49

Я ПОМНЮ, КАК ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ...

Современная история российского бизнеса берёт отсчёт с времён поздней перестройки, когда в конце восьмидесятых годов прошлого столетия были приняты законы об арендных предприятиях и кооперативной деятельности. Предприниматели «первой волны» состояли из трёх немногочисленных групп: 1) легализовавшиеся «цеховики», спекулянты и фарцовщики; 2) «красные директора», получившие право продавать продукцию и услуги по свободным рыночным ценам, при том что рынка как такового не существовало; 3) наиболее активная часть научно-технической интеллигенции, рискнувшая осваивать премудрости «челночной» торговли.

«Вторая волна» была гораздо мощнее: отмена регулирования цен и провозглашение свободы торговли привели к возникновению в 1992–1994 годах сотен тысяч малых предприятий и частных предпринимателей, сняв с государства бремя зарплаты и социальных обязательств.


Именно в это время и возник термин «вынужденное предпринимательство»: в малый бизнес пошли люди трудоспособного возраста, главной мотивацией которых была необходимость прокормить себя и семью, поскольку нерегулярно выплачиваемая зарплата на прежнем месте работы или воинской службы никак не могла догнать «галопирующую» инфляцию. Почему же предприниматели «второй волны» стали не владельцами крупных заводов и фабрик, а в лучшем случае – «крепкими» середнячками? Первая причина лежит в социально-экономической плоскости: на начальном этапе почти вся заработанная прибыль уходила на удовлетворение материальных потребностей, была своеобразной компенсацией за годы советского дефицита. Обзаведясь квартирой, дачей, престижной иномаркой, предприниматель вдруг замечал, что его «обходят на повороте» ловкие дельцы, имеющие «метр границы», налоговые льготы и серьёзных покровителей. С приходом транснациональных компаний конкурентная борьба просто потеряла смысл.


Типичная история, рассказанная одним моим знакомым. «В 1990 г. мне, только что уволившемуся офицеру, достался благодаря связям отца вагон китайских шмоток. Продав их оптом за четыре дня, я получил на руки 12 млн. советских рублей, или 4 млн. долларов по курсу чёрного рынка. На эти деньги я купил квартиру, новую иномарку себе и жене, начал строительство дачи, покатался с семьёй по Европе и вообще хорошо погулял. Часть денег, положенная в банк, быстро обесценилась. И только сейчас я понимаю, что на эти деньги надо было купить ещё три вагона китайских шмоток.» Вторая причина объясняется тем, что среди людей трудоспособного возраста только малая часть (не более 10–15 %) имеет задатки предпринимателя: готовность к риску, творческое мышление, и, если хотите, предпринимательский талант. И только 2–3 % из этой малой части населения способны к выдающимся успехам.


В США справедливо считают, что доход среднестатистического предпринимателя не может быть ниже 100 тысяч долларов в год, что сопоставимо с доходом менеджера среднего звена в крупной компании. У нас же многие владельцы бизнеса довольствуются меньшим доходом, при этом несут ответственность за содержание семьи, своевременную выплату зарплаты и налогов, качество продукции, репутацию компании. И если у менеджера тоже бывает ненормированный рабочий день, он рискует только своей премией (бонусом), а в случае увольнения может найти другую работу. Владелец при банкротстве компании теряет то, на что ушли годы его жизни. И не факт, что вкусивший свободы предприниматель сможет начать карьеру подчинённого.


Семейный бизнес второй волны оказался скороспелым и быстро увядал. У кого заканчивался административный ресурс, кто не выдерживал усиления конкуренции, в том числе и с западными компаниями. У многих просто не хватали ни сил, ну ума и сообразительности, чтобы превратить свои компании в по-настоящему крепких игроков. Да и семейный ресурс поистощился, плюс вечные разногласия отцов-основателей. Поскольку рынка купли-продажи бизнеса не было и в помине, компании в лучшем случае продавали недорого по знакомым, а чаще всего просто бросали. К сожалению, слишком поздно приходит понимание, что бизнес – это не только машина для выжимания прибыли, но и живой организм, требующий подпитки, ухода и бережного отношения. Что стратегия выхода из бизнеса продумывается при его создании, а усилия владельцев и топ-менеджеров должны быть направлены на повышение стоимости и инвестиционной привлекательности компании.

Я ПОМНЮ, КАК ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ... Бизнес, Покупка бизнеса, Оценка бизнеса, Длиннопост

Дубликаты не найдены

+5

за что люблю 90-е  - можно пиздеть как ты ворочал миллионами и не краснеть))

+2

хотел бы я увидеть этот вагон.

+2

делим  4 ляма на  60 кубов вагона = куб шмотья (китайского) выходит 66666 $ , хуясе , Дольче с Габаной нервно курит в сторонке

раскрыть ветку 5
+2

Да и курс 3 рубля за доллар в1990году - из разряда даже не фантастики, а фэнтези.  Курс  в течении года колебался от 10-12 руб\доллар  до 20-25. Прохладная история, не более.

Ах да, при попытке приобрести 3 миллиона долларов на черном рынке с вероятностью 99,99% торгаш лишился бы денег, а то и жизни.

0

120 кубов. Куб шмотья - $33к

500шт джинсов в кубе по $66 за штуку

Вполне реалистично +/-


Дольче с габаной нужно умножить на 10, при тойже плотности

раскрыть ветку 2
+1

спецы с таможни сказали в куб можно максимум 200-220 джинсов запихнуть)Что дает нам максимум около 30000 пар джинс даже при обьеме 138 кубов . И оптовую цену на пару =134$

раскрыть ветку 1
0

Ну допустим объем крытого вагона 138 кубов

+1
Основные выгодоприобретатели перестройки и закона о кооперации - а именно руководители НТТМ и прочих подобных выпердышей не упомянуты. Бизнес, говорите? Вот как с вагоном да, именно такой бизнес и был. Ну или продал через кооператив чугуний или доски, обналичил бабло, купил компы, продал = 500 и больше % прибыли.
Похожие посты
Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: