172

Как залететь на 1 миллиард фунтов

Приветствую всех моих горячо любимых подписчиков :)


Надеюсь, у вас все хорошо.


Ипотека, частая и тема на Пикабу, и для многих знакомая до боли. Может быть, прочитав этот пост, кому то станет легче...


Прошу не пугаться.. Сегодня глав будет гораздо меньше  :):):)


Вместо эпиграфа: – Рабинович, а где бы Вы хотели жить? – Важно – не где жить. Важно – с кем жить. – А с кем бы Вы хотели жить? – А вот это уже смотря где.



Первая серия. Коварство.


2006 год. В Британии и в континентальной Европе продолжает (или, как мы теперь уже знаем, заканчивает) надуваться мыльный пузырь на рынке недвижимости. Пузырь состоит из двух суб-пузырей: вторичный рынок (давно построено, пользуется спросом, стоит и дорожает) и первичный рынок (бешено строится в надежде быть проданным до момента сдутия пузыря).


Одно из самых горячих в любом смысле слова мест Европы – это Испания, на территории которой мыльный пузырь раздулся до немыслимых размеров: в 2006-08 годах средняя стоимость жилого квадратного метра в стране составляла 2100-2200 евро. Насколько эта цена была адекватна, можно судить по тому, что сейчас, 10 лет спустя, она составляет 1400-1500 тех же единиц за ту же единицу (согласно данным компании CBRE Group).

Как залететь на 1 миллиард фунтов Ипотека, Hsbc, Длиннопост, Испания, Англия

Значительное число покупателей испанской недвижимости составляли простые англичане, которые, не сильно думая об инвестиционной привлекательности новой собственности, бескорыстно тянулись к ласковому морю и теплому солнцу (или наоборот).


Одним из крупнейших застройщиков того времени и того места была испанская корпорация Metrovacesa (Metropolitana Vasco Central). Выручка компании, агрессивно продававшей в необеспеченный кредит много разной недорогой типовухи, была немалой и в 2005 году составила порядка 1,6 миллиарда евро.


Устав от собственных успехов по части надувания мыльного пузыря на отечественном рынке (там намечался спад), испанцы-экспансионисты решили сделать ставку на глупых и наивных англичан и взять их теплыми оптом на вторичном рынке по месту постоянной прописки. Короче, они задумали коварство и месть за Трафальгар.


За советом коварные испанцы обратились в мудрую брокерскую контору по имени Colliers. Хотя надежней было бы сходить к гадалке и к свахе – цыган в Испании полно везде.


Нетерпеливые испанцы никак не хотели создавать инвестиционный портфель: для этого пришлось бы тратить время и неестественно много думать. Они хотели сконцентрировать весь доступный им капитал в паре мега-сделок. Им нужна была мега-корзина для рекордного количества яиц.


Им хотелось настоящего успеха: разгонять облака над Сити, сидеть в цилиндре в ванне, заказывать время на «Биг Бен» и ходить к королеве на чай без приглашения. И давно уже нужно было показать русским и арабским пацанам, у кого «Адидас» круче. Наивных англичан они просто заранее жалели. Но что тут делать? Бизнес, ничего личного.


Жертва брака по расчету была подобрана изощренно: сваха из Colliers намекнула, что хорошо бы вложиться в дом работы Нормана Фостера, желательно постройки 2002 года, желательно в районе Canary Wharf (хорошее такое место, хорошо в аренду сдается), желательно высотой в 45 этажей, желательно по адресу 8 Canada Square.


Подходящее по всем признакам здание быстро нашлось по указанному адресу, но совершенно случайным, непостижимым и даже скандальным образом вышло вдруг так, что оно оказалось штаб-квартирой банка HSBC, для которого и было построено. HSBC любят заказывать штаб-квартиры у Нормана Фостера!

Как залететь на 1 миллиард фунтов Ипотека, Hsbc, Длиннопост, Испания, Англия

Но Colliers не были бы Colliers, если бы не смогли сделать досадное недоразумение приятным: они так быстро и с таким трудом уговорили невесту, словно действовали от ее имени и по ее же поручению.


Условия насильственной сдачи замуж были оглашены такие:


Наивная невеста потребовала за свой дом неслыханные 2,2 млрд долларов (1,09 млрд тогдашних фунтов) и отказалась его продавать. Но согласилась подписать договор лизинга сроком на 998 лет. Жених охнул и зашарил по карманам.


Пунктом 2 невеста сообщила, что проданное здание после продажи покидать не собирается. Жених опять охнул.


Пунктом 3 невеста предложила договор сублизинга (по сути – аренды) по цене 43,5 млн фунтов в год сроком на 20 лет с правом продления еще на 5 лет.


И тут жених прослезился: получалось, что за 25 лет аренды глупые англичане вернут коварным испанцам стоимость их же здания. И арендаторов искать не надо. Брак по расчету грозил перерасти в бескорыстную любовь.


Но было одно «но»: 1,09 млрд фунтов. Их надо было где-то взять. В наличии имелись 200 миллионов или около того. Рекламная пауза.


Не успели коварные мачо строго наморщить лоб, как наивные и добрые бриты снова первые сдались: они взяли 200 млн фунтов кэшом и предложили Metrovacesa краткосрочный кредит до заключения сделки (bridging loan) в 810 млн фунтов, чтоб свадьба (сделка) не сорвалась. Жених разрыдался, взял деньги и женился. Счастье обещало быть немыслимым. Брачные узы предполагали много любви и коммунальных удобств. Испанцы после всех волнений даже загордились. И стали жалеть обкрученных ими англичан. Конец первой серии.

Вторая серия. Любовь.


«Биг Бен» ударил незаметно. Год 2007 закончился, и начался год 2008. И началось. Или, правильнее сказать, продолжилось. Пока испанцы приучались пить чай в пять часов, срок пользования краткосрочным кредитом истек. Невеста вяло намекала то на выплату (repayment), то на реструктуризацию долга (refinancing).


Но ипотеку ушлым испанцам никто не давал: сумма страшноватая, сделка странноватая (не купля-продажа, а лизинг). И кредитор не слабый (он же собственник, он же продавец, он же лизингодатель/lessor, он же единственный арендатор на 20-25 лет по фиксированной ставке): на тот момент HSBC был крупнейшим банком планеты по объему капитала, и конкурировать с ним, рефинансируя закредитованную им же сделку по поводу его же собственной недвижимости (да еще и штаб-квартиры, на минуточку), решился бы только сумасшедший. Вот его-то испанцы и искали.


Сами англичане все это время пытались волноваться, но у них ничего не получалось. Не покидая родного дома и не теряя прав собственности на него, они его продали за количество денег, которое на трезвую голову нельзя себе представить ни купюрами по 20, ни купюрами по 50. Безумный покупатель сам напросился на одиозную сделку, и его не пришлось придумывать, искать и уговаривать (или?.. но нет!) Colliers получили комиссионные и ушли в запой (у англичан это вообще принято).


Мало того, кроме феерической сделки с очень специфической, абсолютно непродаваемой недвижимостью, банк нашел знатного клиента: у них под мыльный пузырь на немыслимую сумму и практически с радостью закредитовалась небезызвестная Metrovacesa, которая сама до этого надувала такие мыльные пузыри, что завидовал даже великий клоун Олег Попов.


Мало того, залогом по кредиту являлось родное здание выдавшего кредит банка, формальным собственником которого он быть не переставал. А также вся недвижимость Metrovacesa, если вдруг что.


Мало того, сумма арендной платы вкупе с коммунальными платежами прекрасно покрывалась выплатой процентов по кредиту.


Итого: англичане остались жить у себя дома (45 этажей, 13 000 рабочих мест) и перестали платить за коммуналку, а испанцы начали оплачивать их коммуналку и остались должны почти миллиард фунтов. Евреи курят, цыгане плачут. Конец второй серии.

Как залететь на 1 миллиард фунтов Ипотека, Hsbc, Длиннопост, Испания, Англия

Третья серия. Коварство минус любовь.


Пока испанцы искали кого-то богатого и сумасшедшего (редкое сочетание свойств), кто бы рефинансировал 810 млн фунтов кредита от HSBC, на них обрушилась кара божья (я бы сказал, что это энтропия). Короче, случился давно ожидаемый форс-мажор.


Шел знаменитый 2008 год. Недвижимость по всей Европе пошла дешеветь, продажи в Испании остановились, арендные ставки упали. У англичан под угрозой оказались коммунальные платежи. Они же – проценты по кредиту.


В одну секунду карета сделалась тыквой, кучер – крысой, а невеста – женой. Уперши руки в боки, новобрачная сообщила новобрачному сразу две новости: отсутствие обслуживания текущего долга она терпеть не намерена, а вторая новость касалась родного для всех дома: он уже стоил не 1,09 миллиарда фунтов, а 858 миллионов и из надлежащего залога по кредиту превратился в негодный.


Во спасение мира англичане сообщили, что готовы выкупить свое же здание обратно за эти самые 858 миллионов и больше испанцев не тревожить.


Развод оказался таким же полюбовным, как свадьба: стороны прекратили договор лизинга сроком на 998 лет, договор сублизинга на 20 лет, прекратили кредитный договор на 810 миллионов фунтов и подписали соглашение об обратном выкупе объекта недвижимости за 858 миллионов фунтов.


Казалось бы, живи да радуйся! Но в дело вкралась коварная арифметика (не путать с алгеброй). Испанцы продавали здание за восемьсот пятьдесят восемь миллионов фунтов стерлингов прописью. Но купили-то они его за один миллиард и девяносто миллионов… Если вычесть из первого второе, получается двести тридцать два миллиона фунтов. Полмиллиарда долларов на тот момент. Со знаком «минус». Как говорят в таких случаях пираты, гром и молния! Хотя на самом деле всегда сначала молния, а потом гром. Дураки пираты.


В тот же год Metrovacesa объявила о банкротстве, произвела делистинг акций и была расчленена. Трафальгар, дубль два. Конец третьей серии.


Четвертая серия. Коварство после любви.


Однажды результативно овдовев, наша невеста не на шутку вошла во вкус. В 2014 году HSBC продали свою штаб-квартиру суверенному фонду Катара. И опять за миллиард сто миллионов. Так что теперь «Биг Бен» бьет по ним и для них. Прямо хоть магазин открывай «Все по ярду сто». Конец четвертой серии.


Вместо эпилога.


Друзья и коллеги! Если вы едете на шоппинг в Лондон, остерегайтесь покупать штаб-квартиры тамошних банков, очень вас прошу. Даже не приценивайтесь! Фиксированный тариф – ярд сто. И помните: самый крутой «Адидас» – не у вас.


И еще: если у вас годовая выручка ярд шестьсот, не зарьтесь на объекты стоимостью два двести. И вообще, не ходите, дети, в Англию гулять.


В дальнейшем я попытаюсь рассказать вам о том, как испанцы (другие испанцы, не эти) решили купить аэропорт «Хитроу» и что у них из этого вышло.

Найдены возможные дубликаты

+15
Чувак, информация крутая, но читать и вникнуть сложно, со всеми этими: "жених расплакался", "наивная невеста" и т.п. Думаю было бы лучше излагать более линейно и еще прикладывать пруфлинки.
+4

попали-то всего на четверть миллиарда...)

вообще по сути это обратная сторона любой такой медали, если человек делает что-то довольно простое, чтоб разбогатеть, но с размахом, то он может сильно обосраться)

+7
Нихуя не понял, но было интересно. Как учебник по сатану с хорошим сюжетом
раскрыть ветку 9
+11

1. Испанцы построили дома в Испании и продали англичанам, заработав 200кк.

2. Решили вложить деньги в недвижимость в Англии. Для этого им посоветовали купить здание банка.

3. Банк договорился что здание не продаст, а отдаст в лизинг и сам же снимет.

(Те прикинули, что деньги отданные за лизинг у ним вернуться в виде съёма здания)

4. Испанцы отдали свои деньги и ещё взяли ссуду у этого же банка, но не учли, что проценты по ссуде больше чем им отдадут англичане. Денег на обслуживание долга не было, а залогом было здание.

В итоге здание забрали англичане забрали здание назад и ещё испанцы остались должны, так как цена на него упала.

раскрыть ветку 6
+6

Та же хуйня, что и с евреем, мужиком, долгом и топором?

раскрыть ветку 5
+2

Сатан-матан

0
Аналогично!
+6
Кто-нибудь, объясните мне простым языком всю эту ситуёвину. Вроде прочитал медленно, но ничего не понял. Только одно - испанцы сами себя, э~э, обманули.
раскрыть ветку 1
+4

Читал прислонив бутыль пива к виску. Вдумчиво, медленно. В конце 2 части заржал, но не понял почему :с пошел перечитывать.

+2

Короче говоря, при сделке на миллиард долларов испанцы не удосужились сопоставить проценты по кредиту с суммой выплат за аренду, из за чего у них внезапно закончились деньги и они обанкротились. Даже не верится, ну не может такого быть, пиздеж какой то.

раскрыть ветку 1
+1
И я о том же подумал. Хотя, как говорил один известный персонаж, не стоить недооценивать предсказуемость тупизны.
+2

Да, супер!

Многое объясняет и про тех и про этих. Спасибо.

+2
Если предположить, что эти Кольерсы, которые посредники, изначально с банкирами были в дольке, то всё понятно становиться
+2

Иногда я сам себе удивляюсь, вот нахрена мне эта ненужная информация, но нет я продолжаю листать и открывать ненужную мне информацию, вы ещё не устали читать мой писательский высер, если нет, то вот и все ...

+1
Этот Аращунков (?) Который 30 ярдов спёр у Газпрома мог бы 9 этажей купить.
+1

Прошу схему на примере квадратов

+1

Вот это развод :) Просто высший пилотаж, куда там цыганам.

А наши ещё пытаются судиться с англичанами. В Англии, ага.

+1

Автор, ты крут! Подписываюсь

раскрыть ветку 1
+1

На самом деле автор - Евгений Каганович. Источник - apt.ua/blog

+1

Legulas, добрый день. Спасибо, что распространяете наш материал для своей аудитории.


Вы не могли бы указать в скопированном тексте оригинальный источник - apt.ua/blog и автора материала - Евгений Каганович? Надеемся, это не трудно. Спасибо

0
Подписался жду продолжения )
-7

Не пиши больше такую муть!

раскрыть ветку 6
+1

Скажите, пожалуйста, что именно вам не понравилось? я учту это в будущем

раскрыть ветку 5
+5

Реально, вы превратили интересный текст в какой-то цирк с одному вам понятными ассоциациями и шутками. Хорошо когда в тексте присутствует юмор, но когда за юмором теряется текст - плохо.

раскрыть ветку 1
0

Долго, нудно и в конце я так и не понял ни фига. Да и ладно, забей. Тоже нашелся критик тут( я про себя).

раскрыть ветку 2
ещё комментарии
-2

Можно пруфлинк?

раскрыть ветку 2
+6

Сложно будет найти бухгалтерскую документацию HSBC, да и пост не претендует на аудиторский отчет :).

раскрыть ветку 1
0

Принято!

Похожие посты
133

Провал испанского десанта или поражение Непобедимой армады

Автор: Максим Парфеня.

Провал испанского десанта или поражение Непобедимой армады Cat_cat, История, Испания, Англия, Война, Флот, Корабль, Длиннопост

Испанский галеон XVI века

У нас было 22 галеона, 108 вооруженных торговых судов, лучший адмирал Испании, 180 священников и бесконечное множество солдат всех рангов и званий. Не то чтобы это все было необходимо для вторжения, но раз уж решили избавиться от Англии, то остановиться сложно.


© Король Испании Филипп II

Провал испанского десанта или поражение Непобедимой армады Cat_cat, История, Испания, Англия, Война, Флот, Корабль, Длиннопост

Филипп II

Эта заметка о том, как совокупность случайностей, тактические и стратегические просчеты, а также религиозный фанатизм послужили началом конца для единоличной владычицы морей 16-ого века — Испании. Речь пойдет о «Непобедимой армаде», которая не такая уж и непобедимая и далеко не армада.


Итак, с чего все начиналось. В начале XVI столетия король Англии Генрих VIII Тюдор пошел на беспрецедентный шаг разорвав с Римом и объявив себя главой английской церкви. Несмотря на очевидные религиозные разногласия (испанская инквизиция периодически сжигала на кострах английских протестантов), довольно долго прямые дипломатические отношения между Испанией и Англией оставались дружескими. В 1554 Филипп II (король Испании) женился на старшей сестре Елизаветы — Марии, что подчеркивало хорошие отношения между странами.


Но все хорошее имеет свойство кончаться. В нашем случае «камнем преткновения» стал Новый Свет, а точнее богатства, поступавшие оттуда. Начиная с конца 60-х годов начались нападения на вест-индские колонии, к 1570-м там уже вовсю безобразничали Дрейк, Хокинс, Лоуэлл и другие «морские ястребы», нанося тем самым испанской короне существенный убыток.


В 1568 году возник новый повод для взаимных упреков и обвинений. Английская Корона, путем дипломатических манипуляций и неимоверной наглости, реквестировала Испанское золото, перевозимое по ее территории. Из всех участников данного дипломатического эксцесса, в выигрыше остались все, кроме Испании. Собственно, требовался лишь повод для того, чтобы у Филиппа окончательно сдали нервы.


Ну и как это обычно бывает, он нашелся. В августе 1585 года Елизавета Английская подписала соглашение с голландцами, где островитяне в помощь повстанцам обещали держать в Голландии вооруженный контингент, а также оплачивать четверть всех военных расходов Генеральных Штатов.


Не трудно догадаться что, у Филиппа II окончательно пропало желание вести миролюбивую внешнюю политику. Теперь он был просто обязан реагировать. События начали развиваться стремительно.


В январе 1586 года де Базан озвучил идею о высадке в Британии и свержении королевы Елизаветы перед испанским королем Филиппом II, который сразу же воодушевился и поручил заняться этим вопросом. На поход против еретиков подталкивало и население, ведь что может быть лучше чем крестовый поход против практически собратьев по вере. Данная затея предполагала большие затраты как в людях, так и в материалах, причем с самого начала было понятно, что придется задействовать очень большие силы.


А в чем вообще проблема преодоления Ла-Манша? Хоть пролив и не самый широкий, его форсирование задача не из легких, даже если мы не берем во внимание флот Англии. Мелководность, изрезанность береговой линии, а также наличие большого количества банок вызывают нарушения в регулярности приливов и отливов. А о погоде, царившей в проливе можно судить по названию острова, на который предстояло высадиться.


Я думаю читателю понятно, что подготовка десантной операции в данном регионе — крайне трудоемкий процесс, заключающийся в оценке маршрута, сильной зависимости от ветра и погодных условий. Но как мы узнаем позже практически никто не задумывался о таких «мелочах» …


В марте 1586 года де Базан предоставил детальный расчет сил, необходимых для проведения операции, — отплывающий к берегам Англии флот будет состоять из военных кораблей, исполняющих функцию эскорта, и большого количества транспортов с войсками для высадки.

Провал испанского десанта или поражение Непобедимой армады Cat_cat, История, Испания, Англия, Война, Флот, Корабль, Длиннопост

Поход Непобедимой армады


Голосом здравого смысла стал главнокомандующий испанскими войсками в Голландии и Фландрии. В своей записке он писал Филиппу II, что большой караван из транспортных и военных кораблей не позволит выполнить операцию из-за низкой мобильности и невозможности адекватно управлять подобным соединением. Несмотря на все предложения и варианты, конечный план практически не отличался от изначальной концепции. Армада направляется в Ла-Манш, там встречается с Пармой и защищает его переправу.


Зимой 1587 года начались первые приготовления к выходу Армады. Для такого количества кораблей нужно было много боеприпасов, запчастей, материалов, вооружения. Елизавета узнала о готовящейся экспедиции почти сразу же. Мысль о превентивной атаке Армады пришла почти сразу же.


12 апреля несколько кораблей, под командованием Фрэнсиса Дрейка, отбыли от Туманного Альбиона. Флот испанцев, который и был целью Дрейка, снаряжался в Кадисе. На момент атаки военные корабли ушли встречать конвой из Вест-Индии, а базировавшиеся в бухте 30 мобилизованных судов еще не были оснащены. Фатальным оказалось и то, что команды кораблей были не укомплектованы, а за пушки экстренно развернутой береговой артиллерии встали рабочие с верфей.


Бои длились три дня, к 1 мая англичане смогли уничтожить то ли 24 (по испанским данным), то ли 33 (по английским) испанских корабля. Ущерб, нанесенный англичанами, был велик. Но самым критичным оказалось время. Экспедиция к берегам Англии откладывалась более чем на год. Подобного исхода можно было бы избежать, если на входе бухты было установлено адекватное охранение, а руководство флота предусмотрело бы такое развитие событий. Но как мы знаем история не терпит сослагательного наклонения.


Из-за рейда Дрейка все сроки были сорваны, но несмотря на это Филипп II торопил де Базана с окончанием подготовки Армады. Он считал, что надо форсировать приготовления и выходить в море. В январе 1588 года дон Альваро отвечал, что из запланированных 50 галеонов он имеет в строю только 13! Вместо 100 судов обеспечения и поддержки — всего 70! Вместо 15 гребных судов — всего 4 галеры! Но и из этих судов большая часть была совершенно не готова. Филипп, не доверяя до конца Базану, устроил в Лиссабоне с проверку. Ревизия эта не выявила хищений и нарушений, но дон Альваро воспринял её как королевскую немилость, заболел, впал в горячку и скончался. По мнению современников, если бы он вёл флот, исход кампании мог быть иным так как опытом в морских сражениях он обладал просто колоссальным.


Новым командующим Армады король назначил дона Алонсо Переса де Гусмана эль-Буэно, герцога Медина-Сидония. Хоть и благодаря отличным административным качествам нового командующего, флот и был готов за минимально возможный срок, Медина-Сидония представлял собой крайне тривиального тактика и стратега, а также довольно безынициативного человека. Единственным аргументом в пользу данного назначения была влиятельность рода нового адмирала.


Всего флот насчитывал 132 корабля. По сути представляя собой пестрое сборище наскоро переделанных торговых судов, вооруженных как попало, с командами, набранными с бору по сосенке, часть людей вообще рекрутировали прямо из тюрем. На борту флотилии находилось более 30 000 моряков и солдат, а также припасы и провиант на такое количество людей, поэтому корабли были ужасно перегружены.


Задача, поставленная Армаде Филиппом II, была проста — не отвлекаясь на затяжные бои, дойти до Дюнкерка, прикрыть от возможных атак англичан Фламандскую армию Фарнезе и перевести ее на Остров. Стоит сказать, что первоначальный план 1586 года на данный момент уже требовал модификации — дело в том, что испанцы не смогли захватить глубоководные Флиссинген и Бриль, куда могли бы прибыть океанские суда Армады, и теперь голландский флот мог блокировать все начинания Пармы (что и произошло), у которого из портов остался лишь мелководный Дюнкерк. Однако Филипп II отказался что-либо менять в планах. Получалась анекдотическая ситуация — с одной стороны, герцог Медина-Сидония должен был придерживаться четких инструкций короля, а с другой — импровизировать на месте. То есть еще до выхода Армады план, согласованный в 1586 году, по сути, стал фикцией.


И все же 28 мая 1588 года Армада вышла из Лиссабона. Из-за противного ветра корабли четыре дня дрейфовали, потом сразу же попал в шторм. Корабли раскидало по Бискайскому заливу, Сидония приказал в случае сильных повреждений и невозможности присоединиться к Армаде отходить во французские порты. Отличное начало, не правда ли?


29 июля Наисчастливейшая армада появилась у берегов Англии. Построив корабли полумесяцем, разместив по бокам суда с дальнобойными пушками, испанцы отражали все атаки Дрейка, вышедшего из Плимута и попробовавшего атаковать этот гуситский табор.


1 августа флагманский «Ривендж» Дрейка обнаружил отбившийся от главных сил во время боя флагман Андалузской армады. Сэр Френсис послал парламентера на борт испанца, который спросил, «будут ли доны драться или просто сдадутся?». Испанцы решили капитулировать без боя.

Провал испанского десанта или поражение Непобедимой армады Cat_cat, История, Испания, Англия, Война, Флот, Корабль, Длиннопост

«Ривендж» Фрэнсиса Дрейка


Продолжая свой вояж, Дрейк смог захватить еще 2 «подранка» испанцев. Казалось бы, это очевидный успех, но из-за своего «рейда по тылам» испанцы были впереди него, тогда как он плелся позади них. При желании (которого у него не было) Медина-Сидония мог высадить те войска, находившиеся на его кораблях, помешать этому десанту Дрейк просто не смог бы.

Провал испанского десанта или поражение Непобедимой армады Cat_cat, История, Испания, Англия, Война, Флот, Корабль, Длиннопост

Просто картина сражения


2 августа основные силы англичан атаковали Армаду. Британцы расстреливали испанские корабли с дальней дистанции, бой, по сути, свелся к нерешительным стычкам. В результате английские корабли отошли на юг, к французским берегам, а Армада проследовала далее по Каналу. И этот бой, также, как и Дрейк, англичане проиграли стратегически — теперь ВЕСЬ флот следовал позади Армады. У Медина-Сидония были развязаны руки — он мог высадить войска в любой точке по пути следования (чего он опять же не сделал).


Испанцы 5-го числа спокойно подошли к Кале. Отсюда был послан вестовой к Фарнезе с донесением, что Армада близко.


Интересно, а что же в этот момент творилось во Фландрии? 27 тысяч ветеранов были сконцентрированы на побережье, однако в море выйти они не могли — Дюнкерк и Антверпен были блокированы голландским флотом.


И начинается эпичная переписка между Мединой-Сидония и Фарнезе. Где первый предлагал сделать марш-бросок на 38 километров, чтобы подобрать пехоту из другого города, а второй разбить флот голландцев. Вот только если первый план еще имел шансы на успех, то второй упирался в невозможность боя крупных кораблей испанцев против плоскодонных голландцев из-за большого количества отмелей. К тому же атаковать голландский флот, имея в тылу англичан, было подобно смертоубийству — даже если бы Медине-Сидонии и удалось бы прорваться сквозь заслоны на рейд Дюнкерка, выйти обратно уже не получилось бы. Добавляя сюда проблемы с боеприпасами на кораблях Армады, становится понятно, что уже на этой стадии план высадки в Англии рухнул. Здесь Филипп и Фарнезе начинают импровизировать — для посадки войск на корабли было решено захватить французскую Булонь (!!!), но и этот план дал сбой. Уже тогда начинает рассматриваться вариант повернуть обратно и вернуться в родные порты. Но все же решили выждать.


Тем временем англичане по совету Дрейка решили провести атаку брандерами (Судно, нагруженное легковоспламеняющимися, либо взрывчатыми веществами. Если смотрели ИП, то должны примерно понимать, о чем идет речь). В ночь с 7 на 8 августа подожженные брандеры с попутным ветром направили на испанцев. Это вызвало панику. Капитаны галеонов в спешке рубили якоря, галеас «Сан-Лоренцо» вылетел на мель и на следующий день попал в руки англичан, флот рассеялся по морю. 8 августа англичане сблизились и осыпали ядрами рассыпавшиеся испанские корабли. По отчетам испанцев, их атаковало аж 150 кораблей (в это мало верится, но англичан там было действительно много).

Провал испанского десанта или поражение Непобедимой армады Cat_cat, История, Испания, Англия, Война, Флот, Корабль, Длиннопост

Брандеры

Провал испанского десанта или поражение Непобедимой армады Cat_cat, История, Испания, Англия, Война, Флот, Корабль, Длиннопост

К 9 августу испанцы, отбившись от англичан и голландцев, а также собрав все, что еще могло держаться на воде, получили сообщение от Фарназе. Суть его заключалась в готовности к погрузке не раньше, чем через две недели. Растерявшийся Медина-Сидония решил провести голосование на военном совете. В результате было решено вернуться в Ла-Манш и вести корабли домой. Однако этим планам не суждено было сбыться — ветер переменился на юго-западный, поэтому было решено обойти вокруг Британских островов и вернуться в Испанию.


До 11 августа англичане, не веря своему счастью, осторожно следовали за испанцами, но не атаковали их. Уже в этот момент на эскадре было около 3000 больных и обмороженных (на Армаде присутствовало довольно много негров и мулатов). 3 сентября часть эскадры миновала пролив между Гебридскими островами и Шотландией. К этому времени корабли были рассеяны по морю. 10 сентября испанские суда достигли Ирландии. Надежды на помощь братьев по вере не оправдались — ирландцы грабили и убивали выживших. Множество моряков умерло от голода. О негостеприимные скалы этого острова разбилось 20 испанских кораблей. Даже для тех, кто всё-таки смог вернуться на Родину, испытания не закончились: уже встав на якорь в испанском порту, экипажи нескольких кораблей буквально умирали от голода из-за того, что запасы продовольствия полностью истощились. В порту Ларедо один корабль сел на мель, поскольку у выживших матросов не было сил, чтобы спустить паруса и бросить якорь.


Всего Наисчастливейшая армада потеряла 63 корабля, из них только 7 — боевые потери. Не досчитались также 10 тысяч моряков. Что касается англичан — их потери совокупно составили до 400 моряков. Все корабли удалось сохранить.


Резюмируя, можно сказать, что высадиться в Англии в 1588 году испанцам помешал оторванный от реальности план десантирования, а также неготовность Фарнезе. На это наложилось четкое следование королевским инструкциям герцога Медины-Сидонии, которые (и это было ясно) еще до выхода Армады из Лиссабона стали никчемными бумажками. К этому можно добавить высокую степень религиозного фанатизма среди испанцев. Экспедиции был придан характер крестового похода, и все его участники перед отправлением совершили покаяние и приняли причастие. Во время похода были запрещены азартные игры, дуэли, на суда не были допущены женщины. На кораблях развевалось множество хоругвей, вымпелов и церковных знамен. Я не хочу сказать, что убеждения — это плохо, в большинстве случаях они даже полезны. И не важно, будь это вера в бога/царя/отечество (нужное подчеркнуть), моральный дух солдат крайне важен на войне. Но нельзя забывать и об адекватной организации, в нашем случае флота, вменяемом планировании операции и подготовке личного состава. Что к сожалению, или к счастью в Непобедимой Армаде отсутствовало.

Источник: https://vk.com/wall-162479647_138600

Автор: Максим Парфеня.

Личный хештег автора в ВК - #Парфеня@catx2, а это наш Архив публикаций за февраль 2020

Показать полностью 6
169

Френсис Дрейк (по версии ADN)

Френсис Дрейк (по версии ADN) Рассказ, Авторский рассказ, Пираты, Пиратство, Англия, Испания, Морской бой, Длиннопост, Елизавета I

В 1540 году в семье фермера родился Френсис Дрейк и до 12 лет крутил коровам хвосты, но потом был отправлен юнгой на торговое судно и стихия воды явно полюбилась ему больше, чем пропитанная навозом и тяжелым трудом сельская романтика. Чувак лихо акваменил и несмотря на сопливый возраст, морские волки признали в нём своего, а хозяин судна, кстати, его дальний родственник, завещал ему свой корабль.


В 18 лет предел мечтаний большинства наших пациков с района это кружить на папкиной машине под музончик и сигаретку, а Дрейк уже рулил целым кораблём, и как мамонтёнок на льдине, дрейфовал от vaгины к vaгине, пощипывая бесчисленных портовых цыпочек со словами: «Да, детка, это мой корабль».


Вскоре Дрейку местное движение наскучило и его потянуло на экзотику. Он со своим родичем занялся мегаприбыльной телепортацией рабов, превращая африканцев в афроамериканцев. Однако, когда ему было 27 лет, семейный рабо-бизнес накрылся медным тазом, когда испанцы лихо обломали рога нашему работорговцу, потопив почти все корабли рабо-бэнда, попортив весь его чёрный товар.


Дрейк попытался кинуть предъяву испанцам за учинённый беспредел, но ему пожелали попутного ветра в анус Посейдона, чем нажили себе опаснейшего врага, поклявшегося выпиливать и грабить все испанские корабли и поселения. Благо англичане активно помогали со стартапами всем желающим заниматься морским гоп-стопом против испанцев, выдавая им лицензии на пиратство и называя приватирами, но прижилось французское название — корсар. Нелицензионных же пиратов щимили все подряд и они часто заканчивали свою жизнь пуская тёплого по ноге, болтаясь на рее, обдуваемые свежим морским ветерком.


Испанцы считали ниже своего достоинства поощрять любых пиратов и смотрели на англичан как на фекалину, обвиняя их в нечистой игре, но в борьбе за мировое господство есть только одно правило — нет никаких правил, поэтому испанцы с гордым видом и кислой рожей вскоре отправятся в исторический отстойник, освободив дорогу дерзким, как мой паблик, англичанам. Но это будет потом, а в 1572 году, когда Дрейк принялся выполнять свои обещания, испанцы были в зените своего могущества, напоминая грозный футбольный клуб Барселона, а англичане же выглядели лошпетами, в первый раз вышедшими в высшую лигу, и пытаясь по-старинке за шапку сухарей подкупить футбольного судью.


Но несмотря на это Дрейк умудрился отчихвостить испанцев и захватить «Серебряный конвой», перевозивший 30 тонн честно отнятого у индейцев сильвера. Притараканив этот шикарный улов в Англию, он был встречен как боженька, а многие придворные дамы, включая саму Елизавету, неловко ёрзали на стульях, при виде дерзкого и удачливого пирата, который смог обобрать самую могущественную страну в мире.


Вскоре Дрейка снаряжают в кругосветку на разведку, в ходе которой он должен не только чихвостить испанцев, но и косплеить британских учёных, собирая всякие пестики и тычинки, а так же организовывая колонии английского режима. Во время своего плавания он открыл пролив Дрейка, но все его заслуги меркнут по сравнению с тем, что он привёз картофанчик в Европу, и с тех пор пюрешка и жаренная на сале картошечка заставляют выделять слюну не одно поколение европейцев.


За все эти дела Елизавета жалует ему титул рыцаря и теперь его дворецкий, подавая утреннюю овсянку, протяжно добавлял: «Сээээр!». Но наслаждаться унылой английской кухней и дрянной погодой Дрейку долго не довелось. Мария Стюарт повелась на подставу и сделала унылую попытку захватить престол, за что и поплатилась своей, не самой умной головешкой.


Это развяло руки испанскому королю Филиппу II и он начал строительство нереально крутого флота под названием «Непобедимая Армада», чтобы сделать атата бледной попке Елизаветы. Но Елизавета не видела себя в красной комнате у Филиппа, и приказала Дрейку сделать упреждающий удар и наломать дров в Кадисе, что позволило бы англичанам выиграть время перед серьёзной зарубой.


Дрейк не оплошал, и в 1587 году сделал всё «так як треба», уплывая из раздолбанного Кадиса как в лучших голливудских фильмах — оставив за собой огромные языки пламени и периодические взрывы, обильно приправленные трехэтажным испанским матом. Так же в 1588 году Дрейк проявил себя и в бою с Непобедимой армадой, доказав, что первые две буквы в её названии явно лишние, и запустив обратный отсчёт величия Испании, ведь на постройку огромного флота испанцы всадили все свои деньги, пойдя «ва-банк», но их карты были биты, а это значило, что игрок по имени Испания вскоре покинет игровой стол.


К сожалению, за всеми этими махачами, Дрейк забыл про правила личной гигиены и грубо пренебрёг правилом «Мойте руки перед едой», что и сыграло с ним злую шутку. В 1596 году, будучи в морском походе, своими грязными руками чувак разозлил Морского Мойдодыра и тот наслал на него дизентирию, от чего тот долго слал и в итоге умер.

Показать полностью
446

Сэр Уолтер Рэли

Сэр Уолтер Рэли Уолтер Рэли, Уолтер Рэйли, Пираты, Англия, Непобедимая Армада, Испания, Капер, Видео, Длиннопост, Елизавета I

Сэр Рэли появился на сцене английской истории из ниоткуда. Но сколь неподражаем был его выход! Сырой лондонской зимой 1581 года королева Елиза- вета I в сопровождении испанского посла и многочисленной свиты в нерешительности стояла у Холбейнских ворот — под ее ногами лежало грязное снежнобурое месиво, в которое страшно было ступить атласными, затканными серебром и золотом туфельками. Придворные беспомощно переглядывались, не зная, что предпринять. И вдруг перед процессией появился молодой дворянин, по всей видимости, спешивший во дворец по какому-то делу. Оценив ситуацию, он мгновенно сорвал с себя алый бархатный плащ, усыпанный драгоценными камнями, и бросил под ноги королеве. Свита замерла от столь неожиданного и роскошного жеста, глаза придворных с завистливым любопытством вонзились в незнакомца: высокий, с длинными мускулистыми ногами, с горящими темными глазами на узком правильном лице. Елизавета тряхнула огненно-рыжими волосами и, прежде чем вытоптать плащ, одарила незнакомца милостивой улыбкой.


Весьма скоро Рэли был приближен ко двору и сделался одним из фаворитов королевы. Кстати, под ноги правительнице он бросил тогда практически все свое состояние — алый плащ был единственным реальным богатством 29-летнего Уолтера и стоил примерно столько же, сколько и его захудалое девонширское поместье. Однако Рэли рано усвоил урок — побеждает только тот, кто умеет рисковать тотально. Он будет придерживаться этого правила всю жизнь.


Уолтер Рэли родился в 1552 году в приморском городке Ист-Бадли в Девоншире. Он был вторым ребенком от третьего брака его отца, обедневшего помещика Уолтера Рэли, религиозного лидера местной протестантской общины. О ранних годах Уолтера-младшего мало что известно. 16 лет от роду он поступил в оксфордский Ориэл Колледж, но так и не смог дотянуть до конца курса, хотя науки давались ему легко и быстро. Ветер странствий и тяга к приключениям преждевременно сорвали его с места, и диплом им так никогда и не был получен. 19-летним юнцом Рэли оказался добровольцем во Франции: там он сражался на стороне гугенотов. Многие запомнили этого безрассудно смелого юношу, презиравшего опасность, неумолимого и жесткого — если того требовали обстоятельства.


Сохранилась история о редких храбрости и находчивости Рэли, относящаяся к августу 1580 года, — история, особенно импонировавшая королеве Елизавете.

Сэр Уолтер Рэли Уолтер Рэли, Уолтер Рэйли, Пираты, Англия, Непобедимая Армада, Испания, Капер, Видео, Длиннопост, Елизавета I

Рэли в невеликом чине капитана английской армии получил задание от английского наместника в Ирландии лорда Ормонда подавить вспыхнувшее там восстание против короны, на помощь которому должны были прийти испанцы. Ирландия, эта ахиллесова пята Англии, постоянно угрожала ей неповиновением и бесконечными взрывами протеста католиков против деспотически навязываемого Елизаветой I протестантизма. Задание капитана Рэли выглядело едва ли выполнимым — подобное поручали в том случае, если подчиненный был чем-то неугоден и от него желали избавиться. Лорд Ормонд и в самом деле с трудом переносил Уолтера: молодой капитан казался ему чересчур самоуверенным и неподобающе дерзким. Как бы то ни было, Уолтеру было приказано арестовать подозреваемого в заговоре против королевы ирландского магната лорда Роша в его родовом замке в городе Белли и доставить Ормонду живым или мертвым.


Замок ирландца был надежно укреплен, к тому же в нем размещался вооруженный гарнизон в 500 человек, у Рэли же, отправляющегося на это задание, под началом было всего 90 солдат. К счастью, отряду Рэли под покровом ночи удалось пробраться в Белли незамеченным. Далее капитан стал приводить в действие отчаянный, но заранее детально разработанный план. Решительно постучавшись в ворота замка, он попросил, чтобы его пустили в сопровождении эскорта из 6 человек для ведения переговоров с Рошем. Для последнего столь жалкая кучка людей, находящихся на его укрепленной территории, не представляла ни малейшей опасности. С ироничной любезностью хозяин пригласил Рэли с его людьми к завтраку. И тут английский капитан со светской улыбкой повел разговор о последних достижениях астрономии. В глазах его читалась живейшая заинтересованность предметом, а речь свидетельствовала о достойной восхищения эрудированности. Рош, отметив все это, более всего, однако, оценил редкое хладнокровие своего «гостя» — вряд ли тот был столь наивен, чтобы не понимать, что через каких-нибудь 10 минут ему вполне могут перерезать горло.


–– Не откажите в любезности, сэр, показать ваш превосходный замок, –– обратился Рэли к хозяину с совсем уж, казалось бы, неуместной просьбой. –– Меня всегда интересовала архитектура.


Игра продолжалась… Рош с готовностью повел непрошеных гостей по дому, и в конце концов все они как бы случайно оказались в Сторожевой башне. И тут вежливая заинтересованность, не сходившая во время осмотра с лица Рэли, растаяла в то же мгновение — короткий условный свист, и в башню бесшумно вбежали английские солдаты.


–– Именем королевы! –– властно произнес капитан. –– Советую не сопротивляться.


Рэли заранее выведал, что из Сторожевой башни наружу ведет тайный, никем не охраняемый выход. Сейчас он надежно контролировался его людьми, и через него они вместе с пленником покинули замок. Как отряду Рэли удалось обойти все засады и благополучно добраться обратно в штаб-квартиру англичан, город Корк, никто понять не мог. Завистники Рэли позже говорили, что ему помогал сам дьявол. То же самое нашептывали на ухо королеве и ее прежние фавориты –– Дадли, Лестер и Хэттон, отошедшие на второй план с появлением Рэли. Но Елизавета была совершенно очарована новым придворным — мало того, что он был человеком действия и убеждений, он понимал самую суть миссии английской королевы…


Рэли в полной мере разделял сложившуюся к моменту правления Елизаветы I (1558 год) концепцию великой протестантской империи –– Англии, которая при правильном ведении дел и благоприятном стечении обстоятельств, как предполагалось, вскорости должна была сравниться с великой Римской империей времен Августа, этим эталоном разумной государственности. Собственно, в этом и заключался смысл английского Ренессанса. Патриоты типа Рэли усматривали в служении империи сакральную цель своей жизни, для достижения которой хороши были любые средства. Елизавета, вступив на престол в возрасте 25 лет, пусть и не сразу, но все же всерьез вознамерилась осуществить англиканскую доктрину монарха — верховодить как над государством, так и над Церковью. Дочь Генриха VIII и Анны Болейн, Елизавета Тюдор унаследовала представления о том, что именно папы повинны в ослаблении монархической власти в Европе, что, стремясь подчинить государства Церкви, они планомерно подрывали единство европейских королевских дворов и ослабляли их себе в угоду. Еще в 1559 году Елизавета заставила парламент голосовать за «Акт верховенства», требующий от епископов клятвы верности королеве, стоящей над Церковью. Это означало полный разрыв с Римом, и те священники, которые отказались дать клятву, были немедленно заключены в тюрьмы. В 1570 году Папа официально отлучил Елизавету Тюдор от Церкви, считая единственной законной правительницей шотландскую королеву Марию Стюарт, ее двоюродную сестру. С этого момента преследования католиков стали для Елизаветы «делом чести», за время своего правления она публично казнила более 200 католических священников.


Что касается Уолтера Рэли, то он вовсе не был таким уж непримиримым протестантом, но яростно ненавидел, например, испанцев –– не за то, что они католики, а за то, что, соперничая с Англией, пока держали превосходство над ней, в частности на морских просторах. Сопротивлявшиеся господству Англии Ирландия и Шотландия вызывали его ненависть по той же причине.


Словом, Елизавета нашла в Рэли истинного солдата империи — всецело преданного и надежного. Королева позволила Уолтеру выступить в Тайном совете. «Выскочка», как прозвали его при дворе, со свойственной ему дерзостью представил государственным мужам собственную оригинальную программу покорения Ирландии: надо опираться не на жестокую силу ненавидимых английских войск, а умело поощрять местные сообщества добровольно служить далекой, величественной и благородной королеве. Елизавета любовалась тем, как ловко и красиво Уолтер парировал аргументы разгорячившихся членов Тайного совета, набросившихся на него, как свора разозленных псов. Оказалось, что ораторское искусство также относится к числу не последних достоинств обласканного королевой дворянина.

Сэр Уолтер Рэли Уолтер Рэли, Уолтер Рэйли, Пираты, Англия, Непобедимая Армада, Испания, Капер, Видео, Длиннопост, Елизавета I

Примерно с 1583 года на Рэли посыпались милости Елизаветы, позволившие ему стать одним из самых богатых людей в Англии: Ее Величество удостоила любимца рыцарского звания, пожаловала ему оловянную монополию, патент на винный откуп, лицензию на экспорт шерстяного сукна. Разумеется, последовали и придворные должности — Рэли становится капитаном личной гвардии королевы, адмиралом Девона и Корнуолла. Отныне у Рэли один из самых роскошных в Лондоне домов –– дворец Дорем Хаус на знаменитой улице Стрэнд и любимое им до самой своей кончины поместье Шерборн в Дорчестере. Когда фортуна отвернется от него, только в этом живописном уголке ему захочется искать утешения.


Отныне деньги для него –– не большая ценность, чем вода (недаром Вода была прозвищем, данным ему королевой), и они текут у него сквозь пальцы. Рэли –– один из самых больших щеголей столицы. Ко двору он является в башмаках, украшенных жемчугами, рубинами и алмазами, общая стоимость которых составляет парочку крупных состояний аристократов. В стране Рэли считают нахалом, гордецом и карьеристом. На балах первый танец королева отдавала сэру Рэли, на королевской охоте позволяла скакать по правую руку от себя, в часы досуга –– развлекать уединенной прогулкой и искусным разговором. Известно, что у Рэли с Елизаветой была любимая игра: писать друг другу послания, вырезая их алмазами по стеклу. «Я был бы счастлив вознестись, но я боюсь упасть», –– начинал иносказательный диалог с государыней сэр Уолтер. «Если сердце обманет Вас, не советую возноситься», –– отвечала она.


Витиеватый слог и двусмысленные сравнения были в моде среди английской аристократии, но все же Рэли и по этой части перещеголял всех. В глаза и за глаза он славословил свою Королеву: «Ваше Величество поет, как ангел, играет на лютне, как Орфей, а на охоте вы –– подобны Диане…». Елизавета млела, слушая льстеца, и готова было поощрять его самые безумные идеи и планы. А уж их-то у Рэли всегда имелось в избытке, его интересы никогда не ограничивались ролью придворного и солдата.

Сэр Уолтер Рэли Уолтер Рэли, Уолтер Рэйли, Пираты, Англия, Непобедимая Армада, Испания, Капер, Видео, Длиннопост, Елизавета I

Колонизация Нового Света –– вот одна из его идей фикс. Большую часть своего колоссального состояния Рэли тратил на организацию чрезвычайно дорогостоящих заморских экспедиций. Недавно открытые земли Нового Света находились тогда под ревнивой опекой Испании, не желавшей допустить иностранцев к доставшимся ей огромным богатствам. Англичане с завистью наблюдали, как испанские и португальские суда перевозили на континент награбленное золото инков и майя, ценные специи, редкие древесные породы, невиданную руду. Впрочем, при Елизавете стало процветать так называемое «пиратство в законе»: королева фактически поощряла то, что ее подданные –– смельчаки вроде Фрэнсиса Дрейка, Уолтера Гренвилла, Хэмфри Гилберта — грабили испанские суда и совершали разбойничьи набеги на иностранные галионы. Главным условием было, чтобы пираты делились с короной.


Рэли же полагал унизительным то, что его великой державе был закрыт доступ на Американский континент. Сомнительно, чтобы его страсть завоевать Новый Свет диктовалась только соображениями личной наживы, как шипели за его спиной.


–– Слава Вашего Величества лежит за океаном, не забывайте этого, –– неустанно намекал Рэли королеве на предсказания ее личного астролога, баронета Джона Ди Глэдхилла. Тот пользовался почти безграничным влиянием на Елизавету, и королева прислушивалась к любым его рекомендациям. Джон Ди снискал себе в Европе репутацию выдающегося ученого — он был знатоком математики, географии, астрономии, философии, алхимии и магии, учился у самого Герхарда Меркатора — знаменитого географа, и у самого Геммы Фризиуса — выдающегося физика и математика.


Именно Ди привез в Англию огромное количество географических карт и навигационных инструментов. В 1577 году Ди опубликовал «Всеобщее и подробнейшее изложение совершенного искусства навигации». В этом сочинении он представил и обосновал план английской экспансии в Новый Свет. Рэли основательно изучил выкладки Джона Ди, с тем чтобы воспользоваться и его мудрыми советами, и уникальными географическими картами. По рекомендации Ди сэр Уолтер привлек к делу одного из лучших астрономов и математиков того времени, Томаса Хэрриота.


Начиная с 1583 года сэр Уолтер направлял в Новый Свет одну экспедицию за другой. В 1584-м у северных берегов Флориды его люди открыли обширную, никому не принадлежащую землю с исключительно благоприятным климатом и почвой. Рэли ликовал. С его подачи землю назвали в честь королевы –– Вирджинией, что означало «девственная». К этому факту Елизавета отнеслась с особой благосклонностью, поскольку ей всегда льстило подкрепление ее статуса королевы-девственницы. Она всячески подчеркивала, что, вступив на престол, она связала себя брачными узами исключительно со своим королевством и ни одному мужчине никогда не суждено нарушить этот священный союз…


Сэр Рэли умолял королеву отпустить в морскую экспедицию его самого. Ему приелась монотонная придворная жизнь, наскучило бездеятельное командование ленивой королевской охраной. Ему хотелось опасностей, хлесткого соленого ветра в лицо, хотелось, наконец, собственными глазами увидеть экзотические земли, краснокожих, золотые рудники… Но он — в плену у своей благодетельницы. Продолжительные интимные прогулки, длинные аудиенции, бесполезные аргументы, напрасные петиции… Елизавета была неумолима. «Для меня вы незаменимы, сэр, –– тонко улыбаясь, цедила королева, и алмазные подвески мерно покачиваются в такт ее словам. –– А командовать кораблем может тот, в ком я нуждаюсь не так остро».


И ему ничего не оставалось, как довольствоваться воображением, письмами и донесениями участников. Отправленная Рэли в 1588 году очередная экспедиция под командованием сэра Уолтера Гренвилла достигла острова Роанок и высадила там 15 первых колонистов. Через год Рэли выслал туда еще 117 добровольных переселенцев, но, увы, выяснилось, что те, первые, были убиты индейцами. По возвращении друг Рэли Томас Хэрриот опубликовал «Краткое и истинное донесение о вновь открытой земле Вирджинии», переведенное сразу на латынь, французский и немецкий. Это сочинение долго пользовалось огромной популярностью в Европе.


Выдающийся ученый Томас Хэрриот многие месяцы жил в лондонском доме Рэли в качестве наставника последнего в математике и навигации. Хэрриот утверждал, что знания придворного Рэли в этих областях были обширнейшими и что сэр Уолтер стремился пополнить их до последнего дня своей жизни. По свидетельству Хэрриота, Рэли спал не более 5 часов, чтобы таким образом сэкономить время для «учения». Хэрриот считал Рэли истинным, а вовсе не формальным руководителем экспедиций. В частности, именно сэр Уолтер приказал везти на континент новые растения: табак и картофель, в изобилии произрастающие в Вирджинии. Фактически с легкой руки Рэли Англия приохотилась к табакокурению.


По Лондону распространилась история, что когда Рэли впервые закурил в присутствии своего слуги, тот завопил: «Хозяин горит!» — и вылил сэру Уолтеру на голову кувшин воды. Королева в первый раз тоже изумленно взирала на своего фаворита, не просто непринужденно, но с наслаждением «пьющего дым» из золоченой трубки. Впрочем, уже к началу XVII века курение стало обычным делом, неискоренимо утвердившись во всех сословиях. Елизавета однажды сказала Рэли, что она видела многих, кто обратил золото в дым, но он единственный, кому удалось обратить дым в золото… Заморские усилия фаворита были оценены по заслугам.

Все рухнуло в одночасье. Давняя возлюбленная Рэли — фрейлина королевы Елизаветы Трокмортон, дочь некогда видного дипломата, — ждала от него ребенка, и сэр Уолтер, разумеется, женился на ней. Тайно, конечно, поскольку он слишком хорошо представлял, чем грозит ему подобный поступок. Оставив молодую жену на сносях в поместье Шерборн, Рэли поспешно сел на корабль и отплыл к американскому побережью. Гнев королевы, узнавшей об измене фаворита, был страшен. В 1592 году Елизавете было уже почти 60, старела она тяжело, и ей мучительно не хотелось расставаться с репутацией обворожительной женщины, у которой нет соперниц. К тому же она всегда рассматривала своих фрейлин как неприкосновенных весталок, а своих фаворитов как личную собственность. Негодяйке Трокмортон было велено больше никогда не показываться на глаза государыне. Когда же Елизавета выяснила, что вероломный Рэли покинул страну без ее ведома, за ним тотчас выслали вдогонку корабль с высочайшим приказом: немедленно вернуться. Как только сэр Уолтер ступил на английскую землю, его арестовали и отправили в Тауэр. Рэли с горечью признавался самому себе, что судьба поворачивалась к нему спиной. Но это было только начало, и на этот раз Уолтеру помог случай…


Флотилия Рэли, иногда в духе времени промышляющая пиратством, захватила редкую добычу –– испанское судно «Матерь Божья». На борту корабля находилось 15 тонн черного дерева и 537 тонн специй (перец, гвоздика, корица, ваниль, мускатный орех), а также ткани, шелка, янтарь, золото и серебро. По дороге английские моряки, естественно, не удержались и изрядно опустошили запасы. В дартмутском порту тоже не обошлось без мародерства. Государственный секретарь Роберт Сесил, к своему ужасу, получил донесение, из которого следовало, что королевская доля таким образом оказалась заниженной больше, чем вдвое, и равнялась каким-нибудь 10 тысячам фунтов. В отчаянии Сесил уговорил Елизавету отпустить Рэли в Дартмут: кроме тауэрского пленника никто не мог справиться с потерявшими голову моряками, он единственный, кто пользовался у них непререкаемым авторитетом.


Освобожденный Рэли с облегчением поспешил в Дартмут. Результат его «разборки» превзошел все ожидания: он сумел вернуть королеве 80 тысяч фунтов! Злопамятная Елизавета любезно позволила бывшему фавориту в тюрьму не возвращаться, однако на глаза к себе пускать отказалась.


Несмотря на то что брак оказался счастливым — Рэли любил жену и обожал первенца, –– отвержение королевой он переживал тяжело. Елизавета не посягнула ни на его чины, ни на дома, ни на собственность, она всего лишь отказала ему во внимании и близости, но именно этим сэр Уолтер крайне дорожил. Подтверждением служит его поэзия. Среди своих современников –– Шекспира, Сидни, Спенсера –– Уолтер Рэли считался далеко не последним поэтом. К сожалению, до нас дошло не более полусотни его стихотворений и отрывки знаменитой поэмы «Океан к Цинтии» –– в полной мере отражающей чувства Рэли после разрыва с Елизаветой Тюдор:


Стон замирал при взоре этих глаз.

В них растворялась горечь океана;

Все искупал один счастливый час:

Что Рок тому, кому Любовь — охрана?

Все, что купил ценою стольких мук,

Что некогда возвел с таким размахом —

Заколебалось, вырвалось из рук,

Обрушилось и обратилось прахом!..


Впрочем, чувства эти вряд ли следует понимать буквально, как если бы расставание произошло с обычной возлюбленной. В кругу Рэли была чрезвычайно популярна мистическая идея сакральности монархини: будто бы в земном теле той, которую небо наделило высшей властью, воплощается зерно бессмертия и космического единства, которое надлежит чтить и превозносить.


Чтобы облегчить душу, Рэли читал друзьям многочисленные стихи, посвященные Елизавете, рассуждал о том, что такое верность и предательство, жизнь и смерть, рок и удача. После того как Елизавета перестала удостаивать его свиданий, у Рэли освободилось много времени. Это способствовало тому, что руководимый им философский кружок «Школа ночи» снова стал регулярно собираться в его лондонском доме. Кристофер Марло, Джордж Чапмен, Уильям Уорнер, Томас Хэрриот, Фердинанд Стэнли, попивая дымящийся грог, рассуждали о загадках бытия, критиковали Писание, спорили о самых последних открытиях математики, астрономии и философии. Все они принадлежали к разряду интеллектуалов-искателей и увлекались работами христианских каббалистов и мистиков, таких как Марсилио Фичино, Пико делла Мирандола, Ройхлин.


При дворе к кружку Рэли всегда относились с подозрением, но пока королева благоволила к сэру Уолтеру, на сборища смотрели сквозь пальцы, но теперь тайные осведомители Елизаветы и враги Рэли бросились вынюхивать компромат.


–– Рэли собирает у себя безбожников и атеистов, –– доносили государыне. –– Они порочат веру. Королева задумчиво кивала. У нее уже давно был припасен козырь против бывшего фаворита: в свое время Рэли представил в государственный совет акт о добровольном посещении церкви. Елизавета тогда замяла дело, хотя скандал разгорелся нешуточный. Если вдруг сэр Уолтер выкинет что-нибудь неподобающее, она всегда воспользуется этим козырем. При огромном влиянии Рэли в стране с него нельзя спускать глаз. Теперь Елизавета, скорее, опасалась опального придворного.


6 февраля 1595 года пять кораблей под флагом Рэли вышли из Плимута и взяли курс на устье Ориноко. На этот раз Рэли лично принимал участие в экспедиции. Как ни странно, он был подвержен морской болезни и проводил в каюте долгие мучительные часы. Тело его страдало, но дух оставался как никогда бодр –– ведь Рэли был близок к осуществлению своей давней, самой заветной мечты — Эльдорадо! Страна золота. Никто не отыскал ее, а он найдет. Снова и снова сэр Уолтер изучал потрепанные, видавшие виды карты, густо испещренные пометками его нетерпеливого карандаша. Снова сверялся с книгой крупного испанского историка начала XVI века Овьедо-и-Вальдеса «Всеобщая и подлинная история Индий, островов и материковой земли в море-океане». Практически единственный источник, описывающий первые шаги в исследовании Ориноко: в бассейне этой реки, согласно сведениям, якобы полученным испанцами от местных, находилась благословенная земля Эльдорадо. Кроме ненавидимых Рэли испанцев, больше никто не путешествовал в эти края, которые тогда называли Гвианой (ныне это территория Венесуэлы). Сам Рэли связывал Гвиану с государством инков, существовавших в Перу до вторжения испанских конкистадоров.


Рэли вернулся в Англию в августе 1595 года –– его путешествие длилось приблизительно полгода –– и тотчас поспешил с докладом к королеве. Он вошел в ее кабинет, как всегда, щеголеватый, безупречно напудренный, полный энтузиазма и молодой горячности. Но стареющую Елизавету это, скорее, раздосадовало. Принимая бывшего фаворита, она едва скрывала зевоту. Ей было отлично известно, что обещанного золота он не привез, а образцы какой-то там руды ее мало интересовали…


–– Оставьте ваш отчет, я позднее взгляну, –– холодно вымолвила государыня и сделала такой знакомый жест белой пухлой рукой: обычно таким образом она просила удалиться тех, кто превысил меру ее терпения. Оскорбленный Рэли с достоинством поклонился и вышел.


Он неутомимо продолжал выступать с речами и статьями, призывая соотечественников вкладывать деньги в развитие и разработку долины Ориноко. Однако над ним смеялись и за глаза называли «чокнутым». Никто не помышлял выбрасывать средства на какие-то там заморские колонии. Англия менялась. Елизаветинская эпоха явно близилась к закату.


Елизавета I умерла 24 марта 1603 года. В тот же день на английский престол вступил шотландец Яков I Стюарт, сын казненной Марии Стюарт. Все это означало, что в судьбе придворного Уолтера Рэли должны наступить радикальные перемены. Тем не менее он оказался не готов к той резкой неприкрытой неприязни, с какой отнесся к нему новый монарх. Яков поторопился лишить Рэли доходов от монополий, приказал покинуть доремский дворец, подаренный ему Елизаветой, но формально оставшийся во владении короны, а затем заключил в Тауэр.


Однако под нажимом возмущенного общественного мнения король отложил казнь Рэли на неопределенный срок. 13 долгих лет провел сэр Уолтер в тауэрской башне Бошан. Правда, условия его содержания были весьма либеральными. Сэр Рэли частенько обедал с начальником тюрьмы, его посещали многочисленные друзья и жена, нанявшая дом напротив Тауэра. В тюрьме был зачат второй сын Рэли –– Кэрью, родившийся в 1605 году. В неволе характер сэра Рэли нисколько не изменился — в нем по-прежнему кипели жажда деятельности и страсть к познанию. Ему было позволено открыть при тюрьме небольшую лабораторию, в которой он проводил свои научные опыты: в частности, Рэли придумал способ опреснения соленой воды. Ставил он и алхимические эксперименты при помощи верного Томаса Хэрриота и графа Нортумберленда. Про него распространилась слава мага и чернокнижника, поговаривали даже, что он изобрел эликсир бессмертия.


В целом же ситуация вокруг заключенного государственного изменника Рэли сложилась весьма пикантная. Сидя в тюрьме, он стал учителем наследника престола — принца Уэльского! Принц Генри однажды навестил Рэли в сопровождении своей матери, королевы Анны, и был совершенно очарован обаятельным, остроумным, а главное, знавшим решительно все на свете сэром Уолтером. С этого момента юный Генри ежедневно наведывался в Тауэр и Рэли охотно обучал его разным наукам. Не исключено, что сэр Уолтер надеялся воспитать из Генри будущего идеального государя, раз уж ему представился такой уникальный случай. Именно для принца Уэльского Рэли начал писать фундаментальный труд «История мира», так и оставшийся незаконченным. И именно эта работа позволяет говорить о Рэли как о серьезном философе. Кроме того, он написал множество статей по вопросам государственной политики, кораблестроению, навигации. В 1612 году за принцессу Елизавету, сестру Генри, посватался какой-то европейский принц. Король Яков во всей стране не нашел советчика более компетентного, чем его узник Рэли. «Выйдет ли из этого брака выгода Англии?» –– задал монарх вопрос заключенному. Несколько дней Рэли обдумывал ответ и в конце концов посоветовал выдать принцессу за немецкого князя Фридриха. Удивительнее всего, что Рэли послушались. Но во время пышной свадьбы Елизаветы неожиданно отравился и умер 18-летний принц Уэльский. Рэли переживал этот удар очень тяжко. Он практически не сомневался — Генри под шумок убрали. Не из-за того ли, что его, Рэли, влияние на юношу вышло из-под контроля короля?


64-летний Рэли купил себе свободу. Судьба сделала еще один крутой вираж, но на этот раз последний. Происпанская политика короля Якова не слишком устраивала Лондон и определенные круги дворянства. Король отчаянно нуждался в свободных деньгах, чтобы обеспечить себе хотя бы некоторую независимость от парламента. Рэли вовремя почуял момент и снова выдвинул перед королем план экспедиции в Гвиану. Он соблазнил монарха золотом, обещая привезти из путешествия столько драгоценных металлов, сколько уместится на его кораблях. Яков подумал-подумал –– и дал согласие. При единственном условии: Рэли будет действовать только на тех территориях, которые не находятся под контролем Испании. За малейшие стычки с испанцами сэр Уолтер отвечает головой.


Рэли отлично понимал ситуацию: будет золото –– его помилуют, не будет –– приведут в исполнение отсроченный приговор.


Флагманский корабль под названием «Рок» Рэли строил по своим чертежам и на свои средства. Людей набрал «из самых отбросов» –– пьяниц, дебоширов и бывших преступников. Другого выбора у него не было: никто особенно не стремился в Новый Свет под началом осужденного на смерть преступника, выпущенного под честное слово. В море вышли в марте 1617 года. Непрекращающаяся штормовая погода показалась Рэли дурным знаком. У одного из поселений Сан-Томе, в районе устья Ояпоки, люди Рэли наткнулись на испанский гарнизон. Сэр Уолтер всеми силами пытался избежать стычки, но отправившийся в плавание вместе с ним старший сын, тоже Уолтер, оказался менее сдержанным и уложил на месте нескольких испанцев. К несчастью, в этой перестрелке Рэли-младший был убит, и сэр Уолтер уже не мог себя контролировать — завязалась отчаянная схватка. Прошло совсем немного времени, и известие о том, что Рэли нарушил данный ему королем приказ, достиг ушей Якова. Тем временем дела Рэли обстояли все хуже и хуже: его суда прочесали маршрут от Амазонки до Ориноко, но никакого золота не обнаружили. Есть сведения, что отчаявшийся Рэли приказал подчиненным вернуться на Ориноко, где он рассчитывал поднять восстание индейцев против испанских колонизаторов. Не исключено, что в его планы входило навсегда остаться в тех краях и не возвращаться на континент вовсе. Другие источники сообщают, что Рэли намеревался добраться до английских поселений в Вирджинии (которые, к слову сказать, загадочно и бесследно исчезли, но сэр Уолтер никогда об этом не узнал). Как бы то ни было, но доподлинно известно, что после обманутых надежд на горы золота не только солдаты, но и офицеры отказались подчиниться приказам Рэли, и у него не оставалось иного выхода, как повернуть домой.


Впрочем, время показало, что сэр Уолтер Рэли вовсе не был бесплодным мечтателем и прожектером, каковым многие его считали. В 1849 году недалеко от реки Карони, где проходила экспедиция Рэли, было найдено золото, и со временем там вырос целый золотопромышленный район Караталь со знаменитым прииском Эль-Кальяно.


…Уолтер Рэли знал, что тотчас по прибытии в английский порт будет арестован. Так и случилось. Снова — до отвращения знакомое помещение Тауэра, но на этот раз ему не придется задержаться здесь надолго. Испанский посол Гондомар требовал от короля примерно наказать Рэли. Суд подтвердил прежний приговор с единственным послаблением: Рэли предадут «дворянской» смерти –– обезглавливанию; позорную смерть предателя милостиво отменили.


29 октября 1618 года Рэли, как всегда подтянутый и собранный, стоял перед эшафотом. Он попросил палача потрогать лезвие топора и с улыбкой бросил в толпу, что лекарство, которое ему сейчас дадут, острое на вкус, зато помогает от любой болезни… Согласно обычаю жена Рэли забрала после казни забальзамированную голову своего супруга и хранила ее до самой своей смерти.


Что жизнь? Мистерия людских страстей,

Любой из нас природный лицедей.

У матери в утробе мы украдкой

Рядимся в плоть для этой пьесы краткой.


Уолтер Рэли

Показать полностью 3 1
1856

Больше, чем государство: Британская Ост-индская торговая компания

Больше, чем государство: Британская Ост-индская торговая компания Британская компания, Ост-Индская компания, Оитк, Англия, Испания, Бизнес, История, Текст, Хабрахабра, Длиннопост

По мере копания в принципах управления компанией рано или поздно натыкаешься на две большие формации — Инквизицию и Ост-индскую торговую компанию. Про первое я не готов дискутировать во избежание холиваров, а вот про второе немного раскопал.


Это бизнес, который внезапно стал больше Англии, повлиял на технический прогресс, развязал пару войн и перебил сотни тысяч людей. На половине планеты следы этой компании — от «Садов Компании» близ мыса Доброй Надежды до упоминаний в современных фильмах вроде «Пиратов Карибского моря». Бизнес впечатлял.


Представьте ситуацию: вторая половина шестнадцатого века, в Англии полная задница с финансами. Народ бухтит и не повинуется, отлаженная судебная система стала жёстким рандомом, угроза войны, никаких надёжных внешних союзов. Понятно, что всё это приведёт к ещё большим проблемам, внутреннему расколу и гражданской войне. Надо было что-то делать, и делать довольно быстро.


Первый способ решения проблемы был прост как полено — перекредитоваться и зализать раны, а потом медленно отдавать занятое. Но вот только Амстердам давал под 14% в месяц, и поэтому слегка окосевшие от голландской наглости англичане брать отказались.


Оставалось думать. Это было непривычно, поэтому результат тоже получился неожиданный.


Важный дисклеймер

Сам я в этом деле, конечно, не участвовал, но поднимать данные было увлекательно. Сразу говорю — источников много, они противоречивые, но кое-какое целостное впечатление составить можно. Дальше — исключительно то, что я понял, вполне возможно, что сюжет шёл как-то иначе. Мне это всё было важно не для исторической точности, а в прикладном плане для изучения теории управления. Именно на этом я и постарался сделать акцент дальше.


Глубже в задницу

Наиболее прибыльным бизнесом тогда была торговля с новыми землями. Напомню, в это время Португалия медленно отдавала пальму первенства на морях Испании, плюс была сильна Венеция. У Англии даже толкового флота ещё не было.


Раньше уже была создана компания для торговли с Испанией, и она давала достаточный поток доходов. Но вся эта песня кончилась аккурат в момент смены короля — Филипп II запретил возить товары на чужих судах. На английских нельзя, на своих испанских можно. Для англичан это был алес — денег и так не хватало, а тут стало не хватать совсем. Вот прямо вилы.


Началась контрабанда, дикая и беспощадная. В 1563 году пришло эмбарго на ввозы товаров в Англию, потому что английские Джеки Воробьи с Морганами и Бладами уж больно грамотно давали испанцам отмашку на дальних рубежах. Кстати, настоящий из всего списка только Морган, и родился он на век позже. Поэтому почтим память безымянных героев.


А ещё чуть позже корсары умудрились поцапаться заодно и с Португалией, и внешней торговле Англии окончательно пришла толстая полярная лисичка.


Контакты с русскими

В 1553 году англичане разведали дорогу до нас, русских. Иван Грозный в 1558 году пробился к Балтике и — понеслось. Нам нужно было много пороха и ружей, пушечной стали — и вот англичане-то их и поставили. Ничего другого нам от них не было надо — всё можно было достать ближе. А вот оружие нам европейцы не давали — и я их вполне понимаю. Кстати, про ружья — похоже, это были те самые, которые мастер Левша завещал кирпичом не чистить.


Европа от такого зрелища поставок боеприпаса в обход всех, мягко говоря, впала в когнитивный диссонанс. Торговые объединения долго думали, чего бы такого сделать, и таки убедили датского короля, что англичане возят стволы шведам, чтобы поименованные шведы могли напасть на него лично. Датский король был параноиком. В медицинском смысле. Морской путь перекрыли. Англичане попробовали контрабанду, но быстро узнали, что датчане — это нифига не расслабленные испанцы, ловить умеют, и суда отжимают сразу вместе с товаром.

Эпоха контрабанды


Английские купцы были одиночками, которые если что — сидели по закону. Центрального объединения и профсоюза у них не было, и это очень мешало отстаивать интересы. Забегая чуть вперёд, аж до времён окончания кругосветки Дрейка в Испании, они спорили обо всём — но уже разбились на два фронта, англо-испанскую торговую компанию и «профсоюз». В этот же момент кто-то особо ушлый наладил канал поставок берберам (1576). Испанцы, воюя с пиратами султаната, были очень обрадованы тому, что у необразованных пиратов есть дальнобойные ружья и пушки с клеймом «сделано в Англии». Следствие: май 1585 — конфискация всех английских судов Испанией.


В ответ Елизавета начала массово выдавать корсарские патенты. Пример героя этих лет — Жора Клиффорд, угрюмый мужик с очень интересной манерой развлечений. Он накопил рейдами аж на 47-пушечный корабль, а потом начал перехватывать испанские конвои с серебром и золотом. Проблема была в том, что их ещё надо было найти, что не получалось. Трижды он эпически промахивался мимо конвоя и грабил непричастных. Потом случилась феерия у Сан-Хуана. Там англичане в большом ассортименте подошли к острову грабить. Испанский генерал де Гусман приказал закатить пушки поглубже и не стрелять. Англичане решили, что пушки ещё не завезли, и подошли поближе, аж на 150 метров к форту. И начали устраивать военный совет. Обстрел 24-фунтовыми пушками со 150 метров с возможностью тщательно прицелиться, по пристрелянным секторам — это как пулемётом по фуре в упор. Рейд обломался. Мягко говоря.


Но наш герой Жора поднял опыта, сделал выводы и вернулся через полгода с 18 кораблями. А на острове как раз шла пересменка бойцов — старых солдат увезли, а новые ещё не прибыли. В итоге англичане с двух попыток взяли всё и сразу — 60 человек убитыми в потерях, 4 миллиона песо выручки. Через месяц потери составили ещё 200 умерших от дизентерии и 500 больных. Пришлось уходить с острова. После выплаты кредитов Жора Клиффорд спустил оставшиеся деньги на скачках, чем серьёзно обогатил в итоге (после возгонки и дистилляции) бюджет Англии.


Примерно из таких замечательных людей тогда состоял «свободный флот».


Напомню, вся история морской торговли — это история астрономии и навигации. У кого лучше карты, тот и выигрывает. Англичане банально не могли обогнуть мыс Доброй надежды, что в Африке. Три раза отправляли экспедиции: три корабля, три корабля, два корабля. Всё пожрал долгоносик. Всё бы шло медленно и печально, если бы голландец Ян Гюгейн не спёр карты у испанцев. Он в 17 лет устроился слугой архиепископа Ост-Индии, и злостно злоупотребил служебным положением — скопировал все карты, которые мог достать, до чёрточки. Он ими иллюстрировал свой бложек (простите, книгу) про путешествия. За 4 года до образования Компании он её и издал.


День Х

31 декабря 1600 года 214 купцов и один уже упомянутый граф Джордж Клиффорд получили отличный новогодний подарок — королева Елизавета основала ЗАО «Ост-Индская торговая компания». Управляющим стал мужик по имени Томас Смит, появилось 24 директора. Но 31 декабря они не отмечали, потому что у них Рождество, а не Новый год. Теперь про Жору. Жора Клиффорд успел конкретно разориться и вступил в этот проект ради того, чтобы было куда приткнуть суда, которые никак не могли стать ликвидным активом в момент, когда торговый флот не был нужен. Ушлый тип.


Первая экспедиция стартовала в 1601 году и вернулась в 1603 году. Они обошли Индийский океан и закупили всего интересного. Драгоценности и шелка почти ничего не весили, зато корабли загрузили до самого верха перцем. Маржа 400%. Его было столько, что продать просто не успевали — 3 года он числился на складских остатках. В следующем году стартовала ещё одна экспедиция. По её итогам учредители получили полный возврат инвестиций — и у них остались доли в компании.


Модель английской компании была построена на облигациях — купцы давали компании в долг, а потом требовали возврат с процентами независимо от обстоятельств. Успешность экспедиций в этом аспекте была неважна. Доли вкладчикам никто не давал. А в Голландии уже был фондовый рынок, и там понимали, что такое акция — именно акции голландской компании торговались в Амстердаме. Акция даёт долю.


Денег у голландцев как у населения было в 10 раз больше, и население активно вкладывалось. Пока просто учтите этот факт, он ещё не начал драматически влиять на историю.


В это же время голландцы закрепились в Индонезии — англичане не могли себе позволить вкладываться в местную инфраструктуру и не могли позволить себе закрывать риски неудачных экспедиций, денег не хватало. А голландцы могли показать пару лет убытков инвесторам, но зато получить после этого десятилетия процветания. Плюс все их операции рассчитывались по долям, — если одна неудачная приходилась на две удачных, вы всё равно были в дикой прибыли.

Следствие такой модели — голландская ост-индская компания на 1603-й год имела полный бюджет Англии в операционных расходах. Молодая английская ост-индская компания имела хрен с маслом.


В 1688 году англичане расчухали про акции и тоже реорганизовались — в эту сторону их задолго до фактической реорганизации очень активно пинал ещё дядька Кромвель, известный в кругах экономистов.


Индийский бассейн

В 1620-х годах голландцы захватили острова Банда, и получили монополию на мускатный орех. Адмирал Кун решил создать внутриазиатскую торговую систему, своего рода шину для обмена товарами между Китаем и другими странами. И у него получилось. Англичане, испанцы и португальцы, глядя на эту наглость, просто кипели от ярости, но сделать ничего не могли. «Даже самая высокая виселица в старой доброй Англии недостаточно высока для Куна» — отметил директор английской ост-индской компании.


Начались вооружённые столкновения. Голландцы и англичане пободались за острова Ай и Рун. Причём силами японцев. Но это отдельная песня. В 1621-м году азиатские наёмники вырезали там всех англичан. Свои действия перед акционерами Кун оправдал просто: «Не бывает торговли без войны, как не бывает войны без торговли». Потом голландцы напали на Джакарту, где был склад перца, снова вырезали всех поголовно. Англичане тоже в долгу не оставались — если встречался голландский купец, то его команда высаживалась прямо в море. Так продолжалось ещё некоторое время — англичане потеряли почти все торговые порты кроме индийских.


В Европе началась тридцатилетняя война. Через тридцать лет она кончилась, но в Ост-Индии творилась натуральная Санта-Барбара — Бомбей, который должен был быть английским, всё никак не могли правильно передать. Воевали все против всех, потому что конъюнктура постоянно менялась.


Исторически прибыль была всего около 5% в год, но акции стабильно росли — за 9 лет с 1672-го по 1681-й они скакнули с 80 до 365 фунтов стерлингов. В 1694 в Ост-Индской компании работало 35 человек и куча фрилансеров (включая капитанов).


Бизнес не шёл. Точнее, шёл медленнее, чем у соседей, с трудом и надрывом. В 1688 году сформировался так называемый «Синдикат Папилльона», который начал в парламенте торг-аукцион по поводу отдельного разрешения на торговлю с Востоком. Вильгельм смотрел на эти споры, и в 1694 году (уже став королем) выпустил указ, согласно которому монополия Ост-индиской компании отменялась. Все торговые компании имели равные права на торговлю с Индией.


Бизнес почесал голову, скинулся и поддержал свержение кровавого режима, но ничего не вышло. Чтобы как-то вернуть монаршее доверие, Ост-индиская компания в 1696 году вышла к Вильгельму с предложением — давали ссуду в 500 тысяч фунтов под 4% в обмен на восстановление монополии. Однако тут же появился дядька Папилльон, который предложил королю 2 миллиона под 8%. Вильгельм принял оригинальное решение: взял оба займа и оставил ситуацию как есть. Через десяток лет учредители поумирали, и дело стало только за коммерческими интересами. В результате в 1702 году синдикат и Ост-индиская компания слились в одну компанию, которая теперь называлась «новая или Единая Ост-Индская компания». Монополия была восстановлена к вящей радости владельцев. Плюс кое-кто в управлении сделал выводы из неудавшегося свержения короля — и начал понимать, что нужны собственные силовые структуры внутри бизнеса. Чтобы дальше таких провалов не было.

Задача поставлена — надо решать.


Развитие ситуации

К 1720-1730 по Индийскому океану до Китая доплыли почти все развитые европейцы. В Китае жили китайцы, которые уже давно привыкли отлично справляться сами без внешней торговли. Зато у них был небольшой излишек товара, который они с удовольствием меняли на золото и серебро.


Это значит, что туда ходили полные «инкассаторы», а обратно везли чай и шёлк, смекаете? Джордж Энсон тоже смекнул и захватил испанца с двумя годовыми оборотами британcкой ост-индской компании на борту. Это было хорошим развитием бизнеса для англичан. И англичане решили сделать это повторяющимся бизнес-процессом.


На месте ещё вела операции датская ост-индская компания, в 1717 году учреждена австрийская, в 1731-м году открылась шведская. Голландцы с португальцами уже весело воевали как в торговом плане, так и в очень даже оффлайне. Голландцы побеждали. И тут в этот тёплый междусобойчик просочились французы. В регионе было невероятно много всякого сброда включая довольно хорошо военно-подготовленных изгнанных японских ронинов. Их, по скромным оценкам, было до 100 тысяч рыл. Французы наняли всех, до кого смогли дотянуться — и внезапно начали и учить европейским правилам боя, что никто раньше не делал. А заодно добавили им суперабилку — аналог дипломатического иммунитета. Только трибунал французскй ост-индийской компании мог судить их поступки.


Пока англичане чуть выдохнули и продолжили размеренно развиваться, французы неожиданно навонзали всем.


Кульминация истории

В это время надо понять, почему Англия вдруг нашла средства. Был такой парень по имени Лоренцо Тонти, который предложил беспроигрышную схему — даёшь в компании товарищей миллион государству, а потом всю жизнь получаешь с него проценты, пока последний из товарищей не погибнет. Схема пиратского братства Карибов, слегка докрученная Тонти. Во Франции этот «лохотрон» не разрешили, предположив, что тогда друзья будут резать друг друга, чтобы последний получил куш. А в Англии и Голландии прокатило. Только разница в том, что голландцы давали 6%, а англичане 8%.


Никто ещё ничего не понял, но это была катастрофа для Голландии. Вот на эти два процента англичане и жили. Потому что зажиточные голландцы пришли в английские банки. Операционный счёт очень быстро рос, Англия начала позволять себе огромные обороты. Плюс дядька Вильгельм реально взял за самое ценное элиту общества — бабки-то у него, и о тылах беспокоиться не надо. Свергать его никто не будет, иначе бабок не видать, потому что вся система держалась на королевском слове и королевской казне.


А ещё налоги в Англии были 13,2% на 1740-й, а в Голландии — около 30% итого. И голландцы вдруг начали строить промышленность в Англии. Потому что английские банки давали голландцам дешёвые кредиты из их же голландских денег с тонтин. Процесс вызвал ещё несколько рекурсивных последствий, и англичане стали жирными котами. Обороты из голландской Компании пошли в английскую Компанию.


Общественность поняла масштаб происходящего примерно через 40-50 лет, когда дёргаться было уже поздно.


Набрав денег, Англия резко поменяла стратегию: торговать стало выгоднее, чем корсарствовать. И началась стадия окукливания, то есть защиты своих интересов. Пиратами для англичан стали все остальные. Появились большие вооруженные конвои, перевалочные военные базы, вот это всё. Следующая стадия — занятие плацдарма и построение инфраструктуры. Пока себе в убыток, но с пониманием, что надо один раз вложиться сейчас, чтобы потом всё работало как часы. Обошлось не без эксцессов, но инфраструктуру англичане подтянули и хорошо укрепились в индийском бассейне. На фотографии вверху поста пример укрепления (правда, испанского) - форт на Тайтае из коралла.


В 1750-х и Англия, и Франция столкнулись с армиями индусов и других местных государей и очень, ну прямо очень удивились. Оказалось, что преимущество в технологии и обучении сильно важнее преимущества в числе. Всех местных стали раскатывать просто как паровым катком, — и единственным сильным противником были другие европейцы. 23 июня 1757 года, дата битвы при Плесси, многими британскими историками считается днем рождения Британской империи. Это была дата окончательного осознания превосходства технологий стимпанка над тактикой зерграша.


Обе торговые компании стали строить настоящие империи. Но если в случае Франции это были колонии Франции, то в случае Англии — колонии Английской торговой компании.


Небольшая разница между землями Англии и английской ост-индской компании

Задержка связи составляла полгода. Поэтому служащие Компании были очень автономны. Собственно, чтобы вся эта структура работала эффективно, ещё где-то около основания Компании были выбиты привилегии на то, что служащие — неприкосновенны. В смысле, это почти как армия — свой суд, свой устав, своя политика. То есть Компания стала мини-государством, инъективным Англии.


В текущем периоде принцип найма служащих был такой: «маленькое жалование и огромный приработок». Например, «основатель Британской империи» Роберт Клайв был изначально писцом с зарплатой в15 фунтов в год на 1743-й год. А в качестве лорда, барона Плесси и генерала понтовался перед английскими друзьями: «Я бродил по открытым для меня подвалам между грудами золота и драгоценностей!».


Служащие воровали в полный рост. В 1763 году произвели оценку и поняли, что они своровали примерно на годовой оборот компании. Государство такое положение вещей, естественно, не очень радовало — получалось, что бизнес Англии ничего не даёт. С бизнесменов потребовали отчётность и заплатить налоги. Но тут внезапно выяснилось, что большая часть правительства либо была повязана с Компанией долями, либо получала пенсию от Компании. В 1767-м году Компания предложила сыграть в «Поле чудес»: «Мы даём вам 400 тысяч фунтов стерлингов, но не открываем этот чёрный ящик». А ещё директор Компании заявил, что «все подвластные Компании территории были завоеваны без какой-либо помощи английской армии и Королевского Флота», поэтому что происходит в Индии, остаётся в Индии.


В 1773-м Бенгалией (20 миллионов населения) управляли, по факту, 250 чиновников Компании. Плюс силовой корпус — 500 офицеров и 3000 белых солдат. Британцы нашли местные кадры, которые послужили, по сути, оккупационной администрацией и бодро начали прессовать своих же. В 1781-м году начали расследовать эту истории в Лондоне. В 1783 появился законопроект о создании парламентской комиссии для контроля над Компанией. В этом же примечательном году начал извергаться Лакагигар, и делал он это аж 8 месяцев. Началась вулканическая зима из-за взлетевшего пепла. В Исландии погибло около 9 тысяч человек впрямую, и немного поменялись сезонные циклы по всей планете. Нил не разливался, погибло 2 миллиона человек. А в Индии поднялась температура воды, что привело к засухе.


У Компании были запасы галет на складах, но склады не открывали. Предполагалось, что надо просто подождать, пока конкуренты вымрут естественным путём. Когда буханка хлеба стала стоить примерно 1000 рублей по нашим меркам — только тогда клерки по своей инициативе начали зарабатывать бешеные бабки. В 1783–1784 годах в Индии умерло, по разным оценкам, от 10 до 14 миллионов человек, в том числе на подведомственных англичанам территориях — до 4 миллионов.


13 февраля 1788 года началось слушание дела по этим событиям в Лондоне. Компанию принудительно разделили на несколько частей. Коммерция была отдельно, а политика — под присмотром государства. Но по факту система управления была достаточно эффективной, поэтому ничего не поменялось особо. Отчёты генерал-губернатора проверял директорат Компании, то есть они проверяли не растраты и злоупотребелния, а то, что губернатор не стал нелояльным компании. Лоялен чиновник — и на его воровство можно закрыть глаза. Нелоялен — и вполне можно обвинить его в коррупции. Новая схема прижилась — и Компания продолжила работу.


В 1779 году изобрели прядильную машину, и хлопок не надо было больше возить. Ввели заградительную пошлину на ввозимую ткань. Стали возить сырьё. Это аукнулось уже в 1800-е годы, когда индийские ткачи, оставшись без заказов, начали массово умирать от голода. Даже сырьё не продавалось — дешевле оказалось возить из Бразилии. А ещё в Европе начался очередной виток войн, и не стало денег, чтобы возить их в Китай для закупок. В 1771 году обанкротилась голландская Компания.


В 1793 году сотрудникам английской ост-индской компании подняли зарплату чуть ли не в два раза, но при этом (наконец-таки!) запретили заниматься собственными торговыми операциями. Теперь клерки должны работать исключительно на Компанию.


Англия начала воевать с Францией. Франция начал активно раздавать каперские патенты в акватории. Кое-что напоминает, правда? В 1807 году французские и прочие пираты охренели настолько, что английская Компания начала менять стратегию. Перешли к конвоям, сыграв на том, что у пиратов не было средств связи. Но система конвоев резко снизила тактовую частоту сделок.


Конец европейских войн

В 1811 году в Европе поделили зоны ответственности в акватории. В 24-м году в ходе переговоров оказалось, что Сингапур продан голландцам. Султан, сидящий внутри, мягко говоря, обрадовался такой новости. И предложил сделку — продать Сингапур Компании. И продал. То есть город оказался сразу отбит обратно, не находился в английской юрисдикции, не находился вообще ни в чьей юрисдикции — и стал свободной гаванью. Компания повезла опиум. Рядом развернули базы китайские контрабандисты. Мы тоже возили из России, но верблюдами. То есть получалось меньше.


Китай охреневал. Компания не хотела воевать с ним (партнёр же и поставщик), а вот свободные торговцы начали продавать контрабанду напрямую.


В это время наши (русские) настучали Персии в военном конфликте. Это оттянуло правительственные войска англичан. Мы боялись, что англичане перейдут в атаку, англичане боялись, что мы перейдём в атаку. Паранойя крепла, бюджеты увеличивались, войска накапливались и хмуро смотрели друг на друга.


В Англии решили организовать войну с Китаем, но поскольку своих сил не было, поручили эту обязанность Компании. Ситуацию спасло то, что армия у Китая оказалась такой же плюшевой, как раньше у Индии. И Компания неожиданно выиграла.


Успех удивил для всех: и Англию, и Китай и даже Компанию, кажется. Глядя на такую картину, правительство Англии решило подрезать полномочия Компании. Сначала забрали монополию на Ост-индию (1813), потом на Китай (1833), запросили 6 миллионов фунтов стерлингов (1834), ввели тогда же параллельную систему управления в Индии.


Компания теряла средства, и надо было что-то срочно придумывать. Провели разведку и установили, что в Индии, оказывается, тоже растет чай. В Ассаме. Но местные не умеют делать это как китайцы, и обжигают листья. Чай получается красивый и крепкий. В 1837 появилась британская компания, которая занималась только чаем. В 1841 году врач Бенгальской медицинской службы Артур Кэмпбелл тайно вывез из Китая образцы и попробовал выращивать в Западной Бенгалии, в местности Дарджилинг. «Иностранец» очень легко прижился на новой земле, и теперь настоящий китайский чай англичане могли выращивать и в Бенгалии. Китайский рынок чая получил здоровенного конкурента.


В 50-х Компания раскатала Бирму. Причина была совершенно идиотская — кто-то пустил слух, что патроны, которые выдавались сипаям, были со смазкой из свиного и коровьего жира. А это имеет важный религиозный подтекст. Рабочие завода начали ржать над элитой элит и обзывать их лохами. Английский полковник объявил общий сбор и довёл до личного состава, что это всё ложь и провокация, и поэтому он прикажет обезжирить патроны. Народ закономерно подумал, что если это ложь и провокация — то зачем обезжиривать? Индусы обижались, их продолжали дразнить низшие сословия.


А потом через год началось восстание. Которое, возможно, быстро подавили бы, если бы не вот этот рычаг влияния на сипаев. Им было как-то уже не так весело сражаться за англичан. А ещё англичане научили местную интеллигенцию, что и как делать. На свою же голову. И местные проявили чудеса изобретательского подхода в решении задачи, как поубивать оккупантов. Совет: по возможности не воюйте с хорошо замотивированными инженерами, которые хотят вас убить.


Вторая война в Бирме подорвала бюджет компании, и новых прибылей не было. Компания сначала попала в кассовый разрыв, а потом стала банкротом.


Ещё через год индусы читали в Лондоне доклад «об истинном положении вещей во владении Ост-Индской компании». Следствие — законопроект о закрытии Компании. Предполагалось, что Королева должна управлять Индией впрямую. Денег там было мало, зато там было много рабочей силы, хороший рынок сбыта и ещё Индия была доказательством того, что Англия — это сила. Без Индии Империя как-то не складывалась. В итоге акционерам ост-индской компании выплатить компенсацию в 15 миллионов фунтов, и бизнес закрыли.


Выводы

Компания изначально спасла Англию и сделала её великой, добиваясь торговыми путями того, чего нельзя было сделать прямым вторжением в азиатские страны. Потом она стала слишком автономной и слишком сильной, — настолько, чтобы стать конкурентом самой Англии. И в этот момент ей начали обрубать полномочия. Модифицированная Компания стала тормозить прогресс Англии (в частности, использовать рабский труд вместо развития капиталистических моделей), и её по накопившимся со всех сторон причинам пришлось закрыть совсем.

Следов осталось много. Верфи Компании вроде как стали образцом для Санкт-Петербурга. Огромный Кейптаун — бывшая перевалочная база Компании. Джакарта — немного подросшая штаб-квартира Компании.


Обратите внимание, как два почти случайных факта — разница в 2% на схему Тонти и не тот жир на складе патронов (либо чёткая работа пиарщика в Индии) сыграли роль триггеров в этой истории.


Путешествие по ссылкам стоит начать вот с этих трёх страниц: Вики, словарь, исторический сайт. Самое важное — списки литературы, по ним можно двигаться дальше и дальше.


Оригинал поста у меня на Хабре.

Показать полностью
5098

Рыцарь-корсар и "чертовы яйца"

Посмотрите на этого корсара. Как же он хорош, как мощны его усищи.

Рыцарь-корсар и "чертовы яйца" История, Картофель, Англия, Испания, Пираты, Америка, Дрейк, Мореплавание, Длиннопост

Возможно, этот человек вам не знаком. Портреты его больше не висят на стендах "они позорят наш район" или "передовики корсарского производства". Слава его прошла через зенит и закатилась под диван истории. Но его дар народам Европы сравним, разве что, с даром огня Прометея.


Мистер Фрэнсис Дрейк, прозванный за жестокость "сэром". Начало его жизни не сулило мощного социального трамплина. Старший сын из двенадцати детей малоземельного фермера, мог рассчитывать только на то, что батя остальных потомков пустит по миру. Не дожидаясь милостей от судьбы, юный Фрэнсис в возрасте 12 лет нанимается юнгой на торговое судно. И ТУТ КАК ПОНЕСЛОСЬ! Воспылавший искренней отцовской любовью к юнге старый капитан (гусары, молчать!) назначает Дрейка своим наследником. После чего скоропостижно уходит в лучший мир. Такое вот приятное совпадение. Восемнадцатилетний капитан Дрейк не стал терять даром времени и вписался в "криптовалюту" 16-ого века. В работорговлю. В общем, стал приторговывать "черным деревом", как выразился бы Жюль Верн. Рабы крутятся, лаве мутится.


Все шло неплохо, пока на горизонте не показался реальный бич английских мореплавателей

Рыцарь-корсар и "чертовы яйца" История, Картофель, Англия, Испания, Пираты, Америка, Дрейк, Мореплавание, Длиннопост

Да, Испания. Это там где коррида, герилья, Фернандо, мать его, Торрес, Испания! В Мексиканском заливе они набрели на экспедицию, в которой был Дрейк и надавали ей славных лещей за все хорошее. Просто потому, что могли.


"Биг факин мистейк", сказал Фрэнсис и с боем вырвался на оперативный простор. Затем, как добропорядочный гражданин, он через правительство Англии потребовал у Испании возмещения ущерба.


- А то что? - спросила Испания.

- А то всё, - угрюмо ответил Дрейк.

- А сам-то ты что у наших берегов делал такое интересное? - спросила Испания.

- Зря вы так, - обиделся Дрейк.


Но Испания ему не поверила. И действительно - зря.


- Не хотят отдавать - заберём все сами. Ну-ка, Джонни, подержи моё пиво, - говорит Дрейк.

- И собери матросов на палубе.

- Так, экипаж, - говорит он, -концепция изменилась, начинаем мочить испанцев.


- Так точно, товарищ капитан! - радостно ответила команда. Они любили своего капитана. В те золотые дни, если капитана не высаживали посреди Тихого океана на кусок суши два на два метра, дав ему только пистолет с одной пулей - значит команда его более-менее любила.

Рыцарь-корсар и "чертовы яйца" История, Картофель, Англия, Испания, Пираты, Америка, Дрейк, Мореплавание, Длиннопост

Уже через пять лет Испания пожалела, что не откупилась малой ценой.


В 1572-ом году, всего на двух кораблях Дрейк добрался до Панамского перешейка, высадился и штурмом пытался взять испанский город Номбре-де-Диос. В ходе атаки сам капитан был ранен, и фактически набег окончился неудачно, но это не могло остудить его месть. Продолжив барражировать в Карибском море он захватил несколько кораблей.


-А у вас есть такие же, но с серебряными пуговицами? Нет? Ну, будем искать, - спокойно заметил Дрейк.


Мелочевка его не интересовала. Он играл по-крупному и знал чего ждет. Местные рабы охотно поделились с бывшим работорговцем интересным фактом, звучащим так же мифически как и Эльдорадо - "Серебряный караван". Испанцы с трудолюбием муравьев вывозили из Америки серебро, золото, пряности и табак. Зачем они коренным американцам? Ни за чем. Всё в Испанию, всё в дом.


-Звучит логично, - подумал Дрейк.

Рыцарь-корсар и "чертовы яйца" История, Картофель, Англия, Испания, Пираты, Америка, Дрейк, Мореплавание, Длиннопост

И продолжил охоту. Месяцы неторопливого кружения по Карибскому морю. И тут - удача. Короткая погоня. Абордаж. Рабы не врали. Тридцать. Тонн. Серебра.


В Англию он вернулся богачом. Прикупил имение и ещё пару кораблей. Другой успокоился бы на достигнутом и до конца жизни нянчил бы внуков, рассказывая морские небылицы. Но Дрейк был из другого теста.


Всего через четыре года после возвращения он снова уходит в море. На этот раз - всё по-взрослому. Экспедицию благословила лично королева Елизавета. Заявленная цель исключительно благородная - продолжать географические исследования и открывать новые земли. По факту - грабить испанцев везде, где попадутся. Поговаривают - королева финансово лично вложилась в это предприятие, поверив в дерзость и удачу капитана Дрейка.

Рыцарь-корсар и "чертовы яйца" История, Картофель, Англия, Испания, Пираты, Америка, Дрейк, Мореплавание, Длиннопост

15 ноября 1577-ого года шесть кораблей вышли в сторону Африки, где разграбили прибрежный город Могадар. Затем развернулись в сторону Америки, где продолжили беззастенчивый разбой. В Магеллановом проливе их застал жуткий шторм, который окончательно развалил флотилию. Один корабль повернул домой, остальные утонули или были брошены. Все, кроме флагмана "Золотая лань". Отброшенная на юг, она попутно открыла пролив между Антарктидой и Огненной Землей. Пролив Дрейка - про того самого Дрейка. Повернув на север они разграбили каждый встречный испанский город. Среди них Вальпараисо, Кальяо, Трухильо, Манта. Перейдя через Тихий Океан, обогнул Африку и в 1580-ом вернулся на родину.

Рыцарь-корсар и "чертовы яйца" История, Картофель, Англия, Испания, Пираты, Америка, Дрейк, Мореплавание, Длиннопост

Приём обещал быть холодным. Большая часть кораблей экспедиции утонула. Из Испании со скоростью смс шли депеши с просьбами повесить наглого корсара и прекратить беспредел. Да-да, всё это время никакой официально объявленной войны между Англией и Испанией не было. Жизнь Дрейка вот-вот могла оборваться в петле. Если бы не одно жирное "но". Очень жирное "но". Когда королева взошла на борт "Золотой лани" стало понятно, почему корабль едва не черпает воду. В своих трюмах он вёз награбленных богатств на шестьсот тысяч фунтов.


В 2018-ом году шестьсот тысяч фунтов это 2-3 Ламборджини. В 1580-ом - доход английской казны. За два года. Едва подняв с палубы упавшую челюсть, королева не сходя с места произвела Фрэнсиса Дрейка в рыцари.


Меньше чем за три года, на деревянном корабле всего 36 метров длинной, питаясь зачастую гнилыми сухарями и тухлой водой, без кондиционеров и высокоскоростного интернета экипаж "Золотой Лани" совершил второе в мире кругосветное путешествие, навсегда записав свой поход в книгу величайших мореплаваний.

Рыцарь-корсар и "чертовы яйца" История, Картофель, Англия, Испания, Пираты, Америка, Дрейк, Мореплавание, Длиннопост

Но среди сокровищ в трюме флагмана было одно особое. Его считали опасным для жизни, ядовитым, разносящим проказу и безумие. Называли чертовыми яйцами и яблоком дьявола.


Сейчас, без лишних эпитетов, мы называем его просто картофелем.


И в следующий раз, уминая сочные драники, один из них я съем в честь мореплавателя, корсара, путешественника, адмирала, рыцаря сэра Фрэнсиса Дрейка.

Рыцарь-корсар и "чертовы яйца" История, Картофель, Англия, Испания, Пираты, Америка, Дрейк, Мореплавание, Длиннопост

"Сэру Фрэнсису Дрейку, распространившему картофель в Европе. Миллионы земледельцев мира благословляют его бессмертную память. Это помощь беднякам, драгоценный дар Божий, облегчающий горькую нужду"

Показать полностью 7
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: