0

Славные победы прошлого - молниеносный захват франции.

1940 год. Дания захвачена за 1 час. Бельгия - за 1 день. Несколько дней продержалась оборона Норвегии. Стране нужен решительный прорыв, поэтому время захватывать францию.

Далее идут выдержки из потрясающей книги Максима Калашникова - "Крещение огнём". https://history.wikireading.ru/48746



…В октябре 1938 года в США случилось удивительное и зловещее событие, которое стало вехой в истории человечества. До сих пор его воспринимают как курьез, хотя на самом деле оно стало самым впечатляющим экспериментом по управлению человеческими стадами.


Сентябрь 1938-го. В Европе назревает война. В этот месяц американская радиокомпания СВS проводит десятки прямых трансляций из Старого Света. Миллионы радиослушателей в Америке ужасаются экзальтированным речам Гитлера, слышат рев нацистских сборищ. Страх и предчувствие войны переполняют американцев.


И вот в такой обстановке группа специалистов по масс-культуре и обработке сознания во главе с будущей звездой Голливуда Орсоном Уэллесом (1915 - 1985 гг.) решает проверить: а как американский обыватель реагирует на тревожные сообщения? В эфир идет искусная радиопостановка по роману «Война миров» Герберта Уэллса. Действие ее, однако, переносится из Англии 1890-х годов в США 1938-го. Именно в Америку вторгаются инопланетные агрессоры, которые уничтожают всех своими лучами смерти (боевыми лазерами, говоря нынешним языком) и тучами отравляющих газов. Спектакль поставили с потрясающей достоверностью: в виде прямых репортажей, сопровождаемых реалистическими шумовыми эффектами. Голосом президента Рузвельта передавалось обращение о введении в стране чрезвычайного положения. В динамики неслись топот и крики обезумевших толп, шли тревожные сообщения о ходе наступления марсиан на Нью-Йорк.


Эффект инсценировки превзошел все ожидания. Большинство американцев приняло все это за чистую монету. Толпы людей ударились в панику, бросившись бежать из городов. Дороги оказались закупоренными страшенными автомобильными пробками. Когда же выяснилась правда, разъяренные люди чуть не вздернули авторов передачи на первом же суку. Однако уже через несколько дней сам президент Рузвельт принял О.Уэллеса, обласкал его и на прощание проникновенно молвил: «Знаете, Орсон, вы и я - два лучших актера в Америке».


Невидимая туча страха перед авиационными армадами сгущалась над миром. Оставалось лишь использовать ее. И Гитлер это сделал!


Вернёмся в 1940 год. Для начала немцы саданули французов по психике. Читаем записи в журнале боевых действий абвера. Итак, специальная группа «Б» («Пожар») во Франции 9-10 мая устраивает несколько акций диверсий и поджогов. Понятное дело, что спалить целую страну они не могли при всем желании — зато умело посеяли панику перед невидимым врагом, наносящим удары в глубоком французском тылу. Чистой воды психическое нападение. Примечательно, что оружие и взрывчатку для групп на территории Франции сбрасывали самолеты специальных эскадрилий Люфтваффе. В те же дни, парализуя волю французов, абверовцы, переодетые во французскую военную форму, учиняют теракты и взрывы в Абвиле, Реймсе, Париже и Дувре.


«…10 мая 1940 года началось немецкое наступление на Западе; 15 мая 1300 танков Гудериана и Клейста прорвали французский фронт в Арденнах. Немецкое командование приказало Гудериану остановиться и подождать пехоту; оно собиралось наступать, как встарь, со скоростью пехотных колонн. И тут произошло неожиданное: Гудериан отказался подчиняться приказу. Танковая колонна рванулась на запад; немецкие танки мчались по шоссейным дорогам в тылу союзников, почти не встречая сопротивления. Пройдя за 5 дней 350 километров, корпус Гудериана 20 мая вышел к Ла-Маншу. «15 часов, — записал в своем дневнике офицер английского генштаба. — Поступили сообщения, что германские танки вышли к Амьену. Похоже на нелепый кошмар. Британский экспедиционный корпус отрезан. Мы лишились коммуникаций... Немцы идут на любой риск, и все им сходит с рук... они делают все, что не сделали бы грамотные военные и все же добиваются своего. Французский генеральный штаб парализован этой необычной подвижной войной. Нынешние быстро изменяющиеся условия не предусмотрены в учебниках...»


Французские и английские генералы не понимали, что произошло — ведь союзники имели больше танков, чем немцы, и французские танки были лучше немецких. Все объяснялось тем, что французские танки были распределены между пехотными дивизиями, а немецкие были собраны в один кулак — и тем, что оружие блицкрига — это были не просто танки.


После прорыва немцев к морю более миллиона французских, английских и бельгийских солдат были отрезаны от основных сил. Немецкие танковые корпуса продвигались вдоль побережья, почти без сопротивления занимая французские порты. Объятые паникой французы бросали оружие; английская экспедиционная армия отступала к Дюнкерку — это был единственный порт, откуда англичане могли эвакуироваться на родину. Но Гудериан подошел к Дюнкерку на два дня раньше; немецкие танки уже стояли перед беззащитным городом — и тут поступил приказ остановить наступление. «Мы лишились дара речи», — вспоминал Гудериан.


«Стоп-приказ» Гитлера стал одной из загадок истории; остановка танков Гудериана позволила 300 тысячам англичан избежать гибели или плена и переправиться через пролив. Одно из распространенных объяснений этой загадки состоит в том, что Гитлер еще не умел обращаться с новым оружием; он был обеспокоен сообщениями о большом количестве вышедших из строя танков и хотел сохранить танковые дивизии для «битвы за Францию». В действительности потери немцев боли невелики — поврежденные танки ремонтировались и снова вступали в строй.


«Чудо в Дюнкерке» не облегчило участь Франции. Через день после эвакуации англичан немецкие танковые корпуса прорвали французский фронт на Сомме. 25 июня Франция капитулировала. Французская армия потеряла 84 тысячи убитыми, полтора миллиона французских солдат сдалось в плен. Потери вермахта составили 27 тысяч убитыми. Победа была почти бескровной; немцы не бомбили французские города и заводы; все это стало добычей победителя. Правда, Англия не положила оружия — она была недоступна за своими проливами; танки не могли плавать по морю. Тем не менее, фантастическая победа Германии повергла в шок всю Европу — многим стало понятно, что в руках Гитлера находится новое оружие…» 


Таким образом, для сокрушения Франции (сильнейшей страны в материковой Европе) Гитлер применил, говоря нынешним «российским языком», не только всякие психическо-пропагандистские «понты» и «разводки», не только теракты и поджоги, но и вполне реальные, разящие военные удары. Причем в духе совершенно новой на тот момент войны. Французы, чья военная мысль застряла в 1918 году, чьи генералы готовились не к будущей, а к прошлой войне, пали жертвой настоящего пришельца из грядущей эры.


Примечательный факт: Франция оказалась совершенно неготовой к немецкому блицкригу и массированным действиям Люфтваффе, несмотря на опыт Польской кампании. Хотя уже доподлинно известно: наблюдателем от Франции при польском штабе был генерал Арменго, детально расписавший деятельность немецкой авиации по разрушению связности польских войск. До сих пор никто не может дать ответа на вопрос: почему и после этого французские генералы недооценивали возможности геринговских орлов? Ответ один: сталкиваясь с футуристическим противником, генералы старого типа не верят в объективные факты. Они как бы слепнут и глупеют. Их разум не может воспринять нового. А оттого даром пропадает разведывательная информация


Кампании на Западе 1940 года описаны нынче детально и со всех сторон во множестве книг, и повторять уже известное нам нет нужды. Ограничимся лишь грубыми мазками той революции в военном деле, которую применил фюрер Третьего рейха. Да, он действительно осмелился сконцентрировать танки на решающих направлениях удара, действуя своими мобильными частями так стремительно, что его враг просто не успевал отреагировать на изменение обстановки. Немцы действовали столь быстро и нетривиально, что их фланги оставались открытыми для ударов — однако бить было попросту некому. Во-первых, из-за того, что англичане и французы оказались в положении медлительных черепах в схватке с быстрым, как молния, хищником. Во-вторых, потому, что фланги немецких танковых дивизий защищались авиацией Германа Геринга.


«Немецкие бомбардировщики атаковали железнодорожные пути, дороги и места скопления войск. Они сеяли страх и хаос, что позволяло немцам свободнее продвигаться вперед…» 


Немецкие самолеты своими точечными бомбовыми ударами не только расчищали путь бронированным колонным вермахта — они превратились в настоящее пси-оружие. Воющие пикировщики стали кошмаром для французских и английских солдат. Например, при форсировании немцами Мааса под Седаном 13 мая 1940 года.


Именно немецкая авиация обеспечила удар Гудериана под основание англо-французских войск в Бельгии. 14 мая, стремясь предотвратить переправу немцев через Маас, антигитлеровские союзники бросили к переправам почти всю свою авиацию. В воздухе завязалась ожесточенная битва, в итоге которой англо-французы понесли тяжелое поражение. И уже 15 мая французский премьер Поль Рейно позвонил Черчиллю, только что ставшему во главе британского кабинета…


«— Мы разбиты, — срывающимся от волнения голосом сообщил Рейно. — Битва под Седаном проиграна!


Черчилль не поверил этой убийственной новости.


— Но разве, — произнес он, — разве может это произойти так быстро?


Неделю спустя танки Гудериана уже вышли на побережье Ла-Манша…»


Итак, стремительный и непредсказуемый Гитлер одержал победу над вполне предсказуемым, медлительным противником, который вел битвы в духе прошлой войны — методично, шаг за шагом. Гитлер сам не мог поверить в свой успех, все время ожидая удара во фланг гудериановским частям с юга. Он думал, что после разгрома англо-французов во Фландрии ему еще предстоят жестокие битвы южнее, во Франции. Наверное, именно поэтому он и не стал ввязываться в битву на добивание почти полумиллионной группировки союзников, окруженной в Дюнкерке, позволив ей удрать по морю в Англию. Если бы он знал, что Франция уже получила смертельную рану! Устрой он тогда полный разгром и пленение «дюнкеркского котла» — и тогда его победа стала бы еще более деморализующей. Но…


Это то, что касается военной стороны дела. Однако и в этой операции психические факторы сыграли огромную роль. Начнем с первого и самого загадочного.


Сам план завлечения лучших дивизий Британии и Франции в бельгийскую ловушку был рискован от начала и до конца. Ведь они могли бы и не пойти в расставленную Гитлером западню. Прежде всего, потому, что нужно было нанести молниеносное поражение Голландии и Бельгии, заставив англо-французов поспешить на помощь этим странам. И для осуществления этой части плана немцам пришлось проявить чудеса изобретательности, новаторства и войны на поражение сознания.


Во-вторых, не было никакой гарантии того, что англо-французские соединения пойдут на север, отставляя незащищенным свой правый фланг для удара Гудериана через Арденны. Они вполне могли заблокировать проходы сквозь этот горно-лесистый район, бросив сюда и авиацию, и дополнительные силы — отчего весь немецкий план шел насмарку. И ведь англо-французы могли избежать ловушки! Но они полностью игнорировали данные английской радиоразведки, бившей тревогу по поводу необычайной активности немецких станций в Арденнах накануне 10 мая. Они не удосужились даже провести аэрофотосъемку опасного направления. Ночью 11 мая разведывательный самолет пилота Гавуа, пролетев над Арденнами, заметил моторизованную колонну в лесу, но командование сочло его доклад «ночным обманом зрения». На следующий день французский воздушный разведчик обнаружил в Арденнах танки. И снова командование игнорировало очевидный факт. Лишь 13 мая, получив новую серию аэрофотоснимков и спохватившись, англо-французы подняли в воздух бомбардировщики, чтобы бомбить немецкие колонны в Арденнах, но было уже поздно.


И снова, как и в случае с Норвегией, противников Гитлера охватывает какая-то слепота пополам с непроходимым кретинизмом!


Но французов поражали не только бомбы и танки. Их войска оказались терроризированы страшными слухами. Дескать, вездесущая пятая колонна немцев развернула работу далеко за линией фронта. Немецкие парашютисты (которых на самом деле не было) повсюду высаживаются в тылу. Мол, распространяются ложные приказы, а те офицеры, которые должны были отдать приказ о взрыве мостов через Маас, оказались расстрелянными из автоматов немецкими шпионами, переодетыми в мирных жителей. (На самом-то деле мосты взорвали вовремя, и немцам пришлось переправляться на подручных средствах). Из уст в уста, как пожар, неслись слухи о том, что пятая колонна стреляет по войскам из домов. Ночью, мол, в долине и лесах появляется множество таинственных огней. А во время атак немцы гонят перед собой мирных жителей и военнопленных.


И эти слухи в сочетании с воздушно-танковым натиском немцев сделали свое дело! 9-я армия побежала! Сначала тысячи, а потом и десятки тысяч французских солдат стали драпать с Мааса в тыл. Опережая бегущих, неслись панические известия, поражая штабы и войсковые соединения резерва. За солдатами следовали потоки беженцев, которые своими рассказами только увеличивали смятение. Массы беженцев захлестывали французскую армию. А немцы налетами бомбардировщиков только усугубляли этот хаос.


«Повсюду дороги были запружены брошенными пушками, грузовиками с продовольствием и амуницией, фургонами с полковым имуществом. Повсюду устало разбредались разрозненные отряды, метались лошади и бестолково сигналили автомобили, — писал Гай Чепмен. — И хуже того — многие из этих деморализованных групп возглавляли офицеры, а еще хуже то, что многие побросали оружие»


В общем, снова мы видим картину, словно сошедшую со страниц романа Герберта Уэллса «Война миров»: толпы обуянных страхом людишек, которые бегут от приближающихся марсианских треножников.


Попытка французского командования спешно сколотить новый оборонительный рубеж за Маасом провалилась: большинство войсковых частей 2-й и 9-й французских армий уже превратились в толпы обезумевших от паники двуногих. Между Парижем и направлением удара танкового «кулака» немцев оказалась полностью хаотизированная территория, забитая сотнями тысяч беженцев и солдат из рассеянных, дезорганизованных французских частей. Именно паника тогда уничтожила две армии Франции.


Самое интересно заключалось в том, что в Париже практически ничего не знали об обстановке на севере собственной страны. Связь с войсками оказалась утерянной — и радио, и проводная. Военное министерство пыталось составить картину продвижения немецких войск, обзванивая почтово-телеграфные отделения тех городков и сел, к которым по предположениям из Парижа приближались немцы. Сведения попадали в Париж с большим запозданием, не позволяя хоть как-то реагировать на все новые и новые угрозы.


И немцы совершили второе чудо. Нанеся военное поражение французам на севере, они затем учинили настоящую гуманитарно-социальную катастрофу на остальной части Франции…

Дубликаты не найдены

+2

«И немцы совершили второе чудо. Нанеся военное поражение французам на севере, они затем учинили настоящую гуманитарно-социальную катастрофу на остальной части Франции…»

у нас разные представления о том, что такое чудо

раскрыть ветку 2
+1

Зачастую чудеса для одной противоборствующей стороны оборачиваются катастрофами для другой. Взять хоть Куликовскую битву и тот самый Засадный полк.

0
Иллюстрация к комментарию
0

такой большой текст и всего 7 коментов и 1 +,обидно ! а меня суки минусуют но я бьюсь с ними в коментах ,ставлю тебе  +

раскрыть ветку 1
0

Спасибо!

0

Я как-то читал опровержение этой истории про войну миров. Мол, все спокойно сидели, слушали радио, а панику и толпы людей на дорогах придумал сам Орсон Уэллс.

раскрыть ветку 3
+1

Всё может быть. Но успехи Гитлера по психологическому подавлению врага вошли в историю и паника всей западной европы задокументирована. Паника западной европы после Крыма и Солсбери (и Чернобыля) тоже, кстати, задокументирована. Без боинга европа вообще нихера не хотела делать.

раскрыть ветку 2
0

А они и так ничего не делают.  Что за паника? В чем выражается?

раскрыть ветку 1
Похожие посты
Похожие посты не найдены. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: