333

Поезд ниоткуда в никуда

В очередной командировке посетил я Украину, собрал родственников, сразу предупредив: политику – не упоминаем, говорим только о делах родственных, так как не видел я всех много лет, а увижу ли еще – Бог весть. Ну все равно чуть затронули, но потом согласились, что все это – дела Божьи, нам неведомые, для чего-то же все это делается. И вот тут разговор пошел на мистику. И оказалось, что часть моих родственников «обитает» здесь и читала мои истории – начали все вспоминать, обсуждать, и немного добавили воспоминаний… в общем, на ноте мистики – задалась встреча!


Отмечались мы до утра, но не со всеми – самой стойкой осталась моя сестрица троюродная с мужем, да два дядьки, которых водка не брала. В общем, где-то под шесть утра ушли мы из ресторана, дядьки уехали, мужа сестрицыного разобрало так, что я его нес, а ей хоть бы хны! Да что хотите – работает дама большим менеджером в какой-то тяжелой сельхозфирме украинской, ездит по всей стране, вопросы решая, а с селянами нужно быть начеку и пить уметь, а она в этом дока, человек очень властный и жесткий, но для своих – это… ну как сказать… скалища железная с мягким боком – и пожалеет, и защитит, такая вот она… люблю я ее очень. Как одного из моих самых близких людей. Описываю ее я так потому, что главным героем истории выступила она, чтобы вы понимали – нет у нее фантазий или выдумок, человек абсолютно земной и трезвый.


В общем – уложили спать мужа, поставили чайник, за окном - весна начинается, утро... красота. И тут сестричка моя вздыхает тяжело. Мол, вот ты, Абрашка, рассказывал на сайте и про привидений и про дедушек… а со мной тоже хрень прошлой осенью случилась. И такое, расскажи кому, – в психушку сунут и с работы погнать могут. Я уши навострил: а ну, давай, расскажи мне, красота моя, про эту твою хрень. Ну тут она мне и рассказала…


Далее – от ее лица.


Я - человек, уверенный в себе и спокойный, знаю, что найду выход из любой ситуации. Недаром, пока наверх вылезла в фирме своей – училась жизни, да и до того тоже – трепанула она меня малость. И в этой ситуации, в которой я была – осталась, наверное, жива потому, что считала, что все я делаю правильно. В общем так, ты ж знаешь, Абрашка, я - грибной человек. Люблю грибы до невозможности, а собирать их – еще больше. Но лет десять уже, до прошлого года, в лесу не была. Потому что осень – это мои деньги на следующий год, уборочная, сохранение урожая, договора – бывает, и ночами не сплю, гоняю по всяким полям-лесам. А тут – нужно съездить в одно хозяйство, а в нем глава, тоже женщина, давно меня приглашала по грибы. И как раз сезон начался! Она, когда по делам звонила – говорит: «Та ты смотри, у нас народ из леса тащит грибы прицепами». Ну и я рванула, а что мне: джип в руках, шефам сказала, что по делам… Водителя оставила, от меня до хозяйства и лесного края – три с половиной часа езды, ой ты Боже, что, не справлюсь? Приехала, все свое быстро решила, а потом засели мы с теткой этой под вишневочку, да под одно, да под другое, дела наши женские обсудили, то-сё, тут я уж к ней: «А как насчет грибов?» Она мне и показала – две громадные корзины белых: «А вот, мы тут тебе, смотри, что насобирали». Тут я уж разозлилась: «Ну слушай, товарка, вот что ты за человек? Я ж тебя просила – ты мне место покажи, я сама насобираю, по лесу поброжу, мне этого хочется, а грибы я и дома куплю, вот так, не в них дело же». Засмеялась она: «Та не проблема! Есть возле нас лес один, там грибов – море. Мы тебя довезем туда и обождем пока ты погрибничаешься, места показав». Ну и договорились.


Наутро приехал за мной шофер, с ней же, в гостиницу. Забрали меня – и вперед. Но ехали недолго, около 10 минут. Вышли, а кругом – красота! Бор вперемешку с березами и, практически возле дороги, семейка польских сидит. Ну, тут у меня азарт попер. Говорю я председательше: «А чего вы меня ждать будете? Тут вон грибы сразу, и село видно. Далеко в лес я не хожу, приспособ для хождения по лесу у меня полно, всяких шалых мужиков не боюсь (у сестры много лет практика восточных единоборств), полажу часика два… и все, пройдусь ножками потом до села, полезно!» Водитель с председательшей меня отговаривать начали, но я на своем НАСТОЯЛА, они и уехали. А я осталась одна, как я и люблю, во всем этом лесном великолепии. Тепло, осень ясная, пошла я и не заметила, как натягала полрюкзака отборнейших грибов. Только вот тут и случилось то, что случилось – несмотря на всю мою осторожность… я заблудилась. И вроде ж и трекер был, и компас, и дорогу «замечала»… тьфу, беда. Походила туда-сюда – эге, подруга, сидай, прыйихалы. Но становлюсь в таких ситуациях очень собранной и злой, плюс даю себе время на «посидеть-подумать». Выбрала чистое место под большой елью, начала свое хозяйство осматривать. Первым неприятным сюрпризом стал полный разряд и телефона, и трекера, а ведь зарядила ж утром. Вторым – время – почти полшестого вечера, не проследила в поисках. Ладно, вечером сегодня председательши не будет, они с мужем куда-то уехать должны были, но будет завтра и, если что, начнет поиски, но вот до этого времени меня никто и нигде искать не будет. Еда-вода – есть, ноги-руки – целы. Пойдем вперед. Но нужно отдохнуть. Тут меня и сморил сон. Такой… крепкий и без сновидений.


Спала я долгонько, аж до 12 ночи, и проснулась в кромешной тьме. В лесу. Под елкой. Одна (тут сестра добавила очень выразительно: «ЖОПА!»). И тут внезапно мысль пробила – в лесу есть всякая живность, наверное, осень, она жир нагуливает… кхм, ну с волком справлюсь, но вот сорок уколов в живот не хочу и на дерево лезть не хочу. Пока думаю – глаза к темноте привыкли, и вижу я в одной стороне просвет здоровый. Вспомнила я, что когда к лесу ехали – просеку видела большущую! Опа-опа, а давай туда пойдем, зая, да глянем… опа! А возле елки моей… ТРОПИНКА! Пошла я в общем – вот она, просека. Большущая… и в конце тропинки, прямо на просеке – будочка с лавочкой. Что за? А поближе, а что там? А сразу за ними – рельсы… железная дорога! В лесу? Хм, я в курсе, что некоторые сахзаводы, моя фирма покупала в этих местах, с узкоколейками, может и это такая же, только вот куда она ведет?


Села я на лавочку. Ну, думаю, все равно – до утра дождусь. А там по железке пойду и что-то найду. Тут вдруг… в метрах трехстах впереди, за рельсами слышу – идет кто-то. Походка «дедушкинская» и вижу – ма-а-аленький красный огонек. Я нож вынула, сижу, жду спокойно. Ближе подходит старенький мужик, обычный такой сельский дядько – уже к старости ближе, с цигаркой в зубах, увидел меня, удивился не меньше моего: «Доброй ночи! А хто ты такая, шо ты тут делаешь?» Я ему объяснила – мол, в лесу заблудилась, на дорогу вот вышла. Дядько хмыкнул, присел рядом, одну цигарку выкинул, сразу вторую закурил. И посмотрел на меня так… знаешь, внимательно, нет, не так как вы, мужики, смотрите… а вот знаешь, как… ну не знаю, как врач, наверное. И говорит: «Дочка, я ж чего пришел – мне в райцентр нужно к утру, сейчас тут рабочий пойдет туда, в общем подожди со мной с минут десять, и уедешь. Только садись сразу в тот вагон, что перед тобой станет, а я в конец состава пойду, мы бригадой нашей в последнем вагоне едем, чего тебе там делать?» Ну ничего ж себе! Класс, конечно ж подожду. Воспряла я духом, дядько – нормальный, сидит, курит, про село рассказывает, как он в райцентр ездит на работу по утрам и по вечерам, как смена выходит. Тут слышу – гудок дальний и шум. Дядька обрадовался – вот, мол, и поезд наш, и мне легче стало.


Подъехал состав – маленький тепловоз, машинист рукой махнул дядьке, пяток вагонов, первый возле меня остановился, а дядька пошел к последнему. Я ему крикнула: «Спасибо!» Он рукой помахал и кричит: «Давай! Меня хлопцы ждут». И побежал к последнему вагону. А я залезла в свой: маленький, скрипучий, лампы круглые под потолком, скамейки деревянные, половина занята, половина свободна. Сидят обычные люди, но в основном ближе к пожилому возрасту и старики. Я не удивилась, кто ж у нас в селах остался, кому ж ездить? Села на свободную скамейку… тут поезд дернулся и поехал, и я провалилась в сон. Спать хотелось – не то слово. Но я периодически просыпалась – на остановках. Люди входили и, что самое интересное, выходили посреди густого леса, все эти дяди, тети, бабушки, дедушки – даже мысль проскочила: «Интересно, а куда это они?» В один момент я проснулась и увидела напротив себя... городскую девушку, сосредоточенно глазевшую в телефон. С наушниками в ушах. Кхм, это меня поразило больше всего, но потом я вырубилась опять и проснулась, когда поезд со скрипом и шумом полз мимо каких-то складов, и за окном уже серело.


Прошло совсем немного времени и поезд, проползя мимо маленького чистенького вокзальчика с надписью одного из украинских райцентров, но с добавкой «-2», остановился у края платформы. Я ж сижу, не зная что дальше. Тут вижу, из тепловоза вылезает машинист, подходит к моему вагону, влезает в него, и ко мне: «А что это вы сидите? Приехали ж, конечная, дальше мы на депо». Я поблагодарила, вышла – и к вокзальчику. Утро сереет, вокруг – ни души, поезд стоит все так же. Вынула телефон – все то же, батарея разряжена… мдя. Хотела внутрь зайти, хоть телефон зарядить – пусто. Никого. Тут я подумала: ну все ж райцентр, люди вон на работу ехали… но что-то я только одна тут вышла. Ладно. Пойду с вокзала, утро, люди есть, спрошу, как к автостации пройти, благо «мое» село к этому району относится, вроде председательша хвалилась, что шесть рейсов в день автобуса пробила.


Вышла с вокзала: улочка прямо идет, а потом поворот, и видно, что там дорога такая. Широкая. Пошла я туда, выхожу, здоровая улица райцентра, смотрю – машины ездят, люди ходят. Подошла к какой-то женщине, мол, так и так, я только с поезда, а где у вас автостанция? Она на меня посмотрела так… странно, а потом говорит:


- Та рядом же с вокзалом или не заметили?

- Ой, нет, я заспанная была, вы извините.

- Ага, вот это вы заспали, что на другой стороне города оказались!


Тут у меня глаза в копеечку: «Да я вот же с вокзала, за углом тут!»


Тетка на меня зыркнула перепугано, и без объяснений исчезла. В общем, пользуясь уже этим опытом, спросила уже у бабули какой-то: «Мол, как до автостанции добраться?» Не упоминая вокзала. Бабуля объяснила, что идти около 20 минут и «там рядом вокзал», и показала куда. Тут я вспомнила про приставку «-2» на здании. Так вот оно что, в городке-то два вокзала! Но у бабушки я решила не выяснять так ли это, целью моей было – побыстрей добраться до села, гостиницы и уехать. Быстренько нашла автостанцию, рядом с ней действительно был вокзал, на котором кипела жизнь, и так же быстро уехала на автобусе в село.


Ввалившись в свой номер, я бегом собрала пожитки… но упала спать - опять. И проспала где-то до полудня. Дальше – ничего интересного, попрощалась с председательшей и пошла к машине. Но перед тем увидела плакатик маленький на столбе: «Пропала такая-то 18-ти лет, приехала домой из города». И фото. Барышни в наушниках из поезда. Я это лицо очень уж хорошо запомнила. Я бегом к председательше, мол, дело у меня к тебе еще есть. Девочка вон пропала, я ее видела. Председательша – глаза в копейку:

- Тут ты, наверное, обозналась. Дите в карьер упало, тело нашли, а объяву не сняли, надо снять, ее похоронили вчера!

У-у-у, вот тут мне немножко не по себе стало, но доказывать я никому ничего не собиралась, а решила дать небольшой крюк и поехать через райцентр, да зайти на этот вокзальчик и поспрашивать, может, дежурная эту девочку видела… хотя там же пусто было, ну ладно, авось днем люди будут.


Тут сестра умолкла. Чайник уже давно стал холодным, я включил его опять и спросил у сестры:


- Ну и что? Нашла?

- Да как тебе сказать? Я и вокзал-то не нашла.

- ???

- А вот так. Приехала я на ту улицу, дорогу ж я помню… а вот где на вокзал поворачивать – не пойму. И трекер никакого вокзала рядом не показывает, и гугл-карта, и мало того, полезла я смотреть в гугл где этот вокзал, а там пишут, что он закрыт и разобран лет с десять. Ну я искать: у местных спрашиваю, мол, было тут такое? Мужик вспомнил один, да, мол, говорит – была раньше станция, но ее еще в нулевых разобрали, а рабочие поезда туда вообще едва ли не в 90-х перестали ходить. Нет там ничего. Пара путей, и те полуразобранные. Попросила его показать как проехать – он показал, все языком цокал: «Як таку кралю муж одну отпускает», в общем, подъехала я, кусты какие-то склады, пустыри, куча развалин, а куда ж я вчера приехала? И на чем?


В общем, дала мужику сотку – он убежал радостный, а у меня волосы везде, ага, братец, именно что везде, по телу – поднялись. Я не то что ехала, летела домой. Приехала, благо муж на даче, дите – в Турции с женихом. Бутылку выпила чего-то спиртного и свалилась спать. Проснулась, ну как… страшно быть перестало, но любопытство напало. Интернет прошерстила, посмотрела что и как. Да, действительно, была там в райцентре вторая станция, но на нее поезда ходить перестали в 90-х, а почти все пути на нее разобрали в нулевых. Есть одна или две тупиковые ветки и все. В общем, понимаешь сам. Расскажи я про эту свою поездку хоть кому… получу кучу неприятностей, а врагов и конкурентов у меня хватает. И уйдет и моя должность, и все, дурой объявят. Тебе первому рассказываю.


- Хорошо, а на сайте можно опубликовать?

- Для того и говорили. Может кто-то что-то объяснит, потому что я сама не знаю – в чем я ехала, и как я туда вообще попала. И еще. Вокруг тех лесов сел мало, и в те, что есть – автобусы ездят. Последнюю узкоколейку в тех местах разобрали, опять же, в конце 90-х, там вообще не должно ничего быть такого.


Вот такой разговор у меня с сестрой вышел. Историю записал на диктофон и оцифровал, уж извините, что много. Но короче не выйдет. Спрашиваю у читателей, что это все значило и случалось ли с кем-то подобное? Заранее всем спасибо.

Дубликаты не найдены

+15

Хотел первый раз в жизни по грибы сходить,но после написанного резко перехотелось.  Пойду на рыбалку лучше,там как то понятнее)

раскрыть ветку 3
+16
Только пойманной рыбе в глаза долго не всматривайся
раскрыть ветку 1
+3

Ага, так и влюбиться не долго.

+1

Тут недавно история была, что мужик на рыбалке двух клещей( ну или клещих) себе на причинное место поймал. И ему чуть не оторвали его пока тянули.
https://pikabu.ru/story/peretyagivanie_kleshcha_6746553

+45

Грибы они такие...

раскрыть ветку 3
+13
У них даже есть своя империя - царство грибов.
раскрыть ветку 1
+9

И вечный вождь - Ленин

Иллюстрация к комментарию
+6

еще и с алкоголем смешала, с вишневкой то..

+8

Про Харона давно не слышал.

+26

Ну... Было. Я тогда в жОскый запой упал, дак на свою дачу старую уехал. А она сгорела к ебеням уж лет 20 как. А я забыл. А как приехал- вспомнил. Выпил ещё из фляжки , и куст упал. Мне потом тоже очень реалистично снилось, как бабуля меня на блины звала, и как я велосипед " бабочка" брал покататься...

+6

Пещера Тэд - вот настоящая крипи-паста! :))) https://mrakopedia.org/wiki/Пещера_Тэда

раскрыть ветку 4
+3

ну ты и нехороший человек. Я потратил столько времени, что бы узнать что это нечем не закончилось.

раскрыть ветку 2
0
Пистец,я тоже.
раскрыть ветку 1
+1

Интересно, что же все таки было в пещере

+4
У Крапивина всё описано,это же поезд ст.Мост-ст.Мост из " голубятня на жёлтой поляне" :)
+3

Грани Великого Кристалла сошлись)) Эх детство... Крапивина мог ночами на пролёт читать

+2

Затерявшиеся во времени. Быть может временные аномалии что то более реальное чем считается.

Небезизвестный Сергей Алексеев в предисловии к Сокровищам валькирии и более дикую дичь за правду выдает и божится что так и было.

+2
Благодарю за труд, я верю твоей сестре. Знаю, что многое в лесах необъяснимого происходит.
+2

Мне понравилось. У автора вопрос в конце: было ли у кого-то подобное. Буду ждать утвердительных ответов.

раскрыть ветку 1
+1
Без грибов, боюсь, такой трип не словишь :D
+4

Воды дохерища, текст сократить нужно. А рассказ неплох.

+1
Прочитала с удовольствием, про воду не согласна, как раз атмосферно получилось.
+1

Я так давно в соцсетях сижу, похожая история уже была. Всё новое- это хорошо забытое старое.

раскрыть ветку 3
+2

Ну, там в поезде-то много народу ехало. Машинист, опять-таки, на конечной был.

+2

Ну так, может, неспроста такие истории происходят время от времени?

раскрыть ветку 1
+3

Конечно, ведь пиздеж и плюсики/лайки вечны)

+1

Спасибо, прочитал. Отдельный плюс за фотографии в этой истории.

раскрыть ветку 3
+5
Ты плохой человек, я после твоего сообщения полез пресмратривать пост и искать, где же я их пропустил.
Уже решил что ку-ку...
раскрыть ветку 2
+1

Ты чего, я написал ответ на сообщение выше. В сообщение выше, есть ссылка на creepy pasty. Я её прочитал и поблагодарил человека. И там действительно есть фото. Я не плохой человек, тебе показалось.

раскрыть ветку 1
0

Интересная история, но написана ужасно...

0

А что, интересная история)

0

Это чудный лес! Сначала я ходил за грибами, потом они за мной!

0

запись выложи лучше)

0

Эта история : https://4stor.ru/histori-for-life/109372-poezd-niotkuda-v-ni... написано 21.05 /

0
Так, сестра будто бы умирала, выходит, раз с умершими ехала?
0

Я - человек, уверенный в себе и спокойный, знаю, что найду выход из любой ситуации.
Пожалуй, теперь эту фразу сделаю первой в своей коллекции глупейших высказываний

-8
Ебать воды больше чем у меня дипломе заебался читать аж
ДЛЯ ЛЛ
Короче баба поехал грибы собирать, поебалась, ходила среди ночи по лесу хуе мае, потом встретила деда мопеда который в преисподнюю направлялся по делам грушным, приехал труповоз на паровой тяге, сели а там людей хуева туча и все в лесах уходят, потом бабца зашла модная нафуфыреная с айфонищем, короче сестру тс переодически рубило как не в себя, в итоге выяснилось что никакого вокзала небыло и поезда не ходят со времен ельцинского правления, и бабца с айфонизе вообще откисла в овраге от передоза скопытилась, да и тску штырило нихуево вся хуйня, белка не иначе
ещё комментарий
0

Сестрі пизда. Простите.

-7

политику – не упоминаем,
Ну все равно чуть затронули, но потом согласились, что все это – дела Божьи

Хохлы уже себя в божество перевели?

ещё комментарий
Похожие посты
208

Гастроном

Гастроном Мистика, Фантастика, Крипота, Авторский рассказ, Длиннопост

От автора - эта история имеет отношение к вселенной пятого измерения.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Платон Иванович чем-то напоминал богомола. Стариком его никак не назвать, скорее предпенсионного возраста. Очень высокого роста, каждое его движение медленное и выверенное до хирургической точности. Он мог часами стоять неподвижно наблюдая за нашей работой, а нам так и не удавалось заметить когда он успевал переместиться из одного места в зале где мы работали в другое. В строгом синем пиджаке и брюках, по видимому от другого костюма, поскольку они были ему коротки, он замирал, выставляя напоказ волосатые щиколотки. Обувь, при нас он принципиально не носил. А может у него её и не хватало? Размер ноги был, наверное, пятидесятый. Непропорционально большие ступни. Обычно он наблюдал молча и лишь изредка мы слышали от него — “А это зачем? А почему”?


Нет, сам он нас не раздражал. А вот ноги его до дрожи пугали моего напарника Макса.

— Чего он, босой по мусору ходит? Нормальный человек хотя бы тапки одел, а этот топчется...И всё на нас зырит. Мне его мохнатые ноги уже во сне снятся. В кошмарах. Ночью глаза раскрою — передо мной так и стоят его ноги, — жаловался он мне.


— Он хорошо платит. Под ногами не путается. Я не вижу причин обвинять клиента в излишнем любопытстве, — отвечал ему я.


Это верно, Платон Иванович всегда платил наличными и в срок. Мы, два вечно страдающих от недостатка денег студента, из Архитектурно-строительного, работали в его доме всё лето, и очень рассчитывали поработать ещё. Особенно Макс. Он и так был по жизни жадноватым парнишкой, но в начале сентября его осенила очередная гениальная идея — “как бы ещё сэкономить’?


— “Audi” - куплю, Тёмка, — заявил он мне, — надо только денег, как следует подкопить. Кое-чего родители подкинут, но я смекнул: можно покупать бич-пакеты по акции, сразу коробками, и питаться ими несколько месяцев.


Я его идею не оценил. Узнав какую сумму он хочет сэкономить на продуктах, посмеялся над ним и предложил до кучи отказаться от сигарет, алкоголя и расходов на Машку с параллельного потока. И ещё, пешком ходить вместо того, чтобы бесплатно ездить калымить на моей машине в качестве пассажира. За бензин, он мне сроду не скидывался. Максим надулся и на следующий день, в районе обеда, отказался ехать со мной в дешевую кафешку. Он вытащил из своего рюкзака большую никелированную тарелку и принялся ломать над ней макароны из пакетика. Я посмеиваясь, предложил ему принести из кафе — три корочки хлеба. И тут, словно из под земли появился Платон Иванович.


— Как вы можете есть такую ужасную пищу, Максим?!! — завопил он. — Вы так молоды и уже портите свой организм всякой химией!


— Так это… Усилители вкуса… Перец… — попытался возразить мой напарник. — Готовить, опять же… Лучше дайте кипяточку?


Наш хозяин картинно схватился за голову. Волосы у него голове жёсткие черные и смотрелись неестественно. Мне на секунду показалось, что они съехали на бок. Он лысый и носит парик?


— В моём доме, пожалуйста, не ешьте такую еду! — потребовал он.


— А у меня денег - на получше, нет! — Макс моментально включил жадину жалобно поглядывая в мою сторону. Я сделал лицо кирпичом, намекая чтобы он меня в свои авантюры не впутывал.


— Так, боже мой! Разве это проблема? Пойдёмте со мной — пойдёмте! И вы - Артем? Я приглашаю вас попробовать настоящую еду, а не эту пластмассу! — принялся уговаривать Платон Иванович.


После таких слов я едва не сгорел от стыда. Наглый Макс, носом почувствовавший халяву, изобразил из себя бедную сиротку и потупив глаза разом согласился — “отведать чем бог послал”.


Мне пришлось идти вместе с ними. Нужно отметить, что дом у Платона Ивановича очень большой. Даже не дом. Старинный особняк 19-века. Трёхэтажный: из красного кирпича. Крыт чёрной черепицей. Комнат бесчисленное число. Мы так ни разу полного проекта этого дома и не видели. Как он утверждал — достался ему по наследству. Крепкий, капитальный дом. Потолки в лепнине, некоторые из комнат отделаны резными панелями из морёного дуба и красного дерева. Не дом, а целый музей. И этот музей нуждался в некоторой реконструкции. Хозяин отдавал строителям по одной комнате. Как только заканчивали - предлагал следующую. Он желал наблюдать лично. Каждую комнату он запирал собственноручно и всегда носил с собой целую связку ключей. Он привёл нас на кухню располагавшуюся в полуподвале и на красивый стол из мрамора поставил перед нами две тарелки. На тарелках лежали кусочки чего-то похожего на желе. Только зелёного цвета. Платон Иванович выдал нам по вилке и предложил попробовать. Я злорадно усмехнулся, наблюдая как скисло лицо у Макса, ожидавшего множества дорогих и бесплатных яств. Мы по очереди попробовали.


Вкус у желе, действительно был восхитительный. Я почему-то вспомнил о детстве, о радостных переживаниях, ощущении некоего счастья. Приятного томления в предвкушении обладать какой-то толи игрушкой, толи невиданным ранее пирожным. Но вот что-то такое. Посмотрел на Макса, он судя по блаженству на лице, испытывал похожие чувства. Как он потом мне взахлёб рассказывал — наяву увидел себя за рулём своей “Audi”, а рядом с ним на переднем сиденье первая красавица института - Ленка Баттерфляй и уже без лифчика.


— Что это за вкуснятина Платон Иванович? — восхищённо спросили мы у него хором.


— Если расскажу состав - то вам неинтересно будет, — отвечал он — скажу только, что сие блюдо полностью из натуральных и полезных ингредиентов. В каждой порции: по сто грамм. Ровно.


— Мало. Вкусно, но мало, — с сожалением облизнулся жадный Максим.


Платон Иванович смерил его высокомерным взглядом и объяснил, что это такой вес не случаен. Будь там, хоть на один грамм больше, то мы бы не смогли оценить его по достоинству.


— Моя профессия и духовное призвание - Гастроном! — сообщил он.


Мы с Максом переглянулись в недоумении.


— Так Гастроном - это же магазин?


— Прежде, так называли знатоков вкусной и здоровой пищи. Я, господа, художник, повар, кулинар, географ, археолог, химик и биолог. Всё - в одном лице. Я познал кухни всех народов нашего мира. Я в курсе всех последних новинок экспериментальной кухни. О молекулярной кухне мне известно всё. У меня десятки наград. Все лучшие и знаменитые рестораны борются за право получить мой критический отзыв, и использовать, для повышения репутации.


Больше, в тот день, он нам ничего не предложил. Да нам было и не нужно. Остаток дня мы работали как заведённые. Прилив энергии — жуткий. Вечером, в общежитии, мне еле удалось уснуть. Хотелось действовать, бегать, прыгать. Я едва отогнал от себя желание пойти в ночной клуб. Утром Макс сообщил мне, что он в отличии меня не удержался и в клубе познакомился с обалденной девчонкой. У неё же и ночевал. Ну её, эту Машку — она ему никогда и не нравилась.


На следующий день, Платон Иванович, снова отвёл нас на кухню, где мы попробовали крем нежного бежевого цвета. Вернее, снаружи он был бежевый, а внутри синий. Съев свою порцию, я вдруг отчётливо вспомнил Новый год. Необычный новогодний праздник, а вполне конкретный — мне было тогда семь лет. Отец привёл меня на детский утренник проводившийся у него на работе. Большая пушистая елка сверкала нарядными игрушками. Взрывались хлопушки осыпая собравшихся детей разноцветным конфетти. Огромный дед-мороз с белой до пояса бородой громогласно поздравлял всех с новым годом и дарил подарки. Я так отчётливо погрузился в события праздника, что пришёл в себя уже на рабочем месте.


Макс смеялся надо мной. Он снял на телефон как я стоя на стремянке декламировал детское стихотворение. Но я-то был уверен, что меня поставили на табуретку и я за игрушку этот стих рассказываю дедушке-морозу. Вместо подарка, Макс торжественно вручил мне перфоратор. Придурок!


— Вкусовые рецепторы, порой, творят с нашим мозгом самые удивительные вещи. По настоящему хорошая и вкусная еда способна творить чудеса, — прокомментировал наблюдавший за нами Платон Иванович, — но вы не представляете, сколько отвратительной гадости мне пришлось съесть, чтобы найти подлинные гастрономические бриллианты. Ведь, согласитесь, вы никогда ещё такого не ели?


— Такое блюдо можно приготовить в домашних условиях? — спросил я поражённый до глубины души.


— Э-нет. Радуйтесь, что имеете возможность прикоснуться к тайнам кулинарии. Такое блюдо умеют готовить правильно лишь единицы. Вы не найдёте его в ресторанном меню. Вы можете найти похожий рецепт в кулинарных книгах, но только похожий. Подлинный рецепт можно получить только применив настоящий опыт. Блюдо на 80 процентов состоит из опыта. Понимаете? Даже, если вы получите в руки настоящий рецепт, у вас ничего не получится. Приготовьте его миллион раз и вот тут...Может быть...Вы познаете чудо.


Я пребывал в сомнениях. Вечером, когда мы распрощались с хозяином и сели в мою машину высказал Максу свои опасения.


— Не... Это не наркотики. Ты на утреннике отплясывал со Снежинками и Зайчиками, а я увидел своё будущее. Знаешь, оно просто охренительное! У меня был свой собственный коттедж, бассейн, белоснежная яхта. Тёма, ты бы видел - какие у меня там были тёлки?!!


— А как же Машка?


— Да что ты всё про неё? Она - случайное безобразие на празднике жизни. Плоская как доска. Сисек нет— считай калека!


Целый месяц Платон Иванович угощал нас удивительными деликатесами. Каждый день было что-то новое. Иногда он рассказывал: как и при каких обстоятельствах стал обладателем уникальных рецептов. Некоторые рецепты, по его словам принадлежали личным поварам восточных Императоров, а другие он находил во время археологических раскопок в Мексике и в Перу.


— Самая любопытная кухня - это Экстремальная. — рассказывал он. — Легко съесть пищу подвергнутую термической обработке, а вы бы попробовали живьём? Пальмовый долгоносик, Витчети, гусеницы мопане, муравьи…Их вкус…


Он заметил наши испуганные взгляды и спохватившись перешёл на другие, более понятные продукты.


— Вы зря так переживаете. Просто, подобная еда не разрекламирована в достаточной мере. Например: устриц вы считаете деликатесом и согласны есть их живьём, а вот зелёную гусеницу, которая в сто раз вкуснее и полезнее вам есть не хочется. Вас приучили с детства, что гусеница -бяка, а устрицы повсеместно: еда для аристократов и богачей.


— Устриц, я бы попробовал, — кивал мой жадный напарник.


— Могу устроить, хотя на мой взгляд -это пошлятина. Может быть, лучше оцените жуков-плавунцов? У меня есть любопытный рецепт…


— Насекомых, мы есть...Как-то...Спасибо.. — отказался я.


Платон Иванович редко улыбался, но в тот момент посмотрел на меня очень странно и я увидел на его лице загадочную улыбку.


Через несколько дней я заболел и не мог уже работать у него в доме. Поднялась высокая температура и я пошёл в поликлинику.


В забытье отсидел очередь с пуленепробиваемыми старухами и еле-еле заполз в кабинет терапевта. Врач померил температуру, присвистнул и меня положили в больницу. Температура была под сорок.


Макс звонил мне поначалу. Интересовался моим самочувствием, жаловался, что не справляется один. Я посоветовал ему взять другого в напарники, временно, пока я буду отсутствовать.

Я пролежал в больнице целый месяц. Врачи, первое время, не знали от чего меня лечить. Сделали кучу анализов, а потом сообщили, что нашли у меня редкого кишечного паразита нехарактерного для нашей местности.


— Вы, Артем никакой странной еды, перед тем как заболели, не употребляли? — спросил меня один из лечащих врачей.


И что я ему мог на это ответить? Ещё как употреблял, каждый день и неизвестно что. Ради меня, из столицы вызвали одного известного врача-паразитолога. Он изучил моё состояние, подтвердил диагноз, назначил лечение, но я ещё не скоро пошёл на поправку. От лекарств назначенных мне начались реалистичные галлюцинации.Каждый раз - одно и тоже.


Я лежал на кровати и наяву видел Платона Ивановича вместе с Максом. Они сидели за роскошно-сервированным столом и дегустировали блюда, которые им приносили. Прислуживающих им я не мог разглядеть, они походили на размытые тени. Я наблюдал их мелькание рук, блеск поднимаемых серебряных крышек и мерцание свечей от канделябров.


Максим жмурился от удовольствия пробуя новые блюда, а Платон Иванович торжественно говорил:


— Мы! Мы - то что мы едим! Все мы состоим из того, что съели за всю свою жизнь. Мы накопленный опыт переваренной пищи, хлопот, надежд и переживаний. Я рад, что не ошибся в вас - Максим.

Вы выбрали единственно правильный путь — путь человека познающего истину поглощаемых им продуктов. Мы едим жизнь и познаём её в процессе поедания, в этом нет ничего предосудительного и чем разнообразнее наш рацион тем полнее и насыщеннее наше существование. Весь смысл в еде! Еда — главный стимул развития любой цивилизации. И дело вовсе не количестве, еды должно быть ровно столько - сколько нужно. Чрезмерное употребление ведёт к быстрому ожирению и смерти, а норма еды к процветанию и бессмертию. Вы понимаете, о чём я говорю, Максим?


— Как же, к бессмертию, Платон иванович? — спрашивал мой напарник. — Неужели, можно так жить вечно? Жить и наслаждаться, не зная никаких бед?


— Поверьте мне, я знаю о чём говорю. Я прошёл весь этот путь и повторил его множество раз. Сама библия учит нас этому, но мы не умеем читать её правильно. Мы глотаем слова, а ими нужно правильно насыщаться. Вот возьмите хотя бы пример о чудесах Христовых — пять хлебов и две рыбки, которые он поделил между пятью тысячами людей пришедших на проповедь. Это тайный шифр правильного питания. Не в количестве дело, а в точной массе потребляемого продукта для каждого. И все сыты и довольны.


— Но ведь там было чудо? Там дело было в том, что они раздавали хлеб, а его не становилось меньше? — припомнил Максим.


— Вот и вы глотаете слова не переваривая их. Опять же, об этом вам рассказали. Вы, может быть, даже и не читали библию. Я только привёл пример, один из множества, подводящих нас к главному моменту: почему мы должны вкушать кровь и тело Христово?


— Так..Традиция.


— Нееет. Не традиция. Это наша единственная возможность стать подобными богу. Христос — сын божий и мы должны вкушать тело его. Бог везде. Значит, вкушая жизнь вокруг нас, мы постепенно и сами становимся подобными богу, но это слишком медленный процесс на который не хватит и тысячи жизней. Поэтому клуб, в который я вас торжественно приглашаю, разработал особую, недоступную большинству людей, систему кулинарии позволяющую выделить из великого множества съедобных продуктов тот самый - божественный вкус. Вы пробовали эти блюда — так скажите, они божественные?


— Они неописуемые! Я такого никогда…


— Вот! — торжествующе произнёс Платон иванович — регулярно употребляя такие блюда вы достигните состояния бога и обретёте не только бессмертие. Вы обретёте могущество равное ему.


— А как же Артем. Он тоже ел?


Платон Иванович нахмурился, помолчал и потом с некоторой грустью сказал:


— Так, тоже случается. Не всякий способен принять в себя бога. К сожалению. Сходят с пути. Сомневаются. Не умеют думать желудком, хотя мне искренне жаль. Бог должен жить в каждом из нас.


Он спохватился и победно посмотрел на Максима


— Вы, как раз смогли пройти этот путь! Не думайте о бывшем друге и даже не сомневайтесь в своём выборе! Вы, теперь, человек особого круга. Попробуйте лучше - вон ту розочку. Она приготовлена из…


Обычно на этом галлюцинация и заканчивалась. Я приходил в себя на полу, упавшим в бреду с кровати, либо от отвратительного вкуса потной больничной подушки, которую я жевал.

Максим не навещал меня. Перестал звонить и слать SMS-ки.


Вернувшись в общагу я узнал от соседей, что он съехал на частную квартиру. Машка, с которой он встречался сообщила, что он в край оху...обурел, купил себе новый автомобиль и что она знать его больше не желает.


Я пробовал с ним связаться по телефону, но он несколько дней не брал трубку. Потом прислал мне сообщение на “Вайбер” о том, что Платон Иванович, больше не хочет меня у себя видеть, а у него теперь, более надёжный и трудолюбивый напарник.


Мне было несколько обидно от такого, ведь это я первый нашёл этого клиента. Это я предложил Максу работать на него и между прочим весь строительный инструмент был моим.

Я написал ему и в красках, что он — козёл, и если не хочет проблем, то пусть возвращает всё моё имущество.


На следующее утро, мне позвонил какой-то парень и сообщил, что привёз мне в общагу инструмент от Максима Петровича.

Немного прихренев, от того, что эту сволочь назвали по отчеству, я спустился и забрал свои вещи, попутно поинтересовавшись у парня — не на Максимку ли он ишачит?

Оказалось, что на Максимку. Максимке очень сильно доверяет сам Платон Иванович и теперь у него своя бригада. Они работают, а он только пальцем им показывает - что и как делать.


Мысленно пожелав своему бывшему другу лопнуть, я переложил сумки в свою машину и решил: раз и навсегда забыть о произошедшем со мной как о страшном сне.


Как же я ошибался.


Прошло несколько месяцев. Я полностью оправился после болезни. Придерживался диеты назначенной врачом и с подозрением смотрел на любую незнакомую еду в магазинах. Ел очень мало. Сильно похудел. Нашёл новую подработку, учился и жизнь вроде как налаживалась. О Максе я практически не вспоминал. Как он там? Где живёт? На чём катается? Мне это было неинтересно. Учёбу он забросил. В университете, со слов его однокурсников, он по прежнему числился, но занятия не посещал. Да и зачем? У него, теперь, такой покровитель - не в сказке сказать ни пером описать. С Платоном Ивановичем он горы свернёт и богом станет. Президенты в шеренгу выстроятся, чтобы только прикоснуться к его величеству.


В новогодние праздники я не удержался и посидел вместе с однокурсниками в кафе. Много пили, ели и неожиданно я почувствовал себя плохо. Сославшись на самочувствие, я побежал к себе, в общагу. Жил, в то время один, соседи разъехались по домам. Едва успел в туалет, где меня тут же вырвало. Обессиленный я дополз до своей кровати и тут у меня снова случилось странное реалистичное видение. Я увидел себя на торжественном приёме в доме Платона Ивановича.


Я гулял по большому ярко-освещённому залу, возле стен, по периметру, стояли длинные столы и толпа гостей: мужчин и женщин в маскарадных костюмах развлекали себя беседами и лёгкой закуской. В центре зала играл целый оркестр. Человек тридцать, не меньше. Дамы сверкали украшениями и дарили окружающим белозубые улыбки. Мужчины, все как на подбор, в строгих чёрных костюмах и в масках различных зверей пробовали со столов различную закуску и обменивались впечатлениями. На меня никто не обращал внимания. Тело моё, словно бы пропало.


Незримый я ходил между гостей, слушал их разговоры, но толком не мог понять о чём они говорят. Вроде бы и по русски, но в тоже время и нет. Я не мог уловить ясно ни слова. Я отошёл к столам и увидел на них множество разных блюд, среди которых узнал и те, которыми меня и Макса потчевал лично Платон Иванович.


Больше всего меня поразили официанты прислуживающие гостям.


Они были без масок. Бледные юноши и девушки в униформе. Они, с отсутствующим взглядом, механически наполняли бокалы шипучим светлым напитком из деревянных бочек, но прежде чем отдать гостю они вырывали щипцами у себя зуб, опускали его в бокал и только после завершения такой жуткой процедуры предлагали напиток.


Они безразлично улыбались, а по их красным распухшим ртам стекала кровь. Среди них, я узнал парня подвозившего мне инструменты. Такое впечатление, что ему было всё равно, где он находится и зачем рвёт свои зубы на потеху гостям. Гости воспринимали зубы в бокале как должное. Они выпивали напиток и проглатывали зубы оставляя на столах пустые бокалы. Я обратил внимание, как один из гостей в маске указал на лицо официантки и она безропотно вырезала ножом собственный глаз добавив его в напиток. Он принял бокал из её рук и отошёл от стола, а она осталась стоять, замерев и не обращая внимания на стекающую по её лицу свежую кровь.


Где то глубоко в душе мне показалось такое странное поведение официантов правильным и даже логичным. “Желание гостя - закон для хозяина” - каким бы жутким и неприятным оно не было. Или это кто-то мне произнёс на ухо шепотом?


Оркестр пропал. Музыка стихла. Все гости разом повернулись и посмотрели в центр где сейчас стоял удивительно высокий Платон Иванович в чёрном плаще. В руках он держал маску с длинным птичьим клювом, а рядом с ним был Максим. В белом с иголочки дорогом костюме. Мой бывший друг и напарник выглядел растерянным. Он вжимал голову в плечи и глядел себе под ноги.


Платон Иванович начал говорить.


— Дорогие и любимые мои гости! Мы ждали этот великий момент несколько лет! Сегодня, я рад вам предложить нового кандидата в члены нашего маленького клуба гастрономов и дегустаторов. Этот момент очень важен и для него, и для всех нас. Сумеет ли он проявить себя, достоин ли он быть на вершине пищевой пирамиды? Вкушать все прелести божьего вкуса и замысла? Постичь истинное величие и право называть себя — Человеком?


Максим ещё сильнее потупился. Гости зааплодировали. Платон Иванович надел маску и ободряюще приобнял его.


— Максим! Мы дадим тебе - всё что ты пожелаешь! Любая твоя прихоть будет исполнена! Деньги! Слава! Высокая должность! Любая красавица будет жаждать твоего внимания! Готов ли ты вступить в наш клуб и доказать всему миру — чего ты стоишь?


— Да...Хочу… — смущённо выпалил мой бывший друг.


— Прежде, чем мы тебя примем, должен свершиться древний ритуал. Все, в нашем клубе, через него проходили. Это своего рода - “Инициация”. Как у племён Южной Америки — мальчик должен доказать, что он становится мужчиной. Я готовил тебя к нему всё это время. Каждая порция божественных блюд, на ступеньку приближала тебя к этому удивительному волшебному таинству.


— Вы меня… Чё? — простонал Максим.


— Сейчас увидишь! Не бойся - это не слишком больно! — пообещал Платон Иванович и пока Максим соображал, что к чему, он ударил его кулаком в живот.


Максим упал и покатился по полу. На него налетели несколько гостей и начали пинать ногами. Он закрывал руками лицо, пытался защитить живот, плакал, но его не оставляли в покое. Я отстранённо наблюдал за тем как его избивают. Тот же невидимый голос подсказывал мне, что всё это не просто так, и от Максима чего то пытаются добиться. Вокруг него появилось серебристое сияние. Оно становилось всё сильнее и ярче. Максим засиял, а ещё через секунду в зале появились тысячи серебристых бабочек.


Гости оставили Максима в покое и с радостными криками бросились их ловить. Откуда - то появились сачки. Бабочки кружились вокруг Максима так, словно пытались защитить его, но их подстерегали и ловили прямо голыми руками. Тут же, на месте, их ели. Бабочки, судя по всему, были очень сочные. Во все стороны брызгал серебристый сок. Одна из бабочек уселась мне прямо на нос и я от неожиданности хлопнул себя по лицу ладонью. И очнулся.


Я лежал на полу в своей комнате и дрожал от холода. Сходил, умылся. От алкоголя и отравления не осталось и следа. В животе урчало от голода. Сколько прошло времени? Что это был за сон? И сон ли это был вообще? Я ничего не понимал. Вернулся к себе и тут зазвонил телефон. Посмотрел на номер и даже не удивился. Звонил Макс.


Я поднял трубку.


— Тёма выручай! Помоги мне, брат! Я только тебе одному могу довериться! — услышал я.


— Чего ты хочешь? Денег не дам, — машинально ответил я.


— Да какие деньги. Спрятаться мне надо. Ты не представляешь, что у Платона в доме происходит!


— А что происходит? Бабочки летают?


Максим поперхнулся, но опомнился очень быстро:


— Это не бабочки. Они живые, разумные существа. Они их едят и заставляют меня. Помоги мне!


— Не верю.


— Я тебе сейчас фотку, на “Вайбер” пришлю. Он нас кормил. Подселил паразитов. В каждом из нас, червяк. Этот червяк, тоже разумный. Они идут на его зов. Платон их потом жрёт и продаёт другим. Я, теперь, у него, как приманка для них.


— Неее, ты теперь не нашего круга. Ты - элита. Бабы, деньги, рок-н-ролл. Ты же, так этого хотел? Платон Иванович, тебя, никуда не отпустит. Наслаждайся сбывшимися мечтами!


— Дурак! В тебе, тоже червяк есть. Ты следующий!


— Мой - сдох. Врачи не смогли спасти. Такая потеря, — злорадно сообщил я.


— Хотя бы забери меня из особняка. Не могу я на такое смотреть. Я заплачу - сколько скажешь! — взмолился он.


— Я подумаю, — ответил я и положил трубку.


Ехать, забирать Максима, мне очень не хотелось. Я задумался. Да, он предатель и гад, но заслуживал ли он такого отношения? Ведь мы дружили и когда с ним произошла беда он первым про меня вспомнил. У него и друзей, кроме меня и не было. Тут я увидел фотографию, которую он мне прислал. Живот скрутило от боли.


Там была изображена миниатюрная женщина с стрекозиными крылышками. Нет, не женщина, но очень похожее на неё насекомое. Нет! Мои глаза обманывают меня — это было очень родное и близкое мне существо.Оно было прекрасно. Меня словно ударило током, а потом ещё раз и ещё. Они их ели?!! Этих прекрасных маленьких женщин?!! Этих волшебных фей?!! Чудовища — они их ели живьём! Скрипя зубами от ненависти, я решил спалить этот чёртов дом вместе с его обитателями. Они ещё там, я был в этом уверен. Нужно спасти моих фей, сколько бы их не осталось. Я быстро оделся, выбежал на улицу и сел в машину. Пока она прогревалась я уже составил чёткий план. Макса нужно убить. Он не достоин моих красавиц. Голос в моей голове подсказывал — Оберон должен быть только один!


К дому Платона Ивановича близко было не подобраться. Дорога была перекрыта. Тревожно кричали пожарные машины, полиция отгоняла прохожих. Дом горел. Я бросил свой автомобиль и на негнущихся ногах пошёл к нему. Огонь горел ярко, сердце от боли рвалось на части. Усталый полицейский грубо оттолкнул меня с глупым видом идущего напролом. Он не понимал мою боль. Я не мог уйти. Плевать мне было на сгоревших в доме людей — там, сейчас гибли в мучениях мои прекрасные феи. Я отошёл к машине и мою голову посетила мысль — разогнаться и на скорости протаранить толпу. Смять всех на своём пути. Уничтожить. Я только хотел сесть за руль, но меня кто-то ухватил за ворот куртки и дёрнул развернув в другую сторону. Я увидел перед собой мужчину в маске чёрного зайца. В его глазах отражалось зарево пожара. Он смотрел прямо на меня. Он казался мне знакомым. Словно дальний, далёкий родственник, но я не понимал - откуда?


— Теперь, я понимаю откуда всё началось, — произнёс он.


— Я знаю вас. Вы…


— Это неважно, — перебил он меня, — забирай её и уезжай отсюда.


Он протянул мне фею. Одну единственную. Завёрнутую в платок, замёрзшую, но всё ещё живую. Мою красавицу.


Я бережно принял её и осторожно засунул за пазуху в свою тёплую куртку.


— Спасибо!. — попытался поблагодарить его я, но человек в маске чёрного зайца пропал. Кроме меня на этой стороне улицы никого не было. Да мне это уже, всё равно. Важна - только она. Моя красавица. Моя красавица...

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Так же мои истории прочитать тут - https://vk.com/public194241644
Показать полностью
158

Фредди 6. Эпилог. (Фредди жив)

Фредди 6. Эпилог. (Фредди жив) Крипота, Мистика, Хороший мальчик, Черный юмор, Стереотипы, Фанфик, Длиннопост, Авторский рассказ

Фредди 6.4 (Фредди мёртв)

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


Ни для кого не секрет, что когда человек умирает у него проносится перед глазами вся его жизнь. У Фредди она была очень короткая, но зато очень насыщенная. Он увидел маленького себя лежащего в детской кроватки, а над ним склонились большие и добрые лица его родителей. Он увидел себя гуляющего с Мамой и Папой в аквазоопарке и Папа показывал ему морских животных. Потом он увидел праздничный торт с шестью свечками и сияющая Мама просила его задуть их, а Папа взрывал хлопушки. Фредди осыпало дождём из разноцветных конфетти.


Когда конфетти осыпалось появился Санта-Клаус. Фредди его хорошо запомнил. Это был первый маньяк, которого он отправил на тот свет. Санта был пузатый мужик ростом под два метра в грязном засаленном красном кафтане. Родители ставшие одержимыми подослали его похитить Фредди на рождество, а сами заблаговременно уехали из дома.


Санта проникал в дом и уносил свою жертву в большом мешке с подарками. В своё логово. Как он его называл — “деревня Санты”.


Там он одевал детишек в костюмы рождественских эльфов и насиловал. Пока не столкнулся с Фредди. Фредди прикинулся спящим, а уже когда Санта привёз его к себе домой, прямо из мешка выстрелил ему в спину, несколько раз, из спрятанного маленького пистолета. Он выбрался из мешка, освободил троих детей, позвонил в полицию, а сам, не дожидаясь появления стражей порядка, отправился домой.


Санта мелькнувший в его предсмертных видениях распался в пыль и на его месте появились совершенно другие. Он увидел себя уже взрослым.

——————————————————————————

Над парком аттракционов повисла гнетущая тишина.


— Мы убили последние жертвы! Игра должна быть закончена! — нагло крикнула Сандей обращаясь непосредственно к Шолотлю.


Скелет поднялся на ноги.


Что случилось дальше, никто из присутствующих так и не понял, на одну секунду у всех потемнело в глазах, а когда они проморгались, над парком уже вовсю светило солнце. Небо было синее-синее и так легко стало дышать. Стена окружавшая лагерь пропала. Зачирикали птицы и словно опомнившись отовсюду заголосили брошенные сотовые телефоны оплакивая своих хозяев.


Выжившие после схватки с Фредди охотники плакали и почёсывали увечья.


— Он мне ухо отрезал...Вы не видели моё ухо?


— У-у.


— А вам похоже язык. Ну сволочь!


— Нее, только жубы.


— Разделаем падаль!!! Он меня хвоста лишил!!! — завопил кто-то, но тут же заткнулся. Словно ледяной ветер прошёлся по парку аттракционов.


Это заговорил сам Шолотль.


— Игра окончена. Жертвы принесены. Я благодарю вас, мои охотники за прекрасную игру. Теперь прошу вас всех успокоиться и отдать дань уважения вашим жертвам.


Охотники разом притихли. Они несмело подошли к телам Фредди и Джерри и обступили их.


— Фредди мёртв!


— Умер!


— Упокой господи его душу…


Кто-то по привычке даже перекрестился.


— Умер! — заверещал Рэнди Красный нос прыгая от радости по сцене словно зайчик — Капец! Счастье то какое! Нужно немедленно обо всём рассказать господину Хаммельсфорту!


— А ну разошлись, — грозно потребовала Сандей, — он моя добыча!


— Да мы разве претендуем? Твоя конечно! Спасибо тебе за Фредди! Низкий поклон! — оглядев всех откликнулся потрёпанный Самуил Гранди.


Он покосился на Джерри. Салли положила голову мёртвого мальчика себе на колени и тихонько рассказывала как она отрежет ему голову, пришьёт её плюшевому мишке и они всегда-всегда будут вместе. Брррр. Одна девчонка страшнее другой.


Шолотль тем временем повернулся к охотникам спиной и перед ним появилось чёрная крутящаяся воронка. Рэнди захлёбываясь от радости докладывал кому-то на сотовый телефон об успешном убийстве Фредди. У Сандей, которая внимательно за ним следила сверкнули глаза.


— Эй, клоун? А ну - гони сюда мобилу!Я хочу получить свои деньги от Сатанинского банка! — громко потребовала она.


— Сандей -детка. Это же взрослые разговоры. Я сам, решу за тебя все вопросы, — услужливо заулыбался клоун.


— Гони трубку!!! — повысила голос девочка протягивая руку и Рэнди не посмел её ослушаться.

Завладев телефоном Сандей моментально приступила к переговорам:


— Хаммельсфорт? Это Сандей. Да... Та самая...У меня товар, а у тебя деньги. Ты же хочешь получить его голову? Денежный перевод можно провести сразу… Какие, к чёрту три недели? Ты чего, проблем захотел? Я сейчас же сообщу своей семье, что Сатанинский банк подлые кидалы… И учти, если я грохнула Фредди то представь, что я с тобой сделаю? Ага. Записывай…


—————————————————————————————

Фредди увидел себя повзрослевшим, в строгом чёрном костюме и при галстуке, рядом с ним в чёрном кружевном платье сидела Сандей. Она была очень красивой и держала его за руку своими тонкими пальчиками в черной перчатке. Рядом с ними на белых стульях сидели незнакомые ему люди тоже одетые празднично. Фредди крутил головой. И тут зазвучал свадебный марш.


Фредди увидел Джерри в парадной форме машиниста поезда. Он стоял вытянувшись по струнке возле алтаря , а навстречу ему по дорожке усыпанной лепестками роз шла взрослая Салли в наряде невесты.


Она несла вместо букета свою проклятую куклу в таком же наряде.


— Забавная будет семья, не так-ли? — спросила у него Сандей.


— Что? — не понял он её слова.


— Я подарила им на свадьбу, от нас двоих, домик на побережье. Домик стилизован под игрушечный. Внутри тоже изумительная обстановка. Везде тарелочки на полках, розовые занавески, игрушки и детская железная дорога в подвале от лучших мастеров, — продолжала Сандей, словно не слыша его, — Салли оценит. Надеюсь, у них будет много своих детей.


— Я мог бы и сам оплатить подарок, — обиделся такому отношению Фредди.


— Ты? Не смеши меня! Ты работаешь в маленькой компании. Вся твоя жизнь, теперь, это перекладывание бумажек с места на место и ты слишком гордый, чтобы попросить повышение или помощи от моей семьи. — засмеялась Сандей.


— Впрочем, — добавила она, — я на тебя не сержусь. Всё равно, что хотела, я от тебя получила. Жениться я тебя не заставляю. У тебя денег, на содержание ребёнка, никогда нет, и не будет. Он возьмёт мою фамилию.

Фредди с ужасом посмотрел как она гладит себя по заметно округлившемуся животу.


— Я воспитаю его настоящим чудовищем. Не то что ты — потерявший зубы и хватку старый лев. Старый лев Фредди…

——————————————————————————

Булькнула SMS.Сандей хищно улыбнулась проверив зачисление счёта на своём смартфоне.


— Спасибо господин Хаммельсфорт. С вами приятно иметь дело. Теперь передаю телефон вашему клоуну.


Она вернула сотовый телефон вернувшись к мёртвому Фредди отогнала от него охотников. Шолотль покинул их, скрывшись в чёрной воронке, оставив после себя тонкий вьющийся дымок.

Рэнди на радостях объявил об организации праздничного торжества. Он обещал в скорости убрать останки жертв, заявить, что лагерь подвёргся нападению коварного смерча, убившего множество ребятишек, только всем нужно выступить свидетелями.


— Повезло тебе Сандей, — бурчал Самуил завистливо поглядывая на девочку, — хорошо денег загребла.


— А ты чего растерялся? Рэнди не объявил о том кто станет чемпионом Шолотля. Награду так никто из нас и не получил. Я за всю охоту убила только одного. Вон — мой принц валяется. Но вы то? Вы убили намного больше. Один из вас должен получить награду.


Сандей говорила это совершенно безразличным голосом, копаясь зачем-то в своей сумочке. Охотники услышав её слова, справедливо возмутились и пошли трясти клоуна.

Воспользовавшись образовавшейся суматохой она достала два новых полных шприца и один из них кинула Салли.


— Быстро. Коли своему прямо в сердце.


Салли кивнув судорожно принялась расстегивать на Джерри рубашку.

———————————————————————————

Гости встали со своих мест и аплодировали. Среди них Фредди увидел своих родителей. Мама улыбнувшись помахала ему рукой.


На алтаре проклятый отец Джефри торжественно объявлял Джерри и Салли мужем и женой. Потом Салли бросила назад свою куклу словно букет невесты и Сандей ловко поймав её продемонстрировала Фредди.


Он увидел как кукла повернула к нему свою голову и посмотрев на него искусственными глазами проскрипела:


— Поцелуй меня Фредди! Я люблю тебя… Фредди… Фредди..

———————————————————————————————

Его хлопали по щекам и звали по имени.


— ...Фредди проснись! Хватит спать, Фредди!


Он с усилием открыл глаза и увидел бесконечную синь неба.


— Я умер? — прошептал он.


— Нет, но можешь. Если сейчас не поднимешься на ноги, то я тебя лично прикончу, — пообещала склонившаяся над ним Сандей.


— У меня нет сил… — простонал он. Тело его не слушалось.


— Сейчас, они у тебя появятся, — мёртвым голосом сообщила Сандей и он получил ещё один болезненный укол от которого мир заиграл радужными красками.


Он повернул голову и увидел как рядом девочка с куклой пытается привести в чувство его друга. Джерри мычал и просил свою воображаемую Маму дать ему ещё пять минуточек.


— Ты убила меня, — дошло до Фредди самое очевидное.


— Да. это был единственный верный способ закончить игру. — отозвалась Сандей.


Новый укол разогнал кровь по его телу и придал бодрости. Фредди поднялся на ноги. Посмотрел на толпу охотников ругающихся с клоуном Рэнди и не обращающих на них никакого внимания.Потом его взгляд упал на валявшийся неподалёку дробовик. Он поднял его с земли, проверил патроны, нашёл за пазухой ещё и принялся неторопливо его заряжать. Закончив приводить в порядок оружие он негромко позвал:


— Зубастик! Рядом!


— Ррр-ням.


Откуда-то из-за угла, выкатился колючий шар и остановился замерев у его ног.


— Сандей, — сказал Фредди не глядя на девочку, — запомни на будущее. Если, не дай бог, мы с тобой поженимся, то ребёнок будет носить мою фамилию.


Таких удивлённых глаз у нее ещё никогда не было.

———————————————————————————————

Рэнди нервно оглядывался, надеясь на покинувшего его бога и покровителя, успокаивающе поднимал руки и говорил, говорил, пытаясь образумить недовольных охотников.


— Я убил десять человек.


— Я двенадцать и одного покусал. Это считается?


— Я Самуил Гранди…


— Где чемпион? должен был быть выбран чемпион!


— Обман! Обман! Рэнди-жулик! Вон - не зря у него нос красный!


— Фигу мы свидетелями тогда выступим. Скажем, что это ты всех убил. Хана твоей карьере!


— Господа! Господа! — взывал Рэнди, — у меня велась чёткая статистика. Больше всех убил, то есть принёс жертв, уважаемый вампир Страхуморис...Только я его здесь не вижу. Может быть, подождём немного? Он обязательно появится.


Но охотники ждать не желали. Возмущались. Кричали.Грозили кулаками. Демонстрировали, в качестве доказательств, отрезанные у жертв головы и обещали повторить.


— Но вампир же победил. Он чемпион. — сопротивлялся Рэнди.


— А если он мёртв? — задал вопрос кто-то из толпы.


— Мёртв? Я вас умоляю - вампира практически невозможно убить.


— А я убил — послышался тонкий голосок.


— Чё? Кто это сказал? — возмутился клоун.


— Я.


Охотники оглядывая друг-друга и перешептываясь расступились. Среди них храбро задрав голову стоял свежеубитый Джерри и дерзко смотрел прямо на клоуна. Он был безоружен.


— Нно...Ты же мёртв...Ты же жертва… — не поверил своим глазам Рэнди.


— Игра закончена клоун. Теперь это ты жертва. Оглянись!


Клоун замер увидев как выпучили глаза охотники и с каким страхом они смотрят на него. Нет, на него, а на кого-то кто стоял у него за спиной.


— Хи-хи-хи. Он что, там? — спросил взмокший от страха Рэнди обращаясь к охотникам. Они закивали словно кобры загипнотизированные факиром. — Нет Нет.Нет. Я не буду оборачиваться. Фредди мёртв. И нет такой силы, которая заставит меня…


— Зубастик -фас! — раздался позади него спокойный голос и клоун заверещал почувствовав как в его зад впились чьи-то острые зубы.


Охотники бросились в рассыпную. Бежать! Куда угодно. Хоть под землю -хоть в Африку, только подальше от этого ожившего на яву кошмара под названием Фредди.


Клоун носился по сцене крича от боли и пытаясь отодрать от своего зада вцепившегося в него мёртвой хваткой Зубастика. Сандей и Салли стояли рядышком и аплодировали. Фредди перехватив дробовик поудобнее терпеливо ждал, когда Рэнди подбежит ближе.


С другой стороны, на сцену взобрался Джерри. Вооружившись палкой он намеревался поучаствовать в избиении мерзавца.


Рэнди понял, что ему точно жить и упав на колени в панике воззвал к своему богу.

Гигантский скелет Шолотль вновь появился на сцене в клубах чёрного дыма.


— Владыка! Они обманули тебя! Игра не окончена! Покарай своею рукой дерзнувших на величие твоё! — кричал клоун будучи вне себя не то от боли, не но от страха.


Скелет оглядел детей и слов его повеяло ледяным холодом.


— Игра окончена. Она была проведена честно. Ты нарушил наши договорённости вызвав меня таким образом.


— Не окончена. Не окончена. Жертвы должны были умереть, а они ожили! — бился в истерике Рэнди припав к его костлявым ногам. — Они разбойники! Они должны быть наказаны! Ойййй.


Он пытался почесать болевшее место, но случайно почесал Зубастика.


— Свидетельствую. Нарушений не было. Они ожили после окончания игры.Вот только... — скелет посмотрел на Фредди помолчал и добавил:


— Я должен выбрать своего чемпиона. Дети, подойдите ко мне. Не бойтесь.


— Мы и так тебя не боимся, — дерзко крикнул в ответ ему Джерри.


Девочки подошли к самой сцене, чуть позже к ним спрыгнув присоединились Фредди и Джерри. Клоун затих возле ног древнего бога и только тихонько поскуливал.


— Ты — мой чемпион. — указав на Фредди костяным пальцем вынес своё решение Шолотль — В знак своего расположения, я дарую тебе одно желание: на выбор. Ты можешь пожелать чего угодно.


— Пожелай, много денег! — моментально затеребила его за рукав Сандей.


— Игрушек и друзей, — добавила Салли.


Фредди посмотрел на Джерри. Тот почему-то задумчиво молчал, потом выдавил из себя:


— Родителей, Фред. Ты же так этого хотел? Нормальных родителей, чтобы они перестали быть одержимыми.


— Спасибо, Джерри. — поблагодарил его мальчик — Ты настоящий друг. Спасибо. В другой раз я бы и не сомневался в таком выборе, но только, мы с тобой оба понимаем…


И он задрав голову, посмотрев прямо в пустые глазницы гигантского скелета потребовал:


— Я хочу, чтобы ты воскресил всех убитых детей и взрослых. Всех жертв, которых убили на твоём празднике смерти. И чтобы они ни о чем, случившемся здесь, не помнили. Вот, моё желание!

Скелет помолчал словно изучая его затем проговорил:


— Прекрасно. Это именно то желание, которое я так хотел от тебя услышать. Настоящее желание моего чемпиона. Боги видят всё - Фредди, прошлое, настоящее и будущее, но пусть то будущее, которое увидел ты, находясь в доме смерти, будет зависеть только от тебя. Не лишайся зубов, мой чемпион. Оставайся львом до самого конца. Да будет так! Я верну всех обратно и никто ни о чём не узнает. Кроме вас четверых — я вижу, теперь ваши судьбы навеки связаны.


— А я? — подал знать о себе клоун Рэнди.


Скелет опустил голову обратив на него своё внимание.


— А ты, мой верный слуга, за верную службу, отправляешься вместе со мной в Миктлан. Только колючка мне эта ни к чему.


— Я не хочу! То есть, я не достоин! Не надо! У меня аудитория, подписчики, фанаты, пожалейте....Мама!


Шолотль не слушая его воплей, ухватил сопротивляющегося клоуна за шиворот своими большими костистыми пальцами, щелчком сбил с него Зубастика и скрылся в дыму.


— Охренеть, — пробормотала глядя ему вслед Сандей, — можно было попросить о чём угодно.


Но её никто не услышал. Все смотрели на небо. К ним летело облако разноцветных бабочек. Бабочки садились на землю и на их месте начали появляться заспанные недоумевающие дети.


— О, сейчас начнётся суета, гвалт и шумиха, — недовольно поморщился Фредди.


— Может, к чёрту этот лагерь? Поехали по стране кататься -деньги слава Сатане, у нас теперь есть? — предложила черногубая девочка.


— Я всегда хотела побывать в Диснейленде, — подала голос Салли и с надеждой посмотрела на Джерри.


— А я, в Голливуде, — ответил он.


— Так решено, едем в Калифорнию?


Все посмотрели на Фредди. Тот только пожал плечами.


— Поехали. Сейчас, только Зубастика заберу.


Где-то далеко, сидя в железном сейфе, скрежетал зубами брошенный всеми Лепрекон.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Так же мои истории прочитать тут - https://vk.com/public194241644

Показать полностью
278

Детский дом. (рассказ по теме Апельсиновые корки)

Детский дом. (рассказ по теме Апельсиновые корки) Мистика, Крипота, Фантастика, Авторский рассказ, Робот, Длиннопост

Мой рассказ по теме на октябрь "Апельсиновые корки".

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Галя просыпалась первой, и некоторое время лежала в кровати, слушая как внизу, на кухне монотонно и ласково гудит Муля. Она была очень тихой и не умела говорить, только гудела на разные лады. Галя вздыхала, проверяла зелёный игрушечный будильник стоявший на тумбочке, и подкручивала механизм. Потом тихонько вставала с кровати, на цыпочках подбегала к окну, занавешенному шторами из плотной ткани. Выглядывала в окно. Солнце на небе светило красным. Долго смотреть нельзя - начинала болеть голова. Она поправляла шторы, так, чтобы свет не проникал в комнату, и шла приводить себя в порядок в ванную. Гале было 13 лет. Она, сколько себя помнила, всегда жила в этом доме. Ещё тут жили Панас, Эмма и Вятко. Тоже дети, только младше её. Она была самой взрослой. Муля не в счёт. Муля занималась хозяйством в доме - стирала, готовила, делала уборку. Галя занимала ванную самой первой, а потом шла будить остальных детей по очереди. Панас не любил умываться, его каждый раз приходилось заставлять. Когда она будила его он недовольно бурчал и прятался под одеялом. Если уговоры не помогали, она просто стягивала с него одеяло. Панас демонстрировал голую спину всю в дырках, чесался, возмущался и понуро шёл умываться. В ванной он пробудет недолго и Галя шла будить остальных. Эмма и Вятко брат с сестрой. Они спали вдвоем в одной комнате. Эмма старше своего брата на год. Ей 8 лет. Вятко самый младший ему всего 7. С ними было проще. Эмма стараясь подражать Гале на правах старшей сестры помогала своему брату и приглядывала за ним. Галя только стучала в дверь оповещая о наступлении утра. Эмма выводила заспанного брата и вела в ванную на ходу ругая Панаса, который наверняка повсюду налил воды.


Галя спускалась по лестнице на первый этаж в гостинную и оттуда шла на кухню где готовила еду Муля. Муля очень большая. Она носила чёрный монашеский саван с капюшоном и старалась прятать своё лицо. Среди детей считалось неприличным смотреть ей прямо в глаза, потому что она стеснялась. Отворачивалась и грустно гудела. Она встретила Галю коротко приветственно прогудев после чего махнула рукой в сторону стола. Столовые приборы были уже разложены и Панас сидел на своём месте нетерпеливо болтая босыми ногами. Галя велела ему надеть тапочки, но он в ответ только показал язык. Он младше её на год, но с тех пор как вернулся, ведёт себя очень независимо. Брат и сестра появлялись на кухне, когда Муля уже заканчивала подавать на стол. Дети завтракали и рассказывали друг-другу, что им приснилось ночью. Потом Муля разливала всем чай.


После завтрака на кухне звенел требовательный звонок и дети дружно шли на третий этаж учится. Третий этаж территория Чудилы.


У него четыре металлические ноги и дюжина щупалец. Чудила очень ловкий, но говорит, к сожалению, только лекции. Зато он умеет исполнять различную музыку. На третьем этаже большой зал где стоят парты в три ряда. Есть школьная доска. Там он рисует для детей задачи и демонстрирует наглядный материал. В углу стоит телескоп накрытый зелёной скатертью. Ночью через него можно смотреть на звёзды. Днем же, Чудила к нему никого не подпускает и больно бьёт электрическим током. Такое правило. Галя помнила как давным-давно мальчик Элька не послушался и посмотрел в телескоп прямо на солнце и что потом случилось. Чудила с тех пор всех наказывает ударами электрического тока за любое непослушание. Поэтому на его уроках всегда тихо. Панас перед малышнёй хорохорится и говорит, что ему электричество нипочём, но во время уроков ведёт себя смирно. Они занимают свои места, Галя с грустью оглядывает пустые парты и очередная лекция начинается.


Чудила расположившись на кафедре машет щупальцами и озвучивает очередную тему. Все понимают, что это не его голос. Это всего лишь запись, но Чудила тоже вносит свою лепту. Он рисует на школьной доске фигуры и требовательно гудит. Дети достают из парт тетрадки и записывают очередной урок. Каждый урок длится примерно 45 минут. После каждого урока перерыв.


Всего за день проходит 4 урока. Расписание Чудила выставляет на электронной гибкой бумаге и оповещает заранее. Хотя все четверо учатся вместе, для Гали и Панаса он выдаёт ещё отдельные более сложные задания, которые нужно выполнять в свободное время. Если они их не выполняют или выполняют плохо тоже может последовать наказание электрическим током. Но Чудила не злой. Когда Галя заболела и не могла ходить на уроки, он навещал её в комнате. Проверял температуру и делал уколы, после которых она быстро пошла на поправку. Чудила, больше всех за детей боится. Особенно после того как все сбежали из дома и Муля не смогла их найти. Он даже сам изготовил для них охранника. Пугало. Пугало очень страшный. Он похож на ветвистое дерево, только из железа, и у него круглая с антеннами голова. Днём он бродит по окрестностям и ищет детей, а ночью сторожит дом, чтобы с детьми не случилось ничего плохого.


Когда дети сбежали Галя болела. Поэтому они решили бежать без неё. Она оставалась в доме несколько дней одна, а когда выздоровела, то хотела бежать следом и разыскать остальных, но Муля ей не позволила. А потом Пугало вернул Панаса. Панас теперь и не думает убегать. Говорит, был дурак, показывает спину всю в дырках и считает, что уж лучше жить дома. Другим, говорит, повезло намного меньше.Галя пыталась его расспрашивать, но безрезультатно. Он только чернел лицом и говорил, что лучше ей этого не знать. Потом Пугало нашел Эмму и Вятко. Они долго прятались в своём доме и были сильно истощены. Походили на два скелетика. Муля очень долго их выхаживала. Даже Вятко, теперь понимает, что днём из дома выходить нельзя. Светит красное солнце. К обеду уроки заканчиваются и они вновь идут на кухню, где для них уже накрыт стол. Обедают, а потом расходятся по дому. Эмма ведёт брата играть в детскую. Панас либо присоединяется к ним, либо идёт в подвал играть со Скрытнем. Он с ним давно сдружился.


Скрытень хозяйничает в подвале. Там целый подземный лабиринт. Раньше там у мальчишек был штаб, потому что там много интересного. Скрытень разводит под землёй съедобных жуков, личинок и разных других гадов. У него там целая грибная ферма и множество растений. А ещё там мастерская и закрытое помещение из которого доносится лязг и шум. Со слов Панаса, там генераторы, подающие в дом электричество на всё оборудование. А ещё там холодильники, склад еды, система переработки насекомых в съедобный порошок и питательную массу.

Скрытень управляет всеми механизмами в подвале. Он единственный, кто умеет говорить своим голосом, но говорит за раз не больше одного слова. Гале он не нравится. У Скрытня длинное суставчатое тело с множеством рук и ног. Он выглядит противно и не покидает подвала. Только мальчишкам он интересен, но из них остался один Панас. Галя предпочитает общаться с Мулей. Она хоть и не человек, но с ней интересно. Галя помогает ей убираться в доме, учится готовить, а потом идёт делать уроки. Ещё можно сидеть в большом зале и глядеть в большое окно. Иногда это бывает интересно. Большое окно затемнено, специально. Еще можно выглядывать из других окон, но только когда солнце уходит.


На улице обычно пусто. Иногда только идёт дождь. Можно наблюдать за деревьями или как бродит возле дома Пугало. Когда ему нечего делать, он стаскивает к дому автомобили, копается в запчастях и приносит их к Чудиле, а тот решает нужная деталь или нет. Если деталь полезная, Чудила прячет её в мастерской или отдаёт Скрытню.


Когда Чудила свободен, он обычно тоже находится на улице, чинит большие блестящие панели, ставит новые, таскает различные провода. Галя иногда следит за его работой, но больше всего ей бы хотелось, чтобы другие ребята вернулись. На втором этаже восемь комнат. Теперь живут только в трёх. Раньше было очень весело, а сейчас пусто и тоскливо.


В этот день она после обеда находилась на первом этаже. Включила музыку и наблюдала как Чудила возится у дерева где раньше был домик на дереве. Чудила развешивал праздничные гирлянды. Девочка вспоминала, как раньше по ночам там собирались Клаус, Стэфан и она - Галя. Как самые старшие. Наблюдали окрестности в подзорную трубу и бинокль. Пили чай и ели печенье приготовленные Мулей, которая в домик не забиралась, а терпеливо охраняла их покой стоя внизу. Они веселились, представляя себя пиратами и разбойниками, мечтали, что солнце снова станет прежним и взрослые вернутся. Появятся животные и птицы. Клаус в их компании был самый умный и сильный.


Он рассказывал, что запомнил, куда уезжали их родители, когда солнце стало красного цвета. Рассказывал, как путешествовал со своим отцом по всей стране и что до бункера, где сейчас живут взрослые, можно добраться всего за несколько дней. Но перемещаться можно только ночью. Днём необходимо прятаться в надёжных укрытиях, куда не проникают лучи красного солнца. Он нашёл карты местности в библиотеке и пометил синими чернилами, самые, на его взгляд, лучшие места.


Стэфан возражал ему — он придерживался мнения, что нужно ждать строго отведённый срок, и только после этого приступать к действиям. Клаус на его слова только фыркал. Они давно выучили эту запись наизусть. Чудила включал её на кинопроекторе строго один раз в неделю, чтобы дети не забывали.


Там бородатый взрослый мужчина с усталым видом долго и скучно рассказывал о космосе и о солнце. О том, что их планета проходит через космическое облако состоящее из загадочных частиц. И приблизительное время прохождения составляет: 1522 дня. Пока солнце светит на планету сквозь это облако, у него такой цвет — красный. И что ни в коем случае нельзя попадать под прямой свет такого солнца. Этот свет убивает. От чего было принято решение по всей стране создать такие дома где могли бы жить дети и взрослые под присмотром роботов.

Клаус насмешливо требовал Стэфана показать ему другие такие дома. В округе было множество домов больших и маленьких. Только они были все пустые. Нигде больше людей не было, а если бы они были то уже давно дали бы о себе знать. Не веришь? Включи телевизор — там одни помехи.


Стэфан возмущался говорил, что Клаус плохо слушал лекцию на записи, что из-за облака испортились все передающие антенны и эти споры, порой, продолжались до глубокой ночи, пока обеспокоенная Муля не начинала требовательно и громко гудеть упрашивая детей спуститься и лечь в кровать.


Потом, среди детей начали ходить восторженные слухи о том, что Клаус по ночам уходит делать вылазки в соседние дома. Он возвращался под утро и отсыпался после уроков. Галя восхищалась сильным и смелым Клаусом, хотя рассудительный Стэфан ей нравился больше. Пацаны прятались после обеда в подвале Скрытня и устраивали совещания. Девочек туда пускали не всегда. А потом произошла беда с Элькой. Он так страшно кричал и плакал, когда посмотрел в телескоп. Бегал по классу и зажимал руками свой глаз. Все, кто постарше, пытались его поймать, но не смогли. Он вырывался из рук, а потом как-то сумел выскочить из дома. Хотя днём из дома нельзя выйти. Двери бронированные и открываются только для Чудилы или Мули. А Чудила, в это время был наверху. Все дети сбежались в зал и в страхе смотрели как Элька упал на траву перед домом и катался по земле. От него шёл дым. Чудила, спрыгнул откуда-то с крыши и начал поливать его из огнетушителя пеной, а после подозвал Мулю и они принесли Эльку обратно в дом. Гале, тогда стало плохо от того, что она увидела. Мальчишки постарше, под руководством Клауса завернули тело Эльки в целлофан и унесли в подвал. Потом сказали, что закопали его в подвале.


Через несколько недель Клаус предложил организовать поминки по погибшему мальчику и сообщил, что в подвале среди старых запасов продуктов нашли апельсиновое варенье в банках. Муля для всех детей приготовила вкуснейшие блинчики и они устроили поминальный пир. Все очень радовались варенью, потому что сладостей у них почти не было. Варенье было с маленькими кусочками апельсиновых корок, очень вкусное. Гале понравилось, но на следующий вечер она почувствовала себя плохо и у неё поднялась температура. А пока она болела и Чудила ухаживал за ней, Клаус организовал побег. Как они сбежали и Муля за этим не уследила - оставалось загадкой. Муля никогда не спит. С тех пор она не смотрит детям в глаза. Ей очень стыдно за то, что произошло, а Чудила создал Чучело и отправил искать ребятишек.


Сегодня Галя твёрдо решила посидеть в зале и почитать интересную книжку, под ласковую классическую музыку. Чучело не появлялся уже несколько дней. В зале на столе лежала стопка листов электронной бумаги с множеством рассказов, но она больше любила бумажные книги. Она притащила несколько таких из библиотеки и удобно устроившись на одном из диванов читала, время от времени посматривая за тем, что там происходит на улице. Чудила закончил вешать гирлянды и скрылся. Она слышала как он скрёбётся, забираясь по стене дома на крышу. Может быть, что-то случилось с Чучелом? Но Панас говорил, что Чучелу не страшно даже огнестрельное оружие. Он необычайно прочный и большой. Чудила сделал его таким большим, что он не может пройти в дверь и должен оставаться на улице. Галя, иногда видела, как Чудила чинит его. Приваривает новые железки и антенны, отчего Чучело становится ещё страшнее.

Галя выбрала книжку про красавицу-маркизу жившую в средние века и так увлеклась, что не заметила как подошла Муля. Она потопталась рядом с диваном, погудела, а потом принесла плед и заботливо накрыла девочку.


— Спасибо, Мулечка! — поблагодарила её Галя. Та смущённо отвернулась. Ушла на кухню, а через некоторое время вернулась с тарелкой печенья и стаканом молока. Галя не очень любила молоко, которое, Скрытень делал из тараканов. Но это же Муля. Как не взять?


Муля поставила молоко на столик и отошла. Галя для виду попробовала. Горькое. Лучше уж чаю. Улыбнулась Муле и та кивнув отвернулась, ушла к окну и замерла.

Галя вспомнила про сладкое апельсиновое варенье. Как жаль, что такого уже не осталось. Дети съели всё сладкое уже давным -давно. Скрытень снабжает Мулю сахаром и она готовит им печенье и пирожки, но варенье или конфеты….


Галя мечтательно вздохнула прочитав как героиня книги маркиза кушает воздушное пирожное и оно тает во рту словно сладкое облачко.


Муля грозно загудела и засуетилась возле окна. Галя в тревоге вскочила с дивана и подбежала к ней. Там за окном появился Чучело. Он нёс в железных лапах чёрный свёрток. Навстречу ему выбежал Чудило, быстро выхватил свёрток и побежал к дому. Минуты не прошло как Чудило уже был внутри осторожно положил свою ношу на пол в прихожей. На шум сбежались остальные дети. Панас зачем-то прибежал с железным прутом. Чудила осторожно развернул чёрную ткань и Галя вскрикнула. Внутри скорчившись лежал запёкшийся Клаус стиснув в руках коробочку.


— Сдох - скотина! — услышала Галя голос Панаса.


— Зачем ты так? Он же был нашим другом! — заплакала она.


— Да лучше бы этого гада муравьи сожрали. Хотя ладно. Мы сами его съедим, — злорадно ответил Панас.

Муля протестующе загудела увидев как Панас присел рядом с телом Клауса и с силой вырвал из его рук коробку. Оторвал вместе с пальцами. Почистил. Оглядел.


— Это КПК. Надо только зарядить. В подвале есть зарядка, — сообщил он

.

— Дайте нам по пальчику, — тихо попросила Эмма.


— Да вы что! С ума сошли? Нельзя есть людей! — возмутилась плачущая Галя.


— Их можно. Они сладкие. Мы, когда одни жили, находили погибших и ели. Они очень вкусные. Только надо успеть до насекомых. — объяснила Эмма.


— Держите, — Панас протянул каждому по оторванному пальцу.


Чудила пошевелил в воздухе своими щупальцами и неожиданно выхватил из рук мальчика КПК.


— Отдай! — возмутился Панас, но тот не слушал его. Изучил устройство, потом нашёл в своём теле нишу и вставил в неё.


— Блин! Теперь не узнаем, что там. — обиделся мальчик.


Чудила распрямился и замер. Внутри у него защёлкало.

Муля оттащила Клауса в зал и снова начала заворачивать в ткань.


— Не надо его выкидывать. Мы отнесём его в подвал — заявил Панас.


Муля покачала головой и грустно прогудела.


— Ага, не слушаешься? Приказываю! Отнеси то что осталось от Клауса в подвал, в наш штаб и оставь его там, — в голосе мальчика послышались злые нотки.


Муля покачнулась. Подняла свёрток и ушла.


— Это же Муля! Ты что творишь? — Галя вытерла слёзы и накинулась на него с кулаками.


— Не будь дурочкой! Он это заслужил! — Панас пытался защищаться прутом, но она была сильнее, вырвала оружие и дала пощёчину. Панас присел на корточки и захныкал:


— Ты одна тут дура… Всегда ею была… Не поняла ещё как так вышло, что Клаус детей мимо Мули провёл, а она ничего не сделала?


— Объясняй! — в гневе крикнула ему Галя потом повернулась к Эмме и Вятко — А вы… Прекратите есть пальцы, а то выпорю!


Они послушались её. Панас всхлипывал:


— Он увидел как Элька приказал Муле его выпустить на улицу…


А она тоже дура! Когда ей говорят слово “приказ”, - она слушается… Потом, когда Эльку принесли в подвал он первый понял, что тот… Засахарился и его можно есть… Мы все его ели!


— Даже Стэфан? — от этих слов у Гали опустились руки.


— И Стэфан твой!


Панас вытер нос и уже успокоившись продолжил:


— Нас застукал Скрытень и хотел переработать тело Эльки в компост. Только Клаус был хитрее. Он вызвался сам всё сделать, а нам велел достать банки. Там была давильная машина. Элька только снаружи как карамель, а внутри он жидкий. Мы выдавили из тела начинку, добавили сухих апельсиновых корок для запаха, а корочку оставшуюся сами съели. А вам досталось варенье. Вы все его ели и ты тоже!


— Ты врёшь!


— Не вру! — завёлся Панас — Попробуй его сама если не веришь? Он сладкий! А потом Клаус что-то тебе подсыпал…


— Как?


— Не знаю. Знаю, что подсыпал. Он не хотел, чтобы ты шла с нами.


А когда ты заболела, он сказал всем детям, что нужно уходить. Потому как может начаться эпидемия и Чудила залечит всех до смерти своими уколами. И только он один знает куда идти. В бункер взрослых. Идти всего три дня. Все поверили ему. Даже Стэфан. Он сказал ему, что ты лежишь почти мёртвая. Помнишь Чудила никого не пускал к тебе?


— А дальше?


— Дальше, мы собрали припасы. Клаус приказал Муле выпустить нас ночью, а самой идти нас искать в другой стороне. Мы и пошли за ним. Хотели увидеть взрослых. Он сказал нам, что у взрослых конфет и тортов просто завались. Что мы просто будем объедаться мороженым, а не жрать этих переработанных мух и червяков каждый день. Мы поверили ему, а он…


— Что он?


— Он оказался уродом! Он предал нас! Мы шли за ним три ночи. Днём прятались в брошенных больших зданиях. На нас нападали крысы. Их там целые полчища. А потом, он привёл нас в бывший торговый центр. Я не помню где это. Оставил нас и велел ждать его.


Панас помрачнел и замолчал.


— Рассказывай! — велела ему Галя — Рассказывай до конца!


— Нас нашли и схватили взрослые. Их было очень много. Они схватили всех нас и посадили под замок. И Клаус был среди них.


Он навёл их на нас. А потом… — тут Панас сглотнул слёзы.


— Они били вас?


— Нет. — помотал головой мальчик. — Хуже. Они выкидывали нас по одному на солнце и ели после того как мы там спекались. По одному. Они хотели сладкого. И Клаус нас ел. Он хотел, чтобы его считали взрослым.


— Это ужасно!


— Они смеялись над нами и кидали нам запёкшиеся куски. Они говорили нам страшные вещи. Говорили, что весь мир умер и что мы должны радоваться каждому прожитому дню поедая своих сладких товарищей. Они говорили, что это последний пир прошлой жизни. Потом остались только я и Стэфан.


— Они съели и Стэфана? — спросила Галя.


— Не. Не успели. Пришёл Чучело. Они выкинули нас на солнце, а Стэфан подобрал лист железа и накрыл нас обоих сверху. Солнце палило не так сильно и тогда они начали по нам стрелять. На шум пришёл Чучело и начал убивать их. Они ничего ему не могли сделать. Солнце, только немного обожгло мне спину и оставило дырки. Только вот Стэфан…Клаус боялся, что мы уйдём и стрелял по нам из оружия. Чучело успел защитить только меня, но Стэфана не успел. А потом этот гад убежал и ночью Чучело отвёл меня домой. Так, что нечего нам искать взрослых. Тут наше место.


—….Я верю в этих детей… Я верю, что у них всё получится, — раздался за их спинами знакомый голос. Дети с удивлением повернулись. Говорил оживший Чудила. Голос принадлежал учёному. Тому самому — рассказывающему лекцию о солнце и космическом облаке.


— ...Я не мог сделать для них большего… Государству они были не нужны...Мне так и сказали в министерстве...Не до сирот, сейчас… Я перевёз их в особняк губернатора, тот всё равно уже сбежал и всю последнюю неделю работал, чтобы они ни в чём не нуждались.

Я украл трёх старых военных роботов на брошенном складе и доработал их для выполнения функций учителей и нянек. Они будут заботиться о них... Немного укрепил дом. Свёз туда все окрестные припасы и научил робота-подземного инженера работать на ферме. Еды должно хватить. Самое главное, чтобы они не выходили из дома. Им нужно продержаться. Продержаться пока солнце снова не станет прежним. Я приехал к убежищу слишком поздно. Они избавились от лишних... Все кто попал под воздействие излучения и имеют покраснения на коже были признаны негодными… Я не верю...Они просто избавились от лишних ртов… Прощщщщ…


Повисло молчание. Запись прервалась. Чудила постоял немного раскачиваясь, вздрогнул и как ни в чём не бывало вышел на улицу.

Панас засмеялся:


— Ты поняла? Поняла, да? Клаус домой пошёл! К нам! Назад! Сволочь! Не приняли его в бункере!

Галя обессиленно опустилась на пол.


— И что же нам теперь делать? — спросила она.


— Можно сделать варенье из Клауса. Апельсиновые корки ещё остались. — предложил Панас.

Показать полностью
152

Фредди 6.4 (Фредди мёртв)

Фредди 6.4 (Фредди мёртв) Крипота, Мистика, Хороший мальчик, Черный юмор, Стереотипы, Фанфик, Длиннопост, Авторский рассказ

Фредди 6.3

Фредди 6.2

Фредди - 6 часть -1



Джерри в ужасе отползал. Саймон приближался, почти нависая над ним. Фредди вытащил из кармана рогатку и прицелился, не обращая внимания на взвизги своего друга. Как только упырь открыл рот -он выстрелил. На Джерри посыпались обломки выбитых зубов.


— В первый раз такое вижу, — послышался чей-то голос.


Саймон замер, словно его выключили, а Джерри неожиданно почувствовал как его поднимают за шиворот. Фредди не растерявшись снова зарядил рогатку.


— Напрасно стараешься. Серебром меня не убить, — прошипел вампир. Он появился прямо из воздуха и теперь использовал Джерри в качестве живого щита. Джерри пытался кричать и дрыгал в воздухе ногами.


— Меня нельзя убить серебром, чесноком или распятием. Я не боюсь солнечного света. Только осины, но я не чувствую чтобы она при тебе была. — продолжал вампир.


— Я всё-таки попробую, — отозвался Фредди и выстрелив серебряным шариком угодил монстру в левый глаз. Вампир плотоядно улыбнулся. Серебро действительно не причинило ему вреда.


— Во тьме ночной

— При свете дня

— Вам не укрыться от меня…


— шипя процитировал он, бессовестно использовав плагиат другого стихотворения.


Фредди пошарил в карманах и извлёк пару баллистических ножей.


— Ну-с, я вынужден откланяться. Я должен принести Рэнди свою добычу, — произнёс вампир и расправил огромные перепончатые крылья.


— Э - нет. Твой противник я.


— С тобой уже покончено. Отправляйся на тот свет мальчик. — улыбнулся вампир и в этот момент Фредди почувствовал острую боль в правой ключице. Его глаза стали круглыми от удивления, он попытался повернуться, но тут силы оставили его. Существо подкравшееся к нему сзади показало множество тонких зубов похожих на белые иглы. Фредди схватился за место укуса, его повело и он упал на траву.


— Фредди!!! — закричал в ужасе Джерри.


— Делов-то: на один укус, — прошипела большая, с взрослого человека, ящерица стоявшая на задних ногах.


— Он умер? — уточнил вампир.


— Конечно. Мой яд убивает за одну секунду. Рэнди будет доволен.


— Гады! Твари! Мерзавцы! — Джерри пытался вырваться, но хватка вампира была каменной.


— Выпей уже его кровь! — посоветовала ящерица — Он слишком громко кричит.


— Как скажешь, — вампир обнажил свои клыки и тут Джерри зажмурившись пожелал, чтобы тот не смог причинить ему вреда.


Зубы вампира клацнули в миллиметре от его шеи.


— Не понял? — удивился вампир и попытался укусить снова. Мимо. Снова попытался и снова мимо.


— Ты чего с едой балуешься? — спросила ящерица.


— Я не специально! У меня не получается его укусить! — пожаловался вампир и продемонстрировал — Вот!


Он предпринял ещё одну бесплодную попытку, после чего злобно развернул мальчика к себе лицом и возмутился:


— Что в тебе такого?


— Шею с мылом помыл, — дерзко ответил ему Джерри — Джонсон и Джонсон. Убивает любую заразу.


— Ладно, пусть с ним клоун сам разбирается, — решил вампир и велел — Ящер - забирай свою жертву и пошли. Нас ждёт награда.


Ящер опустил свой взгляд на труп Фреда, но там было пусто.

— Он исчез, но как? — зашипел он.

Раздался выстрел.

—А вот так, — ответил Фред поднявшись с земли в метрах десяти от него держа в руках обрез, — Фуфловый у вас яд. Полная ерунда по сравнению со стряпней моей мамочки.


Ящер промолчал. Заряд картечи оторвал ему голову. Вампир увидев, что произошло с другим охотником, тревожно забил крыльями и подхватив свою жертву скрылся в ночном небе.


— Фредди...Паси…— донёсся с небес слабый крик.

——————————————————————————————

Сандей прогуливалась по опустевшему лагерю. Охотники веселились в парке Аттракционов, но её это мало заботило. Она побывала в комнате, предоставленной ей для проживания и среди личных вещей нашла старую кожаную сумку полную шприцов и разноцветных склянок. Она удостоверилась, что все в полном порядке и забрав сумку шла через лагерь мимо дома вожатых.

Дом вожатых был самым высоким в лагере. Тут был зал общих собраний и библиотека. Сейчас он пустовал. Окна были выбиты, а стены измазаны кровью жертв и краской. Охотники развлекались. Они даже забросали туалетной бумагой ближайшие деревья.


Когда над её головой пролетел вампир нёсший в когтях визжащего от страха Джерри она с удивлением подняла голову. Вампир пытался укусить мальчика, а тот отчаянно сопротивлялся.


— Джерри? А я думала он сдох? — пробормотала Сандей.


Вампир крутился в воздухе и всё никак не мог зацепить мелкого крикливого поросёнка. Он так увлёкся, что не заметил как влетел в окно третьего этажа. Сандей постояла задумчиво, а потом побежала по направлению к главному входу.

——————————————————————————————

Джерри очень сильно ударился спиной. Он пришёл в себя. С потолка сыпалась пыль и крошка. Где то рядом ругался и ползал вампир, крыло которого придавило упавшим книжным шкафом.

Джерри очень хотелось жить и он побежал. Единственная лестница, попавшая ему на глаза, вела наверх и он недолго раздумывал.

Он выскочил на крышу, огляделся и морщась от боли закрыл за собой железную дверь. Потом подпёр её детским стульчиком.


— Этот стул для Салли! — послышался недовольный голосок и по спине у мальчика поползли мурашки. Только не она! Он еле нашёл в себе силы повернуться и посмотреть. Да. Это была та самая девочка. На крыше дома вожатых она организовала себе детское чаепитие. Тут стоял круглый столик и стулья с плюшевыми игрушками. Девочка разливала чай из декоративного чайничка в маленькие чашки.


— И-извини — заикаясь произнёс Джерри.


— Я и не обижалась, — ответила девочка. — Ты очень вовремя пришёл Джерри. Салли соскучилась по тебе.


Она закончила разливать чай и показала мальчику свою страшную куклу.


— Здесь так одиноко. С нами никто не играет. Мы всё время одни.


— Ага, — Джерри подбежал к краю крыши и понял, что прыгать вниз не вариант.


— Джерри, садись к столу. Мы украли в столовой торт и сейчас съедим вместе. — пригласила его девочка.


— Ты не собираешься меня убивать? — с подозрением спросил он.


— Зачем? Салли убивает только тех кто ей не нравиться. — пожала она плечами — А ты ей нравишься. Хочешь конфет?


Джерри оглянулся на стол и в животе предательски заурчало.


“Хоть наемся перед смертью”, — подумал он и решившись уселся за стол не дожидаясь девочки, принялся уплетать сладости за обе щёки.


— Джерри, нужно предложить и остальным гостям — потребовала качая головой девочка.


— Спасибо...мммм... добрая Салли. Дай бог тебе... ням-ням, — отвечал с набитым ртом Джерри.


Девочка от таких слов смутилась и прикрывшись куклой подвинула к нему бутылку:


— Ну раз ты так голоден… Вот лимонад...Не ешь всухомятку…


Джерри рывком открутил крышку и чуть не захлебнулся от жадности и ударивших в нос пузырьков газа. После нескольких глотков на него напал приступ икоты.

В этот момент появился вампир. Хлопая крыльями он приземлился на крыше.


— Вот ты где, жертва!


— Ик! — признался Джерри.


— Я освежую тебя, а из кожи сделаю барабан!


— Ик-ик!


— Я оторву тебе  голову!


— Иииик!


Джерри бросился к двери выхода.


— Пришёл твой смертный час, поросёнок! — вампир поднялся в воздух и пафосно распростёр свои крылья.


Девочка, сидевшая до этого очень спокойно, махнула в сторону вампира своей куклой и того просто смело с крыши. Он улетел вниз бестолково размахивая своими крыльями.


— Джерри мой! — громко объявила она.

———————————————————————————————

Сандей нашла лестницу ведущую на второй этаж и тут, на её глазах, лестница рухнула, а её саму чуть не придавило.


“Дела, — подумала она, — И как теперь подняться наверх”?


———————————————————————————————

На верхнем этаже, куда забежал Джерри, разгорелась нешуточная драка. Вампир боролся с Салли. Девочка, при помощи своей куклы швыряла вампира об стены, уронила ему на голову люстр, запихала его в шкаф. Вампир был неистребим. Ничего на него не действовало. Раны причиненные ему, затягивались за секунду, оторванное крыло приросло обратно. Он всё наступал и наступал. Наконец улучив момент он поймал девочку за волосы и торжествующе поднял в воздух. От боли она заплакала и отпустила куклу.


— Жалкая мразь! — прогремел вампир — Ты пошла против своих! Хоть я и не должен убивать других охотников, но за твои проделки меня не осудят. Я убью тебя, а затем и этого наглого поросёнка. Смиритесь! Ваша смерть неотвратима!


— Твоя тоже! — послышался голос Джерри — Отпусти её кровосос летучий!


— Кто это там пищит? — ухмыльнулся вампир оглядываясь в поисках мальчика.


— Я! Джерри — убийца вампиров! Ученик самого Фредди! Пора тебе получить по заслугам. Осина по тебе, аж изрыдалась вся.


Пока вампир и Салли боролись между собой, он пожелал себе арбалет с осиновыми болтами. И умение стрелять без промаху.


Джерри нажал на спусковой крючок и вампир почувствовал неприятное жжение в области груди. Он вспомнил, что сам, недавно, признался в уязвимости к осиновому дереву, а тут вон оно. В груди торчит. Джерри начал заряжать второй болт и вампир бросился наутёк. Спасаясь, он вышиб последнюю деревянную раму окна и начал протискиваться в образовавшуюся дыру.


— Да щас! — мстительно проворчал Джерри и выстрелил ему в след почти не целясь. Попал пониже спины. Вампир громко воя вывалился наружу.


— Интересно, он подох? — спросил было он вслух , но тут на него с поцелуями налетела спасённая им девочка. Он еле успевал уворачиваться.


— Спасибо! Спасибо! Мой герой! Мой рыцарь! Мы с Салли, твоего поступка, никогда не забудем.

Это были первые поцелуи в жизни Джерри, когда его целовала не бабушка и не мама. С одной стороны он был очень горд, а с другой очень смущён. В самый ответственный момент их застукала Сандей.


— Ага. Вы оба живы. Я еле забралась сюда. — мёртвым голосом констатировала черногубая девочка. — Наверное это и к лучшему. Пора бы нам обсудить нашего общего друга Фредди. Пока ещё не слишком поздно.


Джерри нахмурился и направил на неё свой арбалет. Он даже не заметил, что тот не заряжен.

Со стороны парка аттракционов послышались громкие взрывы.


— Что происходит? — первый озвучил общее недоумение Джерри.


— Фредди, — черногубая подошла к дыре и посмотрела на зарево пожара, — он вышел на свой последний бой. Наша задача, сейчас, помочь, пока ещё ещё не слишком поздно, а то может получится так, что победителей вовсе не будет.

———————————————————————————————

Издали Фредди походил на вооруженную крепость. Он нёс на себе всё оружие, которое только у него осталось. Он был полон решимости закончить игру. Раз и навсегда. Перед лагерем он не стал искать ворота, а просто взорвал стену и ворвался внутрь.

Фредди стрелял в любого кто осмеливался заступить ему дорогу.

Перепуганные охотники столпились в центре парка под мнимой защитой самого Шолотля. Клоун Рэнди бесновался и требовал дать отпор маленькой машине смерти. Охотники боялись, а Фредди всё наступал.


— Дьявольская удача, — бормотал он, — посмотрим насколько ты дьявольская. Мне уже нечего терять. Все вы тут, сегодня, передо мной костьми ляжете. Алах -Акбар!!!


Охотники услышали его последние слова и испугались ещё сильнее. Фредди тащил на себе килограммы взрывчатки. Он собирался сыграть вничью и имел для этого все шансы. Охотники потеряв несколько самых отчаянных перегруппировались и бросились на него врукопашную. Верховодил не боявшийся огнестрельного оружия Самуил Гранди. Началась свалка. Фредди мелькал в куче, орудовал ножами, резал, колол, стрелял. Самуилу Гранди, которому показалось, что проклятый пацан в его руках, кто-то подбросил в штаны гранату.


— Самуил Гранди! В понедельник…


Бабах!!!


Взрывом охотников раскидало в разные стороны. На куче поверженных врагов стоял Фредди и хищно улыбался. Лицо его было в крови. Он смотрел прямо на клоуна Рэнди.

Жрец Шолотля, до этого не знавший страха, непроизвольно испортил воздух.


— Ты следующий! — мрачно объявил Фредди.


Клоун попятился оглядываясь на своего господина. Скелет Шолотль по прежнему сидел и не обращал на него своего внимания.


— Стой Фредди! Не трогай его! — послышался звонкий голос. Мальчик обернулся и облегченно вздохнул. К нему бежал живой Джерри, Сандей и ещё девочка с куклой.


— Почему? — спросил Фред, когда они поравнялись — Вот, сейчас, я его убью, а потом брошу вызов его богу.\


— Тебе не победить таким образом, — ответила за всех Сандей. — Мы должны соблюдать правила.


Она приблизилась к нему почти вплотную.


— Я плевал на его правила! — устало ответил он, — плевал на всех убийц и клоунов…


— Я понимаю, Фред. Смотри! Салли тебе покажет: на примере Джерри, — успокаивающе произнесла Сандей.


После этих слов Фредди увидел как девочка с куклой воткнула в шею его друга шприц с розовой жидкостью. Джерри упал, словно мешок с поролоном, лицом вниз.


Фредди хотел закричать от ярости, но не смог произнести и звука. Голос его пропал.


— Придётся тебе умереть, прости, — прошептала ему на ухо Сандей, — Просто бизнес. Ничего личного, Фредди.


Фредди зашатался. Сопротивляясь, он упал на колени. Сандей выдернула из его шеи опустевший шприц. Он так и не понял, как она успела его вонзить. Перед глазами залетали радужные круги, а потом наступила блаженная темнота. Фредди лёг на землю, очень тихо. Через несколько секунд его сердце перестало биться совсем. Он умер.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Так же мои истории прочитать тут - https://vk.com/public194241644
Показать полностью
176

Фредди 6.3

Фредди 6.3 Крипота, Мистика, Хороший мальчик, Черный юмор, Стереотипы, Фанфик, Длиннопост, Авторский рассказ

Фредди 6.2

Фредди - 6 часть -1


------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


Джерри уже давно закончил закапывать ящик. Припопорошив ветками и мхом откинутую крышку, так чтобы она не бросалась в глаза, он спрятался в кустах и сидя на детском спальнике вздрагивал от каждого шороха. Хоть он и находился, сейчас, под защитой Зубастика и ловушек расставленных, но всё равно было страшно. А ещё, очень хотелось есть. Вон - Зубастику хорошо: ест всех. Ему бы, Джерри, так. Он оторвал пару листочков с ветки и попробовал пожевать. Тьфу! Слишком горькие и теперь, ещё, пить захотелось.


Тут, Джерри услышал чьи-то шаги и замер, стараясь себя не выдать. Они с Фредди, уже так обожглись один раз. Повели себя беспечно — на них набрёл вожатый и предложил вывести в безопасное место, обещая еду и горячий шоколад. Он был такой убедительный — дяденька в очках. Так беззащитно улыбался, рассказывая, что у него в лесу есть тайное укрытие, там у него спрятаны игрушки, еда и рация.Рассказывал, что оттуда можно будет попытаться вызвать помощь или хотя бы переждать опасность. Он называл себя Харви и добродушно протягивал к ним свои руки.


Джерри ему уже совсем поверил, мысль о горячем шоколаде была такой вкусной, но Фредди достал обрез. Джерри попытался остановить друга. При виде оружия, вожатый Харви бросился наутек, но попал в одну из ловушек. Как он кричал. Называл их бессердечными чудовищами, клялся, что всего-лишь хотел помочь. Фредди натравил на него Зубастика. Джерри плакал, ему в тот момент, казалось, что Фредди сам стал злодеем и убивает невинного человека. На его глазах, Зубастик вцепился в лицо вожатого Харви. Потом Фредди пошарил у него в карманах и показал Джерри несколько пар окровавленных детских трусиков.


— Вот с ним, ты хотел идти? Ручаюсь, эти дети ему тоже поверили. Ну ничего, Зубастик не оставит от него даже косточек. Жри Зубастик!


С того момента Джерри потерял всякую веру во взрослых.


Шаги были все ближе.


— Зубастик -Фас! — шёпотом приказал Джерри.

Чавканье в кустах неподалёку затихло, но ненадолго. Кажется, Зубастик не счёл приближающегося достойной добычей.


— Джерри, это я — послышался тихий голос и мальчик облегчённо выдохнув выглянул из кустов. Фредди зачем-то притащил горшок.


— Лучше бы еды — вздохнул Джерри, он увидел в горшке только золотые монеты.


— Печенье, ещё осталось, — утешил его Фред. Он выгреб горсть монет и высыпал их в ящик.


Потом, они сидели в кустах, разделив пополам последнюю пачку и бутылку воды.


— Плохо жить без еды, — вздыхал Джерри. — Может, сделаем вылазку в лагерь?


— Сначала дождёмся хозяина монет. Крепись Джерри! Представь, что ты американский солдат на задании.


— Ага. Наши солдаты таких тягот и лишений не несут. Я читал в одном журнале, что американский солдат должен питаться регулярно - не менее пяти раз в день. Голодный солдат сражается плохо и теряет свой боевой потенциал. Там даже пример приводился: однажды в Ираке вовремя не завезли свежих гамбургеров и целой роте, из-за случившегося стресса, потребовалась психологическая помощь.


— Тихо! — шикнул Фредди навострив уши. — Он идёт!


Джерри так испугался, что инстинктивно прикрыл ладонями рот.


— Золото! — донесся до них визгливый голос — Моё драгоценное золото! Выходи — сраный пацан и отдай его мне!


Лепрекон бежал через лес, ориентируясь по путеводным золотым монеткам, которые раскидывал для него Фред. Каждую монетку он поднимал с земли, бережно отряхивал и прятал в карманах своего зелёного камзола.


— Я вырву твои кишки и намотаю на локоть! — клялся он. Золотая нить Ариадны привела его к яме под небольшим холмом. Он заглянул туда и увидел внизу целую россыпь.


— Мерзавец! — пробормотал Лепрекон после чего произнёс в рифму:


— Сначала, золотом займусь,

— А после с Фредди разберусь…


Он спрыгнул вниз и кряхтя принялся собирать монеты.


— Ублюдок! Падла! Гадкий вор!

— Тебе озвучу приговор!


— доносилось из ямы. Увлекшийся Лепрекон не услышал как к нему подошли дети.


— Фредди не вор! Фредди в долг взял! — послышался сверху возмущённый голос Джерри и Лепрекон в удивлении поднял голову.


— Возвращаю твоё золото! — звонко крикнул Фред и высыпал на голову остолбеневшего монстра последние золотые монеты. Лепрекон от неожиданности растерялся, промедлил и в довесок пребольно получил по голове чугунным горшком.


— Давай Джерри!!!


Мальчики схватились вдвоём за край замаскированной крышки и захлопнули сейф. Фредди, навалившись сверху, быстро покрутил дисковый замок и Лепрекон оказался в ловушке.

Мальчики переглянулись с облегчением.

Через несколько мгновений Лепрекон пришёл в себя и разразился самыми грязными ругательствами,которые только знал. А знал он их очень много. Он только сейчас понял, что из железного сейфа ему не вылезти. Дети присели на корточки и с восхищением слушали.


— Ого! Сколько он слов незнакомых произнёс, а что такое Мордофиля?! — спросил Джерри.


— Наверное, что-то на еврейском. Может быть, заклинание. Только, пока он в ящике его власти над нами нет — пожал плечами Фред.


— Есть хочется — пожаловался Джерри.


— Да. Его можно долго слушать, но нам некогда — согласился мальчик.


— Эй Лепрекон! Мы тебя поймали и теперь ты нам должен три желания! — крикнул он так чтобы Лепрекон его точно услышал.


— Да пошли вы! — отозвался Лепрекон.


— Мы-то пойдём, а ты тут останешься и никто тебя не найдёт, пока ящик не сгниёт. А он будет гнить очень долго. — сообщил Фредди.


— Мне насрать! Я бессмертный — могу себе позволить! Паршивые дети! Чтоб вы сдохли!

Фредди помолчал потом поинтересовался:


— Лепрекон, а ты слышал про медного быка? Было такое развлечение в древности. Жертву запирали в туловище медной статуи и разводили под ней огонь. Когда бык разогревался до определённой температуры, жертва начинала кричать. Эхо разносилось внутри статуи и бык начинал реветь…


— Ты на что паскудник намекаешь? — перебил занервничавший Лепрекон.


— Ты просто ещё не оценил все возможности нашей ловушки. Под ней, внизу расположены нагревательные элементы. Мы будем тебя потихоньку нагревать, пока ты не заревёшь как тот бык, — объяснил Фредди.


— Упыри! Садисты! Налакаются колы, а потом над карликами издеваются! Это не гуманно! У вас вообще совести нет?!! Побойтесь бога!


— Три желания! — потребовал Фред.


— Два! — принялся торговаться Лепрекон.


— Четыре! — возразил Фред.


— Вот суки! Ладно три!


— Каждому! — возмутился Джерри.


— Идите на…


— Хорошо. Переговоры зашли в тупик. Джерри разогревай — смиренно вздохнул Фредди.


— Стойте! Не надо! Я согласен! — перепугался Лепрекон.


Фредди зловеще улыбнулся. Пленник повёлся на блеф. Никакого нагревательного устройства под сейфом не было. Теперь следовало приступить к выбиванию нужной информации.

——————————————————————————————

Самуил Гранди привёл свою шайку в центр парка аттракционов. Туда охотники приносили своих умерщвлённых жертв или их останки демонстрируя свою работу Шолотлю и его жрецу клоуну Рэнди.

Шолотль представлял собой человеческий скелет высотой - около десяти метров. Вместо одежды вокруг него вился густой тёмный туман. Шолотль сидел по-турецки и развлекал себя перебирая человеческие останки . Рэнди и его несколько прислужников, в костюмах пушистых зверей крутился подле него. Он благодарил охотников за жертвы и благословлял на удачную охоту. Шолотль молчал. За него говорил Рэнди.


Началась перепалка. Самуил требовал гарантий, что когда охота закончится, охотников не заставят драться между собой. Рэнди, косясь на своего повелителя, прикладывал руку к груди, напротив сердца и клялся, что договор не будет нарушен.


— Вы убьёте всех жертв и можете быть свободны. Стены мёртвых падут, а мой господин выберет своего чемпиона! — говорил он.


— А гарантии где? — возмущался Самуил, — гарантии:слово клоуна?


— Лучше — слово пацана! Зуб даю! Мамой клянусь! Вы бы вместо того, чтобы рассуждать объединились и уже прикончили гнусного Фредди.


Сандей, стоявшая в отдалении, мрачно улыбнулась, когда охотники услышав о Фредди завопили от ненависти.


— Он подлая тварь!


— Он убил Слендера!


— Он завалил моих друзей, а меня пнул под жопу так больно, что до сих пор болит!


— Он кинул в оборотня Джека какой-то порошок и Джек зачесался насмерть. Я видел — это было ужасно!


— Он непобедим! Не пойдём на Фредди! Фигу!


Шолотль недовольно пошевелился и Рэнди тут же отреагировал:


— А ну тихо! Вы убийцы или слюнявые фрики? Какие же из вас кровососы и упыри — посмотрите на себя! Совсем молодёжь обленилась! Работать не хотят, только всё в интернете сидеть и в танки играть! Боже, Америка — куда ты катишься? За Фредди назначена награда от Сатанинского банка! Вам, чего уже деньги не нужны? Деньги огромные! Это ли не честь, убить самого страшного врага Сатанинской церкви? А?


Охотники бурча затихли.


— Не хотите Фредди убивать - так и не надо! — продолжил Рэнди. — Я, признаться, на молодёжь и не надеялся. Я сам, подстраховался и уже отправил прикончить мелкого недоноска своих лучших охотников. А вы отдыхайте, добивайте дичь послабее, раз у вас на маленького мальчика зубки не выросли. Ешьте,пейте, гуляйте — Фредди мне доставят самые лучшие охотники.


Сандей, услышав эти слова, нахмурилась.

——————————————————————————-

— Ничего у вас не получится. — хихикал запертый Лепрекон. — Если убьёте всех охотников, заклинание бога никогда не рассеется и вы до конца своих дней останетесь туточки. Таковы правила установленные Шолотлем — жертвы должны все умереть.


— Но ты можешь нас воскресить, если мы пожелаем? — спросил у него Фредди.


— Не могу, хоть убейте. Тут на все воля Шолотля. В этих границах старого кладбища он властелин жизни и смерти.


— Врёшь рыжий! Джерри, давай разогреем его?


— Клянусь своим золотом! Я не могу преодолеть волю Шолотля, но вы можете пожелать что нибудь другое! — завопил Лепрекон.


— Например?


— Удачу! Я могу дать вам дьявольскую удачу! Я сам не знаю как она сработает, но она у меня лучшая в мире!


Джерри в раздражении пнул ком земли и набросился на друга с упрёками:


— Вот и ради этого мы столько вынесли? Ради удачи? Еды нет! Ходим грязные! Всего боимся. Тащили этот ящик - хрен знает откуда и толку-то? Линда погибла! Саймон пропал! Нам только и осталось, что вернуться в лагерь, заблеять словно овечки и просить лёгкой смерти!


— У нас есть по три желания и этого немало, — отозвался Фредди.


— Окей! Желания! Лепрекон — я хочу, чтобы тут появился спецназ США. Человек триста! Выполняй!


— Не могу. Стены мёртвых блокируют такую возможность. Я также не могу переправить вас на ружу, — отозвался Лепрекон.


— Видел! — у Джерри случилась истерика — Он ничего не может! Нам конец! Господи — моя мамочка! Я больше не увижу тебя и папу!


— Заткнись Джерри или я тебя ударю! — огрызнулся Фред.


— Да бей! Лучше ты меня сейчас убей, чем в лапы этих уродов! Ты видел как они над детьми издевались. Это немыслимо! Где же бог, когда он так нужен? Зачем мы ходим в церковь? Его же нет! Бога нет — Фредди, раз он позволяет случится подобному! — Джерри рыдал. У него разом пропали все силы. Он только хотел одного, чтобы этот кошмар наконец закончился.


При мысли о родителях у Фредди зачесались глаза. Он вытер их и побрёл к схрону где было спрятано оружие. Он устал от паникера и нытика Джерри и решил совершить очередную вылазку в лагерь за едой, чтобы его друг хоть немного успокоился.


— Фредди. Саймон пришёл. — услышал он позади себя и оглянулся. К Джерри подкрался толстяк Саймон Дженкинс. Он шёл неслышно и молчал. Одежда превратилась в лохмотья. Обуви не было. Глаза закатились. Тело было покрыто грязью и засохшей коростой. Саймон уже не очень походил на живого человека.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Так же мои истории прочитать тут - https://vk.com/public194241644

Показать полностью
1056

Немного мистики...

” А у нас тоже есть одна особенная история. Работаю в психиатрической больнице в одном из крупнейших городов нашей Родины. Всяких повидали мы –  “Пушкиных”, гениальных ученых, шпионов вообще не пересчитать сколько у нас гостило. Но один парень заставил понервничать даже зав.отделением.
Привезли парнишку уже под успокоительными. Худой как швабра, длинные волосы в хвост , татуировки в виде символов по всему телу. Вызвали бригаду соседи – устали вторую ночь слушать из его квартиры крики и звериный вой. Говорят, выл как волк. Наших бравых сотрудников  приехали, приличия ради позвонили в дверь, и что удивительно, юноша сам им добровольно открыл. Однокомнатную стандартную квартиру можно было бы сдавать в аренду для съемок фильмов ужасов – наглухо задернутые шторы,сшитые между собой, все стены исписаны и изрисованы мелким почерком так, что не видно обоев, кругом куклы, какие-то сухие цветы, в центре комнаты – подобие алтаря с горящими свечами и старинными фотографиями юной девушки.
Ребята наши поняли сразу, что приехали по адресу и предложили юноше начать собираться в отделение. Он не перечил, стал доставать из под алтаря какие-то документы и тетрадки. Пока он собирался, один из санитаров решил задуть свечи во избежание пожара. И тут согласный на всё юноша резко переменил настроение – с криками бросился отвоёвывать своё сокровенное. Пока успокаивали и скручивали, умолял свечи не тушить – ЕЙ НЕ ПОНРАВИТСЯ, ОНА ЛЮБИТ ТЕПЛО. На шуточки и вопросы – кому, ей-то, показывал на старинные фотографии. Не послушали его конечно же, свечи затушили, заставили квартиру закрыть и увезли поправлять здоровье.
В итоге оказалось, что давно состоит на учете , заболевание наследственное, слышит голоса. Кроме того, страдал собирательством, но выборочным – искал “антиквариат” на помойках и свалках.
И однажды, когда он что-то выискивал на очередной помойке, его позвал голос юной девы, направил и указал, где искать старинный фотоальбом с фотографиями. Нашел. Далее голос сказал ему – принеси меня туда, где тепло – и я тебе явлюсь. Принес домой. Она в ночи явилась, как обещала.  А дальше дева приходила к нему в ночи, руководила им, беседовала, коротала вечера, при этом всегда должны были гореть свечи. Стала его другом, если так можно сказать. Шептала ему выражения на латыни, а он как мог их записывал. На стены. По утру дева удалялась, а он вёл дневник (те самые тетрадки, которые юноша захватил с собой). Но от девы записи прятал, вдруг ей не понравится. Так и жили, пока дева не переменилась в характере и не стала просить его разжечь огонь, волшебный огонь посреди комнаты, чтобы ей было тепло. Он не очень проникся и сопротивлялся – она как волк выла и кричала. Потом соседи вызвали санитаров, и, собственно, всё, дружбу прервали.
Мало ли чего привидится психически больному человеку, скажете вы. Но самое странное – не это. Пока юноша проводил время в больнице и оправлялся, в его квартиру соседи вызвали бригаду снова. При этом возмущались и кричали – что вы не выполняете свою работу, заберите уже его, опять всю ночь выл, спать не давал. А забирать-то уже и некого… ”

https://atmosfear.ru/strashnye-istorii-pro-vrachej

166

Пенсия. часть -1

Пенсия. часть -1 Авторский рассказ, Мистика, Крипота, Деревня, Видео, Длиннопост

Высокий старинный двухэтажный особняк из красного кирпича, одной стороной своей выходил на сельский карьер и, казалось, нависал своей махиною над крутым обрывом, а другая сторона его, с фасадной части, захватывала приличный кусок сельской улицы, заставляя дорогу угодливо перед собой изгибаться. Да что там дорога. Все соседние дома, по той улице, строились исключительно ориентируясь на этот особняк. Стояли смирными рядками, словно крестьяне перед дородным барином, почтительно ломая шапки. До революции, этот особняк принадлежал купцу Ефремову. Хороший, крепкий был дом. Лучший в Липовке. Ничего его не брало, ни новая власть, не немецкая оккупация, только в 90-х, покачнулось было его былое могущество, но и тут сметливые сельчане быстро нашли выход из положения.


Ранним утром, возле особняка появились две пожилые женщины.У каждой в руках было по обьёмистой плетеной корзине накрытой сверху платком. Они, некоторое время постояли перед входом, заглядывая в окна первого этажа, потом перекрестившись, одна из них открыла незапертую входную дверь.


— Здравствуйте, я ваша соседка, Марья Антоновна! Вы, там, одеты?


Её голос и бесцеремонность изрядно смутила Николая Ивановича, ночевавшего в коридоре на скамье. Он, едва только успел спрятать в валенок найденную им накануне початую бутылку водки.


— Да. Здрасьте, я… Тут... — Николай Иванович спрыгнул со скамейки, опасаясь, что женщина явилась за бутылкой.


— Ой, мы к вам познакомиться. По соседски. Я и Лукерья Ильинична, — женщина перекрестившись ещё раз, зашла в дом. Позади маячила другая. Николаю Ивановичу было плохо видно. Свет от лампочки в коридоре был совсем тусклый.


— Стало быть, вы теперь, здеся, жить будете?


— Выходит так. Квартиру уступил, мне и предложили. В качестве компенсации, — простовато развёл руками Николай Иванович.


Квартиру предложил ему поменять один крупный предприниматель, выходец из этих мест. Николай жил один и потихоньку спивался. Трёхкомнатная квартира в Москве, единственное, что держало его на плаву не давая окончательно присоединится к разномастной и безликой армии бомжей. Он и подумать не мог, что предприниматель предложит ему такие роскошные хоромы. Прошлым вечером, едва только приехав, он в восхищении обошёл все комнаты старинного особняка и не найдя в себе силы лечь на панцирной кровати украшенной латунными набалдашниками устроил себе скромное лежбище в коридоре постелив для тепла старые фуфайки.


— Ой, ну и хорошо. Разве в городе жизнь? Вот у нас на селе настоящая жизнь. Верно Лукерья? — засмеялась Марья. — Да вы не стесняйтесь…Мы, уж за Ефремовскими палатами приглядывали. Все знаем, где что, в лучшем виде. И прибирались, и за электричество оплачивали.


— Э...Спасибо. Я, вам что-то должен? — Николай стыдливо подтянул семейные трусы.


— Ну, что вы. Мы же это не ради денег. Дом-то хороший, а Гришеньке, все тут жить недосуг. Вот и получается, что помогаем по соседски.


Она наконец обратила внимание, что новый хозяин не одет:


— Вы бы уж надели штаны-то...Как вас по батюшке? А мы вам вот гостинцев принесли, на первое время. В качестве знакомства. Магазин-то закрыт, где вы сейчас еду-то купите?


— Иванович...Николай… Только, у меня сейчас с деньгами…


— Да, что вы всё про деньги, — махнула рукой Антоновна. Она прошла мимо толкая перед собой тяжёлую корзину, — не всё деньгами меряется. Мы в кухне, сейчас, всё выложим. Заодно, покажем где что лежит.


Николай Иванович и глазом не успел моргнуть как они расположились на кухне по хозяйски выкладывая из корзин завёрнутые в плотную бумагу свёртки. Загремела посуда.


Ошалев от такого внимания, алкоголик в спешке начал натягивать на себя поношеные треники.

————————

Бывший участковый, капитан полиции Саныч, в тоже самое время постучался в окно жившего на отшибе Липовки одноногого бобыля Епифана.

Кинувшийся ему было под ноги, с храпом, дворовый пёс уже собирался укусить за штанину, но почуяв знакомый запах, забздел и только вежливо завилял хвостом.


— А-а. Трезор, — поприветствовал Саныч охранника, — а где хозяин? Чё, молчишь? Пузо мне, вместо лапы подставляешь?


Пёс, действительно, упав на землю, всем своим видом показывал, что он очень рад и вообще за власть. А если ему ещё и брюхо почешут, то он всё-всё и про хозяина расскажет. Санычу было некогда и он вновь требовательно постучал в окно.


Через минуту в окне появилось заспанное недовольное лицо хозяина.


— Саныч. Ты? Сейчас открою.


Епифан, скрипя износившимся протезом, проводил бывшего участкового в переднюю комнату.


— Чай будешь пить?


— Он приехал? — вопросом на вопрос отозвался Саныч.


— Да. В этот раз, в самый канун. Гриша, я смотрю, совсем уже оборзел. Раньше-то, за неделю. А тут, до последнего дня.


Саныч сел в передней на предложенный хозяином стул и терпеливо дожидался пока тот возился с чайником.


— Змеи, наверное, уже к жильцу пошли. Жрачки и самогонки принесут. Тут, главное, чтобы он весь день пьяный был. — доносился голос Епифана.


— Гришу видел?


— Видел — мразоту. Приехал вчера. Жильца выгрузил. Наказ, змеям дал. В городе он щас.Семёновна застучала. В городе сегодня ночует, а завтра в Москву.


— А в городе, у нас только одна достойная гостиница. Это Париж? — сам - себя вслух спросил Саныч.


— Ну, нашёл у кого спрашивать. Я в гостиницах, с 80-го года не жил. Только, когда от совхоза посылали в командировку. Правда давно это было…


Саныч поднялся со своего места:


— Спасибо Епифан. Не до чаю мне. Вечером зайду.


— Да куда ты? — выглянул из кухни хозяин, но гостя уже и след простыл, только скрипнула деревянная калитка.

——————————————————————————

Через час, Саныч уже был в городе. Он остановил свою старенькую зелёную семёрку возле гостиницы Париж, удостоверился, что серебристый джип Лексус, принадлежавший Грише, находится на парковке, после чего прогулялся на ресепшн — справиться о хозяине. Администратор гостиницы была его старой знакомой.


Поболтав с ней о том о сём, он узнал о нужном постояльце, в каком он номере и когда собирается уезжать. Теоретически, Гриша должен был отчалить только утром, но лучше перестраховаться.

Побывав в гостинице Саныч отправился навестить старого друга. Семёна Муху.


Муха, после отсидки, переехал жить к новой зазнобе и по старому адресу обнаружен не был, но Саныч не растерялся. Бабки, кормившие голубей, возле подъезда, в котором проживал Семён, были тщательно допрошены и выложили всю достоверную информацию. Двадцать минут и Саныч поехал в новом направлении.


Сказать, что Семён удивился такому визиту, было бы недостаточно — он не только удивился, но даже испугался. Хотя они и были добрыми друзьями, но это Саныч. Он же мент!

Семён, давно завязал с преступным прошлым, но неожиданный визит старого друга… Вот так запросто? Без предупреждения?


Саныч выловил его играющего с маленькой девочкой на детской площадке. Подошёл сзади и поинтересовался по простому:


— Твоя что-ли, Семён?


Семён оглянулся и вздрогнул от неожиданности.


— Саныч, тьфу! Ты бы хоть, звонил заранее.


— Да ты же номер сменил.


— Ну и сменил. С банками проблема. Денег, очень хотят.


Они замолчали переглядываясь. Девочка внимательно посмотрела на Саныча и требовательно спросила у Семёна:


— Папа, а кто этот дядя?


— Дядя Стёпа, полиционер, — произнёс задумчиво Муха, — пришёл с папой поговорить. Щас, я тебя к маме отведу, только. И поговорю с ним.


Он извинился и увёл ребёнка. Вернулся, через несколько минут и протянул сигареты.


— Да какой я уже полицейский. Всё. Пенсия. — сказал закурив Саныч, — можешь, уже не опасаться. Не по служебной надобности.


— Если ты выпить желаешь пригласить, то я в завязке, — предупредил Семён, — а дочка от гражданской жены. Дарья. Живём не бедствуем, с ипотекой соседствуем.


— Дело хочу предложить, в счёт старого долга — сообщил Саныч.


Семён закашлялся.


— Да. Дело. Не бойся, не мокруха. Похитить одного человека, только и всего, — продолжил Саныч словно бы и не заметив — колёса ещё нужны будут. Какое-нибудь говно, снятое с учёта, у тебя москвич -412, ещё живой?


— А с чего ты решил, что я согласен?


— Так у меня на тебя компромат, — пожал плечами Саныч, — а у тебя семья, дети, ипотека. Грешно от такого отказываться.


— Ага. 126 статья — это разве не грех?


— Блин, Сеня — послушай опытного человека, который всю жизнь работал на стороне закона! Я тебе, в прошлый раз помог и тебе всего три года дали. А если-бы, я был честный - ты бы получил сколько?


— Восемь…


— Десять не хочешь? Ладно, я пошутил. Не буду тебя шантажировать - если ты откажешься. Я теперь на пенсии. Очень хочу старый грех с души снять. И тебе бы не мешало — за твои делишки. За иконы ворованные.


— Опять ты про них! — с досадой произнёс Семён и уронив окурок начал яростно его затаптывать, — только жить начал! Только забывать начал!


— Мало у нас времени, Сеня. Через три часа, надо уже похитить человека и увезти его в Липовку.


— Да, блин, что за человек-то?


— Да ты его помнишь. Это Гриша.


При упоминании этого имени Семён оскалился в злобной ухмылке.

——————————————————————————

Григорий Ефремов получил удар по голове, ровно в полдень, когда отобедав в городском ресторане садился за руль своего автомобиля. Удар был нанесён сзади, поэтому он так ничего и не понял.

——————————————————————————————

Они погрузили обмякшее тело частного предпринимателя в багажник древнего москвича, народа всё равно на улице не было. Саныч сковал руки Григория наручниками, засунул ему в рот масляную ветошь и для верности заклеил плотным скотчем.


Семён сел за руль москвича, а Саныч сел сзади так как ремней безопасности на переднем не наблюдалось. Ему не хотелось привлекать к себе лишнее внимание работников ГИБДД.

Но на трассе, возле поворота на Липовку их остановили. Семён испуганно оглянулся на Саныча. Подошедший к ним сотрудник ДПС знаком попросил опустить стекло.


— Ваши документы — попросил он ленивым тоном обращаясь непосредственно к Семёну.


— А? Что? — растерялся Семён.


— Петруха -привет! Свояк это мой. Нет у нас документов на машину. Составляй протокол -вези нас на штраф-стоянку — подал голос со своего места Саныч.


— Саныч! Здорово пенсия! — сотрудник сунул нос в салон автомобиля — А чего ты не на своём Боливарчике?


— Да поросят в Липовку везём, Петь. Вонища от них. Вот я и попросил отвезти в багажнике, на чём не жалко. Не автобусом же их переть?


— Поросят? В конце августа? — удивился сотрудник.


— Ни и чего? Я сговорился с одним местным. Я ему поросят, а он мне мясом по результату. Всё равно мне на пенсии делать нечего. Так будешь нас штрафовать-то?


— Да иди ты в жопу Саныч! Если моя Лидка узнает, что я тебя оштрафовал — она меня из дома выгонит. Езжаете к чертовой бабушке.


Семён, белее мела, включил зажигание и осторожно повёл машину дальше.


— Если бы они в багажнике посмотрели, — выдавил он из себя, когда автомобиль уже свернул на Липовку.


— Сеня, это всё такие мелочи, по сравнению с тем, что я тебе сейчас расскажу, — хмыкнул Саныч — У тебя ведь, к Грише тоже свои счёты имеются?


— Всё-таки на мокруху ты меня подписать решил?


— Неа, скорее на странное стечение обстоятельств. Кто из твоей родни пропал в Липовке: в ночь с 28 на 29 августа?


Семён Муха помолчал, а потом ответил:


— Не из родни. Машка Лаврентьева. Зазноба моя первая. Сирота. Гриша этот, как-то был причастен к пропаже, да только никто в селе и не сознался. Ты ещё тогда и участковым там не был.


— Ага. Знаю где её дом был. Там, сейчас, переселенцы с юга живут.


— Я, тогда на соревнованиях по боксу был. Вернулся, а невесты и нет. Злые языки болтали, что она с Гришей гуляла. Погуляла и пропала. Вот, тогда-то я на жизнь и бога очень сильно взъелся. Начал иконы из церквей воровать. Всё равно бога нет — раз такое наяву происходит. А потом меня в тюрьму посадили. Да это ты и так знаешь.Участвовал. Иконы, с Липовской церкви, на цыган заезжих списал, чтобы срок мне убавить.


— Ну, вот тебе и повод. Чем тебе не повод? Пора должок вернуть, Грише-то?

———————————————————————————

— Петруха, а ты видел кто там с Санычем сидел? Рожа уж больно знакомая?


— Сказал, что свояк.


— Хера себе свояк. Петя — это же Сеня Муха был! Я его вспомнил: в одной секции занимались.


— Да ладно?!!


— Он самый. Куда, говоришь, они поехали? В Липовку?


— Саныч так сказал…


— Тот самый Муха, из-за которого Саныч всю жизнь в участковых маялся? Может он отомстить ему хочет? Он же, у нашего Саныча, ведро крови выпил.


— Поросят, сказал, повезли. Может они уже помирились? Дело-то давнее?


— Ага давнее. Саныч сроду никому ничего не прощал. А теперь он на пенсии. Отвезёт Муху в Липовку и там похоронит, за прошлые его заслуги перед обществом. Или свиньям скормит, чтобы улик не оставлять, я в фильме видел - так делают.


— Да ну тебя! Заканчивай на людей наговаривать. Мы с тобой тут никого не видели и не останавливали.


— Хорошо, но ты бы Санычу позвонил? Предупредил, на всякий случай, что ночью тут с области стоять будут. Они его не знают. На всякий случай…

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Полностью не убралось. Кому лень ждать то вот - https://vk.com/public194241644

Кроме того вышла озвучка Никто и никогда от Сергея Зимина прошу заценить.

Показать полностью 1
195

Товарняк (Part II, Final)

Part I


***


Напрягся утилизатор, увидев высокую тощую бабищу в центре очередного вагона, выхваченную лучом налобного фонарика. От стен к ней устремлялось порядка десяти железных цепей. Сухие, растрепанные бесцветные волосы торчали во все стороны, суконная погребальная рубаха была густо измазана землёй и мазутом. Кусая губы, пожилой утилизатор нервно вглядывался в маленький дисплей в надежде, что блогер и здесь прошмыгнет мимо, мазнув по жуткой бабе безразличным объективом камеры.


— Дали ходу нема, — проскрипело чучело, и тут же налобный фонарик неуверенно замигал, — Там цистэрна, через ней не перелезешь — свалисся, впадёшь под колёса, костей не зберёшь потом.


— Кто ты? — пискляво спросил «Анарх». Видать, не ожидал, что обитатели «сказочного» товарняка способны на осмысленную речь.


— Жертва, — голос бабы походил на скрип не смазанного тележного колеса, похожий и на женский, и на мужской одновременно, — Безвинна жертва кровавого режиму.


Камера осторожно оплывала упирающуюся в потолок вагона фигуру по кругу, чтобы добраться до лица, но тварь так хитро крутилась, что хоть и оставалась на месте, но видно было лишь пол-лица и единственный бесцветно-серый глаз.


— Что здесь происходит? Что это за поезд? — принялся забрасывать вопросами чучело блогер. Ему, похоже, поплохело — парень опёрся на одну из цепей, удерживающих бабу на месте, и та, будто мгновенно проржавев, с тонким «динь» оборвалась, хлестнув парня по руке, — Ай, твою мать! Больно-то как! Сука!


— Больно! — с причмокиванием повторила женщина, будто смакуя это слово, — Сука!


— Какого хрена здесь творится? Ты знаешь? — кричал парень на грани истерики.


— Я знаю, — со значением сказало чучело, сверкнув огромным глазом, — Это всё правительственный заговор.


— С какой целью? — хищно уцепился за тему блогер, — Это военные разработки?


— Войсковы разработки, да-а-а, — скрежетало чучело, после чего затараторило, — Учёные в подземных бункерах составляли формулу тайного мутагена, при помощи которого можно было бы создавать нелюдских существ.


— А внешний облик выбран на основе культурного кода, да? — догадался юноша, — Типа русалки — для нападения на подводные лодки, домовые для диверсий, лешие для партизанских вылазок?


— То-о-очно, — кивала растрепанная голова. С лица бабы не сходила довольная дебиловатая улыбка, — Вы очень смышлёный молодой человек, я вынуждена отметить.


— Ой дура-а-ак, — с досадой протянул утилизатор, после чего закурил очередную сигарету. Он уже догадывался, чем кончится видео.


— Но почему они все такие…


— Искалеченные? Их нельзя убить, юноша. Только обездвижить, — откуда-то из речи странной бабищи исчез малороссийский говорок, проклюнулся профессорский тон. Изменилось и само чучело — стало ниже, перестав напоминать телеграфный столб; торчавшие во все стороны волосы улеглись и приобрели золотистый цвет. Теперь суконный саван больше напоминал замызганный медицинский халат. Все эти метаморфозы произошли как-то незаметно для глаза Степана Павловича, но удивлён он не был, — Эти создания не живы в привычном смысле слова. Они могут питаться, существовать, осмысленно разговаривать, даже порождать себе подобных. Но вот умереть они не могут.


— И куда их всех везут? И кто вы? — заваливал симпатичную, в общем-то, блондинку в белом халате вопросами блогер. Тот явно пытался хоть как-то изловчиться, чтобы увидеть её лицо целиком, но камера выхватывала лишь один глаз, будто кочующий по лицу.


— На захоронение. Как неудачный эксперимент. Бестелесных сущностей из цистерн выдавят в герметичный колодец, а всех остальных раскатают по могильнику, пересыпят гашёной известью и зальют бетоном. И меня, к сожалению, тоже. И вас, если поймают, — грустно улыбалась девушка, — Я — Лилия Ховринова, старший лаборант Тайного Университета Ростехнадзора на кафедре секвенирования.


— Но что же вы здесь, — блогер закашлялся, будто подавившись угольной пылью, да так и не договорил.


— Когда я узнала, что на самом деле происходит в этих лабораториях, я была в шоке. Наорала на завкафедры, подняла бучу, угрожала обо всём раструбить в интернете — хотя кто бы мне поверил? — блондинка вздохнула, покачав головой, — Они решили не рисковать и следующей же партией отправили меня на захоронение, даже не удосужившись убить.


— Ерунда! Мы вырвемся, а потом, когда доберёмся до интернета — поставим весь Ростехнадзор раком, — горячо убеждал блогер.


Сигарета в руке Степана Павловича дотлела и потухла — он успел сделать всего две затяжки. Челюсти его были сомкнуты, глаза слезились от напряжения, он осознавал, что прямо сейчас на его глазах происходит побег.


— Эти цепи, — кивнула девушка на путы, держащие её посреди вагона, — Здесь их не меньше десятка. Все заперты на булатные замки. Ты просто не успеешь освободить меня. Уходи один. Расскажи им всё!


— Ну уж нет! — возмущённо ответил блогер, — Мы уйдём вдвоем, и точка!


— Нашёл время в рыцаря играть! — сквозь зубы произнёс Степан Павлович, — Лучше б русалку какую утащил, у той хоть сиськи есть, и вреда от ней немного.


— Смотри! — утилизатор уже знал наперёд, что театрально демонстрирует блогер блондинке, лучась от гордости, — На нашу удачу, у меня с собой как раз отличный болторез из легированной стали с угловой заточкой! Подписчики порекомендовали!


— На уда-а-ачу! — как-то странно проквакала Ховринова.


Блогер, видимо, приняв это за сигнал к действию, принялся резать цепи. Те шли туго — парень явно держал инструмент в руках первый день. Но железо потихоньку сдавалось под напором разрекламированной легированной стали, и вторая цепь, хищно свистнув, хлестнула блогера по запястью. Тот аж взвыл от боли — плоть расшило почти до кости.


— Продолжайте, пожалуйста, — подбадривала его Лилия, — Вместе мы сможем заставить их ответить за все преступления. У меня тонна информации, которая поможет в расследовании. Мы выведем их всех на чистую воду. У меня есть завязки в Фонде Борьбы с Коррупцией, выпустив это видео, вы обойдёте по популярности и Камикадзе Ди и Прилепина. Даже лживой свинье Соловьёву, будет уже не оправдать палачей, заправляющих этим концлагерем!


— Ловко мозги пудрит, шельма! — горько усмехался Степан Павлович. Он аж покрякивал — до того дрянь искусно правду с ложью мешала, скармливая юнцу «дезу».


Подбадриваемый такими речами, блогер продолжал кромсать металл. Сколько он ни пытался увернуться, цепи то и дело хлестали его то по рукам, то по спине.


— Быстрее! — поторапливала Лилия, — Я, кажется, кого-то слышу!


Последняя цепь звонко тренькнула, будто струна и теперь летела прямо в камеру. Раздался визг — похоже, бедняге выбило глаз, не меньше. Вдруг вагон резко тряхнуло, и изображение пошатнулось. Навстречу объективу устремилась стена с торчащим из неё штырём, на котором держалась цепь. Брызнуло красное, качка утихомирилась, а камера так и продолжила снимать стену вагона.


— Вот оно, значит, каким макаром, — печально протянул Степан Павлович. За время просмотра этого видео он успел как-то проникнуться к этому пацану, который повсюду искал подлог и заговор. По-отечески ему было даже жаль Мишу Романова — ушёл ни за что, став жертвой манипуляций хитрой нечисти.


Сторож уже собирался было выключить видео, как картинка задвигалась вновь. На объектив лёг длинный тонкий палец. Медленно, с хрустом, камера отъехала от стены и повернулась к чучелу. Вместо блондинки-лаборантки в объектив пялилось уродливое одноглазое существо неопределённого пола. Слюнявые губы расходились в улыбке, крупные кривые зубы хищно клацали. Взгляд единственного водянисто-серого глаза был направлен не в объектив, но сразу под него — на лицо неудачливого блогера.


Уже зная, что увидит, Степан Павлович всё же перемотал запись немного вперёд, чтобы увидеть, как одноглазая харя в ускоренной съемке сначала пузырится, потом растекается воском, формируя из себя точную копию лица блогера, но с одним глазом.


Выронив камеру, Степан Павлович высунулся из салона, напряжённо вглядываясь туда, где грибом-боровиком должна была торчать из перемешанной массы тел голова «Анарха». Разумеется, её нигде не было видно. Схватившись за рацию, утилизатор, стараясь сохранять твердость в голосе, затараторил:


— Вызываю службу безопасности, приём! У меня побег, Лихо на свободе, приём!


Вдруг рация чихнула, издала неразборчивый треск и чахло задымила прямо в руке Степана Павловича.


— Шалишь, брат! — раздался его же голос, только почему-то из-за плеча, — Нам и у двоих непогано.


Обернувшись, Степан Павлович обомлел — перед ним стояла совершеннейшая его копия, в каске и велосипедном костюме размера на три меньше и с бледной гладкой плотью на месте левого глаза.


Неловко дернувшись за «Вереском», лежавшим на приборной панели, Степан Павлович вывалился из «тарахтелки», и ему тут же прилетел болезненный удар ногой в живот.


— Куды, сволота? — рычало Лихо, наступая, — Мине ещё переодеться треба!


Перекатившись по дышащей и шевелящейся плоти могильника, Степан Павлович хотел было зайти с другой стороны кабины, но не тут-то было — не сдерживаемая более железными цепями, волшба одноглазого притягивала самые гадкие и несчастливые случайности. Как назло, ручной тормоз забарахлил, и «тарахтелка» покатилась прямо на своего хозяина, лениво перебирая гусеницами. Пришлось спешно отползать назад. Лихо же, радостно улюлюкая, принялся топтать пальцы утилизатору. Напоровшись ладонью на что-то острое — то ли коготь Баюна, то ли зуб русалкин, Степан Павлович перехватил это что-то и с силой всадил в собственное, но не принадлежащее ему бедро. Лихо взвизгнул, отпрыгнул и принялся выковыривать, как оказалось, чьё-то надломанное ребро. Степан же Павлович, резко вскочив на ноги, едва не запнувшись о какую-то невпопад вылезшую ручонку, обежал, наконец, «тарахтелку» и схватил непослушными руками в перчатках так и норовящий выскользнуть табельный «Вереск». Едва просунув слишком толстый для дужки палец, он направил мушку на самого себя, в обтягивающем велосипедном костюме похожего на лягушонка, и нажал на спусковые крючки.


Лихо ухмыльнулся — пистолет-пулемёт сухо щёлкнул, палец застрял. Одноглазый, глумливо облизнувшись, ринулся в атаку. Но на калёное железо нечистая волшба не распространяется — какие беды и горести ни наведи, а оружие все равно тяжёлое и увесистое. Подпустив противника поближе, Степан Павлович со всей силы всадил с размаху стволом по челюсти Лиха, добавив коленом под дых. Тот брыкнулся на спину, изо рта брызнула чёрная кровь вперемешку с зубами. Быстро, пока враг не оправился, утилизатор обрушил тяжёлый сапог на кадык твари, принявшей его облик. Выдернув из бедра нечистого окровавленное ребро, Степан Павлович наклонился и прицелился как следует. На службу очистки он точно нажалуется — стукач-не стукач, а Лихо надо глаза в первую очередь лишать, а то ведь бед натворит. Спасибо тому хоть гвозди в позвоночник вколотили, а то уехал бы утилизатор домой в цинке.


— За що? — хрипела тварь его, Степана Павловича, голосом, жалобно и обречённо, — Що мы вам сделали? Вы гоните нас, рубите наши леса, поджигаете наши поля, осушаете болота, закатываете духов в цистерны як тушонку! Плодитесь що крысы, территории вам не хватает, вы под новые районы соби место, значить, очищаете, а нас — як мусор, на помойку? Споконвику мы жили у мире, почему сейчас ви от нас избавляетесь? Ми гниём здесь заживо под бетоном, а померти не можемо! Ви даже не спромоглися найтить способ нас убити!


— Это еще зачем? — уверил Лихо утилизатор, — Вы все-таки теперь казенное имущество, глядишь, пригодитесь ещё! Не дёргайся, лежи ровно!


Степан Павлович резким и мощным движением вогнал осколок чьей-то кости прямо в водянистый серый глаз. Тот потух и расплылся, будто яйцо на сковородке. Лихо продолжал подёргиваться, но уже как-то вяло и невпопад. Лицо его потекло, вновь становясь этим странным, не запоминающимся женско-мужским, конечности удлинились, прорывая и без того натянутую до предела ткань велосипедного костюма.


Степан Павлович сходил в «тарахтелку», вынес большой мешок с негашёной известью и принялся щедро посыпать медленно шевелящееся, будто умирающее насекомое, Лихо. Когда мешок опустел, утилизатор вернулся в бульдозер и поднял камеру из-под педали, куда та закатилась. Сняв перчатку, он подцепил ногтем маленькую карту памяти, надкусил её как следует и бросил, не глядя, в сторону. Саму камеру он решил подарить сыну — у того через месяц день рождения, чего добру пропадать?


Снова включив прервавшуюся Таню Овсиенко с её «Дальнобойщиком», Степан Павлович весело крякнул и направил гусеницы «тарахтелки» прямо туда, где корчилось и шипело от боли и злобы Лихо Одноглазое.


***


Автор — German Shenderov, паблик автора - Вселенная Кошмаров


#ВселеннаяКошмаров@vselennaya_koshmarov

Товарняк (Part II, Final) Крипота, Ужасы, Кошмар, Длиннопост, Поезд, Нечисть, Блогеры, Рассказ
Показать полностью 1
184

Товарняк (Part I)

Товарняк (Part I) Крипота, Ужасы, Кошмар, Длиннопост, Поезд, Нечисть, Блогеры, Рассказ

На смену Степан Павлович заступил далеко за полночь — отмечали юбилей жены. Сменщик, конечно, поворчал для порядка, но жаловаться начальству не стал — коллеги всё же. Натянув высокие болотные сапоги, полный костюм химзащиты и гермошлем с прозрачным забралом, Степан Павлович грузно залез в старенький бульдозер без ковша, который любовно называл «тарахтелкой». Ему было, конечно, далеко до новомодных «Катерпиллеров», какие есть на Западе — махоньких, жёлтых и шустрых, будто игрушки. Но «тарахтелка» своё дело знала — с легкостью она спускалась по широкому пандусу прямо в циклопический котлован могильника, въехав в скрежещущие ворота.


Дело у Степана Павловича было маленькое — разравнивать поверхность, пересыпать гашёной известью, чтоб провалов не было и, в целом, следить за порядком. От царящего над могильником смрада защищал гермошлем с фильтром, а музыка в наушниках не давала заскучать.


В конце концов, как считал Степан Павлович, ему досталась непыльная работёнка. То ли дело бедняги, что разгружают вагоны Ростехнадзора — что ни день, то травма на производстве. Хуже только тем, кто опустошает цистерны. Степан Павлович не раз наблюдал за этим мудрёным, муторным процессом — сюда шланг, тут клапан, здесь не ходи, там не трогай, и в скафандрах все, что космонавты. Пришвартуют цистерну к колодцу, открутят шлюз и стравливают помаленьку, за давлением следят. И нервные все, что аж жуть. Хотя и зарплаты у них…


Ночь обещала быть совершенно обыкновенной, по плану Степан Павлович собирался объехать могильник по спирали внутрь и наружу, а потом прерваться на просмотр сериала и поздний ужин. Сменщик недавно навёз в сторожку новых дисков, и Степан Павлович по-детски надеялся, что удастся выкроить время на пару серий «Домашнего Ареста» - очень уж уморительны были приключения проворовавшегося мэра. Сеть же не ловила на много километров вокруг.


Неожиданно прямо перед самыми гусеницами «тарахтелки» откуда-то из могильника ударил в небо луч света. Кажется, даже Татьяна Овсиенко в наушниках поперхнулась своим «Дальнобойщиком» от удивления. Заглушив мотор, Степан Павлович незамедлительно и на удивление ловко для своей комплекции выпрыгнул из бульдозера, чтобы изучить источник света. Склизкая масса мягко пружинила под ногами, угрожая в любой момент расступиться и поглотить Степана Павловича, но тот расторопно переступал тяжелыми сапогами туда, где поверхность была менее топкой — ходить по могильнику нужно ещё уметь. Приблизившись, наконец, к цели, он закачал головой из стороны в сторону:


— Ай-яй-яй, ты подумай, а! Едрить твою налево, эх ты…


Досаду у Степана Павловича вызвала торчащая из могильника голова на тонкой шее. Выкрашенная в чёрный каска сбилась набок и загораживала пол-лица. Челюсть свёрнута на сторону, глаз слепо пялится в небо, как у рыбы на разделочной доске. Луч же в небо пускал маленький светодиодный фонарик, закрепленный на каске — видать, «тарахтелка» проехала поблизости и чего-то там потревожила или переключила.


Отгрузку надо бы по-хорошему оштрафовать за такую халтуру, но Степан Павлович никогда не жаловал стукачей, и сам быть таковым желанием не горел. Поехать бы ему дальше, буркнув в рацию пару слов о находке, но внимание его привлекла маленькая, с коробок спичек, камера, также закрепленная на каске мертвеца. Осторожно отцепив её, Степан Павлович нахмурился, вернулся в салон «тарахтелки» и включил свет. Не без труда найдя кнопку включения, он раза с третьего попал по ней пальцем — мешали толстые перчатки. Индикатор показывал еще четверть батареи.


— Ну-ка, поглядим, — пробурчал он, отключил музыку в наушниках и приготовился внимать.


На видео показался тот самый молодой человек в чёрной каске и чёрном же велосипедном костюме, только куда более живой и румяный — русая шевелюра, вздёрнутый нос — он чем-то напомнил Степану Павловичу его собственного сына. А вот глаза парня ему не понравились — маленькие, тёмные, как у мыши. Такой явно любит шпионить и вынюхивать.


— Приветствую, дорогие подписчики, это канал «Либераху Порвало», и с вами снова я, Миша Романов эй-ки-эй Анарх, — понтовался пацан в камеру, — На сегодня у нас запланировано нечто невероятное — масштабное разоблачение аферы по нелегальной продаже и перевозке… Чего же? Это нам лишь предстоит выяснить!


Блогер отвёл камеру подальше, и на изображении появились вереницы товарных вагонов, стоящих на путях — похоже, парень снимал с пешеходного моста.


— Вот уже больше месяца я следую за странными подвижными составами в два-три вагона. Первый я заметил, когда ожила заброшенная узкоколейка под моими окнами в Балашихе. Вагоны и цистерны без маркировок и номеров начали всплывать по всему Подмосковью. Мои подписчики из других городов — спасибо вам большое — также отследили несколько подобных случаев — в Санкт-Петербурге, Краснодаре, Нижнем Новгороде, Ростове и других городах поменьше. Я сразу понял, что это не одноразовая акция — здесь пахнет делом покрупнее, на государственном уровне, как индексация пенсий и «карусели» на выборах. Трое суток я провёл на вокзалах и станциях, питался шаурмой и чаем с запахом тряпок, меня шпыняли полицаи, до меня докапывались бомжи, но я стоически выдержал эти испытания, чтобы выследить место скопления составов.


Парень на видео полез куда-то в куртку и извлёк оттуда убористо исписанный листок.


— Как вы можете видеть — на сортировочную станцию Кочетовка-1, где я сейчас и нахожусь, каждую ночь пригоняют по небольшому составу и цепляют их на «несуществующий» по документам товарняк. Он не числится ни в каких накладных, отсутствует в расписании, не понятно, когда двинется и куда направляется. Работники РЖД на вопросы, конечно же, не отвечают. Однако, на мою удачу, тепловоз к составу подогнали буквально пару часов назад, а это значит, что он уже скоро отправляется.


Степану Павловичу молодой человек нравился всё меньше. Нехорошо так говорить, конечно, о покойниках, но этот щегол, похоже, считал себя умнее всех.


— Вдоль вагонов шастают Росгвардейцы, притом с огнестрелами, так что моя сегодняшняя вылазка может стать последней. К счастью, среди жителей Мичуринска нашлись мои подписчики — ролик с благодарностями будет в конце — которые показали мне, как пройти на ЖД-полотно незамеченным. Здесь под мостом небольшая свалка, где, кстати, тусит целая свора бродячих собак — пишите в комментах, если хотите следующий ролик на эту тему. Так вот — часть бетонного забора обвалилась, её прикрыли листом железа — через эту брешь мы и попадем к товарняку. Даже если что-то случится со мной — данная запись будет являться железобетонной уликой против… кто бы за этим ни стоял. О своих перемещениях я предупредил Фонд Борьбы с Коррупцией и Камикадзе Ди, так что запись в любом случае где-нибудь да всплывёт. А теперь — пожелайте мне удачи.


Степан Павлович поставил видео на паузу, включил фары и высунул голову из салона — проверить, всё ли в порядке, не идёт ли кто из начальства. Пёстрая масса в котловане была пустынна и спокойна, она медленно колыхалась, разнородная и неравномерная в темноте казавшаяся единой. Увидев первый раз этот могильник, Степан Павлович сразу вспомнил Большое Тихоокеанское Мусорное Пятно, которое показывали в документальном фильме. Голова блогера торчала неподалёку, как огромный гриб-боровик с чёрной шляпкой. Всё спокойно. Удовлетворённо кивнув сам себе, Степан Павлович вновь уселся в пропахшее сигаретами кресло и продолжил просмотр.


— Мой план, — шептал блогер, сидя уже посреди какой-то свалки; мимо прошелестела драная одинокая дворняга, не обращая на того никакого внимания, — пробраться сквозь забор и быстро, пока патруль находится на максимальном расстоянии, забраться на во-о-он ту цистерну и спрятаться за деревянной платформой. Как только состав двинется, Росгвардия, скорее всего, отправится в головную часть товарняка, и у меня будет возможность исследовать содержимое вагонов. Вагоны, кстати, какие-то странные - обычно у товарных составов нет торцевых дверей, а тут - целые тамбуры, зато переходить будет легче.


Глядя, как пацан пробирается в «зубастую» дыру бетонного забора, нервно оглядывается, выискивая глазами патрули, Степан Павлович даже слегка поволновался за блогера — проскользнёт ли? Но один взгляд на чёрную маслянисто блестящую каску тут же подсказывал дальнейший поворот сюжета.


Теперь видео было от первого лица — «Анарх», пыхтя, медленно полз по гравийной насыпи, явно неумело.


— Не служил, — неодобрительно прокомментировал Степан Павлович. Сам он оттрубил девять лет в спецназе и даже успел повоевать в Южной Осетии, получив на память глубокий шрам во всю грудину.


А мальчонка тем временем ловко забрался по приваренным к цистерне скобам на деревянную платформу, закреплённую на самом верху. Крутобокий резервуар был как всегда пыльным, в угольной саже, и блогер вертелся как уж на сковородке, безуспешно пытаясь не испачкаться.


— Всё, я на месте, — сказал он шёпотом. Лица парня видно не было — камера снимала лишь грязно-коричневое ночное небо, — Металл жутко холодный. Если я заработаю простатит — это всё было ради вас. По ощущениям внутри как будто что-то переливается. Я бы погуглил, какие жидкости необходимо перемешивать при перевозке, но не хочу светить мобильником, пока не отъедем от станции.


«Анарх» ещё долго болтал чего-то о митингах, Навальном, говорил гадости о правительстве и президенте. Слушать это Степану Павловичу было неприятно. Он, разумеется, давно перерос розовые очки, обзаведясь взамен брюшком и щетиной, но всё же не желал верить, что всё прогнило в родном Отечестве — от головы и до хвоста, как в том сериале.


— Мы, щегол, важное дело делаем, — назидательно обратился он к торчащей посреди могильника голове. В неверном свете фар утилизатору на секунду показалось, что лицо блогера как будто подтекает, но, взглянув повнимательнее, он так и не заметил ничего подозрительного.


Промотав видео на пару часов вперёд — парень все болтал и болтал — Степан Павлович дождался, наконец, когда небо в кадре качнулось и потекло куда-то вниз. Состав тронулся.


— … является оправданием, чтобы заткнуть нам рты и отобрать свободу! — распалённо шептал блогер, не сразу заметив движение товарняка, — Ну наконец-то! Вы не представляете, как у меня всё затекло. Сейчас мы немного отъедем от станции, и я попробую попасть в вагон.


Степан Павлович промотал ещё немного, остановив видео там, где юноша вот уже минуты две ковырял болторезом — и откуда он его только достал? — толстенные замки на потолочном люке вагона.


— Опломбированные же… — с досадой протянул утилизатор.


Наконец, когда замки один за другим спали, искромсанные инструментом в неумелых руках, блогер открыл люк. Бросив какую-то фразу — из-за шума железной дороги ничего слышно не было — он принялся медленно спускаться в чёрный зёв.


Приземлился он неудачно — свалился на деревянный пол, сдавленно пискнул. Поднялся на ноги и включил налобный фонарик.


— Твою ма-а-ать! — протянул блогер, осматриваясь, — Что это за…


— Вот так-то, сынку, мы здесь дела делаем! — с мрачной гордостью провозгласил утилизатор. Достав сигаретку, он, не отрывая глаз от экрана, поднял забрало гермошлема и закурил. Смрад могильника тут же наполнил ноздри, будто жирная грязная вата.


Блогер не мог сказать ничего вразумительного, так и продолжал бессвязно материться, осматриваясь вокруг. Камера выхватывала из темноты висящие на рейках женские тела. Бабы все эти были как одна тощие, бледные, уродливые, длинноносые, а тела их пронзали длинные блестящие штыри — входили в рот, а выходили в районе таза — где придётся. Паренёк же направлял камеру то на крючья, фиксировавшие бабам челюсти, то на зелёные волосы, то на крупные куриные лапы.


— Мутанты, это мутанты, — шептал блогер, шокированный зрелищем, — Правительство проводит генетические эксперименты и вывозит неудачные образцы за город, в печи или…


— «Мутанты», — со смешком повторил утилизатор, — Эх, молодёжь, какие ж вы книжки-то читаете?


Впрочем, здесь Степан Павлович несколько лукавил — он и сам куда больше любил смотреть телевизор.


— Смотрите, они… — блогер поднёс камеру к самому лицу одной из странных бабищ, как вдруг та взбрыкнула, завращала бледными рыбьими глазищами, — Они ещё живы.


Следом за ней забились и её соседки, насаженные, будто туши на вертел. Вскоре весь вагон ходил ходуном, наполняемый тоскливым, как плач умирающего ребёнка, стоном.


— Извините, — отступал блогер к стене, подальше от качающихся женщин, похожих все, как одна, на сушёных вобл, — Извините, я… Я приведу помощь! Я приведу помощь!


— Не приведёшь, — покачал головой утилизатор. По всей длине поезда были установлены портативные «глушилки», как раз на такие случаи.


«Анарх» потыкался в железную дверь тамбура — заперто. Далеко не с первой попытки он забрался обратно на крышу вагона — искряхтелся весь, снял камеру с каски и направил объектив на себя.


— Время — два часа ночи, я, Михаил Романов, только что заснял свидетельства нечеловеческих зверств, применённых по отношению к… неважно, — запыхавшись, бормотал он. Бледный, вспотевший и испуганный, он даже вызывал щемящее чувство жалости у Степана Павловича. По привычке зарывшийся в свой новомодный гаджет, он, домашний мальчик, выглядел невероятно беззащитным в условиях суровой реальности, — Связь почему-то не работает, GPS-карты тоже. Если судить по оффлайн-картам, мы движемся куда-то в сторону Ряжска. В случае, если со мной что-то случится на этом поезде, пусть данное видео будет использовано в суде против этих… Чем бы они там ни занимались! Сейчас я попробую осмотреть остальные вагоны — хотя бы несколько. В составе их должно быть сорок два, не считая самого тепловоза.


— Сорок три, — машинально поправил блогера утилизатор, — Теплушку для персонала забыл.


Блогер тем временем карабкался дальше по крышам вагонов, видимо, выискивая какой-нибудь особенный. Ползти приходилось, согнувшись в три погибели — над головой свисали смертельные десятки тысяч вольт. Когда парень задержался над люком цистерны, утилизатор напряженно прикусил губу.


— Не тронь, дебил! — с досадой бросил Степан Павлович, забыв совсем про свою сигарету, — Допустишь утечку — потом не наловишься!


Но блогер, видимо, и сам решил, что в цистерне хранится что-то жидкое, а значит безынтересное. На самом же деле содержимое было скорее газообразным. Наконец «Анарх» остановился, видимо, у одного из люков и принялся отковыривать пломбы Ростехнадзора.


— На записи, наверное, не будет слышно, но по стене вагона кто-то стучит. На замках, — надрывался парень, стараясь перекричать стук колёс, — выгравирована эмблема Федеральной Службы по экологическому, технологическому и атомному надзору — нет никаких сомнений, что этот беспредел происходит под протекцией правительства. На эмблему нанесены дополнительные символы в виде православного креста, еврейской звезды… Тут еще что-то, похожее на пентаграммы. Кажется, это опознавательные знаки какого-то тайного отделения службы или что-то в этом роде…


— Дурак ты! — обиделся Степан Павлович, оглядев свою форму — нагрудные карманы и краги украшали железные нашлёпки с точно такими же символами, — Для дела это!


— Не знаю, зачем это, — точно в качестве издёвки над утилизатором продолжил блогер, — но точно такими же знаками опломбированы все вагоны. Я попробую выяснить, что находится хотя бы в нескольких из них.


Спрыгнув в очередной люк, блогер, судя по гнусавому голосу тут же зажал нос.


— Здесь ужасно воняет рыбой и…


Слабенький динамик камеры, казалось, старается вовсю, воспроизводя в мельчайших деталях тоскливый, болезненный плач, льющийся со всех сторон. Даже привычный ко всему Степан Павлович едва не пустил слезу — до того, чертовки, жалостливо и мелодично воют, особенно когда хором.


— Слышите? Здесь кто-то есть. Подождите, я помогу вам, где вы, я… А-а-а!


Блогер заорал, отшатнулся и, кажется, упал на спину. Камера направила свой взгляд на левую ногу паренька, по которой медленно подбиралась…


— Уйди! Уйди! — кричал он, дрыгая ногой, пока бледная девушка, сотрясаемая рыданиями, ползла прямо в объектив. Красивое лицо почти не портили чёрные маслянистые слёзы. Хвойного цвета длинные волосы свалявшимися колтунами разметались вокруг, едва прикрывая полные груди и махрящийся серым мясом срез там, где у красавицы должны были быть ноги, — Отстань от меня!


— Милай! — с придыханием шептала она, — Милай мой, родной, я так ждала тебя! Так тужила-тосковала! Мне было так больно и погано! Иди же ко мне, подари мне свою любовь! Я поцелую тебя сладко-сладко, мне так сухо и тошно, так гадко и скушно… Иди до мене!


Сухие, потрескавшиеся, но все ещё соблазнительные губы открылись, обнажив длинные, тонкие, как у глубоководных рыб, крючковатые зубы. Блогер тут же взвизгнул по-бабьи, отскочил к стене вагона, а из темноты ползли все новые безногие торсы. Неровно разрубленные, с торчащими ребрами, они неловко шлёпали ладонями по доскам пола, будто пытались плыть, ломали ногти о доски и стенали жутковатым хором.


— Не хужей, чем ужастики, ей-богу! — усмехнулся утилизатор.


— О, Господи! — вырвалось у блогера, когда тот направил луч фонаря дальше, в другой угол вагона. Искромсанные, покрытые блестящей чешуёй хвосты, сваленные в кучу конвульсивно подпрыгивали, будто окунь, только вытащенный на берег. Острые гребни царапали дерево, стуча по стенке вагона. По размеру эти рыбьи хвосты как раз подходили неловко подползающим к блогеру торсам, — Неужели это…


— Дошло, наконец! — хмуро пробасил Степан Павлович.


— Русалки! — выдохнул блогер, неловко подбирая ноги подальше от хищных лап с переломанными ногтями. Твари были уже совсем близко, когда дверь за спиной скрипнула, и раздался сиплый голос охранника:


— Что тут происх… Твою мать!


— Ты-ы-ы-ы! — зашипели синхронно русалочьи торсы, обратив всё внимание на вошедшего. Обернулся и блогер, выхватив объективом вооружённого железным гарпуном охранника. Тот запаниковал, поскользнулся и растянулся на полу рядом с нарушителем. Ближайшая к пареньку нечисть приникла грудями к полу, оттолкнулась и прыгнула, мазнув серыми кишками по камере. Тут же раздалось какое-то чавканье, будто нож вошёл в мясо, и остальные русалки, уже не обращая внимания на «Анарха», подбирались ему за спину. Похоже, у пацана хватило самообладания вскочить на ноги и, едва зацепив объективом кровавое месиво в окружении бледных торсов, выбежать в открывшуюся гермодверь.


Захлопнув ту за собой, он минут пять просто простоял в темноте, сопровождаемый приглушённым чавканьем за спиной.


— Происшествие, однако, — неодобрительно покачал головой Степан Павлович. ВОХРу он не очень любил — катаются туда-сюда, платят им, считай, ни за что, а гонору сколько… Впрочем, за коллегу было, конечно, обидно — был человек, а стал корм для рыб.


Тем временем блогер продолжал двигаться по вагонам. Разиня-охранник оставил все двери на пути следования открытыми, уповая, что нечисть не посмеет притронуться к заговорённому железу. О присутствии блогера на рейсе ему было совсем невдомёк.


Тот бормотал в камеру что-то уже совсем несуразное:


— Это практически «поезд доктора Моро»! То, что я здесь видел, не оставляет сомнений — правительство использует неблагонадёжных граждан для генетических или даже хирургических экспериментов в целях… Я не знаю, кому могут понадобиться целые вагоны славянской нечисти — кикиморы, русалки. И чёрт знает, что ещё я найду в этом составе.


Запыхавшись, он шагал мимо рядов из маленьких клетей, и в каждой сидело по унылому серому существу с младенца размером. Некоторые походили на чумазых истощённых старичков — они ритмично раскачивались, колотясь головами об решётку. В других было заперто что-то червеобразное, без рук и без ног, с искалеченной детской головой. Эти лиловые создания почему-то казались даже тёртому калачу-утилизатору безотчётно страшными и одновременно жалкими, было в самой сути их происхождения нечто зловредное, запретное и бесконечно грустное. Читалось это в выпученных, налитых кровью глазах, было понятно по болтающимся окровавленным пуповинам и пульсирующим родничкам на темени. Головы некоторых были пробиты, и те слизывали густую чёрную кровь, сочащуюся из черепов, другие же беспокойно катались по клетям и грызли решётки.


— Я не знаю, что это за создания, но могу лишь догадываться, зачем их произвели на свет…


— Не произвели, — горько перебил утилизатор, — Игоши это, не родились они ишшо. И не родятся.


— … могу лишь догадываться об их предназначении, — продолжал рассуждать блогер, — Первое, что приходит на ум — тайное оружие, как нацистские «уберзольдаты», только эти — настоящие. Кто бы мог подумать, что документалки Рен-ТВ так близки к истине? Или в вагонах распылён какой-нибудь галлюциноген? Не просто так тот охранник был в противогазе… Но что они тогда охраняют? Так или иначе — я попробую пройти столько, сколько получится, чтобы Ростехнадзор ответил за эти преступления. Галлюциноген это или нет — здесь явно творится что-то нелегальное.


— Легальное и согласованное, — обиженно буркнул Степан Павлович.


«Анарх», кажется, снова влез на своего конька и продолжал распыляться на камеру о завышенных затратах на военные нужды, о коррупции на всех уровнях государства, о нашумевшем «деле Цапков», об афере генерала Золотова, получавшего откаты с закупок продовольствия для Росгвардии. Степан Павлович даже удивился — неужто и правда страна настолько разворована, что юноши вроде этого вместо того, чтобы учиться и барышень клеить вынуждены ходить на митинги и снимать обличающие видео в своей тщетной борьбе за справедливость.


— … и пока вы будете сидеть перед телевизором в своей уютной каморке, взятой в ипотеку, подумайте вот о чём, — юноша прервался, чтобы перейти из вагона в вагон — тот почти весь был занят деревянным обугленным гигантом; местами кора, заменявшая ему кожу продолжала тлеть, а тот лишь испускал печальные звуки, похожие на шелест ветвей, — что именно ваши налоги оплачивают эти зверские эксперименты, плодами которых набит этот поезд до отказа.


Много ещё чего успел заснять блогер на свою портативную камеру. Степан Павлович с привычной, давно заросшей мозолями грустью глядел, как корчатся на дощатом полу маленькие юркие шишиги с переломанными конечностями. Как щёлкают челюстями вурдалаки, пришпиленные железными штырями к стенам вагона. Как шатается из стороны в сторону огромный чёрный кот, яростно размахивая хвостом. Голова Кота-Баюна ехала отдельно в контейнере. Нагревала докрасна огромную железную бочку запертая внутри полуденница, злобно зыркая высохшими зенками в дырку. Болтались высушенными воблами мавки на продетых через глазницы крюках, на полу под ними натекала лужа. Рычала бессильно гыргалица, загораживая огромный торс руками — стыдилась отрубленных своих грудей. Вечнобеременные богинки растерянно ковырялись во вскрытых животах, не замечая ничего вокруг — искали собственных нерождённых детей. Тех спрессовали в огромный блок и накрыли брезентом.


— Это похоже на… На каких-то инвалидов, — шептал блогер, продвигаясь по составу, — Я не знаю, кто и зачем их покалечил, но это… Бесчеловечно.


— Так и не люди это! — возмутился Степан Павлович.


Лежал иссохший, похожий на раздавленную лягушку, водяной, растянутый цепями на полу вагона. Блогер его осторожно обошёл, стараясь не наступить на потрескавшуюся болотно-зелёную кожу.


С вбитыми в голову железными гвоздями сидели банник и обдериха — наверное, муж и жена. Поглупевшие, растерянные, оторванные от привычной среды, они тоскливо выли в унисон, и на секунду даже Степану Павловичу стало их жалко. Какое-никакое, а всё ж живое существо.


Напрягся утилизатор, увидев высокую тощую бабищу в центре очередного вагона, выхваченную лучом налобного фонарика. От стен к ней устремлялось порядка десяти железных цепей. Сухие, растрепанные бесцветные волосы торчали во все стороны, суконная погребальная рубаха была густо измазана землёй и мазутом. Кусая губы, пожилой утилизатор нервно вглядывался в маленький дисплей в надежде, что блогер и здесь прошмыгнет мимо, мазнув по жуткой бабе безразличным объективом камеры.


***


Продолжение следует - Part II


Автор — German Shenderov, паблик автора - Вселенная Кошмаров


#ВселеннаяКошмаров@vselennaya_koshmarov

Показать полностью
50

Перрон

Доброго всем времени.

Мой очередной короткий мистический рассказ.

Я надеюсь вчера никто Дьявола не встречал?

Подписывайтесь, я нет-нет да пишу такие рассказы.

Перрон Авторский рассказ, Мистика, Поезд, Призрак, Дьявол, Страшилка, Длиннопост

Было очень холодно и темно. Алексей понял, что он лежит на земле. Попытка подняться не увенчалась успехом, да что греха таить, не получалось даже открыть глаза. Мужчина попытался вспомнить хоть что-то, но и этого не получилось, все что он помнил, это то, что его зовут Алексей.

Продолжать лежать было нельзя, мужчина понимал, что от сильного холода он умрет. Ещё попытка, и ещё одно, и вот, наконец-то получилось открыть глаза и слегка приподнять голову. Алексей увидел ночное звездное небо, мужчина лежал на спине. С неба, тая на щеках, падали мелкие снежинки. Спустя пару минут мужчине удалось совладать с телом и сесть на земле.

Голова жутко болела от малейшего движения. Алексей медленно повернул голову то вправо, то влево. Вокруг было темно, но благодаря лунному свету и белому покрову, мужчина, смог разглядеть то место, в котором он оказался.

Слева был лес, обычный, ничем не примечательный российский лес, а вот справа… Справа Алексей видел некую насыпь, что-то вроде холма и этот холм уходил далеко вперед. Догадка пришла моментально, мужчина понял, что он находится рядом с железной дорогой. Но что он тут делает, а самое важное, как он сюда попал?

Незаметно для мужчины, силы вернулись к нему, словно и не покидали. Алексей встал, стряхнул с себя снег. Мужчина посмотрел вперед и назад – железные пути. Куда пойти в такой ситуации? Прямо? И сколько он пройдёт? А что если ближайшая станция сзади, буквально в километре, а если спереди?

Решив, что шансы у него пятьдесят на пятьдесят, Алексей пошарил в карманах, нашел пачку сигарет со спичками, закурил предпоследнюю сигарету и двинулся вперед. Снега под ногами было немного, поэтому идти было не так сложно, как показалось на первый момент. Ветра не было, от ходьбы тело стало разогреваться. Все, что сейчас беспокоило Алексея, дак это то, кто он такой и сколько придется идти по зимнему лесу.

Где-то вдалеке послышался шум приближающегося поезда. Это был первый звук, который Алексей услышал с момента своего пробуждения, и это сильно обрадовало мужчину, Алексей ускорил шаг и подошел ближе к путям. Звук становился все громче, но при этом он изменился. Теперь Алексею показалось, что поезд начинает тормозить, но зачем? Мужчина посмотрел назад, в противоположную сторону, железная дорога уходила далеко и поворачивала направо. Алексей понял, что прошел уже более километра, а может и двух.

Из-за поворота выглянул луч света. Луч медленно приближался к Алексею. Что делать? Заметит ли меня машинист? Но не выбегу же я на рельсы, чтобы, размахивая руками, привлечь к себе внимание. Оставалось одно – ждать.

Состав медленно двигался в сторону Алексея. Казалось, что поезд норовит остановиться прямо перед носом мужчины или в паре метров от него. Ни придумав ничего лучше, Алексей встал прямо на пути поезда. Догадки Алексея подтвердились, поезд остановился в нескольких метрах от мужчины.

Было странным то, что поезд, после остановки, не издавал звука. Вокруг вновь стало тихо. Алексей сошел с рельс и пошел вдоль состава. Это было что-то наподобие электрички, всего три вагона, в каждом из которых горел свет, но вот что удивительно, в вагонах никого не было.

Алексей попытался дернуть дверь одного из вагонов, но та не поддалась. Мужчина, стоя на ступеньке, со всей силы дергал дверь, и вот, даже не из-за усилий Алексея, а видимо потому, что так было нужно, дверь резко открылась. Мужчина упал на перрон.

Удар об асфальт напомнил Алексею что такое боль. Но болезненное чувство прошло моментально, как только Алексей поймал себя на мысли – откуда тут асфальт? Мужчина встал и огляделся. Он все так же находился в лесу, вот только теперь, вдоль всего состава, непонятно откуда, появился вокзальный перрон, в конце которого, располагалась небольшая постройка, что-то в виде кассы, в которой обычно покупают билеты.

Сзади, со стороны хвоста поезда, послышались шаги, Алексей обернулся. Тридцать, а может и пятьдесят человек толпились рядом с вагонами. Из двери первого вагона показалась контролёрша.

- И так, не толпимся, встаем в одну линию и подходим ко мне, места хватит всем, - громко и властно приказала кондуктор.

Люди начали группироваться. Конечно, чтобы встать в одну шеренгу, места на перроне попросту не хватило бы. Поэтому в конце шеренги образовалась толпа, но и она со временем становилась меньше.

Алексей стоял и не понимал, что происходит. Мужчина начал всматриваться в лица людей, лица были пусты и без эмоциональны, складывалось ощущение, что людям попросту все равно. Хотя, на этих лицах присутствовала толика непонимания, как будто они сами не знали, куда и зачем их повезут. Последний человек подошел к контролерше и протянул билет.

- Так, все, все сели и молчим, скоро отправление, только передам билеты в кассу, для других, следующих, - женщина ловко спрыгнула со ступеньки и, не замечая Алексея, пошла к небольшому строению в конце перрона.

- Простите, - не решительно сказал Алексей, - А где я нахожусь?

- Значит не показалось, - раздосадовано прошептала женщина и повернулась к Алексею. – А сам то ты как считаешь? Или что, совсем кукушку снесло? – женщина с призрением посмотрела на Алексея.

- Я очнулся тут, в снегу, а потом появился поезд и вы, но я ничего не помню… В какую сторону едет состав? Можно мне с вами? – Алексей вплотную подошел к женщине, что той даже пришлось сделать шаг назад.

- Билет есть? – прищурив глаз поинтересовалась кондуктор.

- Нет, только пачка, пустая, - Алексей достал из кармана пачку от сигарет.

- И это надо нет так, душу променять на окурок! – засмеялась кондуктор. – Точно пустая? Ты проверь.

Алексей ничего не понимал, но спорить не стал, в пустой пачке оказалась одна сигарета.

- Ничего не понимаю… - Алексей хотел ещё что-то сказать, но женщина выхватила из его рук пачку и выбросила за перрон. – Стойте! Зачем? – всё что успел сказать Алексей.

- В карман загляни.

Алексей вновь сунул руку в пустой карман, но там вновь лежала пачка. Глаза мужчины от удивления расширились. Алексей достал пачку, открыл, внутри лежала одна сигарета.

- Значит я права. Постой тут, сейчас я билеты сдам и как выйду, то ты заходи к Мише, он тебе все объяснит, - сказав это, кондуктор зашагала в сторону кассы.

Алексей вновь остался в полной тишине. Мужчина вновь и вновь напрягал память, но он ни мог ничего вспомнить. Кондуктор вышла из маленького домика.

- Заходи тебя там ждут, я мне пора, и так задержал ты меня, - ни сказав ничего более, женщина залезла в вагон и закрыла за собой дверь. Поезд медленно и так же бесшумно двинулся вперед, а Алексей, проводя состав взглядом, направился в сторону касс.

Открыв дверь, Алексей оказался в крошечном тамбуре. Справа висела вешалка для одежды, а слева стенд с каким-то расписанием. Тяжело вздохнув, Алексей открыл вторую дверь и не поверил своим глазам. Мужчина оказался в огромном помещении, которое было полностью заставлено высокими стеллажами. Рядом, в самом начале помещения, стоял деревянный стол.

- Ну наконец-то, я уже заждался тебя, все думал, что вечность здесь проторчу, ан нет, есть оказывается и в аду амнистия, - послышалось откуда-то издалека, - Присаживайся, я сейчас, только новеньких запишу.

Сначала Алексей не понял, куда ему присаживаться, но после с удивлением обнаружил, что рядом со столом появился стул. В конце помещения послышался шум, словно кто-то шоркает тапочками по полу. И вот, спустя мгновение, из-за стеллажей выглянул пожилой мужчина.

- Ну чего стоишь то? Сказал же, присаживайся, - мужчина жестом указал на стул. – Меня, кстати, Миша зовут, - Михаил сел за стол.

- Что происходит? – все что смог сказать Алексей, присаживаясь на стул.

- А, понятно, память отшибло? – Миша посмотрел в глаза Алексею. – И что? Совсем ничего не помнишь?

- Совсем… Где я?

- И даже не помнишь, как на работу устроился? – Миша открыл ящик стола и достал оттуда папку.

- На какую ещё работу? – Алексей с удивлением посмотрел на Михаила и на папку.

- На эту, - улыбнулся Михаил. – Ты тут для моей замены. Теперь тебе выдавать новые билеты и забирать старые, - настроение у мужчины явно улучшалось.

- Нет, я точно не устраивался ни на какую работу! – возразил Алексей.

- Ну как же, а это что? – Миша достал из папки единственный листок. – Вот, читай.

- Я, Алексей Владимирович, соглашаюсь на работу на одной из сортировочных станций… навечно? Что это за бред? – Алексей перевернул листок бумаги. – Вознаграждение стандартное, согласно прайсу по пункту «Б», богатство. Залог – душа… - руки Алексея опустились.

- Хех, вчера же Хэллоуин был, а, точно, ты же не помнишь. Вот и продал ты душу дьяволу, - Михаил достал из кармана точно такую же пачку сигарет, как у Алексея. – Вот, видать, и повстречал ты вчера нашего работодателя, - Миша прикурил единственную сигарету.

- Да ни с кем я не встречался! И ни на что не соглашался! – Алексей вскочил со стула, повернулся и резко открыл дверь, чтобы убежать из этого помещения, но тут же встал как вкопанный, никакого тамбура не было, он вновь стоял перед помещением со стеллажами, а на него все так же смотрел Михаил.

- Да сядь ты, хочешь расскажу, как это было со мной?

- Что было с тобой?

- Я же тоже сюда не думая устроился. Шел себе по городу, а тут он…

- Кто? – перебил Алексей.

- Кто, кто, Дьявол. Хочешь, говорит, жизнь свою богатеем прожить, без подвоха, до старости. Ну я и сказал, что хочу. А что говорю взамен? Работать говорит на меня будешь, пока я не решу освободить тебя. Работенка, говорит, не пыльная, бумажки перебирать. Ну я и согласился, - Михаил тяжело вздохнул.

- А что потом?

- А потом я очнулся в лесу, как ты, вот только тогда лето было. Я ещё и удивился с утра, смотрю в окно, снег выпал, тут то я и понял, что замена мне пришла.

- Но ведь, даже если это все правда, я не жил богато! Или… может просто не помню, - Алексей взялся за голову.

- Конечно не помнишь, - рассмеялся Михаил, - так и задумано. Поверь, ты прожил шикарную и безбедную жизнь. А потом состарился и умер в окружении родных. Вот только ты ничего этого не помнишь. Подписался на работу и бац! – Михаил привстал со стула и ударил по столу, - Ты уже тут, в лесу, на этой станции.

- Но ведь это не честно!

- От чего же? Жизнь ты прожил как пожелал, а то, что ты не помнишь ни черта, дак это в условия договора не входило! – Миша вновь рассмеялся. – Ладно, мне пора! Видимо, меня ждёт свобода! – Михаил вышел из-за стола, накинул на себя тулуп, который висел на спинке стула и зашагал прочь из помещения.

Алексей, который не мог отойти от шока, взглядом проводил Михаила. Михаил открыл дверь, за ней располагался тамбур.

- Ты даже не представляешь, сколько миллионов раз я пытался открыть эту дверь! Прощай, сменщик, - дверь за Михаилом захлопнулась. Алексей тут же соскочил со стула, но за дверь опять было помещение со стеллажами.

Всё, что оставалось Алексею, это наблюдать в маленькое окошко за тем, как Михаил садился в только что подъехавший состав. Началась рутина, приёмка и выдача билетов. Но Алексей ещё миллионы раз видел Михаила через маленькое окошко, Миша не стал свободным, он просто стал кондуктором на одном из составов.

Показать полностью
454

Не по плану...

Иногда, распланируешь что-то, а всё катится кувырком.

Говорят, человек сам творит своё счастье, сам за всё в ответе, всё зависит только от него…

Ага, сейчас! Размечтались!


Случилось это давно, около десяти лет назад. Я начал забывать подробности, например, во что был одет, во сколько выехал (помню только, что было уже темно) и прочие мелочи, связанные с тем днём.

Мне нужно было попасть в…

Впрочем, название города не имеет никакого значения.

Кинулся было за билетами на самолёт - их нет на несколько дней вперёд. Ждать и надеяться, что кто-то сдаст – не вариант.


Скажете, сам виноват, нужно их покупать заранее? Вот только это работает, когда знаешь заранее, куда и когда будет нужно. А если нет?


Я заранее не знал.


Пришлось добираться поездом. Ехать целых двое суток, не радовало и то, что в пункт назначения прибывал после обеда.

Не очень-то люблю поезда, чужда мне романтика стука колёс, но делать нечего, пришлось, зато ко времени успевал, хоть и впритык.

Как на зло, билеты остались только в дорогое двухместное купе, других вариантов не было(вот оно, то самое отсутствие выбора, в действии).


«Кому ещё приспичит отдавать такие бешеные деньги за сомнительные удобства?»,- подумал я, вваливаясь в поезд посреди ночи.


И оказался прав. Сутки ехал один.


А вот вечером следующего дня ко мне заселилась миловидная блондинка с плетёной корзинкой в руках. Другого багажа у девушки не имелось, впрочем, я тоже ехал налегке.


В купе нежно запахло яблоками. Давно не чувствовал ничего подобного.

Нет, яблоки, конечно, периодически покупал, и пахли они хорошо, но это был какой-то особенный аромат… детства, счастья, чуда, если хотите. Даже голова закружилась.

Возможно всё прозаичнее, купе небольшое, поэтому концентрация яблочного духа оказалась такой, что я был им слегка ошарашен.


«Интересно, почему в гостинице нельзя случайно попасть в двуместный номер с такой симпатичной девушкой, а тут запросто?», - подумал я.


- Вы не расстраивайтесь, я ненадолго вас потесню, - распевно произнесла она, - только несколько остановок.

- Мне тоже днём выходить, - поддержал разговор я и назвал свою станцию.

- А мне немного раньше. Даже бельё брать не буду, смысла нет.


Я кивнул, действительно, какой резон платить за то, что не пригодится.


- Хотите яблоко?- неожиданно спросила она.

- Хочу, - ответил я.


Так завязался разговор.


О чём только мы не болтали в эту ночь. Наша беседа мчалась со скоростью поезда, весёлым потоком, живо, легко. Казалось, не может быть ни одной темы, про которую она ничего не знала.


«А ещё говорят, что блондинки глупые», - подумалось мне.


Я настолько увлёкся, что через пару часов позабыл, что ненавижу поезда. А ещё через какое-то время, уже любил их, обожал всей душой.


Перед своей остановкой она неожиданно предложила выйти вместе.


- Вы сможете приехать намного раньше, если сядете на междугородний автобус, то в городе будете в восемь часов утра. Поезд делает большой крюк, а автобусом напрямик.

Я, почти не думая, согласился.

Мы дружно нырнули в темноту на небольшой станции. Больше никто не вышел, наверное, люди всё-таки предпочитают приезжать туда днём.


Платформа не могла похвастаться многочисленными фонарями, впрочем, этого света хватало, чтобы рассмотреть вокзал, до которого нужно было идти по мостику, нависшему над железной дорогой, и несколько полос рельсов, отделяющих нас от ярко освещённой территории перед зданием.


Поезд, тихонько взвизгнув, умчался вдаль.


- Вам туда. Автобус будет через семнадцать минут, поспешите, - сказала она, махнув рукой. – Вы сделали верный выбор, когда согласились с моим предложением. Идите на свет вон тех огней, не заблудитесь.


Посмотрев в сторону, указанную моей попутчицей, немного левее железнодорожного вокзала, я увидел яркую вывеску «Автовокзал», заблудиться было действительно невозможно.


- Спасибо. Мы с вами даже не познакомились, меня зовут…


Я повернулся и обомлел.

Вокруг никого не было.


Чтобы вот так исчезнуть, нужно было раствориться в воздухе. Платформа посыпана какой-то крошкой, не знаю уж, чем там их посыпают, но при каждом шаге скрип был такой, что не услышать невозможно.


Я стоял один, озираясь по сторонам.

Лгать не стану, было страшно.


Почти бегом рванул в сторону автовокзала.

А через четверть часа, немного успокоившись, уже ехал к месту назначения, беспрестанно прокручивая в голове произошедшее на перроне, так и не понимая, как…


О том, что это был ещё не конец той странной истории, я узнал из газеты, когда летел обратно.

Оказалось, поезд, в котором я ехал, так и не прибыл по расписанию. На переезде он столкнулся с грузовым составом, а страшнее всего, что моё имя было в списке погибших. Я ведь никому тогда не сказал, что выйду раньше…


Выходит, если бы я следовал плану, намеченному перед поездкой, если бы не встретил ту блондинку, не сошёл на неизвестной мне станции… Как же много «если».


@ Лана Лэнц

Показать полностью
299

За упокой ...

За упокой ... Крипота, Страшные истории, РЖД, Ужасы, Длиннопост, Поезд

Как бывший клиент нашего РЖД хочу рассказать вам одну историю, как я стал пользоваться исключительно самолётами и откуда у меня седая прядь на виске которая не даёт мне забыть ту ночь и заставит вас избегать проезд через этот, забытый богом уральский полустанок, "352 км."


Плацкартный вагон, доставшийся мне, был почти пустой, пассажиров, человек семь, не больше. Ночь была уже поздняя, поэтому все спали, только у меня ни в одном глазу, сидел за столиком и при свете портативного светильника читал беллетристику, прихваченную на вокзале Новосибирска. Поезд изредка притормаживал на полустанках, но из за позднего времени, новых пассажиров почти не было.


Проводник, старый дедок, одетый в неуставной, старый ватник, несколько раз проходил мимо меня, осуждающе глядя, мол, чего это не спится студенту?! Но студент, не обращая внимание на колыбельно-убаюкивающее покачивание вагонов, мерный, тихий перестук колёс и умиротворяющий, зимний пейзаж за окнами, упорно пялился в расплывающиеся перед глазами буквы на страницах. Желтая лампа светильника создавала уютную сферу света вокруг меня и отсутствие храпящих попутчиков на соседних полках только укрепляло желание насладиться тишиной и спокойствием ночного поезда.


- Ну что не спится то? - раздалось из прохода. Проводник стоял, хмуро зыркая из под кустистых бровей и как то неуверенно переминаясь с ноги на ногу.


- Да вот, дедуль, ни в одном глазу, чего то! - как можно добродушнее улыбнулся я, и жестом пригласил его за столик. - Может, посидите со мной. У меня и беленькая есть!


Едва увидев стеклянный бок бутылки, выглядывающий из спортивной сумки, старый проводник беспокойно взглянул мне в глаза и, словно бы махнув в душе рукой, внезапно расслабился, кряхтя примостился напротив меня.


- А чего бы не выпить, в самом деле?


Я не спеша разложил на исцарапанном столике нехитрую закуску из пары огурцов, нарезанного тонкими пластинками сервелата, огородной зелени и завершил натюрморт двумя стеклянными стопками. Не люблю пить из пластика.


Разлив водку, я поднял было стопку, но дедок, проворно схватил свою и даже не думая чокнуться, опрокинул жидкость себе в глотку. Довольно зажмурился и закусив огурцом, посмотрел на меня с доброй грустью.


- Наливай!


Удивившись непосредственности деда, я обновил себе и ему и уже более многозначительно протянул стопку для обязательного ритуала.


- Не-не-не, - помотал головой чуть прихмелевший дед, - не чокаясь.


И опрокинул в себя вторую стопку. Затем достал из внутреннего кармана фуфайки пачку "Беломора" и выудив две папиросы, протянул одну мне. Я обрадовался, так как свои сигареты уже кончились, а курить хотелось сильно. Поднявшись было, что бы выйти в тамбур, я был остановлен дедом.


- Да здесь сиди, чего шмыгать туда-сюда будешь? Тебя зовут то как?

Толи дедушке не было нужно много, что бы напиться, толи он не боялся проверок или жалоб других пассажиров, что разрешил мне курить прямо в тамбуре. По крайней мере, он не забыл и сам смачно затянуться и выпустить тугую струю белого дыма.


- Станислав, - и тут же поправился, - Стас.


Дед усмехнулся моему смущению и нашарив в кармане специальный ключ, протянул тощую, сухую руку к форточке. Вставил ключ в паз, повернул и вот уже в вагон с шумом залетает морозный воздух, вытягивая наружу две плотных нити от наших папирос. Ночь за окном втянула в себя дым, словно тоже соскучилась по сигаретам.


- А годков то тебе сколько? Ты наливай, наливай, не отвлекайся.


Я назвал свой возраст, попутно обновляя стопки. Признаться, стало даже немного страшновато, если что, с этим странным дедком то я справиться смогу, но как потом это объяснить проснувшимся в прокуренном вагоне пассажирам, стоя над покалеченным стариком и несмело пряча бутылку с водкой?


Снова выпив, не чокаясь, старик вздохнул.


- Молодой то какой... У тебя, часом, родни среди железнодорожников не имелось? Дед там какой или прадед?


- А вы откуда знаете? - у меня даже глаза на лоб полезли от удивления.

Отец рассказывал, что прадед мой был крупной железнодорожной шишкой в Советском Союзе. Пропал, правда, когда батя ещё мелким был, говорят - сел в поезд, а на своей станции не вышел. Проводники клялись-божились, что среди ночи выскочил, в чём мать родила, на каком то полустанке и исчез в лесу.


- Да лицо у тебя больно похоже на начальника моего, старого, работал при нём на железке, лет пятьдесят назад. Проводник медленно затянулся, не отрывая от меня пристального, изучающего взгляда. - Иннокентий Павлович Забойчев.


- Он самый! - радостно воскликнул я. Хмель уже ударила мне в голову и я смотрел на старика уже не так настороженно. Всё-таки с прадедом моим знаком был, может расскажет чего интересного.


- Да угомонись ты, расшумелся, сейчас пассажиров побудишь. Пускай уж спят. Недолго осталось, - мрачно добавил он.


Моя рука, наливающая по четвёртой стопке, замерла и я настороженно посмотрел на деда.


- Что значит - "недолго"?


Проводник возмущённо отпихнул бутылку от стакана, с краёв которого уже начало переливаться, выпил всё одним махом и посмотрел на меня пьяными глазами.


- То и значит, - и склонившись ко мне, громким шёпотом стал бессвязно рассказывать:


- Горело тут всё, понимаешь, пожары лесные в этих местах, они такие - если уж занялись, то пиши-пропало. А верхушка жэдешная в этот момент с семьями на озёрах местных отдыхала. Шашлыки-машлыки, коньяк, рота солдат в охране. Стало быть, и прадед твой с детьми. Но когда лес горит, он же до всего добирается. Деревни, города, станции, тогда и опыта то в тушении не было, ни техники порядочной. Как узнали, что пожары кругом полыхнули, стали всех подряд эвакуировать, но своих то в первую очередь. Поезд отдельный послали. Загрузились всей пьяной компанией и поехали. Им перед этим по связи передали, что бы остановку на одном полустанке сделали, смотрителя с семьёй забрали, у него детей мал-мала, чуть ли не десяток. Но всеж пьяные, забыли, проехали мимо, не остановились. Смотритель с семьей на платформе стояли а поезд мимо них промчался. Кто-то там очухался, чуть позже, но позади уже пылало всё. Хотели было вернуться, но ктож в пекло то полезет, тем более, когда свои мальцы в вагонах сидят?


Дед схватил со стола бутылку и махнул глоток прямо из горла, затем посмотрел на часы.


- Ты по движению сидишь, глянь в окно, видишь там чего, впереди?


Я не совсем понимая, прислонился к холодному стеклу. Железное полотно выгибалось широкой дугой, охватывая маленькую поляну в лесу, посреди которой стояла крохотная, засыпанная снегом избушка с одним единственным, горящим окном. И какой ненормальный согласился жить в этом богом забытом месте, посреди дремучих лесов и заснеженных полей?


- Дом какой то, - пробормотал я, переваривая услышанное от проводника и пытаясь справиться с нарастающим беспокойством. Порыв ветра закинул в форточку отрезвляющую, снежную пыль.


- Свет горит?


-Да.


- Ну тогда пиши-пропало. Ты вот обратил внимание, как вас мало, в вагоне то этом? И это после Новосибирска, где круглосуточно под завязку набиваем! Я тебе без гаданий скажу, что все семь человек тут - потомки тех шишек, что тогда, пьяные, про смотрителя забыли. Тут столько составов проезжает, мимо полустанка этого, не останавливаясь, но если в окне свет горит, значит остановка будет. Значит собрали в вагон отдельный несколько человек, на ком долг дедовский висит!


От жуткого, непонятного рассказа этого деда у меня зашевелились волосы на руках, ужаса нагнал замигавший светильник. Тени в местах, куда не доставал свет, стали гуще и обступили наши полки. Заметив перебои со светом, дед торопливо разлил остатки водки по стаканам, положил на мой, сверху, кусок колбасы и встав, выдохнул:


- Не чокаясь, за упокой.


Стукнув пустой стопкой по столику, выскочил в проход и побежал в своё купе. Я услышал, как заскрежетал замок запираемой двери. Алкоголь одурманил мозг, не давая адекватно воспринимать происходящее, между тем, одинокая избушка в поле приближалась, уже видна была платформа полустанка.


Поезд начал сбавлять ход, как то резко, рывками и только тогда весь ужас происходящего стал доходить до меня. Страх сковал руки и ноги, когда светильник окончательно потух. Кто то из пассажиров негромко вскрикнул во сне, но единственный, кто его услышал в спящем вагоне, был я.


Поезд медленно подъехал и тяжело выдохнув, остановился у платформы, подставив моё окно под свет единственного работающего фонаря. Он освещал платформу, покрытую нетронутым слоем снега и слепил глаза. Я моргнул, стряхивая слёзы и тут моё дыхание перехватило - ещё секунду назад чистый снег был прорезан цепочкой крупных, размашистых следов, путь которых шёл к одной из дверей моего вагона. Я снова моргнул - вторая цепочка следов, чуть поменьше, протянулась ко второй двери. Я прислонился к стеклу, в надежде увидеть у дверей обычных, живых людей, понять, что это просто пьяная шутка выжившего из ума деда но следы уходили слишком далеко. Повернув голову обратно к платформе, я отскочил от стекла. Третья цепочка следов, совсем мелких, детских, вела прямо моему окну. Что бы их не оставило, оно уже было под ним!!


Порыв ветра ударил в стекло, закинув в вагон запах дыма и горелого мяса. Я увидел, как снизу, из под окна, поднимается лёгкий дымок от чьего то дыхания. И пальцы. Маленькие, покрытые копотью детские пальцы двух ручек зацепились за нижний край рамы.

Вскочив, я бросился вдоль прохода к купе деда и в каждом окне видел обгоревшие детские ручки, тянувшиеся снизу. Задев плечом торчащие ноги пассажира, я разбудил его и успел поймать непонимающий, заспанный взгляд. Останавливаться желания не было и уже за спиной услышал оборвавшийся вопль ужаса.


Заскулив, я в два прыжка оказался у купе проводника и стал долбится в запертую дверь, слёзно умоляя впустить меня. Слева, в тамбуре, лязгнуло и света стало больше. Кто-то входил в поезд...


Отчаявшись, я прижался спиной к стене и стал ногой выламывать дверь купе. Внезапно она распахнулась и перепуганный дед, схватив меня за ногу, втянул в купе, тут же защёлкнув замок и подперев дверь какой то доской. Прижав дрожащий от ужаса палец к губам, он показал мне сидеть тихо. Я кивнул и замер, стараясь, даже дыханием не выдать себя. В тишине вагона послышались осторожные, лёгкие шаги, будто ребёнок крался мимо спящих родителей, стараясь незаметно прошмыгнуть мимо них. потом ещё одни. И ещё. И ещё. Наконец, я услышал тяжёлую, размеренную поступь.


На какое то время всё стихло, а затем шаги раздались в обратную сторону, но к ним добавилось тяжелое шуршание, будто что-то большое волокли по полу. Сквозь забаррикадированную дверь я расслышал слабый, придавленный всхлип и шёпот: "помогите". Наконец, всё стихло. Несколько минут ничего не происходило и мы с дедом переглянулись, но тут моё сердце рухнуло в пятки. Дверь толкнули. Потом сильнее. В купе стал проникать тяжёлый смрад чего-то палёного. По закрытому шторкой окну, за спиной, послышался лёгкий стук и скрип, будто кто-то водил ладонями по стеклу. Я повернулся к нему и обомлел - свет фонаря отбрасывал на шторку несколько вытянутых теней детских голов, которые водили по стеклу ладошками и царапали его.


Между тем сила, с которой кто-то снаружи дёргал дверь постепенно увеличивалась, ещё немного и эта преграда на пути призраков пала бы, но тут поезд дёрнулся и стал медленно набирать ход. Едва началось движение, как всё прекратилось. Мы с дедом, стояли, не смея даже шевельнуться, пока первые солнечные лучи не пробились сквозь облака и не окрасили оранжевым шторку на окне. Только тогда мы осмелились покинуть наше убежище.


Вагон был пустой. От семерых моих попутчиков не осталось ни следа, только разбросанные одеяла и развороченные сумки указывали, что совсем недавно кто то стаскивал с полок сонных людей и уволакивал их в темноту зимней ночи. Мы сели с дедом на полки и молча закурили его "Беломор".


- Ты знаешь, я ведь тоже в том поезде был, - вдруг заговорил он. - Машинистом. Когда тормозить стал, что бы вернуться за ними, мне пьяный литёха какой-то, наган к виску приставил и сказал, мол, никуда мы не возвращаемся, что бы начальство случайно не погубить. Так мол и так, если хочешь, пешком по шпалам до них топай, а состав я тебе остановить не позволю.


Смотритель первый вагон лет через пять собрал, я к тому времени с машиниста, по здоровью, уволился, попросился проводником. И литёху того встретил, он уже майором стал. Вагон тот купейным был, первого разряда, смотрю я - а там все пассажиры, что были - все с поезда того, злополучного, на гулянку какую-то ехали вместе. Потом кумекаю, что как раз мимо полустанка этого проезжать будем. Ну, а когда поезд на нём остановился, я у себя заперся, от греха подальше. Криков из за двери в ту ночь наслушался...


И так каждый раз - куда не переведусь, обязательно, хоть раз в год, а мой вагон полупустым оказывается и всё в нём потомки тех пассажиров сидят. Меня Смотритель не трогает, может знает, что не по своей воле я не вернулся, а их вот...


Я слушал деда, затягиваясь "Беломором" и пытаясь унять дрожь в теле. Солнце за окном прогнало ужасы прошедшей ночи и я уже не принюхивался с тревогой, боясь учуять запах горелого. Заметив, как дедуля задремал на полуслове, я снял с верхней полки одеяло и накрыл его. Попытавшись выудить из заскорузлых пальцев недокуренную папиросу, я случайно стряхнул уголь прямо на его пальцы. Тлеющий, обжигающий комок прокатился по старой, пятнистой коже и упал на пол, тут же потухнув. Поболтав водкой, на самом донышке бутылки, я перелил остатки в стопку деда, придвинул ему свою, с куском огурца сверху и вздохнув, выпил.


За упокой.


Не чокаясь.


Автор: Собиратель Историй (иногда публикуюсь под ником IIIytHNk)

https://vk.com/dalisyndrome

Показать полностью
284

True ded story

True ded story Моё, Почти длиннопост, Крипота, Деды и внуки, Текст, Ужас, Поезд, Байка, Длиннопост

Деду Потапу было 75 лет. Он сидел на балконе, курил «Приму» без фильтра. На дворе замерзал ноябрь.


Из комнаты на балкон высунулась златовласая голова внука:


— Дед, погуляю пойду с пацанами.


Потап сделал последнюю крутую затяжку и пустил дым по седой бороде:


— Ну иди... а куда собрался-то?


— Да там две остановки на электричке. По городу походим просто.


— Просто? А чего разрядился как курица?


На внуке был свитшот с изображением Курта Кобейна и джинсы до щиколоток. Ему недавно исполнилось 15. Он ступил тапком на балкон и поёжился:


— Холодно. Ты как сидишь тут часами вообще?


— Знаю, что холодно, а ты хрен-те в чём! Вот у меня — другое дело, — дед указал на свой красный свитер крупной вязки, — Я тебе историю расскажу. Сходи за тубаретом...


— Ну... дед. У меня электричка. И правильно: "табуретом".


— Сходи-сходи. Послушаешь старика хоть пять минут. Может, поумнеешь.


Внук нырнул в комнату и скоро вернулся в халате. В руках табурет. Сел:


— Давай, время true ded story.


Потап зыркнул строго на внука, смял папиросу и бросил в банку из-под кофе. Начал:


— Было мне, как тебе сейчас, примерно. Ехал от бабки Насти. Стужа стояла... на дворе ноябрь, а птицы: на лету дохнут с мороза такого. Это тебе не то, что сейчас... морозишки, один пшик.


А бабка Настя жила у чёрта на куличиках. Я к ней раз в год на каникулы ездил. Повидаться. Да девок деревенских пощекотать.


И вот пришла мне пора ехать домой. С бабушкой попрощался, гостинцы в охапку сгрёб и пошлёпал к станции. Добрался, впрочем, без происшествий, хоть и пешком семь километров...


— Километров, дед...


— А? Ты поучать пришёл или умного человека слушать? Ишь ты! Так вот...


Дождался поезда этого четырёхвагонного. Полпачки, помню, скурил, пока ждал. И сел, думаю, дай покемарю. Всю ночь ведь с девками колобродил. Под утро только домой вернулся, чтобы бабка не заругала.


И уснул у окна. Крепко так уснул! Колёса стук-стук. Деда твоего и сморило.


Потом просыпаюсь. Глядь, а где же я еду-то?! За окном темень да пустота, что у медведя в брюхе. И в вагоне лампочки ту-у-ускло так горят, стервы...


Иду по вагону: люди спят все. Тихий час, как будто. Прошёлся по всему составу. Народу немного, и все до единого спят. Ладно, думаю, пойду покурю в тамбур.


В головном вагоне вышел, значит, в тамбур. Спичкой чирк-чирк. Ни-и-черта не горит. Вдруг, вижу, девчонка сидит на полу, едва одетая. В платьишко одно серенькое. Коленки подогнула, как русалка хвост. Поднимает на меня глаза и говорит со вздохом:


— Ах, куда же ты едешь, Потапчик?


И смотрит глазищами своими. С поволо-о-окой такие, водянистые. А сама, вроде мне ровесница...


— Дед, ладно тебе, — внук поёжился в халате, зевнул, — какая ещё русалка водянистая? Откуда ты взял это хоть?


— Дурень ты! Из жизни взял! Твою ж мать... Слушай! Кому говорят?! — Потап сунул руку в карман брюк за папиросой, но передумал:


— Домой еду, — говорю, — а ты?


И что-то нехорошо мне стало. Махнул рукой и в вагон ушёл. Сел в середине рядом с женщиной в косынке. Отдышаться захотелось. Сердечко: таки-так... таки-так. В окошко вглядывался-вглядывался: ни зги.


Потом скосился на бабу в косынке: бледная, как покойник. И косынка красню-ю-ющая, а лицо... что щиколотки твои на морозе. Тронул её ладонь — лёд. Так и есть: покойница. Аж перекрестился с испугу! Хоть и церквей-то уж не было совсем. Совок!


Побежал по вагонам. Здесь-там: одни мертвецы. Да что ж это?!


Проверил всех до последнего вагона. Ни дыхнут, ни чихнут. А у самого сердце быстро-быстро молотит: так-так-так-так. Получается, один я живой… ну, и девка та из первого тамбура. Обернулся и чуть не грохнулся, как был, в полный рост. Стоит…она в дверях:


— Ну что ты маешься всё, Потапчик? — устало так тянет, — Сядь, покимарь ещё. Долго ехать-то.


— Куда, — спрашиваю, — куда ехать, родная?!


— Ну, вот и молодец. Родная, конечно, — и засмеялась бубенчиком, вроде как подловила меня. А от смеха этого холод ползёт по полу и кровь внутрях стынет.


И что приметил тогда: стою-дрожу… холод собачий в вагоне, а по лбу пот стекает. Во, как бывает!


Она мне:


— Давай тогда родниться, Потапчик, — и ступает ко мне через вагон ме-е-едленно, пла-а-авно. Не идёт, а пишет.


Подошла ко мне вплотную. Смотрит глаза в глаза, лыбится. Красивая девка, кстати. Только смертью от неё за версту несло!


А я к стеночке прижался. Что мне было-то. Эх! Скажи спасибо, что не описался! Хотел что-то сказать и только: «м…м…ммм…» Язык, видать, отмерзать начал.


Пока мычал, она меня возьми, да обними. По-простому так, как старшего брата. Ручонки у неё хоть и тонкие, но кре-е-епкие были. Говорит:


— Хороший ты, Потапчик! Давай, твоя остановочка. Увидимся ещё!


Слыхал?! Увидимся, говорит! Поезд тормознул, и дед твой выскочил. Гляжу, и правда — моя станция. Ишь! И фонари яркие, какие горят, и воздух родной. Смеяться захотелось! Жив! Но тут обернулся на состав — отъезжает. И все пассажиры через окна лупятся глазками своими мёртвыми, а я живой остаюсь здесь, один.


— Во-о-от, внучек! — с этими словами Потап закурил новую папиросу.


Внук растерянно моргал глазами:


— Что: вот? Дед? А к чему это всё? На электричках мне теперь не ездить или что?


— Балда ты! Слышу звон, да не знаю, где он! — Потап затянулся, привстал и сплюнул через в щель в зубах, — Говорю же, от бабки Насти я ехал! А бабушки у нас что? А?! Вя-я-яжут — вот что!


Дед указал на свой красный свитер крупной вязки:


— В деревне все говорили, что прапрабабка твоя колдуньей была. Этот свитер она мне связала и подарила тогда перед отъездом. Я и надел сразу, чтобы бабушку не расстраивать. А видать свитер из какого-нибудь волоса конька-Горбунка! Волшебный! А может, просто, зело тёплый! Так и выжил твой дед! Так что…вот держи, внучек! В добрый путь!


Потап стащил свитер через голову и протянул внуку. Тот рассмеялся:


— Ну ты и маркетолог, дед! Такую историю сочинил, чтобы одеть меня по-своему… ладно, давай. Всё равно раздеваться вряд ли где-то буду. Хотя… — внук нацепил свитер прямо на балконе, отдал деду халат и свитшот. Стал разглядывать себя в отражение в окне:


— Он, вроде, на меня прям. Смотрюсь, как хипстер! Ладно, побежал я!


Внук быстро собрался и вышел из квартиры.


Потап закурил очередную папиросу и наблюдал, как прячется солнце за горизонтом. Кутался в халат. Сзади послышался смешок:


— Потапчик! А, Потапчик?! Что же ты мёрзнешь стоишь, без свитера? Вот мы и свиделись снова!


Потап опёрся локтями на перила балкона. Курил, не оборачиваясь: «Какая разница, есть у смерти лицо или это только глупая фантазия?». Почувствовал, как по груди поползли холодные цепкие руки и потянули назад. Он попытался удержаться за перила, но в сердце что-то сильно кольнуло.


Старик упал на пол балкона. Несколько раз судорожно вобрал воздух в грудь и… отошёл.


© Лёнька Сгинь

Показать полностью
398

Проводник 2

Когда я очнулся, я лежал на полу. В кармане играл телефон. Та мелодия, которая еще несколько минут назад разрывала весь вагон, оказалась мелодией моего будильника.

Голова раскалывалась от боли. Вернулась зубная боль. Лежа на полу, я почувствовал, как стало тепло в вагоне. Вспомнив про собаку, я вскочил на ноги и запрыгнул на верхнюю полку.

- С вами все в порядке? – Спросил женский голос.

Я посмотрел вниз. Картина в купе кардинально отличалась от той, которая запомнилась мне при падении. За окном светло. В вагоне тепло. На нижних полках две женщины смотрят перепуганными глазами на меня.

- Вы не сильно ушиблись? – Спросила вторая.

«Приснилось» - подумал я.

- Да, да. Все в порядке. – Ответил я, хотя боль продолжала пульсировать в голове. – Сколько мы едем? Какая следующая остановка?

- Следующая Лойга. Сейчас 7 утра. Вы все время спали и ворочались во сне, а когда у вас зазвонил телефон, то вы упали.

Я понял, что проспал около 16 часов. Видимо, снотворное действовало хорошо. Я понемногу стал приходить в чувства. Будильник, который спас меня от этого кошмара, все еще звенел в кармане. Я потянулся к нему и почувствовал резкую боль в ладони, которую до этого заглушала головная. Поднеся ладонь к лицу, я застыл от ужаса. Вся кожа была красная, как при ожоге. Задрав рукав, я увидел огромный синяк на предплечье.

Я просидел, рассматривая свою руку около минуты.

- Извините, вы не знаете где проводник? – Обратился я к женщинам.

- Должен быть в своем купе. Он недавно приносил нам чай. – Ответила одна из них.

Увидев два звенящих на столе стакана, я понял, что меня не обманывают.

Мне нужно было все выяснить. Спрыгнув с полки, я осмотрелся, но ничего необычного не заметил. Проходя вдоль других купе, никто меня не боялся. Заглянув в первое купе, я не обнаружил своего брата, а лишь семью с двумя детьми.

Стоя перед дверью в купе проводника, я собирался с мыслями. В итоге я постучал.

Дверь открылась. На пороге стоял тот древний старик, который проверял мой билет перед вагоном.

- Что вы хотели? – Спросил он, после некоторой паузы.

Я не знал с чего начать. И как спросить, что бы не сойти за сумасшедшего.

- Вы единственный проводник в этом вагоне? – Спросил я.

- Я единственный проводник этого вагона, вот уже 45 лет. – Ответил он спокойно и с нескрываемой гордостью.

- А есть в других вагонах проводник высокого роста, в сильно потрепанной форме и с кожной болезнью на руках?

Добродушное лицо старика резко помрачнело.

- Такого проводника тут нет. Вам показалось. – Резко ответил дед.

По его реакции я понял, что он что-то скрывает. Проводник попытался закрыть дверь, но я задержал ее, схватив за ручку. Я взглянул на ручку и вспомнил, как видел ее в последний раз с остатками моей кожи. На лбу у меня проступил пот.

- Подождите! Вы что-то не договариваете. –Крикнул я в практически закрытую дверь. – Я видел его несколько минут назад. И брата моего видел.

Я не успел договорить все, что хотел, как дверь раскрылась и он силой затащил меня в купе.

- Тихо! Всех пассажиров распугаешь. – Приказал мне старик. – Рассказывай, что ты видел.

Я выложил ему все события, которые, как мне казалось еще несколько минут назад, мне просто приснились.

Когда я закончил, дед какое-то время сидел молча.

- Твой брат умирает? – Спросил он.

- Он в коме, после аварии. – Ответил я не понимая, как он догадался.

- И все равно, я не понимаю, как ты туда попал. – Бормотал он себе под нос.

- Что вы не понимаете? Расскажите? Что с моим братом? – Умолял я старика.

- Тот, кого ты видел - это проводник в потусторонний мир. Его задача – переправлять души людей из нашего мира в загробный.

Старик рассказывал очень тихо, как будто боялся, что нас услышат. Еще пару дней назад, я бы не поверил уже первой его фразе, но боль в руке убеждала меня в обратном.

- Все пассажиры того поезда – это души людей, находящихся в пограничном состоянии. Есть какая-то связь между вагоном, на котором я работаю уже много лет и тем вагоном, в котором ты побывал.  Возможно, на каком-то участке их пути совпадают в параллельных мирах, поэтому грань между ними стирается. Длительное нахождение на этом маршруте, позволило мне иногда заглядывать за эту грань. Периодически, меня мучают видения, о происходящем там и это ужасно. За долгие годы я насмотрелся на разных пассажиров. Многие не понимают, что с ними происходит. Темный проводник не церемонится с ними. Как ты туда попал, я не знаю.

- Что там делает мой брат?

- Если он там, значит его душа уже отправилась в путь.

- Неужели никак ему нельзя помочь? Я видел, как проводник вышвырнул из вагона мужчину, который искал своего сына.

- Да, - печально вздохнул старик, - таких счастливчиков не много. Они не понимают, как им повезло и судорожно мечутся по вагону, в поисках своих близких. Обычно это те, кого врачи в нашем мире спасают или как говорится «достают с того света». Они попадают в вагон, но проводнику приходится их вышвыривать обратно в наш мир.

- Значит, шанс, все же есть? – С надеждой спросил я. – Если брат выберется из вагона, он выживет?

- Ну, теоретически, да. – Ответил старик после некоторых раздумий. – Но темный проводник никогда не позволит тебе сделать этого.

- Почему они меня боятся?

- Души людей являются нам иногда в виде призраков и мы их боимся. Таким же они видят и тебя.

- Я должен что-то придумать и спасти своего близнеца.

- Вы близнецы! – Сказал старик и улыбнулся. – Тогда все становится на свои места. Помимо связи конкретно этого вагона с потусторонним миром у вас есть своя незримая связь, благодаря которой ты и смог туда перенестись.

- Как мне туда вернуться?

- Не знаю. Попробуй проделать все то же, что ты делал перед первым перемещением.

Я вспомнил о таблетках обезболивающего и снотворном.

- Как можно справиться с темным проводником? – Спросил я у деда уходя.

- За все время я ни разу не видел, чтобы  он чего-то боялся, или кто-то от него улизнул.

- Значит, я буду первым. – Сказал я открывая дверь. – Кстати, у вас есть медик в вагоне?

- Есть, конечно, а что? – Обеспокоенно спросил дед.

- Ничего, просто интересуюсь. – Сказал я уходя.

Вернувшись в свое купе, я взобрался на верхнюю полку и выпил все оставшиеся таблетки снотворного. В моей голове уже созрел план, осталось только его осуществить.

- Я посплю, немного, разбудите меня через два часа, если я будильник не услышу. – Попросил я женщин снизу.

Я лег и стал прислушиваться к биению сердца. Через несколько минут я уснул.

Когда я открыл глаза и повернул голову, я опять увидел иней и лед на стекле. За окном была ночь. Я прибыл куда надо. В этот раз страшного холода я не чувствовал, значит, все идет по плану. Спустившись на нижнюю полку, я еще раз поздоровался с семьей, которые в этот раз были более приветливы.
Времени было мало.

Пройдя вдоль коридора, я оказался в первом купе.

Уже знакомые мне мужики, даже не обращали на меня внимания. Мой брат, спал отвернувшись.

- Мужики! Есть предложение для вас. – Обратился я к ним шепотом. – Вы понимаете кто вы и где вы?

Все кивнули в ответ головой.

- Остались ли у вас какие-то незавершенные дела?

Все переглянулись, но не понимали, что я имею ввиду.

- Я не из этого мира и легко могу вернуться, что бы передать ваши послания близким или доделать какие-нибудь дела.

Все сразу оживились и закивали.

- Так, вот листочек пишите, что нужно передать.

Я выложил на стол блокнот и ручку. Трое мужчин, включая калеку с верхней полки, написали записки с адресами и сообщениями для родни. Я сложил аккуратно все в карман.

- Я все передам, только вы должны сделать то, что я от вас потребую.

- Все что хочешь! – Прохрипел калека.

- Вот это мой брат, - указал я на спящего, - сейчас я его разбужу и вытолкаю в проход, а сам займу его место. Вы все должны делать вид, что он не от сюда. Ты будешь стучать в дверь и звать проводника. Ты кричать, что бы он убирался. Ты просто будешь его бояться.

Переглянувшись, они все кивнули головами.

Я начал тормошить брата. Он проснулся, но был в полуобморочном состоянии.

- Почему он такой сонный? – Спросил я у остальных?

- Он еще не совсем здесь. – Ответил калека. – Видимо врачи все еще борются за его жизнь.

- Тогда ты, - я указал на самого крепкого из них, - будешь делать вид, что у вас завязалась драка.

Мы все заняли исходные позиции. Мужик с боковой полки стоял возле купе проводника, готовый стучать в дверь. Другой стоял в проходе, поддерживая моего брата. Я лег на нижнюю полку и накрылся одеялом.

- Начали! – Скомандовал я.

Раздался громкий стук в дверь и крики : «Чужой!»

Через несколько секунд дверь распахнулась. Показался проводник.

- Что вы тут устроили! – Заорал он.

- Чужой пробрался в вагон и пытается нас избить. – Заорал калека и указал на борющихся в проходе.

Темный проводник рассвирепел, увидев моего брата.

- Я же приказал тебе убираться!

Он подошел к дерущимся и схватил обоих за горло, приподнимая над полом.

Мужика он сразу отшвырнул вглубь купе, и тот как тряпичная кукла врезался в стену и свалился на меня.

Проводник рассматривал моего брата, который был без сознания. Это был самый ответственный момент. Калека заорал – «Вышвырни его из вагона, он не наш!».

- Вы что, держите меня за идиота? Я вас насквозь вижу. Эта душа моя.

План провалился.

- Где этот чужак?! – Обратился он  к калеке, бросив моего брата на пол.

Тот лишь указал пальцем вниз.

Медлить было нельзя.

Я отбросил одеяло, накинув его на голову проводника. Воспользовавшись его замешательством, я сорвал с его пояса ключ от тамбура и кинул его мужику с боковой полки.

- Бегите! – Крикнул я.

Оттолкнувшись от верхней полки, я запрыгнул на его шею и что есть мочи стал бить по черепу. Голова проминалась под моими ударами. Череп под одеялом деформировался, как пластилин. Проводник стоял неподвижно.

В это время двое моих сообщников тащили моего брата по направлению к тамбуру.

Проводник отошел от шока и начал оказывать сопротивление.

Сначала он не мог дотянуться до меня руками, но когда ему удалось вцепиться в мою куртку, я был сброшен в проход. Еще раз я убедился в невероятной силе этого существа.

Когда проводник скинул одеяло, я увидел его изуродованную голову. Весь череп был вмят внутрь, один глаз так и оставался глубоко внутри еще после нашей первой схватки. Кожа, слезшая клоками, свисала с щек.

- Как я тебя не заметил? – Сказал он мне спокойно. – Кто ты? Почему выглядишь, как один из наших?

Не давая мне ответить, он заметил, как трое его пассажиров копаются возле выхода из вагона.

Он растеряно ощупал свой ремень и, не обнаружив ключи, ринулся к выходу.

В этот момент, я предпринял последнюю попытку атаки. Нащупав в своей куртке ключи от квартиры, я выбрал самый большой и с силой вонзил его в ногу проводника.

Истошный вопль разразился на весь вагон. Его нога подкосилась, и он упал на колено. Я выдернул ключ и нанес еще один удар в район шеи. Из раны полилась черная густая жидкость.

Я поднял голову и увидел, что мои сообщники уже открыли дверь, но стояли и смотрели на нашу схватку.

- Прыгайте! – Закричал я.

Схватив моего брата под руки, они выпрыгнули из вагона.

Это зрелище придало проводнику новых сил и он, не обращая внимания на свои раны, поднялся на ноги. Я продолжил висеть на нем, одной рукой обхватив шею, а другой продолжая загонять ключ глубже.

Сильным рывком проводник ударил меня об верхнюю полку и я опять оказался на полу.

Мой противник вытащил ключ из своей шеи и долго его рассматривал.

- Что это? – Обратился он ко мне. – Ты притащил это из своего мира?

Вместо ответа, я со всего размаху ударил его в колено, которое лишь выгнулось в обратную сторону.

- Ты ранил меня оружием из своего мира, за это я покажу тебе кое-что из моего. – Он громко свистнул, и я услышал уже знакомый лай пса.

В проходе показалась собака, которая остановилась возле проводника, скаля свои зубы.

- Взять! – Скомандовал проводник.

Пес бросился на меня и вцепился своей мощной челюстью в мою руку.

Боль пронзывала все тело, а пес продолжал работать челюстью из стороны в сторону, все глубже загоняя свои зубы в мою плоть, прокусив куртку.

Проводник наблюдал за этим с улыбкой. Ногами я пытался отбить атаку, но хватка пса не ослабевала. Я прибегнул к своему старому приему и обхватив череп, надавил на глаз собаки. Пес разжал челюсть и в следующий момент сомкнул ее уже на запястье руки, которой я пытался выдавить ему глаз.

- Ты в моем вагоне не числился, поэтому меня не сильно накажут, если я тебя не довезу. – Сказал проводник, доставая из своего кармана тонкую металлическую струну.

Он обошел меня и, нагнувшись, накинул удавку на шею.

Сопротивляться я не смог. Его железная хватка сделала мою голову абсолютно неподвижной.

Вдохнуть не было ни малейшей возможности. Постепенно я начал терять сознание.

- Нет! Нет! Нет! – Услышал я голос проводника, перед тем, как думал, что теряю сознание окончательно.

Проводник отбросил удавку, встал и оттащил пса.

Он был сильно разъярен. Закрыв собаку в своем купе, он схватил меня за ногу и потащил в сторону выхода.

Возле открытой двери тамбура он поднял меня на уровень своего единственного глаза.

- Мы с тобой еще увидимся. – Сказал он и выбросил из вагона.

Долгое падение в темноте – единственное, что я тогда запомнил.

Очнулся я в карете скорой помощи.

«Значит, все получилось» - подумал я и тут же в добавок ко всему ощутил забытую зубную боль. Впервые в жизни я ей обрадовался.

Перед тем, как отключиться в вагоне, я выпил все снотворное, что сильно замедлило мой пульс и, практически, довело меня до предсмертного состояния. Это позволило мне незаметно стать одним из пассажиров вагона темного проводника.

Я попросил двух женщин разбудить меня через два часа, а сам написал прощальную записку и положил пустую пачку от снотворного рядом с собой.

Расчет сработал верно. Женщины подумали о попытке самоубийства и вызвали санитара, который оказал мне первую помощь, а на ближайшей станции меня переместили в скорую.

На следующий день в больнице, я практически пришел в себя.

Первым делом, я потянулся к своему телефону. Увидел там много пропущенных звонков и несколько СМС. В одной из них, жена брата сообщила, что он вышел из комы и его состояние нормализуется. По времени это сообщение совпадало с моим попаданием в больницу.

Через два дня, я добрался до Воркуты.

В больнице я встретился с братом, состояние которого постепенно улучшалось.

- Как твои дела? – Спросил я, когда мы остались одни.

- Все будет нормально. – Прохрипел он в ответ и улыбнулся.

- Это хорошо. Ладно, отдыхай. Приду к тебе завтра.

Он закрыл глаза, а я направился к выходу.

- Поезд! – Услышал послышалось мне на пороге.

- Что? – Сказал я повернувшись.

- На поездах больше ездить не надо. – Сказал он, улыбнулся и подмигнул одним глазом.

- Хорошо. Об этом мы еще успеем поговорить.

 

- Поехали к нам? – Спросила его жена в коридоре.

- Вы поезжайте, а мне тут кое-кого надо еще навестить.

Выйдя из больницы, я вызвал такси. Садясь в машину, я назвал водителю первый адрес из трех, который был написан на аккуратно сложенном листочке бумаги из блокнота.

Показать полностью
212

Проводник

Известие о том, что мой брат попал в аварию и находится в коме в крайне тяжелом состоянии, застало меня во время обеденного перерыва в разгар рабочей недели.

После разговора с его женой я еще несколько секунд продолжал стоять в очереди в столовой, и все не мог осознать услышанное.

«Да как так? Я же разговаривал с ним три часа назад.» - Задавал я сам себе вопросы.

А потом, меня как окатило ледяной водой.

« Я же только что пообещал, что приеду! Почему продолжаю здесь стоять?» - подумал я. Выбежав из здания, я прыгнул в машину и помчался в сторону дома. Мой пыл и безбашенное вождение остановила очередная пробка. Как только я перестал жать на газ и судорожно выискивать окна в плотном потоке машин, куда бы нырнуть, мысли опять вернулись в голову.

«Не паникуй. – Успокаивал я себя. – Просто разработай план действий и следуй ему. Прежде всего, позвони начальнику и скажи, что на неделю уедешь. Он мужик нормальный, все поймет. Потом домой за вещами и сразу на вокзал.»

Пока я стоял в пробке, мысли понемногу упорядочились.

- Алло, Кать, привет, - говорил я в трубку своей девушке, - у меня брат в аварию попал, посмотри мне срочно, когда ближайший самолет до Воркуты или до Салехарда. Потом все объясню.

Напряжение в пробке росло. Радио играло, но я его не слышал. Мысли в голове сбивали друг друга. Зазвонил телефон.

- Самолет Москва – Воркута летает только по субботам. – Услышал я от Кати. – Есть самолет Москва – Салехард, он в 150 км от Воркуты, но рейс через час, ты уже не успеешь, а следующий только завтра вечером. Заказывать билет на завтра?

«Целых полтора дня бездействия сведут меня с ума. А если я не успею и больше не увижу его живым? – Думал я.»

- Ну что молчишь? – Опять раздался голос Кати.

- Посмотри, как поезд ходит. – Наконец выдал я.

- Поезд через два часа, - ответила она после некоторого молчания, - но он идет двое суток.

«Двое суток на поезде или практически тоже время с ожиданием и пересадками на самолете. Плюс моя ненависть к перелетам.» - Выбор свой я сделал.

- Давай поезд. – Сказал я в трубку.

Через полтора часа с самыми необходимыми вещами в рюкзаке я уже сидел на вокзале.

«Как же болит зуб!» - не покидала меня мысль.

А ведь в этот день я был записан к стоматологу. И, как всегда, я тянул до последнего.

Поезд Москва – Воркута. В последний раз я ездил в гости к брату и его семье полтора года назад. Было лето и мне не удалось испытать на себе все прелести северной зимы. На прощание брат пригласил приехать в следующий раз зимой. Его пророчество сбылось.

Выйдя на перрон, я отметил, что заметно похолодало. Термометр на вокзале показывал -20.

Вагон №13. Место №26 – было указано в моем билете.

Проводник 13-го вагона показался мне не то, что старым, а просто древним дедом. Как он вообще еще мог работать? Седые длинные волосы, сутулая спина, но при этом он ловко спрыгнул со ступенек на перрон.

Я протянул ему билет, но он даже не посмотрел на него.

- Счастливого пути! – Сказал он хриплым голосом.

 Обычный плацкартный вагон. Я был первым пассажиром. Место №26, верхняя полка.

Знакомый непередаваемый запах поездов и железной дороги напомнил мне о доме, в котором я провел детство. Детство с моими родителями и братом – близнецом, с которым мы были не разлей вода. А потом родителей не стало. И в 18 лет мы остались только вдвоем. Оба поступали в институт. Мне удалось пробиться на бюджетное место, брату нет. С тех пор наши пути пошли в разном направлении. У меня учеба и работа в Москве, у него техникум, армия, работа и семья.

Конечно мы поддерживали отношения. Я приезжал домой, он иногда ко мне в Москву. А с внедрением соц.сетей и мессенджеров, создалось впечатление, что живем в соседних домах. Но все эти современные средства связи не идут в сравнении с той незримой связью, которая всегда существовала между нами. Болезнь одного всегда выражается в плохом самочувствии другого. Радость передается в виде прилива энергии, а сейчас я не могу найти себе места от жгучего чувства дискомфорта и тревоги внутри. Сразу многократно обострилась зубная боль, которую не заглушает уже третья таблетка обезболивающего.  

Подошло время отправления, но я все так же оставался один в купе. Я был не против поездки в одиночестве. Знакомства и беседы, которые я с удовольствием поддержал бы в другое время, сейчас были бы мне в тягость.

В остальном вагоне пассажиры уже расселись по местам. Пространство наполнилось обычным приглушенным гулом голосов и детскими визгами.

Поезд тронулся. Я не стал дожидаться постельного белья. Разложил матрас на верхней полке, выпил еще одну таблетку обезболивающего и таблетку снотворного. На мои СМС о состоянии брата, его жена не отвечала, видимо не до меня. Я завалился на полку и уснул.

 

 Я не знаю, сколько проспал, но проснулся от страшного холода. Уперевшись головой в стену, я пытался натянуть свитер на голову. Таблетка снотворного действовала хорошо, и сон никак не хотел меня отпускать. Я открыл глаза. В моем купе уже кто-то разговаривал. Вставать никак не хотелось.

- На улице уже -30. – Произнес мужской голос.

- Зато в вагоне жарко. – Ответил женский.

«Жарко? Да тут чуть теплее чем на улице!» - подумал я.

Повернув голову, я хотел рассмотреть что-то, но увидел только сплошной лед на стекле и иней на раме. За окном было уже темно.

Внизу велась оживленная беседа. Двое взрослых с ребенком – не самый худший вариант соседей. Натянув куртку, я спустился вниз и занял боковую полку, которая была свободна.

- Добрый вечер! – Поздоровался я с соседями.

Они сразу прекратили все разговоры. Мальчик лет восьми, испугавшись моего голоса, прижался к матери. Женщина пересела на сторону мужа, который тоже был чем-то напуган. Все трое смотрели в мою сторону и молчали.

«Странные люди» - Подумал я.

Беспокоить их своими разговорами я больше не стал. В принципе, я даже обрадовался таким соседям. Значит, будем молчать. Согреться никак не удавалось. Пропущенных звонков, как и связи не было. Я направился к проводнику за чаем в надежде, что он хоть как-то поможет мне согреться.

В соседнем купе за столиком сидели два солдата. Увидев меня, они перестали разговаривать и смотрели, как на привидение.

Через несколько метров передо мной выскочила девочка в шортах и майке. Она заливалась хохотом, играя со своей матерью и стояла ко мне спиной, мешая проходу. Дотронувшись до ее плеча, мои пальцы, и без того практически онемевшие от холода, как будто прикоснулись ко льду. Девочка повернулась, в её глазах, я прочитал неподдельный детский страх. Она завизжала, но продолжала оставаться на месте, пока её мать  буквально не выдернула ее за руку на верхнюю полку.

- Извините, что напугал, я не хотел. – Сказал я.

Ответа не последовало, они лишь отодвинулись от прохода вглубь купе.

«В вагоне такой холод, а девочка в одной майке. Заболеет ведь.» - Подумал я.

Но я не привык лезть с советами, а тем более по поводу воспитания детей.

Подойдя к купе проводника, я постучал. Никто не отозвался, самому открыть тоже не удалось.

- Ты что делаешь? – Раздалось из-за спины.

- Проводника хочу найти. Тут холодно, чайку хотел заказать. – Ответил я мужичку на боковой полке.

- Лучше не звать его, а тем более тебе. – Пробурчал мужик мне в ответ.

Я ничего не понимал. Он разговаривал нехотя и постоянно отводил глаза, смотря вбок.

- Что значит, тем более мне? – Спросил я присаживаясь напротив.

- То и значит, - ответил мужик, пытаясь отодвинуться как можно дальше, - это явно не твой вагон и проводник будет этим не доволен.

- Что за ерунда? Это мой вагон. И билет у меня есть. А он ушел куда-то?

- Он пересчитал нас всех и вернулся в свое купе. Лучше бы мы его больше не видели до конца поездки.

- А какая следующая станция?

- Следующая? – Мужик слегка улыбнулся. – Ты вообще как тут оказался? Мы тут все едем до конечной без остановок.

- Не разговаривай с ним! – Крикнул кто-то из соседнего купе.

Я повернул голову и опешил от картины перед глазами.

С верхней полки разговаривал не человек, а часть человека. Лицо его было искорежено, одной руки и одной ноги не было. В груди огромная вмятина.

Как только я посмотрел на него, он шмыгнул под одеяло с такой ловкостью, которая не сопоставлялась с его увечьями.

На нижних полках спали двое мужчин.

- Мужики! Что тут происходит? – Сказал я громко, не выдержав всего происходящего.

- Где проводник? Почему от меня все шарахаются?  - Продолжал я расспросы, но в ответ ничего не последовало.

Решив, что от них я больше ничего не добьюсь, я ринулся к туалету. Я смотрел на свое отражение, но ничего необычного не видел.

Почему они меня боятся? Где проводник? Почему мне так холодно, а остальным нет? Почему мы едем без остановок? Почему зубная боль, которую я не мог заглушить обезболивающим пропала без следа? – На все эти вопросы ответа я дать не мог.

Выйдя из туалета, я направился в тамбур, чтобы проверить обстановку в других вагонах, но дверь была заперта.

Я решил вернуться к себе.

Проходя мимо первого купе, я заметил калеку, наблюдавшего за мной из-под одеяла. Я хотел опять обратиться к нему с расспросами, но меня за руку схватил какой-то человек.

- Вы не видели моего сына? – Обратился он ко мне с перепуганным лицом.

Я чувствовал холод от его руки, даже через толстую куртку.

- Я не видел вашего сына. – Ответил я.

- Почему его никто не видел? Он точно был со мной. Помогите мне его поискать.

- Конечно! – Я немного обрадовался этой просьбе. Этот человек был единственным, кто от меня не убегал, значит, дело не во мне.

- Вы ищите в этой части вагона, а я поищу в той. – Сказал я и направился к своему купе.

По пути я наблюдал, как завидев меня, люди вжимаются вглубь купе. Сейчас я решил не думать об этом, а полностью заняться поисками ребенка. Я начал обследовать все полки, но ничего не обнаружил. В проходе я услышал шум в другом конце вагона. Мужчина, искавший сына, колотил в купе проводника, мужик с боковой полки пытался его остановить. В какой-то момент дверь открылась, и оттуда вышел проводник. Он без слов прошел к тамбуру и открыл дверь, потом взял за плечо отца пропавшего ребенка и вытолкнул его из вагона.

В этот момент, пока дверь оставалась открытой, один из мужчин подорвался и попытался проскользнуть мимо проводника и выскочить из вагона.

Проводник без суеты, но уверенным движением, схватил его за руку. Я стоял в противоположном конце коридора, но заметил, насколько крепкая была его хватка, а потом опешил от того, как он приподнял мужика на несколько сантиметров над полом и бросил, как куклу обратно на свое место.

- Это не твоя остановка! – Сказал он ему, смеясь.

Проводник направился обратно в свое купе.

- Подождите! – Крикнул я и бегом ринулся по коридору.

Проводник не повернулся, я побежал быстрее. Дверь в купе проводника закрылась, тогда я схватился за ручку и тут же невольно вскрикнул от боли.  Кожа на моей руке прилипла к лежяному металлу. Я пытался оторвать ее, но это причиняло мне лишь дополнительную боль. Вся ладонь мгновенно онемела. Я заколотил в дверь ногами, как сумасшедший.

- Не делай этого! – Кричал мужик сзади.

Не обращая внимания на его просьбы, я только сильнее продолжил бить в дверь.

Наконец дверь открылась. Я отвел руку, которая так и осталась лежать на ручке.

Передо мной появился проводник.

Человек был высокого роста. Форма его вся изодранная и грязная. Лицо красное, глаза желтые и впалые. Форменная фуражка прикрывала лысую голову. Заглянув через его плечо в купе, я увидел довольно просторное помещение, внутренние размеры которого никак не сопоставлялись с наружными. Из-за спины проводника доносились человеческие крики.

Я стоял и не мог выдавить ни слова.

Проводник медленно взял мою примерзшую руку. Меньше всего я хотел чувствовать касание его руки, покрытой красными пятнами кожной болезни. Его хватка была как тиски. Так же медленно он оторвал мою руку от ручки. Я безмолвно наблюдал, как часть кожи отделяется от руки и остается на металле. Боли я не почувствовал, как и не чувствовал своей руки.

- Ты сел в чужой вагон. – Сказал он мне, не отпуская мою руку. – Убирайся!

- Кто вы? – Спросил я , собравшись с мыслями. – Где я?

- Убирайся и не возвращайся! – Крикнул он мне в лицо.

Я почувствовал его зловонное дыхание и попытался высвободить руку, но его хватка была непоколебима.

- Беги! – Крикнул он опять.

- Да отпусти ты меня! – Сказал я в ответ и со всей силы ударил коленом ему в живот. Колено ушло вглубь туловища, как в желе, но проводник даже не пошевелился. Я растерялся, но придя в себя предпринял еще одну попытку атаки. Свободной рукой, я схватил его за красное лицо и сильно надавил большим пальцем в глазное яблоко. Палец прошел вглубь черепа, как в растопленное масло, а его кожа под моей ладонью заскользила по щеке, сползая с лица.

Проводник стоял не шевелясь и лишь разразился громким хохотом.

В тот момент до меня донесся звук, который раздался из всех динамиков поезда. Мелодия была громкой и очень знакомой.

Проводник перестал смеяться и разжал руку. Я отпрыгнул назад. В руке у меня остался кусок его кожи с лица. В другой руке пульсировала боль. Я сделал несколько шагов назад.

- Брат! –Послышалось сбоку.

Я резко повернул голову и узнал в одном из лежащих мужчин своего близнеца.

- Брат, помоги! – Повторил он. Его глаза были наполовину закрыты. Видно было, как ему тяжело говорить.

После схватки с проводником я готов был ко всему, но увидев брата, я опять растерялся.

- Проваливай! – Крикнул опять проводник. На его лице улыбки уже не было. Один его глаз продолжал смотреть на меня из глубины черепа, куда я его вдавил.

Мелодия продолжала разрывать громким звуком весь вагон.

Из глубины купе проводника раздался громкий лай. Я медленно направился в сторону брата. В этот момент из-за спины проводника вырвался огромный ротвейлер. Я бросился бежать вдоль коридора. Пес бежал за мной. Добравшись до своего купе, я попытался запрыгнуть на верхнюю полку, но ротвейлер успел вцепиться в мою штанину и я повис, отбиваясь от пса второй ногой. Музыка становилась все громче. Я чувствовал, что проигрываю битву с огромной псиной, предприняв последнюю попытку забраться на полку, моя рука соскользнула и я полетел вниз. В полете я успел рассмотреть лица семьи, которые сидели на нижней полке и спокойно наблюдали за происходящим. В следующий момент, я со всего маху ударился головой о стол и отключился.

Ссылка на продолжение будет в комментариях.

Показать полностью
713

Дорожная история.

Был у меня в 90-х сосед. Работал в милиции. Должность не помню, занимался неопознанными и без вести пропавшими.

Его нормальное состояние было- подшофэ. Поскольку другого такого специалиста в городе было не найти, начальство ему благоволило и многое прощало.

На подоконнике в его кабинете постоянно стояло бутылок 10 полторашек из-под "Карачинской", но только в одной из них был не спирт.

Мог приехать в какашку. В кабинет его заносили в пять утра на руках. Через три часа к разводу выходил чистый, выбритый и наглаженный, пахнущий одеколоном. Без следа ночных излишеств, кроме лёгкого амбрэ.

На момент событий он был уже майором в возрасте за 50.


Привезли как-то ему из реки сильно поврежденный труп. Ничего толком не осталось, остались целыми татуированные руки, они в льдину вмороженные были. Ну самое то!

Автодороги от нас до ближайшего крупного города нормальной не было, все ездили на поездах.  Не везти же ему весь труп на экспертизу целиком.

Отчленил кисти, залил раствором формалина и упаковал в литровые банки.

Ночной поезд в то время ходил очень интересный, два плацкартных вагона, купейный и общий. Общий был тоже купейный, но набивали туда без мест.

Ментам оплачивали плацкарт, но тут билетов не оказалось. Он взял в общий.

Ехать с 00:00 до пяти утра.

Начал знакомиться с соседями. Ну хорошие люди посидят-посидят, да и выпьют.

Полез он в баул за закуской (огурцами) и в полумраке перепутал банки.

От выставленного на стол у присутствующий приключилась лёгкая паника. Все с грохотом выскочили, роняя друг дружку в коридор. Дверь в купе закрыли и чем-то заблокировали.

Вызвали линейных ментов. Те проверили документы, пошушукались и уже "под газом" вышли гыгыкая от него.

-Всё в порядке, граждане, это милиция.

Майор так и доехал до конечной один. Хотя очень зазывал к себе всех в гости.)))


ЗЫ: покойник оказался уркой, убиенным своими же за какой-то косяк.

535

Екатеринбург - Хабаровск

Зимой 2012 года мы с братом, два распиздяя, отправились топтать сапоги. Ушли 11 декабря.

Рассказ мой не про армейку, так что опущу подробности и сразу скажу, что в ноябре следущего года, когда до заветного дембеля было уже рукой подать, нас совершенно внезапно отправили сопровождать 16 ракет, едущих поездом в какие-то ебеня под Хабаровском.

Служили мы в Екатеринбурге. Кто не знает - до Хабаровска оттуда то ли 6, то ли 7,5 тысяч километров.

Ехали товарным поездом, и вот тут надо сказать, что едет он ну просто пиздец как медленно. К слову, добирались до Хабаровска мы аж 30 дней.

Поезд имел паскудную привычку останавливаться по ночам в каких-нибудь лютых пердях. Ну, например, посреди леса, километров за 200 до ближайшего жилья.

Да, аноны, столько крипоты разом я еще не встречал.

Итак, история первая.


Стояли мы в лесу, вроде где-то около Омска (ну, то есть километров 200 до него было). Зима, на улице холодно, вагон-теплушка, в котором мы двигались, от холода нихуя не защищает, а значит, приходится топить печку-буржуйку. А чтоб её топить, нужны дрова. Поперек вагона стоит деревянная перегородка - с одной стороны наша каморка, с другой - остальной вагон. Двери вагона, ясное дело, открыты, чтобы, значит, среагировать быстро, если какой-нибудь дебилоид решит на своём горбу ракету унести. Бодрствовало нас тогда двое - я и Ванёк, отличный такой парень из Коми. Ванёк был спокойным сельским парнем - работящий, в чертовщину не верит, темноты и хуиты не боится. Дрова мы с ним рубили по очереди, чтоб не подцепить на морозе простуду, или, не дай боже, пневмак. Так вот. Сижу я, значит, в каморке, попиваю чаек, курю, думаю о доме, бабах и гражданской жизни. А Ванёк за стенкой дрова ебошит, размеренно, бодро. Слышу, притих он там чего-то. Ну я его окликнул, мол, эхей, Ванька, как ты там.

И тут этот самый Ванек залетает в каморку, дверь на шпингалет закрывает, подпирает полешком, тут же отлетает от неё и замирает, занеся топор обеими руками.

А лицо у него белое, как, блять, мой холодильник. И глаза, сука, круглые и большие.

Тут мне, честно говоря, не по себе стало, жутковато, но, думаю, может там волк или еще какое животное.

Подхожу я к товарищу своему, потолкал в плечо. "Чё, - говорю, - случилось?"

Он на меня смотрит глазищами своими, палец к губам подносит, тихо, мол, и на дверь показывает.

Ну я затих, прислушался. И чуть не насрал в штаны.

Ребята, я вам клянусь, я услышал тихое детское пение.

В дверь никто не ломился, не было слышно ни шагов, ничего. Только гул огня в буржуйке и, блять, тонкий детский голосок, который пел какую-то невразумительную хуйню.

Так мы простояли, наверное, минут 20-30. Ванёк с топором, я со штык-ножом, в полной тишине, не сводя взгляда с двери. До тех пор, пока поезд не уехал к собачьим хуям с того места.

Ну а потом мы с фонарями обшарили весь вагон и не нашли ничего. А Иван рассказал, что когда рубил дрова, услышал что-то вроде тех звуков, которые издают бульдоги, когда дышат. Потом прислушался, различил пение и съебал. Это была первая из моих армейских крипот. Об остальных расскажу позже.

История армейская. Вторая.


Все тот же маршрут Екатеринбург-Хабаровск, все те же действующие лица.

В этот раз застряли мы под Иркутском, не доехали до него каких-то километров 80.

Просто встали. Вдалеке даже деревня виднелась какая-то и дорога.

Так вот, простояли мы там аж двое суток.

В первую ночь все было спокойно. Ну стоим да стоим, зато тихо, не трясет, поспать можно спокойно.

Но один из нас все равно постоянно на улице, с автоматом заряженным, со штык-ножом, вышагивает вдоль вагонов, хуи пинает да в носу ковыряет.

Так круглые сутки, каждые два часа караульный меняется.

Первая ночь прошла без особых напрягов, хотя, помня прошлый случай, все равно было неуютно ходить вдоль леса, а потому я пристегивал штык-нож к автомату, надеясь, что в случае чего хоть покоцаю гадину. Вообще тогда очень качественно получалось отгонять страх, как следует разозлившись на всех и вся. Ходишь себе такой весь безбашенный солдафон с автоматом, глаза горят, нервы аж звенят немного. Но вообще спокойно было. Только меня всю смену доебывал дятел, который, сука, стучал по дереву напротив нашего вагона. Утром мне Ванька, правда сказал, что дятлы по ночам спят, а не деревья пидорасят, ну да хуй с ним, может, этот с заебами был.

А вот на вторую ночь случилось говно не приятное ни разу. Под вечер нас начало доставать, что мы просто так стоим хер пойми где и к дембелю че-то не стремимся. Вот тогда я и пошел к локомотиву, чтобы, значит, у машинистов спросить, хули мы тут встали и когда поедем. А машинисты стоят на улице и языки чешут.

И я, пока шел к ним услышал обрывочек фразы одного из них:

"..а он от меня в кусты! И главное, вроде как шаги не звериные, но человека не видно".

Мне интересно стало, че ж они за байки друг другу травят. Спросил. Лучше бы не спрашивал, честное слово.

"Да, - говорит,- пошел я в кусты поссать, а от меня кто-то в лес из тех кустов ломанулся. Вроде туловище видел, на зверя не похож, да и поступь не та. Я ж охотник, я бы узнал".

Тут мне, хлопцы, опять не по себе стало. Ну, потрепались мы с ними еще немного. В ходе беседы стало ясно, что ночью точно не уедем, а вот днем - может быть.

Так вот, аноны, в эту ночь я не только штык-нож примкнул, а и с предохранителя снял, и думал патрон дослать, но не стал, опасался пизды выхватить.

Зря, короче говоря, опасался.

Первую смену стоял я с 20-00 до 22-00. Ну, там, конечно, зимой уже темно в это время, но еще по-божески как-то, не слишком ссыкотно. А вот вторая смена моя пришлась на 2 часа ночи.

Первые полчаса я отходил как обычно - злой, нервный и веселый слегка. Никак из головы не лезла история про НЁХ в кустах, но я от себя эти мысли гнал. Мало ли, может, подъебнуть солдатика решили.

И вот, вернулся я с обхода состава к нашему вагону, с Ванькой попиздели, он в каморку пошел, а я к лесу повернулся.

В кустах стояло что-то человекообразное. Худой торс, длинные руки и ноги, большие глаза, большой рот. Эта ебота просто стояла и смотрела на меня, ребята. А я на неё. Я не знаю, как я не обоссался, наверное потому, что отлил 20 минут назад. Не знаю, как долго мы простояли, но тогда я понял смысл фразы "мне показалось, что прошла вечность".

Краем уха я слышал голос Вани, вроде он меня звал, я так и не понял. А потом меня кто-то затащил в вагон, прям, блять, за шиворот затащил.

Когда я оказался в вагоне, я первым делом наставил на это автомат, а потом понял что происходит.

А уже потом восстановил хронологию событий.

Ваня меня потерял и решил посмотреть, где я.

Увидел эту еботу, метнулся в каморку за автоматом. На таких вот стоянках, когда город еще далеко, но караульный снаружи со стволом бродит, мы ящик оружейный не запирали, смысла не было. Так вот, Иван взял ствол и они с лейтехой ломанулись наружу. Пока Ваня держал это говно на прицеле, лейтенант затащил меня в вагон. Вот так мы и стояли там с ними, втроём целясь в хуергу.

А потом оно просто ушло.

Самое смешное - никто так и не зарядил автомат, не дослал патрон в патронник, Ванёк вообще не сообразил, что автомат на предохранителе стрелять не способен.

Да, ребята, я понимаю, что это звучит не то чтобы неправдоподобно, а как полнейший бред и толстота, особенно та часть, где мы с автоматами. Но так оно и было. Сейчас я и сам помню это как смутный сон, большую часть времени. Но вот когда начинаю вспоминать - вся та ночь словно заново перед глазами проносится, вспоминаю и запахи и звуки и все-все-все.

Вот и конец второй истории.



Ну, вот я и рассказал две самые страшные истории из той поездки.

Остальная крипота была мелкая, недокучливая, да и не такая страшная.

Вот, например, лешего мы видели все, да не по разу.

Первый раз я его встретил в предрассветное время, тоже где-то в лесах.

Я тогда вышел из вагона, чтоб проверить, все ли печати на месте, иду вдоль состава, смотрю, метрах в 30 от меня человечек, ебаны в рот, маленький, мне ну чуть выше пояса, наверное.

Пока я охуевал да промаргивался и тер глаза, он куда-то очень шустро съебался.

А мой брат, который вышел из каморки в вагон за дровами клялся, что видел, как какая-то ебань с длинными ногами выпрыгивает из вагона на ходу. Ну хуй знает, может, проглючило.


История взята с: https://mrakopedia.org/wiki/Екатеринбург-Хабаровск

Показать полностью
145

Записки помощника прокурора ч. 21 Мистика ?!?

Расписал как-то мне прокурор материал о травмировании. На одной из станций, находящейся в черте города – «ВИЗ», поезд сбил девочку, но не на смерть и без тяжких телесных повреждений. Рядовой случай для нашей прокуратуры. Эта станция нас до белого каления доводила. Наши дикие люди бегали с этой станции в обоих направлениях, ну и конечно, в места для этого не приспособленных. Раз в месяц труп, 2-3 раза в неделю травмирование.


Единственное, пришлось мне на своей машине съездить в г. Нижний Тагил, за 130 км. от Екатеринбурга. Далеко так-то, ну пока в Москву не переехал, с её расстояниями и пробками.


В ходе опроса девочки – 13 лет, выяснил банальную причину травмирования: шла с бабушкой вдоль железнодорожных путей по направлению к станции, девочка в капюшоне, бабка по возрасту просто глухая. В один прекрасный момент девочка решила перейти ж.д. пути, не успела сделать шаг, была снесена проходящим поездом. Бабка шагнуть не успела, сзади шла – дура. Ну что, вывих плеча, синяк во всё плечо и что ещё, уже не помню, но ничего серьезного.


Ну вроде и чего такого. При опросе девочки пытался выяснить у нее и бабушки, присутствовавшей при взятии объяснительной, какой поезд совершил наезд на девочку. Объясняю почему. Если машинист после столкновения с пострадавшим не произвел экстренного торможения и проследовал далее – уголовная статья. Поэтому мы всегда выясняли: какой поезд, кто машинист и помощник машиниста. Соответственно опрашивали поездную бригаду и изучали расшифровки скоростемерных лент (черный ящик).


В ходе объяснения и девочка и бабушка заверили меня, что девочку сбил пассажирский состав, на окнах были видны занавески и купе в глубине вагонов, причем сильно на этом настаивали.


Так как конкретное время они вспомнить не могли (днём, около 14:00), я запросил примерное время прохождения состава: 30 минут туда, 30 минут сюда. Через два дня была получена справка отделения железной дороги: в указанное время прошло 6 составов, пассажирских среди них не было. Запросил информацию еще раз: пассажирские составы были, но рано утром и поздно вечером. За весь день прошло 22 состава, что подразумевает взятие объяснительных минимум с 44 человек, а у меня сроки горят. Поездные бригады на месте, знаете ли, не сидят. Сегодня они в Перми, а завтра в Новосибирске, или ещё где. Рассмотрение таких материалов в течение 10 дней, не дай бог, «просрочишь» - вечный бан тебе и общественное порицание, с занесением в личное дело, что ты мудак. Ну и что делать?


Пришел к прокурору, у нас уже новый был (молодой и придурковатый), объяснил ситуацию. А он мне – опрашивай все бригады. На что я ему мягко намекнул, что у него с головой не всё в порядке. Трупов нет, последствий нет, даже претензий нет, а он мне предлагает провести целое расследование по данному факту. Ну я ему и сказал, пишите приказ о проведении этих действий. Я такой херней заниматься не буду. На том и разошлись.


А вопрос остался – что это был за пассажирский состав, если его там не было.

93

Крипленый взгляд. Выпуск 2. Исчезновение экскурсионного состава. Поезд-призрак.

Друзья, вдохновившись положительными отзывами, я представляю второй выпуск крипленого взгляда. Сегодня мы прольем свет на загадку поезда-призрака.


Суть произошедшего:


14 июля 1911 года итальянский прогулочный поезд, пассажирами которого являлись исключительно зажиточные граждане, совершал очередной экскурсионный рейс. Маршрут состава проходил через километровый туннель, находящийся в районе Ломбардии. Весело стуча колесами, поезд благополучно въехал во внутрь, после чего бесследно исчез вместе со всеми пассажирами. Согласно легенде, спастись удалось лишь двоим (из 106). По их словам, они увидели густой, осязаемый туман, который встретил локомотив на въезде в туннель. Испугавшись необъяснимых осадков, два очевидца на ходу выпрыгнули из поезда. После тщательных поисков, властям не удалось обнаружить ни малейшего следа пропавшего состава.

Крипленый взгляд. Выпуск 2. Исчезновение экскурсионного состава. Поезд-призрак. Крипота, Поезд, Тоннель, Исчезновение, Мистика, Длиннопост

Мистическая версия:


Абсолютно вся история окутана необъяснимыми событиями. Сторонники паранормалных версий утверждают, что исчезнувший поезд стал механическим призраком. В интернете можно найти массу сообщений о том, что итальянский прогулочный локомотив видели в разных частях света. В частности: 1. На многих русскоязычных форумах легко отыскать информацию о деятельности поезда-призрака на территории Украины. В Полтавской области железнодорожный смотритель зафиксировал мистический поезд на местном ЖД переезде. Примечательно, что насыпи на этом переезде давно отсутствовала. 2. Незадолго до катастрофы на чернобыльской АС, злополучный состав наблюдали на станциях «Солнцево» и «Новоукраинка». 3. В 1955 году поезд промчался по крымской ЖД, бесцеремонно раздавив парочку скептически настроенных кур.


Разгадать загадку взялся Василий Лещатный, который был председателем комиссии по изучению аномальных явлений при Академии наук Украины. В 1991 году ему удалось выследить загадочный локомотив на переезде Заваличи. Кроме того, он смог запрыгнуть в один вагонов. Однако больше ученого никто не видел.


Не пропали бесследно и пассажиры призрачного экскурсионника. По некоторым данным, в середине 18го века (!), мексиканская полиция обнаружила 104 растерянных гражданина Европы. Неизвестные утверждали, что они пассажиры прогулочного поезда и, буквально час назад, находились мало того, что в Италии, да еще и в 1911 году. Разумеется, представители правопорядка не поверили пришельцам и заперли всех разом в психлечебнице.


Не проехал поезд-призрак и мимо России. Различные отечественные сайты пишут о том, что состав не однократно видели в московском метро. Он появлялся, как правило, на кольцевой линии и ходил исключительно после полуночи. Сообщается, что в 70х годах, для его поимки руководство столичной подземки дважды перекрывало движение метрополитена.

Крипленый взгляд. Выпуск 2. Исчезновение экскурсионного состава. Поезд-призрак. Крипота, Поезд, Тоннель, Исчезновение, Мистика, Длиннопост

Научная версия:


Всю палитру мистических историй, которой обросло исчезновение итальянского ЖД транспорта, можно перечеркнуть набором опровержений. По порядку:


1. Смотритель, наблюдавший поезд на дороги без насыпи, частенько фигурирует под разными именами. Как, собственно, и место, где произошел данный эпизод. По некоторым источникам, в тех районах, где якобы наблюдался призрак, вообще нет ЖД путей, станций и, соответственно, смотрителей.


2. На сайте Академии наук Украины я не нашел ни одного упоминания о деятельности «комиссии по изучению аномальных явлений». Вся информация о академике Лещатом, который охотился за поездом, также ограничивается только сомнительными сайтами о паранормальных явлениях и загадках. Я необнаружил ни одной его научной статьи или работы, что ставит под сомнение существование славянского охотника за приведениями.


3. Сайт московского метрополитена не описывает детали дела о поимке призрачного локомотива. Да, такая операция могла держаться в секрете. НО! Это 70ые годы, в ту пору любая экстросенсорика и мистика пресекалась на корню. Правительство страны верило в коммунизм, итальянский состав их бы мало волновал.


4. Разумеется, нет ни одного доказательства того, что в Мексике единоразово объявились 104 европейца, которые позже всем коллективом отправились в психушку.


Теперь то, что подтверждено. Поезд исчез. Похоже, так оно и было. Даже на зарубежных сайтах можно найти данные о событии 1911 года. Есть информация о маршруте и о компании (Санетти), которая осуществляла перевозку. Туннель тоже был. Сквозной, прекрасно просматриваемый с любого конца. На сегодняшний день он уничтожен. Кто-то пишет, что его замуровали, кто-то, что он завалился, в результате бомбардировки в годы 2ой мировой или землетрясения.

Крипленый взгляд. Выпуск 2. Исчезновение экскурсионного состава. Поезд-призрак. Крипота, Поезд, Тоннель, Исчезновение, Мистика, Длиннопост

Моя версия:


Бороздя просторы всемирной сети, я наткнулся на информацию о том, что в 1911 году Италия подверглась ряду землетрясений. Так вот, боюсь, что во время очередных толчков поезд находился в туннеле, после чего его элементарно завалило сверху. В итоге, поезда нет, туннеля тоже. С тех пор прошло больше сотни лет, видимо, испорченный телефон сквозь время деформировал новость о несчастном случае, как красивую и загадочную легенду о поезде-призраке.


С другой стороны, может быть и в правду одинокий локомотив по-прежнему катает своих несчастных пассажиров по ночным дорогам? Друзья, на всякий случай, не садитесь ночью в незнакомые поезда и электрички. Ну и повнимательней на кольцевой после полуночи. До новых встреч!

Показать полностью 2
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: