-4

Le Temps Серж Эндерлен 27 мая 2004  Абкайк

Le Temps Серж Эндерлен 27 мая 2004


Молодой человек уверенно сжимает баранку старенького белого Форда-пикапа. Знойный воздух обжигает лицо: мужчина поправляет головной платок и включает на полную мощность кондиционер. Доехав до Абкайка , он сворачивает с шоссе Эль-Хуфуф – Дахран . Проехав триста метров, он останавливает машину у цилиндрического строения.


Это башня номер 7, часть гигантского нефтяного комплекса: здесь нефть проходит первую стадию переработки, необходимую для ее транспортировки – десульфуризацию . Один из тысяч шиитов, работающих на саудовских нефтяных месторождениях , он прекрасно знает Абкайк . Он знает, что у башни номер 7 эффект будет максимальным. Он читает несколько стихов из Корана. И запускает часовой механизм.


В тот же момент в сотне километрах к северу отсюда к берегу Залива мчится глиссер. Мужчина, стоящий за штурвалом, с улыбкой гладит рукой пояс, начиненный взрывчаткой. Через километр перед ним возникает крупнейший в мире нефтяной терминал – Рас-Танура . Ежедневно отсюда транспортируется 6 млн баррелей нефти – треть нефти, производимой Саудовской Аравией.


Сорок минут спустя на экранах всего мира появляется саудовский министр энергетики Али ан-Наими . Он не просто встревожен, он в панике: "Мы подтверждаем, что двойной террористический акт уничтожил значительную часть наших стратегических установок. Мы только что потеряли половину нашего потенциала".


Паника на Уолл-стрите . За считанные секунды цена на light sweet crude подскакивает до 97 долларов за баррель! К вечеру скромный исламистский интернет-сайт берет на себя ответственность за операцию: несколько строчек среди прочих сообщений. Мировая экономика подорвана.


Такого не может быть, скажет кто-то? И напрасно. Бывший агент ЦРУ Роберт Баер использует приведенный сценарий в качестве предисловия к своей последней книге, "Черной золото и Белый дом". Он подчеркивает, что, когда он работал в Заливе, он анализировал подобные сценарии, хотя в Вашингтоне к ним никогда не относились с достаточной степенью серьезности.


Баер утверждает, что со временем вероятность такого хода событий только возрастает. Несколько недель назад сообщение об убийстве нескольких западных граждан в саудовском порту Янбу на Красном море вызвало большую нервозность на рынке, тем более что оно пришло через несколько часов после очередного взрыва на нефтепроводе Киркук – Джейхан, перегоняющем нефть Северного Ирака к средиземноморским терминалам.


Отныне риск, сопряженный с терроризмом, в больше степени определяет цену на нефть, чем диалектика спроса и предложения. Хотя главные разведывательные службы мира работают изо всех сил, они готовятся к неизбежному . Ормуз , Суэц, Босфор, Гибралтар, Малакка, Баб-эль-Мандеб : основные проливы, используемые танкерами, находятся под плотным наблюдением, как и гигантские нефтяные месторождения в районе Залива. Но никто не может претендовать на стопроцентную гарантию.


Между тем четыре года назад именно от этой геополитической опасности решила защитить себя американская администрация. Обосновавшись в Овальном кабинете, Джордж Буш поручил вице-президенту Дику Чейни провести секретную экспертизу с целью определить условия прочной "энергетической безопасности". Ибо нефть – не только производимое или экспортируемое сырье: это оплот империи, грозное оружие, способное подорвать могущество державы, которой понадобилось столетие, чтобы утвердить свою мировую гегемонию.


В мае 2001 года Дик Чейни опубликовал свой доклад, в котором сквозила тревога. Десятки графиков иллюстрировали огромный разрыв между доступными ресурсами и гигантскими потребностями Америки на фоне растущих нефтяных "аппетитов" Китая.


Последний раздел доклада Чейни (об "укреплении мировых альянсов") является самым интересным. К 2020 году, говорится в нем, Америка будет импортировать 66% нефти (сейчас она ввозит 55%). Поэтому нужно сделать нефть "приоритетом внешней и торговой политики", причем особое внимание уделить России, Центральной Азии, странам Каспийского бассейна и Залива, а также Западной Африке. Этот документ является фундаментом американского видения мира.


Приходится констатировать, что за минувшие три года Америка во многом следовала рекомендациям Чейни , при необходимости используя силу для получения нужных стратегических результатов. Процесс ускорили события 11 сентября, когда США с ужасом обнаружили, что большинство воздушных пиратов были саудовцами . Вопрос был решен.


Необходимо было освободиться от неудобной роли "зонтика" нефтяной монархии Эр-Рияда, открыть новые фронты нефтяной "большой игры". Конечная цель проста – уменьшить могущество Саудовской Аравии. Конечно, она не является главным поставщиком черного золота для США (эту роль выполняют Канада, Мексика и Венесуэла), но, "сидя" на основных мировых запасах (более 200 млрд баррелей), она выполняет функции "центрального банка" мирового нефтяного рынка. Ведь именно Эр-Рияд, действуя через ОПЕК, устанавливает цену.


В первое время стратеги нефтяной дипломатии США делали ставку на Ирак. Предполагалось, что завоеванная страна будет умиротворена и восстановлена, а энергичная выкачка нефти наводнит рынок и собьет цену. Верхом мечтаний был следующий сценарий: демократический, дружественный Америке Ирак решит выйти из ОПЕК, выдав тем самым картелю "свидетельство о смерти". Однако события приняли другой оборот.


За неимением лучшего варианта, американцы воспользовались войной в Афганистане, чтобы укрепиться в Центральной Азии – регионе, богатом углеводородным сырьем. Казахстан со своим " супергигантским " месторождением Кашаган является крупнейшим новым нефтяным резервуаром после месторождения Прадхо-бэй , открытого на Аляске в 70-е годы. Военное присутствие в регионе позволит контролировать нефтяные коммуникации. Но и здесь над черным золотом висит угроза терроризма.


Единственные хорошие новости поступают с Кавказа, где сооружение нефтепровода БТД (Баку – Тбилиси – Джейхан) идет без проблем. В начале 2005 года азербайджанская нефть Каспия начнет поступать на турецкий берег Средиземного моря. Но это капля в море, с учетом огромных американских потребностей. И нефте-дипломатическо-военное наступление, которое в последние годы проводит Вашингтон с целью "устранения геополитических рисков", может в итоге привести к дефициту. А дефицит – это война.


Молодой человек уверенно сжимает баранку старенького белого Форда-пикапа. Знойный воздух обжигает лицо: мужчина поправляет головной платок и включает на полную мощность кондиционер. Доехав до Абкайка , он сворачивает с шоссе Эль-Хуфуф – Дахран . Проехав триста метров, он останавливает машину у цилиндрического строения.


Это башня номер 7, часть гигантского нефтяного комплекса: здесь нефть проходит первую стадию переработки, необходимую для ее транспортировки – десульфуризацию . Один из тысяч шиитов, работающих на саудовских нефтяных месторождениях , он прекрасно знает Абкайк . Он знает, что у башни номер 7 эффект будет максимальным. Он читает несколько стихов из Корана. И запускает часовой механизм.


В тот же момент в сотне километрах к северу отсюда к берегу Залива мчится глиссер. Мужчина, стоящий за штурвалом, с улыбкой гладит рукой пояс, начиненный взрывчаткой. Через километр перед ним возникает крупнейший в мире нефтяной терминал – Рас-Танура . Ежедневно отсюда транспортируется 6 млн баррелей нефти – треть нефти, производимой Саудовской Аравией.


Сорок минут спустя на экранах всего мира появляется саудовский министр энергетики Али ан-Наими . Он не просто встревожен, он в панике: "Мы подтверждаем, что двойной террористический акт уничтожил значительную часть наших стратегических установок. Мы только что потеряли половину нашего потенциала".


Паника на Уолл-стрите . За считанные секунды цена на light sweet crude подскакивает до 97 долларов за баррель! К вечеру скромный исламистский интернет-сайт берет на себя ответственность за операцию: несколько строчек среди прочих сообщений. Мировая экономика подорвана.


Такого не может быть, скажет кто-то? И напрасно. Бывший агент ЦРУ Роберт Баер использует приведенный сценарий в качестве предисловия к своей последней книге, "Черной золото и Белый дом". Он подчеркивает, что, когда он работал в Заливе, он анализировал подобные сценарии, хотя в Вашингтоне к ним никогда не относились с достаточной степенью серьезности.


Баер утверждает, что со временем вероятность такого хода событий только возрастает. Несколько недель назад сообщение об убийстве нескольких западных граждан в саудовском порту Янбу на Красном море вызвало большую нервозность на рынке, тем более что оно пришло через несколько часов после очередного взрыва на нефтепроводе Киркук – Джейхан, перегоняющем нефть Северного Ирака к средиземноморским терминалам.


Отныне риск, сопряженный с терроризмом, в больше степени определяет цену на нефть, чем диалектика спроса и предложения. Хотя главные разведывательные службы мира работают изо всех сил, они готовятся к неизбежному . Ормуз , Суэц, Босфор, Гибралтар, Малакка, Баб-эль-Мандеб : основные проливы, используемые танкерами, находятся под плотным наблюдением, как и гигантские нефтяные месторождения в районе Залива. Но никто не может претендовать на стопроцентную гарантию.


Между тем четыре года назад именно от этой геополитической опасности решила защитить себя американская администрация. Обосновавшись в Овальном кабинете, Джордж Буш поручил вице-президенту Дику Чейни провести секретную экспертизу с целью определить условия прочной "энергетической безопасности". Ибо нефть – не только производимое или экспортируемое сырье: это оплот империи, грозное оружие, способное подорвать могущество державы, которой понадобилось столетие, чтобы утвердить свою мировую гегемонию.


В мае 2001 года Дик Чейни опубликовал свой доклад, в котором сквозила тревога. Десятки графиков иллюстрировали огромный разрыв между доступными ресурсами и гигантскими потребностями Америки на фоне растущих нефтяных "аппетитов" Китая.


Последний раздел доклада Чейни (об "укреплении мировых альянсов") является самым интересным. К 2020 году, говорится в нем, Америка будет импортировать 66% нефти (сейчас она ввозит 55%). Поэтому нужно сделать нефть "приоритетом внешней и торговой политики", причем особое внимание уделить России, Центральной Азии, странам Каспийского бассейна и Залива, а также Западной Африке. Этот документ является фундаментом американского видения мира.


Приходится констатировать, что за минувшие три года Америка во многом следовала рекомендациям Чейни , при необходимости используя силу для получения нужных стратегических результатов. Процесс ускорили события 11 сентября, когда США с ужасом обнаружили, что большинство воздушных пиратов были саудовцами . Вопрос был решен.


Необходимо было освободиться от неудобной роли "зонтика" нефтяной монархии Эр-Рияда, открыть новые фронты нефтяной "большой игры". Конечная цель проста – уменьшить могущество Саудовской Аравии. Конечно, она не является главным поставщиком черного золота для США (эту роль выполняют Канада, Мексика и Венесуэла), но, "сидя" на основных мировых запасах (более 200 млрд баррелей), она выполняет функции "центрального банка" мирового нефтяного рынка. Ведь именно Эр-Рияд, действуя через ОПЕК, устанавливает цену.


В первое время стратеги нефтяной дипломатии США делали ставку на Ирак. Предполагалось, что завоеванная страна будет умиротворена и восстановлена, а энергичная выкачка нефти наводнит рынок и собьет цену. Верхом мечтаний был следующий сценарий: демократический, дружественный Америке Ирак решит выйти из ОПЕК, выдав тем самым картелю "свидетельство о смерти". Однако события приняли другой оборот.


За неимением лучшего варианта, американцы воспользовались войной в Афганистане, чтобы укрепиться в Центральной Азии – регионе, богатом углеводородным сырьем. Казахстан со своим " супергигантским " месторождением Кашаган является крупнейшим новым нефтяным резервуаром после месторождения Прадхо-бэй , открытого на Аляске в 70-е годы. Военное присутствие в регионе позволит контролировать нефтяные коммуникации. Но и здесь над черным золотом висит угроза терроризма.


Единственные хорошие новости поступают с Кавказа, где сооружение нефтепровода БТД (Баку – Тбилиси – Джейхан) идет без проблем. В начале 2005 года азербайджанская нефть Каспия начнет поступать на турецкий берег Средиземного моря. Но это капля в море, с учетом огромных американских потребностей. И нефте-дипломатическо-военное наступление, которое в последние годы проводит Вашингтон с целью "устранения геополитических рисков", может в итоге привести к дефициту. А дефицит – это война.


Молодой человек уверенно сжимает баранку старенького белого Форда-пикапа. Знойный воздух обжигает лицо: мужчина поправляет головной платок и включает на полную мощность кондиционер. Доехав до Абкайка , он сворачивает с шоссе Эль-Хуфуф – Дахран . Проехав триста метров, он останавливает машину у цилиндрического строения.


Это башня номер 7, часть гигантского нефтяного комплекса: здесь нефть проходит первую стадию переработки, необходимую для ее транспортировки – десульфуризацию . Один из тысяч шиитов, работающих на саудовских нефтяных месторождениях , он прекрасно знает Абкайк . Он знает, что у башни номер 7 эффект будет максимальным. Он читает несколько стихов из Корана. И запускает часовой механизм.


В тот же момент в сотне километрах к северу отсюда к берегу Залива мчится глиссер. Мужчина, стоящий за штурвалом, с улыбкой гладит рукой пояс, начиненный взрывчаткой. Через километр перед ним возникает крупнейший в мире нефтяной терминал – Рас-Танура . Ежедневно отсюда транспортируется 6 млн баррелей нефти – треть нефти, производимой Саудовской Аравией.


Сорок минут спустя на экранах всего мира появляется саудовский министр энергетики Али ан-Наими . Он не просто встревожен, он в панике: "Мы подтверждаем, что двойной террористический акт уничтожил значительную часть наших стратегических установок. Мы только что потеряли половину нашего потенциала".


Паника на Уолл-стрите . За считанные секунды цена на light sweet crude подскакивает до 97 долларов за баррель! К вечеру скромный исламистский интернет-сайт берет на себя ответственность за операцию: несколько строчек среди прочих сообщений. Мировая экономика подорвана.


Такого не может быть, скажет кто-то? И напрасно. Бывший агент ЦРУ Роберт Баер использует приведенный сценарий в качестве предисловия к своей последней книге, "Черной золото и Белый дом". Он подчеркивает, что, когда он работал в Заливе, он анализировал подобные сценарии, хотя в Вашингтоне к ним никогда не относились с достаточной степенью серьезности.


Баер утверждает, что со временем вероятность такого хода событий только возрастает. Несколько недель назад сообщение об убийстве нескольких западных граждан в саудовском порту Янбу на Красном море вызвало большую нервозность на рынке, тем более что оно пришло через несколько часов после очередного взрыва на нефтепроводе Киркук – Джейхан, перегоняющем нефть Северного Ирака к средиземноморским терминалам.


Отныне риск, сопряженный с терроризмом, в больше степени определяет цену на нефть, чем диалектика спроса и предложения. Хотя главные разведывательные службы мира работают изо всех сил, они готовятся к неизбежному . Ормуз , Суэц, Босфор, Гибралтар, Малакка, Баб-эль-Мандеб : основные проливы, используемые танкерами, находятся под плотным наблюдением, как и гигантские нефтяные месторождения в районе Залива. Но никто не может претендовать на стопроцентную гарантию.


Между тем четыре года назад именно от этой геополитической опасности решила защитить себя американская администрация. Обосновавшись в Овальном кабинете, Джордж Буш поручил вице-президенту Дику Чейни провести секретную экспертизу с целью определить условия прочной "энергетической безопасности". Ибо нефть – не только производимое или экспортируемое сырье: это оплот империи, грозное оружие, способное подорвать могущество державы, которой понадобилось столетие, чтобы утвердить свою мировую гегемонию.


В мае 2001 года Дик Чейни опубликовал свой доклад, в котором сквозила тревога. Десятки графиков иллюстрировали огромный разрыв между доступными ресурсами и гигантскими потребностями Америки на фоне растущих нефтяных "аппетитов" Китая.


Последний раздел доклада Чейни (об "укреплении мировых альянсов") является самым интересным. К 2020 году, говорится в нем, Америка будет импортировать 66% нефти (сейчас она ввозит 55%). Поэтому нужно сделать нефть "приоритетом внешней и торговой политики", причем особое внимание уделить России, Центральной Азии, странам Каспийского бассейна и Залива, а также Западной Африке. Этот документ является фундаментом американского видения мира.


Приходится констатировать, что за минувшие три года Америка во многом следовала рекомендациям Чейни , при необходимости используя силу для получения нужных стратегических результатов. Процесс ускорили события 11 сентября, когда США с ужасом обнаружили, что большинство воздушных пиратов были саудовцами . Вопрос был решен.


Необходимо было освободиться от неудобной роли "зонтика" нефтяной монархии Эр-Рияда, открыть новые фронты нефтяной "большой игры". Конечная цель проста – уменьшить могущество Саудовской Аравии. Конечно, она не является главным поставщиком черного золота для США (эту роль выполняют Канада, Мексика и Венесуэла), но, "сидя" на основных мировых запасах (более 200 млрд баррелей), она выполняет функции "центрального банка" мирового нефтяного рынка. Ведь именно Эр-Рияд, действуя через ОПЕК, устанавливает цену.


В первое время стратеги нефтяной дипломатии США делали ставку на Ирак. Предполагалось, что завоеванная страна будет умиротворена и восстановлена, а энергичная выкачка нефти наводнит рынок и собьет цену. Верхом мечтаний был следующий сценарий: демократический, дружественный Америке Ирак решит выйти из ОПЕК, выдав тем самым картелю "свидетельство о смерти". Однако события приняли другой оборот.


За неимением лучшего варианта, американцы воспользовались войной в Афганистане, чтобы укрепиться в Центральной Азии – регионе, богатом углеводородным сырьем. Казахстан со своим " супергигантским " месторождением Кашаган является крупнейшим новым нефтяным резервуаром после месторождения Прадхо-бэй , открытого на Аляске в 70-е годы. Военное присутствие в регионе позволит контролировать нефтяные коммуникации. Но и здесь над черным золотом висит угроза терроризма.


Единственные хорошие новости поступают с Кавказа, где сооружение нефтепровода БТД (Баку – Тбилиси – Джейхан) идет без проблем. В начале 2005 года азербайджанская нефть Каспия начнет поступать на турецкий берег Средиземного моря. Но это капля в море, с учетом огромных американских потребностей. И нефте-дипломатическо-военное наступление, которое в последние годы проводит Вашингтон с целью "устранения геополитических рисков", может в итоге привести к дефициту. А дефицит – это война.

Дубликаты не найдены

0
Мы по два раза, по два раза. Не повторяем, не повторяем...
0

Бобер, выдыхай, заговариваться начал..э