275

Рыжий лев

Это история о моей работе ветеринарной клинике, основана на реальных событиях, но многие моменты изменены, так как невозможно все помнить больше чем десять лет спустя


Прошлая история тут https://pikabu.ru/story/neozhidannyiy_ulov_6352161

Рыжий лев Штурм-Ветеринары, Доктор Морж, Длиннопост, Текст, Кот

Остаток рабочего дня прошел в интенсивной работе. Пока Жора с Игорем решали в кают-компании свои конфликты, мы с Юлей вели прием достаточно медленно, и в результате во дворе постепенно скопилась очередь. Как это обычно бывает, кто-то стойко сидел, кто-то отходил прогуляться, кто-то за кем-то занимал, потом пропускал, и начинались конфликты. В результате, этот бардак мы постепенно разгребали до самого закрытия. Особенно неприятны были конфликты, когда люди по старой советской традиции пытались пролезть без очереди.

- Мне только прививочку сделать, - верещала толстая тетка в леопардовых лосинах родом из девяностых.

- Все тут только на укольчик, - грудью вставал поперек двери худой усатый мужик.

Приходилось оперативно вмешиваться и иногда делать уколы повторникам прямо в очереди. У Юли это получалось довольно неплохо, плюс она использовала свою улыбку как дополнительный инструмент решения споров, который хорошо действовал на мужское население. Я же в основном помогал Игорю Вадимовичу с текущим приемом и отпускал товары из ветаптеки. Этот процесс стал сложнее, чем раньше. Теперь Игорь Вадимович держал всю кассу в закрытом на ключ ящике стола, и приходилось бегать к нему в приемную буквально с каждой купюрой.

Закончили мы чуть не на час позже обычного, потому что нужно было принять всех, кто уже был в очереди. Я вышел из клиники уже ближе к десяти часам вечера, так как Игорь Вадимович напоследок решил придраться к качеству уборки, и пришлось перемывать заново полы в приемной. Из-за этого я долго ждал автобуса и приполз домой совершенно разбитым. Неожиданно появилась грустная мысль о том, что примерно так теперь будет всю оставшуюся жизнь. Придется каждый день ходить на работу, потом домой, потом опять. И это будет продолжаться так изо дня в день – одно и то же, одно и то же, и так всю оставшуюся жизнь.

Такие размышления долго не давали мне уснуть, и чтобы успокоиться, я решил написать смс Ланне.

1. Алой кровью пылает восток

2. Тишина как обрывок струны

3. От цветка отлетел лепесток

4. Нежный символ земной красоты


Ответ пришел неожиданно быстро, словно Ланна только и ждала моего сообщения,

чтобы написать ответ.


1. Ночь вершит свой закон на востоке

2. Светит месяца белый клык

3. Как понять этот зов далекий

4. Если нам не знаком язык?


От полученного сообщения на душе стало как-то очень тепло, и я сам не заметил

как спокойно уснул, по-прежнему сжимая телефон в руке.

Следующие три дня были очень похожи друг на друга и были полны интенсивной работой. В смене мы были втроем, Игорь Вадимович, Юля и я. Жора в клинике почти не появлялся, забегал с утра на пару минут пополнить запасы медикаментов, оставлял выручку и тут же исчезал, чтобы не встречаться с Игорем Вадимовичем.

Работать было тяжело, но из-за высокой нагрузки Игорю Вадимовичу некогда было ко мне придираться. Я стал постепенно брать на себя новые функции, довольно часто полностью брал на себя повторников, почти не спрашивая советов. В течении дня дополнительные хлопоты доставлял нам кот-рыболов, который на следующий день оклемался, и теперь искренне возмущался своей попоне и заключению в переноске. Мне пришлось просидеть с ним на протяжении всей капельницы, придерживая, чтобы он не вырвал иглу.

На второй день было еще тяжелее, коту стало заметно легче и пришлось выпускать его на прогулку по подсобке, иначе он своими истошными воплями пугал посетителей и их питомцев. В этот же день раскрылась тайна страшной обеспокоенности Жоры по поводу судьбы несчастного котейки. После обеда в клинике появилась очаровательная длинноногая девушка почти с меня ростом и с роскошной грудью под спортивным топиком.

- Георгий Александрович здесь? – спросила она, едва переступив порог, и тут же воскликнула. – Ой, это наш Кузенька мяукает.

- Кузя? – переспросила Юля, выходя из-за прилавка ветаптеки. – Георгия Александровича нет, он на вызове, чем могу помочь?

Незадолго до этого в клинику снова явилась хозяйка приюта «Хорошие руки», и Игорь Вадимович снова закрылся с ней в приемной для беседы с глазу на глаз. Мы с Юлей были в коридоре и занимались размещением новых ценников на товары в аптеке. Гостья между тем заметно погрустнела, услышав что Жоры нет на месте, и произнесла:

- Я просто приехала своего котика Кузю проведать, он позавчера крючок проглотил и лежит у вас в больнице после операции. Я пыталась Георгию Александровичу позвонить, но он не отвечает. Я забеспокоилась, что с Кузенькой плохо и приехала сюда.

Юля смерила гостью колким взглядом, словно на глаз снимая меку для будущего гроба, и с улыбкой ответила:

- Давайте пройдем к вашему котику в стационар, и там я вам все объясню.

Мы все втроем зашли в подсобку перед рентгеном, где Юля дала подробное объяснение по поводу котика Кузи, а хозяйка подержала его на руках, чтобы он успокоился.

- Большое спасибо, - сказала блондинка, старательно почесывая Кузю за ухом.

- Не за что, это же наша работа, - с избытком пафоса заявила Юля.

- Я всегда чувствовала, что Георгий Александрович настоящий герой, - продолжила девушка. – Я когда позвонила, он почти сразу примчался, при том, что мы на даче были, за городом. Папа когда Кузю поранил, прямо места себе не находил, очень переживал.

- Ваш отец ветеран войны? – неожиданно спросила Юля.

- Нет конечно, а почему вы спрашиваете, - удивилась блондинка. – Ему пятьдесят шесть лет всего.

- Да так, просто перепутала, - улыбнулась Юля. – Пойдемте, я вас провожу, Кузе нужно отдыхать. Ему нельзя нервничать, но если все будет хорошо, завтра уже вы пишем.

- О, как замечательно, - обрадовалась девушка, - Даже не знаю, как вас отблагодарить.

- Ничего не нужно, - отозвалась Юля, - Отблагодарите Георгия Александровича, он будет очень рад.

После ухода блондинки Юля зашла в кают-компанию и от

души рассмеялась:

- Ну Жора, ну гусь, Ха! Ветеран войны значит. Хорошо ещё, что она Игорю Вадимовичу не попалась на глаза.

- Думаешь, это одна из его…

- Дичь, Федя, дичь, - продолжила смеяться Юля. – Типа охотничий трофей.

- А ты как к такому относишься?

- Каждый живет как хочет, - пожала плечами Юля. – Но если бы Жора был мой муж, тогда бы я быстро стала его вдовой!

Я кивнул и счел за лучшее оставить мысли на этот счет при себе.


Еще за эти три дня мы столкнулись с нестандартным течением панлейкопении кошек у той самой заводчицы по фамилии Ковалева, которая была на приеме в мой первый рабочий день. На второй день пришли результаты общего анализа крови, которые показали снижение общего количества лейкоцитов до очень низкого уровня. Это говорило о нарастающем иммунодефиците, а изменение лейкоформулы свидетельствовало о вирусной инфекции. Со второго дня Игорь Вадимович добавил в схему лечения ударную дозу противовирусной сыворотки, несмотря на уверения хозяйки, что все прививки сделаны правильно.

- Вы поймите, - повторял доктор. – Вакцина не дает стопроцентной гарантии. Только процентов восемьдесят, девяносто в лучшем случае. Скажите лучше, как другие ваши кошки себя чувствуют?

- Температуру я померила, в норме у всех. Только один котик запоносил и то немножко пока.

- Так почему же вы его не привезли? - возмутился Игорь Вадимович. – Я же вам говорил.

- Ну температуры же у него нет, - вздохнула Ковалева. – А понос несильный у многих кошек был, пару дней попоносились и все прошло. А мне с двумя переносками тяжело добираться, и муж с машиной на работе.

- Ладно, мы продолжим капельницы. Хорошо, что кошке не стало хуже. В этой ситуации быстрой положительной динамики ждать не приходится.

Еще вчера Игорь Вадимович говорил о благоприятном прогнозе, а теперь несколько изменил свое мнение, благо хозяйка решила доктору об этом не напоминать.

На следующий прием Ковалева явилась вместе с мужем и привезла кроме кошки роскошного британского кота, чемпиона нескольких выставок, гордость своего питомника. Кот выглядел совершенно здоровым и лечиться категорически не хотел. Мне пришлось изрядно повозиться, пока я извлек его из переноски.

- Коту делайте все тоже самое, что и кошке, - распорядился Игорь Вадимович, - Только без капельницы, и дозы на его вес пересчитайте.

Я кивнул и потащил производителя на весы. Весил чемпион порядочно, приближаясь к семи килограмма, и при всей внешней тучности, легко пытался удрать при первой возможности. У кошки между тем оставалось то же со стояние, не лучше и не хуже, разве что появилась заметная желтушность слизистых оболочек. Есть кошка так и не стала, но после капельниц чувствовала себя несколько лучше и даже пыталась избавиться от надоедливой иглы. Хозяйка пыталась вяло протестовать против существенного увеличения стоимости приема из-за лечения кота, но Игорь Вадимович был убедителен:

- Потеря такого производителя обойдется вам гораздо дороже, - уверенно говорил он. – Я бы на вашем месте всех своих кошек еще раз сывороткой проколол для профилактики, а после заново привил вакциной, купленной в надежном месте. Может вакцина просто хранилась неправильно, может её везли по жаре. Причин некачественной вакцинации много может быть.

Хозяйка грустно кивнула и без лишних слов оплатила существенно выросший счет.

Следующий день начался с очередного набега Жоры, который кроме препаратов наконец забрал с собой многострадального Кузю, который уже успел всех достать своим мяуканьем. В последнюю ночь кот умудрился опрокинуть переноску, выбраться из неё и нассать во всех углах подсобки, чем вызвал несказанную радость Юли.

- Надо было ему и яйца заодно отчекрыжить, пока под наркозом был, -ворчала она, забрызгивая углы освежителем, - на редкость вонючий котяра.

После этого на четвертый прием пришла Ковалева с двумя своими питомцами. После осмотра кошки Игорь Вадимович выглядел еще более озадаченным, хотя всеми силами старался не подать виду, что он чем-то удивлен

- Видимо, начались осложнения, - сухо сказал он. – Возьмем сегодня сыворотку крови, чтобы по биохимическому анализу крови понять, какие органы затронуты болезнью. Я пока подозреваю печень, но возможно что-то еще. Введем в схему еще гепатопротектор, чтобы поддержать печень, я думаю все нормализуется, только лечение продлится дольше.

Ковалева снова молча кивнула и без разговоров оплатила выставленный счет.

Ближе к вечеру у нас в работе случилось затишье, самое долгое за все эти дни. Было около четырех часов, Игорь Вадимович уселся смотреть телевизор, Юля вышла во двор поболтать с кем-то по телефону, а я уселся за компьютер в приемной и полез в интернет на поиски описания возможных осложнений при панлейкопении. Ситуация с кошкой меня очень интересовала, я собирался использовать этот случай для написания истории болезни, которая была обязательным приложением к дневнику практики, выполняемом на отдельном бланке. История болезни серьезно влияла на итоговую оценку, и чем интереснее описываемый случай, тем лучше, так нас предупреждал зав кафедры.

Неожиданно в приемную зашла Юля и очень быстро затараторила:

- Ярик, тут типа такое дело. Короче, мне Дашка только что звонила, говорила, что нужно котятам сходить повторно вакцину сделать. Три котенка в подъезде, говорила ты в курсе, она меня просила, но я не могу, за мной парень к восьми приедет типа вообще не вариант. А ты хотел вроде одного себе взять, может уколешь и возьмешь сразу? Ну ты сможешь сходить, а?

Я несколько ошалел от потока информации, выданной мне буквально за доли секунды, и с трудом смог ответить:

- Я не против сходить, но как с Игорем Вадимовичем быть, я тут все дни даже задерживался, а по ночи шариться по незнакомым подъездам как-то неохота.

- Ну так Дашка же мне смской номер квартиры прислала, там бабка живет, которая за котятами следит, короче, не заблудишься. С Игорем пойдем договоримся, пусть он тебя чуть раньше отпустит и вакцину выдаст, ну и шприцы там, в общем.

- Хорошо, пойдем, - согласился я.

К моему удивлению, Игорь Вадимович быстро согласился, разрешив мне уйти в полседьмого, при условии, что на вечер не будет никаких операций. Видимо, все что связано с Дашей теперь обретало особую важность, и этим стоило пользоваться. Я решил воспользоваться подходящим случаем и встретится с Ланной, которая как раз жила неподалеку от домика с котятами. Все эти три дня мы переписывались, но в основном стихами, по причине загруженности толком пообщаться не получалось, то я, то она отвечали на сообщения с задержкой в несколько часов.

В этот раз я решил не терять времени на смс, а просто взять и позвонить.

- Да-да, - раздался в трубке голос Ланны. – Я тебя слушаю.

- Привет! Хотел спросить, что ты делаешь сегодня вечером?

- Вообще собиралась заниматься, плюс у меня много работы с переводами, а что? – спросила Ланна.

- Хотел предложить немного прогуляться, может у тебя получится выкроить немного времени?

- Я с радостью, - легко согласилась девушка. – Только я возьму с собой Джину. Ты не против? Я все равно собиралась вечером её выгуливать.

- Не против, как раз захвачу для неё серу.

- Уже не нужно, вчера сестра купила. Давай встретимся на углу Артиллеристов, возле парка? В полседьмого нормально будет?

- Да, отлично, как раз освобожусь, - радостно согласился я.

- Тогда до встречи.

- Жду с нетерпением.

Оставшееся до шести время я провел как на иголках, опасаясь, что по закону подлости в последний момент кто-нибудь обязательно притащится на операцию. Но в этот раз мне повезло, и в шесть тридцать, захватив шприцы и вакцину, я как на крыльях помчался к месту встречи.

Она уже ждала меня возле парка, одетая в короткий топик и спортивные штаны. Было очень неловко, что я умудрился опоздать, но Ланна мило улыбнулась и спросила:

- Привет, куда пойдем? Судя по пакету со шприцами, ты тоже вышел не просто погулять.

Запыхавшись, я молчал, держа в руке прозрачный пакет с вакцинами и шприцами так, словно это был букет цветов и не нашел ничего лучше, чем просто кивнуть в сторону нужного мне дома.

- А что там? - спросила Ланна, направляясь в нужную сторону.

Джина послушно шла рядом, не натягивая пристегнутого поводка и поблескивая металлическим намордником, висевшим на шее. В прошлый раз когда я её видел, поводок, кажется, был, а вот намордника точно не было, непонятно зачем Ланна взяла его в этот раз. Я наконец привел дыхание в порядок и заговорил:

- Нужно сделать повторную прививку трем бездомным котятам, которые живут в подъезде вон в том доме. За ними присматривает старушка с первого этажа, и одного из низ я хочу к себе забрать.

- Ого, круто, - удивилась Ланна. – Тогда пойдем скорее, раз у тебя такое важное дело.

- Как поживаешь? – поинтересовался я.

- Все хорошо, много занимаюсь. Собираюсь поехать зарубеж работать, в Китай или в Испанию. Сейчас столько навалилось, ни одной свободной минуты, ну вот прямо ни одной. Вот и на твои смс не всегда получается быстро ответить. Даже тренировки и танцы пришлось сократить. Вот когда с Джиной гуляю, позаниматься немного удается и все.

- Жалко, летом наоборот отдыхать хочется, - посочувствовал я. – У меня тоже завал с работой, четыре дня подряд прямо не присесть.

- Нет, мне не тяжело, ну я же уже отдохнула, на море была, в горах, - возразила Ланна, - Я не жалуюсь, мне все нравится. Как так просто без дела на пляже неделю лежать? Нет, это не по мне, я люблю чем-нибудь заниматься.

- А какие тренировки ты обычно выполняешь?

- Я раньше больше йогой занималась, а потом увлеклась кунг-фу, когда в Китае жила. Приехала, даже сестру заразила. Мы иногда устраиваем парные синхронные тренировки.

- Наверное, очень красиво, - предположил я, любуясь фигурой Ланны.

- Танцы лучше, - отозвалась Ланна. – А из йоги я уже меньше делаю, только базовые асаны. Вот чакрасана например.

С этими словами Ланна неожиданно отбросила поводок и резко прогнувшись назад, стала в высокий мостик, изогнув тело крутой дугой. Я замер от удивления, а Ланна скомандовала:

- Джина, барьер!

Собака тут же перепрыгнула через хозяйку, даже не коснувшись её лапами.

- Браво! – воскликнул я и зааплодировал. – С этим можно ехать в Дог Шоу выступать, на НТВ.

- Это все мамина заслуга, - улыбнулась Ланна, отряхивая руки, - Она с Джиной много занималась и отлично её выдрессировала.

- Это очень круто, но я имел ввиду мостик с места.

- Ну и это тоже мамина заслуга, - улыбнулась Ланна, хлопая себя по животу. – В любом случае без мамы не обошлось.

Мы подошли к нужному дому и я сказал:

- Я по-быстрому схожу и вернусь, подожди меня снаружи, ладно?

- Хорошо, я пока поделаю упражнения, можешь не спешить.

Она набросила поводок на столбик ограды, скомандовала собаке лежать и стала делать какие-то движения руками на краю пустой детской площадки.

Войдя в подъезд, я позвонил в двенадцатую квартиру. Открыла говорливая старушка, которая провела меня в подвал, где мирно дрыхли уже заметно подросшие котята. Рыжий, черный и серый, все трое коты. Пока я делал укол, бабушка принялась наперебой расхваливать их достоинства и уверять, что их легко будет приручить к туалету. Я размышлял, какого будет лучше взять себе, и решил посоветоваться с Ланной, заодно продемонстрировав ей эдакую милоту.

Осторожно взяв троих пушистых братьев, я вышел на улицу, а старушка засеменила следом за мной.

- Ой, какие милые, - совершенно ожидаемо воскликнула Ланна. – Можно подержать?

- Да, конечно, - кивнул я. – Какой тебе больше нравится? Я вообще вынес с тобой посоветоваться, какого взять из трех?

- Мне кажется рыжий самый бойкий, - сказала Ланна, - но они все хорошие. Будет грустно, если один будет жить в тепле и заботе, а другие будут мерзнуть по подвалам.

- Вот и возьмите всех троих, - вмешалась старушка, стоявшая рядом. - Они хорошие, в лоточек будут ходить, и кушают мало. И лапки смотрите какие большие, точно крысоловы вырастут.

- Я не могу взять троих, просто один живу, тяжело будет за тремя приглядывать.

- Так не всегда же будешь один жить, - не унималась бабка.- Вон какая у тебя девушка- красавица. Поженитесь, станете вместе жить, потом и детки пойдут, а тут три таких кота в доме – то-то детям радость.

Я несколько смутился от такой радужной перспективы, а Ланна ничуть не переживая, радостно рассмеялась и сказала:

- Ну раз они такие замечательные, то я бы взяла домой одного или даже двух. Но не прямо сейчас, мне нужно с мамой сначала поговорить.

- Хорошо-хорошо, приходи завтра – не сдавалась бабка, - я каждый день тут. А ты доктор, хоть одного возьмешь?

- Да, возьму, - кивнул я. – Рыжего.

- А бери-бери, он самый ласковый, - продолжала рекламную кампанию старушка.

Мы вернули бабушке оставшихся двух котят и двинулись в сторону парка.

- Ты и правда хочешь двух взять? – удивился я.

- Да, почему нет, если мама разрешит. – ответила Ланна. – У нас всегда много животных было, и все уживаются, не ссорится даже никто. Но мама же их всех кормит и следит, поэтому без её разрешения нехорошо.

- Зато прикольно будет, если наши коты будут братья, станем почти родственники.

- Да, - улыбнулась Ланна. - Будешь с котом в гости приходить и говорить, мол: « Это не я к вам в гости пришел, это мой кот пришел просто братьев повидать!»

- Ха-ха, да действительно. Или ты будешь приходить ко мне с двумя котами, по одному на каждое плечо. Пойдем в парке погуляем?

- Нет, езжай лучше домой, обустраивай своего рыжика. В парке сейчас собачников много, могут напугать котенка, убежать может. Нет-нет, езжай лучше домой, накорми котика, пусть к новому месту привыкает, это же для него такой стресс! – категорически возразила Ланна.

- Просто хотелось еще с тобой пообщаться, - честно признался я.- Очень редко получается увидеться.

- Ничего, я все равно уже домой собиралась, еще много дел, - замотала головой Ланна. – Еще обязательно встретимся, мне тоже с тобой очень интересно. Может в гости приеду, посмотрю, как твой котик устроился. Как ты его назовешь?

- Еще не знаю, может Лёва? Лев то есть полное имя.

- А что, хорошо, ему очень подходит. – отозвалась Ланна. – До свиданья, Лёва, рада была познакомиться.

Она погладила котенка, которого я держал на руках, и, улыбнувшись на прощанье, побежала в сторону парка.

Дубликаты не найдены

Отредактировал Peresvet72 1 год назад
+5

Для тех кто впервые наткнулся.


Это истории из моей жизни, которые серьезно изменены по целому ряду причин. Я не берусь утверждать, что все в них абсолютная правда, пусть уважаемая публика сама решает, чему верить, а чему нет.


Я публикую примерно 1-2 истории в неделю.


При этом в контакте


https://vk.com/che_yar


и в телеграмме


https://t.me/che_yar


всегда есть еще одна глава.


И да вот четкое оглавление


https://vk.com/topic-156144330_39326766

+1

На фото тот самый Лёва?

раскрыть ветку 1
+3

Да

Похожие посты
331

Непропиваемый...

Это история о моей работе ветеринарной клинике, основана на реальных событиях, но многие моменты изменены, так как невозможно все помнить больше чем десять лет спустя


Прошлая история тут https://pikabu.ru/story/otkrovennaya_noch_6448239

Непропиваемый... Штурм-Ветеринары, Доктор Морж, Длиннопост, Текст

Утром я проснулся на удивлении рано, хотя и не в лучшем состоянии здоровья. Аппетита из-за похмельного состояния толком не было и поэтому я, ограничившись на завтрак чаем без сахара, поспешил отправиться в клинику. Прибыв в обитель Доктора Моржа, я застал там Дашу, которая старательно наводила порядок в приемной. Вчера мы были так увлечены внезапной вечеринкой, что бросили все как есть, даже не вынесли мусор, не говоря уж о мытье полов. Теперь Даша старательно все убирала, складывая весь накопившийся мусор в один большой черный мешок.

- Привет Ярик, - сказал она. – Хорошо, что ты так рано пришел. Вынеси, пожалуйста, мусор, а то уже воняет.

- Привет, да конечно, сейчас вынесу, - кивнул я. – А кто еще сегодня будет?

- Жора уже тут, но ему очень плохо, он в кают-компании лежит.

- И как он сюда попал в таком состоянии? – удивился я.

- Пойди и спроси, - пожала плечами Даша. – Похоже, он от жены сюда сбежал, чтобы скандала не было, а может быть не хотел перед сыном в таком виде показываться. Приехал, сразу в кают-компании на диван упал и попросил ему капельницу поставить. Я ему бутылку рингера воткнула и он теперь, по-моему, спит.

Я заглянул в кают-компанию. Жора лежал на диване, запрокинув голову и закрыв глаза. Правая рука была протянута на табуретку и к ней была подключена капельница от стоявшего рядом штатива.

- Тише, не буди его, - сказала Даша. – Давай, мусор быстренько вынеси, а с приемом мы и сами справимся, тем более Оля должна после обеда подойти.

Я кивнул, и осторожно взяв мешок, отправился в путь. Ноша вышла довольно тяжелой, к тому же предательски позвякивала бутылками, грозившими в случае разбития прорвать пакет, так что нести пришлось с дополнительной осторожностью. По старой привычке, я пошел не к ближайшей мусорке, а сделал крюк и дошел до дворов хрущевок, расположенных минутах в десяти ходьбы от клиники.

В первом дворе, возле мусорных баков, мне бросилась на глаза листовка, наклеенная на забор с предупреждением об отравлении собак. Не знаю, была ли это работа Ланны или кого-нибудь еще, но эффект от подобного информирования явно был. Едва я попытался приблизиться к мусорке, как от ближайшего подъезда отделились две бабульки, до этого мирно сидевшие на лавочке, и быстрым шагом направились ко мне. Я счел за лучшее не вступать с ними в дискуссии, а как можно скорее избавиться от ноши и поспешно ретироваться. Страшно подумать, что скажут бабки, если вздумают развязать мой мешок, полный использованных шприцов, окровавленных салфеток и еще бутылок из под алкоголя на десерт. Наверняка решат, что я самый отъявленный наркоман из тех, что вообще бывают в природе.

Я вернулся без приключений, хотя маршрут и занял еще больше времени, я на всякий случай как заяц попетлял по кварталам и вышел к клинике совсем с другой стороны. Жора все еще не вышел из комы, и Даша вела прием самостоятельно, благо людей было немного. Отпустив последних посетителей мы уселись в приемной, чтобы не беспокоить сон главврача и я рассказал Даше о судьбе трех котят из подъезда. Узнав, что котята обрели дом, Даша очень обрадовалась и сказала:

- Какая у тебя замечательная девушка, животных любит, это большой плюс.

- Но она не моя девушка, - честно признался я. – Мы даже не встречаемся толком.

- Ничего, вы обязательно будете вместе, – уверенно заявила Даша. – Это просто неизбежно, я это чувствую, смотри не упусти свой шанс.

- Хорошо бы, но мне даже на свидание некогда сходить, не то, что об отношениях рассуждать. Я же все последнее время тут работаю, практически без выходных, когда с девушкой видеться? - пожаловался я.

- Ну, это легко исправить, - улыбнулась Даша, - Вот Жора проснется, и завтра же возьмешь выходной. Если что, я еще выйду поработать, пока срок маленький можно, еще успею дома насидеться.

- Это было бы замечательно, - обрадовался я, - спасибо заранее.

Капельница у Жоры уже закончилась, но он даже толком не проснулся, когда Даша вынимала иглу, а просто повернулся на бок и дальше захрапел. Мы решили его не беспокоить и даже чай пили в приемной, а обед решили перенести до тех пор, пока командор не придет в себя. Но, к сожалению, судьба распорядилась иначе. Незадолго до обеда, в клинике появилась странная пара. Пожилая женщина, опирающаяся на палочку, и молодая девушка, державшая в руках переноску, в которой жалобно мяукала кошка. Старушка без приглашения уселась на стул и, вонзив в меня острый, насмешливый взгляд, начала странный разговор:

- Молодой человек, во-первых, здравствуйте. А во-вторых ответьте мне на один чрезвычайно волнующий меня вопрос, способны ли вы в столь юном возрасте осуществлять кошкам сложные хирургические вмешательства?

- Добрый день, кроме меня у нас в клинике есть ведущий хирург, так что мы делаем операции любой сложности, - бодро ответил я. – Расскажите, что у вас случилось?

- Машенька, достань снимок, - распорядилась старушка, а потом обратилась ко мне. – Моя кошка Лукреция упала с третьего этажа. К счастью она приземлилась на газон и только головой ударилась о край бордюра. К несчастью у неё оказалась сломана нижняя челюсть. Вот извольте ознакомиться со снимком.

Девушка протянула мне рентгеновский снимок, на котором отчетливо было видно, что нижняя челюсть кошки сломана в трех местах, образуя четыре крупных осколка. Даша тем временем продолжала сидеть за компьютером, сохраняя молчание и будто выжидая, что я буду делать в качестве полноправного врача. После секундного размышления я произнес:

- Подождите пять минут, сейчас я покажу снимок нашему ведущему хирургу и мы определимся, возможно ли провести операцию.

- Уж определитесь, будьте любезны, - барским тоном ответила старушка. - Нам в двух клиниках посоветовали кошку усыпить, так как кошка не сможет нормально питаться. А я вот категорически не согласна. Этого котенка подобрал мой покойный муж, кошка мне дорога как память, уж постарайтесь её вылечить.

Я кивнул, и взяв снимок, поспешил в кают-компанию. Жора уже проснулся, но по-прежнему лежал на диване, глядя в потолок.

- Жора, тут кошка приехала на срочную операцию, перелом нижней челюсти в трех местах, - сказал я с порога. – Ты посмотришь снимок? Будешь браться или нет?

- Конечно буду, - неожиданно бодро ответил Жора, резко сев на диване. – Раз приехали, надо оперировать, дай сюда снимок. Похмелье еще не повод помирать. Так, что тут у нас. Ух, блин, заморочно, но интересно. Мелких осколков нет, значит справимся. Поищи мне, пожалуйста, колпак и маску, не могу же я такой опухший к людям выйти. И готовь операционную, сейчас все сделаем. И скажи хозяйке, что все получится, только выйдет не дешево, сколько точно после операции скажу.

Я вернулся к хозяйке и сообщил условия. Старушка кивнула и произнесла:

- Делайте, я оплачу сколько нужно. И где же это ваш ведущий хирург, почему он сам не выходит? Нам в коридоре подождать?

- Нет, сначала продиктуйте мне ваши данные, - вмешалась Даша. – Наш ведущий хирург занят изучением новых методик и не отвлекается без крайней надобности на текущий прием.

Я едва не засмеялся вслух, подумав о том, какие новые методики осваивает Жора существенную часть рабочего времени, но удержался и отправился готовить операционную. Ведущий хирург появился спустя пару минут и с важным видом направился в операционную.

- Коли кошке наркоз и занеси когда заснет, - распорядился Жора. – Давай снимок, я пока железо соберу.

Он повесил снимок на окно и, поглядывая на него, принялся искать подходящие пластины и проволоку для фиксации костей. Я тем временем вышел в приемную и, уколов кошке наркоз, стал ждать начала операции. Жора был удивительно спокоен, Даша, проводив хозяек в коридор, тоже не показывала волнения, почему-то только я переживал за операцию больше всех. Когда кошка заснула, я положил её на операционный стол, а Жора повернулся ко мне и произнес:

-Ох, бля, чё-то мне хреново совсем.

- Может ты зря взялся делать операцию? - осторожно спросил я.

- Нет, - резко возмутился Жора, - случай нечастый, такое упускать нельзя. Я вообще сложные случаи люблю, кхе-кхе…

Он закашлялся, снял маску и, отойдя к раковине, прополоскал горло физраствором, а потом продолжил мысль:

- Сложные случаи всегда хорошо. Это возможность набить руку, перейти на новый уровень.

- А вдруг не получится? – все еще сомневался я. – В двух других клиниках отказались за это дело браться.

- Ха, слабаки, - усмехнулся Жора. – Так мне тоже нравиться, когда другие не смогли, а ты смог. Тут как с девушкой, которая всех послала, а тебе дала, очень круто, ни с чем несравнимое удовольствие. И вообще, мы-то с тобой ничем не рискуем. Это человеческого врача за ошибку могут в тюрячку упечь, а ветеринару ничего не будет. В самом плохом раскладе нам просто не заплатят, а опыт все равно с нами останется. Опыт, хе-хе, он-то непропиваемый. Ты давай-ка не стой столбом, выбривай операционное поле и давай так получше, с запасом.

Операция была действительно сложной и интересной. Я в очередной раз удивился, как преображался Жора, когда вставал к хирургическому столу. Хирургия была его страстью, он как одержимый старался сделать все как можно лучше, с ювелирной точностью. В этот раз ситуация осложнилась тем, что был риск смещения осколков относительно друг друга и Жора принял необычное решение зафиксировать пластину в одной плоскости двумя дополнительными спицами, расположенными крест на крест. Детали пришлось подгонять несколько раз, прямо во время операции, что требовало большой скорости и ловкости, но Жора блестяще справился с задачей. Во время операции моя роль вообще свелась к минимуму, в основном только придерживать и прижимать то или иное место и больше ничего. Даже зашивать рану он взялся сам, оставив мне задачу только быстро перезаряжать иглодержатель.

Когда все было закончено, Жора разогнулся и устало произнес:

- Все я спать. Ты там сам объясни короче, про кормление из шприца и вообще. Если больше сложных случаев не будет - лучше меня вообще не трогайте.

- Хорошо, - ответил я и принялся обрабатывать шов.

Жора с важным видом покинул операционную и отправился в кают-компанию, а я вынес многострадальную кошку и уложил её в переноску. Старушка зашла в приемную и спросила:

- Странный какой-то у вас хирург, молчит все время, глухонемой что ли? Но сразу видно, далеко пойдет, хоть и молодой, а на деле сосредоточенный. В других клиниках опытные врачи постарше были и то отказались, а этот вишь, взялся и молодец. Великолепный молодой человек.

- Нет, он не глухонемой, просто очень скромный, - не моргнув глазом, ответила Даша. – С людьми разговаривать стесняется, но хирург очень хороший. С вас две тысячи.

Я подробно рассказал хозяйке об особенностях кормления и послеоперационного ухода, после чего она с внучкой и кошкой покинула клинику. Я плюхнулся на стул в приемной и спросил у Даши:

- А как ты сумму определила, Жора мне сказал, что потом скажет, я у него спросить не успел, а ты уже сказала?

- Я взяла за минимальный остеосинтез, - улыбнулась Даша, - если Жора скажет, что мало, я из своих доложу, это не проблема теперь. Жалко бабушку, я ей хотела сказать, что вообще бесплатная операция, но решила, что она обидится.

Я подумал, что если Даше дать волю, то она добрую половину пациентов примется бесплатно принимать и доктор Морж попросту разориться, но вслух ничего не сказал. После бабушки и внучки пришло несколько повторников и один ложный случай отравления. Собака в чистом виде наелась какой-то гадости из мусорки и поносила уже третий день без малейших признаков изониазида или волчьей котлеты. Даша пыталась объяснить это скандальной хозяйке спаниеля (высокой и кучерявой тетке лет сорока), но та категорически ничего не хотела слышать:

- Я вам говорю, это мой сосед за забором, он настоящий маньяк, - уверенно утверждала тетка. – Буся ходит к ним в огород гулять, под забором лаз прокапывает и уходит. Ну нравиться ей там, что она виновата? А он каждый раз грозится убить мою собаку из-за каких-то помидоров. Ну не может моя собака ему все помидоры вытоптать. Орет еще, требует на цепь посадить. Спаниеля на цепь? Где это видано? Я ему говорю, не нравиться - бетонируйте забор, чтобы собака не могла прокопать, а он снова орать принимается. Вот это точно он, я вам говорю. Давайте определимся, что там за яд, и я заявление в милицию на него напишу. И другим расскажите заодно, я слышала, много собак пострадало. Я вам говорю, это точно он, просто маньяк, который собак ненавидит без всякой причины. А может собаки просто на него кидаются, чуют, что говнистый человек, с гнильцой, вот моя Буся на него всегда лает…

- У вашей собаки третий день диарея, отказ от корма, повышенная температура и все признаки кишечной инфекции, - терпеливо продолжила Даша. – Это совсем не похоже на симптомы обычного отравления. От отравления животное либо погибает сразу, либо не погибает, оно не растягивается по времени на три дня.

- Так он гад чуть-чуть подтравливает, чтобы я помучилась, - не унималась тетка - Бусечка как во дворе погуляет, так потом приходит и серет и серет, прям в доме серет, даже на ковры. А обычно она так не делает никогда, она у меня воспитанная.

- Мы назначим вам курс от кишечной инфекции, а также проведем необходимые анализы для подтверждения диагноза, - снова начала Даша.

- Да какая инфекция, - опять завелась тетка. – Вы найдите чем он травит, это, наверное, пурген какой-нибудь. Вы противоядие ей уколите, мне еще сегодня в милицию надо успеть, заявление на этого мудака написать.

Я почувствовал, что пора вмешаться в этот совершенно бессмысленный диалог, пока в клинике не появились новые посетители. Даша была явно не в состоянии дать хамке отпор, и я решил действовать грубо:

- Значит так, - гаркнул я во весь голос, из-за чего тетка оборвала очередную жалобу на полуслове. – Или вы принимаете наш диагноз и нашу схему лечения или идете куда хотите и лечитесь сами, если все знаете лучше нас. Это понятно?

Тетка быстро оправилась от шока, повернулась ко мне и продолжила возмущаться:

- Вы что себе позволяете, на клиентов решили голос повышать? Да я на вас в прокуратуру напишу, вас лицензии лишат и закроют сразу!

- Значит так, - снова рявкнул я. – Наша клиника оставляет за собой право отказать в оказании услуг без объяснения причин. Прошу покинуть помещение!

- Да как вы смеете! – завизжала тетка. – Да я на вас пожалуюсь, да я вас засужу всех, за оскорбление. Ишь ты, орет он, выгоняет. Да кто ты такой, сопляк? Позовите директора!

- Прошу вас покинуть помещение! – снова громко рявкнул я, делая решительный шаг в направлении скандалистки.

Тетка зло фыркнула, подхватила поводок и поспешила уйти, напоследок обложив нас с Дашей отборным матом. Я вышел за ней в коридор и увидел изумленного, заспанного Жору, который стоял в дверях кают-компании, пытаясь понять, что вообще происходит.

- Ну-ка рассказывайте, что за вопли? – недовольно пробурчал он. – Ярик, ты так орал, что за закрытой дверью меня разбудил.

Даша первой принялась объяснять ситуацию, а я молчал, чувствуя свою вину, за резкий порыв. Закончив рассказ, моя напарница добавила:

- Ярик, ну ты правда, палку-то перегнул, нельзя так с людьми, надо было спокойно уговорить, найти компромисс. Правда, Жора?

- Что сделано, то сделано, - зевнул главврач. – Орать точно не надо было, и меня будить. Конечно, есть долбанутые от которых проще и легче сразу избавиться, чем деньги с них брать за лечение и они потом за каждую копейку мозг вынесут. Нервы, они знаете, не бесконечные. Сегодня мы её уговорим, найдем компромисс, а назавтра ей опять моча в голову ударит и что тогда? Проще раз послать и забыть. Но культурно, без мата, без крика, нет и все тут.

Закончив фразу, Жора снова скрылся в кают-компании, а мы с Дашей вернулись в приемную. Даша помолчала с минуту, а затем строго сказала:

- Хоть Жора и заступился за тебя, но все равно больше так не делай. Я понимаю, ты теперь тоже врач и можешь принимать решения, но все-таки думай головой.

В её голосе я впервые отчетливо различил властные нотки жены хозяина клиники, подчеркивающие, что хоть мы и оба врачи, но я ей не ровня. Не став спорить, я просто вернулся к обязанностям, тем более что в клинике скоро появились новые посетители. В течение последующего приема я старался помалкивать, предоставив Даше общаться с клиентами, а сам только коротко отвечал на вопросы и выполнял необходимые манипуляции. Ближе к вечеру, после позднего и несколько сумбурного обеда (мы с Дашей обедали по очереди, тихонечко и быстро, чтобы не разбудить Жору), в клинике появилась Оля. Даша сразу засобиралась домой, сказав, что за ней скоро приедет Владимир Алексеевич.

- А вообще, он сказал, что мне сейчас инструктора персонального найдет, чтобы я быстрей водить научилась, машину мне хочет подарить, - похвасталась Даша, не обращая внимания на кислую физиономию Оли.

Оля в целом выглядела неплохо, без малейших следов вчерашнего возлияния, но по-прежнему хмурилась и молчала, пребывая в дурном расположении духа. К моему удивлению, усевшись в приемной на стул, она уткнулась не в телефон, как обычно, а в учебник по внутренним незаразным болезням животных. Я хотел вежливо поинтересоваться, чем вызван такой внезапный интерес к учебе, но в этот момент в клинике появился Игорь Вадимович. Он вошел в приемную с большой челночной сумкой под мышкой и окинул нас хмурым взглядом.

- Здравствуйте, Игорь Вадимович, - попыталась улыбнуться Даша, - но её губы моментально выпрямились, когда взгляд натолкнулся на злую гримасу бывшего главврача.

- Здорово, - грубо ответил Игорь Вадимович, - Я пришел забрать свои вещи и инструменты, а еще документы с компьютера удалить.

- Да, пожалуйста, - спокойно отозвалась Даша. – Позвать Жору? Он в кают-компании отдыхает.

- Не нужно, я сам туда зайду, у меня в шкафу одежда осталась – отозвался Игорь Вадимович.

Он развернул сумку, извлек из нее пару пакетов и принялся довольно резко и беспорядочно сгребать в один из них практически все содержимое ящиков стола. Закончив с этим, он ненадолго присел к компьютеру, а потом направился в операционную и стал с лязгом сыпать в корейскую сумку хирургические инструменты, большой стерилизатор и даже шуруповерт с аккумуляторами, который служил нам для установки спиц.

- Вот все-таки нужно было Жору позвать, - мрачно заметила Оля. – Нам тут нечем работать будет.

- Не нужно, я с ним вчера еще все обговорил, – снова повторил Игорь Вадимович. – А вот с тобой, Оленька, я хотел отдельно поговорить, пойдем, выйдем во двор.

Оля кивнула и они вышли. Я встал и хотел по Олиному совету разбудить Жору, но Даша остановила меня:

- Не лезь, - твердо сказала она – Игорь Вадимович действительно многое сам покупал, за свои деньги, так что пусть забирает. И вообще, они без тебя разберутся.

Я не стал спорить и уселся обратно на стул. Оля вернулась минут через пять, а Игорь Вадимович сразу пошел в кают-компанию и с нарочитым грохотом принялся копаться в шкафу. Я услышал недовольный голос Жоры, но слов разобрать было нельзя. Вялая перепалка продолжалась еще минут десять, а затем Игорь Вадимович, с трудом волоча сумку и два пакета, молча покинул клинику.

- Ну что, кого из вас этот старый хрыч к себе переманить хотел? – поинтересовался Жора, входя в приемную.

- Меня только, - отозвалась Оля. – Но я не согласилась.

- Удивительно, - усмехнулся Жора. – И что предлагал?

- Компаньонкой ему быть, типа деньги пополам. Он пока на базе приюта будет практиковать, пока помещение не найдет, - сказала Оля. – Говорил, что постоянные клиенты все к нему уйдут, деньги будут, а Моржу все равно каюк, долго он не продержится.

- Ха! Это мы еще посмотрим, кто дольше продержится, - воскликнул Жора. – Я же вам говорил, что премию выдам и зарплату вообще подниму? Я от своих слов не отказываюсь, скоро все будет. А насчет клиентов – вообще вопросов нет. Если кто спрашивает Игоря Вадимовича и говорит что хочет к нему на прием – пусть валят. Всем давайте адрес и телефон, не важно - звонят они или пришли. Мне вот этого не нужно, чтобы они ходили тут и рассказывали: «А вот Игорь Вадимович лучше лечил, то да сё, там все дела…» На хер! Это теперь моя клиника и работать будем, как я скажу, а Игорька больше чтоб и не вспоминать даже. Хорошо, что он носки свои вонючие из кают-компании забрал, теперь осталось шкаф проветрить и вообще можно жить!

Показать полностью
274

Откровенная ночь

Это история о моей работе ветеринарной клинике, основана на реальных событиях, но многие моменты изменены, так как невозможно все помнить больше чем десять лет спустя


Прошлая история тут https://pikabu.ru/story/absolyutnaya_pobeda_6428085

Откровенная ночь Штурм-Ветеринары, Доктор Морж, Длиннопост, Текст

- Ну офигеть! – воскликнула Юля, после минутного молчания. – А дальше что?

- А ничего, - улыбнулся Жора.- Вы теперь в моей команде, ну все, кроме уважаемой Дарьи.

Даша смутилась и опустила глаза, нервно сжав в руке кружку с нетронутым шампанским.

- Ну я это, хотела как бы рассказать вам, но очень стеснялась, было как-то стыдно вот, - наконец произнесла она. – Ну, в общем, я выхожу замуж за Владимира Алексеевича.

- А я сразу поняла, - меланхолично заметила Юля. – Ты изменилась как-то резко, скрытная стала, но шила в мешке не утаишь!

- Ну, в общем, он давно как-то оказывал мне знаки внимания, ну там вообще, - сбивчиво продолжила Даша. – А я все боялась, это как-то неправильно, он женат, у него жена, дочка, мне её жалко, да и что люди скажут. Но он обещал, что ни в чем семья нуждаться не будет, что все давно уже назрело. Ну и в общем, в общем так получилось…

- Так выпьем за тебя и за твое семейное счастье! – воскликнул Жора и принялся снова наполнять кружки, подчеркнуто игнорируя кружку Даши.

Это не укрылось от внимательного взгляда Юли, которая улыбнулась и продекламировала:

- Кабы я была царица, - третья молвила сестрица,- я б для батюшки царя, родила богатыря. Давай, за твоего будущего богатыря выпьем.

- Ого, тогда понятно, почему свадьба так срочно, - сказала Оля. – Подожди, тут минералка есть, давай тебе водички лучше налью.

Мы чокнулись и выпили, Жора расплылся в довольной улыбке и, откинувшись на спинку дивана, обратился ко мне:

- Ну что, готов окончательно вступить в команду? Я в тебе не сомневаюсь, ты парень надежный, так что давай теперь к нам на постоянную работу. Будет у тебя теперь как у девочек, стабильная зарплата, ну и премия, само собой. На время окончания учебы дадим тебе отпуск, все как полагается, а как диплом получишь – вообще оформим официально, с трудовой книжкой и прочими радостями. Ну что, согласен?

- Ух, ты еще спрашиваешь? – радостно воскликнул я. – Конечно согласен.

- Вот, значит, теперь за тебя выпьем! – воскликнул Жора, берясь за вторую бутылку.- За нового члена команды доктора Моржа!

Меня несколько смутило, что он пил с нами, но, видимо, повод был действительно важным, и ради такого стоило пересесть на такси. После третьей кружки шампанского Оля стала еще более задумчивой и как-то погрустнела, а Юля наоборот развеселилась сверх всякой меры. Она лихо взъерошила волосы и с улыбкой обратилась к Даше.

- Ну, ты, тихоня, даешь, сама мышка-мышка, а тут бац! Давай рассказывай, роковая красотка, как тебе удалось к себе в норку такую добычу затащить?

Даша смутилась и густо покраснела, а потом заговорила, старательно глядя в стол:

- Это как-то само собой получилось, я даже не хотела. Вообще Владимир Алексеевич мне давно разные знаки внимания делал, хотел с деньгами помочь, но я не брала. Ну, я же работаю, а он начальник, ну как мы же тут все работаем, как же я. Ну, в общем, еще несколько раз в ресторан приглашал поужинать, а я отказывалась всегда. Ну неудобно, у него семья, вдруг увидит кто, что люди скажут. Просто вежливо благодарила и все, где-то уже полгода это длилось, как бы.

- Заладила «ну да ну», - возмутилась Юля. – Ты конкретно расскажи, как все произошло, интересно же.


- Да тут такое дело, - продолжила рассказ Даша. – В общем, у мамы неприятность случилась с кредитом, там долго объяснять, в общем, деньги понадобились срочно, прям совсем. Я решила у Владимира Алексеевича попросить, но в долг, чтоб потом вернуть. И он сразу дал, даже без всяких условий. Мне было очень неудобно, а он попросил только с ним все-таки в ресторан сходить, только и всего, ничего больше. Я маме все рассказала, после того, как ей деньги передала, спрашиваю, когда мы сможем деньги вернуть. А мама сказала: «Да сходи ты с ним в ресторан, не бойся, не первый день его знаешь, он тебя не съест. Если мужчина видный, так не упусти кхе-кхе…»

Тут Даша слегка закашлялась, и Жора протянул ей кружку с водой.

- Продолжай-продолжай, правда, очень интересно, - неожиданно сказала Оля, а Юля поддержала её кивком.

- Ну, в общем, я очень стеснялась, мне и пойти в общем-то не в чем было. Но главное, мне не по себе было, что он женат. – продолжила рассказ Даша. – Нас с сестрой мама вдвоем растила, папа её бросил, когда еще я в школу не ходила. Мне всегда очень обидно было, что, у всех папа есть а у нас нет. Маме потом очень тяжело было, денег не хватало и вообще. А мама мне говорила, не надумывай там себе, бери, пока дают, не то свое счастье упустишь. Ну, в общем, я пошла, все так красиво было, прямо как в сказке, мне в своем простом сарафане даже неудобно. Владимир Алексеевич рассказывал, что я очень похожа на девушку из его класса, его школьную любовь, которая вышла за другого, пока он был в армии. Про работу свою рассказывал, про проблемы разные. Что устал, не может успокоиться, все теребят его по любому поводу, отдохнуть не дают. Мне его даже жалко стало, все думают, какой сильный человек, и не замечают, что он устал, и вообще. Ну, в общем, потом мы на квартиру поехали и знаете, вот первый вечер ничего не было, мы просто сидели и разговаривали, и все. И на второй так же, а потом я не выдержала и его поцеловала, а потом все закрутилось так быстро и неожиданно, я правда, не ожидала. Вы знаете, он такой добрый, такой заботливый. Обо мне никто так не заботился в жизни, вот правда. Я даже с ним боялась говорить по-началу, что не скажу, он все исполнить пытается, даже куклу разыскал, которую я в детстве хотела, прямо удивительно.

- А с женой его что? – поинтересовалась Оля.

- Он сказал, что до меня еще собирался разводиться, но из-за дочки медлил. Говорит, что она ему изменяет, пока он на работе, из-за денег скандалит, и вообще. Не знаю, правда это или нет, но при мне она ему ни разу не звонила, даже когда он со мной ночевал, - словно оправдываясь, торопливо заговорила Даша. - Это наверное не просто так, это, наверное, что-то значит?

- Хватит всякими глупостями бабскими голову забивать! – неожиданно вмешался молчавший несколько минут Жора. – Нужно выпить за Дашино счастье, и всех делов. Твоя мать - мудрая женщина, все правильно сказала. Надо брать от жизни все, что можно, и не забивать голову всякой фигней.

Жора снова наполнил кружки и мы снова выпили за Дашу. Она очень стеснялась такого внимания к себе, но Жора и Юля наперебой принялись её успокаивать, подтверждать правильность её решения и повторно желать большого счастья. Вторая бутылка подошла к концу, и Жора сказал:

- Ярик, давай-ка на правах юнги, сбегай, пожалуйста, в магазин. Вот деньги, возьми нам с тобой коньячку, а девчонкам какого-нибудь вина и сок для Даши. Ну и закусить там, чего по мелочи, колбаски там, бананов, шоколадку, сам, короче, разберешься, не маленький уже.

- Жора, а как мы завтра работать будем? – удивленно спросила Оля. – После таких посиделок.

- Не бойтесь, Даша любезно согласилась еще какое-то время поработать в клинике, пока я найду новых людей, - спокойно ответил Жора. – Вы с Олей можете попозже выйти, Ярик ты тоже. А я с Дашей поработаю, мне с бодуна не страшно, антиполицай зажую, чтобы клиентов не пугать, и вперед. Не каждый день у нас такой праздник, по-любому нужно отметить, раз уж начали, когда еще потом все соберемся, а работать кому-то все равно каждый день придется. Короче, не парьтесь, все ништяк. Ярик, беги быстрей, дуща гарить!

Я поспешил выполнять распоряжение нового главного врача, пораженный внезапно нахлынувшей свободой. Все вокруг казалось прекрасным и удивительным, даже первые звезды короткой летней ночи светились гораздо ярче. Весь следующий пятый курс уже не казался мне таким сложным и страшным, а госэкзамены уже казались пустой формальностью. У меня уже есть работа, где меня ценят, есть коллеги, которые меня ждут, которым я нужен. Я, можно сказать, именно сейчас стал ветеринарным врачом. Не жалким практикантом, санитаром или фельдшером. Настоящим врачом, профессионалом, специалистом своего дела!

Когда я вернулся с ценным грузом, веселье в кают-компании продолжилось с новой силой. Жора с ловкостью открыл новые бутылки, и мы выпили за успешное изгнание Игоря Вадимовича и дальнейшую успешную работу. После тоста Юля продолжила забрасывать Дашу вопросами о её женихе, об их совместной поездке в Москву, о планах на предстоящую свадьбу и всем таком прочем. Даша скромно демонстрировала ювелирные подарки и нехотя рассказывала подробности своего головокружительного романа, чем вызывала у Юли еще больше вопросов.

- Это замечательно, - восклицала Юля почти после каждого ответа, - Я за тебя так рада, ты прям как золушка, нашла своего принца. Вот, правда, это так романтично, прям как в сказке. Надеюсь, ты нас всех пригласишь на свадьбу? Я со своим парнем хочу прийти и поймать букет.

- Свадьба только осенью, наверно, будет, - по-прежнему не поднимая глаз, сказала Даша. – Конечно, мы вас всех будем рады видеть, Володя обещал, что места всем хватит.

- Ого, уже Володя, - неожиданно отреагировала Оля. – А как ты его вообще называешь? Ну вот лежит он такой с тобой рядом в постели, ты его как зовешь?

Даша снова сильно покраснела и нехотя ответила:

- Володя, иногда Владимир, и Вовой совсем редко, ему не очень нравится.

- Называй сразу «дорогой», - посоветовала Юля. – Это полезно, пусть привыкает.

- Минуточку внимания! – прервал женскую болтовню Жора. – Прошу, блин, тишины. Слово предоставляется главврачу!

- Просим-просим! – хором стали скандировать Юля и Оля, хлопая в ладоши.

- Я хочу сказать вам большое спасибо, - важно начал Жора, встав с дивана. – Большое спасибо за оказанную поддержку и доверие!

- Ты блин, как президент, - хихикнула Юля. – Не вздумай теперь сказать: «Я устал, я ухожу».

- Не доздесся, - огрызнулся Жора и продолжил прежним, пафосным тоном. – Я хотел сказать, что хочу выдать всей команде премию. Не прям сейчас, но вот на днях. Я думаю, все её заслужили, эту премию, за хорошую, самоотверженную работу!

- Ура капитану! – воскликнула Юля. – Дай как я тебя расцелую.

- А вот это лишнее, - поспешно остановил её Жора. – Не нужно омрачать моральный облик командора.

Мы все дружно разразились таким хохотом, что в клинике задрожали стекла. Даже трезвая и скромная Даша хохотала над этой фразой, настолько комично она звучала. Жора притворно обиделся и с полминуты сидел с надутым видом, а затем не выдержал и заржал вместе со всеми.

- За команду доктора Моржа! – воскликнул он. – Поднять паруса и свистать всех на верх!

- Полундра! – закричала Юля, - На абордаж!

Мы дружно выпили, и спустя пару минут, когда все успокоились, Жора смог продолжить свою речь:

- Если серьезно, теперь будет все по-другому. Мы обязательно откроем новый филиал, и я назначу туда руководителем кого-то из вас. Конечно, в ближайшее время уважаемая Дарья нас покинет, и нам понадобится новые люди в команду. Человека три как минимум, я думаю. А еще я думаю перейти в будущем на круглосуточный режим работы. Так это я уже говорил или не говорил?

- Не говорил, - ехидно сказала Оля. – А вообще записывать надо.

- И закусывать, - подхватила Юля. – на колбаску, товарищ капитан.

Пока Жора давился колбасой, Оля спросила:

- А кто же это у нас по ночам работать будет? Это дело муторное.

- Найфем, - отмахнулся Жора, не успев прожевать. – Вон Ярику нужно будет еще с полгода учебу с работой совмещать, сможет в ночь выходить. Главное, чтобы бабки были, а люди найдутся. Клиника, в которую всегда можно прийти дорого стоит, прибыли не заставят себя ждать. А это значит что? Значит и зарплата будет хорошая, я вам говорю!

- Лучше скажи, что ночные дежурства отличный повод не омрачать моральный облик командора в глазах его супруги, - ехидно заметила Юля.

Раздался очередной взрыв хохота, и веселье продолжилось с новой силой. Жора, не останавливаясь, строил наполеоновские планы, и по всему выходило, что в скором времени ветклинику «доктор Морж» можно было уверенно переименовывать в «Нью-Васюки». Юля неизменно снабжала каждую новую идею ехидными и критическими комментариями, так что хохот в кают-компании не стихал ни на минуту. Наконец, ближе к полуночи, Оля поднялась и сказала:

- Хорошо тут с вами, конечно, но я намаялась за день, еще один глоточек вина - и прямо тут засну. Я на квартиру пойду, если вы не против, а завтра на работу выйду к обеду, самое позднее.

- Конечно против, - возмутился Жора. – Хорошо так сидим, только веселиться начали. Хочешь - я тебе на завтра вообще выходной дам.

- Э стопэ, а что меня сегодня с выходного дернул, ты не забыл? – возмутилась Юля. – Я сейчас тебе быстро моральный облик омрачу, дай только скальпель взять.

- Все-все, - поспешно исправился Жора. – Завтра выходной у Юли, а ты Оль, к обеду выходи.

- За мной парень скоро должен приехать, - категорично заявила Юля. – Так что пусть идет, мы все равно закругляться будем. Я вообще не понимаю, почему Дашенькин жених до сих пор не здесь? Он же несомненный герой дня, а не ты Жора.

- Ладно, я понял, хорошего понемножку, - отозвался Жора. – Давай на посошок, и я тебе такси вызову.

- Не хочу такси, хочу воздухом подышать, - возмутилась Оля. –Давай наливай быстрей.

- Хорошо, -кивнул Жора, берясь за бутылку. – Ярослав, назначаю тебя сопровождающим рыцарем для прекрасной дамы. Задача доставить принцессу в замок в целости и сохранности.

- Да милорд!- гаркнул я. – Готов служить верой и правдой.

- Отлично, давай там не задерживайся, мы с тобой тоже потом на такси поедем, я тебя там же на повороте высажу, а ты уж сам дойдешь. – распорядился Жора.

Мы с Олей вышли в душную летнюю ночь и зашагали по темной улице. Коньяк ударил в голову, я пытался шутить, но Оля пребывала в состоянии задумчивой грусти, и я быстро замолчал. Когда мы прошли пару кварталов, Оля неожиданно замедлила шаг и произнесла:

- Странно как-то все получается. Я мечтала о богатом и заботливом муже, чтобы стать счастливой домохозяйкой, которая только о бездомных кошках думала. Почему так?

- Не понял? – честно сказал я, совсем не ожидая такого вопроса. – Что ты имеешь в виду?

- Все имею!- воскликнула Оля. – Все вот это дерьмо. Я не хотела быть ветврачом, меня отец в этот колледж засунул, я хотела смотаться из этой деревни и в городе жить, выйти замуж, детей родить. Думала, работа в клинике это так, блин, временно перебиться, пока найду такого самого. А теперь думаю, а если, блин, это все навсегда. Все эти вонючие коты, гной, собачье дерьмо и вообще. Почему Дашке повезло, а мне нет?

- Не знаю, может быть это потому, что мир вообще несправедливая штука.

- Да, наверное, - вздохнула Оля. – Я сейчас в деревне пожила и подумала, может, там не так уж плохо. Может, я вообще зря в город поехала.

Я промолчал, не зная, что ответить на это рассуждение. Оля улыбнулась, посмотрела на звезды и произнесла:

- Не парься, это я так, на эмоциях, блин, плюс выпила лишнего чутка. Ничего страшного, утром все пройдет. Пошли дальше.

Остаток пути я шел чуть позади неё, погрузившись в размышления о женской природе и странных мечтах. Оля казалось мне довольно красивой, она была несколько стройнее Даши, но из-за того, что мы мало с ней разговаривали, я совершенно не знал, что она за человек. Сегодня алкоголь впервые немного смыл толстый слой грима, покрывавший лицо на работе, и в свете звезд на секунду мелькнула настоящая Оля, чтобы потом быстро скрыться за темной калиткой, шепнув на прощанье «Пока».

Когда я вернулся, Даша уже уехала, а Жора и Юля допивали остаток коньяка, громко над чем-то смеясь.

- За доктора Моржа, гип-гип ура! – воскликнула Юля при моем появлении.

- Команда, на абордаж! – подхватил Жора. – Юнга, наливай, пока еще есть что.

Мы выпили по последней, и вскоре у Юли запиликал телефон, сообщая о приезде парня. Когда она попрощалась и, шатаясь, покинула клинику, Жора ухмыльнулся и произнес заговорщицким тоном:

- У меня тут бутылочка спиртяки припрятана, на экстренный случай. Давай я сейчас разбавлю, и еще бахнем! Не боись, у меня чистый, медицинский, я уже на Игорьке проверял, он вроде не ослеп.

- Давай, - кивнул я, - Еще рюмочку можно.

Жора полез на табуретку, чтобы достать до верхнего ящика в шкафу и, зашатавшись, едва не упал. Я вовремя успел подхватить его под колени, и главврач сумел сохранить равновесие, а через секунду извлек из шкафа заветную бутылку темного стекла. Отвинтив крышку, Жора лихо разбавил по полкружки и протянул одну мне:

- Ну давай, за мир, за дружбу и за ветеринарную службу!

Я выпил, и жидкость резко обожгла горло. Жора разбавлял на глаз, и пойло получилось градусов пятьдесят, если не больше. Доктор тоже скривился, но быстренько запив соком, расплылся в довольной улыбке.

- Эх, хорошо! – воскликнул он. – Давно уже выпить хотел, а то уже заебал этот напряг. Каждый день за рулем, каждый день ехать надо, бля. Если выходной, то еще хуже, целый день из-за руля не вылазишь, надоело. Я, бля, даже машину хотел на хер разбить, так заебало. Хорошо, что ты пришел, я не думал, что вернешься, думал, останешься Олю утешить, вишь, как она без хуйца загрустила прям.

- Ну, я даже как-то это, ну типа повода не было.

- Да на хер тебе повод, - ухмыльнулся Жора. – Бери без повода то, что плохо лежит. Хотя может оно и правильно, на фиг мне в клинике эти шашни? Если не собираешься жениться, не хер в клинике шпили-вили разводить, подрывать, так сказать, моральный облик коллектива.

Он снова разразился громким хохотом и взялся за бутылку. Разбавив в кружках новую порцию, Жора сказал:

- Хороший ты мужик, Ярослав, понимающий. Давай выпьем за мужскую солидарность, раз уж мы вдвоем остались в этом бабском царстве!

Мы выпили, и так как сока больше не осталось, пришлось запивать обычной водой, благо хоть шоколадные конфеты на закуску еще оставались. Жора закинул в рот сразу три и, с трудом прожевав, продолжил свою нравоучительную речь:

- Главное, мужик, не женись. Оно, конечно, вроде неплохо, но лишает тебя простора для маневра. Пока не женат, бля, у тебя все пути открыты и мозг не ебут, только ты ебешь, ха!

Последняя кружка спирта явно была лишней, и Жору конкретно развезло. Я тоже чувствовал себя не слишком уверенно, но ночная прогулка и меньшая доза спиртного оказали свое влияние, и я пока еще соображал, что к чему.

- Вот от ебли польза большая, а не только удовольствие, - продолжал Жора нести какую-то дичь. – Вот если бы я Катю не трахал, не был бы сейчас главным врачом.

- Какую Катю? – спросил я.

- Ну с администрации, секретутку, я ж тебе рассказывал, а неважно… Короче, если бы не секс, я бы вообще ветеринаром не стал, меня ж с колледжа выпереть хотели за прогулы, еще на первом курсе, бля. Там у нас была такая замдиректора, она меня невзлюбила с первого дня. Волосы слишком длинные - постригись. Короче, потом доебывалась до всего, а как прогулы пошли, вообще приказ на отчисление уже приготовила. Ну а мне хули терять, зашел после занятий к ней в кабинет, и просто так вот за жопу схватил, на лицо она не очень, а жопа знатная была. А она расплылась, расцвела подсолнухом, кабинет закрыла и аж бегом. С тех пор у меня с учебой вообще проблем не было, совсем. Зайду раз в недельку, раком её на стол и жахну так, чтоб аж ствол дымился - и все, потом красный диплом и медаль на шею. Ладно, чё пиздеть, давай еще по одной, ух.

- Давай я, а то ты сейчас намешаешь, - сказал я и «случайным» движением локтя смахнул бутылку со стола.

- Ой бля, ну что за рукожооп! – закричал Жора, пытаясь спасти последние капли.

К его огромному сожалению почти весь спирт разлился на полу, в бутылке осталось на донышке, но Жора все равно тщательно разбавил остаток и разлил по кружкам.

- Ну, теперь точно на посошок и такси вызываем! – громогласно заявил он.

По дороге домой мне пришлось отвечать на звонок Жориной жены, так как сам главврач был не в состоянии попасть по нужной кнопке. К моему удивлению, супруга была спокойна, спросила только, какая машина, и сказала, что выйдет встречать к подъезду. Я предупредил таксиста и вышел на своем повороте, благо Жора расплатился едва мы подошли к машине, на других условиях таксист категорически отказывался нас везти.

Дома меня встречал встревоженный Лёва, и я с грустью подумал, что уже второй день подряд оставляю его надолго взаперти. Наверное, стоило начать выпускать его на прогулки по саду или придумать что-то еще. Я завалился спать прямо в одежде, не в силах раздеться или застелить постель. Последняя мысль, перед тем как провалиться в темную бездну, была о том, что такая работа до добра не доведет, но с этим уже ничего нельзя было поделать.

Показать полностью
458

Абсолютная победа

Это история о моей работе ветеринарной клинике, основана на реальных событиях, но многие моменты изменены, так как невозможно все помнить больше чем десять лет спустя


Прошлая история тут https://pikabu.ru/story/zhrebiy_broshen_6418319

Абсолютная победа Штурм-Ветеринары, Доктор Морж, Длиннопост

Жора оказался прав, прошлый напряг был еще цветочками. В клинику одна за другой поступали собаки с признаками отравления. По счастью, пострадавших от волчьих котлет больше не было, но, к сожалению, не всех жертв изониазида нам удавалось спасти. Хуже всего было с мелкими собаками и щенками, несколько вообще погибло, не доехав до клиники. Всего было около тридцати обращений, из которых четыре собаки умерли в клинике, нескольких Жора перенаправил в другие клиники, а остальных нам удалось спасти. Кроме этого, в клинику приходили и обычные клиенты, так что до конца дня у нас не было ни одной свободной минуты.

К сожалению, не все из текущих клиентов в очереди понимали тяжесть ситуации, некоторые начинали возмущаться:

- Что теперь, моя киса в переноске задохнуться должна из-за ваших гавкалок – возмущалась толстая тетка, похожая на эталонную советскую продавщицу из палаты мер и весов.

- Вашей кошке ничего не будет, она не умирает, - возмущалась девушка, чей муж держал под капельницей лохматую дворняжку. – Имейте терпение, мы же не виноваты, что так получилось.

- И че теперь? – возмущалась тетка. – Можно мою кошку вообще к врачу не водить? Пусть чешется, как и чесалась, тут жизнь собаченек под угрозой. От ваших собак и так проходу нету, все дворы в говне и углы зассаны. Очередь есть очередь, кто первый пришел, тот и прав. А то развели тут собачатню, понимаешь. Может мне вообще в другую клинику пойти, раз тут к людям такое отношение. Может на вас жалобу написать, а?

- Сегодня во всех окрестных клиниках такая история, - устало вздохнул парень со смешным лопоухим щенком овчарки, - Я вообще на прививку пришел, пока у меня выходной, сегодня три клиники обошёл, и везде такая история. Решил уже тут остаться и досидеть, раз других вариантов нет.

По началу мы еще пытались вмешиваться в конфликты и как-то смягчать ситуацию, но скоро на это перестало хватать времени и сил. Некоторые люди уходили возмущенные, но мы уже ничего не могли с этим поделать. Для меня весь рабочий день проходил как один бесконечный забег с различными препятствиями. Капельницы, шприцы, ампулы, новая собака, новая вена и опять все повторяется. Я уже не разговаривал с людьми, просто слышал их голоса словно откуда-то издалека, только извлекая из общего шума короткие распоряжения Юли и Жоры. Ближе к вечеру в клинике появилась Оля и без лишних разговоров активно включилась в работу. Примерно через полчаса после её прихода привезли молодую азиатскую овчарку, судя по всему пострадавшую от волчьей котлеты. Хозяин собаки уже слышал страшные новости об отравлениях и после первой рвоты с кровью сразу помчался в клинику. Состояние собаки было еще неплохим, и Жора принял решение рискнуть и провести срочную операцию. Мы с Юлей остались принимать текущих пациентов, а Оля с Жорой занялись собакой, не тратя времени на рентген. По идее, все гвозди должны были быть сконцентрированы в желудке, и Жора наделся успеть извлечь их оттуда. Новых пациентов с отравлением пока не поступало, мы с Юлей возились с постановкой капельниц, а между тем во дворе слышались какие-то возмущенные голоса. Я пошел выяснить, в чем дело, оказалось, что группа активистов из тех, чьи собаки умерли собирала подписи под обращением в прокуратуру по поводу отказа милиции расследовать гибель собак. В считанные минуты во дворе образовалось нечто похожее на стихийный митинг, слышались призывы организовать что-то вроде патрулей самообороны, чтобы самостоятельно изловить и покарать негодяя. Часть людей призывала напротив, решить проблему законными методами, написать во все возможные инстанции, провести вскрытия собак, расследование, кто в последнее время покупал яды, и привлечь виновного к уголовной ответственности. И те, и другие громко кричали, из-за толпы примерно человек в тридцать во двор было просто не зайти, и я трудом протолкался на улицу посмотреть, нет ли больше срочных пациентов, а затем, не вступая в дискуссию, поспешно вернулся в клинику. Жора уже закончил операцию и, пока Оля заканчивала зашивать рану, продемонстрировал мне в лотке-почке добытый из желудка трофей.

- Вот удивительное совпадение, - воскликнул он. – Тут не маньяк постарался, а хозяин-разгильдяй.

В лотке лежала обычная металлическая губка-пружинка для мытья пригоревшей посуды. Вероятно, сильно перепачканную в жиру губку собака стянула прямо из раковины или из мусорного ведра. Симптомы были действительно очень похожи на волчью котлету, но, конечно, губка из тонкой проволоки не давала в желудке такого разрушительного эффекта, как сеченые гвозди.

- Хорошо, что хозяина рассказами напугали, - сказала Оля, обрабатывая шов. – Зато собака теперь наверняка выживет и следить за ней будут как следует.

Мне было жаль, что не я ассистировал на операции, но решение Жоры было вполне логичным. У Оли больше опыта, и она не провела последние несколько часов в напряженной беготне, а значит, шансов на ошибку у неё было существенно меньше. Последняя собака с отравлением попала в клинику уже около девяти, хозяева сами укололи ей пиридоксин уже при первых симптомах, разумеется не в вену, но все-таки это дало определенный положительный эффект, и в итоге мы собаку сумели спасти. Окончательно со всем разобрались мы только к полуночи. Очень хотелось поскорее добраться домой, но Жора с неожиданной строгостью потребовал навести в клинике хоть какое-то подобие порядка.

- Может завтра еще хуже будет, - сказал он. – Тогда у нас тут к вечеру будет грязней, чем в сортире. Давайте, уж полы тщательно точно нужно помыть.

Мы с девочками нехотя взялись за тряпки и еще полчаса потратили на наведение чистоты, пока Жора сидел за компьютером и приводил в порядок записи, сделанные второпях в течении дня. Наверняка там было множество ошибок в фамилиях, адресах и номерах телефонов, но хотя бы то, что относилось к лечению, Жора заполнял с особой тщательностью.

- Ну все, можно теперь по домам, - выдохнул Жора. – Сумасшедший был денек.

- Можно я на завтра выходной возьму? – спросила Юля. – Раз уж Оля вернулась, и Даша приехать должна.

- Бери, - кивнул Жора. – Но телефон не отключай, если тут очередной аврал будет, я тебя вызову.

- А Игорь как же? – поинтересовалась Оля. – Орать не будет?

- Разберемся, - успокоил её Жора. – Это моя проблема. Но сейчас я так устал, что мне уже по хрену. Но я ни о чем не жалею. Ярик, ты в сады к себе едешь?

- Да

- Давай я тебя подброшу до поворота, а там уже сам дойдешь, транспорт-то уже не ходит.- предложил Жора.

- Отлично, а то я денег хотел на такси просить.

- Давай только сначала девчонок по домам развезем, негоже им по ночам так поздно одним гулять.

По дороге в машине мы почти не разговаривали. Жора выглядел неожиданно веселым, совсем не похожим на человека, который завтра окажется без работы. Когда мы остались вдвоём, я не выдержал и спросил:

- Куда ты пойдешь теперь, если завтра Игорь Вадимович тебя все-таки уволит?

- Завтра на работу приду, а там видно будет, - весело ответил Жора. – Жизнь коротка, а работ много еще. Чего из-за одной переживать?

Дома меня встретил встревоженный Лёва. Котенок бросился к двери с громким мяуканьем, едва я только переступил через порог. Он пулей взобрался по ноге и почти мгновенно оказался у меня на плече, принявшись тереться об ухо. Я поспешил покормить страдальца, который с жадностью набросился на еду, а потом устроился на коленях, будто не желая меня больше отпускать. Я с трудом нашел в себе силы поужинать, а потом просто вырубился спать, даже не раздеваясь, так сильно устал за этот рабочий день.

На следующее утро я разумеется проспал. Было около девяти утра, когда я наконец услышал очередной назойливый звонок телефона.

- Что, дрыхнешь, зараза, а мы тут работаем, - весело поинтересовался Жора – Давай, бери такси и в клинику бегом, я заплачу за машину.

- Что там, опять аврал? – зевая спросил я.

- Да нет, после вчерашнего кипиша только одни с утра пришли, да и то у них банальная пищевуха, а не изик, - отозвался Жора. – Но и без этого дел хватает, давай езжай, потом поговорим.

Я собирался сразу выехать, но после минутного размышления решил пожарить яичницу и как следует позавтракать перед тяжелым рабочим днем. Горький вчерашний опыт подсказывал, что в случае наплыва клиентов можно остаться вообще без еды на целый день. В итоге, в клинику я попал уже после десяти. Жора, как и обещал, расплатился с таксистом и поспешил вернуться в клинику, а я поплелся за ним. В приемной кроме Оли и собаки с хозяином, было еще два очень странных человека. Худощавый очкарик, на вид лет на пять старше меня, сидел за компьютером и перебирал бумаги, а здоровенный бритоголовый амбал перебирал товары и препараты в ветаптеке, время от времени фотографируя некоторые из них на камеру сотового телефона. Выглядело это несколько странно и даже немного комично, но из присутствующих никто не улыбался. Жора не стал представлять гостей, и я, переодевшись, присоединился к Оле, которая делала уколы питбулю, лежавшему под капельницей. Это был один из последних наших вчерашних пациентов, сегодня пришедший на повторный прием. Хозяин собаки молча стоял рядом и гладил пса по голове, чтобы он не дергался и не вырвал иглу. В клинике вообще царило несколько гнетущее молчание. Меня подмывало спросить, что вообще происходит, но я сдерживался, опасаясь последствий. Гости явно пришли что-то проверять, но по виду были совсем не похожи на каких-то официальных лиц, скорее напоминали представителей лихих девяностых, особенно лысый качок. Не знаю, сколько времени они пробыли в клинике, но примерно минут через сорок, когда уже ушел посетитель с питбулем, проверяющие собрали свои бумаги и, позвав Жору, вышли из клиники во двор. Я воспользовался моментом и спросил у Оли:

- Это кто были вообще?

- Я не знаю, их вроде Владимир Алексеевич прислал, - ответила Оля. –Тут вообще что-то непонятное творится. Они прямо с утра приехали ревизию делать всего, что в клинике есть.

- Я так понимаю, Игоря Вадимовича в клинике сегодня не было?

- Нет, не было. Юля вот-вот должна прийти, её Жора тоже зачем-то с выходного выдернул, хотя явно вчерашнего завала не будет, – ответила Оля. – Можно долго гадать, что к чему, но ты лучше делом пока займись. Эти проверяльщики все поперекурочили, особенно в ветаптеке, там ценников половина вообще попадала. Пойди, наведи там порядок, пока людей нет.

Я кивнул и принялся за дело. Оля тоже занялась наведением порядка в шкафу с препаратами. Примерно через полчаса в клинике стали появляться следующие посетители. Далеко не все из пострадавших от отравления приходили на повторный прием, зато было много животных с другими заболеваниями, которые из-за очередей вчера не попали на прием. Меня встревожило долгое отсутствие Жоры, я даже вышел на улицу, посмотреть где он. Машина стояла на месте, а самого Жоры нигде не было, и стало понятно, что он уехал на машине незваных гостей. Я собрался сообщить об этом Оле, но тут увидел, что по улице приближается заспанная Юля.

- Привет, ты давно тут? – поинтересовалась она.

- Здравствуй, да часа два уже наверно, - ответил я.

- А где Жора? – поинтересовалась Юля. – я ему три раза звонила, А он сбрасывал каждый раз.

- С утра был, а потом куда-то уехал, - пожал плечами я. – Тут с утра два каких-то типа были, странные. Оля сказала, что проверка от Владимира Алексеевича. Они корма с препаратами пересчитали, а потом с Жорой вместе ушли. И главное, Жора молча ушел, вообще ничего не сказал.

- Да, очень странно, - кивнула Юля. – Я-то думала, он оперирует или еще чего, даже Ольке не стала звонить, подошла, смотрю, машина стоит, а тут, блин, такое. Людей много на приеме?

- Люди идут, но меньше, чем вчера гораздо, - ответил я. – Сейчас одна кошка с микроспорией в очереди была и все. С отравлением вроде улеглось пока.

- Ладно, пошли, - сказала Юля. – Думаю, Жора скоро вернется и все объяснит.

Юля ошиблась, Жора не появился даже после обеда. Мы вели прием в обычном режиме, разве что испытывали некоторые трудности с препаратами. То, что можно было купить в обычной аптеке, конечно, приобрели, а вот за ветеринарными препаратами некому было ехать. Оля пыталась дозвонится Жоре или Игоря Вадимовичу, но ни один из них не отвечал на звонки, хотя телефоны были включены.

- Может сразу типа Владимиру Алексеевичу позвонить? – предложила Юля.

- Нет, лучше подождать, - ответила Оля. – Думаю, к вечеру все прояснится.

Сегодня, в более спокойной обстановке, я заметил в Олином поведении некоторые изменения. Появилась какая-то спокойная отрешенность, если не сказать пофигизм. Она и раньше не слишком много со мной общалась, предпочитая залипать в бесконечных смс-переписках. Теперь она просто задумчиво смотрела в никуда, даже не доставая телефон, и разговаривала только по делу, будто прерываясь от долгого сна, а затем снова погружаясь в молчаливое оцепенение. Юля тоже заметила изменения в поведении Оли и даже пыталась её разговорить, когда выдалось затишье, и мы сели пить чай в кают-компании:

- Ну, как отпуск то провела, куда ездила? – бодро спросила Юля.

- Дома, в деревне у родителей провела, - нехотя ответила Оля. – Только к родственникам в соседнее село ездила и все.

- Что делала? – не отставала Юля.

- Ничего особенного, телевизор смотрела, музыку слушала, маме по хозяйству помогала, - ответила Оля. – Вообще просто отдыхала.

Юля замолчала, будто задумалась над следующим вопросом, и в это время хлопнула входная дверь. Я выглянул в коридор и тут же выскочил за дверь. В коридоре стояла Ланна, держа Джинну за поводок. На морде собаки блестел металлический намордник.

- Привет, -удивленно сказал я. – У тебя что-то случилось?

- Здравствуй, нет, у меня все хорошо, -улыбнулась гостья. – Просто я подумала, что тебе нужна какая-то помощь. У нас вся округа прям всполошилась вчера из-за отравлений, я за тебя беспокоилась.

- Ну, вроде не очень, мы вчера справились, как могли, - честно признался я. – А сегодня ситуация гораздо легче.

- Знаешь, у нас все, буквально все на ушах от этой ситуации, - вздохнула Ланна. – У меня у подруги такса погибла, она с нами в парке гуляла, даже до клиники добраться не успели, так жалко. Как так, ну как так, жестокость просто ужасная.

На звук разговора из кают-компании выглянула любопытная Юля, и я поспешил увлечь Ланну во двор, чтобы поговорить спокойно.

- Сегодня собачники в парке и во дворах субботник устроили, убирали мусор и отраву, -сообщила Ланна. – Все договорились и собрались, горе всех объединило. Кроме хозяйских, очень много бездомных собак погибло, сегодня даже мусорщики ездили по району их собирали. А мы с сестрой еще вчера стали объявления развешивать с предупреждениями. Дома на принтере распечатали и ходили вешали на столбах.

- Вы большие молодцы, - сказал я. – Вообще хорошо, что есть неравнодушные к чужому горю люди.

- Представляешь, в некоторых местах листовки сразу срывали, - сказала Ланна. – Некоторые люди у подъездов прямо ругались за то, что мы их клеили. Главное, чаще пожилые, вроде приличные, а так возмущались.

- Я тоже не понимаю такой жестокости к собакам, - сказал я. – Убивать всех без разбора, случайным образом, лишь бы убить. Кошмар просто.

- Сегодня на субботнике сказали, что вроде есть подозреваемые, - сообщила Ланна. – Но милиция не хочет их разыскивать и привлекать к ответственности. Вроде бы два дня назад, в одном из дворов, бродячие собаки напали на женщину с ребенком в коляске. Она мимо мусорников домой шла, а там в коляске, знаешь, есть такое отделение для сумок, снизу. Ну в общем там у неё был пакет с продуктами, они почуяли и набросились. Девушка еле успела ребенка подхватить и в подъезд забежать, а собаки коляску опрокинули и пакет разорвали. Так муж этой девушки потом со шваброй во двор выскочил и кричал, что собак всех поубивает, но ни одной не поймал. Вот говорят, что это он отраву везде разбрасывал, чтобы от бродячих собак избавиться, а в итоге и домашние собаки пострадали. Ужас, просто ужас. Это прямо какая-то карма, когда насилие порождает насилие.

- Его можно понять, - вздохнул я. – Стремление защитить ребёнка - естественная реакция. Не знаю даже, как бы я поступил в такой ситуации.

- Но жестокость не решает проблему, - возразила Ланна. – Вот сколько собак погибло, сколько горя у людей, а ребенок все равно не в безопасности, бродячие собаки все равно еще бегают. Как-то глупо все получилось.

- Может быть, это вообще другой человек, - сказал я. - просто люди ищут виноватого. Когда есть козел отпущения, всем вокруг легче становится. Признать свою безответственность по отношению к питомцам куда тяжелее, чем плевать в виноватого. В любом случае, сегодня новых случаев отравления уже не было. Возможно, тот, кто это сделал, испугался ваших объявлений и активности людей, поэтому прекратил травить.

- Может быть, - согласилась Ланна. – Я рада, что отравлений сегодня не было. Мне уже пора, не хочу тебя отвлекать от работы, если будут какие-то новости, обязательно позвони или напиши.

- Обязательно. Я очень рад, что ты зашла меня проведать. Прости, что редко пишу в последнее время, так получается просто. Надеюсь, в ближайшее время у меня все-таки будет выходной и мы куда-нибудь сходим.

- Ничего-ничего, я все понимаю, твоя работа очень важна, - сказала Ланна. – Пиши, как освободишься, я буду рада провести с тобой время. До свидания.

- Пока.

Я вернулся в клинику и застал Юлю, внимательно смотревшую через окно на удаляющуюся Ланну.

- Твоя девушка? – поинтересовалась она. – Очень красивая, тебе повезло.

- Нет, знакомая просто, - уклончиво ответил я.

- Не ври, - усмехнулась Юля. – У тебя на лице все написано. Вы классно вместе смотритесь, прямо отличная пара.

Я усмехнулся и, ничего не ответив, пошел в кают-компанию допивать остывший чай. Не то чтобы я сильно стеснялся, но Ланна была клиенткой ветклиники и, девушки наверняка её знали. Мне была неприятная мысль о том, что коллеги узнают о маленьком злоупотреблении с номером телефона, поэтому так старался уйти от темы.

После прихода Ланны мое настроение сильно улучшилось. Приятно было думать, что девушка соскучилась по мне и захотела меня увидеть. Еще сильнее захотелось поскорее получить выходной, чтобы пойти на свидание. Но к сожалению, Жора до вечера так и не появился, и даже флегматичная Оля не на шутку встревожилась по этому поводу.

- Давайте вечером все-таки Владимиру Алексеевичу позвоним, - предложила Юля. – Совсем вечером, когда уже клинику закрывать будем.

- Хорошо, - кивнула Оля. – В конце концов, надо определиться, куда выручку девать, опасно большие суммы в клинике хранить.

Но звонить никуда не пришлось. Жора появился в клинике буквально за пять минут до закрытия, держа в каждой руке по бутылке шампанского. С ним на такси приехала Даша, которая держала в руках пакет с двумя большими коробками шоколадных конфет.

- Ну и что это такое? – строго поинтересовалась Юля, появляясь из приемной. – Ты где пропадал?

- Это производственная вечеринка! – воскликнул Жора радостным голосом. – Явка обязательна, приказы не обсуждаются. Давай, бегом закрывай калитку и к нам на кухню.

- Что происходит? – присоединилась к вопросу Оля.

- Все расскажу, не переживайте, но сначала выпьем, - бодро ответил Жора. – Давайте быстрее, шампанское греется. Марш все в кают компанию, можете это считать приказом. Я теперь директор клиники и главный врач в одном флаконе!

Девочки заохали и ринулись выполнять распоряжение. В короткие сроки был накрыт импровизированный праздничный стол. Жора ловко откупорил бутылку и щедро разлил шампанское по чашкам и кружкам, а затем произнес:

- Дорогие коллеги, давайте выпьем за нас. За наш дружный молодой коллектив. Да здравствует команда доктора Моржа!

Мы выпили, и Жора, под требовательным взглядом Юли, принялся рассказывать.

- Ну, в общем, Игорь Вадимович неожиданно испытал нестерпимое желание срочно уволиться по собственному желанию.

- С чего бы это, - усмехнулась Юля. – Давай не ёрничай, рассказывай толком.

- Игорь Вадимович уже давно хотел открыть свою ветеринарную клинику, - начал объяснять Жора. – Но ему очень нравилось это здание, и он хотел выкупить его у Владимира Алексеевича. Но проблема в том, что кроме здания, тут же еще большой участок, вон какой у нас «огород» пустующий. Короче, выходило дорогая покупочка, а наш Игорек, он же за копейку удавится. Ну вот он и снюхался с этой Мариной Юрьевной, с приюта, она ему обещала, что клиника с участком ему за бесценок достанутся, чуть ли не бесплатно. Мол, у неё есть связи и в районной, и в городской администрации есть, они на Алексеича надавят и все будет ништяк. А Игорек за это обещал организовать на свободной площади стационар для лечения бездомных за пределами приюта. Ну, короче, такое совместное предприятие, и все довольны. У этой толстой дуры действительно неплохие связи, они там в департамент или комитет тянутся, не помню как называется, ну в общем в тот отдел, который земельные участки под строительство предоставляет. Вот и начались у Алексеича на основном фирме проблемы, уже запущенный проект под угрозой срыва оказался. Я всех подробностей не знаю, но дело по-любому серьезное. Это приютчица, кажись, хотела ультиматум Алексеичу на днях предъявить. Типа клиника в обмен на участки под строительство. Типа рейдерский захват в лучших традициях. Клиника ж у Алексеича бизнес побочный, думала, что он легко согласится. Но наш-то хозяин сам тоже не промах. Как только с администрацией непонятки пошли, сразу в Москву рванул, с нужными людьми договариваться. Это он только на вид мужик простой, а на самом деле хватка у него деловая будь здоров.

- А ты откуда это все узнал, - перебила Жору Юля.

- У меня подружка одна в районной администрации работает, в курсе некоторых дел, но не об этом сейчас. Я когда узнал, хотел сразу Алексеичу рассказать, а потом решил дождаться, когда он с Москвы вернется. Но тут вчера так получилось, что решил сразу позвонить. Владимир Алексеич в принципе пока проблему решал, догадался, что кто-то под него копает, но такой подставы вообще не ожидал. Прилетел сегодня к обеду и предъявил нашей сладкой парочке по полной программе. И Игорьку за все его махинации, и этой рыжей дуре с её интригами. В общем, мы почти целый день в этом приюте просидели, пока они там договаривались меж собой. Владимир Алексеич своих мордоворотов подтянул, я думал, они этот приют с землей сравняют, но нет, к вечеру мирно так договорились, я аж прямо не ожидал. Алексеич им счет выставил за свои убытки, Игорька уволил и на этом все. Или почти все, но подождите, - сказал Жора, берясь за бутылку. – Прежде чем я все остальное расскажу, нам нужно выпить за второй тост!

Показать полностью
315

Жребий брошен

Это история о моей работе ветеринарной клинике, основана на реальных событиях, но многие моменты изменены, так как невозможно все помнить больше чем десять лет спустя


Прошлая история тут https://pikabu.ru/story/volchya_kotleta_6404075

Жребий брошен Штурм-Ветеринары, Доктор Морж, Длиннопост, Текст

Я был шокирован произошедшим. Разумеется, на занятиях по токсикологии мы проходили различные яды и последствия их применения. Преподаватель всегда подчеркивал, что самая распространенная мишень для умышленного отравления - это именно собаки. Но мне в голову не приходила возможность убийства животного таким изощренным жестоким способом. Пока я зашивал труп, мне пришла в голову мысль о том, что нужно предупредить Ланну, ведь она гуляет по району с Джинной, её собака тоже может пострадать. Я поспешно закончил швы и собрался было позвонить, но, вспомнив о крайне скудном балансе, предпочел отправить смс.


БУДЬ ОСТОРОЖНА ТРАВЯТ СОБАК В РАЙОНЕ НАМОРДНИК ИСПОЛЬЗУЙ


Вышло несколько коряво, но я надеялся, что Ланна поймет меня правильно. Так как никакого покрывала хозяйка с собой не принесла, я упаковал трупик пса в мусорный пакет и, оставив на столе, вышел из операционной. В коридоре Жора по-прежнему сидел рядом с заплаканной девушкой, а Игорь Вадимович разговаривал с кем-то по стационарному телефону. Он махнул мне рукой в сторону входной двери, и я понял, что нужно посмотреть, что там с очередью во дворе. Я вышел из клиники и увидел, что очередь пока небольшая, и в ней всего четверо посетителей, и все пришли на повторный прием. Первым в очереди стоял мужчина с доберманом Гектором, которого мы два дня назад буквально собирали из лоскутов.

- Здравствуйте, доктор, - сказала хозяин Гектора. – Мы вчера не смогли приехать, а вот сегодня получилось. Все как написали делали: и кололи, и мазали. Первый день вообще лежал, потом вставать начал, а вчера и аппетит появился, печенки поел с удовольствием.

- Здравствуйте, очень рад, что вашему псу лучше, - ответил я. – Подождите немного, мы вас примем в порядке общей очереди.

Я вернулся в клинику. Жора в этот момент уже вызывал для девушки такси, так как она была все еще не в состоянии внятно разговаривать.

- Ярик, когда такси подъедет, отнесешь Чака и положишь в багажник, - распорядился Жора. – Только заверни аккуратно, можешь взять операционное белье, там в правом шкафчике запас на верхней полке.

Я кивнул и постарался выполнить распоряжение как можно аккуратнее. Жора вывел девушку под руку, а я шел за ними под сочувствующими взглядами людей в очереди. Игорь Вадимович, ничего не сказав, вышел в кают компанию, и первых двух человек из очереди мы приняли без него. Потом он вернулся и прием продолжился в прежнем режиме, словно ничего и не произошло.

Вопреки опасениям Игоря Вадимовича, больше пострадавших от волчьих котлет в этот день не поступало. Поток людей несколько уменьшился ближе к вечеру, и я смог даже спокойно выпить чаю и прочитать СМС от Ланны, которая коротко ответила, что все поняла. Игорь Вадимович и Жора остаток дня подчеркнуто не разговаривали, только обменивались короткими фразами по делу, а в минуты затишья сразу разбредались по разным углам. Я метался между ними, как почтальон Печкин из Простоквашино, и, вероятно, это выглядело довольно забавно. Причина такого поведения была не очень понятна, наверное, все-таки окончательный диагноз кошки Ковалевой не давал покоя Игорю Вадимовичу, а может быть, история с волчьей котлетой как-то выбила Жору из колеи. Мне было несколько не по себе от сложившейся ситуации, очень хотелось, чтобы кто-нибудь из девочек поскорее вышел на работу и избавил меня от необходимости служить дипломатом на этой холодной войне.

Вечером, по дороге домой, я все-таки пополнил баланс телефона и позвонил Ланне, чтобы объяснить дневное смс. Она ответила, что все поняла, но не стоит беспокоиться, Джинна хорошо тренирована и никогда не подбирает еду на улице и тем более не берет из чужих рук.

- Но я обязательно предупрежу знакомых собаководов, с кем в парке гуляем, об этой опасности, - добавила Ланна.

- Спасибо, - ответил я. – Надеюсь, в ближайшие дни у меня будет выходной, и мы куда-нибудь сходим. Я очень хочу послушать вживую твои стихи.

- Хорошо, - согласилась Ланна. – Только сообщи заранее.

- Да, конечно. Пока.

- До свидания.

Закончив разговор, я решил еще написать смс Тохе, вдруг он тоже столкнется с чем-то подобным. Вместо ответного смс Антон неожиданно быстро перезвонил, и я подробно описал ему всю ситуацию.

- Вообще пиздец, - сказал Тоха. – О такой жести я еще не слышал. Пока у нас в районе такого не случалось, но я у ребят спрошу.

- Самое гадкое, что поделать ничего нельзя. Операцию, получается, можно только на ранней стадии сделать, и даже тогда найти все кусочки почти нереально. Помнишь, как нам на хирургии про раны дробью говорили. Тут, мне кажется, даже хуже.

- Магнитом разве что, - вздохнул Тоха. – Как у коров из желудка проволоку извлекают. Но тут история другая, по развороченной брюшной полости тяжело магнитом елозить. Но при случае можно попробовать. Такой шанс лучше, чем никакого.

- Я вот думаю объявление в клинике повесить - с предупреждением, - сказал я, вспомнив идею Ланны. – Если будут в намордниках гулять, то не пострадают.

- Погоди панику разводить, - серьезно заметил Тоха.- Может, это и правда единичный случай? Вдруг девушка кому-то насолила? Ну, парня там увела или наоборот бросила. И ей таким образом решили отомстить или намекнуть. А может, песик просто громко лаял или в подъезде срал, вот его и покормили соседи добрые, кто теперь разберет.

- По-моему это перебор в любом случае, - сказал я. – Но вообще в совете выгуливать собаку в наморднике ничего криминального нет, не думаю, что прямо паника будет.

- Ну решай сам, конечно, а верней пусть начальство твое решает. – сказал Тоха. – Вот будет у тебя своя ветклиника, тогда и вешай что хочешь. Как там насчет вечерухи, которую ты замутить собирался?

- Да пока никак, денег не ахти и выходных не дают.

- Жаль, тебе Вован не писал? Он вроде приехать собирается, ему тоже надо для галочки в лабораторию сходить, он с Юрой и Леной скооперировался. А вечерком как раз можно всем собраться, – сказал Тоха.

- Я подумаю, обещать не буду, но постараюсь, - ответил я. – Давай, будь на связи, пока.

- Бывай.

На ближайший пока еще очень призрачный выходной уже намечалось чересчур много планов. Конечно, выпить с друзьями всегда хорошо, но учитывая компанию, мне понадобится два выходных подряд, а пока это непозволительная роскошь. Тоха уже второй раз намекал на вечеринку, не хотелось его обижать, но выхода из ситуации пока не наблюдалось. Я попытался заснуть, но чувство непонятной тревоги еще некоторое время не давало мне покоя, пока верный Лёва не свернулся мурчащим клубком у меня на груди, распространяя вокруг милоту и умиротворение.

На следующее утро я встал раньше обычного и оказался в клинике первым. Пришлось подождать минут пять, прежде чем возле калитки появилась заспанная Юля.

- Оу, привет, - зевая сказала она, пытаясь открыть замок. – Один выходной хорошо, конечно, но мало. Ну как вы вчера, нормально отработали? Игорь Вадимович с Жориком не подрался?

- Привет. Нет, не подрались, но обстановка напряженная была, - честно признался я. – Особенно когда мы с Жорой убедили Ковалеву её многострадальную кошку усыпить.

- А, помню, та с панлекопенией, которую Игорь Вадимович собирался типа до победного лечить, - кивнула Юля. – У неё еще, кажется, прививка не сработала и вообще сплошная фигня творилась.

- Там не в прививке было дело, я нашел правильный диагноз по интернету, и Жора со мной согласился. У неё была влажная форма инфекционного перитонита.

- Ого, ты прям вундеркинд, решил Игоря Вадимовича обскакать? – усмехнулась Юля. – Я такого заболевания и не помню. А чего усыпили, дорого оказалось лечить?

- Да нет, этот вирус вообще неизлечим, -ответил я. – Мы просто зря мучили кошку, пока не поставили диагноз.

- А с остальными что? У неё же, кажется, целый питомник. Всех теперь усыплять? - поинтересовалась Юля.

- Нет, этот вирус не заразный, он мутирует в организме из коронавируса обычного, - принялся объяснять я. –Там долгая история. У неё, по факту, все кошки уже переболели, а этой одной не повезло.

- Ой, все, короче, не грузи с утра, - прервала меня Юля. – Я вчера так набегалась по разным делам, что еще больше устала. Реально хочется вот упасть на кровать и пару суток не вставать вообще. Потом про эту болячку расскажешь, когда я в себя приду. Пока кофе не выпью, лучше рот вообще не раскрывай.

- Там на столе статья должна быть, Жора распечатывал, хочешь – возьми почитай, - сказал я.

- Как только так сразу.

Мы расположились в кают-компании и успели налить кофе, когда в клинику, словно тасманский дьявол из мультика, ворвался Жора. Он с ходу бросился в приемную и стал собирать в свой дежурный чемоданчик какие-то препараты, капельницы, шприцы и прочее. Когда мы зашли, он даже не обернулся, продолжая свои лихорадочные сборы.

- Что случилось? – удивленно спросила Юля. – Ты так спешишь, что даже кофе не попьешь?

- Очень спешу, два вызова висят еще с ночи, - отозвался Жора. – И одна собака, похоже, с отравлением. А может, опять эта херня с гвоздями. Короче я поехал, звоните если что?

- Какие гвозди? – переспросила Юля, но Жоры уже след простыл, и она обратилась ко мне Может, ты объяснишь?

Я рассказал историю бедной девушки и её песика. Юля меня внимательно выслушала и сказала:

- Да, жуть жуткая. У меня у знакомой собака крысиным ядом отравилась, но мы её сумели тут в клинике спасти. Знаешь, такой яд, который свертываемость крови в ноль ушатывает, и потом крыса от внутреннего кровотечения погибает? Ну вот тут и у собаки, походу, типа такая фигня была, но вовремя обратились, поэтому смогли спасти. А гвозди - это пиздец, конечно!

Мы допили кофе и перешли в приемную, около часа в клинике было пусто, за исключением пары человек, зашедших в ветаптеку за покупками. Игорь Вадимович тоже не появлялся, и нам работалось совершенно спокойно. Однако так продолжаться долго не могло и вскоре в клинике появился первые серьезные посетители.

В этот раз это были двое парней в майках-борцовках, кепках и штанах. Они вдвоем держали на руках крупного питбуля, который, как мне показалось, уже бился в агонии. Парни очень нервничали, собака была без сознания и судорожно дергала лапами в воздухе, словно пытаясь убежать.

- Бля, помогите срочно, Буч подыхает, - завопил один из парней, едва они переступили порог. – Сука, утром все нормально было, а тут хуяк и пиздец, бля.

- Выражайтесь, пожалуйста, яснее, - резко отреагировала Юля.- Проходите, кладите собаку на стол и объясните в чем дело без мата.

- Ну ты в натуре лечить будешь или пиздеть, - вмешался второй гопник, в то время как первый потащил собаку к столу. – Если Буч сдохнет, я тебя прямо сразу тут уебу!

- Заткнись, Толян, ну ты чё, - вспылил первый, - Короче, делайте скореё что там массаж сердца бля или че там как, на хуй…

- Что произошло с собакой, четко скажи! – вмешался я, подозревая, что Юлю парни просто не воспринимают всерьез.

- Да мой братан старший вышел с ним с утра пробежаться, а потом типа на работу уехал, - начал первый гопник, - тут потом Толян зашел, Буч его в прихожую выбежал встречать, ну и хвостом завилял, закрутился, как-то на бок упал ну и все.

- Я ему говорю, давай, Санек, мы его в клинику быстренько оттащим. – вмешался Толян. – У него ж сердечный приступ, походу, ну как у людей бывает - херак и инсульт. А ежели Буч подохнет, братан с тебя, Саня, шкуру спустит, давай побежали быстрей.

Пока я разговаривал с гопниками, Юля быстро осматривала собаку, успела поставить термометр и теперь, вставив в уши стетоскоп, усиленно вслушивалась в дыхание пса. Я решив полностью взять на себя сбор анамнеза, задал следующий вопрос:

- А на прогулке он ничего не подбирал? - спросил я. – Ну, не ел в смысле?

- А я откуда знаю? – пожал плечами Санек. – Говорю же, братан с ним гулял.

- Давайте сделаем рентген, возможно, он на прогулке проглотил инородное тело, - неуверенно начал я.

- Какое тело, че ты гонишь, - начал Толян, но тут Юля резко оборвала нашу беседу.

- Так, ну-ка заткнулись все, хватит пиздеть! – резко рявкнула она. – Ярик, это изик, походу, набирай быстро в две десятки пиридоксина по десять, я пока вену найду.

- Что? –удивленно переспросил я, поспешно выполняя распоряжение.

- Отравление изониазидом, ты что, не слышал никогда? – отмахнулась Юля. – Давай быстро ампулы открывай, потом болтать будешь.

Я принялся выполнять распоряжение, а Юля стала искать вену. Парни вдвоем навалились на пса, пытаясь удержать лапу, но это было очень непросто. В это время в клинике появился Игорь Вадимович. Он сразу вошел в приемную и, внимательно посмотрев на дергающегося пса, коротко спросил вместо приветствия:

- Изониазид?

- Очень похоже, - отозвалась Юля. – Все прямо как вы рассказывали.

- Тогда добавьте прямо в капельницу еще двадцать пиридоксина, – сказал Игорь Вадимович, а затем обратился к хозяину пса. – Молодой человек, где вы гуляли с собакой?

- Да блин, я ж не гулял с ним, я уже говорил, - отозвался Санек. – Это братан мой, он с ним бегает по утрам, я фиг его знает – где: по окрестностям, на стадионе, может, в парке. Еще возле больницы, там, где тоже парк, кажись, бегает иногда. Но сегодня рано, так что не очень далеко.

- А рвота была? – спросил Игорь Вадимович.

- Не, не было ничего такого.

- Плохо, значит, подкованный человек травил, добавил к изониазиду противорвотное, чтобы подействовало наверняка, - констатировал Игорь Вадимович. – Продиктуйте, пожалуйста, ваши данные. Имя, фамилию, телефон.

Пока хозяин сообщал нужную информацию, мы наконец разобрались с капельницей и сделали все нужные уколы. Спустя пару минут, на столе у Игоря Вадимовича зазвонил проводной телефон. Доктор снял трубку и с полминуты напряженно слушал, а затем заговорил недовольным тоном:

- Нет, мы не делаем вскрытия. И справки о причине смерти не даем. Обратитесь на городскую ветстанцию. Алло, я повторяю, обратитесь на городскую ветеринарную станцию государственной ветеринарной службы. Они и справки официальные выдают, и вскрытия тоже делают. Да, и для суда справки. Нет, телефончик не подскажу, звоните в справочную. До свидания.

Главврач сердито бросил трубку на рычаги, а затем обратился к хозяину питбуля:

- Вашу собаку пытались отравить, применив лекарство против туберкулеза, которое свободно продается в аптеке. Изониазид для людей не опасен, а вот у собак вызывает тяжелое отравление, которое приводит к гибели, если вовремя не оказать помощь. Вам повезло, вы быстро обратились. Но ситуация не простая, нужно будет еще вечером прийти на капельницу.

- Вот пидар! Узнаем, кто это сделал, братан ему ноги в рот по одной затолкает, - возмутился Санек. – У меня брат три ларька на рынке держит, у пацанов в авторитете, на районе все его знают. Да мы этого урода, когда найдем, живьем в лесу закопаем.

- Скорее всего, ваш пес не был целью, - спокойно сказал Игорь Вадимович.- Со вчерашнего дня уже два смертельных случая, оба с волчьими котлетами, это фарш такой, с начинкой из сеченых гвоздей. Там шансов не было на спасение, так что вам еще повезло. Впредь гуляйте только в наморднике, других способов защиты от этой угрозы нет. И предупредите знакомых, у кого есть собаки, если отраву разбросали по району, то кто угодно может пострадать.

Словно в подтверждении слов Игоря Вадимовича, на столе снова зазвонил телефон:

- Да, здравствуйте, - сказал доктор, подняв трубку.- После прогулки? Немедленно приезжайте в клинику, это может быть очень опасно.

В это время хлопнула дверь и в коридоре появился мужик, который с трудом тащил крупного лабрадора, с симптомами очень похожими на отравление у питбуля. Хозяин заметил, как лабрадор что-то съел на прогулке, и поэтому при первых симптомах поспешил в клинику, в итоге состояние собаки было чуть лучше, чем в первом случае, но все равно достаточно опасное. Мы уложили лабрадора на стол в операционной и занялись идентичными манипуляциями, в то время как Игорь Вадимович регистрировал данные владельца. Неожиданно в кармане главврача зазвонил телефон, он мельком взглянул на экран и тут же вышел в кают-компанию.

- Похоже, нас ждет веселый день, - вздохнула Юля. – Этих отравленных, походу, дофига будет, а текущий прием тоже никто не отменял.

- Может, попробовать Оле с Дашей позвонить, чтобы они вышли на помощь? Нам лишние руки не повредят.

- Это точно, - согласилась Юля, - Но я не хочу поперек Игоря лезть, пусть лучше он сам.

Она оборвала фразу на полуслове, заметив, что хозяева собак прислушиваются к нашей беседе. Главный врач вскоре возвратился в приемную, у него на лице было ясно написано серьезное недовольство происходящим вокруг. Он снова уселся за стол и обратился к хозяину лабрадора:

- Скажите, где вы точно гуляли этим утром?

- А это важно? – вопросом на вопрос ответил хозяин. – Что-то подозрительное он съел уже у подъезда, на газоне возле мусорника. Я как раз пакет выбрасывал, когда мы только вышли, и отвлекся, а когда заметил, уже отобрать нельзя было.

- Да, конечно, важно, - кивнул Игорь Вадимович. – Уже совершенно точно, что у нас в районе появился сумасшедший, который активно травит собак. Возможно даже, что он не один, потому что средства были использованы разные, совпадает только время. Сообщите, пожалуйста, эту информацию знакомым владельцам собак, пусть обращаются в клинику при любых подозрительных симптомах.

- Да-да, конечно, - кивнул хозяин лабрадора и тут же схватился за телефон.

Я ожидал, что Игорь Вадимович напомнит о необходимости выгула в наморднике, но вместо этого он повернулся к Юле и сказал:

- Юля, следи за очередью. Кто с симптомами отравления – сразу колоть пиридоксин, а уж потом будем разбираться. Ярослав, бегом в аптеку, купи пиридоксин весь, что есть, только бегом давай.

Юля кивнула, а я схватил деньги из рук главврача и побежал в аптеку, успев обернуться буквально за пятнадцать минут. Старушка, покупавшая лекарство передо мной, наверняка решила, что я наркоман, когда я громогласно потребовал все запасы препарата, едва она отошла от окошка. После моего возвращения за час была еще две собаки с отравлением и еще три или четыре звонка с описаниями похожих симптомов, причем один из звонков был посмертным. В этот раз уже Юле пришлось по телефону объяснять про справку для милиции, про вскрытие и вообще. Текущих посетителей было много, из них уже образовалась серьезная очередь. Некоторые посетители, едва зайдя во двор и увидев количество народа, разворачивались и уходили, не жилая долго ждать. Это очень злило Игоря Вадимовича. Он теперь не сидел на месте, а активно вел прием, не забывая, впрочем, раздавать ценные указания. Совершенно неожиданно в клинике появился Жора. Он вбежал в клинику, запыхавшись и сразу, не переодеваясь, бросился в приемную.

- Ребята, у нас сейчас будет полный завал, - с порога сообщил он. – сейчас тут будут пять или шесть собак с отравлением, может, даже больше. Это мои клиенты, я к ним на вызовы раньше приезжал. Сколько у нас пиридоксина? Если что я в аптеку заскочил, у меня в машине еще есть.

Игорь Вадимович уставился на него, выпучив глаза и приоткрыв рот от удивления, а Юля сказала:

- Если ты не заметил, то у нас тут типа и так завал.

- Какого черта ты тут, а не в приюте? – обрел наконец дар речи Игорь Вадимович. –Я тебе еще час назад велел туда ехать!

- А я сказал, что пока со своими клиентами не разберусь, никуда не поеду, - невозмутимо ответил Жора. – А среди них сегодня очень много отравлений. Всех объехать я физически не успею, сказал всем ехать в клинику срочно и сам приехал, чтобы помочь этот завал разгребать.

- Ты с каких пор тут командовать начал? – свирепо спросил Игорь Вадимович. – Ты достал уже со своими выкрутасами! А ну быстро в машину и мигом чтоб был в приюте. Туда всех отравленных бездомных волонтеры свозят со всей округи. Бегом, понял? Или можешь сразу вещи собирать, уволю сию минуту!

- Не поеду, - резко ответил Жора. – Сюда придут мои клиенты, я их собак с щенячества знаю, они мне доверяют, я обещал им помочь. Они сюда придут не в очереди сидеть, им помощь срочная нужна.

- Все, ты уволен, вали отсюда на хрен! – взревел Игорь Вадимович.- Немедленно убирайся!

- Отвали, старый мудак, уйду, когда захочу, - не стесняясь ответил Жора. – Попробуй меня отсюда выстави, еще и в ебало получишь, не только от меня, но и от людей из очереди. Ну-ка выйди и спроси, кому больше помощь нужна, их собакам или блоховозам в приюте?

Игорь Вадимович подскочил к Жоре и, казалось, вот-вот ударит его кулаком. Лицо главврача покраснело, ноздри раздулись, лоб заблестел от пота. Жора стоял и смотрел на него, не мигая, уверенно улыбаясь в лицо начальнику.

- Мы еще поговорим, сучонок, - выдохнул он.

Игорь Вадимович резко развернулся, подошел к шкафу с препаратами и принялся собирать лекарства в картонную коробку из-под бинтов. Закончив сбор, он достал из среднего ящика стола выручку и папку с документами, а затем, ни слова не говоря, поспешно покинул клинику. Очередь и люди в приемной проводили его удивленными взглядами, а мы с Юлей были просто в шоке от произошедшего.

- Жора, что это было вообще, - удивленно спросила Юля.

- Это товагищи геволциюя! – воскликнул Жора, парадируя Ленина. – Не время болтать. Я уже вызвал Олю, она к вечеру из деревни приедет, а завтра к нам присоединится Даша. Давайте-давайте, не стоим, кто его знает, сколько еще этот мудак отравы раскидал, может, круглосуточно придется работать!

- Но как же ты… - неуверенно начал я. – Что теперь…

- Потом разберемся, я тебе говорю, - сердито ответил Жора. – Сейчас самое важное собак спасти, а там уже весна покажет, кто где срал…

Показать полностью
296

Волчья котлета

Это история о моей работе ветеринарной клинике, основана на реальных событиях, но многие моменты изменены, так как невозможно все помнить больше чем десять лет спустя


Прошлая история тут https://pikabu.ru/story/spasti_ryadovogo_vasiliya_6383579

Волчья котлета Штурм-Ветеринары, Доктор Морж, Длиннопост, Текст

Когда я вернулся домой, то был приятно удивлен тем, что Лёва вполне прилично себя вел в мое отсутствие. Даже ходил в туалет только в приготовленный лоток. Конечно, он явно прогулялся по столу и немного покуролесил на кровати, но я ожидал куда худшего сценария. Котенок встречал меня как родного, совсем по-собачьи прыгал и ставил лапы. В дальнейшем я думал не закрывать его и предоставить возможность гулять по саду, когда Лёва немного подрастет и освоится.

Тяжелый рабочий день очень вымотал меня, и после легкого ужина я сразу завалился спать, даже не стал включать компьютер. В голове шевелилась слабая мысль о том, что нужно написать смс Ланне, но на это практически не было сил. Я все-таки попытался набрать какое-нибудь стихотворение и в итоге заснул с телефоном в руках.

Посреди ночи выяснилось, почему дом не пострадал от Лёвы в мое отсутствие. Видимо, рыжий чертенок хорошенько выспался днем, чтобы ночью устроить серьезный кипиш. Несмотря на все его усилия и бешеные скачки, проснулся я далеко не сразу. Только когда Лёва устроил налёт на кухню, я проснулся от грохота посыпавшихся на пол со стола тарелок и кастрюль. Выскочив на кухню, я не досчитался кружки, стакана и трех тарелок. Пришлось собирать мелкие осколки, что дало возможность котенку всласть поохотиться за веником. Устранив последствия, я подпер дверь на кухню стулом и тогда Лёва принялся просто скакать по комнате, периодически приземляясь мне на лицо. Короче говоря, окончательно я заснул только завернувшись в покрывало и закрыв голову подушкой.

Утром, по дороге на работу, я гадал, в каком настроении застану Жору и звонил ли ему вчера вечером генерал. Не знаю, к счастью или к сожалению, но с Жорой мы разминулись. По словам Юли, он забегал в клинику совсем рано утром и, когда она пришла, то встретила его уже в дверях. Девушка с интересом выслушала мой рассказ о походе на вызов и сказала, что Жора ни о чем таком не говорил, а потом еще добавила:

- Правильно сделал, что Жорин номер дал. У него и опыта больше и запас препаратов в машине имеется. Вот что бы ты сделал среди ночи с умирающим котом и разгневанным генералом? А вообще, из того, что ты рассказал, мне кажется, что хозяин сам кота выгнал или закрыл где-нибудь в гараже. Такая военная хитрость, чтобы в гости к родственникам не ехать. Я его жену помню, она тоже с прибабахом, да и Жора наверняка пару раз на вызове у них был, вот и решил тебя заслать. Там вся семья долбанутая, а у генерала снаряд, походу, в башке застрял.

Успокоенный такими словами, я выпил дежурный кофе и приступил к обязанностям. Вскоре в клинике появился главврач и рабочий день пошел своим чередом. Игорь Вадимович был в неожиданно хорошем расположении духа, ни к чему не придирался и даже шутил. Но так продолжалось ровно до тех пор, пока на приеме не появилась Ковалева со своей злополучной британской кошкой.

- Доктор, у нас беда, - сказала она, едва переступив порог приемной. – Смотрите, что с кисой за ночь случилось.

Она поспешно раскрыла переноску и с трудом извлекла кошку, которая теперь напоминала меховой волейбольный мяч с лапами и хвостом. Живот раздулся, будто кошку, как в мультфильме, накачали велосипедным насосом. Игорь Вадимович явно сильно удивился, но изменился в лице буквально на долю секунды, а затем вернулся к привычному выражению спокойной уверенности.

- Ну что ж, посмотрим, посмотрим, - сказал он, ощупывая живот кошки и осматривая совсем пожелтевшие десны.- Так же не ест?

- Нет, и не встает почти, - сказала хозяйка.

- Как и отметил в журнале мой младший коллега, - спокойным тоном продолжил Игорь Вадимович, — вирус постепенно затронул сердце. Это вполне объяснимо, ведь вирус, который изначально размещался в стенке кишечника, в дальнейшем распространяясь с током крови, может поражать стенки протоков других органов, например, протоки печени и камеры сердца, отсюда нарушение в их работе. То, что кошка жива, дает нам определенные шансы, но ситуация стабильно тяжелая. Вчера нужно было вообще отказаться от капельницы, сегодняшний отек - прямое следствие вчерашней капельницы. Сердце просто не справилось с возросшей нагрузкой, и в результате жидкость скопилась в брюшной полости.

- Доктор, может быть, её лучше усыпить, чтобы она не страдала? - взволнованно спросила хозяйка.

- Как таковой, боли она сейчас не испытывает, - спокойно продолжил Игорь Вадимович. - Но решать, конечно, Вам. Я, как врач, исповедую человеческий подход, считаю, что если есть шанс, то нужно бороться до конца. Как говорится, мы в ответе за тех, кого приручили.

- Хорошо, доктор, - вздохнула хозяйка. - Будем бороться до конца. Делайте все, что нужно.

- Сделаем, - кивнул Игорь Вадимович. - Сегодня обойдемся без капельницы и немного изменим состав препаратов, добавим мочегонное, чтобы предотвратить дальнейшее развитие асцита. Ну и конечно, первым делом сделаем пункцию и удалим из брюшной полости лишнюю жидкость.

Хозяйка молча кивнула, и мы приступили к манипуляциям. После прокола брюшной полости я стал подавать Игорю Вадимовичу пустые лотки, которые быстро наполнялись светло-желтой жидкостью, напоминающей мочу. Жидкости былом много, почти два полных лотка, зато, когда процедура закончилась, кошка несколько оживилась, и даже попыталась удрать со стола. Игорь Вадимович сам сделал все нужные уколы, после чего Ковалева с кошкой покинула клинику.

В течение оставшегося рабочего дня меня не покидало странное чувство. С одной стороны, я испытывал некоторую гордость за позицию Игоря Вадимовича бороться до конца. Куда проще было сказать хозяйке, что изменения необратимы, затронуто сердце, что кошку лучше не мучить и так далее. Но Игорь Вадимович так не сделал и, как человеческий врач, решил продолжить борьбу за жизнь пациентки. Не каждый ветеринар был на такое способен, я бы наверняка предпочел грустный, но более легкий путь решения проблемы.

С другой стороны, те объяснения, которые он давал хозяйке по мере лечения, звучали как совершенная дичь, местами даже антинаучная. Быть может, он считал, что так хозяева лучше поймут, но в этом определенно есть что-то неправильное, такие объяснения прямо граничили с откровенным враньем. Такое случалось не только с Ковалевой, иной раз мне приходилось чуть не прикусывать язык, чтобы не вмешаться в очередное объяснение, но пока мне удавалось сдерживаться.

Остаток дня обилие работы не давало мне сосредоточиться на подобных мыслях, но они, как камушек в ботинке, не исчезли окончательно. Сегодня было особенно много посетителей в ветаптеку, и весь вечер я не вылезал из-за прилавка. Ближе к вечеру выяснилась причина такого ажиотажа, когда Юля решила прогуляться в магазин. Оказывается, прошлой ночью закрыли и снесли расположенный неподалеку мини-рынок. Территорию обнесли забором и, по слухам, вместо мини-рынка построят теперь большой и замороченный современный торговый центр. Соответственно, закрылись и зоомагазин с ларьком, которые раньше были на рынке, а поток их клиентов сам собой хлынул к нам. В основном, люди приходили за кормом и наполнителем для туалетов, но шампуни, расчески и витамины тоже пользовались популярностью. Под воздействием потока наличности Игорь Вадимович снова вернулся в благодушное настроение и принялся обзванивать поставщиков с требованием увеличить поставки.

Я был не очень доволен ситуацией, вместо практики приходилось стоять за прилавком и просто работать продавцом. Конечно, почти всем клиентам требовалась та или иная консультация, иногда подробная и обширная или даже заканчивающаяся приглашением на прием. Но в любом случае это была не та работа, о которой я мечтал, поступая на ветеринарный факультет. Юля тоже была недовольна, она выполняла в одиночку все лечебные манипуляции, а Игорь Вадимович руководил, поднимаясь из-за стола только в самых крайних случаях. Ближе к закрытию мы с Юлей предприняли попытку поменяться местами, но Игоря Вадимовича раздражала моя недостаточная скорость и ловкость, в итоге, он потребовал, что бы мы вернулись к прежним задачам.

Когда пришла пора закрываться, и я уже домывал полы в приемной, а Юля по второму кругу дезинфицировала стол за последним, на редкость вонючим котом, моя коллега наконец не выдержала:

- Блин, то, что я на отдых съездила, еще не значит, что я теперь фигачить буду две недели без выходных. Меня парень скоро с квартиры выгонит, говорит, что от резиновой женщины больше проку, так же просто рядом лежит, так еще и не храпит! Все, я завтра хоть один день выходная, а вы тут сами как-нибудь разбирайтесь!

Игорь Вадимович отреагировал на удивление спокойно. Он просто взял телефон и позвонил Жоре, сообщив тому, чтобы он завтра на день выходил в клинику и по возможн,ости отменил вызовы. Закончив разговор, он повернулся к Юле и произнес:

- Только пожалуйста, потом два-три дня отработай после выходного, пока Даша не вернется, а там и еще пару дней можешь взять.

Перемены настроения у Игоря Вадимовича становились все более непредсказуемыми, я ожидал что он наорет на Юлю или что-то ей возразит, но ничего подобного не произошло. Меня несколько раздражала мысль о том, что вопрос о моих выходных теперь даже не рассматривался. По дороге домой я размышлял о том, что теперь очень важно не упустить момент, когда сам Игорь Вадимович будет выходной, чтобы в этот день отпроситься у Жоры хотя бы на полдня и сходить с Ланной на свидание. В конце концов, я уже несколько раз выручал Жору и теперь считал себя вправе требовать ответной услуги.

Только дома, убирая с пола разорванную Лёвой тетрадь со стихами, я вспомнил, что уже второй день ничего не пишу Ланне, а ведь она могла и обидеться. Срочно схватив телефон, я после минутного размышления написал:


Хочу молчать с тобою в такт

И телефону память мучить.

Бывает в жизни все не так

Ты веришь в то, что будет лучше?


В ожидании ответа я решил позвонить Тохе и рассказать ему свои сомнения по поводу загадочного случая с кошкой Ковалевой. Выслушав мое довольно подробное описание болезни, Антон с полминуты молчал в трубку, а затем произнес:

- Слушай, ну вот только сегодня на работе по инету читал что-то смутно похожее. Подожди, я сейчас из дома в интернет полезу и тебе перезвоню, когда найду.

- Хорошо, спасибо, - ответил я.

По правде говоря, я вымотался за день, собирался просто поужинать и вырубиться спать, а теперь нужно было неизвестно сколько ждать ответного звонка от Тохи. Я запустил компьютер, чтобы скоротать ожидание и тут пришел ответный стих от Ланны:


Не знаю я, что ложь, что факт.

Сегодня звезды… ночь прелестна

И я молчу с тобою в такт

А лучше что? Тебе известно?


Похоже она не обиделась, и я поспешил написать ответное сообщение:


НЕ МОГ ПИСАТЬ ОЧЕНЬ МНОГО РАБОТЫ


Ответ последовал незамедлительно:


НИЧЕГО Я ТОЖЕ ЗАНЯТА ПИШИ ПО ВОЗМОЖНОСТИ


Я уже собрался напрячься и придумать максимально романтичный стих, когда неожиданно быстро раздался звонок от Антона:

- Ярик, слушай, это, кажись, инфекционный перитонит, Feline infectious peritonitis по латыни, его еще FIP сокращенно называют.

- Я такого что-то не помню по эпизе, но, может, пару пропустил просто.

- Конечно, не помнишь, его не было в учебнике. Для человека не опасен, сельскому хозяйству не грозит, нафиг его изучать. Это редкая мутация кошачьего кишечного коронавируса. Она случается не у каждого животного, а у очень немногих и мутировавший вирус напрямую не распространяется, поэтому заболевание не массовое, а как будто вообще не инфекционное. Помнишь, ты говорил, что остальные кошки в питомнике слегка поносили пару дней и все. Так вот это и был обычный коронавирусный энтерит, все переболели в легкой форме, и все закончилось. А конкретно в этой кошке вирус мутировал в неизлечимый перитонит.

- А почему это произошло? – удивился я.

- Никто не знает, - ответил Тоха. – Еще не изучен до конца механизм. Считается, что влияет стресс, колебания в иммунной системе и прочая хератень, которую пишут в статье, когда не знают, что написать. Мутация спонтанная, болезнь неизлечимая, вот и все что можно внятно сказать.

- А как мне точно подтвердить диагноз? А то мои наставники хрен в такое поверят.

- А никак, - ответил Тоха. – Только по внешним симптомам. Как я понял, специальных наборов чтобы отличить FIP от обычного коронавируса пока не существует. Ну, то есть исследование покажет или коронавирус, или антитела к нему, а вот произошла мутация или нет, установить не получится.

- Короче, херня очень запутанная, - вздохнул я. – Может, есть какие-то дополнительные симптомы, чтобы без лаборатории разобраться?

- При инфекционном перитоните быстро развивается выпот в брюшную или грудную полость жидкости с высоким содержанием белка, - прочитал Тоха фрагмент статьи, а следом добавил от себя. – Можно, конечно, жидкость набрать и в лабораторию отправить, но это долго будет. Есть простой тест, капаешь каплю на стол и пальцем пробуешь. Если за пальцем тянется, густая, как кисель, значит, белка в жидкости дофига, и кошка скоро отправится в страну вечной охоты.

- Ты там стихи писать не начал, с такими сравнениями? – усмехнулся я. – Спасибо, завтра попробую этот тест применить. Ты скинь, пожалуйста, мне на почту эту статью, я завтра на работе открою и сам еще почитаю. Спасибо большое.

- Без проблем, сейчас скину. Надо будет как-нибудь еще пересечься, у тебя посидеть. Юру с Вованом позвать, сто лет их не видел.

- Да надо, но лучше перед выходными, а то после таких посиделок не просто будет на работу выходить. А у меня сейчас с выходными плохо, - пожаловался я. – Даже вот на свидание некогда сходить.

- О, а есть с кем? – поинтересовался Тоха, - Ладно, расскажешь потом, у меня сейчас деньги на сотовом кончатся. Пока.

Он отключился прежде, чем я успел попрощаться. Напоминание про деньги было своевременным, я ведь тоже очень экономно пополнял счет. Проверив баланс, я с грустью обнаружил, что еще один стих Ланне лучше не отправлять, поберечь остатки на экстренный случай. Чтобы вдохновение не пропало даром, я написал несколько строк в свой верный блокнот и спокойно отправился спать.

Утром я проспал, попросту не услышав сработавший будильник, так как снова прикрыл голову подушкой от ночных атак Лёвы. Возможно, и накопившаяся усталость повлияла. В итоге я побежал на работу не позавтракав, схватив перед выходом полбатона, чтобы съесть его в автобусе. Такой самурайский прием я часто применял по дороге из дома в университетский поселок, когда опаздывал на рейсовый автобус. Правда, в этот раз поесть в переполненном автобусе не получилось, зато я опоздал всего на пять минут и главное, пришел раньше Игоря Вадимовича. В приемной за компьютером уже скучал Жора, попивая кофе и листая какой-то сайт знакомств.

- Привет, я, кажется, знаю, что за болезнь у кошки Ковалевой, - с порога воскликнул я. – Это инфекционный перитонит, редкая мутация коронавируса.

- Привет, интересно, - живо отозвался Жора. – Какие ваши доказательства?

- Кокаинум, - процитировал я боевик и склонился к компьютеру. – Дай-ка в почту зайду, сам посмотришь.

Я открыл Тохино письмо, и мы с Жорой вместе прочитали присланную статью. Жора еще полез по прилагаемым ссылкам, там обнаружилось несколько фотографий. Взглянув на них, мой коллега согласился в правильности Тохиного предположения:

- Игорек, конечно, пиздеть будет, так что раньше времени ничего не говори, я сам прямо при хозяйке все сделаю, - предупредил Жора. – Прямо сейчас распечатаю статью, чтобы хозяйке показать, если что. Ты ,главное, помалкивай, я все сделаю, а уж потом, если дело выгорит, скажу что идея твоя была. Вообще молодец, что полез искать, я как-то даже про эту кошку забыл, думал, там так, что-то незаразное. Еще что найдешь – сохраняй, притаскивай, надо же и мне профессионально расти, а не вот это вот…

Жора махнул рукой в сторону ветаптеки и в этот момент хлопнула входная дверь. Я выглянул в коридор и поздоровался с Игорем Вадимовичем, который наконец явился на работу, задержавшись, как и положено начальнику. Жора тут же встал из-за стола, забрал из принтера распечатанную статью и принялся расставлять в шкафу препараты. Я тем временем намочил тряпку и принялся протирать пыль на полках с кормами, не дожидаясь, пока Игорь Вадимович придумает мне другое занятие и жалея, что так и не успел позавтракать.

Работа продолжалась по старой схеме: Игорь Вадимович сидел за столом, вбивал данные клиентов в компьютер, забирал деньги и раздавал ценные указания. Жора осматривал животных и выполнял все лечебные манипуляции, а я помогал Жоре или продавал товары в ветаптеке. Так продолжалось до обеда, который теперь проходил раздельно из-за не снижавшегося потока посетителей. Только Игорю Вадимовичу удалось спокойно поесть, нам с Жорой пришлось довольствоваться быстрыми перекусами, я вообще пил кофе уже за прилавком, продолжая отпускать товар.

Ковалева с кошкой появилась в клинике уже после обеда и, судя по её усталому лицу, улучшения состояния кошки так и не наступило. У меня перед прилавком в этот момент стояли две настырные бабули, которые на редкость долго и мучительно выбирали корм своим кошкам. В самом деле, как можно быстро решить «Вискас» с тунцом или «Фрискес» с курицей? А быть может «Китикет» - сытный мясной обед? Такие важные вопросы требовали всестороннего обсуждения, и в итоге начало приема я пропустил. Когда, наконец, неугомонные бабки ушли, и я попал в приемную, там уже происходило самое интересное.

- Таким образом, мы с Игорем Вадимовичем убедились в правильности нашего предположения, - быстро и резко ораторствовал Жора. – Вы же видите сами, какой густой консистенции жидкость. К моему глубочайшему сожалению, эта редкая мутация выбрала именно вашу кошку. Остальные переболели без последствий, но только не она. Мы рекомендуем усыпить животное, потому что шансов на спасение нет.

Игорь Вадимович сидел молча, всеми силами сохраняя невозмутимое выражение лица, но по его напряженно переплетенным пальцам было заметно, что он очень зол.

- Ну я уже это прямо чувствовала, - с грустью сказала хозяйка. – Вчера даже попрощалась с ней, думала, до утра не доживет. Спасибо за то, что разобрались, я все боялась, что у остальных начнется.

- Шансы на это очень малы, - торопливо вмешался Жора – Такая мутация - один случай из десяти тысяч.

- Усыпляйте, - вздохнула хозяйка, - Только можно я смотреть не буду? Не могу. Я в коридоре посижу, а потом заберу…

Она не закончила фразу и, всхлипнув, вышла из приемной. Жора сразу прикрыл за ней дверь, и Игорь Вадимович сразу заговорил.

- Ты что, сопляк, себе позволяешь? - холодно начал он, заметно свирепея с каждым словом – Начитался в компьютере и думаешь - профессором стал? Опыта у тебя тридцать лет? Да ты еще у батьки в яйце болтыхался, когда я работать начал. Уже диагнозы на глаз ставить начал и вирусы на просвет наблюдать?

- Потише, хозяйка услышит, - невозмутимо ответил Жора, набирая наркоз в шприц. – Я спасаю репутацию нашей клиники и Вашу репутацию заодно. Кошка все равно сдохнет и придется объяснять почему. А тут красивое и логичное объяснение, и хозяйка без претензий, что еще надо? И заметьте, я сказал, что это Вы нашли решение, а я только подтвердил опытным путем. А между прочим, это Ярик вообще в интернете лазил, ему надо спасибо сказать. А если бы она завтра пошла в Айболит или в ЦВМ и там ей поставили верный диагноз? Какая бы про нас пошла молва по всем этим кошачьим выставкам, а?

Игорь Вадимович насупился, но промолчал. Было ясно, что он понимает правоту слов Жоры, но ущемленная гордость не дает ему покоя. Он резко поднялся и, ни слова не говоря, вышел в коридор. Захлопнув дверь, он о чем-то заговорил с хозяйкой, но слов через дверь было толком не разобрать.

- Все будет ништяк, - подмигнул мне Жора, - Сейчас он еще ей от себя доплетет, но в целом все получилось.

Кошка на столе в последний раз вытянулась и уснула навсегда. Жора аккуратно завернул её в пеленку и уложил в переноску. Я взялся за ручку, чтобы вынести труп хозяйке и в этот момент со двора раздался истошный вопль:

- Ой быстрее, быстрее, Ой!

Мы с Жорой бросились в коридор и увидели девушку с растрепанными волосами, на руках у которой скулил и извивался джек-рассел-терьер.

- Что случилось? – первым отреагировал Игорь Вадимович. – Успокойтесь, проходите, кладите собаку на стол.

Они быстро вошли в приемную, я отдал переноску Ковалевой и тут же проследовал за ними, а заводчица кивнула и молча вышла из клиники.

- Что случилось? – повторил вопрос Игорь Вадимович, осматривая вместе с Жорой молодого пса.

Я стоял в стороне и смог четко разглядеть, что пес все время дергается и морда у него заметно перепачкана в крови, так что я подумал, что его сбила машина, и теперь он страдает от внутреннего кровотечения и повреждения позвоночника. В этот момент девушка наконец смогла справиться с истерикой и заговорила более внятно:

- Мы гуляли утром, все было хорошо. Потом я поехала в университет, дома была мама, потом мама ушла, Чак один остался. Я домой пришла, а в прихожей пятна крови и он лежит и скулит и вот…

- Живот очень острый, думаю, инородное тело, - торопливо сказал Жора. – Он мог что-то в доме съесть? Что-то из твердого пластика или металлическое?

- Не знаю, я не знаю, о Боже, не знаю, – снова разрыдалась девушка.

Игорь Вадимович обхватил её за плечи и усадил на стул возле письменного стола.

- Нужен рентген, - быстро распорядился он. – Идите вдвоем делайте, только быстро. Если инородное тело, надо сразу оперировать.

Я осторожно подхватил песика и понес в рентген-кабинет, а Жора побежал передо мной, чтобы все подготовить. Мы несколько минут пытались успокоить терьера, чтобы сделать снимок в нужном ракурсе, но он вдруг задергался сильнее, потом резко закашлялся, выгнулся дугой и обмяк. Жора провел пальцами по замершим ребрам и произнес:

- Все уже, рентген не нужен.

Песик умер буквально у нас на руках. Белое тельце ярким пятном выделялось на коричневом рентгеновском столе. Мы с минуту стояли над ним в молчаливом оцепенении, а потом Жора сказал:

- Я пойду сейчас поговорю с хозяйкой, выведу её на воздух и тогда тебе крикну, чтобы ты труп в операционную отнес. Нужно сделать вскрытие, иначе мы хозяйку не успокоим, она будет продолжать истерить, как бы скорую не пришлось вызывать.

Я кивнул, и он вышел из кабинета. Крик раздался минут через пять, и я осторожно отнес бедного Чака в операционную. Тут Игорь Вадимович уже раскладывал инструменты, готовясь узнать причину внезапной гибели собаки

- Пойди тщательно продезинфицируй стол в приемной и в рентгене, - сказал Игорь Вадимович. – Это и инфекция может быть.

Я кивнул и поспешил выполнить распоряжение. Жора с хозяйкой пса еще были во дворе, когда я вернулся в операционную и увидел, как Игорь Вадимович разбирает брюшную полость. Я обошел стол и уставился на ужасное зрелище. Внутренние органы выглядели так, словно приняли на себя выстрел из дробовика, внутреннее кровотечение явно было очень обширным. Игорь Вадимович поковырял в полости зажимом и извлек наружу какой-то небольшой предмет, а затем еще и еще. Окровавленные кусочки с бряцанием отправлялись в лоток, и я склонился, чтобы рассмотреть их получше. Кусочки были металлические, каждый около полутора сантиметров в длину и толщиной как стержень ручки.

- Волчья котлета, - мрачно заметил Игорь Вадимович. – Фарш, начиненный мелкими гвоздями с откушенными шляпками. Получается такая шрапнель, острая с обоих концов, никаких шансов на спасение, только мучительная смерть. В деревнях раньше такие делали, когда волки совсем доставали.

- Кому этот песик мог помешать? – удивился я.

- Не знаю, может быть, дело вовсе не в нем, - пожал плечами Игорь Вадимович. – Зашивай пока, потренируйся лишний раз, а я пойду расспрошу хозяйку, где это они гуляли. Волчьи котлеты редко бросают по одной, боюсь, что это только первый случай.

Показать полностью
253

Спасти рядового Василия.

Это история о моей работе ветеринарной клинике, основана на реальных событиях, но многие моменты изменены, так как невозможно все помнить больше чем десять лет спустя

Прошлая история тут https://pikabu.ru/story/ryizhiy_lev_6366747

Спасти рядового Василия. Штурм-Ветеринары, Доктор Морж, Длиннопост, Текст

Я проводил Ланну взглядом и направился к остановке. По дороге зашел и купил для своего нового компаньона пару пакетиков корма для котят, не самого дорогого, но вполне приличного. Котик вел себя очень хорошо, заснул на руках и мирно спал всю дорогу под дружелюбные взгляды соседей по автобусу.

На даче я обустроил котейке уютный домик из коробки и пустил свободно гулять по комнате. Лёва быстро освоился и до ночи забавлял меня веселой охотой на садовых мух. Меня по-прежнему очень интересовал вопрос странных осложнений у кошки Ковалевой и я полез на диск с Тохиными записями в поисках похожих симптомов. В течение часа копался в записях, отвлекаясь только на проказы Лёвы, но ничего внятного не нашел. Это могло быть что угодно: слабость, диарея, угнетение иммунной системы, желтушность слизистых. Нельзя было исключить и вторичную бактериальную инфекцию, хотя по анализу крови этого видно не было. Я ушел из клиники раньше, чем пришли результаты биохимического анализа крови, так что картина в любом случае была неполной.

Ближе к полуночи от ветеринарных изысканий меня отвлекло смс от Ланны:


КАК ЛЁВА? ПОГОВОРИЛА С МАМОЙ, ЗАБЕРЕМ ОСТАЛЬНЫХ КОТЯТ


С одной стороны я обрадовался, что котята обрели дом, и мы таким образом заочно породнились. С другой стороны, мог не сработать замечательный повод позвать Ланну в гости, чтобы она могла проведать Лёву. Мысли мои мгновенно сменили направление на романтическую сторону. Захотелось снова увидеть Ланну, возможно, достаточно долгое отсутствие физиологического взаимодействия с девушками накладывало свой отпечаток на мировосприятие. С одной стороны, я понимал, что переход к активным действиям может плохо кончиться, с другой стороны - терять время не хотелось. Большая практика предполагалась до октября, а там я вернусь в университет, и наши встречи станут еще более редкими. Да и жить на не отапливаемой даче зимой я не смогу. Нужно было сходить еще минимум на одно полноценное свидание, но я никак не мог придумать, как и куда. Еще очень остро стоял вопрос «когда». Игорь Вадимович, похоже, не собирался мне давать выходные в ближайшие дни, а после двенадцатичасового рабочего дня быть на свидании интересным довольно непросто.

За этими непростыми размышлениями я чуть было не забыл отправить ответное смс Ланне, спасибо верному Лёве, который охотясь за очередной мухой, прыгнул мне прямо на живот и вывел из состояния оцепенения. Поспешно схватив телефон и взглянув на время, я написал в ответ:


ОЧЕНЬ РАД, СЛЕДИ ЗА ИХ ЗДОРОВЬЕМ, ПИШИ


Отправив сообщение, я подумал пару минут и послал еще одно:


ДАВАЙ СХОДИМ КУДА-НИБУДЬ


Стоило написать что-нибудь в стихах, но вдохновения почему-то не было, возможно, из-за усталости или по какой-то другой причине. Ответа не последовало, возможно, Ланна уже спала. Я уложил Лёву в предназначенную ему коробку, немного посражался за спасения галактики и отправился спать. Как только я улегся, Лёва подпрыгнул как Тигра из мультфильма о Вини-Пуха и, запрыгнув на кровать, улегся ко мне на подушку. Я аккуратно взял его и отправил обратно, но ситуация повторилась еще два раза, пока мы не пришли к компромисс, и Лёва улегся у меня в ногах.

Утром котенок проснулся первым и сразу принялся носится по комнате, запрыгнул на стол, опрокинул и разбил чайную кружку, в общем, сделал все, чтобы я не проспал на работу. Пока я возился с устранением последствий рыжего урагана, пришло смс от Ланны, которое вселяло надежду:


ОБЯЗАТЕЛЬНО СХОДИМ ДНЯ ЧЕРЕЗ 3


Обрадованный я принялся собираться на работу. Это заняло несколько больше времени из-за Лёвы, которому нужно было обеспечить досуг. В итоге я немного опоздал в клинику и ожидал уже получить нагоняй от Игоря Вадимовича, но тут выяснилось, что он взял сегодня выходной.

- Привет, Юнга, - бодро поприветствовал меня Жора, едва я переступил порог клиники. – Как настроение?

- Да все по старому, только на выходные не хожу, - посетовал я.

- Привыкай, у ветврачей выходных не бывает, - пафосно заявил Жора, - Меня сколько раз с выходных дергали на вызовы, и не сосчитать.

Я хотел припомнить ему случай с джинсами и котом ветерана, но промолчал. Единственный шанс пойти на свидание с Ланной теперь зависел от Жоры, поэтому с ним лучше было не ссориться.

- Я хотел посмотреть результаты вчерашних анализов, - вспомнил я. – Где лабораторная тетрадь?

- На столе, как обычно, - отозвался Жора.

- Привет, кофе будешь? – спросила Юля, выглядывая из кают-компании.

- Да, я бы с удовольствием.

- Отлично, тогда топай в магазин и печенье заодно купи, а то мы вчера все допили, - заявила Юля. – Георгий, выдай ему денежные средства.

- Выдам-выдам, - проворчал Жора, - Игорь вчера кассу до копейки выгреб, даже размена не оставил. Держи штуку, постарайся наменять максимально, а то мы тут охренеем.

Я вздохнул и отправился в магазин, а вернувшись, уже застал в клинике первых посетителей. Кофе попить не получилось, пришлось сразу включаться в работу. Примерно часа через два появился промежуток, и я наконец дорвался до тетради с анализами. Налив себе кофе, я углубился в изучение показателей, которые показались мне странными.

Предсказуемо был увеличенный билирубин, изменения коснулись печеночных ферментов, было заметно ухудшение работы почек, но ничего конкретного, что помогло бы предположить окончательный диагноз. Я снова физически ощущал нехватку знаний и опыта, хотелось посоветоваться с кем-то знающим, возможно с преподавателями на кафедре, но пока возможности это сделать не было.

Я подумывал выйти на улицу и позвонить Тохе, но неожиданно за окном раздался визг тормозов и характерный грохот столкнувшихся автомобилей.

- Ох бля, - воскликнул Жора, выглядывая в окно и тут же бросился к выходу.

Я последовал за ним на улицу и увидел, что на дороге, немного не доехав до клиники, стоит самосвал, а сзади в него врезался серый опель кадет. Водитель ЗИЛа выскочил и что-то орал матом на водителя опеля, а тот тщетно пытался открыть заднюю дверь. Столкновение было несильным, у опеля только слегка смялся капот, так что двери не должно было заклинить. Через секунду хозяину удалось открыть заднюю дверь, и он стал вытаскивать с заднего сидения какой-то громоздкий сверток. Следом за свертком, осторожно его придерживая, из машины появилась женщина, и они, не обращая внимание на вопящего водителя грузовика, потащили нечто обмотанное окровавленной простыней прямо к нам.

- Доктор, доктор, помогите, - завопила женщина, увидев нас.

- Что случилось? – воскликнул Жора.

- Гектора порезало, сильно-сильно порезало, - взволнованно сказал мужчина. – Я так спешил, что не заметил этот чертов грузовик.

- Ярик, помогай, -скомандовал Жора, подхватывая из рук мужчины дергающийся сверток, - Вы машину с дороги… разберитесь короче.

Последнее замечание было очень своевременным, потому что разгневанный водитель грузовика тоже направился к нам, размахивая руками.

- Давай, я побуду с Гектором, - быстро сказала женщина и первой ринулась в клинику.

Мы с Жорой понесли собаку за ней. Из свертка показались окровавленные черно коричневые лапы, пес брыкался и поскуливал, пытаясь выбраться.

- Мы были на прогулке, - торопливо заговорила женщина, - Гектор бежал за палкой и скатился в овраг, а там на склоне была в кустах размотана колючая проволка, такая с лезвиями. Он завыл бедненький, так завыл, мы его еле достали, муж тоже порезался. Пожалуйста, спасите его.

Мы поспешно занесли пса и положили на стол в приемной. Под окровавленной простыней оказался молодой доберман, он был похож на собак-зомби из фильма «Обитель зла». На нем буквально не было живого места, все тело было исполосовано глубокими порезами длиной от двух до шести сантиметров.

- Доктор, спасите его, - нервно повторила хозяйка.

- Выйдите, пожалуйста, посидите в коридоре и присмотрите, чтобы никто не приближался к товарам в ветаптеке, - распорядился Жора. – Ярик, готовь шовный материал, да побольше, раскладывай на три почки, туда же три пинцета, три иглодержателя и иголки. Юля, капельницу Локка на двести, плюс туда капронку.

Мы бросились выполнять распоряжения Жоры, а он тем временем нащупал на лапе вену и уколол псу наркоз, а после подключил в ту же иглу подготовленную Юлей капельницу.

- Переносить его не будем, зашиваем прямо тут, - продолжил командовать Жора. – Каждый шьет аккуратно свой разрез, каждый сам тампонирует. Времени мало, кровопотеря большая, поехали.

Он взялся за дело едва не раньше, чем наркоз успел окончательно подействовать. Веселость и расхлябанность как рукой сняло, за операционным столом Жора был совершенно другим человеком. Он не только сам ловко накладывал швы, но и успевал следить за нашими действиями:

- Юля, вон тот справа сперва зашей, он глубже. Ярик, близко к краю берешь, шире давай, прорежет нить кожу и шов разойдется. Давайте, не спим, сейчас песик проснётся, нам совсем весело будет!

Операция продлилась около часа, и за это время доберман стал похож на собачего Франкенштейна, полностью состоящего из многочисленных швов. Мы забыли подставить дежурный тазик под сливное отверстие стола, и капающая кровь образовала огромную лужу на полу, изрядно забрызгав все вокруг.

- Да уж, в чистом виде фильм ужасов, - воскликнул Жора. –Надо щелкнуть на память.

Он достал телефон и сделал несколько кадров, а потом передал телефон мне.

- Ярик, щелкни меня с Юлей на фоне собаке, а потом отдельно с лужей давай, чтобы не видно было, что это от собаки, типа просто ужастик.

Я выполнил просьбу и принялся за уборку, радуясь тому, что в шкафу у меня имелся запасной халат. Жора вышел в коридор поговорить с хозяйкой, а Юля сначала стала помогать мне, но тут Жора крикнул, что во дворе очередь, и Юля поспешила разбираться с ней.

Хозяйка ревностно никого не пускала в помещение клиники, еще на входе сообщая, что идет сложная операция. Она очень обрадовалась тому, что с псом все хорошо и торопливо сообщила:

- Муж на эвакуаторе уехал с машиной, у нас радиатор пробит. Сейчас должен мой брат на своей машине подъехать, он меня с Гектором заберет. Скажите, сколько я вам должна?

- Я как-то не посчитал даже, - признался Жора. – Первый раз такая нестандартная операция, много расходных материалов ушло, пойдемте в приемную, я запишу ваши данные и заодно все посчитаю.

Они вошли в приемную, где я как раз почти закончил уборку. Жора оглядел помещение и сказал:

- Полы домывай, а со столом потом разберемся. Там еще в коридоре крови накапало, там тоже протри, пожалуйста, чтобы людей не пугать.

Когда все было закончено, я помог донести многострадального Гектора до машины и решил, что наконец смогу допить свой холодный кофе. Также хотелось полезть в интернет и поискать информацию про таинственное заболевание кошки Ковалевой, но тут выяснилось, что я уже опоздал, и Ковалева с кошкой сама явилась на прием. Жора впервые столкнулся этим случаем и принялся с интересом расспрашивать хозяйку.

- Вы знаете, доктор, все в одной поре, - со вздохом призналась хозяйка, - Кошка грустная, больше лежит, почти в туалет не ходит. Не ест, так водички попьет чуть и все. А вчера знаете, я её лапки потрогала, они как опухшие и живот такой, как вздулся слегка, что ли.

Жора внимательно выслушал хозяйку и предположил вслух:

- Точной уверенности у меня нет. Ваш случай определенно необычный. Мне кажется, что возникающие отеки лап свидетельствуют о поражении сердца. Знаете, так и у людей бывает, когда сердце не справляется и не откачивает кровь из конечностей, возникает такой эффект.

- Хорошо, а что теперь делать? –взволнованно спросила хозяйка.

- Пока я назначу дополнительную симптоматическую терапию. Возможно причина заболевания вовсе не инфекция, и Игорь Вадимович двигался в неверном направлении. Утверждать однозначно я не могу, давайте подождем реакции на препараты.

- Вот! – радостно воскликнула хозяйка, - я тоже так подумала, что это не инфекция! Ну все же сходится, другие кошки не болеют, и эта киса привитая. И вообще, может тогда можно Максика не колоть лишний раз? Ну того кота, про которого я вам говорила. Он в машине сидит, в переноске, можно его сюда не таскать?

- Нет, лучше все таки принесите, я тщательно осмотрю, а если никаких подозрительных симптомов не обнаружится, то, конечно, не будем колоть.

- Хорошо, доктор, как скажете, - вздохнула хозяйка и, оставив кошку на наше попечение, пошла за котом.

Возня с кошками Ковалевой растянулась на целый час. Необычный случай всерьез заинтересовал Жору, даже больше чем меня, и он уделил ему самое пристальное внимание. В результате, несмотря на вмешательство Юли, опять скопилась очередь, которую вновь пришлось разгребать. Люди все шли и шли, когда мы наконец закончили, я с грустью отметил, что обеденное время уже прошло, а я так и не допил свой утренний кофе.

По всему выходило, что придется сегодня сразу обедать и ужинать. Спокойного пробела в работе так и не наступало, люди все шли и шли нескончаемым потоком. К тому же вчера был израсходован запас готовой еды, а готовить сегодня было совершенно некогда. Наконец, около пяти вечера наступил перерыв, который не обещал быть долгим, потому что часов с шести почти каждый день начиналась новая волна посетителей.

- Эх, жрать охота, - вздохнул Жора, падая на диван. – Ярик, смотайся в магазинчик, купи там колбасы какой-нибудь, что ли. Подавимся бутербродами, раз уж другого ничего нет.

- У меня есть кое-что в запасе, - сказала Юля, ставя на плиту чайник и кастрюльку с водой. – В морозилке сосиски приныканы, каждому по две штуки. И вот еще что есть.

Она встала на табуретку и вытащила из верхнего ящика шкафа три стакана сухого пюре.

- О, живем! – обрадовался Жора, - Юля, ты супер хозяюшка, жаль мы не в эмиратах, а то взял бы тебя второй женой.

- Были бы мы в эмиратах, я бы давно у шейха в гареме была, - огрызнулась Юля, и хлопнула Жору по руке, которой тот потянулся к пакету с сосисками. – Да и ты тоже бы в гареме был, только в качестве евнуха. Потерпи немного, сосиски замороженные, пусть сначала сварятся.

- Опасная ты женщина, - вздохнул Жора и откинулся обратно на диван.

Юля залила пюре кипятком, и Жора тут же схватился за свой стакан.

- Да куда ты спешишь, ведь не заварилось еще, - возмутилась та.

- Да ничего, сейчас помешаю, нормально будет, оно и так заварится, - возражал Жора. – Вдруг сейчас опять какой-нибудь кипишь, а так хоть пюре пожрать успею.

Я молча согласился с Жорой, взял свой стакан и принялся за пюре, не дожидаясь сосисок. Примерно на четвертой ложке в кармане у Жоры запел мобильный, он нехотя достал телефон, взглянул на экран и тут же срочно нажал на кнопку ответа.

- Да, Владимир Алексеевич, - торопливо сказал он в трубу, - Нет, Игоря Вадимовича нет, не знаю почему не отвечает. Да, посмотрю, да, конечно сможем. Сейчас в журнале найду и съездим, да-да, уже записал.

Жора поспешно покинул кают-компанию и метнулся к компьютеру в приемной. Его не было минут пять, я как раз успел добраться до своей порции сосисок, когда он вернулся и обратился ко мне:

- Ярик, тут такое дело, надо короче на вызов сходить.

- Куда? - удивился я. – Опять в приют?

- Не, к повторнику, кота уколоть, он уже выздоровел почти, там такое обычное кишечное расстройство было, сожрал чего-то не то. Они были, вчера и сегодня должны были прийти, но что-то у них не получается, хотели на дом вызвать, но когда на стационарный звонили, я им отказал. А вот видишь, как обернулось, люди не простые оказались, и Владимир Алексеича мигом разыскали, вот теперь еще и извиняться придется. А так там в принципе ничего сложного, три укола сделать и всего делов.

- А чего ты сам не смотаешься, у тебя же быстрее получится, - с подозрением спросил я.

- Да мне не кайф вообще, - замялся Жора. – Я и так замаялся, а если поеду сам, вы тут без меня опять очередь соберете, так что и до ночи не разгребем. Ну сходи, я тебя прошу. Давай денег дам как за два дня, и сегодня можешь уже на работу не возвращаться, договорились?

В поведении Жоры без труда угадывался какой-то подвох, но соблазн был велик. Деньги были нужны для свидания с Ланной, так как Игорь Вадимович ни копейки не платил мне за последние дни, да и свободный вечер можно было попытаться использовать для романтичной прогулки по парку.

- Хорошо, договорились, - согласился я.

Жора почти мгновенно бросился набирать мне шприцы, я торопливо доел сосиски, собрал в кулек халат, сложил туда же собранные Жорой шприцы, а так же бумажку с адресом и номером телефона.

- Как закончишь - мне отзвони и смотри, завтра Игорь будет, так что не опаздывай, - сказал напоследок Жора и сунул мне деньги.

Я кивнул, попрощался и поспешно покинул клинику. Указанный адрес действительно был не очень далеко, но я все еще не очень хорошо ориентировался в обширном частном секторе, где далеко не все хозяева домов считали нужным иметь на заборе название улицы и номер дома, что заставило меня минут десять блукать в пустую, пока я не обнаружил довольно внушительный двухэтажный дом. Это был не вычурный особняк доморощенных новых русских, а просто добротный квадратный дом, без каких-либо украшений и излишеств, зато с очень толстыми стенами, судя по окнам, чуть ли не в два с половиной кирпича. Я нажал на звонок и, стоя у калитки, поглядывал в окна первого этажа. Из окон никто не выглядывал, но спустя пару минут дверь мне открыла женщина лет пятидесяти. Я её вспомнил, вчера она действительно была с котом на приеме, но общался с ней исключительно Игорь Вадимович, так что имени я совсем не запомнил.

- Доктор, очень хорошо, что вы пришли, - обрадовалась женщина. – Понимаете, мы должны были поехать в гости к сватам, ну знаете, к родителям старшего зятя. А тут надо было Васеньку найти, ну то есть выманить.

- Здравствуйте, это в каком смысле? – не понял я.

- Пойдемте в дом, времени мало, я вам быстро объясню, - торопливо сказала хозяйка. – Просто мой муж очень за кота переживает и не хочет ехать, пока его не полечат. А он если уж решил, то лучше сделать, как он говорит.

Мы вошли в прихожую и первым, что бросилось в глаза, были три парадных кителя и фуражки, висевшие на вешалке. Самый разукрашенный китель висел с краю и принадлежал то ли генерал-майору, то ли генерал-лейтенанту, а следующий, кажется, подполковнику. Знаки различия на последнем я разглядеть не успел, но уже понял, что вся семья целиком состоит из военных. Я достал из пакета и надел белый халат, а потом замялся, разуваться или нет. Заметив, что сразу от прихожей начинается роскошная ковровая дорожка, я все таки снял кеды и стыдливо поставил их рядом с до блеска начищенными офицерскими туфлями.

- Галина, это там доктор пришел? – раздался раскатистый крик откуда-то со второго этажа.

- Да, Семен, это доктор, - крикнула в ответ женщина.

- Пусть поднимется, Васька, мне кажется, тут где-то за шкафами в спальне, как раз поможет отодвинуть. – распорядился невидимый генерал.

- Муж хотел вообще солдат вызвать, чтобы кота найти, - зашептала женщина. – Очень разозлился, что его не отвезли на прием и не долечили. Он в Васеньке души не чает, так переживал, когда он кушать перестал, даже давление поднялось. Помогите, пожалуйста, найти.

Я кивнул и, подхватив шприцы, поспешил подняться на второй этаж. Дом был обставлен в помпезном стиле позднесоветской роскоши. В каждой комнате хрустальные люстры и ковры, в гостиной дубовая лестница на второй этаж и массивный шкаф, стенка с телевизором, а на стеклянных полках шкафа – непременный хрусталь. На стене между этажами большая групповая фотография каких-то военных. Все очень солидно, и в то же время во всем доме царит бардак, как во время обыска. Шкафы раскрыты, видно перекуроченные скатерти на полках, везде разбросаны какие-то вещи, даже диван отодвинут от стены. На втором этаже обнаружился сам хозяин, худощавый невысокий старик, с аккуратно зачесанной седой шевелюрой, одетый в парадную форму, без кителя, зато при галстуке. Кроме него в комнате были еще два офицера помоложе, один лет сорока, тоже худой, а второй накачанный амбал лет тридцати, видимо, упомянутые раньше зятья.

- Здравствуй, доктор, - по простому обратился ко мне генерал, протягивая руку для рукопожатия. – Помоги-ка мне быстренько Ваську моего найти и полечить. Спрятался куда-то и выходить не хочет, как почувствовал, что в лазарет надо ехать, не сдается.

- Я не знаю, может его чем-нибудь приманить, валерьянкой например, - предположил я.

- Да пробовали уже, не ведется, гад, - воскликнул старший из офицеров, - И главное где засел непонятно, вроде слышали что мяукает то в одной комнате, то в другой, а найти не можем. Мне сначала и жена искать помогала, и дети, он как в воду канул.

- Здесь он, точно здесь, на улицу не выходил, - авторитетно заявил генерал. – Чем болтать, лучше отодвиньте шкаф и загляните, а потом еще в спальне проверьте. Ехать надо, а вы время тянете.

Под командирские окрики генерала мы принялись за дело. Двигали мебель, вытаскивали вещи из чулана, даже поднялись на чердак. Нигде не было никаких следов кота. Все это напоминало какой-то абсурд или очередную серию культового сериала ДМБ. Я не служил в армии, но после увиденного мне все меньше и меньше хотелось туда попасть. Хозяйка дома ходила за нами и причитала, что дочки с внуками давно уехали, что в гостях их давно ждут, но генерал упрямо стоял на своем, отказываясь уезжать в гости, пока коту не будет оказана необходимая помощь.

- Ну вот когда мы домой вернемся? – возмущался генерал. – А если ему тут опять плохо станет, опять вырвет? Ночью машину вызывать, искать какая клиника работает? Докторов вот с постели подымать? Давайте найдите уже, раз доктор пришел, ну что вы такие растяпы, а?

Офицеры ничего не отвечали и уже неизвестно по какому разу обшаривали укромные уголки. Я подумал, что формальный рабочий день скоро закончится, и я просрал впустую шанс на свидание. Пора было как-то сваливать из этого сумасшедшего дома, но я совершенно не знал как.

- Вы знаете, - неуверенно начал я. – Мне кажется, если кот так спрятался, то он наверняка чувствует себя значительно лучше. Возможно, ему эти уколы уже не слишком нужны. Животные когда боль чувствуют, они не убегают, наоборот, спокойно себя ведут, к людям тянутся. Вот например, здоровая кошка никогда не даст себе капельницу поставить, будет вырываться, а больная лежит спокойно. Вот и ваш Василий, наверное, почувствовал, что ему лечение больше не нужно, вот и спрятался. Говорят же, что животные очень похожи на своих хозяев, вот и Вася ваш очень умный и проницательный.

- Это есть такое дело, - кивнул генерал. – этот умник научился лапой холодильник открывать и за раз сала чуть не килограмм сожрал, вот его и прихватило, как салагу. Но я слышал, что животные уходят и прячутся, когда им наоборот плохо, когда они смерть чувствуют. Вот слоны старые в Африке даже на специальное кладбище свое в джунглях уходят помирать. Вдруг и Васька так?

- Нет, это явление связано только со смертью от старости. Такая форма возрастной деградации мозга, - поспешил возразить я. – Давайте я оставлю вам свой сотовый, если кот объявится, и с ним что-то будет не так, я возьму такси и даже ночью к вам приеду. Или не я, а даже более опытный доктор. Спасать животных - это же наш долг.

- Не надо такси, - поспешно вмешался старший зять. – Если нужно будет, я в любое время на своей машине за вами заеду.

- Про долг это ты хорошо сказал, - кивнул генерал. – Это правильно, у каждого свой долг и каждый должен его выполнять. Продиктуй Галочке телефон и можешь идти, она тебе позвонит, если что.

Я кивнул и поспешил на кухню к хозяйке дома, которая уже дремала в кресле, видимо отчаявшись попасть сегодня в гости. Я торопливо написал на клочке бумаги сотовый Жоры, попрощался и очень быстро покинул генеральский дом.

Показать полностью
281

Неожиданный улов

Это история о моей работе ветеринарной клинике, основана на реальных событиях, но многие моменты изменены, так как невозможно все помнить больше чем десять лет спустя


Прошлая история тут https://pikabu.ru/story/dom_na_kladbishche_6344370

Неожиданный улов Штурм-Ветеринары, Доктор Морж, Длиннопост, Текст

Проснувшись утром, я попытался взглянуть на сложившуюся ситуацию с другой стороны и увидеть положительные моменты. Раньше в клинике про меня не особо вспоминали. Тот же Игорь Вадимович попросту выгнал меня со смены просто из-за запаха алкоголя (вообще-то не слишком сильного). И все две недели они про меня вообще не вспоминали. А теперь вот я срочно понадобился. Поразмыслив, я решил, что наверное Владимир Алексеевич наконец-то нашел помещения для филиала клиники, теперь часть сотрудников перебросили туда и в Морже попросту не хватает рабочих рук. Видимо, на новом месте осваивается Жора, значит мне придется постоянно работать с Игорем Вадимовичем и с кем-то из девочек, осталось узнать с кем.

За завтраком, я еще раз пробежал глазами файлы по паразитологии и отправился на работу уже более-менее уверенным в собственных силах, к тому же на полчаса раньше обычного. К моему удивлению, клиника уже была открыта и во дворе делала гимнастику Юля. Загорелая, в шортиках и топике, с изменившимся цветом волос, - после отпуска я её не сразу узнал.

- О привет! - радостно воскликнула она при моем появлении, словно я вернулся с северного полюса единственным живым из всей экспедиции. Юля даже обняла меня, дружески похлопав по спине, что было совсем уже неожиданно.

- Очень рада, что ты пришел, а то вдвоем с Игорем тяжеловато стало работать, - сообщила она. – Вчера, после того как Дашка срулила, вообще как с цепи сорвался.

- А что случилось? – Удивленно спросил я..

- Да чё-чё, - вздохнула Юля, - пойдем на кухне чайку тяпнем, я тебе все расскажу.

Мы вошли в кают-компанию, я уселся на диване, а Юля переоделась в туалете и затеялась с чаем. Подав мне кружку, она продолжила рассказ:

- Ну короче я как на той неделе с отпуска вернулась, Оля отдыхать свалила. Она вообще смурная стала, её парень кинул походу. Ну типа она с ним на отдых собиралась лететь, губу раскатала на Египет или Турцию, а он короче… Ну ладно, сейчас не об этом. Оля свалила к предкам в деревню, надо же хоть как-то отдохнуть. Ну мы тут с Дашкой работали, ну и с Игорем в основном, Жора один день был и еще раз на полдня кажется.

Ну короче, вчера Даша приходит с утра и говорит, что ей срочно надо уехать на неделю, по семейным обстоятельствам. Мол она уже с Владимиром Алексеевичем договорилась и он её отпустил. Я аж обалдела от такой наглости. Вроде тихоня-тихоня, а так жжет. Игоря Вадимыча конечно некисло перекосило, но он ничего не сказал, просто кивнул и все. Дашка тогда же утром и свалила, да еще и на такси. Она вообще как-то изменилась за последнее время, после того как одна жить переехала. Походу хахаля богатого отхватила, Оле на зависть. Вся такая молчит молчит, а в ушках-то сережки золотые, а таких у неё раньше не было, я точно помню!

Юля похоже соскучилась по долгим беседам. Видимо Даша её и правда избегала и теперь Юля испытывала потребность выболтать все, что у неё накопилось за неделю. Она принялась перечислять обиды на Дашу, несколько отдалившись от ответа на изначально поставленный вопрос. Я боялся, что скоро явится Игорь Вадимович и наша беседа на этом закончится, а я так и не узнаю подробности вчерашних событий. Я вежливо кашлянул в кулак и попытался вернуть Юлю к первоначальной теме разговора:

- Так а вчера что случилось, почему Игорь Вадимович так взъелся на меня?

- Вот я же и говорю, - надулась Юля, - Не перебивай, просто еще не дошла. Короче вчера, как Даша уехала, у нас клиенты поперли. Не так чтобы совсем завал, но очередь была в один-два человека. Игорь типа прием вел, а я на подхвате и в ветаптеку бегала, товар отпускать, ну в общем как обычно. И тут короче собаку привезли, с переломом бедра, машина её сбила, овчарка. Я пока пошла с хозяином рентген делать, а Игорь Вадимыч с ветаптеки чего-то отпускал. Потом мы с ним операцией занялись, пока возились очередь собралась, человека четыре. Ну мы операцию закончили, очередь кое-как разгребли. И тут Игорь как заверещит, будто ему яйца дверью прищемили. Оказалось, он коробку с деньгами в ветаптеке на полке забыл. Ну ты помнишь, мы её обычно тут в кают-компании в шкафу прячем и сдачу оттуда берем. А тут он зачем-то её достал, может денги пересчитывал, может несколько человек подряд с крупными купюрами были, не знаю. Главное, что он её вон на той полке забыл, под прилавком. И тут кто-то с очереди всю наличку с коробки выгреб, да еще и капли от блох самые дорогие сперли ну и еще кой-чего, по мелочи. Ох и разорался Игорь Вадимыч, думала его от злости пополам разорвет.

Вот он тогда-то про тебя и вспомнил и звонить начал. Говорит, наотдыхался нахлебник, пусть теперь долбашит без выходных. Долго еще не унимался, там тысяч девять или десять было, еще и вечерние лежали. Да еще и препараты дорогие, чуть не на тыщу все, а может и полторы. Дофига короче.

Юля замолчала и принялась шумно пить чай, искоса поглядывая на меня, словно ожидая какой-то реакции. А я задумчиво молчал, несколько расстроенный услышанным и со стороны наверное это было заметно. Вся моя роль сводилась к продавцу в ветаптеке, только для этого, оказывается, я был нужен в клинике.

- Ну расскажи, как ты поживаешь? - неожиданно сменила тему Юля.- Как твоя рука? Как это тебя вообще угораздило?

Я в общих чертах поведал любопытной коллеге о своих злоключениях. Юля сочувственно вздохнула:

- Да, от этой рыжей дуры тут вообще житья не стало. Вот только я из отпуска вышла, чуть не каждый день появляется, как поезд по расписанию. И даже без животных. Приходит и с Игорем о чем-то шушукается. Может у них вообще роман?

- Не думаю, - усомнился я.

- Кстати, тут Даша рассказывала, что ты позавчера с девушкой в клинику приходил. Это твоя девушка была? Ты ей клинику показать хотел? Расскажи, интересно!

- Просто знакомая, - смущенно ответил я. – Хотел ей помочь препарат выбрать. А тебя кстати почему позавчера на работе не было?

Юля не успела ответить. Хлопнула дверь, она выглянула в коридор, затем резко взмахнула рукой и воскликнула:

- Здравствуйте Игорь Вадимович.

Я поспешно вскочил с дивана и вывалился в коридор, чтобы засвидетельствовать свое почтение главврачу. Игорь Вадимович тащил под мышкой толстенную папку с бумагами и первым делом направился в приемную, где сунул папку в средний ящик стола, единственный из трех, запирающийся на ключ.

- Пришел значит, - буркнул он после молчаливого рукопожатия. – Будешь про паразитов рассказывать?

- Да, я готов, только Вы лучше вопросы задавайте, а то тема обширная.

- Ну хорошо, - кивнул Игорь Вадимович, - можно и вопросы, не буду же я целый день слушать, как у тебя космические корабли бороздят просторы Большого театра.

В этот раз мне повезло правильно угадать основное направление вопросов Игоря Вадимовича. Он очень бегло прошелся по кишечным гельминтам и основное время уделил дирофиляриозу. Как я знал из общения с Тохой, это заболевание получило в нашем городе довольно существенное распространение и хоть пока я с ним напрямую не сталкивался, но Игоря Вадимовича оно явно сильно интересовался. На мое счастье, Антон скачал из интернета много материала по этой теме и я достаточно подробно рассказал про цикл развития глистов, живущих в кровеносной системе собак, про механизм распространения через укусы комаров-носителей, про две основные разновидности червей и даже про то, какую опасность они могут представлять для человека. Игорь Вадимович слушал не перебивая, одновременно, что-то просматривая в компьютере, а в конце задал вопрос:

- Вот ты говоришь есть два основных вида, D.repens и D.immitis, Все правильно рассказал, различия мне привел. А как ты практически собрался их различать?

- Ну они же вызывают различные формы болезни, как я уже сказал, D.immitis –сердечную форму, а D.repens подкожную. Диагностика будет важна в плане дифференциального диагноза например от других сердечных патологий. При микроскопии мазка нельзя различить вид гельминта, а вот методом ПЦР или ИФА это вполне возможно.

- Ха, - воскликнул Игорь Вадимович. – А зачем тебе вообще их различать, если они лечатся одними и теми же препаратами?

- Ну теоретически, при лечении сердечной формы нужно применять антгельминтики с осторожностью, так как массовая гибель взрослых особей может вызвать закупорку сосудов и гибель животного, - ответил я.

- Так, а кто тебе мешает всегда применять антгельмитики с осторожностью? А формы можно различить и по внешним симптомам, если с сердцем проблем нет и при аускультации все хорошо, то найденные в крови микрофиллярии скорее всего не будут D.immitis. Зачем тратить деньги и время на дополнительные анализы? Клиенту не важно, от какой именно заразы ты его собаку вылечил, главное, что вылечил. Вот сразу видно, что тебе практического взгляда не хватает. Книжек-то ты можешь начитаться, но без практики твоим знаниям грош цена. А ты вот две недели на диване провалялся, вместо того чтобы в клинику приходить, хотя бы смотреть и слушать. Ты же не со сломанным позвоночником лежал, а так и на костылях можно было прийти, если действительно хотел доктором стать.

Я виновато молчал, сказать в ответ было нечего. Вроде бы я недолго проработал в клинике, но за последний месяц чувствовал некоторую усталость от двенадцатичасовых смен. Может быть, по старой ученической привычке летом хотелось отдыха и каникул, бесшабашного веселья и романтичных прогулок, а не монотонного сидения в клинике с утра до вечера, пусть и с возможностью увидеть интересные случаи и вообще развиваться в профессии.

- Ну ладно, - смягчился Игорь Вадимович, приняв мое молчание за раскаяние, - еще наверстаешь. Иди переоденься и прогуляйся в аптеку, кое-чего прикупить надо, плюс они нам гостинец собрали, я тебе сейчас список напишу.

Я вздохнул с облегчением. Наверное, если бы это был экзамен в университете, в моей зачетке сейчас красовалась бы честная тройка, но в условиях клиники меня это не беспокоило. Быстро собравшись я направился в аптеку и по дороге вспомнил, что сегодня еще не отправлял ни одного сообщения Ланне. Ничего толкового в голову не приходило и в итоге я послал шуточный экспромт, решив что такой знак внимания лучше чем полное молчание:


1. Пять четыре раз два три

2. Кто живет в душе внутри

3. Восемь белок, три сороки

4. Кошка и бурундуки.


Вернувшись в клинику я увидел у ворот знакомый внедорожник хозяйки приюта «Хорошие руки». Это несколько насторожило и я поспешил внутрь, ожидая увидеть там кучу собак или кошек, привезенных на стерилизацию. Однако меня встретила взволнованная Юля, которая ни с того ни с сего взялась вытирать пыль в коридоре, причем в тех местах, куда заглядывали только в самую маршальскую уборку.

- Что случилось? – спросил я.

Юля тут же скорчила недовольную гримасу и поднесла палец к губам. Я кивнул, тихонько прошел в кают- компанию и уселся на диван. Видимо, Игорь Вадимович разговаривал с важной гостьей с глазу на глаз, а Юлю благополучно выставили за дверь и теперь она пыталась подслушивать, сгорая от любопытства. Я решил не вмешиваться, если даже Юля услышит что-то интересное, то наверняка не удержится и рано или поздно все мне расскажет. Мои спокойные размышления были прерваны входящим смс от Ланны, которая не осталась в долгу и тоже прислала странное стихотворение:


1 Что внутри - оглянись вокруг.

2 Посмотри и увидишь вдруг:

3 Где тепло, там и рядом стужа.

4 Что внутри, то и есть снаружи


С одной стороны быстрый ответ меня обрадовал, с другой стороны был очень непонятным. В конце концов я решил, что сам виноват, раз затеял эту игру, по принципу что посеешь то и пожнешь. Стихотворная переписка - это конечно хорошо, но я остро чувствовал нехватку женского внимания, а значит стоило подумать о новом свидании. Я размышлял как будет лучше пригласить Ланну прогуляться перед сном, когда услышал громкий возглас Юли:

- Присядьте, подождите с кошечкой, мы сейчас вас примем, доктор освободиться через пару минут.

Юля повысила голос с таким расчетом, чтобы её услышали в приемной и это возымело эффект. Когда я вышел в коридор, то увидел Марину Юрьевну, неспешно покидающую приемную. Юля пригласила женщину с кошкой в приемную и начался обычный рабочий день.

Игорь Вадимович заподозрил у кошки какое-то вирусное заболевание. Опираясь на кишечные симптомы при отсутствии истечений из носа и язв на языке, доктор предположил, что это панлейкопения, но хозяйка оказалась подкованной и высказывала свои сомнения:

- У меня питомник, все кошки британские, породистые, все привитые в положенный срок, в том числе и против панлейкопении.

- Ни одна прививка не дает стопроцентной гарантии, - возражал Игорь Вадимович. – Иммунитет мог не выработаться по тем или иным причинам. Я бы вам посоветовал тщательно проверить остальных животных в питомнике. У всех промерить температуру, а у этой кошки взять анализ крови, чтобы лучше увидеть общую картину. И в любом случае, не дожидаясь результатов переходить к базовой поддерживающей и противовирусной терапии. Кошечка у вас ослабленная, хуже от капельницы ей точно не будет, я бы даже сказал, что капельница ей совершенно необходима. Вообще, на самом деле схемы лечения для большинства вирусов идентичны, не случайно же даже противовирусные сыворотки сразу против нескольких заболеваний выпускают. Не переживайте, вы вовремя обратились и шансы на благоприятный исход достаточно велики.

- Спасибо доктор, - кивнула хозяйка. – Нас раньше знакомый ветеринар обслуживал, он по вызовам работал, но вот недавно в Москву уехал и мы искали к кому обратиться и вот на форуме вас посоветовали, теперь будем к вам ходить. Тем более живем тут недалеко.

- Хорошо, присаживайтесь к столу, продиктуйте девушке свои данные, - сказал Игорь Вадимович. – Ярослав, возьми кровь из вены на общий анализ и подготовь капельницу. Физа сто, глюкозы тридцать, В12 полмиллилитра и гамавита два. Для подкожного введения приготовь фоспренил полтора кубика, и кламоксила ноль пять, но пока не коли.

Я взялся исполнять распоряжении, но сразу столкнулся с трудностями. Диарея у кошки явно продолжалась не один день и уже началось обезвоживание. Из-за этого мне не удалось сразу попасть в вену, я провозился минут пять, сменил лапу и только тогда добился результата. Все это время Игорь Вадимович стоял рядом со мной и внимательно следил за всеми действиями, словно принимая вторую часть экзамена. Когда я набрал кровь и поставил капельницу, он удовлетворенно хмыкнул и отошел от стола.

- Я еще забыла сказать, - заговорила хозяйка, - У нас с месяц назад погиб весь помет, первый от молодой кошечки, мы её недавно купили для нашего чемпиона. Разбираться некогда было, сама кошка здорова, решили что просто нежизнеспособные были три котенка.

- Угу, - кивнул Игорь Вадимович, - это может быть важно, для подтверждения диагноза.

Но я думаю все-таки это не связано, иначе бы у других кошек раньше симптомы проявились. Но в любом случае сделайте во всех помещениях дезинфекцию и, как я сказал, у всех животных обязательно померейте температуру. Всех подозрительных - к нам наприем.

- Хорошо-хорошо, - закивала женщина. – Завтра обязательно придем.

После ухода заводчицы работа продолжилась в привычно ритме. В присутствии Игоря Вадимовича мы с Юлей почти не разговаривали, в свободные минуты у главного врача сразу находилось для меня дело, в основном связанное с уборкой и наведением порядка. В принципе ничего сложного в этой работе не было, но она раздражала своей монотонной непрерывностью. Я почти не присаживался, так быстро находилось новое дело. Немного отдохнуть от текущего приема удалось только после обеда, когда мы с Юлей уселись «крутить» салфетки и тампоны для будущих операций.

Но отдых продолжался недолго. Из приюта «Хорошие руки» явились две незнакомые тетки на такси, которые приволокли с собой в переноске толстую кошку на стерилизацию. Кошка была на позднем сроке беременности и операция вполне тянула на кесарево сечение, но заказчиц это совершенно не беспокоило.

Я рассчитывал, что буду ассистировать на операции, но Игорь Вадимович решил иначе:

- Ты не дай бог поранишься опять, перчатка вон как следует на левую руку не одевается, - сказал он, указывая на мои два пальца, на которых еще была повязка из лейкопластыря. – Приглядывай за ветаптекой, и если что прием начинай, пока мы с Юлей быстро прооперируем.

- Хорошо, - кивнул я.

- Что непонятно будет – зайдешь спросишь, - коротко добавил Игорь Вадимович. –А вообще начинай потихоньку сам справляться, хотя бы с повторниками.

Но не успел еще подействовать на кошку наркоз, как в клинике появился Жора, держащий в руках одеяло, в котором что-то жалобно мяукало.

- Юля, дай из подсобки запасную переноску, - гаркнул он, - Операционная свободна?

- Занята, - угрюмо ответил Игорь Вадимович, выходя в коридор. Что случилось?

- Это лично мой кот, - поспешно ответил Жора. – У него инородное тело в желудке, нужно оперировать.

- Подождет твой кот, - спокойно отозвался Игорь Вадимович. – У тебя что телефон отобрали? Мог бы и позвонить предупредить, кошке наркоз уже укололи.

- Бля, да внезапно получилось! - возмутился Жора. – Я не собирался.

- У тебя внезапно появился кот? – ехидно спросил Игорь Вадимович. – Не слишком ли много лично твоих животных? Ладно ты на вызовах свой левак делаешь и в кассу все не сдаешь, бабам своим на халяву лечишь, так ты еще и в клинику левак везешь? Совсем обалдел?

- Кто бы говорил, ты сам-то уважаемый благотворитель, приюту на халяву операции делаешь, а люди в очереди торчат, - резко огрызнулся Жора.

- Приют в отличии от тебя, все до копейки оплатил и даже вперед денег дали, а вот ты…

- Ярик, подержи котейку, - неожиданно обратился ко мне Жора и сунул в руки сверток. – Вот держи, плата по таксе, как будто ты сам кота оперировал. Так можно? Покрыты затраты?

Игорь Вадимович ошарашено смотрел на несколько смятых купюр, которые ему сунул Жора, а тот продолжал:

- Кот моего соседа, это дедушка, ветеран войны. Он на рыбалке был, возле дачи на пруду. Пескаря вытащил, пока потянулся с крючка снять, котейка рыбку вместе с крючком проглотил, дедушка выдернуть попытался, но похоже крючок в слизистой желудка застрял, возможно кровотечение.

Игорь Вадимович молчал несколько секунд, а затем произнес:

- Я буду оперировать все равно кошку, раз наркоз дал. Сделай пока рентген, разберись, где ты крючок искать будешь.

Они с Юлей скрылись в операционной, а мы с Жорой остались в коридоре. Я молчал, не зная что сказать, а Жора насупился, но в рентген-кабинет не торопился, думая о чем-то своем. Кот завернутый в одеяло непрерывно жалобно мяукал, спустя пять минут Жора молча вошел в приемную и аккуртатно опустил котейку на стол.

- Постой, подержи кота, - попросил он. – Я пока наркоз подготовлю и что необходимо соберу.

- А рентген?

- И так понятно, что крючок в желудке. Был бы в пищеводе он бы так не мяукал, а в кишечник уйти еще не успел. Можешь посмотреть. У него леска между зубов еще торчит.

Я взглянул на морду серо белого дворового кота в черную полоску. Он был еще молод, не старше двух лет и изо рта действительно свисал обрывок довольно толстой лески.

- Я сейчас уже накркоз уколю, думаю они скоро с кошкой закончат, а операционное поле брить можно и здесь, - сказал Жора.

- Хорошо - отозвался я.

Операционная действительно освободилась, довольно быстро. Игорь Вадимович вышел первым и демонстративно молча удалился в кают-компанию. Я помог Юле подготовить операционный стол и мы все втроем приступили к операции. В университете мне доводилось участвовать в подобном вмешательстве всего один раз и там это была кавказская овчарка. Тут же все было гораздо сложнее, плюс Жора подозревал внутренне кровотечение и прободение стенки желудка, что было прямо чревато перетонитом, поэтому стоило торопиться. Ассистировала все таки Юля, а я смотрел и был на подхвате, иногда придерживая рано-расширительный крючок или подавая салфетку.

Крючок действительно пробил стенку желудка и грозил травмировать другие внутренние органы. Он был довольно крупный и явно доставлял животному сильную боль, удивительно как он вообще сумел его проглотить. Рана, оставленная крючком, была довольно велика и некоторое количество содержимого желудка попало в брюшную полость.

- Так, Ярослав, приготовь теплого физраствора где-то четыреста, когда закончим с желудком, надо будет обильно промывать брюшную полость, а потом еще местно антибиотик заложим.

Жора вскрыл желудок и иссек участок стенки желудка, в котором застрял крючок. Потом принялся зашивать его рассасывающимся шовным материалом. А после мы принялись тщательно промывать брюшную полость. Жора внимательно все осмотрел, чтобы не пропустить возможные дополнительные раны нанесенные крючком, но все обошлось.

- Ярослав, пересчитай тампоны, - скомандовал Жора. – Юля давай кетгут и зашиваем.

В конце мне выпала честь сделать несколько завершающих стежков, операция прошла успешно.

- Куда его теперь? – спросила Юля, закончив завязывать на коте послеоперационную попону.

- Ну теперь он у нас поживет денька три, покапаем его, антибиотики поколем, - сказал Жора. – Забот конечно прибавится, но дедушке его в таком виде отдавать никак нельзя.

Я и так его еле уговорил сюда не ехать, мало ли вдруг с сердцем плохо станет у старика. Очень он переживал, что за леску дернул, думал успеет у кота изо рта рыбку достать, а вместо этого поймал котейку на живца.

- Ну молодец, что привез, - бодро сказала Юля. – А на Игоря Вадимыча не злись, он со вчерашнего не отошел, теперь вот экономить на всем решил.

- Да пусть подавиться, наркоза ему жалко, - фыркнул Жора. – Дайте-ка я котика щелкну, покажу дедушке, что он живой, а то переживает старик.

Жора извлек из кармана джинсов свой SonyEricsson и сделал панорамный снимок котика в попоне. Удовлетворенный результатом он сказал:

- Ладно, я поехал, чё как – звоните. И за котиком приглядывайте. Юль, я тебе сейчас напишу, что ему вечером перед уходом в капельнице поставить.

- Хорошо, - кивнула Юля. – Но ты с Игорем, по оплате урегулируй, я не хочу в ваши разборки лезть.

- Ща все будет, -махнул рукой Жора, - пойду переговорю со стариканом.

Он удалился в кают-компанию, где Игорь Вадимович смотрел телевизор, а мы с Юлей разместили кота в дежурной переноске и отнесли в подсобку. К этому времени явились тетки из приюта и забрали стерилизованную кошку. Юля попыталась спросить насчет оплаты, но тетки сердито ответили, что все вопросы к руководству и покинули клинику.

Игорь Вадимович и Жора продолжали беседовать в кают-компании, но ничего слышно не было, похоже что беседа проходила спокойно. Юлю очень подмывало подойти к двери и тихонько послушать, но пришедшие к вечеру повторные посетители не давали этого сделать. Из знакомых посетителей порадовал мужик с овчаркой, у которой было поражение печени от неправльного питания. Он заходил за лечебным кормом и сказал что псу стало гораздо легче.

- Вот же бывает, - сказал он – Живешь, живешь и не знаешь, как оно от обычного сала может обернуться. Большое спасибо, доктор.

Было особенно приятно, что он обращался именно ко мне, так как Юли не было на первом приеме. Пожалуй такие моменты стоили усталости и покусанных пальцев и приносили определенное удовлетворение.

Жора вышел из кают-компании минут через сорок, он выглядел по-обычному веселым и безмятежным, видимо ему удалось прийти к какому-то соглашению. Он сунул Юле листок с назначениями и сказал напоследок:

- Запиши в журнал операцию и лечение указав мою фамилию в качестве клиента. Порядок есть порядок, во всем должен быть учет!

Показать полностью
254

Дом на кладбище

Это история о моей работе ветеринарной клинике, основана на реальных событиях, но многие моменты изменены, так как невозможно все помнить больше чем десять лет спустя


Прошлая история тут https://pikabu.ru/story/missiya_nevyipolnima_6335144

Дом на кладбище Штурм-Ветеринары, Доктор Морж, Длиннопост, Текст

После успешного выполнения миссии, Жора высадил меня на остановке и, сунув на прощанье пару соток, лихо умчался прочь. Я даже не успел поблагодарить его, а в дороге я молчал, вцепившись в дверную ручку и сжавшись от страха от того, с какой бешенной скоростью гнал машину Жора.

Оставшись один, я первым делом закинул себе денег на телефонный счет, надеясь продолжить общение с Ланной, когда доберусь до дома. Но как назло, пункт приема платежей нашелся не сразу, автобуса долго не было и, в итоге, я попал на дачу достаточно поздно. Зайдя в дом, я первым делом схватился за телефон. На экране отобразились пять пропущенных вызовов от Жоры, одно смс от Тохи и одно от Ланны. Я поспешно открыл последнее и прочел:


1. Мне снится жизнь и сон во сне

2. Пусть он неясен и неточен

3. Пусть я лишь сон, что снится мне

4. И ты мой друг, спокойной ночи


Я вздохнул и со злости ткнул кулаком в стену. Чертов автобус не мог приехать пораньше?

Было не совсем понятно, что она имела ввиду, возможно какую-то заморочную мудрость из китайского буддизма или что-то еще. Но общий посыл был ясен – она собралась спать и звонить уже не имело смысла.

Вздохнув, я быстренько набросал ответ, в тайне надеясь, что Ланна успеет его прочесть, прежде чем заснет.

1. Пусть будут сны твои цветными и прекрасными

2. Приснятся горы, море и закат

3. Пусть сны живут несбыточными сказками

4. Где с неба снегом падал шоколад


Следующим я прочел смс от Тохи. Он спрашивал, пойдем ли мы завтра в лабораторию. Я отписал, что да, назначив время на девять часов утра на углу Приморского переулка, в котором располагалась лаборатория. Тоха написал, что будет вовремя.

К сожалению, Ланна мне не ответила. Вечер, насыщенный событиями, привел меня в взволнованное настроение, из-за которого я никак не мог заснуть. Пришлось взять дневник, изливать на бумагу все впечатления и переживания. Я уже довольно давно этого не делал, и на то, чтобы записать все прошедшие события, у меня ушло не меньше двух часов.

Утром к месту встречи я слегка опоздал. Антон уже ждал меня под елкой у входа в лабораторию.

- Мрачноватое местечко, - заметил он, оглядывая массивное серое здание, построенное еще в тридцатых годах прошлого века. – Кому пришло в голову строить лабораторию посреди старого кладбища?

- Говорят, тут раньше была церковь или даже монастырь, - сказал я. – Потом его снесли, а на его месте возвели храм науки – лабораторию. Для советских времен очень символично. Слышал, что фундамент тот же остался, поэтому у лаборатории двухэтажный подвал, который раньше был усыпальницей монахов. Кости оттуда выкинули, расширили и превратили в бомбоубежище, чтобы лаборатория могла работать и во время войны.

- Отличная локация для фоллаута, - усмехнулся Тоха. – Надо будет сюда наведаться, когда ядерный пиздец начнется, тут наверняка будет чем поживиться.

- Ага, супермутантами, например, - ответил я. – Ты сначала выживи, а там посмотрим.

- Выживу-выживу, за зря думаешь выезды на выживание проходят? Я давно готовлюсь. Ну что, пойдем или позвонить сначала надо?

- Петрович сказал, можно сразу заходить, - ответил я.- На проходной скажем, что к нему, и дальше должны пропустить.

Мы зашли на проходную возле ворот, где нас остановила вахтерша довольно грозного вида. После пары минут объяснений и телефонных переговоров за нами пришла миловидная рыжеволосая девушка в белом халате и пригласила следовать за ней. Мы уже обрадовались, что она станет нашим гидом на сегодня, но она провела нас по лабиринту коридоров и оставила перед огромной дверью, оббитой черным кожезаменителем в лучших советских традициях. На двери висела табличка «ДИРЕКТОР», а в углу комнаты за столом сидела строгая секретарша в массивных очках с толстыми стеклами. При нашем появлении она даже не подняла головы, продолжая что-то печатать на компьютере. Мы молча простояли в приемной несколько минут, пока на столе у секретарши не ожил коммутатор, сообщив густым басом Петровича:

- Ирочка, ребята подошли?

- Да, – коротко ответила секретарша.

- Пусть зайдут.

Внутри кабинет поражал обилием бумаг и аскетичной простотой. Меня поразил портрет Мечникова прямо над рабочим креслом там, где у чиновников обычно висел портрет президента. В углу стоял массивный сейф с бюстом Ленина на нём. На бюст была надета старая шляпа, придававшая вождю лихой и бандитский вид. Большую часть кабинета занимал огромный стол для совещаний, сплошь заваленный папками с бумагами. Такие же стопки бумаг громоздились на рабочем столе у дальней стены, делая его похожим на гнездо бюрократа из журнала «Крокодил».

Хозяин кабинета встал к нам навстречу и поприветствовал рукопожатием, а после указал на стулья и произнес:

- Присаживайтесь, ребята, рассказывайте, где практикуете, что делаете?

- Спасибо, да вот, по клиникам в основном, - первым опомнился Тоха. – Кошечки, собачки, хорьки иногда.

- Тоже дело нужное, - пробасил Петрович. – Как клиника называется?

- Мудрость, братья Мудренко открыли, - сказал Антон.

- А как же, помню, шустрые такие, - кивнул Петрович. – Вы к нам кровь и соскобы в основном отправляете, я экспертизы недавно подписывал.

- Да-да, - подтвердил Антон. – Еще недавно опухоль на гистологию привезли.

- А ты тоже там? – обратился Петрович ко мне.

- Нет, я в клинике «Доктор Морж».

- Такую не помню. Что к нам анализы не возите? – нахмурился Петрович.

- Да как-то обходимся, главный врач так решил, а я, как бы, не решаю, - виновато ответил я и отвел взгляд.

- Плохо это, - сказал Петрович и подошел к огромной карте Юга России висевшей на стене. Она была похожа на ту, что висела в кабинете нашего декана, только размер был едва не в двое больше. Карта вся была утыкана разноцветными булавками, каждая из которых явно обозначала вспышку какого-то заболевания.

- Ну, как бы, мы пробовали уже, теперь тут, в городе, хотели поработать, - дипломатично ответил Антон. – Ветеринар должен быть ко всему готов, кто его знает, как жизнь повернется.

- Это правильно, - кивнул Петрович, водя пальцем по карте, - А то некоторые ваши однокурсники кроме рынка знать ничего не хотят.

Директор лаборатории повернулся к столу, взял телефонную трубку и, набрав короткий номер, буркнул «Зайди ко мне». Затем небрежно бросил трубку на рычаг и обернулся к нам.

- Это точно, что хороший ветврач ко всему должен быть готов. – сказал Петрович, обходя стол и усаживаясь в кресло. – Может и в нашей лаборатории вам доведется поработать. А не доведется, так в любом случае будете к нам материал сдавать и должны понимать, как тут что устроено. Ситуация с каждым годом сложнее, никак нельзя ослаблять бдительность, где бы вы не работали и с кем. Вот у меня был однокурсник, работал на райветстанции, бойни курировал. Так раз в пятницу не стал проверять туши, кум привез трех свиней, срочно на свадьбу надо было, в ресторан отвезти. А товарищ мой и сам на свадьбу приглашен был, кума дочка замуж за сына секретаря райкома выходила, какие уж тут проверки, все быстрей-быстрей. Ну, в общем, одна из свиней была больная сибирской язвой, её дорезали, чтоб не сдохла. После свадьбы не сразу хватились, и человек двадцать померли, больше ста заболели. Скандал страшный был, КГБ разбиралось, думали диверсия, секретарь райкома умер, да и однокурсник мой тоже. Потом все засекретили, но причина то в беспечности и халатности, ребята. Я тогда только…

В этот момент дверь распахнулась, и в кабинет вошел высокий худой старик с совершенно лысой головой и густыми, кустистыми бровями. Лет ему было, наверно, чуть за шестесят, но в движениях чувствовалась резкость и точность бывалого спортсмена. Петрович оборвал рассказ на полуслове и обратился к вошедшему:

- Вот, Николай Палыч, пополнение прибыло. Покажи им лабораторию, расскажи, что к чему.

Он встал из-за стола и пожал вошедшему руку, а затем обратился к нам:

- Это ребята, Николай Павлович, заведующий вирусологическим отделом, старожил наш, дольше меня в лаборатории работает. Сорок лет уже с лишним, как закончил институт, сразу сюда, самый опытный наш работник.

- Очень приятно, Ярослав, - представился я, пожимая руку.

- Антон, тоже очень приятно.

- Пойдемте, - хрипло сказал Николай Палыч, - покажу вам, что и как.

- Вы документы у Ирочки оставьте, - распорядился Петрович, - Она все оформит, а я подпишу. Заберете потом, как все осмотрите.

- Огромное спасибо за то, что уделили нам время, - поспешно сказал я.

- Ничего-ничего, молодежи сейчас не хватает, работайте главное внимательно, - назидательно сказал напоследок Петрович.

Мы начали экскурсию с обширного двора, где располагался «здоровый» виварий, в котором содержалось множество лабораторных животных от аквариумных рыбок-гуппиков до взрослых баранов.

- Заходить не будем, - коротко сказал Николай Палыч после того, как мы осмотрели помещения через окно. – Животные должны быть абсолютно чистые, любые контакты нежелательны.

После этого мы вошли в другое крыло главного здания и, облачившись в защитные одноразовые комбинезоны, пошли по рабочим отделам. В серологическом отделе нам даже дали поставить повторную реакцию связывания комплимента из недавно привезенной сыворотки. Исследование было на бруцеллез, и в одной из пробирок у Тохи неожиданно оказался положительный результат, от чего тот заметно вздрогнул.

- Не бойтесь, это контрольная сыворотка, - усмехнулся Николай Палыч. – Я долил, чтобы вас проверить. Молодец, что заметил. А вообще бруцеллез сейчас не редкость, у нас уже три неблагополучных пункта с начала года.

Следом мы пошли в патоморфологический отдел и там посмотрели гистосрезы лимфоузлов от коров, пораженных вирусным лейкозом. Разумеется, у нас в университете были подобные учебные препараты, но тут в лаборатории они были несоизмеримо лучшего качества. Следом мы посетили химический и биохимический отделы, а затем спустились в подвал, где располагался новый отдел, в котором еще заканчивался ремонт.

- Это отдел ПЦР-диагностики, занимается, как из названия понятно, полимеразными цепными реакциями. – пояснил Николай Палыч. – Отдел совсем новый, мы еще его не запустили на полную мощность. По факту он подчиняется мне, потому как главной его задачей будет выявление и идентификация вирусов. Этот метод во много раз быстрее и технологичнее, чем культивирование на культурах клеток или куриных эмбрионах. Для быстрой постановки диагноза он будет незаменим.

Мы внимательно слушали, правда не знаю как Антон, а я несколько потерял нить рассказа и не очень понял, в чем заключалась суть нового метода. Тоха же слушал с интересом и задал в конце несколько вопросов, прежде чем мы отправились в другой отдел.

Следующими был бактериологический отдел, в котором нам дали попользоваться роскошным микроскопом фирмы Карл Цейс со встроенным цифровым фотоаппаратом, позволявшим не только делать классные снимки, но и выводить изображение сразу на экран компьютера в реальном времени. После этого мы пошли в паразитологический отдел, где посмотрели интересные препараты трихинелл и, по просьбе Антона, немного повозились с окраской мазков крови на пироплазмоз.

- Это вам и на практике пригодится, - наставлял нас Николай Павлович. – Все по старинке, сверху капают, а надо на иголки, препаратом вниз и с низу же краску подслаивать, так он гораздо лучше прокрасится. И всегда дважды фильтруйте краску! Тогда в поле зрения никаких посторонних включений не будет.

В принципе, он не сообщал нам ничего нового, все это мы так или иначе проходили на занятиях, но годами наработанные мелкие практические тонкости имели большое значение. Еще вчера я планировал управиться с экскурсией часа за два-три, а сейчас мы уже блуждали по лаборатории часа четыре, и уходить пока не хотелось. Тем более, что мы наконец пришли в святая святых, зону боксов исследований возбудителей второй группы опасности.

- В сами боксы вам вход даже в костюмах запрещен, смотрите через окна из рабочего коридора, - пояснил Николай Палыч. – Но мы сейчас пойдем в комнату люминисцентной микроскопии, посмотрим свежие мазки на бешенство. Сегодня рано утром привезли. Бродячая собака вчера вечером очень серьезно искусала девочку в пригороде Химзаводска. Девочка в реанимации, лицо и руки пострадали сильно. Мы уже подтвердили диагноз, вам будет полезно увидеть своими глазами.

Мы надели дополнительные защитные маски и перчатки, прошли по коридору мимо застеленных боксов, в которых работали облаченные в сплошные защитные костюмы сотрудники, и оказались в небольшой темной комнате, освещенной только маленьким скрытым светильником. Николай Палыч включил подсветку у микроскопа, установил на предметный столик стекло с мазком-отпечатком и после нескольких секунд настройки кивнул нам, предлагая посмотреть. Я склонился к микроскопу первым. На темном фоне горели десятки изумрудно-зеленых звезд, чем-то похожих на далекую таинственную туманность из чужой, враждебной галактики.

- Тельца Бабеша-Негри, очень хорошо получились, - пояснил Николай Палыч. – Вы, возможно, пока не сталкивались, но сейчас это очень распространенное заболевание, по отношению к нему надо быть очень серьезными.

- Сталкивались-сталкивались, - сказал Тоха, заглядывая в микроскоп следом за мной. – Видели, что одна бешенная собака может натворить.

- Тогда знаете, что прививаться заранее врачам обязательно, - сказал старый доктор. – Вы всегда будете в группе риска.

- Да, уже привился, - сказал я, деликатно умолчав о причинах этого действия.

- Кроме того, надо постоянно вести разъяснительную работу среди людей, - продолжил наставления Николай Палыч. – Ветеринар - носитель знаний, и ваша святая обязанность - распространять знания и бороться с невежеством в деревнях.

- Но мы то сейчас в городе, в клиниках работаем, - возразил Антон.

- Ничего, тут тоже, в городе, дураков хватает, - улыбнулся Николай Палыч. – Всегда нужно быть начеку. Экскурсия на этом закончена, сейчас костюмы снимите в моечной и идите через двор обратно в приемную.

Мы поблагодарили Николая Палыча и, попрощавшись, вышли наружу. Неожиданно я заметил во дворе знакомую фигуру, спешащую наискосок к окну приема материала на особо опасные инфекции.

- Добрый день, Сергей, - поприветствовал я ветеринара-лошадника. – Познакомься, это мой однокурсник Антон, Антон - это Сергей, друг Магнума, я тебе про него рассказывал.

- Очень приятно, - сказал Тоха, пожимая протянутую руку.

- Взаимно! Вы тут какими судьбами? - поинтересовался Сергей.

- Для прохождения практики нужно один день провести в лаборатории и отметки об этом в дневнике сделать, - ответил я.

- И еще отчет написать, - уточнил Антон.

- А помню, у нас такая же фигня была, когда я учился, - кивнул Сергей.

- А ты зачем в лабораторию приехал? – полюбопытствовал я,

- Да вот неприятность случилась, вернее несчастный случай, - ответил доктор. – Сегодня у нас в цирке лошадь погибла на утренней репетиции. Они там во время номера должны были через барьеры прыгать, одна за другой. Так вот, первая барьер опрокинула, а там снизу штырь железный, длинный, вот вторая на него и напоролась, как бабочка на булавку. Через сердце прошло, почти сразу погибла. Хорошо еще не во время представления, там крови пиздец, весь манеж залит. Девушка наездница тоже упала, руку сломала, но жива, слава богу.

- Ни фига себе, - удивился я. – Опасная работа. А сюда ты зачем приехал? Понятно же понятно, что лошадь не от болезни умерла.

- Ухо от трупа все равно надо сдавать на сибирскую язву, - пояснил Сергей. – Правила никто не отменял. Любое павшее животное должно быть происследовано на сибирку, даже если причина смерти очевидна. Без этого не выпишут документы на утилизацию трупа и вывезти его не дадут. А мне быстрей с этим надо разобраться, не будет же там труп на манеже неделю лежать. И так сегодняшнее вечернее представление отменить придется.

- Идиотизм какой-то, - возмутился Тоха. – Похоже на какой-то священный обряд. По древнему обычаю, перед похоронами нужно принести в жертву ухо лошади, чтобы умилостивить злых ветеринаров.

- Ха-ха, очень похоже, - улыбнулся Сергей. –На самом деле, очень похоже. Особенно, когда дело касается перевозки цирковых животных. Столько священных ритуалов надо провести, иной раз повесится хочется. Ладно, мне бежать надо, там в цирке дел еще караул.

- Удачи, - сказал я, и мы с Тохой направились в приемную.

Петрович был занят, мы просто забрали наши дневники с нужными пометками и вышли через проходную за пределы лаборатории.

- Прикольное местечко, - заметил Тоха. – Оборудование вообще улет. И расположение посреди кладбища вполне соответствует содержанию.

- Да уж, в случае ядерной войны точно нужно будет наведаться, - согласился я.

- И работа по-своему интересная, но бессмысленная иногда, - продолжил Тоха. – Вот интересно, сколько сюда всяких таких ушей от здоровых лошадей и всякой такой мути просто для галочки привозят? Они же тут по-серьезному тратят на это деньги, время, материалы, когда результат уже сразу известен.

- Много наверное, - согласился я. – Но сотрудникам все равно должно быть – привезли - исследуй, отказать не могут.

- В этом отношении в клинике получше чуть-чуть, - заключил Тоха. – Всяким неадекватам можно отказать при желании, заведомо неизлечимое животное усыпить, и вообще. Частник может рационально мыслить, а госмашина туповата всегда. Есть инструкция – делай по инструкции, голову включать не обязательно.

- Может и так, - согласился я.

- Ладно, мне пора, - спохватился Тоха, - У нас вечером еще операция должна быть, я хотел успеть на неё.

- Что-то необычное?

- Да нет, стерилизация собаке, просто если все будет хорошо, то я сам оперировать буду, так договаривались.

- Ну удачи тогда, созвонимся.

- Ага, пока, увидимся, - кивнул Тоха и, закинув на плечо рюкзак, трусцой побежал к остановке.

Я полез в карман за телефоном и только сейчас вспомнил, что еще утром, в приемной у Петровича, полностью отключил на нем звук и как-то забыл об этом.

Теперь на экране отображалось пять пропущенных вызовов с рабочего телефона клиники доктора Моржа и ни одного смс. Это не сулило мне ничего хорошего, но перезвонить было необходимо. Возможно, у Жоры снова что-то произошло, но тогда бы он, наверное, позвонил со своего сотового, а не с проводного телефона клиники. Я поспешно набрал номер и услышал раздраженный голос Игоря Вадимовича.

- Алло, клиника «Доктора Морж».

- Здравствуйте, это Ярослав, у меня пропущенные вызовы из клиники.

- А, это ты, премудрый пескарь? В норку забился, удобно там отдыхать?

- Игорь Вадимович, но я же на больничном.

- И сколько ты собираешься там прохлаждаться? Ты не забывай, ты не работаешь в клинике, ты на практике, значит учишься еще. Ты уже все тонкости профессии постиг? Завтра сможешь в смену самостоятельно встать?

- Но я с рукой не мог…

- Не мог с рукой товары в ветаптеке отпускать? Людей консультировать не мог? Да хотя бы просто ходить за работой смотреть, что тебе мешало? Обрадовался халяве и прыг на диван, телевизор смотреть? Пользуешься тем, что Владимир Алексеевич скандалов чересчур опасается, на шею сел и ножки свесил. Значит так, чтобы завтра в клинике был как штык. Если рука болит, давай её ампутируем к черту, будешь однорукий ветеринар.

- Хорошо, я понял, я и так собирался выходить, просто мне по плану в лабораторию надо было.

- Мне плевать, - огрызнулся Игорь Вадимович.- Ты почти месяц ни черта не делаешь, а потом придешь – поставьте мне практику, и я пошел. Не выйдет это у тебя хитреца. Все, завтра в восемь как штык, и попробуй мне опоздать.

В клинике явно что-то вчера произошло. Я подумал, о том, что мне невероятно повезло, Жора меня случайно спас от невероятно позорной сцены. Как бы я выглядел, если бы зашел вчера в клинику вместе с Ланной купить пакетик серы? Весь образ успешного ветврача рассыпался бы как карточный домик под напором воплей Игоря Вадимовича. Я вздохнул и хотел было позвонить Жоре, но потом решил этого не делать. Вряд ли бы прояснение ситуации могло что-то изменить. Нужно завтра идти в клинику и, желательно, как следует подготовиться. Но мне очень хотелось вместо этого встретится с Ланной, хотя бы сегодня, в последний день моих больничных каникул, и я предпочел написать ей:


ПРИВЕТ КАК ДЕЛА МОЖЕТ ПОГУЛЯЕМ ВЕЧЕРОМ?


Короткий разговор с Игорем Вадимовичем наглухо разрушил мое поэтическое настроение. Я решил, что короткое сообщение по делу лучше, чем вымученный стих. Я поспешил домой, надеясь, что Ланна успеет мне ответить, и мы сегодня встретимся.

Но, к сожалению, уже стоя в переполненном автобусе, я получил следующее смс:


ПРИВЕТ СЕГОДНЯ ЗАНЯТА ДАВАЙ ЗАВТРА ЧАСОВ В 5?


Я сжал зубы от злости. Завтра в пять я точно буду на работе и отпроситься от туда наверняка не будет никаких шансов. Я решил все-таки попытаться уговорить Ланну на сегодня, потому как следующего выходного скоро не ожидалось. Я вздохнул и написал


ЗАВТРА БУДУ ОЧЕНЬ ЗАНЯТ ДАВАЙ СЕГОДНЯ ПОПОЗЖЕ?


В переполненном автобусе время, казалось, текло очень медленно. Я все надеялся, что телефон вот-вот завибрирует ответным смс, но его все никак не было. Наконец, когда я уже добрался на дачу, экран засветился и я прочел:


РОДСТВЕННИКИ ПРИЕХАЛИ СЕГОДНЯ НИКАК ПИШИ КОГДА СВОБОДЕН БУДЕШЬ


Настроение испортилось окончательно. Хотелось выпить пива и засесть играть в компьютер, чтобы отвлечься от окружающих проблем. К сожалению, сделать это было категорически невозможно. Было очевидно, что Игорь Вадимович возьмется за меня с самого утра, и нужно было как следует подготовиться. Я вздохнул, открыл на компе папку с учебными материалами и погрузился в чтение.

Показать полностью
271

Четыре пальца

Это история о моей работе ветеринарной клинике, основана на реальных событиях, но некоторые моменты изменены, так как невозможно все помнить больше чем десять лет спустя


https://pikabu.ru/story/smsdialog_6224057

Четыре пальца Штурм-Ветеринары, Доктор Морж, Длиннопост, Кот

После работы я довольно быстро добрался на вокзал. Лёня уже ждал меня возле касс. Он был с плотно набитым рюкзаком и большой сумкой, усталый, но как всегда оптимистичный и задорно улыбающийся.

- Привет, штурмовой! - воскликнул он, протягивая руку для приветствия.

- Привет, сексопатолог, - ответил я. - Как жизнь?

- Да вот, домой собрался, передохнуть, вроде как на больничном, - он помахал мне левой рукой, которую до этого держал в кармане.

На месте указательного пальца виднелась культя, перемотанная бинтом. Рана явно уже была давней и не причиняла Леониду боли, но все равно смотрелась жутковато.

- Ого, кто это тебя так?

- Сам. Знаешь, для удобства. Ну смотри, когда шейку матки ловишь через прямую кишку, её же держать нужно двумя пальцами, большим и средним. Хорошему осеменатору указательный только мешает. Вот я и отрубил, за ненадобностью.

- Фигасе у тебя шуточки, - воскликнул я. – А если серьезно?

- А я серьезно - вот зарастет, и как ворвусь в работу, вдвое быстрей получаться будет, - снова усмехнулся Леонид. – А пока поеду в Подмосковье вместо отпуска. У меня автобус утром, я когда билеты брал, про твою смс-ку вспомнил, вот и решил у тебя перекантоваться - когда еще увидимся.

- Это ты хорошо придумал. Я теперь сам живу, на даче, так что могу гостей принимать. Еще и Тоху позвал сегодня, чтобы веселей было.

- Да, ты говорил по телефону, - сказал Лёня. – Но смотри, нам тогда надо магазинчик по дороге найти, а то без винца такая встреча совсем никак.

- Найдем, - кивнул я, подхватывая сумку Леонида – Пошли на маршрутку, там будем по дороге все, что нужно.

Леонид подхватил рюкзак и последовал за мной. На остановке было много народу, и мы с трудом втиснулись в переполненную маршрутку, так что в дороге толком поговорить не получилось. Я отправил смс-ку Тохе о том, что задержусь, и с тревогой отметил, что баланс телефона стремительно приближается к нулю. Спустя сорок минут мы вылезли на конечной и купили в круглосуточном магазине килограмм сосисок и литр красного вина.

- Может, больше вина возьмем? - предложил Леонид. – Я угощаю.

- Да не надо, у меня там еще батино приныкано винишко, оно покруче этого шмурдюка будет, - отмахнулся я.

- Ну тогда надо едой запастись, - резонно заметил Лёня. – Сосиски на костре - это хорошо, но я бы еще курицу-гриль взял, чтобы было чем сразу закусить, а то я жрать хочу, не могу.

Мы купили в придорожном вагончике курицу-гриль и зашагали в мое садоводство. Лёня отломил у курицы окорочок и закусывал прямо на ходу, так что по дороге говорил в основном я. Пока шли, успел рассказать о событиях последних недель, о поисках клиники и первых впечатлениях от работы городским ветеринаром. Лёня шагал за мной, внимательно слушая, иногда одобрительно поддакивая или задавая короткие вопросы по существу.

Свернув на дорогу к даче, я издали заметил Тоху, который в темноте сидел у забора на рюкзаке и читал книжку при свете фонарика.

- Охайо! - крикнул я еще издали – Давно сидишь?

- Привет! – откликнулся Тоха. – Да с полчаса, наверное. О, привет, Лёня!

- Извини, я тебе не сказал, но, думаю, ты не против, – сказал я.

- Да, конечно, хорошо, что приехал! - воскликнул Тоха.

- Здорово, тоже рад тебя видеть, – сказал Лёня, торопливо вытирая руки салфеткой.

- А что у тебя с рукой? – спросил Тоха.

- Да ерунда, корова палец откусила, - осторожнее надо быть, – усмехнулся Леонид.

Я открыл калитку, и мы вошли в сад. Пока я помогал Лёне разместиться и возился с посудой, Тоха ловко разложил костер и спустя двадцать минут мы уже жарили на шампурах сосиски и заворачивали картошку в фольгу, чтоб запечь на углях.

- А хорошо ты тут устроился, - восхищенно сказал Лёня, отхлебнув вина. – Вроде и в городе, а все равно свобода и простор. Можно, как в деревне, выйти ночью и поссать с порога, чтобы далеко не ходить.

- Лучше уж, как в городе, туалет в доме сделать, - отозвался я. – Ну рассказывай, как там в Индиане дела?

- Да так, все неспокойно. Курдюк вроде договорился свинофермы продать, там теперь новые хозяева свинокомплекс собрались огромный строить. Но это пока слухи только, но знаешь, делегации какие-то постоянно к нам заезжают, так что движняк точно есть.

Пару ребят-выпускников с вашего универа на работу взяли, и эта ваша красавица, которая с тобой встречалась, на практике сейчас, но и на постоянку работать собирается.

- Пчеловодова, - подсказал Тоха. – Давай о ней лучше не будем.

Я молча кивнул и отхлебнул вина. Мы передавали друг другу коробку с отрезанным уголком и пили по очереди без тостов и прочих церемоний, как кочевники на привале.

- В остальном все по-старому, - продолжил Лёня. – С падежом и копытами чуть получше стало, Саня все также вкалывает, как проклятый. Кстати, как Аня?

- Все хорошо, - хмуро ответил Тоха. – Видимся реже, я на работе занят, но она у Ленки на квартире живет и в целом у неё все хорошо. Ленка теперь с Юрой встречается по-серьезному, они вместе в крутой клинике практику проходят. А мы с Яриком - в тех, что попроще.

- Да мне Ярик рассказал по дороге, весело тут у вас.

- Ребята, я сейчас вернусь, мне кое-что сделать надо, – сказал я вставая с земли.

От рассказа о Пчелке шевельнулись неприятные мысли в голове, и я решил срочно отвлечься. Стихотворный диалог по смс отлично подходил для этого, но, как назло, подходящие стихи никак не лезли в голову. Я решил зайти в дом и быстренько пролистнуть старые тетради, чтобы не отправлять смс слишком поздно. После пяти минут поисков я нашел вполне подходящий отрывок, когда-то он был посвящен другой девушке, но был вполне романтичным:


1. Твой голос зазвучит сквозь сладкий сон.

2. Я захочу проснуться и услышать.

3. В ночной тиши практически влюблен

4. В туманный образ, ночью ставший ближе


К сожалению, именно на этих трех смс закончились деньги на телефоне (приходилось писать кириллицей, по семьдесят символов в каждом смс). Вечером в дачной округе негде было пополнить баланс и дальнейшее общение волей-неволей придется отложить до завтра. Когда я вернулся к костру, Лёня продолжал что-то рассказывать о жизни в колхозе:

- … а Магнум ей и говорит; «Да там хоть и пахнет похуже, но маникюр зато можно делать, руки в жопу совать не придется…»

При моем появлении Леонид оборвал рассказ из чего я сделал вывод, что речь снова шла о Пчелке. Сделав большой глоток вина, Леонид решил сменить тему:

- А в смысле практических случаев у вас тут что интересного? Говорят, в последнее время на породистых собаках стали тоже искусственное осеменение привезенной импортной спермой практиковать. Не сталкивались?

- Не, я о таком тут даже не слышал, - ответил я. – По некоторым моментам, мне кажется, вообще в каменный век скатываются. Вот, например угрозу бешенства всерьез не воспринимают.

Я рассказал историю про нападение бродячих собак и дикую кошку, которая разнесла нам пол клиники и сорвала прием. Ребята весело смеялись, пока я в лицах изображал неравный бой со страшным зверем, а когда я закончил, Лёня со смехом сказал:

- Зря ты каменным веком ругаешься. Вот смотри, может, это наоборот взгляд в будущее, в те времена, когда бешенство победят окончательно.

- А ко мне, кстати, заходили похожие тетки, - вмешался Тоха. – Только без девчушки, рыжая и еще две страшные. Собаку приволокли, две лапы сломаны, машина сбила. Мы еще её только к операции стали готовить, а они как начали её фотографировать. Одна на фотик цифровой, а другая на телефон, причем такой нехеровый, Нокия 7610! Старший братец их попросить хотел, а они прямо на него бузить начали, я аж офигел. Им, видите ли, для какого-то фонда отчет нужен. Ну ладно, успокоились, ушли, мы псину прооперировали, возни было пиздец, она вся обосранная, грязная, мне её мыть пришлось. Так они потом явились и давай торговаться, платить хотели половину от заявленной цены. Старшой в конце рукой махнул и согласился на половину суммы, но сказал. чтоб и ноги их в клинике больше не было.

- Офигенно так, половину сторговать. – возмутился Лёня. – Я б так на базаре с удовольствием. Платишь за один ботинок, а забираешь два.

- Мудренко сказал, с ними лучше не связываться, - продолжил Тоха. – Пусть где-нибудь еще лечатся, нам и так клиентов хватит.

- Ну вот они, походу, у нас и лечатся, – задумчиво сказал я. – Но я пока только раз видел, но впечатлений хватило.

- Да с ними тупо тяжело работать, – продолжил Тоха. – Анамнеза же никакого, они это животное полчаса назад где-то подобрали, наблюдения даже сутки не было, с ним все что угодно может быть.

- Зато в плане профессионального роста хорошо, - возразил Леонид. – Вы же поймите, парни, чем сложнее задача, тем вам же лучше. Тут как в компьютерной игре: уровень прошел, новые скилы получил и оружие. Но смотрите, осторожными надо быть, действительно с чем угодно можно столкнуться. Когда на закрытом комплексе работаешь, более-менее знаешь, чего ожидать. А вот когда частная халтурка - тут по-разному. Меня раз пригласили корову почистить после родов, оказалось, в цыганский табор. Так я их послал куда подальше, свое здоровье дороже, там и бруцеллез можно повстречать.

- Мне кажется, у нас это будут частые клиенты, - предположил я – Раньше как-то не обращал внимания, может, потому что в городе урывками бывал, но теперь смотрю, бродячих кошек, собак в городе прибавилось. Может люди чаще потомство от своих зверушек на улицу выбрасывают, вот и растет поголовье?

- Фигня это, - возразил Леонид. – большинство уже родились на улице в третьем-четвертом поколении. По фенотипу вполне видно, породность отсутствует как явление. Конечно, есть условно-домашние, такие, что живут сворами на стройках и промбазах, но они там тоже бесконтрольно размножаются, и у них такой же дикий фенотип. С советских времен их количество, конечно, увеличилось знатно. Но это по-своему хорошо, для городских ветврачей во всяком случае.

- Не понял, - удивился я. – Это почему?

- Резервуар инфекций и инвазий, - пояснил Лёня. – Вот смотри, помнишь правила для закрытых комплексов по разведению свиней и КРС? О том, что там на территории запрещено присутствие любых животных, кроме разводимых? Вообще любых: кошек, собак, крыс, птиц - не важно. Никого быть не должно. У нас, бывало, охотников приглашали собак отстреливать и кошек травили вместе с мышами – правила не просто так написаны.

- Жестко, - сказал Тоха. –Кошаков жалко.

- Производственная необходимость. Хочешь высокую продуктивность при минимуме затрат и в кратчайшие сроки – значит, создавай условия. Это только в рекламе коровки на изумрудных лугах и деревянных фермах заботливым старушкам молоко дают. В жизни вы сами видели. Круглый год на бетоне, строго балансированные корма и минимальные контакты с внешним миром. В Индиане еще раздолбайство царит, а на серьезных комплексах только через душ и полную смену одежды можно попасть. А в городе посмотри, рядом с местом проживания кошечек-собачек - естественный резервуар, где любая зараза может плодиться и развиваться. И работа ветврачам всегда обеспечена. В советские годы половину этих заболеваний не знали вообще, цепи эпизоотичеческой не было. А теперь на здоровье, кушай полной ложкой.

- Че ты так завелся, - удивился я. – как будто мы в этом виноваты.

- Да просто все теперь в город рвутся, н,у ветврачи, я имею ввиду, – вздохнул Лёня. – На селе работать некому.

- Думаю это не из-за бродячих собак, - возразил я. – Если бы не скотские условия, работали бы. Ты-то сам вон часто выходные берешь? Приехал бы сюда, если бы палец не отрезало.

Леонид замолчал и насупился. Я подумал, что фразой про палец обидел его, и теперь лихорадочно думал, как бы исправить ситуацию.

- Мне кажется, тут много всего запутано, - задумчиво сказал Тоха. – С советскими временами плохо сравнивать, дофига всего поменялось. Не то чтобы животные тогда не болели. Просто отношение другое было, попроще что ли. Даже такого понятия как собачий корм не было, особенно консервы. Какие на фиг консервы для собак, когда люди за мясом очереди выстаивали и обычные человеческие консервы с боем покупали. Сейчас жизнь сытнее стала, вот можно и собаченку свою вкусненьким побаловать, и к доктору сводить, коготки постричь, и другие сопли-слюни.

- Это да, отношение к животным изменилось, - согласился я. – Мне бабушка рассказывала, они в Брежневские времена ездили в Мали работать, дед преподавал физику в местном университете. Первый месяц они жили в доме заместителя посла и были в шоке, от того, что дипломат своих двух догов говяжьими языками кормил. Бабушка как увидела, чуть в обморок не упала. И не то чтобы в мясе у неё недостаток был, но все равно она никак понять не могла как можно такое хорошее мясо на собак переводить. А сейчас такое норма, чем хочу собаку, тем и кормлю, хоть черной икрой.

- Бля, вы задолбали тут политику разводить, - воскликнул Тоха. – Коммуняки, дерьмокаты, я как будто программу ВЕСТИ смотрю, ну вас на хрен.

- Ты ж сам про советские времена первый начал, - ухмыльнулся я, - а теперь мы виноваты.

- Да не ссорьтесь вы, блин! Рыба ищет - где глубже, а человек - где лучше, - вздохнул Леонид. – Вы в городе выросли, вам не понять, как за деревню обидно, когда из неё все бегут, одни старики остаются. Ну да ладно.

Он отхлебнул вина и принялся выковыривать из углей очередную картошку, завернутую в фольгу. Мы некоторое время сидели молча и смотрели в огонь, передавая друг другу время от времени уже вторую бутылку папиного вина. Была удивительно спокойная и ясная летняя ночь. Звезды светили очень ярко, городской шум в садоводство почти не доносился и, отойдя от домика, можно было почувствовать, что мы где-то на природе, в совершенно безлюдной местности.

- Эх, жаль гитары нет, - вздохнул Тоха. – Сейчас бы песенки попеть.

- Жаль девушек нет, - возразил я. – Пить в мужской компании хорошо, но в смешанной лучше. Я тут недавно с одной удивительной девушкой познакомился. Вернее, не познакомился, а почти уже познакомился.

- Так познакомился или нет? – удивился Лёня. – Давай рассказывай, здесь все свои.

Я принялся рассказывать историю про загадочную незнакомку из парка и чудесные стихи. В процессе рассказа я увидел, что пришло еще одно смс, просто я не услышал сигнал в пылу разговора. Обрадованный, я решил сходу прочитать новое послание друзьям:


1. Ты воздвигаешь пьедестал

2. А от него печаль и грусть.

3. Прекрасный образ чудом стал.

4. Я до него не дотянусь

5.

- По-моему, ты переборщил, и тебя только что вежливо отшили, - с усмешкой заметил Тоха. – Но красиво, нечего сказать. Ладно, я спать пойду, завтра еще целый день на ногах.

- Иди, - отозвался я. – А мы еще посидим. Лёня, ты не против?

- Да, ваще не вопрос, я потом в автобусе отосплюсь.

После ухода Тохи мы допили бутылку вина и оказались в таком состоянии, когда непременно нужно выпить еще.

- Вперед, Бодхисаттва, вперед! – воскликнул Леонид и мы отправились в круглосуточный ларек за железнодорожным переездом.

Там мы приобрели бутылку кагора, протолкнули ключом пробку внутрь и прошлись обратно, почти выпив её по дороге. Беседа приняла более развязанный характер, и я уже плохо помню, о чем она была. Вернувшись, мы еще посидели у костра до окончания бутылки и тут уже я заснул прямо на земле. Леонид растолкал меня, я кое-как дополз до кровати и провалился в пучину сна без сновидений.

Утро выдалось довольно тяжелым. Тоха, как это часто бывало, проснулся бодрым и без похмелья. Он сумел соорудить нехитрый завтрак из остатков продуктов и даже вызвался проводить Леонида на автобус.

- Я без проблем могу на работу слегка припоздать, - пояснил он. – А ты и так проспал, лучше сразу ехай.

Я вяло поблагодарил и принялся торопливо допивать кофе. Вчерашняя смесь вин дала страшный сушняк, и в целом состояние после короткого сна было не очень. Я поспешил на работу, но, как назло, нужный автобус долго не появлялся и в итоге я опоздал на работу примерно на полчаса.

Когда я добрался на место, то выяснил, что в клинике только Даша. Оля пошла в аптеку, а Игорь Вадимович был с утра совсем недолго, а потом за ним заехал Владимир Алексеевич, и они отправились подыскивать помещения для новой клиники.

- Они уже с месяц ищут, - пояснила Даша. – Все никак не найдут. Владимир Алексеевич хочет, чтобы Георгий отдельно работал, чтобы они не цапались меж собой. Но никак подходящее не подворачивается, везде что-нибудь не так. Владимир Алексеевич даже как-то мне сказал, что быстрее новое здание клиники с нуля построить, чем подходящее готовое найти…

Даша как-то странно оборвала фразу на полуслове, словно сказала что-то лишнее. Я, радуясь отсутствию начальства, спешно заварил себе кофе в тщетной попытке избавиться от похмельной жажды. Сделав пару глотков, я решил перевести разговор на другую тему.

- А Юля сегодня будет?

- Юля в отпуске на две недели с сегодняшнего дня, – улыбнувшись ответила Даша. – Хвасталась, что с парнем на море поедет, на машине, вроде, но дикарями.

- Море - это круто, - прихлебывая кофе, сказал я. – Сам бы с удовольствием махнул, но практика - дело такое, никуда не дернешься. Как там котята, которых ты ходила выкармливать, живы?

- Да, живы, хорошенькие такие, четыре штуки. Одна белая девочка и три мальчика, рыжий, черный и серый. Глазки уже почти открылись, кушают хорошо. Вообще милашки. Дети им угол оборудовали и даже табличку на стене повесили, «АСТАРОЖНО КАТЯТА», прям так и написано, очень забавно. Я сегодня утром еще перед работой успела забежать, так там одна девочка уже с утра на посту. Это недалеко отсюда, в пятиэтажке.

- А чем ты их кормила?

- Да есть один старый рецепт, мне заводчица одна рассказывала, она котят своих породистых выкармливала, еще когда смесей специальных в продаже не было, - пояснила Даша – Берешь, короче, на стакан обычного молока. Ну обычного, в смысле магазинного, из пакета. Так вот на стакан молока один желток яйца и глюкозы пятипроцентной двадцать миллилитров, ну то есть два шприца в общем. Тщательно перемешать, лучше подогреть на водяной бане и из шприца выпаивать. Ну там в подъезде с водяной баней плохо, так что я смесь в шприцы набрала, и мы их с детишками между ладоней вращали, чтобы согрелось быстрей. Они так старались, прямо пыхтели от усердия. А сегодня девочка сразу теплое молоко вынесла, гораздо проще было. Нам и бабуля помогала с первого этажа. Так что котята почти все время под присмотром. Плюс дверь с кодовым замком, чужие особо не ходят, да и тепло сейчас.

Рассказывая о котятах, Даша разговорилась и стала непривычно многословной. Возможно, обычно она была такой из-за присутствия Юли или Оли, а может быть, все дело было в котятах или детях. Она принялась во всех подробностях описывать каждого котенка, его полосочки и пятнышки, по второму кругу повторяла как дети о них заботятся и как жалко, что кошка их бросила. Под этот вдохновенный монолог я допил кофе и решил выпить чаю, так как жажда все никак не покидала меня.

- Ярик, а ты же говорил, что в свой дом переехал от родителей жить отдельно, – неожиданно сказала Даша. – Может, ты возьмешь одного котенка или даже двух? Дети хотят их взять, но им родители не разрешают, мне хозяйка тоже не даст. Двух взять тоже не навсегда, я одного себе хочу, но пока. Ну, в общем, я, может, скоро как бы это, на отдельную квартиру перееду. Тогда одного котенка к себе заберу, а пока им где-то пожить надо. Я бы в клинику взяла, но Игорь Вадимович категорически против. Девчонки ему говорили, что при клиниках часто животные живут, отказники, брошенные, а он ни в какую. Говорит, одно животное появится, глазом моргнуть не успеешь, еще десяток подбросят, так что вот…

- Ну, наверное, можно, - с трудом вставил я слово в её пулеметный монолог, - но как мне их выкармливать, когда я на работе целый день?

- Ну потом, потом, конечно, - снова торопливо заговорила Даша, - Сейчас дети за ними присмотрят, я забегать буду. Как есть сами начнут, подрастут, тогда, конечно. Так что возьмешь двух, возьмешь?

- Я постараюсь.

- Спасибо, спасибо, ух класс, я так рада, так рада.

Мне показалось, что сейчас Даша бросится меня целовать, и я поспешно принялся допивать чай. В этот момент дверь в кают- компанию распахнулась и на пороге появился Игорь Вадимович, явно чем-то раздосадованный. Он вошел в комнату, сбросил пиджак на стул и принялся копаться в шкафу в поисках халата.

- Даша, выйди в приемную, мне надо переодеться, – сухо распорядился он.

Девушка встала и торопливо удалилась. Я вышел из оцепенения, поставил чашку на стол и произнес:

- Здравствуйте, Игорь Вадимович.

Доктор, не поворачиваясь, буркнул что-то невразумительное, а спустя секунду резко развернулся ко мне и склонился, принюхиваясь:

- ТЫ ЧТО - ПЬЯН? – рявкнул он.

- Нет, я это, вчера выпил с друзьями, но сегодня уже нормально, сушняк только, - неуверенно ответил я.

- ДА ПОХЕРУ! ОТ ТЕБЯ НЕСЕТ, КАК ОТ ССАНОГО БОМЖА! – снова заорал Игорь Вадимович. – НЕМЕДЛЕННО ВЫМЕТАЙСЯ ИЗ КЛИНИКИ, И ЧТОБЫ ДУХУ ТВОЕГО ТУТ НЕ БЫЛО!!!

- Но Игорь Вадимович, я трезвый, я жвачку сейчас…

Игорь Вадимович замер, бешено вращая глазами, и от ярости хватая ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба. Это продолжалось секунд пятнадцать, а затем он снова овладел собой и заговорил гораздо тише, но не менее грозно:

- Слушай внимательно. Мне все равно, трезвый ты или пьяный. Есть сильный запах алкоголя, это риск для репутации всей клиники. Клиенты не будут разбираться, от кого пахло, пустят слух, и потом не отмоешься. Сейчас ты уходишь домой, завтра к восьми как штык с готовым докладом по энтериту. И не дай бог он мне не понравится, это будет твой последний рабочий день. Понял?

- Д-да – испуганно кивнул я.

- При удачном исходе ты просто работаешь две недели бесплатно, забудь про свои сто рублей в день. А теперь бегом отсюда, пока клиенты не пришли.

Я кивнул и очень поспешно покинул клинику. По дороге домой я все никак не мог оправиться от шока. Не то чтобы я злоупотреблял алкоголем, но какая студенческая жизнь без веселых пирушек? Я никогда не являлся на пары пьяным, но перегар после вчерашнего был в универе делом обычным, нередко полгруппы таким грешило, и никакого наказания за это не было. Практика в колхозе тоже сопровождалась пьянками, и тоже никто не ругался за утренний перегар. Я понимал, что претензии доктора обоснованны, но никак не мог отделаться от гадкого чувства несовершенства окружающего мира, которое усиливалось жаждой и головной болью.

Добравшись на дачу, я рухнул на кровать и принялся листать тетрадь со старыми стихами, надеясь подобрать подходящее стихотворение для своей незнакомки. И только в этот момент вспомнил, что забыл пополнить счет мобильного. Отправка смс теперь была невозможна, и я со злости стукнул кулаком в побеленную стену. Возвращаться в город и искать салон связи было выше моих сил, поэтому я просто откинулся на подушку и бессмысленно глядел в потолок, пока не забылся тяжелым сном.

Показать полностью
3048

Не профессиональная деформация.

Во время учебы на факультете ветеринарной медицины, выпало как-то нам дежурить на кафедре терапии. Почти как в ветеринарной клинике, преподаватель и несколько студентов вели прием и занимались лечением, в основном  кошек и собак. Одним из посетителей оказался майор с дочкой лет пяти. Девочка гордо раскрыла корзинку и выпустила великолепную пушистую белую кошку. Пока кошке делали осмотр и профилактическую прививку, Лена, одна из студенток, записывала данные "пациентки" в журнал:

- Девочка, а как твою  кошечку зовут?

- ПУШКА! Мою кошечку зовут ПУШКА! - неожиданно громким голосом гаркнула девочка.

Лена выразительно посмотрели на отца-военного. Тот густо покраснел и принялся оправдываться:

- Вы не подумайте, это не профессиональная деформация. Мы думали это котик, назвали его "Пушок", но потом оказалось, что это кошка, вот и пришлось имя поменять на женский вариант...

Не профессиональная деформация. Штурм-Ветеринары, Студенты, Военные, Профессиональная деформация, История, Ветеринарная клиника, Кот
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: