46

Игрушкам тоже надо отдыхать!

У мальчика по имени Дима в ящике жили игрушки. Плюшевый мишка, лошадка, собачка, черепаха, кошечка, поезд, кран и ещё много много разных книжек и погремушек.


Дима очень любил играть с ними, так любил, что никогда не убирал в ящик. Ведь если игрушки лежат на полу, то и играть можно в любой момент: когда идёшь кушать, спать или чистить зубы. Вот они! Играй, доставать ничего не надо! И совсем не мешают, как говорит мама! Так рассуждал Дима.


Но его совсем не хотели слушать. И не верили, что так гораздо удобнее. Папа и мама каждый вечер убирали игрушки обратно в ящик. Говорили, что там их домик и они будут спать. Дима всегда удивлялся. Ведь там совсем неудобно спать! Гораздо лучше у него в кроватке! И укладывал игрушки под одеяло. Ох, и ругалась мама...


В один вечер она вдруг сказала, что игрушки от него сбегут, если Дима не даст им отдыхать в своём домике. Вот ещё! Глупости какие! Им ведь так весело играть вместе. И ничего не сбегут! Завтра вот они вместе будут строить замок для всех игрушек. Прямо посреди комнаты! А потом пойдут кататься по железной дороге. И подниматься краном на диван. У них ещё столько интересных игр впереди!


Но на следующее утро, недоумевающий Дима оглядывал абсолютно чистую комнату, в которой не осталось ни одной игрушки!

- Не может быть! Сбежали?! - едва не плакал мальчик.

- Ничего удивительного, ты совсем не давал игрушкам отдохнуть - заметила мама.

- Но мне нравилось с ними играть!

- Мне тоже с тобой нравится играть, но я же не мешаю тебе, когда ты ложишься спать после обеда, - сказала мама, - у тебя тихий час и тебе нужно отдыхать.

- Так, значит игрушки правда ушли, потому что я не сажал их в свой домик отдохнуть? - жалобно спросил Дима.

- Именно так, - уверенно ответила мама.

- Но как же их теперь вернуть? - спросил Дима, - я обещаю, что всегда буду возвращать их в домик!

- Ну, я не думаю, что они далеко убежали, - задумчиво сказала мама - попробую их догнать и уговорить вернуться!


И игрушки всё-таки вернулись домой!

Дима обрадовался, от всего сердца попросил у них прощения и с тех пор, после игр, всегда возвращал игрушки на место, в их дом.

Игрушкам тоже надо отдыхать!


(Восьмая попытка детского рассказа. Очень прошу оценить)

Дубликаты не найдены

+7

Ну, если вы просите оценить...
Понимаете, ваш рассказ не для детей, он для взрослых. Которые похвалят и выдадут приз на конкурсе детских рассказов.

+2
Возможно немного изменить детали концовки для более логичного построения сюжета. Например, что из комнаты ушли не все игрушки, а только большая часть. И чтобы вернуть игрушки ребенку надо научится заботится о тех игрушках, которые остались. Он научится за несколько дней и остальные игрушки вернуться.
+1

Если честно, то рассказ тупо скучный и шаблонный. После первой фразы ясно сем кончиться. Нет ни волшебства,ни озорства. Герои безличны.  Они манекены,  действуют по схеме и могут быть заменены. Предлагаю заменить их на семейство бобров. Короче это диктант. Еще попытку. Больше безумия!

+1

... игрушки убежали, зато пришли Свирепый Бамбр, Подкроватный Монстр и Черный Паук. Они всю ночь скрежетали зубами, играли Димой в футбол и не давали спать, как Дима не давал спать  игрушкам. Дима плакал, рыдал, но все было напрасно. Тогда Дима сбежал из дома в шкаф и там встретил свои игрушки. Они обрадовались друг другу и поклялись никогда больше не обижать друг друга. А потом пошли войной на Бамбра, Монстра и Паука. Много было погибших и раненых, но враг был разбит, победа была за нами и Дима с игрушками построили простое человеческое счастье.

0
Читала точно такой же рассказ в контакте. Вы его уже выкладывали?
раскрыть ветку 1
-1

Нет, вчера вечером только написал. Но идея же самая обычная, не удивлен что есть похожий

-1

Мне понравилось) поучительно. Но я взрослая.

Можно было бы попробовать от лица игрушек написать эту историю, дети охотно верят в волшебство и чудеса.

Похожие посты
35

Космос-2100

Опять я поучаствовал на конкурентом ресурсе в конкурсе коротких рассказов и для полутора человека моих подписчиков размещаю рассказ здесь. Заданием конкурса была рэндомная картинка - см.ниже. Итак,  кому интересно, предлагаю ознакомиться с моими потугами.

ЗЫ1: конкурс не выиграл, победили какие-то сопли :))

ЗЫ2: ВНИМАНИЕ, рассказ может оскорбить религиозные чувства и вызвать подгорание афедрона в связи с пессимистическим видением автора будущего цивилизации.

Космос 2100

Космос-2100 Фантастический рассказ, Хочу критики, Религия, Православие, Атеизм, Постапокалипсис, Длиннопост, Авторский рассказ

- Доброе утро, ученики! – сказала Марья Ивановна, поправив платок, - Господи помилуй нас! Сегодня у нас важное собрание. Все вы знаете, какой неприятный случай произошел вчера в школе. Ваш одноклассник Анисим Мартынов сын нашел богохульный предмет и вместо того, чтобы сдать его в Палаты Безопасности Клира, принес в школу, чтобы похвастаться перед учениками. Сейчас Анисим находится на отчитке, а потом батюшка наложит на него строгую епитимью. И ваш одноклассник, слава Богу, легко отделается. Вы слышите, дети?

Дети молча сидели в классе, стараясь не смотреть в глаза учительнице. Кто-то негромко вздохнул. За дверью послышался шум и тяжелые шаги.

Марья Ивановна резво подбежала к двери, распахнула ее, и в класс ввалился полный священник в облачении: черная ряса, скуфья и блестящий наперсный крест. Учительница поцеловала вытянутую руку и пробормотала «проходите, пожалуйста, Ваше Высокоблагословение». Священник вальяжно вошел в класс, заприметил стул у доски и сразу же взгромоздился на него, тяжело дыша.

- Дети! – волнуясь произнесла Марья Ивановна, - к нам сегодня в гости пришел протоиерей Онуфрий из Храма Богоявления нашего уезда. Он расскажет нам, почему Анисим совершил греховный и опасный поступок. А после вы сможете попросить у батюшки благословение.

Сказав это, учительница забилась в угол и почтительно уставилась на гостя.

Онуфрий пожевал губу и строго обвел взглядом класс, отчего некоторые ученики невольно пригнулись.

- Христос воскресе, радости мои! – начал он низким, но громким голосом.

- Воистину, - послышался нестройный хор из-за парт.

- Не слышу вас, отроки! – взревел батюшка.

- Воистину, - в разы громче разнеслось по классу.

- Молодцы, чада! Но давайте без понуканий. Бог дважды не спросит.

Он прокашлялся и поправил крест.

- Я пришел к вам на урок из-за проступка отрока.. эээ… Анисима. Что сделал этот отрок?

Поп полез за пазуху и вытащил оттуда папку. Громко плюнув на пухлые пальцы, он неспешно пролистал стопку бумаг и вытащил помятый лист.

- Несмотря на то, что этот предмет – богохульство, я продемонстрирую его вам. Как говорит наш архиерей, врага надо знать в лицо! – он усмехнулся в бороду, затем поднял палец и грозным голосом добавил, - но не поддаваться искушению! Помним, что с искушенными мы обходимся строго и по закону и по совести!

Он отложил в сторону папку, расправил листок и продемонстрировал его классу. Учительница в углу ойкнула и невольно прикрыла глаза ладонью. Дети, наоборот, жадно всмотрелись в изображенный на листе рисунок. Это был артефакт старого мира, созданный по запретным технологиям. На картинке присутствующие разглядели скалистый безжизненный пейзаж, залитый ядовитым солнечным светом. На переднем плане, занимая аккурат половину рисунка, разместилось существо с огромными стеклянными глазами и прорезями на месте рта. В глазах отражалась подернутая зеленью равнина с иглоподобными башнями на горизонте. Сидевшие на передних партах разглядели позади главного героя две человеческие фигуры, топчущиеся на обрыве.


Протоиерей внимательно глядел на класс, словно отмечая и запоминая излишне любопытных учеников. «Дети, дети!» - выдохнула Марья Ивановна из угла, но поп строго зыркнул на нее, и та осеклась. Подождав с минуту, он сложил лист и убрал в папку. В классе воцарилась зловещая тишина. Онуфрий жевал губу и, прищурившись, смотрел на класс. Школьникам стало не по себе.

- Очевидно, - внезапно начал гость, - что изображение это от лукавого. Не все из вас знают, что тут нарисовано и зачем. А это, чада мои, бесполезные и тщетные фантазии наших нечестивых предков.

Они, загубившие мир, ничтоже сумняшеся, слушали нашептывание Врага Всего Сущего о том, что звезды, что мы видим на небосводе, это, представьте себе, обитаемые миры, подобные нашей планете. Вы только вдумайтесь! – Онуфрий повысил голос. – Наши предки полагали, что Господь создал не одну твердь, а множество и разбросал их по небосводу!

Марья Ивановна в углу ожидаемо пискнула, а кто-то из учеников издал смешок. Онуфрий грозно вгляделся в задние ряды, пытаясь понять, на что был направлен смешок: на учительницу или на еретические идеи. Не сводя глаз с предполагаемых насмешников, протоиерей продолжил.

- Почти сто пятьдесят лет назад православный монах-схимник Георгий, в миру Юрий Гагарин, милостью Божьей был вознесен на небо и удостоверился, что там, где кончается воздух, по-учёному ат-мос-фе-ра, находится твердь, как и сказано в Писании.

- Кто скажет, откуда нам известно про небесную Твердь? - Онуфрий обвел глазами класс и покосился на Марью Ивановну. Одна из девочек в опрятном платочке и лицом перспективной богомолки вскинула руку.

- Ответствуй, дитя!

- Бытие, первая глава, стих восьмой! – отчеканила отличница.

- Как звать? – удовлетворенно произнес протоиерей, прикрыв один глаз.

- Анна, Ваше Высокопреподобие.

- Спаси тебя Христос, Анна! Се честное и благословенное дитя, избегающее искушений.

- Так вот, чада мои. Несмотря на вознесение святого Георгия к Небесной Тверди, силы зла не оставили попытку смутить умы человечества. Не прошло и десятка лет, как в безбожной стране Омерике слуги диявола растрезвонили весть, что они построили подъёмник, называемый ракетой, и долетели до Луны, которая светит нам по ночам.

Среди учеников прокатилась волна шепота.

- Цыц! – ударил кулаком по столу учительницы Онуфрий. – Слушайте дальше.

Злые силы не просто рассказывали о полете к ночному светилу, но даже создали движущиеся картинки, на которых нарисовали, как они это сделали. Многие люди, в том числе и уважаемые православные умы, поверили этим картинкам, не слушая трезвых замечаний о явной и грубой подделке. Очень и очень прискорбно, как враг очевидной и несусветной глупостью прельстил в том числе и лучших людей нашей родины.

А ересь, значит, разрасталась как сорная трава на пашне. Если можно долететь до Луны, то, получается, можно долететь и до звезд? И стали люди мечтать и сочинять небылицы о том, как, значит, долетают они до Марса или до Денницы, как строят там города и храмы.

Протоиерей сделал паузу, позволяя слушателям получше представить ход мыслей предков.

- Будь добра, воды, сестра, - попросил он Марью Ивановну.

Та сорвалась с места и, подбежав к попу, громко зашептала ему на ухо:

- Батюшка, директор велел преподнести вам чарку нашего монастырского.

- Благословляю, - одобрил Онуфрий.

Марья Ивановна подскочила к комоду в противоположном углу, вытащила из складок юбки огромную связку ключей и, стараясь не звенеть, стала нервно перебирать ключи. Протоиерей насмешливо проводил ее взглядом, но тут же снова принял грозный вид и обратился к аудитории.

- Чем же кончилась эта история с мечтами о невозможном? К чему привел человечество грех гордыни? - а это бы именно он. Вам всем, конечно, известно. Но я повторю.

Враг Всего Сущего, порадовавшись тому, как легко люди ведутся на его россказни, отправил в Ойкумену свое исчадие, антихриста по имени Илоний Маскский. Конечно же, он поселился в гнезде разврата и богомерзости – в стране Омерике, будь она трижды проклята. Этот Илоний пообещал людям, что за несколько лет он построит летающие корабли, которые отвезут их аж на звезду Марс, где их ждут молочные реки, кисельные берега и цветущие яблони – запретные древа познания. И тысяча тысяч христиан поклонились новому пророку и несли ему свои богатства и предлагали свои умения и ремесла для богохульного замысла.

- Ну, чада мои, кто мне ответит, в каком граде земном, люди собирались добраться до тверди небесной? И что из этого вышло?

Горящие глаза Анны вперлись в батюшку, отчего тот, потянувшийся за преподнесенной чашой, замер и невольно произнес:

- Ответствуй, Анна!

- Это город Вавилон, в котором нечестивцы в грехе гордыни построили башню до небосвода! За это Господь покарал их непониманием друг друга и разрушил башню до основания.

- Спаси тебя Христос! – ошеломленный протараторенным ответом поп осенил ученицу крестным знамением.

Затем он пригубил из чаши, зажмурился, двумя глотками осушил ее и вытер бороду рукавом рясы.

- Хорошо, - заметил он, обращаясь к окаменевшей у стола учительницы. Та забрала из его рук чашу и с ней же забилась обратно в угол.

- Так да! Раба Божья Анна молвит правильно. Ва-ви-лон! Святые отцы не раз предупреждали человечество о грехе гордыни и чрезмерных мечтаниях. Вместо покаяния и причащения люди выдумывали невозможные механизмы, вместо дум о спасении размышляли о путешествиях к небесной тверди.

Онуфрий слегка покраснел, и лицо его невольно выдавало добродушное настроение.

- И Господу пришлось опять вмешаться, чада мои. Как ни прискорбно было давать нам урок, но он был необходим. Наслал он на всю планету поветрие злое и неизлечимое. Мор косил всех: и праведных и неправедных. Вызывал он дыхание тяжелое и жар горячий и сжигающий. Болезный терял обоняние и умирал в мучениях лютых, едва успевая причаститься перед кончиной. И тогда остановились ложные работы Илония, и рухнули в пыль его злосчастные корабли.

Вышел на Лобное Место патриарх Всея Руси Кирилл Великий. Отправил он во все стороны крестные ходы с иконами Спасителя и Богоматери. Приказал открыть все церкви и храмы и бить колокола, чтобы отогнать заразу. А сам уединился в пещерах на Урале и трижды по семь лет, не переставая, молился о спасении человечества.

И затем очнулись люди, увидели, что морок овладел ими, обратились с молитвами к Спасителю, и тот указал им громить антихристовы постройки и убежища. И погнали всех, кто называл себя учеными, всех, кто говорил, что нет богов, что есть другие миры. И началась пятидесятилетняя война с воинством люциферовым. В очистительном пламени сгорели страна Омерика и безбожная Чайна, пепел Абадонны засыпал Европу, а голод погубил Азию.

Онуфрий крякнул и торжественно улыбнулся.

- И только Святая Русь выстояла перед испытанием, ибо мы первые поняли тщетность фантазий и вернулись в лоно нашей Вечной и Неугасимой Церкви.

- Вот так, чада мои! – заключил он. – Теперь вы понимаете, насколько опасна и богомерзка картинка, найденная вашим одноклассником, как его звать... Мартыном. Она напоминает нам о днях гордыни и тщеславия и может привести к ереси нестойких и слабых волей человеков. Что нам говорил Господь в проповеди? Блаженны нищие духом – предупреждал он, что значит, не возгордитесь и не замахивайтесь на планы Божьи, не искушайте Господа своими измышлениями, а направьте их на душеспасение и любовь к ближним.

- Есть ли вопросы, чада мои? – поп откинулся на спинку стула, и тот отчаянно заскрипел. Онуфрий кивнул учительнице на комод. Марья Ивановна тут же бросилась наполнять чашу.

- Ну что ж, - сказал протоиерей, - раз вам всё понятно, помолимся братья, сестры, отроки и отроковицы.

Не вставая, он напевно прочитал «Отче наш» и, вдохновившись, после слова «Аминь», одним махом осушил поднесенную чашу. Не стесняясь, громко икнул, пыхтя, слез со стула и кивнув учительнице проследовал за дверь. Из коридора послышался его бас, обращенный к директору: «Иван Ильич, хвалю, ничего не скажу... Это у вас в каком монастыре разливают? Да, и детки ваши, значит, умницы… Ничего, ничего, обойдется… Это не мне решать, Палаты Безопасности такими делами занимаются… Да, да, Спаси Христос, сестра…».


Подождав, пока удаляющиеся голоса стихнут, ученики по одному тихо вышли из класса. Ученица Анна, проходя мимо учительницы, покачала головой и негромко сказала:

- Вы обещали благословение.

Марья Ивановна побледнела и схватилась за сердце.

На выходе из школы, перекрестившись по обычаю на угловую церковь Илии Пророка, трое мальчишек бросили в кусты портфели и отправились вглубь близлежащих руин. Что здесь было раньше, уже никто не помнил, осталась лишь торчащая там и тут арматура, вздыбленные бетонные балки, пустые стальные коробки от тяжелого оборудования. Там под обломком плиты на втором этаже, куда не заберется ни один взрослый, у детей был тайник. Феофан сын Андрея, Петр сын Никиты, Пимен сын Климента бережно вытащили сверток и достали из него спрятанное сокровище - книгу старого мира. Сильно потрепанную, пыльную, неумело склеенную из нескольких частей, но с легко читаемой надписью на обложке. Дети, помолчали, вспоминая незавидную судьбу их товарища Анисима сына Мартына, который принес в школу найденную недостающую страницу из книги и к несчастью попался учителям. Затем Пимен сын Климента уселся поудобнее, открыл книгу и негромко вслух начал читать, а остальные жадно слушать, иногда почему-то мечтательно посматривая на ясную синеющую небесную твердь середины мая.

«Рэй Брэдбери, - торжественно прочитал мальчик, - Марсианские Хроники. Ракетное Лето….».

Показать полностью
125

Демьян и Леший

В далёкой деревушке, у леса на опушке, жил столяр Демьян с дочуркой Алёнкой, восьми годочков. С утра до вечера Демьян то в огороде за посевами ухаживал, то в сарае столярничал: столы, стулья, ложки, кружки, и разные игрушки мастерил из дерева. Потом продавал на городской ярмарке. Нравились народу его поделки, он ведь обязательно узоры причудливые вырезал, да так искусно, словно это само дерево изогнулось, а не резцом ему форму придали.


Жены у Демьяна не было, потому хозяйкой в доме Алёнка была. Она и еды на стол могла приготовить и избу подмести и животных домашних кормить не забывала. Да каждой живой душе Алёнка заботу дарила, словечко доброе находила и улыбалась. В хозяйстве у неё было всего-то пять кур, кошка, собака и коровка-кормилица Белое пятнышко.

Жили мирно и дружно, держались друг за дружку да со всеми невзгодами вместе боролись.

Но видно решила судьба ещё разок испытать их на крепость.


Как-то одним утром увидел Демьян, что кто-то увёл у них любимую корову!

Да так ловко, что и не всполошился никто! Замки и ворота на прежнем месте остались, а во дворе ни одного постороннего следа.

Не может быть, чтоб такого ловкого вора заинтересовала обычная коровка в домике на отшибе!

Нечисто тут дело, подумал Демьян.

Говорит Алёнке:

-Не простой это вор, дочка. Пройдусь вокруг, погляжу, может найду какую подсказку.

А Аленка в ответ:

-Будь осторожен, батюшка! Возьми мою игрушку-свистульку, вдруг сигнал подать придётся!

Улыбнулся Демьян, но игрушку взял и пошёл.


Обошёл все местные овраги, поля. Ничего необычного не нашёл.

Двинулся он тогда в лес. Идёт неспеша, осматривается внимательно, может следы какие заметит. Бродил, бродил, потихоньку углубляясь в чащу, как вдруг, глядь! Откуда ни возьмись возникли отметины коровьих копыт прямо перед ним! Откуда и куда ведут - непонятно! Словно с неба корова в том месте спустилась. Или с дерева.

Чудеса... подумал Демьян, неужели сам Леший за коровой явился и забавляется теперь?


Только так подумал Демьян, как вышел из дерева скрюченный старик! Борода из мха до пояса, не лицо у него, а кора дубовая, шапка на голове терновая, с гнездом, на плечах плащ из крапивы, в руках посох из ивы, а на нём цветы распускаются, да черные глаза смотрят тяжело и огни в них плескаются!

Хранитель леса - Леший.

-Далеко забрался Демьян, - хрипло прокаркал Леший.

-Да беда случилась, корова вот в лес забрела, как найду, сразу обратно, не серчай, хозяин леса! - бодро ответил Демьян. А самому страшно! Какая уж тут корова, теперь самому бы уйти!

-Не видал тут твоей коровы, - говорит Леший, - только моя, одна-одинёшенька пасётся на полянке.

Смекнул, Демьян что к чему. Забрал его корову Леший! Да только нечестно это, вернуть нужно кормилицу!

-Должно быть твоя корова черная да с белым пятнышком на правом боку? - спросил Демьян.

-Верно, - говорит хозяин леса.

-Так это моя корова! Отдавай назад, Леший! Разве я тебя обидел чем, чтоб ты её украл у меня? - воскликнул Демьян.


В тот же миг вспыхнули огни в глазах у Лешего! Да как каркнул он вороном на весь лес! Ветер поднялся такой, что стал деревья вековые гнуть к земле! Почернело всё вокруг! Демьян на землю упал, пошевелиться не может!

Ударил Леший посохом оземь - стихло всё!

Огляделся Демьян.

Очутились они, должно быть, в самом сердце леса среди угрюмых деревьев-великанов. Вечный мрак и влажная прохлада царили здесь, а всякое движение, казалось замерло, только иногда раздавался протяжный скрип в тишине. То ли тёрлись ветви в вышине, колеблемые ветром, то ли переговаривались между собой древние деревья.


-В воровстве обвинил меня, Демьян? - грозно спросил Леший - должно быть, ты забыл как без спросу собирал в моём лесу орехи, ягоды, грибы и дерево! Моим трудом выращенное всё!

Голос Лешего скрежетал, а вокруг опять расползалась тьма.

-Много вас таких! Приходите в лес, ломаете, рубите, животных губите, костры разжигаете - глаза его ярко вспыхнули! Много вас, а я один...

И потому взял плату, мне причитающуюся!

И тебя здесь оставлю. Долг отрабатывать! - хрипло каркнул Леший.


Повесил голову, Демьян. Не вернуть ему коровку, да и самому, видать не выбраться, осерчал на людей Леший сильно, а мстит ему теперь.

Хоть и брал Демьян в лесу деревья только сухие, ягод да грибов всегда в меру собирал, а животных так и вовсе не трогал.

-Зря ты так, - грустно сказал Демьян, - знаешь ведь, что я лес никогда не губил.

-Губил, не губил... Ты такой же как и все! Не любишь лес, не бережёшь! - прокаркал Леший.

-Я дереву вторую жизнь даю! Утварь домашнюю и игрушки разные вырезаю, - сказал Демьян и достал игрушку-свистульку, которую дочка ему в дорогу дала.

Подул он тихонько и нежный переливчатый свист разлетелся по древней чаще. И посветлело вокруг.

-Чудная вещица, - негромко произнес хозяин леса.

-Это ещё что, я много всякого мастерю. Да только из сухих, больных и упавших деревьев. - сказал Демьян.

-Посмотрим, - негромко сказал Леший. Задумался, нахмурился. Закрыл глаза да и застыл как древо.

А Демьян стоит, дышать боится. Глаз с него не сводит.


Невесть сколько времени прошло, открыл глаза Леший, проскрежетал сурово:

-Отпущу тебя. Да только пока лес любить и беречь не научишься, даже не вздумай входить в него!

Посохом ударил, завертелась земля, завыл ветер и оказался Демьян на опушке перед домом! Стоит, радуется, чудом ведь смерти избежал!


А к нему уже Аленка бежит. Обнялись они и рассказал он дочке всё, что с ним приключилось.

А как закончил, говорит:

-Плохи дела наши, Алёнушка, и коровку потеряли и в лес мне теперь вход закрыт, а без дерева я столярничать не смогу. Придется пояса нам потуже затянуть.

-Не спеши горевать, батюшка, - отвечает Алёнка, - Леший как сказал: "пока лес любить и беречь не научишься!"

-Я и так лес люблю! - воскликнул Демьян.

-Так, да не так. Есть правда в его словах, - сказала Алёнка, - мы ведь только берём у леса дары: орехи, ягоды, дерево сухое, пусть и немного, но назад то ничего не приносим, ничем не помогаем!

-Что же ты предлагаешь, доченька?

-Давай каждый день по кустику или по деревцу на опушке сажать, лесу помогать! - радостно предложила Алёнка.

-Да разве ж Леший сам не может кустик вырастить? Глупости какие! - усомнился Демьян.

Но больше дочке перечить не стал. Прислушался.


И стали они каждый день к лесу ходить, слабенькие ростки рассаживать так, чтобы им солнца хватало, да трава не мешала расти.

Сперва по одному саженцу за раз, потом в интерес вошли, привыкли всё с душой делать, да полянками засаживать стали опушку.

Так и месяц прошёл. Изменилась опушка, казалось, будто лес дальше двинулся, повсюду держались крепко на тоненьких стебельках дубы, клёны и другие деревья.


И вот как-то утром выходит Демьян из дому и глазам своим не верит!

Стоит посреди их двора корова-кормилица, Белое пятнышко! Живёхонькая. А рядом с ней огромная корзина лесных даров!

Простил значит его Леший, оценил их помощь. С тех пор стали они жить поживать и бед не знать.


Терпеливым трудом Демьяна и Алёнки их маленький домик на опушке уже через несколько лет полностью скрылся в молодом лесу, а они и не думали останавливаться.

Зато нет нет, да и появлялись у них на пороге то корзинка орехов, то ягод, то грибов. Даже зимой, бывало. И всё время Леший приносил какое-нибудь сухое, погибшее дерево.

Чтобы Демьян вдохнул в него новую жизнь.

Показать полностью
40

Как Человек Ум и Силу искал

Когда-то, давным-давно, поспорили Ум и Сила, кого из них найти сложнее. Решили они спрятаться, а Человек их искать будет, да рассудит спор.


Первой вызвалась Сила.

Забралась она на самую высокую гору, превратилась в рисовое зёрнышко и спряталась среди скал под огромным камнем, прямо на краю пропасти.

Пошёл Человек искать.

Исходил весь мир, от одного берега океана до другого, и в какой бы стране не был, Силу найти не смог, никто её не видел и не встречал. Люди повсюду использовали механизмы, рычаги и приспособления, чтобы облегчить свой труд.

Уже расстроился Человек, хотел возвращаться, как услышал в одной деревушке, что есть высоко в горах один огромный камень, висит на волоске от пропасти, да никто его сдвинуть не может.

Заинтересовался Человек, забрался в горы и нашёл то место. Действительно, словно на острие иголочки возвышался громадный кусок скалы на краю пропасти, кажется, дыхни на него - упадёт, но нет! Попробовал столкнуть его Человек, да не смог!

Понял он, здесь где-то Сила притаилась! И начал он искать её - поднимать и ворочать остальные камни, те, что поменьше. А их там были целые тысячи!

Три года трудился Человек, сбил ладони в кровь, одежда в лохмотья превратились, волосы до плеч выросли, а мышцы стали твёрдыми, как те булыжники.

Повсюду посмотрел.

Наконец подошёл Человек к последнему, огромному камню на краю пропасти, с громким криком поднял его и скинул вниз!

Так нашёл Человек Силу.


Настал черёд Ума прятаться.

Видит он, что Человек упорен и непросто от него утаиться.

Решил Ум хитрее поступить и спрятаться не в одном месте, а во многих.

И забрался он тогда на страницы всех книг на свете.

Начал Человек искать Ум. Ищет его, ищет по миру, спрашивает у каждого, а найти не может. Отчаялся уже было, да тут один старый человек ему подсказал, что ответ можно в книгах поискать, там многое узнать можно.

Начал Человек читать книги. А в книгах было знание. И понял он что на верном пути. Решил, вот оно! Я соберу все знания и тогда найду Ум!

Да только чем больше читает, тем больше удивляется своей глупости!

Прочёл Человек книгу, нашёл в ней крупицу Ума и знаний, да только это капля в море! Теперь ещё больше предстоит ему узнать и прочитать, а кое-где и самому догадаться! И Человек с каждой книгой, в которой искал Ум, понимал эту истину всё отчётливей. Чем больше он читал, тем больше новых вопросов появлялось.

Невозможно даже вообразить, сколь много открытий ещё предстояло сделать!


Так и продолжается до сих пор.

Как бы ни гнался Человек за Умом, всегда остаётся что-то неизвестное, и Ум ускользает от него.

Но Человек упорен, возможно, когда-нибудь он и достигнет своей цели.


(Мой двенадцатый рассказ. Прошу оценить получившийся результат)

205

Как мужик обманул Водяного

Возвращался как-то мужик в свою деревню с городской ярмарки. Он удачно продал хромую лошадь невнимательному покупателю и теперь торопился дотемна вернуться домой.

Решил он пойти короткой дорогой через лесок. А там, на его пути протекала заросшая река, через которую перекинули когда-то давным-давно хлипкий мосток.

Ну, делать нечего, он осторожно пошёл вперёд.

Да вот только доски на том мосту совсем сгнили и мужичок сорвался в холодную воду. А речушка на удивление глубока! Течение понесло его, а ноги запутались в водорослях. Понял мужик что вот-вот утонет! А сделать ничего не может.

Вдруг кто-то его подхватил, потянул, да из воды на берег вытолкнул.

Смотрит мужик, а это Водяной! Ну чудеса! Слыхал о таком, да никогда не видел.

-Спасибо, Водяной! - воскликнул мужик, как только откашлялся от воды, - жизнь ты мне спас! Скажи, может и я тебе чем помогу? - спросил он сгоряча.

-Брось, ничего мне не надобно! Я тебя пожалел, да потому из воды вытащил, - сказал Водяной.

Удивился мужичок. Чтоб просто так от выгоды отказывались! И осторожно спросил:

-Да неужто я тебе совсем

ничего не должен?

-Просить ничего не буду, - сказал Водяной, - но, если хочешь от чистого сердца отблагодарить, то так и быть, помоги мне речушку от камышей и зарослей почистить, да мосток почини.

Пригорюнился сперва мужичок, тут ведь работы не на один день. А потом, подумал, что тут можно и выгоду поиметь, Водяной то больно добрый.

Решил мужик схитрить.

-Эх, рад бы я твою речушку почистить и мосток новый поставить! Только один то я не справлюсь! Тут дюжина работников нужна, не меньше. А я уж больно беден, где мне денег столько взять? Вот кабы клад какой найти на дне, да его работникам пообещать...

Сказал так мужичок, вздохнул горестно и на Водяного поглядывает.

А Водяной и правда добрый был! Тут же отвечает:

-Так есть тут клад! Был один сундучок на дне!

Водяной нырнул под воду и спустя минуту появился с сундучком. Да какой там! С целым сундуком золотых монет!

У мужика глаза на лоб полезли! Такое счастье привалило!

-Ну как, хватит на работничков? - спросил Водяной.

-Ну, поторгуюсь, глядишь согласится кто-нибудь, - не подал виду мужик.

-Ну и славно! - обрадовался Водяной, - а то, понимаешь, уже житья от этих камышей и зарослей нет! Да путники с моста всё время падают в речушку, спать мне мешают.

-Ты мне помог, я тебе помогу! - сказал мужик и потащил сундук с золотом домой.

Тащит он тащит, а самого жадность охватила. Такую уйму золота выманил! Да на пустую работу его теперь изводить?

И решил он обмануть Водяного. Не чистить его реку и мост не ставить, а золото всё себе забрать и тратить по своему усмотрению! Жены то у него не было, один жил. Никто с ним водится не хотел, оттого что мужик хитрый больно.

Итак, забрал он всё золото себе. Спускал его направо и налево, не берёг, потому как не трудом тяжёлым золото досталось. То одно купит, то другое, теперь у мужика кафтан позолоченный, шапка соболиная, сапожки красные, дошло до того, что карету себе заказал изготовить, да тройку жеребцов к ней прикупить.

Время шло, может год прошел, может два, мужик и забыл уже про уговор свой с Водяным.

И вот как-то раз, в один жаркий день вышел мужик из дому, захотел прохладной воды колодезной испить.

Забросил ведро, набрал, тянет обратно, а оно тяжело идёт, зацепилось. Заглянул мужичок в колодец, а там Водяной! Забрался наверх, да смотрит на него сердито!

-Обманул ты меня, мужик! Обидел! Я к тебе по-доброму, а ты вот так! Не прощу! В воду утащу!

Схватил было Водяной мужика, да тот увернулся, отпрыгнул и в дом бежать!

Испугался мужик сильнее чем в той речушке! Теперь то ему вообще к воде подходить нельзя, Водяной утопит!

Погоревал мужик, погоревал, а пить то хочется. И стал он воду покупать. Чай поставить, суп сварить, бельё постирать, да баню истопить - на всё вода нужна была. Вот и платил он местным жителям, чтобы приносили они ему воду в вёдрах. Да дорого платил! Видимо здорово недовольны были люди его хитрым нравом.

Так и спустил мужик всё своё богатство в скором времени.

А не жадничал, жил бы себе в удовольствие.

Водяной же с тех пор обиделся на людей и никогда им больше не показывался.


(Десятый мой детский рассказ. Прошу оценить)

Показать полностью
32

Инерилин (Глава 2, часть 2)

- Так ты Арсений, - воскликнул Дмитрий, - Сеня!


- Да, а ты - Дима, я уже понял, - отмахнулся мальчик, - идем уже.


Для Дмитрия перемена в поведении Сени выглядела крайне странно. По неизвестным причинам, он вдруг полностью стер с лица эмоции и стал крайне сосредоточенным. Его лицо не покидало задумчивое выражение, пока их вели к специальным креслам.


Когда они уселись по креслам, девушка начала что-то вроде инструктажа.


- Учтите, укол инерилина весьма болезненный: большинство компонентов состава - минералы и трудно реагируют с биологическими жидкостями. Однако, боль пройдет в течение пяти следующих минут. Укол инерилина подарит вам абсолютное здоровье, больше вы не сможете заболеть никогда. Также, укол замедлит ваш процесс старения и вы сможете намного дольше приносить пользу Глоссарию и нашей стране!


Дмитрий недоуменно взглянул на Сеню.


- Так мы называем нашего царя гороха на олимпе, - шепнул он.


Дмитрий отметил, что сам подумал в первую очередь про олимп, когда увидел верхний город. Уж больно он был похож на олицетворение чужого эго.


- Итак, вы готовы? - осведомилась девушка.


Получив утвердительные ответы, она кивнула сама себе и стала заправлять в инъектор состав. Состав был голубоватого цвета, лишь чуть-чуть не дотягивая до светло-салатового, от него исходило неровное, пульсирующее сияние, которое гасло, когда состав колебался в пробирке.


- Эй, псс, - вдруг позвал Сеня, - ты знаешь о побочных эффектах инерилина?


Дмитрий досадливо поморщился.


- Может позже поговорим об этом?


- Потом будет поздно, друг. Ты знаешь, что этот элексир вечной жизни вовсе не так совершенен, как о нем говорят?


- Я слышал, что человек становится стерильным, - неохотно проговорил Дмитрий.


- Думаешь, это все?


- Никак не пойму, о чем ты толкуешь...


- Не все выживают после его употребления, - злобно улыбнулся Сеня, - кроме того, существует еще целый список побочных эффектов.


Дмитрий нахмурился.


- Зачем им такое скрывать?


- А разве тогда замануха работала бы?


Дмитрий увидел, как девушка воткнула в его руку инъектор и дотронулся до ее руки.


- Погодите! - воскликнул он и повернулся к Сене, - о каком списке ты говоришь?


- В чем дело?! - возмутилась девушка, - вы задерживаете людей?


Дмитрий посмотрел на девушку с нескрываемым гневом.


- Это правда, что инерилин вреден? Что я могу умереть от него в ближайшее время?!


Девушка отпрянула. На ее лице читалась легкая тревога.


- Кто вам такое сказал? - она состроила гневное выражение лица, - глупости! Так, вам делать укол, или нет? Не задерживайте людей!


Пока Дмитрий размышлял, девушка издала досадливый возглас и нажала на кнопку.


Рот Дмитрия открылся в беззвучном крике, глаза закатились, а голова запрокинулась назад. Новые ощущения были сходны с тем, что чувствует человек во время изжоги, только по всему телу повсеместно, будто из тела пытается выйти страшнейший жар, обжигая кровеносные сосуды, разбивая кости и превращая мышцы в желейное подобие рыбы-капли.


Дмитрий точно не знал, сколько продлилась эта агония, но, как и обещала девушка, через некоторое время боль стала утихать и сходить почти на нет.


- Ёж моё ж! - выдохнул Дмитрий, - вы не говорили, что это настолько больно! По мне будто асфальтоукладчик проехался!


Девушка лишь отстраненно повела плечами.


- А кто вам говорил, что бессмертие дается безболезненно?


- Да не такое уж оно и бессмертие, - буркнул Дмитрий.


- Вам сделан новый укол, - отозвалась девушка, - мы еще не знаем, какое влияние он может оказать на организм. Так что, возможно и бессмертие.


- Он еще и новый? - прошептал Дмитрий.


Он огляделся и нашел взглядом Сеню. Мальчуган уже сидел на кушетке, как ни в чем ни бывало и, дрыгая ногой, улыбался во весь рот.


- Проснулся?


- Да вроде.


Дмитрий попытался встать на ноги и ахнул от ощущений. Во всем теле образовалось чувство, которое появляется в конечности, которую "отсидишь". Дмитрий стерпел ощущение и подошел поближе к Сене.


- Ну и как тебе?


- Пока трудно сказать, - растерянно пробормотал Дмитрий, - и что со мной будет теперь?


- А пес его знает, - пожал плечами Сеня, задумавшись, он продолжил, - у меня тут есть одно дело, хочешь со мной?


Дмитрий поднял бровь.


- Ну пойдем, почему нет.


Мальчик улыбнулся, спрыгнул с кушетки, схватил ящик с пузырьками инерилина и поместил его Дмитрию в руки.


- Ну, за язык я тебя не тянул. Бежим!!!


Договорив, он сам схватил еще один ящик и бросился прочь из кабинета.


Дмитрий на мгновение растерялся и припустил бежать вслед за Сеней, однако, спустя пять шагов, остановился и нахмурился.


- Так стоп! Какого я делаю?! - сказал он себе.


В этот момент, в кабинет забежало четыре человека в форменной одежде.


- Вор! - закричал один из них, - стой, стрелять буду!


Дмитрий мельком увидел пробегающего мимо Сеню. Тот схватил из-за пазухи странный пузырек продолговатой формы, встряхнул его, после чего пузырек приобрел фиолетовый оттенок и швырнул прямо в стену.


Его действие возымело самый неожиданный эффект из всех возможных: внутри пузырька была жидкость, которая, попав на стену, образовала темное пятно. Оно было столь черным, что при взгляде не него становилось не по себе. Затем, пятно разошлось в сторону, уступая дорогу подобию вихря лилового цвета.


- Прошу, друг, не тупи! Прыгай! - прокричал Сеня, пробегая мимо Дмитрия.


Недолго думая, Дмитрий прыгнул вслед за Сеней в этот вихрь.


Секунды три Дмитрий опасался открывать глаза, пока не осознал, что ему в лицо дует страшный ветер. Все же приподняв веки, Дмитрий резко широко открыл глаза и закричал во всю глотку.


- Упс! Промашка вышла! - услышал Дмитрий голос Сени рядом.


- Мы падаем нахрен! - заорал Дмитрий, пытаясь перекричать ветер.


- Ну что ты орешь, как школьница на выпускном! - закричал в ответ Сеня, - не на хрен, а на землю, между прочим.


- Драный в задницу шутник! Ты нас угроби-и-ил! - пытаясь, зачем-то, держаться за ящик, Дмитрий плотно зажмурил глаза.


За десяток метров до земли, прямо на глазах у многочисленных зевак, Сеня швырнул еще одну капсулу и обоих зашвырнуло в комнату, наполненную мягкими матрацами.


Дмитрий понимал, что, хоть матрацы и смягчили удар, но на такой скорости он точно сломал пару ребер. Он так и продолжал лежать с плотно зажмуренными глазами. Сеня досадливо выдохнул и взял у него из рук ящик.


Когда Дмитрий, наконец, решился открыть глаза, Сеня сидел прямо напротив него и улыбался во весь рот.


- Во что ты меня втянул, ублюдыш?! - воскликнул Дмитрий, - где мы вообще?! Зачем ты воровал инерилин?! И, мать его, что это вообще было?! Чем ты нас вытащил?!


С дальнего угла комнаты послышался сдавленный стон. Дмитрий и Сеня одновременно повернулись на звук, широко раскрыв глаза.


Потирая рукой правую щеку, из плена матрацев выбралась та девушка, которая делала им инъекции Инерилина. Ее взгляд остановился на Дмитрие и выщипанные бровки поползли вниз.


- Ах ты жулик! - воскликнула она и двинулась в его сторону.


- Как-то многовато криков сегодня, - тихо пробормотал Сеня и встал между девушкой и Дмитрием, - тихо, милая, ты не в своих владениях.


Девушка уперла руки в боки.


- Да ну? И где же я по-твоему? - девушка помахала рукой, - иди, мальчик, не мешай мне ловить вора, - она опять направилась к Дмитрию, - вот я сейчас охрану позову!...


- Ты и правда не в своем кабинете, - холодно констатировал Дмитрий.


- Ты в диких землях, дорогая, - улыбнулся Сеня.


- ЧТО?! - одновременно вскрикнули Дмитрий и девушка.


- В каких еще диких землях?! - возмущалась девушка.


- Думаю, мы недалеко от Обрубка, - задумчиво проговорил Сеня, - это один из племенных союзов на Полях.


- Вы что... Серьезно?... - бормотала девушка, на ее глаза наворачивались слезы.


- Так стоп, - Дмитрий вытянул руку вперед, - я правильно понял, что этот мега-город далековато отсюда, верно? - Сеня кивнул головой, - так каким же образом мы оказались тут за десять секунд?!


- Инерилин, - улыбнулся Сеня.


- У Инерилина нет таких свойств, - всхлипнув, заявила девушка, хоть и слегка неуверенно.


Сеня развел руками.


- Боюсь, что вам говорят не о всех его свойствах.


- С новой планеты привезли много новых компонентов, - кивнул Дмитрий, - у них могут быть разные свойства, хотя они уже не называются инерилином.


- К примеру, этот пространственно-временной модуль, что я применил - смесь Атония с Герценитом, оба элемента - активные минералы с высокими гравитационными показателями. Их смесь оказалась полезна для создания самой настоящей "дыры" в пространстве-времени.


Девушка, слушая Сеню, медленно оседала, пока ее не поймал Дмитрий.


- Что-то ты дохрена знаешь для ребенка двенадцати лет, - недовольно буркнул Дмитрий.


- Внешность бывает обманчива, друг, - загадочно улыбнулся Сеня, - особенно когда дело касается инерилина.


Дмитрий бережно опустил девушку на пол и потер пальцами виски.


- Так. Для начала - давайте знакомиться. Меня зовут Дима, это Сеня, - Дмитрий посмотрел на девушку, - твое имя?


- Эванджелина, - дрожащим голосом сообщила девушка.


Дмитрий наморщил лоб и немного скривился.


- Очень красивое имя... Но... Что, если мы будем звать тебя Эва?


Девушка дернула плечом.


- Ну вот и договорились, - улыбнулся Дмитрий, - а теперь, Сеня, мы садимся и внимательно слушаем твою историю о том, что вообще нахрен происходит.


Сеня уселся на один из матрацев и хлопнул в ладоши.


- Так, с чего бы начать...


- Начни с того, зачем ты своровал инерилин, - буркнула Эва.


Сеня неловко усмехнулся.


- Инерилин можно разделить на компоненты. Обрубок - это один из немногих оплотов цивилизации на Полях. Там живет целая группа людей, которые мастерят из этих компонентов потрясающие штуки. Видите ли, планета, с которой привезены новые химические элементы, находится очень близко к своей звезде, звезда же там значительно холоднее, чем наше Солнце, у нее весьма специфическое излучение. Энергии, которую получает Проксима центавра, не существует в солнечной системе, благодаря синтезу этой энергии и некоторых стандартных химических элементов, получаются новые. Это излучение не похоже на радиацию, оно имеет свойства влиять на пространство-время, - Сеня стиснул зубы, - к сожалению, воздействие их на биологические организмы с планеты Земля предсказать почти невозможно. Не правда ли, Эва? - Сеня лукаво наклонил голову.


Эва нахмурилась и поджала губы.


- Кстати да, - отозвался Дмитрий, скрестив руки на груди, - про побочные эффекты - правда?


- Да, - тихо сказала Эва.


- Ты давай подробнее, - подначивал Сеня, - что случалось с людьми, принявшими инерилин?


- У некоторых синтез веществ происходил не по плану, - недовольно бурчала Эва, - и они начинали испытывать проблемы в плане взаимодействия с атмосферой Земли.


- Астронавты! - выдохнул Дмитрий, - говорили, что их тела разрушились буквально за пару месяцев от того, что они не смогли снова приспособиться к Земле!


Эва коротко кивнула.


- Да, именно, было как минимум триста смертельных случаев. Бывало и еще хуже: у человека могли отняться конечности, или даже наступить паралич всего тела. Некоторые слепли, некоторые даже сходили с ума, но это уже в прошлом! - выпалила Эва, - формула инерилина не была полной, ее дорабатывали по мере испытаний. Тот, что я уколола тебе - один из новейших образцов!


Дмитрий вздохнул.


- То есть, у инерилина невероятный потенциал? - обратился он к Сене.


Сеня помотал головой.


- Скорее, у некоторых его компонентов. Я же сказал, новые химические элементы имеют специфическое излучение и структуру. Какие-то мы изучили и даже применяем почти хорошо, а какие-то до сих пор загадочны и непонятны.


- Та штука, которой ты нас сюда перенес... Как она работает?


- Она создает взаимосвязанный туннель в пространстве-времени. При реакции этих двух элементов между собой, они как бы... - Сеня почесал затылок, - размягчают пространство-время... Наверное так... И, между собой, образуют проход, проходя через который, объект становится одним целым с этой материей, вновь обретая целостность после выхода из нее.


- Я так и не понял, как вы задаете ей направление?


- Направления нет, просто делаем одну в месте, куда нужно прибыть и вторую на месте отбытия.


- А если их будет три? - хмыкнул Дмитрий.


- Этот проход работает, создавая альтернативную материю, понимаешь? Двигаться в ней можно также, как ты ходишь по земле, навигация остается на пользователе. При этом, эта материя столь однородна и повсеместна, что перемещение по ней у человека занимает считанные секунды.


- Да как в ней ориентироваться, если ты становишься непонятно чем?! - воскликнул Дмитрий.


Сеня развел руками.


- Я не сказал, что технология совершенна!


- Я так понимаю, - протянул Дмитрий, - что ты не из Столицы, верно?


- Нет-нет, я не врал, я действительно живу в Столице, просто сотрудничаю с людьми на Полях!


- Что мы теперь будем делать? - обеспокоено спросила Эва, - я могу вернуться обратно?


- Прости, дорогая, но проход открывается ненадолго, а новых капсул у меня нет, - развел руками Сеня.


- Вопрос, тем не менее, отличный! - рявкнул Дмитрий, - что дальше?


Сеня прищурился.


- Пойдете со мной, знакомиться с жителями Обрубка.


- Это обязательно? - со страхом в голосе спросила Эва.


Сеня хмыкнул.


- А куда вам теперь деваться?




https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
31

Врата Хольтена

Врата Хольтена являлись самым могущественным изобретением человечества. Но, к сожалению, из них мало кто возвращался, а выжившие рассказывали настолько разные вещи, что не было никакой возможности понять правила, по которым они работают. Кто-то увидел прообраз рая, некоторые попали в невиданные миры, а часть путешественников вернулась со странными способностями. Но Алистер Вейд не собирался рисковать и становиться одним из пропавших. Он хотел договориться с создателем врат, с отшельником, который жил и работал среди своих изобретений в заброшенном военном комплексе.


- Вы Дэйн Хольтен, создатель врат?


- Иногда мне кажется, что всё было наоборот. Это они создали меня, чтобы я замкнул цепь событий.


Хозяин комнаты самозабвенно чертил стереорисунок, не обращая внимания на Вейда.


- Вы человек?


- Это философский вопрос.


- Какие законы действуют за вратами?


- Никакие, в этом весь смысл. Врата не могут существовать, поэтому там нет никаких законов.


- Но вы же должны знать их устройство.


- Как я могу описать те чувства и ощущения, которые выходят за пределы моего разума и существования?


- Вы скрываете правду. Я хочу заключить с вами сделку. Мне нужно один раз обмануть смерть. Ради этого я готов пойти на что угодно.


Впервые Хольтен поднял глаза на Алистера Вейда и присмотрелся:


- Для этого вам не нужно никаких сделок. Судьба ждёт.


- Так просто? И что вы собираетесь сделать?


- Ничего. Но я знаю, что врата помогут вам отомстить.


- Это не месть, а желание справедливости, чтобы никто её не избежал. Они отмывали деньги от наркотиков и торговли оружием. И обманом заставили меня принимать в этом участие. Я должен их остановить или стану соучастником.


- Как скажите, мистер Вейд, - хозяин врат вернулся к чертежам.


Вейд понял, что разговор закончен и последовал совету Хольтена, отправившись прямо к вратам. Здесь было безлюдно, СМИ заставили забыть это опасное место и уже давно никто не искушал судьбу. Но Вейд не верил телевизору и готов был рискнуть.


В высоком тёмном ангаре расположились мириады прозрачных цилиндров, внутри которых “плавала” неизвестная науки жёлтая субстанция. А где-то в углу стояли и сами позолоченные и светящиеся пятиметровые врата, двери которых всегда были приоткрыты.


Зайдя внутрь, Вейд обнаружил хрустальный дом с бесчисленным количеством комнат. Пространство между стенами заполнял падающий песок и вода. Эти субстанции стекали в бесконечную даль.


Вейд прошёлся по помещениям. Каждая комната отличалась размером и орнаментом стен. Кое-где образовались трещины, и песок просачивался внутрь. Многие двери вели в пустоту, и поэтому приходилось постоянно искать лестницы на следующие этажи.


В одной из комнат не оказалось пола, вместо неё была воронка из воды и песка. Вейд заглянул в её центр и увидел, как некий человек там внизу разговаривал с Хольтеном.


- Так это же я, но в прошлом. Интересно…


Вейд отправился на поиски подобных комнат. Вскоре они стали попадаться чаще и чаще. В них можно было увидеть самые различные вариации недавнего прошлого и настоящего. Наконец он решился прыгнуть внутрь и подобрал для этого самый подходящий вариант, тот мир, где он просто вышел из врат обратно.


В одно мгновение Вейд вернулся в тёмный ангар. Он ничего не понял из увиденного и стал сомневаться в обещании Хольтена. Но он уже точно не собирался заходить во врата ещё раз.


Время шло, и Вейд стал забывать свои небольшие похождения в хрустальном доме. Вскоре он вернулся к борьбе за справедливость против своих работодателей. Он всеми силами старался привлечь внимание ФБР, но они требовали больше материалов и времени. А его шефы уже начали кое-что подозревать. И всё шло к тому, что однажды Вейда пристрелят в подъезде. Поэтому он стал очень осторожным и замкнутым. Он полагал, что сможет проявить бдительность и избежать опасности. Поэтому Вейд слегка удивился, когда его убили банальным и простым способом. Вейда сбили на пешеходном переходе, и он остался лежать на асфальте и думать о последней надежде.


И надежда оправдалась. Вейд снова очнулся в хрустальном доме. И более того, он знал, что нужно делать и стал искать подходящую комнату. Уже скоро он наткнулся на вариацию прошлого, где он чудом увернулся от машины и не получил ни одной травмы. Вейд прыгнул вниз и стал этим человеком.


Казалось, что дела пошли в гору и врата решили проблему. Полиция завела уголовное дело о покушении на его жизнь, ФБР теперь проявило интерес, и к нему, наконец, приставили охрану.


В один из серых дней, когда расследование шло полным ходом, Вейд возвращался из здания суда в дом для свидетелей. Он взялся за ручку двери и сразу же почувствовал взрывную волну. Но и в этот раз Вейд не умер окончательно, а опять очнулся в хрустальном доме.


Он тяжело вздохнул и огляделся. Его подозрения оправдались, он обманул смерть не один раз, а навсегда. Теперь каждая гибель будет заканчиваться этим местом. Но что будет, когда он состарится? Тогда не будет никакой вариации прошлого, в которой бы он остался в живых.


- Неужели придется жить здесь вечно?


Вейд задумался над этим вопросом. Вполне возможно, что он мог найти комнату, ведущую в далёкое прошлое и начать жизнь заново. Если конечно он правильно понимал законы этого мира. Или он мог выбрать вариант со своей смертью, когда всё надоест.


В конце концов, Вейд решил не спешить, а отправиться к Хольтену и выпытать у него правду. Пришлось истратить много времени и спуститься на километры вглубь хрустального дома. И только там он нашёл вариант прошлого, где бомба просто не сработала.


Алистер Вейд второй раз пришёл в комплекс доктора Хольтена. Но его ждало большое разочарование и атмосфера полного забвения. Уже давно никто не убирался и не ухаживал за помещениями. Большая часть сосудов лопнула, а врата погасли. Но самый большой сюрприз ждал его в кабинете Хольтена. Вейд зашёл внутрь и обнаружил пустой стол.


- Что-то здесь не то…


Вейд подошёл поближе и обнаружил создателя врат лежащим на полу. Он уже давно окаменел и стал серым. Вейд сделал предположение, что создатель врат не являлся человеком, иначе бы он банально сгнил и разложился.


Вейд начал обыск и неожиданно получил вознаграждение. Внутри стола оказалось одно единственное письмо:


- Уважаемому мистеру мстителю на случай моего возможного отхода. Должен признаться, что мы уже встречались раньше, но для вас это было будущим. Поэтому я знал заранее, что врата вас не уничтожат. Как я понял из нашей прошлой встречи, вы добились успеха в своём маленьком деле и теперь изучаете новые возможности. К сожалению, но ни чем не могу вам помочь, потому что ничего не знаю о вашем так называемом хрустальном доме. Теперь вы вольны поступать так, как вам вздумается, вы можете замкнуть круг или создать новую реальность, всё в ваших руках.


Это была хорошая новость. Значит, хрустальный дом позволял отправляться в далёкое прошлое. Вейд стал невольно фантазировать о будущих путешествиях внутри хрустального дома.


Следующее успешное покушение состоялось через два дня, прямо в здании суда.


Теперь Вейд не спешил и стал искать комнату в далёкое прошлое. Причём не столько ради необходимости, сколько ради интереса. По мере спуска вниз он начал задаваться вопросами:


- Если здесь нет света, то почему я всё вижу?


Ещё через какое-то время Вейд стал задумываться и над более тонкими вещами.


- Почему здесь есть воздух? И что будет, если я тут умру?


Он пригляделся к своим рукам и только теперь осознал то, что существует в совершенно другом состоянии, чем в реальном мире. Ему стало казаться, что бытие подстраивалось под его разум. Или, что более вероятно, всё было наоборот.


Так или иначе, Вейд обнаружил, что этажи отражают вариации только ближайшего прошлого или настоящего. Ему ничего не оставалось, кроме того, чтобы пойти в бок. Вначале это было страшно, комнаты гасли, песок исчезал, а тьма наступала. Но потом появился мост через бездну. И Вейд, естественно, пошёл дальше.


Тонкий мост длился многие километры, а на обратной стороне находился ещё один хрустальный дом. И тут Вейда ждал сюрприз. Все комнаты в этом доме вели в совершенно другую версию настоящего. Здесь он не был мстителем и не воевал с компанией. Он просто уволился и ушёл работать на других людей. Теперь он жил в большом особняке, с хорошей машиной, к нему вернулась жена и всё складывалось отлично.


Вейд почесал затылок:


- В принципе, я уже посадил своих боссов в моей реальности, и нужно ли теперь бороться со всеми их воплощениями? Лучше вначале заняться исследованиями.


Путешественник по вероятностям отправился вверх. Он не ожидал увидеть ничего особенного, однако комнаты с воронками стали исчезать, а поток песка и воды становился всё более сильным. В конце концов, Вейд вышел в просторный зал с фонтаном. Вокруг фонтана стояли металлические статуи рыцарей с опущенными мечами. Вейд с интересом туриста обошёл сооружение и увидел за фонтаном живого человека на троне. Тот сидел в позе мыслителя и никого не замечал, поэтому Вейд успел к нему приглядеться: высокий рост, ярко белые волосы, крепкое телосложение и очень властный взгляд. Одежда была в стиле минимализм - френч и какое-то подобие брюк. На коленях лежал золотой сундук в цепях. Наконец Вейд прервал молчание:


- Вы тоже пользовались вратами?


Собеседник очнулся от мыслей и наконец увидел Вейда.


- Кто вы такой? что вы тут делаете?


- Э-э-э, а вы не в курсе? Я просто ищу подходящую вариацию прошлого, свою вселенную, чтобы вернуться к жизни.


Вейд понял, что они общаются друг с другом на уровне мыслей, а этот субъект выглядит совершенно иначе, чем ему кажется. Это был лишь образ, который обрезан его восприятием и разумом.


- Какая ещё вселенная?! Ещё ничего не создано! Есть только вероятности этого. Так кто вы такой?!


- Да не волнуйтесь вы так. Ничего страшного не произошло.


- Сейчас произойдёт, если не будете отвечать на мои вопросы.


Вейд выбежал оттуда прочь к ближайшей подходящей комнате. Но сзади уже слышался крик:


- А ну вернитесь! Вы не сможете скрыться.


Но Вейд рискнул и стал человеком, который жил в роскошном особняке. Он огляделся и не заметил ничего необычного.


- Неужели всё?


- Нет, не всё! - кто-то кричал за окном.


Вейд в страхе подошёл к двери и слегка её приоткрыл. Там стоял уже знакомый субъект с целой свитой себе подобных.


- Так вот, мистер Вейд, с вами творится неладное. Вроде бы вы простой человек. Но одновременно с этим мы нашли ваши следы сразу в нескольких вероятностях. У вас есть, что сказать?


- А что мне за это будет?


- Хватит юлить. Мы будем следить за вами. Рано или поздно, но мы докопаемся до истины. Сотрудничайте с нами, и мы всё приведём в норму.


Вейд остался один в большом пустом доме. Он долго думал, пока к нему не пришло озарение:


- Вот всё и сложилось. Я буду путешествовать, проживать самые различные жизни, исследовать возможности хрустального дома и заметать за собой следы, а они будут меня преследовать. Естественно, я ещё найду своё прошлое. И я обязательно попытаюсь уничтожить врата, чтобы эти ищейки не догадались о моём происхождении…


Вейд налил себе бокал дорогого вина.


- И, наверное, придётся убить Хольтена, чтобы оставить то послание самому себе.

Показать полностью
47

Тимофеич

ТИМОФЕИЧ

Звенит звонок на урок. Стальной треск настолько силен, что в нем растворяются прочие шумы и крики, распадаются из обшей какофонии на несколько очагов, которые тут же устремляются в кабинеты, чтобы исчезнуть на сорок минут. Коридоры пустеют.

Порой в эти минуты здесь можно кого-нибудь встретить. Вот бежит, грохоча по полу, опаздывающий на урок. Вот степенно вышагивает девочка, то и дело поправляя волосы и смотрясь в свое отражение на экране смартфона. Вот, в дальнем углу или на лестнице, слоняется без дела пара прогульщиков постарше, споря пойти им в столовую или посидеть на подоконнике. И именно в эти минуты из своей коморки выходит Тимофеич – бодрый старик слегка за шестьдесят.

Он напоминает муравья-трудягу: невысокого роста, с маленькими черными глазами, на нем неизменная красная олимпийка поверх старенькой рубашки, карманы поношенных брюк вечно оттянуты и полны различными гайками, болтами и прочим мелким инструментом, в левой руке разводной ключ. Тимофеич неспеша шаркает по коридорам, поглядывая на ползущие вдоль стен приземистые батареи. Остановится возле одной, оглядит получше, иногда постучит, чего-то подкрутит.

Любимое место Тимофеича – первый этаж. И все его обитатели: маленькая круглая гардеробщица, слегка надменная вахтерша, беззубая медсестра, вечно сплетничающие технички знают – у Тимофеича под красным хитином олимпийки огромное сердце.

- М, Николай Тимофеевич, здравствуйте, - лукаво шипят со стороны.

- Привет, девчонки! – ответит Тимофеич и обязательно засмеется. Смех у него особенный. Такой смех бывает только у добродушных и открытых стариков.

- Ну, чего вы тут? – деланно хмурит он брови.

- Чай, пьем! Присоединяйтесь, Николай Тимофеевич, - засмеются ему в ответ.

Чай Тимофеич любит и пьет часто. А вот водки не пьет совсем. И раньше не пил. Не пил, когда еще работал на заводе, не пил и после, когда завод в девяностых обанкротился и закрылся. Уж так вышло, что эти обвисшие с годами плечи держат на себе многое. И пока мужики с цеха растворялись в океане наступившего капитализма и дешевой водки, Тимофеич, а тогда еще просто Николай, сжимал покрепче зубы, тоскуя по советской стабильности, и жил дальше.

К своим шестидесяти он обзавелся семьей: хозяйственная жена, два сына, уже и внуки в школу пошли.

А вместе с внучкой пришел в школу и он. Работящего старика с золотыми руками, да еще и не пьющего, знала вся округа. Поэтому устроится слесарем ему труда не составило.

Тимофеича часто просили помочь. Розетку мог заменить, мог починить замок, где-то подстучать, подколотить. Многое умел Николай Тимофеевич и никогда не отказывал.

Поначалу директор подкидывал к его скромной зарплате немного денег «за работу сверх нормы», но вскоре пришел очередной кризис и деньги закончились. Но Тимофеич продолжал помогать, получая лишь удовольствие от хорошо выполненной работы. Вскоре к этому все привыкли и принимали такое поведение старика как нечто должное.

- Нет, девчат, мне идти надо, - отказывается от чаепития Тимофеич, - хотел пораньше сегодня уйти, – жена давеча в огороде копалась, упала, лежит теперь второй день. Вот, врача на сегодня вызвал.

- Да ты что! – всплескивает руками одна из техничек, - как же так. Ты, Тимофеич, сходи обязательно. Это же не шутки!

- У меня мать так в прошлом году в огороде копалась, спину скрутило – неделю разогнуться не могла! А что делать? Работать-то надо. Мне вон тоже некогда. Я отсюда сразу на вторую работу. Оболтуса своего поднимать надо. Совсем работать не хочет. – вторит ей другая.

- А лекарства сейчас какие дорогие! Меня по осени просквозило, пошла в аптеку, а там…Да легче сдохнуть, чем болеть! Дешевле выйдет, - присоединяется к разговору гардеробщица.

Тимофееч быстро теряет интерес к такому разговору. Он уже привык, что окружающие его люди только ждут от него помощи, а делиться проблемами не привык. Да и стоит ли? У всех своих забот хватает. А за жену всё-таки боязно. Хоть и погодки они, а бабы-то эти почему-то раньше стареть начинают. И чахнут раньше.

Много ли надо старикам, привыкшим больше отдавать, чем брать? Немного заботы и внимания. Вот и Лидия Васильевна, жена Тимофеича, завидев врача на пороге даже немного обрадовалась новым ушам. Радость её была недолгой – врач сказал, что с почти полной уверенностью можно говорить о переломе. А если хотите точный диагноз, надо делать рентген. Старик, проживший с Лидией Васильевной сорок лет, лишь сжал по старой привычке зубы.

Спустя пару дней, когда старики смогли-таки добраться до больницы, диагноз подтвердился – перелом шейки бедра – серьезная травма, даже если ты молод. Неделя в больнице, отказ врачей оперировать «по возрасту», и Лидия Васильевна вернулась домой.

Теперь Тимофеич старался пораньше заканчивать свои дела на работе и срывался домой. Он сам взвалил на свои плечи ещё одну ношу – ухаживал за лежачей женой и возился в огороде. Сыновей о помощи не просил, у них и своих дел не в проворот.

На работе все знали о его беде. Теперь опустевшие на время урока коридоры пропитывались полушепотами о незавидной ситуации Тимофеича. Каждый раз выходя на свой обход, он ловил сочувствующие взгляды. Все хотели хоть как-то поддержать его и приободрить. Но как сделать это никто не знал.

Школа, будто проявляя извращенную эмпатию к переживаниям старика, начала сыпаться. То розетка где сгорит, то пробки выбьет, то канализация забьется. 
Люди по-прежнему тянулись вереницей к Тимофеичу со своими просьбами, но делали это сначала с некой стыдливостью.

- Николай Тимофеевич, ну как Вы? Как Лидия Васильевна? Дай бог всё образуется. Николай Тимофеевич, тут такое дело…я всё понимаю…посмотрите, пожалуйста…розетка что ли сгорела, не пойму…а мне компьютер нужен, презентацию завтра показывать!

- Николай Тимофеевич, мои дураки парту сломали, вы посмотрите, пожалуйста. Может, подкрутить чего надо, а?

- Николай Тимофеевич, вчера окно разбили, нас комитет повесит, если не вставим…Сами понимаете, денег нет у школы…Выручайте!

Десятки неотложных дел навалились на него. А он, словно не замечая, принимал всё на свой красный хитин и нес дальше. Он продолжал выполнять просьбы и поручения. Пока натренированные пальцы разбирали, перебирали, перематывали, закручивали и ставили на место, он оставался наедине со своими мыслями. Как там Лида? Голодна ли? Поскорее закончить и домой.

Он заканчивал и спешил к жене, даже не успев расслышать брошенное в спину «спасибо». Да и было ли это «спасибо»?

Но однажды опоздал. Придя домой, он увидел бессильно скребущую по полу жену. Оказалось, что она пыталась встать с кровати, но не осилила и упала с кровати. Тимофеич застыл всего на секунду, но и она показалось ему вечностью. Он видел перед собой не беспомощную старуху и не испытывал к ней жалости или принебрежения. Перед его глазами яркими пятнами заплясали картины прошлого. Вот он играет ей хулиганские песни на гитаре, вот провожает по ночному парку до дома, видит приближающееся лицо и чувствует на губах жар от её дыхания. Вот шумная компания на свадебном застолье в общежитии. Вот держит на руках новорожденного сына, вот второго, внучку. Пятна меняют цвет от ярких к темным. Были в их жизни и плохие моменты. Бывало, что и без денег оставались и отказывали себе во многом. Бывало, что стояли перед выбором поесть самим или накормить детей. Много чего было. И вот теперь та, с которой он прошел все тяготы и лишения, которая не бросила его и ни разу не упрекнула, лежит у него в ногах, бессильно загребая морщинистой ладонью по полу. А что он? Чинит розетки! Эта мысль так глубоко и резко впилась в его сознание, что намокли глаза. Поднимая её, он плакал. Впервые в жизни. И обвисшие плечи тряслись под красным хитином олимпийки. Впервые в жизни.

На следующий день он уволился.

Показать полностью
278

Самарканд

Год.

- Посмотрите, какие движения! Как он себя несет!

- Да, но он совсем молодой. Я не беру в работу лошадей младше трех лет.

- Через два года он будет стоить других денег. Да и потом - его дед принес три титула чемпиона мира своему всаднику и второе место на олимпиаде.

- Дед - не отец. Но движения хорошие...

- Вороной, красивый, умный, как черт! Научился денник открывать - теперь запираем на два замка. Небезопасно, да, но он хотя бы не гуляет по всей конюшне.

- Своенравный?

- Импульсивный. Ласковый как котенок, за похвалу делает все и даже больше. И, скажу по-секрету: тщеславный. Обожает внимание и когда на него смотрят.

- Ему только год. Все еще может измениться...

- Самарканд!

Вороной конь без единой отметины останавливается посреди манежа и косит на мужчин лиловым глазом. Потом рысит в их сторону, словно красуясь, и один из мужчин не выдерживает:

- Беру!


Два.

- Это корда. Это капцунг. И нечего так шарахаться, чай не маленький.

- Самарканд, давай, не страшно...

- Да чего с ним сюсюкать, Валерий Вадимыч, понюхал, познакомился и пошли на корду. Мне еще Стешу работать.

- Не торопись, Костя. Не хочешь коня себе испортить? То-то же... Вооот, умничка, и не кусается он. И корда тоже не кусается... Теперь пойдем, Костя, возьми шамбарьер, будешь сегодня бичевым.

- Ну, шаагом! Тьфу, что за черт! Шааагом...

- Да застоялся он. Пусть бегает. Устанет - сам пойдет. А пока смотри лучше на рысь. Через год тебе этого коня работать. Хороший конь, я слышал Петька Островной на тебя ругался, он на следующий день приезжал туда, его специально смотреть. Шаагом! ай, молодец! Я ж говорю - устанет, сам пойдет.

- Еще репризу?

- Ну, давай. Только не подгоняй, пусть сам аллюр выберет.

- Понял. Но вы правы, он хорош. Если такие движения под седлом выдаст - будет толк.


Три.

- Рукой не груби, легче, легче!

- Он не чувствует повода. А на шенкель пока не реагирует.

- Конечно, третий раз сели на него, конечно, не реагирует... Не груби, Костя.

- Да не грублю я! Вон повод вообще висит.

- Не заводись. Ты скольких коней подготовил, а тут заводишься. С Леной поругались?

- Да я...

- Оставь это там, за пределами манежа. Тут ты и твой конь. Никаких ссор, никаких девушек...

- Она аборт сделать хочет, Валерий Вадимыч. А я против.

- Так, стооп. Теперь слезь. В руках поработаете. Аборт? Почему?

- Говорит, что не нужен ей сейчас ребенок. У нее проект только начинается. Ну, Самарканд, тише... Стой, не идем никуда!

- Это он тебя чувствует. Ты на взводе и он горячится. А Лена... Бог ей судья. Бросай её, если ей ребенок мешает.

Ладонь ложится на плечо всадника, а с другой стороны в руки тычется горячий бархатный нос. И мужчина кивает, глядя в глаза коню:

- Хорошо тебе... Нет таких проблем.

- Кончили лирику! Шагайте!


Четыре.

- Ну и что это? Это будущий чемпион! Опозорил меня, слов нет!

- Чего на коня-то орешь?

- Вы видели? Да он даже не старался! Этот галоп мне в кошмарах сниться будет, Валерий Вадимыч. Еще и ухмыляется!

- Конь не может ухмыляться, у него нет мышц специальных для этого. Ты видел, как на него судьи смотрели?

- Как на мой позор!

- Как на твое будущее. Серов ко мне только что подходил. Предлагал избавить тебя от этого недоразумения по сходной цене.

- Серов? Он же под сына ищет молодую лошадь...

- Вот и думай, Костя... Давай сниму уздечку, малыш. Устал, наработался, молодец. Но надо лучше!

- Серов...

- Ага. Твои-то как?

- Танюшка улыбаться начала. Лена все тетешится с ней, не отходит от неё совсем!

- Вот и славно. Давай, помоги попону накинуть. И поедем домой. К Серову пойдешь?

- Да ну, глупости говорите, Вадимыч. Самарканд не продается.


Пять.

- Да! Вы видели это? Он просто порвал всех!

- Что за выражения, Костя? Успокойся, награждения еще не было. Подожди пока Мамонтов и Гринхард выступят. У Гринхарда хорошая кобыла, очень перспективная.

- Да бросьте вы! Этот галоп, это принимание! Он никогда на тренировках так чисто не делал. Мы взяли первое место, я вам говорю.

- Ну, видел. Ну, хорошо. Давай, коня растирай, а не болтай. А то сейчас загордишься, станешь это на коноводов

перекидывать, как тот же Мамонтов.

- Он поэтому не проедет лучше, чем мы, Валерий Вадимыч. Вот зуб даю – не проедет. Я видел его сейчас на разминке, он не чувствует коня.

- Умный какой стал… Сам только год назад в руках нормально работать начал с Самаркандом, а уже гордости-то!

- Валерий Вадимыч!

- Что? Хватит сюсюкаться с конем, пойдем, глянем, что там в итогах.

- Я же говорил, мы – первые!

- Ладно, гордись. Заслужили.


Шесть.

- Самарканда с собой берешь?

- Да, сезон мы классно отъехали, пусть отдохнет. Лена домик с конюшней подыскала на побережье, снимем на три месяца. Там тепло сейчас, хорошо.

- Ну, с Богом. Танюшка как?

- Ходит, говорит. В следующем году буду брать ей пони. Очень любит животных – недавно птенца вороны притащила, из гнезда выпал, слепой еще. Дала маме и говорит: давай себе оставим?

- А Лена что?

Вороной конь кладет голову на плечо своему всаднику и внимательно слушает беседу.

- Ну, начала выхаживать. В общем, он, уже хотя бы на птицу похож, везде за Танюшкой бегает, не отпускает от себя. Только в садик если ведём – остается в своем домике.

- Его тоже с собой возьмете на моря? Зоопарк будет…

- Будет…

Мужчина гладит шелковую шкуру коня, почесывает того за ушами и Самарканд жмурится от удовольствия.

- Я Стешу продаю, кстати.

- Кому? Чем она тебе не угодила?

- Попросили в параолимпийский центр отдать. Она им понравилась. Мягкая, удобная – а мне не жалко.

- Ну, тогда одобряю. Параолимпицам можно – они ребята надежные.


Семь.

- Убью! И плевать, что сяду, плевать на всё!

- Костя, сколько ты выпил?

- Какая разница, Вадимыч? Лена, Таня… их нет, понимаешь!? Этот ублюдок пьяный даже не помнит ничего! Отмажут же, сволочи.


Они сидят в деннике и Самарканд лежит рядом. Фиолетовые глаза отсвечивают, отражая свет ламп в коридоре. Конь словно не чувствует запаха алкоголя, словно понимает, что сейчас горе придавило его человека и ему нужно забыться.

- Ну, поплачь, поплачь… Больно от этого меньше не станет, но легче – будет…

- Убью…

- Посадим мы этого пьяного гонщика, не волнуйся, посадим. Всем, кому надо я позвоню, дадут по полной ему.

- Не вернуть их…

- Не вернуть. Извини, что в такой момент говорю, но у тебя через полтора года олимпиада.

- Да какая к черту олимпиада?! Ты меня видел? У меня ноги нет, Вадимыч! Как я теперь?

- И без рук ездят. И разряды сдают и медали берут. Или продавай Самарканда и спивайся! Но я тогда тоже на пенсию уйду.

- …

- Олимпиада у тебя будет. Конь у тебя умный, переучим на новые команды. И поедешь выступать. С понедельника начинаем.

- Вадимыч…

- Что, Вадимыч? Я шестьдесят лет уже Вадимыч. В понедельник к трем!

Конь и сидящий на опилках одноногий мужчина провожают уходящего долгим взглядом. А потом мужчина утыкается в шею коня, и долго плачет.


Восемь.

- Вот так хорошо. Чуть-чуть левее. У него задние ноги опаздывают.

- Так лучше?

- Лучше. Помоги себе хлыстом, дай ему понять, что изменилось. Не груби! Легче, легче!

- Я равновесие теряю, Валерий Вадимыч.

- Ну, полгода уже не теряешь, а тут потерял? Что такое?

- Кажется, Самарканд хромает.

- Так, стоп. А теперь рабочей рысью… Да, Костя, задняя левая, немного хромает. Отшагивай и веди в денник. Осмотрим его там.

- Нужен рентген?

- Не знаю. Вызывай Марию Павловну, пусть она посмотрит.


- Ничего серьезного, к счастью, растянул связки. Покой, умеренная работа, растирайте и берегите.

- У нас старты через месяц. Оправится?

- Думаю, да. Хромать перестанет, если будете только отшагивать, мазать и следить внимательно. А вот выступать? Конь месяц работы потеряет. Если это вас не волнует, то я подтверждение перед стартами дам.

- Самарканд умный, он не забудет ничего. Нам очень стартовать надо, Маша, очень. Косте в первый раз в новом качестве выступать.

- Понимаю, Валера… Ну, я зайду еще через пару недель, гляну, как у вас дела.

- Слышал, Самарканд? Надо вылечиться.

Тренер оглаживает вороного красавца по шее, протягивает сахар на раскрытой ладони, но тот не берет, тревожно выглядывая в коридор. И лишь когда слышит неравномерную походку и стук костылей, призывно ржет и успокаивается.

Бархатные губы ласково берут угощение.

- Что сказала ветеринар?

- Что вы месяц работаете в руках. Шагом.

- Ничего… Брат, мы же с тобой сможем? Да, сможем… Только ты у меня и остался.


Девять.

- А как поедем, говорить мы уже не будем… Олимпиада. Пусть и параолимпиада. Мы столько шли. Мы должны, Самарканд, просто обязаны выиграть. Сколько мы вместе? Почти восемь лет?.. Столько вместе прошли, столько медалей взяли… Ну, не горячись. Всё как обычно. Посмотри, сколько взглядов на тебя устремлены. Посмотри – всё внимание на нас, братец. Не подведи, а уж я-то всё сделаю, что от меня нужно… Слышишь, как публика приветствует? Это нас с тобой. Давай, Самарканд. За Танюшку, за Лену, за Вадимыча. За нас с тобой! Выход!


… Вороной конь не бежит – летит – над манежем. Он красуется, он горд собой и он получает истинное удовольствие от того, что делает. Копыта едва касаются белого песка, ему не нужны крылья – они у него есть. У него и его человека. Им больше не нужны медали, им больше не нужны победы: они просто играют в свою игру, которая называется жизнь. Трибуны замерли, вокруг разливается благоговейная тишина, в которой появляется смех маленькой девочки, требовательное карканье молодой вороны и красивый голос женщины.

В глазах всадника блестят слёзы, они ему мешают и он закрывает глаза, полностью доверяясь коню.

Они летят.


- Первое место с результатом девяносто один процент ровно – Константин Логинов и Самарканд!

Вадимыч широко улыбается.

Его мальчики победили.

Показать полностью
171

Название сами придумайте

- Дядя Витя уже лет 12 не пьет. – Серега затянулся и пустил густой белый дым в ночной воздух.

- Чего так? – щелкая зажигалкой, поинтересовался я.

- Да была там история одна. – он продолжал пускать клубы дыма над головой, делая перерывы между фразами все больше. Наконец, когда оранжевый огонек начал приближаться к фильтру, Серега выдохнул как-то по-особенному и продолжил. –Были у него проблемы, плотно сидел на стакане дядя Витя. Работы нет, с хаты нести нечего, друзья все такие же. Прогуливался как-то он вечером по району, видит, баба коляску с ребенком у магазина оставила, а сама внутрь. Витя, недолго думая, и решил эту коляску приспособить. Пораскинул, что баба-то та скоро из лабаза выйдет, а он пока ребеночка на снег и с коляской за угол. Тот спал как раз, укутанный весь по макушку, не замерз бы. Ну, ринулся наш дядя к коляске, малого вынимать, значит. А у малого возьми и голова на бок, шарфик слез, а там не лицо, а один синий ком заплывший. Не знаю, долго ли дядя Витя так стоял и пялился, но баба выскочила и в визг сразу.

Он щелчком отправил бычок в урну

- А дальше-то что? – не унимался я, позабыв о своей сигарете.

- Да что-что… – Сергей выругался. – Мимо тип ехал на машине, выскочил на бабьи визги. Потом народ не пойми откуда набежал. Баба визжала ,что её кровинушке шею свернул алкаш проклятый. Менты, все дела. Потом суд да дело. Если б не участковый…корешился он с Витиным братом…Так вот, если бы не участковый сидеть дяде Вите. Тяп-ляп и закрыли бы дядю Витю, а себе новую галочку за раскрытие. Только оказалось, что баба та три дня с трупиком детским жила. Купала, кормила, гулять водила. Мужик её ещё брюхатую бросил, родителей нет, приезжая она. Самой за тридцать. Ну, видать кукушкой и поехала, не хотела в смерть дитяти верить, а когда Витька-то увидела с трупом, тут и прозрела. В общем, бабу в дурку, нашего оправдали. Только вот он с тех пор в рот ни капли.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: