокол, хотя было ясно, что штраф она не заплатит, так как нигде официально не трудоустроена. Во время беседы одна из кошек прибежала к хозяйке из соседней комнаты, откинув шерстяное одеяло, исполнявшее роль двери на «козла». Одеяло мгновенно задымилось. Майор милиции нахмурился ещё сильнее, специалист администрации стала свободной рукой испуганно показывать в сторону зарождающегося пожара, а мне пришлось, не прерывая профилактического разноса, сдернуть одеяло и притоптать его немного. Понятно было, что это ещё не конец, «козёл» расходует много электроэнергии, что тоже наводило на определенные мысли.

После осмотра ввода электропровода в здание было установлено, что самодельный электронагреватель подключен в обход счётчика. Поэтому совершенно очевидно что мной был совершен контрольный звонок начальнику РЭС. С чистой совестью мы направились дальше, а этот случай мгновенно стёрся из моей памяти. Вспомнил я его буквально через три дня, когда поступил вызов о пожаре в частном жилом доме по знакомому адресу. Действительно сгорел дом нашей недавней знакомой. Хозяйку правда вытащили, с ней было всё хорошо, кошек тоже вытаскивали (правда я не уверен всех ли вытащили).

Так вот причина пожара оказалась проста до безобразия. На следующий день после моего звонка начальнику РЭС к хозяйке пожаловали электрики, которые отключили её дом от электричества (причем отрезали провод на самом столбе, чтоб неповадно было). Помыкавшись, хозяйка решила растопить имевшуюся в доме печь остатками мебели. Естественно печь после долгих лет вынужденного простоя была не готова к такому (труба не прочищена от золы, штукатурка печи местами отвалилась). Очаг пожара был определён однозначно, как и причина – нарушение правил пожарной безопасности при эксплуатации отопительной печи. Нашу знакомую я потом ещё встречал неоднократно в различных притонах, но сам случай надолго запомнился мне. По прошествии ряда лет у нас зашёл разговор с коллегой с другого района как раз про такие стечения обстоятельств. Как оказалось, у моего коллеги был такой же случай, но с печальным исходом. Хозяин дома, дед пенсионер погиб на пожаре.

После этого я пришёл к выводу:

1. профилактика пожаров в жилье даёт специфические результаты;

2. кому суждено сгореть, тот не утонет.

Показать полностью
136

Записки пожарного дознавателя. История первая

Мне довелось целых шесть лет отработать в рядах доблестного госпожнадзора на различных должностях. При этом моя служба всегда была связана с расследованием пожаров. Дознаватель госпожнадзора, или пожарный дознаватель как я его назвал, по своей сути тот же детектив.

Особенность расследования преступлений, связанных с пожарами заключается в том, что, зачастую, огонь уничтожает все улики, и дознавателю по крупицам, как мозаику приходится собирать всю картину происшедшего. Но всё же, огонь тоже оставляет следы. Очаговый конус, сквозные прогары строительных конструкций, глубина переугливания древесины, цвета побежалости и структура деформации металла – всё это ключи к определению очага и причины пожара.

Только занимается этим дознаватель не сидя в кресле у камина и играя на скрипке, а с лопатой по колено в куче пожарного мусора.

В один из летних дней поступил вызов о пожаре частного жилого дома в районе железнодорожного вокзала. Дежурное отделение пожарной части сработало очень хорошо, благо вызов поступил днём. Прибыв на вызов, пожарным удалось локализовать пожар в месте его зарождения – на чердаке кирпичного дома площадью сто квадратных метров. В результате пожара пострадала в основном кровля (значительно обуглились стропильные балки и обрешётка, местами повреждена металлочерепица, пара небольших сквозных прогаров в перекрытии), да пожарные слегка залили ремонт в доме. Никто, к счастью, не пострадал. Как я уже говорил, сработали пожарные здорово, во многом благодаря раннему обнаружению пожара. Собственниками дома оказались две сестры непонятного возраста и шарообразной комплекции. Эти гражданки, помимо совместного долевого владения жилым домом, держали в районном центре бизнес – обыкновенный кабак на железнодорожном вокзале. Место расположения питейного заведения и слабая конкуренция в провинциальном посёлке позволяли хозяйкам заведения вести относительно вольготную жизнь. Местные правда не любили их за прижимистость, а из-за особенностей фигуры прозвали «колобками».

Осмотр места пожара не оставил двояких толкований по поводу места возникновения. Пожар возник на чердаке дома. Оставалось только установить причину. Чердак был закрыт, занесение источника воспламенения извне исключалось. Оставались электрические причины. Проводка заводилась в дом как раз через чердак, и вся разводка была тоже на чердаке. Однако вся электрика была выполнена хорошим трёхжильным медным проводом соответствующего сечения в двойной изоляции. Скрутки тоже были выполнены на совесть и заизолированы. Помимо прочего, провода были проложены в металлической гофре. И только после осмотра придомовой территории удалось установить причину пожара – в огороде валялся отгоревший алюминиевый двухжильный провод, ведущий в баню. Как потом выяснилось, желая сэкономить хозяева выполнили на совесть только проводку в доме, на баню же кинули «соплю» из дома с обратной стороны от ввода электричества. Рвётся там, где тонко. В один из дней после скачка напряжения (в сельской местности перекос фаз явление обычное) электрический ток нашёл для себя выход в месте соединения медного и алюминиевого проводов.

Дом был застрахован. Страховая сумма – один миллион рублей, неслабо для райцентра, где средняя заработная плата едва переваливает за шесть тысяч. Хозяева получили четыреста с копейками тысяч от страховой (по тем временам огромная сумма). По разговорам местных жителей суммы хватило и на ремонт, и даже ещё осталось. Казалось бы на этом эта история должна была закончиться. Но тут у «колобков», как у истинных комерсантов включилась жажда наживы. Пошли в ход попытки угрозы электрикам, жалобы на некачественное тушение пожарными, жалобы в отношении меня на некачественно проведенную проверку по факту пожара. Причём жалобы прямиком на имя президента.

Однако наша система рассмотрения обращений граждан построена таким образом, что кому бы ты ни жаловался – твоё обращение всё равно спустят на местный уровень (и даже если ответ на обращение будет за подписью самого высокого лица, это значит что проект ответа ему оправили с «земли»), а на месте разобравшись ничего противоправного не обнаружили.

Пожарные, как я уже говорил, сработали профессионально. У меня в материалах дела все доказательства налицо, даже исследование испытательной пожарной лаборатории имеется.

Короче «колобкам» не удалось в этот раз наказать систему, но так как они остались в плюсе, то со временем, успокоились и жаловаться в разные инстанции прекратили.

Мораль: не экономьте на своей безопасности, любые работы должны проводиться только профессионалами из проверенной конторы.

P.S. Любите своих близких.

Показать полностью
189

Цикл "Гришка". Душа неупокоенная (продолжение)

Когда чёрные струйки стали просачиваться под дверью, наполняя горницу удушливым дымом, Фёкла метнулась к маленькому засаленному оконцу. Застучала, зацарапала, захлёбываясь в бесполезных попытках что-то объяснить собравшемуся люду. Дым, подхваченный сухим ветром, клубился и опрокидывался на собравшихся густыми волнами, скрывая их озлобленные лица. Крепкие брёвна трещали, заглушая отчаянные вопли. Задыхаясь, Фёкла упала на пол, закрыла лицо от опаляющего жара и поползла, готовясь принять неизбежное. Среди всякого хлама, разбросанного по полу, рука нащупала железное кольцо, намертво приделанное заботливым хозяином к крышке, закрывающей вход в подполье. Прилагая неимоверные усилия, женщина приподняла её и скатилась вниз, в спасительную темноту, обдавшую не огнём, а запахом земли и сырости.


***

Село Медвежино встретило Гришку криками петухов, да мычанием скотины. Признаться, большего он ожидал. Всё-таки, тоже районный центр, до города рукой подать, места вон какие, а тут запустение какое-то, крайние дома неухоженные, дворы заросшие, на улице – ни души. А нет, появилась душа – мальчишка в стоптанных шлёпанцах неторопливо проследовал куда-то, болтая в воздухе пустым пакетом.

- Мальчик, эй, хлопец, - окликнул было Гришка.

-Чего надо? – раздался недружелюбный голос, и из-за забора показалось лицо немолодой женщины в белом платке. Гришка аж оторопел от неожиданности.

- Да мне бы узнать, как до Поспелово добраться.

- Нет, ты поглянь, и этот туда же. Чем же вас это проклятое место приманывает? От Поспелово с прошлого века даже холмиков не осталось, а вы всё лезете и лезете. Иди-ка, ты парень своей дорогой от греха подальше!

- Цыц, анафема, раскудахталась! Чего человека прогоняешь? Заходи, человек, гостем будешь, - у раскрытой калитки стоял седой старичок, пытаясь улыбнуться обезображенными губами.

Старичок оказался дедом Романом, местным пенсионером, проживающим с дочкой и внуком. Скоро перед Гришкой оказалась тарелка наваристых щей да штоф собственноручно изготовленной дедом наливки. Как не отказывался Гришка, а уважить пришлось, и в первый, и в третий раз. Ух, хороша!

- Ты вот, Гриша, мне разъясни, ради чего ты это к нам приехал и какой у тебя интерес, хороший, али плохой? Знаешь, сколько сюда приезжало за последние-то годы. И телевидение, и молодёжь, и люди учёные. А ничего не нашли, так и уезжали восвояси ни с чем.

- А вот что-то и нашли, фотографии тому доказательство.

Захмелевший Гришка долго рассказывал деду о фотографиях, о горящей всю ночь, а потом исчезающей избе, ну и о скудных фактах, выуженных на просторах интернета.

- Ишь, фотографии он видел. Да у нас в селе дома, как старые газеты каждый год горят. Жертв, правда, не было, а чего горят, шут их разберёшь. И всё ночью, ночью. Медвежино, между прочим, первое место в районе по пожарам занимает, люди боятся, уезжают, эх.

Старик как-то сник, погрустнел, а потом потянулся за наливкой, наполняя рюмки себе да Гришке.

- Много вы приезжие знаете! У нас тут каждая собака про Поспелово ведает, а спроси – ни за что не скажет. А дом тот, и правда, появляется, сам видел, и не только видел, а и внутри побывал.

С этими словами дед расстегнул пуговицу на рубахе и показал Гришке шрам от ожога, опоясывающий грудь.

- Ногам тоже досталось, ну а на лице, сам видишь.

Выпитая наливка разлилась по лицу деда красными пятнами, окрасив правую щёку в синевато-багровый цвет. Стянутая застарелым ожогом кожа, приподняла край верхней губы, накидывая маску вечной ухмылки, а правое полузакрытое веко прибавило к этой маске попытку подмигивания. Багровое ухо, вернее, то, что от него осталось, свернулось безобразным комочком, выставив вверх острый кончик. Гришка подумал, что встреть он деда в тёмную пору, задал бы стрекача, и это в лучшем случае.

- Поспелово это в километрах пятнадцати отсюда, если посчитать, прям у реки когда-то стояло. Сейчас ни за что не угадаешь, что там когда-то деревня была: место ровное, как на ладони, кругом трава по пояс – косить, не перекосить. Я тогда помоложе был, так вот всё удивлялся – какого лешего столько добра пропадает: ни пашут, ни сеют, ни косят. У наших мужиков делянки для покоса похуже, а туда никого калачом не заманишь. Вот и решили мы с одним знакомым по деляночке там отхватить. Всё честь по чести, собрались, выпить взяли, закусить, ну и рано поутру туда отправились. Скажу я тебе, Гриша, покос там знатный, мы весь день там работали, а под вечер на краю костерок развели, разложились, выпили на радостях, решили – переночуем, а с утра опять за работу. Я уже заснул, когда меня знакомый толкать стал: «Смотри, Ромка, что за хрень, или я один это вижу»! Я спросонья сразу ничего не увидел, а потом волосы на голове зашевелились: шагах в двадцати от нас изба стоит, на старинный манер срублена, такие наши прадеды ещё ставили. Мы с приятелем друг друга подталкиваем, а подойти боязно. Потом осмелели, вокруг даже обошли. Место не тронуто, трава к стенам подступает, а изба настоящая, только дверь снаружи деревянным околышем подпёрта. Я этот околыш в сторону, и внутрь, благо, фонарь с собой, а приятель снаружи остался. Всё орал: «Чего там, да чего там?» Ну а чего там, печка огромная, лавки у стен да стол, на столе чугунок да крынки, грязища кругом. А потом я её-то и увидел.

- Кого её?

- Бабу. Куча тряпья на полу бабой оказалась. Я и рассмотреть её толком не успел, кругом как полыхнуло. Мне показалось, что всё разом загорелось, и стены, и стол, и лавки. Я к двери, а она снаружи подпёрта. Я ору, одежда на мне уже тлеет, кожа пузырями пошла, а тут сверху сыпаться стало, опалило, как цыплёнка. Я на карачки упал, и думаю, сейчас балки рухнут, изжарит до самых кишок, завалит и каюк мне. А потом чую, тянет меня за ногу кто-то, да силёнок, видать, не хватает. Я и давай руками, ногами помогать, пополз потихоньку, Дым горло обжигает, пальцы на головёшки натыкаются, вот так и кольцо нашёл от погребицы. Я как внутрь вполз, да по ступенькам скатился, так сразу и выключился.

Руки у деда задрожали, правая щека задёргалась, искажая и так обезображенное лицо. Он опустил голову и шумно выдохнул.

- В себя пришёл уже на больничной койке. Знакомый мой, потом уже рассказал, что дом полыхал да трещал так, что никто бы там не выжил. Долго горел, и пропал, а на том месте не то, чтобы зола, даже трава как стояла, так стоять осталась. А я на траве этой, шкура моя во многих местах слезла, обнажая красное мясо, ко мне и подойти было страшно. Так что знаю я, какие руки у смерти, раскалённые, вот какие.

- Ну, в больнице ведь спрашивали о том, что случилось.

- Известное дело, спрашивали. Ты думаешь, знакомый мой не рассказал? Кто поверит? Перепились мужики, костёр разгорелся, пока спали, вот и подсмалило. Выкарабкивался долго, ответы долго искал, и вот слухай, какое дело узнал. Деревня та не от лесного пожара сгорела. Вроде как, её одна баба ненормальная сожгла. В отместку те, кто в пожаре выжил, в её избе же закрыли и подпалили. Изба пыхнула, и нет её, а стоны и крики, местные ещё долго слышали, и всё из-под земли. Баба та вроде ведьмой была, а кто после того рядом селиться будет, кого горе, кого злость, а кого, может, и совесть замучила. Не стал народ заново деревню подымать, разъехались, расселились по соседним деревням, а большая часть у нас, в Медвежино осела. Праправнуки их до сих пор здесь живут. Изба ведьмы той каждое лето по ночам появляется и горит, а к утру исчезает в сполохах зари. Кто это слышал, кто видел, кто приврал, только, никто не знает, в какую ночь она появится, и что всё это значит.

- Километров в пятнадцати отсюда, говорите, Поспелово стояло? Дорогу покажите? Появится, не появится, на месте разберусь, за этим и приехал.

- Да ты что, Гриш, взаправду туда собрался, место-то проклято!

Долго дед Роман отговаривал Гришку, выпытывая, какой интерес у того к этому делу. А какой у Гришки интерес, он же в лоб ему не зарядит, что видит всякое, и может немалое. Про подполье слова в душу ему запали, может, дело всё в нём. Золой от пожарища запорошило, землёй с годами засыпало, травой поросло, скрыв, скорее не тайну, а деяния рук человеческих. Покопаться бы, поискать!

- А и чёрт с ним, с тобой пойду, поди, второй раз-то огнём пугать не будут, - резко сказал дед, хлопнув по столу ладонью.

Теперь пришлось отоваривать деда, хотя места незнакомые, чужие, одному Гришке и заплутать недолго. Выдвигаться решили рано поутру, дед ради такого случая даже решил выгнать из гаража свой москвичонок, как он сказал: «Старая рухлядь, но надёжная». С вечера загрузили в эту симпатичную рухлядь две лопаты, как настоял Гришка, канистру с водой, чтоб до реки не спускаться и двинули, как и договаривались на рассвете. Бодрая, не смотря на свой возраст, машина быстро доставила их почти до места.

- Главная дорога щас прямо пойдёт, а нам направо. Овраг минуем, а там и Поспелово, вернее угодья травяные нетронутые, а от деревни только слухи остались. Берём лопаты что ли? – дед Роман вопросительно посмотрел на Гришку.

- Сам возьму, - ответил парень, нагружаясь тем, что засунул в багажник заботливый дед.

Минут через двадцать они уже прошли овраг и остановились на краю огромного луга, щедро усыпанного цветочным ковром.

- Пришли. Мы тогда здесь и косили.

- А изба где появилась?

- Шут её знает, трава кругом, может здесь, а может, там.

Гришка почесал в затылке. Перерыть пол луга в планы не входило, а начинать с чего-то надо. Пока он осматривался по краю луга, исследуя местность, дед сидел в высокой траве, притихший и напряжённый, вспоминая ту страшную ночь, оставившую на его теле глубокие страшные рубцы.

Метрах в десяти от их маленького лагеря, наткнулся Гришка на довольно странный участок: вроде и трава такая же, а всё не так. Кругом разнотравье, а здесь лопухи да повилика, кругом всё жужжит да стрекочет, а здесь даже цветочка не видать. Чахлые листья лопухов к солнцу тянутся, а жизни в них нет, то ли повилика высасывает, то ли место само нехорошее. «А, была не была», - сказал сам себе Гришка, возвращаясь за лопатой. Скоро срубленные лопухи полетели в стороны, обнажая пласт серой твердыни. Копать было трудно, не хотела земля приоткрывать завесы, пуская незваных гостей. Часа через два работы лопата звякнула, ударившись о железо. Из земли показалось толстое ржавое кольцо, прикреплённое к почерневшей деревянной крышке.

Солнечные лучи проникли сквозь раззявленный лаз, освещая небольшую низкую клеть, заваленную сгнившими рассыпавшимися кадушками и глиняными горшками. Вот он, голбец русский, сделанный на совесть для хранения запасов. Толстые брёвна, опоясывающие стены, хоть почернели и прогнили, но каким-то чудом сдерживали натиск оседавшей годами земли, не давая засыпать злосчастную клетушку. Опасаясь быть заваленным ненадёжным сводом, Гришка осторожно спустился на дно подполья. Застоявшийся дух гнилья и сырости шибанул в нос, обдавая его могильным тленом. За обвалившимся закромом он увидел человеческий остов в истлевших лохмотьях. Неестественно вывернутые рёбра ощетинились, будто желая пронзить любого, кто спустится в эту гробницу. Череп, изъеденный временем, застыл с широко разведённой челюстью, как будто до сих пор испускал последний предсмертный крик. «Какая страшная смерть! Неужели этот человек заслужил такого конца», - поёжился Гришка. Сейчас его внимание привлёк яркий, почти не тронутый разложением лоскут, который сжимали мёртвые пальцы. Наклонившись, Гришка попытался бережно вытащить этот лоскут. Только одно прикосновение! Перед глазами всё поплыло, погружаясь в чёрный ядовитый дым и Гришка, как будто сам оказался там, на окраине давно исчезнувшей деревни.


***

Фёкла стояла за стеной корчмы и жадно прислушивалась к происходящему внутри. Ей было всё равно, кто и откуда эти люди. Она увидела и узнала! Кошель, который она когда-то дала своему сыну, сейчас был в руках этого незнакомого обросшего мужика с пропитой рожей. Разве для него она вышивала его ночами, разве думала она о том, что вещь эта окажется в чужих руках ценой жизни сына. «Убивец»! – пронеслось в воспалённом сознании. Ей захотелось задушить его собственными руками, увидеть предсмертные муки, заглянуть в остекленевшие глаза. Фёкла сжалась в комок, когда знакомая фигура выползла из дверей корчмы, и пошатываясь направилась в её сторону. А потом она увидела кровь, которая ручьями стекала с оборванца, и тут же превращалась в пепел, она видела смерть: скорую, мучительную и страшную. Поправляя узел на драных штанах, мужик вполз в корчму, оставляя Фёклу наедине со своими мыслями.

На деревню опустилась ночь, погружая избы в непроглядный мрак. Мужики расползались из корчмы, ища приют под любым забором или телегой. Трое пришлых вывалились на грязный двор, еле находя силы доползти до бревенчатой стены. Скоро пьяное бормотание перешло в сиплый храп, лежащих на земле вповалку мужиков. Фёкла видела, как из корчмы выскользнула ещё одна тень и боязливо оглядываясь, подкралась к спящим. Она услышала приглушённую возню, стон и булькающие хрипы. Тень промелькнула мимо неё и вернулась, неся в руках охапку сена. Пока огонёк только теплился, пожирая сухие травинки, убивец отшвырнул в сторону то, что для Фёклы было сейчас дороже всего. Пустой кошель упал в нескольких шагах от неё и бесполезной тряпкой зарылся в пожухлой траве. На минуту языки пламени осветили лицо убивца, и Фёкла узнала одного из местных пропойцев, готового продать душу за кружку медовухи.

А огонь уже гудел, переползая на крышу конюшни, слизывая сухое дерево и скрывая человеческий грех.


***

- Гриш, ну чё там, в погребце-то, - раздался голос деда Романа, прогоняя дым и возвращая парня из забытья. Теперь Гришка знал, он видел пожар, слышал крики, он стоял рядом с несчастной, когда грубые мужские руки втолкнули её в избу и подожгли, желая мести за содеянное чужой рукой. Он выдел, как под крики «Ведьма», она вползала в погребец, прижимая к груди грязный кошель и задыхаясь от дыма, видел, как падали горящие брёвна, превращая это место в проклятое пепелище.

Кости таяли, оседали, превращаясь в кучку золы на земляном полу. Затрещал свод, столько лет хранивший боль и последний крик невинной души. Гришка с благоговейным чувством положил кошель на пол и осторожно полез наверх, щурясь от яркого солнца.

- Ну что, я думал, ты совсем там пропал. Чего не отзывался?

- Боялся. Думал, закричу, а потолок как рухнет, как бы вы меня откапывали?

- И то верно. Ну а что, что там?

- Крынки глиняные да кадушки гнилые. Чему ещё в подполье быть, картошки точно нет.

Земля под ногами потихоньку оседала, проваливаясь в яму. Пройдут дожди, примнёт земельку, нанесёт семена, и через год-другой на этом месте будет такой же ковёр из луговых трав и цветов.

- Гриш, я так и не понял, что ж с избой-то.

- А бывает такое, зоны аномальные. С нами-то ничего не случилось, может, больше и не будет ничего.

- Аа, - разочарованно протянул дед Роман.

У самого оврага Гришка остановился и оглянулся.

Вот она, душа-то, столько лет томилась, горела, не прощения ждала, а правды. Всё рассказала, дала увидеть своими глазами. Не глазами ведьмы, а глазами зря загубленного человека, глазами изболевшейся матери. «Прощай, Поспелово! Вот, теперь душа невинная найдёт покой, - думал Гришка, - А зло людское? Зло это горе породило да отчаяние, а теперь всё травой поросло. Не мне судить о поступках людских, а пусть сами люди судят по совести».


(Продолжение следует)

Показать полностью
288

Цикл "Гришка". Душа неупокоенная

Полоумную Фёклу вся деревня Поспелово помнила ещё с тех времён, когда она была молодой, красивой, чернобровой, статной. Да и была она тогда в своём уме. Выйдет, бывало, во двор, окинет взглядом хозяйство большое, улыбнётся чему-то, одной ей понятному и примется за работу. В руках у неё всё спорилось. С утра скотина накормлена, печь топится, стол от яств ломится. В огороде да поле – первая работница, готова без устали каждой травинке да колосу кланяться, а усталости не знать. На деревне певунья первая, голос чистый, звонкий, завораживающий силой своей, заставляющий ноги в пляс пускаться, а то и слезам по щекам катиться. И мужик ей под стать: работящий, покладистый, да и силой бог не обидел.


Поспелово - деревня большая, богатая, у кого пчельник свой, у кого амбары полнёхоньки, народ, вишь, от работы не бегал, землю свою любил, так землица тем же и одаривала. Недалеко от деревни тракт проезжий проходил, по нему мужики вёрст за тридцать в город излишки возили на продажу: мёд, холсты, муку, зерно, ну и то, что леса окрестные давали: дичь, грибы да ягоды. Местный люд ближние окрестности вдоль да поперёк знал, а вглубь не совался. Из таёжных глубин не только зверь может выползти, а и человек с душою тёмною. Заимок золотых там много было, золотишко-то всегда людей влекло. Появится такой вот златолюбец, вылезет на свет божий из самого сердца таёжного, за пазухой песок золотой, а сам завшивевший да струпьями изъеденный. И всё туда – в корчму, что на окраине деревни стояла. Ну а что, дело прибыльное, не столько местных, сколько проезжающих, брага хмельная рекой течёт в кружки, а монета звонкая да золотишко – в карман хозяина. Пропьются вот такие пришлые, спустят всё, а потом в пыли катаются, потому как были голью неимущею при золотом запасе, так такими и остались.


У Фёклы с мужем сынок подрос, по первому снегу свадьбу решили играть, уже и девку сосватали – Любушку с соседней улицы. Больно по сердцу она пришлась и сыну, и хозяину с хозяйкой. Девушка собой видная, скромная, мастерица по вышивке. А тут мужики в город собрались, подводы добром нагрузили, вместе-то сподручнее. Фёкла с мужем тоже постарались. Сын их, Василий с отцом, матерью в город не раз ездил, смекалку да хватку в деле торговом не раз показывал. Решили они на этот раз сына одного с мужиками отправить, парень взрослый, скоро своим домом заживёт, вот пусть и хозяйничает. Фёкла ему кошель вышитый преподнесла, мол, сюда копейку и положишь, на начало своего хозяйства. Долго подучала, советовала, крестила на дорогу, даже всплакнула, пока муж не прикрикнул, чтоб оставила свои бабьи любезности. «Ты ж смотри, не продешеви, сынок, от знакомых не отстань, с худыми людьми в разговоры не вступай. Бог тебя храни!» - в который раз шептала Фёкла, провожая взглядом пыльное облако, тянувшееся за тремя скрипучими подводами.


Второй день всё из рук валилось. Кое-как коров подоила, на выпас отправила, сама до околицы стадо проводила, чтобы лишний раз на дорогу глянуть, не едут ли, распродавшись, назад мужики. Целый день до изгороди бегала, лишь послышится тягучий скрип или лошадиный топот. Уже темнеть начало, когда соседка раскрыла ворота настежь, пропуская запыленную подводу с вернувшимся хозяином. Фёкла так и обмерла.

- Лукич, а Василий где? – надрывно закричала она, хватаясь за соседский частокол.

Удивлённый сосед долго смотрел на Фёклу, словно не понимая, о чём это она.

- Дак, он ещё вчера ввечеру уехал, распродался хорошо, нас не стал ждать. Эх, молодец парень, где присказкой, где шуткой, а люди вокруг вьются, покупатель быстро нашёлся. Продал Василий товар, да домой. Сказал, что сам доберётся, вроде как, гостинцев ещё купил.


Последние слова Фёкла уже не слышала. Грудь сжало нехорошее предчувствие, она затряслась от подступивших рыданий, заметалась по улице, зарычала, как раненый зверь, а потом упала на колени, воздевая в руки в сгущавшуюся темень с безумным криком: «Сынок!»

Телегу, забросанную ветками, деревенские мужики нашли на следующий день в верстах трёх от деревни. Тело Василия скинули рядом, в неглубокий овражек, не потрудившись закидать землёй или листьями, понадеявшись, видимо, что дикий зверь скроет страшные следы. Убивец бил ножом в спину, а потом кромсал уже бездыханное тело, одурманенный запахом крови. Забрал лошадь, кошель, подаренный матерью, даже крест нательный, и тот сорвал, ничем негодяй не побрезговал.

Если деревенские перешёптывались да вытирали подступавшие слёзы, искренне жалея молодую загубленную жизнь, да отца с матерью, то в двух дворах стоял плач да стенания, разносившиеся по притихшим улицам. В одном дворе билась в слезах девка с растрёпанной косой, оплакивая любимого, а в другом мать царапала себе лицо и кусала до крови распухшие губы, прощаясь с единственным сыном и проклиная убивца.


С той поры Фёкла умом и тронулась. Часами могла сидеть на крыльце, теребя нечёсаные свалявшиеся волосы и шепча что-то себе под нос. Муж запил, а приходя домой в тяжёлом хмельном угаре, потчевал жену тяжёлыми кулаками, да угощал пинками хрупкое женское тело. Фёкла не плакала, не пыталась закрыться, не убегала, с покорностью принимала побои мужа, отчуждённо оставаясь со своими думами. Горе съело её, лишило рассудка, превратив чернобровую красавицу в подобие человека с развевающимися седыми космами и безжизненными глазами. В рваной юбке и кофте, через прорехи которых выглядывало грязное задубелое тело, она ходила по деревне, наводя страх на её обитателей. Было чего страшиться.


Подойдёт она к старухам, греющим старые кости на лавочке и начнёт: «Чего, Матрёна, солнышку радуешься? Радуйся, смерть тебе ещё пять дней даёт, а потом богу душу отдашь. Радуйся, все радуйтесь!» Старухи крестятся, глаза отводят, а та самая Матрёна и, правда, к исходу пятого дня помрёт. Или, смотрит Фёкла на ребятишек, скачущих весело по улице и опять: «Ишь, раскричалися. Играйте. играйте, да на речку не ходите. Того ушастого водяницы давно приметили». А тот ушастый возьми и утопни прям на глазах честного люда. А как мужик у Фёклы помер, так она стала исчезать куда-то, бывало, неделями её в деревне не видели. Появлялась вся изодранная да исцарапанная. Мужики говорили, что по тайге она шастает, будто ищет чего. Деревенские, конечно, жалели душу заблудшую, но больше боялись, больно много правды она предсказывала.


***

Это лето выдалось жарким, засушливым. Мало того неурожай, так ещё то тут, то там вспыхивал одинокий стожок, а сухой ветер всё чаще и чаще стал приносить запах гари из дальних лесов. Лесные пожары не редкость, только притихли люди. Подступит огонь близко к жилью – беды не миновать. Зверьё погонит из чащоб, житницы уничтожит, спалит дотла деревню.

Корчма была полна народу, всё больше проезжающие да пришлые, опрокидывали в пересохшие глотки кружки медовухи, довольно прищёлкивая развязавшимися языками.


- Огневик в этом году лютует, пропадём, - неслись голоса из разных концов тесной избы.

- А по мне, так пусть всё выгорит, моё добро всегда при мне, - сплёвывая на грязный пол, шамкал беззубым ртом грязный мужик, пропахший потом и копотью.

Компания таких же оборванцев разместилась у самого входа, источая вонь от давно немытых тел вперемешку с винными парами. Пьяные маленькие глазки одного, бегающие по сторонам из-под опалённых бровей, то и дело опускались вниз, проверяя, на месте ли это добро, а рука довольно похлопывала по груди, словно там таилась небывалая россыпь золотого песка.


- Чего уставились, злыдни, всех куплю, - мужик стучал кулаком по столу, пытаясь достать из-за пазухи набитый замусоленный кошель.

Дверь корчмы отворилась и на пороге сквозь пелену сизого дыма появилась Фёкла, водя безумными глазами по присутствующим. На минуту её взгляд остановился на мужичонке, хвастливо потрясающим своим добром, потом раздался дикий хохот и еле слышное бормотание. Корчмарь торопливо перекрестился, как только дверь за обезумевшей бабой захлопнулась.

-Чиво это она? Мужика что ли своего ищет? – обратился к нему один из оборванцев, потрясённый видом, откуда не весть взявшейся Фёклы.

- А, сына у неё в прошлом годе порешили, с тех пор умом тронулась. Ходит по деревне, беду накликает.

Скоро грязная изба наполнилась гулом пьяных голосов, издаваемых мужиками, совершенно забывших о полоумной.

***

Язычок пламени тихо прокатился по застрехе, словно прощупывая себе дорогу, попробовал смолистые брёвна, а потом перешёл в яростный гул, всё больше и больше набирая силу. Никто не ждал, откуда беда придёт. А она вон, не из леса, со стороны корчмы подкралась. Разбушевавшееся пламя в одночасье охватило крайние дома, слизывая на своём пути и ветхие полугнилые постройки и крепкие просмоленные срубы, и скотину, и сундуки с добром. Выкидывало снопы искр, разносящиеся по уцелевшим домам, поджигая заготовленное сено, амбары, выедая глаза едким дымом, обжигая нутро, и сжигая заживо стар и млад, оказавшийся в огненной ловушке горящих изб. Люди выкидывали на улицу всё, что попадалось под руку, матери спасали младенцев, мужики срывали засовы на горящих хлевах, кидаясь в пекло за обезумевшей скотиной. Обуглившиеся обломки сыпались на скрючившиеся человеческие тела, придавливая их, преграждая путь к выходу из ада пожарища.

Только один человек  не толкал детей к спасительной реке, не спешил спасать нажитое добро, не бегал, не кричал  и не закрывался от горячего вихря. Фёкла стояла недалеко от сгоревшей корчмы, прижимая к груди что-то, и безучастным взглядом смотрела на пожарище.


К утру от деревни осталось пепелище, выставившее напоказ закопчённые остовы уцелевших печей. Скрючившиеся тела немощных стариков, забытых во всеобщей сумятице, с упрёком пялились на домочадцев провалом чёрных спёкшихся глазниц. Обуглившиеся туши скотины слились в единую массу и напоминали издали огромные муравейники, источающие смрад горелого мяса. Люди ползали по дымящемуся пепелищу, зовя по имени пропавших мужей, детей, отцов и матерей. Израненные, покрытые ожогами и копотью, многие из них с ненавистью смотрели  на крайнюю  избу, не тронутую огнём.


«Ведьма, ведьма! Сколько народу пожгла, а свою избу, небось, пожалела!» - неслось со всех сторон. В Фёклу летели камни, горячие головёшки, комья сухой земли. «Сжечь её так же, сжечь!» - визжали бабы, а мужики исподлобья смотрели на Фёклу, с опаской окружая несчастную тесным кольцом. Струйка крови, оставленная чьим-то тяжёлым кулаком, потекла по подбородку и исчезла в складках рваной кофты. Её втолкнули в избу, подперев дверь снаружи, завозились, зашумели ещё больше и отступили, давая занявшемуся огню завершить своё дело.


***

Нравились Гришке блоги про всякие там заброшки и аномальные зоны. А умело преподнесённая информация только разжигала любопытство и желание самому во всём разобраться. Вот уже битый час он рыскал по просторам Ютуба, но всё время возвращался к одному, очень интересному и захватывающему видеоролику, в котором некий Миша Р. рассказывал о странном доме, появляющемся на закате, будто из воздуха, а потом начинавшем гореть на протяжении всей ночи. К утру якобы, горящий дом таким же странным образом исчезал, не оставляя никаких следов. Ролик содержал множество фотографий, сделанных в дневное и ночное время. На одних – неопределённая местность, сплошь покрытая разнотравьем, на других видны очертания старой крестьянской избы, сложенной из добротных брёвен. На третьих запечатлён огненный факел, пожирающий непонятное строение. Очередной фейк для привлечения подписчиков, или действительно, что-то необычное, аномальное?

«… была полностью уничтожена лесным пожаром. В огне погибла треть жителей. Заново не отстраивалась. … покинута и заброшена». Далее говорилось о переселении людей в соседние деревни и о лесных пожарах, всё!

« Да, немного сведений, даже зацепиться не за что», - думал Гришка, листая файлы, выплывающие на его запросы. Ничего нового, сухие факты, говорящие о разрушительной силе бушующих лесных пожаров. Неудивительно, деревня Поспелово существовала больше ста лет тому назад. В который раз, прокручивая ролик, слушая Мишу Р. и вглядываясь в фотографии, Гришка всё больше убеждался, что никакой это не обман. У него на это чутьё. Вот ему показалось, что на фотографии избы он видит в окне чьё-то лицо, а может это просто размытое пятно, дефект.

Проехать какие-нибудь двести километров ради чего, и стоит это того? «Стоит!» - подсказал тот же внутренний голос, хотя Гришка и так уже знал – поедет, куда он денется.


(Продолжение следует)

Показать полностью
197

Как горел самый доступный ВУЗ Москвы. Воровство ректора стоило жизни 11 студентам, еще 29 – навсегда остались инвалидами

В августе 2007-го в Московский институт государственного и корпоративного управления (МИГКУ) на юго-востоке столицы нагрянула пожарная проверка. Претензий было море – это и аварийные выходы, заблокированные металлическими дверями, и электропроводка, которая не менялась лет 40, и отсутствие противопожарной сигнализации, и просроченные огнетушители, и помещения, отделанные горючими пластиковыми панелями. Инспектор дал два месяца на исправление ситуации, в вузе кивнули, а дальше – начался учебный год.


2 октября в 13:24 на пульт пожарной охраны поступило сообщение о возгорании в МИГКУ. Огнеборцы оказались на месте через три минуты – и почти сразу присвоили пожару наивысшую категорию сложности. В это время в вузе находилось до 200 человек, многие из которых оказались в ловушке.

Как горел самый доступный ВУЗ Москвы. Воровство ректора стоило жизни 11 студентам, еще 29 – навсегда остались инвалидами Пекло, Пожар, Москва, Вуз, Студенты, Коррупция, Мошенничество, Длиннопост

Огонь вспыхнул на 4-м этаже пятиэтажки, построенной в 1939 году как заводское здание. Возгорание произошло в бухгалтерии около 12:30 и по какой-то причине игнорировалось почти час, пока кто-то с улицы не увидел в окнах огонь.


К приезду пожарных два верхних этажа были объяты пламенем. Огонь быстро распространялся по пустотам между деревянными перекрытиями. Люди в панике прыгали из окон, десятки из них поймали строители, прибежавшие от соседнего здания с брезентовым тентом.


Больше остальных досталось студентам 3-го курса, находившимся на лекции по английскому. Их аудитория была дальше всех от основного выхода. Ребята бросились к запасному, но уткнулись в наглухо закрытую дверь (спасатели со специнструментами смогли вскрыть ее лишь за полтора часа). Некоторое время студенты барабанили в эту проклятую дверь, но, не дождавшись помощи, разделились на три группы. Кто-то махнул к основному выходу через задымленный коридор – и спасся, кто-то сиганул в окно – и стал инвалидом, а еще семеро вернулись в аудиторию в надежде на чудо – и погибли.

Как горел самый доступный ВУЗ Москвы. Воровство ректора стоило жизни 11 студентам, еще 29 – навсегда остались инвалидами Пекло, Пожар, Москва, Вуз, Студенты, Коррупция, Мошенничество, Длиннопост

«Позвонила дочь, Маргарита, – рассказывала Елена, мать одной из студенток с урока английского. – И вы представляете, она мне говорит, что они стоят у окон, задыхаются и зовут на помощь. После этого связь прервалась. Я в это время была на Петровско-Разумовской. До Дубровки добиралась час. Когда приехала, нашла свою дочь лежащей на асфальте с вывернутыми ногами, всю черную от копоти. У нее сломан тазобедренный сустав».


На месте работали два пожарных вертолета, но тушение с воздуха оказалось бессмысленным – вода просто стекала вниз с недавно обновленной кровли. Лишь в 15:30 возгорание локализовали. Причиной пожара признали неисправность проводки.


В тот день пострадало около сотни человек, 49 оказались в больницах (29 из них стали инвалидами), погибло 11 человек.

Как горел самый доступный ВУЗ Москвы. Воровство ректора стоило жизни 11 студентам, еще 29 – навсегда остались инвалидами Пекло, Пожар, Москва, Вуз, Студенты, Коррупция, Мошенничество, Длиннопост

«Согласен, что халатность с нашей стороны присутствовала, – рассказывал в интервью Борису Соболеву ректор института Андрей Звягин. – Это во-первых. Во-вторых, мы, безусловно, оказываем сейчас материальную помощь – это первично. И детей мы не бросим».


В итоге Звягин свалил в Черногорию на собственную виллу стоимостью миллион евро. Студентам вуз предложил компенсацию в виде 100 тысяч рублей, в то время как родители тратили на реабилитацию детей миллионы.

Как горел самый доступный ВУЗ Москвы. Воровство ректора стоило жизни 11 студентам, еще 29 – навсегда остались инвалидами Пекло, Пожар, Москва, Вуз, Студенты, Коррупция, Мошенничество, Длиннопост

Звягина, у которого нашлись также пентхаус в Израиле и элитные апартаменты в Белграде (в сумме еще около двух миллионов долларов), записанные на жену, экстрадировали в Россию из Черногории лишь в конце 2010-го. Ректор признал, что через его вуз за год проходили миллионы в долларовом выражении, а следствие установило, что хитрец незаконно выводил их на свои счета, заключая договоры с фирмами-однодневками. Естественно, у МИГКУ не оставалось денег на пожарную безопасность.


За присвоение 86,5 миллионов рублей и пожар, испортивший жизнь десяткам семей, Андрей Звягин получил 8 лет колонии общего режима и штраф 1 миллион рублей в пользу государства. Бывший ректор должен выйти на свободу в апреле 2020 года. А дальше может спокойно взяться за старое – права занимать руководящие должности его не лишали.


После пожара МИГКУ перешел к другим владельцам и перебрался в еще более запущенное здание. В 2015 году безобразие наконец-то закончилось: вуз лишили аккредитации, после чего ценность его дипломов сравнялась с туалетной бумагой. Сайт МИГКУ заброшен, но все еще работает. На главной странице по-прежнему обещают самое доступное высшее образование в Москве.


Другие свирепые истории в телеграм-канале «Пекло» и группе в ВК

Показать полностью 3
402

У кого две одежды, тот дай неимущему.

Навеяно предыдущим постом
https://pikabu.ru/story/u_kogo_dve_odezhdyi_tot_day_neimushc...

Прочитав этот пост, я вспомнил, а ведь у меня похожая история была один в один.
Но обо всем по порядку. Сейчас моей старшей дочке 22 года, а на тот момент она училась в 5-6 классе.
Приходит она однажды домой после школы и говорит, у ее подруги с класса, которая живет в деревне, случился пожар дома. Сгорело чуть ли не все. Городок военный маленький, к нему деревня примыкает с одноименным названием, все друг друга знают. Короче, решили с женой помочь. Собрали в тот же день больших две сумки, одну с детскими вещами, вторую с игрушками. Ну думаем, раз горел, значит это могло сгореть. Взяли денег 100 тыс белорусских рублей, на тот момент были неплохие деньги, не большие, но например, потерять было очень жалко. Пошли с женой к ним. Постучались. О, ба!! Оказывается отец этой девочки мне очень знаком, я и не знал, что он тут живет и он отец этой девочки. А к слову сказать, эта семья богатая, он торгует на рынке автозапчастями, автошинами и тд.
Пришли мы значит, протягиваем с женой эти оба пакета и денежку, со словами, вот, мы помочь пришли, чем можем. И этот значит погорелец, без зазрения совести берет деньги и даже внятного спасибо я не услышал. Я спрашиваю, я большой ли пожар то был, к слову сказать дом двухэтажный, кирпичный, и на втором этаже этот хер показывает мне участок 2 на 2 метра обгорелых обоев на стене. И со словами, да ниче особенного и не сгорело провожает нас к выходу.
Ладно игрушки, ладно вещи, но сука!!! деньги мы тебе практически последние отдали. И он взял. Я долго в осадке ходил потом. И жена тоже. Молча ушли, и больше не помогали погорельцам.
PS: Привет из Новополоцка.
PSPS: Тем, кто следит за моими деяниями, скажу, ребята, скоро я буду радовать Вас своим новым хобби. 4 года назад я посадил виноградник, 70 сортов винограда в самой северной точке Беларуси. Все вызревают. В конце августа сниму репортаж. Спасибо всем!

96

Про пожар в деревне

Пожар в деревянном доме это беда. Особенно зимой. В деревне бабушки жены деревянных домов много, почти все. Они могут быть оббиты железом, сайдингом, там может быть АГВ и кондиционер, но внутри это та же изба-пятистенок с сенями.

Огнетушителей там нет. Колодец же рядом! Да и дома застрахованы, ага. Тысяч на десять при тотале. Обязательное страхование или как-то так.

Но хуже всего, когда люди не знают элементарных вещей и начинают паниковать.

Зимой бабушка жила в доме с дочкой. Дочке, тете жены, на тот момент было уже за шестьдесят, бабушке за восемьдесят. С ногами у бабушки было плохо, ходила с трудом. Смотрели они вечером телевизор. "Сапфир", помню, назывался. Небольшой, типа переносного, но цветной. Ну и бахнул там строчный трансформатор. Хорошо так бахнул. С огоньком. Женщины перепугались, тетя потащила бабушку из дома. Сил нет - добежала до соседей, крикнула мужиков. Бабушку вытащили, стали тушить. Комната выгорела, матрас, диван, половики и коврики с оленями. Даже велосипед сгорел. Благо, получилось затушить огонь и дом уцелел.

Взаимовыручка в деревне - не то, что в городе. Мы приехали через два дня, а дом уже был почти в порядке. Заменили окна, проложили новую электропроводку, побелили стены, привезли кровать, матрасы, мебель. Пусть не новое, но все чистое и приличное. Нам и помогать почти не пришлось. На время ремонта пустили жить к соседям.

Это важно, конечно, такое отношение, но речь не о том. Если бы тетка не запаниковала и сохранила хладнокровие, все могло бы быть гораздо проще. Достаточно было просто накинуть одеяло на телевизор и выкинуть его в снег. Или выключить пробки и залить его из ведра водой. Десять минут паники и суеты чуть не оставили их на улице зимой.

Огнетушитель мы купили. Но реакция тетки была странной. "Да он дорогой! Ну его. Все нормально же! Бог помог!"

Ага. Там все так. С божьей помощью.

Будьте осторожны и не паникуйте.
Всех благ вам!

287

Мошенники добрались и до глубинок

Приехал в родной посёлок. Мама рассказывает, что по домам ходили молодые люди и предлагали что-то там переписать, пенсионный фонд получше и т.д. Пытались убедить, что они от государства, какими-то документами и ксивами прикрыться пытались, оправдаться, якобы не мошенники. Твердили фразу: "СНИЛС без паспорта ничто, не бойтесь". Уверен, что кто-то им поверил и дал все свои данные. Сообщите родным, даже в Мухосрансках как мой есть такая живность)

Рассказала мне мама, ставлю тег моё.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: