31

Схрон. Книга 2. Глава 14

Книга 1


Что нужно делать, когда сталкиваешься с превосходящими силами гребаных врагов? Во всех тактических учебниках и пособиях, которые я внимательно изучил до БП, говорилось, что нужно валить. То есть, конечно, не просто валить, а обеспечить грамотный организованный отход в безопасное место, если есть такая возможность. Сейчас можно спокойно отойти. Зачем жечь драгоценные патроны и гранаты на этих ублюдков? Что, блин, задумал Вован?


Граната емко ухнула за пределами пещеры. Ор и завывания подсказали – нескольких негодяев зацепило осколками. Остальные козлы принялись лупить в ответку. Шкуры, занавешивающие вход в логово, рвет и кромсает дикий шквал вражеского огня.


– Чет нихуя не понимают сучары… – проворчал десантник, скрючившись за скальным выступом. – Эй, малой, тащи-ка дяде Вове еще гранату, нах! Не вставай, ползком, епта! Братка, а ты хуль мацаешь свой револьвер? Хватай автик, нах!

– Вован, че ты творишь? – воскликнул я, стараясь перекричать грохот выстрелов и визг рикошетов. – Уходим!

– А ты бы оставил свой Схрон, епт?

Я не нашелся, что ответить.

– Не сцы, нах! Патронов у меня – хоть жопой ешь! Здеся мы, как в крепости, нах! Заебуцца выкуривать, нах!

– А если тоже гранату кинут?!

– Да нету у них нихуя, нах!

– Ты что, знаешь, кто это?

– Походу местные… – помолчав, ответил Вован. – С Лесхоза, нах. Ну, которые на озере на меня наехали, нах. Лапотники ебаные. Ты прикинь, из-за сраного снегохода войну решили устроить, нах!

– На, дядь Вов! – сын Валеры вложил в огромную ладонь очередную РГДшку.

– О, благодарочка, салапет! Молодец, не ссышь!

– Я, когда вырасту, тоже десантником хочу быть!


«Станешь, конечно, если переживешь эту ночь, маленький оптимист», – произнес мой внутренний параноик. Чертов Вован! Ну почему он постоянно ищет конфликты? Для него война – это кайф. Хлебом не корми, дай кого-нибудь грохнуть. А меня другая цель. Выживание. Налаживание комфортного быта и воспитание потомства. Блин, пусть он себе воюет, но подальше от Схрона. Надо почаще отправлять его в рейды.


Вова тем временем, прищурившись от сигаретного дыма, деловито разогнул усики предохранительной чеки. Прижав рычаг, выдернул кольцо. Меня поразило, что он проделал этот трюк одной рукой. Выждав момент, метнул РГДшку сквозь разорванное полотнище.


– Ааа! Ложись! Граната! – заорали на все голоса пришельцы.

– ТУДУМС! – шарахнул взрыв.

– За ВДВ! – зарычал Вован, короткими очередями разряжая магазин АК. – Жрите, бляди! Санек, хуль ты дрочишь?! Хуярь, пока залегли, нах!


Я подскочил и высунул сосредоточенное жало из укрытия. Куда стрелять? Дым, вонь пороха, кто-то корчится на снегу метрах в двадцати, разбросанные догорающие факелы. Ага, где-то там эти ублюдки! Тоже начал стрелять короткими очередями. Уши заложило от грохота. За деревьями мелькают черные тени, влупил по ним, но не могу понять попал или нет. Главное, насколько я понял замысел Вована, не дать им подняться. Мелкие подтаскивают все новые и новые магазины. Но ведь долго так продолжаться не может? Или он ожидает, что козлы отступят, встретив наш бешеный отпор? Только бы хватило патронов…


– Санек, нах! – крикнул десантура. – Граната крайняя, нах! Ща ебану, а ты длинную сразу давай, нах!

– Что ты хо… – я не успел договорить.

Граната вылетела, как из катапульты. Только успел пригнуться, как свистнули осколки.

– Хуярь!


Я высунулся. Автомат заколотил напряженным стуком. Туда, во тьму, в расползающееся облако дыма. Краем глаза увидел, как Вован примкнул к оружию штык-нож и смертоносным хищником в одной тельняшке вынырнул наружу, уходя сразу куда-то влево. Бля, что он еще задумал? Я присел, перезаряжаясь. Тут же по камням зазвенели пули, выбивая крошку.


– Нету больше патронов! – пропищал пацан, протягивая мне последний магазин. Ну вот, а десантник говорил, что дохрена…

– Хватай сестру, спрячьтесь пока подальше в пещере!


Я даже не посмотрел, выполнил ли он мой приказ. Жду момента, чтобы высунуться, но гады осмелели и снова лупасят вовсю. Эх, сейчас бы Корд… Что же с Вованом? Заметили его или нет?


– Шо, сучары, патроны кончаютца?! – раздался глумливый голос из леса. – Щааа, на ремни вас кромсать будем!

Хрен вам, черти! Я высунул автомат и, не глядя, дал очередь.

– Вам пиздец! – проорали в ответ.


Поменял магазин. Блин, становится совсем уже грустно. А где очкарик, где лесник? Их помощь была бы очень кстати.


Все тот же гнусный голос скомандовал:

– Вперед, мужики! У них патронов нема!


Я сжался за выступом скалы, приготовившись угостить пулей любого, кто сунет нос в пещеру. Револьвер наготове, лежит рядом. АК перевел на одиночный огонь. Вряд ли успею перезарядиться. Выстрелы стихли, зловеще заскрипел снег под ногами приближающихся местных. Мои тактические перчатки пропотели насквозь от напряжения, во рту пересохло. Я заерзал, принимая максимально незаметную позу, пытаясь слиться с холодной стеной.


– Ну че, педрилы, сами выйдете?

– Ага, жди! – крикнул я.

– Быстро вы не умрете! – заржал гнусавый. – Мушки спилили?! Ща засунем ваши стволы вам в сраки!


Блять, что же делать? Неужели Вова тупо свалил, бросив меня? Я не могу в это поверить! Схватив пустой магазин, бросил в проем с криком:

– Лови гранату, чмо!

Высовываться не стал, пусть сами сюда лезут. В тесном проходе у меня преимущество.

– Ты че, петушара?! Ты кого напугать захотел?! Вставайте, мужики! Я ж грю, они пустые! Ну все, молитесь, гниды!..


Мерзкая брань прервалась истошным визгом. Словно свинью режут. Вован?

– Бля, нас окружили! Аааагггххх!..

– Где он?!

– Я ничего не вижу!..


В следующий миг душераздирающие вопли слились в одну ласкающую слух симфонию. Я выглянул. Хаха! Ублюдки удирают! Чего ту сидеть? Выскочив наружу, принялся угощать пулями уродов. Давайте, валите, откуда пришли! Ярость боя захлестнула мой разум. Побежал следом, стреляя на ходу. Один за другим они падают под моими карающими пулями.


– Заебок, братка! – раздался знакомый голос из темноты. – Так и знал, что поддержишь атаку, нах!

Эти слова вернули меня в чувство. Огляделся. Тут и там темнеют на снегу поверженные мрази. Кто-то стонет, кто-то пытается ползти. Наконец, увидел полосатый силуэт десантника. Воин ногой перевернул слабо шевелящееся тело. Я подошел поближе, утирая пот.


– Гляди, епт! Эт, походу, у них за главного, нах! Он, сука, в меня ружьем тыкал на озере.

– Мужики, мужики, вы чего! – залепетал небритый хмырь. Из-под шарфа глядят полные ужаса глаза. – Давайте по-хорошему договоримся?

– Че ты базаришь, паскуда?! – Вован нагнулся и сдернул с него капюшон, сорвал шарф. – Кого ты тут убивать хотел, уебок, блять?!

– Мужикиии… – по небритым щекам потекли слезы.


Сверкнул нож. Протяжный долгий крик разнесся по округе. Десантник покрутил отрезанное ухо перед главарем этой шайки. Через секунду лишил второго уха.

– Ну че, Саня, че делаем с этой падалью? – весело спросил десантник. – Мож, отпустим, пускай расскажет своим, что нех сюда соваться!


Год назад я, может быть, и пожалел бы побежденного истекающего кровью, рыдающего деревенского вояку. В конце концов, это же не пендос и не НАТОвское отродье, пришедшее на нашу землю. Свой. Можно сказать, земляк. Но что-то изменилось в моей душе. Нет, мне не доставляет удовольствие страдания мерзавца, как, например, Вовану. Но в то же время не вызывает абсолютно никаких эмоций. Вообще насрать. Мой мир – это теперь Схрон, пещера Вована и окрестные леса. А они вторглись в этот мир, чтобы его разрушить, чтобы глумиться и убивать близких мне людей. Но встретили то, что заслужили – справедливые пули и безжалостный нож в руках десантуры. Туда им и дорога.


– Кончай его, Вова, – кивнул я.

– Ну и правильно, братка, – усмехнулся тот.


Долгий вопль ужаса прервался резким хрустом. Штык нож полностью вошел в распахнутую пасть. Я устало закурил, поднял еще горящий факел и пошел добивать остальных.


Продолжение следует...

Дубликаты не найдены

+1
Кровь и мясо!!)))