14

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Верфь в годы Крымской войны.

В продолжении серии о судостроительном заводе им Ени 61 коммунара.

Дело Казарского - 1
Дело Казарского - 2
Лазаревская школа


С увольнением по болезни Михаила Петровича Лазарева исполняющим должность Главного командира Черноморского флота был назначен член Адмиралтейств-совета вице-адмирал Мориц Борисович Берх. На момент назначения Берху было уже за семьдесят, и последние двадцать лет службы он провел на береговых должностях.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Верфь в годы Крымской войны. История, Черноморский флот, Судостроение, Лазарев, Крымская война, Длиннопост

А. В. Ганзен, художник Главного морского штаба. Линейный корабль «Императрица Мария» под парусами. Из альбома «Российский императорский флот» 1916 г.

В 1851 году Берх прибыл в Николаев, чтобы заступить на должность. Однако общее руководство кораблестроительными вопросами осталось в руках начальника штаба – ближайшего сподвижника и ученика Лазарева, контр-адмирала Владимира Алексеевича Корнилова. Прибыв осенью 1852 года на юг империи, Николай I посетил Севастополь и Николаев, осмотрел флот и остался доволен увиденным.

Перед грозой

Знавший о положении дел в английском флоте и о тенденциях его развития, Корнилов являлся убежденным сторонником паровых кораблей. Следует заметить, что именно он осуществлял наблюдение над строительством в Англии пароходофрегата «Владимир». В 1851 году, когда Михаила Петровича Лазарева уже не было в живых, Корнилов представил императору подробнейшую записку, где изложил свое видение эволюции Черноморского флота.

В общих чертах Корнилов предлагал сосредоточить усилия на строительстве пароходов и отказаться от постройки классических парусных линейных кораблей. По мнению Владимира Алексеевича, следовало, не дожидаясь создания пароходного завода, начать работы по переоборудованию имеющихся линкоров в винтовые, а все новые корабли этого класса непременно оснащать паровыми двигателями.

В марте 1852 года, при личной встрече с государем, Корнилов согласовал очередной список Черноморского флота, в котором планировались десять 120-пушечных линейных кораблей и восемь 84-пушечных. Причем все 120-пушечные линейные корабли должны были быть винтовыми.

Тем временем в Николаеве начались работы по созданию 135-пушечных винтовых кораблей. 2 октября на Ингульской верфи в торжественной обстановке был заложен первый из них – «Босфор». «Босфор» представлял собой своеобразную вершину деревянного военного кораблестроения и должен был быть самым крупным парусным винтовым линейным кораблем, построенным в России.

Его водоизмещение по проекту составляло 5500 тонн, длина – 73,8 метра, ширина – 18,2 метра, осадка – 7, 2 метра. «Босфор» имел гладкопалубный корпус и развитое парусное вооружение. Фок- и грот-мачты имели пять ярусов парусов, бизань – четыре. Проектом предусматривалось установка паровой машины мощностью 600 лошадиных сил, которую за неимением необходимых производственных мощностей заказали в Англии. «Босфор» должен был получить значительное даже по тем временам артиллерийское вооружение из 60-фунтовых бомбических и 36-фунтовых гладкоствольных орудий.

Руководил постройкой «Босфора» один из выдающихся русских кораблестроителей XIX века инженер-подполковник Степан Иванович Чернявский. На его счету было строительство более 50 парусных военных кораблей в Севастопольском и Николаевском адмиралтействах, в том числе известные «Двенадцать Апостолов» и «Париж». После Крымской войны Чернявский служил в Санкт-Петербурге, осуществляя постройку первых русских броненосцев.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Верфь в годы Крымской войны. История, Черноморский флот, Судостроение, Лазарев, Крымская война, Длиннопост

120-пушечный корабль «Двенадцать Апостолов». Литография В. А. Прохорова

На момент начала работ на «Босфоре» даже у такого маститого специалиста, как Чернявский, не хватало опыта строительства подобных кораблей. Корнилов обратился в Главный морской штаб с просьбой организовать заграничную командировку для Степана Ивановича на верфи Англии и Франции, где уже полным ходом велось строительство винтовых парусных линейных кораблей. Поскольку строительство «Босфора» являлось для Николаевского адмиралтейства первостепенной задачей, вопрос о командировке был решен на удивление быстро. Уже в конце октября 1852 года Чернявский отбыл в четырехмесячную ознакомительную поездку. Работы на заложенном «Босфоре» были временно приостановлены и возобновились в полном объеме лишь летом 1853 года, когда Чернявский вернулся из Англии.

Контр-адмирал Корнилов планировал не останавливаться на достигнутом и весной следующего, 1853 года заложить еще один парусно-винтовой линейный корабль по типу «Босфора». Кроме того, контр-адмирал предполагал построить в Николаеве в ближайшее время один большой фрегат, один корвет и бриг. В планах имелся также еще один пароходофрегат, построить который собирались по образцу хорошо зарекомендовавшего себя «Владимира».

В марте 1853 года на воду была спущена 84-пушечная «Императрица Мария» – последний линейный корабль этого ранга. «Императрица Мария» была своеобразной лебединой песней классического парусного линейного флота, заключительным аккордом уходящей в прошлое эпохи 100-пушечных красавцев грейговского и лазаревского кораблестроения, столь любимых художниками-маринистами.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Верфь в годы Крымской войны. История, Черноморский флот, Судостроение, Лазарев, Крымская война, Длиннопост

Айвазовский И. К. Линейный корабль «Париж»

Переход на новый технологический уровень в кораблестроении оказался делом не только трудным, но и весьма затратным. В начале лета 1853 года списочный состав Черноморского флота вновь подвергся корректировке в Морском министерстве и в июне был утвержден Николаем I. Первоначальные соображения Корнилова годичной давности были несколько купированы с традиционной формулировкой про «экономию средств». Количество 120-пушечных винтовых линейных кораблей было сокращено до шести, остальные четыре предполагалось оставить парусными. Число 84-пушечных линейных кораблей осталось неизменным. Эта вынужденная мера была обусловлена дороговизной постройки новых винтовых кораблей и переоборудованием в таковые старых.

Несмотря на огромные и приносящие свои плоды усилия по наращиванию производства на казенной верфи Николаевского адмиралтейства, ее совокупных мощностей было все еще недостаточно для своевременного пополнения Черноморского флота, численный состав которого постоянно корректировался. Вице-адмирал Берх и сравнявшийся в октябре 1852 года с ним в звании Корнилов (получивший кроме того чин генерал-адъютанта) были вынуждены обратиться за помощью к частным подрядчикам.

Деловой человек из Могилева Александр Рафалович, бывший сыном основателя династии и близкого друга адмирала Грейга, того самого Шлемы Рафаловича, по-прежнему удерживал за собой частную верфь в Николаеве. Именно на ней летом 1853 года был заложен второй парусно-винтовой линейный корабль «Цесаревич», однотипный «Босфору».

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Верфь в годы Крымской войны. История, Черноморский флот, Судостроение, Лазарев, Крымская война, Длиннопост

Парусно-винтовой линейный корабль «Цесаревич». Автор модели Сергей Постыкин, 2004 г.

При создании этих огромных по меркам того времени кораблей кораблестроителям пришлось решать новые задачи, такие как, например, обеспечение продольной прочности – ведь корпуса новых линкоров были существенно удлинены для размещения в них машинного и котельного отделений. Корнилов, изучив и обработав иностранный, в первую очередь английский, опыт в этом вопросе, представил вице-адмиралу Берху обстоятельный доклад о принятых в английском флоте способах увеличения продольной прочности при помощи скрепления внутренней части корпусов кораблей железными ридерсами. Подобный способ к этому времени был уже введен на Балтийских заводах. Весной 1853 года вице-адмирал Берх дал разрешение на применение новой технологии при строительстве «Босфора» и перспективного «Цесаревича».

Непростым делом было и обеспечение новых кораблей паровыми машинами. На их приобретение была выделена внушительная по тем временам сумма в 1 миллион 200 тысяч рублей. На эти средства планировалось закупить две машины мощностью по 600 лошадиных сил для двух строящихся линейных кораблей, «Босфора» и «Цесаревича», и одну машину в 400 лошадиных сил для переоборудования парусного линейного корабля «Три Иерарха» в винтовой. Еще одна установка в 300 лошадиных сил должна была быть закуплена для пароходофрегата, который планировалось построить по образцу «Владимира».

Кроме того, в Англии для нужд Черноморского флота было заказано четыре винтовых парохода – осенью 1853 года первые два, «Воин» и «Витязь», находились в постройке. Однако осенью 1853 года в связи с резким ухудшением политической обстановки Николай I приказал приостановить все мероприятия по заказу машин и кораблей в Великобритании, которая из категории «уважаемого западного партнера» быстро перемещалась в разряд всё более вероятного противника.

Николаев и Ингульская верфь в годы Крымской войны 

Крымская война стала трагическим финалом почти тридцатилетнего царствования Николая I. России пришлось в одиночку сражаться с коалицией ведущих государств Запада, два из которых – Англия и Франция – являлись на тот момент наиболее продвинутыми в военном и техническом отношении. Практически все соседи заняли позицию вооруженного до зубов нейтралитета, явственно намекая, что это состояние может быть изменено в любой момент.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Верфь в годы Крымской войны. История, Черноморский флот, Судостроение, Лазарев, Крымская война, Длиннопост

Айвазовский К. И. Русская эскадра на Севастопольском рейде

После первых успехов и блистательной Синопской победы в конфликт между Россией и Оттоманской империей вмешались Париж и Лондон. Главный театр боевых действий переместился в Крым, а Севастополь был осажден вражескими армиями. Николаев оказался узловым городом, через который осуществлялось снабжение и пополнение действующей армии.

Тут же началось развертывание госпиталя – количество раненых увеличивалось, и общее количество коек в нескольких госпиталях и лазаретах города дошло уже до 15 тысяч коек. Помещений не хватало, и для размещения раненых были отданы длинные здания канатного завода, построенного еще при Грейге. Большая скученность, плохо организованные санитарные меры привели к вспышке опустошительной эпидемии тифа, которая прошлась не только по госпиталям, но охватила и жителей самого Николаева, и войска, проходившие через него.

Работа верфей была дезорганизована. Первоначально, еще летом 1854 года, интендантские службы Черноморского адмиралтейства были наполнены некоторым оптимизмом в отношении «Босфора» и «Цесаревича», предполагая спустить их на воду в 1855 году. Сложнее дело обстояло в отношении паровых машин, однако имелась идея перезаказать их в Бельгии на заводе Кокериля в Льеже.

Бельгийцы обещали изготовить машины в 1000 лошадиных сил по цене, на 20% уступавшей английской. Вице-адмирал Корнилов обратился к правительству с ходатайством о размещении заказа на двигатели для «Босфора» и «Цесаревича» в Бельгии. Однако вскоре дело застопорилось – в октябре 1854 года Владимир Алексеевич Корнилов погиб на Малаховом кургане, а строительство и ввод в строй новых кораблей отодвинулись до более благоприятных времен.

В октябре 1854 года Николай I приказал построить в Николаеве четыре винтовых трехдечных линейных корабля взамен затопленных в Севастополе по приказу князя Меншикова и Корнилова. Поскольку единственный эллинг, способный строить корабли такого размера, был к тому времени занят «Босфором», пришлось обращаться за помощью к господину Рафаловичу. Эффективному собственнику предложили построить все четыре линейных корабля. Попросив сутки на размышление, Рафалович мужественно согласился на два, немного подкорректировав стоимость подряда. Кроме того, Рафалович брался построить корпус колесного пароходофрегата, на который планировалось установить трофейную 400-сильную машину с английского корабля «Тигр», севшего на камни под Одессой.

Два других винтовых линейных корабля планировалось все-таки построить силами адмиралтейства после реконструкции эллингов. Ориентировочные сроки введения в строй приходились на 1858–1859 гг. Однако неблагоприятный ход боевых действий перечеркнул все производственные планы не только адмиралтейства, но даже и самого Александра Рафаловича.

К 1855 году Ингульская верфь не имела практически никаких четких кораблестроительных планов. Работы на «Босфоре» и «Цесаревиче» велись очень размеренными темпами – руководство верфи сосредоточилось на накоплении различных материалов, в первую очередь строительного леса.

В начале сентября пришел приказ из Петербурга о приостановке судостроительных работ. Русское правительство уже знало о твердом намерении западных союзников добиваться запрета для России иметь флот на Черном море.

Оборонительные мероприятия для защиты Николаева и верфи 

После завершения 349-дневной обороны Севастополя Николаев как главный центр военного кораблестроения на Черном море становился весьма вероятной целью союзников. Началась подготовка к его обороне. 26 сентября 1855 года вышел высочайший указ о переименовании Черноморского флота в Черноморскую флотилию и о ликвидации должности Главного командира флота и Севастопольского губернатора.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Верфь в годы Крымской войны. История, Черноморский флот, Судостроение, Лазарев, Крымская война, Длиннопост

Вице-адмирал Метлин

Взамен была введена должность заведующего Морской частью в Николаеве и Николаевского военного губернатора. Им стал активный участник Севастопольской обороны вице-адмирал Николай Федорович Метлин. Ему поручалось организовать оборону Николаева от возможной атаки союзников. В связи этим Метлин в октябре 1855 года получил все права, которые до него имел Главный командир Черноморского флота.

В сентябре 1855 года в Николаев прибыл молодой император Александр II вместе с двумя братьями, великими князьями. Город был на осадном положении, причем великий князь Николай Николаевич был поставлен руководить инженерными работами. Однако реально ими руководил прибывший в Николаев герой обороны Севастополя, выдающийся военный инженер генерал-майор Эдуард Иванович Тотлебен.

По плану Тотлебена вокруг Николаева была возведена линия полевых укреплений из люнетов и батарей, сооружены казармы для личного состава и склады боеприпасов. Для предотвращения прорыва англо-французского флота через Бугский лиман было оборудовано несколько укрепленных линий, состоявших из земляных редутов и береговых батарей. В акватории Бугского лимана был насыпан и укреплен камнем остров, получивший название Константиновской батареи, – на нем была оборудована артиллерийская позиция. Впервые в истории Черноморского флота в лимане были выставлены минные заграждения из якорных мин, взрывающихся по проводам с берега.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Верфь в годы Крымской войны. История, Черноморский флот, Судостроение, Лазарев, Крымская война, Длиннопост

Остров Константиновская батарея. Фото Виктора Аджамского

К моменту заключения Парижского мирного договора из планировавшихся Тотлебеном 1088 орудий на укреплениях вокруг Николаева было размещено более 563. В октябре 1855 года англо-французский флот атаковал и в итоге занял старую крепость Кинбурн на одноименной косе. Фортификационные работы в Николаеве были форсированы, но союзники не пожелали проникать в Бугский лиман. Отдельные их канонерские лодки подходили к Волжской косе и вступали в перестрелку с расположенными там береговыми батареями, однако бо́льших усилий союзное командование предпринимать не стало.

В марте 1856 года между воюющими сторонами был подписан тяжелый для России мир: она лишалась права иметь флот, верфи, крепости и арсеналы в бассейне Черного моря. Для Николаевского адмиралтейства наступили плохие времена, однако дальнейшая история покажет, что этот период был еще не самым горестным в истории Николаева и верфи на Ингуле.

Продолжение следует…

© Денис Бриг

Найдены дубликаты

0
Спасибо