206

Записки Мента. Заповедная охота

Записки Мента. Заповедная охота Текст, Длиннопост, Записки Мента, 90-е

Автор - Илья Рясной, Полковник полицейский

Это был 1998 год. На московские рынки нахлынула очередная волна бандитизма, мошенничества, терроризма и необоснованного роста цен. И МВД России объявило войну рыночной мафии, назвав её «Операция Привоз».
Я только что пришёл в Главк. Мне вручили предписание в родной Северо-восточный округ и послали командовать захватом плацдарма.
Личный состав ОУР УВД отнёсся к идее с энтузиазмом. Зам. начальника окружного розыска, оглядев своих воинов, сказал:
- Чего тянуть? По машинам.
Рынки девяностых это песня – и грустная, и героическая, и боевая, и занудно-тоскливая. Гектары заставленной контейнерами асфальтовой земли, груды продуктов, крысы, покупатели и небритые нерусские продавцы. И всего этого очень много. И рынок был какой-то бескрайний. И идея навести здесь порядок казалась мне всё более фантастичной.
- Так, - сказал замнач розыска. – На правой стороне рынка мы можем делать, что хотим. А левая – ни-ни.
- Почему? – удивился я.
- Ей крышу держит зам. начальника управления. Это заповедник. Здесь зверьки непуганые.
- Ну, это же неправильно, - возмутился я.
- Неправильно, - кивнул майор. – Но нас за охоту в заповеднике отдерут по первое число. А ты с Главка. Тебе можно. Можешь приказ отдать. Отдашь? – с надеждой посмотрел он на меня.
Я гордо расправил плечи и с видом Наполеона, бросающего в бой гвардию, кинул:
- Вперед!
В заповеднике действительно уютно устроилась целая популяция рыночной фауны и флоры. Местные воспринимали милицию, как предмет интерьера, то есть не замечали вовсе.
- Стоять, - крикнул майор особо небритому господину. – Документы.
Тот посмотрел на него с изумлением:
- Какие документы, да? Я здесь торгую, да. За товаром иду, да. Так что я пошёл.
- Милиция, - растерянно произнёс майор.
- Милиция, шмилиция. А у меня товар лежит. Все, до свидания.
- Уголовный розыск.
- Уголовный, не уголовный, а у меня товар.
И тут я увидел, что зам. начальника ОУР наливается краской, как синьор Помидор. Больше не вдаваясь в диспут, он взвесил в руке носимую милицейскую рацию – зверский аппарат, тяжелый, неубиваемый и железный. И с кряканьем опустил её на череп туземца. Так в сказке Илья Муромец отпускает булаву на череп Тугарина Змея, и у того ноги по колено врастают в матушку землю.
Стук был как при столкновении биллиардных шаров. Череп выдержал. И извилины в мозгу туземца стали параллельно, перпендикулярно и чётко. Больше не было шакала заповедных земель. Передо мной стоял дрессированный зайчик.
- Ай, розыск, да. Так бы сразу и сказал, начальник. Вот паспорт. Вон там моя лавка. Заходи.
- Сначала вы к нам. В обезьянник.
- Ох, зачем обезьянник.
- Надо.
- Ну, надо так надо. Э, а товар?
- В обезьянник.
В глазах туземца горел спокойный покорный огонёк человека, определившего место в своей жизни.
Сегодня, когда смотрю на беспорядки в той же Германии, мне кажется, что не хватает лишь одного удара милицейской рации, чтобы привести разболтанные мысли «бешенцев» в чёткий порядок. Представители отсталых общественных формаций, к коим относятся беженцы, понимают только её, милицейскую рацию по голове. Вместе с благотворным ударом они воспринимают и новую систему отношений. Этот удар носит не характер увечий или унижений – он просто расставляет акценты, кто в доме хозяин. А иначе никак.
Вот только есть одно но. Если не нанести его вовремя, дальше уже помогут только пулеметы. Ибо человек отсталой формации решит, что ему должны все, и он хозяин. И порой, чтобы изменить это мнение, требуются ковровые гуманитарные бомбометания. Такой непокорный блеск был в 1996 году у чеченцев. И с каким трудом он гас, когда в 2000 мы входили туда с войсками.
Вот и в Европе. Чувствую, что время, когда можно решить всё ударом рации по башке, заканчивается. И нужно бить пока не поздно. А иначе дальше или пулеметы, или хозяева европейской земли станут рабами.
Историческая альтернатива? Была. Единый советский народ. Единый проект. Был советский человек. Который рано или поздно утвердился бы на земле. Но при капитализме общей цели не бывает. Или ты давишь, или давят тебя - с разной степенью цивилизованности. А проигравший, спавший в маразм толерантности, вседозволеднности и хитрозадости, выбывает из исторического процесса. Так что Европе или нужно вытаскивать «милицейскую рацию». Или писать завещание…
Хочу дополнить, что с огромным уважением отношусь ко всем нациям и народностям. Но разница в психологии, историческом развитии – это вещь объективная. И нельзя прятать голову в песок, потому что из песка тебя не так трудно выковырять.

Найдены дубликаты

+23

Блин я думал будут всякие милицейские истории, а тут пост про то что черных надо пиздить.

раскрыть ветку 7
+11

А ты думал, что полковник полиции будет рассказывать истории, как он зачитывал гражданам права и проводил допросы в присутствии адвоката?

раскрыть ветку 1
+1

- Вы имеете право хранить молчание, так как всё сказанное вами может быть использовано против вас в суде. Пройдёмте, гражданин. Сейчас следователь сообщит вам, в чём вас обвиняют, а потом вам дадут возможность встретиться с вашим адвокатом.

......

- Просыпайся давай!

- [с трудом разлепляет глаза, тошнит, болит всё тело] -...а где это я? И кто вы такой?

- Анестезиолог я. Наркоз тебе делал, а теперь вот привожу в чувство после операции. Ну, очухался, значит всё норм, я пошёл...

- Погодите! Какой операции?

- Ну как же - жопу тебе зашивали! Ты ж как-то умудрился на бутылку сесть, и порвал там себе всё, извращенец хренов. Ты, правда, что-то там говорил что это из тебя чистосердечное признание выбивали, но это наверно был бред из-за шока. Так-то все знают, что у нас правовое государство, и что господа полицейские такими вещами не занимаются, так что ты больше таких вещей не говори, а то привлекут за клевету...

+2

а по-моему тут глубже.
не просто пиздить, а показывать кто в доме хозяин при этом вставляя фразочки типа "маразм толерантности", забывая что на данном ресурсе есть тысячи подтверждений что наша "развитая общественная формация" не далеко от "бешенсев" ушла)

что рассказал автор? что были и есть в рф продажные менты? что на протоколы всем всегда было похуй? общий язык с населением (а уж тем более не местным) эти идиоты никогда не искали, а если и строили его, то исключительно с позиции силы или на личной выгоде начиная с руководящих должностей? И этот идиот считает что мы далеко от грязного "рынка" ушли?) Блеск у чеченцев погас?) тото они мусор до сих пор в нашем триколоре не стесняются таскать. откупились вы, а не блеск погас, идиоты блять....
Пиздить всех надо? Помогло видимо судя по МСК? Ахаха, смешно)

-8
Сперва черных, потом остальных
Подведено аккуратно. Только про то что крышевал заповедник один из своих, упомянуто вскользь, а потом про сильную руку власти

Автор - мразь
раскрыть ветку 2
0

Автор не мразь - автор мент, а у них всегда одно решение проблемы, кому-нибудь рацией по башке дать.

раскрыть ветку 1
ещё комментарии
0

да тут вообще солянка из всего. Просто набор ключевых фраз и идей.

+2
А начальника, который крышует рынок, не нужно бить? Он свой, хороший!
+4

Ну, в принципе давно известный факт - некоторые особи номинально человеческого вида имеют столько низкий уровень культурного развития, что неспособны воспринимать неугодную им информацию без подкрепления оной силовыми действиями.

Пиздить надо, короче. Ну или таки в обезьянник на сутки.

В Китае вон уйгуры барагозили - "неверных" резали, ещё что... И ничего, пиздюли вкупе с лагерной баландой как-то помогают им уже так сильно не борзеть.

+4

Результат воспитания и "создания" советского человека мы все увидели на территории бывшего СССР как раз в 90-е годы 20-го века.

раскрыть ветку 3
+3

Советского человека воспитывали и создавали не в 90-е, а намного раньше вашего рождения.
Это был не

Результат воспитания и "создания" советского человека

Это результат создания "людей новой формации" Ельцинской эпохи беспредела.

раскрыть ветку 2
+1

Нет, результат ельцинской эпохи это те кто родился в 80-е-90-е. А беспредел творили те кто родился и воспитывался в советской системе.

раскрыть ветку 1
+3

Все ведь верно написано, до последней запятой. Но, к сожалению, эти мысли, даже будучи услышанными властью, не найдут у нее понимания. Понимание придет только когда количество пролитой крови превысит ту самую критическую массу, пробуждающую народ на собственное освобождение от той самой власти и ее паразитов и выкормышей.

раскрыть ветку 1
0

Ты забыл учесть людей, которые работают на ТВ и в Интернете и "объективно" доказывают, что у нас всё заебись. Они же доказали, что пенсионная реформа пойдёт всем нам на пользу. Теперь даже в самых глухих деревнях знают, что в 65 жизнь только начинается. Спасибо российскому телевидению.

0

Мне кажется, в этом посте не хватает извинений. Не канонично как-то

0

Вот лично автору один вопрос - как единый советский народ превратился в отмороженных бандитов на рынке, и начал народ друг друга не навидеть

0

Эту процедуру надо проводить сразу, на таможенном пункте

0

Ностальгические завывания советской халупы.

0

расскажите "малым народам" из "братских" республик про единый советский народ. это на словах так прекрасно было. а на деле лютый национализм, ненависть и Интернационал, как ироничная песенка. до сих пор слышим эхо.

раскрыть ветку 1
+1

особенно это чувствуется на крайнем севере.

0

Здраво мыслите, гражданин начальник! Боюсь рация уже не поможет, да и рации сейчас уже не те, а жаль.

0

Поздно рацию вытаскивать. Этот момент давно упущен. Надо вот так:

http://samlib.ru/s/shapiro_m_a/uvkultr.shtml

-7

Это лютый пиздец. Рано или поздно выдохнут подобные автору, полканы.

раскрыть ветку 3
0
После того как они "выдохнут" (это ж надо так язык коверкать), могут случиться как в Европе - твою жену или дочь выебут, а тебя на нож, если возмущаться будешь.
раскрыть ветку 2
-2

Охуеть ) я что-то пропустил? В Европе ебут всех жен и дочерей? Я так полагаю, прежде чем дойдут до Европы, начнут с твоих дщерей. Меня это устраивает

раскрыть ветку 1
ещё комментарии
-1
Набор неадекватных выводов...Как же бесят люди,"знающие" как жить лучше в Европе,в Чечне и тд. И еще более ужасно,что это выводы полицейского.
-1

К чему текст, причём тут Европа? Ты им отсюда советуешь как им жить? Отсюда где и своих вопрос выше крыши?? Зачем?

Похожие посты
193

Записки Мента. Палачи рядом с нами... Киллер из прокурорской семьи

Записки Мента. Палачи рядом с нами... Киллер из прокурорской семьи 80-е, 90-е, Записки мента, Полиция, Милиция, Байки Мента, Длиннопост

На службу в уголовный розыск меня привел  в 1998 году начальник антикварного отдела ГУУР МВД России Владимир Прозоров. А познакомились мы с ним за два года до этого. Тогда он грудью бросился на амбразуру, пытаясь помешать ельцинским либералам умыкнуть сокровища Романовых под видом вывоза экспозиции за рубеж.

Я тоже пытался как-то ему помочь со стороны СМИ, потому что ситуация была серьезная с плавным перетеканием в национальную катастрофу. Мало того, что эти сокровища по рыночным ценам тянут миллиардов на пять долларов. Но это еще и живая история нашей Державы. И как то получилось пресечь эти поползновения, хотя вся власть тогда была полностью у ельцинских мародеров и крохоборов.

Прозоров человек неординарный и с интереснейшей судьбой. Его всегда магнитом тянуло море и военно-морской флот. В итоге стал специалистом по его истории, пишет теперь на пенсии монографии. Куда б  ни ехали мы в командировку, где было рядом море или хотя бы река, получали от шефа специальное задание – какие корабли и в каком ракурсе сфотографировать.

Но так уж судьба распорядилась – привела его на службу в милицию. Там и открылись у него таланты оперативника.  Это только дураки считают, что хорошим опером стать нетрудно. На самом деле работа требует ряда врожденных и редких качеств.

При советской власти Прозоров пятнадцать лет прослужил в ОБХСС.  Признавался лучшим оперуполномоченным службы  в  Москве. Работал  замначальника  районного  отдела ОБХСС.

Начинал с того, что обслуживал ГУМ. До его прихода там годами не было уголовных дел. То есть огромный магазин, в котором работают отпетые торгаши, есть. А дел нет. Может такое быть? Прозоров показал, что не может.  Поднапрягся, приобрел источники. И одно за другим пошли дела. Хищения, левая продукция от цеховиков, сбываемая через главный магазин Державы, межрегиональные ОПГ.

Записки Мента. Палачи рядом с нами... Киллер из прокурорской семьи 80-е, 90-е, Записки мента, Полиция, Милиция, Байки Мента, Длиннопост

Он же совместно с КГБ поднял уникальное дело середины восьмидесятых по контрабанде.

Свинтковский был такой – поляк по национальности, личность известная в среде антикваров, а заодно сын заместителя прокурора Москвы. Он скупал в товарных количествах антиквариат – иконы, изделия Фаберже и прочее. И менял его у негров-дипломатов на всякий ширпотреб – платки, импортные часы, которые скидывал в комиссионки. И все это уходило за границу. Обороты были громадные. Антиквариата и денег у него при обыске изъяли на несколько миллионов рублей, и это в середине восьмидесятых годов, когда инженер получал сто двадцать рублей в месяц.

Настолько широко было поставлено дело, что ПГУ КГБ СССР зафиксировало резкий прирост русского антиквариата на Западном рынке.

Подработали. Отдокументировали фигуранта. И настало время брать.

Тут начался полицейский боевик. Партнеры Свинтковского как правило имели отношение к разведке и были обучены соответствующим премудростям. И все встречи, передача товара выдержаны в лучших традициях шпионских фильмов. Останавливаются две машины рядом. Моментально происходит переброска вещей. А потом машины уходят на максимальной скорости, нарушая все правила дорожного движения, чтобы сбросить возможную наружку с хвоста. И в укромном месте скидывают товар.

Чтобы прихлопнуть этих затейников, оперативники тогда  развернули в Москве уникальную систему наружного наблюдения, опущу подробности, которые не для печати. И все же взяли под колпак контрабандистов.

Когда брали Свинтковского и его телохранителя-шофера, такие гонки по Москве устроили, что в хлам разбили две оперативные машины. А когда догнали, телохранитель-шофер махал новой для тех времен и понтовой телескопической дубинкой. Но, как поет классик:

«Супротив милиции он ничего не смог.

Повели родимого, руки ему за спину.

И с размаху кинули в черный воронок».

С колоссальным трудом Свинтковского посадили. Несмотря на то, что тот, ходят зловредные слухи,  отсыпал почти сто тысяч рублей в Институт Сербского за соответствующий диагноз и справку о невменяемости. В Ленинграде пришлось проводить дополнительную стационарную психиатрическую экспертизу. Отбились.

Пока клиент сидел в местах не столь отдаленных, сколь малонаселенных, его бывшие партнеры убили его отца, вышедшего на пенсию. Откинувшись в начале девяностых, поляк затеял на воле вендетту и передел антикварного рынка.

В итоге собственноручно расстрелял пять человек в Германии и России. При помощи нашего МВД был изобличён. При этом наши эксперты-баллистики продемонстрировали такой класс, что немцам, зашедшим в тупик, и не снилось. В итоге Свинтковский был помещен в дурдом в Гермашке, как опасный больной. Почему не осудили? Как мне сказали те, кто в курсе этой ситуации: «Ты думаешь, там коррупция дремлет невинным котеночком. Нет, она там жрёт в три горла?»

Такие вот типажи были. Такие встречались дела в СССР восьмидесятых годов.
Записки Мента. Палачи рядом с нами... Киллер из прокурорской семьи 80-е, 90-е, Записки мента, Полиция, Милиция, Байки Мента, Длиннопост

продолжение следует


автор - Илья Рясной Пенсионер Полковник полицейский Член Союза писателей, издано более 50 художественных книг, псевдонимы Илья Стальнов, Сергей Зверев и далее

Показать полностью 2
272

Записки Мента. Упыри Ельцина. Немного о "святых девяностых"

Записки Мента. Упыри Ельцина. Немного о "святых девяностых" Текст, Длиннопост, Записки мента, 90-е

Автор - Илья Рясной, Полковник полицейский


Из приговора Судебной коллегии по уголовным делам Тюменского областного суда:
Стуков, 1928 г.р., на протяжении более 10 лет, сожительствовал с Фроловой, которая в 1989 году связь прекратила и стала сожительствовать с Варзиным, рабочим котельной Тюменского аккумуляторного завода.
Весной 1990.. Стуков обратился к гражданину Дьячкову, 1969 г.р., чтобы тот убил Варзина за вознаграждение. С этой целью Дьячков приобрел в магазине «Садовод» упаковку ядовитого вещества «Зоокумарин» для уничтожения грызунов, которое планировал подмешать в водку.
В ночь с 20 на 2I июня 1990 года Дьячков пришел в котельную, заявив, что хочет трудоустроиться туда. Там были Варзин и его напарник Фуфаев. Дьячков подмешал в водку яд, но тот там был виден, тогда он подмешал яд в сметану, однако Варзин есть её не стал.
Желая избавиться от свидетеля, Дьячков завел Фуфаева в женскую раздевалку и бил до того, как тот перестал подавать признаки жизни. Решив, что убил его, нашел Варзина и стал бить его напильником по голове. Видя, что Фуфаев подает признаки жизни, принялся тоже бить его напильником. После этого забросал трупы картонными коробками и поджёг.
Получив за убийство 2000 рублей, Дьячков выехал в Ханты-Мансийский автономный округ.
27 декабря 1990 года распивал спиртные напитки с собутыльниками Савиным, Ермаковым и Хаймазовым. Когда Савин сказал, что Дьячков молод и не знает жизни, тот заявил, что убил двух человек, после чего схватил нож и нанес им оппоненту удар в живот. Остальные пытались его остановить, но он причинил порезы Хаймазову. После чего заявил, чтобы они шли за лошадью, дабы вывести и утопить в проруби труп»…
В связи с избытком свободного времени занялся разборкой архивов. Старые, желтые бумаги, некоторые рассыпаются от времени. Они обладают какой-то волшебной силой. От них повеяло могильным холодом перестроечных и постперестроечных времен. Приговоры перелома эпох по самым мерзким «мокрым» делам. И за стертыми временем строчками в каком-то безвременье оживают кошмары нашего недавнего прошлого.
«17 сентября 1982 года, около 16 часов Ганин В.П., 1959 г.р., совместно с Кравченко А.В. распивал спиртные напитки в его комнате коммунальной квартиры № 4 дома № I5I по Невскому проспекту. На почве возникшей ссоры, перешедшей в драку, с целью убийства Ганин нанес Кравченко не менее 2 ударов плоскогубцами по голове и не менее 4 ударов ножом. Подсудимый, переодевшись в костюм и плащ убитого, с места преступления скрылся.
Освободившись из мест лишения свободы, 4 февраля I989 года Ганин вернулся в Ленинград, трудоустроился, однако стал менять места работы и пьянствовать. Застав Ганина с другой женщиной, его жена вместе с сыном уехала к своей знакомой, сожитель которой Павлов С.И., разругавшись с ней, переехал в свою очередь жить к Ганину.
В ходе совместной пьянки Ганин нанес Павлову 18 ударов молотком, 1 удар ножом в область шеи, после чего накинул на шею петлю. На следующий день с целью глумления отрезал трупу кухонным ножом половые органы и ягодицы. После этого переехал к своей знакомой Дедулиной, где проживал, употребляя спиртные напитки.
Рассказав ей о совершенном преступлении и опасаясь, что она его выдаст, нанес ей несколько ударов по голове сковородкой, а потом вбил в голову металлический штырь. После чего направился в комнату ее соседки по квартире Будариной. Опасаясь, что та обнаружит убийство, дождался ее прихода со смены и нанёс её около 10 ударов топором.
УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Руководствуясь принципами гуманности помиловать Ганина Владимира Петровича, заменив ему смертную казнь пожизненным лишением свободы
Президент Российской Федерации Б. Ельцин
Москва, Кремль, 4 ноября 1993 года
№ 1840»
Приговоры. Приговоры. Деяния странных двуногих существ, почему-то отнесенных к роду хомо сапиенс, хотя после такого людьми их назвать сложно. И эти скромные приписки – помилован, наказание заменено, соображения гуманности. Да, страной тогда руководили большие гуманисты. Святые девяностые».
«12 июня 1989г. Ахмеднабиев, работая в Ставропольском крае в бригаде по сбору бахчевых культур, увел несовершеннолетнюю Гусейнову в лес, где изнасиловал. Когда та рассказала своим родственникам о совершенном изнасиловании, из мести задушил её. 7 августа 1989 года около Моздока на почве возникшей ссоры из-за оплаты за проезд убил ударом ножа водителя Данилкина, занимавшегося извозом на автомашине «Москвич». В камере судебно-психиатрической спецбольницы из хулиганских побуждений избил и задушил следственно-арестованного Мататова.
Помилован из гуманных соображений».
Это было начало девяностых годов. Оглоушенный свалившимся на страну счастьем свободы и криминального беспредела, воодушевленный до депрессии тем, что лапотная Россия наконец приникла к таким священным понятиям, как правове государство, верховенство прав жулика и разбойника, я пребывал в состоянии нетолерантной и недемократической озлобленности на существующий порядок вещей. Тогда я работал криминальным корреспондентом, мог всласть налюбоваться на свободу и демократию в разрезе статей уголовного кодекса. И время от времени выдавал как глас вопиющего в пустыне едкие материалы в СМИ. В том числе проходился и по странной снисходительности новой власти к бандитам, извергам и подонкам всех мастей. После особо злобной статьи о практике наказаний, когда за убийства стали давать условные срока, неожиданно со мной вышел на связь и предложил встретиться в фойе гостиницы «Россия» (ныне ушедшей в прошлое) сотрудник Администрации Президента, в чьи обязанности входила организации работы комиссии по помилованию. На встречу я шел настороженный – все-таки встречаюсь с представителем оккупационного режима. Но встретил меня старый аппаратчик, которого пожирали те же самые вопросы, что и меня – доколе этот бардак будет.
Комиссия по помилованию при пациенте, ох, извиняюсь, при Президенте, в стиле новых свободных времен была создана из самых проверенных либералов. Возглавлял её писатель Приставкин, снискавший лавры на беспощадной и бесстрашной борьбе с тоталитаризмом, писавший книги, кстати, неплохо писавший, о своем послевоенном детстве, в которых красной нитью проходило какое-то опасливое восхищение перед криминальным миром. Были там один из братьев Вайнеров (он вносил туда элемент консерватизма и объективности), и куча всякого преданного демократии народа, как то поп-расстрига, куда без них, сидевшие в сталинские времена древесные папоротники.
- А вы знаете, что приговор Чикатило прошёл в этой чертовой комиссии одним голосом, - нервно произнес чиновник из Администрации.
- Как это, - удивился я.
Оказывается, кто-то из предков Чикатило был раскулачен, и несколько экстравагантное поведение самого маньяка, по мнению членов комиссии, стоило бы отнести к его детским психологическим травмам. А вы сразу – расстрелять.
- Они за час заседания решения выносят по полтысячи дел, - продолжал чиновник. – При этом говорят – я же за ваших бандитов голосовал, а вы за моих проголосуйте. Ну все же понятно, зачем и как эти вопросы решаются. А потом напиваются прямо там…
Миловали не только убийц, но и всякую шелупонь. «Гуманность», «свобода». Пятьсот человек за одно заседание на волю – а там им уже и работа подоспела, стрелки, разборки, вымогательства. Есть, куда приложить усилия, во многих сферах их неоднозначная биография и редкие навыки востребованы.
«18 ноября 1990 года Соловьев и Говорухин в г. Новороссийск остановили автомашину ВАЗ 2105 под управлением Степанца и попросили довести до улицы Стальского. В безлюдном месте Соловьёв схватил водителя за руки, а Говорухин стал наносить удары молотком по голове. Потом ударили ножом. Завладели машиной, деньгами, труп закопали. Вооружившись обрезом, аналогичным образом совершили нападение на водителя автомашины ВАЗ, застрелили его, завладели машиной и деньгами.
29 декабря приобрели 9 килограмм марихуаны для личного потребления»…
Ребята молодые. Гуманизм на марше. Помилование…
Вообще у меня от тех времен осталось совершенно чёткое ощущение. Будто разверзлись врата ада. Читаю приговоры, сводки, справки девяностых. Бесконечные разборки с целью дележа оставшейся ничейной собственности. Дикие искусы деньгами, которые делали из директоров и научных сотрудников профессиональных мошенников, а из спортсменов, рабочих – пехоту в миллионной бандитской армии. Но потрясает и озадачивает совершенно дикая жестокость, остервенелость всякой безмозглой рвани средней руки, дна общества. Они с цепи сорвались. Они почуяли своим гнилым дырявым нутром, что пришла их эпоха.
Да, зверствовали на Руси, убивали всегда. Но вот однажды пришли «благословенные» времена, когда вурдалаков стали прощать. Когда они стали отвечать не шкурой, а только свободой. И они почуяли это самое незримое им благословение.
«Республика Бурятия. Грязнов, 1944 года рождения, пришел к своей престарелой знакомой Радаевой и убил её поленом, с целью похитить личное имущество. Совершил кражу у другой знакомой Дубининой. Когда та застала его на месте преступления, изнасиловал и убил её».
Вурдалаки очень чётко держат нос по ветру. Что-то такое басовой струной звучало в воздухе, что толкало окончательно сбросить тормоза и лететь в кровавом угаре вперёд. Режь, грабь, бухай. Может простится все, а если и не простится, то не расстреляют же. Как в американских ужастиках распахнулись погреба, и они полезли изо всех щелей.
«25 сентября 1989 года Сидоров, 1961 г.р., находясь в нетрезвом состоянии вошел в ограду дома 27 по улице Декабристов города Тобольска и спрятался за туалетом в ожидании появления женщин. Когда в туалет пошла гр-ка Быкова, напал, изнасиловал, задушил, перенес труп в другое место и отправился домой.
14 ноября 1990 года пришел в дом 89 по ул. Чернышевского, где проживала престарелая Кучерина, напал на нее, стал избивать, сломал пять ребер, изнасиловал, после чего задушил.
Руководствуясь принципами гуманности помиловать, заменив смертную казнь на пожизненное заключение.
Б. Ельцин. Москва, Кремль. 21 января 1994 года № 175».
Святые девяностые. Многие их помнят, как голодуху и разор. А я помню ощущение трещащего как старая тряпка правового поля. Все, что удерживало людей в рамках, быстро отбрасывалось. Пьяный и довольный Президент самых «святых» годов России, воцарившись своим каменным задом в Кремле, начал издавать указы и вносить законодательные инициативы. Какие первые были? Об отмене статьи за мужеложство – очень уж много из них в либеральном бомонде тусовалось. Ну и об амнистии всем, кто сидел за государственные преступления. А это не только антисоветская пропаганда, но и тот же терроризм. Было несколько террористов – в то время еще не была сильно распространена эта беда, которые, отсидев по году и рассчитывая отсидеть еще минимум пятнашку, однажды с изумлением обнаружили, что новая власть их простила. Бей, взрывай. Всё можно. Впереди криминальная война. Чечня. Гуляй, рванина.
Потом понеслось-поехало. Отменили бич-приемники, и бомжи как сивучи на лежбище застлали своими немытыми тушками проспекты и тротуары по всей России. Долой ЛТП, даешь спирт-рояль. В результате 35 тысяч убийств в год, большинство из которых на пьяной почве. И несколько миллионов умерших от некачественного спиртного. Пей, гуляй, ныне все можно. Когда еще такое будет…
«Кемеровская область. Дручинин, 1959 г.р., Гриднев, 1954 г.р., ранее судимые за разбой совершили группой лиц разбойное нападение на Иванова. Кроме того Гриднев с применением насилия угнал мотоцикл «Урал», ограбил Башкину, совершил разбой на Вологина, умышленно убил Колгудаеву, с целью сокрытия преступления убил её трехлетнего сына»…
Достоин гуманизма, хотя и не представляет, что это значит.
После революции был такой термин – социально-близкие. К ним большевики причисляли мелких преступников. Мол, это проклятый царизм заставлял людей воровать, а когда у них будет кусок хлеба и высокая цель, то они исправятся. В чем-то логика была дефектная, но в чем-то и справедливая. Действительно многие воры тогда образумились, стали строить новую страну.
Святые-девяностые. Тогда у новых властей социально-близкие были почти те же, да не совсем. Самые близкие, конечно, профессиональные казнокрады и мошенники – это же братья, плоть от плоти, кровь от крови властей. Да что говорить – это и была сама власть. Зампредседателя Совбеза Березовский, орденоносец Гусинский, семибанкирщина в законе. Это была их страна, и они хотели ее проглотить без остатка.
Но были у них и другие "близкие". Безжалостные бандиты, запугивавшие города. Маньяки, пьющие невинную кровушку. Ублюдки всех мастей. Но они близкие не социально – слишком велика пропасть между банкиром и алкашом, убившим десяток человек. Они близки по источнику своего происхождения. Это такие черти, пришельцы из бездны, темные души, которые пришли терзать нас, уничтожать все и вся. Близкие энергетически. По духу. По тому темному пламени, что пожирает их трухлявые мерзкие душонки. И особой разницы между банкиром из семибанкирщины и Чикатило нет. Хотя один вывозился в крови, лично расчленив десятки человек, а другие чистоплюйствовали, боясь порезать пальчик, и вместе с тем обескровливая страну – счёт их беловоротничковых жертв шел на миллионы, продолжается до сего времени
Перебираю справки, листы судмедэкспертиз, заключения судебно-психиатрических экспертиз. Страшная летопись страшных времён. Приговоры. Печати Администрации Президента с помилованиями. Тогда, после той встречи, попытался написать все, что думаю, в СМИ. Какие-то статьи выходили, но не могли изменить ничего. Энергетически близкие безраздельно владели тогда страной.
Весь запас злости вылился тогда у меня в роман «Мертвяк», один из героев которого был Председатель комиссии по помилованию. Он освободил маньяка, а тот, оказавшись на свободе, случайно грохнул дочку благодетеля. Говорят, Приставкин с гордостью заявил, что выведен в этой книге, хоть и пасквильно. Мол, оценили его общественную деятельность коммуняки клятые с присущей им злобой.
«Освободившись из мест лишения свободы в начале июня 1989 Федоров, 1955 г.р. познакомился с ранее трижды судимым Шаповаловым. Совместно решили нападать на граждан с целью завладения личным автотранспорнтом. 8 августа 1989 г. после распития спиртных напитков Федоров и Шаповалов, вооружившись кухонным ножом, остановили автомашину BA3-210II под управлением Шопина и попросили вывезти за Белгород. В пути следования напали на водителя. Федоров схватил Шопина рукой за волосы, а другой приставил к шее нож. Шаповалов потребовал деньги, ценности, машину. Шопину удалось вырваться от преступников и убежать. Завладев машиной, Федоров и Шаповалов доехали до кафе "Спутник" в г.Белгороде. Двигатель машины заглох и они, бросив её на проезжей части дороги, убежали.
10 августа 1989 г. Федоров и Шаповалов остановили автомашину BA3-2I0I3 под управлением Гущина. В пути движения с целью убийства нанесли шоферу два ножевых удара в грудь и шею.
С целью скрыть совершенные с Шаповаловым преступления Федоров решил убить напарника. 17 августа 1989 г. в пос. Строитель обманным путем вывел из квартиры Шаповалова с празднования дня рождения и в безлюдном месте на свекловичном поле с особой жестокостью, нанеся ножом не менее 20 ударов в грудь, живот, спину, убил его. Потом вывез свидетельницу Чайкину в лесопарк и убил 10 ударами ножа»…
Ну а сейчас что? Изменилось много. «Святые девяностые» в прошлом, тоталитарный ужасть двухтысячных все-таки привел к какому-никакому порядку, разборки, в которых гибли тысячи человек, остались в прошлом. Вот только опять лезет эта двоякость и незавершенность. Смертная казнь в прошлом. Время от времени вылезают какие-то смешные срока откровенным злодеям. Система, созданная алкашом, подписавшим не читая огромное количество каких-то международных договоров, ограничивающих саму возможность поддержания порядка в нашем государстве, продолжают действовать. И как-то зябко становится от заголовков – президент обещал Алексеевой подумать об освобождении Изместьева… Это того самого кровопийцы, под которым работала Кенгиссепская группировка, и где людей убивали даже не за деньги, а за то, что те не кланялись низко.
Так что врата Преисподней, откуда повылезали в девяностые все эти бесы, пока еще не закрыты наглухо. И, главное, при определенных условиях могут распахнуться. Заигрывать с криминалом нельзя. Его надо уничтожать. А носителей тех самых идей, которые довели в «святые девяностые» страну до криминальной гражданской войны и исторической катастрофы, необходимо кропить святой водой… Ну или хотя бы говорить о них правду, которая страшна сама по себе.

Показать полностью
430

Записки Мента. Машина – не роскошь, а средство для инфаркта. 2 часть.

Записки Мента. Машина – не роскошь, а средство для инфаркта. 2 часть. Текст, Длиннопост, Записки мента, 90-е

Автор - Илья Рясной, Пенсионер, Полковник полицейский


1 часть


Башкирские танцы
Водитель был страшно удивлён, когда его тормознули на посту ГАИ, и корочка старшего лейтенанта милиции не произвела на гаишников никакого впечатления. Обычно её хватало, чтобы тебе пожелали хорошей дороги и сухого асфальта. А тут:
- Выйдите из машины. Предъявите документы на «ауди».
Документы фуфловые на «ауди» были кое-какие. Вот только номера ещё не перебиты. Потому майор ГАИ, пробив их по базам данных, довольно сообщил:
- Машина в розыске.
Мало того, что она была в розыске. Да ещё и спёрли её у хорошего знакомого министра внутренних дел. Естественно, последовало указание в ГУУР МВД России – всех раскрутить, накрячить и покарать.
На Петровке был автомобильный отдел. Но все знали, что информация там не просто текла, а не удерживалась больше минуты, вытекала, как из дуршлага. Поэтому поручили дело нашему антикварному отделу – мол, настолько все вы далеки от этого, что уж точно ни с кем не завязаны.
Вскоре выяснилось масса интересных вещей. Про очень интересные я рассказывать не буду. А просто интересные – офицеры полка ППС устроились отгонять в Башкирию и другие регионы ворованные в Москве элитные тачки - как правило, «БМВ» и «Мерседесы». Этого змеёныша-старлея, которого повязали на посту, мы на двое суток закрыли в камеру, но по теме он молчал как партизан, и только ныл:
- Я ни в чем не виноват и ничего не знаю.
Вскоре, впрочем, нарисовалась и бригада, которая этого молодого коррупционера содержала. И никак не удавалось их с поличняком взять. Дело затягивалось.
А у нас в группе был прикомандирован сотрудник ГУГАИ МВД – такой оптимистичный хитрован, постоянно в каких-то там делах, встречах, шикарно одетый.
По секретику он и сболтнул нам об одной заковырке, по которой можно на девяносто процентов выяснить путём сверок документов в разных регионах, похищена машина или нет. Небольшая такая лазеечка была в учётах. Мы в неё жало сунули…
В общем, провели сверку в одной Башкирии. И привет, Москва – вот вам данные на сто пятьдесят похищенных «Мерсов» и «БМВ» с указанием их новых владельцев.
И новые хозяева – не последние в Республике люди.
Ох, какая движуха там началась. Машины же надо изымать. А регион специфический, больше не по законам, а по обычаям предков живёт. И люди там уважаемые. И вообще...
В общем, началась катавасия по изъятию этих машин. Ребята ездили, выбирались на этих тачках окольными путями, как из осаждённого фашистами города – могли и бандиты тормознуть, и гаишники местные. В общем одну привезли, другую, третью...
Начальник автомобильного отдела республиканского розыска в азарт вошёл. Чего-то там начал мутить. В итоге его самого приняли – мы так и не поняли, то ли за дело, то ли подлая подстава.
Доложили о результатах нашей бурной детальности наверх. У нас куратор был Юрий Фёдорович Королев – такой старый прожжённый опер. Он идейку и кинул:
- А чего нам эта Башкирия? Готовьте приказ – всю Россию будем трясти.
Подготовили. Эта проверка ещё несколько лет длилась. В итоге, боюсь соврать, вроде бы двадцать тысяч престижных тачек изъяли.
Вообще, самый тонкий момент – даже не спереть машину, а с помощью химии и алхимии превратить её, железную, в бумажную наличность. Способов тут не счесть. Самый простой – разобрать в каком-нибудь из бесчисленных автосервисов и гаражей на запчасти. Самый трудный – перебить номера, изготовить документы и продать новому владельцу как чистую. Уж в этой процедуре часто подвязаны и работники ГАИ, и механики – перебивать номера, и перегонщики типа незадачливых ментов, словленных на посту.
"Наши мальчики такие ловкие. В центре России машину угоняют и до самого Грозного доезжают без труда".
Примерно так вещал Дудаев в былинные времена независимости Чечни. Тогда Ичкерия была чёрной дырой, куда проваливались "за горизонт событий" авизовки, миллиарды долларов, а оттуда как по волшебству возникали оружие, наркотики. И очень приличная доля ворованных машин тоже попадала туда, потом чистыми возвращались в Россию, в Азербайджан или оставались на месте.
Помню родной Шелковской район Чечни, июль 2000 года. Так там в горном ауле изъяли красную «Феррари» стоимостью где-то миллион евриков. Она там в сарае стояла. Как она по таким дорогам до этого сарая доколдыбала – это одному ваххабитскому Аллаху известно.
Ещё одна "чёрная дыра" – это Ингушетия. Там полреспублики на ворованных тачках рассекают. И на потоке постановка их на учёт – это такой любимый ингушский бизнес наравне с хищениями и вывозом золота из Магадана и контрабандой его в Турцию.
Помню, когда я там был, мне рассказывали анекдот (а может и быль – не настаиваю) про тогдашнего ингушского министра. Его усилиями эта силовая структура вообще перестала походить на государственную организацию, бардак был там дикий, правопорядок держался в основном на мобильном отряде МВД России. Но якобы министр на все попытки вышибить его с должности, гордо отвечал:
- Пока полтора миллиона долларов не отобью, которые я за эту должность заплатил, не уйду.
Конечно, это мерзкие сплетни и наветы, не надо относиться к ним очень серьёзно. Однако не уходил он действительно долго. А на его место потом встал бывший начальник МРЭО ГАИ – организации, которая ставит на учёт автомобили. Первое, что он сделал - своим приказом уничтожил специализированный отдел угрозыска по транспорту:
- Он нам не нужен. У нас такой проблемы нет.
Действительно, проблемы такой не стало…
Московский твист
По Москве прокатились волной элитные угоны. То «Роллс-Ройс» сопрут. То «Бентли». Потом «Бентли» начали уходить одна за другой. А машинки то недешёвые – в среднем полмиллиона евриков за каждую. И люди на них ездят не простые. Так что пошли сплошные обиды на криминальный мир – как же вы своих-то?
Самый прикол – производители «Бентли» чуть ли не на Библии клянутся, что создали такую автоматику, которую вскрыть невозможно. Ну, нельзя – и всё тут.
Ну, будем считать, что в Москве происходили не события реального мира, а чудеса. Одна за другой «Бентли» уплывали в неизвестном направлении.
Мы тогда ещё продолжали факультативно заниматься машинами. И тут выясняется интересная картина.
Оказывается, двое братьев-грамотеев в Москве умудрились подобрать ключи и коды к «Бентли» – и жизнь у них наладилась. Организовали бригаду. Прикупили домик на Рублёвке. Сметаны – во, колбасы – ещё больше! В общем, успешно жрали бутерброды с черной икрой.
Однажды упёрли не ту машину. Точнее, машина была та самая, которая и нужна, но только не у тех. В общем, бугаи с битами вежливо приглашают угонщика на разговор, из вежливости и человеколюбия не убивают его, а всего лишь ломают ноги и предупреждают - больше так себя не веди.
Притом битюги перепутали – вместо одного брата, главного, взяли того, кто на подхвате. Но неважно – бывает.
Ноги переломанные зажили. Денег все ещё хочется. И пошли шуршать дальше по бентлям и роллс-ройсам. Спрос был – нащупали канал, куда всё это можно сбыть за пределы России.
Когда мы с ними решили работать вплотную, было уже поздно. Братьев упокоили навсегда – опять не у тех машину угнали…
Да, на Руси Левши издавна плохо заканчивали.
Как-то сталкивался с представителями компании, занимавшейся противоугонными комплексами. У них своя аналитика по кражам автомашин. Говорили, что главная головная боль от Москвы и Питера. Если в Москве чаще работают грубо – с помощью лома и такой-то матери, то Питер – город истинных интеллигентов. Там собрались отличные технари. Используют аппаратуру, считывают сигналы по разблокировке дверей и модулируют их, распрограммируют машины, в общем, ведут интеллектуальную насыщенную жизнь.
Столичная трагичная опера
«Инфинити» был новенький, красивенький и дешёвенький. Грех пройти мимо такого.
Продавец долго пудрил мозги, как сэкономить деньги на оформлении, на страховке и ещё на чем-то. Потом объявил, что деньги ему нужны здесь и сейчас. Поэтому и цена дешёвая. А оформить можно и потом. Тем более, он все документы на машину отдаёт.
В общем, жук этот деньги взял, документы отдал и отчалил.
Обрадованные новые хозяева уехали с Южного рынка недалеко. Сразу по выезду их тормознули гаишники. И заявили, что машина подана в розыск.
- Да как же? – возмущался новый владелец. - У нас документы на неё!
- Во, ещё и с документами угнали. Это только отягчает вину.
Тут же нарисовался какой-то деловар из автомобильного отдела МУРа, счастливый, что по-лёгкому срубил палку. Целую ОПГ взяли – трёх человек.
Дело возбудили быстро. Даже скажем, со свистом. И покупателя с двумя сопровождавшими закрыли в СИЗО.
И надо же так случиться, что одним из «злостных воров и угонщиков» был майор из нашего Главка!
Начальником ГУУР был тогда генерал Гордиенко – человек проницательный. Узнав о происшедшем, он объявил, что не верит, будто его опер в свободное время ворует машины. И создал своим приказом опергруппу для того, чтобы разобраться, как было на самом деле.
Руководителем группы стал мой друг – замначальника убойного отдела. С интуицией и логикой у него всё отлично. Посмотрел материалы. И его сразу заинтересовал этот «Инфинити». Что-то с это машиной не так – прямо чувствовал.
Пробил её по всем базам данных. И ошалел. Оказывается, этот самый «Инфинити» угонялся уже несколько раз. По одному сценарию – на рынке его якобы похищают. Доблестное ГАИ его тут же тормозит. А подлые угонщики садятся в тюрьму. Раскрываемость растёт. Дорогостоящая машина хозяевам возвращается. Ну и всё такое.
Нет, в принципе совпадения бывают. Но это шансы примерно, как все атомы твоего организма устремятся в одну сторону, и ты взлетишь в космос.
Стало понятно – тут имеет место банальная, хотя и широкомасштабная, афера. Так и оказалось.
Выяснилась, что образовалась ушлая организованная преступная группа. Туда входили опера из автомобильного отдела МУРа, обычные мошенники. Схема – подставляют человеку машину, ездят ему по ушам, что потом оформят. Гаишники потом машину задерживают. А деньги – шестьдесят-семьдесят тысяч долларов - братва делит между собой. И такой отзывчивый там был прокурор – беспощадно карал преступников, моментально дело возбуждал.
Разборки долго длились. Члены ОПГ приземлились в местах лишения свободы. Наш сотрудник вышел-таки чистым и ни в чем не виноватым. Следствие закончено – забудьте.
Но сколько потом не сталкивался с этой темой – как-то не забывается она. Моё личное мнение – автокражи одна из самых коррумпированных линий.
Помню, один урка сетовал:
- Кореш мой решил по московским машинам поработать. Так его схватили, в МУР отвезли. Били долго. Потом объявили, что отныне он агент. Всё, что наработал - треть должен отдать. И залётных сдавать. Иначе никак. Согласился…
Информация эта через третьи руки, так что не настаиваю на подлинности, и не обвиняю никого. Но факт остаётся фактом – муровский отдел по кражам автотранспорта меняют в среднем раз в два года в полном составе. Постоянно там какие-то залёты, непонятные истории. В УСБ и ФСБ на сотрудников целые собрания триллеров записаны. Ведь все эти жульничества вокруг автотранспорта приносят колоссальные доходы.
Помню, у одной знакомой стащили тачку, отправилась она в МУР по протекции, чтобы расследование убыстрили.
- Вернут, - пообещал оперативник.
Вернули через день. Оперативная осведомлённость это называется. Только с несколько кавказским акцентом.
Говорят, когда в очередной раз разогнали этот отдел, то в Москве чуть ли не на треть снизились кражи автомобилей. Серьёзная братва без прикрытия работать не готова.
Только прошу учесть, что всё это относится не к сотрудникам, работающим по этой линии – в основном это честные люди. А исключительно к продавшимся, которые вообще, по моему мнению, не совсем уж и люди.
Смертельное фуэте
Один мой знакомый служил в военной прокуратуре где-то в Молдавии. У него в производстве было дело в отношении капитана ВВ. У того была шикарная бежевая «Волга» с противотуманными фарами и супернаворотами. В середине восьмидесятых такие машины ценились выше, чем ныне «Ламборджини». Потому что «Ламборджини» можно купить за деньги. А «Волгу» по тем временам за деньги не купишь - нужно было в каких-то очередях стоять, в профкоме отмечаться, письма с работы писать благодарственные, чтобы быстрее дали. Правда, были авторынки, где машины уходили за двойную цену. Вот на таком рынке и пасся этот поганый вампир.
Люди на машину клевали моментом, обещая заплатить любые деньги – конечно, в пределах разумного.
Когда сходились в цене, капитан усаживал покупателей к себе в машину и вёз оформлять куплю-продажу. По дороге их убивал и забирал деньги.
За ним числилось, по-моему, семь трупов. Он пошёл в признанку, давал расклады, показывал, куда закопал трупы, в общем, сотрудничал со следствием, выцыганивая себе жизнь.
Поехали проверять его показания.
- Здесь я высадил женщину, - равнодушно вещал он. – Она мне пообещала за машину двадцать тысяч и сказала, что деньги при ней. Когда я её убил, то денег не нашёл. Она меня обманула.
Он указал, где закопали труп. Тело там и обнаружили – уже скелетированное. На женщине было матерчатое платье. И оно сгнило, распалось. Оказалось, что деньги при потерпевшей были. Они просто зашиты в такие складки-карманы, которые обнаружить трудно.
И у убийцы началась истерика. Он буквально во весь голос вопил:
- Ну как, как я их не отыскал! Они же при ней были! Все деньги!
Смирившись со своей скорой смертью по приговору суда, он не смог смириться с тем, что не получил вожделенные деньги…
Самое худшее, что есть в этом преступном виде деятельности – преступления против личности. Одно дело, когда машину спёрли. И другое, когда за неё убили человека.
А таких случаев масса. Особенно страдают частные извозчики. И убийцы сознательно обменивают жизнь людей на груду пусть и дорогостоящего, но железа.
Помню, в Калининграде двое уродов убивали таксистов, набрасывали на них удавки, душили, завладевали машинами и деньгами. А потом деньги тратили на шмотки и ночные клубы, где блистали и были королями бала – и королевы у них такие же были. Пластмассовые люди с одними низменными желаниями в головах.
Разбоями тоже любители чужих машин не чураются. Несколько лет назад в Москве взяли ОПГ, так те работали только по элитным машинам с госномерами – в основном из Администрации Президента. Отвезёт водитель шишку свою ненаглядную заседать в Думе, а сам в свободное время калымит. Сажает хлипкого мальчонку, довозит его до адреса, а там ждут добры молодцы с пистолетом и обрезом. Слава Богу, никого не убили бандюги, но челюстей и костей переломали немало. МУРу пришлось побегать, чтобы шайку вычислить, и большие люди больше не обижались бы на разгул криминала.
И бандитизм вокруг этой сферы тоже царил всегда нормальный такой. Организованные преступные группировки плотно оседлали транзит иномарок ещё в бешенные времена девяностых, когда сплошные железные потоки иномарок тянулись из Германии, Японии.
Целые войны на дальнем Востоке были. Братаны даже художественный фильм сняли про это – со знанием дела, с гордостью за свою профессию. Где-то в Интернете он гуляет.
Без автомата тащить через Дальний восток японскую машину было проблематично. Отнимали машины, иногда убивали водителей, брали деньги за проезд по территории, притом банд было много, и аппетиты у них были неуемные.
Примерно такой же разгул я застал в 2002 году в Калининградской области. Там несколько группировок держало трассу. В населённом пункте главбандит, здоровенный детина-спортсмен, гигант, пользовался большим авторитетом, так что все пацаны к нему хотели в мафию. Брал лучших. Тех, кто попадался на наркотиках и недисциплинированности, изгонял, забирая ключи от машины и золотую цепь – тотемный предметы. Правда, накала дальневосточного там не было. Обычно с перегонщиков брали по пятьдесят-сто баксов с машины и обещали, что больше в области с них не возьмут. По-божески. Не хочешь платить? Бить не будем. Просто стёклышко на машине твоей треснет, да и фары недёшево стоят. Да и КАМАЗ впилиться может. Арестовывали этих героев дорог постоянно, на их место новые приходили. Логика у бандита простая и где-то даже обоснованная – перегонщики наживаются на транзите, налогов не платят. В общем, такие же жулики, как и мы. Так пускай делятся за проезд по нашей территории.
Пляски вприсядку
Есть такая забава у сотрудников правоохранительных органов, работающих по какой-либо линии – считать деньги своих фигурантов. «Подпольная торговля оружием по доходности находится на втором месте после торговли наркотиками». Это самое вожделенное второе место приписывают и обороту алмазов и золота, и кражам антиквариата, и вообще всему, чему надо для красного словца. С первенством наркотиков никто не спорит, а вот второе почётное место – это предмет постоянных споров правоохранительных чиновников.
Подсчитать, кто на каком месте, в принципе невозможно с учётом латентности преступлений – то есть беззаявочности. Но кое-какие выводы сделать можно. По автомобилям – не знаю, как насчёт второго места, но в десятке лидеров эти преступления найдут своё почётное место.
Крали автотранспорт, наверное, с того момента, как на телегу присобачили двигатель. И в СССР были угоны, кражи машин. Вопрос только в масштабах. 1988 год – 3404 кражи. Правда, при СССР и машин было у граждан существенно меньше. А за новенькую «двадцатьчетверку» из государственного гаража вполне можно было получить статью 93-1 – хищение госсобственности в особо крупных размерах. А наказание там – вплоть до расстрела.
Однако тогда умельцы были такие, что до сих пор дух захватывает. В 60-е годы шайка мошенников находила узбеков, приехавших в столицу с мешком денег покупать «Волги», вели бедолаг к «большому начальнику из Госплана» - умудрились действительно проводить потерпевших в здание Госплана, минуя всю охрану. И там «большой начальник» милостиво брал деньги за пару «Волг». После чего «сквозил» с ними через бухгалтерию. Такой же трюк они проворачивали и в республиках, заводя потерпевших в различные министерства. Эпизодов было видимо-невидимо.
Но это эксцессы. Бум начался в девяностых, с приходом эры всеобщей автомобилизации и повального бандитизма. В 1991 г. Совершено уже 20941 краж автомашин – а это рост в семь раз за три года!
В России в среднем за последние десятилетия похищалось от двадцати до сорока тысяч машин в год. То есть сумма в принципе внушительная, поскольку уходят, как правило, не ВАЗ-2101 за пятьсот баксов, а вполне респектабельные «Ауди», «Мерсы». Хотя чего считать чужие воровские деньги? Это неприлично.
Однако на фоне остального мира мы выглядим ещё более-менее прилично. Во Франции в год похищается более ста тысяч машин. В США – около 800 тысяч. Однако там наблюдается устойчивая тенденция падения данного вида преступлений. В девяностые во Франции в год крали более 600 тысяч автомашин (правда, теперь их предпочитают бессмысленно жечь в рамках толерантного и страшно справедливого арабского протеста). В Штатах ежегодно уходило более миллиона тачек. Почему происходит падение? Ну так цифровой тоталитаризм на дворе, везде видеокамеры, скрытые чипы и метки, да ещё новые виды учёта, противугонки, спутниковые системы и много чего, с чем бороться с каждым годом сложнее. Когда в Европе окончательно установится фашизм, машины там красть перестанут. Или вдруг будет побеждать толерантность – тоже ничего, тогда машины просто сожгут, и проблема решится сама собой.
А у нас как будет? Трудно сказать. Как будет, так и будет…
Моё отношение к этому теневому бизнесу? Как ни странно, какого-либо особого негодования я не испытываю. Вот кражи антиквариата – это да. Воруют национальное достояние, вещи, которые больше никто не сделает, картины мастеров, которые наперечёт, высшие достижения человечества. А машина она и есть машина – поточное производство, на которое человечество переводит кучу невосполнимых ресурсов.
Квартирные кражи кажутся куда более неприятным преступлением – во время них часто похищаются вещи, имеющие не столько материальную ценность для людей, сколько просто дорогие их сердцу, относящиеся к дорогим людям, к воспоминаниям. А все это какой-то мерзкий ворюга грязными руками сгребает и несёт к барыге за четверть цены. Да и компенсировать никто убытки от квартирных краж не будет. А застрахованная машина – это всего лишь лишняя головная боль, потерянное время, но полученная компенсация и приобретение другой машины. Это в старые временам кража машины - катастрофа. На неё копили полжизни. А сейчас – так, мелкие неудобства. Главное, чтобы жизнь и здоровье людей не страдало.
В принципе, все эти автомобильные страсти – это способ существования капиталистического производства на нынешнем этапе. Кто-то наваривает деньги, производя машины, кто-то на продажах, кражах, страховках. Все занимают свою нишу и все при деле.
Однако тут есть несколько сильно негативных моментов. Во-первых, образуется ещё одна преступная среда, в которую втягиваются с учётом относительно безопасности этого преступного бизнеса (раскрываемость не более двадцати процентов, а в некоторых районах не раскрывается ни одного преступления) люди, которые могли и не ступить на кривую дорожку. Среди них и работяги в автосервисах, и молодняк, жаждущий лёгких денег. Вся эта деятельность сопряжена с коррупцией, то есть разлагает государственный аппарат. Это все же преступная среда со всеми сопутствующими радостями – разделом сфер влияния, порой убийствами, разборками, стрелками – то есть происходит воспроизводство организованной преступности.
Потому, конечно, бороться надо нещадно. Как и со всеми преступлениями.
Проблем в этой сфере накопилось немало. Много лет МВД пыталось убрать пресловутую статью об угоне. Если ты уехал на чужой машине и продал её – то это кража, порой тяжкое или особо-тяжкое преступление, в зависимости от стоимости. Если ты её продать не успел, и тебя вытащили из-за руля, ты говоришь, что просто хотел прокатиться – это уже угон, преступление не тяжкое, сроду по нему никого не сажали. Хотя все знают, что поймали ворюгу, но что ему сделаешь? Это примерно как грабители будут говорить – я с него шапку содрал, но продавать не хотел, просто поносить полчасика и вернуть. И будет угон шапки.
Чтобы доказать кражу машины, надо хлопнуть всю шайку – угонщиков, разборщиков, перебивщиков, перегонщиков, продавцов – задокументировать их очень тяжело, а порой и невозможно. Так что, бизнес процветает.
Ведутся разговоры об уголовной ответственности за хранение краденых машин, за их разборку и много другое. Но воз и ныне там. Значит, такая ситуация всех устраивает.
Правда, слышал на днях – опять кто-то из депутатов выступил с предложением убрать статью об угоне. Может и получится.
Интересен опыт бывших республик СССР. В Узбекистане дают пятнадцать лет только за то, что ты стронул чужую машину с места, и теперь там своих стальных любимцев люди оставляют с ключами в замке зажигания. Куда уехала вся братва, специализировавшаяся на данных делах? Конечно, в Россию, где закон либерален. Может и нам аналогичный закон принять, чтобы они все свалили в Европу?
Сам я к автомобилям в целом равнодушен. Есть в неземной любви к ним наших современников что-то такое первобытное, иррациональное и даже нередко порочное. Машины – это такие современные кареты. Созданы наполовину для передвижения, а на вторую половину – тешить своё сословное тщеславие. Надуваться от сознания собственной значимости. И рёвом двигателя оповещать всю нашу Халактику – у меня есть бабки на «Хаммер», я выше вас всех, быдла нечёсанного! Я крут! Я мегакрут! Я титан!
«Хам на «Хаммере» сидит,
Хам из «Хаммера» глядит»…
Уже видно, что человечество подошло к порогу антиавтомобилизации. Через считанные годы в больших городах собственные машины просто будут не нужны – речь о сельской местности не идёт, там это предмет необходимости. Автопилоты, такси без водителя, новые виды общественного транспорта – все это проведёт к перелому. Рано или поздно освоят третье измерение. И будет восприниматься со смехом, как мы пыжились, доказывая, что у тебя под капотом лошадей больше.
цикл окончен. далее другие произведения

Показать полностью
232

Записки Мента. Машина – не роскошь, а средство для инфаркта. 1 часть.

Записки Мента. Машина – не роскошь, а средство для инфаркта. 1 часть. Текст, Длиннопост, Записки мента, 90-е

Автор - Илья Рясной, Пенсионер, Полковник полицейский


Люберецкие мотивы
Жизнь штука полосатая – возможно к такому выводу пришла худосочная дворняга в тот памятный день. Сперва в дом, который она якобы сторожила, вломилась толпа громил, не желавших считаться с отчаянным собачьим лаем. Это было плохо и страшно. Но потом вдруг откуда-то сверху прилетела и упала рядом с будкой замороженная курица едва ли не больше самой собаки. Такого богатства дворняга не видела давно. Так что оставалось только ждать, пока курица оттает, время от времени пробуя её на зуб. И это было хорошо…
Началось всё, как начинается большинство подобных историй. 1993 год. Пять утра. Актовый зал в здании ГУВД Москвы на Петровке, 38. Масса народу со всех отделов. Инструктаж перед началом операции.
Тактика таких масштабных задержаний и обысков отработана досконально. Собирают толпу исполнителей. До них кратко доносят, кого брать и за что. Личный состав делится по экипажам. Прорабатываются способы связи со штабом операции. Старшему каждого экипажа вручается пакет, который надлежит вскрыть в определённое время. В пакете - адрес фигуранта, его фото, приметы и постановление на обыск.
Инициатор операции – начальник разбойного отдела МУРа матёрый опер Белов. Будущая жертва «милицейского произвола» - люберецкая бандитская бригада. В то неспокойное время она прославилась многими героическими делами – честно делила сферы влияния, плющила конкурентов, кого-то там взрывала и убивала. Но претензии к ней не в связи с этим. Специализация бригады – хищения автомобилей и махинации с ними. Бандиты вышли на международный уровень. Последнее их дельце – захватили целую фуру с иномарками на западе России. Но особо тесные связи у бригады с немецким криминалом. В Германию их пахан мотается, как к себе домой. И сегодняшним утром должен прилететь оттуда. Ну а мы уж встретим его честь по чести - с конфетками, бараночками и хлебом-солью – мол, российская тюрьма ждёт вас с нетерпением.
Целая кавалькада муровских и спецназовских машин отчаливает от здания Петровки, 38.
Ранним утром мы в Люберцах. Экипажи разъезжаются по своим адресам. А перед нами главный бастион – кирпичный дом за высокой оградой с просторным участком, большим гаражом – как же без него, специфика бизнеса.
По нынешним временам дом, прямо скажем – кирпичная халупа для прислуги. Но тогда и масштабы, и взгляды на шик и роскошь были другие. По тем временам добротный одноэтажный дом выглядел очень даже богато.
Дальше – как положено. Разведка. Рекогносцировка. И вперёд, гвардия. Спецназовцы в камуфляже перепрыгивают через забор. Открывают ворота. И толпа оперов, понятых и специалистов непонятного профиля, типа меня – корреспондента милицейского журнала, вламывается в дом. В котором никого нет!
Клиент, сволочь такая, куда-то запропастился. Сгинул в германских землях – может, не простили ему фашисты Сталинград? В доме живёт ещё его папаша, но и его тоже нет. Так что нам остаётся только чувствовать себя как дома. Мы и чувствуем - бандитское гнездо отдаётся на поток и разорение.
Вскоре обстановка приобретает специфический вид. Содержимое ящиков вывернуто на пол, шкафы распахнуты. Спецназовец раздолбал ключом-кувалдой оружейный сейф в коридоре, и в его развороченных внутренностях тускло отсвечивает арсенал ружей. Одно плохо – стволы все охотничьи, да на них наверняка ещё и разрешение есть. А так хочется чего-нибудь особенного – ну, пулемёта там, ящичка автоматов старика Калашникова, на худой конец и пистолет Макарова сойдёт. Но ведь нет ни шиша, и нашу орду это сильно расстраивает.
В спальной обнаружили тогда ещё неизвестные в России изысканные сексуальные резиново-вибраторные и прочие игрушки. И теперь спецназёры изумлённо разглядывают их, отпуская такие комментарии, что уши мои светятся рубиновым цветом и хочется провалиться через кору и мантию Земли вплоть до ядра.
В общем, погром удался.
«Был на квартиру налёт? Здесь проходил бегемот?
Нет, тут был опер Алёшка. И обыскали немножко».
Важной находкой стал холодильник, забитый тогда не слишком нам знакомыми импортными деликатесами с красивыми наклейками. Ну, тут уж на войне как на войне – сначала надо думать о снабжении армии, а потом ставить задачи на подвиг. И вот уже по чашкам дымится ароматный кофе, квадратные спецназёрские челюсти монотонно двигаются, пережёвывая бутерброды. На кухне, положив ноги в берцах сорок пятого размера на стол, задумчиво сидит весь такой камуфлированный громила с кружкой кофе, и по его светлому лику видно, что он чем-то сильно озабочен. А во дворе прям под окнами кухни около будки поскуливает тощая дворняга.
- Эх, собачатина, - вздыхает боец. - Не кормят тебя хозяева-бандиты. На, жучка.
Он залезает в морозилку, извлекает увесистую замороженную курицу и бросает собаке. Та сначала отпрыгивает испуганно, а потом понимает – это все её! Такое счастье бывает нечасто – тушка как бы не больше самой собаки. Счастливо повизгивая, пытается грызть замороженную куриную плоть. Получится это с трудом, но собака твёрдо уверена, что освоит тушку до последней косточки.
Неожиданно сюжет делает поворот. На малину начинает стекаться братва. Первый гость отчаянно молотит в железные ворота, когда они приоткрываются, требовательно спрашивает:
- А где Сашок? Прилетел?
- Пока нет, - отвечает опер, и бандос попадает в лапы спецназовских массажистов.
Лечебный курс ему прописывают неплохой. Держась за пересчитанные ребра, он только выдыхает:
- Ой, блин. Скока живу, такого не видел!
Его кидают в подвал. Под домом просторные подвальные помещения, где хозяин содержал пленных – должников, конкурентов. Там до сих пор на стенках запёкшиеся следы крови – работали тут бандиты не жалея сил и живой материал. Ну что же, все в жизни меняется. Вчера бандит пытал там несчастных жертв, теперь сам сидит, поскуливая и держась за треснувшие рёбра.
Через пять минут – снова рёв двигателя. Стук в дверь.
- А Сашок дома?
- Дома, дома!
Опять массажные процедуры и уютный подвал.
Оказывается, к приезду босса был запланирован сходняк всей банды со сладостной перспективой дележа нетрудовых доходов. И бандюки прибывают и прибывают.
Вскоре подвал набит, как трюм невольничьего корабля. Оттуда доносятся крики типа «Свободу попугаям». После спецназовских разъяснений, что истинная свобода в общегуманитарном понимании без звиздюлей не бывает, братва угоманивается.
В посёлке тоже начинается движуха. Соседи посылают своего ходока узнать – чего там творится в доме напротив? Разведчик, правда, без грубостей и членовредительства, препровождается в трюм.
Видя, что в доме исчезают люди, окрестные аксакалы решают пустить в прорыв самое дорогое, что у них есть - детей. Двое вихрастых пацанов лет по десяти барабанят в ворота:
- Э, дядя, а чего у вас творится? Где хозяин?
Детишек берут за шкирку. Естественно, по малолетству подвал им не подходит, потому размещают их поближе к камбузу. И сердечные сотрудники милиции все пытаются их накормить. На холодильник детки смотрят равнодушно, предложение отведать деликатесов отвергают, зато вцепляются в огромные коробки спичек. Когда опера отворачиваются, двое малолетних пироманов начинают эти спички активно жечь, повизгивая от восторга так же азартно, как жующая курицу собака.
Вот так и проводим время, продолжая обыскивать помещение и не находя ничего.
В самый разгар действа появляется хозяин дома – отец бандита. Это худощавый, среднего возраста работяга с морщинистым лицом и руками рабочего человека. Одет скромно. Проходит в свой дом и застывает на пороге.
Все перевёрнуто, как после торнадо. На полу развороченный сейф. На кухне спецназовец с очередной чашкой кофе и ногами на столе. Юные химики жгут уже целые пачки спичек, грозя сжечь на фиг это волчье пристанище. А во дворе жучка доедает курицу.
Хозяин горестно вздыхает, опускается без сил на табурет. И остановившимся взором смотрит в пол.
И что-то мне так жалко становится его. Видно же, что сам не воровал, всю жизнь пропахал на заводе.
С другой стороны, есть же и подвал со следами крови – там держали и пытали людей. Он не знал об этом? Или не понимал, откуда берутся все эти «Мерседесы» и «Ауди», которые сынок проводит через его гараж? Не знал, чем занят сынуля и с кем он общается? Так что этот шок в какой-то мере им заслужен. За детишками надо приглядывать и объяснять с детства, что убивать и грабить неприлично.
Между тем опергруппу начинает давить уныние. Клиент не приехал. Братвы целый трюм, но предъявить им особо нечего. В доме оружия не найдено, наркотики тоже как-то мимо. И чего толку было напрягаться?
От отчаянья начинаем осматривать всё ещё тщательнее. Во дворе стоит гараж, где две ворованных машины - роскошный чёрный шестисотый «Мерседес» и огромный американский «Плимут». Рядом с «Мерседесом» приютился объёмный такой сейф. Опергруппа оживляется.
- Стволы там, - уверенно говорит оперативник. – Они же со стволами фуры грабили. Так что чую – там минимум пара автоматов.
Это заявление придаёт нам порцию адреналина, смешанного с энтузиазмом. Для спецназовца ломать не строить - тут они доки. Они начинают шарашить исступленно кувалдой по сейфу. Тот, сволочь такая, не поддаётся. Немецкое качество.
Одного бойца ОМСН сменяет другой и берётся за кувалду – и тоже без толку. Да ещё сейф приварен к стене – не развернёшься. А рядом – шестисотый «мерс», блестящий, как рояль, весь новенький такой… Был. После того, как по нему отлетевшей кувалдой прошлись пару раз, он уже и не так хорош.
Больше часа курочили этот сейф. И вот сладостный миг победы настаёт. Замок снесён. Дверь сейчас распахнётся. А там сокровища – минимум два ствола, как обещали. Да что два, туда ещё и пара гранатомётов влезет!
- Там оружие! - гордо объявляет опер и распахивает сейф.
Ну что ж, он прав. На полке в сейфе лежит оружие - рогатка с резинкой, которой воробьёв сшибают. И большие не фига.
Ну, дальше, как всегда, непередаваемые красоты разговорного русского языка. Окончание обыска.
И, как обычно, слона не заметили. Оружия и наркоты нет, а дальше хоть трава не расти. Чуть ли не насильно всучиваю ведущему обыск оперативнику пачку квитанций и документов.
- Нафига? – спрашивает он.
- Пригодится.
Самое смешное, эти документы потом и легли в основу обвиниловки – они были на ввозимые из Германии ворованные тачки.
Потом ночное шоссе. Впервые в жизни я ехал на американской навороченной машине. Внутри она как кабина самолёта – все пиликает, светится, какие-то переключатели щелкают. И я понял, как выглядят плоды прогресса. Ни на чем серьёзнее «Жигулей» и древнего «Мерседеса» я тогда ещё не катался и был сражён в самое сердце.
Банда оказалась находчивой. Они не только грабили фуры с автомобилями. Они разработали изумительный план. Подходят к немцу, у которого новенький автомобиль со страховкой на сто тысяч марок. Дают ему пятьдесят тысяч. Забирают ключи от машины. Одно условие – не поднимать кипиш раньше, чем через двое суток. За двое суток машина в России, где перебиваются номера, изготавливаются документы. А счастливый немец, разбогатевший на полсотни тысяч марок, заявляет в полицию об угоне и получает страховку. А в России машина уходит за полную цену, если не больше. Такая вот карусель выходит.
Кстати, в конце девяностых на наших стоянках скопилось несколько тысяч похищенных в Европе и найденных нами автомашин. К тем, у кого увели эти табуны, эти стальные кони отношения уже не имели – являлись собственностью страховой компании. Так переписка по возврату этих машин велась несколько лет – страховщики просто не хотели за ними приезжать. Говорили, что боятся, да фиг с ними, с этими машинами, жизнь дороже. Хотя, думаю, лукавили. У них там какие-то свои махинации.
В общем, тогда в Люберцах, расслабившись на сиденье «Плимута», я чётко понял, что хищение автомобилей бизнес прибыльный, непыльный и часто даже международный…
Дагестанские напевы
- Подъем, тревога! - подгоняет своих оперативников ввалившийся в кабинет УУР МВД Республики Дагестан замначальника розыска.
- Что случилась? – слышатся вопросы.
- В школе сходняк. Все воры собрались. Мы их там сейчас и прихлопнем!
От здания МВД отъезжают легковые машины с оперативниками и старенький автобус. На всех парах мчатся через Махачкалу. Тормозят у ограды школы. Вижу, как оттуда отчаливает и начинает набирать скорость иномарка.
- Стоять! – радостно орёт опер, выскакивая из автобуса и с какой-то беззаботной щенячьей радостью посылая в машину длинную очередь.
Любят в тех местах это дело – всласть пострелять из автомата.
Иномарка не тормозит, а только прибавляет ходу. Но её неполадку тормозят перекрывшие улицу машины. Опера вытряхивают хозяина из салона. Оказывается, это местный житель, насчёт воровского схода не в курсе – просто мимо проезжал. Пытался скрыться с испуга. Испугаешься, когда по тебе шмаляют из автомата. К счастью, никого не убили – и ладно. Надо дальше работать.
Заскакиваем на территорию школы. Лето, каникулы, дети все отдыхают. И школу облюбовали воры для сходняка.
Картина идиллическая. На ящиках гордо возвышается Алик Махачкалинский – вор в законе, смотрящий за Дагестаном. Такой смазливый мачо в роскошном белом свитере. Вокруг на корточках расселась его шобла – в основном молодые ребята. Они ему внемлют, а он вещает. Прям Тайная Вечеря. Одухотворённое зрелище.
Милицию они, понятное дело, не ждали. Опера берут их за шкирки и начинают заталкивать в автобус. Смачные пинки по мягким местам, подзатыльники.
Огромный, зверского вида оперативник встряхивает молодого воришку:
- А ты чего здесь делаешь, малохольный?
- Огород пропалываю, - зло зыркнув на опера, отвечает воришка.
Забили ворьём целый автобус и отправили его в Министерство на разборки, допросы, дактилоскопирование и фотофиксацию.
Сходняк был внеочередной и посвящён вопросам выработки линии поведения в резко меняющейся политической ситуации. Год на дворе 1992. Республика кипит. Недавно на её территории взорвали два пассажирских поезда – тридцать убитых. В Кизилюрте после ареста членов Народного фронта Дагестана имени Имама Шамиля вооружённая толпа ворвалась в райотдел, а потом до кучи захватила прибывшего на переговоры прокурора Махачкалы. Отпустили заложников только после освобождения экстремистов, теперь личный состав райотдела угрожает забастовкой в связи с тем, что им не дали разоружить боевиков. Что ни день, то покушение – то на председателя правительства республики, то на министра. Введено чрезвычайное положение. Вот ворам и надо было рассудить, как выживать в изменчивом и неуютном мире чрезвычайных положений и террористических актов.
А тут ещё и чисто воровские проблемы накопились. Время буйное, приватизация, растаскивание госимущества, аферист стал ценным членом общества, воровать стало престижно. Ну как тут ворам не подсуетиться? Они и заявили о себе, начав претендовать на кусок пирога. Кончилось тем, что спортсмены-борцы и бандиты, которые держали денежные потоки в Республике, согласились приехать с ворами на стрелку. Воры прибыли расхлябанные, пальцегнутые все такие, на «Жигулях». И тут останавливаются «джипы», оттуда вылезают громилы в бронежилетах и с автоматами. Уложили авторитетов на землю и сказали:
- Воры – так воруйте. А в бизнес к честным людям не лезьте. В следующий раз расстреляем.
Вот так кормовая база воровского мира Республики схлопнулась сразу во много раз – ни тебе Рио-де-Жанейро, ни белых штанов и миллионов в чемодане. Пришлось возвращаться к привычному роду деятельности – воровать.
С горя Алик подбил дагестанские зоны на два бунта, но счастья ему это не принесло - ОМОН жестоко подавил выступления, однако авторитет укрепило. Опять стоял проклятый вечный вопрос – где деньги брать? Где их много? Что для горца дороже всего? Скакун – железный конь.
И развернулись воры на этой почве широко так, с толком и расстановкой. Пошли валом автомобильные кражи. И весь Дагестан знал – машину украли, в милицию не иди. Иди к Алику, он за треть стоимости твою машину вернёт. Это уже были не обычные кражи, а отлаженный бизнес.
Кстати, эта технология возврата машин за треть стоимости потом пошла по всей Руси Великой. Видел я этих возвращальщиков и в Питере, и на Дальнем Востоке. Треть, четверть стоимости, фиксированный платёж. Баловались этим и воры, и расплодившиеся на этой почве частные сыскные компании. И даже менты – те, потупившись, брали сумму с видом "жизни не жалели, возвращая твоё железо, пули свистели". На самом деле всё просто – ты знаешь, кто крадёт, и знаешь, как с ним говорить. Все же вокруг свои, люди-братья. Устраиваешь дело. И всем хорошо. У потерпевшего снова его родная машина, у воров и посредников – живые деньги. Уголовного дела при этом нет или оно забрасывается в дальний угол как нераскрытое.
Хуже, когда в больших городах работают залётные, непрофессионалы, и на них нет выхода. Тогда за треть стоимости не вернёшь машину. И вообще ничего не вернёшь. Если ты, конечно, не представитель Президента в регионе.
Помню, в одной области на Западе России подлые бандиты в безлунную ночь увели навороченную новенькую машину у самого представителя президента! Его друг и верный слуга начальник РУБОП рванул рубаху на груди со словами:
- Найдём! Всю братву на уши поставим! Чтоб знали, на кого прыгнули!
Первый мирный заход с вопросом – «где тачка?» ни к чему не привёл. Как в анекдоте учительница спрашивает:
- Дети, кто взял Бастилию?
- Мы не брали!
Вот вся братва и отморозилась от этой тачки. И никакие омоновские грубости и оперативные хитрушки не помогали.
Начальник РУБОП был явно не Шерлоком Холмсом, в оперативных моментах человек мало подкованный. Однако обладал агрессивной настырностью и непоколебимой упёртостью. Собровцы и опера пригнали тумаками в его кабинет паханов основных шаек, специализирующихся на кражах машин.
- Будете сидеть, сучки трухлявые, в моём кабинете, пока машину такому человеку не вернёте!
Братва полковника знала хорошо. Вот только не знала, где машина, поэтому сидеть рассчитывала в этом кабинете до пенсии или голодной смерти.
Но долго это не продлилось. Ситуация разрешилась просто. Братва нашла точно такую же новенькую машину, перебила на ней номера и вернула представителю Президента. И как бы все довольны, все пляшут и поют – кто Мурку, а кто «Наша служба и опасна и трудна»…
продолжение следует.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: