Дубликаты не найдены

+22

Милота с подвохом.

+12

Красивый мужик.

+4

Шикарные арты)

+3

мир Dark Souls настолько суров, что Сейлор Мун в нем - трап

Похожие посты
56

Гульгин ч.2

Начало: Гульгин ч.1

Ночной лес возвышался чёрной стеной. Креслав стоял в нескольких шагах от ближайших деревьев и всматривался в непроглядную темноту. Село, сиявшее огнями вдалеке, бурлило от криков людей и лая собак. Сейчас местные отчаянно ищут злодея, который напал на жену Богдана, пока тот стоял вечерю в церкви. Что ж, пусть ищут.

Проверив напоследок надёжность крепления ножен на поясе, Креслав достал из кисета переливавшийся в темноте прозрачный шар. Мужчина прикрыл глаза и крепко сжал его в кулаке. Раздался сухой треск, по руке пробежала волна тепла. Креслав стряхнул на землю осколки и открыл глаза. Мир, погружённый до этого в непроглядную темноту, посветлел. Теперь мужчина видел всё словно бы в сумерках.

Покров из жухлых листьев шуршал под толстыми подошвами. Креслав петлял между деревьями, погружаясь с каждым шагом всё глубже в лесную чащобу. Когда последние огни встревоженного села скрылись, он резко повернул в сторону. Прошагав так некоторое время, он снова изменил направление, а чуть позже снова повернул. В выборе направления Креслав не руководствовался какими-то соображениями, ведь место, которое он искал, находилось не в этом лесу.

Вскоре он добился того, чего хотел и окончательно сбился с пути. Одинаковые деревья обступали его со всех сторон, птицы, до этого перекликавшиеся где-то в кронах, затихли, и даже лёгкий ветерок перестал тревожить листья. Весь окружающий мир погрузился в зловещее ожидание.

Затем среди сплошной стены из деревьев появился просвет. Креслав направился в его сторону и вскоре вышел на просторную поляну. Богатое разноцветие самых разных трав пёстрым покрывалом устилало поляну от края до края. А в центре всего этого возвышалась изба. Почерневшее от времени дерево, резко контрастировало с окружающим фоном. Один угол строения просел в землю, от чего жилище сильно кренилось. Худая крыша угрожающе прогнулась, рискуя в любой момент обвалиться.

Креслав хмыкнул и двинулся в сторону развалины. Наверное, Маришка видела совершенно другу картину, когда вышла на поляну. Но годы обучения научили мужчину правильно смотреть и развеивать обман, наводимый отродьями Нави. С другой стороны, мужчина ожидал, что демон проявит больше прилежания в обустройстве своих охотничьих угодий.

Когда Креслав почти дошёл до избы, дверь отворилась и оттуда выскочил встревоженный старик. Он и вправду выглядел вполне дружелюбно и безобидно.

Креслав мгновенно изобразил на лице тревогу и сказал, мастерски подделав волнение в голосе:

– Эй, добрый человек! Помоги.

Старик поспешно направился к нему.

– Здоровья тебе, ратник, – старик бегло осмотрел Креслава, подметив меч на поясе. – Как ты здесь оказался?

Креслав нерешительно осмотрелся вокруг.

– Я скакал несколько дней со срочным донесением от князя. По дороге моя лошадь сломала ногу и издохла. Я решил срезать путь до ближайшего села через лес и вот, – Креслав развёл руками, – заблудился.

– Понятно, – участливо покивал старик, – что ж, пойдём в избу, квасом напою, и путь к ближайшему селу укажу.

Старик приглашающим жестом поманил Креслава и они вошли внутрь. Хозяин предложил оставить меч в сенях, и Креслав, немного подумав, снял ножны с пояса, не желая раньше времени вызывать подозрения. Горница выглядела довольно невзрачно. Грязный пол, закоптившийся потолок, практически полное отсутствие какой-либо утвари. Осмотрев всё это, довольно убогое, убранство, Креслав окончательно укрепился в мысли, что посланец из Нави просто-напросто обленился, пока имел дело с простыми и доверчивыми селянами.

– Благодарю, что приютил, – сказал мужчина, усаживаясь на скрипучую скамью. – Благоденствия тебе.

– Ой, да что там, – махнул рукой старик, подходя к большой бочке, стоявшей рядом со столом. – Все мы люди воцерковлнные, про добродетели помним.

Он взял со стола кружку и наполнил её из бочки. Шагнув в направлении Креслава, спокойно сидевшего на скамье, он внезапно отпустил её, и та устремилась к грязному полу. Но не успела кружка коснуться его, как растворилась в воздухе. В этот самый момент старик сорвался с места, выставив перед собой руки с внезапно удлинившимися и заострившимися пальцами. Креслав ожидал чего-то подобного и ловко скользнул под стол, оставив в распоряжении старика лишь пустой воздух. Выскочив с другой стороны, мужчина выхватывая из потайных ножен на рукаве кинжал и запрыгнул на стол. Старик ещё не успел опомниться, а лезвие уже пробило предплечье, пригвоздив его правую руку к столешнице.

– Интересная вещь, – насмешливо сказал Креслав, прижимая старика коленом к столу, – вы человеческим оружием не пользуетесь, но почему-то уверены, что без меча мы беззащитны, – старик дёрнулся, пытаясь сбросить Креслава, но тот крепко ухватил хозяина избы за голову и впечатал лицом в стол. – Только вот в такой тесноте кинжал куда опаснее.

– Что? – глухо произнёс старик, всё ещё вдавливаемый лицом в доски. – Кто ты?

– Я посланец от Маришки, жены Богдана. Помнишь её? Она к тебе заглядывала вчера в гости. – Креслав нащупал на поясе кисет и достал оттуда скатанный в рулон небольшой кусочек бумаги. Бросив его на стол рядом с лицом старика, он добавил. – Она разрывает договор с тобой.

Старик повернул голову, посмотрел на рулон и глаза его расширились от страха.

– Нет, – выдохнул он, – этого не может быть.

– Может, – спокойно ответил Креслав. – Ну так что, покончим с этим?

Старик внезапно взревел и рванулся с такой силой, что рукоять кинжала прошла сквозь его руку, вырвав куски плоти и вызвав целый фонтан крови. Креслав шустро соскочил на пол и изготовился давать отпор, но старик не спешил нападать. Вместо этого он обернулся к Креславу и его губы растянулись в победной улыбке.

– Прощай, мразь.

Старик и всё окружение внезапно подёрнулись маревом и задрожали, словно отражение на воде. Постепенно старик и изба становились всё более и более прозрачными, но затем всё резко вернулось назад. На лице старика застыл неподдельный ужас вперемешку с животной паникой. Он заозирался по сторонам, не понимая, почему его бегство не удалось. Расхохотавшись во весь голос, Креслав достал из кисета украшенный янтарём гребень, который он предварительно обмотал пучком каких-то трав.

– Ты ведь знаешь, что эта штука работает в обе стороны, – Креслав издевательски подбросил предмет и ухмыльнулся. – Зря ты её создал. Таким только недалёкую деревенщину и заманивать к себе. А при встрече с более умным противником, охотник всегда превращается в жертву.

Креслав явно переборщил с издёвкой. Он надеялся спровоцировать его на преображение, но вместо этого просто разозлил порождение Нави. Старик сорвался с места, и в мгновение ока оказался рядом с Креславом. Заострившиеся пальцы погрузились в правый бок. Вспышка боли ослепила на мгновение ослепила мужчину, и он ощутил, как по ноге заструилась тёплая кровь. Старик поднял Креслава, словно ребёнка, над головой и швырнул через всю комнату. С весьма ощутимым ударом мужчина врезался в бревенчатую стену и осел на пол.

Лёжа на щербатых досках, Креслав ожидал нового удара, но ничего не происходило. Приподняв голову, Креслав увидел, что старик остался стоять на месте. Тело его снова пошло рябью, но теперь, по мере того, как старик становился прозрачнее, всё отчётливее проявлялась другая фигура, более высокая и куда менее похожая на человека.

Пользуясь тем, что демону требовалось время, Креслав нащупал в потайном кармане рукава флакон и откупорил его. В нос ударил мерзкий смрадный запах. Борясь с отвращением, Креслав вылил в рот чёрную, вязкую, маслянистую жидкость, которая обожгла горло, едва коснувшись глотки.

Мир одномоментно преобразился едва флакон опустел. Запах сырости, дерева и пыли исчез, подменившись непередаваемым тошнотворным смрадом Нави и удушливой духотой. Стены, пол, потолок, обстановка – всё окружение стало походить на туман, обретший форму. Личина старика истаяла, а истинная форма хозяина этих мест проявилась отчётливее. Боль в боку ушла куда-то на задний план, а кровотечение прекратилось совсем.

Мужчина легко поднялся на ноги и посмотрел на истинную сущность демона. Существо возвышалось над ним на добрых три головы. Неестественно длинный руки касались пола, ноги, оканчивавшиеся когтистыми лапами, изгибались в обратную сторону по середине. Скрюченное вытянутое тело покрывали толстые канаты мышц, а из красной кожи то тут, то там торчали заострённые костяные выросты. Но больше всего вызывало отторжение голова чудовища. Черты демонического лица являли собой омерзительную пародию на человека. Большая и с массивной челюстью, голова расширялась кверху, и оттуда в разные стороны смотрели два длинных, истончавшихся к концам рога.

Демон едва взглянув на Креслава, отшатнулось в ужасе.

– Ты…, – произнесло он искажённым задыхающимся голосом, – ты...

Он взревел и бросился на безоружного мужчину. В ответ Креслав прошептал фразу на неведомом, певучем языке и взмахнул рукой. Демона резко отбросило назад, и тот, пролетев через всю горницу, провалился сквозь дымчатую стену, скрывшись из вида. Мужчина ещё раз махнул рукой и туманные стены развеялись, открывая его взору преобразившееся окружение.

Ещё когда Креслав вышел на поляну, он уже знал, что лес, окружавший её, тоже иллюзия. И теперь эта иллюзия развеялась. Навь привычно бурлила и кипела. Желтовато-зелёные клубы окружали небольшое каменное плато, на котором они на самом деле всё это время находились. Складывалось ощущение, что оно просто парит по среди облаков. То и дело где-то в глубине этих клубов зарождались вспышки молний, и в этих вспышках Креслав замечал тени исполинских башен и шпилей, падавших на жёлто-зелёные облака. Проклятье людского рода – Черноград – продолжало отравлять это место.

Креслав спрыгнул на каменной плато и поискал глазами демона. Тот, зачем-то, пытался отползти как можно дальше от него, хотя бежать с плато всё равно было некуда.

– И здесь ты обитаешь? – разочарованно крикнул ему Креслав. – Весьма унылое место. Разве ты не мог создать себе чего-нибудь получше?

В ответ тварь выплюнула грубую, отрывистую фразу.

– Нехорошо, – поморщился Креслав. – Зачем так сквернословить.

Он шевельнул рукой, и демон в отчаянии заскреб по камню заострёнными пальцами, когда его потянуло назад. Затем мужчина приподнял демона над камнями и с размаху уронил обратно. Да, давно он не ощущал подобного могущества. Здесь, внутри Нави, выпив черноградских чернил, Креслав мог черпать силы в любом количестве. Правда и расплата его ожидала соответствующая, но об этом он старался не думать.

– Ну что, теперь поговорим? – поинтересовался он, рассматривая бьющегося на камнях демона.

– Гори в бездне, – прорычал тот, – выскочка, выродок, отродье.

Креслав движением руки подманил ножны.

– Любопытно, а я ваше племя так величаю, – произнёс он, доставая меч и отбросывая ножны в сторону. – Вообще всё это довольно забавно, ты не находишь? Церковь Благоденствия учит, что демонов Нави нужно бояться. А, по правде говоря, это демоны боятся людей.

– Вы осквернили это место, – демон рванулся с земли, желая достать Креслава, но мужчина ткнул его мечом и силой влияния прижал обратно, – вы обрекли нас, – добавил он в бессильной злобе.

– Я не за этим здесь, – оборвал его Креслав. Он подманил свиток и бросил его на камень. – Переписывай договор.

– Нет, – рыкнул в ответ демон, – не перепишу.

Продолжая направлять меч на демона, Креслав обошёл его и остановился у безобразной головы.

– Ты правда хочешь пройти через всё это? Ведь конец будет один.

Губы демона растянулись в хищной ухмылке, обнажив ряды острых, похожих на шипы, зубов. Он медленно, раздельно и с явным удовольствием произнёс:

– Истлей в бездне, выродок.

Креслав вздохнул и внимательно посмотрел в горящие оранжевым пламенем глаза. Едва их взгляды встретились, демон обмяк, взгляд его остекленел. Затем Креслав сконцентрировал всю свою волю и произнёс:

– Назови мне своё имя, демон.

Он в ответ как-то нелепо дёрнулся, попытался стиснуть челюсть, но та против его воли раскрылась, и демон надсадно выдавил:

– Гульгин.

– Что ж Гульгин, демон Нави, нечестивое порождение, проклятое и отверженное, я Креслав из писарей Чернограда приказываю тебе расторгнуть договор с Маришкой, женой Богдана, которой ты пообещал ребёнка.

Усилием воли Креслав развернул рулон. Плотную бумагу кремового цвета сплошь покрывали письмена. Снизу имелось немного свободного пространства. Тварь задрожала всем телом, когда один заострённый палец чиркнул по другому. Проступила чёрная вязкая жидкость, и тварь нарисовала на свободном пространстве символ.

Удовлетворённо кивнув, Креслав отправил бумагу обратно в кисет.

– И что теперь? – злобно поинтересовался Гульгин, получивший назад немного свободы.

– Ты и сам знаешь, – вздохнул Креслав. – Но ты ответь мне на один вопрос. Бездетность Маришки – это твоих рук дело?

Гульгин сардонически хохотнул.

– Ага, долго я их окучивал. Года три. Только дело не в ней.

– В смысле? – насторожился Креслав.

Мерзкое лицо Гульгина расплылось в довольной улыбке.

– Дело в её муже. Это из-за него деваха не могла понести.

Рука, державшая меч, непроизвольно стиснула рукоять до боли. Перед мысленным взором Креслава появилась сцена, как он окровавленным кинжалом срезает кусок белой плоти с плеча девицы.

– Ну ты и мразь, – прошептал Креслав, занося слинок.

В свой удар он вложил всю клокотавшую внутри ярость, усиленную близостью Нави. Гульгина буквально разорвало на части, отшвырнув останки прочь с плато, в клубящиеся пучины. Креслав устало прикрыл глаза. Рана в боку снова начинала напоминать о себе. Затем пропали духота и спёртый воздух, а вместо этого ноздри защекотал приятный запах хвои и ночной свежести. Снова открыв глаза, Креслав увидел, что окружён деревьями, а в просвете между ними мелькают огни посёлка.

Деян опять не утрудил себя стуком в дверь. Он вошёл в горницу размашистой, немного нахальной походкой, и уселся на скамью напротив ужинавшего мужчины.

– Ну что ж, у них всё в порядке, – сказал он без лишних предисловий. – Раны на теле Маришки заживают, произошедее она не помнит, так что на нас ничего не указывает.

Креслав молча кивнул, и поморщился от боли, прострелившей раненный бок. Зачерпнув полную ложку гречневой каши, он оправил её в рот.

– Кстати, – Деян с любопытством изучал Креслава, – может ты расскажешь мне, что же произошло в лесу? Ты уже не первый раз появляешься раненый и с таким видом, словно вот-вот отдашь Вседержателю душу. Как-никак, я уже давно помогаю тебе, но так и не знаю, как ты освобождаешь этих людей.

Прежде чем ответить Креслав съел ещё ложку каши.

– Ты пока знаешь достаточно, – твёрдо сказал он. – Со временем я расскажу тебе больше.

Деян недовольно поморщился.

– Ладно, храни уж свои секреты. Может хоть расскажешь, что про того ребёнка Маришки?

Креслав внимательно посмотрел на Деяна.

– А что ты хочешь знать?

Парень оживился.

– Собственно, – он придвинулся ближе к столу, – кого она родила бы? Демона?

Креслав покачал головой.

– Нет, не демона. Для этого нужен совершенно другой ритуал. Ребёнок Маришки родился бы самым обычным. Ты бы не отличил его от других детей. До поры, до времени он не подавал бы никаких признаков. Но со временем такой ребёнок услышит голоса. Они позовут его туда, где ему самое место. И нашепчут про особый путь, который для этого нужно проложить. Ребёнок Маришки погубил бы множество душ. Я видел их работу. В конце концов они все становятся демонопоклонниками и убийцами.

– Жуть, – слова Креслава явно произвели впечатление на парня.

– Именно поэтому мы с ними и боремся, – Креслав продолжил прерванную трапезу.

– Ладно, – сказал Деян, вставая из-за стола, – Пойду я. Мужики рассказывают про какие-то странные события в деревне близ Старгора. Надо послушать.

Прошествовав к выходу из горницы всё той же размашистой походкой, Деян вскоре хлопнул входной дверью. Опустошив плошку с кашей, Креслав встал из-за стола и подошёл к расстеленной на полу козьей шкуре. Запалив свет в комнате с оружием, он пересёк её и зашарил рукой в поисках тайного механизма. Когда послышался тихий щелчок, Креслав надавил на участок деревянной стены, и та подалась внутрь.

Креслав вошёл в небольшое помещение и зажёг ещё один масляный светильник, висевший возле входа. Подрагивающий оранжевый свет упал на стену, увешанную множеством листков, исписанных неведомыми письменами. Каждый из договоров украшали символ, походивший на тот, что оставил Гульгин, а также большая красная печать из воска. Прямо под этим ковром из бумаг размещались деревянные стол и стул. Креслав подошёл к столу и посмотрел на лист бумаги, лежавший на нём. Из договора, подписанного Гульгиным, тонкой струйкой густо сочилась чёрная жидкость и по желобу наполняла стоявший на полу флакон. Когда последние капли иссякли, Креслав закупорил флакон и убрал в сторону. Затем он зажёг толстую красную свечу, вылил немного расплавленного воска на низ листка и приложил массивную медную печать.

Отнимая печать от затвердевшего воска, Креслав ощутил холод, стиснувший правую руку в сковывающей хватке. Мужчина отложил печать в сторону и закатал рукав. Чёрные письмена в свете масляной лампы очень хорошо выделялись на коже. Посмотрев на них, Креслав сразу вспомнил Маришку. Только у Маришки проявилось едва ли несколько букв, а тело Креслава эти символы покрывали почти полностью. На правой руке они доходили до середины предплечья, на левой – заканчивались возле локтя, ноги уже покрылись ими полностью. Хорошо ещё, что горло и лицо чистое, иначе скрывать своё проклятье ему вряд ли удалось бы.

Осмотрев письмена, Креслав тщательно расправил рукав. У него в запасе имелось не так много времени. Он мог пережить приём черноградских чернил ещё раза четыре или пять. А значит пора готовить себе замену. Приколов новый листок к сомну остальных, Креслав вышел из комнаты, намереваясь с завтрашнего дня основательно приступить к подготовке Деяна.

Показать полностью
50

Гульгин ч.1

Деян объявился на пороге горницы, когда Креслав заканчивал свой нехитрый ужин. Парень не утрудил себя стуком в дверь, не разулся в сенях, а вошёл прямиком в горницу, оставив грязные следы на недавно вычищенном полу.

– Я нашёл её, – без лишних приветствий сказал он.

Креслав осушил кружку, поставил её на щербатый стол и посмотрел на Деяна. На губах молодого парня играла лёгкая, загадочная улыбка, которая свела с ума уже не одну местную девку. Вдобавок к этому, он поддался последней моде, властвовавшей среди молодёжи, и стригся на лезантский манер, выбривая виски и зачёсывая назад короткую косу соломенного цвета, и начисто выскабливал лицо. Такой внешний вид ещё больше молодил Деяна, что только добавляло томности во взгляды местных селянок.

Креслав не осуждал парня. В конце концов, Деян не праведник из церкви Благоденствия, чтобы вести себя строго по заповедям. Креслав и сам помнил свою молодость, ветреную и беспечную. Тем более парень отлично справлялся со своей работой, а его умение обворожить любую барышню парой слов и взглядом исподлобья или найти общий язык с местными мужиками уже не раз выручало Креслава.

– Ты уверен? – спросил Креслав, поднимаясь со скамьи.

– Да, – кивнул Деян. – Вчера она заплутала в лесу и только к вечеру вышла к посёлку. Сегодня соседка заметила у неё в волосах деревянный гребень, украшенный янтарём. Раньше она его не видела.

– Ясно, – Креслав прошёл в центр комнаты и сдвинул в сторону козлиную шкуру. Под ним обнаружилась квадратная крышка люка. Хозяин избы достал из кармана металлический брусок с насечками, вставил его в небольшое отверстие на крышке и плавно повернул до щелчка. Крышка слегка приподнялась, и Креслав откинул её в сторону. Мужчины спустились в помещение под горницей, и Креслав запалил огонь, отыскав в потёмках масляный светильник. Тьма тут же расступилась по углам, явив взору стойку с оружием и доспехами. Осмотрев своё вооружение, Креслав заткнул за пояс лишь кроткий кинжал.

– И всё? – Деян удивлённо приподнял брови.

– Она нужна нам живой, – Креслав задумчиво рассматривал толстый проклёпанный кожаный жилет.

– Но она окажет сопротивление, – заметил Деян, взвешивая в руке кистень.

– Не сомневаюсь, – поморщился Креслав. Внезапно, он со всей возможной отчётливостью осознал, что слишком стар для всего этого. – Но она всё равно нужна нам живой.

Вечерний воздух холодил лицо. Плащ хлопал по голенищам сапог в такт шагам Креслава. Вдвоём они шли среди обезлюдевших дворов, слушая переругивания собак и беспокойное кудахтанье кур. Большинство изб встречали их тёмными окнами, так как в это время добропорядочным селянам полагалось собраться в церкви на вечерю. Сегодняшнее отсутствие Креслава наверняка заметят, но он не особо опасался этого. Уж что-нибудь придумает.

– Как её зовут? – спохватился Креслав, когда Деян указал на замаячившую вдалеке избу.

– Маришка, – Деян перехватил поудобнее свёрток, который нёс в руках. – Она приходится женой Богдану.

Креслав кивнул, сразу припомнив и Богдана и его жену. Богдан славился как весьма хозяйственный молодой человек, у которого любое дело спорилось в руках. И жена его тоже слыла домовитой хозяйкой, предпочитавшей добрый труд пустой праздности. Правда имелась у этих двоих одна проблема и Креслав начал подозревать, какое решение нашла Маришка. Что ж, не она одна выбрала этот путь. И не она одна такая, оказавшаяся жестоко обманутой. На что только не толкает отчаяние бедные души.

Ещё на подходе к избе, Креслав заметил мерцающий свет в окнах. Маришка не спала. Вполне ожидаемо, что в церковь со своим мужем она тоже не пошла, скорее всего, сославшись на плохое самочувствие. Подходя к калитке, Креслав невольно заприметил порядок, царивший во дворе. Калитка открылась без малейшего скрипа, ведь петли исправно смазывали маслом. Плетень не качнулся и не застонал, надёжно укреплённый в земле. Крепкие загоны для кур, аккуратный скирд сена и ровная стопка дров под прочным навесом. Ни раскиданных вещей, ни сора, ни единого признака расхлябанности.

Едва двое мужчин ступили во двор, как из конуры с тихим рычанием вышел большой пёс серой масти. Он осторожно шагнул на встречу непрошеным гостям, наклонив голову почти до самой земли, угрожающе вздыбив на загривке шерсть. Креслав пристально посмотрел в жёлтые глаза животного и поднял руку. Прошептав короткую фразу на неведомом, мелодичном языке, он сжал ладонь в кулак.

Пёс замер на месте в нерешительности. Затем шерсть на загривке улеглась, голова поднялась над землёй. Пёс размашисто зевнул, немного потоптался, затем направился обратно в свою конуру, зевнув напоследок ещё раз.

– Оно того стоило? – поинтересовался Деян, наблюдая, как четвероногий сторож крутиться внутри своего жилища в поисках более удобной позы.

– Ничего, – покачал головой Креслав, невольно утирая пот со лба. –Иначе забуду, как это делается.

Влияние далось тяжелее, чем он предполагал, хотя разум животных весьма податлив. Видимо, сказался долгий перерыв, и Креслав из страха едва коснулся Нави, получив слишком мало сил на внушение. С другой стороны, раньше Креслав бы не заметил подобного просчёта. Что ж, этого следовало ожидать, беспощадные годы берут своё.

Стараясь не шуметь, они пересекли двор и остановились у входной двери.

– Я пойду вперёд, – распорядился Креслав. – А ты жди здесь.

– И почему мне всегда достаётся всё самое скучное, – недовольно поморщился Деян. – Может, я с ней просто поговорю?

– Жди здесь, – отрезал Креслав. – Ты знаешь, что делать.

Когда входная дверь хлопнула, Маришка это услышала.

– Богдаша, это ты? – донёсся из горницы молодой женский голос.

Креслав молча двинулся вперёд и поднялся по небольшой лестнице.

– Богда…, – девица, сидевшая за столом в дальнем конце помещения, обернулась на шум и застыла в оцепенении.

Креслав размеренным шагом вошёл в комнату и остановился возле проёма. Горница являла собой точное продолжение двора. Аккуратная, прибранная, чистая. Кровать в углу пахла свежей периной и луговыми травами. Печь рядом с ней белела ярким пятном. Внутри весело трещал огонь, распространяя приятное тепло и дурманящий аромат готовящегося ужина.

– Ну здравствуй, хозяюшка, – спокойно поздоровался Креслав.

– А мужа нет, – Маришка неуверенно поёрзала на скамье. – Он в церкви.

– Я не к твоему мужу пришёл, – Креслав сделал шаг в направлении девицы.

Та испуганно вскочила, уронив на пол незаконченный крохотный носок из серой шерсти.

– Уходите, – жалобно попросила Маришка. – Я буду кричать.

Креслав приблизился ещё на шаг.

– Я здесь не за этим.

– Тогда зачем вы пришли? –она инстинктивно попыталась отступить назад, но упёрлась спиной в стол.

– За ответами, – Креслав продолжал медленно надвигаться. – Что произошло в лесу?

От его внимания не укрылись, жилы, натянувшиеся на шее Маришки. Вопрос явно заставлял её нервничать.

– Н-н-ничего, – залепетала она. – Я просто заблудилась. Что с меня взять. Баба-дура, не смотрела куда иду…

– Не ври мне, – голос Креслава звенящей сталью оборвал нелепую тираду. – Я знаю, где ты была, с кем разговаривала. Я прекрасно знаю, что, – Креслав взглянул на носок, сиротливо валявшийся на полу, – и кого ты принесла оттуда.

Руки Маришки непроизвольно легли на живот.

– Нет, вы не понимаете, – прошептала девица сдавленным голосом, а в глазах у неё заблестели слёзы. – Мы так давно хотели ребёнка, но Вседержатель не благословил нас…

– И ты решила попросить помощи у другого?

– Пожалуйста, – продолжала причитать Маришка, – непрестанно всхлипывая, – пожалуйста, не трогайте меня. И не говорите Богдану. Я воспитаю ребёнка благочестивым человеком, правда, – и едва различимым шёпотом добавила. – Он так хочет сына.

Она рухнула на колени и окончательно разрыдалась. Креслав вздохнул. Всё происходящее вызывало в нём лишь стойкое отвращение. Вид содрогающейся девицы, которая просто хотела немного счастья в своей жизни, вызывал у него желание развернуться и позволить дальнейшим событиям пойти своим чередом. Но мужчина прекрасно знал, чем может обернуться подобная слабость.

– Я не могу уйти, – с искренней печалью в голосе произнёс он. – А теперь скажи мне: ты специально искала встречи с ним?

Маришка испуганно подняла заплаканное лицо на Креслава и неистово замотала головой.

– Нет, нет, нет. Я правда заблудилась и пока плутала, случайно наткнулась на избу.

– А перед этим нашла что-то?

Маришка неуверенно кивнула.

– Да, деревянный гребень с янтарём.

– Что было дальше?

– Я долго плутала среди деревьев, – Маришка продолжила свой рассказ. – Уже отчаялась. Думала, что так и сгину в этой глуши. Либо от голода, либо волки бы задрали. А потом случайно вышла на поляну. Смотрю, а в центре изба небольшая стоит. Я так обрадовалась, и сразу бросилась к ней. Мне на встречу вышел старик. Такой добрый. Поздоровался, отвёл в дом, квасом напоил.

Над селом разлетелся колокольный звон, возвещая о том, что вечеря скоро подойдёт к концу. Креслав решил поторопить события.

– Как он узнал про вашу проблему?

Маришка немного пришла в себя и теперь отирала влагу на раскрасневшемся лице.

– Мы разговорились, и я случайно проболталась ему.

– Так, а что он? – нетерпеливо поторопил её Креслав.

– Ну он и сказал, что может помочь. Знает одно древнее средство.

– И ты в тот момент ничего не поняла?

Маришка съёжилась под пристальным взглядом Креслава.

– Поняла. Но вразумила себе, что просто надумываю небылицы. Старик казался таким безобидным.

– Ладно, что было дальше?

– Я плохо помню, – девица снова поёжилась. – Помню только, что согласилась. А потом стало жарко, и воздух… такой тяжёлый и смрадный. Какие-то тени плясали вокруг меня, слышала странные голоса, шепотки. А очнулась уже на краю леса. Тут-то меня и нашли односельчане.

Креслав задумчиво кивнул.

– Ясно. Тогда отдай мне гребень и покончим с этим.

Девица резко вскочила на ноги. На одно мгновение черты её миловидного лица исказились, поплыли, словно расплавленный воск, а сквозь них проступило другое лицо. Жуткое, звериное, злобное.

– Нет, – крикнула она исказившимся голосом, – не подходи. Выпотрошу.

Маришка сорвалась с места и бросилась на Креслава. Мужчина проворно отпрыгнул в сторону, успев в последний момент рассмотреть несколько костяных выростов, походивших на лезвия кинжалов. Пробив кожу на тыльной стороне ладоней, они образовали обильно кровоточащие раны. Креслав пропустил над головой следующий взмах и отскочил назад. Издав надсадный вопль, Маришка снова бросилась на Креслава. Мужчина резким движением сорвал с себя плащ и метнул его навстречу разъярённой бестии. Тяжёлая ткань окутала девицу, попала под ноги, заставив её покачнуться. Пока Маришка пыталась удержать равновесие, Креслав воспользовался получившейся заминкой и рванулся вперёд, нанеся увесистый удар в живот.

Стены избы содрогнулись от нечеловеческого воя, полного ярости и боли. Маришка заметалась по всей горнице, пытаясь стряхнуть плащ и покарать своего обидчика. Погадав момент, Креслав выхватил из-за пояса тонкую медную цепь с болтавшимися на звеньях амулетами, и набросился на жену Богдана со спины, пытаясь повалить её на пол. Ослеплённая Маришка, разъярившись пуще прежнего, попыталась его сбросить. С грохотом опрокинулся стол, скамья с протяжным стоном врезалась в стену, полки с кухонной утварью обрушились на пол. Пару раз Креслав ощутимо ударился спиной о печь.

Некоторое время они провели в упорном противостоянии. Маришка рычала и выкрикивала проклятья, Креслав кряхтел и тихо ругался, прилагая все усилия, чтобы удержаться. Затем раздался треск рвущееся ткани. Креслав увидел, как сквозь плащ прорезался костяной вырост. Резким движением бестия разрезала ткань, вывернулась из её хватки и ткнула Креслава локтем в бок. Несмотря на мягкую подкладку под кожаным жилетом, в глазах у него потемнело. Маришка разъединила сцепленные руки мужчины, развернулась и ударом ноги отбросила его на поваленный стол.

Лёжа в неудобной позе, Креслав слышал удаляющийся топот и хлопок входной двери. Одержав верх, Маришка, по всей видимости, решила сбежать. Шипя от боли, растекавшейся по всему телу, Креслав встал на ноги, поднял оброненную цепочку и бросился следом. В сени он буквально запрыгнул и всем телом вышиб входную дверь, едва не рухнув в уличную грязь.

– Фух, – донеслось сбитое дыхание Деяна. – Ну и злобная же тварь.

Он стоял по среди двора и всем телом прижимал к земле бившуюся в сети Маришку. Её костяные орудия путались в крупной ячее, безуспешно пытаясь разрезать прочную нить.

– Колокол второй раз звонил? – спросил Креслав, поспешно направляясь к Деяну и расправляя на ходу медную цепочку.

– Не слышал, – коротко ответил парень, продолжая бороться с рычащей на все лады Маришкой.

Начав обматывать лодыжки девицы, Креслав сказал:

– Тогда поспешим.

Маришка лежала на полу в центре разгромленной горницы. Стреноженная по рукам и ногам, она отчаянно билась в путах, безуспешно пытаясь разорвать их. От прежней силы не осталось и следа, и Креслав видел перед собой самую обычную девицу, слабую и беззащитную.

– Отпустите меня, – всхлипнула она. – Пожалуйста.

Креслав быстрыми взмахами отрезал несколько кусков ткани от уничтоженного плаща, и, перевернув пленницу на живот, осмотрел её запястья. Раны, оставленные костяными выростами, всё ещё кровоточили. Достав из кисета на поясе небольшой флакон, он смочил кусок ткани и обмотал покалеченные руки.

– Это поможет, – сказал он, перевернув девицу обратно, и присел на одно колено. – А теперь скажи, куда ты его спрятала.

Маришка прикусила губу. В глазах снова заблестели слёзы.

– Я не могу.

Мужчина мягко положил руку ей на плечо.

– Скажи. Ничего с твоим ребёнком не случится, есть способ сохранить его. Но мне нужен этот предмет.

Маришка долго смотрела ему в глаза.

– Там, под кроватью, – наконец, глухо сказала она, – есть половица. Она поднимается.

Вскоре Деян вернулся, сжимая в руке деревянный гребень, украшенный янтарём. Покрутив в руках предмет, он передал его Креславу, и тот быстро спрятал его в кисет. Затем он подал знак Деяну.

– Переверни её.

Глаза Маришки расширились в ужасе, и она завопила:

– Что?! Нет! Не надо! А как же ребёнок?

По лицу Креслава пробежала тень и он сказал:

– Я соврал.

Девица задёргалась с новой силой, но, ослабленная действием цепи, уже ничего не могла сделать. Креслав ловким движением распорол верхнюю часть платья и обнажил плечи. На белой коже правого плеча чётко выделялось несколько витиеватых узоров чёрного цвета.

– Буквы уже проступили, – бросил Креслав Деяну. – Держи её.

Услышавшая это Маришка, закричала с новой силой:

– Нет, не надо, не делай этого! Помогите! Убивают!

Ловким движением Креслав обхватил её рот ещё одним отрезанным куском плаща.

– Прости, но так нужно, – сказал он, доставая кинжал из-за пояса. – Приготовься, будет очень больно.

Показать полностью
91

Чумная Шестерёнка (DD-version)

Чумная Шестерёнка (DD-version) Darkest Dungeon, Чумной доктор, Арт, Фан-Арт, Фэнтези, Темное фэнтези, Длиннопост

Московское театрально-творческое объединение (косбэнд) «Чумная Шестерёнка» в стилистике культовой хардкорной roguelike-игры Darkest Dungeon. Основная специализация коллектива чумные доктора.

Катрина де Стэт

Чумная Шестерёнка (DD-version) Darkest Dungeon, Чумной доктор, Арт, Фан-Арт, Фэнтези, Темное фэнтези, Длиннопост

Песткатце

Чумная Шестерёнка (DD-version) Darkest Dungeon, Чумной доктор, Арт, Фан-Арт, Фэнтези, Темное фэнтези, Длиннопост

Сансара

Чумная Шестерёнка (DD-version) Darkest Dungeon, Чумной доктор, Арт, Фан-Арт, Фэнтези, Темное фэнтези, Длиннопост

Айрин

Чумная Шестерёнка (DD-version) Darkest Dungeon, Чумной доктор, Арт, Фан-Арт, Фэнтези, Темное фэнтези, Длиннопост

Эвелин Рэйс

Чумная Шестерёнка (DD-version) Darkest Dungeon, Чумной доктор, Арт, Фан-Арт, Фэнтези, Темное фэнтези, Длиннопост

Корвус

Чумная Шестерёнка (DD-version) Darkest Dungeon, Чумной доктор, Арт, Фан-Арт, Фэнтези, Темное фэнтези, Длиннопост

Луи Эдвард Мур (Герр)

Чумная Шестерёнка (DD-version) Darkest Dungeon, Чумной доктор, Арт, Фан-Арт, Фэнтези, Темное фэнтези, Длиннопост

Рок Квайз

Чумная Шестерёнка (DD-version) Darkest Dungeon, Чумной доктор, Арт, Фан-Арт, Фэнтези, Темное фэнтези, Длиннопост

Художник: Mini(dark)Art
Референсы: Чумная Шестерёнка

Чумная Шестерёнка (DD-version) Darkest Dungeon, Чумной доктор, Арт, Фан-Арт, Фэнтези, Темное фэнтези, Длиннопост
Показать полностью 9
98

Роберт Вегнер цикл «Сказания Меекханского пограничья»

Роберт Вегнер цикл «Сказания Меекханского пограничья» Что почитать?, Литература, Книги, Фэнтези, Темное фэнтези, Сказания Меекханского погранич, Роберт Вегнер, Длиннопост

Всегда есть некое начало. Банальность, содержащаяся в этом утверждении,

скрывает более глубокую истину. Ибо что мы сделаем,

если окажется, что корни любого из нас, даже те, кого мы презираем и ненавидим, общи?

Что самый главный враг – это наш брат?


Летом наконец-то получилось добраться до эпического цикла «Сказания Меекханского пограничья» за авторством Роберта М. Венгера. Не раз и не два я слышал восторженные отзывы об этом писателе, книги которого многие сравнивали с «Князем Пустоты» и «Малазанским циклом», и вот, сумел-таки приобщиться к его творчеству.


На сегодняшний день «Сказания» включают в себя пять томов. До пятого – изданного в России буквально несколько недель назад - я пока не добрался, а потому буду говорить исключительно о своих впечатлениях от прочтения первых четырех романов.


Интересными ли они получились? Действительно ли малоизвестный писатель из Польши сумел выдать нечто, способное тягаться с мировыми бестселлерами? Стоит ли вообще браться за эту эпопею?


Что ж, постараюсь развернуто – как и всегда – ответить на этот вопрос.


!!! ВНИМАНИЕ !!! В рецензии присутствуют спойлеры. К сожалению, полностью избежать их не удалось. Поэтому, если если Вы испытываете острые приступы спойлерной болезни, лучше сходите в мой ЖЖ по ссылке: https://sleepyxoma.livejournal.com/103124.html . Заключение там вынесено в отдельный кат!!!


Капелька сюжета

Лейтенант стиснул зубы. Такие вещи не должны случаться исключительно

с его ротой. Словно все безумцы и дегенераты уперлись, чтобы

переходить дорогу именно Красным Шестеркам. Следующего обычного

бандита они наверняка станут обнимать от радости.


Рассказывать о сюжете этого цикла, конечно, можно, но, пожалуй, это занятие сложно будет назвать полезным, потому как придется тупо строчить несколько листов текста для того, чтобы хотя бы обозначить самые основные моменты.


«Сказания Меекханского пограничья» - это монументальное эпическое полотно, а потому и сюжет ему достался под стать. Первые два тома цикла – сборники рассказов, являющиеся, по сути, всего лишь введением, которое необходимо, чтобы познакомить читателей с главными действующими лицами.


А их – этих самых лиц – не просто много… Нет, их до хренища! И по началу они вообще никак друг с другом не связаны.


Воины шестой роты Горной Стражи под командованием лейтенанта Кеннета-лив-Даравита исполняют свои прямые служебные обязанности, сталкиваясь не только с людской мерзостью, но и со всякой чертовщиной.


Благородный воитель из народа иссарам совершает то, что должен, но чего делать не хотел, и оказывается перед тяжелейшим выбором.


Молодая меекханка, служащая в вольном чаардане (наемничьем конном отряде) под началом легендарного Генно Ласкольника просто выполняет приказы обожаемого командира, оберегая по мере сил начинающие ощутимо тлеть восточные рубежи империи.


Юный вор отправился на дело, на которое не стоило отправляться, и теперь с ним происходит что-то странное…


Казалось бы, как эти люди, истории которых начинаются в четырех разных сторонах огромнейшей империи (вор – так вообще обитает в городе, вырвавшим у этой самой империи независимость), могут быть связаны между собой? Что сведет их вместе? Какие события переплетут столь разные судьбы?


Ответ на этот вопрос автор начинает – только начинает! – давать в третьем и четвертом томах, попутно развивая сюжет, углубляя его, вводя новых персонажей и медленно, но верно, двигаясь к развязке.


Даже после окончания четвертого тома множество явлений остаются непонятыми, а тайн – неразгаданными. Одно несомненно – в мире Меекханской империи грядут серьезнейшие перемены и многочисленным персонажам книг придется принять в них самое деятельное участие, хотят они того, или нет.


Мир

Разница между жизнью и театром такова, что жизнь либо

в сто раз скучнее, либо в сто раз интересней.

Роберт Вегнер цикл «Сказания Меекханского пограничья» Что почитать?, Литература, Книги, Фэнтези, Темное фэнтези, Сказания Меекханского погранич, Роберт Вегнер, Длиннопост

Насколько бессмысленно расписывать сюжет книг, настолько же полезно подробно обсудить их мир, потому как в подобных произведениях он играет столь же важную роль, как и персонажи.

Ой да ладно, кого я обманываю. Просто мне нравятся хорошо прописанные миры, только и всего. Вот.


А раз нравятся, то зачем себя сдерживать?


Итак…


Большая часть событий первых трех книг происходит в великой Меекханской империи. Могущественнейшем государстве континента, чья история началась на излете кошмарных и кровавых веков, когда боги ступали по земле, сражаясь с Незваными, друг другом и вообще не пойми с кем. Те времена именовались просто и незатейливо – Войнами Богов.


Кровавая вакханалия, порождавшая целые поколения, не знавшие мира, основательно подзадолбала смертных, да и небожителей тоже. Последние вернулись в свои реальности, либо сгинули, оставив после себя до фига психованных культистов, агрессивных последователей, неуправляемых аватаров и прочих столь же достойных личностей, которых следовало поделить на ноль, чем, собственно говоря, и занялись меекханцы – люди Великой Матери.


Ведомые милостью своей богини они век за веком расширяли империю во все стороны, в результате чего по трем из четырех направлений достигли, пожалуй, предела экспансии, возможного на данном уровне технического развития.


С севера империя уткнулась в непролазные горы, ведущие к ледникам, на которых окопались последние из аг’хеери – нелюдей, некогда обитавших в захваченные южанами долинах; с юга – в горы же и пустыню Травахен, населенную упоротыми иссарам – людьми, отчаянно копирующими фрименов; с востока Меекхан столкнулся с местной Великой Степью, и местными же монголами – секохландийцами. Эти ребята, кстати говоря, где-то за четверть века до описываемых в книге событий, едва не срыли империю под основание, и лишь военный гений генерала Генно Ласкольника, да упертость меекханцев, умудрявшихся превращать в крепость каждую более-менее подходящую для этого кочку, помогли не только выстоять, но и прогнать врагов за пределы государства.


Впрочем, шрамы, оставленные войной, не зажили, и в все Меекхане с ужасом ожидают повторения банкета, потому как дети Великой Степи – и это ясно каждому – рано или поздно вернутся, чтобы закончить начатое. И не факт, что во второй раз им это не удастся.

В принципе, империя может попытаться вновь расшириться на запад, в сторону великого портового города Понкее-лаа, из которого их попросили за некоторое количество лет до описываемых в книге событий, однако пока меекханцам выгоднее торговать, большой войны на западе не будет.


А торговля – таки да – это главный источник существования Меекхана, потому как империя эта уже ступила на путь развития капиталистических отношений. Она, пожалуй, самое развитое государство в мире, государство, в котором феодализм начинает мало-помалу отмирать, порождая капиталистические отношения и – абсолютизм. Влияние купцов уже огромно, былые вольности феодалов с каждым поколением все сокращаются, главный инструмент подавления – армия – целиком и полностью находится в руках императора, пускай офицерский корпус и формируется преимущественно из дворян.


Имперцы и «монголы» - далеко не единственные обитатели континента. Надо отдать автору должное, он описал, раскрыл, ну или просто упомянул множество народов, начиная от упомянутых уже ранее аг’хеери, и заканчивая ушибленными на всю голову племенами сеехицев, больше всего напоминающих майори.


У каждого племени и народа, которым досталось хотя бы немного «экранного времени» имеются собственные обычаи и нравы, они поклоняются разным богам, по-разному одеваются, у них разные общественные устройства, свои предрассудки и суеверия.

Никто и никогда не спутает вессирца с секохландийцем, иссаром или же верданно, они совершенно разные!


И это – огромный и жирный плюс автору, потому как в мир, созданный им, веришь, пусть и с некоторыми оговорками.


Маги и магия

Духи танцуют вокруг, показывают картины. Лагерь сахрендеев охвачен хаосом.

Сотни, тысячи людей, тянущихся к резным столпам.

Амурех Вомрейс сидит на лошади с топором в руке, лицо его дрожит.

Светловолосая невольница стоит на коленях и возносит ладони в немой молитве к своей богине.

Плачет. Крик. Все более громкий. Наконец один человек, мужчина,

лупит головою в столп шатра, пока кровь не начинает пятнать дерево.

Тот крик несется, его подхватывают остальные, кто-то вытаскивает нож

и широко режет себя по щеке, кровь брызгает на землю. Духи довольны.


Такое отчаяние выгибает окоем. Над лагерем сахрендеев, кажется, проваливается небо.

Нельзя обсуждать фэнтези, не упомянув колдунов и богов. И те, и те, обычно, являются обязательными элементами любого более-менее нормального сэттинга, и, как и в случае с миром, от того, насколько они удачно прописаны, зависит многое.


В этом пункте мы разберем магию.


И вот тут я должен с сожалением констатировать, что магия в романах выглядит достаточно поверхностной. Нет, конечно, автор расписал массу всяких подробностей, добавил массу умных слов и все такое… Но я так до конца и не понял, как именно функционируют магические школы империи…


Ладно, обо всем по порядку.


Итак, магия в Меекханской империи делится на две группы: аспектированная и запрещенная.

Что есть аспектная магия? У Силы, которую чародеи используют для того, чтобы творить волшбу, имеются так называемые «аспекты». Они могут быть самыми разными, и именно они определяют специализацию каждого конкретного чародея. Общим у всей аспектированной магии является то, что она оперирует с Источниками и открывает Тропы относительно безопасные для человеческого разума.


Аспектированная магия жестко формализована и позволяет не обращаться напрямую к таким источникам Силы, как, например, духи или даже боги. И это я уже молчу про тварей вроде Нежеланных, взаимодействие с которыми абсолютно губительно для человека и больше всего напоминает… пожалуй, воздействие Хаоса Неделимого из мира Вархаммера.


Естественно, за безопасность приходится платить – аспектированная магия куда слабее племенной, нацеленной на работу с духами и допускающей кровавые жертвоприношения. Слабее она и магии пометников – людей, почитающих Нежеланных и обретающих силу в обмен на человечность и сами души.


Впрочем, племенная - древняя и первобытная - магия имеет разные формы. Встречаются люди, способные превращаться в животных, или же люди, которые умеют взаимодействовать с духами умерших, или люди, умеющие контролировать птиц и зверей. Даже если они – не злы, а их сила передалась по наследству и не несет в себе скверны и безумия, империя нещадно борется с ними, потому как, нахлебавшись кошмара в прошлом, почитатели Баэльта’Матран не терпят никаких чар, не идущих из аспектов.


И вот на этом хорошее в плане описания магии заканчивается. Увы, но саму суть аспектов и их возможности автор объяснил крайне рыхло и невнятно. Ну ок, есть у нас аспекты, связанные, например, с морем. Какие возможности они предоставляют? Как отличаются друг от друга? Почему это происходит?


Увы, ответа не будет.


Боги

Бог без религии — ничто, но религия без бога...

о, религия без бога прекрасно себя чувствует.


Теперь следует немного поговорить о богах в мире «Сказаний Меекханского пограничья», тем более, что тема эта – крайне важная, я бы даже сказал – сюжетообразующая.


Итак, есть материальный мир (один из множества во Вселенной). За ним – Тьма. За этой Тьмой – реальности, в которых обитают боги. Долгое время они сидели и не рыпались, помаленьку помогая верующим и подпитываясь их молитвами… Так бы и продолжалось, но затем пришли Нежеланные, порождения иных миров, сумевших преодолеть Тьму.


Вторжение было страшным и жестоким, поэтому богам пришлось реагировать. Но так как боги – это сущности, во-первых, нематериальные, а во-вторых, чудовищно могущественные, им, чтобы ступить в мир и прийти на помощь своим почитателям, пришлось в этом самом мире воплощаться посредством аватаров, именуемых в книге авендери.


И все бы ничего, но у подобного способа материализации нашлось парочка ма-ахоньких таких недостатков. Для начала, воплощение в авендери означало для бога возможность познать окончательную и бесповоротную смерть. Умирает аватара – умирает бог. Чтобы этого избежать, небожители принялись готовить «запасные аэродромы» и разделяться на несколько частей. Вот только последнее означало разрывание души на куски, и превращение некоторых из авендери в существ достаточно автономных и наделённых собственной волей.


Как нетрудно догадаться, не все боги в итоге сумели собраться в единое целое, а некоторые, даже вернувшись назад – в родные царства – оставили авендери в мире, чтобы иметь возможность быстренько слетать – поглядеть, как оно там. Ну, или сотворить еще что-нибудь столь же полезное.


Так, у богини удачи Эйфры, к примеру, целых три аватары, у Агара – бога огня – один, и так далее.

Нетрудно догадаться, что в мире Меекханской империи цветет и пахнет политеизм. Впрочем, пожалуй, я бы все-таки отметил, что в самой империи имеется устойчивая монолатрия, то есть богов много, но есть один - главный. А вернее – одна: Великая Матерь, Баэльта’Матран.

Таинственная богиня невообразимой мощи, чьи почитатели из маленького забитого народца, страдавшего от всех ужасов темных веков, превратились в могучую и необоримую силу. Силу, помнившую завет своей владычицы: все культы должны поклониться Великой Матери и признать ее верховенство. Усмирят гордыню – получат место в пантеоне. Осмелятся возражать – и богам придется искать себе новых последователей в каких-нибудь других мирах, потому как в этом их не останется ни одного человека.


И с Матерью приходится считаться всем и каждому, ибо число ее последователей колоссально. А чем больше верующих, тем сильнее бог.


Персонажи

– Обычный военный рацион, – он помахал кусочком сушеного мяса.

Колдун поглядел на скрученную серо-коричневую стружку.

– Теперь я понимаю, отчего вы победили кочевников.

– Почему же?

– Потому что людям, которые едят такие вещи, жизнь не важна.


Что ж, перейдем к персонажам.


Итак, на севере лейтенант Кеннет-лив-Даровит командует шестой ротой шестого полка Горной Стражи. Этот рыжеволосый полукровка (наполовину вессирец) получил в подчинение свежесформированную роту, в которой не набиралось и пяти десятков, и своим профессионализмом, непреклонностью, порядочностью и, что уж греха таить, удачей, заставил уважать себя не только подчиненных, но и командиров.


Один из моих любимейших персонажей цикла. Идеальный офицер, воин и защитник, наделенный несгибаемым титановым стержнем и готовый в лепешку разбиться ради защиты слабых и наказания виноватых.


На его фоне остальные члены роты несколько блекнут, выполняя, скорее, роли статистов. Запоминается, разве что, ветеран Горной Стражи – десятник Вархен Веленргорф. Этот опытнейший, закаленный десятилетиями службы, воин изрядно помогает своему лейтенанту, по праву считаясь его заместителем.


Переберемся на юг. Здесь у нас в главных героях ходит фримен на минималках - иссарский воин Йатех д’Кллеан. Итак, кто он такой? Житель пустынного сиетча… тьфу, афраагры, отправившийся в паломничество в Большой Мир и нанявшийся служить телохранителем у богатого меекханского купца.


Как и любой иссарам, превосходно владеет холодным и метательным оружием, прекрасно разбирается в тактике и стратегии, способен противостоять простеньким чарам, разбивая их своей внутренней ки… ну или что там у него.


Помимо этого, он – мастер клинка, достойный белых ножен, а потому – способен вводить себя в состояние боевого транса, превращаясь в настоящую машину смерти. Не хватает только памяти о прошлых жизнях, да.


Впрочем, для последнего в романе имеется отдельный персонаж, не будем забегать вперед.

Приятно видеть, что «Дюна» и спустя полвека продолжает дарить вдохновение молодым писателям. Хотя я не исключаю, что господин Вегнер ориентировался не на великий роман Герберта, а на фэнтезийную производную от него – цикл «Колесо времени».


Цепь ошибок и сложнейших моральных дилемм приводит нашего недофримена в услужение к существу по имени Канайонес. Твари столь же могущественной, сколь и безумной и – безгранично опасной. Твари, что вернулась в этот мир из-за кромки Тени и лелеет какие-то не слишком приятные для смертных планы.


Нельзя не упомянуть также и Деану – сестру Йатеха, которая – как и брат – добилась права носить белые ножны. Изначально она – всего лишь эпизодический персонаж, засветившийся лишь в одном рассказе первого тома, зато в четвертом романе – одно из главных действующих лиц.


Девушка Деана весьма интересная: мастер меча (а точнее – парных тальхиров), хранительница памяти своего народа, сильная личность, как и брат, сделавшая непростой выбор, и готовая отвечать за него. Как и брата, принятые решения заводят ее к черту на кулички, вынуждая – самой того не зная - принять участие в серьезнейшей разборке, чреватой долгоиграющими последствиями.


Теперь поговорим о героях с востока.


Главным действующим лицом там является Кайлеан – молодая воительница, служащая в вольном отряде легендарного Генно Ласкольника, человека, буквально спасшего Империю, обласканного императором, и… свалившего в порубежье - подальше от столичных интриг и придворной камарильи.


Девушка она весьма и весьма примечательная. И – нет – не наличием двух сюжетов десятого размера, как это принято в каких-нибудь говнокнижках и японских комиксах. Интересной ее делает характер, прошлое, и, конечно же, необычная способность, которую Кайлеан старается не афишировать, потому как не слишком жаждет оказаться на костре.


Помимо нее в чаардане Ласкольника служат и другие люди. В высшей степени необычные. Тут нашлось место и племенной ведьме Дагене, и оборотню Кошкодуру, и многим другим. Впрочем, я и так сказал слишком много, а потому, переберемся на запад.


Здесь главным действующим лицом является юный вор Альтсин.


Талантливый и умный преступник, по приказу главы своей банды Цетрона Толстого, он проникает в храм Меча, чтобы разобраться в одном запутанном деле. Увы, разбирается в нем Альтсин куда сильнее, чем стоило бы, подселяя в свое тело нежеланную сущность, которая начинает сводить парня с ума видениями из кошмарной эпохи Войны Богов, и явно планирует завладеть телом смертного, чего последнему, конечно же, не слишком хочется.


За и против

Во всем есть смысл. Только порой смысл этот может нам не нравиться.


Думаю, что не открою ни для кого Америку, сказав, что мне понравился мир. Огромный, с богатой историей, множеством государств и народов, отлично прописанный, он – едва ли не лучшее, что есть в книге.


Едва ли, но – нет - не самое лучшее.


Больше всего я готов хвалить автора за персонажей. Он умудрился создать десятки совершенно разных людей, у каждого из которых своя история, характер, привычки, манера речи, идеалы, и многое, многое другое.


Богатый меекханский купец мыслит и говорит совершенно не так, как воришка из Понкее-Лаа, а психованный сеехийский дикарь ничуть не будет походить на благородного фургонщика верданно.


Впрочем - и это я тоже ставлю автору в заслугу - мир у него не делится на черное и белое. Скорее, он наполнено оттенками серого и, говоря начистоту, очень и очень мрачен. Пресловутого гримдарка в «Сказаниях Меекханского пограничья» столько, что временами ждесь, когда, наконец, уже появятся легионы Хаоса, скавенские орды, ну или, на худой конец, мертвяки Нагаша. А то и все сразу. Общий уровень пафоса в произведении, кстати говоря, также наводит на подобные мысли.


Эпичности, превозмогания и несгибаемости в цикле столько, временами он начинает буквально сочиться меж строк… И это круто!


Главные герои – и это тоже большой плюс – в основной своей массе – положительные люди (передаю пламенный привет Аберкромби с его чернухой ради чернухи), неидеальные, имеющие слабости, но, тем не менее, достойные уважения. Да, даже вор Альтсин и тупица Йатех.


Они выполняют свой долг, поступают так, как велит совесть, учатся и развиваются, смотрят в глаза смерти, и, несмотря на страх и сложности, движутся вперед.


Отдельной похвалы заслуживают боевые действия. Нет, конечно же, они в основной совей массе совершенно невозможны: ну там, перестраивающиеся по свистку боевые конные сотни, атака тысяч тяжелых колесниц (в средневековом-то сеттинге!), уровень дисциплины и маневрирования, подходящий больше дивизиям эпохи Наполеоновских войн, но Великий Макаронный Монстр, как же круто все описано!


Оторваться от сражений практически невозможно. Хочется читать и читать, жадно перелистывая страницы и поглощая это восхитительно вкусное блюдо запоем!

Впрочем, нельзя сказать, что цикл – исключительно скопление достоинств, лишенное каких бы то ни было проблем.


Произведение Вегнера временами действительно напоминает небезызвестную «Малазанскую книгу павших» Эриксона. Вот только это утверждение не только похвала. Нет, это еще и ругательство.


«Малазанский цикл» для меня стал синонимом нудности и затянутости, и, увы, «Сказания Меекханского пограничья» не избежали данной проблемы. Некоторые сюжетные линии настолько тягомотны, что хочется выть в голос.


Автор временами безбожно затягивает повествование, наливая столько воды, что кажется, будто он пишет дипломную работу, а не книгу в жанре фэнтези. Иногда же он перебарщивает с пафосом и превозмоганием.


К тому же, цикл написан с совершенно фантастическим размахом. Я, пожалуй, не могу особо вспомнить книг, где хоть что-то начинаешь понимать лишь к концу толстенного четвертого тома (первые три, надо заметить, также не отличались малыми габаритами).

Эпический размах присущ тут всему: и количеству персонажей, и сюжету, и размерам армий. И это отчасти играет с книгой злую шутку, заметно переусложняя ее.


Заключение

Не бойся тех, кого боги уже при жизни забрали к себе.

Бойся тех, кого не возьмут они даже после смерти.

Роберт Вегнер цикл «Сказания Меекханского пограничья» Что почитать?, Литература, Книги, Фэнтези, Темное фэнтези, Сказания Меекханского погранич, Роберт Вегнер, Длиннопост

Итак, стоит ли тратить время (очень, очень много времени) на чтение цикла, который на сегодня далек от завершения?


Если вы любите эпическое фэнтези с отлично проработанным миром, интересными персонажами, уровнем пафоса, как в Вархаммере и таким же уровнем гримдарка – это ваш выбор!


В противном случае, лично я бы советовал обходить цикл «Сказания Меекханского пограничья» стороной. Он может показаться вам излишне затянутым, наполненным рефлексиями и ненужной водой.


На этом, пожалуй, все.

Показать полностью 2
127

Dark Souls диорама своими руками

Совсем новая работа. При создании этой диорамы я, как всегда, использовал 3D принтер. В этот раз я работал на Anet N4. Поэтому в видео будет небольшой рассказ о его минусах и плюсах относительно моего штатного Anycubic. Но вообще видос о том, как в ручную имитировать металлический блеск, волосы и плащ


Приятного просмотра.

118

Фантастические работы от Cael Gibran

The Spirits: Moon and Sun

Фантастические работы от Cael Gibran Арт, Рисунок, Обои на рабочий стол, Фантастика, Фэнтези, Иные миры, Темное фэнтези, Cae, Длиннопост

Stronger Than Ever

Фантастические работы от Cael Gibran Арт, Рисунок, Обои на рабочий стол, Фантастика, Фэнтези, Иные миры, Темное фэнтези, Cae, Длиннопост

Talking To The Moon

Фантастические работы от Cael Gibran Арт, Рисунок, Обои на рабочий стол, Фантастика, Фэнтези, Иные миры, Темное фэнтези, Cae, Длиннопост

Valley of the Dead

Фантастические работы от Cael Gibran Арт, Рисунок, Обои на рабочий стол, Фантастика, Фэнтези, Иные миры, Темное фэнтези, Cae, Длиннопост

Edge of the Universe

Фантастические работы от Cael Gibran Арт, Рисунок, Обои на рабочий стол, Фантастика, Фэнтези, Иные миры, Темное фэнтези, Cae, Длиннопост

Northern Nest

Фантастические работы от Cael Gibran Арт, Рисунок, Обои на рабочий стол, Фантастика, Фэнтези, Иные миры, Темное фэнтези, Cae, Длиннопост

World Ruin

Фантастические работы от Cael Gibran Арт, Рисунок, Обои на рабочий стол, Фантастика, Фэнтези, Иные миры, Темное фэнтези, Cae, Длиннопост

Amen Hotep

Фантастические работы от Cael Gibran Арт, Рисунок, Обои на рабочий стол, Фантастика, Фэнтези, Иные миры, Темное фэнтези, Cae, Длиннопост

There Is Hope

Фантастические работы от Cael Gibran Арт, Рисунок, Обои на рабочий стол, Фантастика, Фэнтези, Иные миры, Темное фэнтези, Cae, Длиннопост

Another Day

Фантастические работы от Cael Gibran Арт, Рисунок, Обои на рабочий стол, Фантастика, Фэнтези, Иные миры, Темное фэнтези, Cae, Длиннопост

The Man Who Sold The World

Фантастические работы от Cael Gibran Арт, Рисунок, Обои на рабочий стол, Фантастика, Фэнтези, Иные миры, Темное фэнтези, Cae, Длиннопост

The Beast

Фантастические работы от Cael Gibran Арт, Рисунок, Обои на рабочий стол, Фантастика, Фэнтези, Иные миры, Темное фэнтези, Cae, Длиннопост

Автор всех работ –  Cael Gibran

Показать полностью 10
317

Время для Драконов

Время для Драконов Арт, Дракон, Ящерица, Фэнтези, Темное фэнтези, Почти дракон, Виверна, 88grzes, Длиннопост
Время для Драконов Арт, Дракон, Ящерица, Фэнтези, Темное фэнтези, Почти дракон, Виверна, 88grzes, Длиннопост
Время для Драконов Арт, Дракон, Ящерица, Фэнтези, Темное фэнтези, Почти дракон, Виверна, 88grzes, Длиннопост
Время для Драконов Арт, Дракон, Ящерица, Фэнтези, Темное фэнтези, Почти дракон, Виверна, 88grzes, Длиннопост
Время для Драконов Арт, Дракон, Ящерица, Фэнтези, Темное фэнтези, Почти дракон, Виверна, 88grzes, Длиннопост
Время для Драконов Арт, Дракон, Ящерица, Фэнтези, Темное фэнтези, Почти дракон, Виверна, 88grzes, Длиннопост
Время для Драконов Арт, Дракон, Ящерица, Фэнтези, Темное фэнтези, Почти дракон, Виверна, 88grzes, Длиннопост

Автор – Greg Rutkowski

У автора ещё круча отличных артов на тему фэнтези, в том числе и по драконам, но они уже были на Пикабу, их так же можно посмотреть по ссылке выше.

Показать полностью 4
46

Немного ненависти. Джо Аберкромби.

Немного ненависти. Джо Аберкромби. Фэнтези, Темное фэнтези, Отзыв, Джо Аберкромби, Длиннопост

Вот и я одним из последних дочитал новую книгу Джо Аберкромби «Немного ненависти». И я внесу ложку дёгтя в общий нарратив хвалебных од. Язык не поворачивается назвать эту книгу лучше «Героев» того же Аберкромби, и главная её проблема состоит в том, что она первая в новой трилогии. Если вы не читали книги этого автора, то очень советую ознакомиться так как на сегодняшний день это один из наиболее ярких авторов в своём жанре.


События романа стартуют через 30 лет поле событий предыдущих книг серии. Индустриализация охватила Союз с головой и непроглядный смог фабричных труб стелется по стране, гоня людей в жаркие недра фабрик. На Севере появился очередной завоеватель – Стур Сумрак, сын Чёрного Кальдера и будущий король Севера. В Союзе набирает обороты движение Ломателей, которые хотят свергнуть короля и построить новое общество.


Прошло много лет с событий предыдущих книг и уже полюбившиеся герои состарились и уступили место новым персонажам. Начнём с Севера, пожалуй. Ранее упомянутый Стур Сумрак, прозванных Молодым Волком. Будущий король Севера, который идёт войной на земли Союза, чтобы прославить своё имя и стать новым Девять Смертей и даже превзойти его по кровожадности.


А противостоит ему не менее самонадеянный Лео дан Брок. Будущий лорд-губернатор, который хочет вырваться из тени своей матери и прославиться в битвах.


Рикке. Дочь Ищейки. Обладает редким даром предвидения.


Саввин дан Глокта. Одна из самых влиятельных женщин Союза. Благодаря своему уму и связям сколотила огромное состояние. По совместительству внебрачная дочь короля Союза.


Принц Орсо. Наследник трона Союза, который за всю свою жизнь не сделал чего-то значительного, вернее просто ничего не сделал.


Вик дан Тойфель. Нарочно не буду ничего говорить об этом персонаже.


Бык Броуд. Честно говоря, пока нечего сказать про данного персонажа, так как он не успел себя проявить, скажу только, что своими попытками никому лишний раз не навредить напоминает Девятипалого.


А теперь про саму книгу. Как я уже говорил, главная проблемы книги в том, что она первая в новой трилогии, а это налагает некоторые ограничения. Автору необходимо познакомить читателя с новым сеттингом и с прорвой новых персонажей. А сеттинг Аберкромби выбрал весьма интересный. Индустриализация и связанные с ней проблемы – для интересной кровавой истории. Но повествование в некоторые моменты всё равно откровенно проседает, что подпортило впечатление от произведения. И вообще первая половина книги очень бедна на события.


Даже спустя столько лет можно встретить героев из старой когорты и каждое их появление взывало то бурную радость, то слезу ностальгии. Появление Сульфура я воспринял с огромной радостью, так как его наличие в истории обещает массу интересных событий в будущем. Не про всех новых героев могу сказать, что они меня зацепили, но об этом пока рано говорить, так как эта книга лишь вводная часть в основные события, да и событий в книге откровенно мало. В некоторых моментах пропал эффект новизны, и очередная война с Севером никак не зацепила, зато движение Ломателей и подковёрные интриги Баяза очень заинтриговали. По ходу повествования автор развешивал ружья, так что ждём-с следующей книги. Думаю, автор ещё сможет удивить своих фанатов.


А вот стоит ли читать эту книгу сейчас. Не могу сказать однозначно, так как сам являюсь любителем получить от книг всё и сразу, а не ждать годами следующей части.

Больше интересного на моём телеграм-канале https://tglink.me/choopochitat

Показать полностью
294

Рисунок на стене по Dark Souls

Давно хотела изобразить что-нибудь по любимой вселенной на большом размере. Так уж получилось что в моей квартире стены белого цвета - чем не холст) Откладывала эту затею больше года, но вчера видимо звезды так сошлись, что я просто взяла акрил, 4 часа своего времени и сделала это. Прикрепляю для тех, кого заинтересовало, процессы и некоторые детали рисунка с:

Рисунок на стене по Dark Souls Рисунок, Dark Souls, Фэнтези, Стена, Краски, Игры, Длиннопост
Рисунок на стене по Dark Souls Рисунок, Dark Souls, Фэнтези, Стена, Краски, Игры, Длиннопост

Рисовала почти сразу же начистовую, только набросала примерную позу рыцаря. Да, и акрил не смывается. Так что работать пришлось аккуратно.

Рисунок на стене по Dark Souls Рисунок, Dark Souls, Фэнтези, Стена, Краски, Игры, Длиннопост
Рисунок на стене по Dark Souls Рисунок, Dark Souls, Фэнтези, Стена, Краски, Игры, Длиннопост

Получился он почти в человеческий рост по пропорциям и размеру.

Рисунок на стене по Dark Souls Рисунок, Dark Souls, Фэнтези, Стена, Краски, Игры, Длиннопост

Тут решила поэксперементировать - подсветила фонариком костер снизу) По сути еще была идея использовать фосфорную краску, чтобы в темноте создавалась та самая атмосфера)

Рисунок на стене по Dark Souls Рисунок, Dark Souls, Фэнтези, Стена, Краски, Игры, Длиннопост

Так что вот, спасибо что досмотрели до конца с:

БМ выдавал какую-то дичь.

Показать полностью 4
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: