6

Сияющий город.

Всего в 8 км на запад от Кордовы расположена одна из самых выдающихся достопримечательностей Андалусии — бывший дворцовый город Medina Azahara (Медина Асахара, или, правильнее, Мадина аз-захра). Благодаря археологическим раскопкам, которые ведутся с 1910 года, мы имеем возможность хотя бы частично оценить все то невероятное величие и помпезность исламской Кордовы10-го века.


С арабского Medina Azahara переводится как «бриллиантовый город», «красивый город», «сияющий город». Этот фантастический дворцовый город-крепость дошел до нас лишь в руинах, так что мы можем только гадать, насколько же прекрасным он был. Впрочем, даже руины производят неизгладимое впечатление.

Сияющий город. Испания, Мадина аз-захра, Реконкиста, Кордова, История, Длиннопост

Руины дворца начали раскапывать в 1910 году. Пока смогли открыть только примерно 10% от 112 гектаров дворцового комплекса, среди них — центральная часть с «резиденцией двух халифов», с комплексом бань, двумя резиденциями аристократии и служебными кварталами, территорией дворцовой охраны, несколько больших административных зданий.


В 929 году Абд ар-Рахман III объявил себя полностью независимым, истинным халифом (Принцем Верующих) и потомком династии Омейядов, которая была почти полностью искоренена в 9 веке Аббасидами. Он провел ряд политических, экономических и идеологических мероприятий, чтобы подчеркнуть свою законность в мире. Новая столица, подходящая его статуса, была одной из таких мер.

Сияющий город. Испания, Мадина аз-захра, Реконкиста, Кордова, История, Длиннопост

Дворцовый город Мадина аз-захра процветал примерно 80 лет. Строительство началось примерно в 936 — 940 г по приказу Абд-ар-Рахмана III. После того, как он провозгласил себя халифом в 928 году, он решил продемонстрировать миру свою значимость и могущество, построив город-дворец в окрестностях Кордовы. Это крупнейший в Западной Европе город, построенный с нуля, который путешественники из северной Европы описывали как ослепительную серию дворцов, полных сокровищ, которых никогда не видели до этого. Примерно в 1010 году Мадина аз-захра оказался втянут в гражданскую войну, что привело к распаду Кордовского Халифата. Нападение на город буквально стерло его с карты мира к тысячелетию.


По легенде, халиф назвал свой чудо-город az-Zahra, или Azahara, в честь своей любимой наложницы, и что статуя женщины стояла перед входом. Некоторые даже считают, что халиф построил этот город, чтобы порадовать возлюбленную. Но правда скорее всего больше связана с политикой, нежели с любовью. Абд-ар-Рахман III заказал строительство города в период, когда он только укрепил свою политическую власть на Иберийском полуострове и начал конфликтовать с династией Фатимадов за власть и статус.

Сияющий город. Испания, Мадина аз-захра, Реконкиста, Кордова, История, Длиннопост

112 гектаров  были не просто приятным загородным дворцом, но политическим центром и столицей Аль-Андалус, территории, контролируемой мусульманами на Иберийском полуострове с начала 8 века до середины 11 века. Великолепный город, построенный на склоне горы у подножия Сьерры Морены с халифским дворцов на вершине должен был быть виден путешественникам и иностранным послам за многие километры.


Дворец Мадина аз-захра был построен в том месте, где римский акведук 1-го века спускался с горы Сьерра Морена к Кордове, но акведук начинался в нескольких метрах ниже от дворца, так что был построен новый отрезок, чтобы обеспечить постоянным потоком воды верхнюю террасу. В результате отрезок римского акведука стали использовать как сточную трубу для очень сложной системы маленьких каналов, выводящих дождевые и сточные воды. В них нашли много следов еды и остатки керамики.

Сияющий город. Испания, Мадина аз-захра, Реконкиста, Кордова, История, Длиннопост
Сияющий город. Испания, Мадина аз-захра, Реконкиста, Кордова, История, Длиннопост

Первоначальное строительство дворца было весьма быстрым: началось все в 936 или 940, мечеть была завершена в 941 или 945, халиф уже переехал в свой дворец в 947 году. Но дальше строительство продолжалось еще десятилетия, с периодически меняющимся планом и перестройкой уже сделанных зданий.


Мадина аз-захра сыграла важную роль в формировании отчетливой андалусского исламского стиля в архитектуре. Многие детали дворца, как например, королевский зал для приемов в виде базилики (по контрасту с купольными залами в восточной части исламского мира) были применены здесь впервые. Другие элементы, как например, постройка комнат вокруг центрального двора или сада, использовалась и позже в западной мусульманской архитектуре, например в Альгамбре в Гранаде.

Сияющий город. Испания, Мадина аз-захра, Реконкиста, Кордова, История, Длиннопост

Мечеть в Мадина аз-захра была очень похожа на кордовскую соборную мечеть Мескиту, она называлась «малой сестрой». Весь город Мадина аз-захра был защищен мощной стеной, из которой в настоящее время раскопан центральный пролёт северной части стены. В этой части стены располагаются ворота, которые в древности соединяли Медину с Кордовой.


Комплекс Мадина аз-захра, подобный средневековому Версалю, расположен в 10 км от Кордовы, у подножия гор Сьерра Морена. Топография местности играла решающую роль в формировании города. Полностью используя особенности неровной территории, дворцовый город Мадина аз-захра раскинулся на трех террасах. В отличие от лабиринта хаотических улиц, типичных для мусульманской городской застройки, Мадина аз-захра занимала правильную прямоугольную форму на территории 112 гектаров. На вершине склона горы располагался дворец. Ниже выстроились дома знати: выше на горе и ближе к дворцу располагались дома приближенных к халифу и более знатных людей. Мечеть Aljama (Альхама) стояла уже на долине внизу.

Сияющий город. Испания, Мадина аз-захра, Реконкиста, Кордова, История, Длиннопост
Сияющий город. Испания, Мадина аз-захра, Реконкиста, Кордова, История, Длиннопост

Здесь же рядом был карьер с известняком, использовавшимся для первоначального строительства, хотя потом камень возился из сосдених карьеров. Благодаря постройке города, была создана целая сеть дорог, водных каналов — акведуков — и инфраструктуры, частично сохранившаяся до наших дней.


Верхняя терраса была занята жилыми постройками халифа, на средней террасе стояли дома визирей, охрана, административные офисы и сады. И на нижней террасе находились простые жилые дома, ремесленные лавки и большая мечеть для двух нижних террас, отделенная стеной, чтобы полностью изолировать территорию дворца Мадина.


http://selfguide.ru/ispania/cordoba/to-see/main-sights/medin...

Найдены возможные дубликаты

Похожие посты
29

Капирот

Жители Памплоны надолго запомнят четырнадцатое апреля 1235-го года, когда в их город пришли две дюжины монахов во главе с преподобным Хьюго Турским. В простых холщовых рубахах, без ручной поклажи, босые, пешком, с чудовищного вида бичами в руках.

Семиконечные плетки с железными крючьями на концах предназначались для их же хозяев. Флагелланты с молитвой на устах, неистово стегая себя плетью бродили по улицам европейских городов...

Эти кающиеся грешники были желанными гостями к каждом доме, но нечасто они принимали приглашение от обывателей переночевать у их очага и отведать еды. В дар же они принимали только самую скромную, если не сказать скудную пищу.

Жители Памплоны, ровно как и любые другие считали, что если кающийся грешник принял подношение из их рук, то пострадает, бичуя себя плетью по спине не только за свои грехи, но замолвит словечко перед Господом и за них, простых смертных, не находящих в себе сил встать на праведный путь флагелланта.

Епископ Памплонский Педро Рамирес де Педрола несколькими годами ранее уже звал преподобного Хьюго на трапезу(с тех пор как сам его святейшество папа принимал Хьюго в гостях приглашать его стало модным делом), когда тот впевые оказался в городе, но глава флагеллантов вежливо уклонился от визита. В этот раз епископ вновь позвал Хьюго, уже из вежливости, каково же было его удивление, когда он узнал, что почтенный старец дал согласие....

Ужин в доме Его Преосвященства ввиду присутствия на нем кающегося грешника приготовили скромный: хлеб, вино, отварной нут, грецкие орехи, ягоды земляничного дерева....

Епископ понуро наблюдал за приготовлениями к ужину, и с каждым мгновением в нем крепла уверенность, что после визита отца Хьюго, необходимо будет сервировать новый стол, с жареными перепелками и тушеными говяжьими щечками, дабы слабый организм Педролы смог восстановить силы после безусловно душеполезного, но бесконечно изнурительного общения с почтенным старцем. Ибо Педрола знал, что флагелланты не терпят праздных разговоров, пугающе строги, не понимают юмора, безумно скучны в своих назидательных речах, и в их присутствии решительно не возникает даже мимолетной мысли, а не взять ли в рот хоть маленький кусочек от той скудной пищи, что расставлена на столе, дабы ненароком не оскорбить своими обывательскими замашками внимание высокодуховной личности....почти святого... .

«Чувствую себя шаловливым мальчишкой, в страхе ожидающим порки от многомудрого и строгого мужа, будто спалил случайно все монастыри Испании, и готовлюсь держать за это ответ перед самим папой»--промелькнула мысль в голове Педролы.

Но, перенесемся на час вперед, и застанем важный для нас разговор... На ужине за одним столом сидели: Епископ Педрола, король наварский Тибольд Трубадур и Хьюго Турский.

Король Тибольд, совсем недавно был коронован, и на днях прибыл в Памплону после долгого отсутствия, каково же было его удивление, когда его величество обнаружил в своем дворце его преосвященство, по хозяйски расположившегося в королевской обители. У его величества челюсть отвисла, и долго не желала вставать на место от такой беспримерной дерзости епископа, но до поры он сдерживал негодование вскипевшее в его ранимой душе монарха-поэта...

Король, до недавнего времени бывший графом Шампанским еще не успел почувствовать все величие и значимость короны на своей голове и только робко прилаживался к новой для себя роли, а посему и не торопился выгонять беспримерно наглого епископа из собственного же жилища, оправдывая это решение тем, что неплохо некоторое время и потерпеть дома влиятельного соседа, который к тому же много знает, и безусловно может посвятить Тибольда в события случившиеся в его отсутствие в столице. Так и сидела это странная парочка: его величество и его преосвященство напротив его преподобия, и буравили последнего взглядом, будто именно Хьюго был на ужине главным чудаком...

-- Сир (Хьюго с почтением поклонился), ваше преосвященство, до меня дошли слухи, что завтра на главной площади случится весьма необычное событие...

Король и епископ взволновано переглянулись.

--А откуда такие сведения преподобный Хьюго?-- спросил епископ.

--Так ли это важно?—ответил гость,--они есть, и я хотел бы из первых уст услыхать о том, что случится завтра, так сказать в первозданном неискаженном виде, и да не смутит ваше высокое внимание моя скромная просьба..

Хьюго заметил, как король напряженно поджал губы, и продолжил:

--Право, не стоит беспокоится, у меня и в мыслях нет вмешиваться в то, что случится завтра, да и права такого не имею. Мною движет лишь простое человеческое любопытство, да простят гостеприимные хозяева этого дома эту мою маленькую слабость...

Король привстал, придвинул стул поближе к столу...приосанился, и обратился к епископу:

--Педрола, я желаю разъяснить гостю суть того, что случится завтра, а вы дополните мой рассказ, ежели я что упущу(перевел взгляд на Хьюго и продолжил)...а рассказать об этом я желаю не ради утоления вашего любопытства, но с надеждой, что вы поймете наш замысел, не осудите, и быть может даже благословите, поверьте, одобрение вашего преподобия дорогого стоит...

Епископ нерешительно кивнул в ответ, и король продолжил:

--Мои люди не один год пытались изловить знаменитого в этих местах разбойника по имени Родриго Аларкон, и наконец, им это удалось. Событие сие—несомненно радостное, но возникли некоторые сложности...

Родриго—жестокий ублюдок, убил и ограбил многих, но он хитер, он грабил только богатых, и щедро делился трофеями с чернью, потому-то он и уважаем в народе настолько, что о нем слагают легенды. В глазах простого люда жестокость этого головореза была с лихвой окуплена его щедростью...для народа он—герой.

Мы дважды назначали день его казни: первый раз прелюдно, а второй тайно, но в обоих случаях палачи не доживали до казни, еще двое палачей из наших мест, даже не имевшие никакого отношения к этому делу, бесследно пропали, а все остальные палачи в округе боятся подряжаться на казнь Аларкона. Шутка ли, мои шпионы сообщают, что палачей запугали вовсе не подельники Аларкона, а крестьяне...и их так много, что даже непонятно кого привлекать к ответственности, не можем же мы в конце концов схватить половину города... Дело приняло настолько серьезный оборот, что я с его преосвященством поняли: даже если мы найдем палача, согласного выполнить эту работу, и он доживет до казни Аларкона, и эта казнь состоится, велик риск народного восстания...

Король на секунду замешкался, и инициативу в повествовании перехватил епископ:

-- Мы нашли способ сохранить мир в нашем городе при торжестве закона божьего и человеческого: люди короля умеют общаться с разбойниками в застенках замка, и ...хм...после недолгих дебатов, добились письменного согласия от этого бандита, что в случае помилования Аларкона, тот обязуется вступить в орден Тамплиеров, и до последних дней своих защищать истинную веру на дальней заставе в замке Альмаста, правда при этом пришлось весьма красноречиво пояснить ему возможную участь его семьи в случае отказа Аларкона от договора.. Буква закона не поколеблется, ибо завтра великий праздник рождества, и акт помилования преступника не будет выглядеть слабоволием со стороны правосудия. Иными словами мы помилуем Аларкона, сделаем его крестоносцем, тем самым обезвредив, и избежим бунта, таким образом, одним актом свершив два богоугодных деяния—примирение и милосердие. Преподобный Хьюго, вы являетесь примером благочестия и мудрости даже для его святейшества папы, что уж говорить о наших скромных персонах, благословите нас на день грядущий....

--Благочестия и мудрости—усмехнулся Хьюго—я бичую себя, ибо грешен непомерно, о каком уж тут благочестии можно говорить в таком случае....и я не нашел способа умнее для искупления грехов, кроме как терзать плеткой свою бренную плоть, моего скудного ума хватило лишь на подражание Христу в страстную неделю, какая уж тут может быть мудрость...но я понял к чему вы клоните господа...вам нужно мое благословение, как залог того, что я не стану вмешиваться в завтрашние события...

--Ноооо...если вы , так же как и мы находите наше решение богоугодным, разве нам стоит беспокоится о завтрашнем дне?

Отец Хьюго тяжело вздохнул, и произнес:

--Из вашей речи следует, что никто завтра не пострадает...так? (король и епископ кивнули в ответ)...хм...хорошо....знаете ли вы господа, за какие грехи я себя терзаю на поприще флагелланта?(Педрола и Тибольд помотали головой)...я был игроком...я способен был обыграть в стаканы хоть самого сатану...но я раскаялся...и более никого не обыгрываю..но игра держит меня..кипит бурлит во мне это сатанинское отродье...и пускай я и играю лишь с самим собою, я пока не могу избавиться от этой дьявольской привычки...

--Игра—тяжкий порок—согласился епископ.

--Именно ваше преосвященство...но этот порок помогает обнаружить другие пороки... вот посмотрите..

Хьюго быстрыми движениями сгреб со стола три пустые кружки и перевернул их, достал из миски грецкий орех и сказал:

-- Представьте себе господа...этот орех--Родриго Аларкон...вы схватили этого разбойника и отдали правосудию (накрывает первой кружкой орех)...толпа угрожает вырвать Аларкона из рук закона, и требует..хм...поднять кружку, под которой лежит орех...

--К чему такие вздорные метафоры отче?—брезгливо проворчал епископ..

--Терпение ваше Преосвященство, и еще немного терпения...продолжу свою мысль..Вы не желаете отдавать преступника людям, и ищите варианты, как же это сделать..(начинает переставлять местами три одинаковые кружки)...люди следят за вашими движениями...и когда кружки перестают двигаться указуют на одну из них, полагая, что угадали, и что Аларкон все еще под кружкой, которую мы назовем «закон и порядок».

Хьюго прекратил миксовать кружки .

--Укажите на нужную кружку господа...где орех?

Епископ фыркнул, а король неуверенно указал на крайнюю кружку слева. Хьюго приподнял ее:

--Пусто сир....а почему? Да потомучто вы придумали план, по которому Аларкон из рук правосудия (хлопнул по отрытой кружке) передан в милосердные руки Святой церкви, которая преступника и помиловала в честь великого праздника (приоткрывает слегка вторую кружку, показывая там орех)..но освобожден ли Аларкон? Нет! (захлопывает кружку с орехом, и начинает на большой скорости менять местами оставшиеся две кружки)..укажите ваше величество, где у нас на столе милосердие, укрывшее своей мягкой но неодолимой силой преступника!

Король показывает...и вторая кружка ставится дном вниз пустая...без ореха..

--Ну а это что означает?—спросил епископ..

--Оказывается Аларкон обязался стать крестоносцем, и был передан милосердным глашатаем воли господа в руки ордена..так что третья кружка (приоткрывает ее слегка и показывает орех), --это у нас рыцари тамплиеры..(начинает очень быстро елозить последней перевернутой кружкой по столу так, что движения рук Хьюго напомнили королю неясное порхание крыльев мелкой птахи......)...откройте кружку сир..

Король, ухмыляясь, приподнимает третью кружку, и его усмешка мгновенно исчезает с лица—на столе, под третьей кружкой лежал не орех, а красная ягода земляничного дерева..

--Это еще что за фокус...и что сие означает—возмутился епископ...

--Видите ли ваше преосвященство—с улыбкой произнес Хьюго—заставы ордена так далеки от народа, что он(народ) не в силах проверить дальнейшую судьбу Аларкона...но кого мы имеем в сухом остатке после претворения в жизнь нашего плана и перед лицом толпы?(берет в руку красную ягоду) Палача господа...На примере этих кружек я показал ваш с его величеством план, так что отвечая на ваш вапрос «это еще что за фокус?» скажу следующее: это ваш фокус..не мой...отсюда и мой законный вопрос: что будет с палачом?

Король поежился и ответил:

-- Мы надеемся проявления народом ответного милосердия, и в канун великого праздника они смягчатся, и не станут убивать палача, тем самым отступятся от своего обещания...

--Ваше величество—сказал махнув рукой Хьюго—вы отсюда родом, вам лучше меня известна история, которая приключилась пятнадцать лет назад в соседнем Бургосе....очень похожая история, где народ палача не пощадил, а поднять руку на палача, это означает также поколебать основы правопорядка, которые вы столь изобретательно пытаетесь сохранить..

--Палача не спасти—согласился епископ, это малая, но совершенно необходимая жертва в данных обстоятельствах дела—угрюмо промолвил епископ—вы думаете мы не думали о том, как оградить палача от народного гнева?...думали....и много думали...палача не спасти..но если вы думаете иначе, мы с готовностью примем к рассмотрению ваши соображения на этот счет..

--Палач знает, что его ждет?—спросил Хьюго

--Да—ответил нехотя епископ—Родриго Аларкон убил его жену и детей несколько лет тому назад, с тех пор этот малый помешался на мести, он решил стать орудием в руках закона и вершить правосудие над убийцами и разбойниками теша себя мыслью, что однажды под его топор угодит и шея самого Аларкона, и узнав о шансе поквитаться с ним, этот палач не смог отказаться от нашего предложения, несмотря на полное осознание той опасности, которая грозит лично ему...

--Палач знает, что Аларкона помилуют?

--Уже да—ответил король...мы сказали ему об этом несколько часов тому назад, но он не отступился от решения встать на эшафоте с топором в руках...

--Странно..—задумчиво пробормотал Хьюго--..он не отступился от своих обязанностей перед лицом неминуемой смерти и зная, что его месть не свершится..выходит он отрекся от мести во имя высшего блага...да вы господа почти святого завтра на заклание ведете, и только благодаря его жертве ваш план будет претворен в жизнь...все это сулит ему посмертную славу мученика...как же скверно на душе должно быть вам господа, если вы согласны пожертвовать таким человеком...

--А что вы хотели?--вспылил епископ--...припомните ка любую из казней, которую вы видели в своей жизни...толпа возбуждена до предела, в воздухе витает кровожадная радость...они так и жаждут смерти....они приготовились увидеть смерть, и горе тому, кто вознамерится отобрать у них это зрелище...........а вот наша ситуация: день казни—толпа не хочет казни осужденного...ведь он их герой..хо ..как можно лишить город героя(!)...но фраза «день казни» завораживает их всех...и каждый человек в толпе где-то в глубине души своей имеет твердое намерение увидеть в этот день СМЕРТЬ...и если не осужденный, то кто-то другой в этот день обязательно должен умереть.....палач должен умереть...это необходимая жертва..она надавит на клапан алхимического тигля более известного как разгневанный народ...она(жертва) выпустит пар...и тигль не взорвется..бурление внутри него не закончится..но пары еще долго будут собираться внутри до опасной концентрации..до поры все умиротворится....но..палач должен умереть...

«Даже робкая попытка спасти жизнь палачу входит вразрез с их планами, им нужен агнец на заклание»--поджав губы от досады подумал Хьюго...

--Да отче, скверно на душе—продолжал распалять себя епископ—и тем более скверно после того, в каком свете вы отче преподнесли нам наш же план!...ну надо же...жил-был просто славный малый, которому суждено было исполнять обязанности палача, но вы отче сделали из него персону не менее значимую, чем какой-нибудь первомученик Стефан...не передергиваете ли вы отче?..не делаете ли из мухи слона?

--Как знать господа—с грустью произнес Хьюго—как бы там ни было, я уже дал вам обещание не вмешиваться в ваши завтрашние планы, так что, будьте спокойны на этот счет...но я хотел бы попросить вас о двух маленьких одолжениях...

Епископ выпросительно поднял бровь и перевел взгляд на короля, и секунду спустя тот одобрительно кивнул.

--Я хотел бы после трапезы обмолвиться парой слов с палачом,....и завтра, после того как его преосвященство объявит о помиловании Аларкона, я хотел был взять слово перед лицом толпы..

--Хорошо—заметив легкое движение руки короля в знак согласия нехотя согласился епископ—но помните...вы обещали...

Через полчаса палач стоял перед Хьюго Турским. Это был моложавый мужчина лет 35-и, среднего телосложения с умными и полными печали глазами...

Его преподобие вертел в руках ягоду земляничного дерева и мысленно ставил ее на плечи палачу вместо головы...

--Ты знаешь о том, что случится завтра?

Палач кивнул

--И о своей роли тебе известно все?

Вновь кивок.

--Значит ты понимаешь, что завтра , скорее всего, последний день твоей жизни?

--Да святой отец.

--Но зачем это тебе, ведь ты даже отомстить за смерть своей семьи не сможешь?

--Это не так уж важно святой отец...я жаждал правосудия...и оно свершится..конечно не так, как я думал, но неисповедимы пути Господа нашего, и каждому воздастся по заслугам...и мне...и Аларкону...я не вправе выносить решение по суду..но я сделал все от меня зависящее, остальное же в руках нашего Отца Небесного, и я покоряюсь Его воле...

--Хм—задумчиво хмыкнул Хьюго—ты в положении, в котором девяносто девять человек из ста слукавят, но я почему-то верю тебе сын мой, хотя перед нашей встречей я вполне предполагал, что согласившись на условия епископа, ты затеял свою игру, и намерен махать завтра топором по своему разумению вопреки воле суда и в угоду своей жажде мести. Скажи, неужели тебе в голову не закрадывалась мысль отрубить голову своему врагу вопреки приказу?

--Всю свою жизнь я поступал по совести отче, как и моя покойная семья, и если в конце жизни я отступлюсь от своих правил, то после смерти не смогу встретиться со своими родными...

--Делай что должен, и будь что будет?

Палач кивнул.

--Как звать то тебя?

--Стефан, отче.

Хьюго вздрогнул.

--Прямо как первомученика, —проговорил отче—видно и вправду люди судачат, что за каждым именем закреплена своя судьба....Послушай-ка, а если я найду способ спасти твою жизнь завтра, ты согласился бы вступить в ряды кающихся грешников?

--Да святой отец—ответил Стефан не колеблясь.

--Тогда выходи завтра на эшафот с топором и в красном колпаке палача как и положено, делай что должен, как и задумано, но надень на тело серый хитон флагелланта и будь босым, и в смиренной надежде молись Господу....а остальное моя забота—с этими словами Хьюго закинул в рот красную ягоду , поднялся со стула и направился к выходу---до завтра Стефан, Бог с тобой...

Утро следующего дня.............

На дворцовой площади будто собрался весь город, народ ждал, когда Аларкона приведут на эшафот. Две сотни солдат в сверкающих латах окружили эшафот—никто и не упомнит случая, чтобы столько охранников защищали место казни, но и их бы не хватило, если бы собравшийся народ пожелал освободить осужденного. Опасаясь волнений еще до оглашения решения о помиловании король распорядился вечером предыдущего дня распустить слух по кабакам Памплоны о возможном помиловании Родриго, и вот, после всех предпринятых мер, толпа выглядела не слишком агрессивной...

Горожане заметно оживились, когда отряд солдат подвел Аларкона к плахе, и уже было стали волнами напирать на оцепление из стражников, но тут прибыл епископ, а вслед за кортежем епископа пришел и Хьюго Турский вместе с двумя дюжинами флагеллантов. Люди замерли в ожидании речи его преосвященства.

И епископ заговорил. Еще никогда он не был в таком ударе..голос его звучал твердо, громко и благожелательно...епископ поздравлял свою паству с Рождеством, и его глаза светились от счастья..ведь сегодня, он станет для своей паствы милосердным освободителем народного любимца. Потом зашла речь и о помиловании Аларкона в честь великого праздника Пасхи. Епископ вдруг почувствовал себя переродившимся Понтием Пилатом, которому вновь выпал шанс освободить праведника, и на этот раз он его не упустит..он не «умоет руки», он доведет начатое до конца.

Преисполненый этой решительной мыслью епископ обернулся, посмотрел на Аларкона и побледнел. Тонкие губы убийцы скривились в едва заметной ухмылке, морщины собрались вокруг глаз в хитром прищуре (какой же это праведник??)...А позади Аларкона стоял палач, босой, в грязном холщовом хитоне, положивший руки на топор и смиренно склонивший голову в красном капюшоне в молитве...

--Палач! А палач—донеслось откуда-то из толпы—а ты сам себе голову срубить сможешь(?), чтобы нам руки не марать, а то праздник все таки....

Издевательский выкрик из толпы мгновенно был поддержан громоподобным хохотом...

--Крепитесь ваше преосвященство—услышал епископ шепот Турского—вам еще нужно объявить о решении Аларкона о вступлении в ряды крестоносцев, доведите дело до конца, только потом «умывайте руки»...... Епископ аж подскочил от таких слов и испуганно уставился на Хьюго.

--Мужайтесь епископ, последняя часть выступления должна быть самой убедительной—ответил тот ...

И епископ вновь заговорил: о раскаянии Аларкона, о его намерении посвятить свою жизнь богу, о желании вступить в орден тамплиеров и с оружием в руках охранять христианские рубежи от полчищ неверных в замке Альманса...

--Этот замок в двадцати днях пути от Памплоны, мы даже не сможем узнать..жив ли Аларкон, и действительно ли вы сохранили ему жизнь—прозвучал выкрик из толпы..

Народ неодобрительно загудел...

«Чтож, мы это предвидели»-подумал епископ и подал знак палачу. Тот подвел Аларкона на край эшафота и Педрола во всеуслышание произнес:

--Слово помилованному!

Аларкон криво ухмылясь окинул взором толпу, которая затихла в ожидании его речи...

–Hola amigitos!(Здорово други!) Как ваше ничего?—хрипло заорал помилованный (толпа всколыхнулась в одобрительном гомоне и вновь затихла)—до меня дошли слухи, что у чумазых нехристей нынче больше золота чем у наших свинорылых вельмож (людская масса дружно и громоподобно всхохотнула, и снова замолчала),....так что я решил прогулятся до южной границы с братишками-тамплиерами и подоить малость неверных богатеев...(одобрительное квохтанье вперемешку с овациями....и опять молчок )...так что я поехал, всем пока-пока, не хворайте, берегите девок от моих подельничков и ждите меня в гости ко дню святого Фомы, по приезду проставлюсь дюжиной бочек пива любимому городу...!

Аларкон победно вскинул руки и потряс ими, провоцируя толпу на громоподобное скандирование его имени (Родриго! Родриго! Родриго!),... и в сопровождении десятка охранников стал спускаться с эшафота, направляясь в сторону врат дворца(наиболее краткий путь сквозь человечускую массу). Напоследок он обернулся, и зло бросил Педроле:

--Слыхал преосвященство(!?),...проставишься за меня дюжиной бочек пива ко дню святого Фомы, если я к тому времени с делами в Альмасте не управлюсь...

Толпа радостно гикала, пока конвой с Аларконом не скрылся за вратами, после чего наступило затишье, и множество свирепых взглядов устремились на палача.

--Мой выход –шепнул Хьюго Педроле, и занял место подле него на краю эшафота...

Его преподобие окинул печальным взором жаждующую крови толпу и с горечью подумал: « Хорошие новости больше не делают людей добрее, видно не получится у меня сегодня воззвать к их милосердию...хм..зато смогу вызвать недоумение...»

--Жители Памплоны....я—Хьюго Турский, старейшина братства кающихся грешников...мы (Хьюго показал рукой на себя и своих приспешников) держим путь в Сантьяго де Компостелла, идем поклониться мощам апостола Иакова, и для нас большая честь застать Пасху в вашем славном городе. В такое время я всегда с трепетом в сердце жду от Отца небесного послания, какого-нибудь назидания на день грядущий или откровения... . И сейчас, я хочу поделиться с вами великой радостью... Свершилось! Люди Памплоны, свершилось! Этой ночью меня посетило видение!

Хьюго на мгновение замолчал, выдерживая драматическую паузу в ожидании вопроса, и наконец он прозвучал:

--И что же там было Святой отец?--раздался возглас из недр человеческой массы.

Толпа благоговейно затихла в ожидании ответа Хьюго.

--В видении ко мне пришел человек в маске палача...

Народ неодобрительно заурчал, предчувствуя, что его хотят лишить добычи.

--Не отнимай у нас палача отче, палач наш—прозвучало из толпы.

Хьюго вскинул руки в знак, призывая жестом к молчанию...и людской гомон плавно и неохотно стих...

--Сперва я не мог понять, что же означает мое видение, но наблюдая сегодня за происходящим на этой площади ко мне пришло понимание... Вы, добрые жители Памплоны, всегда хорошо относились к нам—флагеллантам...верно?

--Верно , верно-- донеслись до Хьюго многочисленные возгласы..

--Нааааастолько хорошо, насколько плохо вы относитесь к палачам, неправда ли?? Но мы- флагелланты не заслуживаем вашего доброго отношения так же, как палач не заслуживает вашей ненависти...

--К чему клонишь отче ?

--Дети мои, долгие годы, мы-- братство кающихся грешников, бродим по городам и хлестаем себя бичами с молитвами на устах в надежде загладить грехи свои пред Господом нашим... Все мы грешны, но не все находим в себе силы наказать себя за проступки и мысли греховные... Мы жаждем всего лишь очищения, но бродя по улицам и бичуя себя плетью по спинам мы обращаем на себя ваше внимание, ваше уважение...и в наших сердцах неизбежно возникают соблазны воспользоваться вашей благосклонностью, ночлегом, пищей, добрым словом... Но заслужили ли мы этих благ только лишь своим желанием загладить грехи? Нет! Долгие годы сомнения терзали мою душу, мысли, что я что-то делаю не так посещали меня, но что именно—этого я понять был не в силах... Сегодня, хвала Господу нашему, я понял: терзать плоть свою прелюдно--пример благой и душеполезный, но показывать лица свои при этом, как бы заявляя, что я, а не кто-то другой отважился на подвиг очищения—это гордыня, самый страшный из грехов.. Являя лицо свое пред ваши взоры, флагеллант навлекает на себя бОльший грех, нежели тот, от которого стремиться очистится...

Его преподобие перевел дух, и еще громче провозгласил:

--А посему, жители Памплоны, я призываю вас стать свидетелями того, что флагелланты отрекаются от своей гордыни...здесь и сейчас...отныне и навеки мы закроем свои лица от ваших взоров так же, как это делают палачи, так, как просил меня Господь бог в моем видении посылая мне образ палача в кровавом капироте...

С этими словами, как по невидимому знаку все две дюжины флагеллантов стоящих подле Хьюго на эшафоте и около него достали из своих рукавов алую остроконечную маску с прорезями для глаз( в точности как у палача) и надели себе на головы, при этом стали перемещаться на эшафоте, меняясь местами между собой почти так же быстро как меняются местами перевернутые кружки под рукой площадного мошенника. Через мгновение, ошарашенная толпа уже не могла опознать, где стоит флагеллант, а где палач.

Народ возбужденно загудел, когда кающиеся грешники в остороконечных капиротах колонной по трое покидали площадь, но никто не посмел даже дернуть за рукав ни одного флагелланта, хотя каждый горожанин понимал, что его разыграли, и под одним из удаляющихся с площади капиротов скрывается палач, ...скрывается и неумолимо ускользает от народного возмездия... Хьюго и его приспешники уходили не быстро и с достоинством, и никто им не мешал, оторопь всеобщего недоумения надолго сковала толпу. Его преподобие вдруг почувствовал легкое касание чьей-то руки до его локтя:

--Спасибо отче, я не забуду вашей доброты, и той жертвы, на которую вы все пошли ради меня...

--Мы сделали сегодня лишь то, что давно должны были сделать Стефан,--ответил Хьюго-- мои слова обращенные к людям о гордыне были совершенно искренними, и я рад, что ты, хотя и невольно, помог мне избрать верный путь...мы совершили то чему дОлжно быть..и я очень рад что правое дело спасло жизнь хорошему человеку...именно в подобные моменты правое превращается в праведное....

С тех самых пор к кающимся грешникам отношение сложилось иное: мрачные и обезличенные они бродили по городам с ликами сокрытыми под зловещей маской, и их появление уже не вызывало того благоговейного чувства уважения и сочувствия как ранее...истязание грешной плоти стало личным делом каждого избравшего сей трудный путь и движение самобичевателей лишилось героического ореола, о чем лично преподобный Хьюго Турский никогда не сожалел...

Насколько известно, даже наиболее злые языки разносящие сплетни по тавернам не посмели пролить свою желчь на события 15 апреля, никто так и не заикнулся о том, что кучка оборванцев с плетками обмишурили весь город, уведя из под носа у горожан палача, хотя почти каждый так думал, но как бы там ни было, жители Памплоны надолго запомнили ту пасхальную неделю, когда в город пришли флагелланты...

Показать полностью
31

Дело «Скорпиона», или как пролюбить колонию

Дело «Скорпиона», или как пролюбить колонию Чили, Испания, Губернатор, Заговор, История, Длиннопост

В 1808 году Наполеон решил присоединить к своей империи Испанию. Вместе с колониями, разумеется. Шестого мая было заключено Байоннское соглашение, согласно которому король Карл IV и его наследник принц Фернандо отрекались от престола в пользу брата Наполеона — Жозефа Бонапарта. Это вызвало восстание в Мадриде , и потом в Испании началась война с французами.


Образовался вакуум власти, который затронул и Новый Свет. Изначально почти вся Испанская Америка присягнула принцу, которого теперь называли королём Фердинандом VII, в пику французам и Жозефу Бонапарту.


Дальнейшие события привели к войне за независимость в южноамериканских колониях. Все страны Нового Света шли к этому по-разному. В статье  речь пойдет  о событиях в Чили.


Новый губернатор


Итак, что нужно, чтобы безвозвратно потерять генерал-капитанство Чили? Рецепт прост. Нам понадобится:


— Жадный и беспринципный губернатор, 1 штука;

— Местные нувориши, которые хотят в обмен на серебро получить модные товары из Европы, 2-3 столовые ложки;

— Продажный прокурор, он же шериф, 1 штука;

— Английский авантюрист без чести и совести, 1 штука;

— Щепотка Трафальгара;

— Контрабандисты — по вкусу.


В общем, началось всё с того, что в начале 1809 года вместо почившего в бозе губернатора Луиса Муньоса де Гусмана главный военный чин в колонии занял бригадный генерал Франсиско Гарсиа Карраско. Товарищ он был недалёкий и резкий — и более всего любил словечки: «Не рассуждать!» и «Исполнять!».


Понятно, что с местной креольской элитой новый губернатор общего языка не нашёл. Более того, сразу же после вступления в должность арестовал нескольких богатых креолов по обвинению в «ведении подрывных разговоров».


Однако была у Карраско ещё одна черта, которая для него и стала роковой, — жадность. Почти как в известной песне: «Имел Бобби хобби — он деньги любил».

Дело «Скорпиона», или как пролюбить колонию Чили, Испания, Губернатор, Заговор, История, Длиннопост

Контрабанда



После 1805 года Испания, по сути, лишилась флота, и связи с Новым Светом у неё почти прервались. При этом весь XVIII и начало XIX века в торговле с колониями действовала исключительная монополия Испании — то есть все колониальные товары вывозились из Америки только на испанских кораблях, чтобы уже из метрополии разойтись по всему миру, а все европейские товары доминионам поставлялись из Испании.


Понятно, что, оставшись без флота, испанцы уже не могли организовать ни вывоз, ни ввоз. Так как свято место пусто не бывает, эту нишу заняли контрабандисты, чаще всего британские или американские.


Одним из таких контрабандных судов был «Скорпион». Изначально — военный фрегат или шлюп, который после списания купила частная компания и переделала в китобойное судно. Однако в качестве китобоя «Скорпион» не работал ни дня — основной его задачей был ввоз товаров в Испанскую Америку.


Командовал кораблём Тристан Банкер (Tristan Bunker), сам по рождению американец (родился в Нантакете, Массачусетс), в 1790-х перебравшийся в Британию.


Чили, обладавшая обширной береговой линией, стала для контрабандистов просто раем. Плюс — в генерал-капитанстве занимались добычей серебра и меди, а самой колонии позарез были нужны британские ткани, которые получалось реализовать втридорога. Девушки из высшего общества, которым трудно избежать одиночества, уж очень любили платья из этих тканей.


Понятно, что, поскольку эти дамы были жёнами, любовницами, дочерьми высших чиновников и богатой элиты, на такую контрабанду все закрывали глаза.


И вот в марте 1807 года Банкер на побережье Чили встретился с неким Генри Фолкнером — натурализовавшимся в колонии англичанином.


Капитану он презентовал себя как представителя большой группы чилийских торговцев и сообщил, что его клиенты заинтересованы в крупной партии британских тканей. Банкер на предложение согласился, и местом сделки стороны назначили гасиенду Топокальма.


Сама сделка должна была состояться в середине следующего года; общая сумма поставки составляла 80 тысяч фунтов стерлингов, и оплачиваться товары должны были серебряными песо и медными слитками.


В общем, стороны, довольные друг другом, разошлись: Фолкнер — договариваться о деньгах, Банкер — закупать ткани.


Шестого марта 1808 года «Скорпион» вышел из Плимута и 15 июля прибыл в бухту Топакальмы. В поисках Фолкнера Банкер с семью матросами посетил фазенду богатого латифундиста Фуэнзалиды и даже попытался продать ему некоторые товары. Фуэнзалида сообщил, что знает британца и даже может послать ему весточку о прибытии «Скорпиона». Банкер согласился, и плантатор отправил нарочного с письмом в городок Квиллоту.


Правда, вестовой вёз и ещё одно письмо — местному альгвазилу и председателю суда Антонио де ла Каррере. Во втором письме Фуэнзалинда сообщал, что в бухте Топакальма стоит подозрительный вооружённый корабль, доверху набитый контрабандой.

«Калипсо», схожий со «Скорпионом»

Дело «Скорпиона», или как пролюбить колонию Чили, Испания, Губернатор, Заговор, История, Длиннопост

Львиная доля



Вскоре на фазенде собрались Фолкнер, Каррера и сам хозяин — Фуэнзалинда, которые рассудили просто: зачем платить деньги за дефицитные товары, если их можно просто присвоить себе, а Банкера — конечно же, строго по закону! — привлечь к ответственности как контрабандиста.


Смущало только одно — «Скорпион», который привёз ценный груз, был неплохо вооружён: 20 пушек и 50 матросов, а это — серьёзный аргумент. Как быть?


Каррера предложил обратиться к высшей власти. На этом и порешили.


Губернатор Карраско всерьёз заинтересовался делом — и предложил «комбинаторам» свои условия: он выделяет им 80 королевских драгун, но… 85% от стоимости товаров идут лично ему в карман.


Это предложение ошеломило дельцов, но проблема была в том, что, зная характер Карраско, отказаться они уже не могли, ибо им бы тоже не поздоровилось. К тому же даже 15% — это всё-таки не ноль, а вполне приличная сумма.


Таким образом, план захвата «Скорпиона» был разработан. Дело осталось за малым — реализовать.



В преддверии бури


Переговоры заговорщиков и губернатора шли пару месяцев, и Банкер уже начал беспокоиться. К тому же когда он совершил поездку в городок Ла-Серна, чтобы встретиться с бывшим членом экипажа «Скорпиона» Джорджем Эдвардсом, осевшим в Чили, то получил от последнего тревожное письмо: «Остерегайтесь ловушки, в которую вы вот-вот попадёте. Я получил записку от друга, который есть у меня в Сантьяго, и тот пишет, что какие-то планы замышляются против вас, причём с помощью этого доктора (Фолкнера), и он находится сейчас именно там. Мне кажется, вам надо свернуть все переговоры и не заходить ни в какие порты до нашей встречи».


Всё же Банкер решил игнорировать предупреждение, вернулся в Топакальму и увидел на берегу сигнальные огни. Его ждали. На суше он встретился с Фолкнером, Каррерой и неким Педро Санчесом. Последний представился дворецким маркиза Ларриана — главного покупателя британского товара. Стороны договорились, что сделка состоится 14 октября 1808 года в бухте Килимари, и за ткани Банкер получит серебра и меди на 80 тысяч фунтов стерлингов.



«Гоп-стоп, мы подошли из-за угла»…


В ночь с 13 на 14 октября на борт «Скорпиона» поднялись Фокнер, Каррера, Санчес и «маркиз Ларриан», который на самом деле был «уткой» — подставным лицом. Сам маркиз вообще ни в чём не участвовал и даже не знал, что его имя используют в какой-то операции.


Сначала взялись за ткани, которые сразу же погрузили на подводы и увезли, а потом началась погрузка серебра и медных слитков на корабль. После всех работ испанцы предложили отметить сделку в шатре на берегу.Банкер с девятью матросами прибыл на сушу.


В разгар застолья появились королевские драгуны, капитан «Скорпиона» встал, чтобы посмотреть, что происходит, и получил от кого-то из заговорщиков нож в спину. Матросы пытались бежать, но тоже были изрублены саблями. Далее драгуны сели в лодки и направились к судну. Вахтенные были убиты, даже не пикнув, а остальная команда оказалась совершенно не готова к сопротивлению и частью уничтожена, частью взята в плен.


Захваченный «Скорпион» перевели в Вальпараисо, где позже он затонул во время шторма. Общая сумма добычи оценивалась в 100 тысяч фунтов стерлингов.



«Перемен! Мы ждём перемен!»


Согласно испанским законам, если местные власти задерживали корабль с контрабандой, то и судно, и товар конфисковывались в пользу короля Испании. Но… кто ж захочет добровольно отдать ткани на 80 тысяч фунтов, которые можно реализовать в колониях в три раза дороже?

Каррера, понимая, что за присвоение казённых средств по головке не погладят, обратился за советом к своему секретарю — адвокату Хуану Мартинесу де Розасу.


Тот посоветовал следующее: а что, если выдать Каррере и Фолкнеру каперский патент задним числом? Тогда это каперская операция, королю отходит фиксированная выплата, а далее захваченное делится между всеми участниками согласно их договору. Профит!

Хуану Мартинес де Розас

Дело «Скорпиона», или как пролюбить колонию Чили, Испания, Губернатор, Заговор, История, Длиннопост

Проблема была в том, что война Испании и Англии уже закончилась, о чём в колониях узнали ещё в августе, — а на дворе октябрь. Словом, слухи о деле «Скорпиона» стали расползаться с бешеной скоростью.


Вскоре отголоски дошли и до вице-короля Перу. Он был просто шокирован, когда в Лиму прибыл сын того самого Розаса с кучей серебра. Сына арестовали и допросили, после чего вице-король сделал запрос в Испанию о полной проверке деятельности губернатора Карраско.


Вскоре в Севилью и Кадис начали приходить свидетельства от драгун, которые устыдились своих действий, — ведь им говорили, что они будут уничтожать пиратов, а в результате это оказалось избиением мирных торговых моряков.


А также от Фуэнзалиды (которому вообще отказали в доле) и от единственного выжившего члена экипажа «Скорпиона» Айзека Элларда.


Четырнадцатого марта 1809 года о судьбе судна сообщил уже регистр Ллойда. И вот тут в Чили произошёл взрыв возмущения. Понимая, что колония может быть вот-вот потеряна, вице-король приказал Карраско подать в отставку, что тот и сделал.


Шестнадцатого июля 1810 года новым губернатором был назначен Матео де Торро Самбрано. Чтобы успокоить общественность и избежать восстания, он встретился с депутатами из числа креольской элиты, и те 18 сентября 1810 года потребовали создать Верховную Хунту, без которой губернатор не мог принимать и проводить в жизнь свои решения. Де Торро, учитывая настроения в колониях, оставалось только согласиться. Однако новый губернатор был уже 82-летним старцем, вскоре он умер и власть перешла к… нашему старому знакомому — бывшему губернаторскому секретарю Хуану Мартинесу де Розасу, который созвал Первый национальный конгресс и объявил о независимости Чили от испанской короны.


Таким образом, дело о «Скорпионе» стало чуть ли не краеугольным камнем чилийской независимости.


Ах, да. В разгар политических баталий о матросах со «Скорпиона» все забыли. Как о Банкере и девяти убитых, так и о сгинувших в тюрьме Вальпараисо. За убийства не судили никого.

http://sail-friend.ru/index.php?topic=5044.0

Показать полностью 3
58

Лейтенант-монахиня и первая женщина-конкистадор

В 1592 году (по другой версии, в 1585) в испанском городе Сан-Себастьян в знатной басконской семье военного капитана Мигеля де Эрасо и Марии Перес де Галларага у Арсе родилась дочь Каталина. С четырех лет она вместе с сёстрами Элизабет и Мэри воспитывалась в доминиканском монастыре Святого Себастьяна, где настоятельницей была их двоюродная тётка.


Юная послушница отличалась дерзким характером и к подростковому возрасту убедилась в том, что у неё нет иноческого призвания. Когда же Каталине исполнилось пятнадцать, она была жестоко высечена монахинями за какую-то провинность.

Лейтенант-монахиня и первая женщина-конкистадор Жизнь, История, Испания, Новый Свет, Женщина, Биография, Длиннопост

Это унижение подвигло ее на отчаянный поступок – бежать из монастыря, переодевшись в мужское платье и отрезав волосы. С этого времени она стала называть себя исключительно мужскими именами. Однако, как именно Эрасо позиционировала себя, до конца не ясно: в определённые моменты своей жизни она считала себя женщиной и использовала только женские местоимения, в другие периоды полностью принимала мужскую роль и обращалась к себе как к мужчине. Даже в своей автобиографии, она сохраняет эту двойственность.


Несколько месяцев Каталина провела в скитаниях по Испании. Сначала жила в городе Виттория у дальних родственников, затем перебралась в Вальядолид под именем Франсиско де Лойола. Но когда в город в поисках пропавшей дочери прибыл её отец, она, боясь разоблачения, отправилась в Бильбао. Здесь она ненадолго попала в тюрьму за драку с незнакомцем (то ли узнавшим её секрет, то ли просто попавшим под горячую руку вспыльчивой и своенравной Каталины). Обретя свободу, Эрасо некоторое время служила у одного дворянина, получая хорошую плату. В 1602 году по непонятной причине она снова вернулась в Сан-Себастьян. Здесь никто её не узнал, включая родную мать, с которой однажды, будучи одетой в элегантный мужской костюм, она оказалась на мессе в том самом монастыре, из которого сбежала.


В 1603 году она направилась в Севилью, а оттуда, получив место юнги на корабле, – в Южную Америку. Её капитаном волей случая оказался родственник – двоюродный дядька по матери, что не помешало «юнге» в одну из ночей напасть на него и убить ради 500 песо, а затем сбежать с корабля. Так она оказалась в Панаме, где служила помощником у нескольких купцов. Вообще, жизнь Эрасо в Южной Америке была наполнена приключениями. Её горячий нрав стал причиной многочисленных драк и дуэлей. Рассказывают, что на поединках она убила дюжину человек.


Также она успевала заводить романы с женщинами, но неизвестно, всем ли она открывала свой секрет…


Опасаясь мести родственников убитых ею людей, Каталина в 1618 году уехала в Лиму, столицу королевства Перу. Здесь она работала в лавке некоего купца Диего де Соларте, однако, из-за размолвки с хозяином (предположительно, не последнюю роль в этом сыграла её интрижка с женой последнего), ей пришлось покинуть выгодное место.


Через год отчаянная девица перебралась в Консепсьон и уже там, под именем Алонсо Диас Рамирес де Гусман, записалась солдатом в отряд, формировавшийся для военной кампании против мапуче – чилийских и аргентинских индейцев. Это была Арауканская война – продолжительный военный конфликт между населением Генерал-капитанства Чили, входившего в состав Испанской империи, и коренными племенами.


Каталина Эрасо служила под началом нескольких капитанов и прославилась как отчаянный конкистадор, не имевший ни жалости к индейцам, ни страха перед смертью. Она прекрасно владела холодным и огнестрельным оружием, не раз показывала отвагу в бою. В битве за чилийский город Вальдивию она, невзирая на ранение, отбила испанский флаг у индейцев, чем спасла свою воинскую часть от позора. За этот подвиг Каталина была назначена лейтенант-губернатором и оставалась в этой должности пять лет. В очередной битве, на этот раз за город Пурен, она заменила погибшего капитана и в течение шести месяцев успешно руководила командованием, отражая нападения неприятеля.


Однако конфликт с начальством («прапорщика Эрасо» даже понизили в звании за самовольно принятое решение) повлёк за собой принудительный отпуск.

Лейтенант-монахиня и первая женщина-конкистадор Жизнь, История, Испания, Новый Свет, Женщина, Биография, Длиннопост

Каталина де Эрасо, сражающаяся против мапучи в Чили. Иллюстрация в журнале Pacifico Magazine

Вскоре в жизни «монахини-лейтенанта» произошла трагедия, достойная театральных подмостков. Ещё до начала военной кампании Каталина встретила своего родного брата Мигеля, служившего секретарём губернатора в Чили, но он не признал в «молодом человеке» своей сестры, хотя и относился к нему дружелюбно, даже когда тот (та) ухаживал за его дамами сердца. Всё произошло тогда, когда Эрасо уже была в отпуске: защищая честь одного из своих товарищей, она, теперь уже сама не узнав брата, убила его на одной из своих многочисленных дуэлей. Впрочем, не исключена и версия, что «прапорщик» просто боялся разоблачения, которое, разумеется грозило концом военной карьеры… Как бы то ни было, Каталине пришлось бежать в Аргентину.


Здесь она занималась торговлей, участвовала в военных кампаниях и продолжала заводить романы. Однако в 1621 году (по другим источникам, 1623) была в очередной раз арестована, но на этот раз приговорена к казни, свидетелем чего стал епископ Агустин де Карвахаль. Очевидно, страх перед смертью вынудил Эрасо исповедаться епископу и открыть ему тайну своего пола.


Приглашённые аккушерки подтвердили сей факт, а также её целомудрие, после чего преосвященный назвал её «дочерью» и «самым замечательным человеком в мире». Он спас её от казни и помог укрыться в монастыре.

Лейтенант-монахиня и первая женщина-конкистадор Жизнь, История, Испания, Новый Свет, Женщина, Биография, Длиннопост

Портрет Каталины, приписываемый художнику Хуану ван дер Амену

В 1624 году Каталина де Эрасо возвратилась на родину, в Испанию, где ее встретили как национальную героиню. Весь Кадис собрался, чтобы приветствовать легендарную «монахиню-лейтенанта». В 1625 году король Испании Филипп IV принял ее в Мадриде. Эрасо предоставила бумаги, доказывающие её военную карьеру.


Она получила довольно лестные отзывы монарха, который сохранил за ней звание лейтенанта (буквально, «лейтенант-монахиня») с правом носить мужское имя и назначил пожизненную пенсию. В следующем году уникальная девица получила аудиенцию у папы Урбана VIII, который, демонстрируя небывалую для церкви лояльность, лично отпустил ей все грехи и разрешил до самой смерти носить мужскую одежду.


Тем временем, Каталина смогла лично убедиться в своей популярности в Европе, особенно на родине, что, вероятнее всего, побудило её написать автобиографию Historia de la monja Alférez, Catalina de Erauso, escrita por ella misma, что приблизительно можо перевести так «История прапорщика-монахини Каталины де Эрасо, написанная ей самой». Книга, над которой Эрасо работала примерно с 1626 по 1630 годы, написана в формате, сильно напоминающем приключенческий авантюрный роман.

Лейтенант-монахиня и первая женщина-конкистадор Жизнь, История, Испания, Новый Свет, Женщина, Биография, Длиннопост

Король Испании Филип IV. Портрет работы Диего Веласкеса, 1644 год

Легендарная женщина-конкистадор прожила еще четверть века, но уже никогда не брала в руки оружия. Под конец жизни, в 1645 году, она вновь вернулась в Новую Испанию и поселилась в городе Орисаба штата Веракрус. Здесь она занималась торговлей под именем Антонио де Эрасо – её мулы доставляли грузы в Веракрус. Каталина де Эрасо умерла в 1650 году, предположительно, в Котастле, но точное место, как и дата её смерти, неизвестны. 


Из подлинных документов, свидетельствующих о существовании испанской женщины-конкистадора Каталины де Эрасо, до наших дней дошло совсем немного: автобиография, несколько писем и два документа: первый – о присвоении ей звания лейтенанта, второй, обнаруженный в 1992 году в Сарагосе, – подтверждающий её пол и непорочность.


Ее портрет работы Франческо Кресценсио утрачен. Новый портрет написал Франсиско Пачеко в 1630 г.


В XVII веке по мотивам жизни Эрасо была написана знаменитая комедия драматурга Хуана Переса «Лейтенант-монахиня», в XIX к этой теме обращались романисты Томас де Квинси и Эдуардо Бласко. В 1947 году режиссёр Эмилио Гомес Мюриэл снял фильм о знаменитой испанке с тем же названием, а в наши дни Каталина де Эрасо стала героиней комиксов. Сегодня она является объектом серьёзных научных исследований, посвящённых гендерной идентичности и феминизму.

Лейтенант-монахиня и первая женщина-конкистадор Жизнь, История, Испания, Новый Свет, Женщина, Биография, Длиннопост

Памятник Каталине в Осибаре, Веракрус

Обобщая весь научно-культурологический опыт изучения жизни монахини-лейтенанта, стоит признать, что её образ вызывает неугасающий во времени интерес. Каждая следующая эпоха черпает в её биографии свою проблематику: религиозность и атеизм, рыцарство и авантюризм, патриотизм, сексуальность и гендерное самовыражение…

ИСТОРИЯ

Показать полностью 5
41

Как обмануть всех, чтобы это было честно, или как спасти от краха свой футбольный клуб

Любите ли вы футбол также, как любят его испанская нация? Болеете ли вы за свою команду также, как это делают именитые испанские комментаторы? Что для вас преданность своей команде? - На все эти вопросы знает ответ бывший президент Атлектико де Мадрид сеньор Хесус Хиль, который был готов пойти на самую величайшую аферу в истории испанского футбола, чтобы сохранить свое детище от полной ж*пы. Итак, знакомьтесь со сборной командой веселых и находчивых:

Как обмануть всех, чтобы это было честно, или как спасти от краха свой футбольный клуб Футбол, Негатив, Испания, Мадрид, История, Видео, Длиннопост

Это сам Хесус Хиль, вы его знаете по предыдущему посту.

Как обмануть всех, чтобы это было честно, или как спасти от краха свой футбольный клуб Футбол, Негатив, Испания, Мадрид, История, Видео, Длиннопост

Энрике Сересо, лучший друг и кореш Хесуса Хиля, нынешний президент Атлектико де Мадрид.

Как обмануть всех, чтобы это было честно, или как спасти от краха свой футбольный клуб Футбол, Негатив, Испания, Мадрид, История, Видео, Длиннопост

Мигель Анхель Хиль Марин, сын Хесуса Хиля, держатель контрольного пакета акций "Атлетико де Мадрид".

Вся команда в сборе, можно начинать. В общем, в чем сыр бор и предыстория?

В 1990 году вступил в силу закон о спорте, обязывающий все профессиональные футбольные клубы, которые действовали в Первом и Втором дивизионе, за исключением Реал Мадрида, Барселоны, Атлетико де Бильбао и Осасуна, перейти на новую юридическую форму правления и переформатироваться из так называемых гражданских компаний (sociedad civil) в спортивные публичные компании с ограниченной ответственностью (sociedades anónimas deportivas). Цель этих изменений была в том, чтобы добиться прозрачности в этой сфере спорта, улучшить контроль за клубами и сделать так, чтобы все было максимально честно в процессе управления данными компаниями. Закон установил временный переходный режим до 30 июня 1992 года, в противном случае клуб перешел бы из первого дивизиона во второй, а это означало, что шиковать на большие деньги уже не получится, да и контракты на рекламу будут в разы меньше. В течение этого переходного периода члены "Атлетико" должны были внести минимальный капитал для клуба, который был установлен в размере 2 060 309 000 песет или 12 382 706 евро, для целей этого преобразования. Выяснилось, что денег у ребят не было, а решать проблему было необходимо, иначе будет подпорчена не только финансовая сторона, но и репутация партнеров. Почесав репы, посоветовавшись со всеми кем можно, ребята решили провернуть все легко и просто, не подставляя никого другого...

Как обмануть всех, чтобы это было честно, или как спасти от краха свой футбольный клуб Футбол, Негатив, Испания, Мадрид, История, Видео, Длиннопост

Вначале они попросили своих болельщиков поддержать рублем песетой клуб и выкупить таким образом акции, став партнером, имея небольшую долю в клубе. Но сумма набралась очень маленькая, всего несколько процентов от основной суммы. А время шло и шло, нужно было находить какое-то решение. Подняв все возможные связи, договорившись с разными людьми, в полночь 30 июня 1992 года Хесус Хиль и Энрике Сересо получили два банковских кредита в размере 1 300 000 000 и 650 000 000 песет (или 7.813.157 евро и 3.906.579 евро соответственно), которыми они покрыли и подписали непогашенную сумму. Но трюк был не в этом, а в том, что в реальности этих денег ни клуб, ни созданная комиссия, которая должна была провести переформатирование компании, так и никогда не увидели. Чтобы поменять форму клуба, требовалось предоставить вексельное поручительство или по простому аваль, сами деньги заводить на счета компании не требовалось. Деньги, полученные по кредиту, пошли на частные счета Хесуса и Энрике по договоренности с банком, при этом никаких гарантий или обеспечений в замен оба партнера банку не давали, все было на "честном слове". Дальше, вытащив выписки из банка, они в срочном порядке предоставили бумаги комиссии. Через несколько дней, когда процесс перехода произошел и зафиксировался, а клуб сохранил свое положение в первой дивизии, Хесус Хиль стал единственным и максимальным владельцем акций клуба в размере 95,6%. Позже, по предварительной договоренности, Энрике получил 9,48% акций от Хесуса.

Как обмануть всех, чтобы это было честно, или как спасти от краха свой футбольный клуб Футбол, Негатив, Испания, Мадрид, История, Видео, Длиннопост

Денюжки же в итоге вернулись обратно в банк, где благополучно остались лежать в спокойствии. Получили ли что-то в замен владельцы банка за такую транзакцию - не известно, но мне кажется, что какую-то копейку в виде кэша им передали безусловно. Самое интересное, что это 100% незаконное присвоение, однако никто не получил по жопе, ибо сроки давности по данному преступлению прошли в 1997 году, а дело попало в суд в 1999 году, когда начались наезды на Хесуса за его нечестное правление в Марбельи. Поэтому в 2004 году Верховный Суд Испании признал невиновными эту тройку ребят, потому что на тот момент Хесус Хиль уже умер, а сроки давности закончились.


А какая мораль в этой истории? - Да очень простая, вписывайтесь за свою команду, главное делайте все по правде!

Показать полностью 3 1
65

Появление независимой Португалии

Основание Королевства Португалия неразрывно связано с героем предыдущего поста - королём испанских владений Альфонсо VI Храбрым. Первое графство Портукале появилось еще в 868-м и относилось к владениям Королевство Галисии, а в 1071 окончательно слилось с ним. После 1086-го Альфонсо бросил клич среди христианских соседей, дабы те помогли ему в борьбе с арабами. Среди прибывших французских рыцарей был Генрих Бургундский, младший брат герцога Бургундии. При испанском дворе его стали называть "Энрике". Женой Энрике вскоре стала незаконнорожденная дочь Альфонсо Тереза Хименес (1066 г.р).

Именно Энрике предстояло встать во главе возрожденного Португальского графства. В 1096 году Альфонсо VI даровал зятю феодальное владение, так как он успешно проявил себя в войне за Толедо с мусульманскими эмирами, наряду со знаменитым Эль Сидом. В русскоязычных источниках иногда указывается, что Генрих-Энрике участвовал в первом крестовом походе (1096-1099), однако, судя по всему, в это время он как раз прибыл на Пиренеи.

Среди детей Энрике и Терезы до взрослого возраста дожили трое: Санша (Санча), Уррака, а также Альфонсу (названный в честь деда).

Появление независимой Португалии История, Португалия, Независимость, Король, Испания, Португальцы, Война, Длиннопост

В 1109 скончался Альфонсо VI. Императрицей Кастилии, Леона и Галисии стала его законная дочь Уррака. Сам Энрике из Бургундии умер в 1112-м и был похоронен в построенном им соборе в Браге, столице графства. Тереза отказалась подчиняться своей сводной сестре, что вызвало конфликт Португалии и испанских владений. Закончилось всё пленением Терезы в 1121-м. Тем не менее, она смогла сохранить за собой графство. Внезапная кончина Урраки в 1126-м в возрасте 44 лет развязала ей руки.

Её любовником был влиятельный феодал Фернандо Перес де Траба, который фактически контролировал Галисию. Внезапно против неё восстал сын Альфонсу Энрикеш. В 1128-м он разбил войска матери и Фернандо Переса де Трабы и подчинил себе графство.

Появление независимой Португалии История, Португалия, Независимость, Король, Испания, Португальцы, Война, Длиннопост

Альфонсу Энрикеш прежде всего старался покончить с вассальной зависимостью от Леона и Кастилии. Португальские легенды повествуют, что Альфонсо VII из Леона вторгся в Португалию (1040-1041), но был вынужден уйти, так как его лучшие рыцари проиграли в турнире при Аркуш-ди-Валдевеше, который был выбран альтернативой кровопролитной битве. Однако, вероятнее всего Король Леона оказался успешнее Альфонсу, вынудив его к заключению нового договора, который запрещал ему военные походы. На самом деле Альфонсу не собирался выполнять никаких обязательств: когда Альфонсо Седьмой был занят войной с Наваррой, португалец вторгся в Галисию

Важным шагом мятежного графа был перенос столицы из Браги в Коимбру, в земли, граничащие с владениями исламских эмиров. К тому же, переезд из Браги ослабил пять влиятельных местных домов.

Основанный Альфонсу монастырь Санта-Крус-де-Коимбра

Появление независимой Португалии История, Португалия, Независимость, Король, Испания, Португальцы, Война, Длиннопост

В 1139-м граф-принц во время продвижения на юг разбил арабов в битва при Оурике. После победы Альфонсу провозгласил себя королём португальцев (Rei dos Portugueses) и получил корону от архиепископа Браги. Ход и суть переговоров в Саморе (1143) между португальским королем Альфонсу I и испанским королем Альфонсо VII до сих пор вызывает споры историков. Тем не менее ясно, что Альфонсу I старался получить международное признание. Сохранилось его послания к Папе, в котором он называет себя "человеком и рыцарем Святого Петра, при условии, что Святейший Престол защитил его от любой другой церковной или гражданской власти". Так или иначе, после 1143-го Альфонсу считал независимость Португалии фактической.
В 1147-м им был взят Лиссабон. Началось формирование отличительных особенностей португальской нации.

Показать полностью 2
81

Испания 11-го века: конфликт из-за наследства

Хименесы - одна из самых известных средневековых пиренейских династий, восходящая к королю Наварры по имени Химено /925-931/. Больших успехов достиг Фердинанд I Великий: он преобразовал графство Кастилия в королевство (1035), благодаря успешному браку и умной интриге стал королем Леона (в т.ч. Астурии и Галисии). С 1039 объединитель Леона и Кастилии использовал титул "император", что привело к негодованию Папы и императора Священной Римской Империи.

Испания 11-го века: конфликт из-за наследства История, Испания, Кастилия, Война, Король, Наследство, 11 век, Реконкиста, Эль Сид, Длиннопост

В делах реконкисты Фердинанд также преуспел, получив земли южнее реки Дуэро (современная северная Португалия). Эмиры Бадахоса, Толедо и Сарагосы не смогли ничего противопоставить христианскому королюя, а эмир Севильи передал Леону мощи Исидора, почитаемого архиепископа и энциклопедиста (а также, современного покровителя интернета) вестготского периода.

Перед своей смертью в 1065-м Фердинанд решил разделить владения между детьми: Санчо (старший сын) получил Кастилию, Альфонсо - Леон и Астурию, Гарсия - Галисию и графство Португалию, дочь Уррака - город Самору на реке Дуэро, а Эльвира - город Торо.

Амбициозный король Кастилии Санчо II (известный по прозвищу "Сильный") посчитал, что он должен объединить все прежние владения отца. Однако, прежде всего он нацелился на королевства Наварра и Арагон, которыми управляли его двоюродные братья-тезки. Война трёх Санчо (1065-67). Война закончилась незначительной победой Кастилии, "оторвавшей" от Наварры земли Ла-Буреба, Панкорбо, а также Алаву.

Испания 11-го века: конфликт из-за наследства История, Испания, Кастилия, Война, Король, Наследство, 11 век, Реконкиста, Эль Сид, Длиннопост

Сразу после этого Санчо II нападает на брата Альфонсо. Чуть позже Санчо и Альфонсо объединяются и успешно захватывают королевство третьего брата - Галисию. Лишившийся земель король бежит к эмиру Севильи. Но в 1072-м Санчо и Альфонсо поссорились и начали войну. В одном из сражений кастильское войско под предводительством знаменитого полководца Эль Сида Кампеадора пленило Альфонсо. Таким образом, Санчо стал королем Кастилии, Леона и Галисии, а также сюзереном города Торо.

Но Уррака из Саморы выступила против брата и помогла бежать Альфонсо, который обосновался в Толедо. Разгневанный король взял Самору в осаду. Жителей города спасло то, что в лагерь Санчо II пришел "предатель", который, выбрав удобный момент убил короля.

Испания 11-го века: конфликт из-за наследства История, Испания, Кастилия, Война, Король, Наследство, 11 век, Реконкиста, Эль Сид, Длиннопост

Альфонсо вернулся и стал править Кастилией и Леоном, а Гарсия - Галисией. Но теперь уже король Альфонсо VI Храбрый пошёл против брата и отправил того в заточение (1073 г.), тем самым став хозяином отцовских владений.

Альфонсо начал войну против Тайфы Севилья, в качестве casus belli используя то, что эмир Севильи помогал Гарсии. Арабы остановили войну, пообещав выплачивать значительную дань.

Другим важным завоеванием Альфонсо было подчинение Толедская тайфа. В мае 1085-го он освободил от арабов древнюю вестготскую столицу. Толедо стал одним из немногих городов, который сохранил мосарабский ("среди арабов") христианский обряд после принятия официального римского обряда в 1080-х годах.

Испания 11-го века: конфликт из-за наследства История, Испания, Кастилия, Война, Король, Наследство, 11 век, Реконкиста, Эль Сид, Длиннопост

В 1086 арабская армия (династия Альморавидов) разбила испанские войска в битва при Заллаке у Бадахоса. Однако, кастильцы  перехватили инициативу после захват Валенсии Эль-Сидом, который стал её правителем. В 1097-м арабы потерпели поражение от объединенных войск "большой" Кастилии и Арагона под командованием Эль-Сида. Тем не менее, за Альморавидами оказалась победа в битва при Уклесе (1108 г.). В сражении пал инфант Санчо Альфонсес, единственный сын Альфонсо VI. Сам король ненадолго пережил наследника. Престол унаследовала Уррака, дочь Альфонсо (любили же они одинаковые имена!)

Показать полностью 3
510

Хесус Хиль: «В деньгах нет ничего плохого, если они служат на благие дела». Как Марбелья стала вновь привлекательной

В 1991 году жители Марбельи проголосовали за нового мэра - предпринимателя и владельца футбольного клуба «Атлетико де Мадрид» сеньора Хесуса Хиля. Благодаря своему предпринимательскому чутью и дивной ушлости мужичок добрался до власти и стал строить свой собственный город мечты. А вот собственно и он:

Хесус Хиль: «В деньгах нет ничего плохого, если они служат на благие дела». Как Марбелья стала вновь привлекательной Испания, Марбелья, История, Мошенничество, Город, Длиннопост

Марбелья в конце 80-х и начале 90-х имела удручающий вид. Чахлый, непривлекательный, когда-то давным давно знаменитый, но уже никому неинтересный город на юге малагийской провинции стал новым полигоном для предпринимательских амбиций Хесуса Хиля. Поимев незабываемый опыт 5 летней отсидки за неудачное строительство жилого городка в провинции Сеговия, когда пару сотен человек собралось на торжественное мероприятия в ресторане испанского Лос Анджелеса де Сан Рафаэль, и рухнувший пол привёл к смерти 58 человек и ещё 147 пострадали, сеньор Хесус Хиль начал действовать в Марбелье также амбициозно, но уже аккуратней, хотя не без доли мошенничества и махинаций с законом.


На момент избрания в качестве мэра города Хесус уже был президентов футбольного клуба «Атлетико де Мадрид». Взвесив все варианты и чтобы поднять престиж города и хорошенько прорекламировать его, было принято решение написать прям на футболках название города на испанском: MARBELLA. При этом Хесус Хиль не был бы Хесусом Хилем, если бы не захотел ещё на этом и заработать. Выделив деньги из своей же мэрии города на заказ этой рекламы в свой же футбольный клуб, он положил себе на карман 45.000.000 испанских песет или 24.140.831 рублей на сегодняшние деньги.

Хесус Хиль: «В деньгах нет ничего плохого, если они служат на благие дела». Как Марбелья стала вновь привлекательной Испания, Марбелья, История, Мошенничество, Город, Длиннопост

Отклик не стал себя долго ждать, заинтересованные болельщики полезли в Гугл, точнее в бумажные карты Испании, чтобы найти это заветное место на карте страны. И народ повалил на южное побережье страны. А если народ повалил, то надо его где-то размещать, где-то кормить, как-то развлекать. Поэтому нужно что? - правильно, строить! То, что у Хесуса Хиля лучше всего получалось. «Это гремучая смесь, футбол и недвижимость. Ты играешь с огнём, Хесус!» - так прокомментировал один из его родных братьев новость, когда узнал, что собирается делать сеньор Хиль. Но это его не остановило.


Была создана целая команда, ведь никто не правит в одиночку. Хесус Хиль имел своего адвоката, советников, юристов и просто приближенных к нему людей. Ребята разработали схемы, когда поставки всех необходимых для города услуг производились через частные компании (вода, электричество, газ, вывоз мусора и прочее). Самое главное, чего они добивались, это привлечение миллионах инвестиций в недвижимость. И здесь потребовалось немного наглости, ловкости рук и знания местных реалий.

Хесус Хиль: «В деньгах нет ничего плохого, если они служат на благие дела». Как Марбелья стала вновь привлекательной Испания, Марбелья, История, Мошенничество, Город, Длиннопост

На карте выше видны здания красным цветом, которые были построены в период правления Хесуса Хиля. Другими словами, благодаря ему город стал дико привлекательным для людей с деньгами. Такой бум в строительстве стал возможен только благодаря тому, что лицензии на строительство выдавались с нарушениями и нелегально. Если бы Хесус следовал бы всем нормам и критериям строительства, а также генеральным планом города, который он же в итоге и отменил, то Марбелья так и продолжила бы быть чахлым и застойным городом. Команда Хесуса понимала, что они делают, ибо сам Хесус признавался приезжавшим посмотреть на город немцам, что построенная красивая набережная не имела никакого официального плана.

Хесус Хиль: «В деньгах нет ничего плохого, если они служат на благие дела». Как Марбелья стала вновь привлекательной Испания, Марбелья, История, Мошенничество, Город, Длиннопост

Оплатив назначенный местной администрации штраф в размере 5 лимонов евро на сегодняшние деньги, городская набережная продолжает стоять и радовать глаз сотни тысяч людей, которые посещают город. Если бы же пришлось все согласовывать, то возможно город бы никогда и не увидел бы данную красоту.


Выдавая сотни нелегальных лицензий, меняя план города, переводя землю в пригодную для строительства через серые схемы, Хесус и Ко знали, что даже если дело дойдёт до суда, ни один суд не назначит снос жилья, тем более такого масштаба. Бороться с этим - как бежать на ветряную мельницу.

Хесус Хиль: «В деньгах нет ничего плохого, если они служат на благие дела». Как Марбелья стала вновь привлекательной Испания, Марбелья, История, Мошенничество, Город, Длиннопост

Естественно, что рано или поздно власти Испании взялись за эту ситуацию. Эпопей правления Хесуса был достигнут тем, что местные суды превратились в управляемые и коррумпированные офисы, где приходилось платить взятку, чтобы ознакомиться с материалами документов, связанных с судебными делами по нелегальным строительным лицензиям. Любые попытки сместить в судебном порядке мэра Марбельи проваливались именно из-за этой подконтрольности местных судов. Ситуация выходила из под контроля.


Когда национальное правительство взялось за Хесуса, то полетели щепки и пошёл дым. Начались разбирательства и проверки, дело запустилось в начале нулевых. Государственному прокурору получилось добиться того, чтобы Хесуса отстранили от занятия любой государственной должности на срок более 10ти лет. Ситуация с судебным разбирательством заслуживает отдельного рассказа.


Давая интервью одному известному испанскому телеведущему, Хесус сказал следующее: «В деньгах нет ничего плохого, если они служат на благие дела». Именно это он и сделал, превратив в Марбелью в то, что мы сегодня знаем.

Хесус Хиль: «В деньгах нет ничего плохого, если они служат на благие дела». Как Марбелья стала вновь привлекательной Испания, Марбелья, История, Мошенничество, Город, Длиннопост
Показать полностью 5
62

Уголки Испании: Куэнка

"Висячие дома" в городе Куэнка, Кастилья-ла-манча

Уголки Испании: Куэнка Испания, Куэнка, Фотография, Путешествия, История, Город, Пикабушники за границей, Архитектура, Длиннопост
Уголки Испании: Куэнка Испания, Куэнка, Фотография, Путешествия, История, Город, Пикабушники за границей, Архитектура, Длиннопост
Уголки Испании: Куэнка Испания, Куэнка, Фотография, Путешествия, История, Город, Пикабушники за границей, Архитектура, Длиннопост
Уголки Испании: Куэнка Испания, Куэнка, Фотография, Путешествия, История, Город, Пикабушники за границей, Архитектура, Длиннопост
Уголки Испании: Куэнка Испания, Куэнка, Фотография, Путешествия, История, Город, Пикабушники за границей, Архитектура, Длиннопост
Уголки Испании: Куэнка Испания, Куэнка, Фотография, Путешествия, История, Город, Пикабушники за границей, Архитектура, Длиннопост
Уголки Испании: Куэнка Испания, Куэнка, Фотография, Путешествия, История, Город, Пикабушники за границей, Архитектура, Длиннопост

Куэ́нка (исп. Cuenca [ˈkweŋka]) — город в Испании (автономное сообщество Кастилия — Ла-Манча), административный центр одноимённой провинции. Население — 54,8 тыс. человек.

Между реками Хукар (исп. Júcar) и Уэкар (исп. Huécar) на господствующей высоте 956 метров над уровнем моря в начале нашей эры возникло кельтское поселение. Когда сюда добрались римляне, здесь появился небольшой укрепленный гарнизон, который в 711 г. захватили арабы, назвав его Kuvenka.
В середине XII века арабский географ Аль-Идриси (исп. El Idrisi) описывает Куэнку как древнее поселение рядом с искусственным озером, окружённое хорошо укреплёнными стенами.
В 1177 г. кастильский король Альфонсо VIII берёт Куэнку приступом и делает его столицей своего королевства и центром епархии. Город постепенно заселяют христиане, которые мирно уживаются с остатками арабов и евреями. Однако ведение нового городского свода законов, Fuero de Cuenca, порождает религиозные распри, которые приводят к формированию кварталов, заселенных по религиозному признаку — мусульмане селятся вокруг башни Маньяна (исп. Torre Mangana), евреи — на Calle Zapaterias.
До XVI в. город процветал. С древних времен он был знаменит производством шерсти и текстиля. Здесь выращивали домашний скот и обрабатывали слоновую кость (это ремесло в Куэку принесли жители Кордовы). Привлеченные деньгами, сюда в поисках работы приезжали художники и архитекторы со всей Испании (преимущественно из «страны басков»), возводя тут прекрасные здания и дворцы. Так на средства, выделенные гильдиями торговцев шерстью и скотом, были возведены епископский дворец, ряд монастырей, церквей, несколько школ (многие из этих построек сохранились до сих пор).
Куэнка сильно пострадала от чумы 1588 г., затем началась череда засух, саранчи, эпидемий. К тому же король Карл IV издал указ, упразднявший цеховое производство в Куэнке, чтобы город не был конкурентом королевской фабрике гобеленов. В результате город постепенно пришел в упадок.
В XVIII в. местный епископ попытался возродить здесь ткачество, но потерпел неудачу.
В XIX в. Куэнка становится столицей вновь созданной административно-территориальной единицы — провинции Куэнка.
В 1996 г. внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО как редкий пример хорошо сохранившегося средневекового укрепленного города.

Показать полностью 6
227

Взрыв на крейсере «Мэн» - как повод для войны

Взрыв на крейсере «Мэн» - как повод для войны История, США, Испания, Куба, Крейсер, 1898, Длиннопост

Соединённым Штатам Америки нужен был очень веский предлог для объявления войны Испании.


Но он никак не находился. Осторожные испанцы понимали, что им никогда не победить исполина, и делали всё возможное, чтобы избежать конфликта.


Американцы устали ждать, и тогда решили сами устроить провокацию, которая должна была стать тем самым Casus belli – так древние латиняне называли повод для войны.


В январе 1898 в столицу Кубы город Гавану, якобы с дружественным визитом прибыл американский броненосный крейсер «Мэн».


Почему якобы? Да потому что все уже понимали, что это неприкрытый вызов и демонстрация военной силы. Броненосец – это вам не пробирка со стиральным порошком.


Должно было произойти что-то страшное. И оно произошло.


15 февраля 1898 года в бухте Гаваны на борту крейсера «Мэн» раздался взрыв чудовищной силы. И корабль затонул. Взрыв произошел поздно вечером, как раз в то время, когда экипаж готовился ко сну. Поэтому жертв было много.


Погибли 266 человек. Чудесным образом выжили командир крейсера Сигсби и несколько офицеров.


Они остались в живых, потому что их каюты были на корме. А взрыв раздался в носовой части крейсера – в передних крюйт-камерах, рядом с жилыми отсеками нижних чинов.


Спустя годы, во время подъема искорёженного корабля подтвердилась версия специалистов о том, что крейсер был взорван изнутри.


Как только это выяснилось, так тут же американцы неожиданно свернули все работы по дальнейшему подъему корабля, а документы, связанные с гибелью крейсера, засекретили. А изуродованную взрывом носовую часть броненосца разрезали на металлолом.


Также интересен тот факт, что в момент диверсии почти все офицеры крейсера были в увольнении на берегу, а погибшие матросы в основном были неграми. А их в тогдашних Штатах и за людей-то не считали.


Сразу же после взрыва США обвинили во всём произошедшем Испанию, в американской прессе началась истерика, газеты пестрели патриотическими заголовками, общественность негодовала, и проклинала подлых испанцев, взорвавших красавец-броненосец «Мэн».


22-го апреля 1898 года флот США начал блокаду Кубы.


А вечером того же дня американская эскадра контр-адмирала Сэмпсона вышла на внешний рейд Гаваны и открыла огонь по испанским береговым батареям. В ответ на это Испании ничего не оставалось делать, кроме как на следующий день - 23 апреля – объявить войну США. И это была её большая ошибка.


За всё время конфликта обе стороны потеряли погибшими и умершими от болезней больше 20 тысяч человек. Спустя четыре месяца война закончилась полным поражением Испании.


Согласно Парижскому мирному договору Пуэрто-Рико, Филиппины и Гуам становились владениями США. А Куба, хоть и провозглашалась формально независимым государством, но фактически превращалась в американскую колонию.


Взрыв на крейсере «Мэн» - как повод для войны История, США, Испания, Куба, Крейсер, 1898, Длиннопост
Взрыв на крейсере «Мэн» - как повод для войны История, США, Испания, Куба, Крейсер, 1898, Длиннопост
Взрыв на крейсере «Мэн» - как повод для войны История, США, Испания, Куба, Крейсер, 1898, Длиннопост
Взрыв на крейсере «Мэн» - как повод для войны История, США, Испания, Куба, Крейсер, 1898, Длиннопост
Взрыв на крейсере «Мэн» - как повод для войны История, США, Испания, Куба, Крейсер, 1898, Длиннопост

https://polzam.ru/index.php/istorii/item/471-vzryv-na.

Показать полностью 5
45

Влюбленный

В начале 19-го века, в городе Кордова жил парень, по имени Хосе. Он влюбился в дочку торговца тканями -- Розалию, и дело, потихоньку, шло к свадьбе...

Но, грянул 1810 год, и в город вторглись наполеоновские войска под руководством генерала Сульта. Новая власть навязала жителям Кордовы свою администрацию, и, в числе прочих чиновников, заменила на француза и епископа ...

У оккупационного святоши рос племянник—беспардонный смазливый юноша, потерявший голову от вседозволенности, он то и положил глаз на Розалию, пожелал жениться на ней, и, уговорил своего дядю  растрогнуть помолвку Розалии и Хосе.

Новый епископ, употребил ради каприза родственничка свою немалую власть, и сумел расстроить помолвку. Вскоре, французкий юноша и Розалия поженились.

А что мог сделать скромный каменщик Хосе, супротив могущественных людей?

Поразмышлял парень:

«До смерти обидно все, что случилось со мною за последнее время, и тоска по любимой сердце душит, и возмущение от попраной справедливости разум бередит... Буду ка я стоять под окнами дворца епископа все свое свободное от работы время -- стану бельмом на глазу у француза, и пятном на его совести...».

Задумано-сделано: каждый божий день, Хосе вставал под окном дворца епископа, и буравя взглядом плотно задернутые шторки окна его кабинета, стоял не шелохнувшись до захода солнца...

Никто не знает, что случилось на самом деле, но через месяц столь назойливой «вахты», Хосе исчез, а проезжую часть, где он стоял, аккурат между собором-мечетью и дворцом епископа, решили замостить по новой.

Ремонтные работы подошли к концу, и лишь тогда французский епископ к большому своему раздражению заметил, что на том самом месте, где стоял под его окном Хосе, друзья юноши -- каменщики, заложили кусок брусчатки с надписью:

«Здесь стоял Хосе—величайший романтик нашего города».

И снова, благодаря этой надписи, святоше стал мерещиться образ пропавшего парня, стоящего под его окном, и всем своим видом терзающего жалкие остатки совести могущественного клирика...

В одну прекрасную ночь, епископ подкупил каменщика, и послал его к обновленной дороге, с приказом: " убрать неприятную надпись с брусчатки..".

Где в Кордове, найти каменщика-француза? Днем с огнем не сыщете, так что подкупать пришлось испанца. Нашли, ради такого дела, беспринципного человека. Тот взял деньги, а когда принялся за работу, вдруг почувствовал укол совести, передумал стирать надпись, дополнил ее, и, проклиная свое мягкосердечие, ушел в леса Сьерры Морены к партизанам... Теперь, измененная надпись звучала так:

«Здесь стоял Хосе—величайший романтик нашего города, и к тому же грандиозный зануда».

Епископ, хотя и заметил, что его приказ не был выполнен в точности, больше не стал озадачиваться подобными мелочами, ибо надпись его более не раздражала, чего нельзя сказать о старшем брате исчезнувшего Хосе,...об Антонио.

Он был ямщиком, и в память о брате, Антонио решил всегда ставить свою повозку на время ожидания клиентов так, чтобы она закрывала ставшую неприглядной надпись на брусчатке—аккурат под окнами епископа.

Прошло уже двести с лишним лет, и надписи той давно уж нет, но и по сей день, под окнами кабинета епископа, в совершенно неудобном для этого месте(а в сорока метрах есть удобнейшая площадь Триумфа), ожидают своих клиентов таксисты, как это делали их отцы и деды...и их прадеды-ямщики , как и в старину, создавая в теснине между дворцом и собором неимоверные заторы .....

139

Этапы Реконкисты

Этапы Реконкисты Испания, Реконкиста, Испанцы, Арабы, Мавры, Кастилия, Леон, История, Видео, Длиннопост

Пиренейский полуостров - уникальный регион, на территории которого в течение многих веков жили вместе христиане, евреи и мусульмане. Это совместное существование дало начало единственной в своем роде цивилизационной модели.

Андалусия (ал-Андалус) - это название, данное регионам Испании и Португалии под мусульманским правлением в период между 711 и 1492 годами н.э.

Считается, что слово «Андалусия» происходит от названия германского племени вандалов, которые оккупировали Пиренейский полуостров и Северную Африку в V-VI веках до мусульманских завоеваний. В пик своего могущества Андалусия простиралась от средиземноморских берегов южной Испании к северу почти до Пиренейских гор. Однако его северные границы никогда не были в безопасности, так как европейские армии продвигались на юг в так называемой «Реконкисте» Испании.

В начале VIII века берберийский полководец Тарик ибн Зияд высадился на Гибралтаре во главе семитысячного войска, разбил вестготов и положил начало арабскому завоеванию Испании. Собственно, в честь него Гибралтар и получил свое название, которое происходит от арабского «Джабал аль-Тарик», что в переводе означает «Гора Тарика». За короткий период времени мавры сумели завладеть почти всей Испанией, а также вторглись на территорию современной Франции. В 732 году дед Карла Великого, Карл Мартелл в битве при Пуатье сумел остановить их натиск и не дал завоеванию распространиться вглубь Европы

В 711 году большая часть Пиренейского полуострова была занята арабами. Северные земли, такие как Астурия и Галисия, смогли выстоять и собрать силы для дальнейшего сопротивления. Сложный горный рельеф всегда мешал контролировать эти территории римлянам и вестготам ранее. Распространители идей Мухаммеда столкнулись с той же проблемой. В ряде случаев завоевание достигалось путём соглашений с правителями отдельных областей и городов, которые в обмен за признание себя подданными халифа в Дамаске сохраняли не только земли и имущество, но и возможность по-прежнему исповедовать христианство. Иудеи и христиане, как и всюду в халифате, объявлялись «зимми», то есть покровительствуемыми общинами «людей Писания», которые облагаются налогом джизья. Веротерпимость завоевателей (в отличие от грубости и нетерпимости вестготов) привлекли на их сторону симпатии большинства населения. Начиная с IX века, большинство христиан в аль-Андалусе стали «мосарабами» (от арабского «мустаараб» — арабизированный), которые усвоили язык и культуру арабов, а также многие из обычаев повседневного быта и образа жизни, хотя и продолжали дома пользоваться романским языком (романсе). Впрочем, на романсе иногда говорили даже при дворе халифов Кордовы. Этим языком довольно часто пользовались и кади в мечетях, особенно разговаривая с новообращёнными мусульманами. Следовательно, не только христиане, но и многие мусульмане аль-Андалуса на деле были двуязычные. Великолепная блестящая культура, составившая славу страны аль-Андалус, формировалась как часть арабо-испанской цивилизации, с которой она была тесно связана единством языка, религии, хозяйственными и человеческими контактами.

Жители аль-Андалуса, называвшие Средиземное море «Сирийским», хорошо знали, что делалось в Сирии и Египте, в Дамаске, Багдаде и Каире, были знакомы с достижениями всего мира ислама, в том числе с трудами Ибн Сины (Авиценны), аль-Бируни, аль-Фараби. В то же время секрет быстрого взлета культуры Аль-Андалуса заключался в объединении усилий арабов и берберов с творчеством представителей всех групп местного населения — мувалладов, мосарабов, иудеев (говоривших и писавших в аль-Андалусе по-арабски), потомков иберов, готов, греков и других. Все они внесли свой неповторимый вклад в создание культуры, которая продолжала процветать и после начавшегося на Ближнем Востоке с XII века упадка культуры Дамаска и Багдада.Принято считать мавров Испании арабами, но основу Кордовского эмирата составляли многочисленные берберские племена, пришедшие с территорий современных Мавритании и Марокко (по официальным данным испанских генеалогов 10 % населения Португалии и Испании потомки морисков (мавры).Со временем, в связи с ужесточением взаимной религиозной нетерпимости и приходом к власти династий из Северной Африки, борьба за освобождение Пиренейского полуострова стала более идеологической.

Этапы Реконкисты Испания, Реконкиста, Испанцы, Арабы, Мавры, Кастилия, Леон, История, Видео, Длиннопост

Альгамбра, Гранада

Историки разделили Реконкисту на несколько этапов. Каждый этап обладал своими особенностями. Первой победой над завоевателями принято называть небольшую битву при Ковадонге, где 300 воинов Королевства Астурия победили 800 воинов халифата. Битва произошла в 718 году – официальная дата начала Реконкисты. Участниками Реконкисты были все, независимо от социального статуса. Оказывала огромную поддержку католическая церковь, игравшая в этой борьбе главную роль. Она была идеологом Реконкисты, ее вдохновителем. Стоит отметить, что южные территории Испании, которые были заняты арабами, были намного сильнее развиты, чем северные территории, что являлось дополнительным стимулом к возвращению земель. Люди, воевавшие вместе с рыцарями, получали привилегии. Например, большая часть крестьян не были крепостными, а основывали на освобожденных землях общины с большими правами.



На рубеже 8-9 вв. очагом Реконкисты стало франкское государство. Поход войска Карла Великого в 797 году и создание Испанской марки с центром в Барселоне в 804 году стимулировали постепенное отвоевание захваченных областей. Территория между Астурией и Каталонией постоянно то была во владениях арабов, то европейцев. В 10 веке Астурия раздвинула свои границы и преобразовалась в королевство под названием Леон. Со временем от него отделилась Кастилия, которая стала в 1037 году отдельным королевством. В начале девятого века от Испанской марки отсоединилось королевство Наварра, а сразу же за ним и Католония и Арагон. В 1137 году было принято решение создать одно государство из Каталонии и Арагона, которое будет носить имя Арагон. В начале 11 века, было сформировано графство Португалии, которое уже начиная с 12 века получило титул королевства. Это стало началом дальнейшего движения Реконкисты. В то время у арабов уже отвоевали весь север Пиренейского полуострова.


Аль-Андалус или Кордовский эмират, в котором правили правители из династии Омейядов, в 929 году был преобразован в халифат. Государство мусульман в Испании переживало свой расцвет в 10 — начале 11века. Триумф арабов в регионе продолжался недолго: в 1031 году пал Кордовский эмират, а это означало, что могущественное королевство арабов было разделено, халифат рассыпался на 30 мелких независимых эмиратов.что сделало его более уязвимым для наступления христиан. Воины из христианских королевств устраивали небольшие рейды против иноверцев, которые получили название «альгарады».Новая волна Реконкисты началась в XI в. испанцы одержали победу при Толедо в 1085 г. Большим ударом по могуществу арабов в Пиренеях стало падение Валенсии, которую вернул во власть христиан национальный герой Испании Сид Кампеадор в 1084 году.

Позже при участии представителей 2 крестового похода удалось завоевать Лиссабон.  Несмотря на вторжение в Испанию Альморавидов, династии правителей берберов из Северной Африки (первоначально возникшая как религиозное братство), христиане постепенно, шаг за шагом, продвигались на юг. В начале XII века в руках у леоно-кастильских государей была Сарагоса и Барбастро, а уже в середине столетия освободители вышли к Лиссабону и реке Эбро. Смена власти в арабских областях и вторжение Альмохадов, еще одного религиозного братства из Марокко, были на руку христианам, но это не смогло спасти кастильцев от тяжелого поражения при Аларкосе в 1195 году. Были потеряны Гвадалахара, Калатрава и Мадрид, кастильский король смирился с положением данника могущественных мавров. В течение десяти лет, до 1207, шли междоусобные войны между Кастилией, Леоном и Наваррой; «мирную» границу между Кастилией и владениями Альмохадов прикрывала новая крепость калатравских рыцарей в Сальватьерре. Она пала в августе 1211, когда мавры вновь вторглись на кастильские земли в ответ на вылазку испанцев. Тем не менее, горечь утраты военной инициативы смогла консолидировать силы трёх королевств: Кастилии, Наварры и Арагона. Именно их объединённые армии смогли одержать славную победу при Лас-Навас-де-Толоса и открыть себе путь на юг Испании. Против Альмохадов, подчинивших южную Испанию, особенно успешно сражались испанские рыцарские ордена: Калатрава — с 1158 года, Сантьяго-де-Компостела — с 1175 года, Алькантара — с 1176 года.

Этапы Реконкисты Испания, Реконкиста, Испанцы, Арабы, Мавры, Кастилия, Леон, История, Видео, Длиннопост

Битва при Лас-Навас-де-Толоса

После сражения 16 июля 1212 года  между соединёнными силами католических королевств Кастилии, Арагона, Наварры и Португалии и армией мавров династии Альмохадов, халиф бежал в Марокко, его войско, преследуемое испанской кавалерией, рассеялось. По разным оценкам, погибло от 60 до 200 тысяч мусульман; сведения о потерях христиан ещё более противоречивые.

Битва не принесла испанцам немедленных выгод, но навсегда подорвала влияние Альмохадов. Знамя халифа, взятое при Толосе, по сей день хранится в монастыре Лас Уэльгас в Бургосе.

Постепенно в течение 13 в. испанцы брали все новые и новые территории. При дефиците людских ресурсов приобретение земель, кото­рые некем было заселить, не создавало стимулов к новым захва­там. Поэтому  частым явлением становится не завоевание, а превращение в данников, ежегодно выплачивавших Кастилии и Арагону огромные суммы.В 1226 г. испанцы оказались у берегов Атлантики. В 1236 году испанцы закрепили достигнутое взятием Кордовы. Королевство Наварра, отведя от себя мавританскую угрозу, перешло из-под испанского влияния  под французское. В средине 13 века испанцы практически полностью отбивают Пиренейский полуостров, в руках арабов остается только Гранадский эмират на юге полуострова. Еще одной серьезной победой является битва на Рио-Саладо, где арабы вновь терпят сокрушительное поражение. После этой битвы христиане как будто забывают о том, что на юге Испании все еще остается в руках мавров один город – Гранада. Однако уже тогда они понимали, что он не представляет большой угрозы. После неудачных попыток взять Гранаду, христиане на сто лет забывают о ее существовании.

Этапы Реконкисты Испания, Реконкиста, Испанцы, Арабы, Мавры, Кастилия, Леон, История, Видео, Длиннопост

Фердинанд II и Изабелла I

В начале 15 века Римский папа вновь проявил интерес к возобновлению крестовых походов, первоначально направленных против оттоманских турок на Балканах. Под общие лозунги борьбы с исламом попала в Испании и война против мусульманской Гранады. Для поддержки христианства была расширена продажа индульгенций, подняты налоги, всячески поощрялись иностранные добровольцы, готовые служить под знаменами Кастилии и Арагона. Так религиозная война между христианами и мусульманами получила свое собственное и очень конкретное воплощение в Южной Испании.В 1479 году произошло объединение Кастилии и Арагона в единое государство в результате личной унии правителей: Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского. Они поженились и создали одно государство

Гранадская война (28 февраля 1482 — 2 января 1492 года) — заключительный этап в противостоянии христианских и мусульманских правителей на территории Иберийского полуострова. Десятилетняя война не была непрерывным процессом, а представляла собой серию кампаний, начинавшихся обычно весной и прерывавшихся в зимний период. Жители Гранадского эмирата были разобщены из-за внутреннего конфликта и гражданской войны, в то время как христиане, как правило, были едины. Война также характеризовалась эффективным использованием артиллерии со стороны христиан, что позволяло им быстро захватывать города, которые в противном случае пришлось бы длительно осаждать.

Падение Гранады произошло 2 января 1492 года после нескольких месяцев осады города, став кульминацией так называемой Гранадской войны 1482—1492 гг. Город был захвачен Королевством Кастилия и Леон.  Передачу Гранады регулировал специально составленный Гранадский договор (1491), состоящий из 77 пунктов. Вместе с падением Гранады прекратил существование Гранадский эмират. Взятие Гранады означало конец 780-летнего арабского присутствия на Иберийском полуострове и конец Реконкисты. После этой победы христианское королевство стали называть Испанией, мусульманское население вынуждено было принять христианство либо эмигрировать.Так закончилась длительная и ожесточенная борьба двух народов, двух культур и можно сказать двух совершенно разных миров. Считается, что Реконкиста в будущем определила особенности менталитета испанцев: религиозность, крайняя нетерпимость к другим религиям.

Показать полностью 3 1
119

Альманзор - гроза Европы

Альманзор - гроза Европы Испания, Арабское завоевание, Реконкиста, Мавры, Халиф, История, Средневековье, Длиннопост

История Кордовского халифата, в течение долгого времени игравшего важнейшую роль на Пиренейском полуострове, весьма поучительна. Она являет пример того, как храбрость в сочетании с умом  создаёт великое государство в окружении врагов. И этим искусством отлично владел один из последних героев халифата, «победоносный» Альманзор.


Альманзор (настоящее имя Мухаммад ибн Аби Амир) родился в 938-940 г. в Тораше (Торроче), близ Альхесираса в семье Абд Аллаха и Борайи, людей не очень состоятельных. Но Альманзор называл себя потомком Тарика ибн Зийяда, победителя при Гвадалете. После смерти отца юный Мухаммад отправился в Кордову под опёку дяди, который устроил его секретарем к кади ибн аль-Салиму. Талантливый и честолюбивый молодой человек вскоре обратил на себя внимание визиря Джафара аль-Мусафи, ведавшего гражданской администрацией. Мухаммад входит в службу халифской наложницы Субх, фаворитки гарема аль-Хакама II. Субх была баскской рабыней, выдвинувшейся после того как родила халифу двух сыновей: Абдеррахмана и Хишама. Благодаря Субх Мухаммад быстро продвигается по служебной лестнице, возможно, он был любовником фаворитки.


В 967 году ибн Аби получает пост «сахиб аль-сикка», начальника монетного двора. Абдеррахман, сын аль-Хакама II, умер в восьмилетнем возрасте, и Мухаммад получил распоряжение привести в порядок финансы в пользу брата покойного, Хишема. В этот период через его руки проходит очень много денег и ценного имущества, и вскоре Мухаммада обвиняют в растрате. Ему удалось с помощью друга, который дал средств для денежного подношения, снять с себя обвинения.


В 972 году Мухаммад уже начальник городской стражи. На следующий год он был направлен в Марокко для инспекции находившихся там войск Омейядов. Ибн Аби удачно справился с этой миссией, завоевав в армии авторитет. По возвращении в Кордову он получил пост командующего наемными войсками халифа.


В 975 году граф Кастилии Гарсия Фернандес при помощи короля Наварры Санчо Гарсеса II осадил замок Гормас – самую мощную мусульманскую крепость на Дуэро. Недавно построенная крепость представляла собой серьёзную угрозу всей восточной части графства. Христианские войска насчитывали шестьдесят тысяч человек. Но осада провалилась. По приказу Мухаммада армия Халиба атаковала христиан со стороны Берланги и нанесла им поражение.


В октябре 976 года умер халиф аль-Хакам II. В Кордове началась борьба за власть. Одним из претендентов был аль-Муджира, брат аль-Хакама II, другим – Хишам, сын покойного халифа, которого поддержали начальник гвардии Мухаммад и визирь аль-Мушафи. По приказу Мухаммада аль-Муджира был задушен прямо перед своими женами. Вопреки мусульманской традиции, запрещающей слишком юным занимать трон, одиннадцатилетний Хишам был объявлен халифом. С 977 года халифатом управляют Мухаммад ибн Аби, получивший титул визиря, и хаджиб (мажордом дворца) аль-Мушафи. Все свои решения они согласовывали с матерью халифа Субх.


Под контроль Мухаммада была отдана вся армия. В тот же год, он выступил во главе войск на север, взял и разрушил Саламанку, нанес последовательно поражения леонским, кастильским и наваррским войскам в сражениях у Гормаса, Ланги и Эстеркеля. Дойдя до границ Астурии, Мухаммад повернул назад. Теперь его военные походы против христиан станут ежегодными. По возвращении из похода ибн Аби женился на Асме, дочери знаменитого военачальника Халиба, еще выше подняв этим свой авторитет в армии. В 978 году с 31 мая по 6 августа Мухаммад предпринял четвертый поход против христиан. По возвращении из похода ибн Аби добивается смещения аль-Мушафи и его ареста. Должность хаджиба переходит к Мухаммаду. Затем визирь приказал изгнать из гвардии всех наемников славянского происхождения, заменив их берберами Магриба.


В 979 году Хишам II был окончательно изолирован в своем дворце в Кордове вместе с огромным гаремом. Все правительство переехало в Медину Асахару. Мухаммад стал единоличным правителем халифата. В 981 году генерал Халиб поднял восстание против всемогущего визиря. Он требовал вернуть власть халифу Хишаму. Но дальновидный Мухаммад, предвидя такой шаг, сменил кордовский гарнизон наемниками-берберами, преданными ему лично. Халиб бежал на север, обратившись за помощью к христианам. Сражение состоялось у Сан Висенте (около Атьенсы). В ходе боя Халиб получил сильный удар по голове и упал с коня. Его сторонники, решив, что их предводитель убит, бежали. По приказу ибн Аби с мятежника содрали кожу, набили ее хлопком и чучело распяли на кордовских воротах. Вслед за этим визирь решил наказать союзника Халиба короля Леона Рамиро III. Кордовская армия взяла и разорила Самору. Рамиро признал себя вассалом халифа и обязался платить дань. Поражение Рамиро III вызвало недовольство баронов. Они объявили короля низложенным. Новым правителем Леона стал Бермудо III, побочный сын Ордоньо III.


Новый король призвал на помощь кастильцев и наваррцев. Альманзор двинулся на помощь Рамиро и разгромил христианскую коалицию у Руеды (Вальядолид). Симанкас остался без защиты и был разорен. Наваррский король Санчо II Гарсес признал себя халифским вассалом, обязался выплачивать ежегодную дань и отдал свою дочь Абду в гарем Мухаммада. Басконка родит визирю сына Абд аль-Рахмана, по прозвищу Санчело. Гарсия Фернандес, граф Кастилии, не сложил оружия, продолжая борьбу. Он решил, что невозможно далее удерживать линию обороны к югу от Дуэро (Гормас-Атьенса-Сепульведа) и отступил на север (линия Сан Эстебан Гормас-Осма). Ибн Аби вернулся в Кордову и объявил себя аль-Мансуром («Победоносным»). Христиане называли его Альманзором.

Альманзор - гроза Европы Испания, Арабское завоевание, Реконкиста, Мавры, Халиф, История, Средневековье, Длиннопост

ПОХОДЫ АЛЬМАНЗОРА

В 983 году Альманзор приказал казнить аль-Мушафи, который находился в тюрьме, ожидая приговора. В следующем году визирь вмешался в гражданскую войну в Леоне на стороне Бермудо II. В Марокко правителем был назначен Зири ибн Атыйя.


В 985 году Альманзор осуществил опустошительный поход против Барселоны. Жители города были убиты или обращены в рабов. Город сожгли по приказу визиря. Боррель II укрылся в Вике. Также были разрушены монастыри Сан Кугат дель Вальес и Сан Педро де Пуэльяс. Тем временем, сын Альманзора Абд аль-Малик разбил Ахасана в Марокко. В 986 году началось восстание в Леоне, возглавленное графом Гарсией Гомесом. На следующий год Альманзор начал новый поход. Кордовская армия взяла Коимбру. В 988 году основной удар пришелся по Леону. Бермудо II укрылся в Саморе. Альманзор осадил город Леон, который защищался под руководством графа Гонсало Гонсалеса. Город был взят штурмом и все его защитники перебиты. Также мусульмане разорили монастыри Саагун и Эслонца. В 989 году Альманзор осадил Самору и взял город. Но Бермудо бежал в Галисию. От Саморы мусульмане повернули на восток, в Кастилию, разрушая все на своем пути, так был сожжен древний Грахаль де Кампос. Следом был осажден Сан Эстебан Гормас. Здесь к кастильцам перебежал старший сын Альманзора Абдалла, недовольный, что отец назначил своим преемником Абд аль-Малика. Альманзор снял осаду и двинулся к Осме, которая капитулировала в августе 989 г.


В 990 году беспорядки в столице заставили Альманзора оставить армию и вернуться в Кордову. Часть христианских феодалов под руководством графа Салданья Гарсии Гомеса перешли на сторону мусульман. Бермудо II вернулся из Галисии и попытался восстановить свое разрушенное государство. В тот год Альманзор снова осаждал Сан Эстебан Гормас, но безуспешно. Возможно, потом было заключено перемирие с Кастилией, потому что следующие три года мусульмане графство не тревожили. В 992 году король Наварры отказался платить дань Кордове и Альманзор предпринял два похода на Памплону, заставив Санчо II Гарсеса отправить своего сына Гонсало в Кордову просить перемирия.


В 994 году Альманзор разграбил Авилу. Под влиянием Мухаммада сын кастильского графа Гарсии Фернандеса Санчо Гарсия поднял восстание против отца. Благодаря этому Альманзору удалось наконец-таки взять Сан Эстебан Гормас и Корунью дель Конде. Гарсия Фернандес ответил атакой на Мединасели.


В 995 году состоялся новый поход Альманзора в Кастилию. 25 мая у Пьедрасильяды (около Алькораса) граф Гарсия Фернандес принял неравный бой, был разбит и тяжелораненый попал в плен. Несмотря на приказ Альманзора спасти графу жизнь, кордовские врачи не смогли этого сделать, и в июле граф умер от ран в замке Мединасели. Альманзор прибыл в Бургос, где находился кастильский двор и потребовал у нового графа Санчо Гарсии выдать перебежчика Абдаллу. Абдалла был выдан отцу, который приказал казнить его. Из Бургоса мусульманские войска направились к Леону, где Альманзор получил от Бермудо II дань и заверения в преданности. 

Альманзор - гроза Европы Испания, Арабское завоевание, Реконкиста, Мавры, Халиф, История, Средневековье, Длиннопост

САНТЬЯГО-ДЕ-КОМПОСТЕЛА

В 997 году леонский король отказался платить дань. Альманзор решил нанести карательный удар по святыне христианского мира – собор святого Иакова в Сантъяго де Компостела. Иаков считается покровителем Испании. 11 августа христиане Испании испытали самое большое унижение за весь период реконкисты. Сантъяго де Компостела пала. Базилика был разрушена, но могилу апостола Альманзор приказал не трогать. Колокола собора были отправлены в Кордову на плечах пленных христиан. На обратном пути мусульманское войско испытала эпидемию кишечной инфекции, что христиане приписали возмездию от апостола Иакова.


Пока Альманзор покорял Галисию, в Кордове Субх подняла мятеж, стремясь восстановить права Хишама. Для этого она обратилась за помощью к омейядскому наместнику в Марокко Зири ибн Атыйи. На подавление мятежа Альманзор отправил своего сына Абд аль-Малика, который разбил Зири у Танжера. В 999 году умерла Субх, а следом за ней у Бьерсо скончался король Леона Бермудо II. В том же году наваррцы напали на Калатаюд. В отместку Альманзор приказал казнить в Кордове пятьдесят наваррских заложников, среди которых были члены королевской семьи. Затем состоялся карательный поход на Памплону. Город разрушили.


В 1000 году кастильский граф Санчо Гарсия и наваррский король Гарсия III Санчес встретили войска Альманзора у Пенья Сервера и были разбиты. В следующем году Мухаммад принял решение окончательно раздавить Кастилию. Первый удар пришелся по монастырю Сан Милан де Коголья. Затем кордовская армия опустошила Ла Риоху. Аль-Мансуру было уже шестьдесят четыре года. Он болел и не мог самостоятельно передвигаться верхом. В середине июля 1001 года Альманзор был вынужден прекратить кампанию и возвращаться в Мединасели, несмотря на то, что христиане почти не оказывают сопротивления. Согласно христианским анналам 8 августа 1002 года у Калатаньясора состоялось сражения между Альманзором и графом Санчо Гарсией и Альманзор проиграл сражение. Но, скорее всего, это была просто стычка небольших отрядов, в которой визирь не участвовал. В летописи осталась запись «У Калатаньясора Альманзор потерял свой барабан». Согласно современным исследованиям, Альманзор не проиграл ни одного сражения. Он умер 10 августа в Мединасели. Аль-Мансура завернули в саван, который был сшит его собственными дочерьми специально для такого случая. Также в специальном сундуке слуги возили пыль со всех покоренных городов. Этой пылью посыпали саван. В тот же день перед заходом солнца аль-Мансур был похоронен в Мединасели.

Говорят, он предвидел скорый конец своего государства и как-то сказал, глядя из дворца на реку Тахо: «Наш враг одолеет нас, и разрушит то, что мы построили, и бросит камни дворцов в эту реку».

В честь визиря названа гора в средней Испании, в провинции Авила и город в Португалии.

Альманзор был человеком разносторонним. Его любили солдаты, о которых он неустанно заботился: Альманзор первым из арабских правителей повелел носить кольчуги. Он строил крепости и корабли и оставил после себя прекрасный город Мадинат-ас-Салям. Он собрал при своем дворе в Кордове поэтов и всячески поощрял их творчество. Но при этом в 996 г. он вдруг стал фанатиком ислама и повелел сжечь книги из кордовской библиотеки: сгорело 120 тысяч томов из 400 тысяч.

Его сын и преемник Абд аль-Малик унаследовал от отца такой же фанатизм по отношению к христианам. 

Показать полностью 2
34

Незавершенное дело

Незнаю, как называется то, что я делаю и о чем сейчас напишу по научному(неплохой предмет для обсуждений в комментах), но на практике действует неплохо.

Я--гид по городам южной Испании. По опыту знаю, что приезжающие туристы в мой регион, первым делом покупают экскурсию в Гранаду(наиболее раскрученный объект), потом в Севилью, Ронду, Гибраалтар. А после деньги у людей заканчиваются, или хочется иметь пару дней для пассивного отдыха--просто потюлениться на пляже. В итоге, из достойных объектов для посещения, страдает в первую очередь Кордова. Доходит до того, что желающие туда поехать люди не могут этого сделать, ибо просто не добирается критическая масса клиентов, с которой начинается рентабельность поездки.

Что делать?

Вспомнил как-то, что аутисты не переносят состояния незавершенности какого-нибудь дела. Обычные люди так же этим страдают, но в меньшей мере. Можно сыграть на этой особенности человеческой натуры. Цель: привлечь к путешествию в Кордову тех туристов, которые уже купили несколько экскурсий.

Анализ ситуации: что в Кордове есть такого, чего нет на других объектах(?), гибрид мечети с собором. Просто соборов, больших и красивых, везде полно, народ даже пресытился ими. Исторические мечети они видели много в других странах, где путешествовали(почти невозможно представить себе туриста, приехавшего в Испанию, и не посетившего до того хотя бы Турцию и Египет). Но кто видел великую мечеть, частично, с веками транформированную в собор(?), таких немного. Этот факт нужно обыграть.

Действия: в течении поездок в Гранаду, Севилью, Ронду анонсирую главный кордовский монумет, повкуснее, подавая так, чтобы у клиента возникло ощущение незавершенности тура без посещения мечети-собора.

Система работает хорошо: если люди довольны предыдущими поездками, они охотно жертвуют одним пляжным днем ради Кордовы, ведь в Гранаде они многое слышали про арабов, в Севилье про христиан, но как эти две культуры были способны уживаться друг с другом 800 лет, об этом расскажет в развернутом виде лишь Кордова.

78

Реконкиста — гром победы.

К моменту вторжения арабов на полуостров никакого понятия «Испания», разумеется, не существовало. Здесь в ту пору располагалось королевство вестготов. О них известно немногое. Скажем, то, что это были не те дикие пришедшие с севера германцы, которые громили античный Рим, а племена, этим самым Римом уже перемолотые и частично окультуренные.


Арабский халифат с центром в Дамаске был могуч и воистину необъятен. Правила им династия Омейядов, все более расширявшая свои владения. К началу VIII века арабами была завоевана вся северо-западная Африка, коренное население которой составляли воинственные племена берберов. Весной 711 года семитысячное арабское войско под командованием Тарика вступило на Европейский континент. До сих пор в школах арабских стран заучивается как образец красноречия обращение Тарика к воинам перед битвой: «О люди, куда бежать? Море за вами, враг перед вами, у вас нет ничего, кроме стойкости и терпения...» Между 19 и 26 июля 711 года состоялось сражение, название которого для слуха испанцев звучит как гул погребального колокола: битва у Гуадалеты.

Реконкиста — гром победы. Испания, Реконкиста, История, Длиннопост

С 711 по 718 год они заняли почти всю Испанию. В тылу у них, правда, иногда вспыхивали восстания христиан, но в целом кампания разворачивалась удачно. Папе Римскому беженцы принесли скорбную весть: христианству на Пиренейском полуострове пришел конец.


Через несколько десятилетий после завоевания Испании династия Омейядов пала. Ее сменила династия Аббасидов. Столица халифата была перенесена из Дамаска в Багдад. Спасшийся Омейяд по прозвищу Пришелец, или Лишенный наследства, овладел Кордовой и в 756 году провозгласил себя правителем независимого Кордовского эмирата. Звали его Абдаррахман I.


Как говорят историки, в иностранной политике арабы той эпохи не были склонны к кровопролитию на захваченных землях: все сводилось к более или менее регулярному обиранию. Жителей облагали данью, которая, в сущности, и была основной экономической целью арабских военных походов. Исламская подушная подать оказалась гораздо легче обременительных поборов, которые вестготская знать взимала с местного населения. Это примиряло. От подати автоматически освобождались женщины, дети и прочие социально незащищенные элементы. А главное, все принявшие ислам уравнивались в правах с победителями и никакой дани не платили.


Даже многоженство арабов не поражало обитателей Пиренейского полуострова шокирующей новизной: здесь все насмотрелись на свободные нравы вестготской верхушки, где даже представители духовенства открыто появлялись со своими наложницами, не обращая особого внимания на разбирательства, время от времени учиняемые Римом по этому щекотливому вопросу. Если ко всему сказанному прибавить, что Испания того времени была малонаселенной и во многих местностях просто некому было дать отпор неутомимой арабской коннице, мы поймем, каким образом мусульмане в столь сжатые сроки стремительно продвинулись на север.


Однако судьбы народов, как судьбы отдельно взятых людей, предсказывать трудно. За кем следующий решающий ход в великой и увлекательной игре жизни? Может, за тем, кто не расслабляется, отхватив куш, и не падает духом, проигравшись в дым?


Одна небольшая область на севере так и осталась непокоренной — Астурия.


После разгрома вестготских войск их остатки укрылись в астурийских горах. Тут-то вскоре и объявился новый герой, легендарный дон Пелайо. Кто он такой, толком неизвестно. Именно он добился сплочения уцелевших в боях вестготов для борьбы с захватчиками и уже в 718 году нанес арабам сильное поражение в битве при Ковадонге.

Реконкиста — гром победы. Испания, Реконкиста, История, Длиннопост

Васконы — это еще один народ на территории современной Испании, который никак не поддавался победоносному мусульманскому завоеванию. Васконы были предками басков, полудикими обитателями Пиренейских гор. Знатные вестготские графы с их фамильной гордостью, придворным этикетом и мечами, передаваемыми по наследству, и одетые в домотканые рубахи васконские горцыпастухи, чье излюбленное оружие — здоровенные валуны, катящиеся со скал на головы противника, — эти две силы не давали арабам почить на лаврах, беспокоя их неожиданными партизанскими вылазками.


Испания, завоеванная арабами, носила имя Аль-Андалус или Андалусия. Столицей Андалусии была Кордова. В ней правил эмир. Но быть кордовским эмиром ох как непросто! Начальники на местах норовили отделиться от Кордовы и стать независимыми эмирами в Толедо или Сарагосе. Христиане подавали голос, а тут еще сложная международная обстановка: то викинги нагрянут с моря и сожгут цветущую Севилью, то франки стянут силы к Пиренеям.


Кстати, именно после страшного разорения Севильи викингами в 845 году кордовский эмир Абдаррахман II принял великое решение: строить флот, способный защитить Андалусию от нападений с моря. Вскоре арабский флот Испании стал одним из сильнейших в Европе. Увы, он на долгие века породил новое бедствие христианского мира — сарацинское пиратство. Христианских пленников арабы повсеместно делали пожизненными рабами на галерах. В дальнейшем, в ходе Реконкисты, богатеющие христианские монастыри взяли на себя труд по выкупу несчастных.


Но вернемся к арабским правителям. Другая беда для них — неоднородность самих арабов, тайное и явное противоборство сирийцев, йеменцев, берберов. Кордовскому эмиру ненадолго удавалось усидеть на своем месте. Как сказали бы в наше время, наблюдалась большая текучесть кадров. Только и было слышно: эмир отозван, смещен, казнен, изгнан, убит прямо в мечети... Естественно, что особый гнев эмира вызывало объединение своих, мусульманских, заговорщиков с христианами. Тут уж карали всех без разбора.


Одной из таких карательных экспедиций стал марш-бросок арабских войск на территорию современной Франции. Операция, изначально направленная против провинившегося перед эмиром герцога Аквитанского, отличалась невиданной доселе жестокостью. Арабское войско продвигалось по маршруту Сарагоса — Памплона — Ронсеваль — Бордо — Пуатье — Тур. Горели селения и города. Убийства, разграбление и всевозможные бесчинства стали обычным делом. Сейчас это трудно вообразить, но войско эмира стояло почти под Парижем — от Пуатье до Парижа рукой подать! Примерно как от Твери до Москвы.


И тут в дело вступает франкский полководец Карл Мартелл. В 732 году под Пуатье произошло грандиозное сражение, настоящая битва народов, где войска эмира были разбиты и отброшены франками, а сам эмир убит. И хотя арабы еще не раз совершали вылазки против христиан, им никогда уже не удавалось ни продвинуться так далеко в Европу, ни тем более закрепиться там надолго.

Реконкиста — гром победы. Испания, Реконкиста, История, Длиннопост

Испанский философ Ортега-и-Гассет был склонен сомневаться в наличии у своих соотечественников боевого духа. Он не без ехидства отмечал, что у народа, наделенного жаждой ратного подвига, отвоевание собственной страны не растягивается на восемь веков. С этим можно не согласиться хотя бы потому, что испанского народа, как такового, в первые века Реконкисты еще не существовало. Это было иберо-романо-готское население. В качестве народа, наделенного неповторимыми национальными особенностями, испанцы сформировались именно в процессе Реконкисты.


Практически все путешественники по Испании отмечали свободу испанцев от сословных предрассудков: разграничение на крестьян, ремесленников и рыцарей не было в Испании столь очевидным, как в других странах средневековой Европы. Причины следует искать именно во временах Реконкисты, когда все слои общества сражались с мусульманами на равных.


Для объединения нужно было некое общее знамя, единая святыня. Вот почему так важно в истории Реконкисты обретение в IX веке мощей святого Иакова — Сантьяго, в Галисии, в местечке Компостела. Святой Иаков делается знаменем Реконкисты. «Сантьяго!» — боевой клич христиан. Мирный апостол получает прозвание «Сантьяго-Матаморос», то есть «Сантьяго-Истребитель мавров». Он и поныне считается небесным покровителем Испании. Другим знаменем Реконкисты стал Сид Воитель, возглавивший борьбу с маврами в XI веке. Руй Диас де Бивар, или Сид Кампеадор, герой испанского эпоса «Песнь о Сиде», — лицо реальное. Своими подвигами на войне с мусульманами он прославил испанское оружие. И эпос, и народные романсы воздают ему дань преклонения, описывая его как человека чести, борца за справедливость, непобедимого воина-богатыря. Реальный Сид не был таким образцом добродетели, каким его рисует воображение сказителей. Отстаивая христианство, он тем не менее с охотой служил и испанским королям, и мусульманским эмирам. Однако крепнущему самосознанию народа, все сильнее ощущающему себя единой нацией, был просто необходим герой-символ, яркий пример для подражания.


Реконкиста шла своим ходом. Граница христианского мира медленно, но неуклонно передвигалась с севера на юг. Некоторые области по нескольку раз переходили из рук в руки: то христиане платили дань мусульманам, то наоборот. На отвоеванных землях возникали новые христианские королевства: Арагон, Наварра, Кастилия, Леон, Каталония. Случалось, их короли враждовали между собой, частенько для решения спора привлекая на свою сторону того или иного мавританского правителя.


Было бы, однако, глубочайшим заблуждением полагать, что война и вражда — единственное условие сосуществования народов на Пиренейском полуострове в эпоху Средневековья. Здесь вопреки всему за время пребывания арабов сложился на редкость гармоничный уклад жизни, родилась богатейшая андалузская культура. Арабы, евреи, испанцы свободно общались, торговали, заключали брачные союзы. Это продолжалось веками, почти до самого конца Реконкисты. В этой Испании было бы абсурдно говорить о чистоте крови и проявлять религиозную нетерпимость.

Реконкиста — гром победы. Испания, Реконкиста, История, Длиннопост

Кроме христиан, мусульман и иудеев здесь жили: муваллады — христиане-испанцы, принявшие мусульманство. Мосарабы — христиане-испанцы, живущие в арабских эмиратах и халифате, но сохранившие свою религию, усвоив при этом арабские культуру и язык. Мудехары — арабы, оставшиеся на испанских территориях после отвоевания, сохранившие свою веру, но ставшие носителями не столько чисто арабской, сколько арабо-испанской, андалузской культуры. Наконец, мориски — арабы или муваллады, которые после окончательного изгнания арабов из Испании приняли христианство. Смешивались культуры, смешивались народы.


За примером вернемся немного назад, в начало Х века, в Кордову, где к власти пришел эмир Абдаррахман III. Хороший эмир. Правоверный. Вот только глаза у него голубые и волосы русые. Он их красит, дабы не смущать подданных.


Кстати, этот самый белокурый эмир разорвет формальную зависимость от Багдада, объявив в 929 году о создании независимого Кордовского халифата. Это будет великое царство. Чего стоит одна кордовская мечеть: волшебный лес колонн и переплетающихся арок, в которых человек теряется, как в вечности, со счастливым чувством, будто этого одного ему и хотелось всю жизнь. Огромным уважением пользовался и Кордовский университет. Сюда приезжали учиться из Франции, Англии, Германии. Кордова славилась на весь мир своими библиотеками. Библиотека халифа аль-Хакама II насчитывала не менее четырехсот тысяч томов.


Разные группы населения в целом существовали в гармоничном равновесии. Если это и не был рай земной, то, во всяком случае, некий отсвет небесного града, который, как известно, существует вне религиозных распрей. Собор, мечеть, синагога — вот нормальный городской пейзаж Гранады или Толедо. При отвоевании католики, правда, были склонны открывать в мечетях и синагогах свои соборы. До сих пор в Толедо поражает слух словосочетание: синагога Успения Божьей Матери!


Начиная с XI века Реконкиста неудержимо стремилась вперед. Ввиду явной христианской угрозы мавританские эмиры обратились за помощью к новой политической силе мусульманского мира — воинственному союзу племен сахарских берберов, именующих себя Альморавидами. Они были жестокими и фанатичными правителями. Впервые на земле Испании воцарился воинствующий ислам. Альмохады («объединенные»), сменившие Альморавидов, оказались еще фанатичнее. Они притесняли христиан, устраивали еврейские погромы, жгли бесценные арабские библиотеки.


Христиане противостояли новому вторжению с переменным успехом — им, как всегда, мешали междоусобные распри.

Реконкиста — гром победы. Испания, Реконкиста, История, Длиннопост

Наконец на призывы испанского короля о помощи откликается Папа. Весной 1212 года понтифик Иннокентий III провозглашает крестовый поход против неверных с отпущением грехов всем крестоносцам. 16 июля в битве при Лас-Навас-де-Толосе самое многочисленное христианское войско наголову разбивает армию Альмохадов. Мощь мусульманской Испании подорвана навеки. Это — поворотный пункт Реконкисты.


XIII и XIV века — разгар Реконкисты. Христианское население Пиренейского полуострова все больше осознает себя испанцами, католиками и верными подданными королей. Можно сказать, что в этот период отвоевание становится сознательным, целенаправленным движением, задача которого — окончательное вытеснение мусульман из Европы. Значительную роль в обороне недавно отвоеванных местностей начинают играть рыцарские ордена.


21 августа 1415 года португальские войска почти без боя взяли Сеуту — ту самую злополучную крепость, с которой начался семьсот лет назад захват Пиренейского полуострова.


А в 1487 году настал черед Малаги.


Рим тем временем требует от христианских правителей Испании более жестких мер по отношению к неверным на вновь завоеванных территориях: что это значит — не хотят целовать крест? Заставить любыми способами!


Но испанские государи колеблются и вовсе не по доброте душевной — им просто кажется противоестественным притеснять добрую половину своих подданных. Но все меняется с воцарением Фернандо Арагонского и Изабеллы Кастильской, вошедших в историю под именем Католических королей. Их брак в 1469 году объединил два крупнейших королевства христианской Испании.


Спустя четыре года после падения Малаги эта пара, в которой ведущая роль принадлежала Изабелле, принялась готовиться к походу на последний оплот мусульманства — Гранаду. Подготовка заняла весь 1491 год. Гранадский эмират, оказавшийся во враждебном кольце христиан, был обречен. Деньги на военную кампанию христианские правители позаимствовали у насмерть перепуганных евреев, обложив синагоги непосильными налогами, а то и попросту обобрав их до нитки. В 1491-м началась затяжная осада, при которой королева Изабелла разделила с воинами все тяготы походной жизни. В январе 1492 года Боабдил, последний эмир Гранады, плача, покинул Альгамбру. Он ушел через неприметную дверь в задней стене крепости. Дверь эту можно увидеть и сегодня. Она заперта с той минуты, как ее порог перешагнул безутешный эмир. А высоко в горах есть селение под названием Вздох Мавра. Оттуда изгнанник в последний раз обернулся на раскинувшийся внизу прекрасный город, а его мать якобы произнесла: «Плачь, как женщина, над тем, чего не мог защитить, как мужчина». Правда, историки сухо комментируют: «Фраза вымышленная».


http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/1370/

Показать полностью 4
473

ВЛЮБЛЕННЫЙ

В начале 19-го века, в городе Кордова жил парень, по имени Хосе. Он влюбился в дочку торговца тканями Розалию, и дело потихоньку шло к свадьбе...

Но грянул 1810 год, и в город вторглись наполеоновские войска под руководством генерала Сульта. Новая власть навязала жителям Кордовы свою администрацию, и, в числе прочих чиновников, заменила на француза и епископа ...

У оккупационного святоши рос сын—беспардонный смазливый юноша, потерявший голову от вседозволенности, он то и положил глаз на Розалию, пожелал жениться на ней, и уговорил своего отца растрогнуть помолвку Розалии и Хосе.

Новый епископ употребил ради каприза отпрыска свою немалую власть, и сумел расстроить помолвку. Вскоре французкий юноша и Розалия поженились.

А что мог сделать скромный каменщик Хосе против могущественных людей?

Поразмышлял парень:

«До смерти обидно все, что случилось со мною за последнее время, и тоска по любимой сердце душит, и возмущение от попраной справедливости разум бередит... Буду ка я стоять под окнами дворца епископа все свое свободное от работы время..стану бельмом на глазу у француза, и пятном на его совести...».

Задумано-сделано: каждый божий день Хосе вставал под окном дворца епископа, и буравя взглядом плотно задернутые шторки окна его кабинета, стоял не шелохнувшись до захода солнца...

Никто не знает, что случилось на самом деле, но через месяц столь назойливой «вахты» Хосе исчез, а проезжую часть, где он стоял, аккурат между собором-мечетью и дворцом епископа решили замостить по новой.

Ремонтные работы подошли к концу, и лишь тогда французский епископ к большому своему раздражению заметил, что на том самом месте, где стоял под его окном Хосе, друзья юноши--каменщики, заложили кусок брусчатки с надписью:

«Здесь стоял Хосе—величайший романтик нашего города».

И снова, благодаря этой надписи, святоше стал мерещиться образ пропавшего парня, стоящего под его окном, и всем своим видом терзающего жалкие остатки совести могущественного клирика...

В одну прекрасную ночь, епископ подкупает каменщика, и посылает его к обновленной дороге, с приказом убрать неприятную надпись с брусчатки...

Где в Кордове найти каменщика-француза? Днем с огнем не сыщете, так что подкупать пришлось испанца. Нашли ради дела беспринципного человека....тот взял деньги, а когда принялся за работу, вдруг почувствовал укол совести, передумал стирать надпись, дополнил ее, и, проклиная свое мягкосердечие, ушел в леса Сьерры Морены к партизанам... Теперь измененная надпись зазвучала так:

«Здесь стоял Хосе—величайший романтик нашего города, и к тому же грандиозный зануда».

Епископ, хотя и заметил, что его приказ не был выполнен в точности, больше не стал озадачиваться подобными мелочами, ибо надпись его более не раздражала, чего нельзя сказать о старшем брате исчезнувшего Хосе,...об Антонио.

Он был ямщиком, и в память о брате, Антонио решил всегда ставить свою повозку на время ожидания клиентов так, чтобы она закрывала ставшую неприглядной надпись на брусчатке—аккурат под окнами епископа.

Прошло уже двести с лишним лет, и надписи той давно уж нет, но и по сей день, под окнами кабинета епископа, в совершенно неудобном для этого месте(а в сорока метрах есть удобнейшая площадь Триумфа), ожидают своих клиентов таксисты, как это делали их отцы и деды...и их прадеды-ямщики , как и в старину, создавая в теснине между дворцом и собором неимоверные заторы .....

ВЛЮБЛЕННЫЙ Испания, Легенда, Рассказ, Жизнь, Легенды об Испании, Кордова, Андалусия
Показать полностью 1
65

Эль Сид Кампеадор – национальный герой Испании.

Реконкиста на Пиренейском полуострове длилась более 7 веков. Это было время славных побед и горьких поражений, коварных предательств и героической преданности. Борьба христиан с маврами подарила Испании, наверное, одного из самых известных ее национальный героев - Родриго Диаса де Вивара, которого прозвали Эль Сид Кампеадор.

Эль Сид Кампеадор – национальный герой Испании. Испания, Реконкиста, История, Эль Сид, Длиннопост

Междоусобная война



В легендарной «Песне о моем Сиде» говорится, что будущий герой Кастилии, а потом и всей Испании, происходил из дворянского рода. По одной из версий, его предок занимал высокую должность судьи. Дело в том, что в Кастилии существовала давняя традиция – все спорные моменты в жизни граждан решали два судьи. Соответственно, занять такую должность мог только знатный и уважаемый человек. Отец де Вивара Диего Лаинес всю свою жизнь посвятил охране границ Кастилии и Навары от набегов мавров.

Благодаря высокому социальному статусу Родриго был вхож в кастильский двор и получил образование в монастыре San Pedro de Cardena. После смерти отца воспитывался при дворе Фернандо I, а его лучшим другом стал старший сын короля – Санчо. В монастыре Родриго научили читать и писать. Причем последнее доказано, поскольку сохранилась подпись Эль Сида.


В 1065 году, когда умер король Кастилии Фердинанд I, королевство оказалось в пучине междоусобной войны. Дело в том, что Фердинанд I поделил обширные земли между тремя сыновьями. Сама Кастилия отошла к старшему – Санчо, Леон достался среднему – Альфонсо. Ну а младший, Гарсия, получил в свои владения Галисию.


В разгоревшемся конфликте успех сопутствовал Санчо II. Именно на стороне этого короля и воевал Родриго. Известность он получил благодаря храбрости и героизму во время многочисленных битв. В одной из них Эль Сид не просто разгромил армию неприятеля, но еще взял в плен короля Альфонсо. Благодаря этому Санчо II сумел взять под свой контроль земли, принадлежащие родственнику. По одной из версий, именно за этот подвиг Родриго получил прозвище Кампеадор. Это слово можно перевести как «рыцарь», «великий воин».

Эль Сид Кампеадор – национальный герой Испании. Испания, Реконкиста, История, Эль Сид, Длиннопост

Но противостояние на этом не закончилось. В 1072 году Санчо II повел свои войска к городу Самора, в котором спряталась его сестра Уррака. Она помогла Альфонсо сбежать из плена и укрыться у эмира Мамуну в Толедо. Конечно, Санчо посчитал это предательством и решил расправиться с коварной родственницей. Жители Саморы героически держали оборону, хотя сил оставалось все меньше. И когда казалось, что город вот-вот падет, Санчо II погиб. Его убил лазутчик Велидо Альфонсо, который сыграл роль перебежчика и сумел таким образом проникнуть в лагерь короля Кастилии и Леона. После гибели Санчо на трон взошел Альфонсо VI.


Противостояние с Альфонсо.


Став полноправным правителем обширных земель, Альфонсо VI повел себя мудро. Первым делом помирился с Родриго. Он не хотел обрести кровного врага в лице столь прославленного и уважаемого воина. Правда, по одной из легенд, Эль Сид потребовал от новоиспеченного короля поклясться в том, что тот непричастен к убийству брата. Впервые этот эпизод всплыл в середине 30-х годов 13-го века. Однако многие историки считают его авторским вымыслом, поскольку никаких документов, подтверждающих клятву, не сохранилось.


По большом счету, правда это или нет - неважно. Главное, Родриго Диас де Вивар встал во главе всей армии Кастилии. А затем женился на родственнице короля Химене Диас.


В те неспокойные времена правители раздробленной Испании не прекращали междоусобные войны. Причем ради победы или финансовой выгоды они не гнушались даже заключением краткосрочных союзов с главными врагами – маврами. Именно из-за такой стычки и пострадал Эль Сид. Объединившись с эмиром Севильи Аль Мутамидом, который, к слову, был союзником Кастилии, он в «чистом поле» сошелся с войском Абдуллы, правителя Гранады. Тот бой закончился победой Родриго и Аль Мутмида. Но радость от победы испортил один факт. Оказалось, в войске Абдуллы обнаружился граф Гарсия Ордоньес, находившийся под покровительством Альфонсо VI. Этот граф был взят в плен Родриго. А после этого Эль Сид еще опустошил земли Толедо, которые также находились под протекторатом короля Кастилии.


Надо сказать, Альфонсо VI довольно холодно относился к успешному полководцу. Мудрость, проявленная в начале, уступила место зависти и боязни потерять трон. Ведь Эль Сид был очень популярен в армии и в народе. Поэтому пленение Ордоньеса и налет на Толедо Альфонсо использовал с максимальной для себя выгодой. Эль Сид попал в опалу и в 1080 году был вынужден покинуть Кастилию.


Оказавшись ненужным Альфонсо, Родриго начал активный поиск нового столь же сильно и влиятельного покровителя. Первым делом он предложил помощь в борьбе с маврами графам Барселоны. Но те по каким-то причинам отказали Эль Сиду. И тогда Родриго переметнулся в стан врагов – встал «под ружье» к эмирам Сарагосы.

Эль Сид Кампеадор – национальный герой Испании. Испания, Реконкиста, История, Эль Сид, Длиннопост

В то время это не считалось чем-то из ряда вон выходящим. Обычная распространенная практика среди воинов-христиан, которые не смогли найти себе хозяина аналогичной веры. На службу к эмирам шли из-за острой нехватки средств к существованию или же по причине гонений на родине. Мавры, в свою очередь, стремились переманить воинов-христиан, поскольку те отличались дисциплиной и выучкой. Кроме того, у них не было родственников или каких-либо влиятельных друзей среди мусульман. А значит, в подковерные интриги они не лезли. Получалось взаимовыгодное сотрудничество в условиях непрекращающейся войны за освобождение Пиренейского полуострова от мусульман.


Находясь на службе Сарагоского эмира, Эль Сид вступил в борьбу с Барселоной. И в нескольких битвах сумел одолеть графов, которые не так давно отказали ему в покровительстве.


В 1086 году у христиан появился новый враг – по приглашению эмиров Севильи, Гранады и Бадахоса из Марокко в Андалусию вторглись войска Альморавидов. В одной из крупнейших битв за все время Реконкисты – сражение при Заллаке – испанские христиане потерпели сокрушительное поражение. Сам король Альфонсо VI чудом спасся с поля боя.


По одной из версий в той битве принимал участие и Эль Сид Кампеадор. И хоть сражение было проиграно, он сумел вернуть себе расположение короля Кастилии и вернулся на родину.


Спустя всего год Эль Сид вновь вышел на тропу войны. На сей раз конфликт разгорелся из-за Валенсии. Против Родриго выступил его старый противник – Рамон Беренгер, граф Барселоны, поддерживающий эмиров. Надо сказать, сам Кампеадор также выступал на стороне мусульман. В битвах за Валенсию сильнее оказался Эль Сид, и город перешел под протекторат Альфонсо VI. Король Кастилии ценил и ненавидел Родриго одновременно. Поэтому, когда тот отказался поддержать Альфонсо в набеге на мавров, правитель вновь изгнал Кампеадора.


Сам по себе.


После очередной незаслуженной, по мнению Эль Сида, опалы, он начал работать исключительно на себя. Пользуясь огромным авторитетом, Кампеадор сумел завоевать земли Валенсии, добившись от эмиров признания его власти. Затем в очередной раз разбил войско Рамона Беренгера и сумел взять его в плен. За освобождение Родриго потребовал от врага раз и навсегда отказаться от претензий на земли Валенсии. Графу пришлось согласиться.


В 1094 году Эль Сид сумел подчинить себе и сам город. Альморавиды несколько раз пытались отбить у нег Валенсию, но все их попытки провалились.


Эль Сид, как и положено настоящему герою, умер не в собственной постели. По легенде, перед битвой с маврами его ранила отравленная стрела. Чувствуя приближение смерти, Родриго приказал жене облачить его в доспехи и посадить на коня, чтобы противник ничего не заподозрил. Химена выполнила пожелание своего мужа. Мавры, скорее всего, знали, что Эль Сид был смертельно ранен, поэтому его появление вызвало у них испуг, и они разбежались. Так, по крайней мере, написано в легендах.

Но когда весть о смерти Родриго распространилась по Испании, мавры с удвоенной силой стали пытаться завоевать Валенсию. Химена, как могла, обороняла город. Но спустя несколько лет, когда силы истощились, она попросила защиты у Альфонсо VI. Король Кастилии не стал связываться с маврами, а просто предложил жителям-христианам покинуть город. И вскоре Валенсию заняли мусульмане.

Эль Сид Кампеадор – национальный герой Испании. Испания, Реконкиста, История, Эль Сид, Длиннопост

Эль Сид и его семья похоронены в монастыре Бургоса. На гробнице выбита эпитафия, сочиненная Менедесом Пидалем: «Здесь лежат Родриго Диас, Кампеадор, умерший в Валенсии в 1099, и его жена Химена, дочь графа Диего де Овьедо, королевского рода. Все они достигли чести и родились в добрый час».


Национальный герой.


Благодаря характеру и великому множеству побед Эль Сида еще при жизни считали истинным воплощением кастильского духа. Поэтому он обрел бессмертие как национальный герой Испании в преданиях и песнях-романсеро. Например, «Песнь о моем Сиде», сочиненная в период с конца 12 до начала 13 веков. Ее считают образцом испанского средневекового эпоса.


Спустя несколько столетий о герое вспомнил писатель Гильена де Кастро, сочинивший пьесы «Юность Сида». Затем эту идею подхватил и развил драматург Пьер Корнель в стихотворной пьесе «Сид». И если творение де Кастро было, по сути, местечковым, за пределами Испании о нем никто не знал, то француз принес Родриго мировую известность. По пьесе композитор Массне сочинил оперу. А в начале 19-го века о Кампеадоре вспомнил поэт Роберт Саути из Англии, сочинивший «Хронику Сида». Не обошли эту тему стороной и киномастера – в 1961 появился голливудский фильм «Эль Сид», а в 2003 испанцы создали мультфильм под названием «Легенда о Сиде».


Клинок Родриго.


«Песня о моем Сиде» прославила не только отважного Родриго. Известность получили и его клинки – Тисона и Колада. И, что очень важно, оба этих меча сохранились до наших дней. Один из них точно является современником Кампеадора. Это подтвердил химический анализ.

Эль Сид Кампеадор – национальный герой Испании. Испания, Реконкиста, История, Эль Сид, Длиннопост

Как считают некоторые историки, после смерти Эль Сида его клинок оказался у предков будущего короля Фердинанда II Арагонского. Тот, в свою очередь, в начале 16-го века подарил оружие маркизу де Фальсес в знак благодарности за преданную службу. Как гласит легенда, король позволил выбрать де Фальсесу то, что он пожелает. И маркиз взял легендарный клинок вместо денег или замка.


В 2007 году владелец меча продал его региону Кастилия и Леон. После чего оружие поселилось в соборе Бургоса, где упоен сам Эль Сид.


Любопытно, что одно время ходили слухи, будто Тисона – подделка. Был проведена экспертиза. Она показала, что эфес меча изготовлен в 16 веке, а вот сам клинок датируется 11 веком. А вот второй меч Эль Сида – Колада – национальному герою Испании точно не принадлежал. Его выковали в 13-м веке.


https://topwar.ru/125956-el-sid-kampeador-nacionalnyy-geroy-...

Показать полностью 4
82

Реконкиста.

Стянувшись у Сеуты, мусульманские армии преодолели пролив и на 781 год установили исламское правление в Западной Европе. В то время Испания, а это название средневековая Европа относила ко всему Пиренейскому полуострову, включая не возникшую еще Португалию, находилась под властью варваров-готов, отобравших ее у вандалов, которые, в свою очередь, отвоевали ее у Рима. За каких-то три года мусульмане сумели прогнать поджавших хвост готов в предгорья на севере, где у тех было в достатке времени поразмыслить над крахом своего государства, который посчитали Божьей карой за греховность правителей. Покорив большую часть полуострова, арабские военачальники и их берберские войска хлынули на северо-восток через гористое ожерелье Пиренеев во Францию.


Десять тысяч арабов и берберов ворвались во Францию, пронеслись по Аквитании, сожгли Бордо и двинулись по старой римской дороге, ведшей от Пуатье к священному городу Туру. Ровно через сто лет после смерти Мухаммеда мусульманская армия стояла в каких-то 150 милях от ворот Парижа.

Реконкиста. Реконкиста, Испания, Ислам, Христианство, Длиннопост

Тот день 732 года стал поворотным в истории ожесточенной борьбы между исламом и христианством. На подступах к Пуатье армии ислама натолкнулись на недвижимую стену косматых, полных решимости франков (западногерманского племени, уже давно поселившегося на римской территории), возглавляемых человеком по имени Карл Мартелл, – вторая часть его имени на самом деле прозвище, означающее «Молот» . Когда волна арабской конницы ударила в передние ряды, строй пехоты прогнулся, но не прорвался. Тактика арабов, на протяжении целого столетия приносившая поразительные плоды – смять передние ряды, рассеять противника, выпуская тучу стрел, вернуться и, окружив сбитые с толку, разрозненные небольшие отряды, добивать врагов по одному, – впервые провалилась, и тела мусульман горами громоздились у франкских щитов. Спорадические схватки продолжались до самой ночи, но к утру уцелевшие завоеватели истаяли, отхлынули назад в Испанию.


Десятилетиями огромные исламские армии будут снова и снова маршировать через Пиренеи, они на короткий срок дойдут до Альп и заставят Молота опять ринуться в бой. Когда пыл завоевателей наконец угас, причиной этому послужила скорее ожесточенная борьба за власть среди десятков тысяч арабских и берберских иммигрантов, которые наводнили Испанию, чем воинская доблесть западного христианства.Но на западе битву при Пуатье будут помнить как поворотный момент. Как раз чтобы обозначить людей Мартелла, некий хронист придумал выражение «europenses» – «европейцы».

Реконкиста. Реконкиста, Испания, Ислам, Христианство, Длиннопост

С первых лет ислама мусульмане классифицировали христиан и евреев, принявших исламское правление, как «ахль аль-зимма» , или «защищенные люди», сокращенно «зимии». Язычники считались законной добычей, им предлагалась жестокая альтернатива обращения или смерти, но Мухаммед лично запретил своим последователям ущемлять религиозные свободы своих собратьев «людей книги» – Ах аль-Китаб, как названы в Коране иудеи и христиане . На раннем этапе завоеватели-арабы пошли еще дальше: они как можно более затруднили для иудеев и христиан обращение в мусульманство – не в последнюю очередь потому, что любой новообращенный освобождался от уплаты джизья, ежегодного подушного налога, выплачиваемого свободными зимиями. Но когда массовое обращение стало нормой, оказалось, что у толерантности есть свои пределы. Один халиф IX века, склонный мелочно унижать слабых, приказал евреям и христианам повесить на свои дома деревянные изображения дьявола, носить желтые одежды, не насыпать могильных холмов и ездить только на ослах и мулах «на деревянных седлах, помеченных двумя гранатовыми яблоками на задней луке»

Реконкиста. Реконкиста, Испания, Ислам, Христианство, Длиннопост

Мескита — Кафедральный собор Кордовы.

В аль-Андалусе зимии не имели равных прав с мусульманами, – это шло бы в разрез с учением ислама, – но от них редко требовали чего-то помимо внешних признаков подчинения. Из этого родилась радикальная концепция: конвивенсия – или совместная жизнь и труд людей разного вероисповедания. Иудеи и даже христиане начали играть весомую роль в управлении страной как писцы и клерки, солдаты, дипломаты и советники; один рафинированный, ученый и благочестивый иудей стал неофициальным, но всемогущим министром иностранных дел, а одним из послов в его правление был христианский епископ. Иудейские поэты вдохнули жизнь в иврит, иссушенный столетиями литургии, и для евреев-сефардов  (от Сефарда, как назывался на иврите аль-Андалус) после долгой эры варварских гонений наступил золотой век свободы. Христиане с не меньшим пылом восприняли арабскую культуру: они не только одевались, ели и мылись как арабы, но даже читали Священное Писание и слушали литургию на арабском. За это они получили прозвище «мосарабы», то есть «те, кто хочет быть арабами» , – им их наградила горстка упрямцев, поставивших себе целью оскорблять ислам. Аль-Андалус трудно назвать «горнилом культур», однако различные традиции смешивались и вдыхали друг в друга новую жизнь в обстановке, когда вместо конформизма, навязываемого не столь уверенными в себе обществами, приветствовались различия.

Реконкиста. Реконкиста, Испания, Ислам, Христианство, Длиннопост

Испанский замок в мавританском стиле. Хиральда.

Это был удивительный феномен в Европе темных веков, которая погрузилась во всеохватывающее уныние и пребывала в уверенности, что мир стареет, а на горизонте уже занимаются костры Апокалипсиса. Испания же, напротив, бурлила жизнью с экзотическими новыми растениями, завезенными с Востока , была пьяна ароматом апельсиновых деревьев, который разносил по стране ветер. Кордова, мусульманская столица на берегах реки Гвадалквивир, превратилась в самый величественный метрополис к западу от Константинополя, ее рынки полнились тонкими шелками и коврами, ее мощеные и ярко освещенные улицы пестрели вывесками, предлагающими услуги законников и архитекторов, лекарей и астрономов. Полки главной библиотеки – одной из семидесяти в городе – прогибались под весом четырехсот тысяч книг, и это число было в десять раз больше того, каким могли похвастаться величайшие собрания христианского Запада. Население Кордовы приближалось к полумиллиону человек, и какое-то время она была самым большим городом на земле. Она была, как писала одна саксонская монахиня, «ярчайшим украшением мира»

Реконкиста. Реконкиста, Испания, Ислам, Христианство, Длиннопост

Мескита.

Аль-Андалус достиг вершины своего могущества в середине X века, когда ее правитель обнаружил, что его величие слишком велико, чтобы терпеть статус простого «эмира» или «губернатора», и объявил себя настоящим халифом, законным преемником династии, идущей от Мухаммеда и главы всех мусульман. Чтобы увековечить свой новый статус, Абд аль-Рахман III построил себе обширный королевский город за пределами Кордовы.

Однако три столетия спустя могущественная исламская держава на европейском континенте рухнула, с точки зрения истории – в мгновение ока. Как любая страна, охваченная комплексом собственного превосходства, новый халифат, почив на лаврах, не снизошел до того, чтобы обратить внимание на признаки угрозы.Аль-Андалус распался на лоскутное одеяло соперничающих городов-государств, и христианские короли по ту сторону Пиренеев увидели свой шанс.

Христианское возрождение в Испании стало делом долгим и полным распрей, и бесконечные резни и интриги его миниатюрных королевств способны нагнать скуку. По давней племенной традиции каждый правитель завещал после своей смерти разделить земли между сыновьями, а сыновья соответственно пускались в оргии братоубийственных склок. Маятник войны раскачивался из стороны в сторону, и соперничающие монархи заключали альянсы с мусульманскими рейдерами так же часто, как и с собратьями по вере. Тем не менее они понемногу продвигались на юг, на земли ослабленных городов-государств, и внезапно перед ними замаячила поразительная возможность перевернуть историю.

Реконкиста. Реконкиста, Испания, Ислам, Христианство, Длиннопост

Замок Альгамбра.

В 1064 году папство высказалось в поддержку войны против мусульман аль-Андалуса – первой христианской войны, которая откровенно определялась верой. Война вскоре получила собственное название – Реконкиста, то есть «Отвоевание»: отчасти оно позволяло отмахнуться от того неудобного факта, что значительная часть полуострова гораздо дольше была мусульманской, чем христианской.

Это была эпоха Эль Сида Кампеадора, увенчавшего себя славой героя Испании невзирая на то, что подвизался платным наемником как у мусульман, так и у христиан. В 1085 году коварный и амбициозный король Кастилии и Леона Альфонсо Храбрый, время от времени нанимавший Эль Сида, посулами получил контроль над городом-крепостью Толедо, и Толедо занял место разрушенной Кордовы как столицы культуры. В синагоге, спроектированной архитекторами-мусульманами , христиане, мусульмане и иудеи этого города бок о бок отправляли свои ритуалы. В толедской школе переводчиков мусульмане и иудеи совместно переводили с арабского на латынь тексты по медицине, науке и философии. Путешественники пересекали Пиренеи, знакомя с исламской культурой и ученостью остальную Европу, и преобразили ее интеллектуальную жизнь, равно как и ее декоративное искусство, рецепты, моды и песни.

Реконкиста. Реконкиста, Испания, Ислам, Христианство, Длиннопост

По мере того как христианские армии продвигались все дальше на юг, правители уцелевших мусульманских государств Пиренейского полуострова начали опасаться, что их дни сочтены. Когда энтузиазм Альфонсо Храброго завел его слишком далеко и он провозгласил себя императором всей Испании, аль-Андалус наконец прибег к помощи извне .Это стало фатальной ошибкой.


Альморавиды были свирепым мусульманским братством из пустыни Сахара, сложившимся вокруг бескомпромиссного проповедника, настаивавшего на жесткой дисциплине и регулярных покаяниях и чистках. Секта уже распространила свое влияние на юг, на области Африки южнее пустыни Сахара и на север в Марокко, и только и ждала того, чтобы перенести его через Гибралтарский пролив в Испанию. Едва прибыв туда, альморавиды решили, что их собратья по вере – свора полоумных гедонистов, и вернулись домой, чтобы вооружиться фатва – решением муфтиев, основанном на принципах ислама или прецедентах мусульманской юридической практики, которое подтвердило бы их право сместить испанскую элиту. По их возвращении гордые арабы аль-Андалуса скрепя сердце повиновались. Новый халифат династии Альморавидов  должным образом объединил сварящиеся города-государства и отбросил христиан, пока сам не обленился и не был изгнан альмохадами , еще одной берберской династией, чьи войска хлынули через Сеуту.

Альмохады были еще более фанатичными фундаменталистами, чем альморавиды, и взялись преобразовывать аль-Андалус в государство джихада.

Папа призвал к оружию воинов западного христианства. Десятки тысяч христианских солдат двинулись на юг по Испании, одержимые мстительным и фанатичным порывом изгнать ислам из Европы.


Из книги "В поисках христиан и пряностей" автор - Клифф Найджел.

Показать полностью 6
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: