222

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство

Часть I : "В хорошем месте, но в трудное время"

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство Лига историков, Столетняя война, Мон-Сен-Мишель, 15 век, Длиннопост

Все помнят, как орки штурмовали Минас-Тирит в "Возвращении короля" (финальной части трилогии Питера Джексона)?


В роли Минас-Тирита "снималось" французское аббатство Мон-Сен-Мишель (свято-мишанина гора), а его, в свою очередь, яростно штурмовали англичане в 1433-1434 гг. В роли главного назгула тогда выступил Томас де Скейлз, кавалер ордена подвязки, долго стажировавшийся у самого Жана Ланкастерского, герцога Бедфорда. В роли катапульт, метавших обломки стен, выступали две бомбарды, метавшие каменные ядра.


И оркам Минас-Тирит не обломился, и Мон-Сен-Мишель - англичанам.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство Лига историков, Столетняя война, Мон-Сен-Мишель, 15 век, Длиннопост

Первая военная кампания короля Генриха V на континенте в 1415 г. закончилась взятием торгового города Арфлера и победой при Азенкуре. Подготовка к новому вторжению завершилась высадкой англичан в Туке 1 августа 1417 г. На этот раз целью Генриха V стало завоевание Нормандии, в возможность чего он так страстно верил. И к концу 1419 г. Нормандия была завоевана.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство Лига историков, Столетняя война, Мон-Сен-Мишель, 15 век, Длиннопост

Единственным островком французской земли на ее территории осталось аббатство Мон-Сен-Мишель. Мощная гранитная скала, увенчанная колоссальным собором и полностью отрезанная от берега в периоды самого высокого морского прилива, когда до церкви-крепости можно добраться только на лодке, неизбежно должна была стать и действительно стала оплотом населения Нормандии в борьбе с английскими завоевателями.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство Лига историков, Столетняя война, Мон-Сен-Мишель, 15 век, Длиннопост

Макет аббатства Мон-Сен-Мишель, начало 15 века.

В 1419 г. Робер Жоливе, аббат и капитан монастыря Мон-Сен-Мишель, обратился за помощью к королю Франции: «Мон-Сен-Мишель расположен в морском порту, на границе с англичанами, древними врагами и противниками моего сеньора и нашими, в настоящее время находящимися в Нормандии, и потому нуждается в укреплениях, охране и ремонте города и замка таким образом, чтобы из-за недостатка ремонта, защиты и укреплений, он не попал в руки этих врагов…». А между тем большую часть доходов, «принадлежащих этому месту», англичане «удерживают… и используют», и все тяжелее положение «буржуа, вилланов, жителей и других людей… численность которых значительно уменьшилась и которые сильно обеднели из-за их (англичан) набегов». По названным причинам, отметил Робер Жоливе, «он не может и не имеет ничего для охраны, укреплений и ремонта этого места, если только не последует какая-то помощь… что в настоящее время необходимо… для блага этого места и всех окрестных земель, чтобы всегда удерживать его в повиновении моего сеньора…».

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство Лига историков, Столетняя война, Мон-Сен-Мишель, 15 век, Длиннопост

Карл VI , король Франции

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство Лига историков, Столетняя война, Мон-Сен-Мишель, 15 век, Длиннопост

Генрих V ,король Англии

Приняв во внимание местоположение аббатства и «добрую и достойную службу» Робера Жоливе королю Карлу VI, дофин Карл, регент королевства, 13 ноября 1419 г. издал специальный ордонанс. Он разрешил капитану и монахам Мон-Сен-Мишеля в течение трех лет собирать налоги в размере 20 турских су (далее – т.с.) с каждой проданной на территории монастыря «queue» элитного (bon) вина, 10 т.с. с каждой «queue» местного вина (vin du cru du pays), 5 т.с. с сидра, произведенного в аббатстве, 20 т.с. с элитного вина, привезенного в порт Мон-Сен-Мишеля и 10 т.с. с других напитков.


Критическое положение, в котором оказались монахи, до крайности осложнилось переходом аббата и капитана монастыря Робера Жоливе на сторону англичан. В исторической литературе утвердилось мнение, что произошло это не ранее 1420 г.


За свое предательство бывший аббат получил щедрое вознаграждение: актом, подписанным в день английской осады Мелена, 29 октября 1421 г., Генрих V распорядился передать в его руки все доходы Мон-Сен-Мишеля. Более того, впоследствии он был назначен комиссаром и советником короля Генриха VI и даже участвовал на стороне англичан против своей бывшей паствы в морском сражении в мае 1425 г.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство Лига историков, Столетняя война, Мон-Сен-Мишель, 15 век, Длиннопост

1.Аббатство 2.Церковь 3.Город 4.Дозорная терраса 5.Внешние ворота 6.Бульварные ворота 7.Королевские ворота 8.Королевская башня 9.Аркадная башня 10.Башня свободы

11.Низкая башня 12.Башня ‘Пряжка’ 13.Церковь Сан-Пьер 14.Северная башня 15.Башня Клодин

16.Дамба 17.Башня Габриэль 18.Укрепленные склады 19.Часовня Сен-Обер 20.Источник Сен-Обер

Если раньше помощь дофина аббатству была вызвана исключительно просьбами монахов, то с мая 1420 г. эта инициатива исходит уже от французских властей. Учитывая в целом пассивную роль Карла VII в движении сопротивления англичанам вплоть до его Нормандской кампании середины 40-х гг., в своих действиях по отношению к Мон-Сен-Мишелю на данном этапе он руководствовался скорее личными интересами: стремлением самоутвердиться в роли наследника короля, титула которого он был лишен, отстоять свои права, прерогативы и компетенцию, создать форпост французской власти на оккупированной территории.


23 июня 1420 г. Жан д’Аркур, граф Омаль, и Жан Алансонский, граф дю Перш, виконт де Бомон и сеньор де Фужер были назначены дофином Карлом его наместниками и главными капитанами в герцогствах Нормандия и Алансон, графстве Перш и виконстве Бомон, «чтобы вести войну с давними и смертельными врагами англичанами».


Документ о назначении графа Омаля интересен и тем, что в нем впервые сообщается: англичане пытались завладеть Мон-Сен-Мишелем.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство Лига историков, Столетняя война, Мон-Сен-Мишель, 15 век, Длиннопост

1 мая 1421 г. в Мон-Сен-Мишеле прошел первый смотр войск в составе одного баннерета, четырех рыцарей-башелье и четырнадцати всадников. В мае 1423 г. Карл VII выплатил Жану д’Аркуру 751 турских лир для целей защиты, после чего граф Омаль приказал Гийому ле Престрелю снабдить крепость 140 фунтами селитры, 60 фунтами серы, 50 мотками тетивы для арбалетов и другим. Солдаты совершали из Мон-Сен-Мишеля партизанские вылазки, использовали тактику дорожных засад, чтобы прерывать сообщение между отдельными английскими землями и воинскими частями.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство Лига историков, Столетняя война, Мон-Сен-Мишель, 15 век, Длиннопост

Продолжение следует....

использованы материалы:

https://cyberleninka.ru/article/n/angliyskaya-osada-mon-sen-...

https://vk.com/uzhukoffa

https://warspot.ru/4515-artilleriyskaya-revolyutsiya

http://www.diary.ru/~Niv-Mizzet/p166871376.htm?oam

Найдены возможные дубликаты

+12

Так пишете "Англичан", "Французов".
Нормандия - родина правившей в то время в Англии династии Плантагенетов.
Высшая знать в Англии говорила на французском.
Французы как "французская нация" сформировались примерно во времена Наполеона.
Следует понимать, что война была длинной войной двух крупных феодалов, вассалы которых меняли сюзеренов по нескольку раз и такое никого особо не удивляло. Происходившее сильно отличилось от представляемой обывателем "войны англичан против французов"

+9
Был там 2 недели назад
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+2
Тоже был 6 числа))
+2

Неприступное местечко. Хорошо монахи устроились.

раскрыть ветку 1
+3

Викинги в свое время помогли им понять ценность крепостных стен ;)

+2

Если открыть амбар с памятью, то крепость была англичанам не так уж и нужна. Слава Мон-Сен-Мишеля была на закате. Это за двести лет до столетней войны он был жемчужиной в короне английских монархов и частично благодаря массовому паломничеству туда, английский король Генрих Второй (прадедушка родной Генриха Пятого, не хухры-мухры!) в общем-то и стал богаче своего сюзерена, французского короля. Но французские войска захватили монастырь, сожгли и за сотню лет полуостров так и не смог оправиться от этого.

Впрочем, в описываемое время стены были целы. Хотя окрестности были полностью разорены и крепость держалась только за счет страха перед тем, что с защитниками сделают англичане, она устояла. Но не будем спойлерить...

+1

Был там в 1999 году, во время стажировки, интересное место

+1

Англичане гребанные орки!

0
Повезло с климатом. У нас бы зимой лёд. И привет осада.
0
Мон-Сен-Мишель (свято-мишанина гора)

🤦♂️

0

Каков фрукт! В начале просит помощи, а потом предает.

раскрыть ветку 1
0

Такова селяви...

-1

Мон-Сен-Мишель (свято-мишанина гора)

Гы-гы...
Гора святого Михаила, так то.

Похожие посты
171

Средневековая Русь накануне конца света. Дикий Юг

Средневековая Русь накануне конца света. Крестьянин

Средневековая Русь накануне конца света. Мужчина и женщина

Средневековая Русь накануне конца света. Дикий Юг Лига историков, Россия, 15 век, Поле, Набег, Алексин, Фронтир, Длиннопост

Городок Алексин, расположенный на высоком правом берегу Оки между Калугой и Серпуховом, был примечателен главным образом своим местоположением. К западу и юго-западу от него начиналась Литва, а к югу – Дикое Поле. Впрочем, понятие «граница» в 15 веке было довольно расплывчатым. Русские крестьяне селились главным образом вдоль рек. Поднимаясь по правым притокам Верхней Оки и Дона, они уходили далеко в Дикое Поле.

Средневековая Русь накануне конца света. Дикий Юг Лига историков, Россия, 15 век, Поле, Набег, Алексин, Фронтир, Длиннопост

Экспозиция Алексинского краеведческого музея

Степняки постоянно напоминали о себе стремительными набегами на южные области страны. Одним из эпизодов этой практически непрерывной степной войны был набег татар на окрестности Алексина летом 1492 года.


«Того же лета, месяца июня в 10, – сообщает летопись под 7000 годом, – приходили татарове ординскиа казаки, в головах приходил Темешом зовут, а с ним 200 и 20 казаков, в Алексин, на волость на Вошань и, пограбив, поидоша назад; и прииде погоня великого князя за ними, Федор Колтовской да Горяин Сидоров, а всех их 60 человек да 4, и учинился им бой в Поли промеж Трудов и Быстрые Сосны; и убиша погони великого князя 40 человек, а татар в том бою убили 60 человек, а иные идучи татарове во Орду ранены на пути изомроша».


Важная деталь – указание на то, что набег совершили «казаки ордынские». Необычайная многозначность этого слова в тогдашнем русском языке не позволяет убедительно восстановить его значение в данном контексте. Скорее всего, речь идет о каких-то изгоях степного сообщества.


Летописец, конечно, не случайно отмечает, что предводителя татар звали Темеш. В летописи вообще нет ничего случайного. И даже любой пустяк имел когда-то свой смысл и значение. В данном случае этот «пустяк» – имя предводителя татар.


Разговорный русский язык всегда отличался непреодолимой склонностью переиначивать чужеземные имена на свой манер, причем обычно – с ироническим или бранным уклоном. Поэтому в летописях Темеш превращается то в Тимиша, то в Темешка. В действительности же его, по-видимому, звали Тениш, что по-татарски означает – «хорошо сложенный, прямой, ровный». Проще говоря, главаря банды звали Красавчик.

Средневековая Русь накануне конца света. Дикий Юг Лига историков, Россия, 15 век, Поле, Набег, Алексин, Фронтир, Длиннопост

Главной добычей степняков в русских землях были пленные. И для Золотой Орды, и для ее исторических наследников – Крымского и Казанского ханств, Большой Орды и Ногайской Орды – работорговля была важнейшим источником доходов.


В эпоху Ивана III татары лишились возможности хозяйничать на Руси. Отныне вместо карательных экспедиций они стали совершать внезапные набеги за «живым товаром». В том случае, если русские войска не успевали преградить путь грабителям, они оставались один на один с беззащитными мирными жителями. И тогда начиналась увлекательная охота на людей.

После одного из удачных набегов крымских татар на русские земли в первой трети XVI века рядовые всадники увели по пять-шесть пленников, а старшие – по 15–20. Потери от большого набега крымского «царевича» Ахмата в 1512 году составили, по некоторым сведениям, более 50 тысяч человек.


Успех набега зависел главным образом от его стремительности и внезапности. Понимая это, грабители шли налегке. Столкновение с московскими войсками не входило в их планы.


Захваченные во время набегов русские пленники поступали на рынки рабов в Нижнем Поволжье. После распада Большой Орды в начале XVI века центр работорговли в Восточной Европе окончательно перемещается в Крым. Говоря о крымских татарах, упомянутый выше литовский автор замечает, что «у них не столько скота, сколько невольников. Ибо они поставляют их и в другие земли. Ведь к ним чередой прибывают корабли из-за Черного моря и из Азии, груженные оружием, одеждой, конями, а уходят от них всегда с невольниками».

Главным перевалочным пунктом сбыта «живого товара» в Турцию и Средиземноморье была Кафа – современная Феодосия.


По подсчетам историков только в первой половине XVII века от 150 до 200 тысяч русских людей было угнано в плен степняками. Такого же порядка цифры можно назвать и для XVI столетия. Более или менее точные данные о численности захваченных татарами русских пленных появляются только во времена царя Алексея Михайловича. Они выглядят весьма внушительно. Так, в 1659 году крымский хан Магмет-Гирей напал на южные уезды Московского государства. В ходе этого опустошительного набега русские потеряли 379 человек убитыми и примерно 25 500 - взятыми в плен.

Средневековая Русь накануне конца света. Дикий Юг Лига историков, Россия, 15 век, Поле, Набег, Алексин, Фронтир, Длиннопост

«Надежда умирает последней». У захваченных в плен русских людей оставались шансы вернуть себе свободу. Во-первых, их могли отбить у татар бросившиеся в погоню за похитителями русские воины. Во-вторых, они могли улучить удобный момент и сбежать. Понятно, что это было нелегко. Татары связывали пленников и даже заковывали их в цепи. Пойманного беглеца ожидали жестокие истязания. Так, одному такому неудачнику, служилому человеку Григорию, татары забили в уши деревянные спицы и бросили умирать в степи.


И все же русские пленники часто решались на побег. Московские власти, как могли, поддерживали это стремление. По Судебнику Ивана III холоп, бежавший из татарского плена, становился свободным человеком.


В-третьих, похищенные татарами русские люди могли надеяться на то, что их выкупят на свободу родственники, друзья или просто соотечественники. Конечно, эту надежду питали только те, кто оставался в руках татар. Что же касается пленников, которых татары продавали в Турцию или другие страны, то их судьба, за редким исключением, была бесповоротной.


Московское правительство постоянно добивалось от степняков возвращения «полоняников». Иногда их предлагали обменять на татар, попавших в плен во время неудачного набега на Русь. Однако даже давний союзник Москвы крымский хан Менгли-Гирей крайне редко уступал этим требованиям.


Существовало несколько способов выкупа (или, как тогда говорили, «окупа») пленных. Чаще всего этим занимались (не без корыстного интереса) подданные московского государя, отправлявшиеся к татарам по дипломатическим или торговым делам. Выкупленные пленные становились холопами своего нового владельца. Примером такого рода служит история одного московского кузнеца. Он попал в плен к татарам, но был выкуплен митрополитом Филиппом (1464–1473) и стал трудиться на митрополичьем дворе.


По возвращении на Русь бывший пленный обретал свободу лишь после того, как возвращал своему благодетелю цену выкупа. В противном случае он оставался его холопом.


Иногда русских пленных выкупали восточные купцы, жившие среди татар. Затем они привозили их на Русь и выставляли здесь на продажу. В случае, если никто не покупал пленника, его уводили обратно в степи.


Бывало и так, что люди, потерявшие своих близких родственников, сами отправлялись разыскивать и выкупать их. Известно, например, что осенью 1545 года в Крым приехала целая партия (55 человек) «покупателей» из пограничных городов на Оке (Одоева и Белева). Все они искали своих близких, уведенных татарами во время набега на эти земли в декабре 1544 года.

Это самоотверженное предприятие едва не закончилось трагически. Несмотря на протесты московского посла в Крыму, хан Сахыб-Гирей приказал схватить русских и обратить их в рабство. Около двух лет они провели в неволе. Наконец эта история дошла до самого Ивана Грозного. Молодой царь действовал решительно. Вернуть своих можно было лишь обменяв их на чужих. Иван приказал схватить всех находившихся тогда в Москве крымских купцов и сослать их в заволжские леса, в Бежецкий Верх. Имущество арестованных было взято на хранение царскими приставами.


Постоянные набеги степняков были своего рода «кровоточащей раной» Московского государству. Оно теряло здесь тысячи своих подданных. Поэтому выкуп пленных постепенно стал рассматриваться в Москве не только как христианский долг, но и как важное государственное дело.


На Стоглавом соборе 1551 года Иван Грозный рассуждал на эту тему как истинный гуманист. «О сем достоит попечение сотворити велие, пленных привозят (татарские купцы) на окуп из орд бояр и боярынь и всяких людей. А иные сами выходят, должни и беспоместны, и здеся окупитися нечим, а никто не окупит. И тех полонеников, мужей и жен, опять возят назад в бесерменство, а и здеся над ними поругаются всякими скверными богомерзкими. Достоит о сем уложити соборне, как тем окуп чинити, а в неверные не отпушати. А которые собою вышли, о тех устрой учинити же по достоянию, елико вместимо, чтобы были в покои и без слез».


Иван Грозный распорядился выкупать всех пленных, которых татары готовы продать. Однако такое великодушие оборачивалось непомерными расходами. Ведь каждый пленник оценивался работорговцем индивидуально, в зависимости от его личного состояния и социального положения. В середине XVI века цены на этом рынке колебались от 40 до 600 рублей за человека.


Финансовые трудности преодолевались несколькими путями. Во-первых, в 1551 году был введен особый налог – «полоняничные деньги». Этот налог был возложен на все податное население страны. Его размер менялся в зависимости от того, сколько денег потратила казна на выкуп пленных. Во-вторых, при рассмотрении вопроса о выкупе за казенный счет тех или иных пленников принимались во внимание обстоятельства их пленения. Царь запрещал платить за тех, кто оказался в плену по собственной беспечности. К ним относились, например, сельские жители, которые, будучи предупреждены о возможном набеге татар, не пожелали укрыться в стенах ближайшего города.


При выкупе попавших в плен воинов предварительно старались узнать, не был ли он трусом или перебежчиком.


Большие деньги, гулявшие на «рынке пленных», привлекали сюда разного рода жуликов и негодяев. Первые, сговорившись со знакомыми татарами, устраивали фиктивное «пленение» людей. Получив выкуп за мнимых «пленников», мошенники делили его между собой. Вторые действовали куда более жестоко. Они похищали людей для продажи их в рабство. Конечной целью похитителя («головного татя») была продажа своей жертвы за пределы страны – главным образом крымским или казанским татарам.

Средневековая Русь накануне конца света. Дикий Юг Лига историков, Россия, 15 век, Поле, Набег, Алексин, Фронтир, Длиннопост

10 июня 1492 года вся православная Русь отмечала праздник Троицы. Вероятно, татары приурочили свой набег именно к этому дню. Известно, что иногда татары предлагали русским пленным свободу, если они укажут им цель для удачного набега.


Расчет был прост и точен. На праздник жители разбросанных тут и там маленьких деревень собирались на службу в свой приходский храм. Здесь их можно было, не теряя времени на поиски, захватить всех вместе. Конечно, двух сотен грабителей было слишком мало для штурма Алексина. Да и задачи такой они перед собой не ставили. Степняки нагрянули «на волость на Вошань». Центром волости было село Вашана, расположенное в верхнем течении речки Вашаны (правого притока Оки) примерно в 35 километрах к юго-востоку от Алексина.


Узнав о набеге, служилые люди великого князя Федор Колтовский и Горяин Сидоров наспех собрали отряд и кинулись в погоню. Их не смутило то, что под началом у них оказалось всего лишь 64 человека, а численность противника была гораздо больше. Кто были эти храбрые воины, повторившие подвиг легендарного рязанского воеводы Евпатия Коловрата? Летописи не называют их чинов и званий. Их имена не встречаются и среди «генералитета» тогдашней российской армии. Несколько десятилетий спустя Колтовские «числились дворянами Коломенского уезда и в служебном отношении стояли очень невысоко, изредка дослуживаясь до низшего воеводского чина».

Средневековая Русь накануне конца света. Дикий Юг Лига историков, Россия, 15 век, Поле, Набег, Алексин, Фронтир, Длиннопост

Между тем татары уже успели уйти далеко. Однако для опытных пограничников не составляло труда проследить их путь по конному следу. Бешеная скачка с переменой лошадей продолжалась несколько дней. Преследователям пришлось пересечь с севера на юг всю современную Тульскую и Орловскую области. Наконец они догнали грабителей неподалеку от впадения речки Труды в Быструю Сосну. Отсюда расстояние до Алексина по прямой линии составляет около 250 километров.


Только здесь, увидев противника вблизи, Колтовский и Сидоров узнали истинное соотношение сил. На каждого бойца их отряда приходилось более чем по три ордынца. Впрочем, у русских было преимущество внезапности.


В яростной схватке из 64 русских воинов погибли 40. Остальные, судя по всему, были ранены или взяты в плен. Однако летописец не хочет прямо говорить о неудаче геройского рейда. Он отмечает другое: в бою было убито 60 татар, а те ордынцы, Которые были ранены, умерли по пути в Орду.


Летописец не случайно столь детально описывает этот, хотя и героический, но достаточно мелкий по своим масштабам и не слишком удачный для русских эпизод степной войны. Очевидно, в Москве о нем тогда много говорили.


Опустошение татарами окрестностей Алексина I стало возможным из-за сбоев в работе сторожевой службы. Для своевременного оповещения о приближении татар в степи должны были постоянно находить небольшие разведывательные отряды – «сторожи» и «подъезды».

Во времена Ивана Грозного эта система получила правильную организацию, а сами пограничники называться «казаками». Однако многое, как всегда, зависело от деловитости и предусмотрительности местных властей. Царь Михаил Федорович в 1623 году так отчитывал одного из своих нерасторопных воевод:


«И ты дурак безумной, худой воеводишка! Пишешь к нам, что татарове к Сапожку приходят и людей побивают... а про то к нам подлинно не пишешь, в татарский приход сторожи у тебя и подъезды были ль?».


В ситуации 1492 года проблема охраны «берега» (как называли тогда границу по Оке) усложнялась тем, что московские «сторожи», выдвигаясь в Дикое Поле, должны были проезжать через окрестности Мценска и Новосиля. Здесь правили наместники великого князя Литовского. В условиях той необъявленной войны, которую начал Иван III против Казимира, они со своей стороны «производили нападения на московские сторожевые посты, выдвинутые далеко в степь» (86, 265). Сбивая эти посты, литовцы давали татарам возможность незаметно подойти к московской границе.


Иван III хорошо знал о существовании этой проблемы. Набег «ордынских казаков» на Алексин дал ему хороший повод, чтобы приступить к ее радикальному решению. Государь немедля отправил на Мценск своего рода «карательную экспедицию». Внешнеполитическая ситуация благоприятствовала походу. В июне 1492 года умер король Казимир IV. Занятая вопросами престолонаследия, польская и литовская знать ослабила внимание к действиям Москвы.

«Того же лета (1492), месяца августа, послал князь велики Иван Васильевичь воеводу своего князя Феодора Телепня Оболенского с силою ратною на город Мченеск, за их неправду; и город Мченеск взяша, и землю повоеваша, и воеводу их Бориса Семенова сына Александрова изымаша и иных многых, и приведоша их на Москву».


Захватив Мценск, Иван III посадил там своих воевод. Таким образом, южная граница Московской Руси в этом районе отодвигалась на добрую сотню верст к югу от Оки. Ее форпостами становились Мценск и Новосиль.


Со временем московская граница уйдет далеко на юг. Алексин станет тихим провинциальным городком в глубоком тылу. Но все это будет потом, спустя некоторое время...

Показать полностью 5
194

Как обрести любовь женщины? Бесплатно, без смс и регистрации

Сомневаетесь в себе и не знаете, как подойти к красивой девушке? Демоны Бэл и Эбал легко решат эту проблему! Историк, переводчик Вадим Сеничев перевёл Мюнхенский манускрипт XV века,  ценные советы по практической магии.

Как обрести любовь женщины? Бесплатно, без смс и регистрации Лига историков, Средневековье, Магия, Манускрипт, 15 век, Длиннопост

Западноевропейское Средневековье, вопреки распространённому заблуждению, было не столько эпохой диктата Церкви над всеми аспектами жизни человека, сколько временем всеобщей религиозности, принимавшей разные формы и очертания. Порой её проявления кажутся невероятными и даже невозможными в привычном нам мире феодализма, монастырей и римских пап. Однако европейское Средневековье – это также и мир ересей, иногда охватывающих целые страны и народы, мир алхимиков, вполне открыто и легально практикующих.

Как обрести любовь женщины? Бесплатно, без смс и регистрации Лига историков, Средневековье, Магия, Манускрипт, 15 век, Длиннопост

Источники эпохи, к которой относится сам трактат, демонстрируют, что магия и алхимия были частыми спутниками человека, в том числе и в его повседневной жизни. Вот несколько заклинаний и советов, которые были записаны в домовой книге, принадлежавшей Николасу Полю[14], личному врачу Сигизмунда Австрийского (Nuremberg Hausbuch (MS 3227a), хранящейся в архиве города Нюрнберг.


В нем мы встречаем вполне безобидные заклинания:


"Носи желчь косули или оленихи с собой, чтобы завоевать расположение господина, или добавь её в напиток красивой дамы.

Дабы ты не проиграл в бою, напиши на трёх листах: Михаил, Гавриил, Рафаил.

Чтобы не выпадали волосы, смешай жареных льняных семян с маслом и намажь голову.

Чтобы не грешить в ночи, смешай мёд с мукой и намажь на него.(!)

И от червей в животе, положи 15 гвоздей в вино."

Как обрести любовь женщины? Бесплатно, без смс и регистрации Лига историков, Средневековье, Магия, Манускрипт, 15 век, Длиннопост

Кроме того, в тексте содержатся советы по изготовлению фейерверков, уходу за лошадьми и рецепты лекарств. На примере таких сборников, составлявшихся обычно для бытовых нужд, видно, что магия, даже будучи запретным и предосудительным занятием, интересовала массового читателя в Священной Римской Империи.


Манускрипт, озаглавленный «Liber incantationum, exorcismorum et fascinationum variarum» (кодировка Codex Latinus Monacensis 849), что означает «Книга разнообразных заклинаний, экзорцизмов и зачарований», хранится в Баварской Государственной Библиотеке города Мюнхен. Он состоит из 156 листов рукописного латинского текста с вкраплениями немецкого и одним заклинанием на итальянском языке.


Уникальная черта Мюнхенского манускрипта – непосредственное обращение к демонам и потусторонним силам. Разделы, касающиеся гадания, создания иллюзий и воздействия на людей не обходятся без прямой связи с демонами, владыками разных стихий и обладателями нужных сверхъестественных умений.

Как обрести любовь женщины? Бесплатно, без смс и регистрации Лига историков, Средневековье, Магия, Манускрипт, 15 век, Длиннопост

Заклинание из манускрипта для обретении женской любви :


"Это хороший эксперимент, проверенный и работающий. В нем призываются Бэл и Эбал.

На пятый день вымойся и облачись в новые чистые одежды, а на закате напиши на ребре Bel и Ebal, а между ними своё имя и имя дамы, которой желаешь обладать. После положи ребро в огонь, который смог бы полностью испепелить его, и когда оно начнёт трескаться, произнеси заклинание, для получения желаемого:

Взываю к вам, духи ада, Бэл и Эбал, чьи имена я написал на этом ребре и что горят сейчас в огне. Всеми силами неба и земли, ангелами, владыками стихий, Херувимом и Серафимом и всеми под солнцем, чтобы вы не имели покоя, а сердце ваше было объято пламенем, чтобы вы не могли есть, пить, спать, смеяться или плакать, ходить или совершать любую работу, к которой прикоснётесь, прежде чем выполните желание моего сердца. И я заклинаю вас, Бэл и Эбал, именем Господа, Иисусом Христом, всем Святым, и силой Господа, и Провидением, землёй и морем и глубинами, милостью, тьмой и ночью и Судным Днём, чтобы её любовь ко мне воспылала так, как ваши сердца объяты огнём сейчас, чтобы не могла она ни спать, ни есть, ни стоять, ни лежать, ни плакать, ни смеяться, ни делать никакой работы, пока она не исполнит желаний моего сердца. Также заклинаю вас, Бэл и Эбал, чьи имена горят в огне истинной жизни, святым Богом, что создал Адама и Ему из праха земного и вдохнул в них дух. Кто провидит прошлое, настоящее и будущее, имеет ключи от небес, кои закрывает и отворяет, закрывает — и никто не отворит. Тем, кто умер и воскрес, кто есть начало и конец, альфа и омега, первый и последний, пусть никогда etc., заклинаю вас, о Бэл и Эбал, чьи имена пылают в огне, именами Господа: Ely, Elov, Eleon, Tetragramaton, Tupanoel, Fabanoel, Sabaoth, Sathay, Adonay, заклинаю вас, благодатью господа Иисуса Христа, вошедшего через закрытые двери к ученикам, заклинаю вас, Бэл и Эбал, чьи имена пылают в огне, терновым венцом, что носил Господь на своём челе, ранами от гвоздей на руках и ногах его, кровью, что лилась как вода из груди его, слезами Пресвятой Девы Марии, смертью и погребением Христа, Воскресением и Вознесением Христа, чтобы вы не имели покоя, пока не возгорит любовь в сердце дамы, и не сможет она уснуть, есть или пить, стоять или сидеть, плакать или смеяться, делать любую работу до тех пор, пока не исполнит желаний моего сердца и не сможет мне отказать. Этим повелеваю вам, именем того, кто живёт и правит вечно над всем. Аминь, Аминь, Аминь."


У кого получится, отпишитесь в комментариях ;)


источник и источник

Показать полностью 3
272

Средневековая Русь накануне конца света. Мужчина и женщина

Вся ты прекрасна, возлюбленная моя,

и пятна нет на тебе!

Песнь Песней. 4, 7


И нашел я, что горше смерти женщина,

потому что она – сеть.

Екклесиаст. 7, 26


Средневековая Русь накануне конца света. Крестьянин

Средневековая Русь накануне конца света. Мужчина и женщина Лига историков, Московская Русь, 15 век, История быта, Мужчины и женщины, Длиннопост

Во все времена, влюбленным, зачастую, нужен лишь «рай в шалаше». Но их умудренные горьким опытом родители смотрели на дело несколько иначе. Они знали, что житейские бури быстро сносят все романтические «шалаши». Они хотели, чтобы брак принес в дом достаток и благополучие. И потому кандидатура возможного зятя или невестки рассматривалась на семейном совете со всех сторон. И часто итогом этого рассмотрения становился отказ.


Отказ родителей невесты был для жениха тяжелым, но не смертельным ударом. В случае, когда чувства молодых были сильны и взаимны, юноша при помощи своих друзей устраивал «умыкание», то есть похищение невесты. Это был древний обычай, корни которого уходили в языческие времена. Еще автор «Повести временных лет» монах Нестор, изображая дикие нравы древлян, отметил: «И брака у них не бываше, но умыкиваху у воды девиця».


Обычно девушка заранее знала об этом проекте и принимала в нем деятельное участие. Но иногда робость, страх перед родителями или иные мотивы удерживали ее от согласия на побег. И тогда жених увозил ее силой. Прожив вместе несколько дней в каком-нибудь укромном месте, они возвращались по домам уже фактическими мужем и женой. После этого родителям приходилось дать свое согласие на брак и тем самым замять скандал.


Однако случалось так, что жених-похититель, ближе познакомившись с достоинствами и недостатками невесты, отказывался от намерения вступить с ней в брак. Бывало, что родители ни за что не хотели породниться с «умычником». В том и другом случае приходилось обращаться с жалобой на похитителя к местному иерарху или его доверенным лицам.

Средневековая Русь накануне конца света. Мужчина и женщина Лига историков, Московская Русь, 15 век, История быта, Мужчины и женщины, Длиннопост

Со времен святого Владимира вопросы семейно-брачного права на Руси решались церковными властями. Древнейший русский свод законов о браке, морали и половых отношениях – Устав князя Ярослава Мудрого – возник еще в середине XI века. Он служил важным ориентиром и в судебной практике XV–XVI веков. В отличие от аналогичных византийских законов, русские отличались снисходительностью к человеческим грехам. Однако наказание было «комплексным» и состояло из трех приговоров. Первый приговор устанавливал размер штрафа, одну часть которого виновный должен был выплатить пострадавшему (обычно это была женщина), а другую – разбиравшему дело епископу.


Помимо штрафа виновному назначалось духовное наказание – епитимья. Она могла состоять в лишении причастия на длительный срок, изгнании из храма, множестве поклонов перед иконой, строгом посте. Наконец, некоторые преступления семейно-бытового круга судились не только епископским, но и княжеским судом.


Но вернемся к истории с «умыканием», которая стала предметом рассмотрения церковного суда. В этом случае похититель должен был выплатить громадный штраф, половина которого предназначалась митрополиту, а половина – самой девушке. Штраф ожидал и всех тех, кто принимал участие в похищении. Помимо церковного суда этой историей мог заинтересоваться и княжеский суд. Тогда виновных ожидали новые неприятности. Понятно, что и сама девушка после такого скандала едва ли могла быстро найти себе нового жениха. Поэтому ее родителям следовало крепко подумать, прежде чем подавать жалобу властям.

Средневековая Русь накануне конца света. Мужчина и женщина Лига историков, Московская Русь, 15 век, История быта, Мужчины и женщины, Длиннопост

Вот как изображена эта ситуация в Пространной редакции Устава князя Ярослава Мудрого:


«Аще кто умчить девку или насилить, аще боярская дочи будеть, за сором ей 5 гривен золота, а митрополиту 5 гривен золота; аще будеть менших бояр, гривна золота ей, а митрополиту гривна золота; а добрых людей будеть, за сором рубль, а митрополиту рубль; на умыцех по 60 митрополиту, а князь их казнить».


(Гривна золота равнялась по ценности 10–12 гривнам серебра или слитку золота весом в 160 граммов. Соучастники преступления, «умытчики», платили митрополиту по 60 кун. Эти архаические денежные единицы во времена Ивана III уже не имели практического значения. Их заменили иные, не сохранившиеся до наших дней тарифы. Равным образом, не следует буквально понимать и слова «митрополит». В конце XV столетия каждый из десяти епископов Московской Руси имел право вершить суд в пределах своей епархии. Митрополит имел свою собственную епархию, где также выступал в роли епископа. Однако епархии были очень велики, дороги плохи, а епископы немощны. Поэтому на практике судом и сбором штрафов занимались чиновники епископской канцелярии во время периодических разъездов по приходам.)

На родине Ивана-дурака всегда было много молодцов, желающих в одночасье разбогатеть, женившись на боярской дочери. Единственным способом достичь этого было похищение (или принудительное овладение девушкой) со счастливым концом – женитьбой. Однако в том случае, если решившийся на это дело удалец оказывался человеком слишком уж нежелательным для невесты и ее родителей, его поступок из разряда «умыкания» переходил в разряд «пошибания», то есть изнасилования.


«Аще кто пошибаеть боярскую дочерь или боярскую жену, за сором ей 5 гривен золота, а митрополиту 5 гривен золота; а меньших бояр – гривна золота, а митрополиту – гривна золота; нарочитых людей – два рубля, а митрополиту два рубля; простыи чади – 12 гривен кун, а митрополиту 12 гривен, а князь казнитель».


(Последние слова – «а князь казнитель» – обычно понимают так, что при необходимости исполнению приговора церковных властей содействовала княжеская администрация. Там же решался и вопрос о судьбе преступника, не имеющего средств для уплаты крупных штрафов за «умыкание» или «пошибание». Закон умалчивает об этом. Но, скорее всего, он становился холопом и должен был отработать долг.)


Жизнь девушки до брака была полна искушений и опасностей. Но более всего она боялась остаться невостребованной или, проще говоря, «засидеться в девках». Виновными в этом часто оказывались родители, которые не смогли решить вопрос о приданом или оказались слишком привередливы в выборе жениха. Желая заставить родителей более ответственно отнестись к этому вопросу, Устав Ярослава грозит им крупным штрафом за невостребованную дочь.

«Аже девка засядеть великих бояр, митрополиту 5 гривен золота, а менших бояр – гривна золота, а нарочитых люди – 12 гривен, а простои чади рубль»

Средневековая Русь накануне конца света. Мужчина и женщина Лига историков, Московская Русь, 15 век, История быта, Мужчины и женщины, Длиннопост

От родителей, имевших дочь «на выданье», требовалась большая житейская мудрость. Иногда они своей властью заставляли дочь выходить замуж за человека, которого она ненавидела, или, напротив, категорически отвергали горячо любимого ею юношу. У этого вечного сюжета мировой литературы часто бывал печальный конец. «Аще девка не въсхошеть замуж, то отец и мати силою дадять. А что девка учинить над собою, то отец и мати митрополиту в вине».


Не вытерпев томительного ожидания, девушка иногда начинала свою собственную игру. Риск неудачи был велик, а ценой проигрыша становилась поломанная жизнь. Причем не только самой «девки», но и рожденного ею вне брака ребенка...


«Аще же девка блядеть (ведет распутную жизнь) или дитяти добудеть у отца, у матери или вдовою, обличившее, пояти ю в дом церковный. Тако же и женка без своего мужа или при мужи дитяти добудеть, да погубить, или в свиньи ввержеть, или утопить, обличивши, пояти и в дом церковный, а чим ю паки род окупить».


Этот загадочный «дом церковный» на деле представлял собой либо женский монастырь, либо какое-то исправительно-воспитательное заведение при монастыре. Когда первый гнев стихал, родители, как правило, старались забрать оттуда свою согрешившую дочь. Однако и в родном доме она несла церковное наказание. За умышленное убийство младенца церковные каноны позволяли лишить женщину причастия сроком на десять лет. Однако в реальности срок снижался до пяти и даже до трех лет. Помимо этого грешница должна была понести наказание за внебрачную связь с мужчиной. Но здесь необходимы некоторые пояснения...


Покаянная дисциплина средневековой Руси четко различала два вида греха. Первый – «блуд», то есть половая связь, при которой оба «партнера» не состояли в браке. Второй – «прелюбодеяние», то есть связь с женатым мужчиной или замужней женщиной. В первом случае виновные лишались причастия на семь лет, во втором – на четырнадцать. При образцовом поведении наказуемого (добровольный пост, отказ от вина, «милостыня» церкви) продолжительность епитимьи могла сокращаться.


Случалось, что родители отрекались от дочери-«блудницы» и она надолго оставалась в «доме церковном». Обычай отправлять согрешивших девушек в монастырь, откуда они зачастую уже не могли вернуться к обычной жизни.

Средневековая Русь накануне конца света. Мужчина и женщина Лига историков, Московская Русь, 15 век, История быта, Мужчины и женщины, Длиннопост

Излишняя доверчивость девушки могла стать причиной и еще одной беды. Знакомый парень или холостой мужчина позвал ее зайти к нему в дом. Но там уже сидит целая компания веселых (и сильно подвыпивших) мужчин. Дверь за спиной захлопнута. Неосторожный визит заканчивается «толокой» – групповым изнасилованием.


«Аже девку умолвить (зазовет) к себе кто и дасть в толоку, на умолвьнице (на том, кто зазвал) епископу 3 гривны серебра, а девице за сором 3 гривны серебра; а на толочнех (соучастниках) по рублю, а князь казнить».


Но самое ужасное заключалось в том, что потеря девушкой невинности, ставшая темой для всеобщего обсуждения, практически лишала ее возможности достойным образом выйти замуж. И если дочь богатых родителей могла надеяться на то, что хорошее приданое все же сделает ее желанной невестой, – то для «бесприданницы» не оставалось и этой надежды...

Средневековая Русь накануне конца света. Мужчина и женщина Лига историков, Московская Русь, 15 век, История быта, Мужчины и женщины, Длиннопост

Улицы средневековых европейских городов были полны продажных женщин. Москва не составляла исключения. Понятно, что такого рода наблюдения не попадали на страницы летописей или в отчеты дипломатов. И все же «шила в мешке не утаишь»...


Участник голштинского посольства ко двору царя Михаила Федоровича Адам Олеарий в своем знаменитом «Описании путешествия в Московию» рассказывает, что в Москве перед кремлем находится огромная рыночная площадь. Она «весь день полна торговцев, мужчин и женщин, рабов и праздношатающихся. Вблизи помоста (Лобного места)... стоят обыкновенно женщины и торгуют холстами, а иные стоят, держа во рту кольцо (чаще всего с бирюзой) и предлагая их для продажи. Как я слышал, одновременно с этой торговлею они предлагают покупателям еще кое-что иное».


Намек Олеария раскрывает другой иностранец, чешский путешественник Бернгард Таннер, посетивший Москву в 1678 году. Вот как описывает он бойкую торговлю на Никольской улице, неподалеку от кремля:


«Любо в особенности посмотреть на товары или торговлю стекающихся сюда москвитянок; несут ли они полотна, ниток, рубах или колец на продажу, столпятся ли так позевать от нечего делать, они поднимают такие крики, что новичок, пожалуй, подумает, не горит ли город, не случилось ли внезапно большой беды. Они отличаются яркой пестротой одежды, но их вот за что нельзя похвалить: весьма многие, и по преимуществу пожилые, с летами утратившие прелесть красоты, имеют обыкновение белиться и румяниться – примесью безобразия подделывать красоту либо юность. Некоторые во рту держали колечко с бирюзой; я в недоумении спросил, что это значит. Москвитяне ответили, что это знак продажности бабенок».


Знаменитый Домострой, созданный в середине XVI столетия, описывает такую житейскую ситуацию. Хозяин набрал больше слуг, чем может прокормить. Беднягам приходится самим заботиться о себе. Мужикам – заниматься разбоем, а «или женки или девки, у неволи заплакав, и лгать и красть, и блясть».

Средневековая Русь накануне конца света. Мужчина и женщина Лига историков, Московская Русь, 15 век, История быта, Мужчины и женщины, Длиннопост

Понятно, что женщины разных сословий выглядели и держались по-разному. К сожалению, ранних описаний их внешности и манер не сохранилось. Но вот как рисует знатных москвичек один немецкий дипломат, посетивший Москву в 1669 году:


Эти женщины «с лица столь прекрасны, что превосходят многие нации...

Они стройны телом и высоки, поэтому их длинные, доходящие сверху до самого низа одежды сидят на них очень красиво. Они, по своему обычаю, сверх меры богато украшают себя жемчугом и драгоценностями, которые у них постоянно свисают с ушей на золотых колечках; также и на пальцах носят драгоценные перстни. Свои волосы, будучи девицами, заплетают в косу и еще украшают жемчугом и золотом так, что это выглядит чудесно, а на конец свисающей косы навешивают они кисть из золотых или шелковых нитей или переплетенную жемчугом, золотом и серебром, что очень красиво; на ногах носят кожаные сапожки разных расцветок.

Эта московитская женщина умеет особенным образом презентовать себя серьезным и приятным поведением. Когда наступает время, что они должны показываться гостям, и их с почетом встречают, то такова их учтивость: они являются с очень серьезным лицом, но не недовольным или кислым, а соединенным с приветливостью; и никогда не увидишь такую даму хохочущей, а еще менее с теми жеманными и смехотворными ужимками, какими женщины нашей страны (Швеции или Германии) стараются проявить свою светскость и приятность. Они (московитки) не изменяют своего выражения лица то ли дерганьем головой, то ли закусывая губы или закатывая глаза, как это делают немецкие женщины, но пребывают в принятом сначала положении. Они не носятся точно блуждающие огоньки, но постоянно сохраняют степенность, и если кого хотят приветствовать или поблагодарить, то при этом выпрямляются изящным образом и медленно прикладывают правую руку на левую грудь к сердцу и сейчас же изящно и медленно опускают ее, так, что обе руки свисают по сторонам тела, и после такой церемонии возвращаются к прямому положению».

Средневековая Русь накануне конца света. Мужчина и женщина Лига историков, Московская Русь, 15 век, История быта, Мужчины и женщины, Длиннопост

Воспитанность и скромность в сочетании с развитым чувством собственного достоинства были свойственны преимущественно женщинам высшего московского общества. Простолюдинки, разумеется, вели себя куда проще. Герберштейн рассказывает трагикомическую историю о русской жене одного жившего в Москве немца-кузнеца. Она удивлялась и даже возмущалась тем, что муж не бьет ее, как это принято у русских. Тогда кузнец решил последовать этому обычаю. «В этом занятии он упражнялся затем очень часто и в нашу бытность в Московии сломал ей наконец шею и ноги».


Все это можно было бы счесть за скверный анекдот. Однако кулачное «воспитание» жены, чад и домочадцев действительно было тогда обычным делом. Автор Домостроя советует доброму христианину «по всяку вину по уху ни по виденью (глазам) не бити, ни под сердцо кулаком, ни пинком, ни посохом не колотить, никаким железным или деревянным не бить».


Однако было бы не совсем правильно видеть русскую женщину той эпохи исключительно как бесправную и забитую затворницу терема. Чего стоит одно только положение Псковской Судной грамоты (XIV–XV века) относительно участия женщин в судебных поединках. Но здесь необходимо сделать небольшое отступление...


В сложных случаях имущественная тяжба могла решаться «полем», то есть судебным поединком между истцом и ответчиком. Этот поединок рассматривался как своего рода Божий суд. Побеждал тот, кто первым ранил или сбивал противника с ног. Допускались все виды оружия, кроме лука и пищали. В ход шли различные хитрости и коварные приемы. Стороны часто пользовались услугами наемных бойцов. А теперь, памятуя все это, прочитаем одну из статей Псковской Судной грамоты:


«А жонки з жонкою присуждать поле, а наймиту от жонки не бытии ни с одну сторону».


Оставляем читателю самому представить единоборство двух разъяренных «жонок», каждая из которых в случае победы могла получить значительное имущество... Как говорится: хороший суд и конкурсы интересные.

Средневековая Русь накануне конца света. Мужчина и женщина Лига историков, Московская Русь, 15 век, История быта, Мужчины и женщины, Длиннопост

Определенный интерес и информацию предоставляют сборники исповедальных вопросов, сохранившиеся в рукописях XV века. Конечно, нельзя в лоб воспринимать и напрямую увязывать вопросы и действительную картину обыденной жизни, но "разделив на 10", реальную картину увидеть можно. 


Русские исповедные вопросники XIV-XVII вв как исторический источник. Часть 1.

Русские исповедные вопросники XIV-XVII вв как исторический источник. Часть 2.

Русские исповедные вопросники XIV-XVII вв как исторический источник. Часть 3. Исповедь вельмож.

Средневековая Русь накануне конца света. Мужчина и женщина Лига историков, Московская Русь, 15 век, История быта, Мужчины и женщины, Длиннопост

Древняя Русь не любила разводов и повторных браков. Церковные каноны и Священное Писание с осуждением относились к этому явлению. Никакой статистики разводов, разумеется, не сохранилось. Однако очевидно, что развод был довольно редким явлением. Среди простонародья сохранению семьи способствовала, прежде всего тяжелая повседневная борьба за существование. Победить в этой борьбе можно было только вдвоем. А чем выше по социальной лестнице, тем большее значение имели для мужа связи с родственниками жены, вопрос о возврате приданого, а также «общественное мнение».


И все же браки расторгались.


«Развод они (русские) допускают и дают разводную грамоту; однако тщательно скрывают это, ибо знают, что это вопреки вере и уставам», – отмечает Герберштейн.


«Аще муж роспустится с женою по своей воли, а будеть ли венчальная (жена), и дадять митрополиту 12 гривен, будеть ли невенчальная, митрополиту о гривен».


Выражаясь современным языком, официальное признание брака расторгнутым стоило 12 гривен в том случае, если это был церковный брак, и 6 гривен – если супруги не венчались, но жили одной семьей значительное время. Забавно, что «роспуст» (развод) гражданского брака попал в церковный прейскурант.

Средневековая Русь накануне конца света. Мужчина и женщина Лига историков, Московская Русь, 15 век, История быта, Мужчины и женщины, Длиннопост

Устав Ярослава называет ситуации, при которых развод был допустим и даже необходим.


«А сими винами разлучите мужа с женою.

1) А се первая вина. Услышить жена от иных людей, что думают на царя или на князя, а мужу своему не скажеть, а опосли обличиться – розлучити.

2) А се вторая вина, оже муж застанеть свою жену с любодеем или учинить на ню послухы и исправу, разлучити.

3) А се 3-я вина, аще подумаеть жена на своего мужа или зелием (ядом. – Н. Б.), или инеми людьми, или иметь что ведати мужа еа хотять убити, а мужу своему не скажеть, а опосле объявиться, и разлучити и (их. – Н. Б.).

4) А се 4-я вина, аще без мужняя слова иметь с чюжими людьми ходити, или питии, или ясти, или опроче мужа своего спати, потом объявиться, разлучити и.

5) А се 5-я вина, оже иметь опроче мужа ходити по игрищам, или в дни, или в нощи, а не послуша-ти иметь, розлучити и.

6) А се 6-я вина, оже жена на мужа наведеть тати, велить покрасти, или сама покрадеть, или товар, или церковь покрадши, инеем подаеть, про то разлучити».


Существовало несколько причин, по которым первый брак считался оконченным, так сказать, «сам по себе». Самой главной из них была смерть мужа или жены. Если муж не возвращался с войны, жена должна была ждать его не менее трех лет. После этого ей разрешалось вступить в новый брак.


Другой веской причиной для «роспуста» было желание одного из супругов уйти в монастырь. Впрочем, московские князья и цари часто злоупотребляли этой лазейкой в церковном праве. Жена принимала постриг вопреки церковным правилам отнюдь не добровольно. Василий III отослал в монастырь свою бездетную первую жену Соломонию Сабурову, а сам вскоре женился на Елене Глинской.

Показать полностью 10
613

Средневековая Русь накануне конца света. Крестьянин

В 1492 году от Рождества Христова по принятому в средневековой Руси счету лет завершилось седьмое - последнее - тысячелетие от Сотворения мира. Как казалось многим образованным русским людям того времени человечество стояло на пороге конца света. Но жизнь продолжилась.  Эта серия постов о повседневной жизни руси "семитысячного" года, по книге Н.С. Борисова. 

Средневековая Русь накануне конца света. Крестьянин Лига историков, Русь, 15 век, Крестьяне, Быт, Длиннопост, Текст

Писать о повседневной жизни Древней Руси – дело заведомо безнадежное. Это почти то же самое, что писать о повседневной жизни марсиан в эпоху строительства каналов.

Причина проста. Мало того, что Древняя Русь давно мертва. Она и при жизни была неразговорчива. Есть множество историко-этнографических штудий о том, что ели и пили, как одевались и обувались, как обрабатывали землю и складывали печи в старой России. Однако все они основаны главным образом на материалах XVIII–XIX веков. Переносить их выводы на Древнюю Русь вообще, а тем более на какое-то ее столетие в частности – дело более чем сомнительное. Но все-таки находки археологов, упоминания письменных источников помогают сложить целостную и живую картину.

Средневековая Русь накануне конца света. Крестьянин Лига историков, Русь, 15 век, Крестьяне, Быт, Длиннопост, Текст

Жил-был русский мужик. Жил сто, двести, пятьсот лет...  Поутру он просыпался, натягивал штаны и рубаху, чесал в затылке и, потягиваясь, выходил на двор. Справив нужду и рассеянно оглядев просыпающийся мир Божий, он возвращался в избу. Потом он плескал в лицо холодной водой и садился на лавку. На печи гомонили дети. В закутке жена возилась с посудой. Замешкавшийся с ночи таракан спешил добраться до родной щели. Все было привычно и правильно. Солнце неторопливо поднималось над горизонтом. Окончив трапезу, мужик выводил со двора лошадь, подбадривал ее двумя-тремя сильными выражениями и отправлялся в поле.


Жизнь русского крестьянина конца XV столетия очень слабо освещена историческими источниками. К счастью, частично сохранились Новгородские писцовые книги 1495–1505 годов. Этот уникальный документ заслуживает особого внимания.


Захватив Новгородскую землю, Иван III решил произвести своего рода инвентаризацию всех ее хозяйственных угодий и населения. Целью переписи было точное определение податей и налогов в соответствии с московскими нормами. Тщательное изучение этих уникальных реестров позволяет историкам более или менее ясно представить картину повседневной жизни новгородского крестьянина. И картина эта, увы, довольно безрадостная.

Средневековая Русь накануне конца света. Крестьянин Лига историков, Русь, 15 век, Крестьяне, Быт, Длиннопост, Текст

«Таким образом, рассчитанные хлебные бюджеты крестьянских семей оказываются дефицитными, – делает вывод современная исследовательница. – В большинстве случаев зерна не хватает не только на семена, но и на собственное пропитание, а также на подкормку скота. Помимо этого надо учесть, что все крестьянские хозяйства должны были еще выделять зерно на уплату повинностей и налогов. А для получения денег хлеб нужно было продавать. Выход из такой тяжелейшей ситуации был только один, и он заключался в жесточайшей экономии зерна как в собственном рационе питания, так и при кормлении скота. В реальности это означало жизнь на уровне бедности большинства семей. Вполне возможно, что у крестьян была подсека, не учтенная при обложении, помогавшая улучшить их бюджет. Однако ее сокрытие не могло носить столь массовый характер. В реальной жизни экономическое положение крестьянских хозяйств в большой степени зависело от урожая. Недостаток хлеба частью компенсировался крестьянами за счет доходов от леса и реки, животноводства и технических культур. При скудости почв и неблагоприятном климате занятие промыслами было дополнительным источником существования многих крестьянских хозяйств. Значительным подспорьем были рыболовство, охота, бортничество и собирательство...

Средневековая Русь накануне конца света. Крестьянин Лига историков, Русь, 15 век, Крестьяне, Быт, Длиннопост, Текст

Низкое качество почв, их сильная заболоченность и повышенная влажность были одной из главных причин низкой урожайности. В свою очередь худородные почвы требовали тщательной обработки. Однако у крестьянина для этого просто не хватало времени. Пользуясь примитивными орудиями труда, русский крестьянин работал с минимальной интенсивностью. Его жизнь зависела от плодородия почвы и капризов природы. Крестьянин вынужден был трудиться день и ночь, используя все резервы своей семьи, затрачивая огромные силы и при этом получая небольшую производительность своего труда»

Средневековая Русь накануне конца света. Крестьянин Лига историков, Русь, 15 век, Крестьяне, Быт, Длиннопост, Текст

Новгородская земля была, конечно, не лучшей на природной карте тогдашней России. Однако южные черноземы были недоступны из-за набегов степняков, а угодья средней полосы, в принципе, мало чем отличались от новгородских. Таким образом, картина суровой борьбы за выживание везде была примерно одинаковой. Мало менялась она и с течением веков. «Крестьянская жизнь бедная, тяжелая...» – констатировал один внимательный наблюдатель второй половины XIX столетия.


Неумолимый закон природы состоит в том, что распаханная и приносящая урожай земля быстро истощается. Восстановить ее плодородие можно лишь двумя способами: дать земле отдохнуть несколько лет или удобрить ее навозом со скотного двора. Помимо навоза в качестве удобрения в старые времена использовали печную золу, речной или озерный ил. Двадцатый век стал веком минеральных удобрений.


Другой закон природы гласит, что всякому растению для полного созревания семян (у злаков – зерен колоса) необходимо определенное количество солнечного света, тепла и влаги. Иными словами, нужны погожие дни и время от времени – теплые дожди. Одни растения более взыскательны в этом отношении, другие – менее. Но свою норму требуют все.

Средневековая Русь накануне конца света. Крестьянин Лига историков, Русь, 15 век, Крестьяне, Быт, Длиннопост, Текст

Необходимость поддерживать плодородие земли хотя бы на минимальном уровне определяла весь уклад жизни земледельца. В средневековой Руси существовали три основных способа использования земли: подсека, перелог и трехполье.


При подсечном земледелии весь процесс начинается с расчистки земли от леса и кустарника. Когда срубленные деревья подсохнут, их поджигают. Потом гарь очищают от остатков стволов и выкорчевывают пни.


«Прадеды наши, – писал знаток деревенского быта С. В. Максимов, – выжигая лес, на следующий год засевали ляды (гари) рожью. Новая росчисть три года кряду давала урожай. На четвертый год ее оставляли, жгли лес в новом месте; туда же переносили и избу. Покинутая ляжна годится под новую пашню не раньше чем через 35 лет; срок 15–20 самый короткий, да и то очень редкий. Такими подсеками, десятками и сотнями починков, по мере стеснения людностью, врезались русские люди в самую глубь лесов».

Средневековая Русь накануне конца света. Крестьянин Лига историков, Русь, 15 век, Крестьяне, Быт, Длиннопост, Текст

Это была поистине война с лесом. Победить его можно было только общими усилиями сельской общины.


Уклоняясь от поземельного налогообложения, крестьяне часто устраивали поле где-нибудь в лесу, распахав с этой целью полянку или сведя полосу леса методом подсеки. Этот сокрытый от тогдашней «налоговой инспекции» источник дохода назывался «пашня наездом».


Перелог – это постоянное использование новой земли. В степи и лесостепи, где земли много, а людей мало, можно таким образом решать проблему плодородия. Однако распашка целины – дело тяжелое. Кроме того, здесь, как и при подсеке, крестьянин вынужден был наподобие кочевника постоянно перемещать свое жилище вслед за своими угодьями.


Оптимальной системой было трехполье. Крестьянский двор располагается как бы в центре круга, разделенного на три сектора – яровой, озимый к пар. Каждый год сектора последовательно меняются. Поле, которое отдыхало под паром и «переваривало» внесенные удобрения, засевается. А одно из «работавших» полей уходит под пар. Через год наступает черед другого поля.

Средневековая Русь накануне конца света. Крестьянин Лига историков, Русь, 15 век, Крестьяне, Быт, Длиннопост, Текст

Понятно, что это идеальная схема. В реальной жизни существовало множество вариантов землепользования, соответствовавших местным особенностям. Так, например, трехполье как основная форма часто дополнялась перелогом и подсекой.


Но и у трехполья была своя ахиллесова пята. Оно могло существовать только при регулярном удобрении земли значительным количеством навоза. Проще говоря, трехполье требовало наличия в крестьянском хозяйстве большого скотного двора, где стояли лошади, коровы, свиньи и другая живность. Нехватка удобрения, вызванная падежом скота или же какими-то другими бедствиями, немедленно сказывалась на плодородии поля.


Забота о навозе пронизывала всю жизнь крестьянина. По существу, это была забота о хлебе, об урожае. Вот как рассказывает об этом в своей книге «Куль хлеба» С. В. Максимов:

«В истощенную землю семя не бросишь: надо отдать ей то, что взял у нее, придать ей новые силы и новые соки. Такую службу давно уже указано служить навозу, или назему, – скотскому помету, смешанному с объедьями и подстилкою. Им удобряют землю, его навозят на поля не в один раз, а с передышкой, на особых телегах, на которых уже не повезешь воеводу. Телега с покатостью назад и с дверцами в эту же сторону, чтобы ловчее было скидывать железными вилами, а подчас и деревянной лопатой. Бывают навозные телеги и с обшитым опрокидным кузовом или ящиком. Как пропахали землю ранней весной, когда совсем отлегла земля, так и наступило время «навозницы», или пора свозить навоз в поле со дворов и хлевов... Возить навоз заставляют подростков: по полю разбрасывают сами хозяева – взрослые рабочие»

Средневековая Русь накануне конца света. Крестьянин Лига историков, Русь, 15 век, Крестьяне, Быт, Длиннопост, Текст

«...Наступает время «навозницы». Работа не очень приятная, не очень благовонная, но зато она важнее многих и для наших северных земель составляет первое дело: поле с дерьмом – поле с добром. Навоз сбрасывается с телег вилами на поля в кучках. «Навоз отвезем, там и хлеб привезем».


«Навоз кладем густо, чтобы потом в амбаре не было пусто». Кучки разбрасываются по полосам, а по полю опять проходит соха. Соха перемешивает навоз с исхудалой землей и прибавляет ей силы плодородия». Веками шагал вслед за своей навозной телегой великорусский пахарь. И его одежда, и сам он до костей пропахли скотным двором и горьким дымом курной избы. Этот запах навсегда сохранился в древнейшем названии сельского труженика – «смерд».

Средневековая Русь накануне конца света. Крестьянин Лига историков, Русь, 15 век, Крестьяне, Быт, Длиннопост, Текст

Хорошая урожайность в русских землях в конце XV века определялась старинным выражением «сам-три». Это значит, что, посеяв мешок пшеницы, ржи, овса или ячменя, можно было по осени собрать три таких же мешка.


Много это или мало? Скорее мало, чем много. Ведь из этих условных трех мешков крестьянин должен был один мешок оставить на семена, а из другого продать значительную часть зерна, чтобы заплатить подати своему землевладельцу и государю. Оставшимся зерном он должен был кормить семью до нового урожая. А если говорить об овсе, то значительная часть его уходила и на лошадей, которым перед тяжелой работой или дальней дорогой полагалось дать овса. Наконец, крестьянину нужно было продать хоть немного зерна для себя, чтобы иметь деньги для личных нужд. Ведь далеко не все необходимые в хозяйстве вещи он мог изготовить своими руками.


Урожай «сам-три» позволял крестьянину свести концы с концами, Но если по каким-то причинам (капризы погоды, вредители полей, болезни растений и т. п.) урожайность падала значительно ниже этой черты, в дом стучалась беда. При недостатке хлеба мужик вынужден был либо голодать, либо проедать семенной фонд, либо уклоняться от уплаты податей, либо просить в долг у соседей или землевладельца.

Средневековая Русь накануне конца света. Крестьянин Лига историков, Русь, 15 век, Крестьяне, Быт, Длиннопост, Текст

Заметим, что эпоха Ивана III и его сына Василия была необычайно благоприятной в природно-климатическом отношении (250, 113). Она не знала ни многолетних голодовок, ни опустошительных эпидемий, ни каких-то небывалых стихийных бедствий.


Данные по урожайности в средней полосе России (в вотчинах Иосифо-Волоколамского монастыря) выглядят следующим образом:


«В семи уездах, в число которых входил, в частности, и Тверской, урожайность ржи в отдельные годы в конце XVI в. колебалась от сам-2,45 до сам-3,3- Еще меньше была урожайность овса (от сам-1,8 до сам-2,56) и пшеницы (от сам-1,6 и сам-2). Посевы ячменя давали более высокие урожаи (от сам-3,7 до сам-4,2)». В Новгородской земле средняя урожайность зерновых была в ту эпоху на уровне сам-2.


В южных черноземных районах урожайность была в два-три раза выше благодаря плодородию земли. Поэтому русские крестьяне издавна с тоской глядели на юг и юго-восток. Однако там, на границе степей, свистели татарские стрелы. В погоне за хорошей землей легко можно было угодить в плен к «поганым».


Так и сидел горемыка крестьянин на своем окско-волжском суглинке, вымаливая у Бога погожие дни.

Средневековая Русь накануне конца света. Крестьянин Лига историков, Русь, 15 век, Крестьяне, Быт, Длиннопост, Текст

Основными орудиями крестьянского труда с древнейших времен были соха и плуг. Несложная деревянная конструкция с двумя железными наконечниками («сошниками»), соха была проста и удобна в обращении. Ее сошники стояли почти перпендикулярно к земле и не зарывались глубоко в почву. Поэтому соху могла тянуть самая слабосильная крестьянская лошадь. Наткнувшись на камень или корень, соха останавливалась. Пахарь, поднатужившись, выдергивал ее из земли, переносил за препятствие и снова продолжал свою борозду.


На пронизанных корнями деревьев, глинистых и каменистых почвах средней полосы России крестьянин вынужден был почти все время держать соху на весу. Это было физически тяжело, но целесообразно. Поэтому соха здесь дожила до коллективизации и уступила «поле битвы за урожай» только первым тракторам.


Однако у сохи был один весьма существенный недостаток. Она давала мелкую вспашку, плохо переворачивала и рыхлила землю. В итоге снижалась урожайность поля. При работе сохой она редко поднималась выше уровня «сам-три».

Средневековая Русь накануне конца света. Крестьянин Лига историков, Русь, 15 век, Крестьяне, Быт, Длиннопост, Текст

Русский крестьянин придумал великое множество всякого рода мелких технических усовершенствований для сохи. И все же она безнадежно отставала от своего главного соперника – железного плуга. Он глубоко зарывался в землю и хорошо ее перемешивал. Земля, обработанная плугом, давала обильные всходы. Но плуг требовал мягкой, рассыпчатой земли. Эту тяжелую конструкцию не могла тянуть заморенная зимней голодовкой крестьянская кляча. Поэтому плугом пахали в южных (степных и лесостепных) районах, на мягких черноземных почвах. Обычно запрягали в плуг двух кастрированных быков – волов. Помимо плуга и сохи крестьянин применял с десяток разного рода сельскохозяйственных орудий. Колосья жали серпом, в лугах гуляла коса, на току молотили цепы, комья земли после пахоты разбивала борона, в огороде мелькали лопаты и мотыги. Вечными спутниками крестьянина были нож и топор.

Средневековая Русь накануне конца света. Крестьянин Лига историков, Русь, 15 век, Крестьяне, Быт, Длиннопост, Текст

Рожь была главным злаком средневековой Руси. Ее важное достоинство состояло в том, что она могла быть озимой культурой. Иначе говоря, рожь умела выживать под снегом. Озимую рожь сеяли в августе. До первого снега она успевала взойти. Эти всходы («зеленя») уходили под снег и там как бы засыпали. Весной, когда снег сходил, рожь продолжала свой рост. В итоге даже за короткое северное лето она успевала созреть.


Ржаной хлеб был основным продуктом питания для русского крестьянина. Белый, пшеничный хлеб подавали только в богатых домах. Из пшеничной муки пекли калачи и пироги для праздников. Пшеница любит тепло и хорошую почву. Поэтому сеяли пшеницу главным образом в южных районах страны. В средней полосе она приносила хороший урожай только в исключительных случаях – на удобренных золой гарях, на солнечных косогорах и т. п. Кроме того, в те времена не знали озимых сортов пшеницы. А яровая пшеница успевала созреть только в очень благоприятное лето.


Неприхотливой и быстросозревающей культурой был овес. Он занимал основные площади ярового клина. Овсяная каша и овсяные лепешки не сходили с крестьянского стола.

Помимо зерновых злаков крестьяне времен Ивана III на своих полях выращивали гречиху-, лен и коноплю. В огородах произрастали хорошо знакомые нам овощи (капуста, огурцы, горох, морковь, свекла), фруктовые деревья (яблони, вишни, слива) и кустарники (смородина, крыжовник). Роль картофеля, широко распространившегося в России только в середине XIX века, играла неприхотливая репа. Отсутствовали и сравнительно недавно завезенные помидоры.

Средневековая Русь накануне конца света. Крестьянин Лига историков, Русь, 15 век, Крестьяне, Быт, Длиннопост, Текст

Изба была проста по конструкции. Она чем-то напоминала домики из детского конструктора. Венцы сосновых бревен соединялись вырубками на концах. Крыша делалась из теса или щепы. Под них укладывали слой бересты, которая предотвращала гниение дерева. Маленькие «волоковые» оконца задвигались широкой доской. На зиму их затягивали бычьим пузырем. В целом в избе, конечно, было темновато. Мрак разгоняли с помощью горящей и днем лучины.


В узком смысле слова «изба» – это отапливаемое помещение, «истьба», «истобка». Так называли ту часть постройки, где находилась печь. «Подавляющее большинство печей были глинобитными, сводчатыми, с плоским подом; в начале рассматриваемого периода (XIII–XV века.) встречаются изредка каменки, а в конце его – кирпичные печи».


Помимо теплого жилого помещения в доме иногда было и холодное. Оно называлось «клеть». Здесь летом жили, а зимой хранили всевозможную утварь. Между избой и клетью располагались сени. Отсюда одна дверь вела на крыльцо, другая – в избу, а третья – в клеть.

Важнейшей задачей было сохранение тепла. С этой целью у всех помещений – высокие пороги, а сам дом поднимали на высокий «подклет». Там, в подклете, тоже держали припасы.

Продолжением жилой части постройки служил хлев. Обычно его помещали под одной крышей с домом. Это позволяло уделять скоту часть домашнего тепла. Кроме того, над хлевом размещали сеновал, откуда по мере необходимости сбрасывали вниз сено и солому.


Дворовые постройки – амбар, сарай, колодец, баня, летняя кухня, нужник – располагались по периметру двора. От улицы и от соседей двор отделял высокий тын из заостренных кольев. Створки ворот запирались толстым брусом. Для людей была устроена небольшая калитка.

Средневековая Русь накануне конца света. Крестьянин Лига историков, Русь, 15 век, Крестьяне, Быт, Длиннопост, Текст

Логика природно-хозяйственной ситуации – лоскутки плодородной земли, широкие полосы леса, овражисто-болотистый ландшафт, отсутствие хороших дорог – превращала русского крестьянина в угрюмого бирюка-одиночку. Средневековая русская деревня состояла из одного, двух или трех дворов. «Исследователи в Новгородской земле в конце XV в. насчитывают всего 37–38 тысяч поселений, которые в то время были в основном малодворными. Около 90% поселений состояли из одного – четырех дворов. Причем только один двор в конце XV в. имел 40,7% селений, в 30% селений было два двора, а 18,4% состояло из трех–четырех».


Отягощенная комплексом «вины перед народом», русская литература склонна была идеализировать крестьянина. Однако сходный образ жизни порождает и сходную психологию. А потому послушаем, что говорят о своих средневековых крестьянах мастера западноевропейской историографии.


Из-за вечной нищеты и долгов, замечает Мишле, «крестьянин ожесточается, характер его портится; в наболевшем сердце не остается места для доброжелательности. Он ненавидит богачей, ненавидит своих соседей, ненавидит всех и каждого. Одинокий на своем жалком клочке земли, словно на необитаемом острове, он дичает. Необщительность, прямое следствие нужды, крайне затрудняет борьбу с нею, мешает ему ладить с другими крестьянами...»

Средневековая Русь накануне конца света. Крестьянин Лига историков, Русь, 15 век, Крестьяне, Быт, Длиннопост, Текст

Неравномерность распределения трудовых усилий между временами года – невероятная напряженность летних месяцев и относительная бездеятельность в остальное время – наложила неизгладимый отпечаток на психологию русского крестьянина. Другой фактор, сильно влиявший на его сознание, – полная зависимость результатов труда земледельца от капризов природы. Об этом, тщательно подбирая слова, говорил в своих лекциях знаменитый историк В.О.Ключевский. Выросший в нищей пензенской деревне, он знал этот мир не понаслышке. А потому наберемся терпения и вчитаемся в эту пространную цитату из классика.


«Народные приметы великоросса своенравны, как своенравна отразившаяся в них природа Великороссии. Она часто смеется над самыми осторожными расчетами великоросса; своенравие климата и почвы обманывает самые скромные его ожидания, и, привыкнув к этим обманам, расчетливый великоросс любит подчас, очертя голову, выбирать самое что ни на есть безнадежное и нерасчетливое решение, противопоставляя капризу природы каприз собственной отваги. Эта наклонность дразнить счастье, играть в удачу и есть великорусский авось.

В одном уверен великоросс – что надобно дорожить ясным летним рабочим днем, что природа отпускает ему мало удобного времени для земледельческого труда и что короткое великорусское лето умеет еще укорачиваться безвременным нежданным ненастьем. Это заставляет великорусского крестьянина спешить, усиленно работать, чтобы сделать много в короткое время и впору убраться с поля, а затем оставаться без дела осень и зиму. Так великоросс приучался к чрезмерному кратковременному напряжению своих сил, привыкал работать скоро, лихорадочно и споро, а потом отдыхать в продолжение вынужденного осеннего и зимнего безделья. Ни один народ в Европе не способен к такому напряжению труда на короткое время, какое может развить великоросс; но нигде в Европе, кажется, не найдем такой непривычки к ровному, умеренному и размеренному, постоянному труду, как в той же Великороссии. С другой стороны, свойствами края определился порядок расселения великороссов. Жизнь удаленными друг от друга, уединенными деревнями при недостатке общения, естественно, не могла приучать великоросса действовать большими союзами, дружными массами. Великоросс работал не на открытом поле, на глазах у всех, подобно обитателю южной Руси: он боролся с природой в одиночку, в глуши леса с топором в руке. То была молчаливая черная работа над внешней природой, над лесом или диким полем, а не над собой и обществом, не над своими чувствами и отношениями к людям. Потому великоросс лучше работает один, когда на него никто не смотрит, и с трудом привыкает к дружному действию общими силами. Он вообще замкнут и осторожен, даже робок, вечно себе на уме, необщителен, лучше сам с собой, чем на людях, лучше в начале дела, когда еще не уверен в себе и в успехе, и хуже в конце, когда уже добьется некоторого успеха и привлечет внимание: неуверенность в себе возбуждает его силы, а успех роняет их. Ему легче одолеть препятствие, опасность, неудачу, чем с тактом и достоинством выдержать успех; легче сделать великое, чем освоиться с мыслью о своем величии. Он принадлежит к тому типу умных людей, которые глупеют от признания своего ума. Словом, великоросс лучше великорусского общества. ...Своей привычкой колебаться и лавировать между неровностями пути и случайностями жизни великоросс часто производит впечатление непрямоты, неискренности. Великоросс часто думает надвое, и это кажется двоедушием. Он всегда идет к прямой цели, хотя часто и недостаточно обдуманной, но идет, оглядываясь по сторонам, и потому походка его кажется уклончивой и колеблющейся. Ведь лбом стены не прошибешь, и только вороны прямо летают, говорят великорусские пословицы. Природа и судьба вели великоросса так, что приучили его выходить на прямую дорогу окольными путями. Великоросс мыслит и действует, как ходит. Кажется, что можно придумать кривее и извилистее великорусского проселка? Точно змея проползла. А попробуйте пройти прямее: только проплутаете и выйдете на ту же извилистую тропу...».

Показать полностью 16
62

"Битва при Сан-Романо", работы Паоло Учелло

Серия из трёх картин итальянского художника Раннего Возрождения Паоло Учелло, показывает доспехи с неплохими деталировками. Давайте поразглядываем их.

"Битва при Сан-Романо", работы Паоло Учелло Лига историков, Италия, 15 век, Длиннопост

В настоящий момент это 3 большие картины, разбросанные по разным музеям Европы, с изображением сцен битвы между флорентийцами и сиенцами, состоявшейся 1 июня 1432 года примерно в 30 км от Флоренции. Первоначально это был единый фриз длиной в 9,5 м, помещённый высоко на стенах одной из комнат Палаццо Медичи.

"Битва при Сан-Романо", работы Паоло Учелло Лига историков, Италия, 15 век, Длиннопост

Изображена атака авангардов флорентийцев, возглавляемая кондотьером Никколо да Толентино

"Битва при Сан-Романо", работы Паоло Учелло Лига историков, Италия, 15 век, Длиннопост

Низвержение с коня предводителей сиенцев Бернардино делла Карда

"Битва при Сан-Романо", работы Паоло Учелло Лига историков, Италия, 15 век, Длиннопост

Отряд во главе с Микелотто Аттендоли да Котиньола приходит на помощь Толентино


Столкновение, длившееся почти шесть или семь часов, состояло из серии сражений тяжёлой кавалерии. При этом, источники отмечают, что безвозвратные потери, как одной, так и другой стороны составили 1 человек. Один всадник упал с коня и был затоптан. Это еще раз подтверждает, что битвы между контингентами кондотьеров были, иногда, удивительно бескровными. Наемничество - это бизнес, но ты не сможешь его развивать, если погибнешь в бою с партнерами.

"Битва при Сан-Романо", работы Паоло Учелло Лига историков, Италия, 15 век, Длиннопост

Например,  Практически отсутствуют тассеты (набедренные щитки (англ. tassets, итал.fiancali) — металлические щитки (иногда сегментные) защищающие промежуток между латной юбкой (чья длина ограничена в связи с необходимостью сидеть на коне) и набедренниками.) - это характерно в основном для начала 15 века. Этот элемент доспеха на изображениях присутствует только у одного всадника, при этом тассеты показаны в весьма зачаточном виде - то есть на 1410 - 20 гг. (на фрагменте выделены красным цветом).

"Битва при Сан-Романо", работы Паоло Учелло Лига историков, Италия, 15 век, Длиннопост

Огромные наплечники (spallaccio) создают впечатление более поздних (на фрагменте выделены синим цветом), однако на такие наплечники есть серия источников, датируемых первой третью века (статуя Роланда, Дубровник, 1416) :

"Битва при Сан-Романо", работы Паоло Учелло Лига историков, Италия, 15 век, Длиннопост

Защита локтя в основном представлена либо классическими налокотниками с ронделями (Рондель (фр. rondelle «круглый») — диск, закреплявшийся на элементе доспеха, например латном наплечнике и прикрывающий подмышку спереди или налокотнике), характерными для первой четверти века, либо слабо развитым локтевым щитком (guardabraccio), который в 50-е годы станет огромным и фактически заменит собой тарч.

"Битва при Сан-Романо", работы Паоло Учелло Лига историков, Италия, 15 век, Длиннопост
"Битва при Сан-Романо", работы Паоло Учелло Лига историков, Италия, 15 век, Длиннопост
"Битва при Сан-Романо", работы Паоло Учелло Лига историков, Италия, 15 век, Длиннопост

На последнем фрагменте показан интересный тактический прием: всадник на заднем плане атакует противника используя таранный удар мечом, как копьем. Острие меча попадает за рондель, но парируется наплечником.


Почти все всадники облачены в армэ (кстати, если присмотреться, они все чуть разные, нет двух одинаковых). Клишированное мнение говорит, что армэ с таким забралом и дополнительным горжетом появились во второй половине века. Однако изобразительные источники на развитые армэ с забралом, похожим на "клюв воробья" существовали уже в 20-е годы.

"Битва при Сан-Романо", работы Паоло Учелло Лига историков, Италия, 15 век, Длиннопост

Латные перчатки , т. н. "песочные часы" (этот термин, кстати , придумал известный британский историк Клод Блэр, крупный исследователь доспехов 20 столетия) - вообще архаичный тип защиты кисти, известный с середины еще 14 века; в 50-е годы и позже в широкое использование входят т. н. миланские рукавицы - более надежные и простые в изготовлении.

"Битва при Сан-Романо", работы Паоло Учелло Лига историков, Италия, 15 век, Длиннопост

Еще фрагмент и еще одна яркая иллюстрация, как происходила атака рыцарской кавалерии. Всадники опустив голову (это ответ на вопрос: как они что то видели перед собой через такие узкие щели забрал), уперев ноги в стремена (так что они дугой выворачиваются) с опорой на глубокое седло, атакуют копьем. Отчетливо виден и хват копья. 

"Битва при Сан-Романо", работы Паоло Учелло Лига историков, Италия, 15 век, Длиннопост

Закономерно возникает вопрос - откуда художник знал подробности? Не сам же он участвовал в битвах? Думается, что нет. Однако, возможность его присутствия на турнирах - несомненна.


На этом фрагменте - пешие воины с древковым оружием и арбалетами. Арбалеты снаряжены болтами, сейчас опустятся на линию прицеливания, и... ну потери в этой битве уже упоминались выше.

"Битва при Сан-Романо", работы Паоло Учелло Лига историков, Италия, 15 век, Длиннопост

Опять пешие и арбалетчики. Даже в такой серьезной батальной картине есть место юмору. Один из арбалетчиков отвлекся на добычу зайца. Ну правильно, битва когда еще закончится, а полевые кухни придумают только в 19 веке.

"Битва при Сан-Романо", работы Паоло Учелло Лига историков, Италия, 15 век, Длиннопост

источник информации, использованной в посте

Показать полностью 14
741

Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.)

Автор реконструкции Тобиас Кэпвелл. Доспех изготовлен Робертом Макферсоном.

Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост

Тобиас является действующим реконструктором, куратором отдела истории оружия музея Уоллеса в Англии, автором множества книг и статей таких как «Благородное искусство меча: мода и фехтование в Европе эпохи Возрождения», «Шедевры европейского искусства», «Энциклопедия холодного оружия: ножи, кинжалы, штыки».


Далее процесс облачения Тобиаса Кэпвелла в доспех.

Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Показать полностью 23
132

Любовь похожая на сон

В музее Кастелла Сфорца в Милане есть Camera Picta – целая комната, полностью перенесенная из замка Роккабьянка. Там это была комната новобрачной, заказанная хозяином замка для женщины, которая по сути и новобрачной-то не была. Но все по порядку.

Любовь похожая на сон Лига историков, Италия, 15 век, Яндекс Дзен, Длиннопост

Пьер Мария II де Росси граф Сан Секондо, кондотьер, друг Франческо Сфорца (основателя миланской династии герцогов), знаток математики, астрономии, гуманист, короче «большой просветитель был наш барин» встречает при миланском дворе прекрасную Бьянку Пеллегрини. Бьянка на тот момент была фрейлиной герцогини Бьянки Марии Висконти. Как увидел ее Пьер Мария году примерно в 1440, так умом и поехал ̶л̶и̶б̶о̶,̶ ̶г̶о̶в̶о̶р̶и̶т̶,̶ ̶ж̶е̶н̶ю̶с̶ь̶,̶ ̶л̶и̶б̶о̶ ̶и̶з̶ ̶м̶р̶а̶м̶о̶р̶а̶ ̶и̶з̶в̶а̶я̶ю̶ амор, в общем, с ним случился. Одна была проблема, вернее две: он был уже женат, а она замужем. Впрочем, граф наш был ниэпически знатен, да и заслуг у него перед отечеством вообще и перед действующим герцогом в частности было несть числа, поэтому он, не особо заморачиваясь этической стороной проблемы ̶с̶х̶в̶а̶т̶и̶л̶ ̶с̶в̶о̶ю̶ ̶л̶а̶у̶р̶у̶ ̶н̶а̶ ̶к̶о̶н̶я̶, построил для возлюбленной замок и поселил ее там.

Любовь похожая на сон Лига историков, Италия, 15 век, Яндекс Дзен, Длиннопост

замок Роккабьянка


Почему муж-рыцарь по имени Мельхиорре ди Арлуно не возмутился, история умалчивает, то ли происхождения был сильно менее знатного, то ли поднадоела она ему к тому времени, то ли с приятелем герцога связываться не хотелось — сейчас уже не узнаешь. Но жили все участники этого любовного квадрата долго и вроде даже вполне счастливо, а граф наш аж сразу на две семьи. Жена Антония с многочисленными отпрысками вела тихую жизнь в фамильном замке Рокка деи Росси, а для любовницы Пьер Мария построил их аж два - Торрекьяру и Роккабьянку в качестве зимней резиденции.


В 1468 году жена любвеобильного графа умирает, по всей видимости, от чумы и вроде бы развязывает любовникам руки, но, на самом деле, нет свидетельств, что, овдовев, он женился на Бьянке, не исключено, что они посчитали себя выше этих условностей. В 1480 году Бьянка тоже умерла, и с ее смертью закончилась безмятежная жизнь Пьера Марии. Поставив не на ту фигуру в борьбе за герцогский титул, по пришествии к власти Лодовико Сфорца он потерял все преференции и замок за замком – сначала фамильный, а потом и Роккабьянку.


Что касается Камера Пикты  – это комната метров пятнадцати, скорее всего спальня, полностью перенесенная в музей Сфорца из зимней резиденции Бьянки Пеллегрини Роккабьянки, украшенная по периметру стильными монохромными фресками раннего Возрождения — практически комикс, иллюстрирующий десятую новеллу о терпеливой Гризельде из Декамерона.

Любовь похожая на сон Лига историков, Италия, 15 век, Яндекс Дзен, Длиннопост

Кто не в курсе и не читал, там полная жесть, конечно: охреневший от охоты и прочего безделья аристократ по имени Гуальтеро берет в жены красивую крестьянскую девушку и давай издеваться, по версии Боккаччо «испытывать». Забирает у нее новорожденных детей, утверждая, что народ не примет детей крестьянки в качестве наследников и вроде как отдает их убить. Гризельда терпит. Потом он выгоняет ее к отцу в одной рубашке. Гризельда уходит и терпит.

Любовь похожая на сон Лига историков, Италия, 15 век, Яндекс Дзен, Длиннопост

Потом он возвращает ее в замок, чтобы она все приготовила к его новой свадьбе. Гризельда возвращается, готовит и терпит. Зовет ее на свадебный пир и спрашивает, как ей нравится его юная невеста. Эта овца отвечает, что ваще красотко, только пусть он ее не испытывает так, а то ведь и коньки может отбросить, все-таки, похоже, не крестьянская дочь — похлипше будет. Тут Гуальтеро понимает, что такой дуры ему больше не найти и раскалывается, что не невеста ему девица та, а дочь их, а вон тот прыщавый юнец — сын. Все танцуют.

Любовь похожая на сон Лига историков, Италия, 15 век, Яндекс Дзен, Длиннопост

Итальянские аристократы очень любили изображать эту историю на стенах своих замков, чтобы их жены и любовницы видели перспективу, типа терпи, как муж шляется по бабам и развлекается и все будет, когда-нибудь. Наверное. Например, в лондонской Национальной галерее, выставлены работы сиенского мастера 1490-1500 годов, назидательные картины о верности Гризельды, которые были заказаны богатым сиенским семейством Спанокки к свадьбе, и ранее украшали одну из спален в их особняке.


И вот я никак не могу понять, что должно быть у мужика в голове, чтобы заказать такие обойки для комнаты любовницы, которую только что увел у законного мужа.

https://zen.yandex.ru/media/id/5d0ca026dff1d500aef882cc/liub...

https://ru.wikipedia.org/wiki/Бембо,_Бенедетто

https://ru.wikipedia.org/wiki/Мастер_истории_Гризельды

https://ru.wikipedia.org/wiki/Гризельда_(сюжет)

https://www.tripadvisor.com.tr/LocationPhotoDirectLink-g1878...

Показать полностью 4
982

Да в гробу я вас всех... видел?

Турнирный шлем и кираса для доспеха штехцойг -  усиленного турнирного доспеха для конных поединков рыцарей на копьях. Что может пойти не так?

Да в гробу я вас всех... видел? Лига историков, Доспехи, Турнирные доспехи, 15 век, Длиннопост

Этот экземпляр, экспонирующийся в оружейной палате венецианской Палаты дожей еще тяжелее и прочнее, нежели аналогичные шлемы из коллекции Венской оружейной палаты во дворце Ховбург. А посмотрите на его крепления к кирасе? Оно же прямое попадание снаряда выдержит, не то что копья. И становится очевидно, что богатым венецианцам еще меньше хотелось погибать на турнирах чем их немецким коллегам.

Да в гробу я вас всех... видел? Лига историков, Доспехи, Турнирные доспехи, 15 век, Длиннопост

Казалось бы эти доспехи - вершина степени защиты их владельца от любого современного им комплекса наступательного вооружения. 

Да в гробу я вас всех... видел? Лига историков, Доспехи, Турнирные доспехи, 15 век, Длиннопост

Но , перефразируя, "на любой любой противогаз, найдется свой газ".

Да в гробу я вас всех... видел? Лига историков, Доспехи, Турнирные доспехи, 15 век, Длиннопост

Из собрания The Metropolitan Museum of Art. Инвентарный номер 04.3.233.

Да в гробу я вас всех... видел? Лига историков, Доспехи, Турнирные доспехи, 15 век, Длиннопост

Турнирный шлем для конного поединка на копьях типа "жабья голова", Италия, 1475-1500 годы. Высота общая 508 мм (20 in.); ширина 375 мм (14 3/4 in.); глубина 406 мм (16 in.); вес 8769 грамм (19 lb. 5 oz.). Чем его били не знаю. Но били сильно и много. Сзади, что было может быть, не по рыцарски, но судя по всему, эффективно. 

Да в гробу я вас всех... видел? Лига историков, Доспехи, Турнирные доспехи, 15 век, Длиннопост
Показать полностью 5
608

Шлем из под стен Падуи

Этот шлем (сервильер) 15 века, с тремя отверстия от арбалетных болтов, был обнаружен в крепостном рву внутренней стены итальянского города Падуя. Характер отверстий показывает нам трагическую судьбу защитника средневековой крепости. 

Шлем из под стен Падуи Лига историков, Шлем, 15 век, Италия, Длиннопост

Шлем был изготовлен в миланской оружейной мастерской Миссалья (Missaglia) о чем говорит клеймо.


Шлем пробит тремя арбалетными болтами, четвёртое попадание выдержал, от него только вмятина. Все трассологические характеристики указывают на то, что следообразующие объекты это арбалетные болты. Направление полета болтов - спереди и снизу. Скорее всего по шлему, то есть по его владельцу, защитнику крепости. стоявшему на стене, штурмующие стреляли снизу.

Шлем из под стен Падуи Лига историков, Шлем, 15 век, Италия, Длиннопост

Защитные бляхи по бокам шлема отсутствовали. Рядом со шлемом были найдены несколько кинжалов 15 века.


Изначально, болтов в шлеме не было. При реставрации шлема они были вставлены для наглядности знаменитым оружиеведом и хранителем (куратор) оружия и доспехов в Художественном музее Метрополитен Башфордом Дином.


То есть, боец  высунулся  из-за зубца стены или там бойницы и получил свои четыре арбалетных болта, а затем рухнул вниз в ров. Или труп остался на стене, а шлем, после того как из него вынули покойника, выбросили, что представляется маловероятным. 

https://archive.org/details/europeanarmsarmo00amer_0/page/88

Показать полностью 1
1387

Псковское побоище из-за капусты

Если открыть 2-ю псковскую летопись, то там под 6985 годом от сотворения мира (1477 год от Рождества Христова) есть шикарная запись от 5 сентября

Псковское побоище из-за капусты Лига историков, Псков, 15 век, Длиннопост, История

«…всегда ненавидя человеческого добра диавол, пропиная многие сети свои, веля быть в ненависти и вражде друг на друга, свади пскович с княжими людьми…».


На самом деле, дьявол тут был ни при чем. Во всем оказались "виноваты" кочаны капусты.

Псковское побоище из-за капусты Лига историков, Псков, 15 век, Длиннопост, История

Один псковитянин вез капусту с огорода через торг, находившийся возле княжьего двора, где на тот момент жил и руководил военными делами города московский ставленник Ярослав Васильевич Оболенский. Так вот пока горожанин вез свою капусту, «княжий шестник» (слуга на княжеском дворе) силой схватил с воза несколько кочанов («наручье», как говорится в летописи), и бросил один из них барану. Покормить, значит, скотинку решил, раз уж все равно капусту мимо везут.

Псковское побоище из-за капусты Лига историков, Псков, 15 век, Длиннопост, История

Само собой, псковичу это не понравилось. Он кликнул подмогу. Слуги на княжеском дворе схватились за ножи и луки и начали из них стрелять по горожанам. Псковичи в ответ похватали дрыны и камни. Вместе со своими слугами с псковичами начал драться и князь Ярослав, который спьяну надел доспехи и промчался по городу, стреляя из лука. Да так, что двоих застрелил.


Тут против княжеской челяди и князя объединился весь город, в том числе бояре. Они поймали на торгу княжеского повара с очень характерным именем Курва и пристукнули его. Совсем.

Псковское побоище из-за капусты Лига историков, Псков, 15 век, Длиннопост, История

Дальше грянуло вече. Князю предложили убираться. Но он был против и не уехал. Тогда послали гонца в Москву и там, хоть и не с первого раза, но смогли достучаться до Ивана III, добившись, чтобы Ярослав убирался. Кстати, он еще и прихватил с собой псковичей, возивших ему провиант, пока он стоял за городом. И только когда псковские послы еще раз побывали в Москве, их отпустили.

Псковское побоище из-за капусты Лига историков, Псков, 15 век, Длиннопост, История

И кто же виноват во всем? Капуста и водка? Нет. 


Еще в 1474 году псковичи жаловались на Оболенского московскому князю, что Ярослав Васильевич выходит пьяным на улицу и в таком виде стреляет в людей. Однако далее его отношения с псковичами видимо улучшились и в 1475 году он ездил с депутацией горожан в Москву. Однако далее псковичи снова жаловались на него в Москву за излишние поборы, но московский князь принял его сторону. После этого княжий наместник ещё более увеличил давление на жителей.

источники: https://ru.wikipedia.org/wiki/Оболенский,_Ярослав_Васильевич

http://bookre.org/reader?file=762222

https://zen.yandex.ru/media/valerongrach/pianoe-russkoe-pobo...

Показать полностью 3
140

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. ч.2

часть 1


(напомню, что жирным шрифтом выделены фрагменты из Жан Фруассар

ХРОНИКИ АНГЛИИ, ФРАНЦИИ, ИСПАНИИ И СОСЕДНИХ СТРАН ОТ КОНЦА ПРАВЛЕНИЯ ЭДУАРДА II ДО КОРОНАЦИИ ГЕНРИХА IV

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. ч.2 Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

Долгожданная встреча произошла юго-восточнее города Пуатье, причём принц Эдуард успел, как и во времена Креси, занять господствующие высоты. В воскресенье 18 сентября 1356 года начинать сражение не решились – во-первых, святой день, во-вторых, кардинал продолжал разъезды между лагерями, пытаясь уговорить августейших особ решить дело миром. Принц Уэльский и впрямь не был уверен в своих силах – около десяти тысяч англичан и союзных им наваррцев против двадцати тысяч французов! Он предложил королю Франции освободить всех пленных, вернуть французам крепости, взятые за время летней кампании и – грандиозная уступка! – заключить перемирие на длительный срок в семь лет.


Иоанн категорически отказал. Его условие было однозначно: немедленная капитуляция неприятеля. Чёрный принц, понимая, что изменить решение ослеплённого гордыней француза невозможно, пытался за воскресенье хоть как-то укрепить лагерь кольями и рвами, способными остановить рыцарскую кавалерию.

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. ч.2 Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

"Пока кардинал, радея о мире, разъезжал от одной армии к другой, некоторые рыцари каждой из сторон выехали вперед, к краям вражеских армий, чтобы изучить их позиции. В течение дня случилось так, что сэр Джон Чандос проезжал мимо одного из крыльев французской армии, и сеньор Жан де Клермон, один из королевских маршалов, делал тоже самое, наблюдая за англичанами. Когда оба рыцаря возвращались в свои лагеря, они встретились. Они оба имели одинаковую эмблему на своих плащах, которые носили поверх прочей одежды - Деву Марию, вышитую на лазурном поле или окруженную серебряными солнечными лучами 26 . Увидя это, сеньор де Клермон сказал: «Чандос, с каких это пор вы носите мой герб?» «Это именно вы носите мой, - ответил Чандос, - поскольку он столько же мой, сколько и ваш». «Я это отрицаю, - сказал сеньор де Клермон, - и если бы не перемирие между нами, я бы быстро показал бы вам, что у вас нет права его носить». «Ба, - ответил Чандос, - вы можете найти меня на поле завтрашним утром, приготовьтесь защищаться, и пусть оружие докажет, что он больше мой, нежели ваш». Сеньор де Клермон ответил: «Это хвастовство англичан, которые не могут придумать ничего нового, кроме того, чтобы присваивать себе то хорошее, что принадлежит другим». На этом они и расстались без лишних слов, и каждый вернулся к своим войскам."

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. ч.2 Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

Французы приняли следующую диспозицию: двумя небольшими конными отрядами планировалось отсечь английских лучников и уничтожить их, после чего пешее войско пойдёт вперёд на возвышенности. Рыцарство проложит путь армии, прочие дворяне будут драться в пешем строю. Раздавались разумные голоса, в частности от маршала Жана де Клермона, что выбранная тактика слишком опасна, куда проще взять англичан в осаду и дождаться, когда у них кончится невеликий запас продовольствия. Король отверг эту идею с негодованием – ему хотелось добыть победу в сражении.


Король Иоанн, отказавшись от традиционной тактики атаки тяжёлой кавалерией, показавшей свою полную неэффективность в битве при Креси, приказал своей тяжёлой коннице спешиться, оставив верхом лишь отряд элитной рыцарской конницы численностью 500 человек. Их задачей было рассеять английских лучников в начале сражения. Приготовившись сражаться пешими, французские рыцари укоротили свои копья и сняли шпоры. Сам король, спешившись, вооружился боевым топором и облачился в белоснежное сюрко. Такие же сюрко надели ещё 19 французских рыцарей с целью запутать англичан.

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. ч.2 Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

"Боевой порядок полков армии принца был в точности такой, как о нем докладывали королю Франции три вышеупомянутых рыцаря, за исключением того, что за это время он приказал нескольким доблестным и мудрым рыцарям оставаться верхом, аналогично отряду французских маршалов, и еще распорядился расставить 300 латников и столько же конных лучников на небольшом, не слишком крутом и не слишком высоком холме на своем правом крыле, и спрятаться за ним, чтобы окружить крыло, на котором находился полк герцога Нормандского. Сам герцог лично шел в этом полку в пешем строю. Это были все изменения, которые принц внес в боевой порядок. Сам он находился при главных силах, в гуще виноградников, полностью вооруженный и, держа неподалеку коней, на случай, если вдруг в них возникнет нужда. Слабые места они укрепили и прикрыли своими повозками и багажом."

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. ч.2 Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

Чёрный принц решил перегруппировать силы и приказал отрядам левого фланга отойти под прикрытие леса. Французская кавалерия атаковала отступавших и моментально попала под залпы лучников, бивших с фланга – сражение толком ещё и не началось, как рыцарская конница потеряла строй и смешалась, понеся большие потери. Атака была отбита. Маршал Арнульф д’Одрегем был ранен и попал в плен, маршал Жан де Клермон убит.

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. ч.2 Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

"Теперь сражение началось с обеих сторон. Отряд маршалов наступал прежде тех, кто должен был разбить отряд лучников. Он вошел в узкий проход между живых изгородей, вдоль которых были расставлены лучники, которые, как только ясно увидели своих врагов, начали стрелять из своих луков с обеих сторон изгороди, и стреляли они так великолепно, что лошади, утыканные их стрелами, окрасились болезненными ранами, и больше не двигались вперед, но поворачивали назад и, став неуправляемыми, опрокидывали своих всадников, который не могли с ними совладать. Упав, всадники, к своему смущению, не могли вновь встать на ноги, и в результате, этот отряд маршалов так и не смог добраться до принца."

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. ч.2 Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

Тут же король Иоанн совершил новую ошибку – пешее войско начало наступление по заболоченному берегу речушки Моиссон, к западному флангу противника. Началась общая свалка, постепенно превратившаяся в несколько отдельных крупных схваток без всякого единого командования. Иоанн Добрый не понимал, что происходит и куда движется его армия, управление было потеряно.


"...сеньор Жан де Клермон, который, покуда мог, сражался под своим знаменем, но, будучи опрокинут на землю, не смог ни подняться, ни обещать выкуп, и был убит на месте. Некоторые говорили, что это произошло из-за его перебранки накануне с сэром Джоном Чандосом.

В короткое время этот отряд маршалов был полностью разбит, а поскольку он стал отступать на задние ряды, то и вся армия не могла двигаться вперед.


В это время, подошел из-за холма отряд англичан и, пройдя на скаку, в сопровождении большого отряда лучников, вдоль французских полков, напал на одно из крыльев полка герцога Нормандского. Сказать по правде, английские лучники сослужили бесценную службу своей армии, так как они стреляли так плотно и так хорошо, что французы не знали, куда им повернуться, чтобы избежать их стрел и, благодаря этому, англичане медленно, но не переставая, двигались вперед, и постепенно распространились повсюду. Когда английские рыцари увидели, что первый отряд французов разбит, и что другой, под командованием герцога Нормандского, находится в расстройстве, и в нем начали открываться бреши, они поспешили сесть на своих коней, которые у них были наготове под рукой. Как только все они сели верхом, то вскричали: «Святой Георгий, за Гиень!», и сэр Джон Чандос сказал принцу: «Сир, сир, теперь идите вперед, ведь этот день наш, сегодня Бог дал в ваши руки победу. Давайте набросимся на нашего врага, короля Франции, ведь он должен находится там, где самая большая гуща народу. Я хорошо знаю, что его доблесть не позволит ему бежать и, если это будет угодно Богу и Святому Георгию, то он останется у нас. Но он должен хорошо сражаться, а вы ранее говорили, что покажете себя сегодня добрым рыцарем». Принц ответил: «Джон, вперед! Вы не увидите меня сегодня обращающим свой тыл, но я всегда буду в передних рядах».

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. ч.2 Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

Атака спешенных французских рыцарей началась прежде, чем французское командование узнало о разгроме войск маршала Клермонта. Отступающие рыцари и их кони внесли известную долю беспорядка в ряды наступающей пехоты. Несмотря на хорошее вооружение, рыцари продвигались медленно и были идеальными мишенями для английских стрелков, однако большинство из них достигли изгороди, которая была сильно разломана после недавней схватки. Это значительно облегчило продвижение французов. Завязалось ожесточённое сражение, которое длилось несколько часов и решилось лишь с прибытием подкреплений, посланных принцем Эдуардом. В бою был утрачен штандарт Дофина, захваченный англичанами. В конце концов французские командиры, видя бесперспективность дальнейшей борьбы, приказали отступать.


Последовала очередная фатальная ошибка короля: вспомнив о гибели одиннадцати принцев крови при Креси, Иоанн приказал своим сыновьям, возглавлявшим крупные отряды, отступить – его вдруг осенило, что на поле боя находится вся мужская ветвь фамилии Валуа, и если король и его наследники будут убиты или пленены, англичане моментально достигнут своей главной цели: короны Франции, из-за которой, собственно, и началась эта война. Наконец, битва добралась и до резервного отряда, возглавляемого лично Иоанном Добрым – можно считать французского монарха недалёким политиком и весьма посредственным полководцем, но он оставался рыцарем, обладавшим достаточной личной храбростью, чтобы взять в руки секиру и сражаться наравне со своими подданными в пешем строю.


На фланге королевский отряд прикрывали выдвинувшиеся отряды арбалетчиков под прикрытием больших щитов-павез. Несмотря на значительный перевес противника, отряд короля был наиболее боеспособной и дисциплинированной частью войска, кроме того, англичане и гасконцы были сильно истощены продолжительным боем. К тому же они были немало удивлены внезапной атакой казалось бы разбитого противника. Даже Чёрный Принц был поражён неожиданным нападением короля.

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. ч.2 Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

"Полк короля наступал в правильном порядке, чтобы встретиться с англичанами. Было нанесено множество тяжелых ударов мечами, боевыми копьями и другим оружием. Король Франции, вместе со своим младшим сыном, сеньором Филиппом, атаковал полк английских маршалов...


Сам король Иоанн совершал чудеса. Он был вооружен секирой, которой сам сражался и защищался.


Преследование французов продолжалось до самых ворот Пуатье, было много убитых и поверженных людей и лошадей, так как жители Пуатье закрыли свои ворота и не желали никого впускать. По этой причине, на мостовой перед воротами произошла большая резня, и там было убито и ранено такое количество народа, что некоторые сдавались сразу, как только замечали англичан, и было много английских лучников, которые захватили 4, 5 или 6 пленников."

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. ч.2 Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

Английские лучники завязали перестрелку с французскими арбалетчиками, однако из-за дефицита стрел и хороших доспехов противника эта перестрелка была безрезультатна для англичан. Благодаря этому французы атаковали англичан практически в полном составе. Однако Эдуард умелым фланговым манёвром сумел незаметно поместить гасконский отряд позади левого фланга французов, после чего приказал коннице атаковать короля. После того, как английские лучники израсходовали последние стрелы, принц отдал приказ об общем наступлении пехоты. Лучники побросали луки и присоединились к атакующим. Затем гасконский отряд, располагавшийся в тылу французов, ударил по противнику. Французские порядки смешались. Малочисленный и растерянный королевский отряд был отброшен к югу. Лучники довершили разгром французов.


"В это время была большая давка, из-за страстного желания добраться до короля, и те, кто находился ближе всего к нему и узнали его, кричали: «Сдавайтесь, сдавайтесь, или вы мертвец». В том месте поля боя находился молодой рыцарь из Сент-Омера, который за жалованье сражался на стороне короля Англии. Его звали Дени де Морбек (Denys de Morbeque) и он 5 лет назад самовольно отправился в Англию, так как в дни своей молодости был изгнан из Франции за убийство, совершенное им во время драки в Сент-Омере. Для этого рыцаря удачно сложилось так, что он оказался около короля Франции как раз в то время, когда того сильно пинали туда и сюда, а так как он был очень сильным и крепким, то благодаря своей силе, пробился сквозь толпу и сказал королю на хорошем французском: «Сир, сир, сдавайтесь». Король, который видел, что оказался в очень неприятном положении, обернулся к нему и спросил: «Кому я должен сдаться, кому? Где мой кузен, принц Уэльский? Если я увижу его, то буду говорить с ним». «Сир, - ответил мессир Дени, - он не здесь, но сдавайтесь мне, а я отведу вас к нему». «Кто вы?» - спросил король. «Сир, я - Дени де Морбек, рыцарь из Артуа, но я служу королю Англии, так как я не служу Франции, лишившей меня всего, что я здесь имел». Тогда король отдал ему свою правую перчатку и сказал: «Я сдаюсь вам». Вокруг была большая толпа и давка, так как все хотели крикнуть «я поймал его». Ни король, ни его младший сын Филипп не смогли пробиться вперед и освободиться от толпы."

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. ч.2 Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

Король Иоанн Добрый храбро сражался, но был взят в плен, вместе с младшим сыном Филиппом (впоследствии герцог Бургундский Филипп II).


Погиб весь цвет французского рыцарства. В числе убитых были герцог Пьер I де Бурбон, коннетабль Франции Готье VI де Бриенн, епископ шалонский, 16 баронов, 2426 рыцарей; всего убито 8 тыс., а 5 тыс. перебито во время бегства. 24 мая 1357 года пленного короля торжественно привезли в Лондон. С Францией было заключено перемирие на 2 года. Выкуп за короля равнялся 2 годовым доходам королевства. Взята была огромнейшая добыча. Франция была погружена в глубокую печаль.

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. ч.2 Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

"Как только вернулись оба маршала, принц спросил их, не знают ли они чего-нибудь о короле Франции, и они ответили: «Нет, сир, ничего определенного, но мы полагаем, что он должен быть либо среди убитых, либо пленных, так как он никогда не оставляет своего полка». Тогда принц, обращаясь к графу Варвику и лорду Кобхэму, сказал: «Я прошу вас сесть на коней и обскакать поле боя, чтобы вы могли вернуться и доставить мне о нем определенные сведения».


Оба барона немедленно вскочили на своих коней, оставили принца и поскакали на небольшой холмик, чтобы осмотреть окрестности. Оттуда они увидели толпу пеших воинов, которые двигались очень медленно. Король Франции был среди них и оказался в большой опасности, так как англичане и гасконцы отняли его у мессира Дени де Морбека и спорили о том, кому он должен принадлежать. Самые решительные кричали «это я взял его». «Нет, нет, - отвечали другие, - это мы взяли его». Король, чтобы уберечься от этой опасности сказал: «Месье, месье, я умоляю вас любезно препроводить меня и моего сына к моему кузену принцу, и не спорить столь яростно по поводу моего пленения, так как я столь великий сеньор, что всех вас могу сделать достаточно богатыми».  Тогда два барона силой пробились сквозь толпу и приказали всем отойти в сторону. Они приказали именем принца и под страхом неминуемой смерти, чтобы все держались на расстоянии и не приближались без приказа и не думали бы это сделать. Все они отступили позади короля, и два барона, спешившись, приблизились к королю с глубокими поклонами и мирно препроводили его к принцу Уэльскому."

Дофин Карл де Валуа принял на себя регентство, когда страна оказалась на грани банкротства. Более того, Генеральные штаты и парижане были вправе спросить с дофина за огромные средства, потраченные на снаряжение войска, потерпевшего столь возмутительное поражение при двукратном численном превосходстве!..


Королевство оказалось обезглавлено. Экономика лежала в руинах. Начались внутренние мятежи, включая Жакерию 1358 года. Казалось, более худших времён Франция ещё не переживала, однако последующие события доказали – самое страшное ещё впереди.

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. ч.2 Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

источники:

https://vk.com/uzhukoffa

https://warspot.ru/3801-stoletnyaya-voyna-razgrom-pri-puatie

https://royallib.com/get/fb2/fruassar_gan/hroniki.zip

Показать полностью 12
171

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье.

19 сентября 1356 года состоялась битва при Пуатье - крупное сражение, состоявшееся между английской армией Эдуарда Чёрного Принца и французскими войсками короля Иоанна II Доброго во время Столетней войны.

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

Расскажем об этом важном эпизоде Столетней войны (одна из немногих битв средневековой Европы вошедшая в школьные учебники), перемежая цитатами из замечательного источника - "Хроники" Жана Фруассара, которые будут выделяться в тексте поста.


Возможно, пессимистично настроенные французские летописцы XIV века были правы, утверждая, что «Господь отвернулся от Франции». Для таких слов имелись все основания: всего за несколько десятилетий ранее процветавшее, богатое и стабильное государство скатилось к краю пропасти. Провалы наблюдались во всех областях – экономика, внешняя и внутренняя торговля, армия, наконец, демография.

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

После катастрофических событий чумного мора 1348–1352 годов первыми пришли в себя англичане, худо-бедно восстановившие финансы и готовые продолжать войну до победного конца, тем более что Англия находилась в более выигрышном положении, обладая крупными плацдармами на материке. Старший сын короля Эдуард, по прозвищу Чёрный принц, в сентябре 1355 года начал военные операции в Аквитании и Лангедоке, сделав базой принадлежащую Альбиону Гиень – рейд по тылам французов отвлёк бы значительную часть армии Иоанна де Валуа, позволяя подготовить крупное наступление на севере. Принц Уэльский разорил графство Арманьяк, сжёг пригороды Тулузы и разграбил предместья Каркассона и Нарбонна – устояли лишь городские крепости-ситэ. Эдуард не скрывал, что никакой стратегической цели в этом молниеносном набеге не было: удержать захваченные районы было невозможно из-за минимального финансирования экспедиции и малого для оставления в Лангедоке гарнизонов числа солдат. В это же самое время король Англии совершил рейд в графство Артуа. Тактическая цель была очевидна: показать силу и запугать местное население, что и было с успехом достигнуто.


Для того чтобы понимать последствия английских рейдов, надо учитывать, что экономика XIV века являлась, прежде всего, аграрной, а, как известно, сельскохозяйственный цикл – дело долгое. Пахота, посев, сбор урожая, обмолот, складирование или доставка зерна до потребителя, мельница – и только потом уже пекарня. Если из цикла выпадает любой из этапов, хлеба не будет – вытоптанное или сожжённое поле, разрушенная мельница или овин лишают смысла год работы крестьянина. Отсюда взлёт цен, инфляция, весьма сомнительная возможность импорта (дороги небезопасны!) и прочие неприятности. В итоге, Лангедокский поход Чёрного принца за 1355 год снизил стоимость французской серебряной монеты практически на 80 процентов.

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

"Когда король Франции узнал, что принц Уэльский спешит вернуться назад как можно быстрее, то решил не никоим образом не допустить того, чтобы тот от него ускользнул.


В эту пятницу случилось так, что когда король Франции и сопровождающие его великие толпы народа переправлялись через мост Шовиньи, три великий французских барона, сеньор Осеррский, сеньор Рауль де Жуаньи (Joigny) и граф де Жуаньи, были вынуждены задержаться на этот день в городе Шовиньи, а с ними осталась и часть их людей.


Этот отряд состоял из примерно 60 человек, которые по этому случаю были хорошо вооружены и сидели на хороших конях. Среди рыцарей были мессир Эсташ д`Обресикур и мессир Жан де Гистелль. По случайности, они добрались до пустоши, окруженной вышеупомянутым лесом. Французы быстро увидели, что этот враги, и они как можно скорее надели свои шлемы и, распустив знамена и взяв копья наперевес, они пришпорили своих коней.


Англичане, как только заметили этих французов, которых было около 200 копий, решили позволить им себя преследовать, так как принц и его армия находись неподалеку. Поэтому они развернулись и поскакали по проселочной дороге через лес. Французы преследовали их с криками и большим шумом, и как скакали галопом, так и попали в армию принца. Бой был очень ожесточенным, и мессир Рауль сражался хорошо. Однако он был взят в плен, также как и граф Жуаньи, виконт де Броз (Breuse) и сеньор де Шовиньи. Большая часть французского отряда была либо перебита, либо взята в плен. Благодаря этому, принц узнал, что король Франции идет впереди него, и что он не может вернуться домой, не сразившись с ним."

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

В состав английских войск, помимо собственно английских частей, входили отряды из Гаскони, в частности, всадники и арбалетчики. Армия насчитывала около 7 тысяч человек. Самый большой контингент составляли тяжеловооружённые всадники, поддержанные малочисленным (1000 чел.) отрядом лучников, арбалетчиков и прочих пеших солдат.

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

Состав французских войск был в значительной мере определён системой комплектования рыцарского ополчения на письменной или устной контрактной основе. Данная система, в отличие от аналогичной английской, отличалась значительной бессистемностью и неорганизованностью. В частности, отсутствовала система постоянной выплаты жалования солдатам. Помимо рыцарей, в состав французской армии входили полубандитские пешие формирования так называемых бригантов, включавшие в себя различные роды пеших войск. В составе французских войск значительное место занимала пехота, обычно превосходившая в численности кавалерию в 3 или 4 раза. Французские арбалетчики, доказавшие свою неэффективность в боях с англичанами, не были привлечены к участию в кампании, в связи с чем в составе французской армии продолжал оставаться контингент прославленных генуэзских арбалетчиков.

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

"Утром воскресенья, король Франции, которому очень не терпелось сразиться с англичанами, приказал отслужить в своем шатре торжественную мессу, и он и его четыре сына получили причастие. Месса закончилась, когда к нему пришли герцог Орлеанский, герцог Бурбонский, граф Понтье, сеньор Жак де Бурбон, герцог Афинский, коннетабль Франции, граф Танкарвилль, граф Зальцбургский, граф Даммартен, граф Вантадур и многие французские бароны, а также и другие великие сеньоры, которые были держателями окрестные фьефов, такие как монсеньор Клермонский, мессир Арно д`Андреге, маршал Франции, сеньор де Сен-Венан, сеньор Жан де Ланда, сеньор Эсташ де Рибомон, сеньор де Фьенне, сеньор Жоффруа де Шарне, сеньор де Шатильон, сеньор де Сюлли, сеньор де Нель, мессир Робер де Дюра и многие другие, которые, согласно полученному приказу, прибыли на совет.


По совету коннетабля и маршалов, армия была разделена на 3 полка, каждый состоял из 16 тысяч латников, которые перед этим уже проявили себя как люди испытанной храбрости. Герцог Орлеанский командовал первым полком, где находилось 36 знамен и в 2 раза больше вымпелов 23 . Второй был под командованием герцога Нормандского и двух его братьев, сеньора Людовика и сеньора Жана. Третьим командовал король Франции."

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

Самое любопытное в этой истории состоит в том, что Чёрный принц, хорошо осведомлённый о численности французской армии, существенно превосходившей его силы, решил предложить мирные переговоры, отослав к Иоанну посредников во главе с папским легатом, кардиналом Перигорским. Тем более что французы находились в более выгодном положении – дорога к отступлению на Бордо оказалась перерезанной, войско Чёрного принца располагалось на стыке рек Эндр и Вьенна, а Ланкастер доселе не переправился через Луару. Войско Иоанна в это время бодро продвигалось в сторону Пуатье.


Кардинал Перигорский уехал от французского короля ни с чем – самоуверенный Иоанн полагал, что настало время отплатить англичанам за все былые поражения, а лично Чёрному принцу – за прошлогодний разбой в Лангедоке.

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

"...к королю галопом подскакал кардинал Перигорский, который ранним утром оставил Пуатье. Он сделал глубокий поклон и воздев руки взмолился, чтобы тот, из любви к Богу, на минуту бы остановился, чтобы он смог с ним поговорить, после чего начал: «Наидражайший сир, вы имеете здесь при себе весь цвет своего королевства против горстки людей - ведь именно это представляют собой англичане в сравнении с вашей армией. Посему я прошу вас, во имя человеколюбия, и из любви к Богу, чтобы вы позволили мне отправиться к принцу и убедить его в опасности того положения, в котором он оказался». Король ответил: «Это мне очень угодно, но поспешите вернуться назад».


Когда кардинал туда приехал, то спешился и подошел к принцу, который принял его крайне любезно, и отвесив ему поклон, сказал: «Дорогой сын мой, если ты хорошо учел всю мощь той великой армии, что привел с собой король Франции, то позволь мне, если я это смогу, провести между вами обоими переговоры».


Было сделано много предложений, принц предлагал сдать королю Франции все города и замки, которые были им завоеваны в этом походе, отдать ему без выкупа своих пленников и поклясться не поднимать оружие против короля Франции в течение семи лет. Король и его совет отказались это принять, и дело некоторое время оставалось в ожидании. В конце концов, они объявили, что если принц Уэльский и 100 его рыцарей не сдадутся в плен королю Франции, то он не позволит им уйти без боя. Эти условия принц и его армия с презрением отвергли."

Тень Черного принца над Францией. Разгром при Пуатье. Лига историков, Битва при Пуатье, 1356, Столетняя война, Длиннопост

Итак, битва неминуема. Продолжение в следующем посте.

источники:

https://vk.com/uzhukoffa

https://warspot.ru/3801-stoletnyaya-voyna-razgrom-pri-puatie

https://royallib.com/get/fb2/fruassar_gan/hroniki.zip

Показать полностью 8
82

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2.

Часть 1

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост

В декабре 1422 г. – январе 1423 г. защитники монастыря предприняли морской поход против англичан. Об этом свидетельствует датированный 29 января 1423 г. отчет о трофеях английского гарнизона Шербура, одержавшего победу в морском сражении с солдатами Мон-Сен-Мишеля и моряками Сен-Мало. В нем сказано: «Кристоф Хьюет, конный копийщик, и многие другие ниже перечисленные… 29 января вышли в море на судне из Шербура, в море также вышла небольшая эскаффа (Небольшая лодка. - Авт.) из Пула, на помощь одному английскому галиоту, которое сражалось с другим судном из Сен-Мало; судно из Сен-Мало было захвачено солдатами английского галиота и сдалось ему сразу же, как только к ним смогли подойти корабль из Шербура и эскаффа из Пула. Кристоф и его компаньоны возвратились обратно в тот же день.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост

И кажется, вместе с ними в Шербур прибыли люди с английского галиота и привели с собой судно из Сен-Мало, на котором находились бретонцы, моряки Сен-Мало, солдаты Мон-Сен-Мишеля и несчастные жители Ко…». Судя по тексту, французская сторона в этом сражении была представлена не только солдатами Мон-Сен-Мишеля и Сен-Мало, но также бретонскими моряками и даже жителями Ко и Дьеппа.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост

Скорее всего, январская битва 1423 г. состоялась у берегов Англии и явилась результатом спланированной защитниками Мон-Сен-Мишеля операции.


Таким образом, пассивное противостояние аббатства английскому давлению в начале 20-х гг. сменилось активными действиями в тылу противника. В начале 30-х гг., воспользовавшись антианглийскими волнениями жителей Нижней Нормандии и походом французских рыцарей, один из бретонских защитников Мон-Сен-Мишеля, согласно данным перечня 1427 г., повел флотилию на Гранвилль, где были захвачены и приведены в аббатство несколько английских кораблей.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост

В ответ англичане ужесточили блокаду. 11 октября 1422 г. герцог Бедфорд запретил всем нормандцам, «какого бы положения они не были», совершать паломничество в монастырь под угрозой конфискации имущества. Тем самым монахи лишались одного из самых важных источников своего существования - подаяний, даров, пожертвований и т.д.


Ввиду неудачной блокады аббатства летом 1423 г. англичанами был разработан план осадных действий. 30 июля 1423 г. Джон де ла Поль, сеньор де Муайон, был назначен ответственным за его покорение: «Генрих, милостью Божьей король Франции и Англии, - всем, кто видит эти письма. Да будет известно, что по причине особого доверия, которое Мы испытываем, мужества, преданности и рвения нашего возлюбленного и верного кузена рыцаря Джона де ла Поль… Мы передали и настоящими письмами передаем ему власть и полномочия… потребовать у тех, кто удерживает и оккупирует место, крепость и церковь Мон-Сен-Мишель, чтобы они вернули ее под наше покровительство…; получить с них клятву окончательного мира и заверение в том, что они будут нашими добрыми и покорными подданными…».

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост

Джон (Иоанн) Ланкастерский, 1-й герцог Бедфорд  — третий сын короля Англии Генриха IV

Англичанам удалось договориться с Анри Мюрдраком, который числился в составе гарнизона Мон-Сен-Мишеля, и тот обязался сдать им аббатство, в качестве залога этого выдав Томасу Бургу, капитану Авранша, своего племянника Рауля. Англичане заплатили нормандцу за его предательство 1 000 золотых экю, которые он должен был возвратить в случае невыполнения своих обещаний. В течение восьми месяцев, с июля 1424 г. по апрель 1425 г., по поручению Томаса Бурга Рауля Мюрдрака охраняли несколько рыцарей, которые получили вознаграждение в размере 48 турских лир. Выплатить 1 000 золотых экю герцог Бедфорд поручил Пьеру Сюрро, главному сборщику налогов в Нормандии, 12 апреля 1424 г. Томас Берг выдал квитанцию о получении этих денег 27 апреля, а Анри Мюрдраку их передали только в тот день, когда он сдал своего племянника англичанам в качестве заложника, то есть 8 июля.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост

26 августа 1424 г. Джон Бедфорд, регент Франции, обнародовал в Руане постановление, согласно которому руководство операцией по осаде Мон-Сен-Мишеля, «в настоящее время оккупированного врагами и противниками монсеньора короля», он возложил на Николя Бердета, бальи Котантена. Ему поручалось «установить, держать и продолжать осаду перед этим местом до тех пор, пока оно не будет захвачено и приведено в повиновение».


Этим же распоряжением устанавливалась общая численность осаждающих сил. Из 40 всадников и 120 лучников Николя Бердета 6 всадников и 18 лучников должны были составить личную свиту бальи Котантена. Помимо этого предполагалось, что в осаде Мон-Сен-Мишеля примут участие солдаты английских гарнизонов Кутанса (12 всадников и 36 лучников), Сен-Ло (10 всадников и 30 лучников), Авранша (40 всадников и 120 лучников), Шербура (16 всадников и 48 лучников), Понт-д’Увэ (1 всадник и 3 лучника) и Парк-л’Эвека (9 всадников и 27 лучников).26 Таким образом, «для того, чтобы привести к повиновению город, место и крепость Мон-Сен-Мишель», герцог Бедфорд определил под начало Николя Бердета 130 всадников и 390 лучников. Поскольку каждого всадника обычно сопровождал паж и coutilier, а на каждую пару лучников приходился один слуга, получится, что армия сухопутного фронта англичан под Мон-Сен-Мишелем насчитывала около 1 000 человек.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост
Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост

Блокирование Мон-Сен-Мишеля с моря было поручено герцогом Бедфордом адмиралу Бертену де Энтвислю, наместнику графа Саффолка в Нормандии, в подчинении которого находились 27 всадников, 84 лучника и 24 моряка.


13 сентября напротив аббатства англичане начали строительство крепости Ардевон. «Чтобы подчинить, покорить и привести к повиновению короля нашего суверенного сеньора город и крепость Мон-Сен-Мишель, - пишет Николя Бердет, - Мы распорядились построить около этого места крепость, расположенную на берегу Ардевон, настолько близко от аббатства, насколько это возможно. Для ее возведения Мы пригласили Ришара Колибера, плотника… и назначили этого Колибера ответственным за строительство этой крепости и многочисленных укреплений для осады Мон-Сен-Мишеля, чем он и занимался непрерывно в течение 102 дней, начиная с 13 сентября этого года».

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост

Однако успехом осада Мон-Сен-Мишеля не увенчалась.


В мае 1425 г. англичане выставили против монахов 20 кораблей и 800 солдат, во главе которых стоял сам адмирал граф Саффолк. Распоряжение о фрахтовке судов было подписано еще 8 марта, когда Томасу де Кламоргану и Джону Гедону было приказано «найти определенное количество судов для осады Мон-Сен-Мишеля».


В этом сражении против защитников аббатства выступил его бывший аббат и капитан Робер Жоливе. Благодаря его стараниям английский флот дополнили одно голландское грузовое парусное судно, баржа из Лондона, суда из Гернеси, Портсмута, Саутэмптона, Диеппа, Кана и Руана. 21 мая английский флот подошел к стенам аббатства в надежде своим видом устрашить монахов, упорствующих в своей верности королю Франции.


Командование гарнизоном Карл VII возложил на Жана Орлеанского, назначенного капитаном Мон-Сен-Мишеля после гибели Жана д’Аркура в битве при Вернейе 17 августа 1424 г. Вся община монахов принесла ему клятву верности. Позже он передал свои полномочия своему наместнику Николя Пенелю. В начале июня на помощь осажденным подошли бретонский флот из Сен-Мало и армия Бриана де Шатобриана.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост

Находчивыми бретонскими моряками в этой битве был использован прием со стальными скобами и крюками, которыми они цепляли вражеские корабли, брали их на абордаж и, минуя таким способом перекрестный обстрел при дальнем бое, один на один сражались против захватчиков. И битва закончилась полным поражением англичан. Немногим уцелевшим в этой схватке английским кораблям удалось вернуться в Томбелен. Монахи, которые могли наблюдать беспорядочное бегство вражеских судов из келий, торжественно встретили Бриана де Шатобриана и его бретонцев.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост

Продолжение следует...

источник

Показать полностью 10
136

Битва за селёдку

Нет, это не предновогоднее противостояние в «Пятёрочке», это кровавая бойня времен Столетней войны.

Битва за селёдку История, Столетняя война, Битва, 15 век, Длиннопост

Не ради земли, не ради золота и даже не ради прекрасных женщин мужчины в этот день пролили свою кровь. Все из-за селёдки.

В оправдание скажу, что её было ооочень много.


В 1429-м году Столетняя война шла полным ходом. Англичане уверено шагали по французским землям и пинками гнали их хозяев подальше от берегов.

Город Орлеан был ключом к северу Франции и это понимали обе стороны.

Жители Туманного Альбиона приложили максимум усилий, что бы взять его в осаду, но и жители из последних усилий удерживали город и существовали лишь надеждой о подмоге.


Мы же с вами понимаем, что осада города – очень непростая затея и пока франки ждали помощи от своих, англичане доедали последние желуди и постоянно опасались атаки с тыла.


Первую проблему взялся решить рыцарь Джон Фастолф.

Битва за селёдку История, Столетняя война, Битва, 15 век, Длиннопост

В начале февраля из английского Парижа к изголодавшимся осаждавшим было отправлено более 300 телег с провизией. Т.к. назревал Великий Пост, практически все телеги были загружены бочками с соленой селёдкой.

На охрану обоза было выделено примерно 1000 английских лучников и немного более 1200 парижских ополченцев.


Узнав об этом, французы решили перехватить обоз и оставить осаждающих голодать дальше.


Отряд возглавил Карл де Бурбон, французский полководец, носивший важный титул графа де Клермон.

Битва за селёдку История, Столетняя война, Битва, 15 век, Длиннопост

От 3000 до 4000 тысяч французов, немного более 400 шотландцев и дюжина пушек организовали план «Перехват».


12 февраля 1429 года французы нагнали обозы с ароматной селёдкой.


Завидев врага, англичане поняли, что им несдобровать, быстренько организовали круговую оборону и спрятались за телегами.

А их было более 300, укрепление получилось довольно-таки немаленьким.

Снаружи баррикад они расположили заостренные рогатки (против лошадей, их всадников и пехоты), а сразу за телегами спрятались стрелки.


Когда на горизонте показалась французская артиллерия, англичанам не оставалось ничего иного, как молится.


С безопасной дистанции начался артиллерийский обстрел селёдки. Ну, и англичан заодно.


Все, вроде, шло отлично – куски рыбы разлетались по всей округе, иностранные враги потихоньку погибали, а парижские ополченцы в панике метались за обозами.

Тут-то случилась огромная стратегическая неожиданность. Что заставило Карла де Бурбона послать свою кавалерию прямо на острые рогатки – всё ещё не ясно.


Согласно приказу, всадники бросились на английские пики точеные и попытались закидать врага своими внутренностями.

Как и полагается, вид суицида кавалерии противника поднял боевой дух английских лучников и те принялись обильно заливать врага градом стрел.



В свою очередь, картина бурлящей битвы не оставила в стороне пылких шотландцев и те, без приказа, бросились в бой. И всё бы ничего, если бы их не поддержала большая часть пехоты.


«Ничего страшного и этих зальем градом, »- подумали английские лучники и открыли огонь по неторопливым пехотинцам.


Как результат – французы сбежали, англичане смогли спасти половину своей селёдки, а их соотечественники, что осаждали Орлеан, отлично покушали.



Потери Англии составили: несколько сотен человек.


Французы потеряли больше тысячи своих воинов и большую часть шотландцев.



Кстати, виновным в поражении сделали Карла де Бурбона. Начальство клеймило его трусом, хотя трусости с его стороны не было ни в чем. Возможно, глупость, но не трусость.


Матереал перекочевал на Пикабу с телеграм канала "История не историка" https://t.me/HistoryOrNot.

Показать полностью 2
231

Лекция Олега Соколова "Триумф организованного рыцарства"

"Триумф организованного рыцарства": завершение Столетней войны и битва при Кастийоне, 1453 г.

Открытая лекция в лектории Института истории, 8 декабря 2017 года

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: