5

По следам Жана де Жуанвиля. Часть 3. Биография писателя

Начало истории – здесь

Продолжение истории - здесь

По следам Жана де Жуанвиля. Часть 3. Биография писателя Крестовый поход, Седьмой крестовый поход, Крестоносцы, Средневековье, Длиннопост

Жан де Жуанвиль родился в 1224 году. Таким образом, в год, когда он отправился с армией крестоносцев завоёвывать Египет, ему исполнилось 24, а в год возвращения во Францию – 30 лет. Главную из своих книг, «Жизнь Людовика Святого», Жуанвиль закончил в 1309 году, уже в сильно преклонном возрасте. Скончался мессир Жан в 1317-м.


Жуанвили были вассалами графов Шампанских и занимали наследственную должность сенешаля Шампани. Эта должность не была самой высокой в государственном аппарате графства (по крайней мере, ниже маршала, хотя в других местах и в другое время – наоборот), но одной из высших. По-видимому, Симон де Жуанвиль умер рано – при упоминании об отце мессир Жан ссылается на рассказы матери, а не на собственные воспоминания.

По следам Жана де Жуанвиля. Часть 3. Биография писателя Крестовый поход, Седьмой крестовый поход, Крестоносцы, Средневековье, Длиннопост

Мессир Жан де Жуанвиль преподносит рукопись своей книги королю Людовику X


Теперь обратимся непосредственно к книге.


Сеньор де Жуанвиль собирается в Крестовый поход. Банкет, затянувшийся на неделю. Правда, главный повод был другой – рождение первенца. Собрались люди де Жуанвиля и те, кто владел от него феодами. Кстати, в речи по случаю отбытия на Восток мессир Жан называет их своими подданными. Младенец сразу же получил титул сеньора Ансервиля.


Потом начались сборы. Де Жуанвиль на свои деньги нанял девять рыцарей и двух баннеретов (старших рыцарей). Пополам с кузеном, графом де Сарребрук, у которого был такой же отряд, они наняли корабль.


В двух предыдущих абзацах каждое слово кричит о знатности и крутости сеньора де Жуанвиля.

Тем не менее, для того чтобы должным образом экипироваться, ему пришлось заложить часть своих имений. Правда, поскольку была жива его мать, он не мог распоряжаться всем отцовским наследством, а только его частью. Кроме того, его младший брат носил титул сеньора Вокулёра, что подразумевает выделение из наследства какой-то доли.


Но вообще-то участие в Крестовом походе – дело недешёвое, даже для владетельного сеньора. Уже на первом этапе мероприятия, во время остановки на Кипре, Жуанвиль стал испытывать финансовые затруднения. Не был исключён вариант, при котором не получившие вовремя жалованье рыцари объявят забастовку. К счастью, король пригласил де Жуанвиля к себе на службу и положил восемьсот ливров содержания, на эти деньги наш герой вполне мог содержать себя самого и свой отряд. Тут ещё кузина помогла, мадам с интересной фамилией де Бейрут, оплатила наём небольшого корабля для перевозки лошадей отряда.


Уже раньше говорилось, что до Египта добралась едва ли треть кораблей крестоносцев. Десантная операция производилась неорганизованно, отряды перемешались. Де Жуанвиль оказался на египетском берегу вообще в одиночестве, так что если бы вскоре не высадился рядом Бодуэн де Реймс или мусульмане действовали поувереннее, некому было бы такую интересную книгу написать.


Опасностей и в дальнейшем было достаточно. Оборона сторожевой башни, обстреливаемой греческим огнём. Битва за Мансуру. Там сражение было нешуточное. Жуанвиль получил копьём в спину, потом перелетел через голову раненого коня, под копыта лошадей мусульманского отряда. Как-то ему удалось уцелеть и занять со своим отрядом оборону в полуразрушенном доме. Один из его рыцарей получил такую рану, что кровь из него хлестала, как из бочки, другого сарацины трижды достали копьём по лицу, третьему вообще отрубили нос. Рыцарь де Сиверей, который без носа, был послан за помощью, ему удалось уговорить графа Анжуйского, и вскоре отряд королевского брата выручил де Жуанвиля. Все, кто остался в живых, были так изранены, что долго потом не могли надеть кольчуги.


Но и в таком состоянии им пришлось вступить в схватку уже на следующую ночь – мусульмане спокойной жизни осаждённым в Мансуре крестоносцам не давали. К тому времени, когда было принято решение отступать, из всего отряда де Жуанвиля остались в строю только двое рыцарей. Те из крестоносцев, кто сохранял ещё боеспособность и не сдался сарацинам, пытались отступать на кораблях по реке. Но галеры султана преградили им путь, так что в плен попали все. Впрочем, не особенно мусульмане стремились захватить пленников, большинству на месте перерезали горло.


Жуанвиля спас некий сарацин из земель императора Германии, мессир Жан приходился императору дальним родственником. Де Жуанвиль был выкуплен из плена королём в числе остальных. Но остался без снаряжения и без денег. Ему причиталось ещё 400 ливров жалованья, но королевский казначей, судя по всему, эти деньги присвоил и отдавать не собирался. Отдал лично Людовик, из тех денег, которые он был должен казначею – запутаться можно.


Жуанвиль оставил сорок ливров на мелкие расходы, а основную сумму передал на хранение тамплиерам. Но казначей тамплиеров решил его обмануть и заявил впоследствии, что никаких денег от Жуанвиля не получал. Если бы у мессира Жана не было хороших связей, тем бы дело и закончилось. Деньги всё-таки удалось вернуть, но отношения с гроссмейстером ордена были подпорчены.


По прибытию в Акру король долго решал, возвращаться ему сразу во Францию или продолжать экспедицию. Жуанвиль был почти единственным, кто советовал остаться. Людовик остался. Большинство сеньоров и графов, включая братьев короля, вернулись.

По следам Жана де Жуанвиля. Часть 3. Биография писателя Крестовый поход, Седьмой крестовый поход, Крестоносцы, Средневековье, Длиннопост

Людовик предложил мессиру Жану продолжить службу у него, тот согласился, но потребовал две тысячи ливров. Это было дорого, но вряд ли удалось бы дешевле купить коня, доспехи и нанять хотя бы трёх рыцарей. Выбор у короля был никакой – пришлось соглашаться. Более того, впоследствии Людовик назначил де Жуанвиля командиром отряда из пятидесяти рыцарей. Тут и личная доблесть мессира Жана сыграла свою роль, но и кадровый голод тоже. В сражении при Рамле Жуанвиль командовал соединением, в которое, кроме светских рыцарей, входили также госпитальеры и тамплиеры. Во второй день сражения его отряд был ещё усилен и насчитывал около пятисот человек. Особенно впечатляет, если учесть, что всего в распоряжении короля Франции было не более 1400 воинов.


Жан де Жуанвиль, пока находился в Святой Земле, участвовал в нескольких сражениях. В стычке у замка Субейба он с небольшим отрядом пришёл на помощь попавшим в трудное положение германским рыцарям и сам едва не погиб. Но самым опасным из своих приключений мессир Жан признаёт тот случай, когда ему было поручено возглавить конвой королевы. О чём думал Людовик, отправляя жену с детьми в такую поездку?


Вскоре после этого крестоносцы вернулись во Францию.


Бытует представление, что средневековые феодалы были грубыми, неотёсанными, вообще неграмотными. С Жаном де Жуанвилем это как-то не вяжется. Тут ещё можно вспомнить историю с аббатом и лошадьми. Аббат из Клюни подарил королю двух великолепных иноходцев. При этом сказал, что придёт завтра, чтобы обсудить некоторые дела. На другой день король выслушал его более чем благосклонно и устроил всё, что аббат просил. Единственный на страницах книги случай, когда Жуанвиль попенял Людовику и посоветовал никогда так больше не делать. Людовик совету внял. Более того, вскоре вышел закон, по которому бэйлифам (представителям короля на местах) было запрещено не только принимать подарки от жителей подотчётной провинции, но даже и устраивать браки своих детей с жителями управляемых ими территорий.


Но бывал мессир Жан прямолинеен до простодушия. Вскоре после того, как в Палестину пришло известие о смерти Бланки Кастильской, он по каким-то делам зашёл в покои Маргариты Прованской и застал её в слезах.


– С чего это Вы плачете, – укорил де Жуанвиль королеву Франции, – всего-навсего померла злая свекровка.


Маргарита оправдывалась, что плачет не из-за смерти свекрови, а из-за того, что король расстроился. Королева-мать и вправду сильно не любила старшую невестку, шпыняла её, придиралась по мелочам и с мужем не позволяла видеться.

По следам Жана де Жуанвиля. Часть 3. Биография писателя Крестовый поход, Седьмой крестовый поход, Крестоносцы, Средневековье, Длиннопост

Герб сеньоров де Жуанвиль


В Восьмом крестовом походе Жан де Жуанвиль не участвовал. Так и сказал королю – за то время, пока он воевал в Заморье, королевские чиновники довели его владения до полного запустения. Теперь нужно хозяйством серьёзно заниматься, а Гроб Господень пусть освобождают другие.

По следам Жана де Жуанвиля. Часть 3. Биография писателя Крестовый поход, Седьмой крестовый поход, Крестоносцы, Средневековье, Длиннопост

Дожил до 93 лет и написал две книги.


Продолжение следует

---------------------

Использованы иллюстрации с сайтов:

https://www.welt.de/

https://www.wikiwand.com/ru

https://www.renderhub.com/

Найдены возможные дубликаты

Похожие посты
69

Салах ад-Дин

Смоляной бюст масштаба 1/10 по мотивам фильма "Царство небесное".


В росписи есть ряд отличий от образа фильма. Там на броне присутствует красная эмаль, шлем сделан преимущественно из черного металла, а бармица наоборот - золоченая. Но клиент однажды увидел роспись от какого-то корейца или китайца (ох уж эти корейцы или китайцы...) именно в такой расцветке и захотел так же.


Скульптура от Натсов, как всегда, на высоте. Только правый глаз чуть коряво сделан. Я это заметил, когда красил только, и понял, почему на большинстве артов, которые я видел, великий султан такой косоглазый. Само расположение глаз точное, но есть крошечный дефект на самой полусфере глазного яблока. Я сделал в этом месте ярче цвет белка и визуально эффект косоглазия стал чуть менее выраженным.


На подставке фигура, которая так и называется - Орел Саладина. Появилась впервые на стене цитадели Каира, и впоследствии стала символом могущества арабских государств. Сейчас повсеместно встречается в местных гербах, в частности, того же Египта.

Роспись акрилом и маслом.

Салах ад-Дин Покраска миниатюр, Роспись, Саладин, Салах ад-Дин, Восток, Крестовый поход, Средневековье, Бюст, Длиннопост
Салах ад-Дин Покраска миниатюр, Роспись, Саладин, Салах ад-Дин, Восток, Крестовый поход, Средневековье, Бюст, Длиннопост
Салах ад-Дин Покраска миниатюр, Роспись, Саладин, Салах ад-Дин, Восток, Крестовый поход, Средневековье, Бюст, Длиннопост
Салах ад-Дин Покраска миниатюр, Роспись, Саладин, Салах ад-Дин, Восток, Крестовый поход, Средневековье, Бюст, Длиннопост
Салах ад-Дин Покраска миниатюр, Роспись, Саладин, Салах ад-Дин, Восток, Крестовый поход, Средневековье, Бюст, Длиннопост
Показать полностью 5
387

Тяжелый выбор Балиана

Для М.


По окончании новогодних праздников передо мной, как и перед множеством соотечественников встал очень тяжелый выбор. Рискнуть и доесть оливье, или же трусливо поджав хвост, сдаться перед лицом гниения? Мой жребий был брошен. Дочитав казахские надписи на баллончике освежителя воздуха, я задумался – кто ещё в мировой истории стоял перед столь же тяжелым выбором?

Тяжелый выбор Балиана История, Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Иерусалим, Осада, Deus Vult, Длиннопост

Родился Балиан Ибелин, последний рыцарь Иерусалима, плюс-минус в 1143 году. Благословенные времена. До эпидемий чумы ещё 200 лет, а до пранков на ютубе ещё восемь с лишним веков. Батя его, Балиан старший, изволил довольно скоро уйти в мир иной, оставив младшему сыну в наследство только красивую фамилию. Кроме как лечь и помереть, оставалось только одно – взять бразды правления судьбой в собственные руки.


Балиан кинул кости судьбы и победил. Он женился на Марии Комнин. Чем довольно скромный крестоносец покорил сердце королевы, племянницы императора – загадка. Такая вот магическая сила любви. Простой крестоносец породнился с королевским родом и вскоре доказал, что и сам достоин ранга королей. Но об этом чуть ниже.

Тяжелый выбор Балиана История, Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Иерусалим, Осада, Deus Vult, Длиннопост

Ридли Скотт может сколько угодно говорить, что это Сибилла, но мы-то с вами знаем, что это Мария


На дворе, однако, 1177-ой год. Пауза между вторым и третьим крестовыми походами. Политическая обстановка в Иерусалимском королевстве, мягко сказать, неспокойная. Иерусалим в руках крестоносцев, но молодой и амбициозный Салах-ад-Дин уже присматривается, как бы это дело переиграть обратно. Поэтому Балиан занялся самым подходящим и богоугодным делом того времени – надел шлем и уехал махать мечом.

Тяжелый выбор Балиана История, Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Иерусалим, Осада, Deus Vult, Длиннопост

Военная фортуна крепко чмокнула Балиана прямо в топфхельм, поэтому пять лет боевых действий он пережил благополучно. Хотя в тамошних местах можно откинуться попросту от того, что тебя в собственных доспехах солнце насмерть зажарит. Но политические игрища Иерусалима показали свое гнилое нутро. В 1185-ом году умер прокаженный король Балдуин 4, который за двадцать четыре года своей короткой, но яркой жизни успел навоевать куда больше, чем тот же Ричард Львиное Сердце. Племянник-наследник Балдуин 5-ый задержался только на год в этом грешном мире и тоже ушел в Царствие Небесное.


Вот тут-то встала закавыка. Оставались два наследника, сестры Балдуина 4 – Изабелла и Сибилла. Из этого просто политического расклада мгновенно разыгралась такая сложная многоходовочка, что за руками не успеваешь следить. Так как у нас тут на дворе все ещё было средневековье, всем было понятно, что править будет не одна из сестер, а её муж. Мужем Сибиллы был знаменитый Ги де Лузиньян. Гражданин настолько деятельный, что вызывал у многих крестоносцев тошноту и головокружение.

Тяжелый выбор Балиана История, Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Иерусалим, Осада, Deus Vult, Длиннопост

Пробыв всего лет пять в Иерусалиме, он сразу же очаровал сестру короля. И довольно поспешно, буквально тайно женился на ней – чтобы обставить в этом деле старшего брата Балиана – Балдуина. Балдуин обиделся и уехал из страны вовсе. На тот момент ещё живой король Балдуин 4 (такая большая страна, а одни Балдуины кругом) поначалу был очарован деятельным Ги и даже назначил его своим регентом. Потом, правда, настолько разочаровался в этом гражданине, что даже пытался устроить официальный развод с Сибиллой, но помер не доведя дело до конца.


И вот уважаемые люди Иерусалимского королевства собрались на сходняк, чтобы выбрать новую королеву. На сторону Изабеллы встали Балиан и Мария. Тут гадать не приходилось – Изабелла была дочерью Марии от первого брака, а Балиан, соответственно, её отчимом. Карты были серьезные, но тут на сцену вышел Рене де Шатийон.

Тяжелый выбор Балиана История, Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Иерусалим, Осада, Deus Vult, Длиннопост

Французский дворянин, участник второго крестового похода, был таким бешеным псом, что даже привычные ко всякому братья по оружию только пот утирали. В свое время, остро нуждаясь в деньгах, к примеру, не постеснялся зверски пытать патриарха Антиохии, выбивая из него шекели на войну. Во время очередного похода он попал в плен к сарацинам, и пятнадцать лет там прокуковал, пока за него наконец-таки не собрали выкуп. Пятнадцать лет в плену, понятное дело, не смягчили его характер. Однако создали ему среди населения авторитет гражданина крепко пострадавшего за веру христианскую.


Именно Рено, очевидно, и сыграл ключевую роль в политическом раскладе Иерусалима. Сначала он прибежал к мужу Изабеллы, с агитацией, что надо брать власть в свои руки и бароца-бароца. Но муж Изабеллы был спокойным и набожным человеком, ему все эти хитросплетения был до известного места.


- Слабак и баба, - ответил Рено и встретился с Ги де Лузиньяном.


Вот эти двое-то и нашли много общего. Оставалась сущая мелочь – протолкнуть жену Ги на престол, и протащить следом его самого. Сибилла сделала официальное заявление.


- Раз вам так не нравится мой муж Ги – то ладно, развод и девичья фамилия, мне королевство Иерусалимское дороже.


Вся административная верхушка с почтением отнеслась с такому жесту и короновали все-таки Сибиллу. В знак уважения к её героическому решению, ей было разрешено самой выбрать себе мужа, короля-консорта. Ну и кого же она выбрала? Правильно, Ги де Лузиньяна. Фьють-ха! Многоходовочка окончена, всем спасибо, все свободны.

Тяжелый выбор Балиана История, Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Иерусалим, Осада, Deus Vult, Длиннопост

Сторонники Изабеллы начали бежать из Иерусалима, пока колесо репрессий до них не докатилось. Но Балиан и Мария остались.


- Вы все слиняете, а святую землю кто защищать будет? Пушкин?


Первым делом, на посту короля Ги решил окончательно закрыть сарацинский вопрос. И дал добро своему братюне Шатийону на неограниченную караванную войну. Торговые пути сарацинов стали прерываться. Но Саладин только того и ждал.


- Раз эти неверные не умеют жить мирно – то и не очень-то хотелось, - сказал он и конфликт перешел в горячую стадию.


В 1187-ом году Саладин осадил город Тиверия. Гонец примчался к де Лузиньяну с просьбой о помощи. Ги следовало бы задуматься, как это так удачно посыльный проскочил сквозь кольцо осады, но он уже закусил удила и начал собирать войска. Балиан напрасно пытался взывать к голосу разума, что восток дело тонкое и тут надо все обмозговать. Тщетно. Поход начался и верный своей присяге Балиан отправился вместе с королем на деблокаду. Зря.

Тяжелый выбор Балиана История, Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Иерусалим, Осада, Deus Vult, Длиннопост

Разумеется, это была ловушка. У горы с романтическим названием Рога Хаттина, вдали от источников воды, крестоносцы попали в окружение. Сарацины сразу начали умело вредить физически и морально. Заливали крестоносцев стрелами и выливали питьевую воду на землю. Не выдержав такого жирного троллинга несколько рыцарей сразу перебежали на сторону Саладина. Пехота воткнула мечи в землю и сказала, что в гробу господнем она видала тут умирать ни за что. Балиан с верной братвой вскочил на коней и пошел на прорыв. Ему и ещё буквально десятку рыцарей удалось с боем вырваться, вся остальная армия была перебита или сдалась в плен. Де Лузиньян и де Шатийон попали в руки Саладина.


Саладин предложил королю Иерусалима выпить водички. Но Ги, проявив хладнокровие достойное самурая, отказался. Дескать, все равно же убьешь, зачем воду на меня переводить? Отдайте её раненым.


- Разве король может убить короля? – искренне удивился Саладин и отрезал голову Рено Шатийона.


Он-то был не король. Всё честно.


Балиан же сумел добраться до города Тир. Но тут никакого понимания политической обстановки не нашел. Его вежливо попросили вернуться к Саладину и сказать, что город сдается.

Тяжелый выбор Балиана История, Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Иерусалим, Осада, Deus Vult, Длиннопост

На дипломатических переговорах Балиан и Саладин прониклись взаимным уважением друг к другу, как рыцарь к рыцарю. Саладин, правда, хотел взять Балиана немного в плен.


- У меня жена и дети, - ответил Балиан, - а кто кроме меня о них позаботится?


- Респект, - ответил Саладин и отпустил рыцаря.


Балиан дал клятву, что больше не поднимет меча против сарацин и спешно направился обратно в Иерусалим. А там дела шли не очень. Войско крестоносцев разбито, Саладин приближается к стенам Святого города. Духовенство начало умолять Балиана взять организацию обороны на себя.


И вот перед нашим героем встал тяжелый выбор. Послать все к черту, сослаться на клятву, забрать жену и детей и дать деру из обреченного города? Или до последнего держать другую клятву – о защите Иерусалима? Бросить всё к черту на милость султана, или рискуя жизнью биться до последнего? Он выбрал второе.


- Ладно, - ответил Балиан, - сколько у нас рыцарей?


- Три.


- Ого, целых три тысячи?


- Просто три. Ну, без вас – два.


- Писос, - ответил Балиан.

Тяжелый выбор Балиана История, Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Иерусалим, Осада, Deus Vult, Длиннопост

И властью данной ему никем собственноручно посвятил 60 человек в рыцари. Чтобы было хоть кому-то держать оборону. В сентябре 1187-ого года началась осада. Под умелым руководством Балиана, в виду превосходящего противника, город сумел продержаться две недели. Когда стало ясно, что никакой помощи ждать не приходится, Балиан пошел лично на переговоры. Очень опасный шаг. Он нарушил свое слово, данное султану. А отрезанная голова Рено уже давала собственные гастроли по городам Сирии, напоминая всем, что бывает с врагами Саладина. Но Балиан был крут, как скала. Он сделал свой выбор и пошел на переговоры.


Саладин оценил вес тестикул этого рыцаря и секир-башка отменил. Начались переговоры о почетной капитуляции осажденных.


- Ну и зачем мне вас отпускать, если мои воины на ваши стены уже ходят, как к себе домой? – зашел издалека султан.


- С сарацинами жить – по-сарацински выть, - подумал Балиан.


И тонко намекнул, что в Иерусалиме много мусульманских святынь и важных пленников. Очень обидно будет, если их всех кто-то мечами порубает случайно.


- Ух, хорошо сказал, - оценил Саладин и дал добро на выкуп осажденных горожан.


Благодаря отваге и благородству Балиана тысячи людей сумели избежать попадания в рабство. Саладин настолько проникся уважением к своему противнику, что приказал отпустить ещё пятьсот человек и подарил семье Балиана земли возле Акры.

Тяжелый выбор Балиана История, Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Иерусалим, Осада, Deus Vult, Длиннопост

Так простой безземельный крестоносец был «почти равен королю по своему положению». Они поселились с Марией и детьми в Акре и жили долго и счастливо.


Аве Мария.


Моё

Показать полностью 9
204

Готфрид Бульонский. Европейские приключения.

Готфрид Бульонский. Европейские приключения. Рассказ, Авторский рассказ, Юмор, Черный юмор, Туалетный юмор, Средневековье, Рыцарь, Крестовый поход, Длиннопост

Готфрид Бульонский был рыцарем в самом классическом понимании этого слова. Прям без страха и упрёка! Он обожал тупо рубать врагов, шоб аж стружка летела. Вижу цель — не вижу препятствий! Это Вам не киношные полупокерные мальчики-блондинчики, которые сахарным голоском поют своей даме сердца какую-то попсовеньку балладку, а потом единолично спасают свою мамзель, вырвав её из лап злодея, сразив его на дуэли.


В XI веке, когда происходил замес, всё было нифига не так. Либо ты суров и ты спасаешь, либо ты слащав и спасают тебя. Третьего не дано.


Готфрид был суров, но справедлив и всегда подчинялся приказам. Даже когда император Генрих IV отдал своему сыну герцогство, принадлежащее по праву Готфриду, то последний покорно смирился с волей императора.


Но, когда про это узнали остальные рыцари, то подумали, что без лоха и жизнь плоха и решили проделать с Готфридом тот же трюк, положив свой глаз на другие владения Готфрида. Тут уже Бульонскому пришло время доказывать всем, что он не терпила и он принялся показывать свои зубодробильные фокусы, неприятно и больно удивляя ими обидчиков.


В те времена судебные вопросы часто решались поединками. Кто сильнее тот и прав. И вот на таком поединке Готфрид, отстаивая свои права на имущество, так махал мечом, что обломил его о щит врага, оставшись стоять с одной рукоятью в руке. Его враг уже видел себя в замке Бульонского, но не увидел левый боковой в висок, которым Готфрид щедро отоварил его рукояткой меча. Типочек звонко брякнулся, а Бульонский мог добить валявшегося в непонятках соперника, но не стал. Даже не относковал того лошару кованным рыцарским башмаком в открытое забрало. Кодекс чести не велит.


Генрих увидел на что способен Готфрид с обломком меча и быстро сообразил, что с целым мечом такой воин ему просто необходим. Ведь времена для него были печальные. Поругавшись с Папой Римским, он был отлучён от церкви и в его сторону уже мчал новый император, назначенный Папой.


Благо Бульонушка услужил и тут. В лютом махаче железных дровосеков, Готфрид махая мечом, как адов дворник, расчистил себе путь к папскому претенденту на трон, стащил его с коня, отрубил руку и вспорол ему живот флагом Генриха. Офигевшие с такого фаталити папские воины все как один обделались и дали дёру, а взбодрившиеся войска Генриха принялись подгонять их пинками.


И в дальнейших битвах немало папских холуёв порубал Готфрид. Ведь силушки богатырской было много, а времени думать мало, потому действовал Готфрид быстро и эффективно, проламывая вражеские шлемы и панцыри, словно косточки от компота.


Когда Святой Петр устал принимать в свои ворота Рая всех отправленных ему Бульонушкой жмуриков, то Небесной Канцелярией было принято решение помочь своему земному помазаннику и настигла Готфрида болезнь жуткая в наказание.


Понял наш друг, что либо он ласты клеит, а в Раю ему совсем не рады, либо остаётся жить, но завязывает по-стахановски уменьшать численность папской армии. В Рай хотят все и выбор был очевиден. Готфрид даёт клятву впредь служить только Папе и Вере! Когда кровавый дрыщь миновал, а с выхлопной перестало течь, то он продает епископу Льежа гораздо ниже рыночной стоимости свой родовой замок, нанимает бригаду коммандос и со словами: «Только Вера, только хардкор!» мчит в крестовый поход.


«Золотой ты наш человек», с облегчением сказали в этот момент Папа Римский и епископ Льежа, перекрестив его на дорожку. Первый был рад избавиться от лихого медведя шатуна в доспехах, радуясь тому, что Готфрид уже не его проблема, а мусульманского мира, а второй — потому что нашарка прикупил элитную недвижимость.


Именно в крестцовом походе и снискал себе славу Готфрид Бульонский.

Показать полностью
60

Кто похоронен в братской могиле крестоносцев – товарищи по оружию или враги?

Кто похоронен в братской могиле крестоносцев – товарищи по оружию или враги? Крестовый поход, Крестоносцы, ДНК, Ливан, Длиннопост

«Крестоносцы близ Иерусалима». Худ. Ф. Хайес. Королевский дворец, Турин

Крестовые походы – знаменитые религиозные войны средневековья, связанные с попытками западных христиан расширить свое влияние на исламский Ближний Восток, оставили немало исторических свидетельств. Но, судя по данным палеогенетиков, наши знания об этом захватывающем периоде европейской истории далеко не так полны, как казалось


Эпоха крестовых походов за освобождение Гроба Господня от неверных, продолжавшаяся около двух веков (с конца XI в. до конца XIII в.), вовлекла в глобальные миграционные процессы огромные для того времени человеческие массы. В этих походах приняли участие сотни тысяч христиан, носивших на правом плече красное изображение креста с изречением из Святого Писания. Многие из них не вернулись домой, а остались жить во вновь образованных христианских государствах вдоль побережья Восточного Средиземноморья. Согласно историческим записям, отношения с местными жителями в этих случаях могли складываться по-разному: от изгнания «аборигенов» до мирного сосуществования.


Одно из немногих известных на сегодня захоронений крестоносцев находится на юге современного Ливана, в г. Сидон – месте крупных сражений между крестоносцами и арабами, случившихся здесь в 1110–1249 гг. В этом погребении были найдены скелетные останки 25 человек с признаками насильственной смерти, которыми заинтересовались ученые-палеогенетики из Великобритании и Ливана.


Исследователям крупно повезло: несмотря на теплый климат этой местности, останки сохранились настолько хорошо, что для девяти человек удалось выделить из костей и расшифровать ядерную ДНК. В дальнейшем они сравнили эти данные с ДНК представителей местного населения римского периода (237–632 гг. до н.э.), останки которых были найдены при археологических раскопках на горе Корнет-эд-Дейр на севере Ливана, а также с другими расшифрованными геномами сотен древних и нескольких тысяч современных людей.


Результаты оказались неожиданными: лишь трое из девяти погребенных оказались «генетическими» европейцами. Еще четверо – это коренные жители Ближнего Востока, а двое имели смешанное происхождение, что свидетельствует о браках между европейцами и местным населением.


Так кто же был похоронен в этой могиле? Крестоносцы – безусловно, по крайней мере трое. Что же касается других, то, возможно, после сражения всех павших просто похоронили в одной братской могиле? Есть и еще один вариант: в армии крестоносцев сражались местные жители, которые перешли на сторону христиан.


При анализе данных ученые обнаружили еще один интересный факт: современные ливанцы генетически практически неотличимы от своих предков римского периода! Вообще-то массовые человеческие миграции, сопровождавшие походы монголов Чингисхана или, к примеру, колонизацию португальцами Южной Америки, обычно коренным образом меняют генетический «рисунок» жителей этих регионов. Но ливанцы, по-видимому, достаточно быстро изгнали европейцев со своих территорий, так что этот относительно короткий период крестовых походов не оказал существенного влияния на их геном.


Результаты этого исследования показывают нам, сколько нового и неожиданного может рассказать нам древняя ДНК. Ведь если судить по современным ливанцам, после римского периода и до сегодняшнего дня на территорию Ливана как будто и вовсе не ступала нога европейца. И в истории человечества могло быть немало других подобных событий, не так хорошо задокументированных, как крестовые походы, о которых мы пока еще ничего не знаем. Поэтому есть смысл использовать методы палеогенетики при изучении даже тех периодов, которые кажутся нам спокойными – кто знает, что таится в темных омутах прошлого, в которых без следа исчезло все, кроме тайных «записей», сделанных четырьмя нуклеотидами.


Фото: https://commons.wikimedia.org

Показать полностью
329

Роль религии в крестовых походах

Роль религии в крестовых походах


Парадокс, насколько человек может быть изобретателен в поиске причины для войны. Одним из самых удивительных конфликтов в истории была борьба за Святую Землю, сиречь крестовые походы. Сейчас вряд ли кого-то удивишь этим словосочетанием – многочисленные фильмы, книги, исследования посвящены этому вопросу. Впрочем, даже сейчас среди историков нет согласия по поводу того, что же послужило причиной начала крестовых походов. Одни полагают, что желание пап расширить свое влияние на Византийскую церковь, кто-то рассматривает крестовые даже как оборонительную войну, некоторые считают, что церковь хотела перенаправить военный пыл христиан на мусульман, тем самым, удалив воинственных рыцарей из Европы. Некоторые современные (Европейские, конечно же) авторы, как например профессор Мадден и вовсе называет Крестовые походы «актом любви и милосердия». Но в целом современный прагматизм несколько затеняет религиозные мотивы этой войны.


Религия и война


С чего все началось? Во второй половине XI века Византия получила ряд ударов от сельджуков (ветвь тюркских кочевых племен), в результате чего ее владения весьма сократились, в Испании нервозности папам добавляли успехи Альморавидов (союз берберских кочевых племен). У тогдашнего императора Византии уже не было средств для того, чтобы противостоять новым могущественным врагам, и считается, что он обратился к папе Урбану II. Наконец, осенью 1095 г. был созван Клермонский собор, на котором предположительно и прозвучали знаменитые слова Deus lo volt! (Так хочет бог!). Это воззвание нашло удивительный отклик в сердцах христиан Европы – наряду со многими именитыми рыцарями, идею похода к святым местам подхватила и беднота. Конечно, нельзя сказать, что в святую землю людей толкало только лишь желание «поклониться гробу господню», многие рыцари шли в это путешествие со вполне прагматичными планами, о чем в принципе прямо указывает дочка виантийского императора Алексея – Анна Комнина (Alex., X,9). А уж мотивы папства и вовсе настолько сложный объект для исследования, что историки до сих пор не могут прийти к единому мнению. Впрочем, эту тему я оставлю за границами настоящего повествования.

Все же, не отрицая множества мотивов, которые толкнули людей на столь далекое путешествие, я хотел бы подробнее остановиться на одном – религиозном. Живя в современном технократическом обществе, мы совсем иначе смотрим на вещи, чем наши далекие предки. В первую очередь это касается отношения к богу – для средневекового рыцаря господь был куда более материален, чем мы можем представить. Попробую пояснить это на примере - участник одного из крестовых походов Жан де Жуанвиль описывает любопытный случай:

«В одну из ночей, когда мы несли охрану у сторожевых башен, сарацины выдвинули вперед машину, называвшуюся баллистой, чего они раньше не делали, и стали с ее помощью метать «греческий огонь». Когда добрый рыцарь Готье д’Эсир, стоявший при мне, увидел это, он сказал нам: «Друзья мои, нам угрожает величайшая опасность, с которой мы только сталкивались, ибо если они подожгут наши башни, а мы останемся здесь, то сгорим заживо. <…> Я советую всем, как только в нас будут метать огонь, опускаться на локти и колени и молить Спасителя уберечь нас в этот час от опасности.»

И как только враги запустили первую ракету, мы все опустились на локти и колени, как указал добрый рыцарь. <…>

Каждый раз, как наш праведный король слышал, как сарацины обрушивают на нас греческий огонь, он садился на свое ложе, молитвенно складывал руки и со слезами говорил: «Боже милостивый, убереги моих людей!». Я искренне верю, что именно его молитвы сослужили нам добрую службу».

Это достаточно показательное отражение мировоззрения той эпохи – толпа профессиональных солдат дружно садится на колени, чтобы молитвой отбивать зажигательные снаряды (попадавшие ракеты тушились более традиционным средствами), причем один из участников твердо верит, что именно это и спасло их от опасности. Надо понимать огромную разницу между современным «освящением» ракет, которое в немалой степени является ритуалом и собственно представления о боге Средневековых рыцарей. В определенном смысле участие бога было для рыцарей обыденностью, он был практически физически ощущаемой частью их жизни, и нет ничего удивительного, что призыв идти и освобождать святую землю был принят с таким воодушевлением.

Интересно, что христиане того времени были уверены, что бог не только простит им грех убийства (желательно, конечно, за правое дело), но даже поможет его совершить. В р. Рин, что в Померании, был найден меч, датируемый первой половиной XIII века, на котором красовалась надпись «SOSMENCRSOS», согласно расшифровке Э. Окшотта – это было воззвание к Христу и Его Матери («O Sancta Maria», «Cristus») с просьбой помочь в бою. Причем в данном случае, речь не идет даже только о неверных, призыв на мече направлен на достаточную широкую группу адресатов.

Роль религии в крестовых походах Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Война, Военная история, Искусство войны, Длиннопост
Иногда воины могли быть и более изобретательны в надписях на оружии, например, на боек боевого молота XV века было нанесено весьма трогательное послание - «de bon» (фр. «от доброго сердца». И, видимо, на долгую память)

Первоначально, когда рыцари только появились на святой земле, мусульмане и сами не очень понимали, зачем те пришли. Атабек (губернатор) Кербога, который осадил крестоносцев в Антиохии, был изрядно удивлен, когда рыцари поинтересовались, что он делает на земле Христа, дал ответ в стиле «Какой бог, какое христианство? Вы, блэт, вообще кто такие?!». Позднее, мусульмане более тесно познакомились с крестоносцами и были поражены их религиозным пылом. Более того, в некоторых пропагандистских письмах, призванных поднять мусульман на джихад, крестоносцы представляются даже образцом для подражания.


«Не осталось ни одного короля в их странах и на их островах, ни одного правителя или вельможи, который не старался бы поспеть за своим соседом в том, что касается войск, и не превзошел бы равного себе в усердии и прилагаемых усилиях. Они ни во что не ставят то, что приносят в жертву кровь своего сердца и жизнь, защищая свою религию… Они делали то, что делали, и жертвовали тем, чем жертвовали, только лишь затем, чтобы защитить того, кому поклоняются, и чтобы прославить свою веру». (Имад ад-дин)


Тут стоит сделать небольшое отступление. Еще до начала вторжения крестоносцев существовала традиция составления сочинений, направленных против христианства. С приходом вооруженных завоевателей количество (и полемический градус) такого рода работ значительно возрос – мусульманские писатели критиковали западных христиан как только могли. Бытовало огромное количество анекдотических историй, призванных высмеять догматы христиан, а также их веру в святость реликвий. Но при всем при этом, религиозный пыл крестоносцев произвел на мусульман настолько сильное впечатление, что о готовности рыцарей сражаться за веру говорилось с большим восхищением. Однако эта «защита своей религии» вылилась в невероятно жестокую бойню. В Европе в средние века существовало два типа войны. Первая хорошо известна людям, которые хотя бы мельком слышали о рыцарских романах, в коих главные герои предстают как некие куртуазные господа, ведущие бой по благородным правилам. Guerre loyale или честная война - это были сражения между «добрыми рыцарями», и их целью даже не было убийство противника, куда почетнее (и прибыльнее) было взять его в плен. Такие войны оказали большое влияние на формирование романтического образа рыцаря, благородного и милосердного. Увы, но вторая концепция была куда суровей – mortelle или смертельная война нередко велась практически без правил, убивались пленные, не щадилось мирное население и именно под каток такой войны попала Святая земля. Население городов, которые брали крестоносцы, уничтожалось в огромных количествах и с удивительной ненавистью - здесь стоит дать слово участникам самого крестового похода.


«Весь город был завален трупами, так что нельзя было находиться там из-за зловония. По улицам можно было пройти, лишь ступая по телам убитых». (Аноним о взятие Антиохии)


Мусульманские источники говорят о 70 тысяч погибших, европейские о 20 тысячах. Сложно сказать, насколько эти цифры близки к истине - учет потерь среди мирного населения тогда не велся.


Один из очевидцев взятия Святого Города (Раймонд Ажильский), так описывает произошедшее:


«...чудесные видения открывались там глазу. Некоторые из наших людей (и притом наиболее милосердные) отсекали головы врагам; другие расстреливали их стрелами, так что они (мусульмане) падали с высоких башен; прочие обрекали их на длительную муку, бросая в огонь. Целые груды отрубленных голов, рук и ног возникали на улицах города. Приходилось прокладывать себе путь по телам коней и людей… Истинно стало сие прекрасным судом от Господа Бога, наполнившего место то потоками крови неверных, ибо столь долго оно страдало от них богомерзких».


Эта цитата также демонстрирует особенности мышления средневекового христианина – убийство неверных не только не является грехом, но скорее даже должно было поощряться. Более того, в одном месте этот славный хронист (капеллан, ко всему прочему), описывая сражение с турками, радуется судьбе упавших в пропасть мусульман и сетует на то, как грустно смотреть на гибель лошадей, которых постигла та же участь.


Святые «артефакты».


В фантастической (и не только) литературе, разного рода компьютерных (и не только) играх мы можем встретить различные артефакты, которые обладают волшебными свойствами и повышают боевые параметры воинов или даже целых армий. Когда мы в компьютерной игре мы находим редкий артефакт, повышающий силу или ловкость, то списываем это на условность магического мира. Любопытно, что в нашей истории найденные артефакты действительно повышали характеристики бойцов и влияли на ход битвы. Как? Вообще вопрос о том, что происходило при столкновении двух армий обычно рассматривается крайне фрагментарно. Что понятно дошедшие до нас источники крайне скупо описывают непосредственно то, что творилось на фронте во время сражения. Обычно, в фильмах это выглядит так – две толпы бегут друг друга, а после соприкосновения начинается мясорубка в которой все режут всех. Победитель определяется по количеству выживших в битве, у кого больше тому и поле остается. На деле все несколько иначе – любая битва это прежде всего сложное психологическое противостояние. Дело в том, что успех в сражении зависел в первую очередь от морального состояния солдат, по сути, основные потери в допороховую эпоху армия несла не в ходе самого боя, а во время отступления. Т.е. в ходе непосредственно боевого столкновения потери сторон исчислялись десятками или сотнями человек, а во время отступления уже десятками тысяч. По сути, проигрывал не та армия, которая больше всех потеряла бойцов, а та, что раньше побежала.


Иначе говоря, если воины были готовы сражаться до последнего, не отступая и не сдаваясь, то их противники предпочитали сами давать деру, в результате чего и подвергались избиению.


Приведу пару примеров. После взятия Антиохии крестоносцы вскоре и сами оказались в положении осажденных – их блокировали турецкие войска под предводительством Кербоги. Положение было очень серьезным, среди воинов начался голод – осажденные ели кожаные ремни, веревки, даже падаль. В такой непростой обстановке произошел «удивительный» случай – один из паломников из Прованса Петр Варфоломей объявил, что Св. Андрей приказал ему отрыть землю в определенном месте, ибо там находится копье Лонгина, которым пронзили бок Христа. После непродолжительных раскопок копье было действительно найдено, и моральных дух войска подскочил на удивительную высоту. Вскоре священники объявили строгий трехдневный пост, который воины с честью выдержали, поскольку есть все равно нечего было. После чего армия крестоносцев, выйдя из крепости, буквально смяла противостоящего им врага. Интересен взгляд мусульманских хронистов на это событие - Ибн аль-Асир утверждал, что некий монах сам закопал это копье, после чего и пообещал крестоносцам победу, после этой «находки». Ибн Тагриберди идет еще дальше и обвиняет «Сен-Жиля, вождя франков» в том, что тот подговорил одного из монахов, дабы он спрятал святыню, после чего рассказал всем будто бы видел во сне Мессию, который и указал место захоронения реликвии. Тем не менее, этот мусульманский автор не может понять каким чудом крестоносцы, страдающие от голода, смогли победить превосходящие силы воинов Ислама. Вообще слепая вера крестоносцев в реликвии стала одним из общих мест антихристианской пропаганды, развернутой мусульманскими писателями. Они, например, обвиняют монахов в том, что те «жульничают» с иконами, разными ухищрениями заставляя те «плакать», даже победа христиан при Антиохии была использована в целях доказательства легковерия крестоносцев. Впрочем, и среди христиан также не было согласия в части отношения к этой находке. Здесь следует упомянуть тот факт, что во время захвата Константинополя крестоносцами в 1204 году, один из участников – Роббер де Клари в числе прочих трофеев зафиксировал также и Святое копье. Возможно, многие участники первого похода уже видели Копье Судьбы во время посещения Константинополя и когда его «выкопали» в совершенно другом месте это их не слишком вдохновило.


Не только папство оценило преимущества использования религиозного пыла людей, в мозаичной картине средневекового Леванта немало шороху навели ассасины. Эта группа воинственных исма’илитов являла собой секту убийц под предводительством Старца Горы, которую боялись даже короли. Впрочем, были и те, кого опасался и сам Старец Горы. Жан де Жуанвиль описывает интересное посольство от ассасинов, прибывшее к его королю Людовику Святому в Акре. Посольство состояло из трех человек, один из посланников принес с собой плотный рулон ткани, другой несколько кинжалов, вставленных один в другой. Представитель ассасинов выразил недоумение по поводу того, что король Людовик до сих пор не послал их предводителю достаточную сумму денег, чтобы считаться другом Старца Горы. Вследствие чего королю предлагалось либо оказать посильную финансовую помощь секте ассасинов, либо готовиться к собственным похоронам, ибо принесенный с посольством рулон ткани стал бы его погребальным покрывалом. На беду Старца Горы, он подготовил и альтернативный вариант – Людовику предлагалось освободить ассасинов от уплаты дани госпитальерам и тамплиерам, которые отнюдь не испытывали пиетета перед грозными убийцами, ведь устранение гроссмейстера (главы) ордена привело бы лишь к его переизбранию. Людовик заверил посла, что встретится с ним позже. Когда произошла новая встреча, то по одну сторону от короля сидел гроссмейстер тамплиеров, а по другую госпитальеров. Людовик предложил послу повторить тираду в том же исполнении. Последний, впрочем, замялся и вначале отказался повторить свое послание, но гроссмейстеры умели убеждать и он невольно подчинился. Главы рыцарских орденов, выслушав предложение, приказали послу встретиться с ними в доме госпитальеров, где доступным языком донесли до грозного представителя убийц, что базар нужно фильтровать, после чего выдали альтернативный план, по которому уже Старец Горы должен был предоставить королю достойные подарки. Остается только добавить, что спустя две недели Людовик Святой получил в подарок от ассасинов рубашку Старца Горы и его собственное кольцо как символ большой любви к королю.

Еще одним примером «магического» воздействия святынь на крестоносцев стало сражение при Монжисаре. Саладин спланировал наступление против крестоносного королевства и выступил из Египта с армией в 26 000 человек. Это данные Гийома Тирского, к которым следует относиться с некоторой долей скепсиса – хронист явно завышал их в пользу крестоносцев, реальная численность армии Саладина, скорее всего не превышала 10 000 – 15 000 человек.


Молодой король Бодуэн (тот самый, который страдал проказой в к/ф «Царство небесное») попытался преградить путь Саладину, с собой юный крестоносец вел всего около 2500 человек, к которым позднее присоединилось еще 84 тамплиера. Однако в армии крестоносцев была, наверное, самая важная реликвия – Истинный крест Господень, т.е. тот на котором был распят Христос. Ведомые невероятным религиозным порывом рыцари атаковали превосходившие их войска мусульман. Саладин не рассматривал войско крестоносцев как серьезную угрозу, поэтому не стал применять классические приемы, когда ложным отступлением ослаблялся таранный удар рыцарей. Ход битвы показал, что великий полководец сильно ошибался – крестоносцы так глубоко врубились в порядки мусульман, что последние, не выдержав, обратились в бегство.


Немалую доблесть в бою при Монжисаре проявили тамплиеры, всего 84 (или 80, согласно Гийому Тирскому) "брата" атаковали отряд тяжелой конницы Саладина. Попавшие под каток таранного удара тамплиеров, они были изрублены в капусту, а сам великий мусульманский полководец был вынужден спасаться бегством верхом на верблюде, бросив собственную кольчугу.

Роль религии в крестовых походах Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Война, Военная история, Искусство войны, Длиннопост

Вообще не знаю, как у вас, но когда в школе на уроке истории мне говорили, что одна армия победила другую за счет морального духа, у меня возникал вопрос «Как?!». Ну т.е. встретив пятерых гопников в подворотне можно сколько угодно быть мотивирующе заряженным, но вряд ли это поможет. Так в чем разница с битвой – мусульмане же имели серьезное численное превосходство (стоит также добавить, что вопреки расхожему мнению, крестоносцы и их противники имели сопоставимую степень одоспешенности). Дело в том, что солдат в армии всегда имеет крайне фрагментированное представление о происходящем – он не видит всей картины боя, он не знает численности войск неприятеля (подсчет вражеских сил на глаз представлял собой вообще очень не тривиальную задачу) и зачастую ориентируется исключительно на флаг своего подразделения. Учитывая, что бегство начинается с фронтов и тыла, моральное состояние армии является критически важным фактором, если у солдат сдают нервы и они бегут, начинается массовая паника.


Несмотря на высмеивание глубокой веры крестоносцев в силу святых предметов, мусульмане отмечали то воздействие, которое оказывает на воинов присутствие реликвий в войске.


«Они сражаются под этим Крестом наиболее рьяно и стойко…». (Имад ад-дин)


Более того, образ креста становится для мусульман символом несчастья, и многие неудачи объясняются пагубным влиянием этой реликвии. Например, провал морского нападения Бейбарса на Кипр рассматривается как кара за то, что мусульмане в качестве хитрости нанесли знаки креста на флаги кораблей. Как следствие, мусульмане испытывали явную потребность в уничтожении христианских символов, в первую очередь это касалось крестов. Так, например, в одном из мусульманских источников восхваляется Саладин, который разбил крест христиан силой при Хаттине. Есть даже интересная миниатюра в «Хронике» Матвея Парижского, на которой изображен Саладин тянущий крест на себя (ну, а крестоносцы по мере возможности этому сопротивляются).

Роль религии в крестовых походах Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Война, Военная история, Искусство войны, Длиннопост

Стоит заметить, что мусульмане противопоставляли Кресту Коран и эта священная для них книга также подвергалась осквернению со стороны христиан:


«В начале осады они срубили деревья, разрушили множество гробниц, вскрыли могилы мусульман и вытащили гробы, которые употребили как сундуки для своей провизии. Они сняли с мертвых саваны, затем откопали еще сохранившиеся тела, привязали веревки к их ногам и волочили их по земле на глазах у мусульман, одни при этом кричали: „Вот ваш пророк. Магомет!" другие: „Вот ваш Али!" Они также забрали Коран из одной гробницы, расположенной за стенами Алеппо: „Мусульмане, видите, что мы сделаем с вашей книгой?" — восклицали они. Один из них проткнул ее с двух сторон, продел в отверстия веревку и прикрепил ее как наспинный ремень под хвост своего коня. Каждый раз, когда конский навоз падал на Священную книгу, слышались аплодисменты, смех, крики оскорбительной радости. Если им попадался мусульманин, они отрубали ему кисти рук и кастрировали его, а затем отпускали. Мусульмане так же обращались с франкскими пленниками или же просто душили их». (Кемаль-ад-дин)


Заключение


Сейчас взгляд на крестовые походы достаточно академичен и прагматичен. Отчасти это понятно – европейские военачальники, отправляясь в святую землю, преследовали вполне рациональные цели. Грабеж, захват новых территорий – nothing personal, но вот множество рыцарей в их армиях были ведомы религиозным пылом, идеей отвоевать святую землю у мусульман, отомстить за поруганный гроб Господень.


Эта статья писалась, когда запрещенная в России ИГИЛ не существовала даже в проекте, поэтому и религиозные войны того времени смотрелись несколько дико. Со временем, историки и политологи проанализируют социальные, экономические мотивы этой войны и постепенно затрется то, что люди подрывали себя в шахид-мобилях, крича религиозные лозунги.

Показать полностью 3
233

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Сегодня в массовой культуре средневековье имеет довольно большой спрос, но так получилось, что кинематографистами и игроделами более востребованы фэнтезийные сюжеты, с магией, алхимией и мистикой. Всё реже и реже показывают реалистичные сюжеты, позволяющие перенестись в то время с хотя бы относительной достоверностью. В этой серии постов будут собраны такие игры и фильмы.


Погрузимся же в атмосферу рыцарей и замков!



Grand Ages: Medieval

2015. Градостроительный симулятор/4X Стратегия

Разработчик - Gaming Mind Studios (Германия)

Издатель - Kalypso Media

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Интересный эксперимент компании Kalypso Media, изестной своим подходом к созданию оригинальных концептов для стратегий (Tropico, Omerto, Urban Empire). Это смесь Civilization, Anno и Total War, в которой игроку дают возможность построить свою империю, основывая города, воюя и налаживая торговлю.

В основном это и есть описание игры. У вас есть огромная карта, где вы создаёте города и строите в них здания. Всё держится на торговле, в том числе и армия. Не будет денег в казне, вы проиграете. Соответственно и выигрывает тот, кто располагает этими самыми деньгами.

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Присутствует и сюжетная линия, посвященная интригам в Константинополе. Главный герой неожиданно становится главой аристократического рода и теперь вынужден взять бразды правления своими феодами.

Тон игры, что в компании, что в свободной игре, очень неторопливый. Игроку понадобится терпение, чтобы развить города до достаточного уровня и добиться успехов в войне или торговле. Не ждите от неё великих битв и веселья, когда каждые пять минут происходят скриптовые события. Это реалистичный симулятор управления городами и рынком, который, кстати, построен на динамической системе спроса и предложения, когда на стоимость продуктов влияет конкуренция, количество его на рынке и т.д.



Stronghold (Серия)

2001-2014. RTS

Разработчики - Firefly Studios (Великобритания)

Издательство - 2K Games

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Ещё одна серия игр, получившая особенную любовь и культовый статус на постсоветском пространстве, хотя и на Западе её любят, что подтверждает очень успешный путь длинной в 11 лет. Это стратегия в реальном времени, переносящая нас в Англию XI века. На сей раз в управление достается не город, а замок с прилегающими поселениями. Основная цель любой части - защитить своих крестьян и обеспечить их всем необходимым. А защищать придется как от других рыцарей, так и от разбойников.

Военная составляющая, как и в игре выше, отведена здесь на второй план, но и она присутствует. На ней даже завязана сюжетная компания, рассказывающая о вспышке анархии в Англии после захвата короля врагами. Главный герой берется навести порядок в стране, но против него выступают несколько влиятельных аристократов, с которыми и придется воевать.

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Самой успешной частью до сих пор считается первая. Возможно из-за простоты исполнения, когда нет ничего лишнего и всё предельно понятно, а возможно из-за мементичности. Один только советник чего стоит, милорд. Ну и, возможно, из-за дополнения Crusaders, отправляющего игрока на Святую Землю в самый разгар Крестовых Походов. Это дополнение в 2014 году получило самостоятельный сиквел Stronghold Crusaders 2. Сама игра имеет два сиквела, ответвление Stronghold Legends, основанное на мифах и легендах средневековой Англии; онлайн-игру Stronghold Kingdoms. Последний вышел даже на смартфонах.



Assassin's Creed

2007. Action

Разработчик - Ubisoft Montreal (Канада)

Издатель - Ubisoft

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Мало кто помнит, но когда-то серия Assassin's Creed была не конспирологической параноидальной притчей о тайных мировых заговорах, а без пяти минут исторической игрой, где молодой парень изучал воспоминания своего далёкого предка, бывшего когда-то членом ордена ассасинов. Если кто не знает, то во времена крестовых походов действительно существовала боевая исламистская организация, ведущая борьбу с христианами на Святой Земле. И она действительно воевала с орденом тамплиеров, а потом они оба дружно огребли от Саладдина, так как для него это были просто две террористических группировки. А Тамплиеры потом ещё и на родине получили от короля. Даже крепость ассасинов существует и по сей день в реальности.

В первой части мы играем ассасином Альтаиром, под мудрым надзором Аль-Муалима (тоже исторического персонажа). На дворе третий Крестовый Поход, 1191 год, западные завоеватели имеют переменный успех, а наш орден понемногу уничтожает важных людей из вражеской армии. Каждое убийство включает в себя как само убийство, так и подготовку вместе с разведкой. Плюс ко всему этому присутствует и общий сюжет, включающий в себя интриги и заговоры.

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

После выхода оригинала серию повело в сторону криптоистории. На данный момент известно, что, к абсолютно каждому событию в мировой истории причастны тамплиеры или асассины. Первые являют собой антиутопических фашистов, а вторые - идеалистов-коммунистов (Один из спин-оффов даже рассказывает о февральской революции). Если говорить о теме подборки, то в средневековье разворачивается действие Assassin's Creed 2, вместе с продолжениями Brotherhood и Revelations; спин-оффы про Альтаира Altaïr’s Chronicles и Bloodlines; Assassin's Creed Identity, а так же три экранизации - короткометражка Lineage, фильм Кредо Убийцы и мультфильм Кредо Убийцы: Угли. Ах да, одна из глав трилогии Хроник тоже посвящена этой эпохе, но в Китае.



Anno 1404

2009. Экономическая стратегия

Разработчик - Related Designs (Германия)

Издательство - Ubisoft

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Флагман немецкой школы стратегий, наряду с The Settlers. Серия Anno, это градостроительный симулятор, построенный на торговле и развитии общества. Главный герой, это губернатор европейской колонии, получивший во владение некое количество денег, людей и припасов. Начав с маленькой деревни вам предстоит развить свою территорию до могущественного на рынке игрока, с мощным флотом, сильными позициями на рынке и красивыми городами с аристократией и патрициями. А конкретно в 1404 необходимо создать ещё и восточное поселение для получения уникальных товаров.

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Основной геймплей строится на выполнении производственных цепочек. Чтобы в городе появился следующий социальный слой, необходимы товары, а для их выращивания необходимы предприятия, причём даже предприятия работают в цепочке. Например: для пошива одежды нужна ткацкая мастерская, но для неё нужна ткань, которую изготавливают в другой мастерской, а для изготовления ткани нужны плантации конопли. Ну и в таком духе. Так будет осваиваться остров за островом, строиться торговые отношения и расти экономика. Война отодвинута в самый тёмный угол, а атмосфера мирная и идиллическая, благодаря чему время она жрёт просто в промышленных масштабах.



Age of Empires II: The Age of Kings

1999. RTS

Разработчик - Ensemble Studios (США)

Издатель - Microsoft

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Серия Age of Empires в своё время стала родоначальником целого поджанра AoE-шных стратегий (Rise of Nations, Empire Earth, Казаки). Особенностью этой школы стала "эпохальная" сущность игрового процесса, когда обычный, вроде бы, город проходит через целые исторические вехи. Так, в первой части игрок развивал поселение пещерных дикарей до античной сверхдержавы, а теперь античность кончилась и началась эпоха замков и рыцарей. Именно с распада Римской Империи и вплоть до Эпохи Возрождения и придется управлять нацией, хоть и представленной в виде пары поселений (RTS, всё таки).

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Вместе с дополнениями стратегия содержит 31 нацию, в числе которых как привычные сарацины или британцы, так и экзотические бирминцы и гунны. Славяне тоже появились в обновлениях. Так же присутствуют компании за известных персонажей, вроде Жанны Д'Арк или Чингисхана. В магазине сейчас доступна HD версия, прекрасно работающая на современных машинах и содержащая новый контент.



War of the Roses

2012. Action

Разработчик - Fatshark (Швеция)

Издатель - Paradox Interactie

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Мультиплеерный экшен про рыцарей, конкурент серии Chivalry. Если C:MW была CS в средневековье, то это уже COD. Это сессионный онлайн-экшен, действие которого происходит во время войны Алой и Белой Розы, случившейся в Англии в 1455 году и продлившейся 30 лет. Игрок имеет возможность настроить свой класс в ручную, выбрав перки, оружие и броню, примкнуть к одной из сторон и отправиться на поле боя. Здесь можно отметить наличие боевой системы, не сводящейся к закликиванию врагов, а так же присутствие лошадей. Война идёт в рамках классических 4-х режимов (два вида командного боя, захват точек и захват флага). Во время боя неприятелям можно сделать красивое добивание.

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

В 2017 году вышел сиквел - War of the Vikings, переносящий нас на несколько веков назад, во времена завоеваний викингов. Все особенности были сохранены и игрокам она понравилась, но, к сожалению, на данный момент её сервера отключены. Да и первую часть запустить сегодня проблематично. В подборке она скорее как достойная упоминания.



Lionheard: King's Crusade

2010. 4X-Стратегия

Разработчик - NeoCore Games (Венгрия)

Издатель - Paradox Interactive

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Исторический эпос от создателей дилогии стратегий о Короле Артуре. В нём под контроль игрока попадает армия короля Ричарда I, более известного как Львиное Сердце. Это знаменитый полководец эпохи крестовых походов, прославившийся своим противостоянием с Саладином.
Политика и строительство городов, в отличие от Total War, ушла на второй план, а всё внимание сконцентрировалось на битвах, которые представлены в виде целых сюжетных глав, включающих в себя цепочки заданий, сюжетные развилки и т.д. Основаны они на механике Total War, но с особенностями. Например - армия прокачивается как в RPG, а на поле боя можно отыскать священные реликвии, дающие бонусы для солдат.

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Вне поля боя основной задачей будет построение отношений со странами-участницами походов. Поддержка их даёт уникальные бонусы и юниты, или даже подкрепления во время боя.

Пройдя основную компанию можно так же занять пост заклятого друга и лучшего врага Ричарда - вышеупомянутого Салах Ад-Дина, и отвоевать родину обратно.



The Patrician (Серия)

1992 - 2010. Экономический симулятор

Разработчики - Ascaron, Gaming Minds Studios (Германия)

Издатель - Kalypso Media

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Симулятор средневекового бизнесмена, чем-то напоминающий Tycoon City: New-York. Главный герой начинает свою карьеру с мелкого предприятия в Европе. Торгуя и наращивая влияние, ему предстоит покорять всё новые и новые вершины раннего капитализма, открывая новые организации в разных городах.

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Где деньги, там и конкуренция. А где крупные деньги, там ещё и политика. Даже не сомневайтесь, на пути из нищебродов в патриции вы с ней столкнётесь и даже сами попробуете на вкус, смещая со своих постов знатных людей города и садясь на их место. Можно даже и город себе в управление получить.

Ну и как можно построить честный капитализм без подстав и смертей? К вашим услугам пираты и прочие неприятные господа, с которыми вам придется воевать (и самим в их шкуре побывать).

В русском переводе игра так же известна под названием Негоциант 4.



Darklands

1992. RPG

Разработчик - MicroProse (США)

Издатель - MicroProse

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Эта классика определённо заслуживает упоминания в подборке про средневековье, даже несмотря на присутствие некоторых мифических персонажей, в которых верили в те года. И ещё здесь есть такой сказочный элемент, как алхимия.

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Darklands, это классическая RPG, вдохновившая в своё время многих разработчиков. Например, Fallout. Её же влияние легко можно заметить в Mount and Blade, причём с самого начала, когда игра предлагает создать биографию главного героя из готовых кусков, которые повлияют на стартовые характеристики. В открытом мире игрок путешествует по Священной Римской Империи, выполняет квесты, рекрутирует солдат себе в команду в тавернах, и т.д. Всё это влияет на репутацию и известность нашего воина.

Но ещё раз стоит упомянуть, что на заднем плане иногда пролетают таки драконы, а в подземельях можно наткнуться и на гномов. Но их участие сведено к минимуму. В первую очередь, это симулятор средневекового рыцаря, ищущего себе место под солнцем не в самую светлую для человечества эпоху (XV век).



В качестве бонуса

The Sims Medieval

2011. Симулятор жизни

Разработчик - The Sims Studio (США)

Издатель - Electronic Arts

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Серия игр про жизнь смешных человечков всегда имела репутацию женской игры, но в 2011 году вышел смелый эксперимент по переносу этих человечков в антураж средних веков, да ещё и с превращением тамагочи в без пяти минут RPG.

Играть в этот раз придется не каким нибудь рыцарем или королём, а всеми сразу. Персонажей сразу много - от барда до шпиона, и всех их можно заселить в один мир сразу. Типичного для серии рутинного процесса жизни и работы нет, они сведены к минимуму. На этот раз дела интереснее. Наш главный герой, это никто иной, как бог, которого здесь именуют Смотрящим. Он пишет историю своего королевства, которая представлена в виде выполнения квестов. Выбрав интересное событие, игрок может выбрать кто в нём будет участвовать, а затем управление переходит уже к ним и теперь его надо выполнить. Это может быть мелочь, вроде охоты на большого медведя или тренировки рекрутов, а может и война или важные переговоры. По ходу выполнения будут встречаться сюжетные развилки, а при плохих стечениях обстоятельств персонаж может и погибнуть.

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Так, по ходу выполнения заданий и прокачки королевства, жизнь тоже будет идти своим чередом. Персонажи жениться и умирать, королевство расширяться, короли меняться и свергаться.

Стоит отметить полноценную боевую систему, доступную некоторым классам - она построена на изучении и прокачке боевых стилей, а так же на покупке или добыче амуниции. Первые изучаются в бою или на тренировках. У того же рыцаря есть целая казарма с боевыми тренажёрами, а недалеко от деревни есть полигон. Броня и оружие добываются путем покупки у кузнеца или торговца, её может получить герой по сюжету. Ну и при игре за кузнеца можно делать и самому.

Наличествует религия, правда в очень мягком варианте. Есть две псевдо-христианских религии, открывающиеся с постройкой храмов. С ростом влияния население королевства будет принимать одну из них, но инквизицию или крестовые походы не завезли, всё максимально приторно и мимимишно.

Про эту игру стоит сказать, что её могут попробовать те, кто боялся подходить к оригинальным частям из-за предрассудков. Особенно это касается мальчиков.



Первые две части этой подборки:

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1

10 фильмов про нефэнтезийное средневековье, часть 1

А так же две похожих подборки:

Античность в видеоиграх

Викторианская эпоха в игровой индустрии

Показать полностью 19
959

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Сегодня в массовой культуре средневековье имеет довольно большой спрос, но так получилось, что кинематографистами и игроделами более востребованы фэнтезийные сюжеты, с магией, алхимией и мистикой. Всё реже и реже показывают реалистичные сюжеты, позволяющие перенестись в то время с хотя бы относительной достоверностью. В этой серии постов будут собраны такие игры и фильмы.


Погрузимся же в атмосферу рыцарей и замков!



Mount & Blade

2008. Action-RPG

Разработчик - TaleWords (Турция)

Издатель - Paradox Interactive

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Эта игра в своё время стала известна как раз в основном за счёт сеттинга - вымышленный мир, собирающий в себе основные черты средневековой Европы середины XIII века (1257 год), но не имеющий магии и орков с эльфами. Главный герой, попадая в него, не имел никаких сюжетных ограничений и тропинок. Начиная с самого дна, нищим оборванцем с палкой и камнями вместо оружия, игрок мог вести его как по пути благородного рыцаря, так и тропой бандита. Или охотника за головами, а можно и торговцем. А ещё есть придворные интриги со свержениями королей и гражданскими войнами. В конце концов, если проявить упорность и терпение, можно сесть на трон своего собственного королевства, раздать землю верному окружению и объединить Кальрадию под единым флагом.

Благодаря разнообразию фракций, можно закосплеить золотую орду, встав на сторону Хегритов; или Крестовые Походы, отправившись резать сарацинов саринидов в пустынях востока. Присутствуют ещё викинги, а есть и местная версия славян - вегиры, или немцы с французами - свады и родоки. У всех своя архитектура и набор юнитов, уникальный и сбалансированный.

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Нельзя отдельно не отметить несколько модов и дополнений:

Viking Conquest - Официальное дополнение, переносящее действие в Британию тёмных веков, когда Римская империя умерла, а христианство ещё не вернулось. Местное население ушло в язычество и вернулось почти к первобытному образу жизни, утонуло в междоусобицах, а из Скандинавии приплыли викинги. И вот в таких условиях игроку предстоит добиваться славы и места в истории.

Особенностью этого мода является наличие полноценной сюжетной компании и высокая сложность. И морские сражения.

Anno Domini 1257 - Мод, переносящий действие из Кальрадии в исторического вдохновителя - Европу середины XIII века. Карта стала действительно огромной, а разнообразие путей игры ещё больше. Например, стало возможно вступить в Тевтонский Орден, примкнуть к крестоносцам, или войти в состав армии самого Папы.

Mount & Blade 2: Bannerlord - Ожидаемый сиквел, который перенесёт действие из высокого средневековья в тёмные века Кальрадии, после распада Кальрадийской империи на западную и восточную, и несколько независимых стран. Обещают добавить много новых механик, вроде деления городов на районы; городскую преступность; систему детей и наследников; расширенную систему осад замков. Ждём в 2019 году и верим, что её не перенесут в очередной раз.



Life is Feudal (Серия)

2015 - 2018. MMORPG

Разработчики - Bitbox Ltd. (Россия)

Издатель - Xsolla Inc. и Bitbox Ltd.

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Серия видеоигр, действие которых происходит на вымышленном материке Абелле, в тёмные века, после распада Вульпийской империи, которая многие века доминировала в этом мире. Теперь жизнь здесь стала как никогда сложной и игроку предстоит выживать в нём. В отличии от игры выше, здесь возможности карьеры не ограничиваются войнами и грабежами. Можно заняться ремеслом, построить небольшой дом или ферму, выращивать там еду. Хотя можно и здесь заниматься смертоубийством, благо боевая система похожа на M&B.

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Серия состоит из двух основных игр - Your Own и MMO. На сегодняшний день актуальной считается вторая, так как в ней нет ничего, чего не было бы в первой, зато есть углубленная система кланов, гильдий, войн и классов, а так же увеличенное число игроков на сервере (в первой части оно ограничивалось 64). Игроки, собравшись вместе, могут дорасти даже до полноценного государства, каждый гражданин которого будет живым человеком. Государство с личной армией и ремесленными гильдиями.

В 2016 году серия получила спин-офф Forest Village, в котором управлять предстоит уже целой деревней, причём в том же мире и тоже онлайн. Журналистами она считается усложнённой версией Banished.



Medieval II: Total War

2006. 4X-Стратегия

Разработчики - Creative Assemble (Британия)

Издатель - Sega

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Культовая, особенно на постсоветском пространстве, историческая стратегия, посвященная периоду от начала высокого средневековья (XI век) до самого начала нового времени (XVI век). Играть придется правителем одной из стран. Именно правителем, так как члены правящей династии рождаются, живут и умирают, как и обычные люди (обычные, 200-летние люди).

Механика игры построена на том, что она воссоздаёт основные события эпохи, но даёт игроку возможность влиять на ход истории. То есть, даже если игрок будет переписывать историю (например, объединять всю Европу под флагом великой Римской Империи Германской Нации, как делал автор правки), ему всё равно придется столкнуться с нашествием Монголов и Темуридов, с крестовыми походами и бубонной чумой. Знающий историю игрок будет готов к этому (хотя бы морально), а вот не ознакомленный с основными событиями средневековья получит ОЧЕНЬ много головной боли даже на лёгком уровне.

Наверное нет особой нужды рассказывать о игровом процессе серии, но всё же. Здесь надо управлять страной, заключать династические браки, строить здания, связи с церковью и искать любви населения. В противном случае можно стать объектом крестового похода или обнаружить массовый бунт в стране. А ещё в этой части можно жечь ведьм на кострах.

На поле битвы имеется эталонный по сей день тактический боевой режим, где армия из тысяч юнитов режет злобного врага. Даже по сегодняшним меркам эпично, красиво и атмосферно. Даже пафосную речь перед битвой написали и озвучили.

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

В серии есть ещё несколько игр в средневековом сеттинге:

Medieval: Total War - Предшественник этой игры. В целом отличается только более примитивным техническим исполнением.

Total War Saga: Thrones of Britania - Снова тёмные века и снова Британские острова.

Total War Battles: Kingdom - Более компактная версия Medieval, с акцентом на городах и развитии страны.



Chivalry (серия)

2007 - 2012

Разработчик - Torn Banner Studios (Канада)

Издатель - Torn Banner Studios

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Серия игр, начавшаяся с мода для Counter-Strike, которую можно описать именно как Counter-Strike: Medieval.

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Сеттингом для серии служит гражданская война в вымышленном королевстве Агата, где ведут борьбу рыцарские ордены Агаты и Мейсона.

В отличии от CS, в Chivalry присутствует вполне логичное деление на классы. Всего их четыре - один вид лучника и три вида пехоты (разведчик, танк и середнячок). Набор карт разнообразен и цели на них отличаются - от захвата точек до осады замка. Используется динамическая система сюжета, при которой победа одной из сторон влияет на обстановку в следующей карте.

Ну и ещё стоит отметить прокачку - используя один класс оружия, вы будете открывать новые его образцы. Ещё одно отличие от вдохновителя Valve, где оно покупалось за деньги.



The First Templar

2011. Action

Разработчик - Haemimont Games (Болгария)

Издатель - Kalypso Media

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Приключенческий экшен, рассказывающий о конфликте ордена Тамплиеров с королём Филиппом IV и папой Клементом V. Главный герой, Селиан д’Аристид, рыцарь ордена, выступает против государства и отправляется в поход за Святым Граалем, а компанию ему возглавляет родной брат Роланд и английская принцесса Мари, приговорённая инквизицией к смерти.

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

В своё время игру восприняли как ответ серии Assassin's Creed, но на деле это оказался слешер с элементами платформера, да ещё и кооперативный. Главные герои, путешествуя по Европе и Святой Земле, выкашивают тысячи врагов, попутно проходя головоломки и ловушки. А всё ради поиска заветной чаши. Сюжет отведён на второй план, да и на историческую достоверность он не претендует, но, несмотря на это, игра весёлая и красивая.



Kingdom Come: Deliverance

2018. RPG

Разработчик - Warhorse Studios (Чехия)

Издатель - Deep Silver

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Недавняя RPG в историческом сеттинге средневековой Богемии и Священной Римской Империи. Главный герой, Инджрих, обычный деревенский колхозник, неожиданно для себя попадает в центр игр престолов между детьми Карла IV. Так игроку предстоит подняться с самых низов феодальной Европы до аристократии.

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Сделать это вообще ни разу не просто, так как главный герой в начале игры не умеет вообще ничего, даже читать. А вот есть и пить он умеет ещё как, из-за чего обычная RPG отчасти становится даже немного симулятором выживания.

Но, так или иначе, игроков она затягивает очень даже неслабо. Так как, кроме интересной боевой системы и проработанного социального элемента, здесь присутствует ещё и один из самых красивых (с точки зрения дизайна) открытых миров на сегодняшний день. Любую деревню можно смело ставить на заставку рабочего стола, даже несмотря на не самую технологичную графику.



The Guild (Серия)

2002 - 2006. Симулятор жизни

Разработчик - 4HEAD Studios (Германия)

Издатель - JoWooD Productions

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

В 2011 году вышла The Sims Medieval, которую многие посчитали интересным экспериментом по созданию симулятора жизни в средневековье. Игроки думали, что это новая идея, забыв, что ещё в 2002 году немцы выпустили игру Europa 1400: The Guild, в которой игрока отправляли жить в Европу эпохи возрождения. А в 2006 году вышло продолжение - The Guild 2.

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Основа игры написана в названии - гильдии. Игрок, выбрав ремесло по душе, будет целится попасть в одну из городских гильдий. Для этого он должен учиться и развиваться, попутно добывая еду, ухаживая за домом и вообще ведя социальную жизнь.

Присутствует динамическая система экономии, при которой на цены товара влияет множество факторов, таких, как спрос, конкуренция, количество его на рынке и т.д.

Кроме торговой доступна политическая и преступная карьера. Во второй части даже появилась боевая система.

Ещё стоит помнить, что управлять здесь придется династией, а не одним персонажем. Каждый её член живёт и умирает, а на его место приходят новые. Они должны учиться, обзаводиться своими семьями, ну и, конечно, наследовать семейное дело. При плохой игре династия, вместе с делом, может загнуться.



Crusader Kings (Серия)

2004 - 2012. 4Х-Стратегия

Разработчик - Paradox Interactive (Германия)

Издатель - Paradox Interactive

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Игры от Paradox можно считать полноценным жанром. В центре события всегда стоит определённая эпоха и на игрока вываливают сразу миллиард механик, даже не пытаясь объяснить что с ними делать. И, несмотря на это, игрокам это дико нравится, из-за чего отдельные их игры становятся культовыми и народными, а хардкорность возводят в главный плюс. Одной из таких и стала Crusader Kings, в которой акцент сделан на феодальном строе тогдашнего общества.

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

А значит это то, что ваша страна представляет собой не условную Францию или Россию, а набор династий и аристократии, которая каждая имеет свои интересы, взгляды и отношения друг с другом. Поэтому приходится балансировать между ублажением каждой из них, чтобы они не нашли соседнего короля более приятным, чем вас. Соответственно и армия становится не просто кучкой подконтрольных юнитов, а собственностью вашего вассала или ордена.

Всё это, естественно, благодатная почва для придворных интриг, государственных и гражданских войн, щедро удобряемая наёмными убийствами, инцестами и прочими хобби европейской аристократии того времени.

Если вам не жалко потратить чуть-чуть свободного времени (чуть-чуть в масштабах всей жизни), то игра специально для вас. Она позволяет очень хорошо ощутить как один человек может изменить всю историю. Куда лучше, чем Total War, или Civilization.



Knights of Honor

2004. RTS

Разработчик - Black Sea Studios (Болгария)

Издатель - Sunflowers Interactive

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Масштабная историческая стратегия во всё той же средневековой Европе, во многом схожая с Total War, но имеющая достаточно самобытности, чтобы не считаться её клоном. В своё время даже была конкурентом серии и до сих пор имеет мощное фанатское сообщество.

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Главной особенностью игры является жанр - RTS. Не только на боевой карте, но и на глобальной. Никаких больше ходов, всё в реальном времени. При этом, развитие городов, династии и политика остаются на месте. Успевайте всё это.

Есть важный ресурс - религия. Всего их 4 - ислам, католицизм, православие и язычество. По ходу игры можно менять официальную религию страны. Официальная религия представлена набожностью - чем её значение выше, тем больше населения провинций и покорённых территорий обратятся в неё. Ну и естественно нельзя забывать про Ватикан, который влияет на весь католический мир и может объявить крестовый поход против неверных стран.

Ещё один ресурс - образование, которое тратится на обучение придворных.

Сами придворные, это важные персонажи, некоторых из которых мы уже видели в Total War (Священник, шпион, торговец), но есть и уникальные, такие как зодчие или мажордомы. Все они являются рыцарями и имеют титулы. Так, если их захватят в плен враги, то они не побегут рубить им головы, а будут требовать выкупа или выполнения условий. Аристократия, как-никак.

Ну и ещё одна важная особенность - количество стран. В отличие от дюжины государств в Total War, здесь их количество переваливает за сотню. Они возникают и исчезают как и было на самом деле. Это тоже зависит от вас.



В качестве бонуса:
Reigns

2016. Карточная игра

Разработчик - Nerial (Британия)

Издатель - Devolver Digital

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Эта игра стоит особняком от остальных, так как имеет в себе элементы мистики и фентези, представленные в виде магии и призраков. Но в основе всё же лежит управление страной и королевским двором.

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1 Средневековье, Подборка, Видеоигра, Mount and Blade, Total War, Рыцарь, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Это карточная игра, в которой у игрока есть показателя - духовенство, народ, армия и казна. И есть колода карт с ситуациями. Каждая ситуация имеет 2 варианта решения, которые дают плюс или минус к одному или нескольким показателям. Например - горожане просят построить школу. Если вы согласитесь, то будет минус для казны и церкви, но плюс для народа. А отказ даст минус для народа. Если один из показателей дойдёт до 0 или 100 (кроме казны, ей можно до 100), то король умирает соответствующим способом (например, если церковь упадёт до 0, то короля объявят еретиком и казнят, а если армия дойдёт до 100, то она вас просто свергнет). Так необходимо держаться как можно дольше. Один шаг - один год.

Каждый король получает прозвище, соответствующее правлению и сохраняется в мемориале проклятых королей. По ходу игры их наберется много.

Ну и всё это в весёлом юмористическом стиле, с массой пародий и отсылок.

Существуют 2 дополнения - Her Magesty, посвященное проклятым королевам, и Game of Thrones, отправляющее игрока в суровый мир Семи Королевств. А так же существует серия Lapse, первая часть которой посвящена будущему человечества, а вторая - далёкому прошлому (Древнему Египту).




Если вам понравился пост, то можете оценить ещё мои предыдущие подборки на подобные темы:

10 фильмов про нефентезийное средневековье, часть 1

Античность в видеоиграх

Викторианская эпоха в игровой индустрии

Показать полностью 19
208

"Франкский демон". Рено де Шатильон. 2 часть.

1 часть жизнеописания Рено де Шатильона


Мы остановились на том, что в 1161 году (в возрасте 37 лет) Рено де Шатильон с отрядом с 120 всадников и 500 пехотинцев попадает в окружение многочисленных и мобильных войск мусульман. Не бросив своих пехотинцев и не бежав, Рено участвуя в бою, сражался до конца, но был захвачен живым.

"Франкский демон". Рено де Шатильон. 2 часть. Лига историков, Средневековье, Рено де Шатильон, Франкский демон, Ближний Восток, Крестовый поход, Длиннопост

В плену Шатильон провел долгие 16 лет. Его победители, зная о том, что это князь-регент одного из крупнейших государств крестоносцев, и зная о его храбрости и компетентности в воинском искусстве, запросили чудовищный выкуп за его свободу – на что и он сам, и аристократия княжества ответили отказом. Никто из его бывших союзников, включая его собственную жену, не пошевелили пальцем, чтобы выпустить его на свободу и внести выкуп. По словам хрониста «на всем Востоке пронесся глубокий вздох облегчения».


За время, проведённое в заточении, в сирийском Алеппо, князь Рено выучил арабский язык, изучил Коран и Сунну, и хорошо узнал традиции и обычаи мусульман. Однако это вовсе не привело ни к его переходу в ислам (на чём настаивали его тюремщики, даже предлагая ему в этом случае крупное феодальное владение), ни добавило симпатий к этой религии. В 1176 году, Нуррадина уже не было в живых, а за престол боролось несколько его генералов. Часть из них в поддержку искала союза с крестоносцами, поэтому многие богатые франкские пленники были выпущены на свободу. Последнего отпустили Рено де Шатильона.

"Франкский демон". Рено де Шатильон. 2 часть. Лига историков, Средневековье, Рено де Шатильон, Франкский демон, Ближний Восток, Крестовый поход, Длиннопост

Цитадель Алеппо, расположенная в центре г. Алеппо на севере Сирии. Самые старые укрепления на месте современной крепости были построены первым правителем Алеппо из династии Хамданидов по имени Сайф-аль-Даула (Sayf al-Dawla). Строительство заняло 13 лет и длилось с 944 по 957 гг. н. э.


Сумму выкупа снизили – с 300 000 золотых динаров до 120 000. Все равно это была фантастическая сумма. Эта сумма, была собрана из различных источников, но основную часть внёс король Иерусалима Балдуин IV.


Возвращаться в Антиохию уже не было смысла. Констанция умерла много лет назад, на престоле княжил Бодуэн, старший сын, тогда как младший, тоже Бодуэн, которого некоторые историки считают родным сыном Рено в этом же году погибает в битве в рядах византийской армии. Шансов вернуть Антиохию не было даже в мечтах. Поэтому Шатильон направил коня в Иерусалим, к королю Балдуину IV. Балдуин решил направить его как можно дальше от Иерусалимского королевства. Под руку подвернулся удачный вариант брака с представительницей богатого и влиятельного рода де Мильи – Этьенной (или Стефанией), которая уже пару лет ходила в вдовах. Ну каков пассаж! Рене выступает прям таким ближневосточным сердцеедом, тем более, что вопрос надела(фьефа) на мизерном Ближнем Востоке был очень болезненным. В очереди за наделами в середине 13-го века стояли около 100 рыцарей (получавших жалованье от короля при дворе). Так что получить себе в фьеф Трансиорданию - нечто большее, чем просто очаровать очередную принцессу...

"Франкский демон". Рено де Шатильон. 2 часть. Лига историков, Средневековье, Рено де Шатильон, Франкский демон, Ближний Восток, Крестовый поход, Длиннопост

Сеньория Трансиордании с неприступными крепостями Крак де Моаб и Монреаль была самой большой сеньорией королевства. Лучшего просто нельзя было придумать. Свадьбу сыграли скромненько без лишнего шума и теперь, получив власть и богатства, Рено де Шатильон раскрутился на полную катушку...

"Франкский демон". Рено де Шатильон. 2 часть. Лига историков, Средневековье, Рено де Шатильон, Франкский демон, Ближний Восток, Крестовый поход, Длиннопост

Руины замка крестоносцев Krak-de-Moab, «Твердыня моавитян», у арабов - Аль-Керак; находится в настоящее время на территории Иордании, у деревни Кхаракка


Пока Рено, по уже накатанному сценарию скромно пребывал в своем замке Карак и расширял связи, Саладин – курдский полководец поставил себе целью объединить мусульманский Восток под одной крышей и вернуть мусульманам Иерусалим. Саладин решил нападать на франков с юга и довольно быстро и практически беспрепятственно добрался до Монджисара, сеньории баронов де Ибелинов. Имея под рукой многочисленную армию, Саладин практически не сомневался в своей победе, но тут сыграла военная тактика крестоносцев, во главе которых, кстати, рядом с королем был и наш Рено. Небольшая горстка рыцарей 25 ноября 1177 года и несколько сотен пехотинцев просто обратили в бегство тысячи сарацинов. Победа была настолько неожиданной и быстрой, что надолго окрылила крестоносцев, и эта уверенность в быстрой победе в дальнейшем сослужила плохую службу стране.

"Франкский демон". Рено де Шатильон. 2 часть. Лига историков, Средневековье, Рено де Шатильон, Франкский демон, Ближний Восток, Крестовый поход, Длиннопост

В фильме Ридли Скотта "Царство небесное" роль Балиана II Ибелина сыграл Орландо Блум. Реальный Ибелин был намного старше киношного.

После удачных и не очень боев (крестоносцы проиграли войску Саладина в битве при Бейт Шеане) Рено возвращается в свой удел. Он не умел заниматься хозяйством, а мимо проходили притягательные, нагруженные всяческим добром, караваны из Дамаска в Каир. И Рено решает «тряхнуть стариной» или другими словами, взяться за старое и зарабатывать на жизнь разбоем. Торговый путь из Дамаска в Каир становиться очень опасным, при этом, «мелкие» по мнению Шатильона, грабежи не удовлетворяли его желаний. И он решил играть по крупному. Нажитая за 16 лет плена ненависть к сарацинам всех мастей приводит его к совершенно немыслимой идее. Он решает захватить Мекку и Медину – святыни мусульманского мира, и конечно же, не хило обогатиться. Мекка духовное сердце ислама. И, если бы Аллах допустил осквернение ее неверными, а тем более, уничтожение там такой святыни, как Черный Камень, то привело бы это не к всеобщему объединению мусульман, а к тотальной гражданской войне и мусульманский мир в этой ситуации, скорее всего, деградировал бы в ораву полудиких кочевых племен. Тем не менее идея упала на плодородную почву и, решив сменить тактику, Рено собирает лучших в стране плотников и морских дел мастеров, чтобы построить в Кераке 5 галер. Осенью 1182 года, корабли были построены и опробованы в водах Мертвого Моря. Затем их разобрали, поместили на верблюдов и караван тронулся в сторону Красного Моря.

"Франкский демон". Рено де Шатильон. 2 часть. Лига историков, Средневековье, Рено де Шатильон, Франкский демон, Ближний Восток, Крестовый поход, Длиннопост

Пиратская флотилия Рено должно быть состояла из одномачтовых судов подобного типа, галер или византийских дромонов, то есть таких, технология строительства которых была известна на раннесредневековом Ближнем Востоке,тем более сирийцам, потомкам финикийцев - известных мореходов и кораблестроителей древности. 


Первой его целью было отбить у сарацин крепость Эйлат, уже 13 лет как отнятую у Трансиорданской сеньории задолго то того, как Рено стал ее князем. В то время сарацины находились не в самой крепости в Эйлате , а на фараонском острове у берегов Акабы. 2 из 5 кораблей просто и без боя осадили остров и всех, кто там находился. Убегать соответственно было некуда, еды и питья пока хватало, поэтому, пока галеры Шатильона оставались у крепости ждать голодной смерти осажденных, остальные поплыли на Юг, к волшебной стране Хиджаз (ныне Саудовская Аравия). Конечно же, невозможно было вот так просто плыть без попутного грабежа и разбоя местных кораблей с паломниками на борту. Арабы были просто в ужасе. Они в жизни не видели франков, да и посмотреть толком не могли, так как их перебивали как кроликов шатильонские головорезы. 4 месяца Рено пиратствовал по Красному Морю, собирая необходимую информацию о проходах к Медине и Мекке и обогащая свои трюма золотом, благовониями, шелком и пряностями. Он сумел договориться с местными бедуинами, которые обещали привести его к Мекке, если тот поделится с ними частью награбленного у паломников. Однако, в дне пути от Медины, шатильонцы были окружены армией брата Саладина, Малика Аль Адила. Их «соратники» бедуины, чуя неладное, моментально перешли на сторону братьев арабов и обнажили клинки. Бедуины не меняются тысячелетиями.

"Франкский демон". Рено де Шатильон. 2 часть. Лига историков, Средневековье, Рено де Шатильон, Франкский демон, Ближний Восток, Крестовый поход, Длиннопост

Во время одной из осад в замке проходила свадьба сестры короля – Изабеллы и пасынка Рено – Онфруа IV Торонского. По просьбе матери жениха, Саладин велел не целиться на башню в которой молодые проводили брачную ночь (или венчание по другой версии), а за это ему принесли напитки и еду со свадебного стола. Король Балдуин IV умер вскорости. На его месте оказался малолетний Балдуин V а регентом был назначен наш Рено. Уж мало похоже, что регентом королевства Иерусалимского будет жестокий и глупый человек, хотя всякое случается...Но мальчик прожив всего несколько лет – умирает. Его мать, принцесса Сибилла, которая была замужем за Ги де Лузиньяном – эдаким Бредом Питом христианского Востока. О его красоте восторженно писали даже враги-мусульмане. Но были ли мозги...Их не было. Он мог драться, но не умел управлять страной и ничего не понимал в политике. Ги стал новым королем. Однако Рено и его партия «местных» (родившихся в Палестине) короновали Онфруа IV Торонского, пасынка Рено и мужа младшей сестры Сибилла – Изабеллы. Местные хотели революции, но ее не получилось. Онфруа оказался еще бесхребетнее Ги, он сбежал из лагеря «местных» и принес оммаж (присяга верности) Сибилле и ее мужу. Еще по просьбе короля Балдуина IV, ради мира с сарацинами, Рено поклялся успокоиться и не трогать проходящие в его владениях торговые караваны. И он держался целых три года.

"Франкский демон". Рено де Шатильон. 2 часть. Лига историков, Средневековье, Рено де Шатильон, Франкский демон, Ближний Восток, Крестовый поход, Длиннопост

И лишь где-то в начале 1187 года, умирая от бездействия и бытовой скуки Рено не не мог не напасть не проходящий мимо огромный караван, двигавшийся в Египет, с богатейшими дарами и родной сестрой самого Саладина на борту. Выручка от набега составила более 200,000 золотых монет и самой сестры. По одной версии, Рено изнасиловал ее и убил, по другой –продал в рабство, по третьей – лишь тронул пальцем, что уже рассматривалось мусульманами как осквернение чести. Не важно, какой из вариантов нам больше всего по душе – вывод был один – Саладин объявил Рено де Шатильону джихад. И в эту вторую попытку Рено де Шатильон совершил немыслимый бросок в восемьсот километров через пустыню до Хиджаза, сжег города Табук и Тайму. До Медины оставалась совсем немного и Саладин отчаянно входит на территорию Керака и Монреаля, что заставило Рено де Шатильона отложить задуманное на более поздний срок. Особенно не унывая, на обратном пути, Рено де Шатильон захватил богатейший священный караван, который, выйдя из Дамаска, направлялся в Мекку. Этот пустячок принес ему двести тысяч золотых византийских монет серьезным осложнением отношений с королем, подписавшим мир с Саладином. Король Ги не смог спасти ситуацию. Знаменитая фраза Рено «я – хозяин в своей земле, как король – в своей» - четко показывает отношение Рено к международной политике, а главное, к своему королю и его желаниям.

"Франкский демон". Рено де Шатильон. 2 часть. Лига историков, Средневековье, Рено де Шатильон, Франкский демон, Ближний Восток, Крестовый поход, Длиннопост

Руины замка крестоносцев Krak-de-Mont-Real, «Твердыня на Королевской горе», у арабов Аш-Шаубак, расположены в 50 км. к юго-востоку от Мёртвого моря. В настоящее время находятся на территории Иордании.


Салахадин вторгся в Иерусалимское королевство 1 мая 1187 года и захватил Тверию со всеми жителями и семьей графа Раймунда Триполийского (Тиберийского тоже). Армия крестоносцев собралась летом 2 июля 1187 года у озер Ципори, чтобы обсудить план действий. Там собрался весь цвет латинского крестового общества –магистры тамплиеров и госпитальеров, и графья  бароны со всей страны (например, Ибелины), Рено де Шатильон конечно же, и сам Раймунд Триполийский и другие. Предложение Раймунда было тактически правильным и его поддержала мудрая половина баронов. Он предлагал отодвинуть всю армию к Акко и заставить Саладина двинуться через пустынные и безводные тропы Изрееля. С запасами воды и оружия, хорошим тылом и морской поддержкой – христиане могли без проблем победить гордого султана. Король согласился с таким решением. Однако ночью, в палатку короля зашел магистр тамплиеров Жерар де Видфор, у которого чесались руки намылить чалмы сарацинских вояк и он переубеждает короля и меняет решение: Армия выступает в Тверию немедленно. Это была самая роковая ошибка Ги.

"Франкский демон". Рено де Шатильон. 2 часть. Лига историков, Средневековье, Рено де Шатильон, Франкский демон, Ближний Восток, Крестовый поход, Длиннопост

4 июля во всех хрониках описывается, как удивительно жаркий день. Запасы воды быстро убывали, пехота начинала просто падать и умирать на месте. Закованных в железо рыцарей тоже не обошла смертельная участь. Сильные ожоги, обезвоживание, удивительно, как они вообще начали сражаться с мусульманами, которые пошли в атаку у Карней Хитин, недалеко от Тверии. Рыцари просто попали в ловушку между двух холмов Хатина, где сверху на них обрушился дождь стрел и копий. Кучке крестоносцев во главе с Раймундом Триполийским и Балианом Ибелином удалось избежать бойни. Саладин велел своим воинам не нападать на них в надежде, что те умрут сами, так и не добравшись до источников воды, заблаговременно отравленных. Но они все таки спаслись. Остальных через несколько часов упорной битвы в буквальном смысле до последнего вздоха – взяли в плен.

"Франкский демон". Рено де Шатильон. 2 часть. Лига историков, Средневековье, Рено де Шатильон, Франкский демон, Ближний Восток, Крестовый поход, Длиннопост

Среди прочих были и магистр тамплиеров Жерар де Видфор, король Ги де Лузиньян и наш Рено де Шатильон. Такой удачи Саладин явно не ожидал. Он выразил свое восхищение тем фактом, что в его руках оказались такие знатные лица. А вот Рено по своим обещаниям он должен был убить собственной рукой, только повод сразу не находился (странно, не правда ли? А как же сестра?). Есть несколько версий повода для убийства Рено. По одной версии, Рено отказался принять ислам и тогда Саладин убил его. По второй версии, Саладин поинтересовался у Рено, что бы тот сделал, если бы сам султан оказался его пленником. На что Рено спокойно ответил, что он отрубил бы ему голову. Что и было сделано с ним самим. По третьей версии, король Ги, которому дали чашу с щербетом, передал ее Рено, Саладин разгневался так, как не собирался поить своего заклятого врага и моментально замахнулся мечом по его шее. Как бы там ни было, де Шатильону отрубили голову. И он погиб не моргнув глазом и не раскаявшись в содеянном. По курдскому обычаю, Саладин провел пальцем кровяную полосу на лбу Рено в знак свершившейся мести (видимо, все таки за сестру). По исламским хроникам, голову Рено де Шатильона еще долги возили по большим мусульманским городам Востока, а потому выставили на главной площади Дамаска, в назидание тем, кто осмелится подняться против султана и в знак его полной победы над христианством. Кстати говоря, в Дамаске действительно стоит памятник Саладину, где с обратной стороны изображены Ги де Лузиньян и Рено де Шатильон, как побежденные исламом. На этом закончилась увлекательная и полная экстремальных событий жизнь «франкского демона».

"Франкский демон". Рено де Шатильон. 2 часть. Лига историков, Средневековье, Рено де Шатильон, Франкский демон, Ближний Восток, Крестовый поход, Длиннопост

Однако емо имя не умерло вместе с ним. Его дочь, Агнесса де Шатильон (от брака с Констанцией Антиохийской) стала королевой Венгрии, а еще одна дочь Алиса стала женой знатного барона Аззо V де Эста. Складывается ощущение, что всю свою жизнь и особенно в последние моменты ее Рено де Шатильон сам искаль смерти, и уж точно не легкой жизни. Возможно, он специально спровоцировал Салахаддина, возможно, не хотел снова оказываться у разбитого корыта в 57 лет, возможно, хотел остаться в памяти молодежи мучеником за веру, сейчас трудно об этом сказать. Ясно одно, что этот человек прожил удивительно незаурядную жизнь.

источники: https://ru.wikipedia.org/wiki/Рено_де_Шатильон

https://topwar.ru/96324-boevye-operacii-reno-de-shatilona-ch...

http://www.tourblogger.ru/node/82693

https://ru.wikipedia.org/wiki/Алеппо_(крепость)

http://wiki-org.ru/wiki/Галера

Показать полностью 11
218

"Франкский демон". Рено де Шатильон.

"Добыв удачу на войне,

Легко посвататься к княжне,

К княгине вдовствующей- Ох!

Жених со всех сторон не плох:

Красив, отважен и силён

Барон Рене де Шатильон." Игорь Шахрияр.

"Франкский демон". Рено де Шатильон. Лига историков, Рено де Шатильон, Крестоносцы, Ближний Восток, Средневековье, Длиннопост

Мусульманские историки называют графа Рено де Шатильона вероломным разбойником, авантюристом и безжалостным убийцей. Все таки до сих пор - это единственный в мире наглец, которому не хватило всего одного дня, чтобы разрушить весь мусульманский мир.


Эта история началась в далекой Франции, а точнее в графстве Шампань в начале, XII века в замке Шатильон сю Мэр или Шатильон на Луане в славном семействе де Шатильон. Эта фамилия дало миру двух легендарных людей: папу Урбана II (он же Отто де Шатильон), который поднял всю Европу на Первый Крестовый Поход во "спасение" Иерусалима от сарацин, и Рено де Шатильона – "поп-звезду" Второго Крестового Похода и по общепринятому мнению, виновника падения Первого Иерусалимского королевства.

"Франкский демон". Рено де Шатильон. Лига историков, Рено де Шатильон, Крестоносцы, Ближний Восток, Средневековье, Длиннопост

Современный вид города Шатильон-сюр-Марн, места родового замка Шатильонов. На холме статуя папе Урбану II, урожденному Отто де Шатильону.

"Франкский демон". Рено де Шатильон. Лига историков, Рено де Шатильон, Крестоносцы, Ближний Восток, Средневековье, Длиннопост

Герб дома Шатильон. Название дома происходит от шампанского графства, центром которого был город Шатильон-сюр-Марн.

Но давайте все по порядку. Рено был младшим, вторым сыном в семье "дворян-середнячков" лорда Генри де Шатильона. Несмотря, на относительную бедность, в семье уважали образование и Рено учился всем необходимым для рыцаря наукам :верховой езде, фехтованию и даже грамоте. Однако, перспектив на богатую и счастливую жизнь в то смутное время, у Рено практически не было.  Будучи младшеньким, наследство ему не светило даже в виде коровника. В семье не хватало денег даже на базовое обмундирование и в поисках лучшей судьбы (а конкретно, быстрого обогащения), Рено де Шатильон присоединился к армии Луи VII во Второй Крестовый поход.

"Франкский демон". Рено де Шатильон. Лига историков, Рено де Шатильон, Крестоносцы, Ближний Восток, Средневековье, Длиннопост

В походе Рено зарекомендовал себя как доблестный и бесстрашный вояка. Он был в числе тех немногих, кто сумел добраться до Святой Земли. Чтобы понять, что такое средневековый рыцарь, в первую очередь, надо взять в расчет, что в тем времена количество брони прямо пропорционально влияло на выживаемость в бою. Иногда рыцари (этот же Ричард Львиное Сердце) выходили из боя, как ежи, утыканные обломками стрел. Но полное вооружение весило 30-35 кг и маневрировать такой массой было крайне затруднительно и поэтому конь был самой критичной и дорогой частью экипировки рыцаря. На всякий случай боевых коней должно было быть два, использовали которых только во время сражения. Перемещались между сражениями и городами на еще двух обычных конях. Так как и копье - самое страшное оружие рыцаря и конь могли пострадать в лобовой атаке (одним ударом рыцарь выносил из пехоты до 8 бойцов!), каждому рыцарю полагались как минимум 2 оруженосца, которые тоже имели или по коню или мулу. Весь этот маленький отряд перевозил свое снаряжение, еду и прочие удобства на повозках, так что, экипированный рыцарь на самом деле представлял собой целый отряд, который нужно было кормить и содержать.

"Франкский демон". Рено де Шатильон. Лига историков, Рено де Шатильон, Крестоносцы, Ближний Восток, Средневековье, Длиннопост

Оказавшись в Антиохии в 1147 году, Рено осел на службе у князя Антиохийского Раймунда де Пуатье. Князю понравился этот высокий, спортивно сложенный юноша, к тому же желания «надрать мусульманские задницы» у Рено было хоть отбавляй и в некоторых источниках говорится о том, что он участвовал в печально известной битве при Алеппо, в которой погиб Раймунд де Пуатье, оставив в Антиохии жену с 4 детьми. Мусульманские источники даже говорят о том, что Рено был захвачен в плен, но сбежал и снова обьявился в Антиохии. К тому времени, родственники Констанции Антиохийской подыскивали ей новую пару (считалось, что женщина не может быть у власти). Со всего христианского мира в Антиохию сьезжались принцы, князья и именитые бароны. Но княгиня всем отказывала наотрез. Один из женихов, по словам хрониста, даже постригся в монахи после ее отказа. Рено решил «ковать железо пока горячо» и на удивление всех высокопоставленных лиц, очаровал княгиню. За словом в карман Рено не лез никогда и княгиня без памяти влюбилась в этого большого весельчака. Будучи родственницей иерусалимского короля Балдуина III и вассалом византийского императора Мануила Комнина, Констанции требовалось их обоюдное благословение на брак. Соответственно, все были против.

"Франкский демон". Рено де Шатильон. Лига историков, Рено де Шатильон, Крестоносцы, Ближний Восток, Средневековье, Длиннопост

Рено перед императором Византии Мануилом I Комниным.


В это самое время король Балдуин осаждал мусульманский Ашкелон. Рено сразу понял, чем может вызвать расположение короля, сел на коня и преодолев более 500 км, объявился у стен осажденного города. Его доблесть и героизм в битве, а также вклад во взятие города естественным образом возымели действие на короля и тот благословил Рено на брак с Констанцией. Эк, каков мачо! Свадьбу сыграли скромно и в тайне от всех недругов. Патриарх Антиохии Эмери де Лимож имел неосторожность пошутить насчет этой неравной свадьбы, за что сразу «получил» от уже вкусившего власти Рено. Последний посадил злополучного патриарха в железную клетку, обмазал медом и выставил на главной площади города. Осы и слепни гурьбой слетелись на «халяву», а распухший и обоженный епископ отлучил Рено от церкви. Впрочем, это было первое отлучение в послужном списке новоиспеченного антиохийского князя.

"Франкский демон". Рено де Шатильон. Лига историков, Рено де Шатильон, Крестоносцы, Ближний Восток, Средневековье, Длиннопост
"Франкский демон". Рено де Шатильон. Лига историков, Рено де Шатильон, Крестоносцы, Ближний Восток, Средневековье, Длиннопост

Согласитесь, что если бы этот человек обладал настолько скверной репутацией, которую приписывают ему, вряд ли он бы смог настолько стремительно очаровать неприступную Антиохийскую княгиню, тем более, что обычаи того времени были достаточно суровы. Вдовы обязаны были выходить замуж только за рыцаря, причем на раздумья ей давались один год и один день. После чего король предлагал ей трех кандидатур. Княгиня Антиохийская 20!!! лет отбивалась от любых партий!!! И выбрать именно бедного новичка Рене де Шатильона - жизнь полна настоящих драм... В первые годы правления Антиохией, Рено вел себя довольно скромно и сражался на стороне своего сюзерена Мануила Комнина и тамплиеров против армянского царя Фора. Население Антиохии было преимущественно православным и византийско направленным, поэтому интересы Шатильона и Византии какое-то время совпадали. За укрощение Фора Комнин пообещал Рено большую сумму денег. Тот наивно поверил и вложил в снаряжение боевой экспедиции большую часть своего бюджета. Однако огромные затраты на войну Комнин не компенсировал ни одной монетой.

"Франкский демон". Рено де Шатильон. Лига историков, Рено де Шатильон, Крестоносцы, Ближний Восток, Средневековье, Длиннопост

Рено, по уши сидевший в долгах, должен был найти способ вернуть кредиторам деньги, и поэтому решил силой забрать себе положенную зарплату от Византии. Объединившись с бывшим врагом Фором, он снарядил пиратский рейд на Кипр, бывший личной сеньорией императора. Цель была выбрана просто идеально: богатые угодья Кипра полностью компенсировали все затраты Шатильона в добавок к богатой добыче золота, рабов и скота. Князь Антиохии вместе с армянским царем «проехались» по всему острову с юга на север, разрушая и грабя на своем пути все, что подвернется под руку. О его злодеяниях хронисты оставили довольно подробный отчет, наводящий ужас на наших современников. Экономический эффект этого мероприятия превысил все ожидания, а статус Рено не смотря на осуждения всех сторон, как византийских так и франкских, заметно повысился. Не правда ли очень похож на современные понятия: хлопца кинули и он адекватно наказывает провинившегося... Мануил, однако, не считал себя обязанным платить по счетам, и наоборот считавший поход на Кипр личным «плевком в лицо», снарядил на Антиохию довольно внушительных размеров армию. Кроме того, в дело был втянут иерусалимский король Балдуин, который явно не хотел прямой конфронтации с Византией. На всеобщем собрании в Куште, Рено привели силой и заставили покаяться перед императором, а также вернуть все награбленное на Кипре. И Шатильону пришлось несколько поумерить пыл. В одной рубашке, с мечом, привязанным к шее, он шел по главному проходу церкви, где находились Комнин и Балдуин, встал на колени и произнес речь о прощении и помиловании. Это был серьезный позор для крестоносцев. Рено, по церемониальному уставу, был прощен, его большой кипрский куш был отобран. Мануил с чувством выполненного долга перед его православными подданными, удалился в Константинополь. А Рено остался при своих долгах и уже многочисленных нажитых врагах. Долги и сейчас не прощают, и уже тогда, это могло стоить жизни, поэтому Рено избрал единственно правильный для него способ связать концы с концам – набеги с целью грабежа.

"Франкский демон". Рено де Шатильон. Лига историков, Рено де Шатильон, Крестоносцы, Ближний Восток, Средневековье, Длиннопост

На этот раз он выбрал соседние, прилегающие к Антиохии, довольно бедные турецкие территории. Но и они не приносили должного дохода, и ходить за удачей с каждом разом приходилось все дальше и дальше. Дома Шатильон находился все реже и реже, чем вызвал заметное облегчение в рядах антиохийской аристократии и его собственной жены. Однако, в 1160 году, один из его рейдов на Алеппо стал роковым. Попав в окружение армией Нуррадина, Шатильон бился до последнего, пока не потерял коня. И был взят в плен.

"Франкский демон". Рено де Шатильон. Лига историков, Рено де Шатильон, Крестоносцы, Ближний Восток, Средневековье, Длиннопост

продолжение следует...

Показать полностью 11
258

Крестоносцы против!.. (часть 3)

(Окончание. Начало здесь и здесь).


Примерно в это время крестоносцев посетил высокий гость из соседней Болгарии. Был это посол царя Калояна, и при себе у него имелось интересное предложение…


Здесь придется сделать небольшое отступление и рассказать о тех непростых отношениях, которые сложились у византийцев с болгарами.


Болгары с давних пор недолюбливали византийцев, и вот почему. Еще двести лет назад их царство покорил и обложил данью царь Василий II. Захватив около 15 тысяч болгар, он ослепил их, и на каждую сотню человек оставил лишь одного зрячего — на один глаз, чтобы мог отвести остальных домой. За этот благочестивый христианский поступок православного императора назвали Болгаробойцей.


Ближе к описываемым временам — в конце XII века, когда на Константинопольском престоле сидел Исаак Ангел, случилась другая прекрасная история, которая все еще была свежа в памяти болгар. Исаак тогда решил жениться на молодушке, венгерской принцессе Маргрите (в браке она приняла имя Мария), которая еще не достигла и 10-летнего возраста. Чтобы как следует повеселиться на свадьбе, а особенно пожрать (что еще делать на свадьбе с ученицей младших классов?..), он обложил всю Восточную Римскую империю поборами. Хронист сообщает, что со всех концов страны сгонялись овцы, свиньи и волы. А поскольку у болгаров всего этого добра было больше, чем у кого бы то ни было, с них и потребовали больше других.

Крестоносцы против!.. (часть 3) Длиннопост, История, Средневековье, Крестовый поход, Смешное, Юмор

Константинополь. Средневековый рисунок.


— А морда у него не треснет? — спросили болгары.


И немедленно восстали. Было это в 1186 году.


Исааку не оставалось ничего другого, кроме как собрать войско и лично отправиться за свадебными подарками.


Подступив к одной из крепостей, где засели мятежные болгары, он осадил ее. Тут к нему прибежал некий болгарин, назвавшийся перебежчиком. Он по секрету сообщил императору, что неподалеку ошивается половецкое войско, собираясь напасть на византийцев.


Исаак струхнул и решил драпать прочь из Болгарии. Услужливый болгарин подсказал ему короткую дорогу, пролегавшую по каким-то теснинам. Забравшись в узкое место, император обнаружил, что его войско окружено болгарами, и никто из них не собирается поздравлять его с помолвкой.


Часть византийского войска поубивали, остальные же, бросив пожитки и оружие, едва ли не босиком удрали прочь. С ними убежал и храбрый Исаак, утратив по дороге всю наличность и даже императорские принадлежности, включая царский крест.


Правда, вернувшись обратно в Константинополь, император хвастался своими подвигами и утверждал, что нанес болгарам ужасный урон, так, что те даже приходили к нему раскаиваться. Однако на деле весь урон заключался в том, что он поджег какие-то хлебные скирды.


Болгары тем временем и не думали утихомириваться. Они собрали впечатляющее войско (призвав под свои знамена еще и половцев), и принялись обустраивать собственное царство, с престолом и царицами. На болгарский трон сел один из идейных вдохновителей восстания -- Иван Асень.


В мятежную Болгарию были отправлены один за другим несколько военачальников с войсками. Один из них вскоре был отозван и посажен, потому что Исааку почудилось, будто тот покушается на царскую власть.


Другой полководец был слеп, как крот, и при этом самоуверен до идиотизма. Прослышав, что болгары предпочитают держаться в горах и не любят спускаться с них, он приписал это их трусости, а вовсе не благоразумной осторожности. Поэтому, прибыв к месту военных действий, свой лагерь он разбил в чистом поле, не озаботившись ни укреплениями, ни охраной.


Болгары просто не могли пройти мимо. Ночью они спустились с гор и, разумеется, напали на лагерь, частью изрубив в капусту мирно спящих византийцев, а частью взяв в плен. Храбрый генерал, поднятый из постели, вскочил в седло, схватил в руки копье и с криком: «За мной!» помчался куда-то. Он был слеп, так что понятия не имел, куда скачет и в кого тычет острием копья.


Как ни странно, этот храбрый поступок не принес должного эффекта, и византийцев разбили наголову. Каким образом сам военачальник сумел спастись, мне неизвестно, однако же по возвращении в Константинополь он тоже был отлучен от управления войском.


Не лучших успехов достигли и прочие командиры и генералиссимусы. Царь Иван Асень самым издевательским образом молился за здравие византийских императоров, замечая при этом, что, имея таких врагов, Болгария будет из года в год только крепче и румянее.


Одним словом, болгары совершенно неожиданно стали возмутительно независимыми от Византии. Исааку Ангелу пришлось смириться с тем, что покушать на свадьбе импортной свининки ему не удастся, и он отступил (а через некоторое время и вовсе удалился от дел в темницу).


Иван Асень вскоре после этого погиб, и на его трон сел его брат — Петр. Однако и он не задержался там надолго, и тогда настало счастливое время для третьего брата — Калояна.


Вот этот-то Калоян и направил теперь посольство к крестоносцам.


Посол принес предложение дружить домами, а заодно признать власть Калояна над Болгарией. Взамен Калоян обещал прислать войско, чтобы помочь захватить Константинополь.


Рыцари почесали в затылках.


— Болгары?.. — спрашивали они друг друга. — Это такие дикие оборванцы с гор?.. А зачем нам их дружба?


С этими словами они похлопали посла по плечу и отправили домой.


— Передай своему царю Калояну, что чихать мы хотели на него самого и на его помощь, — сказали рыцари. — Пусть пока сидит у себя в горах и не отсвечивает. Мы попозже к вам заглянем и разберемся.


Посол пожал плечами, сказал: «Окей» и удалился.


«Ах, как дорого нам пришлось потом за это заплатить!» — пишет Робер де Клари. Последствия этого недальновидного решения и правда обошлись французам недешево.


Впрочем, пока они еще ни о чем не подозревали и продолжали готовиться к взятию города. К началу апреля все приготовления, наконец, были завершены, и рыцари пошли на приступ.


Первая атака, занявшая целый день, с треском провалилась: город не только не пал, но и остался почти невредимым. Собравшись на совет, рыцари принялись совещаться и анализировать причины неудачи. Сошлись на том, что Господь наказал крестоносцев за их грехи. Господин де Виллардуэн не уточняет, за какие именно грехи, однако другой участник похода ненароком все же выболтал военную тайну.


Чтобы не отвлекаться от святой цели, пишет очевидец, «был отдан приказ разыскать и изгнать из лагеря женщин легкого поведения и всех их отослать подальше от лагеря. Так и поступили: всех их посадили на корабль и увезли весьма далеко от лагеря».


Военачальникам на заметку: это действительно работает. Новый штурм, последовавший через несколько дней, оказался куда успешнее, и крестоносцы прорвали оборону. Возможно, их вдохновляла мысль, что византийские женщины легкого поведения все еще остаются в городе.


Узнав об этом, Мурзуфл продемонстрировал свою приверженность традициям византийских императоров. Под покровом ночи он спешно собрал чемоданы и удрал прочь из города, прихватив с собой экс-императрицу Евфросинию, супругу Алексея III, а заодно и ее дочку Евдокию, на которую имел виды.


Крестоносцы тем временем хозяйничали в городе. В одной из стычек с греками кто-то из рыцарей поджег жилые дома, и Константинополь снова запылал. Маршал де Виллардуэн говорит, что «сгорело домов больше, чем их имеется в трех самых больших городах королевства Франции», однако виновников пожара он, как обычно, не знает. В этом месте его повествование принимает слегка удивленный тон, и между строк отчетливо читается недоуменное: «Ой, а кто это сделал?..»

Крестоносцы против!.. (часть 3) Длиннопост, История, Средневековье, Крестовый поход, Смешное, Юмор

Осада Константинополя.

Фреска, монастырь Молдовица, Румыния


О том, что началось следующим утром, написано немало. Однако образцом наилучшего красноречия можно считать слова анонимного автора «Константинопольского опустошения», который лично принимал участие во взятии города. Этот простодушный солдат пишет: «Затем мы разграбили жилые дома, и греки бежали из города. Всю свою добычу и богатства мы собрали в одно место и наполнили серебром три больших башни».


Под тремя башнями, видимо, имеются в виду три церкви, выделенные для складирования ценностей. Охранять их поставили самых честных и надежных рыцарей. В этом и был тактический просчет: поскольку самые честные стояли почетным караулом у церквей, остальные — очевидно, менее честные — должны были приносить и складировать там драгоценные металлы и камни. Неудивительно, что значительная часть добра пропадала в бездонных карманах благородных дворян, а до сокровищниц доходили лишь крохи.


Между прочим, выяснилось, что византийское духовенство несколько преувеличило масштабы ущерба, нанесенного предыдущими разграблениями церквей. Было, было еще золотишко в кассе! Чтобы вывезти все то, что можно было поменять на звонкую монету, рыцари заводили прямо в храмы ослов и лошадей, и нагружали их так, что животные порой не могли подняться на ноги.


После того, как ценности поделили (большая часть их досталась, разумеется, знатным и богатым, а бедные рыцари получили, в основном, шиш с маслом), крестоносцы решили выбрать императора. Негоже, говорили рыцари, столичному городу быть без правителя!


Главными претендентами на византийский трон были предводитель похода маркиз Бонифаций Монферратский и граф Бодуэн Фландрский. У обоих были сторонники, и казалось, спор вот-вот может привести к новой стычке. Тогда кто-то предложил взаимовыгодное решение: выбрать одного императором, а другому отдать под власть все земли по другую сторону пролива (то есть, территории на Анатолийском полуострове), а в придачу еще какой-нибудь остров Греции.


Оба претендента согласились на такой расклад. Правда, никакой остров Греции пока еще не был завоеван, да и Малая Азия не подозревала, что вот-вот обретет нового монарха. Даже византийские города, окружавшие Константинополь, пока еще сомневались — стоит ли признавать власть захватчиков, или сначала немного побороться.


Но рыцарей, разумеется, такие пустяки не смущали.


Двенадцать знатных господ — шестеро от французов, и шестеро от венецианцев — вошли в специально учрежденный совет. Эти добрые господа посовещались и решили отдать предпочтение графу Бодуэну.


Бодуэн был немедленно коронован, а маркиз Бонифаций начал приставать к нему с требованием отдать ему под власть обещанные территории.


— А то поссоримся! — пригрозил он.


И конечно же, они поссорились. Чтобы утвердить свою власть в Византии, Бодуэн отправился в военный поход, а по дороге решил заодно захватить и те земли, что уже посулил маркизу. Узнав об этом, маркиз надул губы и сказал, что теперь они с Бодуэном заклятые враги.


Впрочем, через некоторое время они все же помирились и принялись с удвоенными усилиями наводить разгром в захваченной империи.


Кстати, вы помните, что крестоносцы вообще-то ехали в Сирию сражаться с сарацинами?.. Вот и они уже успели забыть.


Через некоторое время рыцарям удалось выяснить судьбу беглых византийских императоров, Алексея III и Мурзуфла. Оказалось, что этим замечательным людям жизнь уготовила еще одну встречу.


Поспешно смываясь из Константинополя, Мурзуфл взял с собой жену Алексея и его дочку Евдокию, на которой успел по-быстрому жениться. В сопровождении этих дам он прибыл в город, где скрывался Алексей.


— Расписались мы с твоей дочкой, папаша, — приветствовал Мурзуфл тестя. — Поздравлять будете?


Алексей III оказался не в восторге, но виду не подал. Вместо этого он расплылся в улыбке и приказал приготовить для зятя баню. Однако стоило Мурзуфлу намылить свою знаменитую монобровь, как на него набросились люди Алексея и тотчас ослепили. Окровавленного и жалкого выкинули его на улицу.


— Мыло глазки не щиплет? — кричал вслед Алексей. — Ахахаха, у тебя же их нет!


— За что?! — вопил Мурзуфл. — Я ж твою жену и дочь от французов спас!.. А ты!..


— Кто старое помянет, тому глаз вон! — отвечал Алексей и снова заливался смехом.


Вскоре рыцарям удалось изловить Мурзуфла. Его доставили в Константинополь и там сбросили с высокой колонны. Такая необычная казнь показалась крестоносцам символичной, ибо повторяла историю его жизни: быстрое возвышение и быстрое же падение на самое дно.


Недолго разгуливал на свободе и Алексей III. Он был пленен и отправлен в темницу в Монферрат, где провел несколько лет. Сумев выбраться на свободу, он вернулся на родину, но лишь затем, чтобы снова попасть в руки своих недоброжелателей — правда, теперь уже из греков, и окончил свои дни в заточении.


Однако вернемся к нашим крестоносцам, которые все еще продолжали разорять новообретенную страну, которую они уже окрестили Латинской империей.


На севере империи, у границ с Болгарией, то и дело вспыхивали мятежи. Маршал де Виллардуэн с горечью отмечает, что подлое греческое население только и помышляло, как бы предать честных французских правителей (не будем забывать, что император сел на трон в результате выборов, а не абы как, так что его легитимность не вызывает ни малейших сомнений!). Почувствовав удобный момент, население города Адрианополя подняло бунт.


Император поспешил собрать войско и бросился подавлять мятеж, однако вероломные греки позвали на помощь болгарского царя Калояна — того самого, которому крестоносцы годом раньше посоветовали не отсвечивать.


Калоян пришел, а с собой привел огромное войско половцев, с которыми у него сложились хорошие отношения. Совместными усилиями им удалось не только разгромить крестоносцев, но и захватить самого императора Бодуэна.


Долгое время его содержали в цепях в темнице, а потом весьма жестоко казнили, отрубив ему руки и ноги и швырнув в помойную яму, где несчастный рыцарь медленно умирал целых три дня. Такая же судьба постигла и других пленников. Поговаривали, что Калоян сделал из черепа Бодуэна чашу — совершенно так же, как двумя веками раньше печенежский хан Куря поступил с черепом князя Святослава.


Вслед за этим Калоян принялся терроризировать Латинскую империю, и к январю следующего года ему удалось добраться до самого Константинополя. В одной из стычек погиб и маркиз Бонифаций Монферратский. Калоян, впрочем, не особенно разбирал, кого бить — ему одинаково ненавистны были и французы, и византийцы. Себя он называл Ромеебойцей — явно намекая на то, что мстит за обиды двухсотлетней давности, нанесенные Василием Болгаробойцей.


Однако еще год спустя умер и сам Калоян. На болгарский трон сел его племянник Борил, правитель довольно слабый и не пользовавшийся поддержкой подданных. Ему никак не удавалось повторить успехов Калояна на военном поприще, так что, когда французы предложили ему мир, он с готовностью согласился. Чтобы закрепить соглашение, он выдал свою двоюродную сестру — дочь Калояна — за нового императора Латинской империи, Генриха Фландрского (брата Бодуэна). Девчонка, по воспоминаниям очевидцев, была симпатичная, так что император легко смирился с тем фактом, что его покойный тесть жестоко убил его родного брата, чтобы потом попивать вино из его черепа.


К тому времени французы, прочно обосновавшиеся в Константинополе, успели основательно забыть, как, собственно, они там очутились. Ни о какой войне с сарацинами они уже и не помышляли — да и, собственно, зачем?..

Крестоносцы против!.. (часть 3) Длиннопост, История, Средневековье, Крестовый поход, Смешное, Юмор

Христос во главе войска крестоносцев, с мечом в зубах.

Рукопись Апокалипсиса. Англия, XIV век.


Этим и завершился Четвертый Крестовый поход, заслуживший название «проклятого». Крестовые походы предпринимались и позднее, однако не было среди них другого столь же дурацкого и несуразного. Его участники, клявшиеся во имя Христа освободить Святую землю от врагов Святой Веры, в конечном итоге разорили множество христианских городов, пролили кровь тысяч христиан, ограбили десятки христианских храмов… и ни разу не вступили в сражение с неверными.


Дорога, вымощенная хорошими намерениями, привела крестоносцев прямиком в Константинополь — и к вечному позору.


Пожалуй, об этом следует помнить каждому, кто затевает очередной крестовый поход.

Крестоносцы против!.. (часть 3) Длиннопост, История, Средневековье, Крестовый поход, Смешное, Юмор

P.S. Спасибо, что прочитали! Текст большой, прочтение тянет на медаль*.


Пользуясь случаем, хочу добавить, что у меня есть бумажная книжка, в которой собраны лучшие мои рассказы (или часть из лучших рассказов). Правда, текстов на исторические темы там нет, издатели ими пока не заинтересовались. Зато там есть такой эпический текст, как "Совещание" (оно же "Семь красных линий"), так что книжку можно считать самоучителем по рисованию красных линий зеленым цветом. Книжка так и называется: "7 красных линий".

Ее можно невозбранно прикупить в интернет-магазинах, а то и в локальных буксторах типа Читай-город.

Но проще, конечно, на Озоне или Лабиринте. Велкам!


* Медали будут разосланы всем прочитавшим отдельно. Кузнецу дано заданье.

Показать полностью 3
261

Крестоносцы против!.. (часть 2)

Начало читайте тут.


Храбрые французские рыцари, убедившись, что местное население не желает по доброй воле признавать Алешеньку, приняли решение штурмовать город. Они подошли к городу на галерах и высадились на западном берегу. Сначала казалось, что греки собираются оказать серьезное сопротивление, но завидев рыцарей, они предпочли отступить назад за стены города. Первое серьезное сражение случилось за гавань Константинополя: здесь крестоносцам пришлось взять башню, охранявшую вход в залив Золотой Рог.

Крестоносцы против!.. (часть 2) Длиннопост, Длиннотекст, История, Средневековье, Крестовый поход, Юмор

Захват Константинополя крестоносцами.

Миниатюра XV века.


Получив контроль за подступами к городу, рыцари установили осаду. Впрочем, это сложно было назвать полноценной осадой: войско крестоносцев было не таким большим, как у осажденных, а город расположился на такой обширной территории, что окружить его целиком оказалось невозможно. Поэтому рыцари встали лагерем рядом с одними воротами и начали готовиться к штурму, в то время как венецианцы решили атаковать город с моря. На палубах кораблей они устанавливали катапульты и баллисты, чтобы закидывать камнями стены.


Прочие ворота города оставались под полным контролем войск императора Алексея III. Греки то и дело предпринимали вылазки, и то там, то тут наносили точечные удары. Вреда от этого было немного, но им удалось так зашугать крестоносцев, что храбрые рыцари не решались отойти от лагеря даже на сотню метров, опасаясь получить внеочередную путевку на тот свет. Порой им приходилось хвататься за оружие по шесть-семь раз на дню, чтобы отразить очередную атаку. Съестные припасы тем временем начинали таять: из свежего мяса у крестоносцев остались только собственные лошади. Достославный маршал де Виллардуэн жалуется, что в такой негостеприимной и напряженной обстановке у рыцарей не оставалось времени даже на грабеж местного населения. Возмутительно!


Несмотря на трудности, армия потихоньку готовилась к решающему штурму: воины строили осадные орудия и лестницы, а сам лагерь обнесли мощной оградой из бревен. Все приготовления были закончены на десятый день: предводители крестоносцев наконец решили, что готовы дать решающий бой. Маршал Жоффруа дает точную дату: «в четверг утром» (то есть, 17 июля 1203 года).


Штурм начали одновременно с моря и с суши. Рыцари атаковали ворота города, но без особого успеха. Осажденные издевательски кричали со стен, что они не прочь отведать этих мягких французских булок да выпить чаю, и махали руками, приглашая подняться. Крестоносцы прислонили к стене две лестницы и даже сумели вскарабкаться по ним, но оказалось, что наверху им приготовлен чересчур горячий прием. Рыцарям пришлось спуститься вниз несколько поспешнее, чем им того хотелось.


Венецианцы оказались немного успешнее и сумели захватить участок стены, забравшись туда по лестницам прямо с кораблей. Завязалось сражение. Венецианцев было мало, и, чтобы хоть как-то сдержать натиск врага, они подожгли здания между собой и греками.


— Ёксель-моксель! — закричали греки. — Горим!


Императору Алексею доложили обстановку. Судя по всему, рапорт завершался словами: «Сделай уже что-нибудь! Ты император или для красоты здесь сидишь?..» Алексей наконец неохотно признал, что что-то идет не по плану и возглавил армию.


Войско выскочило за ворота города. За воротами обнаружилась армия крестоносцев. Французы были немного недовольны и выглядели сердитыми, но нападать не решались — скорее всего, потому, что греков было в несколько раз больше. Чтобы казаться более грозными и опасными, французы не только вывели в поле всех рыцарей, но и подняли на ноги поваров и слуг, ухаживавших за конями. Всех их обрядили в попоны и покрыли седельными ковриками, а в руки сунули медные котелки, деревянные молотки и пестики.


Господин де Виллардуэн скромно умалчивает об этом эпизоде, но он сохранился в памяти и мемуарах у другого хрониста — Робера де Клари.


Императорская армия пришла в ужас, увидев, каких солдат выставили против них крестоносцы.


— Такие звери — им даже мечей в руки не дают! — шептались греки.


И не двигались с места, переминаясь с ноги на ногу. Военачальники пихали императора под локоть и говорили ему:


— Ну, ты чего?.. Давай, командуй, что ли!


Но Алексей, оказавшись вдруг на расстоянии полета стрелы от противника, растерялся и потерял боевой запал (которого, впрочем, и так было немного). Он сказал:


— Ой, ну я не знаю. А давайте отступать!


Военачальники прошептали про себя: «Ох, мудак!», но все же отвели войска в императорскую резиденцию Филопатион.


Французы не стали их преследовать. Они отправились в свой лагерь и там, как пишет храбрый маршал, «слегка закусили и выпили, ибо провизии у них было немного».


Пока горожане тушили пылающий город, а французы пьянствовали у себя в лагере, император Алексей III продемонстрировал новый уровень личного героизма. Спешно собрав в сундуки всю наличку в золоте и драгоценных металлах, он под покровом ночи удрал из осажденного Константинополя. Хронист сообщает, что ему удалось утащить десять центинариев золота (что составляет едва ли не полтонны!), не считая других ценностей. В городе он оставил свою жену, детей и многих преданных сторонников.


Утром всех их ожидал сюрприз.


Обнаружив, что предводитель дворянства смылся, прихватив казну, придворные почуяли, что повеял ветер перемен. Вдруг оказалось, что большинство из них вообще никогда не поддерживали Алексея, горячо порицали его политику и презирали его как личность. Кто-то вспомнил, что в дворцовом подвале, вроде бы, сидит брат Алексея III, предыдущий император Исаак Ангел. Правда, Алексей выколол ему глазки — но кому есть дело до таких пустяков?..


Исаака вынули из подвала, отряхнули, умыли, накормили, одели в парадное и усадили на трон. Чтобы место в подвале не пустовало, туда отвели супругу Алексея, императрицу Евфросинию, политические взгляды которой оказались недостаточно гибкими.


Все это греки успели проделать еще до завтрака, после чего незамедлительно отправили в лагерь крестоносцев парламентера.


— Император Алексей сбежал, — сообщил гонец. — Новый император Исаак велит прислать к нему сыночка Алешеньку.


— Непременно! — обрадовались французы. — Но сначала сходим сами и посмотрим, нет ли здесь какого подвоха.


Были избраны четверо послов, в число которых вошел и наш бесстрашный маршал де Виллардуэн. Послы отправились в город и предстали перед новым императором. Там они рассказали Исааку, на каких условиях они соглашались ехать грабить и жечь его родной город.


— Алешенька обещал нам оказать содействие в борьбе против неверных (у нас тут, между прочим, крестовый поход, а не хухры-мухры!) А еще 200 тысяч марок серебром и пожизненный пенсион для 500 рыцарей. И конечно, Византия должна признать власть папы. Все это он нам поклялся обеспечить, так что теперь нам нужны гарантии, что мы получим обещанное.


Император Исаак закрыл слепые глаза ладонью и прошептал:


— Ох, мудак сынок!


Но делать было нечего, и Исааку пришлось подписаться под всеми условиями. Алешеньку отправили к нему, и отец наконец воссоединился с любимым сыном.


В ожидании контрибуции крестоносцы расположились лагерем на берегу Золотого Рога. В городе им показалось неспокойно: стоило французам появиться на улицах, как горожане сердито хмурили брови и покрепче брались за рукоять вил. Казалось бы, византийцам следовало быть благодарнее к людям, освободившим их от тирании богомерзкого Алексея III. Но увы, Константинополь оказался полон бесчувственных сволочей. Всякий раз, укладываясь спать, крестоносцы боялись проснуться с перерезанным горлом. Так что, дабы не давать населению повода согрешить, они предпочли перебраться в лагерь на другой стороне залива.


Впрочем, при свете дня храбрые рыцари охотно посещали город. Господин де Виллардуэн утверждает, что исключительно с туристическими целями, для повышения образованности. Ответные визиты вежливости наносил к ним и новоиспеченный император Алешенька. Никита Хониат сообщает, что нередко его видели пьяным и играющим в бутылочку с французами. «Нехорошо», — заключает хронист.


Тем временем в городе собирали контрибуцию. Неожиданно выяснилось, что в царской казне денег вовсе не так густо, как предполагал юный наследник престола. На очередной вопрос о выплате долгов Алешенька развел руками и сказал:


— Денег нет, но вы держитесь.


— Ну уж нет, — ответили крестоносцы. — Если денег не будет — это вы держитесь! Собирайте, как хотите. Бог в помощь.


— О, точно! Бог! — вспомнил самодержец и тотчас приказал разграбить церкви.

Крестоносцы против!.. (часть 2) Длиннопост, Длиннотекст, История, Средневековье, Крестовый поход, Юмор

Алексей IV Ангел (Алешенька).

«Истории» Иоанна Зонары, библиотека Моденского университета.


Константинополь славился изобилием и богатством храмов. Во всяком случае, до того момента. С иконостасов полетели выбитые обухами топоров старинные иконы. Святотатцы наспех обдирали с них драгоценные золотые и серебряные оклады, собирали в мешки церковную утварь — в общем, устроили первостатейное поругание святынь.


— Вот сволочи! — с горечью восклицает хронист.


Впрочем, здесь ему не удалось обвинить французов в скотском поведении: разбойничали в церквях добрые православные византийцы. Совершенно непонятно, почему православный народ вдруг так озлобился на своих православных пастырей. «Грубая городская чернь и сама ничего доброго не придумает, и не слушает тех, кто учит ее добру», — поясняет Никита Хониат. Видимо, до тупого византийского быдла сложно было донести мысль о том, что Церкви не приличествует скромность и бедность, словно какому-нибудь босому галилейскому пророку. Не в силах проникнуться идеями смирения и послушания, горожане дали волю своим врожденным греховным наклонностям.


Впрочем, не стоит раньше времени горевать о печальной судьбе византийских храмов: как позже выяснилось, золота в собственности Церкви осталось еще немало. Позже мы (вместе с крестоносцами) вернемся к этому вопросу.


Несмотря на произведенные опустошения, денег по-прежнему не хватало. Рыцари нервничали. Почувствовав, что отношения с гостями города становятся тягостно-напряженными, Алешенька предложил французам:


— А давайте рванем в тур по Византии? Природу посмотрим, достопримечательности. Опять же, дядюшку моего навестим, экс-императора. Как он там поживает, в изгнании, с моими деньгами?..


Крестоносцы задумались. С одной стороны, полюбоваться пейзажами было заманчиво. С другой стороны, часть рыцарей снова принялась брюзжать, что они вообще-то собирались ехать в Сирию и лупить сарацин, а не вот это вот все. Прозорливый читатель уже догадался, какими словами заклеймил этих рыцарей маршал де Виллардуэн.


В конечном итоге большая часть крестоносцев отправились в поход, чтобы как следует пограбить страну. Решающим аргументом послужило обещание императора заплатить еще золота.


Поездка затянулась на добрых три месяца. Правда, навестить дядю Алешеньке не удалось: как назло, тот тоже решил отправиться в поездку по стране, и всякий раз оказывался за пределами досягаемости племянника. Впрочем, тот не особенно огорчался. Оказалось, что за пределами Константинополя у жителей страны все еще оставались ценности, которые можно было отобрать.


Тем временем в столице случилась новая беда.


Несколько французов решили пробраться в город (несомненно, с туристическими целями) и осмотреть дома горожан на предмет сувениров. Горожане не оценили их намерений, достали вилы и принялись выпроваживать гостей. Чтобы оторваться от преследователей, храбрые рыцари подожгли дома.


Огонь опять охватил город. Жоффруа де Виллардуэн сообщает, что пылал он целых восемь дней, и со свойственным ему рыцарским простодушием добавляет: «А какие люди по злобе учинили этот пожар, того я не ведаю».


Тем временем православный император спохватился, что денег на выплату контрибуции по-прежнему не хватает. В уцелевшие храмы снова направились вооруженные топорами православные верующие, чтобы собрать те ценности, которые пропустили в первый раз. Крестоносцы, получая из рук православного императора православные святыни, немедленно несли их на базар, чтобы сбыть там православным же купцам.


— Ай-яй-яй, — качали головами православные купцы, обменивая святыни на звонкую монету по обоюдовыгодному курсу. — Нехорошо как! Церковное имущество — и на базаре!..


Французы лишь пожимали плечами.


— Золото и золото, — говорили они. — На нем не написано, что оно святое! Что нам выдали в качестве зарплаты, на то и живем. И вообще, если вы такие набожные, что же вы допустили, чтобы ваши храмы ограбили? Пошли бы к императору да отдали вместо этого свои деньги. Глядишь, и святотатствовать не пришлось бы.


— Ой, все, — отвечали православные купцы.


Если вы уже начали переживать за имущество византийской церкви, то, забегая вперед, я вам скажу: не торопитесь! Несмотря на две волны грабежа и пожар, у константинопольского патриархата все еще оставались кое-какие ценности. И да — мы еще к ним вернемся!


Так или иначе, но даже с привлечением церковного капитала денег не хватало. Золотые ручейки начали иссякать. Крестоносцы снова занервничали, а молодой император принялся упрашивать их об отсрочке платежей.


Ситуацию усугубляли государственные советники. Особенно старался один из них, которого по странному стечению обстоятельств тоже звали Алексеем. Понятное дело, что ничего хорошего человек с таким именем принести Византии не мог.


— Да пусть валят лесом, — нашептывал в ухо императору этот Алексей. — Они уже награбили втрое больше, чем им было обещано. Ты им так и скажи!


Этот Алексей происходил из знатного рода и носил фамилию Дука. Однако никто его не звал ни по имени, ни по фамилии, а исключительно по кличке: Мурзуфл, что означало «насупленный» (или, говоря по-русски, «хмырь»). Прозвали его так из-за привычки злобно смотреть на всех из-под кустистой черной моноброви. Мурзуфл участвовал когда-то в низложении Исаака Ангела и помог Алексею III взойти на престол. Однако вскоре Алексей III понял, что Хмыря не зря так прозвали, и он заточил его в темницу.


Когда Исаак Ангел и его сын Алешенька снова вернули себе византийский трон, кто-то опрометчиво вспомнил о Мурзуфле и посоветовал освободить его. Хмыря не только выпустили на волю, но и доверили высокую придворную должность.


Теперь же Алешенька слушал Мурзуфла и кивал. И правда, сколько можно целовать этих рыцарей в их блестящий металлический доспех! Поэтому, как только французы снова заикнулись о деньгах, он в самых изящных выражениях послал их ко всем чертям.


— Со всем уважением к вашему императорскому величеству, — ответствовали рыцари, — за такое можно и в рыло схлопотать. Мы вас на трон подняли — мы и обратно опустим.


— Ой! — воскликнул Алешенька и заперся в городе.


Началось новое военное противостояние. Чтобы не отвлекать императора от государственных забот, Мурзуфл взялся лично руководить остатками византийской армии. Ему удалось совершить несколько вылазок против крестоносцев, однако особых успехов он не добился. Рыцари не собирались покидать окрестностей Константинополя. К тому же, начиналась зима, а зимой воевать в Палестине никому не светило. Не сезон.


На новый год греки решили устроить гостям города праздничную иллюминацию. Нагрузив несколько кораблей сухими дровами и смолой, они подожгли их и пустили прямиком на венецианский флот. Венецианцам пришлось изрядно попотеть, но в итоге все обошлось для них благополучно: лишь одно судно не успело увернуться и сгорело. В Константинополе возлагали большие надежды на эту проделку, и слегка приуныли, когда шалость не удалась.


Вскоре после этого доблестные рыцари предприняли рейд в городок Филея на побережье Черного моря. Мурзуфл решил воспользоваться удобным случаем и устроил засаду на пути у крестоносцев, когда они возвращались с награбленным.

Крестоносцы против!.. (часть 2) Длиннопост, Длиннотекст, История, Средневековье, Крестовый поход, Юмор

Портрет Мурзуфла из средневековой копии хроники Никиты Хониата


Новое мероприятие оказалось и вовсе провальным. Войско Мурзуфла потерпело поражение, а сам он свалился с лошади и едва не попал в плен. Спрятавшись в кустах шиповника, доблестный полководец отсиделся там до ночи, а затем вернулся в город. Хуже всего было то, что он потерял императорское знамя и икону Богоматери, которую византийцы всегда возили в битвы перед своим войском.


В Константинополе его приняли прохладно. Впрочем, Мурзуфл поспешил всех успокоить.


— Такую штуку придумал, обхохочетесь, — посулил он, мрачно шевеля монобровью. — Вы мне, главное, подыграйте.


И немедленно начал претворять свой замысел в жизнь. Глубокой ночью, ворвавшись в покои императора, где юный Алешенька вкушал свои пубертатные сны, он вскричал:


— Скорее, государь! Скорее бежим! Вас хотят предать!


Император в одной сорочке вскочил с кровати и побежал. На ходу он поинтересовался:


— А кто предать-то хочет?..


— Да я же, я! — пояснил Мурзуфл, вталкивая его в темницу.


Таков был порядок легитимной смены власти в тогдашней Византии.


Утром Мурзуфл объявил недоумевающим придворным, что ночью император Алешенька внезапно попал в тюрьму. Править оттуда он не может, поэтому бразды правления переходят в его, Мурзуфла, руки. Любой, кто не верит этому, может прямо сейчас отправиться в темницу и уточнить.


— Да верим мы, верим, — заволновались придворные. — Кому же и верить, если не национальному лидеру?..


Правда, Исаак Ангел, который уже довольно давно чувствовал себя нездоровым, от таких новостей и вовсе затосковал и вскоре помер. Но этого почти никто и не заметил. Все сплотились вокруг нового императора.


Мурзуфл, кстати, оказался куда прозорливее своих предшественников. Зная по опыту, что из тюрьмы можно рано или поздно выйти, он приказал подать Алешеньке яд. Алешенька выпил его и не поморщился: молодой организм, закаленный в попойках с французами, и не такое способен был переварить.


— Ишь ты! — впечатлился Мурзуфл. — Ну, побольше налейте! С горкой!


Алешенька проглотил и новую порцию, и попросил добавки. Мурзуфл только всплеснул руками и спустился в казематы лично.


— Помнишь, Алешка, ты меня из тюрьмы выпустил? — спросил он.


— Помню, — угрюмо отозвался тот.


— А надо было сделать вот как, — сказал Мурзуфл и накинул ему удавку на шею.


Вскоре новость о дворцовом перевороте и убийстве Алешеньки дошла и до крестоносцев.


— Ну, это уже ни в какие ворота, — возмутились рыцари. — Людей убивать — это уж совсем не по законам Божьим! Теперь мы просто обязаны тут все разнести, а вероломных византийцев порешить!


Впрочем, у них были и другие, более насущные проблемы. В лагере начался голод, потому что огромному воинству требовалось несметное количество провизии, а запасы были истощены. Храбрые рыцари вынуждены были сожрать даже собственных лошадей и уже начинали прицениваться к оруженосцам. А Мурзуфл тем временем возобновил боевые вылазки, нанося быстрые удары и снова прячась за стены города. Ему даже удалось захватить живыми нескольких рыцарей. Проигнорировав предложения выкупа, он, по словам одного из очевидцев, «вздернул их на крюках железных и поджег, а наши смотрели на все это».


(Окончание следует.)

Показать полностью 2
1089

Крестоносцы против!..

На исходе XII века, в 1198 году от рождества Христова, в маленьком городке близ Парижа некий пастор мягко съехал с глузда и принялся так активно проповедовать, что Господь сотворил для него много больших и малых чудес, лишь бы он отстал. Почтенный служитель церкви так рьяно напирал на грехи ростовщичества и разврата, что, будь в то время известно слово «латентность», это навело бы его паству на определенные размышления. Слава о пасторе дошла даже до Рима, и папа Иннокентий III отправил к нему своих эмиссаров. Папские послы удостоверились в нужном градусе религиозного рвения и от имени папы поручили священнику распространять призывы к новому крестовому походу против неверных.


К слову сказать, это был уже не первый крестовый поход. Первый был предпринят еще добрую сотню лет назад; тогда удалось отвоевать огромные территории на восточном побережье Средиземного моря, в том числе и захватить Иерусалим. Однако ситуация на Востоке никогда не была спокойной, так что за это столетие были предприняты еще два крестовых похода. Они мало помогли укрепить влияние европейцев в этих краях, так что в итоге стены Святого города все равно оказались под властью мусульман.

Крестоносцы против!.. Длиннопост, Длиннотекст, История, Средневековье, Крестовый поход, Юмор

Очередной поход, соответственно, должен был стать уже четвертым.


Пастор так ревностно взялся за дело, словно иммигранты из Палестины нанесли ему какие-то личные обиды. В самом скором времени ему удалось убедить множество знатных рыцарей в том, что такие обиды снести нельзя, и надо непременно поехать в Святую землю и выяснить, в чем, собственно, обиды заключаются. И по возможности, превентивно нанести ответный удар. В качестве мотиватора он от имени папы обещал отпущение всех грехов тем, кто прослужит в армии хотя бы год.


— Даже разврат и ростовщичество? — уточняли одни рыцари.


Другие просто радовались:


— Ура, у нас есть целый год, чтобы предаваться любым грехам!


Пастор делал вид, что не расслышал.


Когда весть докатилась до провинции Шампань, тамошний граф Тибо Шампанский потер ручонки и сказал:


— Отлично, отлично! Непременно поучаствуем!


И в самое ближайшее время скончался. Впрочем, множество его рыцарей успели перед этим подписаться на крестовый поход, так что ополчение все же собралось. Одним из этих рыцарей стал маршал Шампани Жоффруа де Виллардуэн. Запомните это имя: господин Жоффруа не только сыграет в крестовом походе видную роль, но и станет его летописцем.


Первым делом предстояло решить, как добираться до Святой земли. Крестоносцы посовещались и отправили шестерых послов в Венецию. В числе этих послов оказался и де Виллардуэн. Послам было поручено договориться о транспортировке войска по морю.


Дожем Венеции был тогда Энрике Дандоло, человек неглупый и деловой. Был он глубоким стариком — ему перевалило уже за 90, и он был практически слеп, однако свою выгоду видел за десять миль даже во время густого тумана.


— Кому война, а кому мать родна, — сказал он, когда послы изложили ему суть просьбы. — Конечно поможем, как не помочь в святом деле! Транспорт в Палестину?.. Да раз плюнуть! И по самым низким расценкам: полторы тыщи в час, десять за ночь… простите, это не тот прайс. Ах, вот: 85 тысяч марок, и считайте, вы уже на месте.


Сумма была, прямо скажем, несколько завышена, но послы сочли, что ради святого дела глупо жалеть какие-то деньги. Они не сходя с места одолжили у венецианцев крупные суммы и вручили их самим же венецианцам в качестве аванса за строительство флотилии. А сами отправились обратно во Францию, чтобы порадовать господ крестоносцев добрыми вестями: «Мы сделяли!»


Впрочем, порадовались далеко не все. Некоторым, по всей видимости, не понравился выставленный Венецией счет, и они решили, что с Божией помощью доберутся до Палестины сами — на перекладных.


— А почему так дорого? — вопрошали рыцари. — Туда на такси дешевле уехать!


— Ну, вот так, — пояснял Жоффруа де Виллардуэн и разводил руками.


— И какой дурак согласился на такие условия? — спрашивали другие.


В ответ доблестный маршал назвал их трусами, ренегатами и отступниками, а весь христианский мир заклеймил их позором. Правда, об этом сообщается только в хрониках самого де Виллардуэна, но не станет же честный рыцарь лгать?..


Так или иначе, через некоторое время стайки рыцарей потянулись в Венецию. Отплытие было запланировано на лето 1202 года. Возглавить армию доверили маркизу Бонифацию Монферратскому, который был «весьма доблестный муж и один из наиумнейших из живущих ныне», как пишет о нем маршал. Слова эти надо понимать в том смысле, что это был злобный феодал, всегда готовый броситься в бой на кого угодно, если ему пообещают богатую добычу. Правда, по каким-то причинам он задержался во Франции, так что в Венецию войско отправилось без предводителя дворянства.


Когда рыцари собрались в Венеции, перед ними предстал дож Дандоло, потрясающий пачкой билетов.


— Передаем за проезд! — кричал он. — Задняя площадка!..


Рыцари пустили по кругу шляпу. В этот момент оказалось, что не набирается и половины требуемой суммы. На робкое предложение раскошеливаться одни закричали, что уже уплатили полную стоимость за отдельную каюту, другие же с криками: «Режь последний огурец!» принялись бросать в общак все сбережения. Тем не менее, даже с этими деньгами все еще не хватало больше трети.


Ситуация становилась немного щекотливой. Дож приветливо улыбался и потряхивал кошельком. Рыцари мялись и чесались под латами. Денег больше не становилось.


— У нас это, — наконец признались они. — Денюжек не хватает. Провезите нас как-нибудь так, а мы потом заплатим, а?..


— Понимаю! — воскликнул дож Дандоло. — Как не понять! Я сам человек бедный, но честный, неужели я не войду в ваше положение?


В принципе, он был уже готов к такому повороту дел, так что встречные предложения заготовил заранее.


— Давайте сделаем так: я помогу вам, а вы поможете мне, — сказал он.


Некоторое время назад, поведал дож, злобный король Венгрии завоевал город Зара, что на побережье Хорватии. Город этот — исконно венецианский, мы сами, лично, захватили его незадолго до того. Так что теперь мы хотим, чтобы он вернулся в родную гавань. Но город хорошо защищен, посему в одиночку нам с ним не совладать.


— А давайте нападем на этот город и поможем ему сделать правильный выбор, — сказал дож. — Вы окажете нам военную поддержку, а мы предоставим вам…


— Скидочку?! — радостно воскликнули крестоносцы.


— Ну, скажем так, рассрочку, — отозвался дож, отводя глаза.

Крестоносцы против!.. Длиннопост, Длиннотекст, История, Средневековье, Крестовый поход, Юмор

Доблестные рыцари Христовы принялись чесать затылки.


С одной стороны, таскать для венецианцев каштаны из огня не хотелось. Кроме того, жители Зары были честными христианами и даже католиками — так что, номинально, это были свои ребята.


С другой стороны…


С другой стороны, все, кто так думал, автоматически оказывались трусами, ренегатами и отступниками, а весь христианский мир наверняка заклеймил бы их позором. Во всяком случае, так пишет в своей хронике маршал де Виллардуэн. У нас нет причин не верить этому добродетельному рыцарю.


Папский легат, сопровождавший крестоносцев, попытался было возражать, но от него отмахнулись.


После некоторых препирательств было решено, что лучше немного побить христиан, а потом поехать бить сарацин, чем вообще никуда не ехать и никого не бить не оправдать оказанного папой доверия. Рыцари сказали:


— А почему бы и нет, поехали!


— Ура! — воскликнули венецианцы. — Мы с вами. Чур, добычу делим пополам!


В начале октября 1202 года флотилия наконец выдвинулась в путь. С крестоносцами поехал и престарелый дож Дандоло, решивший тряхнуть стариной и лично присмотреть за тем, как пополняются доходные статьи Венеции. Прибыв к Заре, бравые рыцари обнаружили, что город прекрасно укреплен и вообще производит впечатление неприступного.


— Ух ты, какой красивый город, — сказали они. — Небось, внутри есть чем поживиться.


Они высадились на берег, разбили палатки и провели ночь в радостном возбуждении.


Утром из ворот Зары вышла делегация именитых горожан. Отыскав шатер дожа Дандоло, они обратились к нему с просьбой не осаждать город.


— Мы вам все отдадим, только не надо вот этого, — сказали они. — Мы сдаемся!


— Ой, ну я не знаю, — сказал им дож. — Мужики всю ночь точили мечи в надежде порубить вас в капусту, а теперь что — все напрасно?.. Сами понимаете, я один такого решения принять не могу, мне надо посоветоваться.


И ушел к предводителям крестоносцев, оставив послов нервничать.


Покуда он пересказывал рыцарям условия сдачи города, к палатке дожа подошли какие-то другие рыцари — из числа трусов, ренегатов и отступников, если верить Жоффруа де Виллардуэну (а у нас нет причин ему не верить).


— Сдать город?! — удивились они. — Вы пришли сдать город без боя? Ну и ну. А зачем?


— Так ведь вы ж нас того, — робко пояснили горожане. — В капусту.


— Вот еще! — возмутились рыцари ренегаты и трусы. — Мы не такие. Мы воины Христовы. Мы вообще тут проездом, просто на перекур вышли. Коней укачало. А нападать на вас хотят венецианцы. Французы на вас нападать не хотят, не-не.


— Так вы что же, не станете нас атаковать? — просветлели лицами послы. — А мы-то уж всем городом коричневые штаны надели!..


— Фи, — скривились ренегаты. — Идите и заприте ворота. Венецианцы до вас ни в жизнь не достучатся. А мы им помогать не станем, честное рыцарское!


Горожане с криками «Ура!» побежали к себе, заперли город на все замки и даже накинули на ворота цепочку.


Тем временем дож Дандоло изложил суть предводителям крестоносцев, и те сказали:


— Сдача города — дело хорошее, мы одобряем. Пусть сдаются!


Однако когда дож вернулся в свою палатку, послов он там, разумеется, не обнаружил. Рассвирепев, он опять бросился к крестоносцам:


— Ваши ренегаты мне всю малину оборвали! — пожаловался он. — Теперь вы просто обязаны помочь с захватом города!


Папский легат снова попытался было вставить в дискуссию свои пять копеек:


— Святой папа запрещает нападать на христиан! — пискнул он. — Грех великий!


— Так грехи же простятся, — весомо ответили крестоносцы.


— А, точно, — вспомнил легат, приуныл и умолк.


Рыцари обступили город и приготовились к осаде. Катапульты закидывали башни камнями, а саперы уже начинали делать подкопы под стены, чтобы обрушить их, когда горожане внезапно осознали, что что-то идет не так. Они снова выслали парламентеров.


— Вы ж говорили, что не будете осаждать город! — воскликнули они.


— Ну, так вышло, — объяснили крестоносцы. — Пардоньте.


— Не-не-не, давайте решим мирно! — стали просить их парламентеры. — Мы сдаемся, опять сдаемся!


— Ой, ну ладно, — разрешили крестоносцы и зачехлили мечи.


Войско заняло город. Рыцари обосновались в одной его половине, а венецианцы — в другой, поближе к гаваням. Тем не менее, уже на третий день между ними началась грызня, потому что доблестные рыцари и храбрые венецианцы никак не могли решить, кому досталось больше добычи, и норовили сунуться друг другу в кошель, чтобы повнимательнее пересчитать деньги. В итоге завязалась настоящая битва, в ходе которой жители Зары, должно быть, еще не раз пожалели, что сдались.


Кое-как драчунов удалось утихомирить — правда, к тому времени множество отважных рыцарей и славных венецианцев отбыли к Богу, чтобы лично доложить ему о причинах этой свары, а некоторые другие лишились важных частей тел. Но, заключает маршал де Виллардуэн, мир наконец был восстановлен, и за это следует восславить Господа!


Тем временем, однако, наступала зима. Воевать в зимнее время в Палестине никому не светило (ибо не сезон), так что было решено задержаться в Заре до Пасхи. В городе было сытно и хорошо, да и добычи (как это выяснили с Божьей помощью) всем досталось вдоволь. Кроме того, вновь захваченный город (и добычу) следовало оберегать от возможного нападения венгерского короля. Предположительно, ему могло не понравиться, что город, который он уже считал своим, у него внезапно оттяпали его добрые единоверцы. Однако обошлось.


Тем временем к войску присоединился Бонифаций Монферратский, которого крестоносцы раньше избрали своим воеводой. Он «по каким-то своим делам» немного задержался во Франции и, к большому своему огорчению, не успел поучаствовать в грабеже и разбое. Тем не менее, ему удалось порадовать соотечественников еще одним чудесным предложением.


Дело в том, что в Константинополе в то время окопалась целая династия самых настоящих византийских императоров, которые, в лучших традициях христианской веры, занимались чехардой на престоле. Начало династии положил за 17 или 18 лет до этого некий Исаак II по прозвищу Ангел. Ангел укокошил предыдущего императора, властолюбивого и распутного Андроника Комнина, потому что считал, что сам он, Ангел, более достоин такого образа жизни. Некоторое время ему удавалось наслаждаться своими маленькими радостями, однако в 1195 году его родной брат Алексей сверг его, ослепил и посадил в темницу. Сам он взошел на престол под именем Алексея III Ангела. Двенадцатилетнего племянника, сына Исаака, которого звали Алешенькой (будем называть его так, чтобы не путать с дядей), новый император пощадил и даже позволил ему жить на воле. Как показала практика — зря.


Мальчик быстро вырос и в 1202 году, когда ему стукнуло 19, слинял из Константинополя на корабле, в бочке с двойным дном. Он отправился на запад — его родная сестра (дочь Исаака) была женой германского короля Филиппа, так что Алешенька надеялся получить помощь от царской четы. Путь его пролегал через Италию, и там он узнал, что большая армия крестоносцев готовится к путешествию в восточные земли. Немедленно он отправил своих гонцов к Бонифацию Монферратскому (а тот, как вы помните, все еще задерживался во Франции) и попросил у него помощи.


Соединившись со своим воинством в Заре, Бонифаций сказал рыцарям:


— В общем, братцы, такое дело… Надо бы сгонять в Константинополь и посадить на трон законного наследника престола. Его отец, Исаак II, самым честным и праведным образом стал императором, покалечив и казнив предшественника; а теперь гнусный злодей, его брат, захватил власть в Византии, покалечив самого Исаака! Так не годится. Давайте поедем в Константинополь, покажем православному императору, на что годится католическая сталь! Взамен Алешенька обещает нам кучу благ и привилегий: 200 тысяч марок немечеными купюрами, помощь с борьбой против неверных, и, кроме того, пожизненное содержание за свой счет 500 рыцарей. А еще он поклялся, что Византия признает власть папы — а это вам не баран чихнул!


Крестоносцы принялись совещаться. Нашлось немало таких, кто вспомнил, что вообще-то изначально собирались ехать в Палестину и крошить сарацин. А теперь предлагается употребить мечи, чтобы порубить на салат христиан. Пусть и православных, но — христиан!


— Собирались в Палестину, так и поедем в Палестину! — гундели они.


— Ой, да ладно вам! — отвечали им другие. — Зару уже захватили, и ничего. И Константинополь захватим, с Божьей помощью!


— Но христиане!.. — напоминали первые.


— Но 200 тыщ! — возражали вторые.


Стоит ли упоминать, чьи доводы оказались весомее?..


Тем не менее, нашлось некоторое количество трусов, ренегатов и отступников, которые решили отколоться от войска и все же поехать воевать мусульман. Несмотря на зиму, они угнали несколько кораблей и уплыли; другие отправились сушей через Хорватию. Маршал де Виллардуэн не без злорадства отмечает, что первые потонули к чертям собачьим, а вторых и вовсе отлупили хорваты, которым крестоносцы почему-то не понравились. Влажными тряпками ренегатов пригнали в Зару, и там они попросились обратно в войско. Естественно, и тех и других христианский мир заклеймил позором.


Тем временем было решено отправить делегацию к Папе, чтобы убедиться, что тот не сердится за захват христианского города. Папа, как выяснилось, отнесся к происшествию со стоическим смирением.


— Что поделать, раз уж так вышло, — сказал он. — Прощаю вас всех, дети мои. Идите и впредь не грешите, разве что попадется какой-нибудь удобный случай.


С тем делегация и отчалила.

Крестоносцы против!.. Длиннопост, Длиннотекст, История, Средневековье, Крестовый поход, Юмор

Получив приятное отпущение грехов от папы, крестоносцы приободрились и засобирались в дорогу. Весной корабли венецианцев подняли якоря и поплыли в сторону византийской столицы. Успешно прибыв в Босфорский пролив, рыцари захватили Халкедон (современный Кадыкёй) на его восточном берегу, прямо напротив Константинополя. Добрый маршал Жоффруа сообщает, что «те, кто нуждался в продовольствии, обеспечивали себя сами» — то есть, крали все, что не было прибито гвоздями, а что было прибито, отрывали и все равно крали.


Император Алексей, завидев, что дело пахнет керосином, на всякий случай вывел свою армию под стены Константинополя, на западный берег Босфора. В лагерь крестоносцев он выслал своего посла.


— А чего это вы тут делаете? — спросил посол у Бонифация Монферратского. — Вы добрые христиане, и мы добрые христиане — чего нам делить? Может, разойдемся миром?


— А иначе что? — поинтересовался рыцарь.


— А иначе император Алексей может неправильно вас понять, — ответил посол. — Он и так в легком недоумении: ворвались в его владения, натоптали… Может, вам денег дать, и ступайте с Богом?


Послу объяснили, что никто не врывался во владения императора, потому что законный император — вот же он, Алешенька. Видите, сидит, морковку грызет?.. А этот ваш Алексей III — гнусный захватчик и узурпатор. Можете сдаться, и мы его, возможно, пощадим. Но только если мирно вернете Алешеньку на трон.


— А-а-а, — огорчился посол. — Этот… У нас тут его никто не любит. Нехороший он. Но я передам императору.


Здесь Жоффруа де Виллардуэн с огорчением отмечает, что, даже узнав о прибытии законного наследника престола, ни один горожанин не перешел на его сторону. Несомненно, от страха перед зверствами Алексея III.


Более того, старинная легенда гласит, что ночью на палатке молодого принца таинственным образом появилось слово «Мудак», написанное византийским почерком, но увы — славный маршал об этом ничего не говорит, а он честный рыцарь и не стал бы утаивать такие важные знамения.


Впрочем, условно-законного императора Алексея III тоже никто особенно не любил. Вероятнее всего, это было связано с тем, что он был ненамного лучше своего братца Исаака — которого, как вы помните, он ослепил и посадил в темницу 8 лет назад. Император Алексей оказался человеком изнеженным, ленивым и безынициативным. Византийский летописец Никита Хониат, который оказался свидетелем этих событий, упоминает, что о походе крестоносцев на Константинополь стало известно задолго до прибытия их кораблей. Тем не менее, император не сделал ровным счетом ничего, чтобы усилить оборону и подготовиться к военным действиям, а лишь посмеивался над теми, кто его предупреждал об опасности. Главными занятиями Византии были в то время, как говорит Хониат, «пьянство и похмелье». Так что прибытие рыцарей в столицу оказалось для византийских сибаритов столь же неожиданным и обескураживающим событием, как приход зимы для работников ЖКХ.


Древняя традиция полагаться на «авось», очевидно, уже в те дни была на пике популярности. Византийцы рассчитывали, что, милостью Божией, как-нибудь пронесет.


(Продолжение следует)

Показать полностью 2
250

Саладин

Сегодня, товарищи, я расскажу вам про парня, которого звали просто: Аль-Малик ан-Насир Салах ад-Дунийа ва-д-Дин Абуль-Музаффар Юсуф ибн Айюб, но вы, скорее всего, знаете его под именем Саладин. Я тоже буду называть его Саладин, потому что каждый раз писать Аль-Малик ан-Насир Салах ад-Дунийа ва-д-Дин Абуль-Музаффар Юсуф ибн Айюб мне кажется немного неудобно. Точно так же подумали и крестоносцы, которые сократили его пафосное арабское прозвище Салах ад-Дин (что означает "благочестие веры") до такого слова, которое они могли выговорить. Это, кстати, стоит взять на заметку тем, кто придумывает себе длинные и пафосные никнеймы. Уверяю вас, если вы возьмете кличку "Пионер - друг Ленина" его точно сократят до чего-нибудь вроде "Пидрулен", если только вы не можете выбивать зубы одним взглядом или призывать Ленина на защиту. Да и то, скорее всего, так и будут называть пидруленом, просто будут называть за глаза, а не в лицо, смиритесь.

Ну, да я отвлекся. Так вот, Саладин родился в маленьком городке Тикрите в семье курдов-мусульман и ему суждено будет стать одним из самых влиятельных и известных военных лидеров средневекового Востока, его будут обожать свои и уважать чужие. А пока что Саладин потихоньку шел к успеху как воин и стратег. Он служил офицером в армии Аббасидского халифиата в Сирии и набивал руку в сражениях с Фатимидским халифатом в Египте в 1160. В 1169 умирает отец Саладина и он, неожиданно для себя, становится визирем халифата, а также регентом малолетнего калифа, который, пока еще, пускал пузыри носом и не был в состоянии править. Короче, он стал настолько же крутым человеком, как Джафар, только еще круче.

Саладин История, Крестовый поход, Крестоносцы, Сарацины, Длиннопост

Как раз в это время начали формироваться Крестоностская Федерация и святой город Иерусалим был крепко зажат в потной крестоностской ладони. Предыдущие несколько лет крестоносцы и арабы жарко и нежно сражались друг с другом за различные святые (и не очень) места, и Саладин решил не мешать им. Он следовал политике укрепления и централизации своих сил внутри халифата и когда силы Саладина атаковали христиане или арабы - они хитромудро отступали, дабы не рассеивать зря свою Ци. В течение нескольких лет Саладин наблюдал как крестоносцы и арабы строгали друг друга и ослабляли свои силы. Когда ж малолетний Аббасидский халиф неожиданно умер, Саладин, внезапно, стал халифом Аюбидской династии. А потом он поехал в веселое сафари на Фатимидский халифат и, вуаля, Саладин уже держит Сирию и Египет в своих руках.

Саладин История, Крестовый поход, Крестоносцы, Сарацины, Длиннопост
Это сейчас просто говорить. А на самом деле, было много моментов, когда Саладин оставался практически без поддержки среди кучи знати, которая только и хотела, что отправить на тот свет ненужного выскочку. Однако прославился Саладин не этим, так что здесь я не стану подробно рассказывать про его египетские похождения.

Прославился же Саладин своей способностью быть одновременно крутым и победоносным генералом, который протирает мордами своих врагов барханы, и в то же время не быть злой жопой с побежденными.

Началось все так. Так как после Сирии и Египта Саладин таки немного прославился в мире, что один христианский месье Рене де Шатильон, который подумал, что было бы неплохо надрать саладинскую задницу и стал провоцировать его. Он применил стандартный борцовский прием, чтобы начать бучу - вышел и начал рассказывать всякую обидную фигню про героя статьи, а также что он, Рене, сожжет Каабу, сожжет Мекку, даже Небо, даже Всевышнего. Так как Саладин был достаточно мудр, чтобы знать, что обезьяна может кричать что угодно, лишь бы бананы не воровала, Рене начал набегать на мусульманские караваны и даже убивать паломников. Это несмотря на то, что к этому времени было что-то вроде мусульманско-христианской договоренности не трогать паломников. Рене сказал, что у его короля может быть и есть мир с неверными, а у него - нет. И даже пытал мирных граждан и скидывал с крепостных стен, в общем, вел себя как плохой мальчик

Саладин История, Крестовый поход, Крестоносцы, Сарацины, Длиннопост

Тут уж Саладин не удержался и сказал - ок, парень, ты сам этого захотел - и отправился в поход, чтобы надавать Рене по шарам. Рене тут же перевозбудился и отправил своих рыцарей бить "язычников", но Саладин был мастером не только прямых пинков по заднице, но и бесконтактного карате. Он дождался, пока крестоносцы не устанут, не захотят пить и домой (а вы покатайтесь в железках по пустыне). И вот, когда караул устал и ребята попытались пробраться к реке, чтобы набрать водички, вот тут Саладин и выскочил на них, как реклама прокладок во время просмотра фильма ужасов, и в битве при Хаттине выбил пыль из их задниц крестонедоносцев.

Рене попал в плен, а вместе с ним еще и великий магистр ордена Тамплиеров. Саладин не стал убивать пленных, а обменял на своих людей или деньги, так что те вернулись к своим семьям. Кроме Рене, Рене так его достал, что его Саладин повесил за убийства невинных и за то, что тот был скотиной. Хотя есть версия, что отрубил ему жопу по самую шею. Лично.

Саладин История, Крестовый поход, Крестоносцы, Сарацины, Длиннопост
Потом Саладин решил показать христианам, что бывает, когда ты пытаешься нагнуть незнакомца и отправился на завоевание Иерусалима. Это дало хороший повод для Третьего Крестового похода, когда Ричард Львиное Сердце решил попытаться перезавоевать святой город. Думаете, удалось? Да фих вам. Саладин не только удержал Иерусалим, он также завоевал ВСЕ крестоностские штаты-государства кроме Тира, который оставил, чтобы крестоносцам было, куда уносить их бронированные задницы.

Не считая того, что он был "безбожным язычником и негодяем-мусульманином" Саладина реально любили и уважали даже его враги-крестоносцы, даже Ричард Львиное Сердце. Кроме Рене, конечно, которого он повесил. А уважали потому, что он был просто невероятно добр и великодушен к тем, кто не надоедал ему слишком много. Приведу пример, когда крестоносцы захватили Иерусалим во время Первого крестового похода, они вырезали весь город - мужчин, женщин, детей, христиан, мусульман, евреев, всех. Улицы были красны от пролитой крови. Когда же город занял Саладин - он не только не тронул христьянское население, но даже разрешил побежденным крестоносцам, которые хотели посетить город по религиозным соображениям, сделать это, что было очень толерантно и круто. А толерантность в те времена был редкостью. И лучше бы она и дальше оставалась редкостью, да-да.

Еще, Саладин не был слишком суров, когда выбивал пыль из Ричарда - когда того ранили в бою, Саладин прислал своего личного врача подлатать своего врага. Когда коня Ричарда продырявили в битве, Саладин выслал ему парочку своих лучших скакунов. Короче, он был суров, как кремень, но при этом невероятно великодушен. Саладин таки ясно показывал двойственность человеческой натуры.

Саладин История, Крестовый поход, Крестоносцы, Сарацины, Длиннопост

Так что Саладин оставил след в истории, как благородный и великодушный воин, причем даже в европейской литературе, что, вообще говоря, нечасто встречается, если говорить о нехристианском воине. Он уважался везде, где его знали, за свою крутизну и хорошие манеры, и, вообще говоря, является примером того, что человек может быть одновременно злой жопой и хорошим парнем. Как говорится: Быть можно добрым человеком, и захватить Иерусалим, выбить пыль из Ричарда и надавать крестоносцам по щам.

Показать полностью 4
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: