Найдены дубликаты

+4
Автор, давай больше фотографий с Хабаровска и его окрестностей! Город моей молодости, который навсегда останется в моей памяти!
раскрыть ветку 2
+1

В фэйсбуке найдите группу. Хабаровск. Наша история. Там много фото.

0
Что нашёл залил,больше не встречал
+1

Пузырь по беспалеву несёт?

Иллюстрация к комментарию
+1
Смотришь фото времен СССР, и глаз радуется. Людей больше,чем автомобилей. Неточо щас
0

Да враньё! Все знают что СССР был чёрно-белый.

-2

вот ваще у меня ностальгии по советчине нет.

Сейчас жизнь пошлая, тогда была грубая. И фальши было не меньше, чем сейчас, просто другой... если кто понимает, о чём я...

-1

Как же это позитивно. Ещё чуть-чуть и все массово стали валить в Ленинград

А хабаровчанки какие знойные))

Похожие посты
2302

Инженер, руководивший запуском советского космоплана "Буран", рассказал о перспективах российской космонавтики и Илоне Маске

– Что, на ваш взгляд, не так в нашем космическом королевстве, почему есть множество обещаний грядущих побед, но практически нет никаких прорывных достижений?

– У каждой страны имеется доступный ей технологический уровень, и в зависимости от него она может производить либо луки со стрелами, либо космические ракеты. Она в состоянии сделать лишь то, что ей доступно, исходя из имеющихся достижений. Можно ли этот рубеж перепрыгнуть? Можно, но для этого должны быть поставлены соответствующие задачи и сделаны определенные вложения. Чтобы поднять наши космические программы на достойный уровень, нужно начинать со школ, институтов, развития фундаментальной науки, с освоения технологий, которыми мы не владеем, то есть вложиться во все составляющие научно-технического прогресса, и тогда можно надеяться, что будет что-то получаться. Если же задача ставится попроще – сделать что-нибудь, допустим, ракету – и не оговаривается необходимость достижения определенных технологических высот, то вы останетесь в прошлом. Если используете технологии сорокалетней давности, то у вас и сегодня, и через десять лет будет получаться одно и то же. Нет сверхзадачи.

Инженер, руководивший запуском советского космоплана "Буран", рассказал о перспективах российской космонавтики и Илоне Маске Энергия-Буран, Ракета-Носитель, Технологии, SpaceX, СССР, Космонавтика, Космос, Россия, США, Илон Маск, Длиннопост, Ракетостроение

А вот когда мы делали «Энергию» – «Буран», она была. Скажем, стояла необходимость освоить технологию создания многоразовых транспортных космических систем. И мы поднялись на эту ступень, как и на многие другие, осваивая то, чего никогда раньше никто не делал. Технологические возможности – это ведь не данность, не приговор, они должны непрерывно расширяться. Но стоит на этом пути остановиться, и вы скатываетесь в прошлое. Технологии теряются не с документацией, не с «железом», которое исчезает. Завтра человек, знающий все тонкости производства, уйдет на пенсию – и если он после себя никого не оставил, то никакая документация не сможет заменить его опыт. Потому и получается у нас, за что бы ни взялись, либо паровоз, либо «Запорожец», поскольку технологически остаемся в прошлом веке.

Инженер, руководивший запуском советского космоплана "Буран", рассказал о перспективах российской космонавтики и Илоне Маске Энергия-Буран, Ракета-Носитель, Технологии, SpaceX, СССР, Космонавтика, Космос, Россия, США, Илон Маск, Длиннопост, Ракетостроение

К сожалению, в ряде критически важных для страны областей – в авиации, в авиационном и космическом двигателестроении, в ракетно-космической технике мы до сих пор остаемся на уровне 90-х годов и не делаем попыток шагнуть дальше. Тиражируем привычное, выдавая его за новое, как проект СТК «Енисей», в котором комбинацией из типовых блоков создаются носители разной мощности. Хотя понятно, что одна сорокалитровая канистра весит меньше, чем четыре десятилитровые. И создавая такой «конструктор», мы не получим ни полноценной сверхтяжелой ракеты, ни нормальных ракет среднего класса, которые и должны формироваться в пакет, образуя тяжелый носитель.

Инженер, руководивший запуском советского космоплана "Буран", рассказал о перспективах российской космонавтики и Илоне Маске Энергия-Буран, Ракета-Носитель, Технологии, SpaceX, СССР, Космонавтика, Космос, Россия, США, Илон Маск, Длиннопост, Ракетостроение

Я в свое время задумался, а есть ли какой-то показатель эффективности той или иной ракетной системы, способный характеризовать ее технологический уровень. В первом приближении это может быть «коэффициент конструктивного совершенства» – соотношение между полной массой заправленной ракеты и массой собственно конструкции. Чем конструкция легче при прочих равных параметрах, тем она совершеннее, тем выше технологический уровень, необходимый для ее создания.

– То есть некое мерило доступного технологического уровня, я правильно понимаю?

– Именно. Для ракет среднего класса у нас этот коэффициент примерно равен 9–10. И в этом смысле наиболее показательна не первая ступень, а вторая. Каждый лишний килограмм второй ступени является потерянным полезным килограммом в космосе. Именно от ее характеристик зависит выведение нагрузки на орбиту, и она должна получить все самое лучшее из возможного, стать шедевром весового проектирования и показателем достигнутого технологического уровня. Самая совершенная советская ракета «Зенит», ее вторая ступень весит 91 тонну, сухая масса – 8,9 тонны. Коэффициент – примерно 11. Аналог – Falcon-9 Илона Маска. Вторая ступень – 111 тонн, сухая масса – 4 тонны и коэффициент конструктивного совершенства – 27. И кто бы что ни говорил, для нас сегодня подобный технологический уровень просто недоступен.

Инженер, руководивший запуском советского космоплана "Буран", рассказал о перспективах российской космонавтики и Илоне Маске Энергия-Буран, Ракета-Носитель, Технологии, SpaceX, СССР, Космонавтика, Космос, Россия, США, Илон Маск, Длиннопост, Ракетостроение

– Их «канистра» вдвое легче и вчетверо эффективнее…

– Как-то так… Масков двигатель «Мерлин» на второй ступени весит 465 килограммов, а на «Зените» – 1350 при сопоставимой мощности. Да, наш выигрывает по удельному импульсу, но зато и его стоимость в 2,5 раза выше. Что за собой тянет это соотношение? Для того чтобы вывести на орбиту такую же нагрузку, что и двухступенчатый Falcon, нам нужна третья ступень, которую по традиции в России называют разгонным блоком. То есть наш технологический уровень сейчас не позволяет обойтись без третьей ступени (разгонного блока), а это плюс 10–14 миллионов долларов, на минуточку. Это увеличение себестоимости пуска и снижение его эффективности, а также надежности. Мы уступаем и Маску, и европейскому современному семейству ракет Arian 6, и реальных шагов к тому, чтобы создать в России полноценную двухступенчатую ракету, пока не видно.

Инженер, руководивший запуском советского космоплана "Буран", рассказал о перспективах российской космонавтики и Илоне Маске Энергия-Буран, Ракета-Носитель, Технологии, SpaceX, СССР, Космонавтика, Космос, Россия, США, Илон Маск, Длиннопост, Ракетостроение

– Все знаковые космические достижения человечества имели серьезнейшую мотивацию. «Семерка» Королева – обеспечение безопасности страны, умри – но сделай. Джон Кеннеди: «В конце этого десятилетия нога американца ступит на Луну». «Энергия» – «Буран» – партия приказала догнать США с их «Спейс Шаттлом», тоже оборонная задача без всяких скидок на «мы не можем». Есть ли у России сейчас серьезные мотивы создать нечто прорывное в космической области, которое все ждут, но которое никак не прорывается?

– Космические достижения в Российской Федерации ныне не востребованы, и даже то, что сейчас делает наша компания, никому, кроме нас, по сути не нужно. (Сергей Сопов ныне является основателем российской космической компании МКТС, разрабатывающей многоразовый космический корабль "Арго" - прочесть часть интервью про него можете по ссылке ниже)

– Плюс вы пытаетесь предложить что-то нашей сегодняшней космонавтике практически неведомое – многоразовость. Хотя с «Бураном», вы упомянули, определенный опыт был…

– Два запуска «Энергии» дали понять, что с многоразовыми космическими аппаратами еще предстоит решить множество вопросов. Речь надо вести не о конкретных носителях или аппаратах, а о транспортной системе в целом. Каждая транспортная система развивается по одним и тем же законам, потому что задача у любой транспортной системы одна – это доставка грузов и людей из точки А в точку Б. И не так важно, где эти точки находятся – на поверхности Земли или в космосе. Все будет направлено на снижение стоимости этой операции. Поэтому сразу можно сказать, что одноразовая ракета также эффективна, как одноразовый самолет. И в космосе в конце концов все будет точно так же, как в авиации, от многоразовости нам никуда не деться. Проектировать сегодня одноразовые транспортные космические системы – это анахронизм какой-то.

Инженер, руководивший запуском советского космоплана "Буран", рассказал о перспективах российской космонавтики и Илоне Маске Энергия-Буран, Ракета-Носитель, Технологии, SpaceX, СССР, Космонавтика, Космос, Россия, США, Илон Маск, Длиннопост, Ракетостроение

– Какие проблемы нас ждут при переходе от разовых полетов к реально работающей транспортной системе?

– Пока технологические возможности человечества позволяют спасать первую ступень, что демонстрирует Илон Маск. Сейчас его люди работают над решением проблемы возврата второй ступени, в техническом плане это задача на порядок сложнее, чем возврат первой, и они раньше или позже обязательно с этим справятся. Мы же, изначально имея колоссальный задел по опыту спасения первой ступени, полученной еще на блоках А «Энергии», сейчас первую ступень возвращать не можем.

Проблема спасения каждого элемента носителя вовсе не в том, как ловчее приземлить отработавшую ступень, – это можно сделать разными способами и эффективность каждого легко просчитывается. Вопрос в том, что у тебя внутри и как спроектировано изделие. Если оно создавалось сразу как многоразовое, то его надо после каждой посадки не разбирать до винтика, а просто вновь заправить и пустить в дело. То есть вся начинка – двигатели, трубопроводы, клапаны и прочее должны изначально рассчитываться на многократное применение. Именно так и проектировались блоки А «Энергии», на основе которых впоследствии создавалась ракета «Зенит». Но и тогда осталось много нерешенных вопросов. В первую очередь – как противостоять аэродинамическому нагреву корпуса при спуске.

Инженер, руководивший запуском советского космоплана "Буран", рассказал о перспективах российской космонавтики и Илоне Маске Энергия-Буран, Ракета-Носитель, Технологии, SpaceX, СССР, Космонавтика, Космос, Россия, США, Илон Маск, Длиннопост, Ракетостроение

– Так на парашюте же – какой нагрев… Или как у Маска, на двигателях…

– Прежде нужно погасить весьма высокую скорость, на которой первая ступень прекращает работу и отделяется. Она входит в атмосферу Земли где-то на высоте 70 километров и должна затормозиться до скорости, на которой можно задействовать парашюты или двигатели мягкой посадки. Почему-то принято считать, будто нагрев происходит от трения корпуса о воздух, но это не так. Движущаяся с огромной скоростью ступень создает перед собой уплотнение воздуха, ударную волну, и чем выше скорость, тем сильнее нагрев. От возникающего плазменного облака идет конвекционная передача выделяемого тепла на конструкцию – как этому противостоять? При посадке первой ступени Falcon-9 при входе в плотные слои атмосферы включаются двигатели на малую тягу – за счет этого тепловые потоки к поверхности сопел, донной и боковой поверхности блока существенно уменьшаются. Но двигатели изначально должны предусматривать подобный режим работы.

Инженер, руководивший запуском советского космоплана "Буран", рассказал о перспективах российской космонавтики и Илоне Маске Энергия-Буран, Ракета-Носитель, Технологии, SpaceX, СССР, Космонавтика, Космос, Россия, США, Илон Маск, Длиннопост, Ракетостроение

– Что мешает воплотить идею Маска на наших будущих многоразовых ракетах?

– Для такой посадки двигатель должен быть рассчитан на многократное включение и дросселирование до 40 процентов тяги. Такие возможности должны закладываться в двигатель на этапе его проектирования. С теми, что у нас есть, сколь бы их ни нахваливали, реализовать подобную схему невозможно. То есть список необходимого для того, чтобы вывести нашу космонавтику на уровень создания многоразовых систем, нужно начинать с создания принципиально нового для наших конструкторов двигателя. Нужно перенестись с уровня 80-х годов в день сегодняшний: двигатель с тягой 100 тонн должен весить не более 600 килограммов, но не 1300 или 1500, что есть сейчас. Далее – проектирование многоразовых элементов ракеты-носителя, чтобы не приходилось их менять после каждого запуска. Самое сложное: конструктивное совершенство второй ступени должно быть улучшено минимум вдвое, но здесь пока вообще никаких просветов.

При существующем положении дел в системе Роскосмоса нельзя сделать ничего принципиально нового. Даже если за работу возьмутся гении, они будут связаны существующими нормативными документами и законодательными актами. В советское время генеральный конструктор имел, помимо огромной ответственности, и колоссальные права, он своей подписью мог продвинуть любой тупиковый вопрос, возникавший при проектировании новой техники. Классический пример – Королев. Когда стоял вопрос о разработке посадочных модулей для Луны и никто не знал, придется сажать аппарат на твердую поверхность или на толстенный слой лунной пыли, он написал «Луна твердая» и поставил подпись. С этого момента на нем лежала вся ответственность, если бы решение оказалось неверным. Но дело делалось. Не в том проблема, что нет сейчас людей, сопоставимых с Королевым, – просто нынешняя система вообще исключает подобного рода решения. Есть нормативные документы, те же ГОСТы и технические регламенты из советских времен, и будь добр их придерживаться. Пришел на должность – говори, что хочешь, а делай все по имеющимся стандартам. Допустим, есть определенный технический риск – скажем, заменить используемый сплав другим, который конструктор счел более подходящим. Но чтобы это сделать, нужно открывать отдельную НИОКР, а это лет пять исследований и согласований. А прав взять ответственность на себя нет ни у кого. По всем расчетам требуется уложить космический корабль в четыре, допустим, тонны, но в имеющихся условиях получится только шесть, не меньше. Самое парадоксальное, что и менять эту систему не имеет смысла, – она есть и работает.

Просто нужно, чтобы задачи коммерческие решались частным бизнесом. Глава такой компании вправе выпустить собственные нормативные документы, которыми будут руководствоваться конструкторы. Наши технические риски компенсируются через механизм страхования. Любой госслужащий, попытавшийся пойти таким путем, будет как минимум уволен. Тем более что высокими идеями никто не горит и личным благополучием рисковать не собирается. Таковы правила игры.

Полное интервью: https://vpk-news.ru/articles/59369

Показать полностью 7
44

Центральная база хранения Тула-50 (Славный), в/ч 25851 (серия 3)

В третей серии фильма о Туле-50 (войсковая часть 25851), мы побываем на территории батальона охраны и расскажем о жилой части военного городка. Кроме того, поговорим о причинах расформирования соединения и подведем итоги нашего путешествия.


Приятного просмотра!

509

Войны и ордена Владимира Кожухова

Войны и ордена Владимира Кожухова СССР, Россия, Афганистан, Чеченские войны, Память, Длиннопост

Если бы в школьные годы кто-нибудь сказал Володьке Кожухову — мальчишке из подмосковного села Шарапово, что доведется ему пройти через три войны и стать кавалером трех боевых орденов, парень ни за что не поверил бы тому прорицателю.


Какие ордена?! Какие войны?! На дворе — вторая половина семидесятых, больше тридцати лет прошло после Победы. Деды о той войне лишь по праздникам вспоминают, отцы оружие только в армии видели. Страна готовится к Московской Олимпиаде, а он, Вовка, — к очередным соревнованиям по лыжным гонкам. И не лезьте к нему со всякими сказками!


До ввода советских войск в Афганистан тогда оставалось два-три года…



На войну — в качестве поощрения



Норматив кандидата в мастера спорта по лыжным гонкам он выполнил еще в старших классах. После окончания школы успел поработать на авиационном заводе. Правда, его работа сводилась к интенсивным тренировкам и частым выступлениям за родное предприятие на всевозможных лыжных и легкоатлетических соревнованиях, с которых Владимир редко возвращался без кубков и грамот.


Да еще были занятия в секции каратэ, что действовала при заводе под эгидой спортобщества «Трудовые резервы», и занятия в секции парашютистов, куда ему выписало направление ДОСААФ.


Ничего необычного: парень, как и многие его сверстники, всерьез готовился к предстоящей службе в армии. А поработать… «Вот служба закончится — тогда и поработаем», — думал Владимир, еще не предполагая, что два армейских года круто и навсегда изменят его судьбу.

Служить его призвали в воздушно-десантные войска. Полгода провел в учебной части в Прибалтике. От курсантов не скрывали, что местом их дальнейшей службы будет Афганистан. А потому готовили очень серьезно. Занятия по спецтактике ВДВ, рукопашному бою, связи и топографии, огневой и медицинской подготовке, дневные и ночные прыжки с Ан-2 и Ил-76 — все слилось в единый процесс.


Владимир Кожухов:


— Было очень тяжело, но необычайно интересно. Сейчас, с высоты прожитых лет, я могу сравнить и оценить, насколько основательно нас готовили. Кроме физической и специальной, присутствовала и огромная морально-волевая подготовка. Без всякой рисовки могу сказать, что каждый из нас, молодых парней, был патриотом своей страны, а в учебке стал еще и патриотом воздушно-десантных войск, готовым выполнить боевую задачу даже ценой собственной жизни. И это не просто красивые слова — нас так воспитывали в семье, в школе, в спортивных секциях. Командирам и инструкторам в учебке оставалось лишь отшлифовать и закалить тот внутренний стержень, что был в каждом бойце.


Когда было сказано, что «за речку» отправятся только добровольцы, все в нашей роте написали рапорта с просьбой направить в Афганистан. Поэтому выбирали лучших из лучших. Направление на войну было своеобразным видом поощрения и оценкой уровня подготовленности: выбрали — значит, сможешь, значит, готов…



«Что ни день — снова поиск, снова бой…»



В Афганистане он попал в разведроту 350-го полка ВДВ, с которой прошел практически пол-страны. Разведчикам приходилось выполнять всевозможные задачи — от сопровождения колонн и устройства засад на караваны с оружием до участия в крупномасштабных армейских операциях.


После одной из таких, проведенной в Черикарской долине, что на выходе из Панджшерского ушелья, разведчик Кожухов был удостоен ордена Красной Звезды.

Войны и ордена Владимира Кожухова СССР, Россия, Афганистан, Чеченские войны, Память, Длиннопост

Владимир Кожухов:


— Это случилось в восемьдесят четвертом. Панджшерское ущелье всегда было одним из самых гиблых мест, основательно укрепленным и практически полностью контролируемым душманами районом.


Любой разведвыход в тех местах или проводка колонн непременно заканчивались боестолкновением. Контролировал там ситуацию Ахмат-шах Масуд, воевавший грамотно и жестоко. Серьезный противник.


Одно слово — выпускник Рязанского училища ВДВ. У всех разведчиков, включая рядовых бойцов, всегда имелись его фотографии, чтобы даже при случайном обнаружении опознать, захватить или уничтожить…


В тот раз в Панджшерском районе проводилась армейская операция, в которой была задействована и разведрота десантного полка. Разведчикам повезло: они добыли данные о расположении крупного склада оружия и боеприпасов. Первыми вышли к этому арсеналу, спрятанному в горах, и захватили его.


— Сказать, что оружия там было много — значит ничего не сказать. Его вывозили КамАЗами. А потом командование устроило на плацу выставку трофеев. Чего там только не было! Итальянские мины, автоматы и крупнокалиберные пулеметы китайского производства, американские штурмовые винтовки, гранаты, реактивные снаряды, снайперские винтовки…

В общем, дело получилось резонансным. И скорее всего поэтому высшее начальство дало распоряжение не скупиться на поощрения. Как правило, солдатскими наградами были медали «За отвагу» или «За боевые заслуги». Ордена давали или посмертно, или получившим ранение.


Но тут раздобрились: «Красную Звезду» в нашей роте получили я, наш старшина Володя Морозов и еще несколько ребят.


Хотя, знаете, я и тогда, и сейчас не считаю, что мы совершили что-то из ряда вон выходящее. Обычная работа войсковых разведчиков: получили задачу — пошли и выполнили. По-другому в разведке и быть не должно…


Из Афганистана он возвращался в конце 1984-го. Уже не юношей — мужчиной, закаленным и опытным бойцом, со старшинскими погонами на плечах и боевым орденом на груди. Вернулся он уже совсем в другую страну, в которой назревали большие перемены.



Дан приказ — на Кавказ


Две недели законного отдыха после дембеля пролетели незаметно. И разведчик-десантник стал задумываться: а что же дальше?


Недостатка в предложениях не было: звонили и из комсомольских структур, и из органов госбезопасности, и из райотдела МВД — воина-интернационалиста, орденоносца готовы были принять везде. Он подумал и пошел служить в милицию, в отдел по охране административных зданий. Существовало в то время такое подразделение.

Войны и ордена Владимира Кожухова СССР, Россия, Афганистан, Чеченские войны, Память, Длиннопост

Но долго стоять на посту у дверей ему не пришлось — начальство дало рекомендацию для поступления в Высшую школу милиции, после окончания которой вместе с лейтенантскими погонами Кожухов получил направление на работу следователем в родной для него Одинцовский район.


Несколько лет исполнял эту должность. А потом друзья-знакомые, носившие не пиджаки и галстуки, а камуфляж, спросили: «Володя, не надоело тебе бумажки из ящика в ящик перекладывать? У тебя же Афган за плечами, боевой опыт. Давай к нам, в ОМОН». Он подумал.


И… согласился.


Советского Союза уже не существовало, а на Северном Кавказе снова лилась кровь и пахло порохом.


Владимир Кожухов:


— В девяносто втором, а я тогда был заместителем командира одинцовского ОМОНа, отряд в полном составе направили в командировку в район осетино-ингушского конфликта. В принципе, для меня в тех условиях не было ничего нового и необычного. Все знакомо еще по Афгану.


Блокпост выставить, организовать охрану административного здания или школы, блокировать район и провести в нем зачистку с целью поиска и изъятия оружия (кстати, в Афганистане эти операции назывались «проческами») — без проблем, только дайте команду. Выручало и то обстоятельство, что в отряде было достаточно ребят, прошедших Афганистан. А боевой опыт многое значит, его никуда не денешь.


Единственное, чего мы тогда в полной мере не осознавали (а может, просто не хотели верить), что все эти события станут прелюдией к более страшной и кровавой драме — чеченской войне…



Работа по специальности


Первый раз в Чечню Кожухов попал в начале девяносто шестого. До этого ездили другие, а он, будучи командиром спецроты ОМОНа Московской области, готовил подчиненных, участвовал в спецоперациях и ждал, когда настанет его черед лететь на войну.


В начале марта 96-го боевики предприняли попытку взять под контроль Грозный. И для московских омоновцев прозвучала команда на погрузку. Из Моздока их направили в Аргун — третий по величине город Чечни. Забазировались в местном Доме культуры вместе с коллегами из Твери.


Приступили к выполнению задач, присущих милицейскому спецназу: выявлению и уничтожению мелких бандгрупп, поиску тайников и схронов с оружием, работе на блокпостах по досмотру транспорта и проверке документов.

Войны и ордена Владимира Кожухова СССР, Россия, Афганистан, Чеченские войны, Память, Длиннопост

Владимир Кожухов:


— Обычная милицейская работа в горячем регионе, так сказать, по основной своей специальности. Главные события тогда разворачивались в Грозном и вокруг него. А у нас было относительно спокойно. Обстрелы базы и перестрелки на блокпостах, которые случались два-три раза в неделю, считались вполне обыденным явлением…


За ту «относительно спокойную» командировку майор милиции Кожухов был удостоен медали «За отвагу». А вскоре после возвращения отправился в очередную. Вот там-то и началась настоящая работа.


Владимир Кожухов:


— Тяжелые бои развернулись тогда за Самашки, куда нас бросили прямо из Моздока. Боевиков из села выбили, загнали в Самашкинский лес, откуда они продолжали делать вылазки, нападая на колонны и расположения войск. Задача стояла пресечь их действия, перекрыть связь с внешним миром, лишить пополнения боеприпасами, продовольствием, медикаментами, не допустить соединения мелких бандгрупп в отряды. Вот тут снова пригодился афганский опыт.

В одну из ночей мы устроили засаду на тропе. Вышли небольшой группой, всего впятером, имея информацию, что ночью по той тропке к лагерю будет двигаться небольшая банда. Все по уму сделали: замаскировались в непосредственной близости от лагеря, даже голоса боевиков слышали. Когда «долгожданные гости» показались на тропе и приблизились, ударили из автоматов… А потом полночи уходили от преследователей. И лишь к рассвету без потерь вышли на блокпост армейцев…


Именно после этой «прогулки по ночному лесу» Владимир Алексеевич был удостоен ордена Мужества…



От судьбы не уйдешь


В «межвоенный период» — в 1997–1999 годах — ему вместе с бойцами отряда милиции особого назначения Московской области приходилось заниматься «обычной работой»: обеспечивать общественный порядок на спортивных и прочих массовых мероприятиях в Подмосковье, обезвреживать вооруженных преступников, заниматься плановой подготовкой своих подчиненных, готовясь к новым испытаниям. Что Чечня полыхнет во второй раз, было ясно каждому…

Войны и ордена Владимира Кожухова СССР, Россия, Афганистан, Чеченские войны, Память, Длиннопост

И она полыхнула: в августе девяносто девятого отряды боевиков и наемников вторглись в Дагестан. Осенью Кожухов со своими бойцами опять оказался на Северном Кавказе. Сначала работали в Моздоке — охраняли больницу, проводили спецоперации. А когда войска начали штурм Грозного, опять оказались в чеченской столице. «Чистили» Старопромысловский район, затем Заводской…


В Афганистане, Северной Осетии и на первой чеченской смертоносный металл, хоть и посвистывал рядом, все же миновал Кожухова. Нашла его пуля 2 марта 2000 года, под самый конец командировки.


Владимир Кожухов:


— Нас менял сергиево-посадский ОМОН. Забрали мы их в Моздоке, загрузили в машины, идем обратно в Грозный. Я с командиром в головной машине, плюс водитель. Метров четыреста до базы оставалось, вот уже и КПП. И тут по колонне ударили пулеметы и автоматы. Первая очередь — по кабине. Лобовое стекло вдребезги, но из нас никого не задело. Выскочили, залегли, начали осматриваться.


Бьют с трех сторон, один «Урал» уже горит. Ребята, кто успел десантироваться, оборону заняли, огнем огрызаются. Стал по рации запрашивать, кто где находится. Смотрю — неподалеку в яме пять-шесть наших парней залегли, других укрытий нет, местность ровная, как стол. Решил к ним перебежать. Только поднялся, и тут словно лом в спину вогнали. Но на ногах устоял, до своих добрался. С собой с десяток шприц-тюбиков промедола было. Пару себе вколол, остальные — ребятам, там почти все ранены были.

Войны и ордена Владимира Кожухова СССР, Россия, Афганистан, Чеченские войны, Память, Длиннопост

Где-то с полчаса мы бой вели, потом стали войсковые подразделения подтягиваться. За ранеными «бэха» подскочила, загрузились в нее — и в госпиталь… Самое интересное, что я все это время в сознании был, из БМП сам вышел. Доктор меня сначала за сопровождающего принял. А потом под куртку глянул — и сразу на операционный стол: пуля вошла в спину между ребер, пробила легкое и вышла, разворотив плечо…


Потом были Владикавказский и столичный госпитали, период восстановления и возвращение в строй, награждение вторым орденом Мужества. И продолжение того дела, которому он посвятил свою жизнь, — служить Отечеству в офицерских погонах.



Владимир Алексеевич проходил службу в одном из подразделений МВД по Центральному федеральному округу. И порой вспоминал, что если в школьные годы кто-нибудь сказал бы мальчишке из подмосковного села Шарапово, что доведется ему пройти через три войны и стать кавалером трех боевых орденов, он ни за что бы не поверил тому прорицателю…


13 марта 2020 года Владимир Алексеевича не стало...

Войны и ордена Владимира Кожухова СССР, Россия, Афганистан, Чеченские войны, Память, Длиннопост

http://oficery.ru/security/5102


https://layshev.ru/soboleznovaniya-v-svyazi-so-smertyu-vladi...

Показать полностью 6
159

Спальные районы Москвы.Окраины Москвы

Ивановское

Спальные районы Москвы.Окраины Москвы Москва, Россия, Крыша, Спальный район, Город, Страны, Архитектура, СССР, Здание, Фотография, Фотограф, Жизнь, Безысходность, Длиннопост

Строгино

Спальные районы Москвы.Окраины Москвы Москва, Россия, Крыша, Спальный район, Город, Страны, Архитектура, СССР, Здание, Фотография, Фотограф, Жизнь, Безысходность, Длиннопост

Чертаново

Спальные районы Москвы.Окраины Москвы Москва, Россия, Крыша, Спальный район, Город, Страны, Архитектура, СССР, Здание, Фотография, Фотограф, Жизнь, Безысходность, Длиннопост

Бирюлево

Спальные районы Москвы.Окраины Москвы Москва, Россия, Крыша, Спальный район, Город, Страны, Архитектура, СССР, Здание, Фотография, Фотограф, Жизнь, Безысходность, Длиннопост

Тропарево-Никулино

Спальные районы Москвы.Окраины Москвы Москва, Россия, Крыша, Спальный район, Город, Страны, Архитектура, СССР, Здание, Фотография, Фотограф, Жизнь, Безысходность, Длиннопост

Вешняки

Спальные районы Москвы.Окраины Москвы Москва, Россия, Крыша, Спальный район, Город, Страны, Архитектура, СССР, Здание, Фотография, Фотограф, Жизнь, Безысходность, Длиннопост

Бабушкинский

Спальные районы Москвы.Окраины Москвы Москва, Россия, Крыша, Спальный район, Город, Страны, Архитектура, СССР, Здание, Фотография, Фотограф, Жизнь, Безысходность, Длиннопост

Ясенево

Спальные районы Москвы.Окраины Москвы Москва, Россия, Крыша, Спальный район, Город, Страны, Архитектура, СССР, Здание, Фотография, Фотограф, Жизнь, Безысходность, Длиннопост

Новокосино

Спальные районы Москвы.Окраины Москвы Москва, Россия, Крыша, Спальный район, Город, Страны, Архитектура, СССР, Здание, Фотография, Фотограф, Жизнь, Безысходность, Длиннопост

Гольяново

Спальные районы Москвы.Окраины Москвы Москва, Россия, Крыша, Спальный район, Город, Страны, Архитектура, СССР, Здание, Фотография, Фотограф, Жизнь, Безысходность, Длиннопост

Преображенское

Спальные районы Москвы.Окраины Москвы Москва, Россия, Крыша, Спальный район, Город, Страны, Архитектура, СССР, Здание, Фотография, Фотограф, Жизнь, Безысходность, Длиннопост

Бибирево

Спальные районы Москвы.Окраины Москвы Москва, Россия, Крыша, Спальный район, Город, Страны, Архитектура, СССР, Здание, Фотография, Фотограф, Жизнь, Безысходность, Длиннопост

Хорошево-Мневники

Спальные районы Москвы.Окраины Москвы Москва, Россия, Крыша, Спальный район, Город, Страны, Архитектура, СССР, Здание, Фотография, Фотограф, Жизнь, Безысходность, Длиннопост

Фотографии других районов можно увидеть в предыдущих постах

Больше фото в паблике вк: https://vk.com/moscowoutskirts

Показать полностью 11
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: